Австрийский язык: Österreichisches Deutsch. Диалекты немецкого языка

Содержание

Österreichisches Deutsch. Диалекты немецкого языка

В Австрии говорят на собственном варианте верхненемецкого языка (хохдойч), который признан основным государственным языком страны. Согласно последней переписи населения, в этом государстве проживает более 7,5 миллионов его носителей. Помимо немецкого, в Австрии на официальном уровне используются словенский, градищенско-хорватский и венгерский, а словацкий, чешский и цыганский имеют статус языковых меньшинств. Однако какой бы язык гражданин Австрии не считал родным, он свободно общается на немецком.

Несмотря на то, что лингвисты до сих пор спорят о статусе австрийского немецкого, большинство германистов считает его наддиалектной языковой формой. Австрийский вариант немецкого (Österreichisches Deutsch) не стоит путать с австро-баварскими диалектами, бытующими исключительно в разговорной форме. Нормы австрийского немецкого прописаны в соответствующем словаре, впервые изданном в 1951 году.

Из истории Österreichisches Deutsch

Первые исследования в области идентификации австрийского варианта немецкого языка были проведены еще XVIII столетии видным лингвистом того времени Иоханном Поповичем, кстати, словенцем. Его заинтересовали различия между разговорной и письменной речью, бытовавшими в Австрии на то время. Исследования Поповича весьма пригодились при создании упомянутого выше словаря Österreichisches Deutsch.

Лингвист выяснил, что огромную роль в становлении австрийского языка сыграли труды Йозефа Зонненфельса. Это видный юрист широко использовал австрицизмы, слова, не типичные для классического хохдойч того времени. В эпоху правления Габсбургов государственный язык империи пестрел подобными лексемами.

Австрийский вариант еще более отдалился от немецкого в австро-венгерский период (с 1867 года). В это время он пополнился заимствованиями с венгерского, чешского, сербского, словенского и прочих языков. Дважды предпринимались попытки свести нормы австрийского варианта к правилам литературного хохдойч, однако успехом они не увенчались. Проще было признать его самостоятельным вариантом, что и было в конце концов сделано.

Особенности австрийского варианта немецкого языка

У Österreichisches Deutsch есть собственная лексика, присущие только ему грамматические формы и нормы орфоэпии, которые в приложении к литературному немецкому являются грубейшими нарушениями.

  • Лексика. Большинство австрицизмов прижилось в профессиональных областях: юриспруденции, педагогике, инженерном деле. С юриспруденцией ясно все: большинство типично австрийских терминов заимствовано из Римского Права и является калькой латыни. Они в австрийском варианте используются и поныне, в то время как в нормативном немецком давно заменены собственными лексемами (Legat – Vermächtnis, Servitut – Dienstbarkeit и так далее). Если говорить об общеупотребительной лексике, можно упомянуть различия в названиях месяцев и блюд.
  • Грамматика. Характерной особенностью австрийского является появление/исчезновение промежуточной s в сложных словах, причем совершенно не в тех случаях, которые предусмотрены немецкой языковой нормой. Также имеется ряд особенностей в образовании форм глаголов и несовпадение категории рода у существительных.
  • Фонетика. Основной фонетической особенностью австрийского является озвончение согласных p-, t-, k-.

Если вы собираетесь в Австрию и хотели бы побольше узнать о национальном варианте немецкого языка, обратитесь в лингвистическую школу «дасПРОЕКТ». Мы можем помочь вам выучить не только классический немецкий, но и любой из его многочисленных диалектов и вариантов!

Языки Австрии — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Австрийский немецкий

Школьники в Австрии учатся читать и писать на стандартном немецком (нем. Standarddeutsch, нем. Hochdeutsch), который является языком бизнеса и власти в Австрии. Австрийский немецкий, на котором говорят дома и в местной торговле, является одним из ряда региональных Верхненемецких диалектов (также австро-баварский или алеманнский диалект).

Хотя акцентированные формы различных диалектов, как правило, не полностью воспринимаются другими носителями немецкого языка, такими как немцы или швейцарцы, на практике, языковой барьер между австро-баварским диалектом в Австрии и в Баварии отсутствует. Центральный австро-баварский диалект более понятен для носителей стандартного немецкого, чем южный австро-баварский диалект в Тироле. Венский, австро-баварский диалект Вены, наиболее часто используется в Германии для олицетворения типичного жителя Австрии. Народ Граца, столицы Штирии, говорит ещё на одном диалекте, который более понятен людям из других районов Австрии, чем носителям других штирских диалектов. Что касается западной части Австрии, диалект Форарльберга и небольшая часть Северного Тироля имеет в лингвистическом и культурном отношении больше общего с немецкоязычной Швейцарией, Баден-Вюртембергом или Швабией на юго-западе Германии, так как это алеманнский диалект, как швейцарский немецкий или швабский немецкий диалект.

Официальные языки меньшинств и их влияние

Австрия, в рамках своего историко-культурного наследия, на протяжении веков была многонациональным государством (Австрийская империя, позже Австро-Венгрия). Сейчас она не совсем однородно немецкоязычна, но в пределах своих границ, хотя и небольших, у автохтонных меньшинств различные родные языки: венгерский является наиболее распространённым из признанных языков меньшинств на которых говорят в Австрии (в основном в Бургенланде, где он является официальным языком, и в Вене — около 40 000 говорящих, 0,5 % австрийского населения). Словенский (24 000) имеет такой же статус в Каринтии и Штирии. То же самое верно и для бургенландского хорватского (19 000), вариант хорватского на котором говорят в Бургенланде. Кроме того, чешский (18 000), словацкий (10 000) и цыганский (6 000) признаются на основе прав защиты меньшинств.

Австрийский немецкий, особенно венский диалект, использует некоторые слова из венгерского, чешского, еврейского или из некоторых южнославянских языков, чтобы заменить слова иным образом использованные в стандартном немецком (такие, как Maschekseitn (другая сторона), от венгерского masik (другой), в стандартном немецком die andere Seite).

Австрийский немецкий язык • ru.knowledgr.com

Австрийский немецкий , или австрийский Стандартный немецкий язык , является стандартным разнообразием немецкого языка, на котором, письменного и говорят в Австрии. У этого есть самый высокий социолингвистический престиж в местном масштабе, поскольку это - изменение, используемое в СМИ и для других формальных ситуаций.

В менее формальных ситуациях австрийцы склонны использовать формы ближе для или идентичный с баварскими и алеманнскими диалектами, на которых традиционно говорят – но редко письменный – в Австрии.

История

У

австрийского немецкого языка есть свое начало в середине 18-го века, когда императрица Мария Тереза и ее сын Иосиф II ввели обязательное обучение (в 1774) и несколько реформ администрации в их многоязычной империи Габсбурга. В то время, письменным стандартом был

Oberdeutsche Schreibsprache, который был высоко под влиянием баварских и алеманнских диалектов Австрии. Другой выбор состоял в том, чтобы создать новый стандарт, основанный на южных немецких диалектах, как предложено лингвистом Янежем Žiga Popovič (Йохан Зигмунд Попович). Вместо этого они решили по прагматическим причинам принять уже стандартизированный язык Канцелярии Саксонии (Sächsische Kanzleisprache или Meißner Kanzleideutsch), который был основан на административном языке неавстрийской области Meißen и Дрездена.

Таким образом у Стандартного австрийского немецкого языка есть то же самое географическое происхождение как Стандартный немец Германии (Bundesdeutsches Hochdeutsch, также Deutschländisches Deutsch) и швейцарский Высокий немецкий язык (Schweizer Hochdeutsch, чтобы не быть перепутанным с алеманнскими швейцарскими немецкими диалектами).

Процесс представления нового письменного стандарта был во главе с Йозефом фон Зонненфельсом.

С 1951 стандартизированная форма австрийского немецкого языка для официальных текстов и школ определена

австрийским Словарем , издана под руководством австрийского Федерального министерства Образования, Искусств и Культуры.

Общая ситуация немецкого языка

Поскольку немецкий язык - pluricentric язык, австрийский немецкий язык просто один среди нескольких вариантов Стандартного немецкого языка. Во многом как отношения между британским вариантом английского языка и американским вариантом английского языка, немецкие варианты отличаются по незначительным отношениям (например, правописание, использование слова и грамматика), но узнаваемо эквивалентны и в основном взаимно понятны.

Стандартный немецкий язык в Австрии

Официальный австрийский словарь, десять кубометров Österreichische Wörterbuch, предписывает грамматические и записывающие правила, определяющие официальный язык. Реформа правописания 1996 года несколько осуществлена в Австрии.

Как в Германии, «острый s» (ß) используется в Австрии.

С немецким языком, являющимся pluricentric языком, немецкие диалекты в Австрии не должны быть перепутаны с разнообразием Стандартного немецкого языка, на котором говорят большинство австрийцев, который отличен от той из Германии или Швейцарии. Различия в словаре сохраняются, например, в кулинарных терминах, где связь с немцами - часто трудные, и административные и поджигательские речи, которые происходят из-за исключения Австрии из развития немецкого этнического государства в конце 19-го века и его разнообразных особых традиций. Всесторонняя коллекция австрийско-немецких юридических, административных и экономических терминов предлагается в

Markhardt, Heidemarie: Wörterbuch der österreichischen Rechts-, Wirtschafts-und Verwaltungsterminologie (Питер Лэнг, 2006).

Бывший разговорный стандарт

«Бывший стандарт», используемый в течение приблизительно 300 лет или больше в речи на усовершенствованном языке, был, sociolect, на котором говорит имперская семья Габсбурга и дворянство Австро-Венгрии. Это отличалось от других диалектов в словаре и произношении; на этом, кажется, говорили с небольшой степенью nasality. Это не было стандартом в современном техническом смысле, как это был просто социальный стандарт речи высшего сословия.

Специальные письменные формы

Много лет у Австрии была специальная форма языка для официальных правительственных документов. Эта форма известна как

, или «австрийский язык канцелярии». Это - очень традиционная форма языка, вероятно полученного из средневековых дел и документов, и имеет очень сложную структуру и словарь, обычно резервируемый для таких документов. Для большинства спикеров (даже носители языка), эту форму языка вообще трудно понять, поскольку это содержит много очень специализированных условий для дипломатических, внутренних, официальных, и военных вопросов. Нет никаких региональных изменений, потому что эта специальная письменная форма, главным образом, использовалась правительством, которое имеет теперь в течение многих веков, базировавшихся в Вене.

теперь используется все меньше и меньше, благодаря различным административным реформам, которые сократили количество традиционных государственных служащих . В результате Стандартный немецкий язык заменяет его в правительстве и административных текстах.

Европейский союз

Когда Австрия стала членом Европейского союза, австрийское разнообразие немецкого языка — ограниченный 23 сельскохозяйственными терминами — было «защищено» в Протоколе 10, относительно использования определенных для австрийца условий в структуре Европейского союза, который является частью австрийского соглашения о вступлении ЕС. Австрийский немецкий язык - единственное разнообразие pluricentric языка, признанного в соответствии с международным правом или ЕС основной закон. Все факты относительно «Протокола № 10» зарегистрированы в

Десять кубометров Маркхардта österreichische Deutsch, я - Rahmen der EU, Питер Лэнг, 2005.

Грамматика

Глаголы

В Австрии, как в немецкоговорящих частях Швейцарии и в южной Германии, глаголы, которые выражают государство, имеют тенденцию использовать в качестве вспомогательного глагола в прекрасном, а также глаголы движения. Глаголы, которые попадают в эту категорию, включают sitzen (чтобы сидеть), liegen (чтобы лечь) и, в частях Каринтии, schlafen (чтобы спать). Поэтому прекрасными из этих глаголов было бы ich мусорное ведро gesessen, ich мусорное ведро gelegen и ich мусорное ведро geschlafen соответственно (примечание: мусорное ведро ich geschlafen является редко используемой формой, более обычно ich habe geschlafen используется; однако, мусорное ведро ich eingeschlafen [я заснул], весьма распространено).

В Германии слова stehen (чтобы стоять) и gestehen (чтобы признаться) идентичны в настоящем совершенном: habe gestanden. Австрийский вариант избегает этой потенциальной двусмысленности (мусорное ведро gestanden от stehen, «чтобы стоять»; и habe gestanden от gestehen, «чтобы признаться»).

Кроме того, претерит (простое прошедшее) очень редко используется в Австрии, особенно на разговорном языке, за исключением некоторых модальных глаголов (т.е. ich sollte, ich wollte).

Словарь

Есть много официальных терминов, которые отличаются по австрийскому немецкому языку от их использования в большинстве частей Германии. Словами, прежде всего используемыми в Австрии, является Jänner (январь), а не Januar, heuer (в этом году), а не dieses Jahr, Stiege (лестница) вместо Treppe, Rauchfang (дымоход) вместо Шорнштайна, многих административных, юридических и политических условий – и целая серия продуктов, таких как: Erdäpfel (картофель) немецкий Kartoffeln (но голландский Aardappel), Schlagobers (взбитые сливки) немецкий Schlagsahne, Faschiertes (говяжий фарш) немецкий Hackfleisch (но венгерский fasírt), Fisolen (зеленая фасоль) немецкий Gartenbohne (но чешский fazole, итальянский fagioli, венгерский folkish paszuly), Karfiol (цветная капуста) немецкий Blumenkohl (но венгерский и словацкий karfiol, итальянский cavolfiore), Кохлспроссен (брюссельская капуста) немецкий Rosenkohl, Marillen (абрикосы) немецкий Априкосен (но словацкий marhuľa, польский morela, словенский marelice, хорватский marelica), Paradeiser (помидоры) немецкий Tomaten (но венгерский paradicsom, словацкий paradajka, словенский paradižnik, сербский paradajz), Palatschinken (блины) немецкий Pfannkuchen (но чешский palačinky, венгерский palacsinta), Topfen (полусладкий творог) немецкий Quark и Kren (хрен) немецкий Meerrettich (но чешский křen, словацкий chren и т.д.).

Между двумя региональными вариантами есть, однако, некоторые ложные друзья:

  • (платяной шкаф) вместо Schrank, в противоположность Kiste (коробка) вместо Kasten. Kiste в Германии имеет в виду и «коробку» и «грудь».
  • (стул) вместо Stuhl. Sessel имеет в виду «мягкое кресло» в стуле «средств Германии и Stuhl (фекалии)» в обоих вариантах.
  • (зал [путь]) вместо Diele. Vorzimmer имеет в виду «вестибюль» в Германии
  • (духовка) вместо Kamin. Kamin - Шорнштайн в Германии

Диалекты

Классификация

,
  • Венский немецкий

Региональные акценты

В дополнение к стандартному разнообразию в повседневной жизни большинство австрийцев говорит на одном из многих Верхних немецких диалектов.

В то время как сильные формы различных диалектов не полностью взаимно понятны северным немцам, коммуникация намного легче в Баварии, особенно сельских районах, где баварский диалект все еще преобладает как родной язык. Центральные Austro-баварские диалекты более понятны говорящим на Стандартном немецком языке, чем южные Austro-баварские диалекты Тироля.

Венский, Austro-баварский диалект Вены, наиболее часто используется в Германии, чтобы сделать впечатление от типичного жителя Австрии. Люди Граца, столица Штирии, говорят на еще одном диалекте, который не является очень Styrian и более понятный людям от других частей Австрии, чем другие диалекты Styrian, например из западной Штирии.

Простые слова на различных диалектах очень подобны, но произношение отлично для каждого и после слушания нескольких произносимых слов, для австрийца может быть возможно понять, на каком диалекте говорят. Однако в отношении диалектов более глубоких долин Тироля, другие Тирольцы часто неспособны понять их. Спикеров из различных государств Австрии могут легко отличить друг от друга их особые акценты (вероятно, больше, чем баварцы), те из Каринтии, Штирии, Вены, Верхняя Австрия и Тироля, являющегося очень характерным. Спикеры из тех областей, даже те говорящий Стандартный немецкий язык, могут обычно легко опознаваться их акцентом, даже нетренированным слушателем.

Несколько из диалектов были под влиянием контакта с негерманскими лингвистическими группами, такими как диалект Каринтии, где в прошлом много спикеров были двуязычными со словенским и диалектом Вены, которая была под влиянием иммиграции во время Austro-венгерского периода, особенно от того, что является сегодня Чешской Республикой. Немецкие диалекты Южного Тироля были под влиянием местных Романских языков, особенно примечательных со многими loanwords с итальянского и Ретороманского языка.

Интересно, географические границы между различными акцентами (изоглоссы) совпадают сильно с границами государств и также с границей с Баварией с баварцами, имеющими заметно различный ритм речи несмотря на лингвистические общие черты.

См. также

  • Austro-баварский
  • Немецкий язык

Источники

Ссылки и дополнительные материалы для чтения

  • Амон, Ульрих: Умрите немецкий Sprache в Deutschland, Österreich und der Schweiz: Das Problem der nationalen Varietäten. де Грюите, Берлин/Нью-Йорк 1995.
  • Амон, Ульрих / Ханс Бикель, Джэйкоб Эбнер США: Variantenwörterbuch des Deutschen. Умрите Standardsprache в Österreich, зови der Schweiz und Deutschland в Лихтенштейне, Люксембурге, Ostbelgien und Südtirol. Берлин/Нью-Йорк 2004, ISBN 3-11-016574-0.
  • Грзега, Джоаким: „Deutschländisch und Österreichisches Deutsch: Mehr Unterschiede Альс nur в Wortschatz und Aussprache “. В: Джоаким Грзега: Sprachwissenschaft ohne Fachchinesisch. Шейкер, Ахен 2001, S. 7-26. ISBN 3-8265-8826-6.
  • Grzega, Джоаким: “На описании национальных вариантов: примеры от (немец и австриец) немецкий язык и (англичане и американец) английский язык”. В: Linguistik онлайн 7 (2000).
  • Grzega, Джоаким: “Беспечность Альс Merkmal des Österreichischen Deutsch”. В: Muttersprache 113 (2003): 242-254.
  • Muhr, Рудольф / Schrodt, Ричард: Österreichisches Deutsch und andere nationale Varietäten plurizentrischer Sprachen в Европе. Wien, 1 997
  • Muhr, Rudolf/Schrodt, Richard/Wiesinger, Питер (редакторы).: Österreichisches Deutsch: Linguistische, sozialpsychologische und sprachpolitische Aspekte einer nationalen Variante des Deutschen. Wien, 1995.
  • Pohl, Хайнц Дитер: „Österreichische Identität und österreichisches Deutsch “aus DEM
Kärntner Jahrbuch für Politik 1999 “\
  • Wiesinger, Питер: Умрите немецкий Sprache в Österreich. Eine Einführung, В: Wiesinger (Hg).: Десять кубометров österreichische Deutsch. Schriften zur deutschen Sprache. Группа 12. (Wien, Köln, Грац, 1988, Verlag, Böhlau)

Австрийский язык. Официальный язык Австрии

Образование 29 августа 2016

Австрийский язык является разновидностью стандартного немецкого. У него есть собственная письменная и устная форма. Он используется в Австрии и на севере Италии. Этот язык считается самым важным в данной местности. Именно он является основным в средствах массовой информации и других формальных ситуациях. В повседневной жизни многие австрийцы используют баварский и алеманнский диалект немецкого языка.

Республика Австрия

Язык, который сейчас является официальным в государстве, зародился в середине XVIII столетия. В 1774 году императрица Мария Тереза и ее сын Иосиф II ввели обязательное школьное образование. В то время Габсбургская империя была многоязычной. Письменным стандартом считался «верхненемецкий». Значительное влияние на него оказывали баварский и алеманнский диалекты. Лингвист Йоганн Зигмунд Попович предлагал создать новый стандарт. Его основой должны были стать южно-немецкие диалекты. Однако из практических соображений было решено закрепить в качестве стандарта «саксонский канцелярский» язык. Первоначально он использовался в качестве административного в области Мейсена и Дрездена.

Современная Австрия – это европейское государство, его столица – Вена. Оно граничит на севере с Германией. Население Австрии оставляет 8,66 миллиона человек. Здесь преобладают коренные жители. Среди национальных меньшинств – немцы, сербы и турки. Общая площадь государства составляет 83,879 квадратных километра. Австрийский немецкий мягче и мелодичнее, чему способствует широкое использование суффикса – l. На этом языке говорит 88,6% населения. Как письменный, так и разговорный язык жителей Австрии отличается от официального немецкого языка. Больше всего он похож на баварский диалект.

Таким образом, официальный австрийский язык имеет то же географическое происхождение, что шведский и собственно немецкий. Однако в каждой стране есть свои диалекты. Эта отдельная письменная форма использовалась на протяжении многих лет. Она очень сложна по своей грамматической структуре и лексике. «Саксонский канцелярский» язык непросто понять даже коренным австрийцам и немцам. В нем очень много специальных терминов. У этой формы нет региональных разновидностей, поскольку она использовалась правительством, которое уже многие годы базируется в Вене. Сегодня она применяется все меньше, в документах ее постепенно заменяет стандартный немецкий.

Современный австрийский язык

Новый письменный стандарт был разработан Йозефом фон Зонненфельсом. Именно он используется в современных школьных учебниках с 1951 года. Их публикует Федеральное министерство образования, искусства и культуры Австрии. До этого в течение почти 300 лет стандартом считался диалект, на котором говорила императорская семья Габсбургов и знать. Он отличался большой степенью носовых звуков по сравнению с современным вариантом. Язык не был закреплен в качестве стандарта – на нем говорило высшее общество.

Немецкий является официальным языком в Австрии согласно Конституции республики. На нем говорит около 8 миллионов человек. Закон закрепляет также языки национальных меньшинств. В Каринтии и Штирии используется словенский, в Бургенланде – венгерский и хорватский.

Как диалект

Немецкий язык плюрицентричен. Поэтому нельзя сказать, какая из его форм, принятых в качестве официальной в других государствах, является правильной. Австрийский язык представляется одной из разновидностей стандартного немецкого. Ситуация похожа на соотношение между британским и американским английским. Есть разница в некоторых незначительных аспектах (например, произношении, лексике, грамматике), однако, жители Австрии и Германии могут общаться.

Стандартный немецкий в Австрии

Официальный словарь определяет правила грамматики и произношения, принятые в государстве. Последняя реформа произошла в 1996 году. Однако республика Австрия язык использует несколько по-другому, чем это делают в Германии. Особенно заметны различия в кулинарных, экономических и правовых терминах. Это связано с историческими особенностями формирования Австрии и Германии как отдельных государств с конца XIX столетия.

Грамматика и лексика

Австрийский диалект немецкого языка, как и швейцарский, использует вспомогательный глагол sein в перфекте не только для выражения движения, но и состояния. В устной речи форма претеритума почти не применяется. Исключение составляют некоторые модальные глаголы. Австрийский немецкий язык также отличается в лексическом плане. Например, в Германии январь называють Januar. В Австрии – Jänner, «в этом году» переводится как heur, а не dieses Jahr, «лестница» - Stiege, а не Treppe, «дымоход» - Rauchfang, а не Schornstein. Различаются многие административные, правовые и политические термины, названия продуктов. Среди них:

  • Картофель. На немецком – Kartoffeln. На австрийском - Erdäpfel.
  • Взбитые сливки. На немецком – Schlagsahne. На австрийском - Schlagobers.
  • Говядина. На немецком – Hackfleisch. На австрийском - Faschiertes.
  • Зеленая фасоль. На немецком – Kartoffeln. На австрийском - Erdäpfel.
  • Цветная капуста. На немецком – Blumenkohl. На австрийском - Karfiol.
  • Брюссельская капуста. На немецком – Rosenkohl. На австрийском - Kohlsprossen.
  • Абрикосы. На немецком – Aprikosen. На австрийском - Marillen.
  • Помидоры. На немецком – Paradeiser. На австрийском - Tomaten.
  • Блины. На немецком – Pfannkuchen. На австрийском - Palatschinken.
  • Творожная масса. На немецком – Quark. На австрийском - Topfen.
  • Хрен. На немецком – Meerrettich. На австрийском - Kren.

Нельзя забывать и о «ложных друзьях» переводчика. Некоторые слова в обоих языках пишутся одинаково, однако имеют совершенно различные значения.

Региональные аспекты

Австрийский немецкий язык включает ряд диалектов. Их можно услышать в повседневной речи. Жителям Баварии легче понять австрийцев. Простые слова одинаковы или очень похожи во многих диалектах, однако произноситься они могут по-разному. Часто можно понять, где родился собеседник, почти сразу. После вступления Австрии в Европейский Союз, ее официальный язык был защищен согласно Протоколу № 10. Всего было выделено 23 термина, которые относятся к сфере сельского хозяйства. Следует отметить, что это беспрецедентный случай. Австрийский немецкий является единственным плюрицентрическим языком, который признается международным или европейским законодательством.

Источник: fb.ru

Функционирование концепта «австрийский» с точки зрения «своего» и «чужого» в лингвокультурологии

 

Концепт является одним из центральных понятий лингвокультурологии, который определяется как «единица коллективного сознания, отражающая предмет реального или идеального мира и хранимая в национальной памяти носителей языка в вербально обозначенном виде» [Бабушкин 1996: 12]. Более того, концепт становится «основной ячейкой культуры в ментальном мире человека» [Степанов 2001: 43].

Лингвокультурология как специальная область науки породила немало продуктивных в современной лингвистике понятий: «лингвокультурема», «язык культуры», «культурный текст», «контекст культуры», «субкультура», «лингвокультурная парадигма», «прецедентные имена культуры», «ключевые имена культуры», «культурная универсалия», «культурная компетенция», «культурное наследование», «культурные традиции», «культурный процесс», «культурные установки» и др.

В понятийный аппарат науки входят также и такие термины, как «менталитет», «ментальность», «ритуал», «обычай», «сфера культуры», «тип культуры», «цивилизация», «язычество и некоторые другие.

Что же eще входит в содержание концепта? Ю. С. Степанов отмечает, что «концепты существуют по-разному в разных своих слоях, и в этих слоях они по-разному реальны для людей данной культуры» [Степанов 1997, 45], выделяя при этом «буквальный смысл», или «внутреннюю форму», или этимологию концепта, «пассивный», «исторический» слой концепта и новейший, наиболее актуальный и активный слой концепта.

Можно предположить, что «на самой глубине» любого концепта находится набор архетипических — наиболее общих и фундаментальных — изначальных понятий, логических связей, образных представлений и выработанных на их основе принципов, правил человеческого существования. Они, безусловно, напрямую связаны и с местом проживания некоторой общности людей (его климатическими, географическими, физическими и прочими условиями), и временем этого существования, и с их способами добывания средств своего существования.

Свое и чужое — являются важными концептами в культурологи, которые, как правило, рассматриваются в сравнении и во взаимодействии, и находятся в центре каждой национальной концептосферы. Как отмечает В. Г. Зусман, «в основе всякого «сравнения» и «сопоставления» лежат механизмы «тождества» и «различения» своего и чужого. Эти механизмы присущи как художественному творчеству, так и научному мышлению» [Межкультурная коммуникация 2001: 242]. Он приводит интересный анализ этимологии своего (eigen) и чужого (fremd) в немецком языке и находит в этих словах на периферии их внутренней формы семантическое пересечение в значении «своеобразный», «необычный», «странный». Поэтому ученый рассматривает оба понятия как один концепт. Мы считаем наоборот, что свое и чужое в культурологи — это единство двух концептов, каждый из которых имеет свою понятийную отнесенность, своего рода дихотомия или деление объема понятия на две взаимоисключающие части, полностью исчерпывающие объем делимого понятия. Свой — это все то, что знаю и понимаю, чужой — это все то, что не знаю и не понимаю. Но как незнание может стать знанием, так и чужое может стать своим. В диалектике взаимоотношения своего и чужого заложен главный смысл развития национальной концептосферы.

Александр Томас в своей статье DasEigene, dasFremde, dasInterkulturelle (Свое, чужое, межкультурное) пишет о «ситуации культурного пересечения» (kulturelle Überschneidungssituation), в которой находится сейчас весь цивилизованный мир [Thomas 2005, 2003: 45], и приводит пример элементарного недопонимания между американским шефом и его греческим подчиненным, в которой шеф спрашивает сначала у подчиненного, в какие сроки он напишет отчет, а подчиненный, привыкший получать указания сверху, хотя и представляет себе объем работы, не осмеливается назвать необходимое ему количество дней. Шеф понимает это как неспособность брать на себя ответственность и указывает время, которое вдвое меньше объективно нужного, чтобы проверить, как будет реагировать подчиненный. Тот не возражает, принимается за работу, но не укладывается во времени и, возмущенный таким «глупым и некомпетентным» шефом, подает заявление об уходе, оставляя своего американского шефа обескураженным: тот так и не понял причину ухода. В ситуации культурного пересечения оказывается свое и чужое в отношении к концепту «иерархия» на примере конкретного делового поручения. Американский шеф относится к подчиненному как к свободному и равноправному участнику ситуации, а греческий подчиненный привык к выполнению приказа, каким бы абсурдным он ни был. Именно в ситуации культурного пересечения возникает фактор «межкультурного», когда чужое становится значимым для своего [Thomas 2005,2003: 46–47], но не обязательно становится своим. А. Томас исследовал динамику «ситуаций культурного пересечения» и разные типы их регулирования. Например, в «концепте доминирования» ценности и нормы собственной культуры рассматриваются как превосходящие ценности и нормы чужой культуры, что дает их носителям право требовать их соблюдения. В соответствии с «концептом ассимиляции», ценности и нормы другой культуры добровольно принимаются и интегрируются в свое поведение [Thomas 2005,2003: 47]. Культурно свое воспринимается как привычное и правильное, культурно чужое — как нечто мешающее, неразумное, требующее исправления [Thomas 2005,2003: 57]. Во всех культурах есть выработанные способы подхода к чужому. В экономически развитых странах и странах с многовековой историей развития и устоявшейся самоидентичностью присутствует «концепт доминирования», в экономически слабых, молодых странах или нациях с очень разнообразными и неоднозначными этапами развития существует тенденция к «концепту ассимиляции» [Thomas 2005,2003: 58]. Мы считаем, что в Австрии на разных этапах развития господствовала тенденция то к концепту доминирования, то к концепту ассимиляции.

Топоним остарихи дал название австрийскому народу и определил особенности его менталитета и культуры, в которой исторически переплелось «свое» и «чужое». В первую очередь это было связано с тем, что в отличие от соседней и родственной по языку и духу Германии, разделенной вплоть до XIX века на множество мелких княжеств, Австрийская империя, напротив, объединяла множество наций, культур и наречий. Она аккумулировала в себе германскую, венгерскую, итальянскую, чешскую, и др. славянские традиции и историю, что на протяжении веков определяло оригинальность и обаяние австрийской культуры. В связи с этим можно отметить такую особенность австрийского менталитета, как дифференцированное чувство реальности, некую двойственность восприятия действительности, обусловленную принадлежностью к конкретному этносу, с одной стороны, и к великой империи, с другой стороны. Очень яркое свидетельство тому, например, австрийская кухня. На самом деле, знаменитый венский шницель пришел из Италии, гуляш из Венгрии, а мучные блюда из Чехии. Однако существуют и не только «материально обусловленные» определения концепта австрийский. Многие считают, что австрийское национальное самосознание имеет скорее духовную, чем материальную природу, что оно сродни «золотому сечению» в искусстве, которое можно легко нарушить, сделав только одно грубое или неловкое движение [Doderer 1989: 89]. Т. е. концепт австрийский отражает не только житейские представления о его субъектах и объектах, но и определенные идеально-духовные ценности и объекты. Проанализировав имеющиеся точки зрения, мы можем сделать вывод, что австрийское как инструмент самоидентификации нации можно разложить на такие ключевые понятия, как мультикультура, общая история, особая духовность.

С укреплением политической стабильности после второй мировой войны и экономическим подъемом в стране разрушенное немецким фашизмом самосознание австрийцев как отдельной самостоятельной нации также стало укрепляться. В основе послевоенной самоидентификации, естественно, лежали историческая и культурная составляющие коллективной памяти народа, но страна развивалась дальше по демократическому пути, однако имперское прошлое, хотя и стало «чужим», удивительно переплелось с новыми тенденциями развития в ходе нового исторического самосозидания австрийской нации. Мы здесь особенно хотели бы подчеркнуть, что «специфической особенностью социально-исторических изменений является то, что человек в них выступает и как объект, и как субъект этих изменений» [Попов 2004]. Кроме того, важно отметить, что пространственная, или территориальная, составляющая концепта «австрийский» стала релевантным фактором самоидентификации нации только после 2-ой мировой войны и относится к границам современной территории страны, занимающей всего 83.858 км² [Austria 2000: 6]. С оригинальной самоиронией это факт передан в стихотворении австрийского поэта Х. К. Артмана (H. C. Artmann):

Österreich bestand ehedem

aus folgenden Ländern:

dem Erzherzogtume Österreich,

dem Herzogtume Steyermark,

der gfürchteten Grafschaft Tyrol

nebst Vorarlberg,

dem Königreiche Illyrien,

dem Königreiche Galizien und Lodomerien,

dem Lombardisch-venezianischen Königreiche,

dem Königreiche Ungarn mit seinen Nebenländern

Slawonien, Kroatien und Dalmatien

und dem Grossfürstentume Siebenbürgen.

Heute besteht Österreich

Aus den Ländern:

Wien,

Niederösterreich,

Oberösterreich,

Salzburg,

Tirol,

Fahrradlberg,

Kärnten, Steiermark

Und dem Burgenland.

Tu, felix Austria, juble und jodle! [Artmann 1989: 20]

(Когда-то Австрия состояла

Из следующих земель:

Эрцгерцогства Австрии,

Герцогства Штирии,

Внушающего страх Тироля,

И соседнего с ним Форарльберга,

Королевства Иллирии,

Королевства Голиции и Лодомерии,

Ломбардско-Венецианского королевства,

Королевства Венгрии с его соседями

Славонией, Хорватией и Далматией

И Великого княжества Семигорья.

Сегодня Австрия состоит из земель:

Вены,

Нижней Австрии,

Верхней Австрии,

Зальцбурга,

Тироля,

Форарльберга,

Каринтии, Штирии

И Бургенланда.

Tu, felixAustria (О счастливая Австрия), ликуй и пой по-тирольски [горловое пение с переливами]! Перевод мой — Л.З.)

В настоящее время можно назвать еще несколько основных факторов, на которых базируется самоидентификация австрийцев — это языковой фактор, ментально-поведенческий фактор и историко-культурный фактор.

Языковой фактор определяется особенностями австрийского варианта немецкого языка, выросшего исторически из баварского диалекта. Язык сыграл важную роль в становлении национального самосознания австрийцев. Петер Визингер пишет в своей статье «Нация и язык в Австрии», что новое обозначение государственного языка как «австрийский литературный язык появляется вместе со становлением самостоятельного государства Австро-Венгрии в 1866/67» [Wiesinger 2000: 539]. Однако, как отмечает ученый, в 19 веке политическое и национальное развитие австрийской монархии никак не противоречило внутреннему стремлению австрийцев называть себя «германоавстрийцами» и, несмотря на австрицизмы, считать свой государственный язык таким же немецким, как и язык в Германии [Wiesinger там же]. Только в 50-е годы 20 века австрийские германисты и журналисты стали призывать к «австрийскому» обновлению нации и языка. В первую очередь, это было связано со стремлением отделиться от Германии и национал-социалистского прошлого. Именно тогда в средствах массовой информации началась дискуссия о статусе государственного языка, которая продолжается до сих пор. Большинство германистов придерживается плюрицентристской концепции, выдвинутой австралийским ученым австрийского происхождения Майклом Клайном, согласно которой немецкоязычные страны Германия, Австрия, Швейцария, а также немецкоязычные области Восточной Бельгии, Люксембурга, Эльзаса и Лотарингии и Южного Тироля представлены национальными вариантами немецкого языка. Но есть и большая группа известных ученых, которые выступают за объявление полной самостоятельности австрийского немецкого языка [Wiesinger там же: 554]. По данным П.Визингера, почти 90 % его рецепиентов, которых он опрашивал в период с 1986 по 1991 г., считали своим родным языком немецкий язык, и только 10 % называли свои родным языком «австрийский язык» [Wiesinger там же: 557].

По официальным данным, немецкий язык является родным для 98 % жителей современной Австрии. Словенское, венгерское и хорватское национальные меньшинства составляют лишь 0,6 % общего числа граждан [Austria 2000: 8–9]. Австрийский вариант немецкого языка, как его теперь принято назвать, имеет отчетливый южнонемецкий колорит, особенности которого слышны уже на фонетическом уровне. Грамматические структуры и лексический состав также имеют свою специфическую окраску. В словаре австрийского варианта выделяется большой слой лексики славянского, мадьярского, итальянского и французского происхождения, отражающей тысячелетнюю историю многонациональной империи. Однако соответствующие слова давно уже ассимилировались, перестали восприниматься как чужие. Например, немецкое Rettich (хрен) в австрийском варианте представлено славянским словом Kren, понятие «чужой» Fremder представлено славянским Tschusch, из эпохи монархии осталось, например, такое слово, как derFauteuil (кресло), которое в литературном немецком обозначается словом Sessel. Кстати, Sessel есть и в австрийском варианте, но обозначает не кресло, а стул. Таким образом, австрийское языковое сознание вбирало в себя «чужое», превращая его в «свое».

Интересно отметить тот факт, что в первые послевоенные годы в австрийских школах не было предмета «немецкий язык», а в аттестатах стояли оценки за «язык, на котором ведутся занятия» (Unterrichtssprache). В 1951 г. появился «Словарь австрийского языка», в котором нашли отражение основные темы, проблемы и особенности жизни страны. В 80-е годы появились словари диалектов австрийского варианта, например, словарь венского диалекта «Вы говорите по-венски?» (SprechenSieWienerisch?) [Wehle 1980] и даже завоевавшие популярность «развлекательные» словарики австрийского варианта, например, «Австрийский для начинающих» (ÖsterreichischfürAnfänger) [Adlassnig, Tschirk 1983/ 1999]. Борьба за равноправие закончилась в 1987 г. признанием трех вариантов литературного немецкого языка (Hochdeutsch): немецкого на территории Германии (Binnendeutsch), австрийского немецкого (österreichischesDeutsch) и швейцарского немецкого (SchweizerDeutsch). А с 1994 г. на курсах немецкого как иностранного языка в Австрии выдается «Австрийский языковой диплом» [ÖsterreichischesSprachdiplom 2000], в котором, например, наряду с традиционными формулами приветствия на немецком языке, даются и типично австрийские: Grüß Gott и Servus.

Исправляя традиционную форму перфекта от глагола sitzen: Ichhabegesessen с вспомогательным глаголом haben на австрийскую форму с вспомогательным глаголом sein: Ichbingesessen — австрийцы находят свои убедительные аргументы: habegesesen связано с тюрьмой, а bingesessen имеет вполне нейтральный оттенок. Диалект всегда богаче способами выражения, чем литературная норма. Этот факт также помогает развивать самосознание народа, ощущение своей самобытности и уникальности [Горбачевская 2000: 95].

К особенностям ментально-поведенческого фактора можно отнести, в частности, некоторую манерность и вежливую дистанцированность австрийцев в общении с собеседниками, с одной стороны, и тягу к самобичеванию, с другой стороны. Вежливая дистанцированность начинается уже с того, что не только в социально-политической, но и обиходно-бытовой коммуникации австрийцы охотно пользуются титулами, к которым немцы, например, относятся довольно равнодушно. Еще в начале 80-х годов 20 века Юрген Коппенштайнер, автор первого пособия по австрийскому страноведению для иностранных студентов, осторожно писал в начале 80-х годов, что в Австрии титулы играют б'ольшую роль, чем во многих других странах, и что ритуал приветствия в Австрии является искусством [Koppensteiner 1983: 79]. Томас Ромберг в своей иронично-юмористической книге «Правильное обхождение с австрийцем» (DerrichtigeUmgangmiteinem Österreicher) утверждал в 1994 г., что нигде в мире титулы не значат столько, сколько значения им придается в «республике титулов» (Titelrepublik) Австрии [Rhomberg 1994: 143].

На популярных туристических сайтах в информационных текстах о стране и людях отмечается, в частности, что при помощи титулов в Австрии стараются придать своей фамилии определенную значимость. Стремление это начинается с времен Австро-Венгерской монархии, когда титулы присваивали служащим в качестве поощрения, потому что они получали маленькое жалование. Помещая перед своей фамилией титул, служащий подчеркивал, что он трудится на благо общества. Считалось, что тот, кто титула не имел, пользы обществу не приносил. Подобное отношение к титулу сохранилось и сегодня. Например, шестьдесят три процента опрошенных считают, что наличие титула в современном обществе приносит некоторые привилегии, а тридцать один процент утверждают, что титул — это очень большое преимущество. Пятьдесят три процента придерживаются мнения, что титул может сослужить хорошую службу при продвижении по карьерной лестнице. Сорок восемь процентов верят, что титул дает определенное преимущество в государственных инстанциях. Существует и интересный факт, выявленный в результате опроса, — девятнадцать процентов опрошенных считает, что титул может испортить дружеские отношения [http://www.uadream.com/].

Самый почетный из нескольких сотен титулов сегодня в Австрии — это титул придворного советника (Hofrat), несмотря на то, что кайзерского и королевского двора давно не существует. Вот уже боле двухсот лет получают госслужащие за особые заслуги перед государством, и австрийцы не хотят отказываться от этого звания. Интересно отметить, что Австрия сейчас единственная страна, где у школьного учителя остался титул профессора, который до 2-ой мировой войны был типичным и для учителей Германии и Швейцарии. Врач может дослужиться до советника медицины, владелец магазина — стать коммерческим советником (Kommerzialrat), певец — каммерзенгером (Kammersänger), а драматический артист — каммершаушпилером (Kammerschauspieler). Такое отношение к титулам можно отнести к особенностям культуры, к стремлению австрийцев дистанцироваться от остальной массы людей. Другим способом дистанцировать себя от других является особая вежливость в процессе коммуникации. Типично австрийское приветствие — Grüß Gott (Господь да приветствует Вас). Приветствие GutenTag австрийцы считают «холодным и обезличенным» [Koppensteiner 1983: 80]. При прощании часто говорят: PfüatiGott (Да хранит Вас/ тебя Господь). До сих пор употребляется приветствие к женщине: KüssdieHand («Целую ручку» — при этом берут руку и с поклоном подносят ее к губам, но не целуют) [Kauffmann 2003:101] и прощание: HabedieEhre (Честь имею).Но особенно часто используется слово Servus. Его произносят, и когда приветствуют кого-то, и когда прощаются. Это слово постепенно переходит в разряд междометий, поскольку оно может передавать все оттенки чувств: от возмущения до восхищения. Образно говоря, австрийцы словом Servus могут не только приветствовать людей, но и смело встречать все события, хорошие и плохие [Горбачевская, Козьмин 1997:34].

В Австрии принято отвечать одной и той же репликой на приветствия: „Hallo!“ — „Hallo!“, „Grüß Gott!“ — „Grüß Gott!“ Однако иногда на стандартные приветствия можно получить и нестандартную реакцию. Австрийское „Grüß Gott!“ дословно означает: „Бог да приветствует Вас/тебя“. 90 % австрийцев — католики, но если они на Ваше „Grüß Gott!“ отвечают: „GutenTag!“, то это должно заставить Вас насторожиться, потому что так отвечают, как правило, атеисты, или Ваш собеседник хочет подчеркнуть, что Вы — иностранец, чужой или, как уже упоминалось выше, Tschusch, то есть «не наш человек». Нестандартный ответ может быть и на обычное Grüß Gott — «Sohochfahreichnicht». Дело в том, что дословно „Grüß Gott!“ может восприниматься как императив: „Привет Богу!“, поэтому ироничный ответ: «Так высоко я не еду» — может понять только человек, хорошо знающий концепт австрийского приветствия [Горбачевская 2001: 67].

Историко-культурный фактор связан с непреходящей любовью австрийцев к национальным традициям и особым ощущением причастности к истории своей страны. Это выражается, в частности, в некоторой «театрализованности» культурно-социальной жизни и реализуется, например, в массовых гуляниях в парках, частных и деловых встречах в кафе и ресторанчиках «хойригер» [Межкультурная коммуникация 2001: 156]. Австрийские кафе — это особая форма мироощущения и способ коммуникации. Автор статьи про австрийские концепты в сборнике «Межкультурная коммуникация» проф. В. Г. Зусман очень тонко замечает, что, например, не случайно большинство венских кафе расположены в центре города. Он связывает это обстоятельство с тем, что здесь сконцентрированы театры и концертные залы [Межкультурная коммуникация 2001: 158]. У австрийцев действительно существует многолетняя традиция после посещения театра зайти в кафе и обменяться впечатлениями или просто посидеть за чашечкой кофе, посмотреть на публику, и только потом отправиться домой.

Экспрессия и гротеск всегда были характерны не только для австрийской, немецкой, но и для русской литературы. Но нигде тема «превращения», начатая Кафкой, не была так детально проработана, настолько, что она стала восприниматься как естественная часть жизни, одна из ее граней. У Герберта Бергера есть пьеса, название которой «KleidermachenLeichen» [Berger 1979: 6–22] является интерпретацией известной и у нас пословицы, и перевести ее можно приблизительно как «По одежке — …погребают». Герой этой пьесы, переодевшись в одежду умершей хозяйки, чтобы получить за нее ее пенсию, затем настолько входит в роль, что действительно превращается в старуху и умирает. Пьеса оставляет убедительное впечатление действительности происходящего. Австрийцы являются, с одной стороны, очень благодарными, а с другой стороны, очень требовательными зрителями. Они могут разразиться бурными аплодисментами при появлении на сцене старого императора Франца Иосифа в оперетте «Гостиница „Белая лошадь“» (ImweißenRössl), роль которого заключается только в том, что он важно сидит в кресле и говорит несколько слов, даже не поет, а успех каждый раз один и тот же. И те же самые зрители будут 13 лет третировать главного режиссера ведущего драматического театра республики — Бургтеатра — Клауса Паймана, немца, пытавшегося модернизировать классическую немецкоязычную сцену в Австрии. В интервью, которое он дал в декабре 1998 г. журналу «Профиль», Пайман сравнивает австрийцев с действующими лицами оперетты, которая длится многие годы. «Они потому так неравнодушны к театру, что сами постоянно ощущают себя участниками пьесы» (SiesinddurchdasTheatersostarkverführbar, weilsiesichselberständigalsMitspielerempfinden) [Горбачевская 2000: 94]. И в это веришь, когда видишь лица горожан, толпами стекающихся на главную площадь Зальцбурга, чтобы посмотреть классический спектакль, послушать музыку в исполнении живого оркестра, увидеть актеров на сцене, а не на экране телевизора. Только здесь можно осознать, насколько ценится все прекрасное и возвышенное в Австрии, не случайно эта страна считается одной из самых красивых в мире.

 

Литература:

 

  1.               Горбачевская С. И. Австрия и австрийское самосознание. Вестник Московского университета, серия 19 «Лингвистика и межкультурная коммуникация» 1/2000, с. 89–95.
  2.               Горбачевская С. И. Прагматические клише в немецком и русском языках и проблемы перевода. Россия и Запад: Диалог культур. 8-я Международная конференция. Отв. ред. сборника А. И. Павловская. [Текст]. — М.: издательство МГУ, 2001, с. 64–68
  3.               Зусман В. Г. (1) Межкультурная коммуникация. Основная часть: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. Нижний Новгород, 2001- с. 320.
  4.               Попов В. А. Роль эстетического фактора в историко-культурном процессе: Дис.... канд. филос. наук: Липецк, 2004 156 c. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.lib.ua-ru.net/diss/cont/127507.html
  5.               Степанов Ю. С. Константы: Словарь русской культуры. — М., 2001. — с.990.
  6.               Artmann, H. C. Mein Vaterland Österreich/ Lächelnd über seine Bestatter: Österreich. Österreichisches Lesebuch. Von 1900 bis heute [Текст]. Herausgegeben von Ulrich Weinzerl. — München Zürich: Piper. 20–21S.
  7.               Austria. Tatsachen und Zahlen [Текст]. — Wien: Herausgegeben vom Bundespressedienst, 2000. — 224 S.
  8.               Doderer von, H. Athener Rede Von der Wiederkehr Österreichs (1964). In: Lächelnd über seine Bestatter: Österreich. Österreichisches Lesebuch. Von 1900 bis heute [Текст]. Herausgegeben von Ulrich Weinzerl. — München Zürich: Piper. 85–92S.
  9.               Koppensteiner Jü. Österreich. Ein landeskundliches Lesebuch [Текст]. — München: Verlag für Deutsch, 1983. — 144 S.
  10.           Rhomberg Th. Der richtige Umgang mit einem Österreicher [Текст]. 4. Aufl. Stuttgart — Wien — München — Zürich, 1994. — 214 S.
  11.           Thomas, A. Das Eigene, das Fremde, das Interkulturelle In: Thomas, Alexander; Kinast, Eva-Ulrike; Schroll-Machl, Sylvia (Hg) Handbuch Interkulturelle Kommunikation und Kooperation). — Göttingen: Vandenhoeck & Ruprecht, 2005, 2003. — 463 S. (45–59 S.) [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://books.google.de/books?id.
  12.           Wiesinger, P. Nation und Sprache in Österreich// Nation und Sprache. Die Diskussion ihres Verhältnisses in Geschichte und Gegenwart [Текст]. Herausg. Von Andreas Gardt. — Berlin, New York: Walter de Gruyter, 2000. 525–562 S.
  13.           Путеводитель, туризм, путешествия, страны мира, туры. [Электронный ресурс]. — URL: http://www.uadream.com/ (дата обращения: 15.10.2015).

Австрийский законодатель тестирует колу на Covid и заявляет, что полученный ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ результат показывает, что тестирование «бесполезно» - RT World News

Австрийский депутат провел быстрый тест на коронавирус на стакане колы во время пламенной речи, обвинив правительство в медицинской тирании. Через несколько минут результаты теста, по-видимому, оказались положительными.

Михаэль Шнедлиц, член Национального совета Австрии и генеральный секретарь правой Партии свободы, выступил с протестом против правительственной программы проверки и других мер по борьбе с коронавирусом, обращаясь к своим коллегам в парламенте в четверг.Во время своего выступления Шнедлиц провел экспресс-тест на Covid-19 на стакане колы, показывая своим коллегам через несколько минут, что сахарный газированный напиток дал положительный результат на вирус.

Также на rt.com Медицинский журнал подтверждает эффективность вакцины AstraZeneca против Covid на 70%, но запутанные результаты испытаний препятствуют ее глобальному внедрению

Он назвал тесты «бесполезными» и сказал, что финансируемое государством тестирование на Covid-19 было «массовым перераспределением налоговых денег в направлении фармацевтической промышленности. Далее он обвинил правительство в «легкой диктатуре», заявив, что «австрийцы были лишены своих основных прав, таких как гражданские свободы и право на свободу выражения мнения» во время кризиса в области здравоохранения. Депутат заявил, что ограничения Covid-19 привели к банкротствам, массовой безработице и социально-экономическим кризисам, а также привели к тому, что детей «лишили» образования детей.

Также на rt.com Австрийцам грозит трехнедельная строгая изоляция из-за роста числа случаев заболевания Covid-19

Комментарии Шнедлица получили широкую похвалу в социальных сетях, но некоторые высказали недовольство его методикой тестирования.Согласно немецкой газете Die Welt, австрийский депутат провел тест неправильно, пропустив важный шаг перед проверкой образца на наличие вируса.

Думаете, вашим друзьям будет интересно? Поделись этой историей!

Austrian - Airlines - Austrian дешевые авиабилеты

Происхождение выберите Афганистан Аландские острова Албания Алжир американское Самоа Андорра Ангола Ангилья Антигуа Аргентина Армения Аруба Австралия Австрия Азербайджан Багамы Бахрейн Бангладеш Барбадос Беларусь Бельгия Белиз Бенин Бермуды Бутан Боливия Босния и Герцеговина Ботсвана Бразилия Британская территория Индийского океана Британские Виргинские острова Бруней Болгария Буркина-Фасо Бурунди Камбоджа Камерун Канада Кабо-Верде Карибские Нидерланды Каймановы острова Центрально-Африканская Республика Чад Чили Китай Остров Рождества Кокосовые острова Колумбия Коморские острова Конго Острова Кука Коста-Рика Хорватия Куба Кюрасао Кипр Чехия Демократическая Республика Конго Дания Джибути Доминика Доминиканская Респблика Восточный Тимор Эквадор Египет Эль Сальвадор Экваториальная Гвинея Эритрея Эстония Эсватини Эфиопия Фолклендские острова Фарерские острова Фиджи Финляндия Франция Французская Гвиана Французская Полинезия Габон Гамбия Грузия Германия Гана Гибралтар Греция Гренландия Гренада Гваделупа Гуам Гватемала Гвинея Гвинея-Бисау Гайана Гаити Гондурас Гонконг Венгрия Исландия Индия Индонезия Иран Ирак Ирландия Остров Мэн Израиль Италия Кот-д'Ивуар Ямайка Япония Джерси Иордания Казахстан Кения Кирибати Косово Кувейт Кыргызстан Лаос Латвия Ливан Лесото Либерия Ливия Лихтенштейн Литва Люксембург Макао Мадагаскар Малави Малайзия Мальдивы Мали Мальта Маршалловы острова Мартиника Мавритания Маврикий Майотта Мексика Микронезия Молдова Монако Монголия Черногория Монсеррат Марокко Мозамбик Мьянма Намибия Науру Непал Нидерланды Новая Каледония Новая Зеландия Никарагуа Нигер Нигерия Ниуэ Остров Норфолк Северная Корея Северная Македония Северные Марианские острова Норвегия Оман Пакистан Палау Палестина Панама Папуа - Новая Гвинея Парагвай Перу Филиппины Острова Питкэрн Польша Португалия Пуэрто-Рико Катар Воссоединение Румыния Россия Руанда Сен-Бартелеми Святой Елены Сент-Китс и Невис Сент-Люсия Сен-Мартен Сен-Пьер и Микелон Святой Винсент и Гренадины Самоа Сан-Марино Сан-Томе и Принсипи Саудовская Аравия Сенегал Сербия Сейшельские острова Сьерра-Леоне Сингапур Синт-Мартен Словакия Словения Соломоновы острова Сомали Южная Африка Южная Георгия и Южные Сандвичевы острова Южная Корея южный Судан Испания Шри-Ланка Судан Суринам Швеция Швейцария Сирия Тайвань Таджикистан Танзания Таиланд Идти Токелау Тонга Тринидад и Тобаго Тунис индюк Туркменистан Острова Теркс и Кайкос Тувалу Уганда Украина Объединенные Арабские Эмираты Соединенное Королевство Внешние малые острова США Соединенные Штаты Америки Виргинские острова США Уругвай Узбекистан Вануату Ватикан Венесуэла Вьетнам Уоллис и Футуна Западная Сахара Йемен Замбия Зимбабве

Пункт назначения выберите Афганистан Аландские острова Албания Алжир американское Самоа Андорра Ангола Ангилья Антигуа Аргентина Армения Аруба Австралия Австрия Азербайджан Багамы Бахрейн Бангладеш Барбадос Беларусь Бельгия Белиз Бенин Бермуды Бутан Боливия Босния и Герцеговина Ботсвана Бразилия Британская территория Индийского океана Британские Виргинские острова Бруней Болгария Буркина-Фасо Бурунди Камбоджа Камерун Канада Кабо-Верде Карибские Нидерланды Каймановы острова Центрально-Африканская Республика Чад Чили Китай Остров Рождества

Startseite - BMEIA, Außenministerium Österreich

Weltweit stark erhöhtes Risiko

Aufgrund der Ausbreitung des Coronavirus (COVID-19) rät das Außenministerium dringend von allen nicht notwendigen Reisen, insbesondere von allen Urlaubsreisen, ab .Es ist derzeit mit anhaltenden Einschränkungen im Flug- und Reiseverkehr, Quarantänemaßnahmen und weitgehenden Einschränkungen im öffentlichen Leben в zahlreichen Ländern bis auf weiteres zu rechnen. Zudem kann auch die Sicherheit der Gesundheitsversorgung in zahlreichen Ländern nicht mehr gewährleistet werden.

In diesem Zusammenhang gelten (partielle) Reisewarnungen .

Informationen zu den gesundheitsbehördlichen Einreisebeschränkungen aufgrund der Corona-Pandemie finden Sie auf der Website des Bundesministeriums für Soziales, Gesundheit, Pflege und Konsumentenschutz.

Personen, die sich in Regionen aufhalten, für die eine Reisewarnung gilt, müssen bei der Einreise nach Österreich einen negativen molkularbiologischen Test auf SARS-CoV2 vorlegen. Der Test darf zum Zeitpunkt der Einreise nicht mehr als 72 Stunden zurückliegen. Wenn ein solcher Nachweis nicht erbracht werden kann, müssen sich ReiserückkehrerInnen unverzüglich in Quarantäne begeben und innerhalb von 48 Stunden einen Test veranlassen. Венн дер Test negativ ist, darf die Quarantäne vorzeitig beendet werden.

Aufgrund der globalen Ausbreitung des Coronavirus gelten derzeit Reisewarnungen für 36 Staaten. Zudem gelten partielle Reisewarnungen für Bulgarien und Kroatien , für die belgischen Regionen Brüssel und Wallonien, für das spanische Festland und die Balearen, für die französischen Regionen Provence-Alpes-Côte d'Aziver-France, ink-de-de lazur, Франция für die portugiesischen Regionen Norte und Lissabon, für die Regionen North East, East Midlands und Yorkshire и The Humber im Vereinigten Königreich sowie für die chinesische Provinz Hubei.

Weiterführende Informationen zu von COVID-19 betroffenen Ländern Finden Sie bei unseren aktuellen spezifischen Reiseinformationen.

Entsprechend der Ankündigung der österreichischen Bundesregierung vom 2. Dezember 2020 soll vom 19. Dezember 2020 bis voraussichtlich 10. Jänner 2021 die Einreise aus einem Risikoland im Rahmen einer noch zu veröffinestdenlichen.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *