Президент марокко: Король Марокко созовет заседание Комитета по Иерусалиму — Международная панорама

Содержание

Король Марокко привился от COVID-19

https://ria.ru/20210128/privivka-1595038851.html

Король Марокко привился от COVID-19

Король Марокко привился от COVID-19 - РИА Новости, 28.01.2021

Король Марокко привился от COVID-19

Королевство Марокко начало в четверг всеобщую кампанию вакцинации от коронавируса, одним из первых привился король Мухаммад VI, сообщило агентство MAP. РИА Новости, 28.01.2021

2021-01-28T20:56

2021-01-28T20:56

2021-01-28T20:56

распространение коронавируса

коронавирус covid-19

коронавирусы

здоровье - общество

astrazeneca

марокко

в мире

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdn23.img.ria.ru/images/07e4/06/0f/1572922516_0:1437:2035:2582_1920x0_80_0_0_ad05be5b0e925abff6b14d77bd3ef2f3.jpg

КАИР, 28 янв – РИА Новости. Королевство Марокко начало в четверг всеобщую кампанию вакцинации от коронавируса, одним из первых привился король Мухаммад VI, сообщило агентство MAP. Король получил первую дозу вакцины в королевском дворце в городе Фес.Вакцинация будет бесплатной для граждан королевства, планируется привить около 80% населения страны – порядка 30 миллионов человек, чтобы добиться коллективного иммунитета и в итоге покончить с коронавирусом в стране.Кампания будет проводиться поэтапно и затронет всех граждан старше 17 лет.На прошлой неделе в королевство поступила из Индии первая партия вакцины AstraZeneca в объеме 2 миллионов доз, а во вторник Марокко получило 500 тысяч доз китайской вакцины Sinopharm.Минздрав ранее подтвердил, что королевство забронировало в общей сложности 66 миллионов доз вакцин Sinopharm и британской AstraZeneca, что обеспечит вакцинацию как минимум 33 миллионов человек.Марокко на втором месте в Африке по числу зараженных коронавирусом: в стране зафиксированы более 469 тысяч случаев коронавируса. Скончались 8224 пациента, выздоровели около 447 тысяч человек.

https://ria.ru/20210128/vaktsinatsiya-1594991155.html

марокко

РИА Новости

[email protected] ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn25.img.ria.ru/images/07e4/06/0f/1572922516_0:1247:2035:2773_1920x0_80_0_0_66b1c5f5c4bebff9200185d91fda99ab.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

коронавирус covid-19, коронавирусы, здоровье - общество, astrazeneca , марокко, в мире

Землячество студентов из Марокко

1

Первое арабское государство на территории Марокко основал в 784 году бежавший из Аравии имам Идрис ибн Абдаллах (Idris ibn Abdallah). Порвав отношения с суннитским халифом, Идрис создал на территории современного Марокко могущественное государство Идрисидов, которое просуществовало до конца X века.

2

В Марокко 2 официальных языка – арабский и берберский, а также широко распространены французский, испанский, и тамазигхт. Многие марокканцы одинаково хорошо владеют и арабским, и французским языками.

3

Аль-Карауи́н – университет в городе Фес (Марокко), основанный Фатимой аль-Фихри (Fatima al-Fihri) в 859 году, считается одним из старейших действующих университетов мира.

4

Марокко от Европы разделяет всего 14-километровая полоса Гибралтара. Стоя на африканском берегу Марокко, можно наблюдать за движением машин в европейской Испании.

5

В Марокко есть необычный город – Шефшауэн (Chefchaouen). Все здания в этом городе покрашены в синий цвет. Город был основан в 1471 году, а спустя год из Испании в этот город стали переезжать некоторые жители. Именно они и покрасили здания в такие цвета.

6

Согласно древним традициям, символом любви в Марокко считается не сердце, а печень.

Наплыв нелегалов в Испанию. Причина - конфликт в Западной Сахаре? | Новости из Германии о событиях в мире | DW

В середине мая испанский эксклав на севере Африки - Сеута столкнулся с беспрецедентным для него притоком нелегалов  из Африки - на спасательных кругах и надувных лодках прибыли порядка 8 тысяч человек, в том числе около 1500 несовершеннолетних. Судя по всему, одну их главных причин этого следует искать в старом конфликте между Испанией и Марокко вокруг спорной территории Западная Сахара. Отвечаем на важнейшие вопросы, касающиеся этого конфликта.

Каковы истоки конфликта?

Напряжение в отношениях между Испанией и Марокко возникло еще в 1884 году. В рамках международной конференции в Берлине значительные части Африки были разделены между европейскими колониальными державами.

В ходе этого процесса территория, известная сегодня как "Западная Сахара", попала в сферу влияния Испании. В 1975 году Испания отказалась от своих позиций в Западной Сахаре. Затем на эту территорию претендовали Марокко и Мавритания. В 1979 году и Мавритания отказалась от своих территориальных претензий. 

Что такое "Фронт Полисарио"?

В 1973 году был основан "Фронт Полисарио" (от испанского "Frente Popular de Liberación de Saguía el-Hamra y Río de Oro", "Народный фронт освобождения Сегиет-эль-Хамра и Рио-де-Оро"). Два региона, упомянутые в названии, вместе образуют Западную Сахару. Цель организации: государственная независимость региона Западная Сахара.

Беженцы стремятся попасть в Сеуту (18 мая 2021 г.)

С середины 1970-х годов на этой территории стали селиться все больше марокканцев, и в феврале 1976 года "Фронт Полисарио" провозгласил Сахарскую Арабскую Демократическую Республику (САДР). Вскоре после этого начались вооруженные столкновения с марокканской армией. Фронт Полисарио поддерживался и поддерживается Алжиром, где живет много беженцев из Западной Сахары, особенно в лагере беженцев около Тиндуфа.

Каков правовой статус Западной Сахары?

В настоящее время САДР признана примерно 50 государствами, а также Африканским союзом (АС), в который вступила в 1984 году. Протестуя против принятия САДР в АС, Марокко в том же году вышло из этой международной организации, вернувшись в нее только в 2017-м.

САДР не является членом Организации Объединенных Наций. Осенью 2020 года Совет Безопасности ООН продлил мандат западносахарской миссии МООНРЗС (Миссия Организации Объединенных Наций по проведению референдума в Западной Сахаре). Но в тексте документа о продлении мандата больше не фигурирует референдум, упоминания о котором ранее требовала ООН.

В чем суть нынешнего кризиса между Испанией и Марокко?

Очевидно, приток молодых марокканцев в Сеуту был призван оказать давление на Испанию.

Брахим Гали

Весной правительство в Мадриде дало согласие на лечение в испанской больнице заболевшего ковидом Брагима Гали - главы "Фронта Полисарио".

Марокканский государственный министр по вопросам прав человека Мустафа Рамид раскритиковал в Facebook действия Испании, которая, по его словам, "дала убежище лидеру группировки, поднявшей оружие против Марокко". 

Чего боится Марокко?

Правительство в Рабате, похоже, нервничает, опасаясь, что в связи с лечением Гали усилятся сомнения в претензиях Марокко на суверенитет над Западной Сахарой. Марокканские власти стали надеяться на международное признание своего суверенитета после того, как в декабре 2020 года тогдашний президент США Дональд Трамп заявил, что намерен признать его.  

Какова позиция Германии в этом конфликте?

Статус Западной Сахары стал также поводом для конфликта между Марокко и Германией: в начале мая королевство отозвало своего посла из Берлина. Марокканский МИД объяснил этот шаг "враждебными" действиями Германии. Власти в Рабате указали, что протестуют против действий Германии в конфликте вокруг Западной Сахары. Они обвиняют правительство ФРГ в "деструктивной позиции" - Германия раскритиковала решение Трампа и созвала заседание Совета Безопасности ООН по этому вопросу.

Почему Западная Сахара так важна?

Западная Сахара является экономически очень привлекательной территорией благодаря своим полезным ископаемым. Имеющиеся там месторождения фосфатов считаются крупнейшими в мире.

Около 72 процентов всех известных на сегодняшний день запасов находятся на территории Западной Сахары и Марокко. До перемирия, заключенного в 1991 году с "Фронтом Полисарио", Марокко начало строительство защитной стены. Благодаря этому богатые ресурсами регионы теперь находятся на территории королевства.

Смотрите также:

  • Какой видит Африку фотограф Питер Хьюго

    Автопортрет художника с сыном

    Питер Хьюго любит фотографировать аутсайдеров: бродяг, попрошаек, наркоманов. Собственно и себя, белокожего африканца, он считает аутсайдером. На этой фотографии - он сам вместе со своим сыном. Одна из тем, которая его интересует, - критический взгляд на воспитание детей в стране, где долго царил режим апартеида.

  • Какой видит Африку фотограф Питер Хьюго

    Без клише

    Туман, дерево, спящий под ним человек… Эта фотография сделана в парке Green Point Common в Кейптауне, который другие фотографы часто изображают как солнечное, оживленное место. А работа Питера Хьюго передает одиночество и бесприютность. Дерево символизирует ЮАР, которая, несмотря на экономический рост, еще не преодолела все проблемы и несет на плечах тяжелый груз истории.

  • Какой видит Африку фотограф Питер Хьюго

    Что нас объединяет

    Что такое семья? Какие хрупкие взаимоотношения объединяют людей в обществе? Что их разделяет? Ответы на эти вопросы пытается найти Питер Хьюго в своей серии фотографий под названием "Kin", что означает "родство", "родня", "клан".

  • Какой видит Африку фотограф Питер Хьюго

    Дома в Соуэто

    Этот натюрморт из серии фотографий "Kin" был снят в Соуэто, окраине Йоханнесбурга, где проживает чернокожее население. Пепельница, пачка сигарет, банкнота и несколько монет, два пульта дистанционного управления для телевизора на потертой салфетке. Эта грустная, почти жалостливая картина передает чувство одиночества и безысходности.

  • Какой видит Африку фотограф Питер Хьюго

    Гиены и люди

    Это фотография из серии "Гиена и другие люди". Чтобы заснять ее, Питер Хьюго путешествовал по Нигерии с бродячими укротителями гиен, которые зарабатывают себе на жизнь, развлекая людей своими номерами. Фотографии документируют парадоксальное смешение городских пейзажей и дикой природы, а также доминирование человека над укрощенными животными.

  • Какой видит Африку фотограф Питер Хьюго

    На такси с обезьяной

    Во время путешествия по Нигерии Питер Хьюго побывал и в Кано, на севере страны. Там он стал свидетелем забавной сцены, когда вся группа укротителей гиен вместе с гиенами, питонами и обезьянами уместилась в одном такси.

  • Какой видит Африку фотограф Питер Хьюго

    Следы колониализма

    Ботсвана была британской колонией, а в 1966 году стала независимой страной. Ее правовая система до сих пор сохранила британские традиции и символы. Поэтому судьи носят парики и мантии, как во времена колониализма. На этой фотографии из серии "Судьи Ботсваны" изображен судья Моатлходи Марумо.

  • Какой видит Африку фотограф Питер Хьюго

    Киноиндустрия в Нигерии

    Киноиндустрия Нигерии является третьей по величине в мире после США и Индии. Какие темы освещают местные продюсеры? Какой изображает эту страну ее поп-культура? Эти вопросы послужили отправной точкой для серии "Nollywood", представляющей портреты нигерийских актеров.

  • Какой видит Африку фотограф Питер Хьюго

    В фокусе - индивидуальность

    Для этой серии Питер Хьюго фотографировал своих друзей. Он отредактировал фотографии так, что особенно отчетливо проявился эффект, который производит содержащийся в коже пигмент меланина. В результате стали видны, например, подкожные сосуды или поражения кожи. Различия между темной и светлой кожей ушли на второй план, отчего еще более ярко проявилась индивидуальность портретируемых людей.

  • Какой видит Африку фотограф Питер Хьюго

    После геноцида

    В 1994 году завершился режим апартеида в ЮАР. Но это был и год геноцида в Руанде. Как относятся к истории страны ее дети, родившиеся уже после этих страшных событий? Этим вопросом Питер Хьюго задается в серии портретов, которая так и называется: "1994".

    Автор: Нина Вуттке, Ольга Солонарь


Партизанские операции в Западной Сахаре: Полисарио против Марокко и Мавритании

Истоки: сахарский национализм

С начала 1970-х было высказано множество точек зрения о судьбе территорий Западной Сахары, которые были оккупированы Испанией до конца 19-го века. Испанцы хотели сохранить эту территорию в качестве «заморской территории». Однако, Марокко и Мавритания тоже предъявляли претензии к этому региону, а его жители хотели основать свое собственное, независимое государство. Сахрави, которые состояли из более чем ста племен, представлялись Партией национального союза Сахрави (ПНСС), которая была создана и полностью подчинялась испанцам, и Фронтом Полисарио, сформированного обитателями этих территорий, которые в итоге объединили свои силы для борьбы против марокканцев и мавританцев, оккупировавших страну после ухода испанцев. Полисарио, созданный в 1973 году, организовал вооруженное сопротивление, сначала против испанцев. Их первое нападение было осуществлено 20 мая 1973 против испанского военного контрольно-пропускного пункта в Ель-Канга. Вскоре после этого Полисарио совершил еще несколько нападений на другие небольшие военные блокпосты и начал осуществлять регулярные нападения на фосфатные шахты в Бу-Краа. Так же, они выводили из строя транспортную систему фосфатных шахт, связывающей их с портом. В итоге, испанцы мобилизовали военные подразделения для борьбы с ними. В марте 1974 была инициирована операция «Барридо», в ходе которой против боевиков Полисарио, кроме подразделений территориальной полиции и номадских войск, были использованы вертолеты. В то время соседние страны Марокко, Мавритания и Алжир официально поддерживали самоопределение региона. Однако, позже Марокко и Мавритания потребовали эту территорию для себя. Алжирский президент Бумедиен выразил протест против этого и с лета 1975 года начал поддерживать Полисарио, впоследствии признав Полисарио освободительным движением.

Борьба за Испанскую Сахару

13 декабря 1974 года Организация Объединенных Наций приняла резолюцию № 3292 (XXIX) об отсрочке референдума, отправке комиссии по расследованию в Западную Сахару и запросе мнения Международного суда в Гааге. Комиссия ООН посетила Западную Сахару, Мадрид и столицы соседних государств в периоде между 8 мая и 9 июня 1975. Доклад комиссии показал, что жители поддерживают все более доминирующего Полисарио и требуют создания независимого государства. Испанцы, опасаясь, что могут потерять свое последнее влияние в регионе, начали тайные переговоры в Алжире с лидерами Полисарио о мирной передаче власти. В течение переговоров Полисарио прекратило свои нападения против испанцев. В ходе переговоров сахрави предложили испанцам свободное от сборов использование фосфатных шахт в продолжение еще 20 лет. Испанцам так же было бы разрешено сохранить большинство прав на рыбный промысел. В обмен испанцы признавали эту организацию в полуофициальном качестве. Поскольку было известно, что Марокко намеревается вторгнуться в Западную Сахару, Фронт Полисарио сделал попытку склонить на свою сторону Мавританию, которая опасалась территориальных претензий Марокко. Они предложили Моктару Ульд Дадда, в то время бывшему мавританским президентом, создать федеральное государство под его руководством путем объединения двух территорий.  Однако, мавританский президент был уверен, что марокканцев не остановить, и что Международный суд поддержит претензии Марокко, и поэтому решил сотрудничать с Марокко. Испанцы не могли сохранить свое влияние в Западной Сахаре, а кроме того премьер-министр Ариас Наварро и его сторонники боялись, что Полисарио, являясь радикальным националистическим движением, может стать базой для антииспанского Движения за независимость Канарских островов (ДНКО), которое в то время действовало из Алжира. Поэтому они в итоге отказались от этой территории и 14 ноября 1975 года заключили Мадридское соглашение с Марокко и Мавританией, которые согласно этому договору поделили Западную Сахару между собой.

15 ноября Эль-Вали, руководитель Полисарио, объявил, что они считают Мадридское соглашение ничтожным и недействительным. Тем не менее, марокканский правитель Хассан II 25 ноября заявил, что они считают проблему Западной Сахары исчерпанной, и назначил Ахмеда Бенсуда губернатором этого региона. Король считал, что лидеры Полисарио не смогут объединить 60 000 сахрави, и что они смогут использовать только небольшое число наемников для своих операций, которые в отличие от марокканских военных, будут неподготовлены для войны в пустыне. Таким образом, он предполагал, что существование Полисарио не является угрозой для марокканского государства. Он сделал это заявление, зная о сообщениях, что местные военные и полицейские силы численностью в 2 500 человек, в прошлом работавшие на испанцев, почти в полном составе присоединились к Полисарио. Многие озвучивали свои сомнения относительно военных способностей местных жителей, к примеру, посол США в своем докладе писал, что

Полисарио, хотя потребности партизан небольшие, не выглядит способным продержаться длительное время против относительно большей марокканской военной мощи и в крайне негостеприимных условиях, где обнаружение с воздуха относительно легко.

Позиция Международного института стратегических исследований была похожей:

Партизанские операции трудны в открытой пустыне Испанской Сахары, где обороняющимся относительно легко контролировать движение.

Критики способностей местных жителей не учитывали, что сахрави жили в этом районе в течение столетий и были приспособлены к его особенностям. Знание караванных маршрутов, проходимых путей и источников воды позволяло им использовать против марокканских войск все возможности, предоставляемые пустыней. По мнению некоторых аналитиков, марокканские военные были гораздо лучше подготовлены, чем сахрави, поскольку они не только вели многие годы освободительную войну против французов, но марокканские солдаты также имели опыт службы в силах ООН в Конго (1960-61). Кроме того, они принимали участие в непродолжительном пограничном конфликте против Алжира в 1963 году, а также воевали в Сирии во время арабо-израильской войне в 1973. Считалось, что в то время оборудование марокканских вооруженных сил было самым передовым в этом регионе, поэтому понятно, что все ожидали, что победа останется за ними. Однако, марокканцы не учли опыт бывших испанских колонистов, которые вели весьма эффективные операции по борьбе с повстанцами с участием парашютистов и других специальных сил против Марокканской освободительной армии во время войны Ифни.

Оккупация Западной Сахары

В середине ноября 1975 марокканские вооруженные силы начали свое наступление в Западной Сахаре. В то же время Испания объявила, что в течение нескольких месяцев расформирует гражданскую администрацию и начнет вывод своих сил, чье место будет занято марокканскими и мавританскими военными.

Целью войск, наступающих вдоль побережья, была оккупация Эль-Аюн и фосфатных месторождений Бу-Краа. Согласно первым официальным военным сообщениям, Королевские силы углубились на 100 километров на территорию Западной Сахары и 28 ноября захватили второе по величине селение Смара. Меньше чем через месяц, в регионе Западной Сахары были расположены силы численностью в 25 000 человек, около трети марокканской армии. Из них 15 000 были расквартированы в гарнизонах Сагуя Эль-Хамра, 5000 в Эль-Аюн, а оставшиеся 5000 были базированы вблизи южных границ бывшей Испанской Сахары. Наступление марокканских войск сопровождалось массовой миграцией населения. Сотрудник посольства США в Рабате, который находился в этом районе, описал происходящие события следующим образом: «гражданское население городов почти полностью ушло», а сам посол охарактеризовал оккупированные марокканцами города Эль-Аюн и Смара как «практически военные лагеря».  11 декабря марокканцы захватили Эль-Аюн, а мавританцы, тоже участвовавшие в наступлении, оккупировали Ла Гуэра и Тихла. Испанцы ушли из региона в конце декабря; последние испанские военные покинули территорию бывшей Испанской Сахары 12 января 1976 года. После этого остались всего 150 испанских чиновников для осуществления и обеспечения плавного перехода от испанской к марокканской администрации территории. Солдаты местного происхождения, освобожденные от испанской военной службы, присоединились к Полисарио – раньше воспринимаемому как враг большинством из них, – и создали Сахарскую народную освободительную армию (Ejército de Liberación Popular Saharaui; ELPS), чтобы бороться с марокканцами. Сахрави использовали алжирскую и вьетнамскую модель организации вооруженных сил. Руководители сопротивления, имевшие более высокий боевой дух, чем марокканские и мавританские солдаты, показали неожиданную тактическую зрелость при проведении последовавших партизанских операциях. Кроме того, сахрави получили вооружение от выводимых испанских войск, и в определенных случаях, испанцами им даже были переданы некоторые фортификационные сооружения.  Сначала плохо вооруженные сахрави проводили, в основном, оборонительные операции и помогали эвакуации гражданского населения, уходящего из-за жестокости марокканских войск.

Однако, сахрави скоро перешли в наступление. Уже 29 декабря одна из их небольших групп атаковала мавританский город Зуэрат. Этот город, функционирующий в качестве горного центра, находится в середине пустыни, на расстоянии 400 километров от столицы. В ходе нападения сахрави нанесли небольшой ущерб горному оборудованию, но не успели захватить город. В то время мавританская армия состояла из менее чем 3000 подготовленных военных, 2000 военных полицейских и нескольких старых истребителей, таким образом, являясь легкой мишенью для сахрави, которые использовали партизанскую тактику, чтобы постоянно изматывать мавританцев. Аин Бен Тили, известная бывшая крепость французского Иностранного легиона, была обороняема мавританскими военными, когда ее окружили подразделения сахрави. Мавританский президент Ульд Дадда обратился за помощью к военно-воздушным силам Марокко, чтобы облегчить положение защитников, которые оказались в сложной ситуации. Однако, даже марокканские военно-воздушные силы не смогли деблокировать форт. Более того, один из истребителей Нортроп Ф-5 был сбит партизанами. Форт был полностью захвачен силами Полисарио 21 января. В следующие дни партизаны атаковали города Бир Мохрейн и Инал, но причинив существенный ущерб, они не смогли захватить эти города из-за скоординированного контрнаступления мавританской армии. Мавританцы успели реорганизовать свои войска с помощью французов и продолжили контрнаступление на границу Западной Сахары в третьей неделе декабря. После непродолжительного, но кровопролитного сражения они захватили город Ла Агуэра и начали вытеснять солдат Полисарио и сочувствующих им гражданских лиц из региона. 11 января мавританцам удалось оккупировать маленький город Аргуб (недалеко от Вилла Сиснерос) после всего двух недель боев. 200 гражданских и солдат обороняли город до последней пули и мавританцам удалось захватить в плен только немногих тяжело раненных солдат, поскольку большинство защитников погибли в ходе сражения. После этого сахрави оставался только один вариант: бегство. Поначалу беженцы направлялись к северным территориям Мавритании, граничащим с Западной Сахарой. Затем их эвакуировали в Алжир с помощью алжирской армии. Кроме транспортировки беженцев, алжирцы помогали войскам сахрави продовольствием, водой и лекарствами. В это время стали видимыми первые признаки раскола в марокканском-мавританском союзе. Марокканцы, опасаясь, что мавританские войска не смогут захватить город Вилла Сиснерос к назначенному сроку, вошли в город под командованием полковника Длими. Несмотря на факт, что Мадридское соглашение ставило этот город под мавританским контролем, Марокко расположило в нем свой гарнизон. Таким образом, тогда как Мавритания создала в этом городе административный центр, действительная военная сила принадлежала Марокко.

27 января 1976 года подразделения марокканской армии напали на алжирский конвой, осуществляющий «гуманитарную деятельность» в окрестностях Амгалы, и после несколько дней сражений алжирские войска были вынуждены отступить, неся серьезные потери.  Взбешенное алжирское военное руководство потребовало незамедлительного возмездия, и развязывание войны удалось избежать только чудом. С этого момента, хотя алжирское руководство увеличило материальную поддержку боевиков сахрави, оно удерживало свои войска от любых дальнейших стычек. Возмездие было получено очень скоро, когда при второй битве за Амгалу с 13 по 15 февраля формирования Полисарио нанесли поражение марокканским войскам.

К этому времени, снабженные французским оружием и координируемые французскими военными инструкторами, несмотря на невысокие боевые способности мавританцев, марокканский-мавританский альянс был в лучшем положении, чем партизаны. Партизаны могли выставить только несколько тысяч добровольцев, вооруженных стрелковым оружием, минометами и небольшим числом противотанковых и зенитных ракет, которые они получили от ливийских и алжирских вооруженных сил. В ходе столкновений, марокканцы не только развернули пехотные формирования, но во многих случаях они подвергали бомбардировкам поселения и лагеря беженцев сахрави.  Это привело к увеличению миграции гражданского населения на оккупированных территориях. Сначала в лагерях, построенных в пустыне, жили 9000 беженцев, но к концу 1975 года появились сообщения о приблизительно 70 000 человек, и к концу февраля 1976 года в лагерях для беженцев в Алжире проживало около 100 000 женщин, детей и стариков. Большинство мужчин ушли на войну. 27 января 1976 года было объявлено о создании Арабской демократической республики сахрави и была объявлена война Марокко и Мавритании. Тем не менее, марокканская армия продолжала свое наступление и оккупировала все новые и новые территории.

14 апреля 1976 союзники официально подписали договор о разделе региона. По договору, Марокко получало два самых больших города (Эль-Аюн и Смара) и фосфатные месторождения, таким образом увеличив свою территорию на 35 процентов. Между тем, хотя Мавритания получила Вилла Сиснерос и длинную побережную линию с хорошими промысловыми ресурсами, она не имела ничего другого, кроме пустынного песка на полученной ею территории.

Партизанская война против оккупирующих государств

После разделения региона Полисарио продолжил вооруженную борьбу. Последовательность нападений, известная как «Наступление 20 мая», достигла пика 11 мая, когда началось скоординированное наступление на Эль-Аюн, Смара, Бу-Краа, Бир Мохрейн и Чингуетти, а также на конвейерную систему транспортировки фосфатов. Партизаны, воодушевленные успехом этих небольших засад, в первые часы 8 июня 1976 атаковали даже Нуакшот, столицу Мавритании. Военное формирование численностью примерно в 600 человек смогло пройти незамеченным 1 000 километров по вражеской территории, что является свидетельством отличного знания местной географии и поддержки местного населения. Нападение продолжалось почти час, цели были накрыты сильным минометным и пулеметным огнем. Некоторые из мавританских солдат бежали, но сахрави не сумели воспользоваться своей победой, так как их командир, Эль-Вали Мустафа Сайед, погиб во время сражения.Одновременно Полисарио начал наступление на северные территории против Тан-Тан, Ждрия и Гуелта Земмур. К этому времени сахрави изменили свою тактику. Понимая, что они не могут эффективно защищать поселения, которые все еще находились под их контролем, против механизированных и модернизированных марокканских подразделений, они переориентировались на отработанную и более успешную партизанскую тактику. Почти при каждом нападении они могли рассчитывать на поддержку большой части местного населения, так как племена, родственные сахрави, проживали в южных марокканских и мавританских территориях. Таким образом, состоя из нескольких сотен человек, подразделения Полисарио легко могли передвигаться и на оккупированных территориях, и на территориях вражеских стран. Поэтому, хотя марокканцы удерживали города и фортификационные сооружения, переданные им испанцами, их линии снабжения находились под угрозой постоянных нападений  со стороны боевиков, которым помогало хорошее знание разнообразного ландшафта региона.

Роль Мавритании в конфликте

В военном плане Мавритания была более слабой из двух стран и к тому же имела внутренние экономические и этнические проблемы. Поэтому Полисарио сфокусировал свои ограниченные ресурсы на борьбе против мавританских войск. Сахрави, в духе сахарских арабских традиций и не располагая достаточной подготовкой и подходящим тяжелым вооружением, начал организовывать партизанские нападения (гази). Их формирования (ката'иб), экипированные стрелковым оружием и лэндроверами, появлялись, проехав сотни километров, и затем исчезали, быстро завершив нападение. Поскольку Мавританская пустыня размером вдвое больше Франции, военные и полицейские силы в распоряжении местных властей были недостаточны для осуществления контроля над этой территорией.

Так как сахрави понимали, что они не смогут нанести поражение мавританцам только военными средствами, они так же оказывали политическое и экономическое давление на страну. Они систематически тревожили экономические объекты для того, чтобы обратить гражданское население против правительства. Постоянные нападения, совершаемые боевиками, наносили ущерб железнодорожным линиям, связывающим мавританские железные месторождения с портами, причиняя серьезные трудности стране, чьим главным источником дохода была продажа железной руды.

Хотя мавританское политическое руководство было захвачено врасплох нападениями, оно посчитало, что быстрые смены в военном командовании смогут разрешить ситуацию. Подполковник Ахмед Ульд Бусейф, который до этого командовал вторым военным округом страны, был назначен новым начальником штаба. Одновременно, мавританское руководство озвучило свое критическое отношение к действиям марокканских военных, поскольку оно ожидало, что марокканцы начнут контрнаступление против формирований Полисарио. Однако, нападение совершили как раз боевики Полисарио из оккупированной марокканцами зоны против мавританских поселений Нема и Тизит.

Из-за усиливающихся нападений мавританская армия увеличила свою численность до 17 000 человек и купила более современное вооружение. Подготовка новобранцев проводилась ускоренным образом в центре подготовки в городе Атар, который был создан с французской помощью, но даже это не давало существенных результатов. 9 мая 1977 повстанцы снова напали на мавританский город Зуэрат и нанесли такой ущерб электростанции, резервуарам для топлива и горному оборудованию, что производство временно было остановлено. В то время Мавритания могла разрешить свои проблемы в Западной Сахаре только с военной помощью, обеспеченной соглашением с Марокко, и с финансовой поддержкой Саудовской Аравии, Кувейта, Кот-д'Ивуара  и Объединенных Арабских Эмиратов.Несмотря на присутствие свежеприбывших марокканских войск, подразделения Полисарио атаковали Нуакшот в июле, отступив с минимальными потерями после успешного нападения.

Французы, союзники мавританцев, отправили военное формирование численностью в 200 человек для обеспечения защиты мавританской столицы, и с конца ноября для защиты более крупных мавританских поселений из военно-воздушной базы в Дакаре направлялись истребители Ягуар в рамках наступательной операции, известной как «Операция Ламантин». Ситуация в Мавритании сильно беспокоила Францию, поскольку эта страна входила в сферу ее военных и экономических интересов. Несмотря на мавританские декларации, подчеркивающие независимость от Франции, страна все еще была связана со своим бывшим колонизатором. В ходе операции «Ламантин» часть сверхзвуковых истребителей, размещенных на авиабазе Оуакам, были приведены в повышенную готовность, так как они могли достичь района Нуакшота меньше, чем за 50 минут. 1300 французских военных, размещенных на базе, были усилены еще 300, и ночью на 1 ноября формирование быстрого развертывания под командованием генерала Мишеля Форгета прибыло на базу в Сенегале. Через несколько дней генерал с 60 специально подготовленными солдатами перебазировался в город Атар на мавританской территории. Командование базой Оуакам было передано полковнику Хюрет, который также отвечал за тыловое обеспечение операции «Ламантин». По прибытию Форгет начал устанавливать линии связи между Оуакам и мавританскими базами. Тем временем, предоставленный французским военно-морским флотом самолет Бреге-Атлантик начал совершать разведывательное патрулирование над Мавританией. Целью разведывательных полетов было наблюдение за движением войск Полисарио и затем информировать французские истребители, мавританские вооруженные силы и полицейские подразделения, которые были готовы контратаковать. Французские советники так же создавали карты для подразделений мавританской армии, так как они не были ознакомлены с оккупированными ими территориями. Французская секретная служба так же рекрутировала опытных наемников для содействия мавританским солдатам. По запросу мавританского правительства, марокканцы тоже отправили войска для поддержки операции.

Похоже было, что солдаты Полисарио не смогут противостоять такой силе, и Мавритания возобновила движение по железной дороге Нуадибу-Зуэрат, которое была остановлено в течение месяца. Однако, сахрави атаковали первую партию грузов, взяли в плен французского железнодорожного инженера и мавританских солдат, сопровождающих груз. 25 ноября разозленные французы перебазировали еще четыре военные самолета типа Ягуар из авиабазы Тул в Мавританию для использования их в ответных ударах против Полисарио. Первый раз Ягуары были применены 2 декабря против партизан, атакующих железную дорогу неподалеку от поселения Буланур, а затем 12 декабря в окрестностях Зуэрата. Хотя операция «Ламантин» нанесла серьезный ущерб партизанам, это их не остановило. Наоборот, сахрави сделали выводы из этих событий, и разделившись на более мелкие группы, продолжили проводить рейды против мавританских объектов. С 1977 по 1978 год их нападения остановили железнодорожное движение между Нуадибу и Зуэратом почти полностью, парализовав работу железных месторождений, которые давали большую часть мавританского дохода.

Несмотря на сильное уменьшение государственных доходов, военные расходы Мавритании были увеличены почти на 50 процентов в 1976 и еще на 26 процентов в 1977, достигнув 30 процентов от всех государственных расходов. Мавритания могла обеспечивать порядок на своей территории, только вводя еще большее количество марокканских войск, но партизан это не остановило и доверие военного руководства было подорвано зависимостью правительства от мавританско-марокканского альянса. Некоторые мавританские офицеры арабского происхождения чувствовали, что их национальная гордость была ущемлена передачей руководства войной марокканцам, вытеснением Мавритании на второе место.  10 июля 1978 года недовольные офицеры свергли Мохтара Ульд Дадда и начали переговоры с сахрави о возможности заключения мирного договора. В ответ Полисарио односторонним образом объявило о перемирии с Мавританией, начиная с 12 июля. Так как в Мавритании были размещены более 8000 марокканских солдат, у правительства было весьма ограниченное пространство для маневра и оно не могло одновременно выполнить требования Марокко, Алжира и Полисарио. И снова для посредничества обратились к Франции. Однако, скоро стало очевидным, что Мавритания не может принять одностороннее решение о мирном договоре с Полисарио. Поэтому о признании Сахарской Арабской Демократической Республики (САДР) и незамедлительном и безоговорочном уходе из оккупированных Мавританией территорий не могло быть и речи.

Поскольку прекращение огня не относилось к марокканцам, 4 января войска сахрави перешли реку Драа, служившей исторической и физической границей, и напали на марокканский город Асса. После успешного пограничного рейда сахрави начали «Наступление Бумедиен», названное по имени бывшего Алжирского президента.  Первое нападение было начато 16 января 1979 года недалеко от поселка Лемсеид, менее чем в десяти километрах от Лаайуна. В течение двух дней сражения две основные боевые колонны марокканцев были уничтожены. Это был первый случай, когда механизированная марокканская часть, сопровождаемая бронемашинами, потерпела поражение от солдат Западной Сахары. Полисарио сообщал о 600 погибших, 250 раненных и 51 захваченных в плен марокканских солдатах и офицерах. Они успели захватить четыре бронированные боевые машины и 60 внедорожников и уничтожить семь танков, 96 джипов, один истребитель F-5 и четыре вертолета. Алжирский президент Бенджедид Чадли, обеспокоенный успехами сахрави, попросил Ульда Салека как можно скорее начать мирные переговоры. Полисарио снова зашел на марокканскую территорию 28 января в составе одного формирования численностью в 1 200 человек, экипированного современным вооружением и 200 джипами. Атакующие успели на несколько часов захватить город Тан-Тан в центре Южного Марокка, который являлся логистическим центром и базой марокканских военно-воздушных сил. После успешного рейда нападающие отступили в пустыню с несколькими взятыми с плен марокканскими солдатами. Факт, что они смогли пройти незамеченными 500 километров по территории, находящейся под контролем марокканских военных, привлек внимание мировых СМИ, и хотя марокканцы отрицали, что такой рейд имел место, мир был извещен о нападении.

Тем временем, в Мавритании произошел очередной переворот и новое руководство выразило желание подписать мирный договор с сахрави. 5 августа 1979 года в Алжире Мавритания и Полисарио подписали мирный договор, согласно которому Мавритания признавала Полисарио и отказывалась от всех своих территориальных претензий в Западной Сахаре. В соответствие с секретным параграфом этого Алжирского мирного договора, Мавритания должна была передать оккупированные мавританцами территории партизанам Полисарио в течение семи месяцев с момента подписания договора.Однако, этого не произошло. 8 августа Хассан II отдал приказ, чтобы все марокканские войска, находящиеся в Мавритании, вернулись в Марокко, за исключением формирования численностью в 1 000 человек в Бир Мохрейне и формирования численностью в 2 400 человек в Тирис эль-Гарбиа. На следующий день М'хаммед Бусетта, марокканский министр иностранных дел, объявил, что его страна отвергает Алжирский договор, поскольку Тирис эль Гарбиа принадлежит, исторически и юридически, Марокко, что было подкреплено решением Международного суда в Гааге. После этого в Дахла прилетели пять транспортных самолетов C-130 Геркулес с несколькими сотнями марокканских солдат на борту. Они, вместе с солдатами, уже находящимися там, начали оккупировать город. В течение нескольких дней они захватили контроль над всей до этого оккупированной мавританцами территорией, которую быстро присоединили к Марокко под именем Уэд Эддахаб. Таким образом, 95 процентов Западной Сахары оказалась под марокканским контролем. Позже Марокко приняло участие в неуспешном перевороте против мавританского президента Хайдалла для того, чтобы снова привлечь Мавританию к борьбе против Полисарио, но с тех пор Мавритания последовательно остается вне этого конфликта.

Война между Марокко и Полисарио

После этих событий партизаны направили свое внимание на марокканские войска, чье положение ухудшилось после отхода мавританцев. Несмотря на это, сахрави добились лишь частичного успеха против лучше экипированных регулярных войск. Они снова вернулись к партизанской тактике против марокканцев, которые создали несколько гарнизонов на оккупированных территориях. Марокканцы сталкивались с большими трудностями при обороне этих гарнизонов, поскольку они не смогли адаптироваться к условия пустыни. Боевики Полисарио создали небольшие блокпосты в долине Сагуья эль-Хамра и в горах Земмур, большинство из них спрятанные под землей, откуда они отправлялись на ночные рейды и куда они могли спрятаться от своих преследователей. Чтобы избежать воздушного наблюдения, они передвигались ночью, или если им нужно было двигаться днем, они использовали джипы, на которых были убраны все стекла для того, чтобы отражения не раскрывали их местонахождение. Предпочитаемыми объектами их нападений были Лаайун, Тарфая и мост, соединяющий города Тан-Тан и Тарфая на реке Уэд Шебейка. Они так же нападали на фосфатные шахты в Бу-Краа, где тем же способом, как при нападениях в Мавритании, они делали добычу и транспортировку фосфатов почти невозможными.  Их главной целью был конвейерная линия длиной в 100 километров, по которой транспортировались фосфаты от шахт до портового района Эль-Аюн. Нападающие могли повреждать конвейерную линию в нескольких местах, и пока марокканцы ремонтировали повреждения и защищали район путем патрулирования, они не могли заниматься серьезным наступлением против повстанцев. Из-за рейдов Полисарио, добыча фосфатов была почти полностью приостановлена в регионе Западной Сахары, и эксплуатация месторождений смогла возобновиться только после окончания «Бермы», оборонительной системы стен, чье строительство начал генерал Длими. Но, поскольку у Марокко были собственные фосфатные месторождения, добыча и экспорт не были полностью остановлены рейдами Полисарио.

Наиболее тревожным для марокканского руководства было то, что формирования Полисарио уже начали нападать на экономические и военные объекты на южных территориях Марокко. Одной из целей партизан было поселение Сиди Амара в долине реки Драа, где 27 августа 1979 года они устроили засаду подразделению марокканской армии и уничтожили его почти полностью. З0 сентября была захвачена застава Гульб Бен Рзук у алжирской границы. Полисарио предупредил марокканского правителя, что если его войска не уйдут с территории Запасной Сахары, рейды будут продолжаться и боевики сахрави начнут атаковать даже города Рабат, Агадир или Танжер. Это, однако, было пустой угрозой, так как сахрави были активными только в горах Куаркзиз и Бани, долине реки Драа и некоторых районах Атласских гор, и они никогда не доходили до упомянутых городов.

В отличие от других противостоящих сил, марокканцы получали существенную финансовую и военную поддержку со стороны Соединенных Штатов, Франции и Южной Африки. Их арсенал вооружений был весьма обширным, у них были военные самолеты F-5 и C-130, вертолеты «Газель», бронетранспортеры Ратель, Эланд и AML-90MM, южноафриканские бронированные разведывательные машины, разные зенитные батареи, радиолокационное оборудование и большой набор стрелкового оружия. Эти страны предоставляли марокканцам не только вооружение, но и инструкторов и советников. Кроме того, Франция предоставляла марокканским вооруженным силам существенную разведывательную поддержку и поддержку при подготовке. Конечно, и другие страны предоставляли марокканцам вооружение, поставки которого в большой степени финансировалось Саудовской Аравией. В их число входили Египет, Иран (до революции 1979 года), Бельгия, Италия, Иордания, Ливия, Ирак, Бразилия и Испания. По мнению некоторых исследователей, Египет, Иран и Иордания не оказывали поддержку Марокко, предоставляя им собственное оружие, а вооружение, которое они получили от США. В то же время, марокканцы также покупали оружие у Советского Союза и Румынии. Они постоянно увеличивали свой военный бюджет, и пропорционально ему, число служащих в армии и в военной полиции.

Сахрави располагали, в основном, произведенным в Советском Союзе вооружением, которое они получали от Алжира, Кубы, Ливии и в некоторых случаях от Северной Кореи., Это были зенитные комплексы Круг и Стрела, самоходная зенитная установка ЗСУ-23, разные противотанковые средства, бронированные машины БМП-1 и небольшое число танков Т-54 и Т-55. Этот арсенал был расширен французским и американским оружием, захваченным у марокканцев. В течение конфликта Полисарио располагал советниками для подготовки своих подразделений, в основном из Кубы, и реже из Северной Кореи и Германской Демократической Республики, которые действовали только в Тиндуфе, а не в основном районе операций.

Хотя превосходство Марокко было бесспорным, партизаны все равно 24 августа 1979 года смогли захватить хорошо укрепленный гарнизон Лебуйрата. Город и казармы обороняли около 1 000 солдат 3-го бронированного пехотного полка Королевской марокканской армии. Нападающие уже осуществили два неуспешных наступления на город, и хотя не успели захватить его, существенно ослабили боеспособность его гарнизона. Боевой дух марокканских войск и так был низким из-за четырех лет непрерывной службы без отпусков. Командир части, подполковник Мохаммед Азелмат, запросил у командования немедленного оказания помощи, но командование не восприняло это предупреждение всерьез. Кроме того, сильные песчаные бури стали причиной серьезных проблем для марокканских военно-воздушных сил; самолеты не могли взлетать, и окруженный гарнизон был лишен какой-либо поддержки с воздуха. Более того, подразделение, отправленное в подкрепление гарнизона, нарвалось на засаду, организованную формированиями Полисарио в районе Зага, и было вынуждено отступить.

При атаке 24 августа, наступающие сахрави подавили полностью сопротивление менее чем за сорок минут, и оккупировали гарнизон на более чем 24 часа. Согласно сообщениям, марокканцы понесли серьезные потери: погибли 562 человека, были уничтожены несколько танков и бронемашин, были взяты в плен 111 солдат, были захвачены 37 танков Т-54 и несколько сотен единиц стрелкового оружия.

Воодушевленные своим успехом, подразделения повстанцев совершили еще несколько нападений. К примеру, 5 октября они подвергли обстрелу южно-марокканский город Заг в качестве отвлекающего удара, а 6 октября смогли захватить второй по величине город Западной Сахары, Смара. Город был хорошо укреплен марокканцами, а на аэродроме были базированы самолеты Мираж. Во время сражения Королевская марокканская армия развернула против повстанцев около 5 400 хорошо экипированных солдат и самолеты Мираж F-1.  Несмотря на это, нападающие победили. В боях марокканцы потеряли 121 военного, в том числе командира марокканских войск, полковника Дрисс Харти. Кроме того, Фронтом Полисарио эвакуировали в Алжир 700 сахрави, проживающих в этом городе.

Следующее сражение произошло у города Махбас, в 60 километрах от алжирской границы. Гражданское население уже бежало из города в 1976 году и марокканские военные использовали город в качестве форпоста для предотвращения проникновений войск Полисарио. Против наступающих численностью 1 200 человек этот форпост защищали 780 солдат. В продолжившемся 24 часа сражении превосходящие численностью наступающие победили, причем нанесли поражение и дополнительным силам, прибывшим из Зага в подкрепление аванпоста. Согласно сообщениям марокканского военного руководства, более 20 процентов состава гарнизона погибли и еще больше были ранены. Объектами следующих нападений были город Тата и оазис М'хамид, где Мохаммед V впервые заявил претензии своей страны на территории Западной Сахары.

Известный военный аналитик, Вильям Х. Льюис, позже писал о провале марокканских вооруженных сил: «Марокканцы пренебрегли известным заветом Фридриха Великого: ‘Тот, кто пытается защищать слишком многое, не защищает ничего’». Он считает, что марокканские части были разбросаны на слишком большой территории, их огневая мощь была разбросана и их линии снабжения были слишком растянуты, что позволяло их ослабление рейдами повстанцев. Поэтому они не были в состоянии эффективно воевать против сахрави. Марокканским солдатам было очень трудно приспособиться к климату и условиям Западной Сахары, у них не было мотивации и им платили мало, и их офицеры не смогли разработать и использовать эффективную тактику борьбы с повстанцами. Более того, у них не было достаточных военных и командирских умений.

Марокканские военные формирования страдали некоторыми серьезными коммуникационными проблемами. После двух неуспешных покушений на его жизнь, Хасан II не доверял высшим офицерам вооруженных сил. Поэтому разрешение на какое-либо передвижение войск или другие военные действия давал только Королевский совет. Без разрешения никто из командиров марокканских частей не смел действовать или координировать свои действия, поскольку это могло быть истолковано осуществляющей надзор Королевской жандармерией как заговор. В результате этого, ко времени получения разрешения партизаны уже успевали исчезнуть.

Изменение в марокканской стратегии

Увеличение числа и масштаба нападений ошеломило марокканское военное и политическое руководство, осознавшее, что тактика, которую они использовали до сих пор, не позволит им победить Полисарио. Более того, они все больше опасались, что Марокко придется уйти из Западной Сахары, что могло иметь непредсказуемые последствия для королевской семьи и военно-политического руководства страны. Один человек не разделял это чувство отчаяния, генерал Амед Длими, главное доверенное лицо короля, который потребовал и получил абсолютный контроль над сахарскими операциями.

Во-первых, он расформировал военные базы в пустыне, которые, как он считал, марокканцы не могут защитить, затем сконцентрировал все марокканские войска в районах Букра, Эль-Аюн и Смара. За этой реорганизацией и концентрацией подготовки войск 5 ноября были начаты несколько операций против партизан. В операции были задействованы 7 000 солдат и несколько истребителей Мираж и F-5. Учитывая уроки неуспеха предшествовавших операций, в сражениях генерал использовал сахрави, которые хорошо знали пустыню, и устранил гражданское население, проживающее в регионе, так, чтобы оно не могло оказывать поддержку боевикам Полисарио. Опираясь на опыт прежних неуспехов, марокканцы заменили медленно передвигающиеся военные конвои хорошо вооруженными и быстродвижущимися отрядами на джипах. Зеленые береты вооруженных сил США оказали содействие при подготовке марокканских войск, и во многих случаях сопровождали их в районах операций, переодетые в марокканскую форму.

В ходе одной операции конвой из 1 500 бронированных машин и 6 000 солдат прошел от города Тат-Тан до Дахлы, уничтожив несколько вооруженных групп по дороге.  Операция длилась больше трех недель, но марокканцы не столкнулись с серьезным сопротивлением, так как партизаны избегали открытых столкновений. Эту операцию можно было рассматривать только как демонстрацию силы, поскольку марокканцам не удалось достичь каких-либо долгосрочных результатов. Двум журналистам из журнала «Молодая Африка», Рафаелю Мерги и Паскалю Мэтре, позволили сопровождать марокканские войска и они обеспечивали информацию об операции с первых рук для своих читателей. В ходе следующей операции (операция Зеллека) марокканцы атаковали лагеря повстанцев в горах Куарказиз и освободили осажденный город Заг. Затем марокканцы стабилизировали положение своих войск в районах между горами Зини и городом Смара, придвинувшись вплотную к алжирской границе,и создали сильные оборонительные позиции. Однако, никаких последующих военных действий вблизи алжирской границы не предпринималось.

Несмотря на это, Полисарио не отказался от борьбы, и в начале 1980 его силы атаковали Тарфая, город Будждаор, и после этого марокканские войска, находящиеся в долине Куаркзиз и на высокогорье Тигзерт.  Город Акка подвергся нападению в следующем сентябре, а также успешные рейды были организованы против рыболовецких судов, принадлежащих европейским странам и другим странам вдоль побережья Западной Сахары. Одна из самых больших побед боевиков была достигнута 31 октября 1981 года поблизости от Гуелта Земур, где марокканцы – наряду с существенными человеческими потерями – потеряли и пять своих летательных аппаратов.

Тем не менее, положение Полисарио по сравнению с положением марокканской армии становилось все более неблагоприятным. Основными причинами для их первых побед, кроме более высокой мотивации и эффективной партизанской тактики сахрави, было вооружение, поставляемое алжирским правительством, лагеря беженцев, которые они использовали как базы, слабость мавританской армии и провалы марокканского руководства. После выхода Мавритании из конфликта и устранения большинства некомпетентных командиров в марокканской армии, партизаны потеряли большую часть своих преимуществ. Этому способствовал генерал Длими, когда в мае 1980 года, понимая неэффективность марокканской стратегии, применяемой до той поры, разработал стратегию стен или «Берм» на алжирской и мавританской границах, в рамках которой стратегически важный район Букра – Эль-Аюн – Смара был буквально оцеплен марокканцами.

Задачей этой новой фортификационной системы было не перерезать линии снабжения повстанцев, а изолировать их от сахарских территорий, которые были ценными для марокканцев, и легитимизовать и финализировать оккупацию этой территории. Сначала Марокко создало систему преград из колючей проволоки и систему окопов, затем начало строить новые стены из песка и камней. Сахрави совершали нападения против фортификационных сооружений в начале их строительства, уничтожая массу машин, но не успели полностью остановить работы. Строительство первой стены было начато в 1981 и закончено в 1982. Она простиралась от города Смара до южной часто Будждур, где упиралась в океан. С того времени было построено еще стен, и сегодня система стен достигает длины в 2 700 километров, включая в себя 300 укрепленных позиций и наблюдательных постов. В пятикилометровой полосе вдоль стены марокканцы устроили минное поле, которое является самым большим в мире минным полем, и оно продолжает уносить человеческие жизни по сей день.

В этой системе фортификационных сооружений служили между 100 000 и 170 000 солдат. Марокканцы использовали эту систему стен, самую большую в мире для того, чтобы охватить 80 % Западной Сахары, которые они считали «полезной» частью, тогда как незащитимая пустошь была оставлена Полисарио. Марокканцы вывели все свои силы из этого района. Оборонительная система была завершена в 1987 году, и она успешно мешала действиям Полисарио из баз на оккупированных территориях и существенно ограничивала военные действия партизан, хотя и не прекратила их полностью. В итоге, сахрави были способны во множестве случаях совершать скоординированные нападения на части «Бермы», убирая ночью мины перед стеной, перерезая колючую проволоку и атакуя изолированные блокпосты. Однако, им приходилось быстро уходить после успешных атак, так как силы быстрого развертывания уже были en route к их позициям. Повстанцы часто осуществляли нападения, перебрасывая выкопанные мины через стену на солдат, находящихся на той стороне.  Во время строительства «Бермы» Полисарио постоянно нападал на марокканцев: например, летом 1983 года обстрелу залповыми системами огня советского производства подвергалось поселение Лемсейд. Затем пять механизированных пехотных батальонов и два бронированные батальона совершили нападение на Смару в сентябре. Через месяц партизаны сбили марокканский истребитель F-1 Мираж ракетой SA-8 (GECKO) [Оса]. В 1984 году они начали «Великое магрибское наступление» в южных территориях против Даклы и Агруба, затем снова был атакован город Заг и в начале 1985 был сбит еще один истребитель Мираж. В 1987 было совершено 16 нападений на марокканские формирования, при которых они понесли серьезные потери. В сентябре 1988 подразделения Полисарио осуществили широкомасштабное наступление против марокканских формирований, находящихся в районе Ум Дрейга.Сообщалось также о боях в районах поселений Махбас, Авсард, Гуелта Земур, Фарсия, Хауса и Джирия.

Хотя выглядело, что инициатива находится в руках Полисарио, на практике марокканцы вынудили эту организацию применять ту самую тактику – наступательные операции большими силами, – которую Полисарио осознанно избегало до сих пор. В итоге, в этих по-настоящему дорогостоящих нападениях сахрави несли существенные потери живой силы и технического оборудовании благодаря оборонительной тактике марокканцев. Более эффективные марокканские формирования, у которых было уже улучшенное командование и которые реагировали быстрее, чем раньше, смогли вытеснить сахрави с территории Западной Сахары, таким образом помешав сахрави проводить дальнейшие военные операции. С этого момента, хотя повстанческое движение не было полностью уничтожено, марокканцы контролировали конфликт, который постепенно затихал. Невыгодное положение повстанцев было далее усугублено марокканским руководством, которое хотело добиться доверия населения сахрави на оккупированной территории путем предоставления ему определенных возможностей и выгод с ощутимым результатом.

Путь к соглашению и конец войны

Хотя сахрави добились некоторого дипломатического успеха, они попали во все более невыгодное положение, поскольку из-за падения мировых цен на нефть, в 1986 году алжирское правительство существенно сократило свою финансовую и военную поддержку. Это стало причиной того, что сахрави могли совершать только мелкомасштабные нападения на марокканские подразделения. К тому времени, сахрави уже понимали, что они не могут победить военными средствами. Марокканцы тоже понимали безнадежность продолжения конфликта, поскольку они «отрезали» от Западной Сахары местных жителей, которые боролись с ними, они могли добиться окончательной победы, только атаковав Полисарио в Алжире, рискуя развязать бесперспективную войну с Алжиром. Поэтому, хотя все еще имели место столкновения, началось медленное сближение двух сторон.

22 ноября 1988 Организация Объединенных Наций призвала обе стороны как можно скорее начать переговоры между собой. В результате этого, марокканский правитель согласился встретиться с лидерами Полисарио в Марракеше 4 или 5 января 1989 года. Встреча не была успешной и переговоры не имели продолжения из-за различий противостоящих сторон. Полисарио пригрозил представителям Организации Объединенных Наций продолжением войны с Марокко, и прервав прекращения огня, провозглашенное менее чем за месяц до этого, совершили множество нападений на «Берму», при которых обороняющиеся марокканские солдаты понесли тяжелые потери.

Зимой 1991 года отношения между Марокко и Полисарио еще ухудшились, так как сахрави не желали вывести свои силы из Тиндуфа, и более того, создали новые базы в районах восточнее марокканских фортификаций. Формирования марокканских вооруженных сил начали операцию «Грохот» против повстанцев  в районах Бир Лахлу и Тифарити с 4 по 29 августа, провоцируя их на контрнаступление, и таким образом, почти двухлетнее прекращение огня было снова прервано открытым конфликтом. Хотя Марокко добилось значительных успехов, оно не продолжило преследование сахрави, отступающих в алжирские беженские лагеря, и таким образом, не смогло уничтожить всю их военную силу, опасаясь конфликта с Алжиром.

Чтобы избежать дальнейшего усугубления ситуации, Генеральный секретарь ООН, Перес де Куэльяр, инициировал переговоры с Марокко и заявил о прекращении огня начиная с 6 сентября, не информируя Полисарио. Поскольку марокканцы достигли своих целей, они ретировались за «Берму», и у Полисарио не было ресурсов осуществить контрнаступление. В это самое время Генеральный секретарь ООН одобрил незамедлительную отправку 100 миротворцев, затем их число было увеличено до 228. Совместно с военным контингентом прибыли гражданские представители других миссий ООН. Таким образом, Генеральный секретарь без согласия каждой из противостоящих сторон отделил прекращение огня от других частей плана ООН, и таким образом, дорожная карта, одобренная Советом безопасности, стала беспредметной. В этой ситуации у Полисарио не было другого выбора, кроме как принять перемирие, иначе его бы выставили в качестве виноватого за минирование хрупкого мира. Миротворцы, которые прибыли в регион 5 сентября, установили свой штаб в Лаайуне, и 15 сентября они организовали три районных штаба с десятью лагерями в Северном, Центральном и Южном секторах. Одновременно с этим в Тиндуфе было организовано Бюро связи.

Присутствие войск ООН эффективно способствовало ослаблению конфликта, даже независимо от того, что противоборствующие стороны постоянно нарушали правила прекращения огня.  К примеру, Полисарио жаловался, что истребители Марокко постоянно нарушали контролированное Полисарио воздушное пространство, а Марокко обвиняло сахрави в заходе на оккупированные территории на слабо контролируемых участках «Бермы». Несмотря на эти нарушения, это было окончанием периода конфликта, и противостоящие стороны теперь воевали только за столом переговоров. Ситуация выглядела полностью замороженной. Присутствие сил ООН требовалось бы и в будущем для удержания конфликта на том же уровне, поскольку достижение взаимно приемлемого, постоянного решения не выглядело возможным в ближайшее время.

Заключение

В этой статье показано, как начался локальный конфликт и как он исключительно быстро расширился на региональном уровне и как в нем противоборствующие силы использовали тактику, характерную для контрповстанческих операций. На первом этапе конфликта партизанская тактика повстанцев сахрави была успешно использована против Мавритании. Однако, эта тактика оказалась эффективной только в некоторой степени против более сильного в политическом, экономическом и военном плане Марокко. Марокканское руководство извлекло уроки из своих собственных и из мавританских неуспехов и успело обеспечить военное превосходство путем сочетания разных тактических приемов и затем изоляцией боевиков Фронта Полисарио от оккупированных марокканцами территорий стратегией строительства стен. Кроме военного превосходства, марокканцы добились и дипломатического, и экономического более выгодного положения. Таким образом, сначала они снизили степень интенсивности конфликта, затем полностью его маргинизировали после прекращения огня. На деле, они добились победы над партизанами, чьи шансы на другую успешную войну стали минимальными.

 

Об авторе

Янош Бешеньо – полковник Сил обороны Венгрии (СОВ) и начальник отдела по разработке концепции доктрины Центра обучения и подготовки доктрины СОВ. Автор является кандидатом военных наук. Он эксперт по операциям по поддержанию мира в Африке и специализируется по конфликту в Западной Сахаре.

Марокко четвертым из арабских стран установило отношения с Израилем :: Политика :: РБК

На фоне нормализации отношений США признали суверенитет Марокко над спорной территорией Западной Сахары. Ранее в этом году дипломатические отношения с Израилем установили Бахрейн, Судан и ОАЭ

Премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху (Фото: Abir Sultan / Pool / Reuters)

Марокко и Израиль договорились о нормализации дипломатических отношений, объявил в Twitter президент США Дональд Трамп.

Американский лидер назвал это значительным прорывом в рамках усилий по достижению мира на Ближнем Востоке.

В отдельном твите Трамп заявил, что подписал декларацию о признании США суверенитета Марокко над Западной Сахарой. «Серьезное, убедительное и реалистичное предложение Марокко об автономии — единственная основа для справедливого и прочного решения для мира и процветания», — написал он.

Белый дом выпустил соответствующее заявление президента. В нем, в частности, говорится, что США будут поощрять экономическое и социальное развитие отношений с Марокко, включая территорию Западной Сахары. Для этого Вашингтон намерен открыть в западносахарском городе Дахла американское консульство.

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху назвал восстановление отношений с Марокко историческим событием. «Свет мира никогда не сиял ярче на Ближнем Востоке, чем сегодня», — заявил он во время церемонии зажигания свечей в рамках празднования Хануки. Нетаньяху также поблагодарил Трампа за посредничество в установлении отношений двух государств.

Белый дом сообщил о нормализации отношений Израиля и Марокко

Израиль и Марокко в четверг при посредничестве Соединенных Штатов договорились о нормализации отношений. Таким образом, Марокко стало четвертой мусульманской страной, наряду с ОАЭ, Бахрейном и Суданом, которая заключит с Израилем соглашение о налаживании дипломатических отношений в рамках усилий Вашингтона по созданию единого регионального фронта против Ирана. Об этом в четверг днем в ходе телефонной конференции заявил Джаред Кушнер, старший советник президента Дональда Трампа.

Кроме того, президент Трамп, по словам Кушнера, в рамках договоренностей согласился признать суверенитет Марокко над Западной Сахарой, пустынным регионом, за который уже в течение многих лет королевство ведет территориальный спор с движением Фронт Полисарио (Народный фронт за освобождение Сагиет-эль-Хамра и Рио-де-Оро), поддерживаемым соседним Алжиром. Фронт Полисарио добивается отделения Западной Сахары от Марокко и учреждения на ее территории Сахарской Арабской Демократической Республики.

Джаред Кушнер сообщил, что президент Трамп получил подтверждение об израильско-марокканском соглашении в телефонном разговоре с королем Марокко Мухаммедом VI в четверг.

Как пишет «Рейтер», избранный президент Джо Байден, который должен сменить Трампа 20 января, столкнется с проблемой того, стоит ли принимать обязательства США в отношении Западной Сахары. Ни одна другая западная страна пока не пошла на данный шаг. Байден ранее давал понять, что он продолжит реализацию курса Трампа на поддержку нормализации отношений между Израилем и мусульманскими странами на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Дональд Трамп сообщил о заключении соглашения с Марокко в своем Твиттере, назвав это «очередным историческим прорывом» к установлению мира на Ближнем Востоке.

Согласно заявлению королевского двора Марокко, король Мухаммед пообещал Трампу наладить прямые авиарейсы из Рабата в Тель-Авив и обратно.

«Это будет очень теплый мир. Никогда еще мирный свет в этот день Хануки не светился ярче, чем сегодня на Ближнем Востоке», - сказал премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, поздравляя жителей страны с началом празднования главного зимнего праздника всех религиозных евреев.

Кушнер во время телефонной конференции добавил, что Саудовская Аравия «неизбежно» заключит аналогичную сделку с Израилем. Источник «Рейтер» в Белом доме рассказал, что саудовцы, скорее всего, дождутся начала президентства Байдена, прежде чем сделать шаг в направлении нормализации отношений с Израилем.

В соответствии с соглашением, Марокко установит полные дипломатические отношения и возобновит официальные контакты с Израилем.

«Они собираются немедленно открыть отделы взаимодействия в Рабате и Тель-Авиве с намерением открыть посольства. И они собираются продвигать экономическое сотрудничество между израильскими и марокканскими компаниями», - рассказал Кушнер во время телеконференции.

Королевский двор Марокко, как сообщает «Рейтер», заявил, что Вашингтон откроет консульство в Западной Сахаре в рамках сделки Марокко с Израилем.

В прокламации Белого дома говорится, что, по мнению США, независимое государство в Сахаре является «нереалистичным вариантом для разрешения конфликта», и что «подлинная автономия (региона) под суверенитетом Марокко - единственное возможное решение».

«Мы призываем стороны незамедлительно приступить к обсуждениям, используя план учреждения автономии в составе Марокко в качестве основы для переговоров о достижении взаимоприемлемого решения», - говорится в прокламации.

Вашингтон в 1991 году поддержал прекращение огня между Марокко и Фронтом Полисарио. В прошлом месяце, после инцидента на границе, Полисарио вышло из сделки и объявило о возвращении к вооруженной борьбе.

Представитель движения за независимость Фронта Полисарио в Западной Сахаре, по сообщению «Рейтер», заявил, что он «очень сожалеет» об изменении политики США, которое он назвал «странным, но не удивительным».

«Это совершенно не изменит реальность конфликта и права народа Западной Сахары на самоопределение», - заявил представитель Полисарио в Европе Уби Бхрая.

Власти Марокко решили не пускать своих граждан в Сеуту

Премьер-министр Испании Педро Санчес обвинил Марокко в неуважении к Евросоюзу и его нормам. Он уверен, что власти африканского государства специально спровоцировали массовый наплыв нелегальных мигрантов в испанский автономный город Сеута.

Дипломатическое давление Мадрида, похоже, сработало, и власти Марокко решили не пускать своих граждан в испанский анклав Сеуту.

Полиция и военные заблокировали границу, где собрались потенциальные мигранты. Столкновения начались, когда стражи порядка попытались разогнать толпу. В силовиков полетели камни и другие предметы. Несостоявшиеся беженцы даже подожгли импровизированную баррикаду. Полиция сперва отступила, но позже взяла ситуацию под контроль.

Тем временем, осажденная Сеута в эти часы напоминает республику ШКИД. Испанцы вернули в Марокко более пяти с половиной тысяч нелегалов. Но местный закон гласит, что несовершеннолетние без сопровождения взрослых должны находиться под опекой властей, а потому, те кто младше 18, депортации не подлежат. Как итог – город наводнили беспризорники.

"У наших родителей там нет работы, а система образования очень слабая. Что я могу сказать? Порой нам попросту нечего есть", – говорит подросток.

"Мои родители понимали, что, если я приеду сюда, у меня может быть будущее. Там, жизнь тех, у кого есть диплом, не сильно отличается от жизни тех, у кого его нет", – объясняет юный беженец.

Сотни молодых мигрантов ночуют на улицах, в парках или на холмах, граничащих с городом. Власти пытаются контролировать ситуацию. Подростков, которых удается задержать, тестируют на COVID-19, после чего размещают на территории складов рядом с марроканской границей. Но это все равно, что удерживать воду в решете. Беспризорники при первой возможности сбегают из таких центров через лазейки в заборах или через крышу.

"Это не обычная ситуация. Нужно принять во внимание, что в город приехало много людей, и мы никогда не видели наплыва такого масштаба. У города есть средства, чтобы позаботиться обо всех людях, которые сюда приезжают. Просто мы даже представить не могли, что столкнемся с такой ситуацией", – говорит представитель Красного Креста в Сеуте Иса Брасеро.

Сбежавшие марокканцы стремятся проникнуть в запретную зону порта Сеуты. Их цель – пробраться на грузовые корабли и паромы, которые смогут доставить мигрантов на материковую часть Испании.

торжеств Трампа Король Марокко поддерживает свои заявления | Голос Америки

ВАШИНГТОН - Президент США Дональд Трамп, в последнюю минуту стремясь укрепить нормализацию отношений Марокко с Израилем, в пятницу наградил своего короля редкой наградой, поскольку администрация Трампа мобилизовала международную поддержку в региональном споре.

Трамп, который считает признание Израиля арабами ключевым достижением своего президентства за рубежом, в прошлом месяце сломал прецедент десятилетий, признав полный суверенитет Марокко над оспариваемой Западной Сахарой, а Марокко, в свою очередь, заявило, что это нормализует отношения с еврейским государством.

Белый дом заявил, что вручил королю Мохаммеду VI Почетный легион и степень главнокомандующего на частной церемонии в Вашингтоне, которую принял посол Марокко.

Военная награда была учреждена в честь союзных лидеров во Второй мировой войне и оставалась безвестной, пока ее не возродил Трамп, который в прошлом месяце также вручил ее премьер-министрам Австралии, Индии и Японии.

"Его дальновидность и личное мужество, включая его решение возобновить связи с Государством Израиль, положительно изменили ландшафт Ближнего Востока и Северной Африки и открыли новую эру безопасности и процветания как для наших стран, так и для всего мира, "говорится в заявлении Белого дома.

Высокопоставленный чиновник Государственного департамента по Ближнему Востоку Дэвид Шенкер в пятницу присоединился к Марокко на виртуальной конференции по Западной Сахаре, на которой была подчеркнута позиция Трампа.

В совместном заявлении говорится, что в нем приняли участие 40 стран, из них 27 - на уровне министров.

«Участники обязались продолжать свою поддержку решения, используя план автономии Марокко в качестве единственной основы для разрешения спора о Западной Сахаре», - говорится в сообщении.

Среди стран-участниц были арабские союзники Марокко и небольшие развивающиеся страны, а также Франция, сообщило министерство иностранных дел Марокко.

Избранный президент Джо Байден не обязался поддерживать признание Трампом суверенитета Марокко в Западной Сахаре, бывшей испанской колонии, где напряженность накаляется с 1970-х годов, когда Фронт ПОЛИСАРИО, поддерживаемый Алжиром, борется за независимость.

Марокко контролирует большую часть Западной Сахары, но ее суверенитет не признан Организацией Объединенных Наций.

Марокко

В 2013 году отношения дружбы и сотрудничества между Китайской Народной Республикой и Королевством Марокко продолжали углубляться.

Между двумя странами часто происходили политические обмены. В мае заместитель министра по гражданским вопросам Цзян Ли посетил Марокко. В сентябре соответственно Марокко посетили вице-губернатор провинции Гуандун Дэн Хайгуан и член Консультативного комитета по внешней политике министерства иностранных дел Китая Цзи Пэйдин. Президент Китайской народной ассоциации дружбы с зарубежными странами Ли Сяолинь и мэр Гуанчжоу Чэнь Цзяньхуа приняли участие в четвертом Всемирном конгрессе объединенных городов и местных органов власти (ОГМВ) в Рабате, Марокко.В декабре министр иностранных дел Ван И посетил Марокко. Он встретился с королем Мохаммедом VI и главой правительства Абделилой Бенкираном, а также провел переговоры с министром иностранных дел и сотрудничества Марокко Салахом Эддином Мезуаром. В ходе визита стороны подписали Соглашение об экономическом и техническом сотрудничестве между правительством Китайской Народной Республики и правительством Королевства Марокко и Соглашение между правительством Китайской Народной Республики и правительством Китая. Королевство Марокко о взаимном освобождении от виз для владельцев дипломатических и служебных паспортов. В апреле Китай посетили Тайб Эль Фасси Фихри, специальный посланник и советник короля Мохаммеда VI, Саад-Эддин Эль Отмани, тогдашний министр иностранных дел и сотрудничества, и Мохамед Ясин Мансури, генеральный директор по исследованиям и документации.

Экономические и торговые отношения между двумя странами стабильно развивались. Двусторонняя торговля продолжала расти. Продолжало углубляться взаимовыгодное сотрудничество в области рыболовства, связи и заключения контрактов на проекты. Постепенно развернулось сотрудничество в области финансов и новой энергетики.В августе заместитель министра сельского хозяйства Ниу Дун посетил Марокко.

Продолжали расширяться обмены и сотрудничество в области культуры, спорта, образования и военной сферы. В марте Марокко посетили вице-президент Международного олимпийского комитета Юй Цзайцин и вице-министр государственного управления по делам печати, публикаций, радио, кино и телевидения Тянь Цзинь. В июне заместитель министра Главного управления спорта Китая Сяо Тянь возглавил делегацию китайских боевых искусств в Марокко. В октябре заместитель министра государственного управления по делам печати, публикаций, радио, кино и телевидения Тонг Ганг возглавил делегацию в Марокко и провел выставку китайских фильмов в Марокко. В январе был открыт Институт Конфуция при университете Хасана II в Касабланке, Марокко. В апреле Центр африканских исследований Пекинского университета Китая и Институт африканских исследований Университета Мохаммеда V Марокко присоединились к Партнерству Китайско-африканских аналитических центров 10 + 10. В апреле 13-й эскортный флот ВМС Китая посетил Марокко.

Марокко · Маунт-Вернон Джорджа Вашингтона

1 декабря 1789 года Джордж Вашингтон сел написать письмо старому другу своей страны.Однако по иронии судьбы получателем письма был человек, которого Вашингтон никогда не встречал. Чуть более семи месяцев назад Вашингтон принял инаугурацию первого президента Соединенных Штатов и открыл свой офис во временной столице страны Нью-Йорке.

За прошедшие месяцы он начал собирать свой кабинет, поселил миссис Вашингтон и двух внуков, которых они воспитывали, в своем новом доме, организовал схему своего официального приема, пережил почти смертельную болезнь и принял один -месячный тур по штатам Новой Англии. Теперь, когда он начал письмо, он начал с приветствия: «Великий и великодушный друг». Получателем письма, которое он написал в тот день, был Мухаммед ибн Абдулла, император Марокко. 1

Сиди Мохаммед узнал о борьбе американских колоний за независимость от французского консула, назначенного в Марокко, и из европейских газет. Он начал обращаться к американцам 20 декабря 1777 года, включив их в список стран, которые будут приветствоваться в марокканских портах.Стремясь помочь процессу установления дипломатических отношений с новой страной, несколько месяцев спустя марокканский император назначил французского купца Этьена Кайля в качестве консула непредставленных стран - включая новые Соединенные Штаты - при своем дворе.

Кай быстро приступил к работе, написав 14 апреля 1778 года Бенджамину Франклину, американскому посланнику во Франции. Получив письмо, Франклин обратился за советом к французским официальным лицам, которые предположили, что «вести с ним переписку небезопасно. Кайль также пытался дозвониться до американцев через их министра в Мадриде Джона Джея. 2

Ответ американцев должен быть разочаровывающим. Спустя годы после того, как Сиди Мохаммед впервые предложил открыть свои порты для американского судоходства, президент Континентального конгресса Сэмюэл Хантингтон написал другу, что он только что получил письмо от имени Императора, в котором он приглашает эти Соединенные Штаты торговать в его портах. . " 3 Прошло еще три месяца, в декабре 1780 года, прежде чем президент Конгресса наконец ответил императору, заверив его в желании Конгресса «культивировать искренний и твердый мир и дружбу с вашим величеством и сделать их прочными на всю жизнь». все потомство." 4

Отношения продолжались в медленном темпе еще четыре года - семь лет после первых шагов Императора к американцам. В мае 1784 года Континентальный конгресс «постановил, что договоры о дружбе или о дружбе и торговле должны быть заключены с Марокко и регентствами Алжира, Туниса и Триполи на тот же срок в десять лет или на тот же срок. срок настолько длинный, насколько это возможно ". Отметив, что «занятие войной и удаленность нашего положения помешали нам встретить дружбу [Императора] так рано, как мы хотели», Конгресс также «Постановил, что поручение господинуДж. Адамс, г-н Б. Франклин и г-н Т. Джефферсон, наделяя их полномочиями ... делать и получать предложения по таким договорам о дружбе и торговле, а также вести переговоры и подписывать их, передавая их в Конгресс для окончательной ратификации ; и чтобы такая комиссия действовала на срок не более двух лет ". 5

Однако в Марокко Император узнал бы об этих событиях лишь несколько месяцев спустя. Чувствуя, что ему нужно сделать что-то драматичное, чтобы привлечь внимание американцев, он приказал захватить американский корабль и удерживал его, пока не убедился, что прогресс наконец-то начался.В августе 1785 года Томас Джефферсон написал своему другу домой, подтверждая эту историю, объясняя: «Вам правдиво сказали, что император Марокко продемонстрировал склонность заключить с нами договор; но не совсем то, что Конгресс не проявил внимания к этому вопросу. его заигрывания и тем самым вызывали у него отвращение ... Его расположение по-прежнему хорошее. В доказательство этого, он недавно свободно освободил и хорошо одел команду американского брига, который он взял прошлой зимой ». 6

Новый американский специальный агент в Марокко Томас Барклай был назначен в октябре 1785 года и прибыл в страну следующим летом.В течение недели после своего прибытия в июне 1786 года Барклай дважды встречался с императором и смог сообщить, что: «Будет приятно ... если вы знаете, что последний проект договора составлен и, вероятно, будет подписан в несколько дней, и с этого времени наше пребывание здесь не превысит недели ". 7 Переговоры по договору были завершены к середине июля 1786 года, и Барклай отправился в Европу. Потребовался еще год, чтобы договор вступил в силу, подписанный двумя американскими министрами, Джоном Адамсом и Томасом Джефферсоном, в январе 1787 года.Договор был ратифицирован Конгрессом в июле того же года и, наконец, подписан президентом Конгресса 18 июля 1787 года. «Он будет действовать в течение пятидесяти лет. 8

Для реализации договора потребовалось почти десять лет, но когда Джордж Вашингтон сел писать письмо императору Марокко, он знал, что эта дружба имеет большое значение. Объяснив смену правительства принятием новой Конституции и представившись новым главой американского правительства, Вашингтон заверил Сиди Мохаммеда в том, что «поощрение, которое ваше величество великодушно оказало нашей коммерции. ваши доминионы, пунктуальность, с которой вы добились соблюдения Договора с нами ... произвести глубокое впечатление на Соединенные Штаты и подтвердить их уважение и привязанность к вашему императорскому величеству.«

Вашингтон продолжил, объяснив, что: «Мне доставляет удовольствие иметь эту возможность заверить Ваше Величество в том, что, пока я остаюсь во главе этой нации, я не перестану продвигать все меры, которые могут способствовать Дружбе и Гармонии, которые так счастливо существуйте между вашей Империей и ими ". Вашингтон закончил эти слова благословения: «Да благословит Всевышний Ваше Императорское Величество, нашего великого и великодушного Друга, своим постоянным Руководством и Защитой». 9 К сожалению, в соответствии с характером запутанных и сложных переговоров Сиди Мохаммед так и не получил письма Джорджа Вашингтона - Император скончался за два месяца до того, как пришло письмо.

Мэри В. Томпсон
Историк-исследователь
Поместье и сады Маунт-Вернон

Примечания:
1. «Джордж Вашингтон [Сиди Мохаммеду], Императору Марокко, 1 декабря 1789 года», Записки Джорджа Вашингтона , Vol. 30, изд. Джон К. Фицпатрик (Вашингтон, округ Колумбия: правительственная типография), 474-6.

2. «Сэмюэл Хантингтон - Этьену д'Одиберу Кайю», Письма делегатов Конгресса , Vol.16 (1 сентября 1780 г. - 28 февраля 1781 г.), ред. Пол Х. Смит и другие (Вашингтон, округ Колумбия: Библиотека Конгресса, 1989 г.), 519n.

3. «Сэмюэл Хантингтон Джонатану Трамбаллу старшему, 4 сентября 1780 г.», Письма делегатов Конгресса , Vol. 16 (1 сентября 1780 г. - 28 февраля 1781 г.), ред. Пол Х. Смит и другие (Вашингтон, округ Колумбия: Библиотека Конгресса, 1989 г.), 16 и 17, 17n3 и 17n4.

4. «Сэмюэл Хантингтон султану Марокко [декабрь 1780 г.]» в письмах делегатов Конгресса , 16: 519 и 519n, 16: 520.

5. «Резолюция от 7 мая 1784 г.», Журналы Континентального Конгресса , 1774-1789, 26: 361-362.

6. «Томас Джефферсон Джону Пейджу, 20 августа 1785 года», Документы Томаса Джефферсона , 8: 418-419.

7. «Томас Барклай американским уполномоченным по вопросам мира, 26 июня 1786 г.» Записки Томаса Джефферсона , том 10 (22 июня 1786 г. - 31 декабря 1786 г.), изд. Джулиан П. Бойд и другие (Принстон, штат Нью-Джерси: Princeton University Press, 1954), 71-2.

8. Журналы Континентального Конгресса, 1774-1789 , 585.

9. «Джордж Вашингтон [Сиди Мохаммеду], императору Марокко, 1 декабря 1789 года», The Writings of George Washington , Vol. 30, изд. Джон К. Фицпатрик (Вашингтон, округ Колумбия: правительственная типография), 474-6.

Президент ЕБРР Рено-Бассо виртуально посетил Марокко


  • Встреча президента с представителями органов власти, бизнес-сообщества и организаций гражданского общества
  • Сосредоточьтесь на восстановлении экономики Марокко после коронавируса 19, чтобы улучшить его
  • Рекордный год для инвестиций ЕБРР в Марокко в 2020 году

Президент ЕБРР Одиль Рено-Бассо совершит свой первый официальный визит в Марокко 24 и 25 мая в виртуальном формате, где встретится с представителями правительства, частного сектора и гражданского общества.

Программа президента включает встречи с Саадом Эддином Эль-Османи, главой правительства, Мохаммедом Бенчаабуном, министром экономики, финансов и административных реформ и управляющим ЕБРР, Насером Буритой, министром иностранных дел, африканского сотрудничества и марокканских экспатриантов, Азизом Аханнушем, министром иностранных дел. «Сельское хозяйство, рыболовство, развитие сельских районов, водные ресурсы и леса», Мулай Хафид Элалами, министр промышленности, торговли, зеленой и цифровой экономики, и Абделлатиф Джуахри, управляющий Центрального банка Марокко.

Выступая перед ее встречами, президент Рено-Бассо сказал: «ЕБРР привержен поддержке экономического восстановления Марокко, региональной интеграции и потенциала зеленой экономики, а также содействию равенству возможностей, в частности, для решения проблем безработицы среди молодежи и гендерных вопросов. В 2020 году Банк активизировал свою деятельность в стране, что привело к рекордному объему инвестиций в 750 миллионов евро ».

«Мы с нетерпением ждем продолжения укрепления нашего партнерства в рамках новой страновой стратегии, которая будет подготовлена ​​позже в этом году, которая дополнит план экономического восстановления после коронавируса 19, а также новую модель экономического развития, над которой работает Марокко», добавил президент.

Обсуждения будут сосредоточены на восстановлении после COVID-19 и инвестициях ЕБРР для поддержки наиболее пострадавших секторов страны, ее экономики и общества с целью улучшения восстановления в ближайшие годы.

Марокко является одним из основателей ЕБРР и стало страной операций в 2012 году. На сегодняшний день Банк инвестировал в Марокко более 3 миллиардов евро в рамках 73 проектов и имеет три офиса в Касабланке, Танжере и Агадире.

ОФИЦИАЛЬНЫЙ ВИЗИТ ПРЕЗИДЕНТА ВСЕМИРНОГО ВОДНОГО СОВЕТА В МАРОККО

В связи с 9-м Всемирным водным форумом, который откроется в Дакаре 22 марта 2022 года, президент Всемирного водного совета Лоик Фошон совершил официальную поездку в Марокко встретится с главой правительства Марокко, различными министрами и министром оборудования, транспорта, логистики и водных ресурсов.Все они активно готовятся к участию Марокко в этом мероприятии.
Вспомните основные моменты этой поездки:


  • Встреча Лоика Фошона с главой правительства Марокко

Лоик Фошон посетил Марокко в первую неделю марта 2021 года, где он встретился с главой правительства г-ном Саадом Дин эль-Отмани и несколькими высокопоставленными министрами, чтобы подготовить участие Марокко в 9-м Всемирном водном форуме, который состоится в Дакаре. в марте 2022 г.
Они также рассказали о подготовке к Международному Гран-при имени Хасана II, одной из самых больших наград Форума. Власти Марокко подтвердили свое участие и мобилизацию в пользу развития и сохранения водных ресурсов, а также свою готовность участвовать в 9-м Всемирном водном форуме.

> Прочитать статью MAP Ecology

  • Рабочая встреча с министром оборудования, транспорта, логистики и водоснабжения

После этой первой встречи Лоик Фошон в сопровождении сотрудников Всемирного водного совета принял участие в рабочей встрече с Абделькадером Амарой, министром оборудования, транспорта, логистики и водных ресурсов, и его командами 26 марта 2021 года.
Цель заключалась в подготовке к активному участию Марокко в 9-м Всемирном водном форуме в Дакаре.

Посмотрите интервью с Лоиком Фошоном на M24:

> Для получения дополнительной информации о 9-м Всемирном водном форуме

> Читать пресс-книгу официального визита в Марокко

Трамп получает высшую награду Марокко за работу на Ближнем Востоке: официальный

ФОТО: советник по национальной безопасности Израиля Меир Бен-Шаббат (спереди справа), возглавлявший израильскую делегацию, и У.Старший советник Белого дома Джаред Кушнер во время визита в Рабат, Марокко, 22 декабря 2020 г. REUTERS / Shereen Talaat / File Photo

ВАШИНГТОН (Рейтер) - Президент США Дональд Трамп в пятницу получил высшую награду Марокко за свою работу в продвижении соглашения о нормализации отношений между Израилем и Марокко, сказал Рейтер высокопоставленный чиновник администрации.

На церемонии частного Овального кабинета принцесса Лалла Джумала Алауи, посол Марокко в США, вручила Трампу Орден Мухаммеда, который вручается только главам государств. Это был подарок короля Марокко Мохаммеда VI.

Старший советник Белого дома Джаред Кушнер и посланник на Ближнем Востоке Ави Берковиц получили другие награды за свою работу над сделкой между Израилем и Марокко, которая была заключена в декабре.

Соединенные Штаты за последние пять месяцев помогли заключить сделки между Израилем, Объединенными Арабскими Эмиратами, Бахрейном, Суданом и Марокко. Соглашения направлены на нормализацию отношений и открытие экономических связей.

Трамп, покидающий свой пост в среду, вызвал некоторую критику по поводу соглашения с Марокко, потому что, чтобы заключить сделку, он согласился, что Соединенные Штаты признают суверенитет Марокко над Западной Сахарой.

Западная Сахара была местом многолетнего территориального спора между Марокко и поддерживаемым Алжиром Фронтом ПОЛИСАРИО, отколовшимся движением, стремящимся создать на территории независимое государство.

Команда Кушнера работала над достижением большего числа соглашений между Израилем и арабским миром. Но время вышло, и до ухода Трампа больше ничего не ожидается.

Представителям СМИ не разрешили присутствовать на церемонии награждения. Трамп ограничивает свои публичные выступления после поражения на выборах ноября.3.

Отчетность Стива Холланда; Редакция Синтии Остерман

Трамп вручает высшую награду королю Марокко за нормализацию отношений с Израилем

ВАШИНГТОН - Президент США Дональд Трамп вручил высшую награду США королю Марокко Мохаммеду VI, сославшись на его решение начать нормализацию отношений с Израилем.

Легион Заслуг - редко награждаемая награда, которая может быть вручена только президентом и, как правило, главам государств или правительств других стран.

Эта честь выпала после того, как в декабре Соединенные Штаты признали суверенитет Марокко над всей территорией Западной Сахары, включая спорную территорию между южным Марокко и Мавританией. Марокко, в свою очередь, согласилось возобновить частичные дипломатические отношения с Израилем в ближайшем будущем, установить прямые рейсы между странами и продвигать экономическое и технологическое сотрудничество.

Трамп стремился сделать усиление региональной поддержки Израиля в качестве меры противодействия иранской агрессии фирменным внешнеполитическим наследием своей администрации.

Король Мухаммед не был в Вашингтоне, чтобы принять награду. Согласно заявлению Белого дома, посол Марокко в США принцесса Лалла Джумала приняла его от его имени на частной церемонии.

Получите ежедневное издание The Times of Israel по электронной почте и никогда не пропустите наши главные новости

Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями

Трамп в свои последние дни на посту президента удостоил своих друзей и союзников президентских наград.

Ранее на этой неделе Трамп на частной церемонии в Белом доме вручил президентскую медаль свободы представителю штата Огайо Джиму Джордану, одному из своих самых яростных союзников-республиканцев.

Белый дом также объявил на этой неделе, что Трамп наградит тренера Новой Англии Билла Беличика, шестикратного победителя Суперкубка, Медалью свободы, но Беличик отказался принять эту награду.

Ты серьезный. Мы ценим это!

Нам очень приятно, что вы прочитали статей X Times of Israel за последний месяц.

Вот почему мы приходим на работу каждый день - чтобы предоставить таким взыскательным читателям, как вы, обязательные к прочтению материалы об Израиле и еврейском мире.

Итак, теперь у нас есть запрос . В отличие от других новостных агентств, у нас нет платного доступа. Но поскольку журналистика, которую мы делаем, стоит дорого, мы приглашаем читателей, для которых The Times of Israel стала важной, поддержать нашу работу, присоединившись к The Times of Israel Community .

Всего за 6 долларов в месяц вы можете поддержать нашу качественную журналистику, наслаждаясь The Times of Israel AD-FREE , а также получая доступ к эксклюзивному контенту, доступному только для членов сообщества Times of Israel.

Присоединяйтесь к нашему сообществу Присоединяйтесь к нашему сообществу Уже участник? Войдите, чтобы больше не видеть это .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *