Политический режим латвии: Политика, конституция и административное устройство Латвии

Содержание

Политика, конституция и административное устройство Латвии

Основной закон нашей страны — Конституция, принятая в 1922 году. В неё были внесены изменения в 1994, 1996 и 1998 годах. Этот закон определяет Латвию как парламентскую республику, а политический режим — национал-демократический. Парламент у нас называют Сеймом. Эта структура наделена высшей законодательной властью. В его состав входят 100 депутатов. Избирает их народ путём прямого и тайного голосования на 3 года. В перерывах между сессиями работает постоянно действующий орган Сейма — Президиум. Возглавляет его председатель, а под его началом работают заместители и секретари. Интересной особенностью устройства нашей страны является предусмотренная Конституцией возможность участвовать в разработке законов непосредственно народу. Культура и традиции Латвии уходят своими корнями глубоко в древность. Латыши сохранили целый ряд традиционных черт своей древней культуры.
В этой …
Открыть Реализуется эта возможность так: если не меньше 1/10 части избирателей представят Президенту поправку к Конституции или законопроект, то Глава страны должен передать его на рассмотрение в Сейм. В случае непринятия в Сейме проект передадут на народное голосование. Президента республики выбирает Сейм простым большинством голосов на срок 3 года. Голосование происходит в закрытом режиме. Одно и то же лицо не может быть Президентом больше 6 лет подряд. Президент уполномочен представлять нашу страну на международном уровне, назначает представителей страны в других государствах и принимает иностранных послов и предлагает для утверждения главу правительства. У Президента есть ещё одно важное полномочие — инициатива роспуска Сейма. Но распустить парламент он может только после народного голосования. Сейм считается распущенным, если за это проголосует больше половины участников. Выборы нового парламента проводятся в срок, не превышающий 60 дней с момента роспуска.
До начала работы парламента нового созыва законодательную власть представляет текущий состав Сейма. Но собираются они только по созыву Президента и работают по предложенной им повестке дня. В случае неодобрения народным голосованием инициативы президента по роспуску Сейма смещённым со своей должности считается Глава страны. На оставшийся срок полномочий парламент выбирает другого Президента. Но возможен и противоположный случай. По инициативе двух третей парламента может быть начат импичмент Президенту. Копирайт www.orangesmile.com 1. Самым дешевым видом передвижения по Риге является общественный транспорт. К нему относятся трамваи, троллейбусы, автобусы и маршрутки. Транспорт …
Открыть Если такое происходит, то нового Главу страны избирают сразу после смещения предыдущего. В обязанности Президента входит опубликование принятых в Сейме законов в двухнедельный срок, но не ранее, чем на седьмой день после принятия. По просьбе Президента парламент обязан пересмотреть законопроект, но если он останется без изменений, то глава государства должен его опубликовать как есть. Всё же по решению одной трети парламента Президент имеет право не публиковать закон в течение 2-х месяцев. В этом случае принятие его происходит путём народного голосования по требованию 1/10 части лиц, допущенных к выборам. Если от избирателей такого требования не поступило либо Сейм принимает закон тремя четвертями депутатов, то народное голосование не проводится, а закон публикуется. Вам может показаться интересным то, что в нашей стране Президент не несёт политическую ответственность за свои решения. Это возможно благодаря процедуре контрасигнации его действий премьер-министром или соответствующим членом правительства. Только инициатива роспуска Сейма и предложение Главы правительства не подлежат под контрасигнацию. К уголовной ответственности главу страны могут привлечь только по согласию двух третей парламента.
Кабинет министров возглавляет Президент министров. Формируется этот орган лицом, которого назначает Президент страны. Количество министерств и границы их работы и ответственности определяется законом. Кабинет министров руководит органами государственного управления. Собираясь на отдых в Латвию, туристы смело могут отправляться в эту прибалтийскую страну вместе с детьми. Маленькие путешественники явно не заскучают в …
Открыть Все министры, в том числе и возглавляющий их Президент, подотчётны Сейму. Если последний выражает недоверие Главе правительства, в отставку уходит весь кабинет. Если недоверие выражается простому министру, то он уходит в отставку, а вместо него назначается другой чиновник. В нашей стране возможен вариант, когда правительство может стать законодательным органом. Такое может произойти в промежутке между сессиями сейма. Но то, что издаст кабинет министров, будет не законом, а всего лишь постановлением, имеющим силу закона.
Поэтому такие акты не могут изменять фундаментальные законы — выборы в Сейм, о судопроизводстве, бюджете, амнистии, касающиеся деятельности государственного казначейства. Более того, постановления правительства теряют силу, если в течение трёхдневного срока после возобновления работы Сейма не будут поданы для утверждения в законодательный орган. У нас в стране разрешена деятельность общественных организаций. Самые значимые из них — Союз свободных профсоюзов Латвии, Латвийская ассоциация русских общин, Балтославянское общество культурного развития и сотрудничества. Последние две уполномочены представлять интересы русскоязычного населения республики. Этот материал oб устройстве государства и политике в Латвии защищен законом об авторских правах. Его использование приветствуется, но только при условии указания источника с прямой ссылкой на www.orangesmile.com.

Трансформация служб безопасности и разведки в Латвии

Введение

Латвия де-факто утратила государственность в годы советской оккупации. Еe структуры безопасности в советский период были созданы внешними враждебными силами. Следовательно, мы не можем говорить о «трансформации» латвийских служб безопасности в 1990 и 1991 годах, а скорее о «сносе» и «восстановлении заново».

Однако история латвийских спецслужб началась не в 1991 году. Необходимость создания спецслужб возникла с провозглашением независимости Латвийской Республики 18 ноября 1918 года. 29 июля 1919 года был создан отдел безопасности Министерства внутренних дел, задачей которого была борьба с преступлениями против конституционного строя. 2 октября 1920 г. была создана Политическая гвардия Министерства внутренних дел, а с мая 1924 г. по июнь 1939 г. функции контрразведки и службы внутренней безопасности выполняло Политическое бюро Министерства. После оккупации Советским Союзом в 1940 году более 90 процентов сотрудников латвийских спецслужб были убиты или умерли в советских тюрьмах.[1]

До создания Комитета государственной безопасности СССР (КГБ) в 1954 году в оккупированной Латвии с 1940 года (с перерывом во время немецкой оккупации в 1941–1944/45 годах) действовали многие советские органы безопасности, которые проводили репрессии против жителей Латвии. Во время советской оккупации органы КГБ в Латвии работали под полным контролем Москвы, и одной из целей репрессий было воспрепятствовать восстановлению независимости Латвии. В тоталитарном режиме СССР органы безопасности выступали в качестве исполнительных органов, которые были в значительной степени политизированы ввиду их задачи защиты не подлежащей сомнению роли коммунистической идеологии.

Для демократических режимов не характерна явная политическая ориентация институтов безопасности. Напротив, одна из особенностей тоталитарного режима – прямая опора на сильную тайную полицию, которая обеспечивает безоговорочное подчинение населения режиму.[2]

4 мая 1990 года Верховный Совет Латвийской Советской Социалистической Республики (ЛССР) принял Декларацию о восстановлении независимости Латвийской Республики, которая, среди прочего, требовала восстановления Сатверсме (конституции) Латвийской Республики принятой 15 февраля 1922 года на всей территории Латвии.[3] Декларация независимости от 4 мая 1990 года провозгласила переходный период для восстановления полной независимости, поскольку все финансовые, административные и военные ресурсы все еще находились в руках Москвы. Латвия выбрала постепенный путь ненасильственного сопротивления, который вошел в историю как «поющая революция». Переходный период был периодом потрясений, драматического эмоционального подъема населения и политических событий, кульминацией которых стал конституционный закон О государственности Латвийской Республики, принятый Верховным Советом 21 августа 1991 года, который предусматривал полное восстановление независимости Латвии.[4] Восстановление независимости означало также восстановление демократии, которая была частично утрачена уже в 1934 году в ходе авторитарного переворота Карлиса Улманиса и полностью потеряна в 1940 году с советской оккупацией.

С 1990 года Латвия многого достигла. Советский режим ликвидировал почти все сферы экономической и общественной деятельности в Латвии. Многие сектора пришлось запускать практически с нуля. Государственное управление, экономика, сельское хозяйство и внешняя торговля, которые до этого осуществлялись в основном другими республиками СССР, претерпели радикальные изменения. Приватизация, экономические и политические реформы позволили относительно быстро перейти к западной практике развития, из которой Латвия была насильственно выведена на 50 лет.

В настоящее время Латвия является демократическим государством и членом Европейского союза, НАТО и Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), а также членом Шенгенской зоны и еврозоны. В рейтинге Freedom House Страны в состоянии перехода в 2018 году Латвия оценивается как консолидированная демократия; по своим достижениям среди 29 стран в состоянии перехода к либеральной демократии Латвию превосходит только Эстония.[5]

За Латвией в этом рейтинге следуют Словения, Чехия и Литва.[6] Примечательно, что Латвия занимает первое место (вместе с Эстонией) в разделе Демократическое управление, опережая все остальные постсоветские страны.[7] Достижения в этой области важны, потому что они также обеспечивают соблюдение демократических принципов гражданского контроля над латвийскими службами безопасности.

Структура Службы государственной безопасности Латвии в 1990-1991 гг.

Хотя 4 мая 1990 года Верховный Совет ЛССР объявил переходный период для восстановления независимости, Комитет государственной безопасности ЛССР продолжал действовать на территории Латвии. КГБ ЛССР был влиятельной и разветвленной организацией, в которую входило руководство КГБ ЛССР, административные и оперативные подразделения, занимавшиеся разведкой и контрразведкой. Существовали специализированные подразделения контрразведки, отделы оперативной деятельности (наблюдение, оперативно-техническое подразделение, шифрование, связь и др.), а также следственный отдел. Общая численность офицеров КГБ ЛССР составляла около 360-400 человек.[8] У каждого оперативного офицера было от 10 до 20 агентов. Наибольшее количество сотрудников работало в подразделениях поддержки оперативной деятельности, а также в управлении. КГБ ЛССР являлось территориальным подразделением КГБ СССР и подчинялось его центральному руководству. Приказы об основных направлениях работы, приеме на работу и увольнении подписывал Председатель КГБ СССР. КГБ ЛССР возглавляли Председатель КГБ ЛССР и его заместители, Коллегия КГБ ЛССР и Комитет Коммунистической партии.[9]

В состав разведывательного подразделения (1-й блок) входили: отдел № 1, занимающийся нелегальной разведывательной деятельностью; секция № 2, осуществляющая внешнюю контрразведывательную деятельность; секция № 3, научно-техническая разведка; а отдел № 4 проводил политическую разведку. Последний в списке отдел было создан в 1980-х годах на базе Секции № 2 и занимался наблюдением за агентами влияния и вербовкой иностранных граждан с целью оказания влияния на общественно-политические процессы. Подразделение контрразведки (2-е управление) выполняло контрразведывательные задачи по защите СССР от деятельности иностранных спецслужб. Деятельность подразделения осуществлялась в основном на территории СССР, хотя и оно имело свою агентурную сеть за рубежом. В 1990-1991 гг. в этом подразделении работало около 50-60 оперативных сотрудников.[10]

Третье управление разведки КГБ Латвии – подразделение контрразведки в поддержку правоохранительных органов было создано в начале 1980-х годов и занималось в основном вопросами коррупции и взяточничества в системе внутренних дел ЛССР. К концу 1980-х годов его внимание было сосредоточено на организованной преступности. В 1991 году на этой базе было создано новое подразделение по борьбе с организованной преступностью. Управление №4 – Подразделение поддержки транспортной контрразведки было создано в 1982 году. Управление №5 – Борьба с идеологическим саботажем было создано в 1967 году, когда идеологическая контрразведка была объявлена одним из приоритетов КГБ. В 1990 году в этом подразделении работало около 50-60 сотрудников. К 1990 году в КГБ ЛССР продолжали действовать подразделения, занимавшиеся экономической контрразведкой, слежкой, расследованиями, дистанционным радио слежением и т. д.[11]

Сохранение и реорганизация КГБ в Латвии после восстановления независимости в 1991 году не было возможным вариантом, потому что он был создан режимом, враждебным Латвии. Единственным рациональным выбором была ликвидация КГБ. 24 августа 1991 года Верховный Совет Латвийской Республики принял постановление «О прекращении деятельности органов государственной безопасности СССР в Латвийской Республике».[12] Согласно постановлению, деятельность КГБ СССР и ЛССР на территории Латвии была запрещена. После восстановления независимости в 1991 году Латвия приступила к построению новой системы безопасности. Это также включало создание системы разведывательных и контрразведывательных служб.

Годом ранее, 26 ноября 1990 года, Министерство внутренних дел Латвии издало приказ № 200 о создании 1-го полицейского батальона. Этот батальон можно считать началом формирования служб безопасности и обороны Латвии в процессе восстановления независимости. Примечательно, что 1-й полицейский батальон выполнил поставленную Верховным советом задачу захватить объекты КГБ 24 августа 1991 года. С участием 1-го полицейского батальона также были изъяты архивы Комитета государственной безопасности.[13] Этот батальон послужил основой для создания Службы безопасности при Верховном Совете Латвии, которая позже была преобразована в две разные службы – Службу безопасности Латвийской Республики и Службу охраны государственных лиц.

28 января 1992 года Верховный Совет Латвийской Республики принял постановление «О переименовании Службы безопасности Верховного Совета Латвийской Республики в Службу безопасности Латвийской Республики».[14] В соответствии с вновь созданным Положением о персонале, Служба безопасности Латвийской Республики была государственным учреждением, непосредственно подчиненным Верховному Совету Латвийской Республики, задачей которого была защита государственной власти и экономических интересов Республики. Латвии. По сравнению со Службой безопасности Верховного Совета, структура Службы безопасности Латвийской Республики изменилась в соответствии с ее основными задачами, а количество сотрудников немного увеличилось (было запланировано 882 должности). [15] Эти изменения были основаны на значительном повышении уровня официальных обязанностей, поскольку в Латвийской Республике открывались новые посольства и миссии, были аккредитованы иностранные послы и увеличивалось количество официальных делегаций из других стран, все это увеличивало количество объектов, подлежащих охране. После получения нового статуса была создана рабочая группа по разработке пакета проектов документов, регламентирующих основные подразделения учреждения, его правовую основу, формы и структуру его деятельности. 4 июня 1992 года Президиум Верховного Совета Латвийской Республики принял постановление «Об утверждении Положения о Службе безопасности Латвийской Республики».[16] Согласно регламенту, Служба безопасности Латвийской Республики была напрямую подчинена законодательной власти Латвии и действовала в соответствии с национальными законами.[17] Таким образом, можно сделать вывод, что сначала было создано учреждение, и, когда оно уже работало, все его правовые и управленческие аспекты подверглись дальнейшей доработке. Такая процедура была вызвана атмосферой неопределенности и срочности того времени; необходимость избежать вакуума власти, особенно с учетом уровня преступности в то время и присутствия войск СССР (позже Российской Федерации) в Латвии до 1994 года (для некоторых конкретных подразделений до 1998 года).

Параллельно с этим, 4 ноября 1991 года Совет министров издал приказ № 301 о создании Департамента информации Министерства внутренних дел, возложив на него функции разведки и контрразведки. Информационный департамент состоял из четырех отделов:

1. Отдел защиты суверенитета Республики с ее региональными частями;

2. Отдел международных отношений, отвечающий за поддержание связи с иностранными разведывательными и контрразведывательными службами;

3. Отдел анализа информации и выработки рекомендаций, отвечающий за анализ оперативной информации, а также за подготовку информации по вопросам безопасности для государственных лиц;

4.   Секретариат, отвечающий за ведение документации в департаменте.

Период с 1990 по 1993 год потребовал большой решимости и упорства от латвийских политиков и сотрудников служб безопасности, поскольку демократические реформы нужно было проводить быстро, опираясь на личный опыт участвующих людей и растущую помощь со стороны западных союзников.

Структура Службы государственной безопасности Латвии


в конце процесса трансформации

Реформы продолжились после 1993 года в филиалах органов, выросших из 1-го полицейского батальона. 22 ноября 1994 года Служба безопасности Латвийской Республики была преобразована в Службу безопасности Президента Латвии и Службу безопасности Сейма (Парламента Латвии). Следующая реорганизация произошла 1 июля 1997 года, когда на базе Службы безопасности Президента Латвийской Республики и Службы безопасности Сейма были созданы два отдельных подразделения – Служба безопасности Сейма и Президента государства и Военная полиция Национальных вооруженных сил (НАФ) Латвийской Республики. Изменения продолжились, и в 2010 году Служба безопасности Сейма и Президента государства была включена в состав военной полиции НАФ. В результате слияния название Службы безопасности было юридически стерто. Летом 2010 года в результате реорганизации Военная полиция НАФ передала значительную часть своих функций Государственной полиции и Полиции безопасности.[18] Функции, первоначально выполнявшиеся 1-м полицейским батальоном, в настоящее время частично переданы военной полиции. Эта ветвь служб безопасности постепенно передала контрразведывательные и оперативные функции другим службам безопасности, сохранив при этом ответственность за безопасность людей, объектов и учреждений в определенных сферах.

Филиал, открывшийся в 1991 году с созданием Информационного отдела Министерства внутренних дел, продолжил дальнейшее институциональное развитие. Эта служба и Служба защиты государственных лиц были объединены в 1993 году, в результате чего было создано Управление по защите национального экономического суверенитета (VESAD)[19] с целью обеспечения мер безопасности, критически важных в то время. Основными функциями этого органа безопасности были разведка, противодействие разведке и борьба с терроризмом, а также борьба с группами организованной преступности. Изначально VESAD создавался как временное решение для решения актуальных вопросов национальной безопасности. Поскольку на VESAD был возложен довольно широкий круг функций, это был относительно неэффективный орган безопасности. Поэтому в 1994 году вновь созданная система безопасности Латвии была реорганизована. В 1994 году был принят Закон об органах государственной безопасности,[20] который определял структуру и правовой статус служб безопасности и разведки в Латвии. На этом этапе VESAD была реорганизована, и была создана Латвийская полиция безопасности.

Принятие Закона об органах государственной безопасности 1994 г. можно рассматривать как завершение первого этапа создания системы безопасности Латвии после восстановления независимости. Этот Закон обозначил создание современной системы безопасности в Латвии, в которой действуют три службы безопасности: Полиция безопасности (DP),[21] Служба военной разведки и безопасности (MDID),[22] и Бюро защиты конституции (SAB).[23] С поправками к Закону об органах государственной безопасности, принятыми в 2018 году, Полиция безопасности была переименована в Службу государственной безопасности Латвии. [24]

Служба государственной безопасности

В первые годы после своего создания Служба государственной безопасности (в то время – Полиция безопасности) отвечала не только за контрразведывательную деятельность, но и за сбор разведывательной информации. Однако в 2000 году разведывательные функции были переданы Бюро защиты конституции (SAB). Кроме того, в 2003 году функция контрразведки была передана от DP к SAB. В 2004 году для борьбы с текущими угрозами в структуре Полиции безопасности был создан Контртеррористический центр. Таким образом, Служба государственной безопасности является единственной службой безопасности в Латвии, имеющей обязанности и в этой сфере.

Служба государственной безопасности – это латвийская контрразведка, которая собирает информацию, проводит ее анализ, информирует высших должностных лиц об обнаруженных угрозах национальной безопасности и принимает меры по их нейтрализации. Служба государственной безопасности несет ответственность за проведение контрразведывательной деятельности, защиту конституционного порядка, защиту государственных секретов, экономическую безопасность, координацию и реализацию контртеррористических мер и защиту государственных лиц. Служба государственной безопасности также является единственной службой безопасности в Латвии, имеющей право проводить досудебное расследование (возбуждать уголовные дела, возбуждать уголовное преследование и арестовывать людей).

Служба военной разведки и безопасности

Служба военной разведки и безопасности (MIDD) является одним из трех органов государственной безопасности, выполняющих задачи, предусмотренные Законом об органах государственной безопасности. MIDD находится под эгидой Министерства обороны. В его основные задачи входят: защита служебных тайн в Министерстве обороны, подчиненных ему учреждениях и Национальных вооруженных силах; разведка и контрразведка в военной сфере; проверка безопасности сотрудников Министерства обороны для выдачи разрешений на доступ к служебной тайне.

MIDD выявляет и предотвращает в сотрудничестве с другими органами государственной безопасности подрывную деятельность, осуществляемую иностранными разведывательными службами, а также деятельность против организаций и отдельных лиц в рамках Министерства обороны, подчиненных ему учреждений и Национальных вооруженных силах. MIDD проверяет кандидатов, желающих получить разрешения на ведение определенной коммерческой деятельности, подлежащей лицензированию, и дает заключения о предоставлении специальных разрешений, связанных с безопасностью. MIDD действует как национальный орган электронной разведки (SIGINT) Латвийской Республики. Она осуществляет и контролирует SIGINT и гарантирует защиту собранной информации. Она выполняет другие задачи, предусмотренные законами, постановлениями и международными договорами, обеспечивая, в частности, эффективный обмен информацией как с органами НАТО, так и с органами Европейского Союза, а также со странами-партнерами.[25]

Бюро защиты конституции

Бюро по защите Конституции (SAB) – это учреждение государственной безопасности, находящееся под надзором Кабинета Министров. SAB была создана в 1995 году на основании Закона о Бюро по защите Конституции, принятого Сеймом в 1994 году.[26] Основными задачами Бюро по защите конституции являются разведка, контрразведка и защита государственных (служебных) секретов. Как Управление национальной безопасности, SAB также обеспечивает защиту секретной информации НАТО и ЕС в государственных учреждениях, работающих с такой информацией. SAB действует в соответствии с Законом о национальной безопасности, Законом об органах государственной безопасности, Законом о Бюро защиты Конституции Латвийской Республики, Законом о государственной тайне, Законом о следственных действиях и постановлениями Кабинета министров, связанные с этими законами.[27]

Решительные шаги по созданию служб государственной безопасности в законодательстве и на практике

Службы безопасности Латвии были созданы после того, как Латвия обрела независимость, путем реализации нескольких основных мер. Преобразования институтов СССР так и не произошло, потому что КГБ был признан преступной организацией в Латвии и ликвидирован. Осуществление процесса прямой преемственности с институтами безопасности, существовавшими в Латвии до советской оккупации в 1940 году, также было сложной задачей, поскольку они были распущены задолго до этого. Следовательно, можно говорить не о преобразовании, а скорее о создании. Деятельность с 1990 по 1993 год можно рассматривать как первый шаг в развитии обновленной латвийской системы безопасности, которая включала как создание 1-го полицейского батальона, так и создание Информационного управления Министерства внутренних дел. Создание 1-го полицейского батальона имело важное значение, потому что это произошло в то время, когда в Латвии еще работал КГБ. Тем не менее, ветвь институционального развития, зародившаяся в результате создания Информационного отдела Министерства внутренних дел в 1991 году после восстановления полной независимости, развивалась дальше и заложила основы сначала для VESAD, а затем для создания полиции безопасности, и далее и Бюро защиты конституции.

Создание Полиции безопасности и Бюро по защите конституции (в 1994 и 1995 годах соответственно) можно считать завершением создания системы латвийских институтов безопасности, укрепляющих современную архитектуру безопасности в Латвии. Этот шаг, сопровождавшийся более значительным увеличением финансирования сектора безопасности, также был важен для достижения целей внешней политики Латвии. В 1995 году Латвия приняла Основные направления внешней политики до 2005 года (в качестве Концепции внешней политики),[28] в которых было указано, что вступление Латвии в НАТО и Европейский Союз является приоритетом внешней политики. Возможное членство Латвии в НАТО требовало, чтобы у западных союзников была уверенность в системе безопасности страны, которая, среди прочего, также должна быть подготовлена к сохранению военных секретов НАТО. Органы безопасности должны были быть уверены, что их сотрудники лояльны к демократическому и свободному развитию Латвии и что технические аспекты хранения секретной документации должны быть организованы в соответствии со стандартами НАТО. В этом отношении Служба государственной безопасности, Бюро защиты конституции и Служба военной безопасности и разведки провели фундаментально важную работу, которая в 2004 году приблизила Латвию к НАТО.

Принятие в 1994 году Закона об органах государственной безопасности [29] стало важнейшим достижением в законодательной сфере; он определял разделение компетенций между органами национальной безопасности и организациями, связанными с безопасностью, правовую основу для действий, цели и задачи, обязанности и ответственности, а также регулировал финансирование, мониторинг и контроль их деятельности.[30] Существенно, что указанный закон представляет собой фундаментальное отличие от советского режима, поскольку в статье 5 говорится, что «деятельность органов государственной безопасности должна организовываться и осуществляться на законной основе в соответствии с основными правами человека [..]».[31] Верховенство закона и уважение прав человека – это принципы, которые отличают деятельность латвийских служб от деятельности КГБ в советское время. С тех пор латвийское законодательство продолжало развиваться в ответ на новые вызовы; тем не менее, изменения вносились на основе Закона об органах государственной безопасности 1994 года.

Внутренний и внешний политический контекст, роль личности в структурировании шагов реформы

Первые шаги в создании служб безопасности были предприняты, когда законы в Латвии все еще издавал Верховный совет, последний из которых был избран 18 марта 1990 года, когда Советский Союз качался, но все еще был в целости. На этих выборах большинство населения поддержало кандидатов, выдвинутых Латвийским народным фронтом (LTF),[32] которые поддерживали движение к независимости Латвии. В недавно избранном Верховном совете возникли две фракции – победивший LTF с 131 членами и оппозиционная Справедливость с 57 депутатами. LTF в 1990 году выступал за полную независимость Латвии, тогда как Справедливость была ориентирована на Москву. Количество депутатов LTF было достаточным для того, чтобы 4 мая 1990 года Верховный совет принял решение в поддержку Декларации независимости, а также для продвижения законодательства, связанного с безопасностью.

В соответствии с Конституцией, принятой в 1922 году, Латвийская Республика является парламентским государством; поэтому, возобновление деятельности Сейма (парламента) в 1993 году путем выборов в 5-й Сейм также было логичным. Восемь партий преодолели четырехпроцентный барьер причем лучший результат имела партия «Латвийский путь» («Latvijas ceļš», 36 мест). Прозападные партии создали правящую коалицию: «Латвийский путь», Союз фермеров Латвии и Партия зеленых. За время своего парламентского срока Сейм принял важные законы, в том числе касающиеся обороны и безопасности. Во время его работы Латвия стала участником программы НАТО «Партнерство ради мира». Продемократическая политическая элита Латвии, ориентированная на Запад, также осуществила разработку соответствующего законодательства для обеспечения эффективности и демократического контроля над службами безопасности. В то же время следует отметить, что западная ориентация, как приоритет внешней политики, стала причиной активизации российских спецслужб в Латвии.

Сразу после восстановления независимости, первые парламентские выборы показали тенденцию, состоящую в том, что латвийских избирателей и поддерживаемых ими политические партии можно условно разделить на прозападных и промосковских сторонников. В период советской оккупации в Латвии произошли существенные изменения в этническом составе населения. До 1935 года русские, проживающие в Латвии, составляли 8,8 процента всего населения,[33] но к 1989 году их доля достигла 34 процентов.[34] Это изменение было не естественным процессом миграции, а искусственно осуществляемой политикой Москвы, направленной на советизацию, русификацию и изменение национальной идентичности. Латвийские коммунисты, выступавшие против такой политики СССР, теряли работу и часто были депортированы из Латвии. Некоторые из русских иммигрантов советской эпохи поддерживали усилия Латвии по обретению независимости в конце 1980-х годов, в то время как другая значительная часть выступала за сохранение СССР. Примером активной роли этого общественного сегмента была организация Интерфронта, который в 1989–1991 годах активно поддерживал сохранение СССР и выступал против восстановления независимости Латвии. Кроме того, Интерфронт использовался спецслужбами России (СССР). Однако следует подчеркнуть, что русские, проживающие в Латвии, никогда не были однородной группой. После 1991 года многие бывшие русские граждане СССР, проживающие в Латвии, получили гражданство и интегрировались в общественную жизнь. Однако другая часть сохранила негативное отношение к латвийскому государству, его институтам и прозападному развитию с установленными внешнеполитическими приоритетами.

Также важно принять во внимание тот факт, что после восстановления независимости в 1991 году вооруженные силы СССР, а затем Российской Федерации, все еще были дислоцированы в Латвии до 1994 года, разведывательные и контрразведывательные подразделения армии и их агентурная сеть все еще действовали в Латвии. Против Латвии и Запада распространялась ненавистническая пропаганда, провоцировались и дискредитировались официальные лица независимой Латвии. Опыт Латвии в этой области сегодня может быть полезен союзным и партнерским странам. В то время у Латвии не было гарантий безопасности, которые сейчас предоставляет НАТО. Во время переговоров о выводе советских (позже российских) вооруженных сил латвийская делегация под давлением России согласилась оставить в Латвии 22 320 российских отставников (пенсионеров). Понятие «пенсионер» здесь может вводить в заблуждение, так как необходимо учитывать ранний возраст выхода на пенсию армейских офицеров. По словам политолога Талава Юндзиса, количество людей, оставшихся вместе с бывшими военнослужащими соседнего государства, на самом деле составляло от 75 до 100 тысяч, учитывая, что большинство офицеров в Латвии жили со своими семьями.[35] По сравнению с другими слоями общества, офицеры Советской армии были особенно верны Советской власти, и их настроение повлияло на мнение населения России и политическую атмосферу России в целом. Латвия пострадала от этого больше, чем соседние Эстония и Литва, поскольку штаб Прибалтийского военного округа СССР в период оккупации располагался в столице Латвии Риге.

Таким образом, создание латвийских служб безопасности в начале 1990-х годов и их работа проходили в специфических условиях и специфической атмосфере. Помимо проблем безопасности, еще надо учитывать, что этот период характеризовался экономическим кризисом и высоким уровнем преступности. Для России, не утратившей своих региональных амбиций, ситуация давала определенные преимущества. Вышеупомянутый фон облегчил российским спецслужбам вербовку агентов в Латвии. Кроме того, это усложнило дискуссию о разрешении бывшим сотрудникам КГБ работать в независимой службе безопасности в Латвии.

Роль личностей

Среди латвийских политиков высказывались опасения, что бывшие офицеры КГБ могут и дальше продолжать сотрудничать с российскими коллегами. Следует отметить, что сразу после восстановления независимости в Латвию ощущалась нехватка квалифицированных специалистов по безопасности. Одним из лиц, поддержавших участие бывших сотрудников КГБ, был опытный офицер министерства внутренних дел Алоизс Вазнис, который в 1990 году стал министром внутренних дел Латвии. В августе 1991 года А. Вазнис принял от главы правительства Латвии, Иварса Годманиса, задачу сформировать разведывательную службу восстановленного латвийского государства. А. Вазнис в интервью газете заявил следующее: «Когда я стал министром внутренних дел, КГБ СССР еще действовал. Тихо и спокойно я наладил контакты с несколькими ведущими сотрудниками КГБ. [..] В то время мне удалось составить список сотрудников КГБ, которые поддерживали независимую Латвию и чьи знания и опыт следовало использовать на благо Латвии».[36] А. Вазнис подчеркнул, что это были высокопрофессиональные техники, не имевшие никаких политических мотивов. Бывший министр внутренних дел продолжил: «Но мне не удалось убедить членов Верховного совета, которые выбрали самый простой путь: сломать все, что существовало раньше, и уничтожить все это. Несмотря на эту позицию, мне удалось договориться о привлечении ряда профессионалов для оказания помощи в создании новой службы».[37] Однако здесь следует возразить бывшему министру, так как среди сотрудников Информационного управления МВД, а затем и VESAD, были не только бывшие технические сотрудники КГБ, но и специалисты спецслужб. Одним из примеров был Андрис Траутманис, офицер по информации Министерства внутренних дел, который работал в Германии, Великобритании и других странах в качестве офицера разведки КГБ. В 1991 году из-за отсутствия опытных сотрудников было решено разрешить привлечение ограниченного числа бывших сотрудников КГБ на временный, переходный период, чтобы передать их опыт новым офицерам латвийской разведки. В последующие годы их знания быстро пополнились службами безопасности стран-членов НАТО. Латвийские службы наладили хорошее сотрудничество со службами Франции, Великобритании, Германии, США и других стран.

Продолжая рассматривать людей, которые вложили свои усилия в создание латвийских служб безопасности в начале 1990-х годов, мы можем выделить роль политиков и должностных лиц, а также сотрудников службы безопасности. Среди последних следует упомянуть Юриса Вецтиранса, который в 1990-1991 годах отвечал за безопасность Верховного Совета и правительства Латвии. Это был бурный период, когда независимость Латвии еще не была полностью гарантирована. Генерал Я. Вецтиранс окончил Минскую высшую школу Министерства внутренних дел в советское время, а позже, в независимой Латвии, он получил дополнительные знания в школе Европейского центра исследований в области безопасности им. Маршалла и в Чешской военной академии, а также на курсах высшего персонала правительства США. Я. Вецтиранс занимал пост начальника Службы безопасности президента Латвийской Республики и Сейма, а также начальника и генерального инспектора Рижского гарнизона Национальных вооруженных сил Латвии.

Другой важной фигурой является Янис Апелис, начальник информационного отдела Министерства внутренних дел, сменивший на этом посту Юрия Кузина. Я. Апелис также руководил полицией безопасности с конца 1996 г. до середины 1999 г. Янис Апелис имел большой опыт работы в органах внутренних дел; с 1986 по 1990 год работал на руководящих должностях Рижского управления полиции.

После преобразования Информационного управления Министерства внутренних дел в Департамент защиты государственного экономического суверенитета (VESAD) в 1993 году его руководителем был назначен Раймонд Рожкалнс. Он также руководил полицией безопасности с лета 1994 года до конца 1996 года, а затем был заместителем директора Бюро защиты конституции. Кроме работы в службах безопасности, Рожкалнс известен также как представитель Латвии в НАТО, а затем как советник президента Валдиса Затлерса по безопасности. До назначения в службу безопасности Р. Рожкалнс имел опыт работы в качестве сотрудника отдела внутренних дел (полиции).

Таким образом, истории высших должностных лиц этой ветви государства в то время были в некоторой степени похожими; а именно, некоторые из них были сотрудниками внутренних дел, армии или органов безопасности в советский период, а после падения железного занавеса они приобрели дополнительные знания на Западе, а также в результате сотрудничества с союзными партнерскими службами в Латвии. Еще одна особенность проявилась позже в связи с продолжающейся интеграцией Латвии с западными институтами – на первый план вышли профессионалы из служб безопасности, не имеющие отношения к советской эпохе. Одним из таких примеров является бывший генерал британской армии латвийского происхождения Янис Казоциньш, который стал директором Бюро защиты конституции в 2003 году. Помощь латвийскому разведывательному сообществу также оказали и другие бывшие эмигрировавшие латыши, в том числе Гунарс Мейеровичс,[38] Ольертс Павловскис [39] и Валдис Павловскис.[40] Бывшие офицеры латвийской разведки в разных интервью [41] выразили мнение, что значимость представляемых ими служб безопасности и информации больше всего оценили члены правительства Иварс Годманис,[42] Марис Гайлис,[43] Зиедонис Чеверс [44] и другие. Этот список политиков и сотрудников служб безопасности начала 1990-х годов далеко не полный. В этой статье упоминается лишь небольшая часть тех, кто внес вклад в укрепление безопасности Латвии сразу после восстановления независимости. Многие специалисты по безопасности остаются за кадром, поскольку они делали свою работу без особой огласки.

Организация гражданского демократического контроля над службами государственной безопасности

Действующее латвийское законодательство регламентирует работу органов безопасности с комплексным пятиуровневым механизмом контроля и мониторинга, который включает парламентский контроль, надзор со стороны кабинета министров, судебный контроль, надзор со стороны Генеральной прокуратуры и финансовый контроль.

Закон об органах государственной безопасности, принятый в 1994 году, установил, в частности, демократический надзор за латвийскими учреждениями безопасности. Статья 25 Закона гласит, что Сейм и его Комитет национальной безопасности осуществляют парламентский контроль за деятельностью органов национальной безопасности. Комитет национальной безопасности Сейма имеет право заслушивать отчеты и опросы руководителей органов национальной безопасности, а также знакомиться с документами и информацией этих органов, за исключением документов о секретных источниках этой информации.[45] Таким образом, парламентский контроль осуществляется как путем заслушивания отчетов спецслужб и проверкой их работы, так и, при необходимости, путем изучения документов органов безопасности для оценки их работы.

Что касается роли исполнительной власти, Закон устанавливает, что Кабинет министров в пределах своей компетенции контролирует деятельность органов государственной безопасности. Ответственный министр осуществляет надзор за подчиненным органом государственной безопасности во всех сферах, за исключением оперативной деятельности органов государственной безопасности, разведки, контрразведывательных процессов и официальной системы защиты секретной информации. [46] Различия между тремя службами безопасности Латвии кроются в том, что каждую из них контролирует отдельный министр. Служба государственной безопасности контролируется министром внутренних дел, Бюро защиты конституции находится в ведении министра юстиции, а Служба военной разведки и безопасности находится в ведении министра обороны.

Третий столп системы сдержек и противовесов – судебная система – играет особую роль в надзоре за службами безопасности. Все три органа национальной безопасности подчиняются единому судебному механизму контроля за особыми оперативными мерами. Необходимость и обоснованность специальных оперативных мер оценивает председатель Верховного суда или специально уполномоченные им судьи Верховного суда. Осуществляются только те особые меры оперативной деятельности, законность и соответствие которых закону признана судьей Верховного суда, и судья дал на них санкции.

Статья 26 Закона об органах государственной безопасности гласит, что Генеральный прокурор и специально уполномоченные им прокуроры контролируют оперативную деятельность, разведки и контрразведки, органов государственной безопасности, а также систему защиты государственной тайны. Осуществляя надзор, они имеют право знакомиться с документами, материалами и информацией, находящимися в распоряжении органов государственной безопасности. Источники информации могут быть раскрыты только в том случае, если они непосредственно причастны к преступлению, и только Генеральному прокурору; другие уполномоченные прокуроры могут быть проинформированы только с разрешения главы национального органа безопасности.[47] Например, прокуроры Специальной прокуратуры Генеральной прокуратуры не реже одного раза в месяц приезжают в Бюро защиты конституции для проверки соответствия номеров, введенных в систему контроля телефонных разговоров Управления, с приказами, изданными Судьи Верховного суда.[48]

Законность и разумность использования государственных средств, выделенных службам безопасности, ежегодно проверяется Государственной счетной палатой на основании Закона о Государственной счетной палате,[49] а соответствие использования оперативных средств Закону проверяется Председателем Государственной счетной палаты лично. [50] Деятельность служб безопасности регулируется также Законом о национальной безопасности,[51] Законом о государственной тайне,[52] Законом о следственных действиях,[53] и постановлениями Кабинета министров, относящимися к этим законам. Деятельность Бюро по защите Конституции регулируется другим законом – Законом о Бюро по защите Конституции.[54]

Законодательная база Латвии предусматривает надлежащий демократический контроль над деятельностью служб безопасности. Тем не менее, были некоторые попытки политических сил и отдельных лиц получить неприемлемо сильную власть над учреждениями безопасности. Один из таких случаев произошел в 2007 году, когда правительство Латвии разработало поправки к Закону об органах государственной безопасности, а также к Закону о национальной безопасности. Однако, поскольку возникли подозрения, что эти поправки были подготовлены в интересах трех так называемых латвийских олигархов Айнара Шлесерса,[55] Айварса Лемберса [56] и Андриса Шкеле,[57] их вступление в силу было остановлено тогдашним президентом Латвии Вайрой Вике-Фрейберга. Также, после отказа президента подписать поправки, был назначен референдум. Он состоялся 7 июля 2007 года. Хотя референдум не набрал кворума в 453 730 голосов, результаты показали массовое неодобрение поправок.[58] Только 3 процента избирателей поддержали поправки, а 96 процентов были против. Эти поправки не вступили в силу. Высказывались опасения, что в случае внесения поправок законодательство о службах безопасности позволит слишком большому количеству парламентариев и должностным лицам получить доступ к государственной тайне. НАТО также выразило озабоченность по поводу этих поправок.

Этот случай показал, что пока в Латвии укрепляется демократия, общество должно обеспечить, чтобы определенные экономические и политические группы не захватили контроль над спецслужбами. Второе напоминание, проистекающее из этого случая: хотя Советский Союз распался уже в 1991 году, часть населения Латвии и даже политики все еще сохраняют промосковские настроения. Авторитарный режим и отсутствие демократического контроля над службами безопасности России не являются примерами для подражания, потому что Латвия выбрала укрепление верховенства закона как одну из своих основных ценностей.

Повседневная работа и проблемы латвийских служб безопасности

Хотя латвийские службы безопасности работают над предотвращением любой незаконной деятельности против Латвии из-за границы, не секрет, что в центре внимания находятся деструктивные действия России. В отчете о деятельности полиции безопасности за 2017 год говорится, что «российские спецслужбы создали самые серьезные контрразведывательные риски для национальной безопасности Латвии».[59] Российско-грузинская война в 2008 году и российская агрессия против Украины 2014 года вызвали беспокойство в соседних с Россией странах, включая Латвию. Часть гибридных инструментов России на Украине также используется против Латвии и других стран Балтии. Работа латвийских спецслужб с 1991 года позволила сделать вывод о том, что ущерб национальной безопасности и функционированию демократии наносится не только иностранной шпионской деятельностью, но и враждебным влиянием в широком смысле, что проиллюстрировано последние несколько лет, особенно из-за распространения российской дезинформации и пропаганды в Латвии. Эта проблема носит комплексный характер и может быть решена с привлечением как государственных институтов, так и организаций гражданского общества. В этом контексте задача служб безопасности состоит в том, чтобы отслеживать различные разрушительные воздействия зарубежных стран и информировать ответственных государственных лиц, политиков и широкую общественность, насколько это возможно, без ущерба для государственной тайны.

Службы безопасности Латвии информируют официальных лиц и политиков на закрытых заседаниях, а одним из способов информирования широкой общественности является ежегодный публичный отчет о работе служб и угрозах национальной безопасности. Например, Служба государственной безопасности описывает в своих годовых отчетах не только деятельность внешней разведки, но и риски, связанные с политикой российских соотечественников и подконтрольными Москве СМИ. Такие отчеты о деятельности информируют широкую общественность о методах, используемых Россией против Латвии, чтобы помешать функционированию ее демократии и создать риски для ее безопасности.

Кроме того, латвийские службы безопасности выполняют свою повседневную работу в классических областях разведки, контрразведки и борьбы с терроризмом. Одно из основных направлений работы полиции безопасности – контрразведка. Основной задачей контрразведки является выявление и предотвращение действий служб внешней разведки против суверенитета Латвийской Республики, ее экономического, научного, технического и военного потенциала, а также национальной безопасности и других жизненно важных интересов нашей страны.[60] Упреждающее выявление угроз терроризма и их предотвращение – ключевая задача Службы государственной безопасности Латвии. При выявлении и нейтрализации террористических угроз Служба государственной безопасности тесно взаимодействует с зарубежными партнерскими службами, регулярно обмениваясь информацией. Наряду с проведением оперативной деятельности, оценкой террористических угроз и принятием превентивных мер Служба государственной безопасности также координирует деятельность государственных и муниципальных учреждений, а также компаний частного сектора, вовлеченных в борьбу с терроризмом. [61] Служба государственной безопасности регулярно оценивает уровень террористической угрозы, которая может быть объявлена на всей территории страны, в пострадавшем регионе, в секторе экономики или на определенном объекте. Уровень террористической угрозы по рекомендации руководителя Службы государственной безопасности объявляется министром внутренних дел.

Служба государственной безопасности и SAB уполномочены выдавать разрешения на доступ к информации, связанной с безопасностью тем национальным или муниципальным властям, в обязанности которых входит доступ к государственной тайне. Служба государственной безопасности выдает допуски к секретной информации второй и третьей категории на работу с государственной тайной, которые соответствуют уровням секретно и конфиденциально. SAB выдает допуски первой категории – совершенно секретно. В последние годы эта область была предметом общественных дебатов и дебатов в СМИ, поскольку официальные лица, а также парламентарии, которым было отказано в допуске, публично критиковали латвийские службы безопасности. Каждый человек, которому было отказано в должности, связанной с государственной тайной, имеет право обжаловать это решение.[62] Решение об отказе в допуске к информации, связанной с безопасностью может быть обжаловано перед директором SAB в течение десяти дней, начиная со дня, когда лицо было проинформировано о решении. Решение, вынесенное директором SAB, в свою очередь может быть обжаловано в Генеральную прокуратуру в течение десяти дней со дня, когда лицо было проинформировано о решении. Решение Генерального прокурора окончательно и обжалованию не подлежит.[63]

Каждая из служб безопасности в Латвии специализируется на одной из сфер безопасности. Служба государственной безопасности, помимо контрразведки и защиты государственных секретов, продолжает бороться с угрозами терроризма и защищать высокопоставленных лиц (она защищает национальных и иностранных высокопоставленных лиц, а также высокопоставленных лиц международных организаций, посещающих Латвийскую Республику). MIDD, в свою очередь, делает упор на оборону и военные угрозы, которые усилились после незаконной аннексии Крыма в 2014 году. SAB занимается контрразведкой и разведкой, уделяя внимание сотрудничеству со спецслужбами других стран. Обмен информацией со службами других стран позволяет быстрее и точнее выявлять потенциальную угрозу иностранными спецслужбами и предотвращать ее. В рамках НАТО SAB ведет обширное сотрудничество в области разведки и контрразведки. В институциональных рамках ЕС SAB сотрудничает с Разведывательным центром ЕС (EU INTCEN), участвует в нескольких комитетах безопасности ЕС и проводит практическую контрразведывательную работу со службами безопасности институтов ЕС. Помимо международных институциональных форматов, SAB на протяжении длительного времени наладила активное сотрудничество с иностранными спецслужбами. Двусторонние отношения также являются важной формой сотрудничества.[64]

По сравнению с началом 90-х годов прошлого века латвийские службы безопасности находятся в более стабильной политической ситуации. Объем предоставленного финансирования значительно увеличился в связи с ростом экономики Латвии. Законодательство обеспечивает четкую институциональную основу для функционирования служб в демократической среде. Кроме того, сотрудники службы безопасности накопили многолетний опыт и установили активную практику сотрудничества с партнерскими службами государств-членов НАТО.

Заключение

Создание латвийских служб безопасности не было делом одного дня или даже одного года. На это потребовалось время и усилия. В начале 1990-х годов ограниченный финансовый потенциал страны существенно влиял на эти процессы. В период советской оккупации экономика Латвии основывалась на неэффективной социалистической плановой экономике и, следовательно, в 1991 году находилась на очень низком исходном уровне. Развить функции и потенциал служб безопасности можно было только в этих финансовых рамках. Однако процесс создания латвийских служб безопасности предполагает, что наиболее важной предпосылкой для быстрых реформ является не столько уровень финансирования, сколько доверие, ценности и решительность чиновников и сотрудников службы безопасности.

Преобразование системы служб безопасности происходило в несколько этапов и длилось почти десять лет (начиная с 1990 г.). В течение этого периода различные учреждения безопасности отвечали за разные задачи, которые были наиболее актуальными в то время. Этот процесс трансформации можно оценить как «постепенный» квазиэволюционный путь без каких-либо ожесточенных политических баталий во время создания нынешней системы безопасности Латвии. Принятие Закона об органах государственной безопасности в 1994 году можно считать началом формирования системы латвийских служб безопасности в таком виде, как она выглядит сегодня. Следовательно, принятие этого закона можно рассматривать как решающий поворотный момент в развитии системы безопасности, которая могла бы выполнять свои функции в демократическом обществе и под гражданским надзором.

Кроме того, опыт и знания, которыми поделились западные службы безопасности, сыграли заметную роль в формировании системы служб безопасности в Латвии и понимании роли таких служб в обеспечении функционирования демократического государства. Таким образом, готовность западных служб безопасности прийти с советами и консультациями также может считаться решающей для преобразования служб безопасности в полностью дееспособные органы безопасности, которые могут охранять государственные секреты и нейтрализовать возможные угрозы безопасности Латвии.

Страны, которые все еще находятся в процессе перехода к демократии, могут извлечь из опыта Латвии, что крайне важно действовать решительно и быстро при отборе лояльных сотрудников, которые достаточно мотивированы, чтобы служить делу обеспечения национальной безопасности. Вторая рекомендация – разработать четкую законодательную базу, соответствующую демократическим принципам. В-третьих, фундаментальное значение имеет демократический контроль над службами. Он должен быть основан на философии сдержек и противовесов, что означает, что надзор и контроль осуществляются в парламентских, правительственных, судебных органах, органах прокуратуры и финансовых органов. Практический и бескомпромиссный характер такой системы в конечном итоге повысит доверие общества к службам безопасности. Без этого доверия консолидированная демократия немыслима.

Отказ от ответственности

Выраженные здесь взгляды являются исключительно взглядами автора и не отражают точку зрения Консорциума оборонных академий и институтов изучения безопасности ПрМ, участвующих организаций или редакторов Консорциума.

Издание Connections: The Quarterly Journal, том 18, 2019 осуществляется при поддержке правительства Соединенных Штатов.

Об авторе

Андис Кудорс – преподаватель кафедры политологии Латвийского университета. Он был исполнительным директором Центра исследований восточноевропейской политики (2006-2019). Андис Кудорс – выпускник программы международного права и международной экономики Института международных отношений Латвийского университета 1996 года. С 2005 по 2011 год он изучал политологию в Латвийском университете, специализируясь на латвийско-российских отношениях и получив степени бакалавра и магистра искусств в области политологии.
Его исследовательские интересы включают текущие внешнеполитические тенденции в Восточной Европе, внешнюю политику России, политику России в отношение соотечественников, публичную дипломатию, пропаганду и дезинформацию. Он является членом Совета по внешней политике при Министерстве иностранных дел Латвии с 2011 года. Кудорс – автор множества аналитических статей о российской внешней политике и безопасности Латвии и редактор нескольких книг, в том числе «Крепость Россия: политическое, экономическое развитие и развитие безопасности в России после аннексии Крыма и ее последствия для стран Балтии» (2016 г.), «Война в Сирии: уроки для Запада» (2016 г.), «Внешняя политика Беларуси: 360» (2017 г.). Андис Кудорс был стипендиатом Фулбрайта в Институте Кеннана, Международного центра ученых им. Вудро Вильсона в Вашингтоне, округ Колумбия, США (2014-2015).

 
[3]    Декларация Верховного Совета Латвийской ССР «О восстановлении независимости Латвийской Республики», по состоянию на 14 марта 2019 г. https://likumi.lv/doc.php?id=75539&mode=DOC. – на латвийском.[6]    Freedom House, “Nations in Transit 2018.”[7]    Freedom House, “Nations in Transit 2018.”[8]    Индулис Заалите, «Структура и основные направления деятельности Комитета государственной безопасности Латвийской Советской Социалистической Республики в 1980-1991 гг.», LPRA, по состоянию на 11 марта 2019, http://lpra.vip.lv/vdk_uzbuve.htm#Structure. – на латвийском.[9]    Заалите, «Структура и основные направления деятельности Комитета государственной безопасности».[10] Заалите, «Структура и основные направления деятельности Комитета государственной безопасности».  [11] Заалите, «Структура и основные направления деятельности Комитета государственной безопасности».[14] “Lēmums Par Latvijas Republikas Augstākās Padomes apsardzes dienesta pārdēvēšanu,” January 28, 1992, https://m.likumi.lv/doc.php?id=72447, по состоянию на 17 марта 2019.[15] Rublovskis, “Uzruna 20 gadu jubilejā. No 1. policijas bataljona.”[17] Rublovskis, “Uzruna 20 gadu jubilejā. No 1. policijas bataljona.”[19] На латвийском – Valsts Ekonomiskās suverenitātes aizsardzības dienests (VESAD).[21] На латвийском – Drošības policija (DP).[22]  На латвийском – Militārās izlūkošanas un drošības dienests (MIDD).[23]  На латвийском – Satversmes aizsardzības birojs (SAB).[24]  На латвийском – Valsts drošības dienests (VDD).[29] «Об органах государственной безопасности», 1994.[30]  «Об органах государственной безопасности».[31]  «Об органах государственной безопасности».[32] На латвийском – Latvijas Tautas Fronte (LTF).[37] Dreiblats and Rozenbergs, “Latvijas izlūkdienestam – 20.”[38] Гунарс Мейеровичс, бывший сотрудник Министерства обороны США, бывший глава Всемирной федерации свободных латышей, латвийский политик.[39] Огертс Павловскис, латвийский политик и дипломат.[40] Валдис Павловскис, министр обороны Латвии, 1993-1994 гг..[41] Dreiblats and Rozenbergs, “Latvijas izlūkdienestam – 20.”[42] Иварс Годманис был первым премьер-министром восстановленной Латвийской Республики в 1990–1993 годах.[43] Марис Гайлис, премьер-министр Латвии 1994-1995 гг..[44] Зиедонис Чеверс, министр внутренних дел Латвии, 1991–1993, 1997–1998 гг.[45]  “On State Security Institutions,” Likumi.lv, May 05, 1994.[46] “On State Security Institutions,” Likumi.lv, May 05, 1994.[47] “On State Security Institutions,” Likumi.lv, May 05, 1994.[48] «Надзор и контроль», Бюро защиты Конституции, по состоянию на 19 марта 2019, http://www.sab.gov.lv/?a=s&id=30. – на латвийском.[49] «Закон о государственном контроле», Likumi.lv, May 29, 2002, по состоянию на 10 марта 2019, https://likumi.lv/doc.php?id=62538. – на латвийском.[50] «Надзор и контроль», Бюро защиты Конституции.[53] «Закон о следственных действиях», Likumi.lv, December 30, 1993, по состоянию на 20 марта 2019, https://likumi.lv/doc.php?id=57573. – на латвийском.[54]  «Закон о Бюро защиты Конституции», 19 мая 1994.[55] Айнарс Слешерс, латвийский бизнесмен и политик, который был заместителем премьер-министра Латвии в 2002 — 2004 гг..[56] Айварс Лембергс, латвийский бизнесмен и политик, мэр Вентспилса с 1988 года.[57] Андрис Шкеле, латвийский бизнесмен и политик. Он был премьер-министром Латвии в 1995 — 1997 и 1999 — 2000 годах. Он является основателем Латвийской народной партии.[63] “Protection of State Secrets.”[64] «Международное сотрудничество», Бюро защиты конституции (SAB), по состоянию на 29 марта 2019, http://www.sab.gov.lv/?a=s&id=29. – на латвийском.

История Латвии — это… Что такое История Латвии?

Доисторический период

Следы пребывания первых людей на территории Латвии относят к артефактам кундской культуры[1], на базе которой впоследствии сформировалась нарвская культура. Около III тыс. до н. э. сюда пришли финно-угорские племена ямочно-гребенчатой керамики[2] (потомками которых являлись исторические ливы). Приход индоевропейских народов связан с нашествием племен культуры боевых топоров. Не позже I тыс. до н. э. здесь расселились балтские племена культуры штрихованной керамики. До V века практиковалось мотыжное земледелие.

Ранний исторический период

В VII веке в западной Латвии (Курляндия) учреждается скандинавская колония[3].

В VIII веке население Латвии из землянок переселяется в избы, к X веку овладевает технологией гончарного круга, включается в международную торговлю, о чём свидетельствуют находки арабских дирхемов.

Средневековые летописи фиксируют проживание на территории Латвии финских племен ливов и славянских венедов, балтских племен куршей, земгалов, сели, латгалов и славянских племен кривичей и вендов (напр. хроника Генриха из Леттии).

К XII веку был ряд протогосударственных образований на западе (Bandava, Duvzare, Piemare, Vanema, Ventava), в центре (Земгале) и на востоке (Adzele, Ерсика, Кокнесе, Талаве) нынешней Латвии. Города Ерсика и Кокнесе были в вассальной зависимости от Полоцкого княжества, которое контролировало торговый путь по Западной Двине.

Орденский период (1202—1561)

В период с конца XII до середины XIII века территория нынешней Латвии была завоёвана крестоносцами и стала частью сначала Ордена Меченосцев, а затем Ливонского ордена, получив название Ливония. В 1201 года по указанию немецкого епископа основана Рига. Территория Ливонии была покрыта сетью каменных замков, которые использовались завоевателями в качестве опорных пунктов. Крестоносцы принесли собой католичество, немцы стали господствующим классом (дворянством и духовенством), а также горожанами. Местные восточно-балтские и прибалтийско-финские племена фактически стали людьми «второго сорта» — они были порабощены и превращены в крепостных крестьян.

В составе Речи Посполитой и Швеции (1561—1721)

Одним из решающих факторов падения Ливонского ордена стала Реформация. Орден подчинялся главе Римской католической церкви, однако большинство его членов были немцы, которые воодушевились проповедью своего земляка Лютера. С переходом рыцарей в лютеранство смысл существования ордена был потерян.

Одновременно Польша заявила о себе как о бастионе Контрреформации и католицизма. Протектором лютеран объявил себя шведский король. Таким образом Контрреформация в Латвии вылилась в польско-шведское противостояние, достигшее своего апогея в Польско-шведской войне (1617—1629). В результате войны территория Латвии была поделена между двумя странами: Рига стала шведской, а Курляндия, Земгалия и Латгалия остались за Речью Посполитой.

Конец противостоянию положил приход третьей силы — Российской империи, которая во время Северной войны заняла её территорию в 1710 году и в 1721 году выкупила по Ништадскому мирному договору принадлежавшую Швеции территорию современной Латвии, включая Ригу

В составе Российской империи (1721—1917)

Купленая по мирному договору в 1721 г. Шведская Ливония (в которую входила северная половина современной Латвии) в императорской России получила название Лифляндская губерния (сокращённо, Лифляндия). В 1772 к России в результате раздела Речи Посполитой была присоединена Латгалия (восточная Латвия), а в 1795 — Земгале (южная Латвия) и Курземе (западная Латвия).

Во время вторжения Наполеона французские войска временно оккупировали Курляндию и Земгале, однако Ригу им взять не удалось. Вскоре после Отечественной войны на большей территории Латвии было отменено крепостное право.

Во второй половине XIX века Россией проводится индустриализация Латвии. В 1861 была проведена первая железная дорога между Ригой и Даугавпилсом, которая впоследствии была продолжена до Витебска. В 1862 основан Рижский Политехникум. Страна стала важным звеном российской транзитной торговли. Рига превратилась в индустриальный центр, где были построены многие заводы (Руссо-Балт). Однако во главе региональной элиты оставались немцы. В то же время охватившая Европу волна национального возрождения затронула и Латвию. Образовались кружки младолатышей. Параллельно с индустриализацией на заводах образовывались и марксистские кружки.

Гражданская война в Латвии

В сентябре 1917 года в оккупированной германскими войсками Риге латышские политические партии сформировали коалицию — Демократический блок (Demokrātiskais bloks). В начале декабря в г.Валке латвийские организации окончательно сформировали Латышский временный национальный совет (Latviešu pagaidu nacionālā padome).

24 декабря 1917 года (6 января 1918 года) в неоккупированных германскими войсками частях Лифляндской и Витебской губерний была провозглашена советская власть (т. н. Республика Исколата). В начале следующего года немецкие войска заняли всю территорию современной Латвии. Вскоре германское командование (Обер-Ост) и верхушка прибалтийско-немецких баронов и бюргеров провозгласили создание на оккупированных территориях Балтийского герцогства — марионеточного прогерманского государства.

18 ноября 1918 г. Народным советом во главе с Карлисом Ульманисом, представлявшим ряд латвийских партий и общественных организаций, была провозглашена независимость Латвийской Республики.

7 декабря 1918 года германский уполномоченный в Прибалтике Август Винниг с целью защиты территории Латвии от наступления Красной Армии заключил с правительством Карлиса Улманиса соглашение об объявлении Прибалтийского ландесвера (вооружённые формирования прогерманского Балтийского герцогства) вооружёнными силами Латвийской республики. В соответствии с соглашением ландесвер должен был состоять из германских, латышских и русских рот, при этом доля латышей должна была составлять 2/3 (это условие так и не было соблюдено и доля латышей не превышала 1/3). Временное правительство Латвии пошло на сделку с немцами, так как на тот момент не имело средств для покупки оружия, а малочисленные латышские отряды не могли воевать одновременно на два фронта — с ландесвером и с Красной армией.

17 декабря 1918 г., вышел Манифест Временного рабоче-крестьянского правительства Латвии об установлении советской власти. 3 января 1919 г., столица страны Рига перешла в руки Красной армии. Была провозглашена Латвийская Социалистическая Советская Республика.

Правительство Улманиса готовилось к ситуации, когда немецкое руководство больше не будет заинтересовано в сотрудничестве и начало формирование независимых от ландесвера латышских военизированных формирований. Так 5 января 1919 года был организован Отдельный латвийский батальон, под командованием Оскара Калпакса (Колпака). В Южной Эстонии были созданы латышские отряды, насчитывавшие около 9800 солдат и офицеров, объединённые позднее в Северолатвийскую бригаду в составе Вооруженных сил Эстонии. Параллельно с этим министр обороны временного правительства вывел латышские роты из состава ландесвера.

К апрелю 1919 года, Красной армии, в рядах которой были и латышские стрелки, удалось захватить большую часть территории Латвии, за исключением небольшой области вокруг портового городка Лиепаи, которая оставалась под контролем временного правительства Латвии, возглавляемого Карлисом Улманисом. Там же дислоцировались и поддерживавшие какое-то время Улманиса в борьбе с большевиками военные формирования балтийских немцев (т. н. Прибалтийский ландесвер), в состав которых входила и т. н. Латышская бригада (около 2 тыс. солдат и офицеров).

16 апреля 1919 года в Лиепае немецкие отряды ландесвера свергли правительство Улманиса, которое обвиняли в сотрудничестве с Антантой и считали антигерманским. Через несколько дней свергнутое временное правительство Улманиса переехало на пароход «Саратов», прибывший специально из Таллина и стоявший в Лиепайском порту под охраной английских военных. Под охраной британской и французской военных эскадр судно вышло на рейд и около двух месяцев провело в море.

26 апреля 1919 года командование ландесвера назначило премьер-министром Латвии лютеранского пастора Андриевса Ниедру, латыша по национальности, получившего известность благодаря своим острым выступлениям на страницах латышских газет.

22 мая 1919 ландесвер, немецкая Железная дивизия и белогвардейские формирования под командованием князя Ливена освободили Ригу от Красной армии, и туда переехало правительство Ниедры. После захвата Риги немецкое военное и политическое руководство попыталось создать в Латвии политический режим германской ориентации и обратило оружие против латышских национальных вооруженных формирований и поддерживавшей их Эстонской армии.

29 июня 1919 года, после того, как 23 июня пришедшие на помощь правительству Улманису Эстонская армия и латышские полки разбили под Цесисом отряды ландесвера и Железной дивизии, марионеточное правительство прекратило своё существование, а Ниедра был вынужден бежать за границу. 27 июня 1919 года временное правительство Улманиса возобновило свою деятельность в Лиепае.

2 июля в результате прорыва Эстонской армией во главе с Й.Лайдонером и латышскими полками линии обороны Риги ландесвера и Железной дивизии согласилось на перемирие, предложенное представителями Антанты и вступившее в силу 3 июля. Согласно условиям перемирия, к 5 июля 1919 года последние части Железной дивизии покинули Ригу, а подразделения ландесвера были включены в состав Латвийской армии.

В сентябре 1919 года бывший командующим германским корпусом в Латвии граф Рюдигер фондер Гольц при поддержке реваншистских сил из числа руководства армии Веймарской республики организовал в лагерях для пленных в Германии вербовку и переправку в Латвию русских солдат и офицеров, из которых была создана Западная добровольческая армия под командованием белогвардейского полковника Павла Бермондт-Авалова. В состав Западной армии были также включёны подразделения формально ликвидированного германского корпуса фон дер Гольца и остававшиеся в Латвии белогвардейские отряды. 20 сентября Бермондт-Авалов объявил о принятии на себя всей полноты власти в Прибалтике и отказался подчиняться командующему войсками Белых армий на Северо-Западе России генералу Н. Юденичу. Западная добровольческая армия была разбита латвийскими и эстонскими войсками при содействии флота Антанты под Ригой в ноябре 1919 года, а сам Бермондт-Авалов бежал в Пруссию.

В начале 1920 года последние отряды Красной армии были вытеснены за пределы восточной границы Латвии. 11 августа 1920 года правительство Латвии подписало договор о перемирии с РСФСР, по которому Советское правительство признавало существование независимого Латвийского государства. 26 января 1921 года страны-победители в Первой мировой войне (Антанта) официально признали независимость Латвийской Республики. 22 сентября 1921 года Латвия и две другие прибалтийские страны были приняты в Лигу Наций.

Латвийская Республика

Образование

Первый период независимости Латвии длился с 18 ноября 1918 года до 17 июня 1940 года. В 1917 году сформировались две политические силы, которые выступали за независимость Латвии, это Латышский временный национальный совет (латыш. Latviešu Pagaidu Nacionālā Padome) и Демократический блок. 17 ноября 1918 года организации при поддержке социал демократов создали Народный Совет, который в свою очередь 18 ноября 1918 года провозгласил независимость Латвийской республики. Задачами народного совета было введение политических консультаций и организация собрания по Сатверсме (Конституции). 11 августа 1920 г. РСФСР подписала мирный договор с Латвией, первой в мире признав независимость молодой республики.

Парламентская республика (1920—1934)

Авторитарный режим Улманиса (1934—1940)

15 мая 1934 года глава правительства Латвии Карлис Улманис совершил государственный переворот, установив авторитарный режим, который можно охарактеризовать как консервативную модернизацию. Он распустил парламент в бессрочный отпуск, часть депутатов временно арестовали, были запрещены все политические партии, стала проводиться ярко выраженная национальная политика. Поддерживалось сельское хозяйство, инвестировались средства в строительство новых заводов (ВЭФ, Форд-Вайрогс), строились объекты республиканского значения (Кегумская ГЭС, санаторий Кемери), активно поддерживались национальная культура, образование и искусство. Карлиса Ульманиса именовали вождем народа.

23 августа 1939 года СССР и Германия подписали Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом и секретный дополнительный протокол к нему[4] о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе на случай «территориально-политического переустройства». Протокол предусматривал включение Латвии в сферу интересов СССР.

В 1939—1941 годах по советско-германским соглашениям в Германию переехало большинство проживавщих в Латвийской ССР балтийских (остзейских)немцев.

В составе СССР (1940—1941, 1944—1991)

Вторая мировая война

B июне-июле 1941 г. территория Латвийской ССР была оккупирована вермахтом и включена как генеральный округ Латвия в состав созданного 1 сентября рейхскомиссариата Остланд. Латвийские националистические добровольные образования провели уничтожение лиц еврейской национальности. В 1943 г. германские оккупационные власти начали мобилизацию местных жителей — началось формирование Латышского легиона CC при участии ранее сформированных добровольческих частей. Создание легиона в Латвии происходило в то время, когда германские войска уже не воспринимались как освободители. Несмотря на это, многие латыши в конкретных исторических обстоятельствах мобилизацию в легион считали приемлемой. Некоторые документы немецкого происхождения того времени ярко раскрывают настроения солдат 15-й латышской дивизии СС. В одном из них[5] сказано: «Они желают постоянное латышское национальное государство. Поставленные перед выбором — Германия или Россия, они выбрали Германию …, так как немецкое господство им кажется меньшим злом. Ненависть к России углубила … оккупация Латвии. Они считают борьбу против России национальным долгом».

Послевоенный период

После освобождения от немецкой оккупации, на территории современной Латвии были воссозданы структуры администрации Латвийской ССР. После депортации в отдалённые районы РСФСР советскими репрессивными органами свыше 40 тысяч латвийцев[6], в 1949 году началась массовая коллективизация. Началось восстановление промышленности и других отраслей народного хозяйства.

В послевоенный период в рамках индустриализации республике были созданы или модернизированы крупные промышленные предприятия: RAF, РВЗ, VEF, АЛЬФА, Коммутатор, РАДИОТЕХНИКА — Радиозавод им. Попова, РЭЗ. Многие из заводов работали на оборонное ведомство.

Были построены Рижская и Плявиньская ГЭС, все ТЭЦ, улучшалась сеть автомобильных дорог по всей республике. Развивалась туристическая инфраструктура, город-курорт Юрмала стал одним из самых известных курортов в СССР. Из-за индустриализации была создана искусственная нехватка рабочих рук, которую решали с помощью переселения в Латвию граждан из других республик СССР. В Латвии было построено много военных баз.

Восстановление независимости

С началом перестройки в 1987 г. в столицах Прибалтики начались массовые выступления. В 1988 году возникли первые перестроечные движения. Крупнейшее из них — Народный фронт Латвии — постепенно пришло к власти в 1989—1990, призывая к независимости и рыночным реформам. Противостоящий Народному фронту Латвии Интерфронт, выступавший за интернационализм и сохранение Латвии в составе Советского Союза не имел такой широкой поддержки.

Народный фронт Латвии сотрудничал с Народным фронтом Эстонии и литовским движением «Саюдис». 23 августа 1989 года все три движения осуществили совместную акцию «Балтийский путь», приуроченную к 50-й годовщине Пакта Молотова-Риббентропа. Цепочка, образованная из взявшихся за руки людей, протянулась через территорию всей Прибалтики — от башни Длинный Герман в Таллине до Башни Гедимина в Вильнюсе.

4 мая 1990 новоизбранным Верховным Советом ЛССР была принята Декларация о восстановлении независимости Латвийской Республики. Одновременно был созван Конгресс Граждан Латвийской Республики, в выборах которого, в отличие от выборов в Верховный Совет, участвовали только лица, бывшие гражданами Латвии до её присоединения к СССР и их потомки. 3 марта 1991 г. на опросе большинство жителей Латвии (включая будущих «неграждан») высказались за демократию и независимость. Реально независимость была восстановлена 21 августа 1991, после неудавшейся попытки переворота ГКЧП в Москве.

Жители Латвии, которые были гражданами Латвии до её присоединения к СССР 17 июня 1940 года, и их потомки восстановили латвийское гражданство. Также продолжали существование посольства Латвийской Республики в Вашингтоне и Лондоне, которые выдавали латвийские паспорта латышам-эмигрантам и их потомкам в течение всего времени нахождения Латвии в составе СССР. Граждане СССР, прибывшие в Латвию во время её нахождения в составе СССР или родившиеся у таковых, получили статус «неграждан».

31 августа 1994 г. завершился вывод российских войск из Латвии. В 2001 г. странами Балтии было введено упрощённое заполнение таможенной декларации при транзите через их территории.

В 2004 г. Латвия вступила в ЕС и НАТО.

Литература

Фильмография

Художественные фильмы:

См. также

Ссылки

Примечания

Источники

  • Hannes Valter. Ausalt & avameelselt. Landeswehri sõjast, Võnnu lahingust, Riia operatsioonist. — Tallinn: Perioodika, 1989. (Ханнес Валтер. Серия «Честно и откровенно». О Войне с Ландесвером, о Выннуской битве и о Рижской операции. Таллин, издательство «Периодика», 1989), 64 с., ISBN 5-7979-0275-3  (эст.)

Латвия продлила режим ЧС на границе с Беларусью | Важнейшие политические события в Беларуси: оценки, прогнозы, комментарии | DW

В связи с продолжающимся наплывом  нелегальных мигрантов  Латвия продлила режим чрезвычайной ситуации (ЧС) на границе с Беларусью до 10 февраля 2022 года. Такое постановление принято на заседании латвийского правительства во вторник, 19 октября, в Риге.

Как и до сих пор, режим ЧС будет действовать в четырех приграничных самоуправлениях на юго-востоке и юге балтийской страны. При этом пограничные службы сохраняют полномочия по выдворению прибывающих из Беларуси нелегалов.

Рига ввела режим ЧС на границе с Беларусью 11 августа. Изначально он должен был действовать три месяца. По данным министерства внутренних дел Латвии, с тех пор, однако, было задержано без малого 1800 человек, пытавшихся нелегально перейти латвийскую границу с территории Беларуси.

Лукашенко обвиняют в организованной доставке беженцев

Власти Латвии, Литвы и Польши обвиняют белорусского правителя  Александра Лукашенко  в организованной доставке беженцев из кризисных регионов к внешней границе ЕС. В конце мая Лукашенко, в ответ на ужесточение санкций Запада против его страны, объявил о том, что Минск больше не будет создавать мигрантам препятствия на их пути в ЕС. С тех пор сообщений о случаях нелегального перехода внешних границ ЕС со стороны Беларуси становится все больше.

Латвия в ответ на это решила возвести вдоль границы забор протяженностью в несколько сот километров. Ну, а пока в качестве временной меры на различных участках границы установлены заграждения из колючей проволоки.

За совместное патрулирование границ силами ФРГ и Польши

Министр внутренних дел ФРГ Хорст Зеехофер (Horst Seehofer) предлагает затормозить нелегальную миграцию в Германию, куда с начала лета текущего года по  «белорусскому маршруту»  прибыло около 5000 беженцев, с помощью совместного патрулирования границ силами ФРГ и Польши.

Причем, по мнению политика, местом проведения таких рейдов должна стать в первую очередь приграничная территория Польши. Свои предложения Зеехофер уже изложил в письме польскому коллеге Мариушу Каминьскому.

Смотрите также:

  • Германия — «земля обетованная» для беженцев?

    ФРГ — «земля обетованная» для беженцев?

    В 2015 году в Германию прибыло рекордное число мигрантов. Официально было зарегистрировано около 1,2 млн соискателей убежища в ФРГ. DW отвечает на основыне вопросы по теме беженцев: кто эти люди, откуда они приехали, где размещены и с чем сталкиваются на немецкой земле.

  • Германия — «земля обетованная» для беженцев?

    Бюрократические сложности

    Как известно, в 2015 году в Германии было зарегистрировано порядка 1,2 млн человек, прибывших в страну в поисках убежища. Однако, по состоянию на конец года, заявления на получение статуса беженца успели подать лишь порядка 442 тысяч человек. Из-за большого наплыва желающих и нехватки персонала между первичной регистрацией и подачей заявления могут проходить недели или даже месяцы.

  • Германия — «земля обетованная» для беженцев?

    Возраст, пол

    По официальным данным Федерального ведомства по делам миграции и беженцев (BAMF), из тех, кто успел подать заявление на получение статуса беженца, более двух третей — мужчины. Кроме того, более 70 процентов соискателей моложе 30 лет.

  • Германия — «земля обетованная» для беженцев?

    Не только сирийцы

    Среди лиц, подавших в 2015 году заявление на получение статуса беженца в Германии, около 36% (почти 159 тысяч человек) являются обладателями сирийского паспорта. 12,2% соискателей — албанцы, 7,6% — косовары. Правда, если заявления сирийцев были одобрены в 96% случаев, то лишь 0,2% албанцев и 0,4% выходцев из Косово сумели получить убежище в ФРГ.

  • Германия — «земля обетованная» для беженцев?

    Всем федеральным землям — по беженцу

    В ФРГ действует система распределения соискателей статуса беженца по 16 федеральным землям, основанная на численности населения и доходах от налогов. Больше всего беженцев в 2015 году разместили в Северном Рейне-Вестфалии (Кельн находится именно здесь) — 21,2%. Следом идет Бавария с показателем 15,3%. Каждый 20-й потенциальный беженец попадает в Берлин. А самая маленькая квота у Бремена — 0,9%.

  • Германия — «земля обетованная» для беженцев?

    «Зарплата» беженца

    Немецкое государство выделяет на содержание одного беженца 359 евро в месяц. Из них 143 евро выдаются на руки, а оставшиеся средства соискатели убежища в ФРГ получают в форме пищи, одежды, медобслуживания и т.п. Кроме того, на каждого беженца выделяется 6 квадратных метров жилья.

  • Германия — «земля обетованная» для беженцев?

    Новые законы

    Наплыв беженцев в 2015 году обнажил несовершенство законодательства ФРГ в этой сфере. В BAMF занимаются ускорением процедуры рассмотрения заявлений от беженцев из сравнительно безопасных регионов, в бундестаге обсуждают ужесточение закона о высылке тех, кому отказано в убежище. А в январе была одобрена система удостоверений, которая должна упорядочить пребывание беженцев на территории ФРГ.

  • Германия — «земля обетованная» для беженцев?

    Нападения на приюты для беженцев

    В 2015 году число правонарушений, связанных с приютами для беженцев, выросло почти в 5 раз по сравнению с предыдущим годом. Федеральное ведомство по уголовным делам (BKA) насчитало 924 атаки на приюты, 825 из них на счету праворадикалов. В 163 случаях сообщается о применении насилия. Кроме того, немецкие правоохранительные органы насчитали 76 поджогов и 11 попыток поджога.

  • Германия — «земля обетованная» для беженцев?

    В самих приютах тоже небезопасно

    Отмечают в BKA также рост преступности в общежитиях для беженцев. Половина совершаемых там преступлений носят насильственный характер. Увеличению числа правонарушений способствует тот факт, что большое количество молодых мигрантов на протяжении многих недель и даже месяцев вынуждено жить в большой тесноте, при этом между беженцами из разных стран — огромные различия, объяснил глава BKA.

  • Германия — «земля обетованная» для беженцев?

    Права женщин и посещение бассейна

    В городе Борнхайм вблизи Кельна в середине января запретили мужчинам-беженцам посещать городской бассейн из-за жалоб на сексуальные домогательства с их стороны от посетительниц и сотрудниц. Правда, через несколько дней запрет сняли, проведя «конструктивные беседы о правах женщин». Иные представления о женщинах, похоже, становятся одной из главных проблем интеграции беженцев в немецкое общество.

    Автор: Илья Коваль


Простить и участвовать — ТВОИ ВОСПОМИНАНИЯ ДЛЯ БУДУЩЕГО ЛАТВИИ!

Foto (fragments): © Maret Hosemann, flickr.com, CC BY 2.0

Дискуссии об исторической памяти в Латвии главным образом проводятся в пределах этнических общин, которым, говоря политическим языком, зачастую присваиваются свойства этнически монолитных общин, объединённых общими воспоминаниями. Участие в мемориальных перформативных практиках 16 марта, в День памяти легионеров, и в праздновании Дня Победы 9 мая свидетельствует об устойчивом значении воспоминаний в формировании идентичности общин.

Память не является полностью индивидуальной – она может стать основой для формирования общины. Воспоминаниями можно объяснить мироустройство и выстроить границы между общинами. А могут ли воспоминания создавать мосты между культурами? Преодоление травматического опыта и открытая травма могут способствовать построению общества, провозглашающего максимальную причастность каждого, поскольку они создают общие рамки памяти для гражданского участия.

Множество вопросов без ответов

Воспоминания – это рассказ о сегодняшнем дне. События прошлого в интерпретации современного человека создают различные версии произошедшего и соединяют индивида с немалым количеством не знакомых ему людей. Одновременно, создавая общины, присваивая смысл тому, что с нами происходит, воспоминания могут служить ресурсом для разделения общества, формировать мнемонические пропасти. Политические катастрофы ХХ века создают памятийное напряжение, которое зачастую может превратиться в источник политической радикализации. Что должно произойти, чтобы темные и трагические страницы воспоминаний смогли перебросить мосты между культурами? Как начать беседу о содержании памяти, если черно-белое восприятие мира делит окружающих на категории «мы» и «они»? По-моему, диалог о воспоминаниях невозможен без продолжительного разговора о многообразии памяти, и в этом процессе важно установить равноправный статус различных воспоминаний и атмосферу толерантности. Таким образом, можно избежать ярлыков «неправильных» воспоминаний и в нашем мультиэтническом обществе встать на путь участия – социального, культурного и политического. Диалог о воспоминаниях может состояться и в рамках «политики прощения», осуществляемой ныне во многих странах Европы, которые пережили преступления тоталитарных режимов и теперь стремятся включить и негативные воспоминания в свою национальную идентичность.

Процессы коллективной памяти не являются статическими – они напрямую связаны с политическими потребностями современности. Содержание воспоминаний подвержено влиянию постоянно меняющейся среды: образовываются новые городские субкультуры, трансформируются мнемонические общины, исчезают былые и возникают новые воспоминания. Таким образом, в дискуссии о политике памяти появляется важный и динамический фактор – возможность на основе политического контекста выстроить политический консенсус. В данном случае дебаты об инклюзивной трактовке истории освобождаются от бремени неизменности прошлого и превращаются в динамический процесс плюрализма, в котором могут участвовать несколько действующих лиц, в том числе из конкурирующих мнемонических общин.

 


Монолитные мнемонические общины? В связи с изменчивостью исторической политики я хотел бы упомянуть несколько, на мой взгляд, актуальных вызовов для развития мемориальной политики в Латвии. Интеллектуальным импульсом для этих размышлений послужило недавнее исследование Алейды Ассман о трансформациях мемориальной политики в Германии в начале ХХI века относительно памяти о Холокосте. Автор в работе «Новое недовольство мемориальной культурой» (“Das neue Unbehagen an der Erinnerungskultur”, 2013) определяет два главных фактора для дестабилизации мемориальной политики в Германии. Первый из них связан с уходом «прямых свидетелей», или «носителей», начальной (осуществляемой после Второй мировой войны) политики памяти о Холокосте. Второй заключается в развитии мультимедийной цифровой культуры, которая способствует возникновению таких мнемонических общин, для которых принадлежность к местам памяти слабо связана с концентрационными лагерями, мемориалами, музеями, ландшафтными элементами и т. д.

По моему мнению, сформулированные Ассман факторы актуальны и для современного латвийского общества. В Латвии растет поколение, этническая и культурная идентичность которого наглядно отражает процесс взаимного отчуждения мнемонических общин. Эта отдаленность усугубляется, даже несмотря на то, что цель мемориальной политики, осуществляемой государством, заключается в консолидации коллективной памяти (Основные установки политики национальной идентичности, гражданского общества и интеграции (2012 – 2018)).

Дискуссии об исторической памяти в Латвии главным образом проводятся в пределах этнических общин, которым на языке политики зачастую присваиваются свойства этнически монолитных общин, объединённых общими воспоминаниями. Участие в мемориальных перформативных практиках 16 марта, в День памяти легионеров, и в праздновании Дня Победы 9 мая свидетельствует об устойчивом значении воспоминаний в формировании идентичности общин. Таким образом, обособленность воспоминаний обеих этнических общин регулярно обновляется, к тому же, в рамках этого процесса происходит присоединение новых наследников к старым памятийным формулам, то есть увеличивается пропасть между воспоминаниями обеих общин. Как перенести воспоминания о травматическом опыте на молодежь, представляющую национальные меньшинства, когда эти молодые люди все реже задумываются о Второй мировой войне? Как преподнести этой общине нарратив об оккупации, если эти молодые люди свое этническое происхождение всё больше связывают с современными массовыми нарративами российского медиапространства о культурном прошлом великой империи?

В современной Латвии мемориальная политика, касающаяся оккупации государства и преступных депортаций, существует в двух измерениях. Во-первых, большая часть политических ресурсов направлена на поддержку латышской нации в архивировании и исследовании некогда запрещенных и фальсифицированных воспоминаний. Вторая тенденция представляет собой широкое неформальное угастие общества в создании и интерпретации воспоминаний вкупе с институциональной мемориальной политикой.

Делиться травмой

Так как в латвийской мемориальной политике в контексте ХХ века доминирует травматический опыт этнического большинства, возможность делиться травмой и разделить ее, на мой взгляд, содержит в себе колоссальный вызов для всего латвийского общества. Сложность для осуществления этого процесса состоит в существовании ряда параллельных, направленных на самоизоляцию тенденций и практик, в том числе мемориальных. Эти явления в среде национальных меньшинств замедляют распространение и принятие инклюзивного исторического нарратива. В связи с этим возникает ситуация взаимной блокировки воспоминаний. Участие латвийских нацменьшинств в процессе вспоминания истории Латвии ХХ века тесно связано с травматическим опытом латышей и необходимостью их коллективной памяти установить источник этого травматического опыта – ответственных и виновных.

Зачастую интерпретация этих травматических воспоминаний остается без нужного комментария, поэтому такие воспоминания не становятся открытой, интегрируемой травмой. Это способствует развитию у национальных меньшинств своей версии о травме с апелляцией к таким традиционным элементам травматического дискурса как представление об исключении неграждан из общественной жизни, предательство, зависимость, социально-экономическая эксплуатация. На мой взгляд, сегодня в Латвии создаётся ассиметричная версия травматической политики большинства. Закрытость опыта большинства способствует не только продолжающейся изоляции все новых представителей нацменьшинств от мнемонического пространства латышей. Этот процесс влечет за собой также усиливающуюся замкнутость молодежи национальных меньшинств в собственных воспоминаниях, усугубляет их безразличие к воспоминаниям других. Необходимо отметить, что в латвийском медиапространстве не существует устойчивой репрезентации воспоминаний национальных меньшинств, в рамках  которой идентичность представителей этих меньшинств интегрировалась бы в мнемоническое пространство латышей, и при этом соблюдались бы «политика покаяния» (Politik der Reue) или «политика извинения» (Entschuldigungspolitik), применяемые Алейдой Ассман. В том, что такая политика покаяния в Латвии не находит всеобщего одобрения, я убедился, участвуя в различных интервью и радиодискуссиях.

Мое предложение о политике покаяния связано исключительно с моим личным гражданским желанием развернуть диалог о прошлом. Невзирая на возможную потерю политического капитала, я хотел бы принести свои извинения латышам за всё то, что совершил тоталитарный режим, который говорил на русском языке и использовал русскую культуру для легитимации террора против граждан своего государства и других стран. Культурные образы и места памяти, которыми этот режим манипулировал, в том числе в сталинскую эпоху, являются частью и моей культурной идентичности. Я извиняюсь перед теми тысячами репрессированных, депортированных и убитых, изувеченных и униженных латышей и представителей других национальностей, которые пострадали от тех, которые для многих до сих пор остаются русскими людьми, а не советским режимом, как бы долго я ни старался разделить эти два понятия.

Качество демократии и культурный диалог

На мой взгляд, в Латвии до сих пор не созданы необходимые условия для критической ревизии Второй мировой войны в мемориальной политике национальных меньшинств. В среде нацменьшинств Латвии Великая Отечественная война не стала Второй мировой. А в латышском памятийном пространстве преобладает пафос жертвы и иерархическая эксклюзивность этого статуса, что лишает возможности открыть свой травматический опыт тем, кто не являлся жертвой, но вместе с этим и не был причастен к преступлениям режима.

Я хочу почувствовать травму Других как часть своего опыта. Устойчивость исключающего дискурса в среде национальных меньшинств не способствует «памятийному повороту» к критической рефлексии о милитаризме, культурной и образовательной политике СССР. Этому не содействуют и современные интерпретации прошлого со стороны российских властей. Для положительных перемен в сегодняшней ситуации не менее важным условием является интеграция исторических травм в официальный нарратив латвийской мемориальной политики. Предпосылкой для этой метаморфозы являются изменения в политической лексике и внесение в обязательную политическую повестку дня идеи о причастности и принадлежности к Латвии. Таким образом, политика мнемонического плюрализма и интеграции имеет тесную связь с гражданским участием в демократической культуре, в которой национальные меньшинства, «памятийные меньшинства» без создания иерархий могли бы горизонтальным путем найти место для своих воспоминаний. Подобный сценарий стал бы первым серьезным шагом латвийского общества в сторону создания общего понимания истории, которое могло бы оказать противодействие фальсифицированным и внешне привлекательным версиям об исторических событиях. В сегодняшних условиях, когда мультимедийная культура одновременно порождает несколько альтернативных реальностей и поддерживает процессы, в которых возможно существовать независимо от основных установок политики национального государства, общие воспоминания и признание памятийного наследия всех групп, становятся главной предпосылкой успешной демократии.

Парламент Латвии утвердит состав нового правительства республики — Международная панорама

РИГА, 23 января. /ТАСС/. Сейм (парламент) Латвии планирует в среду на внеочередном заседании утвердить состав нового правительства республики во главе с премьер-министром от партии «Новое единство» Кришьянисом Кариньшем. Эта политическая сила по итогам парламентских выборов заручилась наименьшей поддержкой избирателей и заняла последнее седьмое место.

Правящую коалицию в Латвии договорились создать пять партий: входившие в прежнее правительство «Новое единство» и национальное объединение «Все для Латвии! — Отчизне и свободе / Движение за национальную независимость Латвии» и впервые избранные в Сейм Новая консервативная партия (НКП), партия «Кому принадлежит государство» (КПГ) и объединение «Для развития / За!».

Кандидатуру Кариньша — уроженца США, обладателя двойного гражданства и бывшего депутата Европарламента от республики — на должность премьера выдвинули формирующие правящую коалицию политические силы. Он также заручился поддержкой президента страны Раймондса Вейониса, который официально поручил ему сформировать кабинет министров.

Приоритеты правительства

Перед внеочередным заседанием Сейма в среду утром партии новой правящей коалиции подпишут правительственную декларацию и договор о сотрудничестве. Согласно декларации, среди главных задач и приоритетов работы кабинета министров — упорядочение финансового сектора, верховенство закона, борьба с коррупцией и теневой экономикой, последовательное выполнение реформ в сфере образования и здравоохранения, ликвидация системы компонента обязательной закупки электроэнергии, которая привела к существенному росту цен на электричество в стране, улучшение системы здравоохранения и ее доступности жителям, административно-территориальная реформа и решение демографических вопросов.

После того, как основные документы нового кабмина будут подписаны, состоится заседание президиума Сейма, который должен созвать внеочередное заседание парламента. Ожидается, что оно состоится в 12:00 (13:00 мск).

Распределение портфелей

В новом кабмине будут работать четыре министра предыдущего правительства. Свои посты сохранят глава МИД Эдгарс Ринкевичс и министр культуры Даце Мелбарде. В свою очередь прежний министр благосостояния Янис Рейрс получит портфель министра финансов, а министр охраны окружающей среды и регионального развития Каспарс Герхардс возглавит министерство земледелия.

Новым министром обороны станет бывший евродепутат Артис Пабрикс, который ранее уже занимал эту должность, а также возглавлял МИД, должность главы министерства охраны окружающей среды и регионального развития займет бывший депутат Рижской думы Юрис Пуце, а главы министерства здравоохранения — Илзе Винькеле, которая в далеком прошлом руководила министерством благосостояния. Новым министром юстиции станет Янис Борданс, который с 2012 по 2014 год уже занимал этот пост, министром сообщения (транспорта) — парламентарий Талис Линкайтс, а министром образования и науки — депутат Сейма Илга Шуплинска.

Должность министра экономики займет парламентарий Ральф Немиро, благосостояния — депутат Сейма Рамона Петравича, а главы МВД — адвокат Сандис Гиргенс, который баллотировался на выборах в законодательный орган, но не был избран.

Выражающая интересы русскоязычных жителей страны социал-демократическая партия «Согласие» вновь останется в парламентской оппозиции. К ней присоединится Союз «зеленых» и крестьян (СЗК), который возглавлял прежнюю правящую коалицию.

Политический хаос

Политические силы Латвии не могли сформировать правительство с парламентских выборов 6 октября 2018 года, победу на которых одержала партия «Согласие», представленная в законодательном органе 23 депутатами из 100. Получившие меньшее число мандатов НКП (16), КПГ (16), «Для развития / За!» (13), нацблок (13), СЗК (11) и «Новое единство» (восемь) более трех месяцев вели безуспешные переговоры о создании правящей коалиции.

Ни представитель КПГ Алдис Гобземс, ни представитель НКП Борданс, которым президент официально поручал сформировать правительство, не смогли прийти к соглашению с потенциальными участниками коалиции, а Пабрикс от объединения «Для развития / За!» сам отозвал свою кандидатуру на пост главы кабинета министров. В результате потенциальным компромиссным кандидатом от партий на должность премьера стал Кариньш, который предложил модель кабинета министров из пяти партий, за исключением «Согласия» и СЗК, и смог заручиться поддержкой большинства.

Русские общины Латвии призывают не признавать демократическими выборы Сейма

Латвийская Республика, 7 октября 2006, 15:02 — REGNUM Проходящие сегодня, 7 октября, выборы IX Сейма Латвии нельзя считать демократическими, так как в голосовании не имеют права участвовать более 400 тыс. постоянных жителей республики из числа не граждан. Как сообщает корреспондент ИА REGNUM, соответствующее заявление, адресованное президиумам Сейма Латвии и Государственной Думы России, а также ряду международных организаций сегодня распространили русские общины Латвии. Текст документа поступил и в редакцию ИА REGNUM.

«Президиуму Сейма Латвийской Республики Президиуму Государственной Думы Российской Федерации Парламентской Ассамблее Совета Европы Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе Послам иностранных государств в Латвии.

К оценке выборов в 9-й Сейм — заявление русских общин Латвии.

Четыре года назад, 8 ноября 2002 года, Специальный комитет Парламентской Ассамблеи Совета Европы, оценивая состоявшиеся в октябре 2002 года выборы в 8-й Сейм, отметил, что в Латвии сложился «долговременный дефицит демократии» (long-term democratic deficit). О существовании в Латвии «дефицита демократии» говорится также в Итоговом докладе по парламентским выборам в Латвии 2002 года, который 20 ноября 2002 года представило Бюро по институтам демократии и правам человека ОБСЕ. По нашему мнению, суть «долговременного дефицита демократии» в том, что деление населения Латвии на граждан и лиц без гражданства, т.е. апатридов, создало основы для проведения не всеобщих и недемократических выборов в Сейм и местные органы власти, а также в том, что этим решением правящая элита не только заранее обеспечила себе победу на выборах, проводимых в течение уже 15 лет, но и создала гарантии для фактически беспрепятственного строительства в многонациональном государстве так называемой «Латышской Латвии», т.е. реализации политики по насильственной ассимиляции национальных меньшинств или созданию таких условий их жизни, когда они сами сочли бы за благо уехать из страны.

Русские общины Латвии поддерживают развитие Латвийского государства как независимого и суверенного, но одновременно заявляют, что после 1991 года в Латвии сформировался недемократический этнократический политический режим, и этот режим несет угрозу не только национальным меньшинствам, но и латышскому народу, а также всей Европе. Особую опасность представляет стремление правящей элиты начать пересмотр итогов, включая территориальные, Второй Мировой войны, и на политическом уровне реабилитировать Латышский добровольческий легион СС, что неотделимо от реабилитации фашизма. Русские общины Латвии выступают против того, чтобы Латвия строилась как недемократическое государство. Мы категорически против политики насильственной ассимиляции. Мы категорически против политической реабилитации фашизма. Латвия всегда была многонациональной, многокультурной и многоязычной, и наша цель — демократическая страна, в которой в равной степени гарантированы возможности сохранения и развития языка и культуры титульной нации и национальных меньшинств, включая русское.

Отстаивая демократический путь развития Латвии и понимая, что признание еще одних недемократических выборов демократическими будет не только способствовать консервации этнократического политического режима, но и приведет к реализации плана национал-радикалов по насильственной ассимиляции нацменьшинств и дальнейшей политической реабилитации фашизма, русские общины Латвии обращаются к международному сообществу с призывом не признавать состоявшиеся 7 октября 2006 года выборы в 9-й Сейм демократическими, поскольку в соответствии с действующим законодательством участвовать в них не имели права свыше 400 тысяч постоянных жителей страны, которые или родились в Латвии, или проживают в Латвии задолго до 1991 года, но после 1991 года не по своей воле стали лицами без гражданства, т.е. апатридами.

Объединенный конгресс русских общин Латвии. Русская община Латвии. Русское общество в Латвии».

Латвия | История — География

Земля

Латвия расположена на берегу Балтийского моря и Рижского залива и ограничена Эстонией на севере, Россией на востоке, Беларусью на юго-востоке и Литвой на юге.

Британская энциклопедия, Inc.

Рельеф, дренаж и почвы

Латвия представляет собой холмистую равнину с довольно плоскими низменностями, чередующимися с холмами. Восточная часть страны более возвышенна, ее наиболее заметной особенностью является Центральная Видземская возвышенность, максимальная высота которой составляет 1020 футов (311 метров).На юго-востоке самая высокая точка — Лиелайс Лиепукалнс (947 футов [289 метров]), который является частью территории национального парка Разна. Курземская возвышенность на западе делится рекой Вента на западную и восточную части. Между Центральным Видземским и Латгальским возвышенностями на юго-востоке лежит Восточно-Латвийская низменность, частично пересеченная моренными грядами, препятствующими дренажу. Здесь много торфяников.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.Подпишись сейчас

В Латвии множество рек, впадающих в Балтийское море. Самыми крупными из них являются Западная Двина, которую местные жители называют Даугавой (общая длина в Латвии составляет 222 мили [357 км]), Гауя (русский язык: Гауя), Вента и Лиелупе. Среди холмов, многие из которых покрыты лесом, расположены многочисленные озера, площадь некоторых из которых составляет около 12 квадратных миль (30 квадратных километров). Почвы Латвии преимущественно подзолистые, хотя известковые почвы характерны для Земгальской равнины, расположенной к востоку от Восточно-Курземской возвышенности.В некоторых местах встречаются болотистые почвы, особенно в Восточно-Латвийской низменности. Эрозия является проблемой в более интенсивно возделываемых холмистых территориях.

Река Амата в национальном парке Гауя в Средней Латвийской низменности.

© Г-н Янис Миглавс

Климат

Климат находится под влиянием преобладающих юго-западных ветров с Атлантического океана. Влажность высокая, и небо обычно облачно; в году бывает всего от 30 до 40 солнечных дней в году.Среднее количество осадков обычно превышает 20 дюймов (около 500 мм) на низменностях и может достигать или превышать 30 дюймов (около 760 мм) на возвышенностях. Безморозный сезон длится от 125 до 155 дней. Лето часто прохладное и дождливое. Средняя температура в июне находится в середине 60-х F (около 17 ° C), с периодическими скачками до середины 90-х F (около 34 ° C). Зима наступает медленно и длится с середины декабря до середины марта. Средняя температура января колеблется от верхних 20 градусов по Фаренгейту (около –2 ° C) на побережье до нижних 20 градусов по Фаренгейту (около –7 ° C) на востоке.Иногда бывают экстремальные перепады температуры до -40 ° F (около -40 ° C).

Растительный и животный мир

Более половины Латвии покрыто лесами, лугами, пастбищами, болотами и пустырями. Леса составляют более одной трети общей площади, и примерно одна десятая часть лесов возделывается. Более крупные лесные массивы находятся в северной части Курземского полуострова, по берегам Западной Двины и на северо-востоке, где преобладают хвойные породы (сосна и ель).Из лиственных пород наиболее распространены береза, осина, ольха. Луга встречаются как в долинах рек, так и среди холмов.

Фауна Латвии состоит из белок, лисиц, зайцев, рысей и барсуков. Несколько реже встречаются горностай и ласки. Меры по сохранению привели к увеличению поголовья оленей и лосей, а в Латвию снова завезли бобров. Население страны включает соловей, иволгу, дрозд, дятел, сову, тетерев, куропатку, зяблик, синицы, перепела и жаворонка.Аисты и цапли обычно водятся на болотах и ​​лугах.

Люди

Этнические группы, языки и религия

До советской оккупации в 1940 году этнические латыши составляли около трех четвертей населения страны. Сегодня они составляют около трех пятых населения, а русские — около четверти. Есть небольшие группы белорусов, украинцев, поляков, литовцев и др. Официальный язык Латвии — латышский; однако почти треть населения говорит по-русски.Меньшее количество людей говорит на цыганском, индоарийском языке рома (цыган) и идише, германском языке. Большинство латышей исповедуют христианство — в основном лютеранство, католицизм и восточное православие. Около четверти латышей считают себя нерелигиозными.

В Латвии проживало значительное еврейское население — по оценкам, более 90 000 человек в 1930-е годы — до советской и немецкой оккупации во время Второй мировой войны, когда десятки тысяч латвийских евреев бежали из страны, были депортированы в лагеря для военнопленных или концентрационные лагеря, либо были убит.Нацистские силы несут ответственность за от 65 000 до 75 000 этих смертей. К концу войны осталось всего несколько тысяч латвийских евреев.

Схема расчетов

Сельское население Латвии сократилось после Второй мировой войны, в основном из-за плохих социально-экономических и политических условий, в то время как городское население постоянно увеличивалось. К началу 2000-х более двух третей населения страны проживало в городах. Рига — самый густонаселенный город, за ним следуют Даугавпилс и Лиепая.

Демографические тенденции

Главной задачей для Латвии в начале 1990-х годов было противодействие старению ее населения, серьезной проблеме, которая существовала еще до обретения страной независимости и в значительной степени была результатом того, что уровень рождаемости был недостаточно высоким для обеспечения воспроизводства населения. Была также предпринята попытка увеличить процент населения, состоящего из этнических латышей, путем поощрения их к созданию больших семей и введения более строгого иммиграционного контроля.Однако из-за нестабильной политической и экономической ситуации в ранний постсоветский период большинство семей отложили рождение детей. Фактически, в начале 21 века в Латвии был самый низкий уровень рождаемости среди стран Балтии, а также одна из самых низких показателей продолжительности жизни во всей Европе.

Латвия — Политическая система

Латвия Содержание

Текущая избирательная система основана на той, которая существовала в Латвии. до его аннексии Советским Союзом.Сто представителей избираются всеми гражданами не моложе восемнадцати лет на основании пропорционального представительства сроком на три года. Сейм избирает правление, состоящее из председателя, двух заместителей и двух секретари. Председатель или заместитель выступает в качестве спикера законодательный орган. Тайным голосованием Саэйма также избирает президента, который должен быть не моложе сорока лет и иметь абсолютное большинство голосов.Затем президент назначает премьер-министра, который назначает другие члены кабинета министров. Весь Кабинет министров должен уйти в отставку, если Сейм проголосовал за недоверие премьер-министру.

В Саэйме десять постоянных комиссий, всего 100 должности, поэтому каждый депутат может входить в один комитет. Есть пять другие комитеты с тридцатью четырьмя позициями. Комитет председатели, избираемые членами комитетов, часто принадлежат к партиям меньшинства не представлен в правящей коалиции Сейма.Законопроекты для рассмотрение Саэймой может быть внесено его комиссиями не менее пяти представителей, Кабинет Министров, президентом или, в редких случаях, одной десятой всех граждан, имеющих право голосовать.

Президент избирается сроком на три года и не может служить более двух сроков подряд. Как глава государства и глава вооруженные силы, президент выполняет решения Сейма о ратификации международных договоров; назначает латвийскую представителей в иностранные государства и принимает представителей иностранные государства в Латвии; может объявить войну в соответствии с Решения Сейма; и назначает главнокомандующего во время войны.Президент имеет право созывать внеочередные собрания Кабинету Министров вернуть законопроекты в Саэйм для пересмотреть и предложить роспуск Сейма.

Судебная система Латвии, унаследованная от советского режима, находится в процессе реорганизован. Существуют областные, районные и административные суды. а также Верховный суд. Окончательные апелляции по уголовным и гражданским делам внесено в Верховный суд, который заседает в Риге.

Четыре провинции Латвии (Видземе, Латгале, Курземе и Земгале) являются разделен на двадцать шесть районов, семь муниципалитетов, пятьдесят шесть городов и тридцать семь городских поселений. Высшее принятие решений Органом местного самоуправления является совет, избираемый прямым голосованием. постоянным населением населенного пункта на пятилетний срок и состоит от пятнадцати до 120 членов. Члены избирают правление, которое является исполнительным органом совета и возглавляется советом председатель.В мае 1994 г. на своих первых местных выборах с момента восстановления независимость, граждане Латвии избрали более 3500 представителей, большинство принадлежащих правоцентристским, пролатвийским правым партиям и организации. Кандидаты от Национальной независимости Латвии Движения были самыми успешными, а те из организаций на смену когда-то доминировавшей Коммунистической партии Латвии пришлось хуже всего.

Пользовательский поиск

Источник: U.S. Библиотека Конгресса

Латвийская государственная структура и политические партии. |

Регионы или государства: 110 муниципалитетов (novadi, единичное число — novads) и 9 городов

муниципалитета: Adazu Novads, Aglonas Novads, Aizkraukles Novads, Aizputes Novads, Aknistes Novads, Alojas Novads, Alsungas Novads, Aluksnes Novads, Amatas Novads, Apes Novads, Auces Novads, Babites , Baldones Novads, Baltinavas Novads, Balvu Novads, Bauskas Novads, Beverinas Novads, Brocenu Novads, Burtnieku Novads, Carnikavas Novads, Cesu Novads, Cesvaines Novads, Ciblas Novads, Dagdas Novads, Daugavpils Novads, Daugavpils Novads, Dobeagles Novads, Daugavpils Novads, Dobeagles Novads, Dobeagles Novads, Dobeagles Novads, Dobeages Novads Novads, Erglu Novads, Garkalnes Novads, Grobinas Novads, Gulbenes Novads, Iecavas Novads, Ikskiles Novads, Ilukstes Novads, Incukalna Novads, Jaunjelgavas Novads, Jaunpiebalgas Novads, Jaunpils Novads, Novads, Jekabpils Kgavas, Novads, Jekabpils Kegavads, Novads, Jekabpils Kegavads, Jekabpils Kegavads Kekavas Novads, Kocenu Novads, Kokneses Novads, Kraslavas Novads, Krimuldas Novads, Krustpils Novads, Kuldigas Novads, Lielvardes Novads, Ligatnes Novads, Limbazu Novad s, Livanu Novads, Lubanas Novads, Ludzas Novads, Madonas Novads, Malpils Novads, Marupes Novads, Mazsalacas Novads, Mersraga Novads, Nauksenu Novads, Neretas Novads, Nicas Novads, Ogres Novads, Olaines Novads, Ozolnieku Novads, Ozolnieku Novads, Ozolnieku Novads Plavinu Novads, Preilu Novads, Priekules Novads, Priekulu Novads, Raunas Novads, Rezeknes Novads, Riebinu Novads, Rojas Novads, Ropazu Novads, Rucavas Novads, Rugaju Novads, Rujienas Novads, Rundales Novads, Salacgrivas Novads, Salacgrivas Novads, Salacgrivas Novads, Salacgrivas Novads, Salacgrivas Novads, Salacgrivas Novads, Salacgrivas Novads, Salacgrivas Novads, Salacgrivas Novads, Salacgrivas Novads, Salacgrivas Novads, Salaspils , Saulkrastu Novads, Sejas Novads, Siguldas Novads, Skriveru Novads, Skrundas Novads, Smiltenes Novads, Stopinu Novads, Strencu Novads, Talsu Novads, Tervetes Novads, Tukuma Novads, Vainodes Novads, Valkas Novads, Varaklancavcie Novads, Varaklancavcie Novads, Varaklancavie Novads, Varaklanu Novads, Varaklanu Novads Novads, Ventspils Novads, Viesites Novads, Vilakas Novads, Vilanu Novads, Zilupes Novads

города: Даугавпилс, Екабпилс, Елгава, Юрмала, Лиепая, Резекне, Рига, Валми ra, Вентспилс

Участие международных организаций: Австралийская группа, BA, BIS, CBSS, CD, CE, EAPC, EBRD, ECB, EIB, EMU, ESA (сотрудничающее государство), ЕС, ФАО, МАГАТЭ, IBRD, ICAO, ICC (НПО), ICCt, ICRM, IDA, IFC, IFRCS, IHO, ILO, IMF, IMO, IMSO, Interpol, IOC, IOM, IPU, ISO (корреспондент), ITU, ITUC (НПО), MIGA, НАТО, NIB, NSG, OAS (наблюдатель), OIF (наблюдатель) ), ОЗХО, ОБСЕ, СПС, Шенгенская конвенция, ООН, ЮНКТАД, ЮНЕСКО, УВКБ ООН, ЮНВТО, ВПС, ВТО, ВОЗ, ВОИС, ВМО, ВТО

22.Латвия (1920-1940)

Предкризисная фаза (11 августа 1920 г. — 14 мая 1934 г.): Латвия официально добилась независимости от России 11 августа 1920 года. Верховный совет союзных держав (Великобритания, Франция, Италия и Япония) оказали дипломатическую помощь (дипломатическое признание) правительству Латвии 26 января 1921 года. Финляндия и Польша предоставили дипломатическую помощь (дипломатическое признание) Латвии 26 января 1921 года. Латвия была принята в Лигу Наций (LON) сентября 22 декабря 1921 г.Новая конституция была одобрена Учредительным собранием 15 февраля 1922 года, и конституция вступила в силу 1 мая 1922 года. США оказали правительству дипломатическую помощь (дипломатическое признание) 28 июля 1922 года. выборы однопалатного парламента ( Saiema ) и президента. Парламентские выборы прошли 7-8 октября 1922 года, и Социал-демократическая партия (СДП) получила большинство мест в Сайме.Ян Чаксте был избран президентом Сайема 14 ноября 1922 года, и он был переизбран президентом Сайема 10 ноября 1925 года. 9 марта 1927 года представители Латвии и России подписали пакт о ненападении. Президент Чаксте умер 14 марта 1927 года, а Паулс Калниньш исполнял обязанности президента с 14 марта по 8 апреля 1927 года. Густав Земгалис был избран президентом Саймой 8 апреля 1927 года. Альберт Квиесис был избран президентом Сайема 11 апреля 1930 года. Представители Латвии и России подписали пакт о ненападении 25 июля 1932 года.Карлис Улманис сформировал правительство в качестве премьер-министра 16 марта 1934 года.

Кризисная фаза (15 мая 1934 г. — 6 августа 1940 г.): Премьер-министр Улманис распустил парламент, распустил политические партии и объявил чрезвычайное положение 15-16 мая 1934 года. Карлис Улманис вступил на пост президента 11 апреля 1936 года. Правительство отменило чрезвычайное положение 15 февраля 1938 года. Правительство Латвии подписало пакт о взаимопомощи с Советским Союзом 5 октября 1939 года, который предусматривал создание советских военных баз в Латвии.Советский Союз предъявил ультиматум правительству Латвии 16 июня 1940 года, и советские войска оккупировали Латвию начиная с 17 июня 1940 года. Латвийская Советская Социалистическая Республика (ЛССР) была создана 21 июля 1940 года, и президент Улманис был депортирован в Советский Союз 22 июля 1940 года. Советский Союз официально аннексировал ЛССР 6 августа 1940 года.

[Источники: Bilmanis 1951; Langer, 1972, 1041-1042; Laserson, 1943, 233–247; Пабрикс и Пурс, 2002; Rauch 1974; Томпсон, 1934, 499–500; Обзор международных отношений (SIA), 1925 (приложение), 168-171, 1938, 704.]

АВТОРИТАРИЗМ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИДЕИ ЛАТВИЙСКИХ НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕЛЛЕКТУАЛОВ на JSTOR

Абстрактный

Эта статья исследует авторитарные элементы восточноевропейского национализма с исторической точки зрения. Основное внимание уделяется латышским националистическим идеям и, в частности, авторитарному национализму, служившему интересам режима Карлиса Улманиса в период с 1934 по 1939 годы. Доказательства собраны из политических работ националистических интеллектуалов, которых считают авторами латышской националистической философии. .Делается вывод о том, что националистические интеллектуалы были готовы принять авторитаризм как реализацию своего видения идеального национального существования. В результате латышский национализм потерял концептуальную независимость и стал инструментом политической риторики Улманиса. Таким образом, статья дает представление о сложных отношениях между интеллектуалами и политической властью.

Информация о журнале

Журнал балтийских исследований (JBS), официальный журнал Ассоциации содействия развитию балтийских исследований (AABS), является важным источником стипендий для тех, кто занимается изучением стран Балтии и региона Балтийского моря.JBS — это рецензируемый мультидисциплинарный журнал, который выходит ежеквартально и направлен на углубление и распространение знаний о политической, социальной, экономической и культурной жизни, как прошлой, так и настоящей, стран Балтии и региона Балтийского моря. JBS ищет качественные, оригинальные статьи и обзоры, представляющие широкий научный интерес, которые расширяют знания о странах Балтии и регионе Балтийского моря.

Информация об издателе

Основываясь на двухвековом опыте, Taylor & Francis за последние два десятилетия быстро выросла и стала ведущим международным академическим издателем.Группа издает более 800 журналов и более 1800 новых книг каждый год, охватывающих широкий спектр предметных областей и включая журнальные оттиски Routledge, Carfax, Spon Press, Psychology Press, Martin Dunitz и Taylor & Francis. Тейлор и Фрэнсис полностью привержены делу. на публикацию и распространение научной информации высочайшего качества, и сегодня это остается первоочередной задачей.

Возникновение авторитарного режима в Латвии, 1932-1934

Возникновение авторитарного режима в Латвии, 1932-1934 — Янис Рогайнис

ЛИТУАН

ЕЖЕКВАРТАЛЬНЫЙ ЛИТОВСКИЙ ЖУРНАЛ ИСКУССТВ И НАУК

Том 17, вып.3 — осень 1971 года
Редакторы номера: Антанас Климас, Игнас К. Скрупскелис

Авторские права 1971 LITUANUS Foundation, Inc.

НАСТУПЛЕНИЕ АВТОРИТАРНОГО РЕЖИМА В ЛАТВИИ, 1932-1934 гг.

ЯНИС РОГАЙНИС

После Первой мировой войны демократия была в моде повсюду в странах Балтии и Восточной Европы, и проводились многочисленные эксперименты с парламентским правлением.К 1939 году, однако, только одно государство оставалось фактически независимой демократией; остальные тяготели к той или иной форме диктаторского правления. Латвия была одним из тех государств, которые поддались авторитаризму. К 1934 году различные факторы обострили проблемы существующей политической структуры. После провала политической реформы весной 1934 года премьер-министр Карлис Улманис направил недовольство в армии и ополчении (Айзсарги) на план свержения демократической политической системы.План был выполнен в ночь с 15 на 16 мая 1934 года.

Прежде чем отслеживать и анализировать события, приведшие к перевороту d ‘etat, , необходимо рассмотреть конституцию Латвии и закон о выборах. Их положения важны для понимания того акцента, который здесь делается на политических событиях, и обеспечат основу для понимания попыток изменить парламентскую систему путем реформы или свержения.

Конституция Латвийской Республики была принята 15 февраля 1922 года.1. Он предусматривал независимую демократическую республику с суверенной властью, предоставленной народу через его избранных представителей. Президент получил значительные полномочия, но с оговоркой, что его действия должны быть скреплены подписью соответствующего министра кабинета. Совет министров, в свою очередь, подчинялся однопалатному законодательному собранию ; Сейм . Эта ветка также осуществляет контроль над исполнительной властью, поскольку президент избирается Сеймом , и может быть освобожден от должности двумя третями голосов всех депутатов.

Сейм был избран по сложной системе голосования2. Все граждане от 21 года и старше имели право избирать 100 депутатов прямым, тайным, всеобщим и пропорциональным голосованием. Латвия была разделена на пять избирательных округов. Каждый избрал свою долю из 100 представителей пропорционально количеству избирателей, содержащихся в данном округе, по сравнению с общим количеством голосующих. Кроме того, количество депутатов, назначенных для каждого округа, было разделено между различными противоборствующими партиями на основе пропорции голосов округов, полученных каждой из них.

Любые пять граждан могли образовать партию, а любые 100 голосующих граждан могли представить список кандидатов в Сейма. Поскольку партии были организованы по классам или интересам, а не по широким политическим принципам, связанным с национальным благосостоянием, возникло множество противоборствующих сторон. Во время выборов тридцать девять партий претендовали на получение мандатов для вступления в Саэйма, партии, и большинство из них добились представительства. В четырех В Сейме с 1922 по 1934 год одновременно было представлено от двадцати двух до двадцати восьми партий.3

Коалиционные правительства были неизбежны. Они были крайне нестабильны. С 1918 по 1934 год государством управляло шестнадцать министерств. Их сроки варьировались от двух до двадцати семи месяцев. Самая крупная партия, Социал-демократическая партия, оставалась в целом оппозиционной и отказывалась сотрудничать с немарксистами для формирования правящей коалиции4. Поскольку ни одна партия аграрного происхождения или партия среднего класса не занимала более шестой части мест в законодательном собрании, небольшие партии обладали властью, превышающей их размер.5

Хотя многочисленные смены кабинета министров могут способствовать правительственной нестабильности, преемственность в политике может быть сохранена, если одни и те же министры снова появятся в сменяющих друг друга кабинетах. Однако в Латвии реорганизация кабинета также включала смену большинства министров. С 1918 по 1934 годы пост премьер-министра и министерства сельского хозяйства, связи, обороны, образования, финансов, иностранных дел, внутренних дел, юстиции и труда занимали 94 человека.Восемьдесят из этих министров присутствовали не более чем в двух кабинетах, и три четверти из них имели портфель только в одном6. Часто назначение человека на пост в правительстве диктовалось не его квалификацией, а его партийной принадлежностью. Посты в Кабинете министров были обменены на поддержку партии в Сейме. Только так можно было сформировать работающее, хотя и нестабильное, большинство.

Существование этой нестабильности побудило некоторых национальных лидеров предложить изменения в политической системе.В 1920-х годах предложения касались либо реформы конституционной системы, либо института авторитарного режима, как это произошло в Литве в 1926 году8. Подобные предложения появились и в 1930-х годах.

В феврале 1932 года Национальный союз обсудил вопрос о конституционной реформе на партийном съезде. Проект внесения изменений был разработан и опубликован в органе партии. Законопроектом предлагалось ослабить власть Сейма и усилить позиции президента.Президент должен был избираться народом, а не Сеймом, сроком на пять лет. Он должен был иметь право распустить законодательное собрание и добиться отставки всего кабинета министров или одного министра. Сейм мог принудить к отставке кабинета министров, но не простым большинством голосов. Теперь для вынесения вотума недоверия потребуется согласие двух третей депутатов9.

Усилия Национального союза по реформированию были усилены Латвийским союзом.Созданный в Риге как культурная организация в 1868 году, Союз был центром зарождающегося националистического движения. На рубеже двадцатого века его политическое значение стало соперничал с зарождающимся социалистическим движением, но его влияние на латвийский средний класс оставалось неизменным.10 28 августа 1932 года Союз спонсировал съезд, на котором присутствовали 340 представителей различных латвийских организаций, посвященный политической реформе. Делегаты поддержали всенародные выборы президента и изменение положений, касающихся участия электората в референдумах.Эти предложения должны были иметь общий характер, чтобы облегчить переговоры Комитета действий конвенции с президентом, Советом министров и Сеймом по конституционной реформе11.

Реформистской деятельности Национального союза и Латвийского союза противостояли другие группы, искавшие более радикальные решения политических проблем Латвии12. В 1932 году Национальный революционный союз рабочих призвал к централизации власти во главе государства и замене ее. Сейма экспертной палатой.Латвийская национал-социалистическая партия, возглавляемая Я. Стельмахером, также видела решение внутренних проблем Латвии в концентрации политической власти в руках популярного лидера, избранного народом. Сходных взглядов придерживался Экономический центр, возглавляемый комиссаром города Риги Эмилс Карлсонс, и Легион, небольшая организация, возглавляемая бывшим подполковником Волдемарсом Озолсом, в состав которой входили армия и те, кто участвовал в борьбе за независимость после Первой мировой войны.Более влиятельной группой, имеющей антипарламентские настроения, была Firecross (Угунскруст). Эта группа была образована в 1930 году как культурная организация и имела большое количество сторонников среди интеллигенции. Однако его цели были политическими. Он хотел искоренить коррупционную практику партийного правления и большое влияние меньшинств в национальном масштабе. жизнь.13

Авторитарные тенденции проявлялись не только в группах, отстраненных от политической власти. В правительстве также рассматривалось свержение политической системы.В 1932 году премьер-министр Маргерс Скуйниекс, министр обороны Янис Балодис и депутат от социал-демократов Феликсс Циленс обсудили возможность совершения государственного переворота с помощью армии. Однако командующий армией генерал Кришьянис Беркис отказался от поддержки, и от этой схемы отказались14.

Движение к реформе или ниспровержению демократической системы вызвало определенный общественный интерес, но в остальном оно мало продвинулось. Политика групп интересов продолжала оставаться главной заботой политических партий.Это было особенно очевидно в начале 1933 года, когда рассматривался бюджет на 1933/34 год. Государственный бюджет постоянно сокращался с 1928/29 финансового года из-за внутренних и мировых экономических проблем. Новый прогнозируемый бюджет до Сейма должен был составить 24 миллиона В латах меньше, чем в 1932/33 финансовом году; сокращение на шестнадцать процентов. Следовательно, внимание сторон было направлено на защиту финансовых интересов своих сторонников, а не на использование дебатов по бюджету для поиска общих решений финансовых трудностей Латвии.15

Как и партии, правительство также не желало заниматься внутренними проблемами Латвии. Пока продолжались дебаты по поводу бюджета, правительство продолжало националистическую политику, начатую в 1929 году16. Премьер-министр М. Скуйниекс и его министр образования Атис Кенинс представили в начале 1933 года законопроект о сокращении государственных субсидий меньшинствам. управляемые школы. К августу он также введет латышский язык в качестве языка обучения во всех государственных учебных заведениях. 1933 г.17 Законопроект был направлен на снижение культурного влияния меньшинств, особенно немцев. Эта политика соответствовала заявлению Кенина в 1932 году на съезде партии Демократического центра о том, что в Латвии должна быть только латышская культура, в то время как никакая другая не может существовать18. У этой националистической меры был еще один мотив. Это было сделано для того, чтобы отвлечь внимание от финансовых трудностей страны и уменьшить критику в адрес правительства19. Однако неожиданно, предложение правительства о школе было отклонено 3 февраля.На следующий день кабинет подал в отставку без выражения вотума недоверия.

Отставка правительства привела к кризису в кабинете министров, который длился семь недель, до 24 марта. Этот кризис усугубился в марте слухами о том, что бывший премьер-министр Карлис Улманис планировал государственный переворот в году. Подозрительные действия нескольких офицеров, некоторые из которых были доверенными друзьями Улманиса, во время армейских игр под Ригой вызвали недоверие у командира армейской дивизии Видеме генерала Карлиса Гопперса.Он сообщил депутату-социал-демократу Ф. Целенсу, что Улманис может организовать свержение правительства. Челенс передал информацию премьер-министру Скуйниексу, и оба согласились с тем, что социал-демократическая военизированная организация должна быть в готовности к отражению любого нападения на государственный заказ.20 Не произошел переворот . С формированием нового кабинета Адольфом Блодниексом правительственный кризис закончился.

Однако партийная рознь на этом не закончилась.Международные события влияли на внутренние дела, и новый кабинет никак не мог контролировать это влияние. В последние дни В кабинете Скуйниекса Адольф Гитлер стал канцлером Германии. В Латвии эта новость была воспринята с определенным опасением, поскольку в газетах появлялись сообщения о немецком «Drang nach Osten» 21. Наиболее обеспокоенными событиями в Германии были социал-демократы. Они напали на новое правительство Германии в прессе и протолкнули антифашистское движение на заседании Сейма 17 марта. Это движение предписывало новому правительству Блодниека изгнать всех иностранных фашистов и закрыть их организации. Кроме того, все латвийские организации, а также их публикации, враждебные демократии, должны были быть запрещены. В их число конкретно входили Латвийская национал-социалистическая партия, Легион и Firecross22. Полтора месяца спустя социал-демократы снова атаковали фашизм во время своих первомайских демонстраций23. В июне к ним присоединились евреи, объявившие бойкот Германии. товары.24 Германия отреагировала на это введением эмбарго на сливочное масло одного из крупнейших экспортных товаров Латвии. По мнению правительства, бойкот и эмбарго осложнили дипломатические отношения Латвии с одним из крупнейших экспортных покупателей. Внутри страны это дело создало трудности для правительства, поскольку оно получило политическую поддержку со стороны многих из тех, кто пострадал от эмбарго в сельском хозяйстве. Немцы вскоре отменили эмбарго, но импорт латвийского масла из Германии продолжал сокращаться.25 Правительство пытается заключить более выгодный торговый договор на экспорт масла. в Германию продолжалось на протяжении 1933 и 1934 годов, но без каких-либо положительных результатов.26

В августе социал-демократы продолжили наступление на фашизм. Хотя Firecross был распущен в марте, многие из его бывших членов объединились в политическую партию Thundercross (Per-konkrusts). Попытки социал-демократов протолкнуть новые меры против него потерпели неудачу27. Многие депутаты от партий среднего класса считали, что страх левых перед угрозой справа преувеличен. Они думали, что виновниками кризиса в политической и экономической жизни Латвии являются сами социал-демократы.Их противодействие политической реформе и деятельности их военизированной организации Worker’s Sport and Guard (Stradnieku sports un sargs), угрожает порядку и стабильности в стране. Оказавшись в эпицентре этого спора, правительство отреагировало запретом Worker’s Sport and Guard. Поскольку меры были приняты ранее против организаций правого крыла, закрытие социал-демократической военизированной организации по крайней мере освободило бы правительство от обвинений в фаворитизме в отношении какой-либо отдельной политической группы.28 Тем не менее запрет был неэффективным. Вскоре организация «Рабочий спорт и охрана» вновь появилась в Латвийском спортивном союзе рабочих (Latvijas stradnieku sport biedribu savieniba). .29

Эта борьба правого и левого крыла разгорелась в ноябре и декабре 1933 года, а также в марте и мае 1934 года. Против оппозиции социал-демократов в ноябре правительство арестовало семерых депутатов-коммунистов за подрывную деятельность. В следующем месяце левые отомстили, увидев Громовой крест. Газета и ее дочерняя организация «Гвардия Отечества» (Tvijas sargs), объявлены незаконными и запрещены.30 В марте 1934 года Сейм принял постановление, предписывающее правительству Улманиса уволить всех государственных служащих, принадлежащих к фашистским или правым организациям, враждебным государству31. Два месяца спустя партия «Союз фермеров» внесла предложение об увольнении из правительства всех бывших членов социал-демократических военизированных организаций. Ходатайство не было принято.32

Этот вид деятельности не способствовал эффективной работе правительства и не внушал доверия к демократической системе.Постоянные партийные конфликты затрудняли выполнение законодательными обязательствами Сейма . Кабинеты все чаще брали на себя эту ответственность, прибегая к статье 81 Конституции33, которая давала Совету министров право издавать постановления, имеющие силу закона, в период между сессиями Сейма . Утрата доверия к системе вызвала сочувствие к ее радикальной трансформации среди интеллектуалов, особенно академической молодежи, интересы которой не всегда совпадали с деятельностью и целями политических партий.34 Недовольство проявлялось также в армии и государственной бюрократии. Оба нашли парламентские произвольное и досадное вмешательство в их дела35. В деревне аграрное население не могло понять, почему у них фактически нет власти или влияния в кабинетах, возглавляемых аграрными партиями. Это недовольство заразило и Ополчение, которое привлекало большинство своих добровольцев из сельской местности36.

Неспособность сторон конструктивно решать внутренние проблемы страны возродила движение к реформам.На специальной сессии Сейма 22 августа 1933 года Союз фермеров объявил о своем намерении внести предложение о реформе конституции, которая дала бы президенту больший контроль над законодательным собранием и кабинетом. Два месяца спустя, 23 октября, было внесено предложение о реформе. Он предусматривал избрание президента народом сроком на шесть лет. Президент мог распустить Сейм в любое время и имел право принудить к отставке всего кабинета министров или одного министра.Прежде чем кабинет сможет взять на себя полномочия правительства, он должен получить одобрение президента. Помимо контроля над Сеймом и Советом министров, президент фактически имел бы абсолютное право вето в отношении законодательства. Он мог объявить войну или объявить чрезвычайное положение, не посоветовавшись с кабинетом министров. Кроме того, президент мог временно отменить свободу печати, собраний и забастовок, когда не существовало чрезвычайного положения. Наконец, чтобы исключить небольшие партии из законодательного собрания, количество депутатов будет сокращено со ста до пятидесяти.37

10 ноября предложение было принято Общественно-судебной комиссией Сейма для серьезного рассмотрения. Было немыслимо, чтобы конституционные изменения, желаемые Союзом фермеров, не претерпят значительную доработку. Социал-демократы были категорически против любого рассмотрения проекта реформы, подозревая Улманис, лидер Союза фермеров с диктаторскими намерениями. Партии меньшинств опасались, что это уменьшит их влияние на политическую жизнь Латвии.Признавая необходимость реформы, другие партии не могли договориться о ее масштабах и особенно возражали против расширения полномочий президента.38 Чтобы избежать разногласий по поводу реформы, некоторые, например премьер-министр Адольфс, Блодниекс предложил изменить избирательный закон. Путем ликвидации всех партий с менее чем пятью депутатами анархическая политика Сейма будет искоренена. Такое изменение также было бы легче осуществить. Для изменения закона о выборах требовалось только большинство голосов, в то время как реформа Конституции требовала согласия двух третей депутатов.39 Однако Союз фермеров был против таких полумер40 , хотя и заручился поддержкой социал-демократов по мере развития жарких дебатов41.

Поскольку конституционная реформа натолкнулась на такое сопротивление, различные группы начали рассматривать более действенные решения. Уже в январе 1934 г. один из Сподвижники Улманиса генерал Янис Балодис якобы озвучили позицию Демократического центра и Прогрессивного союза по поводу «смены государственного строя».» 42 В следующем месяце в Прогрессивном союзе был разработан план ликвидации Сейма с целью проведения реформы конституции. Схема провалилась, когда не удалось достичь определенного соглашения с армией о роли, которую она будет играть в таком предприятии43. В то же время ходили слухи о том, что Легион, официально запрещенный в марте 1933 года, также был планирование свержения правительства; но когда и как было непонятно.44

2 марта пало правительство Блодниекса.Союз фермеров теперь стремился сформировать правительство с Улманисом в качестве премьер-министра. На партийном съезде, созванном сразу после того, как Блодниекс получил вотум недоверия, Улманис выразил решимость провести реформу конституции.45 Съезд также постановил, что в случае провала реформы в Сейме , она будет внесена на рассмотрение . на референдумы до достижения успеха.46 Кандидатура Улманиса была; против Демократического центра, Новых фермеров и мелких землевладельцев, Прогрессивного союза и социал-демократов.Поэтому за поддержкой Улманису пришлось обратиться к партиям меньшинств, латгальским крестьянам-христианам и другим небольшим группам. К 17 марта ему удалось сформировать коалицию, и он получил вотум доверия Сейма.

Реакция в прессе и в Сейме на новое правительство заключалась в том, что теперь Союз фермеров будет стремиться изменить конституцию силой47. Прогноз не был полностью необоснованным. Оказалось, что Улманис уже рассматривал такой шаг при формировании нового кабинета48, если на это указывают состав кабинета и кадровые изменения на других правительственных и военных должностях.Ключевые посты в кабинете министров занял Союз фермеров49. Премьер-министром был Улманис. Генерал Балодис был министром обороны и временно министром юстиции. В. Гулбис был министром внутренних дел и контролировал полицию и ополчение. В последнем Союз фермеров имел значительное влияние, поскольку один из его заместителей, Альфред Берзиньш, отвечал за организацию и идеологию гвардии. Он также имел тесные связи с его командиром генералом Карлис Праулс 50. В апреле Улманис заполнил другие ключевые должности политически надежными последователями.Руководителя политической полиции В. Озолиньша сменил Я. Фридрихсонс. Генерал Кришьянис Беркис сменил генерала К. Гопперса на посту командира армейской дивизии Видеме и гарнизона в г. Рига.51

Пока происходили эти изменения, Союз фермеров продолжал энергично отстаивать свой план реформ. Это действительно прикрывало подготовку к перевороту, в противном случае его усилия в Сейме были безрезультатными. Из обсуждений в Общественно-судебной комиссии стало очевидно, что основные положения проекта реформы имеют мало шансов на принятие.К апрелю единственными предложениями, получившими поддержку, были всенародные выборы президента, роспуск Сейма президентом с новыми выборами, которые должны были состояться в течение двух месяцев, назначение президентом кабинета министров, которому должно доверять Сейм , и увеличение срока полномочий с трех до четырех лет.52 По сути, депутаты сохранили свою доминирующую власть в делах правительства. Изменения в предложении о реформе Союза фермеров теперь должны были быть вынесены на обсуждение Сейма .Это должно было произойти 3 мая. Из-за общей оппозиции реформе даже пересмотренные предложения Общественно-судебной комиссии не могли не вызвать значительную оппозицию.

Столкнувшись с ослабленной реформой, которая должна была встретить сильное сопротивление в Сейме, Улманис имел две альтернативы: либо вынести первоначальное предложение о реформе на референдум, как это было предусмотрено съездом партии, либо изменить конституцию силой. Он выбрал последнюю процедуру.23 апреля было объявлено днем ​​ государственного переворота. 53 Генерал Беркис и его начальник штаба полковник О. Фогельманис и адъютант капитан Калниньш был проинформирован о планах премьер-министра. Среди других были командиры 5-го и 6-го рижских полков полковник Ф. Виратис и полковник Р. Клинсонс, а также полковник Х. Розенштейна из штаба армии. Ни главнокомандующий армией генерал М. Пеникис, ни его помощник генерал М. Хартманис не были привлечены к заговору.Среди гражданских участников были директор административного управления Министерства внутренних дел Дж. Ансмитс; директор Почты и телеграфа Б. Эйнбергс; секретарь президента Я. Рудумс; и префект Риги Т. Гринвальдс. О перевороте проинформировали командующий ополчением, доверенные ему командиры полков в Екабпилсе и Риге и помощник командира полка в Елгаве54.

Несмотря на подготовку, военная операция не была проведена.Из-за нерешительности министра обороны генерала Балодиса пришлось отложено.55 Другая попытка должна была быть предпринята двумя неделями позже, в мае. 2.56 По мере приближения даты, приказы пошли, Ополчению были выданы боевые патроны и приказано проследовать в Ригу 1 мая. Однако снова приказы были отменены. Сомнения Балодиса по поводу решительного шага вынудили его отложить до майской ночи. 15-16,57

Выдача боевых патронов Ополчению непосредственно перед запланированным переворотом 2 мая наблюдалась некоторыми социал-демократами в provinces58 Это был первый намек на то, что правительство Улманиса что-то замышляет.3 мая в ходе обсуждения предложения Союза фермеров о реформе появился еще один намек. Депутат от социал-демократов Фрисис Мендерс сообщил, что на ужине в честь генерала Беркиса 1 мая Ансмитс сообщил, что Директор административного департамента поинтересовался у присутствовавших лидеров ополчения, сколько человек было бы у них наготове, если бы конституция была изменена по-другому. 59. Подразумевалось, что Союз фермеров планировал свергнуть государственный порядок.Это заявление опроверг его заместитель А. Берзиньш. Мендерс просто преувеличивал и искажал замечание, сделанное под воздействием алкоголя. По его словам, если и существовала какая-либо угроза государству, то она исходила от социал-демократической военизированной организации и выступлений ее депутатов60.

5 мая социал-демократы внесли ходатайство об увольнении Ансмитса с его должности. Они добавили предупреждение, что любая попытка свергнуть политическую систему будет встречена всеобщей забастовкой и вооруженной сопротивление.61 Союз фермеров ответил на этот шаг, выдвинув предложение об увольнении с государственных постов всех бывших членов социал-демократических военизированных организаций: «Рабочий спорт и охрана» и его преемника — Латвийский спортивный союз рабочих. Социал-демократическое предложение было принято три дня спустя, но было отменено в пятницу, 11 мая, по предложению Союза фермеров. В то же время предложение Союза также было побежден.62

С 3 по 11 мая безрезультатные маневры сторон в деле Ансмитса сопровождались безрезультатными дебатами по конституционной реформе.Из поправок, рекомендованных Общественно-судебной комиссией, во втором чтении реформы большинство поддержали только те поправки, которые предусматривают всенародные президентские выборы и удлинение законодательного срока Сейма . мера.63 Третье чтение должно было состояться в пятницу, 18 мая. К тому времени, однако, Саэйма уже не заседала.

Днем во вторник, 15 мая, депутат Союза фермеров Берзиньш посетил штаб армейской дивизии Видеме.Его цель состояла в том, чтобы проверить, что подготовка к перевороту была проведена. Генерал Беркис заверил его, что все приказы и детали для координации армии и ополчения готовы. В одиннадцать часов вечера руководители переворота собрались в МИД, чтобы проследить за развитием событий. Незадолго до полуночи пришло известие, что вся армия, ополчение и полиция следовали заранее определенному плану. К 12:30 утра среды 16 мая здания правительства, здание Сейма , телефонная станция, зал заседаний военизированной социал-демократической организации и залы профсоюзов были заняты.Операция прошла эффективно и не встретила сопротивления64.

В качестве страховки от любого противодействия со стороны партий, треть из ведущих депутатов Сейма были арестованы Полиция.65 Наиболее сильно пострадали социал-демократы. Помимо депутатов, у которых было конфисковано 200 единиц оружия, в провинцию были взяты ведущие члены партии. содержание под стражей.66 В течение дня их газета была закрыта вместе с тридцатью другими изданиями.Были изданы указы об отмене свободы печати и собраний. Вся политическая деятельность была признана незаконной, а Сейм был распущен67.

Имея правительство в надежных руках, новые лидеры транслировали обращение68 к народу в восемь часов утра в среду. Он был подписан Prime Министр Карлис Улманис и министр обороны Янис Балодис. В соответствии со статьей 62 Конституции было объявлено чрезвычайное положение. В манифесте правительство пыталось оправдать эту чрезвычайную меру соображениями защиты внутреннего порядка и безопасности.В нем утверждалось, что существовала возможность вооруженных столкновений между Легионом и другими безответственными группировками, что депутаты Сейма угрожали отправить свои военизированные формирования на улицы, что люди были озлоблены действиями политических партий и Саэйма, , экономическими проблемами и провалом конституционной реформы. Согласно обращению, чувство незащищенности было широко распространено и усиливалось быстрыми изменениями в международных делах.Следовательно, правительство сочло необходимым предпринять шаги, которые предотвратили бы перерастание внутренней напряженности в гражданскую войну. В нем говорилось, что эти действия были направлены не на подрыв демократии, а, скорее, на ее укрепление. Они создадут условия, в которых возродятся дух и решимость народа, его единство, его экономическое процветание и его культура. Изнурительные последствия классовой и партийной розни будут устранены, и все классы и регионы будут объединены с беспартийным правительством в восстановлении государства.

В Риге реакция граждан на манифест и политические изменения была благоприятно.69 Деловая активность продолжалась без перебоев. К четвергу, 17 мая, руководители переворота снизили меры безопасности и объявили о формировании нового правительства. Его возглавил Улманис как премьер-министр и в него вошли представители всех основных политических партий. После роспуска Саэйма его полномочия и функции были переданы Совету министров до тех пор, пока не будет проведена реформа конституции.

Обоснование захвата власти, данное в манифесте, включает политику, экономику и международные отношения. По большей части его аргументы неубедительны. Реальной угрозы гражданской войны из-за действий Легиона или других безответственных группировок не было. Легион был запрещен в марте 1933 года, и два его лидера депортировали одного в Эстонию, а другого — в Литву. Когда они попытались вернуться в Латвию примерно 5 мая 1934 года, они были арестованы вместе с небольшой группой хорошо вооруженных людей.Согласно правительственному расследованию, план Легиона заключался в ликвидации Сейма и правительства во главе с Улманисом. Однако такая группа была слишком малочисленной, чтобы представлять серьезную угрозу для государства. Их вооруженная акция в мае предоставила Улманису возможность оправдать переворот на основании угрозы слева и справа и избежать появления видимости того, что меры безопасности были односторонними действиями, направленными против общества. Демократы.70 Предположения, что запрещенный крест грома планировал свержение правительства, остались необоснованными.71 Ссылка на угрозу депутатов Сейма отправить вооруженных людей на улицу была сделана в адрес социал-демократов. На заседании Сейма , 5 мая депутат от социал-демократов Бруно Калниньш только заявил, что любая попытка государственного переворота встретит всеобщую забастовку и вооруженное сопротивление. Однако отсутствие сопротивления действиям военных и полиции в ночь с 15 на 16 мая показало, что социал-демократы были застигнуты врасплох и не имели реального плана вооруженных действий. действие.72 После переворота , правительство Улманиса попыталось доказать, что вооруженные действия рассматривались, указав на оружие, конфискованное в домах нескольких видных депутатов-социал-демократов. Во время судебного разбирательства по делу этих депутатов военным судом правительство не смогло представить никаких реальных доказательств заговора против состояние.73

Казалось, что экономические проблемы государства не сыграли никакой роли в принятии решения о перевороте. 1932 год был худшим годом депрессии, но к 1933 году экономическая ситуация улучшалась.74 Более того, депрессия сразу же повлияла на продукцию, производимую на экспорт. И сельское хозяйство, и промышленность пострадали от закрытия рынков Германии и Великобритании и девальвации фунта стерлингов. Для правительства Латвии очевидным ответом на затруднительное экономическое положение государства было развитие сельскохозяйственной и промышленной самообеспеченности75. Попытки увеличить объем экспорта за счет приведения стоимости латвийской валюты в соответствие с ценами других европейских государств не предпринималось.Однако именно отказ от золотого стандарта и девальвация ограничили внешнюю торговлю Латвии и, в свою очередь, замедлили внутреннюю экономическую активность. Если бы экономические соображения были причиной переворота, эта девальвация должна была быть одной из основных причин. Но самые сильные партии, такие как Аграрный союз, социал-демократы и Демократический центр, были привержены поддержанию золотого стандарта76. В июне 1934 года, через месяц после переворота d’etat, новый министр финансов Л.Экис подтвердил намерение правительства придерживаться золотого стандарта. Он утверждал, что девальвация не имела большого значения для улучшения экономического положения страны77. Только в 1936 году золотой стандарт окончательно упал, а обменный курс латвийской валюты снизился.

Третьим основным оправданием государственного переворота была изменяющаяся международная ситуация, в которой Латвии нужно было быть сильной и сплоченной, чтобы сохранить мир в Восточной Европе и защитить свою независимость.Опять же, эти причины кажутся неубедительными, несмотря на утверждения. По мнению некоторых авторов, международные события сыграли значительную роль в решении Улманиса совершить переворот.78 Независимо от политической организации государства, армия была единственным инструментом, который мог защитить независимость Латвии. Однако он всегда был маленьким и едва ли мог противостоять вооруженным силам своих более крупных соседей. Более того, переворот, осуществленный Улманисом, не был бы воспринят в Советском Союзе хорошо. Советы считали Союз крестьян фашистским. организация79 и любой захват власти ее лидером только подтвердит, что фашизм уже на пороге.Зная об этом отношении со стороны Советов, Улманис, очевидно, заверил их, что его политика не будет представлять опасности для Советского Союза. В ответ Советы согласились не вмешиваться в Планы Улманиса. 80

Фактические причины переворота, по-видимому, заключаются в стремлении Улманиса к сильной исполнительной власти и единой стране, работающей для достижения общей цели. Он также был недоволен деятельностью политических партий и их противодействием конституционному праву. реформа.

В молодости он жил в Соединенных Штатах между 1906 и 1913 годами и изучал сельское хозяйство, и на него произвела благоприятное впечатление эффективность и инициативность американцев. В своих трудах о сельском хозяйстве он постоянно подчеркивал необходимость улучшений, модернизации и единства действий в любых начинаниях.81 Позже это стремление к единодушию в действиях трансформировалось в политическую позицию, которая подчеркивала национальное единство как основу государства. и требовал, чтобы граждане служили в первую очередь общему благу.Человек существует, чтобы служить государство и политика, следовательно, должны основываться не на индивидуальных или классовых интересах, а на интересах нации и общества. состояние.82

Улманис был впечатлен также сильной исполнительной властью президента США. Штаты.83 После провозглашения независимости в 1918 г. г. он, г. открыто выступал за сильную исполнительную власть в Учредительном округе. Ассамблея.84 Однако она выбрала слабого президента и парламентскую форму правления, при которой власть была сконцентрирована в законодательной ветви власти.Последующая история смены кабинета министров и частое использование Кабинетами статьи 81 конституции для принятия законов и постановлений, вероятно, усилили склонность Улманиса к сильному президентскому лидерству. Эта тенденция усилилась в сентябре 1933 года, когда он посетил Германию, чтобы оправиться от операции. Немецкий министр в Риге Мартиус сообщил, что Улманис хотел бы услышать из авторитетных источников о внутриполитической ситуации в Германии. Этот интерес, по словам Мартиуса, возник из-за того, что Улманис не считал, что парламентская система не подвержена изменениям в будущем.Организации, связанные с Союзом фермеров, также имели антипарламентские 85. В письме в министерство иностранных дел Германии восемь месяцев спустя Мартиус заметил, что Ульманис вернулся из Германии, убежденный в преимуществах национал-социалистической революции для сельских жителей. население.86 Это не означало, что Улманис еще в 1933 году решил ниспровергнуть демократическую систему в Латвии. Революция в Германии понравилась ему, вероятно, потому, что партийные и классовые конфликты был исключен из политической системы, а сильное исполнительное руководство обеспечивало единство направления и цели для нации.Более того, будучи на протяжении всей своей жизни интересовавшимся сельским хозяйством и будучи лидером важнейшей аграрной партии в стране, две трети населения которой зависели от сельского хозяйства, он не мог не осознавать, что с сильной исполнительной властью, избранной народом. будет продвигаться аграрная политика. В Латвии этого не произошло, несмотря на то, что министры аграрной направленности возглавляли большинство кабинетов. Нестабильные коалиционные правительства и оппозиция левых сил и партий меньшинства, которые выступали за индустриализацию, выступали против этого направления политики.87

Когда Союз фермеров представил свой проект реформы Сейму в конце октября 1933 года, влияние мысли Улманиса стало очевидным. Его положения предусматривали сильную исполнительную власть с почти диктаторскими полномочиями. Как указывал Улманис при представлении проекта, речь шла о наделении президента более широкими полномочиями и ограничении полномочий Сейма. По этим основным положениям Союз фермеров не мог пойти на компромисс.Однако именно эти серьезные изменения были неприемлемы для большинства политических партий. К весне 1934 года стало очевидно, что политическая система останется неизменной. Хотя выборы в новый Сейм должны были состояться в октябре, была небольшая вероятность того, что базовая конфигурация Сейма изменится. Левые партии и партии меньшинства будут обладать достаточной властью, чтобы снова заблокировать реформы из-за разногласий между партиями среднего класса и их нежелания мириться с сильным исполнительным руководством.Правительство в 1934 году могло использовать референдум для проведения конституционной реформы, но механизмы, задействованные в ее проведении, затраченное время и, возможно, неуверенность в результатах выступили против использования этой процедуры. В этих условиях Улманис решил свергнуть существующую политическую систему, а не мириться с ограниченными изменениями в будущем.

Из-за сопротивления проекту реформы Союза фермеров возникает вопрос, почему он был введен.Если было мало шансов на реформу в соответствии с предложенными направлениями и если правительство не собиралось прибегать к плебисциту, могло бы возникнуть необходимость в более ограниченных предложениях по реформе, чтобы гарантировать их принятие. Одним из таких предложений было изменение закона о выборах. Это было отдельно от конституционного вопроса, у него было больше поддержки, и он устранил бы множество мелких партий, которые сделали коалиционные правительства настолько нестабильными. Тот факт, что они не были ограничены по своему характеру, предполагает, что конституционные изменения Союза фермеров были внесены с целью заставить неразрешимый политический конфликт.Единственный способ выйти из политического тупика — это последовать примеру Литвы и Эстонии, то есть приостановить действие конституции. Из-за недовольства парламентской системой у различных слоев населения такая акция не вызовет большого сопротивления. Благосклонный прием, оказанный перевороту в Риге, и пассивное принятие политических изменений по всей стране88 указывает на то, что Улманис довольно хорошо оценил народные настроения.

Приостановление действия конституции не укрепило демократию, как заявил Улманис в правительственном манифесте от 16 мая.Активное или пассивное принятие переворота просто стимулировало тенденцию к авторитаризму. Поскольку парламентское правление исчезло, был начат новый подход к правительству. Опять же, как и в 1918 году, модель политической организации пришла из Западной Европы. Однако склонность была больше не к демократическому правлению, а скорее к усилению власти центральной власти. Модель Рассматривалась корпоративная система фашистской Италии. В январе 1936 года вступила в силу корпоративная форма правления с созданием Национального экономического совета и Государственного совета по культуре.Оба действовали в качестве советников, при этом власть оставалась сосредоточенной в Совете министров, особенно в руках Улманиса. В качестве премьер-министра он еще больше укрепил свои позиции три месяца спустя, также заняв должность временного президента государства до принятия новой конституции. Однако к началу Второй мировой войны конституционная реформа не была завершена.

1 Конституция находится в: Альфредс Билманис, Латвия как независимое государство (Вашингтон, Д.С .: Латвийская миссия, 1947), с. 379-85; Освальдс Фрейвальдс, Латвиесу politikas partijas 60 gados (Латвийские политические партии старше 60 лет) (Копенгаген: Имант, 1961), стр. 197-206.
2 О положениях закона о выборах см. Freivalds, pp. 197, 207-21; Билманис, п. 379.
3 Королевский институт международных отношений, Страны Балтии (Лондон: Oxford University Press, 1938), стр. 52.
4 К 1931 г. социал-демократы в принципе соглашались на сотрудничество с партиями среднего класса.В 1923 году они шесть месяцев участвовали в правительстве. Были некоторые соображения относительно создания левой коалиции в 1926 году, но это не осуществилось. После 1931 года социал-демократы отказались работать в какой-либо коалиции. См. Феликсс Cielens, Laikmetu maina (В меняющуюся эру) (Том 2. Лидинго, Швеция: Memento, 1963), стр. 293-94, 431, 450, 451.
5 Voldemars Bastjanis, Demokratika Latvija (Демократическая Латвия) (Стокгольм: д-р Эмилс Огринс, 1966), с. 135.
6 Списки членов кабинета см .: Freivalds, pp. 64, 143-46; Георг фон Раух, Geschichte der baltischen Staaten (Штутгарт: В. Кольхаммер Верлаг, 1970), с. 215; The Times (Лондон), Cuttings: Прибалтика (январь 1920 г. — август 1926 г.), стр. 179, 277, 313, 363, 406, 435; The Times (Лондон), Вырезки: страны Балтии (август 1926 — май 1939), стр. 15, 73, 105, 161, 174, 208, 244.
7 Бастянис, стр. 135; Н. Викснинс, Latvijas vesture jauna gaisma (История Латвии в новом свете) (Чикаго: Драугас, 1968), стр.415, 432.
8 Juergen von Hehn, Lettland zwischen Demokratie und Dikta-tur: zur Geschichte des Lettlaendischen Staatsstreichs von 15. Mai 1934 (Мюнхен: Isar Верлаг, 1957), с. 19.
9 Там же, с. 20.
10 Там же, , сноска 65, стр. 20; Фрейвальдс, стр. 26.
11 Там же, , с. 20–21.
12 Там же, , с. 22–23.
13 Preivalds, стр. 127.
14 Викснинс, стр. 433.
15 Politischer Bericht, «Zur innerpolitischen Lage Lettlands», 21.Январь 1933 г., Auswaertiges Amt, Pol. 5: Lettland: Innere Politik, Parlaments und Parteiwesen, Bd. 6, Катушка 3506, E 632013, E632014. В дальнейшем именуемая AA, Pol. 5 Lettland.
16 О националистической политике с 1929 г. см .: Чикагский университет, , Латвия: Региональное исследование, (Джордж Б. Карсон (ред.). Том 1. Нью-Хейвен: файлы области человеческих отношений, 1956), стр. 189–190.
17 Politischer Bericht, «Zur innerpolitischen Lage Lettlands», 21. января 1933, AA, Pol.5: Lettland, Bd. 6, Катушка 3506, E632014.
18 Хен, сноска 51, стр. 17.
19 Politischer Bericht, «Zur innerpolitischen Lage Lettlands», 21 января 1933 г., AA, Pol. 5: Lettland, Bd. 6, Катушка 3506, E632014.
20 Cielens, Vol. 2. С. 454-56.
21 Хен, стр. 18.
22 Берихт, «Socialdemokratische Interpellation», 18. Maerz 1933, AA, Pol. 2: Lettland: Politische Beziehungen Lettlands zu Deutschland, Bd. 5, Катушка 3506, E631814. В дальнейшем именуемая AA, Pol.2: Lettland.
23 Берихт, «Socialdemokratische Demonstrationen», 26 апреля 1933 г., AA ‘ Pol. 2: Lettland, Bd. 5, Катушка 3506, E631870, E631871.
24 Aufzeichnung, 14. Juni 1933, AA, Pol. 2: Lettland, Bd. 6, катушка 3506, E631886-E631890; Берихт, «Juedische Boycottbe-wegung …», 14. Juli 1933, AA, Pol. 2: Lettland, Bd. 6, Катушка 3506, E631891-E631894.
25 Arnolds Aizsilnieks, Latvijos saimnieciska vesture, 1914-1945 (Экономическая история Латвии, 1914-1945) (Сундбюберг, Швеция: Даугава, 1968), с.549.
26 Telegram, 24. Maerz 1934, AA, Pol. 2: Lettland, Bd. 6, Катушка 3506, E631927.
27 Альфредс Берзиньш, Labie gadi: Firms un pec 15, maija (Хорошие годы: до и после 15 мая) (Новый Йорк: Grama-ta Draugs, 1963), стр. 133.
28 Хен, стр. 26-27.
29 Bruno Kalnins, Latvijas Socialdemokratijas 50 gadi (50 лет Социал-демократической партии Латвии) (Стокгольм: LS-DSP Арземю Комитеяс издевумс, 1956), с. 264.
30 Хен, стр.33; Politischer Bericht, Innerpolitische Lage Let -lands bei Parlamentsschluss. .., «23. декабря 1933, AA, Pol. 5: Lettland, Bd. 7, Катушка 3506, Е632047.
31 Ральф Томпсон, «Фашистские тенденции в Северной Европе», Current History, Vol. 40 (май 1934 г.), стр. 243; Берихт, «Социально-демократический запрос», 18. Maerz 1933, AA, Pol. 2: Lettland, Bd. 5, Катушка 3506, E631814.
32 Хен, сноска 166, стр. 44-45; Politischer Bericht, «Staats-umwaelzung» in Lettland », 19.Май 1934 г., AA, Pol. 5: Lettland, Bd. 8, Катушка 3506, E632063. В дальнейшем цитируется как Politischer Bericht, «Staatsumwaelzung in Lettland ».
33 Cielens, Vol. 2, стр. 496.
34 Там же, , с. 449-50; Берихт «Nationalsocialistische Bewegung in Lettland, «11. Juli 1933, AA, Pol. 5: Lettland, Bd. 7, Reel 3506, E632036; Politischer Bericht, «Staatsumwaelzung in Lettland», … E632061.
35 Politischer Bericht, «Staatsumwaelzung in Lettland»… E 632061.
36 Voldemars Bastjanis, Gala sakums (Начало конца) (Лидинго, Швеция: Memento, 1964), стр. 18.
37 Хен, стр. 29-30.
38 Там же, с. 30, 32.
39 Адольфс Блодниекс, Непобедимая нация (Нью-Йорк: Роберт Спеллер и сыновья, Издательство, Инк., 1960), стр. 222.
40 Берзиньш, с. 138, 139.
41 Cielens, Vol. 2, стр. 497.
42 Хен, стр. 42.
43 Хен, стр.67-68; Берзиньш, с. 137-38.
44 Берзиньш, с. 137-38.
45 Хен, стр. 42-43.
46 Там же, с. 35.
47 Там же, с. 43, и сноску 158, с. 43.
48 Z. Unams, Laiku atspulga (В отражении времени) (Olden burg: Loga Апгадс, 1953), с. 10; Бастянис, Гала …, с. 18.
49 Хен, стр. 36.
50 Берзиньш, с. 103, 109.
51 Хелм, стр. 43.
52 Там же., с. 37.
53 Там же, Приложение 2: «Министр Берзиньш о государственном перевороте 15 мая 1934 года и авторитарном режиме», стр. 67.
54 Берзиньш, с. 146-47.
55 Хен, Приложение 2, стр. 67.
56 Там же.
57 Там же.
Бастьянис 58, Гала. .., с. 24.
59 Хен, сноска 166, стр. 44.
60 Там же, , сноска 166, стр. 44-45.
61 Там же., сноска 167, с. 45.
62 Там же, , сноска 166, стр. 44–45; Politischer Bericht, Staatsumwaelzung in Lettland, «… E632063.
63 Хен, стр. 38.
64 Описание событий в ночь с 15 на 16 мая см .: Берзиньш, с. 149-53.
65 Felikss Cielens, Laikmetu maina (В меняющуюся эпоху) (Том 3. Лидинго, Швеция: Memento, 1963), стр. 11.
66 Cielens, Vol. 2, стр. 504-05; Politischer Bericht, Staatsumwaelzung in Lettland, «.. ., E632060.
67 Politischer Bericht, «Staatsumwaelzung in Lettland», …, E632057, E632058; Билманис, стр. 81.
68 О «Манифесте правительства» см .: Hehn, pp. 64-66.
69 Берзиньш, стр. 156; Politischer Bericht, Staatsumwaelzung in Lettland, «… E632059.
70 Politischer Bericht, «Staatsumwaelzung in Lettland» … E632063, E632064.
71 Хен, стр. 41, 69.
72 Cielens, Vol. 2. С. 501, 503.
73 Hehn, стр. 40-41; Обсуждение процесса см .: Cielens, Vol. 3. С. 15-31.
74 Айзсилниекс, стр. 582.
75 Королевский институт международных отношений, стр. 145-46, 150, 15’J-53, 179.
76 Айзсилниекс, стр. 600; Берихт, «Bevorstehender Besuch bei» Министр-президент Улманис, 20. Мерц 1934, AA, Pol. 2: Let-tland, Bd. 6, Reel 3506, E631923.
77 Айзсилниекс, стр. 600.
78 Унамс, стр. 8–9; Хен, Приложение 2, стр. 69.
79 Bericht, «Artikel Radeks ueber den deutschen Irnperialismus und die faschistische Bewegung in den Baltischen Стаатен «19.Декабрь 1933, AA, Pol. 2: Baltikum: Politische Beziehungen Randstaaten zu Deutschland, Bd. 1, Катушка 3506, E 631643.
80 Калниньш, с. 269.
81 Паулис И. Лазда, «Роль Карлиса Улманиса в формировании латвийского государства», неопубликованная магистерская диссертация (Университет Висконсина, 1965), с. 30.
82 Хен, стр. 35; Карлис Улманис: 75 гади (Катиис Улманис: 75 лет) (n. P. Briva eme, 1952?), Стр. 85, 174, 176, 183.
83 Лазда, стр. 30.
84 Lazda, стр. 215, 217.
85 Politischer Bericht, «Reise des frueheren Ministerpraesiden-ten Ulmanis nach Berlin», 5 сентября 1933 г., AA, Pol. 2: Lettland, Bd. 6, Катушка 3506, E031904.
86 Politischer Bericht, «Staatsumwaelzung in Lettland». .. E 632061.
87 Carson, Vol. 1. С. 188-89.
88 Берзиньш, с. 156; Politischer Bericht, «Staatsumwaelzung in Lettland», …, E632059; Гельмут Штегман, «Aus Meinen Erinnerungen, II: Im sterbenden Parlament, der Saeima (1933/34)», Baltische Hefte, Vol.7, No. 3 (апрель 1961 г.), стр. 176–77.

Происхождение и становление политических партий Латвии — Переходный период и начало консолидации политического ландшафта Латвии

Содержание

1. Введение

2. Исторический обзор, страница

3. Происхождение латвийских партий
3.1 От перестройки к независимости
3.2 Период партийного строительства

г.

4. Праздники в Латвии на пути к большей стабильности стр.

5.Заключение страница

Библиографическая страница

1. Введение

С тех пор, как Латвия стала независимой в 1991 году, жители маленькой балтийской республики получили возможность испытать демократию, из которой она была исключена на долгие годы. После короткого периода либеральной демократии в 1920-х годах с 1934 года в Латвии правили тоталитарные режимы, начиная с диктатуры Ульманиса и последующей немецкой оккупации страны до почти пятидесятилетнего советского правления, которое официально закончилось 6 сентября. , 1991 год, когда Советский Союз признал независимость всех трех прибалтийских государств.

После этого, как и многие другие страны Центральной и Восточной Европы, Латвия оказалась в процессе перехода, который длится уже одно десятилетие. Прежде всего, люди переживают экономические изменения в своей повседневной жизни: в отличие от коммунистических времен они могут потерять работу или найти новую самостоятельно, они открывают предприятия и могут выбирать из более широкого спектра товаров, если зарабатывают достаточно. Деньги. Но когда латыши провели свои первые мирные массовые митинги в 1988 году, они потребовали политической свободы от своих советских угнетателей.Они напомнили Москве преступный пакт Молотова-Риббентропа и сталинские массовые депортации, имевшие место в 1940-х годах. Наконец, марши в Риге и других городах страны были знаком стремления людей к достижению свободы слова, свободы прессы и права голоса. Когда народ Латвии смог принять участие в первых частично свободных выборах в 1989 году, он почти полностью выбрал кандидатов от своего основного оппозиционного движения Народный фронт (НФФ), чтобы представлять интересы Латвии в Московском Конгрессе народных депутатов.Всего через год в Латвии прошли последние выборы при советской власти на национальном уровне. И снова Народный фронт финишировал первым и управлял Латвией на пути к независимости. Как только LTF освободился от большого давления, под которым они боролись за демократию против могущественного Кремля, стало очевидно, что Народный фронт состоит из самых разных политических групп, от бывших членов коммунистической партии до латвийских националистов. Повышение осведомленности об этом факте среди активистов LTF ознаменовало начало формирования многопартийной системы в Латвии.

Однако Народный фронт был не единственным политическим движением в период национального возрождения Латвии в начале 1990-х годов. Помимо бывших членов советской элиты, которые не участвовали в LTF, существовало также консервативно-националистическое крыло оппозиции, которое называло себя Движением национальной независимости Латвии (LNNK). Эти три группы составляли основные источники, которые до сих пор питают и подпитывают латвийские партии личностями и политическими убеждениями.С момента основания первых партий десять лет назад в Латвии появилось много партий, но почти столько же партий снова исчезло.

Некоторые из них были очень популярны во время одних выборов, но на следующих они не смогли собрать достаточно голосов, чтобы попасть в парламент. Некоторые партии распались через короткий промежуток времени, другие разделились на новые движения или слились с другими партиями. Нестабильность партийной системы, похоже, влияет на политический ландшафт Латвии в целом.Хотя Латвийская Республика далека от хаоса или ненадежности, коалиционное правительство не просуществовало весь парламентский срок, и в каждом из трех выборов в течение 90-х годов впервые принимало участие более половины участвующих партий. С другой стороны, особенно в течение последних двух лет некоторые небольшие партии объединились в более крупные или, по крайней мере, сформировали объединенные фракции в парламенте и списки на выборах, такие как социал-демократы, консервативный Союз Отечества и свободы или социалистическая Гармония для Латвии. вечеринка.Такое развитие событий можно рассматривать как шаг к большим и более значительным партиям, которые приведут к большей стабильности в политическом ландшафте Латвии.

Чтобы выяснить, существует ли тенденция к консолидации политических партий, я сконцентрирую это эссе в первую очередь на процессе их становления с начала демократизации Латвии в конце восьмидесятых годов. Кроме того, я свяжу генезис партий с их ролью в парламенте и администрации, чтобы объяснить их значение для латвийской политики.В заключение резюмирую собранные данные, чтобы дать ответ на рассмотренный вопрос.

2. Исторический обзор

Как я объясню в третьей главе, некоторые из нынешних партий, такие как социал-демократы или Крестьянский союз, считают себя правопреемниками организаций, которые уже существовали в «межвоенный период» между Первой и Первой мировой войнами. II, когда Латвия обрела независимость и развила парламентскую демократию. В целом, многие латыши с позитивным настроением оглядываются на свою первую республику и считают, что советская и немецкая оккупация — всего лишь прерывание на пути к суверенной Латвии. [1] Тот факт, что перечисление сроков пребывания в парламенте продолжается с Сейма в 1993 году, является еще одним признаком значимости первой республики для сегодняшней Латвии.

После того, как в 1918 году воюющие державы подписали Брест-Литовский мирный договор, Народный совет Латвии провозгласил независимость и создал Конституционное собрание, которое ратифицировало Конституцию и другие важные законы, такие как закон об аграрной реформе. [2] Подобно конституционному законопроекту Веймара, первая конституция Латвии сформировала парламент без какого-либо входного порога для политических партий и добавила плебисцитарные элементы в парламентский процесс.Хотя во время радикальных реформ в аграрном секторе многие этнические немецкие фермеры потеряли свою собственность из-за латышских крестьян, законы о меньшинствах были очень прогрессивными по сравнению с другими европейскими странами, потому что различные этнические группы, такие как русские, немцы, поляки и евреи, могли оставаться в своих традиционных общинах. и, прежде всего, управляют собственными школами и церквями. Было всего несколько партий, связанных с определенной этнической группой, в то время как наиболее влиятельной политической организацией был Союз фермеров, который 12 раз занимал пост премьер-министра в период с 1920 по 1934 год.За исключением социал-демократов, которые основали свою партию еще в 1904 году, никакая другая левая партия не имела значительного влияния, потому что во время освободительных войн Латвии любая социалистическая или коммунистическая деятельность была незаконной. Хотя во время некоторых парламентских сроков в Сейме было представлено до 27 фракций, в политическом ландшафте доминировали консервативный Союз фермеров, социал-демократы и национал-либеральная партия Демократического центра, получившая много голосов среди среднего класса. горожане в городах.Но постоянно меняющиеся коалиционные правительства стали обычным явлением, и вскоре вера в демократию исчезла, особенно среди консервативных политиков в Латвии. [3] Не обсуждая возможности возможной парламентской реформы, Улманис-администрация Союза фермеров внесла законопроект, который должен усилить позицию президента. Социал-демократическая партия проголосовала против закона, предложив тогдашнему премьер-министру Карлису Улманису повод для объявления чрезвычайного положения. Распустив четвертый Сейм и запретив политические партии, он сделал вид, что защищает Латвию от угрозы коммунистической революции.Улманис узаконил свое диктаторское руководство традиционным патриархальным стилем в семье латвийского фермера и предложил крестьянам привилегии, которые обеспечили его поддержку. Меньшинства, проживающие в Латвии, потеряли свои защитные права, но, с другой стороны, в период Ульманиса латвийская экономика пережила некоторую консолидацию. [4]

Каким бы влиятельным ни была первая республика в отношении политических взглядов сегодняшних латышей, гораздо важнее принять во внимание советскую и немецкую оккупацию.За исключением периода присутствия немецкого вермахта между 1941 и 1944 годами, основной целью Кремля было подавление латвийской национальной идентичности. Столица Рига стала крупной базой Красной Армии, в то время как латвийское общество, особенно коммунистическая партия и другие официальные организации, испытали сильную иммиграцию этнических русских, которую поддержала Москва. После того, как последние латвийские повстанцы сдались Красной Армии в конце 50-х годов, в последующие 30 лет в Латвии не было значительного национального оппозиционного движения.Поскольку Советский Союз внимательно следил за любыми признаками общественного национализма, многие латыши заботились о своих традициях за закрытыми дверями. Одним из немногих способов показать латышам свою национальную принадлежность было посещение традиционных праздников народных песен, которые стали важной отправной точкой для оппозиционных организаций 1980-х годов. [5]

3. Происхождение политических партий Латвии

3.1 От перестройки к независимости

Общей причиной изменений в коммунистических странах, произошедших за последнее десятилетие, была политика Михаила Горбачева, который продвигал перестройку и гласность в позднем Советском Союзе. [6] Очень малоизвестный факт: незадолго до того, как латвийские оппозиционные движения начали организовываться, в приморском курорте Юрмала недалеко от Риги прошла международная конференция Chautauqua. Переговоры в Чаутокуа состояли из регулярных встреч делегаций США и СССР для обсуждения политических проблем, актуальных для обеих сторон, но в сентябре 1986 года, всего через шесть месяцев после избрания Горбачева Генеральным секретарем в Москве, нерешенный и нерешенный вопрос о латвийской национальности стал горячая тема на конференции.Помимо того, что в Юрмалу прибыло более 200 ссыльных из Прибалтики, посол США Дж. Мэтлок напомнил участникам, что США не признают незаконное присоединение стран Балтии к Советскому Союзу. [7] Поскольку это был первый раз, когда многие латыши услышали об этой политике от американского чиновника на латышском языке, Юрмальскую конференцию можно рассматривать как второй внешний фактор для формирования оппозиционных групп, помимо инициатив Горбачева по реформе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.