Африка какой континент: Недопустимое название — Циклопедия

Почему Африка «континент возможностей»?

Африка — второй по величине материк на планете, на территории которого расположились 62 государства. Он поражает воображение исследователей контрастами и культурными особенностями. Неудивительно, что именно с Африкой связано множество мифов и легенд. Сейчас Россия пытается вернуть некогда более тесные дипломатические отношения со многими странами континента, которые на время ушли в забвение. Осенью 2019 года в Сочи проходил первый беспрецедентный по масштабам саммит «Россия – Африка», на котором обсуждались, в том числе, вопросы дальнейшего научного сотрудничества между Россией и странами континента.

В интервью «Научной России» член-корреспондент РАН, заместитель директора Института Африки РАН по научной работе, доктор исторических наук, профессор Дмитрий Михайлович Бондаренко рассказал о традиции полевых исследований в Африке, политике континента в отношении России и Китая, а также о том, как Африка переживает эпидемию COVID-19.

В прошлом году Институту Африки исполнилось 60 лет – это солидная дата. Расскажите, пожалуйста, о современных проектах Института.

Наш Институт был создан в декабре 1959-го года, в канун крушения колониальной системы. С тех пор он остается главным и единственным специализированным учреждением в России, которое занимается комплексным изучением Африки в аспектах, связанных с общественными и гуманитарными науками – тех, что лежат в плоскости социологии, политологии, международных отношений, экономики, культурной антропологии, истории.

В рамках этих дисциплин охватывается очень широкий круг проблем и, если говорить об исследованиях последних лет, то можно выделить целый ряд важных тем, над которыми работают ученые. Некоторые из них – формальные проекты, другие работы – результат многолетних исследований наших сотрудников. Эти исследования связаны с изучением места Африки в глобальной экономике, демографических проблем Африки, миграционных процессов в Африке и существованием африканских диаспор в России, в странах Европы, Северной Америки.

Также работы посвящены международным отношениям – как внутриафриканским, так и месту Африки в глобальной системе международных связей. Ведутся исследования по изучению деятельности международных африканских организаций – Африканского союза, региональных объединений. Конечно, важная область исследований – изучение африканской внутренней политики, внешней политики, политики других стран в отношении Африки. В частности, рассматривались интересы и политика США, Китая, стран Европы, конечно же, России, а также других государств в Африке, было издано немало книг на эту тему.

Исследования наших ученых также посвящены изучению африканских культур и африканской истории. На мой взгляд, в последние годы очень интересные работы проводятся в области изучения того, как историческое прошлое через различные механизмы влияет на современное положение в Африке, в частности, на процесс формирования африканских наций – через историческую память, социальное и политическое наследие колониализма и т.

д.

Еще раз отмечу, что наш Институт занимается достаточно широким спектром исследований Африки в рамках гуманитарных и общественных дисциплин. С одной стороны, здесь есть большая преемственность тому, чем Институт занимался на протяжении этих 60 лет потому, что многие проблемы не теряют свою значимость на протяжении десятилетий. С другой стороны, Институт старается реагировать на изменения, которые происходят в Африке. Например, сейчас у нас готовится книга, посвященная туризму в Африке – также весьма интересное исследование. Были работы, которые касались развития интернета в Африке. Так что мы пытаемся держать руку на пульсе в отношении того, что происходит в Африке и мировой африканистике.

«Сегодня африканистика – это не только изучение Африки, но и изучение африканцев во всем мире, изучение Африки в глобальном контексте: места и роли этого континента в мире»

Какую научную поддержку Институт оказывает государству? Заинтересованы ли представители бизнеса в каких-либо проектах Института?

Стоит подчеркнуть, что Институт на всем протяжении своего существования был тесно связан с государственной политикой в Африке и с ее различными аспектами.

Я бы сказал, что сегодня эта связь намного теснее, чем на протяжении предшествующих десятилетий – в 1990-е и 2000-е годы. В последнее время бизнес также проявляет интерес к Африке, гораздо больший, чем раньше, а, следовательно, и к тем консультативным услугам, которые может оказать наш Институт. К нам часто обращаются с запросами из различных крупных бизнес-структур с просьбой оказать консультативные услуги.

Если говорить о связях с государством, помимо всего прочего, Институт сыграл значительную роль в подготовке и проведении первого саммита «Россия-Африка» в Сочи, что само по себе свидетельствует о большой роли Института в проведении российской политики в Африке.

С начала 2000-х годов Институт проводит полевые исследования в разных странах Африки. Можете рассказать об этом подробнее? Почему считается, что африканистика – полевая дисциплина?

Немного уточню – наш Институт проводил полевые исследования в Африке дважды и в советские годы. Сначала была экспедиция в Сомали, в первой половине 1970-х годов, а затем, на грани 1980-90-х годов, то есть в самом конце советской эпохи, в Эфиопию.

Это были две несвязанные друг с другом экспедиции и разделенные большим отрезком времени. Иначе говоря, тогда не было практики постоянных полевых исследований в Африке, кроме того, эти две экспедиции очень отличались от того, что мы делаем сейчас. Тогда же не случайно были выбраны эти страны – Сомали и Эфиопия. В те годы они были политически ориентированы на Советский Союз. В этих больших комплексных экспедициях участвовало много специалистов разных научных направлений. За этими исследованиями, конечно, стояла организационная и финансовая мощь Академии наук СССР.

Сегодня все организовано по-иному. Но я хотел бы пояснить, почему африканистика считается полевой наукой, ведь это, действительно, так.

По-настоящему изучать Африку, не бывая в ней, вряд ли возможно. Я думаю, что помимо таких очевидных вещей, как скажем, культурная антропология, которая сама по себе полевая дисциплина независимо от того, идет речь об Африке или нет, здесь есть своя специфика – африканская.

Она связана, на мой взгляд, с тем, что в Африке настолько тесно, настолько неразрывно переплетаются прошлое и настоящее, переплетаются аспекты культурные, политические, экономические, социальные, что вне специфически-африканского контекста, на уровне одних только голых фактов или статистических данных, невозможно понять суть тех феноменов, о которых мы могли бы сейчас вести речь. Ведь в Африке все явления настолько культурно обусловлены, что понять их на формальном уровне, без наблюдения того, как это выглядит в реальности, практически невозможно.

Итак, в начале 2000-х годов нам удалось начать регулярные полевые исследования в Африке. Первая экспедиция была в 2003 году в Танзанию. Я возглавлял ее, как и целый ряд последующих экспедиций в Африку. Она была посвящена изучению исламо-христианских отношений в Танзании. В течение довольно долгого времени я эти экспедиции называл «экспедиции-самоделки», потому что за нами не стояла мощь Академии наук, какой-либо организации, кроме нашего Института – все эти исследования мы проводили своими силами, точнее говоря, силами нашего Института, изредка получали гранты.

Например, в первой экспедиции наши суточные составляли один доллар в день.

«Сегодня, когда развивается система фондов, конечно специфически развивается, но лучше, чем это было в самом начале 2000-х годов, и у нас есть возможность получать гранты – организовывать полевые исследования стало несколько проще»

За эти годы лично мной было проведено 13 экспедиций, причем не только в африканские страны, но и в США, где мы изучали африкано-американское население и мигрантов из Африки. Целый ряд экспедиций был проведен нашими сотрудниками, в основном, молодыми. С 2003 года по сей день нашим Институтом было проведено порядка 25-30  экспедиций, охвачено примерно два десятка стран Африки.

Кроме того, как я уже упомянул, проводились исследования людей африканского происхождения в США, в России, в некоторых странах Европы, в частности, Испании. Еще раз подчеркну – сегодня африканистика вышла за рамки Африканского континента.

Зачем в вашем Институте был создан проект «Наставничество»? Открытие такого проекта связано с тем, что в Институте много молодых исследователей?

Эта программа была создана по инициативе самих молодых ученых Института для того, чтобы они могли повышать свой профессиональный уровень. Программа «Наставничество» доступна не только молодым сотрудникам и аспирантам нашего Института – любой молодой ученый или студент вуза, который занимается африканистикой, может принять в ней участие.

У нас были такие случаи, когда к нам приходили студенты, магистранты вузов. Поэтому еще раз подчеркну, что программа была создана самими молодыми учеными – не с целью привлечь еще больше молодых людей, а явилась такой низовой инициативой. Суть ее заключается в том, что на протяжении длительного времени начинающий ученый плотно работает с более опытным и состоявшимся наставником, который занимается схожей с интересами молодого исследователя проблематикой. Как будет строиться работа и что будет происходить дальше – решение начинающего ученого и его наставника. Они могут готовить совместные публикации или наставник будет направлять молодого коллегу в изучении какой-то темы – все очень свободно и вариативно.

В этой связи, я хочу сказать о том, что в нашем Институте, на протяжении уже около 10-12 лет, есть регулярный приток молодых ребят. Конечно, существуют определенные проблемы, которые связаны с невысокими зарплатами, особенно для начинающих сотрудников, с нехваткой ставок и с тем, что нам сократили места в аспирантуре.

Но отрадно то, что каждый год находятся молодые люди, которые приходят к нам в Институт, просят принять их в аспирантуру или на работу. Иногда даже просят разрешение приходить на мероприятия Института, общаться с нашими сотрудниками, выступать с докладами. Это говорит о том, что интерес к африканистике, как к дисциплине, и к Африке, как к миру определенной культуры, в нашей молодежной интеллектуальной среде, несомненно, присутствует, что нас не может не радовать.

В прошлом году в Сочи прошел экономический форум «Россия-Африка». Такое мероприятие должно было открыть новую страницу в отношениях России с африканскими государствами. Что может предложить Россия странам Африки в сфере развития науки и образования, в первую очередь, в рамках реализации Африканским союзом «Повестки дня – 2063»?

Прежде всего нужно сказать об области образования. Вспомним богатый советский опыт обучения большого числа студентов и аспирантов из развивающихся стран, получивших независимость.

В этой связи, хочу отметить, что нам надо поощрять приезд африканских студентов, магистрантов и аспирантов на учебу в Россию, выделять на это бОльшие квоты и финансовые средства, создавать условия для их качественного образования в нашей стране. Есть очень важный момент, который связан с тем, что ни в коем случае нельзя забывать выпускников российских вузов, которые возвращаются в свои страны. К сожалению, очень часто они оказываются брошенными – их выпустили, дали диплом и отправили на Родину, после чего связь с ними, как правило, прерывается. Этого быть не должно. Надо стараться любыми способами поддерживать связь с ними, с организациями выпускников, которые они обычно создают в своих странах. Также в области образования очень перспективно направление российских преподавателей в африканские вузы. Такая практика существует, но она могла бы быть гораздо шире. Это, на самом деле, очень выгодно и для многих наших преподавателей, и, тем более, для африканских университетов и их студентов.

Если говорить о научном сотрудничестве, то прежде всего, эффективны совместные мероприятия. Наш Институт активно развивается в этом направлении. У нас регулярно проходят совместные мероприятия с университетами Южной Африки, Танзании, ряда других стран. Очень интересное мероприятие было в марте прошлого года в Танзании – мы провели международную конференцию, совместно с коллегами из Танзании, в которой приняли участие ученые из 13 стран, что, в принципе, очень редкий случай в международной практике – проведение неафриканским научным центром конференции в африканской стране, но благодаря сотрудничеству с танзанийскими коллегами (а также с Российским центром науки и культуры в Танзании) нам удалось это сделать.

«Так, формы взаимодействия могут быть очень разные – важно стремиться к коммуникации и совместной деятельности. Наш опыт показывает, что все это абсолютно возможно, очень перспективно и интересно. А также выгодно в научном смысле – африканским коллегам и нам самим»

Когда мы проводим полевые исследования, то зачастую взаимодействуем с африканскими коллегами – они оказывают нам большую организационную поддержку, нередко участвуют в самом исследовании. Когда российские магистранты, аспиранты, которые занимаются африканистикой, едут в Африку собирать материалы для своих диссертаций, книг и статей – они также находят поддержку и помощь у наших африканских коллег.

Вы можете что-то сказать о борьбе Африки с COVID-19? Какие-то страны оказали поддержку континенту?

Эта борьба еще не окончена – в мире и, в том числе, в Африке. Противоречивость информации связана, во многих случаях, отчасти с неясностью ситуации в Африке. Давайте посмотрим на статистику, которая показывает, что в Африке заболеваемость гораздо ниже, чем на любом другом континенте. В то же время мы видим, что наиболее высокие показатели заболеваемости в Африке – это Южно-Африканская Республика и страны Северной Африки – Алжир, Марокко, Египет. О чем это может говорить? Теоретически о том, что в этих странах реально заболеваемость выше, чем в других странах. Или о том, что в этих странах лучше налажена система здравоохранения, статистическая служба. Таким образом, данные по этим странам в большей степени отражают реальность, чем по странам Тропической Африки.

Я думаю, что, с одной стороны, в любой стране, даже самой передовой в плане здравоохранения и статистики, невозможно учесть сто процентов случаев. И, видимо, в Африке реальный уровень заболеваемости в большинстве стран выше, чем показывает официальная статистика. С другой стороны, если бы эпидемия в Африке бушевала так, как она сегодня бушует в странах Латинской Америки, как это было несколько месяцев назад в Европе, и как это происходит сейчас в США, то в этом случае работал бы принцип – шило в мешке не утаишь. Таким образом, полагаю, что в Африке заболеваемость выше, чем официально об этом сообщается, но эти показатели не настолько критичны, как в ряде стран на других континентах.

Также есть масса именно культурных факторов, о которых мы уже упоминали. В Африке уровень заболеваемости разными болезнями, в принципе, гораздо выше, плюс к этому, играет роль иное отношение к здоровью, к жизни. Эти люди могут и не пытаться обращаться к врачам. Я сам был свидетелем ситуации, когда ближайший медпункт находился в 60 км от деревни. Тем более, в таком медпункте не будет средств для выявления коронавируса.

Если говорить о помощи со стороны других стран, то все-таки эта эпидемия по своим масштабам, по своей неожиданности оказалась колоссальной проблемой для всего мира. Поэтому другим странам стало просто не до Африки. Я не слышал о том, чтобы кто-то оказывал значительную помощь африканским странам. Пострадал практически весь мир – страны оказались не готовы к противостоянию COVID-19. Даже в самых развитых странах был дефицит достаточного количества средств защиты.

Единственное, что в этой ситуации важно – Китай пообещал оказать помощь Африке, выделить очень крупные средства на восстановление африканских стран после эпидемии. Конечно, это будет иметь очень большие политические последствия, и приведет к дальнейшему усилению позиций Китая в Африке.

Какие страны сейчас оказывают на Африку наибольшее влияние?

«Присутствие Китая в Африке повсеместно и очевидно»

Конечно, Китай. Но, кстати, вполне возможно, что в связи с коронавирусом и Россия какую-то помощь окажет Африке потому, что некоторые африканские страны обращались к нам за помощью.

Сегодня Африка – это, в большей степени, «китайский» континент. Когда вы прилетаете в Африку, первое, что вы видите в аэропорту – это толпы китайцев, не считая тех, с кем вы летели в самолете. Китай идет в Африку, точнее — уже пришел, всеми мыслимыми способами – через экономику, культурное, информационное и политическое воздействие. В этом смысле Китай уже практически вытеснил с основных позиций в Африке Западные страны. Тем не менее, они сохраняют свое влияние, особенно бывшие метрополии. При Трампе стало сокращаться влияние США на Африку, хотя оно перманентно и остается.

Повторю, главная внешняя сила в Африке – это Китай. Россия, вспоминая времена Советского Союза, пытается, как у нас говорят, вернуться в Африку. У нас есть для этого определенные возможности, я бы даже сказал, что в последнее время они увеличиваются. Если Россия и возвращается в Африку, то пока она в самом начале пути. Другое дело, что лет двенадцать назад об этом не было и речи. Кроме того, ставилась под сомнение необходимость какой-то российской политики в отношении Африки. Большую роль сыграли первые визиты президента России в Африку – Владимира Путина и Дмитрия Медведева.

Подытожу: Россия имеет определенные перспективы в Африке, но реализовать их будет очень непросто – на это потребуется не только много времени, но и очень четкое стратегическое понимание, ради чего это делается, что для этого нужно делать и сколько Россия готова на это потратить.

Фотографии предоставлены Дмитрием Михайловичем Бондаренко.

Черный континент в ожидании светлого будущего / Идеи и люди / Независимая газета

России и Турции пошло бы на пользу объединение в коалицию для продвижения своих интересов в Африке

Скорее всего российско-турецкое стратегическое партнерство в среднесрочной перспективе проявит себя в ЮАР. Фото Reuters

Африка – второй по величине материк на земном шаре после Евразии. Его площадь составляет 29,2 млн кв. км (с островами 30,3 млн кв. км). Благодаря богатым природным ресурсам и человеческому потенциалу через 20–25 лет Африка будет играть гораздо более активную роль на международной арене. В последнее десятилетие на этом континенте находятся 6 из 10 наиболее быстрорастущих экономик мира. По данным Всемирного банка, без учета основных доходов от продажи нефти за последние пять лет среднегодовой темп роста экономики на Африканском континенте достиг 5,4%. Для примера, экономика Кот-д’Ивуара в 2016 году выросла на 8,5%, тогда как в развитых странах этот показатель составил около 2%.

Согласно исследованию, подготовленному Африканским банком развития (АБР), между 2010–2060 годами доход на душу населения на материке вырастет с 1667 до 5600 долл., а доля населения, относящегося к среднему классу, возрастет с 34 до 42%. Сегодня в Африке живет более миллиарда человек, то есть до 15% мирового населения. Эксперты прогнозируют, что эта цифра к 2030 году вырастет до 1,6 млрд и составит 19% от общего числа населения мира. Наконец, за последние десять лет в пять раз увеличился объем прямых иностранных инвестиций в страны Африки. Инвестиционное внимание к странам Черного континента со стороны ведущих экономик мира продолжает уверенно расти. И эти экономики будут стремиться усилить свое политическое влияние на африканские государства.

Великобритания: сохранять влияние через инвестиции и образование

Важное место в африканском финансовом секторе занимает британский капитал. Лондон стремится сохранить присутствие на материке при помощи финансовых и дипломатических каналов. В Африке эта задача решается через традиционную британскую систему образования, а также общественные и гуманитарные организации. Англия поддерживает тесные отношения с такими странами, как Малави и Кения, для которых нет иных серьезных альтернатив, кроме союзных отношений с Лондоном. Впрочем, в обозримой политической перспективе легко британской дипломатии на континенте не будет – в постколониальный период Великобритания перестала быть сильным союзником для африканских стран.

Франция: опора на африканский франк и партнерство с Америкой

В отличие от Англии с Францией у Африки политические, коммерческие и военные связи никогда не ослабевали. Тот факт, что некоторые африканские государства говорят на французском языке и именуются французской Африкой, демонстрирует значение этого региона для официального Парижа. Однако для некоторых стран континента союзничество с Францией в большей степени принудительное, нежели желательное.

Одной из главных причин зависимости стран Африки от Франции является проблема африканского франка (CFA). Париж благодаря особенностям валютной системы CFA контролирует франкоязычный регион Африки и способен снизить стоимость этой валюты тогда, когда это будет ему нужно. Таким образом, внешняя торговая политика франкоговорящих африканских стран находится под сильным влиянием Франции. Париж понимает: чтобы противостоять мощной экспансии Китая в этой части мира, он должен содержать валютную систему CFA, подкрепляя ею сложившееся военное сотрудничество с африканскими государствами.

При этом собственной военной мощи в конкурентной борьбе с Китаем на Африканском материке французам уже недостаточно. Именно поэтому Париж начал совместную с американцами военную миссию «Бархан» – для защиты своих интересов в Африке Франции необходим сильный союзник.

По мнению независимых экспертов, после победы на президентских выборах Эмманюэля Макрона классическую французскую африканскую стратегию ожидают кардинальные изменения. Новый президент Франции известен тесными связями с глобалистами и является последовательным сторонником укрепления трансатлантических отношений. Можно предположить, что отношения Парижа с бывшими африканскими колониями администрация Макрона будет выстраивать совместно с Вашингтоном. А это значит, что становятся не только возможными, но и необходимыми франко-американские операции в странах Африки, где доминируют или слишком активны различные террористические организации.

Кроме этого, вероятно, при новом французском президенте страны Африки будут проводить более агрессивную политику в отношении Китая, стремящегося расширить свое влияние на Черном континенте.

Германия: «план Маршалла для Африки»

В последние годы к странам Африки заметно вырос интерес в Германии. Не так давно Берлин в рамках программы гуманитарной помощи принял решение о запуске новой стратегии для Африканского континента. В начале этого года федеральный министр экономического сотрудничества и развития Герд Мюллер представил «план Маршалла для Африки». Проект рассматривается прежде всего как инвестиционная программа для развития бедного в социально-экономическом отношении материка. По словам Мюллера, цель плана – помощь Германии континенту, которая позволит остановить поток африканских беженцев в Евросоюз. В ходе презентации проекта Мюллер отметил, что в Германии зарегистрированы 400 тыс. фирм, и только 1 тыс. из них работает в Африке. По его мнению, этого крайне недостаточно. Министр добавил: «Германия не может оставить Африку на Турцию, Китай или Россию». Очевидно, что Германия намерена укреплять влияние в Африке и собирается выделить для этих целей огромный бюджет. Однако также очевидно, что Берлин столкнется с серьезной конкуренцией. И в связи с этим любопытной является реплика Мюллера относительно китайцев, русских и турок. Видимо, именно их Берлин считает основными конкурентами на Черном континенте.

Россия: ядерная энергетика и борьба с терроризмом

Последние 30 лет Москва отказывалась уделять должное внимание этому континенту, поэтому в настоящее время за столом переговоров по развитию Африки россиянам не находится места.

Начиная с эпохи СССР и по сей день основной российский товар в Африке – оружие. Москва также заинтересована в разработках некоторых стратегических африканских шахт. Например, интересы РФ сегодня связаны с добычей урана в Намибии, Танзании, Мали и Конго. Во многих африканских странах российские энергетические компании проводят исследования по поиску и оценкам месторождений нефти и газа.

Эксперты уверены, что РФ может стать крупным игроком в Африке на рынке ядерной энергетики. Росатом ведет переговоры о проектах строительства АЭС в Уганде, Кении, Танзании, Алжире, Египте, Гане и ЮАР.

Чтобы понять, какие проблемы ожидают Россию в Африке, имеет смысл посмотреть на ситуацию в ЮАР. Правительство этой республики отдало тендер на строительство АЭС на сумму около 75 млрд долл. Росатому, что само по себе серьезный стратегический шаг. Учитывая особые связи президента Джейкоба Зумы с Москвой в рамках БРИКС, Россию для ЮАР можно считать альтернативой традиционным англо-голландско-немецким связям, а, возможно, даже новым союзником.

Следует отметить еще один факт. В результате конкуренции держав на Черном континенте заметно усилилась террористическая угроза. Это активизировало рост интереса местных правительств к военному сотрудничеству с Россией. Весной 2017 года министр иностранных дел Нигера обратился с просьбой к РФ прислать войска для борьбы с террористической организацией «Боко харам». Многие эксперты полагают, что скорее всего Москва окажет помощь в борьбе с терроризмом некоторым африканским странам. А значит, уже сейчас в военной сфере Россию можно считать альтернативным союзником для стран Африки.

Турция: укрепление мусульманской силы на континенте

Интерес Анкары к Африке начался в 1998 году, когда был запущен турецкий стратегический план «Новый взгляд на Африку». В рамках этого плана число турецких посольств в странах Африки с 2009 по 2017 год выросло с 19 до 49. До 2009 года «Турецкие авиалинии» летали всего в четыре африканских аэропорта, сегодня их число превысило 50. Не менее стремительно растут и прямые инвестиции Турции в регион. Политика мягкой силы Анкары устраивает африканские страны. Вероятно, современная мусульманская Турция в рамках разработанного ею стратегического плана будет и далее увеличивать влияние на континент.

Но мягкой силой Анкара не ограничивается. Турция оказывает помощь африканским государствам в борьбе с радикальными движениями. Поэтому среди мусульманского населения Черного континента она стала наиболее предпочтительной страной для партнерства в сфере безопасности. Например, в Сомали (в Могадишо) для борьбы с группировкой «Аль-Шабаб» Турция построила военно-тренировочную базу.

Примечательна реакция африканских правительств на продвижение турецкого влияния в регионе. Только один пример: после решения турецкого суда в отношении организации Фетахуллаха Гюлена (FETO), причастной к попытке военного переворота в 2015 году, африканские страны фактически переоформили все школы этой организации на правительство Турции. Этот эпизод как нельзя лучше показывает, что привычное американское влияние на Африку через турецкие школы и бизнес можно считать исчерпанным. Кстати, как и партнерские турецко-американские отношения на континенте. Напротив, сегодня Турция может оказать серьезную поддержку мусульманским странам Африки в борьбе против американского варианта ваххабизма.

Российско-турецкое стратегическое партнерство: инвестиции, информация, безопасность

В Африканском регионе Россия и Турция не конкурируют между собой. Более того, они могут прийти к прагматичному сотрудничеству, которое, в свою очередь, будет выгодно как им самим, так и африканским странам.

Известно, что Турция и Россия экспортируют в Африку абсолютно разные товары и принимают участие в разных экономических проектах. Поэтому ни о каких проблемах или конкуренции между турецкими и российскими компаниями речь не идет. Наоборот, может быть реализовано широкое экономическое сотрудничество и осуществлены совместные инвестиции. Все эти стратегические шаги могут быть реализованы, например, через совместный африканский инвестиционный фонд.

После недавнего визита президента Турции в Сочи был создан российско-турецкий фонд с бюджетом в 1 млрд долл. Скорее всего в финансировании Африки за счет этого общего фонда необходимости не будет – вероятно, он станет оказывать целевую финансовую поддержку турецким и российским фирмам. Однако такое стратегическое партнерство Москвы и Анкары может привести к созданию зоны свободной торговли с участием нескольких африканских государств.

Россия и Турция сегодня могут сделать первый совместный шаг на Черном континенте. Речь может пойти о региональном развитии и вопросах безопасности. Скорее всего российско-турецкое стратегическое партнерство в среднесрочной перспективе проявит себя в ЮАР.        

Африканский Континент / Карта, История, Факты

Африканский Континент — второй по величине континент в мире по площади и плотности населения. Имея площадь 30,8 млн км², он покрывает 6% площади поверхности мира и 24,4% суши на Земле. С населением 1 256 268 025 человек он составляет 15% населения мира.

Карта мира Африки

Африка окружена Средиземным морем на севере, Индийским океаном на юге, Атлантическим океаном на западе, Синайским полуостровом, Красным морем и Суэцким каналом на востоке. Он включает Мадагаскар и различные архипелаги. На континенте 54 дипломатически признанных независимых государства и девять регионов континента.

Среди континентов самое молодое население находится в Африке . 50% африканцев моложе 19 лет. В то время как Алжир является самой большой страной в Африке по площади, Нигерия является самой большой страной по численности населения.

Африка — единственный континент по обе стороны экватора и по обеим климатическим зонам в мире с широким диапазоном климатических поясов.

Африка отличается большим этническим, культурным и языковым разнообразием. В конце 19 века он был колонизирован европейскими странами. Современные государства Африки возникли после процесса деколонизации в 20 веке. Африканские страны частично образовались во время разграбления Африки в 1881-1819 гг.14.

The List of Countries in Africa Continent

Country
Algeria
Angola
Benin
Botswana
Burkina Faso
Burundi
Камерун
Кабо-Верде
Центральноафриканская Республика
Чад
Cote d’Ivoire
Democratic Republic of Congo
Djibouti
Egypt
Equatorial Guinea
Eritrea
Ethiopia
Gabon
Gambia
Гана
Гвинея
Гвинея-Бисау
Кения
2 Lesotho
Liberia
Libya
Madagascar
Malawi
Mali
Mauritania
Mauritius
Morocco
Mozambique
Намибия
Нигер
Нигерия
Республика Конго
Reunion
Rwanda
Sao Tome and Principe
Senegal
Seychelles
Sierra Leone
Somalia
South Africa
South Sudan
Судан
Свазиленд
Танзания
Того
Тунис
Уганда
Zambia
Zimbabwe

География Африканского континента

Африка Континент , отдельный от Europernine, отлученной, отлученной, отлученной, отлученной, отлученной, отлученной, отлученной, отлученной, отлученной, отлученной от декорации. Однако в геополитике часть Синайского полуострова Египта считается частью Африки. Континент омывается Красным морем и Индийским океаном на востоке. Пролив Баб-эль-Мендеб подходит на 18 км к Аравийскому полуострову. Юг континента омывается Индийским океаном, а запад Атлантическим океаном. Континентальная часть отделена Гибралтарским проливом шириной 14 км от Европы на северо-западе.

Самая большая страна по площади, покрытой Африкой, — Алжир, а самая маленькая страна — Сейшельский архипелаг на востоке континента. На материке Гамбия является страной с наименьшей площадью.

В геологическом отношении Африканское плато сталкивается с Евразией, вызывая друг друга Аравийским полуостровом, горами Загрос и Анатолийским плато. Самая высокая точка – гора Килиманджаро (5,895 м), а самая низкая точка – озеро Ассаль (-156 м). Пустыня Сахара — самая большая пустыня во всей Африке и во всем мире. Он по-прежнему продолжает расширяться.

История африканского континента

Более 10 000 различных государств и политик в Африке до периода колонизации характеризовались множеством институтов и правил. К ним относятся небольшие группы охотников-собирателей, такие как Конфликты, более крупные и структурированные семейные кланы, говорящие на языках банту, кланы гораздо более крупного Африканского Рога и автономные города-государства или королевства, такие как Аканс, Йоруба и Ибо. Есть много разных форм.

В 9 веке ряд династических государств, таких как Королевство хауса из Западной Африки, пересекли саванну в регионе к югу от Сахары и прибыли на территорию современного Судана. Гана, Гао и Королевство Канем были самыми сильными. Хотя Гана вернулась в 11 веке, Королевство Мали удерживало восток Судана до 13 века. Королевство Канем приняло ислам в 11 веке.

Рост работорговли

Рабство существовало в Африке долгое время. Между 7 и 20 веками арабские работорговцы продали около 18 миллионов рабов из Африки в Сахару, а оттуда в Атлантический океан . С 15 века по 19 век по этому пути было продано в новый мир 7-12 миллионов человек.

В Западной Африке в 1820-е годы после отказа от этой торговли возникли большие экономические проблемы. С ростом Присутствие британского Королевского флота в Западной Африке , государства этого региона были вынуждены присоединиться к новой экономической системе. Это привело к росту движений против рабства в Европе и Америке и к значительному сокращению работорговли. Британские войска в Западной Африке конфисковали около 1600 рабов в период с 1808 по 1860 год и освободили 150 000 похищенных африканцев.

Эти действия также являются результатом усилий англичан по предотвращению незаконной работорговли, из-за чего король Лагоса был свергнут англичанами в 1851 году. Таким образом, были приняты конвенции против рабства с подписями более 50 африканских стран . Великие державы Западной Африки пытались разными способами приспособиться к этим изменениям.

Колониальный период

После 19 века имперские державы Европы боролись за создание колоний в великой гонке на континенте. В этом процессе остались только два полностью независимых государства на африканском континенте , Эфиопии и Либерии. Египет и Судан никогда не были официально колонизированы в этот период, но были оккупированы британцами с 1882 до 1922 года.

Берлинская конференция

Берлинская конференция, проходившая в 1884-85 гг., стала важным поворотным моментом для африканских этнических групп. Он был созван по призыву бельгийского короля Леопланда II и при участии суверенных власти Европы над Африкой. В результате этой встречи политические регионы и зоны влияния Африки были приняты, положив конец борьбе за африканский континент .

Борьба за независимость

Борьба за независимость продолжалась до конца Второй мировой войны и почти все колонии в конце этой борьбы обрели независимость. Но после Второй мировой войны она набрала большие обороты. В частности, тот факт, что великие европейские государства не имеют достаточной склонности к региону после разрушительной войны, является важнейшим фактором ускорения этого процесса.

В 1951 году Ливия обрела независимость от Италии. В 1956 году Тунис и Марокко получили независимость от Франции. В 1957 году он стал первым государством в Гане, получившим независимость в Африке к югу от Сахары. В следующем десятилетии свою независимость получили и другие государства.

В частности, выход Португалии из стран Африки к югу от Сахары длился с 16 по 1975 год. В 1965 году Родезия в одностороннем порядке получила независимость от Великобритании. Но Родезия была признана Зимбабве до 1980, когда черные националисты сокрушили лидерство белого меньшинства в партизанской войне. Режим апартеида в Южно-Африканской Республике просуществовал до 1994 года.

После Колонизации Африканского Континента

Сегодня в Африканском Континенте насчитывается 54 независимых государства, но многие из этих государств борются с нестабильностью, коррупцией, авторитарные режимы и насилие. Многие из этих стран управляются президентской системой. Однако процессы демократизации многих стран прерываются военными переворотами, самолетами и военными диктатурами.

Особенно в Эфиопии голод. Некоторые считают, что эту ситуацию усугубила советская политика. Одна из самых разрушительных войн произошла во время Второй гражданской войны в Конго. В 2008 году в этой войне погибло 5,4 миллиона человек. Война в Дарфуре, которая идет с 2003 года, включает в себя крупные преступления против человечности. Геноцид в Руанде в 1994 году привел к гибели 800 000 человек. Особенно в этом процессе СПИД является одной из самых больших проблем региона.

Несмотря на все это, конфликты в 21 веке имеют большую тенденцию к уменьшению. Гражданская война в Анголе закончилась в 2002 году, спустя 30 лет. Это снижение во многих местах ускоряет переход от экономической структуры коммунистического строя к открытой рыночной экономике. Особенно стабильность в регионе увеличивает иностранные инвестиции в африканские страны. Особенно Китайская Народная Республика лидирует в инвестициях. В 2011 году некоторые африканские страны были одними из самых быстрорастущих экономик. С усилением коммуникационной революции в регионе Африка день ото дня расширяет свои связи с миром.

Климат

Африканский климат варьируется от региона к региону. Самые высокие вершины имеют полуарктический климат. Большая часть северной части континента пустынная и засушливая, в то время как в центральных и южных регионах есть саванны и тропические леса. В переходных зонах растительность представлена ​​в различных формах, таких как Сахель и степь. Африка — самый жаркий континент в мире, покрывающий до 60% засушливых районов и пустынь. Самая высокая температура, измеренная на сегодняшний день, была измерена в Ливии в 1922 (58°С).

Фауна

На Африканском континенте обитает самая крупная и самая интенсивная популяция комбинаций диких животных в мире. Все эти животные живут в своей дикой природе и на воле. Кошки, травоядные, рептилии и сотни видов в тропических лесах живут в совершенно дикой природе.

Экология

По данным Программы Организации Объединенных Наций по окружающей среде (ЮНЕП), Африка является вторым континентом, наиболее пострадавшим от ущерба лесам. По данным Центра африканских исследований Пенсильванского университета, 31% африканских лугов и 19% лесных площадей классифицируются как деградированные. Кроме того, Африка ежегодно теряет четыре миллиона гектаров. По сравнению с остальным миром этот коэффициент в два раза превышает средний уровень обезлесения.

Некоторые источники предполагают, что обезлесение уничтожает 90% девственных лесов в Западной Африке. Мадагаскар потерял 90% своих первоначальных лесов с момента появления человека, то есть за 2000 лет. 65% сельскохозяйственных угодий Африки подвержены эрозии.

Биоразнообразие

В дополнение к более чем 3000 охраняемых территорий в Африке насчитывается 198 морских охраняемых территорий, 50 биосферных заповедников и 80 водно-болотных угодий. Значительное разрушение среды обитания, рост населения и браконьерство сокращают биоразнообразие Африки. Человеческий вред, социальные беспорядки и интродукция неместных видов на континенте угрожают биоразнообразию Африки. Эта ситуация усугубляется нехваткой кадров, помимо административных и финансовых проблем.

Африка: что в имени?

Африка является вторым по величине континентом в мире, как по размеру, так и по количеству, после Азии. На его территории расположены 54 страны и девять территорий. Более 1,11 миллиарда человек называют Африку своим домом и называют себя африканцами. Африка, и будучи африканцем, стала основной частью идентичности миллионов жителей континента, но откуда взялось это слово, с которым у многих такая эмоциональная связь?

Точное происхождение слова «Африка» вызывает споры, но многое о ее истории известно. Мы знаем, что слово «Африка» впервые было использовано римлянами для описания той части Карфагенской империи, которая находится на территории современного Туниса. Когда римляне завоевали Карфаген во втором веке до н. называется Нумидия).

Все историки согласны с тем, что римляне использовали термин «Африка» для обозначения частей Туниса и Северного Алжира, что в конечном итоге, почти 2000 лет спустя, дало континенту его название. Однако среди ученых нет единого мнения относительно того, почему римляне решили назвать эти провинции «Африкой». За прошедшие годы небольшое количество теорий набрало обороты.

Одно из самых популярных предположений о происхождении термина «Африка» состоит в том, что оно происходит от римского названия племени, живущего в северных районах Туниса, которое, как полагают, могло быть берберским народом. Римляне по-разному называли этих людей «афри», «афер» и «ифир». Некоторые считают, что «Африка» — это сокращение от «Africa terra», что означает «земля африканцев». Однако в первоисточниках нет свидетельств того, что термин «Африка-терра» использовался для описания региона, а также нет прямых доказательств того, что именно от имени «Афри» римляне получили термин «Африка».

В начале шестнадцатого века знаменитый средневековый путешественник и ученый Лев Африканский (аль-Хасан ибн Мухаммад аль-Вазан), объехавший большую часть Северной Африки и подробно рассказавший обо всем, что он там видел, предположил, что название «Африка Произошло от греческого слова «а-фрике», означающего «без холода» или «без ужаса». В том же духе другие историки предположили, что римляне могли получить это название от латинского слова «солнечный» или «жаркий», а именно «априка». Однако, откуда именно римляне получили название «Африка», до сих пор ведутся споры.

Реконструкция карты мира Геродота (ок. 484–425 до н. э.), на которой Северная Африка отмечена как Ливия. Источник изображения: www.mlahanas.de

На протяжении большей части своей истории римское слово «Африка» использовалось не для описания континента в целом, а лишь для описания очень небольшой части Северной Африки, которая сегодня представляет собой северную части Туниса. До конца шестнадцатого века существовало множество названий, используемых для описания различных составных частей северной половины Африки, причем наиболее распространенными были «Ливия», «Эфиопия», «Судан» и «Гвинея». использовал.

Для древних греков почти все, что южнее Средиземного моря и западнее Нила, называлось Ливией. Это также имя, данное древними греками берберам, которые занимали большую часть этой земли. Древние греки считали, что их мир был разделен на три больших «региона»: Европу, Азию и Ливию, центр которых находился вокруг Эгейского моря. Они также считали, что разделительной линией между Ливией и Азией является река Нил, из-за чего половина Египта находилась в Азии, а другая половина — в Ливии. На протяжении многих столетий, даже в период позднего средневековья, картографы следовали примеру Греции, проводя Нил в качестве разделительной линии между массивами суши.

Ранние арабские картографы, как правило, подражали грекам в использовании их термина «Ливия» для обширных участков Северной Африки за пределами Египта. Позже арабские картографы стали называть районы к югу от Сахары, простирающиеся от реки Сенегал до Красного моря, Билад аль-Судан, «землей черных», откуда и произошло название современного Судана.

Изображение разделения мира в седьмом веке в символической форме. Напечатано в 1427 году в Аугсбурге. Источник изображения: wikipedia.org

Некоторые европейские картографы, склонные отдавать предпочтение латинским производным, предпочитали римские термины для региона, используя слово «Африка» для обозначения северной части суши, а не греческий термин «Ливия», хотя Ливия по-прежнему использовалась многими. В средние века христианские картографы приняли греческое деление мира на три больших региона, окружающих Эгейское море. Однако средневековые картографы отодвинули это понимание от географической концепции мира к более метафорическому пониманию. Они привязали каждый регион к одному из потомков Авраама, отдав Азию Симу, Европу Иафету и Африку Хаму. Это трехчастное представление о мире было представлено в крайне абстрактной и символической, а не географической форме, как показано на изображении выше.

В пятнадцатом веке, после того как португальцы обогнули мыс и вступили в контакт с христианской империей Абиссинии, греческий термин Эфиопия, означавший «земля темнокожих или обожженных», использовался греческими картографами для обозначения земля ниже Египта и Сахары, был снова возрожден, чтобы в общих чертах описать всю тропическую область континента ниже Сахары.

Карта мира из Атласа Портолана, 1544 год, на которой показана лишь небольшая часть Северной Африки, отмеченная как «Африка». Источник изображения: wikipedia.org

Примерно в то же время португальцы стали называть всю Западную Африку ниже Сахары Гвинеей, землей, населенной племенем Гиннесс. Гиннесс был общим термином, используемым для чернокожих, в отличие от более коричневых людей большей части Северной Африки. Термин Guiné, или английская Гвинея, стал еще более популярным для описания региона Западной Африки, доступного из Гвинейского залива.

До середины семнадцатого века термины Гвинея и Эфиопия или Эфиопия широко использовались для описания земель к югу от Сахары. Ливия обычно использовалась для обозначения северо-запада Африки над Сахарой. Африка использовалась, иногда вместо Ливии, для обозначения северо-запада Африки, а иногда вместе с Ливией для обозначения центрального и северного региона Африки, который сегодня преимущественно оккупирован Тунисом.

До конца шестнадцатого века «Африка» использовалась только для обозначения одной части большей части суши, составляющей континент, прежде всего той территории, которую занимают Тунис и Марокко. На протяжении большей части своей истории Африканский континент, каким мы его знаем сегодня, имел множество названий для всех своих различных составляющих, ни одно из которых не использовалось для описания суши в целом.

Карта Германа Молля 1736 года, на которой мир разделен на континенты, написанные жирным шрифтом, где Африка отмечена как название континента. Источник изображения: wikipedia.org

Только в шестнадцатом и семнадцатом веках, в эпоху европейских исследований, начала формироваться концепция континентов как смежных массивов суши, граничащих и разделенных океанами. По мере того, как европейские исследования открыли идею континентов, картографы начали давать единые географические названия целым континентам. К концу семнадцатого века название «Африка» преобладало над другими, обойдя такие названия, как Гвинея, Ливия или Эфиопия, и стало названием всего континента, каким мы его знаем сегодня. Почему Африка победила все другие, часто более популярные, названия, неясно, хотя некоторые историки утверждали, что это связано с тем, что в семнадцатом и восемнадцатом веках предпочтение отдавалось латинским терминам, а не всем остальным.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *