Чили политический режим: Республика Чили. Государственное устройство. Правовая система. Гражданское право. Уголовное право. Судебная система.

Содержание

Историческая память в Чили • Arzamas

Как чилийцы создали культ «сильной руки» и стабильности и на кого равнялся Пиночет

Рассказала Евгения Федякова

Жизнь Диего Порталеса

Диего Порталес. Литография из книги Клаудио Гая «Физическая и политическая история Чили». 1854 годMissouri Botanical Garden / archive.org

Первая половина XIX века — определяющий момент всей истории будущей Латинской Америки, потому что тогда еще никаких стран Латинской Америки не существовало, а были американцы, которые боролись против Испанской империи за свою независимость. И эта борьба и последовавшая за ней вы­ра­ботка собственных политических режимов, создание своих прави­тельств и пар­тий — те процессы, которые положили начало формированию всех стран Ла­тин­ской Америки.

Главной фигурой для Чили, политическим деятелем, который определил национальное самосознание, идентичность, политику и конституцию, был Диего Порталес.

Порталес родился в 1793 году в Сантьяго. Все свое детство и университетскую юность он учился и читал книжки. Это удиви­тель­но, но пока его сверстники участвовали в заговорах и боевых действи­ях, он не принимал в конфликтах никакого участия — и совершенно равнодушно относился к тому, что проис­ходило между бывшей колонией Испании и Испанией  В колониальной Испании Чили была генерал-капитанством, которым руководил губерна­тор, подчинявшийся вице-королю Перу. В 1810 го­ду там началась война за неза­виси­мость, завершившаяся в 1817 году побе­дой ко­лонии. В 1818 году была про­возглаше­на Чи­­лийская республика и при­нята кон­сти­туция.. Потом он стал коммерсантом, вла­дельцем довольно успешной компании и ездил по своим делам между Перу и Чили.

В 1820-е годы по всей Южной Америке начался хаос и беспорядки: на терри­ториях бывшей империи возник политический, управленческий, администра­тив­ный, военный и экономический вакуум, поскольку среди борцов за неза­висимость никто не знал, как управлять страной, на основе чего ее органи­зо­вать, какие должны быть институты и законы. В Чили это привело к многочис­ленным междоусобным войнам, в частности к гражданской войне, которая раз­горелась в 1829 году между либералами и консерваторами (первые выража­ли интересы регионов страны, а вторые выступали за бо́льшую централиза­цию).

На этот раз Порталес, ставший очень влиятельной фигурой в деловых и поли­ти­ческих кругах, принял участие в конфликте, возглавив силы консерваторов. Он изучал в университете право, но не был ни профессиональным уче­ным, ни политиком, ни идеологом — он был коммерсантом и хотел, чтобы его компания (и коммерция в целом) процветала, а для этого была нужна стабиль­ность. Консерваторы победили, и в 1830 году Порталес стал министром вну­тренних дел, внешней политики, а также войны и флота — то есть сосредото­чил в своих руках огромную власть. Но становиться президентом, так же как и получать деньги за исполнение должностей, он отказался.

С точки зрения Порталеса, для того чтобы Чили вышла из хаоса, ей была нуж­на сильная президентская власть, которая опиралась бы на просвещенное мень­шинство и управляла страной на основе законов и добродетели. Прези­дент страны должен был иметь абсолютную власть и быть полностью неза­висимым, не связанным ни с какими силами — на него никто не должен был оказывать влияния, в том числе сам Порталес и его последователи.

К гражданам собственной страны Порталес относился абсолютно патерналист­ски: по его мнению, президент и правящая элита — добродетельные, мудрые и честные люди — должны вести их к процветанию, развитию и стабильно­сти, как глупых маленьких детей. В одном из писем Порталес объяснил это тем, что латиноамериканские страны слишком неорганизованны, незрелы и малоразум­ны для демократии, Латинская Америка к ней не готова, и здесь демократия может быть только авторитарной — то есть президент должен управлять стра­ной, не открывая никаких каналов народного участия в этом процессе. Неко­торые чилийские историки называют эту конструкцию «просвещенным деспотизмом».

Конституция Чили 1833 года. Оригинальная рукописьArchivo Nacional de Chile / Wikimedia Commons

В 1833 году в Чили была принята новая конституция, в основу которой лег­ли взгляды Порталеса, хотя сам он участия в ее составлении не принимал.

В 1834 го­ду он удалился из столицы Чили, Сантьяго, переехал в портовый город Вальпараисо и стал там губернатором. Впрочем, свое огромное поли­тическое влияние он сохранил: все министры продолжали ездить к нему за советом. В 1835 году его уговорили вернуться, он снова отказался от президентского поста и стал министром внутренних дел — и опять же самым могуществен­ным человеком в стране.

Он считал, что во власть люди должны по­па­дать благодаря своим администра­тив­ным и моральным качествам, а не лояль­ности, и именно по такому прин­ципу набирал людей: вокруг него работали не верные ему люди, а хорошие экономисты, политики, военные, епископы. Современники вспоминают, что у него был очень яркий, сильный характер, огромнейшее эго — и исключи­тель­ное умение манипулировать людьми.

В отличие от многих стран Латинской Америки, в Чили действительно удалось построить достаточно организованное и стабильное государство с очень силь­ной президентской властью и очень слабыми демократическими института­ми — и избежать множества военных переворотов, которые были очень ха­рак­терны для соседних стран.

Согласно чилийской историографии, Порталес вос­становил в стране уважение к институтам — к фигуре президента, к парламен­ту, к суду. Одним из главных его достижений считается подчинение армии президентской власти.

Но конечно, оба периода, когда он находился у власти, отличались страшной ав­торитарностью и беспощадными мерами к оппозиционерам; вся независимая пресса была закрыта, диссиденты высланы, неудобные военные уволены. Истори­ки либерального толка даже называют этот период «диктатурой Порталеса».

Помимо прочего, его очень интересовало положение Чили на международной арене. Его целью было установить гегемонию страны на Тихоокеанском побе­режье, и для этого он планировал начать войну с Конфедерацией Перу и Боли­вии  Конфедерация Перу и Боливии — госу­дар­ство, просуществовавшее с 1836 по 1839 год; его верховным правителем стал президент Боливии Андрес де Санта-Крус, воспользова­вшийся политической нестабильностью в Пе­ру. Конфедерация распалась, потерпев пора­жение в войне с Чили.

. Все это кончилось тем, что военные, которые не хотели этой войны и в целом были недовольны гегемонией Порталеса в политике, в 1837 году подняли мятеж, и Порталеса расстреляли.

Его похоронили со всяческими церемониями; убийцы были арестованы и казнены. Война, несмотря ни на что, состоялась и закончилась в пользу Чили.

Легенда о Порталесе

Сразу после смерти Порталес стал превращаться в национального героя, леген­дарного основателя нации. Он был силь­ным лидером, влиятельным полити­ком, вдохновителем новой конституции, гарантом чилийской стабильности — а после убийства стал еще и мучеником. Он мгновенно превратился в нацио­нального идола, в символ сильного и разум­ного властителя, а Чили — в пример стабильности и порядка на континенте.

Праздник в Национальный день Чили. Литография с рисунка Клаудио Гая. 1854 годWikimedia Commons

Несмотря на то что Порталес сумел найти равновесие между исполнительной властью, которая была полностью подчинена президенту, и военными, после его смерти в Чили случались и гражданские войны, и убийства президентов, и социальные конфликты 1920-х годов, происходившие под влиянием револю­ции в России.

И каждый раз, когда необходимо было восстановить порядок, звучали призывы вернуть «порталианский режим», то есть пиетет перед цен­тральной властью, воплощенной в фигуре президента. Многие последующие президенты боготворили Порталеса (в 1860 году ему поставили памятник перед президентским дворцом «Ла Монеда»).

Параллельно с начала XX века в чилийском обществе произошло разделение на либералов и консерваторов, усилившееся с появлением в начале 1920-х годов социалистических идей. В этот момент отношение к фигуре Порталеса стало определяться политическими симпатиями чилийцев, и в том числе ис­ториков: для одних он был создателем государства и конституции, другие опи­сывали его как диктатора, преследовавшего свободную мысль, прессу и всех недовольных.

В 1973 году произошел военный переворот: генерал Аугусто Пиночет, еще один сторонник авторитарной власти, сверг президента Сальвадора Альенде. После этого авторитет Порталеса снова на­долго стал непререкаемым.

Правда, в рито­ри­ке Пиночета военные, которые традиционно в порталианской мифологии воплощали оппозиционные силы, стремящиеся к хаосу, поменялись местами с президентом, воплощавшим про­свещенную авторитарную власть: согласно новой конструкции, президент утратил свою легитимность, и теперь именно военные имели право занять место Порталеса, чтобы вернуть в страну порядок и стабильность, уничтожая (в том числе и физически) тех, кто пытался вызвать хаос. Идея авторитарной демократии, при которой мудрый правитель управ­ляет несмышленым и не го­товым к демократии народом, была зафиксирована и продолжена в конститу­ции 1980 года.

Дворец «Ла Монеда» 11 сентября 1973 года© Bettman / Getty Images

Кстати, с переворотом Пиночета связана одна довольно мистическая история. Когда Порталеса убивали, ему прострелили левую щеку. А в сентябре 1973 года, когда летчики штурмовали дворец «Ла Монеда», где находились Альенде и его сторонники, осколок снаряда попал в левую щеку статуи Порталеса, которая стоит перед входом во дворец.

Сегодня пиетет по отношению к Порталесу в большой степени сохраняется прежде всего среди чилийской политической элиты и историков консерва­тивного лагеря. Но чилийцы по-прежнему очень любят сравнивать себя с другими странами, и главный предмет их гордости — это стабильность и функционирование институтов и законов. И одним из главных создателей этого налаженного механизма, все шестеренки и пружины которого прекрасно работают и взаимодействуют между собой, считается Диего Порталес. 

политическая культура и ее эволюция – тема научной статьи по политологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Н.С. Аниськевич

ЧИЛИ ПОСЛЕ А. ПИНОЧЕТА: ПОЛИТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА И ЕЕ ЭВОЛЮЦИЯ

Аннотация

В статье анализируется смена парадигмы политической культуры Чили, на которую значительное влияние оказал процесс демократизации, начавшийся в 1990-ых гг.

Данное событие способствовало децентрализации и модернизации государства после периода военной диктатуры. В данный период можно четко проследить влияние исторического опыта и памяти, выраженных в трагических событиях прошлого, на политической активности общества сказалось длительное отсутствие свободы действий и свободы слова. Новые правительства стали более активно учитывать интересы граждан, в обществе повысился спрос на индивидуальную автономию, а вопрос о свободе и равенстве стал как никогда актуальным. Параллельно с поэтапным становлением демократии в обществе стала выстраиваться структура ценностей, которая оказала влияние на возобновление участия чилийцев в политической жизни, были восстановлены основные принципы взаимоотношений личности, общества и государства. На эволюцию общественной мысли повлияли три фактора: представления граждан о политических лидерах и элитах, отношение к политическому курсу и оценка проводимых реформ. Настроения внутри общества менялись в зависимости от пребывания у власти тех или иных политических сил и существенно различались в периоды военной диктатуры, демократического транзита, правления левоцентристских коалиций в составе социалистов и христианских демократов и, наконец, при правоцентристском правительстве Себастьяна Пиньеры (2010-2014 и с 2018 года), победа которого во многом связана с желанием чилийцев существенно модернизировать социально-экономические реалии.
В дополне-

N. Aniskevich

CHILE AFTER A. PINOCHET: POLITICAL CULTURE AND ITS EVOLUTION

Abstract

The article analyzes the changing paradigm of Chile's political culture, which was influenced by the democratization process that began in the 1990s. This event contributed to the decentralization and modernization of the country after a period of military dictatorship. During this period, clearly demonstrated influence of historical experience and memory expressed in the tragic events of the past. The long-term lack of freedom of action and freedom of speech affected the political activity of society. New governments began to more actively take into account the interests of citizens, the demand for individual autonomy in society has increased, and the issue of freedom and equality has become more urgent than ever. The structure of values began to be built up that influenced the resumption of Chilean participation in political life in parallel with the gradual development of democracy in society. The basic principles of the relationship between the individual, society and the state were restored. Three factors influenced the evolution of social thought: citizens' perceptions of political leaders and elites, attitudes to the political course, and an assessment of reforms. Moods inside society varied depending on the tenure of various political forces and differed significantly during periods of military dictatorship, democratic transit, the government of center-left coalitions in the socialists and Christian democrats, and finally, with the center-right Pinera's government (2010-2014, 2018-now), the victory of which is largely associated with the desire of Chileans to significantly modernize their socio-economic realities. In ad-

ние важными факторами, отразившимися на формировании политической культуры в рамках демократического транзита, стали соблюдение сроков президентских полномочий, отказ от использования рычагов давления, сближения власти с народом. В результате свобода слова и свобода выбора стали иметь практическое значение, коренным образом модернизировав страну. Это принесло свои результаты: за небольшой промежуток времени чилийское общество стало открытым и быстро развивающимся, что значительно отличает его чилийцев периода военного режима. Изменение политической культуры отразилось и на внешнеполитическом курсе Чили. Были достигнуты значительные результаты в региональных рамках и на международной арене. Двусторонние договоренности, соглашения о свободной торговле, активизация интеграционных процессов придали мощный импульс экономическому развитию страны, позволили позиционировать Чили в качестве одного из латиноамериканских лидеров свободного и демократического государства.

Ключевые слова:

Чили, политическая культура, Пиночет, Лагос, Бачелет, Пиньера, демократизация, Латинская Америка.

dition, the important factors affecting the formation of a political culture in the framework of democratic transit were the observance of the terms of presidential powers, the refusal to use leverage, the rapprochement of power with the people. As a result, freedom of speech and freedom of choice began to have a practical meaning, fundamentally modernizing the country. This brought results: Chilean society became open and rapidly developing in a short period of time, which significantly distinguishes it from the Chileans during the military regime period. The change in political culture was also reflected in Chile's foreign policy. Significant results were achieved in the regional framework and in the international arena. Bilateral agreements, free trade agreements, activation of integration processes gave a powerful impetus to the economic development of the country, allowed Chile to be positioned as one of the Latin American leaders of a free and democratic state.

Key words:

Chile, political culture, Pinochet, Lagos, Bachelet, Pinera, democratization, Latin America.

Политическая культура - это посредник между политическим миром и общественной средой, которая обеспечивает связь между сферой социальных отношений, культурными нормами и политическими процессами. Она представляет собой совокупность принципов, влияющих на политическое поведение и помогающих системно структурировать общепринятые ценности, установки, убеждения и ориентации, которые формируют основы взаимоотношений индивида, общества и государства [1, с. 96-116]. Стабильность политической культуры основывается на таких факторах, как легитимность существующей системы и политического режима.

Политические процессы, происходящие внутри страны, напрямую взаимосвязаны с поведением широких слоев населения и их настроениями.

В большинстве неевропейских стран зачастую западные политические модели либо не приживаются, либо наполняются иным по содержанию смыслом. Поэтому политическую культуру необходимо рассматривать с

учетом исторических, социальных и культурных особенностей конкретного общества. Основными элементами анализа должны стать традиции в сфере государственной власти, их воплощение в современном контексте и их перспективы.

В данной статье рассматриваются особенности политической культуры Чили после восстановления демократии. Автор опирается на функциональный подход американских ученых Габриэля Алмонда и Сиднея Вербы, которые дали классическое определение политической культуры, характеризующейся как совокупность психологических ориентаций, влияющих на политические позиции и модели поведения людей и состоящих из следующих компонентов [11, р. 379]:

когнитивные, включающие в себя знания, полученные индивидом о политиках, политических институтах и партиях;

аффективные, основывающиеся на чувствах, которые обуславливают реакцию индивида;

оценочные, состоящие из ценностей, верований, идеалов, идеологии. Важно отметить, что по мнению профессора антропологии Университета Северной Каролины Артуро Эскобара, представленный выше подход в той или иной мере характерен для большинства стран в период демократизации [27, р. 299].

Политическая культура формируются на протяжении длительного времени на основе познания и анализа объективных политических процессов. При этом необходимо учитывать генезис и динамику внутренних процессов, а также плюрализм мнений в рассматриваемый период времени. С учетом этих факторов чилийская политическая культура обладает целым рядом особенностей, позволяющих считать ее уникальной.

Во время военно-диктаторского режима (1973-1990) и в период последующей демократизации в Чили имели место радикальные структурные преобразования в политической, социальной и культурной сферах, которые оказали несомненное влияние на имидж государства и оставили большой след в историческом и социальном контексте, а также отразились на политическом поведении индивидов, партий и партийных коалиций, находившихся у власти в последние тридцать лет. Здесь можно провести параллель с высказыванием российского историка А. Ю. Даниэля, утверждавшего, что «в сегодняшнем мире позиционирование народа и его культуры определяется не тем, откуда он заимствует идеи и принципы, а тем, куда

вносит собственные достижения, частью чего эти достижения являются» [2, с 1-11].

На эволюцию общественной мысли повлияли три фактора: представления граждан о политических лидерах и элитах, отношение к политическому курсу и оценка проводимых реформ. Настроения внутри общества менялись в зависимости от пребывания у власти тех или иных политических сил и существенно различались в периоды военной диктатуры, демократического транзита, правления левоцентристских коалиций в составе социалистов и христианских демократов и, наконец, при правоцентристском правительстве Себастьяна Пиньеры (2010-2014 и с 2018 года), победа которого во многом связана с желанием чилийцев существенно модернизировать социально-экономические реалии.

По мнению политолога Патрисио Диаса, важной вехой в формировании новой политической культуры Чили стало вовлечение граждан в процесс демократизации в начале 1990-ых гг. , что способствовало децентрализации и модернизации государства. Появившиеся социальные движения и недовольство населения результатами некоторых предпринятых реформ побудили правительства, находящиеся у власти, более активно учитывать интересы граждан, в обществе повысился спрос на индивидуальную автономию, а вопрос о свободе и равенстве стал как никогда актуальным [24].

Эти обстоятельства способствовали политической социализации как социальных групп, так и отдельных личностей, сформировалась иная нормативно-ценностная система, характерная для большинства населения и существовавшая в виде повсеместно распространенных и общепринятых фундаментальных поведенческих и политических ценностей и идеалов. Трагические события, связанные с пребыванием у власти военного правительства, и последовавший за этим этап демократизации были наделены особыми смыслами и установками.

Итоги правления военно-диктаторского режима

Как справедливо отмечает Фабио Лопес де ла Роче, директор Института политических исследований и международных отношений Национального университета Колумбии, интерес к политической культуре в регионе напрямую связан с периодом военных диктатур и с признанием трансцендентности культурных факторов, связанных с субъективностью политических акторов [22, р. 93-123]. Собственно Чили прошло несколько стадий

модернизации, которые оказали влияние на становление и современное состояние политической культуры. Первый, реформистский этап, осуществлялся под руководством христианско-демократического правительства Эдуардо Фрея (1964-1970). Далее последовал период социалиста Сальвадора Альенде (1970-1973), возглавляющего правительство Народного единства. До государственного переворота 1973 г. Чили считалось своего эталоном демократии. В этом государстве, в отличие от других стран региона, не было продолжительных гражданских войн и затяжных периодов политической нестабильности [5, с. 79-94]. Тем не менее в стране все таки назрел острый социально-экономический кризис, способствовавший захвату власти военными, заявившими о необходимости стабилизации внутреннего положения и восстановлении экономического роста.

Период военно-диктаторского режима вызвал и продолжает вызывать диаметрально противоположные оценки. В основу чилийской модели развития были положены идеи нобелевского лауреата по экономике Милтона Фридмана: военная хунта отказалась от государственного протекционизма и взяла курс на открытую экономику, приватизацию и сокращение бюджетных расходов [37, р. 28-39]. Первый этап модернизации пришелся на период с 1974 по 1982 гг., его отличительными чертами явились антиинфляционная политика, реформирование финансовой системы и активизация внешней торговли. В результате принятых мер среднегодовой темп прироста ВВП составил 5,6% по сравнению с 2,2% в регионе в целом [28, р. 291]. В тоже время имели место и негативные последствия: произошло сокращение рабочих мест, снизилась заработная плата, частыми явлениями стали банкротства предприятий. В 1982-1983 гг. Чили вступило в полосу кризиса: ВВП сократился на 16%, уровень безработицы достигал 30%, около 50% населения оказалось за чертой бедности [10, р. 79-100], что вызвало массовые протесты рабочих и усилило поляризацию общества.

Нельзя не учитывать, что политическая стабильность в государстве была достигнута ценой массовых репрессий и нарушения демократических норм и прав человека, осуждаемые всем международным сообществом. Очевидно, что устойчивость режима может сохраняться только при наличии поддержки населения. Как отмечал американский социолог Толкотт Парсонс, для обеспечения поддержки и устранения напряженности необходимо наличие устойчивой связи, исходящей от общества в сторону власти и в обратном порядке [38, р. 97]. В свою очередь, немецкий политолог Карл Дойч,

показавший взаимозависимость между адекватностью и достоверностью информации, отметил, что некачественная и неполная интерпретация сигналов, получаемых от общества, разрушает все возможные механизмы обратной связи [25, р. 316]. По мнению американского исследователя Сеймура Липсета, еще одним фактором, оказывающим влияние на устойчивость системы, является легитимность правящего режима, которая в значительной мере зависит от эффективности управления, поскольку только эффективные и легитимные режимы можно назвать стабильными [34, р. 163-174].

Таким образом, стабильность - это легитимное состояние политической системы, при котором ее непосредственные участники в рамках имеющейся устойчивой структуры способны инициировать и эффективно реализовывать необходимые изменения [8, с. 680-704; 18, p. 45-83]. В условиях Чили большинство принципов, на которые опирался А. Пиночет, противоречило указанному выше определению, а осуществленные военной хунтой реформы вызвали противоречивые оценки и негативно повлияли на настроения общества.

Эффективному взаимодействию общества и политической элиты препятствовала и проблема насилия. Чилийский политолог Томас Мулиан характеризует режим А. Пиночета как «революционно-террористическую диктатуру», базирующуюся на нескольких элементах. Во-первых, происходило отрицание принципов справедливости и имело место предосудительное отношение к закону. Во-вторых, отсутствовала дифференциация государственной власти, а приоритет был закреплен за вооруженными силами. В-третьих, поддержание порядка в стране осуществлялось за счет применения методов угнетения, подавляющих активность большей части недовольного населения [36, р. 386].

Хотя режим А. Пиночета можно охарактеризовать понятиями мощь, сила и авторитет, его инструментом было насилие, которое впоследствии переросло в террор и в конечном счете привело к дестабилизации. Как отмечает известный теоретик тоталитаризма Ханна Арендт: «Суть всякого правления составляет власть, а отнюдь не насилие. Насилие по самой своей природе есть не более чем орудие; как всякое средство оно неизменно нуждается в наличии некой направляющей цели, служащей к тому же его оправданием. А то, что само по себе нуждается в оправдании или обосновании, не может являться сущностью чего бы то ни было». При этом она развивает следующую мысль, вытекающую из предшествующего суждения: «Там, где

насилие перестает получать поддержку со стороны власти и не сдерживается властью, происходит хорошо известная смена мест в отношении цели и средств. Средства разрушения теперь начинают определять цель, вследствие чего целью оказывается разрушение всяческой власти... Террор - это... форма правления, устанавливаемая тогда, когда насилие, разрушив всяческую власть, сохраняет за собой полный контроль» [13, р. 35].

Власть - это способность к коллективным действиям. Власть принадлежит определенной группе и существует до тех пор, пока существует эта группа. Она не может принадлежать отдельному человеку, к нему могут относиться только такие понятия как сила или могущество. В результате чилийское общество все чаще отрицало существовавшие реалии. На когнитивном, аффективном и оценочном уровнях чилийцы стали стремиться изменить укоренившийся порядок, с течением времени внутри страны усилилась политическая поляризация, а разнонаправленные по своим интересам общественные группы вступили в открытое противостояние [35, р. 38]. Попытки добиться политической стабилизации привели к социальным издержкам, которые подрывали доверие гражданского населения к правительству.

Эти факторы в полной мере проявились во время референдума 1988 г. о продлении президентских полномочий А. Пиночета сроком на 8 лет: несмотря на контролируемые диктатурой СМИ и активное использование административного ресурса 55% избирателей проголосовали против действовавшего авторитарного режима [4, с. 235]. Оппозиционные партии объединились и выступили единым фронтом, требуя проведения честных и свободных выборов. Свою поддержку им оказало и гражданское население, которое устало от репрессий со стороны властей.

Нельзя не учитывать, что при формировании авторитарного режима А. Пиночет игнорировал классические субъекты политики, прежде всего, политические партии и общественные объединения. Тем не менее протест-ные настроения способствовали объединению граждан, противостоявших неугодному режиму. Как отмечает политолог Норберт Лехнер, задача политики заключается в умении прислушиваться к мнению граждан, анализировать общественные недовольства и попытках извлечь из этого опыт, который впоследствии можно включить в политический дискурс. Информация, полученная при взаимодействии с общественными слоями, должна интерпретироваться и обрабатываться. [21, р. 293]. В условиях Чили А. Пиночет при реализации своих принципов и норм управления государством

не привлекал граждан для решения каких-либо политических проблем, в результате государство перестало быть единой и целой системой равноценно взаимосвязанных между собой элементов.

Начало демократического транзита

Формальный процесс избавления от наследия прошлого стартовал в Чили в 1990 г. Правительствами Патрисио Эйлвина (1990-1994) и Эдуардо Фрея-младшего (1994-2000) была проделана сложная работа по демократизации государства и общества, требовавшая предельной осторожности [31, p. 19]. Впоследствии чилийцы смогли преодолеть все имевшиеся риски: особую роль военных и влияние А. Пиночета как знаковой политической фигуры прошлого, проблему бедности, а главное, избежали новой конфронтации и гражданского конфликта на почве расхождений в оценке диктаторского режима.

На данном этапе четко прослеживается влияние исторического опыта и памяти, выраженных в трагических событиях прошлого, на политической активности общества сказалось длительное отсутствие свободы действий и свободы слова [19]. Принципы иной политической культуры стали выстраиваться на основе произошедших структурных преобразований, связанных с кризисом политических партий и падением влияния существовавших идеологических концепций. Дополнительным фактором, повлиявшим на настроения населения, стала культурная и коммуникативная глобализация. Средства массовой информации оказали особое воздействие на взгляды молодежи, которая стала глубже задумываться о взаимосвязи политической и общественной сфер жизни, но пока не прибегала к конкретным действиям.

В новых исторических условиях приоритеты государства были направлены на реформирование и модернизацию экономики, в то время как гораздо меньшее внимание уделялось политическим факторам, что привело к определенной деполитизации населения. Политические лидеры, находившиеся у власти в период нестабильности, это понимали и действовали предельно осторожно. Для укрепления новой государственной идеологии была использована «политика памяти» (англ. Politics of Memory): демократическое правительство стало медленно, но уверенно доносить до населения мысль, что построение свободной республики является реальной и достижимой целью. Американские ученые Брайан Лавман и Элизабет Лира

отметили, что подобная тактика оказалась эффективной по следующим причинам:

Во-первых, разные возрастные группы способны интерпретировать одно и то же событие в различных плоскостях, и если часть населения готова будет еще раз поддержать А. Пиночета, то молодое поколение может иметь совершенно противоположную точку зрения, извлекая выводы из жестоких событий тех времен;

Во-вторых, современная политическая идеология имеет больше влияния в различных социальных институтах, чем та, которая осталась в прошлом;

В-третьих, после репрессий и террора, произошедших во время нахождения у власти военного правительства, большая часть населения получила психологическую травму, в результате чего было сформировано движение, направленное на формирование национального единства и внутренней стабильности государства [20, р. 271].

Для возвращения доверия общества и его активного участия в политической жизни было акцентировано внимание на вопросе прав человека. В качестве примера наиболее важных инициатив, реализованных при решении поставленной задачи, можно отметить подготовку отчета ЯеШд (1991), в котором раскрывались подробности массовых репрессий во время диктатуры. Правительство ставило задачу воссоздать полную картину нарушений прав человека, идентифицировать имена погибших и судьбу жертв; назначить репарации их семьям и не допустить подобных нарушений в будущем [39].

Морально-нравственная атмосфера в 1990-ых гг. была достаточно напряженной. В парламенте и за его пределами зачастую наблюдались столкновения сторонников и противников А. Пиночета [41, р. 63-78; 39]. Первая попытка привлечь генерала к ответственности за совершенные преступления была предпринята в 1998 г. в Лондоне, когда диктатор был задержан после приезда на лечение. Орден на арест был выдан Национальным судом Испании, однако чилийское правительство опротестовало данное решение, ссылаясь на дипломатический иммунитет А. Пиночета как пожизненного сенатора. Причиной к данным действиям послужило то, что настроения в общественных слоях были нестабильны, граждане все еще придерживались диаметрально противоположных взглядов по отношению к личности генерала и его деятельности. В 2000 г. после возвращения А. Пи-

ночета в Чили началась череда судебных обвинений и расследований, однако в 2001 г. суд признал бывшего диктатора страдающим старческим слабоумием, что освободило его от уголовной ответственности.

Таким образом, первое десятилетие демократического режима можно считать переходным. Большинство действий, направленных на развитие и модернизацию страны, совершалось с оглядкой на прошлое. Общество только начинало понимать, что собой представляет демократия. Для оценки действий новых властей в первую очередь учитывались гарантии личной безопасности и рост благосостояния граждан.

Новый век - новые возможности

Параллельно с поэтапным становлением демократии у чилийских граждан стала выстраиваться определенная структура ценностей, которая оказала влияние на возобновление их участия в политической жизни, были восстановлены основные принципы взаимоотношения личности, общества и государства. Понятие политической культуры стало сильно переплетаться с убеждениями и представлениями о свободе и равенстве, а также формами участия и действиями субъектов политики. При этом наряду с принципами политической демократии все большее внимание стало уделяться социальной справедливости.

Важным фактором, отразившимся на формировании политической культуры в рамках демократического транзита, стали соблюдение сроков президентских полномочий, отказ от использования рычагов давления, сближение власти с народом [15, р. 260]. Решающую роль стали играть стабильные партийные альянсы, в частности, Коалиция партий за демократию в составе христианских демократов и социалистов, стала преобладающей в конгрессе [3, с. 191-218]. До ухода с поста президента А. Пиночета партийные коалиции носили временный характер и были менее прочными, а на новом этапе развития они стали завоевывать большее доверие граждан и уверенней отстаивать необходимость модернизации государства, отбросив опасения о возможном возвращении диктатуры [40, р. 375].

Как справедливо отмечал латиноамериканский политолог Карлос Мендес, поддержка демократии и интереса к политики в чилийском обществе во многом переплетается со стремлениями к равенству. По его мнению, понятие политической культуры тесно связано с различными проблемами, существующими в регионе [23, р.295-324]. Не случайно смена поли-

тического режима в стране вызвала повышение внимания к вопросам экономического и социального равноправия, что не могло не отразиться на программах политических партий во время избирательных процессов. Произошла переоценка роли политики, которая стала рассматриваться как инструмент удовлетворения требований всех ее субъектов.

В новом столетии правительства социалистов ставили перед собой задачу сформировать основы социально-демократических принципов, поддержать становление нового общественного строя и сбалансировать внутреннюю и внешнюю политику [17, р. 134]. Рикардо Лагос (2000-2006) выстраивал доверительные отношения между обществом и властью путем искоренения наследия прошлого: выплата компенсаций жертвам политических репрессий, ликвидация института пожизненных сенаторов, внесение поправок в конституцию [29, р. 25-51; 30, р. 11-64; 16, р. 420]. Мишель Бачелет (2006-2010 и 2014-2018) удалось снизить уровень бедности, повысить социальную мобильность и улучшить условия жизни граждан [9, с. 45-55]. В период своего последнего мандата она реформировала избирательную систему, успешно противодействовала коррупции, открыто заговорила о правах ЛГБТ сообществ и продвинула закон о частичной декриминализации абортов. Все эти изменения показали, что чилийцы стали подстраиваться под реалии современного мира, не оглядываясь на прошлое.

В период президентских выборов 2017 г. в обществе сформировался запрос на более глубокую модернизацию и смену персоналий в политике, что привело, как отмечает российский исследователь З.В. Ивановский, к ожидаемой корректировке модели развития [6, с. 575-580]. На политической арене возникли новые альянсы, ярким примером стала коалиция Широкий фронт (исп. Frente Amplio), сформировавшаяся в 2017 г. В ее состав вошли мелкие левые партии и некоторые движения, которые не нашли точек соприкосновения в развитии своих идей и принципов с правящим и близким по идеологическим воззрениям альянсом Новое большинство (исп. Nueva Mayoría). Новообразовавшаяся коалиция имела большой успех на президентских (их кандидат Беатрис Санчес в первом туре набрала 20,3% голосов) и парламентских выборах (было избрано 6 сенаторов и занято 20 мест в Палате депутатов).

В итоге 17 декабря в результате второго тура выборов Себастьян Пиньера (2010-2014 2018- наст. вр.) вернул себе президентское кресло, победив официального кандидата Алехандро Гильера [26]. Избранный гла-

ва государства намерен исполнять свои обязанности, ориентируясь на перемены и прогресс. Поскольку большая часть населения настроена на диалог, это позволит совместными усилиями превратить Чили в развитую страну, в которой нет места бедности и есть возможности для всех [14].

Участие граждан в политической жизни в Чили представлено вокруг трех основных альтернатив - это сопоставление своего мнения и интересов с конкретной идеологией, партией или коалицией сторон [42]. Помимо данных классических компонентов, население при необходимости готово мобилизоваться и участвовать в протестах, отстаивая свои социальные права. Ярким примером могут служить выступления студентов, требующих реформы образования, которые одновременно свидетельствуют о повышении интереса молодежи к государственной политике.

В тоже самое время современная модель чилийской демократии сталкивается и с некоторыми проблемами. Значительная часть молодежи аполитична, не доверяет существующим институтам и отказывается от участия в избирательных процессах. Некоторые исследователи связывают данное явление с неоправданными ожиданиями улучшения условий жизни и кризисом политико-экономической модели, унаследованной от диктатуры [32, p. 296-298]. Прежде всего следует отметить, что недовольство сложившимся положением дел основано на большом разрыве в восприятии политического мира и новым поколением чилийцев. Молодые люди не чувствуют себя защищенными на законодательном уровне, так как в стране отсутствует четкая государственная политика, защищающая их интересы. Кроме того, молодежь не видит возможности повлиять на решения, принимаемые властями. В результате возникает чувство отчужденности, которое порождает либо апатию, либо желание решить существующую проблему путем беспорядков.

Со своей стороны, правительство прилагает немалые усилия, чтобы привлечь население к активному участию в принятии решений, которые непосредственно оказывают влияние на их жизнь. В частности, в 2011 г. был принят Закон об ассоциациях и участии граждан в государственном управлении [33]. Его реализация осуществляется с помощью четырех основных механизмов: доступа к соответствующей информации, проведения консультаций по различным вопросам, предоставления публичных отчетов о предпринятых действия и их результативности и создания общественных советов.

На современном этапе как властные структуры, так и гражданское общество стремятся установить доверие и добиться сотрудничества. Если общество испытывает доверие к политической элите, не воспринимает ее как врага и внешнюю силу, а позиционирует как часть того же самого политического сообщества, оно будет стремиться передать ей власть [12, р. 576]. В подобной ситуации социальное доверие может рассматриваться как ресурс развития, достижения общественного согласия и политической консолидации [8, с. 11-21]. В чилийском обществе явно прослеживается стремление поддержать демократические принципы руководства, одновременно отмечая и некоторые недостатки. Политическая модель данного государства основана на умеренной и достаточно однородной партийной системе, технократическом стиле формирования государственной политики при определенной деполитизации, что в какой-то мере ограничивает возможности политической социализации.

После обретения независимости от Испании во всех странах Латинской Америки произошли большие политические изменения. Исторически большинство правящих режимов в регионе ориентировалось на установление абсолютной власти, зачастую не задумывалось о ее легитимности. На рубеже XX и XXI вв. начала выстраиваться новая модель государства, ориентированная на повышение благосостояния граждан, для реализации которой необходимо совместное участием личности, общества и государства. Решение этой задачи опирается на богатое культурное наследие и исторические ценности и идеалы, равным образом как и на тенденции современного глобализирующегося мира.

Как и в большинстве стран Латинской Америки, политическая культура в Чили эволюционировала от подданнической (культуры подчинения) до активистской (культуры участия). Первая была типичной для периода военной хунты и характеризовалась на начальном этапе пассивностью граждан и их отстраненностью от политики. В настоящее время чилийцы стремятся активно участвовать в политической деятельности, используя все возможные инструменты, чтобы направить действия властей в желательном для себя направлении. Стоит отметить, что приведенные типы политической культуры существуют не в смешанном виде. Заинтересованность чилийских граждан в вопросах управления страной безусловно повысилась, но в тоже время между населением и властями нет достаточного

уровня доверия, что заставляет оценивать действия правительства исключительно по достигнутым результатам.

Большое значение для формирования нового типа политической культуры имеет также период демократического транзита, во время которого власти любой ценой пытались привлечь население к политическому участию в жизни страны. Это принесло свои результаты: за небольшой промежуток времени чилийское общество стало открытым, свободным и быстро развивающимся, что значительно отличает его от чилийцев периода военного режима. Лидеры государства стали акцентировать свое внимание на культурных ценностях и исторической памяти о политическом прошлом.

Изменения можно отметить и в политическом поведении граждан, которые более активно участвуют в деятельности политических организаций, проявляют больший интерес к участию в выборах и референдумах, все чаще участвуют в социальных протестах.

Изменение политической культуры отразилось и на внешнеполитическом курсе Чили. Были достигнуты значительные результаты в региональных рамках и на международной арене. Двусторонние договоренности, соглашения о свободной торговле, активизация интеграционных процессов придали мощный импульс экономическому развитию страны, позволили позиционировать Чили в качестве одного из латиноамериканских лидеров, свободного, демократического и эффективного государства. Свобода слова и свобода выбора стали иметь практическое значение, коренным образом модернизировав общество.

Литература

1. Гаджиев К.С. Опыт введения в политологию // Полис. 1992. №1.

2. Даниэль А.Ю. Возможно ли принуждение к демократии // Публичная политика. Сб. ст. 2007.

3. Дьякова Л.В. Деятельность правительств Консертасьон в Чили в постпиночетовский период (1990-2010) // Латиноамериканский исторический альманах. 2014. Т. 14. №14.

4. Дьякова Л.В. Чилийская демократия: преемственность и перемены. М.: Институт Латинской Америки РАН. 2013.

5. Дьякова Л.В. Чилийская модель развития. Демократия и авторитаризм // Свободная мыслью. 2014. №3.

6. Ивановский З.В. Чили: новая политическая панорама и корректировка модели развития // Конкурентоспособность в глобальном мире: экономика, наука, технологии. 2018. №1. Ч. 5.

7. Лукин В. Н., Мусиенко Т. В. Социальный капитал и доверие как факторы общественной и политической консолидации // Credo new. 2014. №3.

8. Пожидаева Э.О., Телин К.О. Политическая культура как фактор стабильности политической системы // American Sociological Review. 2015. Т. 80. №4.

9. Хейфец В.Л., Хейфец Л.С. Латинская Америка: правый шторм для «левого поворота» // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Международные отношения. 2015. №4.

10. Agosin M. R. Trade and Growth in Chile. CEPAL Review, 19.

11. Almond G.A., Verba S. The Civic Culture: Political Attitudes and Democracy in Five Nations. SAGE, 1989.

12. Almond G. A., Verba S. The Civic Culture: Political Attitudes and Democracy in Five Nations. Princeton University Press, 2015.

13. Arendt H. On Violence. Houghton Mifflin Harcourt, 1970.

14. Así te hemos contado las elecciones en Chile 2017. El País. URL: https://elpais.com/internacional/2017/12/17/actualidad/1513508089_953709.ht ml (дата обращения 29.08.2018).

15. Bergman M. Tax Evasion and the Rule of Law in Latin America: The political Culture of Cheating and Compliance in Argentina and Chile. Penn State Press, 2010.

16. Bértola L., Williamson J. Has Latin American Inequality Changed Direction? Looking Over the Long Run. Springer, 2017.

17. Bonilla M., Ortiz S. El papel político, económico, social y cultural de la comunidad Iberoamericana en un nuevo contexto mundial: aportes de un debate en curso. San José, C.R. : FLACSO, 2013.

18. Chapleau L. La cultura chilena bajo Augusto Pinochet. Chrestomathy: Annual Review of Undergraduate Research at the College of Charleston. 2003. Vol. 2.

19. Chile after Pinochet The Economist. URL: http://www.economist.com/node/8418189 (дата обращения 29.07.2018).

20. Collins C., Hite K., Joignant A. The politics of memory in Chile: From Pinochet to Bachelet. Lynne Rienner Publishers, Incorporated, 2013.

21. Corradi J.E. et al. Fear at the Edge: State Terror and Resistance in Latin America. Univ of California Press, 1992.

22. De la Roche F.L. Aproximaciones al concepto de cultura política. Convergencia Revista de Ciencias Sociales. 2000. Nbr. 22.

23. Díaz González Méndez C. Cultura democrática y percepciones de la desigualdad: México y Chile en perspectiva comparada. Revista mexicana de ciencias políticas y sociales. 2016. Vol. 61. Nbr. 227.

24. Díaz P. Una nueva cultura política en Chile. América Economía. URL: https://www.americaeconomia.com/analisis-opinion/una-nueva-cultura-politica-en-chile (дата обращения 29.07.2018).

25. Deutsch K.W. The Nerves of Government: Models of Political Communication and Control. Free Press of Glencoe, 1966.

26. Elección Presidencial Segunda Votación. Servicio Electoral de Chile. URL: http://www.servelelecciones.cl/ (дата обращения 29.07.2018).

27. Escobar A. 24 Culture, Economics, and Politics in Latin American Social Movements: theory and research .The Global Resistance Reader, 2005.

28. French-Davis R. Economic Reforms in Chile: from Dictatorship to Democracy. The University of Michigan Press, 2002.

29. García-Godos J. Victims and Victimhood in Reparation Programs: Lessons from Latin America. The Politics of Victimhood in Post-conflict Societies, Palgrave Macmillan, Cham, 2018.

30. Gómez Isa F. El derecho de las víctimas a la reparación graves y sistemáticas de los derechos humanos. El Otro Derecho, Bogotá: ILSA, 2007. Nbr. 37.

31. Hira A., Sanghera A. Chilean Democracy: At a Historical Crossroads. Centre for Global Political Economy Working Papers, 2004.

32. Lara C.P. Juan Ignacio Venegas,¿ Por qué los jóvenes chilenos rechazan la política? Desafección política juvenil en el Chile postransición, Ril Editores, Santiago, 2016, 316 páginas. Revista Izquierdas, 2017, Nbr. 36.

33. Ley № 20.500 sobre asociaciones y perticipación ciudadana en la gestion publica. URL: http://participacionciudadana.subdere.gov.cl/ley-20-500 (дата обращения 29.07.2018).

34. Lipset S.M. Some Social Requisites of Democracy: Economic Development and Political Legitimacy. The American Political Science Review. 1959. Vol. 53. Nbr. 1.

35. Monsalve Egaña J. S. La profesionalización militar y la democracia chilena de inicios del siglo XXI. Una aproximación a la cultura política de los militares. Informe final del concurso: El papel de las fuerzas armadas en América Latina y el Caribe. Programa Regional de Becas, CLACSO, 2004.

36. Moulian T. Chile actual: anatomía de un mito. ARCIS Universidad,

1997.

37. Ortega A. International Effects on the Democratic Onset in Chile. Stanford Journal of International Relations. 2010. Vol. 11. Nbr. 2.

38. Parsons T. A Functional Theory of Change. Social Change: Source, Pattern and Consequence. Ed. A. Etzioni. New York: Basic Books, 1964.

39. Report of the Chilean Nattional Commission on Truth and Reconciliation. URL: https://www.usip.org/sites/default/files/resources/collections/ truth_commissions/Chile90-Report/Chile90-Report.pdf (дата обращения 29.07.2018).

40. Sehnbruch K., Siavelis P. Democratic Chile: The Politics and Policies of a Historic Coalition, 1990-2010. Boulder, CO : Lynne Rienner Publishers, 2014.

41. Silva P. Doing Politics in a Depoliticised Society: Social Change and Political Deactivation in Chile. Bulletin of Latin American Research. 2004. Vol. 23. Nbr. 1.

42. Torres J. Identificación política en Chile: Síntoma de una paradoja. Workingpapers ICSO UDP N°, 2009. Vol. 3.

References

1. Gadzhiev K.S. Opyt vvedeniya v politologiyu // Polis. 1992. №1.

2. Daniehl' A. YU. Vozmozhno li prinuzhdenie k demokratii // Publichnaya politika. Sb. st. 2007.

3. D'yakova L.V. Deyatel'nost' pravitel'stv Konsertas'on v CHili v postpinochetovskij period (1990-2010) // Latinoamerikanskij istoricheskij al'manah. 2014. T. 14. №14.

4. D'yakova L.V. CHilijskaya demokratiya: preemstvennost' i peremeny. M.: Institut Latinskoj Ameriki RAN. 2013.

5. D'yakova L.V. CHilijskaya model' razvitiya. Demokratiya i avtoritarizm // Svobodnaya mysl'yu. 2014. №3.

6. Ivanovskij Z.V. CHili: novaya politicheskaya panorama i korrektirovka modeli razvitiya // Konkurentosposobnost' v global'nom mire: ehkonomika, nauka, tekhnologii. 2018. №1. CH. 5.

7. Lukin V. N., Musienko T. V. Social'nyj kapital i doverie kak faktory obshchestvennoj i politicheskoj konsolidacii // Credo new. 2014. №3.

8. Pozhidaeva EH.O., Telin K.O. Politicheskaya kul'tura kak faktor stabil'nosti politicheskoj sistemy // American Sociological Review. 2015. T. 80. №4.

9. Hejfec V.L., Hejfec L.S. Latinskaya Amerika: pravyj shtorm dlya «levogo povorota» // Vestnik Rossijskogo universiteta druzhby narodov. Seriya: Mezhdunarodnye otnosheniya. 2015. №4.

10. Agosin M. R. Trade and Growth in Chile. CEPAL Review, 19.

11. Almond G.A., Verba S. The Sivic Sulture: Political Attitudes and Democracy in Five Nations. SAGE, 1989.

12. Almond G. A., Verba S. The Civic Culture: Political Attitudes and Democracy in Five Nations. Princeton University Press, 2015.

13. Arendt H. On Violence. Houghton Mifflin Harcourt, 1970.

14. Así te hemos contado las elecciones en Chile 2017. El País. URL: https://elpais.com/internacional/2017/12/17/actualidad/1513508089_953709.ht ml (data obrashcheniya 29.08.2018).

15. Bergman M. Tax Evasion and the Rule of Law in Latin America: The political Culture of Cheating and Compliance in Argentina and Chile. Penn State Press, 2010.

16. Bértola L., Williamson J. Has Latin American Inequality Changed Direction? Looking Over the Long Run. Springer, 2017.

17. Bonilla M., Ortiz S. El papel político, económico, social y cultural de la comunidad Iberoamericana en un nuevo contexto mundial: aportes de un debate en curso. San José, C.R. : FLACSO, 2013.

18. Chapleau L. La cultura chilena bajo Augusto Pinochet. Chrestomathy: Annual Review of Undergraduate Research at the College of Charleston. 2003. Vol. 2.

19. Chile after Pinochet The Economist. URL: http://www.economist.com/node/8418189 (data obrashcheniya 29.07.2018).

20. Collins C., Hite K., Joignant A. The politics of memory in Chile: From Pinochet to Bachelet. Lynne Rienner Publishers, Incorporated, 2013.

21. Corradi J.E. et al. Fear at the Edge: State Terror and Resistance in Latin America. Univ of California Press, 1992.

22. De la Roche F.L. Aproximaciones al concepto de cultura política. Convergencia Revista de Ciencias Sociales. 2000. Nbr. 22.

23. Díaz González Méndez C. Cultura democrática y percepciones de la desigualdad: México y Chile en perspectiva comparada. Revista mexicana de ciencias políticas y sociales. 2016. Vol. 61. Nbr. 227.

24. Díaz P. Una nueva cultura política en Chile. América Economía. URL: https://www.americaeconomia.com/analisis-opinion/una-nueva-cultura-politica-en-chile (data obrashcheniya 29.07.2018).

25. Deutsch K.W. The Nerves of Government: Models of Political Communication and Control. Free Press of Glencoe, 1966.

26. Elección Presidencial Segunda Votación. Servicio Electoral de Chile. URL: http://www.servelelecciones.cl/ (data obrashcheniya 29.07.2018).

27. Escobar A. 24 Culture, Economics, and Politics in Latin American Social Movements: theory and research .The Global Resistance Reader, 2005.

28. French-Davis R. Economic Reforms in Chile: from Dictatorship to Democracy. The University of Michigan Press, 2002.

29. García-Godos J. Victims and Victimhood in Reparation Programs: Lessons from Latin America. The Politics of Victimhood in Post-conflict Societies, Palgrave Macmillan, Cham, 2018.

30. Gómez Isa F. El derecho de las víctimas a la reparación graves y sistemáticas de los derechos humanos. El Otro Derecho, Bogotá: ILSA, 2007. Nbr. 37.

31. Hira A., Sanghera A. Chilean Democracy: At a Historical Crossroads. Centre for Global Political Economy Working Papers, 2004.

32. Lara C.P. Juan Ignacio Venegas,¿ Por qué los jóvenes chilenos rechazan la política? Desafección política juvenil en el Chile postransición, Ril Editores, Santiago, 2016, 316 páginas. Revista Izquierdas, 2017, Nbr. 36.

33. Ley № 20.500 sobre asociaciones y perticipación ciudadana en la gestion publica. URL: http://participacionciudadana. subdere.gov.cl/ley-20-500 (data obrashcheniya 29.07.2018).

34. Lipset S.M. Some Social Requisites of Democracy: Economic Development and Political Legitimacy. The American Political Science Review. 1959. Vol. 53. Nbr. 1.

35. Monsalve Egaña J. S. La profesionalización militar y la democracia chilena de inicios del siglo XXI. Una aproximación a la cultura política de los militares. Informe final del concurso: El papel de las fuerzas armadas en América Latina y el Caribe. Programa Regional de Becas, CLACSO, 2004.

36. Moulian T. Chile actual: anatomía de un mito. ARCIS Universidad,

1997.

37. Ortega A. International Effects on the Democratic Onset in Chile. Stanford Journal of International Relations. 2010. Vol. 11. Nbr. 2.

38. Parsons T. A Functional Theory of Change. Social Change: Source, Pattern and Consequence. Ed. A. Etzioni. New York: Basic Books, 1964.

39. Report of the Chilean Nattional Commission on Truth and Reconciliation. URL: https://www.usip.org/sites/default/files/resources/collections/ truth_commissions/Chile90-Report/Chile90-Report.pdf (data obrashcheniya 29.07.2018).

40. Sehnbruch K., Siavelis P. Democratic Chile: The Politics and Policies of a Historic Coalition, 1990-2010. Boulder, CO : Lynne Rienner Publishers, 2014.

41. Silva P. Doing Politics in a Depoliticised Society: Social Change and Political Deactivation in Chile. Bulletin of Latin American Research. 2004. Vol. 23. Nbr. 1.

42. Torres J. Identificación política en Chile: Síntoma de una paradoja. Workingpapers ICSO UDP N°, 2009. Vol. 3.

Чилийцы не перестают спорить из-за Пиночета

  • Гидеон Лонг
  • Би-би-си, Сантьяго

Подпись к фото,

В музее Пиночета в Сантьяго хранятся его портреты и личные вещи

Приезжающие в Чили иностранцы часто удивляются, узнав, что генерал Аугусто Пиночет все еще имеет здесь сторонников и почитателей.

За пределами Чили генерала почти повсеместно вспоминают как безжалостного диктатора, в годы правления которого погибли более 3 тысяч его политических оппонентов, еще большее число людей были подвергнуты пыткам и тысячи стали изгнанниками.

Но жители страны относятся к нему не столь однозначно.

В нынешнем году Чили отмечает 40-летие военного переворота, в результате которого Пиночет пришел к власти. Однако отношение к его правлению в 1973-1990 годах (и к предшествовавшему ему социалистическому правительству Сальвадора Альенде) продолжает оставаться сложным и по-прежнему является объектом жарких споров.

Для большинства чилийцев генерал продолжает быть диктатором. И хотя его обвиняют в нарушениях прав человека в бытность во власти, в стране все еще есть небольшая группа правых сторонников Пиночета, считающих его героем.

Они утверждают, что, изгнав 11 сентября 1973 года Сальвадора Альенде, военные удержали Чили от сползания в гражданскую войну и спасли страну от превращения в коммунистическое государство – "вторую Кубу".

"Вооруженные силы спасли меня, – заявил на днях в эфире государственного телевидения конгрессмен Иван Морейра. – Они спасли меня от жизни в условиях марксистской диктатуры. Пиночет спас жизнь целого поколения".

Когда в 2006 году генерал Пиночет умер, около 60 тысяч человек прошли мимо его гроба, чтобы засвидетельствовать свое почтение. Некоторые плакали. Другие несли бронзовые бюсты и фотографии генерала.

Иностранцам иногда трудно поверить, но в Сантьяго есть музей Пиночета. Там хранятся его военная форма, письменный стол, медали и обширная коллекция оловянных солдатиков в мундирах разных полков чилийской армии.

Политик правых взглядов, Морейра полагает, что режим Пиночета критикуют незаслуженно.

"Как долго еще мы будем соглашаться с тем, чтобы историю Чили писали левые перья?" – вопрошает он.

Непростое отношение

"Я дитя диктатуры, – говорит Карен, чилийка, с которой я недавно встретился в Сантьяго. - Я росла в семье с разными политическими взглядами. Моя крестная – коммунистка, а мама – сторонница Пиночета. Они лучшие друзья, но никогда не говорят о политике. Никогда".

"Я не верю, что во время диктатуры было так уж плохо, – говорит мне Карен, – В то время нормальные люди спокойно выходили на улицу. Сейчас на окраинах Сантьяго много наркотиков. В те времена такого не было".

"Некоторые молодые люди, не жившие во времена диктатуры, думают, что тогда все было плохо. Люди моего возраста, которые прошли через все это, помнят и хорошее, и плохое".

Исследование, проведенное социологической компанией CERC накануне 40-летия переворота, дает некоторое представление о том, что думают чилийцы о периоде правления Пиночета.

Три четверти опрошенных считают генерала Пиночета диктатором, однако 9% полагают, что он войдет в историю как один из величайших лидеров в истории Чили.

В то время как 55% чилийцев считают, что 17 лет диктатуры были либо плохими, либо очень плохими, 9% назвали эти годы хорошими или очень хорошими. Более трети опрошенных либо не имели своего мнения, либо считали, что в период диктатуры было все: и хорошее, и плохое.

В ходе другого опроса, опубликованного в воскресенье в ведущей газете страны Mercurio, чилийцам был задан вопрос: достаточно ли сделало государство, чтобы выплатить компенсацию жертвам диктатуры за зверства, от которых они пострадали? 30% ответили "да, однако 36% сказали "нет". Остальные затруднились ответить.

Почти половина опрошенных (46%) посчитала, что государство должно найти новые способы компенсировать утрату родственникам пропавших без вести жертв диктатуры, трупы которых часто сбрасывали в море или хоронили в безымянных могилах. Но более четверти (27%) не согласились.

Плачевное состояние

Автор фото, AP

Подпись к фото,

<i>11 сентября 1973 года армия начала обстрел президентского дворца Ла Монеда в Сантьяго. Когда дворец захватили, президент Сальвадор Альенде покончил с собой.</i>

Чилийские историки правых политических взглядов выдвигают два основных аргумента в защиту наследия режима Пиночета.

Во-первых, они говорят, что переворот следует рассматривать в контексте того времени – а к 1973 году Чили была страной, находившейся на грани гражданской войны и экономического краха.

Во-вторых, утверждают они, рыночные реформы, осуществленные военным правительством в 1970-х и 80-х годах, заложили основы экономического процветания страны.

И действительно, к 1973 году, страна была в плачевном состоянии. Альенде уже находился у власти в течение трех лет, а идеологические разногласия в чилийском обществе становились все глубже.

Забастовки водителей грузовиков и шахтеров ослабили экономику. Правые военизированные группировки устраивали диверсии на линиях электропередачи и транспорте. В стране ощущалась нехватка хлеба и муки.

"Еще в декабре 1971 года женщины вышли на улицы. Их акция протеста против невозможности купить самые основные продукты питания стала потом известна как "марш пустых кастрюль", – говорит Адольфо Ибаньес, историк и обозреватель Mercurio.

"В 1972 и 1973 годах ситуация лишь ухудшилась", – добавил он.

Эвелин Маттеи, кандидат от правых на предстоящих президентских выборах, заявила ранее, что к сентябрю 1973 года "огромное большинство" чилийцев желало ухода администрации Альенде.

Причины такого враждебного отношения к правительству и экономического кризиса того времени по-прежнему горячо обсуждаются в чилийском обществе.

Правые говорят, что правительство Альенде было некомпетентным. Левые утверждают, что усилия правительства были подорваны мощным консервативным бизнес-лобби, скрытно финансируемым из США.

На этом фоне и произошел переворот.

Экономический успех

Автор фото, AP

Подпись к фото,

<i>Аугусто Пиночет и Сальвадор Альенде. 23 августа 1973 года генерал Пиночет был назначен главой генштаба. Через три недели он возглавил переворот. </i>

После прихода к власти военное правительство открыло экономику для свободного рынка.

В страну вернулись иностранные горнодобывающие компании, чьи активы были экспроприированы при Альенде. Государственные компании были проданы. Образование и пенсионная система приватизированы.

Правые говорят, что эти реформы помогли Чили стать одной из самых богатых стран в Латинской Америке.

Вопрос в том, насколько процветание Чили зависит от политики режима Пиночета и насколько оно обусловлено политикой пришедших после Пиночета левоцентристских правительств, а также огромными природными богатствами страны.

Это до сих пор является предметом дискуссий.

Права человека

Подпись к фото,

<i>Участница акции протеста против Пиночета несет плакат "Пиночет, пусть умрет твое наследие". </i>

40-летие переворота, которое отмечается на этой неделе, возродило в Чили дискуссию по поводу положительных и отрицательных результатов случившегося, проблем правительства Альенде и наследия военного правления.

В конечном счете, внешний мир, вероятно, будет судить о режиме Пиночета не по экономическим достижениям, а по ситуации с правами человека.

По официальным данным, 40018 человек стали жертвами нарушений прав человека в условиях диктатуры. Из них 3065 были убиты или исчезли.

Это и останется в истории как самое крупное пятно на наследии Пиночета.

В Чили решено не называть Пиночета диктатором

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Власти Чили предлагают по-новому взглянуть на правление Пиночета

В Чили разразился громкий политический скандал: выяснилось, что под влиянием правительства в школьных учебниках меняется оценка правления генерала Аугусто Пиночета.

Теперь детей в начальной школе учат, что с 1973-го по 1990-й год в Чили была не диктатура, а просто "военный режим".

Левоцентристская оппозиция уже обвинила власти в попытке переписать историю. Правительство парирует, что к политике эта замена не имеет никакого отношения.

В поисках здравого смысла

Решение опустить слово "диктатура" применительно к президентству Аугусто Пиночета принял Национальный совет по образованию.

Министр образования республики Харальд Бейер, назначенный на этот пост на прошлой неделе, поддержал решение, однако оговорился, что правительство не вмешивалось в дискуссию в совете.

"Речь идет о том, чтобы использовать то же определение, что используется во всем мире - более широкое понятие "военный режим", - сказал Бейер. При этом, по его словам, лично у него "нет никаких проблем" с признанием того факта, что правление Пиночета было диктаторским.

Коррективы, внесенные в учебные планы школ, вызвали гнев чилийской оппозиции.

Сенатор Исабель Альенде назвала замену "диктатуры" на "военный режим" неприемлемой. Ее отец, президент Сальвадор Альенде, погиб в ходе военного переворота 1973-го года, который возглавил Пиночет.

"Это противоречит здравому смыслу, потому что весь мир знает, что у нас в Чили на протяжении 17-ти лет была безжалостная диктатура, подавлявшая права человека", - заявила она.

"Историю нельзя изменить постановлением или законом, - отметил Эдуардо Фрей Руис-Тагле, президент республики с 1994-го по 2000-й год. - Есть только один вывод, и он ясен: в Чили была диктатура. Точка".

Чили: надежды на светлое будущее после отказа от конституции Пиночета

Участие в историческом голосовании приняли 50,9% избирателей — больше, чем на последних выборах президента в 2017 году.

На новый основной закон возлагаются большие надежды. "Пока конституция нас разделяла. Теперь мы должны вместе работать над тем, чтобы новая конституция создала условия для единства и стабильности", — сказал в обращении к гражданам глава государства Себастьян Пиньера после голосования.

Способ формирования Учредительного собрания, которое будет писать призванную объединить чилийцев конституцию, также был вынесен на голосование. Большинство граждан страны решили, что все 155 членов органа будут выбраны путем голосования. При этом обязательное требование — в Учредительное собрание должно войти почти поровну мужчин и женщин.

© Claudio Santana/Getty Images

Выборы пройдут в апреле следующего года. Референдум о принятии новой конституции запланирован на первое полугодие 2022 года. В основной закон войдут только те статьи, которые поддержат две трети членов Учредительного собрания. Если составителям документа не удастся достичь согласия по какому-то вопросу, он будет регулироваться обычными законами.

Во имя социального равенства

Принятие новой конституции было одним из требований участников массовых манифестаций, охвативших Чили в прошлом году. Протесты начались в Сантьяго 14 октября после того, как стоимость проезда в метро выросла в среднем на 30 песо (0,04 доллара), а затем охватили и другие города страны. В ходе столкновений и беспорядков, которые сопровождали протесты, погибли не менее 20 человек. Из-за актов вандализма и мародерства власти ввели комендантский час и отказались от проведения саммита лидеров стран — участниц Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества в ноябре и Конференции ООН по изменению климата в декабре 2019 года.

Сантьяго, Чили, 2019 год

© REUTERS/Ivan Alvarado

В прошлогодних протестах участвовали не только бедные и маргинальные слои населения — крупнейшая акция протеста в столице Чили, по данным властей, собрала более 1 млн человек, при этом всего в городе живут около 8 млн. Повышение стоимости проезда стало последней каплей для граждан, недовольных социальным неравенством. По данным Организации экономического сотрудничества и развития за 2017 год, 20% самых богатых чилийцев получают в 10,3 раза больше 20% самых бедных, при этом в среднем этот показатель среди стран — членов организации — 5,4.

На эту тему

Для борьбы с неравенством и нужна новая конституция, считают сторонники изменения основного закона. По их мнению, действующий документ не позволяет провести реформы, которые просит общество, среди которых образовательная и пенсионная. Сегодня бесплатно получить высшее образование в Чили, несмотря на проведенную в 2015 году реформу, могут ограниченные категории граждан, при этом стоимость обучения по отношению к размеру средней зарплаты остается высокой и делает его недоступным для многих. Пенсионная система, которая управляется частными фондами, также подвергается острой критике из-за низких выплат. В частных руках находится значительная часть сфер здравоохранения, образования и коммунальных услуг.

Режим Пиночета придерживался неолиберальной модели экономического развития, и принятая им конституция защищала эти принципы и правящую элиту. Сторонники же нового основного закона хотят заложить в него основы для социального государства.

Наследие военного режима

С момента восстановления в Чили демократии в основной закон несколько раз вносились поправки, хотя процедура, закрепленная в самой конституции, делает процесс их одобрения крайне сложным. Наиболее заметные изменения были осуществлены в 1989 году, когда были отменены статьи, ограничивающие политический плюрализм и разрешающие политическое преследование, и в 2005 году, когда, в частности, вооруженные силы лишились возможности назначать часть сенаторов. Но для многих граждан республики главная проблема действующей конституции даже не ее текст, а то, кем она была написана и одобрена.

Годы правления генерала Аугусто Пиночета — темные страницы в истории страны для большинства чилийцев, и сегодня значительная часть общества, особенно молодежь, отвергает все, что напоминает о том времени. Кадры с военными, патрулирующими улицы Сантьяго во время волны протестов и беспорядков в прошлом году, мгновенно ассоциировались с военным режимом и вызывали больше негодования в социальных сетях, чем действия вандалов.

На эту тему

Затянуться ранам, которые оставила диктатура, мешает и то, что чилийское общество так и не увидело торжество правосудия — Пиночет умер в 2006 году до завершения судебных процессов в его отношении из-за убийств и пыток оппозиционеров. Отказ от одобренной им конституции видится многими как восстановление долгожданной справедливости.

Впрочем, корень зла в действующей конституции видят не все. Из 346 коммун, на которые разделена страна, в пяти на референдуме победили противники изменения основного закона. В одном случае речь идет о чилийской зоне в Антарктиде, где голосовали служащие на расположенной там базе военные и ученые, в другом — о небольшой коммуне на границе с Боливией. Остальные три коммуны — это районы Сантьяго, которые входят в пятерку столичных коммун с самыми высокими доходами населения. Именно в этих районах живут чилийцы, находящиеся на другом полюсе социального неравенства.

Противники изменения основного закона считают, что Чили добилась экономического роста при действующей конституции, и не видят необходимости полного отказа от нее. Более того, некоторые аналитики опасаются, что неопределенность относительно будущего курса страны, возникшая после референдума, может уже сейчас привести к снижению иностранных инвестиций, которые так необходимы стране в условиях кризиса, который усугубила пандемия.

Новый этап

Под вопрос ставят и эффективность изменения текущего положения путем написания новой конституции. В конце концов, прописать что-то в основном законе и воплотить это в жизнь — это разные вещи. Даже левоцентристское правительство экс-президента Мишель Бачелет, начавшее реформу образования, признавало, что государство не может позволить сделать бесплатное обучение в вузах доступным для всех.

Найдутся ли у государства деньги на другие социальные реформы, даже если новая конституция обяжет их провести? Не будет ли стоить новый основной закон экономического роста Чили? Такие вопросы задают противники написания конституции с чистого листа.

© Marcelo Hernandez/Getty Images

И хотя ответов на эти вопросы, как и на другие, касающиеся будущей конституции, нет, пока в чилийском обществе царит эйфория. Тысячи жителей страны вышли на улицы после референдума, чтобы отпраздновать начало нового этапа в жизни страны. Каким будет этот этап, покажет время, но большинство чилийцев сейчас, после года протестов, беспорядков и карантинных ограничений, смотрят в будущее с надеждой.

Елена Кондратьева, Буэнос-Айрес

Чилийская рапсодия. Как страна покончила с авторитаризмом

Уничтожив политические свободы, подавив оппозицию, утихомирив страну, Пиночет приступил к неолиберальным преобразованиям.  Фото Reuters

В сентябре 1970 года в Чили к власти пришло правительство народного единства социалистов и коммунистов, возглавляемое Сальвадором Альенде. Путь на политический Олимп этого деятеля не был усеян розами. Он покорил высоту с четвертой попытки после неудач в 1952, 1958 и 1964 годах. Но закаленный боец не отчаивался, не терял оптимизма. В 1970 году был близок к успеху, опередив соперника. Однако, согласно Конституции, окончательно вопрос решался в Национальном конгрессе. Именно там была поставлена точка в споре между двумя конкурентами, вышедшими вперед. Решающей оказалась поддержка христианских демократов. Так, впервые на континенте посредством выборов у руля правления оказалась коалиция, провозгласившая построение «социализма с человеческим лицом», что породило огромные надежды не только в стране, но и далеко за ее пределами. Особой значимости эксперименту придавало то, что он начал проводиться спустя два года после удушения Пражской весны.

Приступив к претворению в жизнь своей программы, администрация постепенно дрейфовала в направлении копирования и внедрения кубинской разновидности революционной модели. Страну наводнили тысячи советников из Кубы. Фидель Кастро, совершивший в Чили самую длительную зарубежную поездку, лелеял мечту превратить эту страну во второй форпост коммунизма в регионе. Особо усердствовал в этом Карлос Альтамирано – лидер левого революционного движения, отколовшегося от социалистической партии. Возглавляемая им группировка подталкивала правительство к радикальным шагам в экономической сфере. Под их влиянием власти Чили резко накренились влево, взяли курс на тотальное огосударствление не только крупных предприятий, но и ущемление мелких и средних собственников. Это повлекло за собой перебои со снабжением, привело к дефициту продуктов первой необходимости, очередям и пустым прилавкам магазинов, ввергло страну в экономический хаос и коллапс. Кризис сопровождался массовыми выступлениями различных категорий населения, в частности водителей грузовых автомобилей, обеспечивавших львиную долю товарооборота, при отсутствии разветвленной сети железных дорог. Кастрюльные марши домохозяек стали своеобразным символом тех лет.

Переворот

Обстановка накалилась донельзя, гражданская оппозиция, включая самую влиятельную партию – Христианско-демократическую, резко критиковала администрацию за некомпетентность и намерение перейти на рельсы плановой экономики. В этих условиях на авансцену вышла верхушка вооруженных сил во главе с генералом Аугусто Пиночетом.

Декларированной причиной переворота стало спасение страны от коммунистической угрозы. Под этим соусом осуществлялось беспощадное искоренение носителей зла. Левые организации объявились вне закона, запретили все формы политической деятельности, закрыли печатные издания, конфисковали движимое и недвижимое имущество. Кровавая расправа с законным правительством сопровождалась массовыми репрессиями, физическим устранением людей, высылкой в концентрационные лагеря в труднодоступные регионы, превращением стадионов в тюрьмы и застенки.

Согласно официальным данным, общее число пострадавших составило 27 225 человек. Только 1986 году было совершено 33 655 произвольных задержаний и арестов, 58 убийств, 252 покушения, 256 случаев пыток секретными службами и полицией. 559 человек стали жертвами кампаний запугивания, 757 – жестокого и унизительного обращения.

Сотни тысяч активистов, спасаясь от арестов, были вынуждены эмигрировать. Судьба разбросала их по свету, рассеяв по разным континентам. Ультралевые и твердые альендовцы, как правило, находили прибежище в Советском Союзе и других социалистических странах, а умеренные более или менее равномерно рассредоточились в Латинской Америке и Западной Европе.

Потенциальные противники режима преследовались не только внутри страны, но и за ее пределами. Ограничимся парой примеров. В соседней Аргентине агенты охранки ликвидировали генерала Карлоса Пратса, бывшего командующего сухопутными войсками. Затем было совершено покушение на видного в прошлом политического деятеля Освальдо Летельера, чей автомобиль, начиненный взрывчаткой, взлетел на воздух средь белого дня в центре Вашингтона.

Цена экономического чуда

Уничтожив политические свободы, подавив оппозицию, утихомирив страну, власти приступили к неолиберальным преобразованиям в духе шоковой терапии по рецептам специалистов так называемой чикагской школы. Они проводились в жизнь гражданскими специалистами высокой квалификации, получившими карт-бланш на кардинальные реформы, осуществлявшиеся жесткими методами под неусыпным контролем военных, которые тем не менее не вмешивались в решение сугубо экономических вопросов. Ставилась задача в кратчайшие сроки создать предпосылки для прорыва в хозяйственной сфере и включения в глобализирующуюся экономику.

Постепенно удалось выкарабкаться из кризиса, добиться немалых успехов в макроэкономической сфере, несмотря на частичную международную изоляцию, ориентируясь на тесное сотрудничество преимущественно с однотипными режимами, в том числе в Юго-Восточной Азии. Широким потоком хлынули инвестиции, вкладывавшиеся в модернизирующиеся отрасли. Активно действовали транснациональные корпорации, игнорировавшие запреты правительств. Все это принесло обильные плоды. Преобразилась и столица, были построены новые линии метро, в районах новостроек прокладывались широкие проспекты и магистрали, возводились многоэтажные комфортабельные жилища, оборудованные по последнему слову техники. Легковые автомобили из Японии и Южной Кореи заполнили города. Возникла новая буржуазия, сколотившая огромные состояния в эти годы.

В мире заговорили о чилийском экономическом чуде, но цена его была непомерной. Позднее стали достоянием гласности бесчисленные злоупотребления, допущенные при приватизации государственной собственности, которая продавалась по бросовым ценам, практически даром людям, тесно связанным с правящей верхушкой, без аукционов и открытых торгов.

Тем временем на политической арене происходили определенные сдвиги, скрепы диктатуры ослабевали, был снят запрет с деятельности немарксистских партий, принята Конституция 1980 года, призванная узаконить режим, придать ему соответствующий фасад.

Сопротивление

Параллельно шел болезненный процесс собирания под единым знаменем демократов независимо от их идейно-политических воззрений для противодействия диктатуре. Вырабатывались стратегические принципы. Намечались формы сопротивления отнюдь не с применением оружия, а с использованием сугубо мирных, порой весьма нетривиальных, нетрадиционных способов и методов, избегавших лобового столкновения с репрессивным аппаратом, но постепенно, капля за каплей, подтачивавших основы режима.

Один из лидеров социалистов Рикардо Лагос, вернувшийся из эмиграции, инициировал создание аморфной в идейном плане Партии за демократию, явившейся прообразом будущей коалиции. 7 сентября 1986 года власти бросили его за решетку, обвинив в причастности к покушению на тирана, совершенного боевиками Левого революционного движения. Лагос не имел к этому отношения, отвергая подобные методы. Поводом для взятия его под стражу стала статья в американском журнале Newsweek за три недели до события. В ней предрекалось: «Насилие будет нарастать. Пиночет объявил войну». На этом основании делалось умозаключение, что автор знал о готовящейся акции.

Интеллектуалы, сконцентрировавшиеся вокруг Партии за демократию, создали своеобразную лабораторию, мозговой центр, где разрабатывался стратегический курс, строились планы преобразований. В начале 1988 года был сделан судьбоносный шаг, имевший исключительное значение для политического развития страны. Оппозиция группировалась вокруг Объединения партий за демократию (Concertación – Согласие), становым хребтом которого стали социалисты и христианские демократы, ранее находившиеся по разные стороны баррикад. Бывшие противники извлекли уроки из трагических событий 1973 года.

В отличие от прошлого конфигурация альянса претерпела принципиальные изменения, на месте коммунистов оказались христианские демократы. Акцентируя внимание на этом обстоятельстве, видный деятель оппозиции подчеркивал: «С точки зрения международного опыта это было нечто невиданное. Впервые те самые силы, давшие импульс процессу демократизации, решили не соревноваться между собой на начальном этапе. В этом одна из отличительных черт переходного периода в Чили». В альянс вошли также Партия за демократию и Социал-демократическая радикальная партия.

Большую роль в движении ненасильственного сопротивления играла католическая церковь, создавшая Викариат солидарности. Иерархи и приходские священники укрывали в храмах преследуемых, собирали пожертвования на их нужды, оказывая материальную помощь и моральную поддержку жаждущим и страждущим, в том числе детям, оставшимся без родителей.

«Нет – Пиночету!»

Накануне плебисцита о продлении полномочий, намечавшегося на 5 октября 1988 года, в обществе развернулась острая полемика вокруг того, как действовать в складывающейся обстановке. Одни ратовали за бойкот, считая мероприятие фарсом, другие предлагали принять активное участие и нанести поражение режиму на его собственной площадке.

Люди не верили в успех, их вывело из оцепенения беспрецедентное по смелости выступление Рикардо Лагоса в прямом телевизионном эфире, его фраза стала в мгновение ока знаменитой: «Я напомню, генерал Пиночет, ваши слова, сказанные в 1980 году, – «президент не будет кандидатом в 1989 году». А теперь вы обещаете стране еще восемь лет пыток, убийств и насилия над правами человека. Мне представляется неприемлемым, чтобы чилиец имел подобные властные амбиции, претендовал находиться у власти 25 лет».

Граждане откликнулись на призыв альянса, сказали: «Нет – Пиночету!» при соотношении голосов 54,7% – 45,3%. Согласие партий вокруг этого лозунга еще не означало создания политического альянса. Поэтому после первого успеха оппозиции было необходимо укрепить достигнутое единство, превратить альянс в коалицию, способную управлять государством. Важно отметить, что не все члены военной хунты признали результаты народного волеизъявления. Среди них заметную роль сыграл генерал Фернандо Маттеи, убедивший коллег и прежде всего диктатора подчиниться решению граждан.

Поддержка планов оппозиции расчищала дорогу к первым за почти 20 лет свободным выборам, которые состоялись 14 декабря 1989 года. Коалиция выставила единого кандидата в президенты – лидера христианских демократов, видного политика Патрисио Эйлвина, за которого проголосовали 55,2% избирателей.

Открывалась новая страница в истории страны. Впереди был сложный путь. Сам факт появления на посту президента представителя оппозиции означал лишь формальную передачу части полномочий в ее руки. Важные рычаги власти контролировались прежней верхушкой. Бывший диктатор оставался главнокомандующим сухопутными войсками, в верхней палате парламента продолжали заседать и играть немалую роль восемь пожизненных сенаторов, трое из них назначались вооруженными силами, двое – экс-президентом, двое – Верховным судом и один – Советом национальной безопасности. Все они в прошлом носили военную форму. Сохраняли силу одиозные статьи Конституции 1980 года. Не следовало забывать, что по итогам судьбоносного плебисцита значительная часть граждан высказалась в пользу сохранения диктатора на своем посту.

Демонтаж системы

Фигурально выражаясь, первое и последующие демократические правительства оказались стреноженными, с тяжелыми гирями на ногах. В этих условиях демонтаж прежней системы приходилось осуществлять без резких движений, постепенно, по мере изменения соотношения сил и настроений в обществе. Операция требовала предельной осторожности, собранности и филигранности, напоминала работу сапера на минном поле. Любой неосторожный шаг мог привести к взрыву. Это предопределило выбор тактики.

В 1998 году произошло знаковое событие: по требованию общественности Аугусто Пиночет передал полномочия главнокомандующего сухопутными войсками генералу Рикардо Исуриете. В марте 2002 года плановая ротация произошла без эксцессов. Так завершался этап перехода вооруженных сил под контроль гражданской администрации.

В июле 2002 года 86-летний генерал Пиночет оставил пост пожизненного сенатора. Комментируя это решение, президент заявил: «Мы перевернули страницу нашей истории».

Знаковым шагом на пути искоренения наследия прошлого стало решение властей о выплате материальной компенсации свыше 27 тыс. жертв репрессий и их родственникам, одобренное парламентом 17 декабря 2004 года. Инициатором принятия такого решения был президент, основывавшийся на результатах авторитетной комиссии под руководством католического священника Сесара Валеха. Так впервые государство публично признало ответственность за преступления, совершенные от его имени.

Поэтапно реформировалась Конституция 1980 года. В мае 2005 года нижняя палата парламента одобрила важнейшие законопроекты. Первый устанавливал, что все без исключения сенаторы должны избираться путем прямого голосования.

Другой декрет наделил президента полномочиями назначать и сменять командующих родами войск. Видный деятель Социалистической партии, председатель палаты депутатов Национального конгресса Хосе Антонио Вера-Гальо следующим образом оценил значимость этого решения. Он говорил: «Все чилийцы, все влиятельные политические силы – левые, центристы и правые – понимают, что пиночетовская эра уже завершилась и абсурдно сохранять институты, оставшиеся с тех времен». При этом он заметил, что принятые документы преследовали цель «покончить с автономией вооруженных сил и ее ролью выступать гарантом Конституции». Действительно, ликвидации авторитарных анклавов оказывали упорное сопротивление группировки, поддерживавшие в прошлом режим Пиночета. Перемены, переживаемые страной, позволили достичь консенсуса в этом вопросе.

Финальная точка в длительном и многотрудном процессе была поставлена на совместном заседании обеих палат парламента в августе 2005 года. За внесение фундаментальных поправок в Основной закон проголосовали 150 сенаторов и депутатов, против – три, один воздержался. Существенно расширились и полномочия парламента как важнейшего демократического института. Так фактически оказалась похороненной Конституция 1980 года. Изменения, которым в течение 15 лет противились правые, наконец были одобрены.

Президент следующим образом оценил значимость происшедшего: «Сегодня большой день для страны. Конгресс ратифицировал совокупность изменений, которых требовали граждане на протяжении многих лет». Срок пребывания первого лица на вершине власти сократился с шести до четырех лет. Он получил право избираться вторично не непосредственно, а лишь спустя один мандат. Этим воспользовались первая в истории дама на посту президента социалистка Мишель Бачелет, соратница Рикардо Лагоса, назначенная после сдачи полномочий Верховным комиссаром ООН по правам человека, и нынешний президент, выдвиженец правоцентристской партии, мультимиллионер Себастьян Пиньера. Оставалось только поставить финальную точку в ныне действующей, но кардинально реформированной прежней Конституции. Однако пандемия, обрушившаяся на планету, в текущем году помешала проведению намеченного референдума.

Уроки Чили

Подводя итоги, подчеркнем. За истекший период в Чили под руководством коалиции оппозиционных партий добились впечатляющих успехов на ниве строительства правового государства с социально ориентированной рыночной экономикой. Они осуществили плавный переход от авторитаризма к демократии. Сегодня страна является своеобразным флагманом политической модернизации на континенте с исправно функционирующими независимыми друг от друга ветвями власти, со свободными средствами массовой информации и развитыми институтами гражданского общества, которые создаются снизу, а не насаждаются сверху.

Возникает вопрос: какие уроки Чили может использовать российская общественность для решения специфических задач? Та часть общества, которая считает неприемлемым бесконечное пребывание на вершине властного Олимпа одного и того же лица независимо от его благих намерений. Не терять надежду, не отчаиваться, делать маленькие шажки навстречу будущему. Пытаться объяснить всем недовольным режимом необходимость объединиться любой ценой, отбросив разногласия. Пойти по пути большинства латиноамериканских стран, считающих непреложной истиной регулярную смену персонажей у руля правления, зафиксированную в Основном законе соответствующего государства. Было бы наивным механически копировать чужой опыт, но творчески использовать его не возбраняется.

Нелишне вспомнить, что Патрисио Эйлвин приезжал в нашу страну по приглашению главы российского государства Бориса Ельцина. Помимо участия в протокольных акциях и подписания ряда политических и экономических соглашений гость выступил с лекцией перед учеными, подробно рассказал о начальных шагах демократического транзита. В той встрече принимал участие и автор настоящих строк. Протокольная запись того собрания хранится в архиве и доступна любому исследователю. 

к чему привёл захват власти в Чили Пиночетом при поддержке США — РТ на русском

11 сентября 1973 года произошёл военный переворот в Чили, открывший генералу Аугусто Пиночету дорогу к власти. Действия чилийских силовиков, поддержанные Вашингтоном, привели к свержению законного правительства, установлению диктатуры и началу жестоких репрессий. По словам экспертов, события 1973-го надолго раскололи чилийское общество. Одни до сих пор поддерживают Пиночета и утверждают, что он привёл страну к «экономическому чуду», другие с возмущением вспоминают, как в Чили грубо нарушались права человека, и положительно оценивают социальные преобразования, инициированные свергнутым президентом Альенде. Как и кем был организован переворот 1973 года в Чили — в материале RT.

Корни противоречий

История социальных противоречий в Чили насчитывает несколько столетий. Испанские колонизаторы появились на территории будущей страны ещё в первой половине XVI века, однако здесь они столкнулись с весьма ожесточённым сопротивлением. Индейцы мапуче, известные также как арауканы, в своё время не покорились могущественным инкам и тем более не собирались склонять голову перед новыми захватчиками. Изначально индейцы лояльно относились к испанцам, однако, когда поняли, что те собираются поселиться на их землях, взялись за оружие. Колонизаторы возвели цепь укреплённых поселений, но любые попытки покорить арауканов заканчивались неудачей. Под властью испанцев оказались лишь отдельные небольшие группы, зато воины мапуче захватили лидера конкистадоров Педро де Вальдивию и, чтобы «утолить его жадность», залили ему в горло расплавленное золото.

Индейцы были так сильны, что умудрялись выбивать испанцев даже из основанных ими укреплённых городов. В середине XVII века колонизаторы заключили с арауканами формальный мир, гарантировав неприкосновенность их территорий. Тем не менее попыток захватить часть земель мапуче испанцы не оставили.

  • Война индейцев с испанскими конкистадорами
  • © Wikimedia / scielo.conicyt.cl

В 1810 году чилийские креолы, воспользовавшись Наполеоновскими войнами в Европе, подняли восстание против испанского господства, а через восемь лет — в 1818-м — была провозглашена независимость Чили. Сторонники Мадрида отчаянно сопротивлялись новой власти, но уже в 1826 году последние из них покинули территорию страны.

На протяжении всего XIX века в Чили шла борьба за власть между представителями буржуазии и олигархии (прежде всего земельной), опиравшейся на католическую церковь. На внешнюю политику страны оказывала сильное влияние Великобритания. Несмотря на то что испанские чиновники были изгнаны, отношение к индейскому населению со стороны новых властей не изменилось. В 1870—1880-е против арауканов велось несколько войн, в результате которых в 1886 году вся их территория номинально перешла под контроль чилийского правительства, хотя отряды повстанцев мапуче продолжали активно сопротивляться захватчикам вплоть до 1920-х годов.

Также по теме

«Испанцы уничтожили великую цивилизацию»: как империя инков пала от рук конкистадоров

26 июля 1533 года испанские конкистадоры под руководством Франсиско Писарро казнили правителя инков Атауальпу, несмотря на уплаченный...

В XIX веке в Чили динамично развивалась горнодобывающая промышленность, в связи с чем сформировался сильный пролетариат. Добыча полезных ископаемых находилась под контролем сначала британских, а затем американских корпораций, выжимавших из Чили всё, что только было возможно. Такая политика возмущала рабочих, заставляя их объединяться для защиты своих прав. В стране развернулось стачечное движение, активисты которого образовали в 1909 году Федерацию рабочих Чили, а затем, в 1912-м, вошли в состав Социалистической партии. Экономический кризис, разразившийся после окончания Первой мировой войны, привёл к росту популярности левых идей.

В 1920 году леволиберальная коалиция пришла к власти в стране, а в 1922 году на базе Социалистической была сформирована Коммунистическая партия. Из-за экономических сложностей и амбиций местных силовиков положение законной власти оказалось шатким. В 1920—1930-е годы по стране прокатилась волна военных переворотов и репрессий, направленных против коммунистов и представителей рабочего движения. В 1932-м левоориентированные военные объявили Чили социалистической республикой, однако их быстро отстранили от власти в результате нового переворота. Только в конце 1932 года в стране была восстановлена демократическая процедура передачи власти. Год спустя в Чили была воссоздана и Социалистическая партия, которая сформировала в 1936 году совместно с коммунистами и радикалами объединение «Народный фронт».

Сальвадор Альенде

В 1938 году Народный фронт смог добиться избрания президентом Чили своего представителя — Педро Агирре Серды. Тот инициировал принятие ряда законов в интересах рабочих и крестьян, но был крайне осторожен и не решился на радикальные реформы, в том числе и в аграрном секторе.

Также по теме

«Ему выпал исторический жребий»: за какие идеи боролся легендарный южноамериканский революционер Симон Боливар

24 июля 1783 года в Каракасе родился один из самых известных революционных деятелей в мировой истории — Симон Боливар. Наследник...

В 1941 году Агирре Серда скончался, а Народный фронт распался. Однако созданный фактически на его базе Демократический альянс смог дважды победить на выборах. Но приведённый им к власти после Второй мировой войны президент Габриэль Гонсалес Видела (представлявший Радикальную партию) попал под влияние США, разорвал дипломатические отношения с СССР и изгнал коммунистов из правительства. Экономика Чили стала стремительно переходить под контроль американских корпораций.

Преданные партнёрами левые силы создали в 1950-е годы ряд новых политических объединений. На выборах президента 1958 года представитель объединённых левых, социалист Сальвадор Альенде, который был министром здравоохранения при Агирре Серде, занял второе место. Такой же результат он показал и на выборах 1964 года, уступив кандидату от Христианско-демократической партии Эдуардо Фрею Монтальве. Представители ХДП провели умеренные социальные реформы, за половинчатый характер которых попали под шквал критики со стороны как левых, так и правых. И на выборах 1970 года у христианских демократов уже не было шансов. Первое место на этот раз занял выдвинутый от блока «Народное единство» Альенде.

  • Сальвадор Альенде
  • globallookpress.com
  • © Keystone Pictures USA

Однако, согласно конституционной процедуре, президента из двух лидеров избирательной кампании должен был выбрать конгресс. Голосов только левых для этого не хватало. «Золотая акция» оказалась в руках у христианских демократов. Те выдвинули ряд условий, приняв которые Альенде мог бы получить поддержку ХДП: сохранение свободы слова, независимость армии, системы образования и СМИ. Альенде данные предложения одобрил и стал президентом, сразу приступив к масштабным экономическим реформам, в частности к национализации подконтрольных американскому бизнесу горнодобывающих компаний и крупных помещичьих хозяйств. Кроме того, Альенде повысил пенсии и зарплаты населению, а также установил дипломатические отношения с Кубой и другими социалистическими странами.

«Действия нового президента очень сильно не понравились США, вкладывавшим в экономику Чили свои капиталы. Альенде предложил выплатить Соединённым Штатам компенсации, но они отказались, рассчитывая вернуть себе предприятия полностью», — рассказал в беседе с RT генеральный директор Латиноамериканского культурного центра имени Уго Чавеса Егор Лидовской.

По словам академика Академии политических наук РФ, заведующего кафедрой РЭУ им. Г.В. Плеханова Андрея Кошкина, победа Альенде на выборах стала для Вашингтона болезненным политическим ударом.

«В США никак не могли смириться с Кубинской революцией, а тут ещё одна страна в Латинской Америке решительно берёт курс на независимость», — отметил эксперт.

Тем временем меры, принятые правительством Альенде, быстро принесли результаты. Уже в 1971 году ВНП Чили вырос на 8,5%. Рост сохранился и в следующем году. Всего за пару лет новой власти удалось сократить безработицу в стране с 8,3% до 3%. Однако представители США и не думали мириться с победой левых сил в латиноамериканской стране, которую они считали своей вотчиной.

Также по теме

Демократия, вышибающая двери: как США вмешивались в дела других стран

В американских СМИ до сих пор красной нитью проходит тема предполагаемого иностранного вмешательства в выборы президента США в 2016...

Президент Ричард Никсон на секретных совещаниях дал указания своей администрации и Центральному разведывательному управлению США сделать так, чтобы «экономика Чили закричала». С подачи Вашингтона на продукцию чилийских горнодобывающих предприятий было наложено эмбарго, собственность государства за рубежом была арестована, отношения со страной разорвали крупные западные банки и международные финансовые организации. Кроме того, при поддержке американских спецслужб в Чили подняли голову многочисленные праворадикальные движения, организовавшие кампанию по саботажу решений законной власти и развернувшие против неё настоящую террористическую войну.

Чили захлестнула волна политических убийств демократических активистов, нападений на банки, взрывов мостов, заводов, нефтепроводов и линий электропередачи. Помещики массово угоняли скот в соседние страны. В государстве фактически началась гражданская война. В день совершалось до 30 терактов. Ущерб, нанесённый правыми радикалами, оценивался примерно в 32% годового бюджета страны.

На фоне инфляции и товарного дефицита, вызванных действиями США, правые силы с небольшим перевесом победили на парламентских выборах. Но 2/3 голосов в конгрессе, необходимых для смещения Альенде, у них не было: президент, несмотря на сложности, оставался чрезвычайно популярен. Убедившись, что поменять власть законным путём возможности у них нет, американцы и чилийские правые взяли курс на государственный переворот.

Переворот и хунта

В июне 1973 года правые попытались свергнуть Альенде силами восставшего в Сантьяго танкового полка, однако попытка переворота была подавлена частями, поддерживавшими законного президента. Тогда американские спецслужбы сделали ставку на верховное армейское командование, в частности на генерала Аугусто Пиночета.

  • Аугусто Пиночет
  • globallookpress.com
  • © Daniele Darolle/Sygma via Getty Images

Будучи выходцем из среднего класса, Пиночет ещё в юности решил воспользоваться самым эффективным в Латинской Америке социальным лифтом и поступил в военное училище. После выпуска он проявил себя как способный офицер и получил направление в военную академию, а также самостоятельно занялся изучением географии. В дальнейшем Пиночет занимал руководящие должности в войсках и военных учебных заведениях. В 1969 году ему было присвоено звание бригадного, а в 1971-м — дивизионного генерала. С конца 1972 года он исполнял обязанности главнокомандующего сухопутными войсками и лично принимал участие в подавлении июньского мятежа в Сантьяго. В августе 1973-го Пиночет устроил провокацию против своего начальника генерала Пратса и, подставив его, возглавил Вооружённые силы Чили. За считаные дни Пиночет и группа его сообщников при поддержке ЦРУ подготовили государственный переворот.

  • Репрессии в Чили
  • © Archivo

11 сентября 1973 года с 07:00 до 09:00 участники мятежа захватили большую часть государственных учреждений Чили. В первую очередь они расправились с офицерами, хранившими верность законной власти. В 09:10 президент Альенде в последний раз обратился к чилийскому народу. По радиостанции «Магальянес» сразу после этого был нанесён авиаудар, а ещё через пять минут начался обстрел президентского дворца. В 14:20 резиденция главы государства была захвачена. По одной версии, Альенде был убит, а по другой — совершил самоубийство.

Мятежники ввели в Чили осадное положение сроком на месяц, развернув репрессии против той части населения, которая поддерживала президента Альенде и отказывалась признавать переворот. В стране было образовано несколько концлагерей, из которых наибольшую известность получил созданный на стадионе в Сантьяго. Людей в них подвергали жестоким пыткам и убивали. Тела закапывали, сжигали или сбрасывали с вертолётов в океан. Те, кто выжил, выходили из лагерей искалеченными: их пытали электрическим током, ломали ноги и руки молотками, загоняли иглы под ногти. Сторонники Пиночета объясняли своим жертвам, что нацелены на уничтожение марксизма в Чили. По разным оценкам, сторонники мятежников сразу после переворота убили от 3 до 30 тыс. мирных жителей.

  • Репрессии в Чили
  • © Archivo

Опираясь на поддержку из Вашингтона, Пиночет сосредоточил в своих руках всю полноту власти. До конца 1974 года он оставался главой военной хунты, а затем стал президентом и главнокомандующим вооружёнными силами. От большей части своих соратников он избавился: одни ушли в отставку под давлением своего лидера, другие погибли при невыясненных обстоятельствах. В стране распустили конгресс и под предлогом борьбы с марксизмом запретили практически любую оппозиционную политическую деятельность. Однако экономика страны постепенно продолжила расти, и это явление в либеральной публицистике часто называют «чилийским чудом». Тем не менее в экспертном сообществе встречаются и скептические оценки. 

«В Чили вернулись доллары американских корпораций, и экономическая статистика на этом фоне выглядела неплохо. Но данные доходы массово выводились в США и слабо коррелировались с реальным благосостоянием населения, в то время как социальные преобразования левых до сих пор многие люди вспоминают очень тепло», — рассказал Лидовской.

В конце 1980-х в стране стало нарастать активное недовольство деятельностью Пиночета. Под давлением возмущённой общественности он в 1990 году вынужден был уйти с поста президента, оставшись только командующим вооружёнными силами. Генерал сохранил влияние внутри страны, но западные союзники от него стали отворачиваться. В 1998 году, находясь на лечении в Великобритании, он был арестован по запросу Испании в связи с убийствами её подданных. В 2000-м, после завершения срока домашнего ареста, экс-диктатор вернулся в Чили, где был освобождён от уголовной ответственности в связи со старческим слабоумием. Однако судебные расследования его личной деятельности, а также деятельности его сторонников продолжились. В 2006-м Пиночет скончался вследствие инфаркта и был похоронен с воинскими почестями, но без государственных.

«История переворота в Чили — это жизненный урок для всех стран, касающийся того, чего можно ожидать от США и проамериканских сил. Преследуя свои интересы, они не обращают внимания на законы и международное право. Когда мы говорим о событиях 45-летней давности в Чили, напрашиваются ассоциации с тем, что происходит в наши дни. В частности, подобный сценарий западные страны пытались реализовать в Сирии, однако потерпели фиаско», — подытожил Андрей Кошкин.

Политический кризис в Чили - еще одно жестокое наследие давно умершего диктатора Пиночета

После нескольких недель интенсивных, иногда жестоких общенациональных протестов президент Чили Себастьян Пиньера уступил требованиям переписать чилийскую конституцию. Протестующие заявляют, что хотят принять новую конституцию, чтобы устранить серьезное социальное и экономическое неравенство в Чили.

Действующая конституция Чили, датируемая 1980 годом, была написана генералом Аугусто Пиночетом, диктатором, правившим страной с 1973 по 1990 год.Пиночета ругают за то, что он руководил несколькими тысячами внесудебных казней, пытками и насильственными исчезновениями. Он был арестован в 1998 году по обвинению в преступлениях против человечности, но умер до суда.

Но он также провел реформы свободного рынка, которые часто приписывают знаменитому экономическому динамизму Чили. Экономика Чили после роста в среднем на 4,7% в год сегодня в девять раз больше, чем в 1990 году.

После ухода Пиночета Чили многие считали стабильной и яркой латиноамериканской историей успеха.Таким образом, даже левые правительства в основном оставили экономическую систему эпохи диктатуры на месте.

На поверхности, однако, реформы свободного рынка Пиночета фактически разрывали социальную ткань Чили.

Рост без собственного капитала

Чили - одна из самых неравноправных стран мира с менее справедливым распределением доходов, чем соседние Перу, Боливия и Аргентина.

И становится только хуже. В 2006 году 10% самых богатых чилийцев получали доход в 30 раз больше, чем 10% самых бедных.В 2017 году они заработали в 40 раз больше.

Такая статистика отражает реальность, о которой большинство чилийцев знает не понаслышке. Огромный экономический рост Чили пошел на пользу богатым, но работающие люди и люди среднего класса все еще борются с низкой заработной платой и отсутствием гарантий занятости. Как постоянно отмечают протестующие, просто заработать достаточно для страхования здоровья и выхода на пенсию - это постоянная борьба.

Высокий уровень уклонения от уплаты налогов среди самых богатых граждан Чили означает, что проблема неравенства доходов в стране, вероятно, даже более серьезна, чем предполагают официальные данные.

Эти проблемы начались с рыночных реформ Пиночета. Придя к власти в результате переворота 1973 года против президента Сальвадора Альенде, правый диктатор приступил к демонтажу государства всеобщего благосостояния, которое социалист Альенде начал строить. Внесенные им изменения в политике были закреплены в конституции 1980 года.

Солдаты, поддерживающие переворот во главе с генералом Аугусто Пиночетом, укрываются от бомбардировок президентского дворца, 11 сентября 1973 года. AP Photo / Enrique Aracena, файл)

Пиночет нацелился на три области - трудовые права, пенсионное обеспечение и здравоохранение.Эти неолиберальные реформы, которые проводились при решительной поддержке правительства США, переложили основную ответственность за управление экономикой и предоставление социальных услуг с государства на частный сектор.

Согласно моему исследованию, наиболее важным фактором, определяющим неравенство, было то, что диктатор лишил чилийских рабочих права на организацию и ведение переговоров с работодателями.

Пиночет сделал это, создав для компаний новые способы найма рабочих, в том числе разрешив различные типы временных контрактов.В Чили временные работники не имеют права на защиту работников, такую ​​как выходное пособие при увольнении, оплачиваемую работодателем защиту от производственных травм и право на объединение в профсоюзы.

Эти правила делают временных работников дешевой рабочей силой, что дает работодателям сильные стимулы для сохранения или расширения их зависимости от них. В результате менее 3% чилийских рабочих охвачены контрактами, которые позволяют работникам коллективно организовываться для ведения переговоров с руководством.

Даже постоянные рабочие увидели, что их права на объединение в профсоюзы заметно уменьшились в соответствии с Трудовым кодексом Пиночета.Многие чилийские рабочие оказались в ослабленных так называемых переговорных группах, которые не дают рабочим права на забастовку. В целом членство в профсоюзах в Чили сегодня вдвое меньше, чем было при Альенде.

Плохая подстраховка

Сторонники реформ свободного рынка труда Пиночета утверждали, что эти реформы уменьшат неравенство и увеличат занятость, особенно для наименее квалифицированных рабочих Чили.

Произошло обратное. Несмотря на колоссальный экономический рост за последние три десятилетия, уровень занятости для работников, находящихся на нижнем уровне экономической лестницы, остается исключительно низким.

Уровень безработицы среди рабочих, занимающих нижние 10-е место в социально-экономической лестнице Чили, с 1990 года составлял в среднем почти 30%, согласно правительственным данным. Между тем, безработица для 10-й части населения с наибольшим доходом осталась на уровне 2%.

Изменения времен Пиночета в пенсионной системе Чили усугубили неравенство на рынке труда.

В соответствии со своей крайней идеологией свободного рынка, военный режим Пиночета заменил первоначальную пенсионную систему, основанную на комбинированных взносах рабочих, работодателей и государства, на частную пенсионную систему.

Согласно этой системе, все работники, за исключением военных и национальной полиции, несли единоличную ответственность за свои индивидуальные пенсионные счета. Государство и бизнес ничего не внесли.

При левом президенте Мишель Бачелет в Чили в 2008 году начали предоставлять минимальные пенсии и самым бедным пенсионерам.

Поскольку работодатели не помогают сотрудникам откладывать деньги на пенсию, стоимость рабочей силы в Чили сравнительно невысока, что повышает конкурентоспособность Чили в мировой экономике.

Но чилийские пенсионеры плохо себя чувствуют. Большинство из них не могут накопить достаточно, чтобы поддерживать себя в старости.

Президент Себастьян Пиньера, который ранее управлял страной с 2010 по 2014 год, согласился на требования чилийских протестующих о новой конституции. AP Photo / Эстебан Феликс

Приватизация Пиночетом системы здравоохранения Чили аналогичным образом увеличила дистанцию ​​между богатыми людьми и всеми остальными.

При Альенде Чили двигалась к бесплатному всеобщему здравоохранению.Режим Пиночета создал коммерческую частную систему здравоохранения, чтобы конкурировать с государственной системой, но это настолько непомерно дорого, что 90% беднейшей трети чилийцев по-прежнему полагаются исключительно на государственную систему. Он критически недофинансирован и предлагает более низкое качество обслуживания, чем частная система.

Настоящее наследие Пиночета

Трещины во внешнем виде «модельной экономики» Чили проявляются по крайней мере с 2006 года, когда по всей стране вспыхнули массовые студенческие протесты из-за увеличения затрат на образование.

Как и в предыдущих протестах, студенты были в авангарде сегодняшних протестов. Многие слишком молоды, чтобы помнить о нарушениях прав человека, политических репрессиях и экономических лишениях режима Пиночета. Но у них есть личный опыт с тем социальным неравенством, которое оно породило.

Массовые протесты - результат этих двух реальностей. Выросшие в условиях демократии молодые демонстранты Чили рассчитывают на более справедливую долю богатства страны. И они недостаточно взрослые, чтобы опасаться репрессий со стороны властей за провозглашение своих прав.

Поправка: эта история была исправлена ​​для более точной интерпретации данных о разнице в уровне благосостояния в Чили.

Режим Пиночета и чилийская политика

Чтобы узнать больше о наградах за эссе E-IR, щелкните здесь.

Генерал Аугусто Пиночет взял под свой контроль Чили в сентябре 1973 года после военного переворота, в результате которого был свергнут предыдущий президент Сальвадор Альенде. Находясь у власти, Пиночет провел масштабные реформы, чтобы попытаться вылечить чилийский народ, переживший глубокий экономический, социальный, политический и конституционный кризис.В этом эссе будет дана оценка того, принес ли режим Пиночета политическую стабильность и экономические улучшения в Чили за время его пребывания у власти с 1973 по 1990 годы. Оно начнется с оценки правительства Альенде, проблем, с которыми оно столкнулось, и событий, предшествовавших военному перевороту, который привел к самоубийству Альенде. , прежде чем перейти к обсуждению политических, экономических и конституционных реформ, начатых Пиночетом. В нем будут обсуждаться положительные аспекты реформ Пиночета, такие как достижение политической стабильности и снижение уровня инфляции, прежде чем перейти к обсуждению таких проблем, как достигнутая стабильность, основанная на системе репрессий, и хотя экономические реформы принесли пользу некоторым они разорили других и привели к экономическому кризису в начале 1980-х годов.В конечном итоге он будет утверждать, что, хотя страна находилась в политическом и экономическом хаосе, когда режим Пиночета пришел к власти в сентябре 1973 года, и хотя режим Пиночета был ответственен за обеспечение как политической стабильности, так и в некоторой степени экономического улучшения, жестокие действия режима Пиночета и достижение этих целей серьезно ставит под сомнение степень их важности по отношению к основам человечности и этики.

Пиночет взял под свой контроль Чили после успешного военного переворота 11 сентября -го -го 1973 года, положившего конец правлению демократически избранного президента Сальвадора Альенде.Прежде чем перейти к изучению режима Пиночета, важно понять, как Альенде пришел к власти и какие потрясения в Чили произошли из-за реформ, проведенных во время его пребывания у власти. Альенде был избран президентом с четвертой попытки в 1970 году, набрав 36,3% голосов. Можно утверждать, что неспособность Альенде получить большинство голосов избирателей ставит под сомнение его полномочия на управление, однако это не редкость, поскольку немногие чилийские президенты в период 1932-1973 годов получили абсолютное большинство голосов (Oppenheim, 1999, p.40) из-за сочетания смещенных выборов и пропорционального представительства, что затрудняло получение стабильного большинства для любой программы, особенно если она включала фундаментальные реформы (Sigmund, 2011, p.175).

Альенде был главой коалиции народного единства и революционным социалистом, который после своей инаугурации быстро приступил к реформированию Чили в надежде в конечном итоге создать социалистическое общество с подлинным народным контролем над экономической и политической жизнью (Валенсуэла, 1978, стр.50). Хотя социалистические революции в то время происходили повсюду в Латинской Америке, возможно, в первую очередь на Кубе и в Боливии, триумф Альенде привлек внимание международного сообщества, поскольку он представлял собой первые свободные выборы главы правительства марксиста, приверженного коренному изменению социально-экономического строя в его странах. и обещание осуществить революционные изменения, действуя в рамках существующих конституционных и правовых рамок (Валенсуэла, 1978, стр. 43).

Несмотря на то, что Альенде выиграл на выборах только самое высокое меньшинство голосов и требовал одобрения Конгресса, чтобы занять пост президента, Альенде по-прежнему стремился провести революционные реформы, полагая, что он скоро преодолеет свои выборы в меньшинстве, поскольку люди будут убеждены, что его правительство было действительно народным правительством (Валенсуэла, 1978, стр.50). Альенде стремился изменить социальный и экономический порядок, при котором нижние 28% населения получали менее 5% национального дохода, а верхние 2% получали почти 46% (Burbach, 2003, стр.9). Для этого Альенде провел структурные реформы, включая земельную реформу и национализацию промышленности, которые были призваны облегчить переход от капитализма к социализму путем смещения баланса сил от буржуазии, экономической элиты, к массам (Oppenheim, 1999). , стр.27).

Однако, когда Альенде находился у власти, ряд проблем препятствовал реализации его проекта реформ.Конституция 1925 года, которая предусматривала чередование выборов, означающая, что президент и Конгресс избирались в разное время, была одной из таких проблем. Хотя Альенде был избран президентом, он контролировал только одну из трех ветвей власти, принимающих решения в Чили, при этом «Народное единство» контролировало лишь 40% мест в Конгрессе, и столкнулся с судебной властью, враждебной Народному единству и его политическому проекту (Оппенгейм, 1999, стр.88 и стр.97). Оба эти института мешали Альенде проводить реформы; тем не менее, ему удалось осуществить желаемые изменения, но, что противоречиво, посредством указов, в которых он использовал свою власть, чтобы настоять на том, чтобы все министры подписали свою поддержку его реформ (Oppenheim, 1999, p.96). Однако использование указов привело к тому, что Альенде и его администрация стали критиковать их за то, что они «обходят дух закона», и в то же время оказались роковыми для их отношений с христианскими демократами (Oppenheim, 1999, p.96). Поддержка христианских демократов в Конгрессе в 1970 году позволила Альенде стать президентом, однако после использования Альенде указов и ряда других разногласий христианские демократы присоединились к альянсу с правой Национальной партией (Oppenheim, 1999, p.95), в результате чего «Народное единство» столкнулось с противодействием двух третей Конгресса.

Придя к власти, Альенде также столкнулся с огромным сопротивлением своим социалистическим реформам со стороны ряда групп. Его избрание и предложенные реформы поляризовали общество, но, хотя обычно против правительства восстают рабочие классы и профсоюзы, между 1970 и 1973 годами Чили была страной, где исторические роли различных социальных классов поменялись местами (Бурбах, 2003, с. стр.14). Крупные землевладельцы и бизнесмены считали, что пакет революционных реформ «Народного единства» представляет собой атаку на их фундаментальные экономические и политические интересы, и с самого начала действовали, чтобы защитить их (Oppenheim, 1999, p.94). Богатые и влиятельные объявили забастовку, крупные коммерческие дома и владельцы магазинов закрыли свои двери, крупные землевладельцы отказались засеять свои поля, а владельцы транспортных средств остановили свои машины, в то время как некоторые отрасли промышленности сократили или остановили производство (Бурбах, 2003, с. 14) . Действия этих более богатых групп общества вызвали огромные проблемы для Альенде и чилийского государства в целом. Ярким примером, демонстрирующим принятые меры, является вторая из двух забастовок дальнобойщиков, которые продолжались с июля 1973 года до сентябрьского переворота, когда участники отказались прекратить забастовку до тех пор, пока Альенде не ушел в отставку (Oppenheim, 1999, стр.77-78).

Правительство Соединенных Штатов, недовольное существованием марксистского правительства в том, что оно считало своим задним двором, также несло ответственность за срыв администрации Альенде. Сообщается, что в 1964 году Соединенные Штаты потратили более 20 миллионов долларов на тайное финансирование Эдуардо Фрея, чтобы предотвратить победу Альенде на выборах, а затем, накануне выборов 1970 года, американская разведка участвовала в `` провокационных операциях '', которые распространяли пропаганду и ложную информацию. об Альенде и его коалиции Народного фронта (Бурбах, 2003, стр.10-13). Когда это не удалось и Альенде вступил в должность, Соединенные Штаты приступили к стратегии дестабилизации нового правительства, которая включала прекращение практически всего двустороннего финансирования, оказание давления на международные агентства, такие как Всемирный банк, с целью прекращения предоставления кредитов Чили и, в целом, сотрудничество с США. корпорации, чтобы задушить чилийскую экономику (Бурбах, 2003, стр.13). Статистические данные показывают, что экономическая помощь США Чили упала с 80,8 миллиона долларов в 1969 году до всего 3,8 миллиона долларов в 1973 году, когда она уже упала с 260 долларов.4 миллиона в 1967 году, тогда как помощь международных организаций также резко упала с 91,8 миллиона долларов в 1969 году до всего 9,4 миллиона долларов в 1973 году (Валенсуэла, 1978, стр. 57).

Наряду с этим сопротивлением и трудностями Альенде в реализации своих реформ, собственные экономические реформы Альенде вызвали значительные проблемы в Чили. После своего избрания Альенде повысил заработную плату рабочих, сохранив при этом низкие цены на основные потребительские товары, что, хотя и стимулировало экономику в краткосрочной перспективе, в долгосрочной перспективе привело к высокой инфляции, дефициту товаров и процветающему черному рынку (Oppenheim, 1999). , п.92). В результате экономических реформ Альенде, нехватки доступных товаров из-за действий оппозиции Альенде и прекращения американской и международной помощи инфляция в Чили резко возросла с 45,9% до 163,4% в период с июля по декабрь 1972 г. (Валенсуэла , 1978, с.55).

Насилие также усилилось при правительстве Альенде. Экстремисты по обе стороны политического раскола, некоторые из которых справа финансировались США, совершали убийства, отключения электроэнергии и взрывы, что привело к критике правительства Альенде за отсутствие закона и порядка и его неспособность действовать решительно. (Зигмунд, 2011, стр.177).

Затем, возможно, последний фрагмент мозаики, приведший к военному перевороту, произошел в августе 1973 года. Главнокомандующий вооруженными силами генерал Пратс подал в отставку, полагая, что потерял доверие большинства генералов в армии, что привело к назначение на его пост генерала Пиночета (Бурбах, 2003, с. 39). Хотя у чилийских военных был хороший опыт невмешательства в гражданскую политику, в отличие от сил в других латиноамериканских странах (Sigmund, 2011, p.168), при администрации Альенде армия проявляла растущий интерес к чилийской политике и после назначения Пиночета решила, что ей необходимо действовать. 11 сентября года года 1973 года, всего через три года после шестилетнего президентского срока Альенде, был начат военный переворот, свергнувший Альенде, его коалицию «Народное единство» и их планы демократического перехода к социализму (Баррос, стр. 6).

После переворота было создано военное правительство, которое под руководством Пиночета стремилось принести в Чили политическую стабильность и улучшение экономики.Одним из ключевых направлений реформ, выделенных военным правительством, была экономика. Пиночет реформировал чилийскую экономику под руководством выпускников экономических факультетов Чикагского университета Милтона Фридмана, который изложил неолиберальный экономический план национального развития с целью модернизации Чили (Oppenheim, 1999, стр. 27-28). Неолиберальная модель предусматривала высвобождение рыночных сил, приватизацию обширных сегментов экономики и отстранение государства от его прежней роли по наблюдению за экономическими и социальными изменениями (Oppenheim, 1999, стр.27-28).

Использование неолиберальной экономики в Чили иногда называют «чилийским экономическим чудом» (Sigmund, 2011, p.180). Неолиберальная экономика позволила чилийской экономике прочно интегрироваться в мировую экономику, снизила тарифные барьеры, позволяющие чилийцам покупать все виды импортных товаров, прочно утвердила транснациональные корпорации в стране и модернизировала чилийское сельское хозяйство (Oppenheim, 1999, стр.155- 156). ВВП Чили также сильно выиграл в результате этих экономических реформ, увеличившись на 8% в 1977 и 1979 годах и на 10% в 1989 году, что стало самым высоким показателем роста в регионе (Valdes, 1995, p.266), тогда как инфляция упала с 375% в 1975 году до 9,9% в 1982 году (Oppenheim, 1999, стр. 121 и стр. 130).

Режим Пиночета также ввел в действие огромные конституционные изменения для повышения стабильности чилийской политической системы. В 1980 году была принята новая конституция, в которой была предпринята попытка пересмотреть некоторые проблемы, присутствующие в конституции 1925 года. Новая конституция допускала одновременные выборы президента и Конгресса, что устранило неблагоприятные последствия смещенных выборов - проблемы, которая вызвала значительные проблемы для администрации Альенде, и в то же время установила двухтуровую систему второго тура для всенародных выборов президента. , что означает, что второй тур выборов будет назначен, если ни один из кандидатов не получит большинства голосов, - реформа, которая, вероятно, помешала бы избранию Альенде в 1970 году, если бы она проводилась в то время (Sigmund, 2011, стр.181). Новая конституция также знаменует возврат к демократии. Хотя утверждение конституции означало начало 8-летнего президентского срока Пиночета, оно также включало плебисцит, который в случае проигрыша означал бы состязательные выборы как президента, так и Конгресса в 1989 году. с приходом к власти нового правительства в марте 1990 г. (Sigmund, 2011, p.181).

Продолжительность пребывания режима Пиночета у власти можно утверждать как демонстрацию политической стабильности, которую он создал.В то время как раньше чилийские правительства редко продержались дольше десяти лет, режим Пиночета просуществовал с 1973 по 1990 год, демонстрируя значительную стабильность (Oppenheim, 1999). Конституцию, принятую в 1980 году, можно было бы дополнительно аргументировать, чтобы продемонстрировать силу и преимущества режима, который, хотя и претерпел значительные поправки в начале 1990-х годов, оставался в некоторой степени нереформированным до 2005 года (Nolte, 2008, p.16).

Однако, несмотря на положительное влияние, которое режим Пиночета оказал на Чили, обеспечив как значительную степень политической стабильности, так и улучшение экономики, в том, как режим проводил эти реформы, были огромные проблемы.

Основная проблема, очевидная во время правления режима Пиночета, заключалась в том, что он был построен на репрессиях. После военного переворота и смерти Альенде был установлен жестокий военный режим, который стремился искоренить ранее существовавшее гражданское политическое поведение и партийную политику (Oppenheim, 1999, стр. 87 и стр. 111). В отличие от своего предшественника, который старательно действовал в рамках закона, Пиночет использовал Декрет-закон 527 для консолидации абсолютной власти в своих руках (Баррос, стр.7), одновременно запрещая политические партии, закрывая Конгресс и подвергая цензуре новости (Burbach, 2003, стр.45-6).

Режим Пиночета использовал ряд репрессивных тактик, чтобы обеспечить политическую стабильность в Чили. Когда военный режим установил контроль над Чили, тысячи подозреваемых левых были арестованы, подвергнуты пыткам и во многих случаях убиты (Sigmund, 2011, p.179). Некоторые из первых террористических актов были предприняты так называемым «Караваном смерти» - военной операцией, которая систематически искореняла политическую оппозицию на севере страны в первые месяцы диктатуры (Barton, 2002, стр.365), и, как сообщается, к октябрю 1973 года он был ответственен за казнь семидесяти пяти человек (Бурбах, 2003, с.48). Режим Пиночета также создал специальное разведывательное подразделение, Национальное управление разведки (DINA), которое компьютеризировало файлы и отвечало за осуществление национальной системы террора (Sigmund, 2011, p.180). Результат этих и других подобных операций показан в результатах расследований, в ходе которых было идентифицировано более 3000 чилийцев, которые были убиты или пропали без вести в период с 1973 по 1990 год, большинство из которых, как предполагалось, стали жертвами «агентов государства или лиц. на его службе »(Зигмунд, 2011, с.179). Следует также подчеркнуть, что отношения между Чили и Соединенными Штатами, роль которых в военном перевороте, который дал Пиночету контроль, является спорным, серьезно ухудшились в результате репрессивной тактики и нарушений прав человека, предпринятых военным режимом, что привело к запрету о помощи Чили и закупках оружия в Соединенных Штатах, в то время как Комиссия ООН по правам человека также пристально следила за событиями в Чили (Sigmund, 2011, p.180).

Помимо политической стабильности, основанной на репрессиях, были также проблемы с экономическими реформами, установленными режимом Пиночета.Утверждалось, что неолиберальная экономическая система принесла пользу только меньшинству чилийского населения, при этом средняя заработная плата в 1989 г. была ниже, чем в 1970 г. (Valdes, 1995, стр. 267). Реформы также были ответственны за создание более поляризованного общества с большим неравенством доходов и благосостояния, включая значительный рост числа бедных (Oppenheim, 1999, стр. 156-157).

Идея о том, что режим Пиночета привел к экономическому улучшению, подвергается дальнейшему сомнению, учитывая внезапный крах чилийской экономики в 1982 году.В результате реформ Пиночета чилийская экономика стала открытой и тесно связана с международной экономикой, что означает, что она сильно пострадала во время экономического кризиса в начале 1980-х годов. В 1982 и 1983 годах ВВП Чили упал на 16%, что стало худшим падением среди всех латиноамериканских стран, финансовый сектор рухнул, что стоило чилийцам от 30 до 40 процентов ВВП, а безработица выросла почти до 30 процентов населения (Шанхайская конференция по бедности, стр. 1). Хотя экономическая ситуация в Чили действительно улучшилась за прошедшее десятилетие, экономический кризис 1982-1983 годов, как сообщается, привел к тому, что около 50% чилийского населения оказались за чертой бедности, причем крайняя бедность затронула 30% населения (Shanghai Poverty Конференция, стр.1).

Экономический кризис в начале 1980-х годов также вызвал события, которые еще больше подвергли сомнению стабильность Чили при режиме Пиночета. Серия протестов, начавшаяся с Профсоюза горняков меди 11 мая и 1983 г., привела к распространению аналогичных забастовок и протестов по всей стране в условиях экономического кризиса (Oppenheim, 1999, стр. 164). В ответ на забастовки режим применил репрессивные меры для поддержания порядка, отправив в августе 1983 года 17000 военнослужащих регулярной армии (Sigmund, 2011, p.183) и протестами в сентябре 1983 г., в результате которых 15 человек погибли, 400 получили ранения и 600 были задержаны (Oppenheim, 1999, стр. 164). Наличие этих ударов и то, как с ними справлялись, можно оспорить, чтобы серьезно усомниться в том, принес ли режим Пиночета политическую стабильность в Чили, или же он действительно был таким же нестабильным, как при Альенде.

Конституционные реформы, которые, хотя многие считают, что улучшили политическую стабильность в Чили и привели к возвращению к демократии в 1990 году, также подверглись критике.67% голосов, которые проголосовали за принятие конституции 11 сентября -го -го, были обвинены в искусственном раздувании, когда в отдаленных районах подсчитывалось больше голосов, чем было избирателей (Sigmund, 2011, p.181). Тот факт, что бюллетени для голосования были уничтожены, а независимые наблюдатели не проверяли голосование (Sigmund, 2011, стр. 181), безусловно, может быть аргументом в пользу того, чтобы поставить под сомнение законность процедуры, в соответствии с которой конституция стала законом. Плебисцит 1988 года, хотя в целом считался свободным и справедливым, также был окружен спорами из-за того, что он сопровождался масштабной правительственной пропагандистской кампанией, утверждающей, что голосование «против» продолжению власти Пиночета будет означать возврат к хаосу и коммунизму. Период Альенде (Зигмунд, 2011, стр.184).

В заключение, становится ясно, почему люди могут расходиться во взглядах на то, принес ли режим Пиночета политическую стабильность и экономические улучшения в Чили. Администрация Альенде, пытаясь провести революционные социалистические реформы демократическим путем, доставила чилийскому государству много проблем, хотя она действительно пошла на эти изменения с уважением и желанием работать в рамках существующей системы. После захвата власти режим Пиночета начал свою собственную программу реформ, которая стремилась отменить изменения, осуществленные Альенде, и предотвратить их повторение, в то же время сумев обеспечить политическую стабильность и экономическое улучшение, по крайней мере, в жизни некоторых чилийцев.Однако то, как режим стремился изменить общество с помощью репрессивных и жестоких средств, ставит под сомнение важность политической стабильности над человеческой жизнью, в то время как то, как он стремился к экономическому улучшению, ставит под сомнение преимущество снижения инфляции и увеличения ВВП над страданиями людей. другие в бедности. В целом, политические и экономические улучшения были сделаны режимом Пиночета, но их социальные издержки ставят под вопрос, действительно ли их можно назвать улучшениями.

Библиография

Баррос, Р.«Персонализация и институциональные ограничения: Пиночет, Военная хунта и Конституция 1980 года» , Латиноамериканская политика и общество, 43, 1, 5-28

Бартон, Дж. Р. «Continuismo» и «Pinochetismo»: ключи к чилийскому переходу, Бюллетень латиноамериканских исследований », ( 2002) 21 (3): 358-374

Бурбах, Р. Дело Пиночета: государственный терроризм и глобальное правосудие . 2003, Лондон: Zed Books Ltd

Чили: успехи и неудачи в искоренении бедности , Шанхайская конференция по бедности: краткое изложение тематического исследования - http: // info.worldbank.org/etools/docs/reuctionpoverty/case/24/summary/Chile%20Summary.pdf (01.02.2013)

Nolte, D. Конституционные изменения в Латинской Америке: политика власти или символическая политика? , документ для презентации на совместной сессии семинаров ECPR, Ренн, 11-16 апреля 2008 г. - http://www.giga-hamburg.de/dl/download.php?d=/content/staff/nolte/publications/ constituational_change.pdf (17.01.2013)

Оппенгейм, Л. Х. Политика в Чили: демократия, авторитаризм и поиск развития , второе издание.1999, Оксфорд: Westview Press

Зигмунд, П. Э. «Чили». В: Виарда, Х. Дж. И Клайн, Х. Ф. Латиноамериканская политика и развитие , седьмое издание. 2011, США: Westview Press

Вальдес, Дж. Г. Экономисты Пиночета: Чикагская школа экономики в Чили . 1995, Кембридж: Издательство Кембриджского университета

Валенсуэла, А. Крушение демократических режимов: Чили . 1978, США: Издательство Университета Джона Хопкинса

Написано: Мэтью Гилмор
Написано в: Университет Западной Англии, Бристоль
Написано для: Dr Peter Clegg
Дата написания: январь 2013 г.

Дополнительная литература по электронным международным отношениям

чилийцев усвоили правильные уроки после эпохи Пиночета

В 1973 году, на фоне роста социальной напряженности, конфискации собственности партиями, возглавляемыми марксистами, забастовок консервативных транспортных профсоюзов и массовых уличных демонстраций как правых, так и левых политических сил, чилийские политики не смогли добиться стабилизации демократических институтов.Вмешались вооруженные силы; тогдашний президент Сальвадор Альенде покончил жизнь самоубийством; и жестокая военная диктатура во главе с генералом Аугусто Пиночетом продержалась 17 мрачных лет.

Памятуя об уроках истории, на прошлой неделе чилийские политики, представляющие весь политический спектр, подписали монументальное соглашение, чтобы, наконец, отказаться от конституции, впервые принятой во времена Пиночета, и разработать новую хартию правления.

Национальное политическое согласие стало прямым ответом на более чем трехнедельные интенсивные уличные демонстрации, отмеченные молодыми людьми в масках, сжигающими общественные символы и разграблением торговых точек, а также массовым маршем более миллиона чилийцев в столице Сантьяго (примерно по одному на каждый четверо взрослых в городе).Это было крупнейшее публичное мероприятие в истории страны.

Экономические взлеты и падения

Уличные демонстрации больше обязаны социальным сетям, чем авторитетным организациям. В центре протестов была молодежь страны, школьники и студенты университетов, которые традиционно возглавляли чилийские политические движения. Для этих молодых людей их родители, бабушки и дедушки стали слишком самодовольными, слишком робкими, слишком опасающимися, что политическая борьба может привести к чрезмерной поляризации и повторению распада и репрессий 1973 года.

Чилийская молодежь утверждала, что на этот раз все могло быть иначе. С 1973 года высокие стандарты прав человека - на национальном уровне и во всей Южной Америке - стали мейнстримом, связывая руки национальной полиции и вооруженным силам. Холодная война с ее крайней идеологической поляризацией - это далекое воспоминание. Хотя сейчас Чили разделена по вопросам социальной политики, существует широкое согласие относительно сохранения основных принципов демократического капитализма. Многие чилийцы также признают, что распределение доходов стало слишком неравномерным и что необходимо укрепить систему социальной защиты малоимущих.

Экономика Чили показала блестящие результаты за последние три десятилетия, увеличиваясь в среднем на 5% в год. Обширные пригороды Сантьяго, принадлежащие к высшему классу, с их блестящими стеклянными небоскребами, жилыми кондоминиумами на миллион долларов, роскошными магазинами розничной торговли и бесчисленными ресторанами высокой кухни могут соперничать с таковыми в любом глобализированном космополитическом городе.

Плоды роста просочились вниз: уровень бедности упал с 40% в 1990 году до менее 10% сегодня. Показатели зачисления в высшие учебные заведения превышают показатели наиболее высокоразвитых стран, а некоторые показатели здоровья превосходят показатели Соединенных Штатов.Ожидаемая продолжительность жизни при рождении выросла с 74 лет в 1990 году до 80 лет сегодня.

Но за последние пять лет рост замедлился, и стоимость жизни выросла. Из-за наличных расходов на образование и здравоохранение многие домохозяйства обременены тяжелыми долгами, а пенсии по старости не успевают за ними. Это классический случай разочарованных ожиданий зарождающегося среднего класса, который опасался, что никогда не станет владельцем одной из этих роскошных квартир. Хуже того, люди боялись снова оказаться в нищете своих бабушек и дедушек.

Чилийская политика уже давно поляризована между крайне правыми и левыми социал-демократами и социалистами. Левоцентристские правительства представили множество социальных программ в интересах среднего класса и бедных, но правые политические сохранили ключевые элементы своей «неолиберальной модели», отдавая предпочтение частному предоставлению физической инфраструктуры и социальных услуг.

Экономическая модель правых была закреплена в конституции времен Пиночета 1980 года.Экономическая гегемония приписывалась частному сектору, часто субсидируемому за счет государственных финансовых трансфертов. Бедные по-прежнему зависят от государственных школ и поликлиник, в лучшем случае разного качества, в то время как средний класс вынужден оплачивать приватизированные более качественные социальные услуги. Платные дороги, даже водные ресурсы, лицензируются частными поставщиками, которые взимают надбавки.

Между тем, серия получивших широкую огласку скандалов раскрыла сговор между олигополистическими фирмами - а также между государственными и частными лицами - с целью установления цен на предметы первой необходимости, такие как лекарства и туалетную бумагу.Согласно опросам общественного мнения, легитимность и авторитет политической и экономической элиты резко упали.

Искра

Первой искрой, которая привела к массовым демонстрациям, стало небольшое повышение цен на проезд в метро. Разгневанные студенты решили перепрыгнуть через входные барьеры, и ОМОН ответила избиением - непропорциональное применение силы ярко зафиксировано в социальных сетях. Но более глубокими корнями социального восстания были гнев по поводу видимого социального неравенства и разбитые чаяния среднего класса.

Масла в огонь подлила бездушная реакция властей на уличные демонстрации. Президент Себастьян Пиньера, миллиардер правого толка, заявил, что «мы находимся в состоянии войны», в то время как глухой член кабинета министров предположил, что рабочие могут избежать более высоких тарифов на проезд в метро в час пик, уйдя на работу рано утром. По мере того, как набирали силу уличные демонстрации, переполненная полиция совершала злоупотребления, которые еще больше разозлили граждан. Отчаявшись восстановить порядок, Пиньера приказал военным выйти на улицы, но под сдержанным приказом о вступлении в бой, убедив студентов, что они правы, не опасаясь репрессий в стиле 1973 года.

Население в целом было напугано неспособностью сил безопасности подавить молодых людей в масках (некоторые из которых выглядели хорошо скоординированными), которые безнаказанно сжигали и грабили города по всей стране. Очевидно, демократические правительства, находящиеся у власти с 1990 года, не позаботились о предоставлении базовых разведывательных возможностей. Недавние чистки полицейских и военных, уличенных в основном в мелкой коррупции, еще больше ослабили аппарат государственной безопасности.

Политическое решение, достойное аплодисментов

Следуя глобальной тенденции среди демократий, политическая система Чили становится все более фрагментированной.Правая коалиция, поддерживающая президента Пиньера, включает воинственно идеологическую партию (Независимый демократический союз, или UDI на испанском языке), которая поддерживала генерала Пиночета, давнюю группу сторонников бизнеса (Национальное обновление) и более молодые, социально либеральные тенденции ( Эвополи). Левые раскололись среди различных социал-демократов и движений 21-го века, выступающих за права женщин, защиту окружающей среды и демократию с более широким участием. Коммунистическая партия, набравшая около 5% голосов, также представлена ​​в законодательных органах.

В последние недели все политические партии были вынуждены отреагировать на социальный взрыв. Почти все стремились рассеять народный гнев, направить инакомыслие в юридические, демократические процедуры и вернуть некоторое доверие к политическому классу. Была также заинтересована в том, чтобы не дать правым экстремистам воспользоваться беспорядками на улицах и предотвратить более решительные военные действия.

После двух дней марафона обсуждений, очень рано утром в пятницу, 15 ноября, лидеры законодательного органа предстали перед собравшимися СМИ, чтобы объявить о грандиозном компромиссе.В апреле этого года избирателям будет предложен выбор, состоящий из двух частей: 1) будет ли написана новая конституция для Чили и 2) должна ли новая конституция быть написана съездом, состоящим из смеси существующих парламентариев и вновь избранных лиц. (предпочтение правых) или конституционным съездом, полностью состоящим из новоизбранных лиц (ключевое требование многих протестующих).

После выборов в октябре 2020 года конституционному собранию будет предоставлен один год для завершения своей работы, после чего будет проведен второй плебисцит.Полный процесс реформирования займет около двух лет. (Коммунистическая партия не подписывала национальное соглашение, но заявила, что будет участвовать в конституционном собрании.)

В обмен на согласие на разработку совершенно новой конституции политические правые сделали серьезную уступку: каждая статья новой хартии должна была быть одобрена двумя третями голосов. По словам сенатора UDI Хуана Антонио Коломы, это высокое препятствие было «важной гарантией того, что никакое косвенное большинство любого цвета кожи не может диктовать, что будет в учредительном уставе.”

Многие чилийцы были довольны перспективами новой конституции. Тем не менее, они по-прежнему жизненно обеспокоены тем, что их непосредственные экономические устремления будут удовлетворены, и некоторые из них, вероятно, останутся на улицах, чтобы выступать за новый социальный пакт. Действующий президент и Конгресс будут вынуждены поднять минимальную заработную плату и пенсии, а также снизить расходы на здравоохранение и образование. У здорового чилийского бюджета есть некоторая свобода действий, чтобы реагировать на социальные запросы, но потребуется серьезная налоговая реформа, чтобы начать соответствовать ожиданиям населения в отношении более инклюзивной модели.Национальные темпы роста должны будут восстановиться за счет устойчивого повышения эффективности и производительности.

Впереди тяжелая работа, поскольку чилийцы одновременно стремятся модернизировать свои социальные услуги и модернизировать свои руководящие институты и силы безопасности, обеспечивая при этом уверенность бизнеса и надежные инвестиции. В случае успеха Чили сможет вернуть себе репутацию одной из самых процветающих и передовых демократий в Латинской Америке.

Однако сегодня у чилийцев есть все основания для празднования: их политическая система и руководство прошли грандиозное испытание и, в отличие от 1973 года, нашли консенсусный путь вперед.

текущих протестов показывают, что диктатура Пиночета по-прежнему играет важную роль в политике Чили

За последние несколько недель имидж Чили как политической и экономической страны Латинской Америки был подорван. Спровоцированные скудным повышением цен на проезд в метро, ​​протесты и марши переросли в самые серьезные беспорядки, которые страна видела с момента перехода к демократии в 1990 году. Президент Себастьян Пиньера объявил войну протестующим, объявил чрезвычайное положение и развязал репрессивные меры, которые вызывают воспоминания о последней фазе диктатуры при Аугусто Пиночете.

Шокированные наблюдатели изо всех сил пытались понять эти события, особенно в свете того факта, что Чили является самой процветающей страной Латинской Америки и одной из самых политически стабильных стран. Но эти факты всегда скрывали гораздо более глубокую и темную проблему: последние остатки диктатуры Чили так и не были полностью искоренены, а постоянное влияние бывших авторитарных элит и тех, кто напрямую унаследовал свое наследие от демократической политики, является частью того, что привлекает протестующих. сегодня на улице.

За последние несколько недель имидж Чили как политической и экономической страны Латинской Америки был подорван. Спровоцированные скудным повышением цен на проезд в метро, ​​протесты и марши переросли в самые серьезные беспорядки, которые страна видела с момента перехода к демократии в 1990 году. Президент Себастьян Пиньера объявил войну протестующим, объявил чрезвычайное положение и развязал репрессивные меры, которые вызывают воспоминания о последней фазе диктатуры при Аугусто Пиночете.

Шокированные наблюдатели изо всех сил пытались понять эти события, особенно в свете того факта, что Чили является самой процветающей страной Латинской Америки и одной из самых политически стабильных стран. Но эти факты всегда скрывали гораздо более глубокую и темную проблему: последние остатки диктатуры Чили так и не были полностью искоренены, а постоянное влияние бывших авторитарных элит и тех, кто напрямую унаследовал свое наследие от демократической политики, является частью того, что привлекает протестующих. сегодня на улице.

В этом Чили вряд ли является исключением. В 1980-х и 1990-х годах большинство стран Латинской Америки перешло к демократии. Но уходящие диктаторы и их ближайшее окружение редко уходили из политики. Вместо этого многие элиты авторитарной эпохи, включая бывших диктаторов, членов хунты, министров кабинета и партийных чиновников, сохранили высокие посты в исполнительной, законодательной и судебной ветвях власти, а также в вооруженных силах и местных органах власти. Фактически, постпереходные элиты авторитарной эпохи в Латинской Америке занимали высокие должности в одной или нескольких ветвях власти примерно половину всех лет с 1900 по 2015 год.

Рассмотрим Чили. После перехода к демократии в 1990 году элиты уходящей диктатуры Пиночета сохраняли видные позиции в вооруженных силах, Национальном конгрессе и местных органах власти вплоть до начала 2010-х годов. Сам Пиночет оставался главой чилийских вооруженных сил до 1998 года и назначенным сенатором до 2002 года. Бывший член хунты генерал Родольфо Штанге Элькерс был национальным сенатором до 2006 года, а бывший министр правительства полковник Кристиан Лаббе был мэром богатого района Сантьяго Провиденсия до 2012 года.

Между тем Независимый демократический союз (UDI), консервативная партия, основанная в преддверии перехода к демократии, объединила множество военных, министров, бизнес-элиту и местных политиков, тесно связанных с диктатурой. Многим из первоначальных основателей UDI было от 20 до 30 лет на момент перехода, и поэтому они по-прежнему являются важным компонентом чилийских правых. Недавно уволенный министр внутренних дел страны, который первоначально пытался подавить протесты правительственными репрессиями, был одним из лидеров-основателей UDI и первых национальных депутатов.Другой ранний лидер UDI, Эрнан Ларраин, по-прежнему возглавляет министерство юстиции.

Когда бывшие авторитарные элиты захватывают важные посты в новом демократическом правительстве, они могут использовать свои рычаги влияния, чтобы подтолкнуть политические решения к защите своих собственных интересов, а не интересов граждан. В Чили, где диктатура Пиночета закрепила свой политический и экономический проект в авторитарной конституции 1980 года, которая затем была передана в наследство демократии, это означало укрепление институциональной стабильности, чтобы избежать изменения практик и структур, которые приносят пользу союзникам старого режима.

В начале 1990-х, например, элиты авторитарной эпохи успешно ослабили трудовые и налоговые реформы, которые, как они считали, могут нанести вред богатым и поставить под угрозу их авторитарный проект. Сегодня Чили остается одной из стран Латинской Америки с наибольшим неравенством и одной из самых неравных в элитной группе стран, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития. Неудивительно, что непомерно высокое неравенство - одна из основных мишеней сегодняшних протестующих. Действительно, со временем авторитарное влияние становится рецептом массовых беспорядков.Протесты против небольшого увеличения платы за проезд в метро превращаются в требования фундаментальных политических изменений; весь элитный класс рассматривается как оторванный от повседневной жизни простых граждан.

Тот же процесс продолжает разворачиваться по всему региону. Возьмем, к примеру, Перу, где противостояние между президентом и оппозицией Конгресса по поводу выдвижения кандидатур в Конституционный суд страны переросло в продолжающийся конституционный кризис и массовые протесты в октябре. Проблема связана с крахом диктатуры Альберто Фухимори в Перу в конце 2000 года на фоне обвинений в широко распространенной коррупции.

Сразу после перехода к демократии авторитарные элиты были практически лишены доступа к правительству. Но элиты авторитарной эпохи Перу в конечном итоге ошеломляюще вернутся: к 2007 году бывшие члены Конгресса Перу и члены кабинета министров от диктатуры занимали ключевые посты в Конгрессе и региональном правительстве. Кроме того, под руководством Кейко Фухимори, дочери бывшего диктатора, различные фракции, входившие в политическое движение Фухимори, были объединены в новую политическую партию, которая в 2016 году станет крупнейшей партией в Перу, захватив большинство мест в Перу. Конгресс.

В последние годы эта новая политическая партия, Народная сила, добилась отставки президента, заблокировала попытки расследования коррупции и выдвинула своих предпочтительных кандидатов в судебные органы без рассмотрения предлагаемых реформ. Неудивительно, что перуанцы в конце концов устали и начали стремиться уменьшить влияние партии и других элит.

Как и в Чили и Перу, Мексика, Сальвадор, Гватемала, Никарагуа и Бразилия - все перешли к демократии, не наказывая бывшие авторитарные элиты за их прошлые проступки и даже не исключая их с постов власти в условиях демократии.Например, в Бразилии элиты последней военной диктатуры по-прежнему занимают множество постов и консультативных должностей в правительстве. А крайне правый президент Жаир Болсонару теперь в значительной степени опирается на свой союз с военными в повседневной деятельности в стране.

Конечно, настойчивости элит из авторитарного прошлого редко бывает достаточно, чтобы спровоцировать массовые беспорядки. Но замедление экономического роста может представить это влияние в новом свете, особенно в странах, где судебные органы, политические партии и независимые регулирующие органы позволили коррупции процветать, а расточительству - распространяться.

Но, как показывает Чили, даже финансово ответственные и успешные экономики не могут полностью умиротворить граждан, когда существует огромная пропасть между имущими и неимущими, особенно когда многие из имущих попали туда из-за их связи с жестоким прошлым. В этих сценариях действующие политические элиты могут быстро вызвать негативную реакцию, проводя непопулярную экономическую политику, а затем недоверчиво реагируя на массовую оппозицию. Эти раздражающие отклики заставляют граждан узнавать этих политиков такими, какие они есть: оторванными от контактов.

Чили начинает «красивую задачу» по разработке новой конституции | Новости политики

Сантьяго, Чили - Чувство всеобщего ожидания нависло над Чили, поскольку в воскресенье состоится торжественное открытие вновь избранного конституционного собрания страны.

Собрание, в состав которого входят широкие слои разнообразного населения страны, поручено разработать новую конституцию, которая перенесет страну в ближайшие десятилетия. Многие называют это историческим моментом; Впервые в истории Чили выбрала отдельных лиц и поручила им разработать конституцию.

Но собрание отражает глубоко поляризованную страну, и эксперты говорят, что впереди много проблем, в том числе, в первую очередь, необходимость построения доверия между идеологически разнородными составляющими.

«Мы всегда знали, что сценарий будет суровым, даже враждебным. Но это нормально, потому что многие члены ассамблеи рассматривают конституционный процесс как момент для выплаты исторических долгов каждой маргинализованной группе », - сказал Кристобаль Беллолио, юрист и профессор Университета Адольфо Ибаньеса, который безуспешно баллотировался на место. в конвенции.

«Но я надеюсь, что когда придет время прийти к соглашению, доверие восторжествует среди участников».

Новая политическая система

На майских выборах членов конституционного собрания консерваторы получили только 37 из 155 мест, по сути лишив их возможности наложить вето на результаты новой Великой хартии вольностей. Нынешнее правое правительство Чили не верит в необходимость новой конституции, которая заменит нынешнюю, написанную в 1980-х годах при диктатуре Аугусто Пиночета.

Но статус-кво больше не работает для многих из почти 19 миллионов граждан Чили, и социальный бунт в октябре 2019 года вынудил элиты страны согласиться на другую систему, что привело к формированию конституционного собрания.

По крайней мере 77 избранных избирателей, или около 50 процентов от общего числа, выступают за политику, направленную на прекращение вспомогательной роли государства и его неолиберальной экономической модели, которая на протяжении десятилетий не учитывала бедные и средние классы.

Эти участники стремятся укрепить трудовые права и права женщин и отменить пенсионную систему.Нынешняя частная пенсионная система, созданная в годы правления Пиночета, вынуждает рабочих депонировать свои пенсионные сбережения на индивидуальных счетах, которыми управляют частные организации.

Чилийцы также требуют, чтобы их избиратели отстаивали право на хорошее общественное здравоохранение и образование, равные права для женщин, недискриминацию групп меньшинств и жизнеспособные экологические нормы.

Но Гильермо Ларрейн, экономист и автор книги «Стабильность общественного договора в Чили», сказал, что людям не следует ожидать чудес.«Новая конституция изменит структуры, но не обязательно поведение. По крайней мере, в краткосрочной перспективе трудно представить, что Чили превратится в рай равенства и инклюзивности », - сказал Ларрейн Al Jazeera.

«Основная задача конституционного собрания - определить новый политический режим для Чили, который улучшит представительство граждан и управление тем, кто находится у власти», - добавил он.

Первые действия

На фоне пандемии коронавируса 155 избранных избирателей соберутся на свою первую сессию в воскресенье в палатке под открытым небом, установленной на территории бывшего здания Национального конгресса в Сантьяго.

Их сторонники будут сопровождать их пешком. Правительственные власти заявили, что полиция не будет вмешиваться, если демонстрации останутся мирными.

Мапуче, которых в Чили почти два миллиона, проведут церемонию перед началом сессии на вершине холма Хуэлен, где Сантьяго был основан испанцами, в 10 минутах ходьбы от бывшего места проведения Национального конгресса.

Большие экраны будут также размещены в разных точках возле здания Конгресса, чтобы люди могли наблюдать за ходом заседания.

В своем первом акте избиратели выберут президента и вице-президента и примут решение о правилах, которые останутся в силе в течение однолетнего мандата съезда. Собрание завершит свою миссию с приходом к власти нового правительства, поскольку на ноябрь намечены президентские выборы.

Ожидается, что новая конституция будет вынесена на референдум в 2022 году.

Экраны с надписью «Конституционный съезд» видны внутри бывшего здания Конгресса, где будет разрабатываться новая чилийская конституция в Сантьяго [Иван Альварадо / Рейтер]

Противоречие, напряженность

Неделя, предшествующая воскресному инаугурационному заседанию, была отмечена некоторыми противоречиями, однако, поскольку правительство уходящего президента Себастьяна Пинеры отказалось рассмотреть просьбу коренных народов, которые занимают 17 зарезервированных мест в собрании, выразить свое собственное мнение. языки во время встреч.

Правительство также заявило, что не планирует присутствовать на церемонии открытия.

Хотя многие консервативные избиратели публично заявили о своем стремлении к диалогу, они хранят молчание по большинству острых вопросов, включая то, что левые называют политическими заключенными. По данным Института прав человека в Чили, более 11300 человек были арестованы и 2500 были заключены в тюрьму во время общественного восстания с октября 2019 года по март 2020 года. Правительство систематически отрицает наличие в стране политических заключенных.

Консервативные члены ассамблеи также пытались дистанцироваться между собой и правительством Пинеры, которое широко непопулярно. Аль-Джазира связалась с пятью избирателями консервативного толка, но все отклонили просьбу об интервью.

Между тем, некоторые члены ассамблеи, которые называют себя «ненейтральными независимыми членами» - и которые составляют важный левоцентристский блок - заявляют, что они «не будут подчиняться приказам политических партий или инструкциям от какого-либо правительства, парламентариев или вмешательству со стороны кого-либо. группа давления, которая намеревается использовать конституционный процесс ».

С собранием, состоящим из членов, которые придерживаются такого широкого спектра идеологий, установление доверия не только между избирателями, но и с чилийским народом будет иметь первостепенное значение.

«Одна из величайших проблем этого съезда - научиться работать вместе, узнать друг друга поближе, чтобы разрушить барьеры недоверия и страха. Мы должны стереть логику того, что если ты не со мной, ты предатель », - сказала Малуча Пинто, актриса и независимый член партии.

«Мы должны понимать, что сталкиваемся с чем-то совершенно новым, для чего у нас нет практики. Это огромная и красивая задача, с которой мы, как страна, столкнемся и в будущем ».

ЧИЛИ

ЧИЛИ

Комбинированная секунда и третий доклад от 9 марта 1995 года (CEDAW / C / CHI / 2)

Чили, страна который пережил один из длительных и прогрессивных демократий до 1973 г. и одна из самых продолжительных и реакционных диктатуры 1973-1990,1 начал процесс редемократизации в 1990 году с инаугурации гражданского правительства и открытие чилийского съезд.Однако переход произошел в контексте конституционного, правового, политического и психологического наследия периода диктатуры, а также наложенных ограничений участием военных в этом процессе2. Таким образом, пока Чили приступила к процессу модернизации и часто рассматривается как модель "политической стабильности и экономическая кредитоспособность в полушарии »3 политические реформы, ведущие к демонтажу поставторитарных институты (например, конституция) и решение вопросов связанные с осуществлением прав человека, продвигались медленно.

Диктатура период глубоко повлиял на женщин и их социальные роли, и традиционные образы и ожидания женщин не изменились в переходный период. При диктатуре социально консервативное правительство основывало свою политику на традиционном концепция женских ролей. Режим Пиночета обескуражен участие женщин в рабочей силе и общественной жизни, поощряется их возвращение к семейной жизни (например, лечение женщин-работниц в качестве второстепенной силы и дискриминируя их в пользу работников-мужчин) и подчеркнули свои материнские обязанности.До 1986, правительство Пиночета поддержало закон о браке (potestad супружеские) предоставление мужу прав на жену и ее имущество исходя из того принципа, что муж должен защищать свою жена в обмен на ее послушание. Однако усиление государством частной сферы женщин роль привела к их принятию на себя новой общественной роли с 1970-х годов. вперед: поскольку режим утверждал, что защищает семью, он пришлось ответить на обвинения женщин в репрессиях со стороны правительства против членов их семей.Фактически, женские организации, такие как семьи задержанных и пропавших без вести и Семьи политзаключенных стояли в авангарде движение за права человека в Чили путем повышения общественной осведомленности и протестуя против жестокости диктатуры5. Аналитики сходятся во мнении, что, хотя женщины изначально участвовали в эти организации в их традиционных ролях, со временем многие женские группы разной ориентации начали разрабатывать чувство гендерной идентичности.

К 1980-м годам женское движение становилось все более политизированным и разнообразным, и в него входили как антидиктаторские правозащитные группы, так и явно феминистские организации6. Но, по словам Марии Елены Валенсуэлы, традиционные образ женщины - не заинтересованной в публичном соревновании с мужчиной жизнь и политика - сохраняется. Феминизм по-прежнему виден и изображается как движение против мужчин, которое не является репрезентативным большинства женщин.7 Тем не менее Валенсуэла также признает, что, несмотря на то, что дискриминация женщин в различных сферах чилийского общества, мобилизация женского движения, наряду с другими факторов, что привело к растущему признанию идеи, что истинная демократизация должна включать трансформацию гендерных отношений8.

Население Чили 14 миллионов - это примерно девяносто процентов метисов (смешанных коренное американское и европейское происхождение), пять процентов европейцев, и пять процентов коренных жителей.9 Коренные общины - мапуче (также называемые арауканцами), Аймара, рапа-нуи, кечуа, колла, алакалуфе и яган (в 1992 году коренное население насчитывало 1,3 миллиона человек). Официальный язык испанский (в Чили его называют Кастеллано). Примерно 76,7 % населения исповедуют католицизм, 13,2%. процентов - евангелисты или протестанты, а евреи, мусульмане и христианских православных общин, вместе взятых, 4.2 процента.

Правительство и политика

В Чили есть президентский политическая система с двухпалатным законодательным органом (Сенат и Палата депутатов). Второе демократически избранное правительство, левоцентристский концерт Concertación de Partidos por la Democracia (коалиция Христианско-демократической партии, PDC; Социалистическая Партия, PS; Партия за демократию, НДП и другие более мелкие партии) президента Эдуардо Фрей Руис-Тагле сменил Патрисио Эйлвин Азокар в марте 1994 г.Срок президентских полномочий - шесть лет. Следующие президентские выборы назначены на 11 декабря. 1999.10 Формально независимый судебная система по-прежнему находится под значительным военным влиянием11.

Политические левые и правые традиционно расходятся во мнениях относительно того, должны быть неизбираемые сенаторы, и что касается роли и состав национальной безопасности, избирательная система, и другие институциональные механизмы, но обычно был консенсус по экономическому направлению страны и сильное предпочтение либеральной рыночной экономики.Левая тенденция чтобы поддержать предоставление государству больших полномочий для вмешательства в экономия. Некоторые из текущих политических дебатов включают необходимость для реформы системы образования и здравоохранения12.

Конституция

Военный Конституция появилась в 1980 году. В июле 1989 года, после плебисцит по Конституции, оппозиция выиграла несколько важных демократические изменения, включая расширение гражданского представительства в Совете национальной безопасности.Число избранных сенаторов был увеличен с двадцати шести до тридцати восьми, а процесс внесение поправок в Конституцию стало проще.13

1973-1990 Диктатура

11 сентября 1973, генерал Аугусто Пиночет Угарте и его тайная полиция сверг марксистское правительство Сальвадора Альенде в кровавой переворот и положил начало периоду сурового военного правления (1973-1990), в котором, согласно "Отчету Реттига", опубликованному Правдой и примирительной комиссии в 1991 году было убито 3190 человек. или «исчезли» 14 и сотни были изгнаны.15 По мнению аналитиков, военный переворот 1973 года стал результатом о "распаде политических институтов, идеологической поляризации, экономический кризис, вмешательство США и призывы к военному вмешательству некоторыми слоями общества »16.

Переход от Диктатура / Права человека

Переход к гражданское правление было организовано и проведено, хотя и под давлением от возникающих социальных сил военным режимом.Переход произошло в контексте ослабления международных и внутренних поддержка диктатуры, угасание холодной войны и возрождение политической оппозиции. На плебисците в декабре 1988 г. диктатору генералу Аугусто Пиночету не удалось получить большинство, которое гарантировал бы ему еще восьмилетний срок. Это привело к демократическим выборам в декабре 1989 г., которые принесли победу левоцентристскому кандидату от Concertación Эйлвину.17

Наблюдатели согласны что в целом наследие диктатуры было более позитивным в Чили, чем в других странах региона (Бразилия, Аргентина, Центральная Америка и др.), Особенно в экономической сфере. Военная хунта оставила довольно сильную и децентрализованную экономику с динамичным и диверсифицированным частным сектором18. С другой стороны, продолжающееся военное влияние на Чили политическая жизнь и право вето политических правых в Сенате сдерживали как постдиктаторские правительства, так и предотвращали им от решения вопросов прав человека и фундаментальных социальных и политическая трансформация.Комиссия по установлению истины и примирению (Комиссия Реттига), созданная в 1990 году, например, исследовала смертей и исчезновений, но исключены многочисленные случаи других виды широко распространенных и грубых злоупотреблений, таких как пытки. Кроме того, хотя отчет повысил осведомленность общества об ужасающих злоупотребления и привели к обнаружению массовых захоронений по всей стране, военные утверждали, что злоупотребления имели место в контекст "состояния войны" и поэтому были оправданы усилия по борьбе с террористами.19 Несмотря на то, что около двадцати исков было подано в Чилийские суды против Пиночета только с января 1989 г. Закон об амнистии 1978 года, неприкосновенность Пиночета как пожизненного сенатора и сохраняющиеся сильные позиции вооруженных сил в Чили обеспечили безнаказанность и безопасность Пиночету и бывшим мучителям20.

Несмотря на демократичность выборы, Пиночет (до его ареста в прошлом году; см. Дело Против Аугусто Пиночета (ниже) оставался сильным и влиятельная фигура в политике, серьезно мешающая работе избранных правительств.Например, попытки президента Фрея на проведение конституционных реформ наложил вето Пиночет сторонники. Даже подумал, что правительства Эйлвина и Фрея предприняли обширную программу пенитенциарной и судебной реформы, структура военной юстиции, созданная Пиночетом, остались практически нетронутыми и были оплотом авторитаризма21.

Дело против Аугусто Пиночет

Тем не менее, в важным событием для правозащитного движения как в Чили и во всем мире, и это, несомненно, огорчило бывших военных правителей, Аугусто Пиночет был арестован в Лондоне в Октябрь 1998 г., когда он восстанавливался после операции на спине.Он был арестован по запросу правительства Испании от имени испанского магистрата Бальтасара Гарсона.22 Гарсон хочет привлечь Пиночета к суду по обвинению в геноциде, убийства, пытки и похищения (в том числе граждан Испании и другие иностранные граждане) в период диктатуры 1973-1990 гг. В марте 1999 года британские лорды постановили, что, несмотря на его статус в Чили, он не имеет иммунитета и должен ответить по делам, возникшим после 1988 г. (когда Великобритания подписала Конвенцию ООН Против пыток).В апреле 1999 года министр внутренних дел Джек Стро разрешил производство по экстрадиции будет продолжено23. В мае 1999 года Пиночет столкнулся с дорогостоящей судебной тяжбой против экстрадиция в Испанию. Но некоторые эксперты утверждают, что даже если Пиночет экстрадирован в Испанию, скорее всего, он будет освобожден по гуманитарным причинам. Причины, связанные с его возрастом и проблемами со здоровьем24.

Хотя некоторые в Чили и за рубежом назвали процесс против Пиночета политически мотивированы и "нарушение правового суверенитета Чили "25 диктатур жертвы и правозащитные организации, такие как Amnesty International, приветствовал решение, наконец, привлечь Пиночета к ответственности после двадцать пять лет как новаторский случай в области прав человека.Если процедура экстрадиции будет продолжена, прецедент будет сделать возможным привезти в любую страну глав других государств перед судом отвечать за преступления, совершенные ими при исполнении служебных обязанностей. 26 год

Все же чилийское общество разделились по вопросу о том, что должно произойти с Пиночетом. Согласно опросу Центра исследований, проведенному в апреле 1999 г. Современная реальность (CERC), 31% опрошенных считал, что Пиночет должен остаться в Лондоне, и сорок один процентов заявили, что он должен предстать перед судом в Чили.Семнадцать процентов респондентов хотели, чтобы он вернулся в Чили, а не предстать перед судебным преследованием. Однако другие опросы показали, что пятьдесят пять процентов респондентов считали, что существующие правовые и политические условия в Чили не способствуют привлечению первых диктатор к правосудию27

Католическая церковь

Римско-католический Церковь была источником значительной оппозиции Пиночету режима и сыграл ключевую роль в защите прав человека.Церковь поддержала правозащитные организации, предоставив социальные услуги и приют для преследуемых интеллектуалов и политики. С восстановлением демократии католики Церковь вернулась к традиционным функциям поставщика пастырские и благотворительные услуги. Однако он сохранил роль голоса того, что он определяет как мораль и оказывает влияние по вопросам воспитания, нравственности, семейных отношений, внебрачный секс, контроль рождаемости и аборты.Например, Церковь выступала за меры, противоположные некоторым прогрессивным инициативы государственного женского агентства с министерскими статус созданный в 1991 году, Sevicio Nacional de la Mujer (Национальный Служба женщин; СЕРНАМ), особенно в области семьи и социальная жизнь, такая как аборт, планирование семьи и развод28.

Свобода выражения мнения

Медиа

Хьюман Райтс Вотч (HRW) написала в отчете за ноябрь 1998 г., что «Чили - это не страна. в котором журналисты или оппозиционные политики обычно физическое преследование или причинение вреда со стороны лиц, связанных с государством конструкции.«29 Но наличие множества ограничительных законов еще во времена диктатуры эпохи, а также глубоко укоренившиеся практики, предшествовавшие диктатуре, остаются в силе и сдерживают репортеров. Действующие законы криминализировать критику должностных лиц, разрешить военные трибуналы судить журналистов за подстрекательство к мятежу и контролировать телевидение лицензирование вещания. Новый закон о прессе застопорился в парламенте за последние пять лет.30 Несмотря на то, что законы редко приводят к судебному преследованию, они представляют постоянную угрозу судебного преследования, и журналисты утверждают, что что это мешает им свободно работать. В 1998-1999 гг. было несколько случаев преследования журналистов. В январе 1998 года ведущий новостной телепередачи "Plan Zeta" Рафаэль Гумусио и репортер журнала Cosas Паула Кодду были заключен в тюрьму за критику председателя Верховного суда Сервандо Иордания.Джордан также подал в суд на журналистов Хосе Але. и Фернандо Паулсен из ежедневной газеты La Tercera, что привело к их обвинительное заключение в январе 1999 года.31 Апрель 1999 г. о цензуре и конфискации "Черная книга чилийского правосудия", написанная следственным репортер Алехандра Матус, подробно рассказывающая о коррупции и халатности и кумовство при диктатуре вызвали общественные дебаты о свободе слова в Чили и вызвал протесты со стороны несколько средств массовой информации и Ассоциация чилийских журналистов.Копии книг были сняты с полок книжных магазинов службой безопасности. сил по приказу судьи Исмаэля Уэрты после судебного процесса подано судьей Джорданом.32

Несмотря на признаки растущей общественной дискуссии и протеста против ограничений в репортажах многие редакторы все еще практикуют самоцензуру и концентрация собственности СМИ растет, 33 что ограничивает объем информации, доступной общественности.Две медиа-компании, связанные с консервативной политикой, почти контролируют все газеты страны. Единственные независимые газеты, La Epoca и Hoy закрылись из-за финансовых проблем. в 1998 г. По данным Комитета защиты журналистов (CPJ), восемьдесят пять процентов телевизионных новостей в Чили использовали государственные источники как основная основа для отчетности34.

Сообщества коренных народов

Коренные народы, которые составляют более пяти процентов населения Чили - миллионная община мапуче является самой многочисленной. - были самыми бедными, наиболее заброшенными и наименее интегрированными группы в Чили.Закон о защите, поддержке и развитии коренных народов, принятых в конце президентства Эйлвина в 1993 году была призвана исправить эту ситуацию. Это обеспечивает юридическое определение понятия «коренной человек» делает расовую дискриминацию незаконным, признает индийские общины в качестве юридических лиц, предоставляет основу для защиты индийских земель и устанавливает стипендиальный фонд для студентов из числа коренных народов.Он также содержит положение, важное для гендерных отношений, требующее от жены или подпись супружеского партнера при продаже земли35. Но политика правительства была неясной в вопросе специальные программы для коренных общин Чили, в том числе северный регион, населенный аймара и говорящими на кечуа, и южный регион, населенный индейцами мапуче36.

Территория мапуче Споры

С февраля 1999 г. несколько конфликтов из-за земли вспыхнули между коренными группы и лесозаготовительные компании, особенно на Юге.В спор затрагивает около 200 000 гектаров исконных земель, которые заняты лесозаготовительными предприятиями. Коренные народы выразили протест экологический ущерб, нанесенный компаниями, в том числе уничтожение старых редких пород деревьев37. Экологические и коренные народы опротестовали замечание от бизнес-лидера и члена правительственной комиссии для переговоров по спору Фелипе Ламарка, предложивший в качестве решение ", превратив индейцев мапуче в предпринимателей лесозаготовительный бизнес.«38

В другом споре, Сообщества мапуче, а также сеть социальных и экологических организаций, решительно выступили против строительства Плотина гидроэлектростанции Ралко в верховьях реки Биобио у испано-чилийского Компания Endesa. Строительство требует выселения более более восьмидесяти семей коренных народов общины пеуэнче (мапуче группа).39 Восемь семей отказались покинуть землю, и адвокаты утверждали, что других обманули или несправедливо заставили действовать против их воля. В марте 1999 года две пожилые сестры мапуче Берта и Николаса Куинтреман предстали перед военным судом за их деятельность против проекта. Более того, правительство предстал перед судом по обвинению в «насильственном проникновении в этническую конфликт "и выслал гражданина Испании и США и пытался выслать гражданина Франции, участвующего в акциях протеста.«40 Протестующие утверждали, что голоса представителей коренных народов не были включены в процесс планирования проекта Ralco, который угрожает наследственной культуре Pehuenche и составляет к «этноциду» 41.

Аймара и Окружающая среда

На Севере, коренные Группы аймара и экологические активисты попросили президента Фрея не подписывать указ о снятии с охраны одной трети национального парка Лаука, крупнейшего заповедника на севере Чили.Правительство хочет открыть эту территорию для разведки добывающими компаниями своей меди, молибдена, золота, серебра, сульфаты и другие минералы. Активисты утверждают, что этот район дом для самых разных растений и животных, в том числе фламинго, чайки, викуньи, ламы, альпаки и шиншиллы.

Наблюдательный пункт выяснилось, что коренные народы владели 31 миллион гектаров в Чили в 1540 году, и они контролируют около 300000 гектаров Cегодня.Они утверждают, что существующей земли недостаточно для выживания. особенно когда лесозаготовки наносят ущерб земле и Манипуляции с окружающей средой приводят к высыханию рек. По словам Франсиско Какильпан Линкуанте, президента Корпорация развития и коммуникаций Мапуче, там была тенденция возвращения некоторых коренных мапуче из города на землю. 42

Экономическое положение

Спустя почти пятнадцать лет последовательного экономического роста и снижения темпов инфляции, с 1997 г. Чили находится в периоде спада, поскольку в результате азиатского кризиса.Темпы экономического роста снизились, с 7,1 процента в 1997 году до четырех процентов в 1998 году, а в течение в последнем квартале 1998 года экономическая активность упала на 2,8 процента. Внутренняя корректировка, проведенная правительством, была сопровождаются негативными потрясениями по основным экспортным товарам. Цена на медь на международных рынках упала до самый низкий уровень за пятьдесят лет, сельскохозяйственный сектор сталкивается с сильнейшая засуха века, и наблюдается резкое снижение в улове рыбы.По словам Карлоса Массада, президента Центральный банк Чили, эти тенденции, как ожидается, улучшатся во второй половине 1999 г.43

Хотя общая макроэкономическая ситуация в стране улучшилась в течение последних пятнадцати лет Чили продолжает оставаться одним из худшее неравенство в распределении доходов в мире. Это лишь немного улучшился за последние несколько лет в городские районы, но ухудшились в сельской местности.Доля общий доход двадцати пяти процентов беднейших сельских жителей площади уменьшилась с 9,3 процента в 1987 году до 8,4 процента. в 1996 г.

Безработица ставка выросла с 5,3 процента в начале 1998 года до 7,5 процента. в конце 1998 года. Правительство прогнозирует, что эти условия улучшится, если, как ожидается, общая экономика улучшится во время 1999 г.

Права работников

Согласно Годовой отчет Международной Конфедерации Свободных Профсоюзы (МКСП), большинство чилийского трудового законодательства возникло в период диктатуры, и проект нового закона застопорился в парламенте.44 Но Национальный центр профсоюзов (CUT; Central Unitaria de Trabajadores) раскритиковал внесенный правительством законопроект за его провал расширить право ведения коллективных переговоров на государственный сектор.С 1997 года государственным служащим в Чили было запрещено формировать профсоюзы и могут вступать только в ассоциации, которые не участвуют в коллективных переговоров или объявить забастовку45. Существующее трудовое законодательство затрудняет организацию многих секторов. Кроме того, большинство работников работают индивидуально. контракты и работодатели оставляют за собой право включать статьи в контракте, который запрещает сотрудникам занимать руководящие должности от коллективных переговоров.Сельское хозяйство, строительство и др. рабочие определяются как «временная рабочая сила», которая оставляет их с сильно ограниченными правами на ведение коллективных переговоров в зависимости на усмотрение работодателя. CUT сообщил, что антипрофсоюзные действия работодателями увеличилось в 1997 году, включая распадающиеся компании на более мелкие подразделения и случаи увольнения рабочих, которые участвовали в коллективных переговорах.46

ПОЛОЖЕНИЕ ЖЕНЩИН В ЧИЛИ В соответствии с отдельными статьями КЛДЖ:

Следующий материал о статусе женщин по отдельным статьям CEDAW. на основе отчетов следующих чилийских НПО: Instituto де ла Мухер ("Preparación del Estado de Cumplimiento del КЛДЖ "), Корпорасьон де ла Мухер Ла Морада, Комитет Latinoamericano y del Caribe para la Defensa de los Derechos de la Mujer (CLADEM) и Foro Abierto de Salud y Derechos Sexuales y Reproductivos ("Reporte Alternativo al III Informe Periódico del Estado del Cumplimiento de CEDAW ").Информация под Статья 14 о сельских женщинах основана на подразделе Отчет Instituto de la Mujer, подготовленный Centro de Estudios para el Desarrollo de la Mujer, CEDEM ("Mujeres Rurales").

СТАТЬЯ КОНВЕНЦИИ 2 - ПОЛИТИЧЕСКИЕ МЕРЫ ПО ПРЕКРАЩЕНИЮ ДИСКРИМИНАЦИИ

Хотя Конституция Чили требует от государственных органов уважать и поощрять соблюдение прав, закрепленных в конституции и в международных договорах, ратифицированных Чили, женщины НПО утверждают, что трибуналы не спешили включать эти инструменты как элементы для принятия их решений.47 Например, в одном из дел, представленных Instituto de la Отчет Mujer's48 девушка была исключена из католической средней школы из-за беременности. В решении по иску, поданному против школы, суд вынес решение, в котором не упоминается CEDAW, хотя истец процитировал договор в своей жалобе. Более того, CEDAW не очень хорошо известен как среди государственных служащих, так и среди граждан в целом.49

В 1990 году новый демократическое правительство создало Servicio Nacional de la Mujer (SERNAM), государственное агентство, миссией которого является проектирование государственная политика, ориентированная на женщин, координация национальных политики и действия с другими министерствами, оценивая выполнение политики с точки зрения CEDAW, и проведение и продвижение исследований о положении женщин и семья.50 Несмотря на эти заявленные цели, эффективность SERNAM была затруднена из-за общего отсутствия у правительства гендерной осведомленности51.

СТАТЬЯ КОНВЕНЦИИ 5 - ПОЛОВЫЕ РОЛИ И СТЕРЕОТИПЫ

В 1993 г. начал национальный план де Игуальдад де Oportunidades para las Mujeres 1994–1999 (План обеспечения равных возможностей для женщин 1994-1999).Целью этого плана было гарантировать равное возможность для женщин и мужчин, а также внести изменения в культуру к легитимации равенства как социальной ценности. Даже хотя этот план открыл окно для создания лучших возможности для женщин и упразднение наиболее дискриминационного законодательства, его миссии препятствовали ограничения традиционных общество. В результате в программе основное внимание уделяется статусу женщин, поскольку это относится к супружеским и репродуктивным ролям.52

СТАТЬЯ КОНВЕНЦИИ 7 - ПОЛИТИЧЕСКАЯ И ОБЩЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ

Согласно Отчет ООН о человеческом развитии 1998 года, Чили занимает шестьдесят первое место в Индексе оценки гендерных возможностей который ранжирует все страны-члены Организации Объединенных Наций.

Представительство женщин в Палате общин составляет десять процентов, а в Сенате это четыре процента.Несмотря на то, что есть законопроект, разработанный решить проблему недопредставленности женщин в законодательных ветке проект не обсуждался с момента исполнительной ветвь власти не сделала это приоритетом53.

СТАТЬЯ КОНВЕНЦИИ 10 - ОБРАЗОВАНИЕ

По данным Instituto де ла Мухер, чилийская система образования дискриминирует беременные молодые женщины.Несмотря на то, что официальный циркуляр 247 (1991 г.) запрещает дискриминацию в образовательных учреждениях, финансируемых за счет государственных средств были случаи изгнания женщин студентки в связи с беременностью. Циркуляр 247 не применяется. в частной образовательной системе, что допускает дискриминацию не отмечаться. Дискриминация беременных женщин существует в начальных и средних учебных заведениях, а также в высшем образовании.54

Instituto de la Мухер сообщил, что беременная студентка из Universidad de Los Анд был приостановлен на один год. В иске, возбужденном семья студента против университета, суд постановил, что заведение имело право отчислить студента. Суд заявил, что студент не соответствует установленным требованиям уставом университета, поскольку на момент поступления в учебное заведение студенты должны принять эти правила.Статья 27 правил гласит, что студенты должны приложить усилия для достижения лучших научных, культурных и моральных цели. Если школа сочтет их поведение нарушающим эти правила, оставляет за собой право применить штраф, включая отмену приема. Был внесен законопроект, решающий эту проблему. группой парламентариев, но он застопорился на пять лет.55

СТАТЬЯ КОНВЕНЦИИ 11 - ЗАНЯТОСТЬ

Безработица ставка на начало десятилетия составляла 7,4 процента; безработица уровень безработицы среди женщин составлял 9,2 процента, а уровень безработицы среди мужчин составлял на 6,6 процента. Несмотря на то, что уровень женской безработицы снизился пропорционально снижению общей безработицы в течение этого десятилетия разрыв между женской и мужской безработицей Ставка существенно не изменилась.В 1990 г. женская безработица уровень безработицы был в 1,39 раза выше, чем уровень безработицы среди мужчин, достигнув максимальной разницы в 1992 году. Уровень безработицы за 1992 год был третьим самым низким за десятилетие, но женский уровень безработицы был в 1,78 раза выше, чем у мужчин56.

В среднем женщины зарабатывают 70,3 процента от заработной платы мужчин. Этот процент уменьшается с доходом.В то время как женщины в первом квинтиле зарабатывают 70,3 процента доходов мужчин, женщины в пятом квинтиле зарабатывают только 54,2 процентов доходов мужчин57. Несмотря на то, что Конституция запрещает дискриминацию по признаку пола при приеме на работу работодатели могут устанавливать гендерные требования в должностных инструкциях.

СТАТЬЯ КОНВЕНЦИИ 12 - ЗДРАВООХРАНЕНИЕ И ПЛАНИРОВАНИЕ СЕМЬИ
Планирование семьи

Хотя здоровье правила оказания услуг требуют, чтобы женщины в возрасте от пятнадцати до сорок четыре года имеют доступ к методам контрацепции, на практике женщины имеют доступ к противозачаточным средствам только после первая беременность.Хотя Минздрав официально признает важность планирования семьи, аборты недоступны в государственных учреждениях, даже в случаях изнасилования. Нет координации между больницами, которые лечат женщины с осложнениями аборта и службы общественного здравоохранения которые предоставляют методы контрацепции. Кроме того, нет программы планирования семьи, обеспечивающие государственное образование, и у женщин нет информации о том, как избежать нежелательных беременность.58 Женщины могут потребовать добровольную стерилизацию в государственных учреждениях, но они должны получить разрешение от своих мужей.59

Медицинское страхование

Согласно Согласно отчету Instituto de la Mujer, существует значительная степень дискриминация в доступе, постоянстве и ставках, взимаемых с женщины, особенно репродуктивного возраста.Частные компании избегать приема беременных или не покрывать расходы на роды, или они взимают с них более высокие ставки. Женщины репродуктивного возраста столкнуться с возможностью получения пособий в размере одной четвертой льготы для мужчин того же возраста и в одинаковых экономических ситуация. Значительное количество женщин, пытающихся войти в система частного страхования отвергнута страховыми компаниями из-за беременности, поскольку они считаются "плохими покупателями" (малый договор).60

Аборт

Чилийский аборт закон - один из самых строгих в мире; только Сальвадор и Непал имеют аналогичные законы. Уголовный кодекс Чили запрещает все аборты, даже когда жизнь женщины в опасности, и это наказывает как женщины, дающие согласие на аборт, так и поставщики. Лечебный аборты были разрешены в Чили с 1931 по 1989 год, но в течение последние недели правления Пиночета, исключение из Кодекса здравоохранения была изменена на основании того, что «современная медицина» сделали терапевтический аборт ненужным.61 Несмотря на незаконность абортов, на душу населения приходится количество абортов в Чили - одно из самых высоких в Латинской Америке. Двадцать пять процент материнских смертей вызван небезопасными абортами, и это число увеличивается с 1990 года62.

В 1990-е гг. Были две попытки ослабить закон об абортах. В 1991 г. правящая коалиция Concertación de Partidos por la Democracia представил проект, направленный на восстановление терапевтического аборты разрешены между 1931 и 1989 годами.Между 1994-1995 гг. Открытый форум НПО по репродуктивному здоровью и правам разработал проект правовой защиты, который позволит сделать аборт в случаях инцеста и ВИЧ / СПИДа. Ни одно из этих предложений не сработало.63

Между тем, там были инициативы по ужесточению наказания за аборт. В 1998 году сенатор Эрнан Ларраин представил предложение: который впоследствии был отклонен, это изменило бы Уголовный кодекс Чили предусматривает более суровые наказания как для провайдеры абортов и женщины, желающие сделать аборт.Под этим закона, аборт считался бы преступлением против жизнь человека, гораздо более серьезный заряд, чем нынешний, который является преступлением против морали и семьи. Кроме того, закон допускал осуждение третьего стороны, участвующие в процедуре аборта, и предоставили бы стимулы для женщин, которые «раскаялись» после аборта.Женщины, сообщившие о третьих лицах и поставщиках услуг, имели бы уменьшены их собственные штрафы64.

Действующий закон делает обязательным для врачей и больничного персонала сообщать о женщинах, которые поступают в больницу с проблемами со здоровьем вызвано подпольным абортом. В результате этого закона около было зарегистрировано восемьдесят процентов дел об абортах, возбужденных против женщин. их врачом.Это положение также увеличивает шанс смерти, поскольку возможность тюрьмы удерживает женщин от в больницу для лечения осложнений, связанных с абортом65.

По мнению женщин Behind Bars, исследование, проведенное Центром репродуктивной медицины. Закон и политика и Открытый форум по репродуктивному здоровью и Права, шестьдесят процентов опрошенных женщин обвиняются в получении абортов вообще не было защитника.Восемьдесят процентов преступников преследования женщин, сделавших аборт, стали результатом отчетов в полицию государственных больниц, где они обратился за лечением по поводу осложнений, связанных с абортом. Здоровье поставщики услуг заставили некоторых женщин «признаться» в том, что они сделали аборт под угрозой отказа в медицинской помощи, если они откажутся сделать так. Женщин, привлеченных к уголовной ответственности за прохождение аборт, шестьдесят один процент были моложе двадцати девяти лет, сорок девять процентов были холостыми, и только девять процентов закончили Средняя школа.47% женщин были трудоустроены. на низкооплачиваемых работах, например, домашние работники (двадцать три процента) и заводские рабочие (двадцать процентов). "Такого просто не бывает женщинам, у которых есть средства для безопасных и незаметных абортов в частных клиниках ", - говорит Габи Оре Агилар, поверенный Центра репродуктивного права и политики66.

Правительство имеет по-прежнему уделял мало внимания созданию и внедрению программы семейного и полового воспитания в школах.В 1996 г. Минобразования совместно с Минздравом запустили национальная программа полового воспитания в школах, но приостановила программа всего через несколько дней после ее внедрения из-за оппозиция католической церкви.

ВИЧ / СПИД

По состоянию на декабрь 1997 г. В Чили официально зарегистрировано 2 211 случаев СПИДа. Из в этих случаях девять процентов составляют женщины.Согласно официальной статистике, 3075 человек живут с вирусом ВИЧ, но по неофициальным оценкам что по крайней мере 14 000 чилийцев живут с ВИЧ. Заболеваемость ВИЧ / СПИДа составляет 16,8 на 100 000, и темпы роста было больше у женщин, чем у мужчин. Соотношение ВИЧ / СПИД соотношение мужчин и женщин снизилось с 31,5: 1 в 1990 году до 10,5: 1. в 1995 г., что свидетельствует о постепенной феминизации ВИЧ / СПИДа.67

СТАТЬЯ КОНВЕНЦИИ 14 - СЕЛЬСКИЕ ЖЕНЩИНЫ
Социальное обеспечение

Текущее социальное система безопасности полностью финансируется физическими лицами: физическими лицами вносить свои взносы на личные счета, которые управляются и инвестируются частными компаниями. Они получают пенсионные выплаты в соответствии с размером в личном учетная запись.По этой системе наемные работники вносят десять процентов своих доходов, а самозанятые люди могут, если захотят, депонировать десять процентов от заявленного дохода. Учитывая, что большинство сельские женщины являются независимыми работниками и не могут позволить себе вносить свой вклад, 51,4% не имеют достаточных ресурсов на счету к пенсионному возрасту. Сельские женщины также более вероятно, что у вас не будет доступа к минимальной пенсии государством, так как у них больше "пустых" периодов занятости (когда они не пополняли свой личный счет), или, если оплачиваются, им не хватает минимального необходимого взноса в 240 месяцев для доступа к пенсии.68

Здоровье

Обязательно соц. страхование безопасности покрывает случаи несчастных случаев на работе и на производстве. болезней, которые гарантируют льготы наемным работникам и некоторые самозанятые работники. По данным 1990 г., пятьдесят шесть процентов сельскохозяйственных рабочих не получают этих льгот. Однако данные не дезагрегированы по полу.Кроме того, 46% сельских женщин не имеют медицинской страховки (1990 г.) 69.

Доступ к земле

В 1992 г. ресурсов при финансовой поддержке Всемирного банка. программа по устранению нарушений прав собственности, которая, благодаря соглашению с SERNAM выгода значительному количеству женщин-глав домохозяйств.Среди бенефициаров 39,3 процентов составляют женщины. Однако следует отметить, что женщины обычно имеют меньшую собственность, чем мужчины70.

СТАТЬЯ КОНВЕНЦИИ 16 - ЗАКОН О БРАКЕ И СЕМЬЕ
Брак

Большинство женщин замужем под режимом Социедад Конюгал. Согласно Гражданскому Код, муж является главой «супружеского союза». и управляет активами семьи.Этот закон не позволяет женщинам заключать договор без разрешения мужа71. В результате женщины сталкиваются с серьезными препятствиями при подаче заявления на ипотечный кредит и запросить жилищные субсидии независимо от их мужья. Patria potestad Семейного кодекса предусматривает отец полный контроль над активами несовершеннолетних детей в отсутствие соглашения между парой.72

В Чили, семнадцать процентов домохозяйств - неполные семьи и двадцать шесть процент детей не проживают с обоими родителями.Трибуналы для несовершеннолетних посвящены в основном урегулированию конфликтов, вызванных разрывами брака.73 Пары, не состоящие в браке, официально не признаются в Чили. В случаях разделения, раздел семейного имущества зависит от частных соглашению или по усмотрению трибуналов.74

Развод

Чили - одно из несколько стран в мире без закона о разводе.75 Несмотря на опросы, показывающие, что 58,5% населения выступает за легализацию развода, согласно Instituto de la Mujer, этот запрет на развод делает брак и разлученных женщин, уязвимых для дискриминации. В настоящее время ищу аннулирование - единственный способ «развестись». Согласно этой альтернативе, брак аннулируется, как если бы его никогда не было. Аннулирование процедура доступна только для тех, кто может позволить себе высокий юридические услуги.Согласно двум теневым отчетам, упомянутым в В начале этого раздела практика аннулирования приводит к дискриминационная практика в отношении женщин и детей.

Проект развода Закон обсуждается в парламенте с 1993 года, но его противники проводят кампанию в СМИ при сильной поддержке Католическая церковь и правые партии76. Католическая церковь пригрозила отлучить католиков парламентарии и сенаторы, если они поддерживают закон о разводе.

ОБЩИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ # 19 - НАСИЛИЕ В ОТНОШЕНИИ ЖЕНЩИН
Домашнее насилие

Закон о насилие в семье было принято в 1994 году. Но согласно Instituto де ла Мухер, этот закон направлен на защиту семьи в традиционном значении, а не на самих женщинах, имея своей главной целью реабилитацию агрессора и преемственность семьи.Лечение вопроса был погружен в традиционные семейные ценности, так как лозунг кампании было «больше никакого насилия между мужчинами и женщинами», что скрывает тот факт, что насилие в отношении женщин является следствием неравенства властных отношений между мужчинами и женщинами77.

Кроме того, согласно La Morada, CLADEM и Foro Abierto, внедрение закон представляет собой серьезные проблемы.78 Во-первых, отсутствие семейных трибуналов имеет ограниченное применение. закона: профессионалы, участвующие в процессе, и женщины те, кто пытается использовать закон, по большей части игнорируют его положения. Во-вторых, сотрудники полиции, ответственные за прием жалоб плохо осведомлены о необходимых процедурах для переноски расследования и, как следствие, процесс неоправданно задерживается из-за отсутствия адекватной информации о записывать.Более того, отсутствие соответствующих помещений

тормозит лечение жертв насилия. В-третьих, шестьдесят пять процентов случаев в конечном итоге в соглашении между затронутыми сторонами, решение что он недостаточен из-за отсутствия каких-либо необходимых мониторинг дела.

Проект по реформированию судебная система, включая создание судов по семейным делам, внесен в парламент.Эти трибуналы обладают юрисдикцией в случаях домашнего насилия. Женское неправительственное организации опасаются, что стремление судей устраивать соглашение между сторонами поставило бы женщин в невыгодное положение из-за к разнице в переговорах между мужчинами и женщинами.79

Сексуальные домогательства

Сейчас там это законопроект, который обсуждается с 1995 года, для решения проблемы сексуальных домогательств на рабочем месте.Различные фракции в парламенте не согласились продлить его применение в других секторах, таких как образовательные учреждения, тюрьмы и больницы80.

ПРЕДЫДУЩИЙ ОБЗОР ПО КЛДЖ:

Конвенция о Ликвидация всех форм дискриминации в отношении женщин. Заключение Замечания Комитета по ликвидации дискриминации Против женщин: Чили (31 мая 1995 г.).Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин рассмотрел первоначальный доклад Чили (CEDAW / C / CHI / 1) 18 и 24 января 1995 г.

Основные субъекты беспокойства:

  • Наличие законов которые по-прежнему содержали дискриминационные положения, а также о ситуациях в котором женщины были в невыгодном положении по сравнению с мужчинами.
  • Ситуация сельских женщин, которые не имели доступа к таким же возможностям за те же услуги, что и в городах, а также низкий процент женщин на политических должностях; материнская смертность в результате подпольных абортов.

Предложения и Рекомендации:

  • Подготовить второй отчет в соответствии с методическими указаниями, содержащий полные, обоснованные информация, которая отражала бы как реальную, так и юридическую положение женщин, включая встреченные препятствия, вместо этого отчета, основанного в основном на юридических ссылках.
  • Способствовать устранению все еще существующих дискриминационных правовых положений, особенно в отношении семьи и привести чилийское законодательство в соответствии с Конвенцией.
  • Принять законодательство обеспечение права на расторжение брака.
  • Обеспечьте более полную информация, включая соответствующую статистику, в следующем отчете по выполнению каждой из статей, особенно по таким темам, как насилие в отношении женщин, проституция, политические участие, репродуктивное здоровье, условия труда и заработная плата, положение «временных» работников, проживающих женщин в бедности, фактическое положение женщин в семье, подростковая беременность и статус неправительственных организаций.
  • Предоставить информацию о шагах, предпринятых для укрепления Национального офиса По делам женщин (СЕРНАМ), а также о выполнении план равных возможностей.
  • Пересмотрите чрезвычайно ограничительное законодательство об абортах с учетом взаимосвязь между подпольными абортами и материнской смертностью.
ДЕЙСТВИЯ ДРУГИМИ ДОГОВОРНЫЕ ОРГАНЫ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА, ОТНОСЯЩИЕСЯ К ПРАВАМ ЖЕНЩИН:

Заключительные замечания Комитета против пыток: Чили. 26.07.95. А / 50/44, пп. 52-61. (Заключительные наблюдения / комментарии)

Нет рекомендаций в отношении женщин были выпущены этим комитетом.

Заключительные замечания Комитета по правам ребенка: Чили.25.04.94. CRC / C / 15 / Add.22. (Заключительные наблюдения / комментарии)

Нет рекомендаций в отношении женщин были выпущены этим комитетом.


Примечания:

1 Пол В. Дрейк и Иван Яксич, "Введение: трансформация" и переходный период в Чили, 1982–1990 гг. "В: Paul W. Drake & Иван Яксич, ред. Борьба за демократию в Чили (Линкольн и Лондон: Университет Небраски, 1995), 1.назад

2 Брайан Лавман, "Переход к гражданскому правительству в Чили, 1990–1994, "В: Пол В. Дрейк и Иван Яксич, ред. Борьба за демократию в Чили (Линкольн и Лондон: University of Nebraska Press, 1995), 303. Назад

3 Хьюман Райтс Вотч, Свобода выражения мнения и общественность Дебаты в Чили (ноябрь 1998 г.), он-лайн, доступен по адресу: http: // www.hrw.org/reports98/Chile/, по состоянию на 3 мая 1999 г. назад

4 Мария Елена Валенсуэла, «Меняющиеся роли женщин» под военным правилом, "В: Пол В. Дрейк и Иван Яксич, ред. Борьба за демократию в Чили (Линкольн и Лондон: University of Nebraska Press, 1995), 162. назад

5 Там же., 167; Брайан Лавман, "Переход на гражданское лицо" Правительство Чили, 1990–1994 гг. "В: Пол В. Дрейк и Иван. Яксич, ред. Борьба за демократию в Чили (Линкольн и Лондон: Университет Небраски, 1995), 324-325. назад

6 Мария Елена Валенсуэла, «Меняющиеся роли женщин» под военным правилом, "В: Пол В. Дрейк и Иван Яксич, ред.Борьба за демократию в Чили (Линкольн и Лондон: University of Nebraska Press, 1995), 171. назад

7 Там же, 183–184. назад

8 Брайан Лавман, 327 лет назад

9 Lonely Planet, Пункт назначения Чили и остров Пасхи, онлайн, доступно по адресу: http: //www.lonelyplanet.com / det / sam / chile.htm, по состоянию на 4 апреля 1999 г. назад

10 Густаво Гонсалес, "Права-Чили: общественность разделила судьба" Пиночета "Интер Пресс-служба, 20 апреля 1999 г., Nexis (27 Апрель 1999 г.). назад

11 "Бывший чилийский диктатор Аугусто Пиночет должен остаться Англия для процесса экстрадиции, "NotiSur" - латиноамериканские политические Дела, 23 апреля 1999 г., Nexis (27 апреля 1999 г.).назад

12 "Чили: информационный бюллетень по стране", EIU NewsWire, 22 апреля 1999 г., Nexis (27 апреля 1999 г.). назад

13 Пол В. Дрейк и Иван Яксич, 13 лет. Назад

14 Густаво Гонсалес, "Права-Чили: общественность разделила судьба" Пиночета "Интер Пресс-служба, 20 апреля 1999 г., Nexis (27 Апрель 1999 г.).назад

15 Хендрик Грот, "Генерал Пиночет - человек, который символизирует Темные века Латинской Америки ", Deutsche Presse-Agentur, 24 марта. 1999 г., Nexis (27 апреля 1999 г.). назад

16 Брайан Лавман, 305 лет назад

17 "Чили: информационный бюллетень по стране", EIU NewsWire, 22 апреля 1999 г., Nexis (27 апреля 1999 г.).назад

18 Брайан Лавман, 306. назад.

19 Там же, 312-313. назад

20 «Бывший чилийский диктатор Аугусто Пиночет должен остаться в Англии для процесса экстрадиции "NotiSur - латиноамериканский политический Дела, 23 апреля 1999 г., Nexis (27 апреля 1999 г.). назад

21 Хендрик Грот, "Генерал Пиночет - человек, который символизирует Темные века Латинской Америки." назад

22 Гарсон начал расследование совершенных преступлений военными режимами в Аргентине и Чили три года назад; «Бывший чилийский диктатор Аугусто Пиночет должен остаться в Англии для процесса экстрадиции "NotiSur - латиноамериканский политический Дела, 23 апреля 1999 г., Nexis (27 апреля 1999 г.). назад

23 "Бывший чилийский диктатор Аугусто Пиночет должен остаться Англия для процесса экстрадиции, "NotiSur" - латиноамериканские политические Дела, 23 апреля 1999 г., Nexis (27 апреля 1999 г.).назад

24 Густаво Гонсалес, "Права-Чили: общественность разделила судьба" Пиночета "назад

25 "Бывший чилийский диктатор Аугусто Пиночет должен остаться Англия для процесса экстрадиции, "NotiSur" - латиноамериканские политические Дела, 23 апреля 1999 г., Nexis (27 апреля 1999 г.). назад

26 Там же.назад

27 Густаво Гонсалес, "Права-Чили: общественность разделила судьба" Пиночета "назад

28 Брайан Лавман, 325-326. назад

29 Хьюман Райтс Вотч, Свобода выражения мнения и общественность Дебаты в Чили (ноябрь 1998 г.). назад

30 Комитет по защите журналистов, страновой отчет: Чили.По состоянию на 31 декабря 1998 г., доступно по адресу: http://www.cpj.org/countrystatus/1998/Americas/Chile.html, по состоянию на 30 апреля 1999 г. назад

31 Там же. назад

32 Густаво Гонсалес, "Права-Чили: протесты из-за нападения на Свобода слова "Интер Пресс Сервис", 21 апреля 1999 г., Nexis (30 апреля 1999 г.). назад

33 Густаво Гонсалес, "Чили-Медиа: дебаты о плюрализме в the Chilean Press, Inter Press Service, 14 мая 1998 г., Nexis (30 апреля 1999 г.).назад

34 Комитет по защите журналистов, страновой отчет: Чили. назад

35 Брайан Лавман, 327-328. назад

36 Там же, 327. назад

37 Густаво Гонсалес, «Окружающая среда Чили: напряженность растет по мере того, как Loggins Talks Fail, Inter Press Service, 9 апреля 1999 г., Nexis (27 апреля 1999 г.).назад

38 Там же. назад

39 Там же. назад

40 «Теплое прощание изгнанным активистам», Интер Пресс-служба, 17 марта 1999 г., Nexis (27 апреля 1999 г.). назад

41 "Пожилые женщины из числа коренного населения переданы военным судом", Интер Пресс-служба, 29 марта 1999 г., Nexis (27 апреля 1999 г.).назад

42 "Коренные чилийцы под угрозой", The Press (Новая Зеландия), 27 января 1999 г., Nexis (27 апреля 1999 г.). назад

43 La Tercera, онлайн, доступно по адресу http: tercera.entelchile.net/diario/1999/02/27/27.21/3A.ECO.MASSAD.html, по состоянию на 27 февраля 1999 г. назад

44 Международная конфедерация свободных профсоюзов, 1998 г. Ежегодный обзор нарушений прав профсоюзов: Чили (Брюссель: МКСП, 1998): 45-46.назад

45 Там же. назад

46 Там же. назад

47 Instituto de la Mujer, Presentación del Estado de Cumplimiento del CEDAW, Сантьяго, Чили, апрель 1999 г. назад

48 Там же. Приложение 1. назад

49 Корпорасьон де ла Мухер Ла Морада, Латиноамериканский комитет y del Caribe para la Defensa de los Derechos de la Mujer, и Foro Abierto de Salud y Derechos Reproductivos, Reporte Alternativo al III Informe periodico del estado del Cumplimiento de CEDAW, " Сантьяго, Чили, апрель 1999 г.назад

50 Там же. назад

51 Там же. назад

52 Там же. назад

53 Instituto de la Mujer, Presentación del Estado de Cumplimiento del CEDAW, Сантьяго, Чили, апрель 1999 г. назад

54 Несколько примеров см. В Приложении 1.Instituto de la Mujer, "Presentación del Estado de Cumplimiento del CEDAW", Сантьяго, Чили, апрель 1999 г. назад

55 Instituto de la Mujer, Presentación del Estado de Cumplimiento del CEDAW, Сантьяго, Чили, апрель 1999 г. назад

56 Международная организация труда, онлайн, можно получить по адресу: http: // www.ilolim.org.pe/homeagenew/spanish/260ameri/publ/panorama/1998/anexest/cdro3a.shtml, по состоянию на 19 марта 1999 г. назад

57 Министерство планирования, Encuesta de Caracterización Socioeconómica Nacional (CASEN), 1998. назад

58 Instituto de la Mujer, Presentación del Estado de Cumplimiento del CEDAW, Сантьяго, Чили, апрель 1999 г.назад

59 Там же. назад

60 "Discriminación a Mujeres Fertiles en Sistema Privado" де Салуд, "Mujer / Fempress" (июль 1998 г.): 201 назад.

61 Центр репродуктивного права и политики и The Open Форум по репродуктивному здоровью и правам, «Женщины за решеткой», 1998 г.назад

62 Instituto de la Mujer, Presentación del Estado de Cumplimiento del CEDAW, Сантьяго, Чили, апрель 1999 г. назад

63 Виолета Бермудес Вальдивия, "Silencios Públicos" Muertes Privadas, Comite de America Latina y el Caribe para la Defensa de los Derechos de la Mujer, 1998. назад

64 Центр репродуктивного права и политики, Репродуктивная Новости свободы, т.VIII, номер 1, январь 1999 г., 5. назад.

65 Instituto de la Mujer, Presentación del Estado de Cumplimiento del CEDAW, Сантьяго, апрель 1999 г. назад

66 Центр репродуктивного права и политики, онлайн, доступен на http://www.crlp.org, по состоянию на 18 марта 1999 г. назад

67 Карен Л.Андерсон, "Женщины, СПИД и бедность в городских трущобах" в Чили, "Женщины, уязвимость и ВИЧ / СПИД, права человека" Перспектива, Сборник по женскому здоровью, т. 3, 1998. Латиница Сеть здоровья женщин Америки и Карибского бассейна. назад

68 Centro de Estudios para el Desarrollo de la Mujer, Mujeres Rurales. Instituto de la Mujer, Presentación del Estado. de Cumplimiento del CEDAW, Сантьяго, Чили, апрель 1999 г.назад

69 Там же. назад

70 Там же. назад

71 Instituto de la Mujer, Presentación del Estado de Cumplimiento del CEDAW, Сантьяго, Чили, апрель 1999 г. назад

72 Там же. назад

73 Mayoría Aprueba el Divorcio, Mujer / Fempress (октябрь 1998): 204.назад

74 Instituto de la Mujer, Presentación del Estado de Cumplimiento del CEDAW, Сантьяго, Чили, апрель 1999 г. назад

75 Mayoría Aprueba el Divorcio, Mujer / Fempress (октябрь 1998): 204. назад

76 Там же. назад

77 М.Елена Валенсуэла, "El desafio de hacer política" feminista desde el Estado, "Cuarto Propio del Estado, Especial / Fempress," 1998. назад

78 Корпорасьон де ла Мухер Ла Морада, Латиноамериканский комитет y del Caribe para la Defensa de los Derechos de la Mujer, и Foro Abierto de Salud y Derechos Reproductivos, Reporte Alternativo al III Informe periodico del estado del Cumplimiento de CEDAW, " Сантьяго, Чили, апрель 1999 г.назад

79 Instituto de la Mujer, Presentación del Estado de Cumplimiento del CEDAW, Сантьяго, Чили, апрель 1999 г. назад

80 Там же. назад

Чили: возвращение к демократии | Foreign Affairs

Чили когда-то могла похвастаться более длительной историей стабильного демократического правления, чем большинство ее соседей и большая часть Западной Европы.Теперь это последняя крупная страна на южноамериканском континенте, которая вернулась к гражданскому правительству после волны авторитаризма. В декабре чилийцы выберут нового президента после 16 лет в грозной тиске генерала Аугусто Пиночета Угарте. Эти выборы должны направить американо-чилийские отношения, страдающие от вмешательства и недоверия, в более конструктивное русло сотрудничества.

Переход Чили к гражданскому правлению прошел на удивление гладко, несмотря на несколько тревожных моментов.На плебисците 5 октября 1988 года народ отклонил предложение Пиночета остаться у власти до 1997 года. Диктатор признал свое поражение, открыв дорогу президентским выборам и выборам в Конгресс, вместо того, чтобы цепляться за власть силой. Постепенно национальная традиция демократической политики возродилась, навсегда повернув вспять попытки режима искоренить систему партийной политики.

Чем объясняется этот успех? В этом заслуга не столько Пиночета, который так же пристрастился к власти, как Норьега или Дювалье, и имел полное намерение оставаться на своем посту в течение четверти века.Но его амбициям мешали два элемента. Во-первых, глубоко укоренившаяся демократическая и законопослушная политическая культура Чили пережила 16 лет репрессий. Во время переходного периода оппоненты правительства по всему спектру показали, что способны объединяться для достижения общей цели и сопротивлялись радикальному поведению, которое могло бы поставить под угрозу возвращение под гражданский контроль.

Во-вторых, вооруженные силы остались очень дисциплинированными, профессиональными и неподкупными, несмотря на беспрецедентную близость к власти.Присягнув поддерживать формулу перехода, предусмотренную в их собственной конституции 1980 года, они наложили вето на любое предложение о незаконном или силовом вмешательстве для сохранения политического контроля, когда их собственный главнокомандующий потерпел поражение на выборах в октябре прошлого года.

Не меньшее значение для обеспечения плавного перехода имеет текущая экономическая стабильность Чили. Хотя первые гражданские лидеры в Перу, Бразилии и Аргентине унаследовали серьезные экономические и политические проблемы, макроэкономическая политика правительства Пиночета поставила страну на исключительно надежную финансовую основу.Инфляция стабилизировалась на уровне 13 процентов, экспортные поступления почти удвоились с 1985 года, дефицит находится под контролем, а грамотные свопы долга и капитала сократили внешний долг в размере 20 миллиардов долларов почти на 2 миллиарда долларов. Хотя эти достижения были достигнуты за счет болезненного сокращения социальных расходов и жестких ограничений заработной платы, 13-миллионное население Чили с большим средним классом и относительно низким уровнем крайней бедности живет лучше, чем большинство его южноамериканских соседей.

Путь к гражданскому правлению был долгим и разочаровывающим для демократических сил Чили, но мрачные прогнозы обеих сторон о том, что плебисцит прошлой осенью рухнет в цикле протестов и репрессий, не сбылись.Сборная смесь оппозиционных партий, неохотно принявшая формулу перехода, разработанную в пользу Пиночета, преодолела годы споров, чтобы объединиться в успешной кампании против диктатора. Избиратели, проявившие огромную гражданскую зрелость и терпение, явились рекордным числом (90 процентов имеющих право голоса) и незаметно принесли Пиночету поражение на 55-43 процента.

Режим, высокомерно уверенный в победе до последнего момента, а затем ограниченный собственными усилиями политической инженерии, не имел решимости противодействовать воле населения, чтобы удержать непопулярного диктатора у власти.С тех пор обе стороны пошли на дальнейшие уступки, например, согласились на реформы военной конституции 1980 года, негласно признав, что время для ультиматумов авторитарного или социалистического характера прошло.

Опросы показали, что новый президент Чили будет человеком демократической умеренности. Кандидат от оппозиции Патрисио Эйлвин Азокар, 71 год, как ожидается, победит кандидата режима, бывшего министра финансов Эрнана Бючи Бук, 40 лет, с достаточным отрывом, а его широкая коалиция из 17 партий должна получить большинство в Конгрессе на выборах 14 декабря.Профессор права, давний лидер Христианско-демократической партии и бывший президент Сената, Эйлвин кажется идеальным лидером переходного периода. Безмятежный, а не харизматичный, выражающий озабоченность по поводу бедности и прав человека, одновременно поддерживая большую часть свободной рыночной экономической модели режима, он является обнадеживающей фигурой для общества, все еще нестабильного и разделенного после переворота 1973 года и 16 лет диктатуры.

Несмотря на многообещающие перспективы перехода, на горизонте маячит несколько серьезных проблем.Пиночет пытается ограничить власть будущего демократического правительства, создавая автономные институты, возглавляемые его собственными назначенцами. Вооруженные силы, глубоко не доверяющие гражданскому руководству, будут решительно сопротивляться любым попыткам привлечь их к ответственности за нарушения прав человека или внести существенные поправки в конституцию 1980 года.

Еще одна тревожная проблема - беспорядок в политических правых. Его вероятное поражение в президентских гонках и гонках в большинстве конгрессов сделало бы консерваторов слабыми и искушенными прибегнуть к недемократическим мерам.Кроме того, экономический успех Чили распределяется неравномерно, и новое правительство почувствует рост социальных требований со стороны населения, которое ожидает, что демократия приведет к повышению уровня жизни.

Наконец, коалиция Эйлвина может распасться в течение нескольких лет, поскольку партии, которые скрыли свои разногласия, чтобы победить Пиночета и выиграть президентский пост, начнут бороться за свою долю избирательной власти, создавая новое напряжение в политическом процессе.

Но есть главная причина для уверенности в будущей стабильности Чили: парадоксальный факт, что переходный период далек от идеала, к которому стремится каждый крупный политический игрок.Никто, от Пиночета до Коммунистической партии, не мог навязать абсолютное видение перемен. Вместо этого каждая группа была вынуждена пойти на уступки и компромиссы, отказаться от утопических мечтаний для достижения постепенного прогресса и признать, что и страна, и мир изменились. Сегодня крайне маловероятно, что Чили вернется к крайней поляризации, которая привела к насильственному краху демократии в 1973 году.

II

Для военного режима и его гражданских сторонников итог плебисцита 1988 г. стал сокрушительным поражением.Для Пиночета это означало явное личное неприятие избирателями, от которых он ожидал благодарности, и конец иллюзии, что он может контролировать судьбу «своей» страны до самой смерти. Для вооруженных сил это означало провал их главной цели: сделать партизанскую политику устаревшей и заменить ее «защищенной демократией» - гладкими вертикальными отношениями между отдельными лицами, посредническими группами и государством.

Военные руководители обвиняли в бедах Чили не только марксистское правительство президента Сальвадора Альенде Госсенса, которое они свергли 11 сентября 1973 года, но и саму демократию, которую они рассматривали как демонстрацию продажных, корыстных демагогов, неспособных защитить страна против левой подрывной деятельности.Придя к власти, они подавили все пережитки старой системы - преследовали политических и рабочих лидеров, очищали университеты и бюрократию - и стремились построить новую систему, преодолевшую партийную политику, на основе новой конституции, которая предусматривала сильного президента и роль опекуна для военных. Они также резко снизили экономическую роль государства и продвинули политику свободного рынка, полагая, что стимулы динамичных новых предприятий могут заменить привлекательность идеологии и пристрастия для нового поколения чилийцев.

Планируя переход к гражданскому правлению, чиновники разработали юридический процесс, который, как они были уверены, обеспечит их политике прочный плацдарм в будущем. Военная конституция призывала Пиночета и трех других командующих вооруженными силами назначить нового президента, который будет исполнять обязанности с 1990 по 1997 год, при условии ратификации в ходе плебисцита «да-нет». Неудивительно, что диктатор выдал себя в качестве кандидата, предупредив, что коммунизм, хаос и экономическая разруха вернутся, если он потерпит поражение.

Должностные лица режима были убеждены, что они победят, и приложили все усилия, чтобы гарантировать проведение выборов без фальсификации, чтобы они могли доказать сомневающимся, что они победили честно. Они не смогли увидеть, что экономические преобразования Чили обошли стороной многие бедные семьи и семьи среднего класса, и что многие чилийцы питали глубокое негодование за годы унижений и репрессий во время правления военных. Более того, в своей решимости положить конец партийной политике, они не смогли понять, что в обществе с сильными демократическими корнями и политическими субкультурами партийные связи удивительно устойчивы, несмотря на существенные социальные и экономические изменения.Отклонив опросы оппозиции как предвзятые, они полагались на блестящие отчеты местных властей и военных. Но опыт военного режима в стратегическом планировании был подорван саморазрушающейся логикой авторитаризма: чиновники были глухи к плохим новостям и не желали сообщать об этом по высшему руководству.

Чтобы построить победоносную кампанию против Пиночета, политическим лидерам пришлось отказаться от идеологических разногласий и личного соперничества, которые раздробляли их на протяжении многих лет.Они также были вынуждены принять ограниченную формулу перехода режима после пяти лет безуспешных усилий по ускорению возврата к демократии и либерализации условий для передачи власти. В 1983 году, когда по стране прокатилась волна протестов, лидеры оппозиции заставили вооруженные силы договориться о немедленном переходе, но им удалось добиться лишь ограниченных политических уступок.

Два года спустя они приблизились к тому, чтобы расстроить Пиночета, когда 11 групп, включая видных консерваторов, подписали Национальное соглашение о возвращении к полной демократии.И снова они неверно оценили глубину приверженности вооруженных сил формуле контролируемого перехода и степень, в которой экономическая элита была готова принять военное правление как оплот против возвращения социализма. Для элиты Пиночет казался более надежным гарантом, чем демократия, которую они обвиняли в избрании Альенде в 1970 году. Умело играя на этом страхе и предупреждая о негласном союзе между умеренными и коммунистами, Пиночет убедил консерваторов поддержать его вместо соглашения, что привело к краху этой попытки изолировать диктатора.

Даже тогда демократические лидеры продолжали фантазировать о том, что Пиночет каким-то образом падет. До начала 1988 года они отвергали формулу плебисцита и требовали вместо этого свободных и открытых выборов. Оппозиция опасалась, что участие в плебисците узаконит недемократический переходный период и конституцию и закроет их в юридические рамки, которыми режим может легко манипулировать. Даже если Пиночет будет отклонен на плебисците, он может оставаться президентом еще год и командующим армией до 1997 года.

Неумолимое приближение октябрьского дня голосования наконец убедило лидеров оппозиции извлечь максимальную пользу из ошибочного конкурса. Избиратели проигнорировали призывы к бойкоту или насильственному срыву плебисцита, и как новая умеренная позиция социалистического лидера Клодомиро Альмейды, так и формирование Партии за демократию во главе с Рикардо Лагосом позволили 17-партийной коалиции бросить заслуживающий доверия единый вызов. Чтобы обеспечить честные выборы, эксперты оппозиции разработали компьютеризированную систему для параллельного подсчета голосов в день плебисцита.Имея ограниченные средства, ограниченный доступ к телевидению и обширную сеть добровольцев, противники Пиночета вели кампанию на платформе демократии и достоинства, поддерживая необычайную степень единства и доказывая, что они далеки от стаи эгоистичных демагогов, на которую всегда претендовал режим.

Перед полуночью 5 октября правительственные чиновники осознали, что им грозит поражение. Сотрудники Пиночета отчаянно играли с приостановкой подсчета голосов, надеясь спровоцировать насилие со стороны оппозиции и оправдать военное вмешательство в выборы.Но оправдания просто не было: голосование было совершенно спокойным, марксистские группы воздерживались от каких-либо волнений, а ключевые консервативные лидеры, такие как Серджио Онофре Ярпа из партии Renovación Nacional, признали вероятность победы «нет».

Наиболее важно то, что чилийские военные не желали допускать никаких мыслей о прекращении плебисцита. Армия была строго лояльна своему главнокомандующему и уязвлена ​​его поражением, но это не были ни Панамские силы обороны, связанные с личными состояниями и привилегиями диктатора, ни аргентинский военный истеблишмент, разрозненный заговорщическими союзами с гражданскими правыми.Это было профессиональное учреждение, приверженное конституционному правлению, которое вмешивалось всего дважды за 150-летнюю историю республики и рассматривало переворот 1973 года как необходимое действие, вызванное подавляющими требованиями гражданского населения. Его самым гордым наследием нации была конституция 1980 года, и по правилам этой хартии их кандидат проиграл.

Командиры военно-морского флота, военно-воздушных сил и национальной полиции, завидуя господству армии, имели еще меньше оснований мириться с вмешательством в выборы, и с согласия ключевых армейских офицеров они ясно дали понять в ночь голосования, что будут настаивать на уважении результаты, достижения.Когда оппозиция охватила все регионы, кроме двух, разгневанному генералу ничего не оставалось.

Плебисцит был столь же разрушительным для Коммунистической партии Чили, значимой силы в чилийской политике с 1920-х годов. Убежденная в течение многих лет, что народное недовольство приведет к краху Пиночета и поставит Чили на революционный курс, партия отказалась от своей традиционной приверженности электоральной политике в 1980 году и сформировала вооруженное повстанческое движение, Патриотический фронт Мануэля Родригеса, чтобы возглавить повстанческий процесс.Воодушевленное протестами 1983 года и отчужденное от демократической политики годами суровых репрессий, новое поколение жестких кадров переправило оружие из-за границы и составило заговор с целью убийства Пиночета.

Но планы были раскрыты, и неудавшаяся попытка покушения на диктатора 7 сентября 1986 года вызвала широкое общественное осуждение, укрепив общее убеждение в том, что Чили должна искать мирное решение своих проблем. Партия продолжала неверно оценивать народные настроения, яростно заявляя, что плебисцит будет мистификацией.Мирное поражение Пиночета оставило коммунистов разделенными, изолированными и изо всех сил пытающимися определить новую роль в обществе, которое отвергло их революционные цели.

III

Референдум 5 октября был только первым шагом в трудном переходном процессе. Оппозиции пришлось терпеть военный контроль еще 17 месяцев, но она почувствовала, что теперь у нее есть мандат требовать серьезных конституционных реформ перед выборами нового правительства. Режим был полон решимости поддерживать имидж абсолютного контроля, но молчаливо признавал, что некоторые политические уступки теперь неизбежны.Сложный процесс переговоров начался в начале 1989 года, но неоднократно срывался на фоне взаимных обвинений в непримиримости и недобросовестности.

Демократические лидеры были особенно полны решимости изменить наиболее авторитарные элементы конституции. Хартия запрещала все марксистские партии, требовала, чтобы почти треть членов Сената назначалась президентом и другими должностными лицами, и учредила Совет национальной безопасности, в котором доминируют главнокомандующие, с полномочиями представлять взгляды вооруженных сил. по вопросам политики - расплывчатая власть, которую опасались многие противники режима, предоставит военным право вето над гражданскими властями.Внесение поправок в конституцию было бы очень трудным в соответствии с требованиями устава о трех пятых одобрения обеими законодательными палатами на двух последовательных Конгрессах.

Члены хунты и умеренные представители правительства посчитали, что было бы разумно принять незначительные изменения, чтобы снизить напряженность и минимизировать будущие реформы. Но Пиночет и сторонники жесткого курса неоднократно возражали, настаивая на том, что изменение любых основных положений конституции поставит под угрозу их концепцию «современной, стабильной, защищенной» демократии.Из тупика вышла компания Renovación Nacional, которая неохотно поддержала кандидатуру Пиночета, но стремилась обеспечить плавный переход и открыть каналы для лидеров оппозиции. После совместного исследования Renovación и юристы-антирежимы предложили ряд реформ и вступили в переговоры с министром внутренних дел, который пригрозил уйти в отставку, когда Пиночет отклонил пакет, согласованный министром. И снова высокопоставленные военные вмешались ради компромисса, и генерал был вынужден уступить.

Окончательный пакет реформ, который был легко одобрен избирателями на референдуме 30 июля, удовлетворил многие основные опасения оппозиции. Запрет марксистских партий был сокращен до запрета групп, прибегающих к политическому насилию, размер Сената был увеличен, чтобы компенсировать назначение некоторых членов, полномочия Совета национальной безопасности были сведены к чисто консультативному статусу, а некоторые положения, защищающие права человека были усилены. Наиболее значительное изменение упростило внесение поправок в конституцию, требуя только единовременного законодательного кворума в две трети, что повысило шансы оппозиции на дальнейшее изменение хартии Пиночета, если она получит большинство в Конгрессе.

В то время как переговоры по конституции были деликатными и трудоемкими, подготовка к выборам оказалась гораздо более сложной задачей. Решительно возражая против 14-месячного лага между плебисцитом и выборами, оппозиционные партии теперь осознали, что у них очень мало времени для создания организаций, отбора кандидатов в президенты и 158 мест в Конгресс, а также для подготовки избирателей к первому демократическому конкурсу в Чили с 1973 года.

Правительственные чиновники полагали, что они могут использовать эти месяцы, чтобы перевернуть свое состояние, полагая, что если стареющий диктатор получит 43 процента голосов плебисцита против объединенной оппозиции, у более приемлемой консервативной фигуры есть хорошие шансы на успех против коалиции, которая была должен раствориться в партийных склоках, как только начнется борьба за места в Конгрессе.

Чтобы дать своим сторонникам дополнительное преимущество на выборах в Конгресс, хунта разработала набор избирательных законов, которые изменяли округа в Конгресс, так что сельские районы, где было решено проголосовать "за", получали больше депутатов, чем городские районы, где поддержка оппозиции была сильнейший. В результате 20 самых маленьких округов с населением 1,5 миллиона человек избирают 40 депутатов, а семь самых больших округов с сопоставимым населением могут выбрать только 14.

Механизм выбора законодателей также был разработан в интересах проправительственных кандидатов, исходя из предположения, что они получат около одной трети голосов.Закон предусматривает два места на округ, на которые каждая партия может выдвинуть двух кандидатов. Избиратели выбирают одного кандидата из одного партийного списка, а победители определяются по общему количеству голосов, полученных по списку. Список, получивший наибольшее количество голосов, получает одно место, а следующий список, получивший не менее половины этих голосов, получает второе место. Таким образом, если представлены два списка, верхний список (предположительно оппозиция) может получить до 65 процентов голосов и при этом получить только одно место, в то время как второй список (предположительно проправительственный) нуждается только в 33 процентах, чтобы заработать другое. сиденье.Более того, официальные лица были уверены, что 17 оппозиционных партий не смогут согласовать единый список, что еще больше гарантирует право большинства в парламенте.

К огорчению Пиночета и его помощников, их эксперимент в области политической инженерии снова пошел наперекосяк. Оппозиционным партиям удалось отложить идеологические и личные споры и согласовать Эйлвина в качестве единственного оппозиционного кандидата в президенты, а также совместную программу и предвыборный пакт, который фактически составлял единый список кандидатов в Конгресс.Как обычно, военные правители Чили судили своих противников через призму предубеждений, недооценивая их лидерские качества и общую цель, не желая признавать, что политика, направленная на уничтожение и разделение оппозиционных партий, вместо этого привела их к большей зрелости и сотрудничеству.

Фактически, лидеры чилийской оппозиции придерживались идеи единого кандидата в президенты задолго до плебисцита 1988 года. Их первоочередной задачей было восстановление демократии, а не стремление к партийному преимуществу, и они опасались, что несколько кандидатов разделят электорат и принесут пользу режиму.Левые партии неохотно согласились с тем, что кандидат от доминирующих центристских христианских демократов будет иметь наибольшую привлекательность. Выбор президента партии Эйлвина был логичным, однако ему пришлось преодолеть ожесточенное сопротивление внутри своей партии, сохраняющийся скептицизм среди многих левых с тех пор, как он был ведущим противником Альенде, и нежелание антиклерикальных партий поддерживать кандидата, близкого к римско-католической. Церковь. Но опытный политик притупил раннюю критику, выступив в качестве представителя кампании «нет», заработав широкое уважение за свое умелое руководство и примирительный стиль.К моменту официального объявления его кандидатуры в июле ее поддержали практически все оппозиционные группы.

Выбор оппозиционных кандидатов в Конгресс, учитывая перекос избирательного законодательства, был гораздо более сложной задачей. 17 партий должны были договориться о количестве кандидатов, которые каждая получит, и о том, где они будут баллотироваться, что означало отсеивание списков кандидатов на внутренних праймериз или национальных советах партий. Это осложнялось отсутствием четких критериев для измерения относительной силы одной партии или кандидата по отношению к другим.Каждая партия громогласно жаловалась, что она более щедро отказывается от слотов, чем другие.

К середине года партиям удалось согласовать единый общенациональный список, но они добавили несколько региональных списков, в которые были включены кандидаты, не входящие в коалицию Эйлвина. Коммунистам, которые с опозданием решили поддержать Эйлвина и выдвинуть кандидатов в Конгресс, разрешили участвовать в региональных списках. Это соглашение сигнализировало о запоздалом признании партией того, что ее повстанческая стратегия провалилась и что ее единственная надежда на будущее заключается в возвращении в политический мейнстрим.

IV

Чилийские правые, напротив, подошли к декабрьским выборам в беспорядке. Несмотря на свою идеологическую однородность, прорежимные партии разделились на дюжину враждующих фракций и в итоге оказались разделенными между двумя кандидатами в президенты - Бючи и преуспевающим бизнесменом Франсиско Хавьером Эррасурисом.

Партизаны правительства были совершенно не готовы к конкуренции в демократических условиях после 16 лет комфортного бездействия. Режим, презирающий политику и убежденный, что дисциплина и авторитет являются ключами к хорошему правительству, активно препятствовал возрождению консервативных партий.Пиночет, одержимый желанием доказать, что только он один способен управлять страной, систематически препятствовал появлению конкурирующих лидеров прорежима. Консервативная тенденция отдавать предпочтение индивидуализму над идеологией усилилась с военным правлением, и любой инстинкт коллективного мышления атрофировался, когда партии впали в спячку.

Сначала казалось, что Renovación Nacional, основная консервативная партия, преодолеет эти препятствия. Председатель партии Джарпа, человек значительных ораторских и политических навыков, был очевидным выбором для президента, который мог создать коалицию из предпринимателей малого бизнеса и консерваторов среднего класса.Но сторонники режима пуриста считали его прагматизм и гибкость низшими чертами традиционной политики. Renovación также вызвал подозрение со стороны Union Democrática Independiente, движения официальных лиц нынешнего и бывшего режима, фанатично приверженных неоконсервативному экономическому эксперименту Чили, которое опасалось, что Renovación будет слишком готов пойти на компромисс. Многие влиятельные бизнесмены, которые хорошо нажились на политике режима приватизации и поощрения экспорта, чувствовали, что Джарпа недостаточно привержен этой политике, потому что он подтолкнул режим к ослаблению своей жесткой позиции свободного рынка во время политического кризиса 1983 года, когда он служил Пиночету. министр внутренних дел.

В поисках альтернативного кандидата группа консервативных интеллектуалов и предпринимателей предложила Бючи, блестящего молодого технократа, который служил режиму на ряде важных экономических постов и стал министром финансов до 40 лет. Для оппонентов Бючи представлял продолжение диктатуры в гражданской одежде, ставленник Пиночета и холодный техник, который урезал внутренние социальные программы, чтобы удовлетворить иностранных кредиторов. Опросы показали, что он неизменно непопулярен среди избирателей из бедных слоев населения и среднего класса, которые несут на себе основную тяжесть его политики.Но для своих сторонников он был идеальным кандидатом, олицетворяющим самые гордые достижения режима, но незапятнанным его злоупотреблениями, и создавая молодой, независимый имидж для молодых, подвижных избирателей.

Больше, чем кто-либо, Бючи ассоциируется с устойчивым экономическим восстановлением Чили и исключительными макроэкономическими показателями с середины 1980-х годов. После того, как правительство пережило два приступа серьезной рецессии и крупный финансовый кризис, вызванный чрезмерно жестким соблюдением политики фиксированного обменного курса, Бючи представил модифицированный бренд свободной рыночной экономики, продолжая сдерживать социальные расходы и инфляцию, разрабатывая творческие схемы, такие как свопы долга и капитала, чтобы облегчить тяжелые обязательства Чили перед иностранными кредиторами.Во время его пребывания на этом посту экономическое "чудо" страны начало расцветать, когда экспорт новых фруктов и лесной продукции дополнил традиционный экспорт меди страны, а новое поколение предпринимателей принесло иностранные инвестиции, современные компьютеры и агрессивные методы ведения бизнеса в некогда вялое государство. доминирующая экономика. Сторонники рассудили, что если бы Бючи стал президентом, не было бы риска переломить эти тенденции.

Однако в июне Бючи ошеломил сторонников, неожиданно заявив, что не хочет быть президентом Чили.Задумчивый одиночка, он ненавидел публичные выступления и предпочитал походы в горы, а не переговоры в задымленных комнатах. Но у влиятельных кругов были другие идеи. Сантьяго был наводнен плакатами, декалями и радиорепортажами с призывами «вернуться Бючи». Влиятельные бизнесмены и бывшие чиновники безжалостно давили на него, чтобы он передумал, при этом категорически заявляя Джарпе, что его кандидатура не получит поддержки. Горький и потерпевший поражение, Renovación неохотно согласился отозвать Ярпу и поддержать возвращение Бючи в гонку в июле.

Второй кандидат, однако, отказался уступить внимание Бючи и остался в гонке. Эррасурис, индивидуальный предприниматель, вызвал у публики осуждение неоконсервативной экономики, но получил поддержку со стороны правых националистов своей решительной антимарксистской позицией. У Эррасуриса нет шансов на победу, хотя он мог отобрать у Эйлвина и Бючи достаточно голосов, чтобы провести второй тур выборов, который требуется, если ни один кандидат не получает абсолютного большинства. Его кандидатура усугубляет разногласия внутри правых, которые не смогли согласовать общий список кандидатов в Конгресс.Консервативные группы настолько раздроблены, что могут не получить ни одного места во многих округах.

В

Кто бы ни победил на посту президента, перед четырехлетним переходным правительством, которое вступит в должность 11 марта следующего года, встанет ряд трудных вопросов. Подобные проблемы нанесли ущерб умеренным гражданским администрациям с благими намерениями в послевоенной Аргентине, Бразилии и Уругвае.

Самая неотложная проблема для нового демократического правительства - как утвердить свою власть над вооруженными силами, установив с ними здоровые отношения.После 16 лет пребывания у власти военные больше не видят себя слугой избранных лидеров, а представляют собой четвертую ветвь власти. Враждебный политикам в целом и силам Эйлвина в частности, режим Пиночета пытается обеспечить себе постоянное влияние, создавая авторитарные анклавы, которые было бы трудно ликвидировать. Предлагая членам Верховного суда бонусы при досрочном выходе на пенсию, режим назначил девять новых судей на пожизненный срок с октября 1988 года. Он также пытается гарантировать, что следующее правительство не сможет контролировать такие ключевые агентства, как центральный банк и средства массовой информации. регулирующая комиссия, назначив сторонников режима на более длительные сроки в своих советах директоров.

Вооруженные силы по-прежнему рассчитывают оказывать значительное влияние через Совет национальной безопасности, даже несмотря на то, что его способность отменять решения президента была ослаблена конституционными реформами. Будучи преисполнены решимости не позволять гражданским лицам вмешиваться в процесс их назначения, продвижения по службе и обучения, они недавно подготовили ряд новых внутренних правил. Они также будут настаивать на сохранении конституционных положений, которые ограничивают полномочия президента выбирать военачальников и не позволяют исполнительной власти смещать их.

Самая сложная проблема в военно-гражданских отношениях - это права человека. Несмотря на международное осуждение, военные считают, что репрессии были необходимой платой за искоренение подрывной деятельности, и категорически не раскаиваются в обвинениях в пытках, казнях и исчезновении более шестисот заключенных. Они полны решимости избежать унижения судебных процессов по правам человека, которым подверглись их аргентинские коллеги, и высокопоставленные должностные лица намекнули, что могут прибегнуть к силе, если будут предприняты какие-либо попытки изменить закон 1978 года, амнистирующий все преступления, связанные с безопасностью, совершенные в первые пять лет. военного правления.

Взгляды военных по всем этим вопросам резко противоречили бы мнению администрации Эйлвина. Оппозиция привержена установлению истины о нарушениях прав человека, хотя она разделена по вопросу о том, в какой степени виновные должны быть привлечены к ответственности. Эйлвин столкнется с сильным давлением со стороны родственников погибших и пропавших без вести с целью отменить закон об амнистии 1978 года. Он призвал вооруженные силы вернуться к своей традиционной роли и будет добиваться конституционных реформ, чтобы ликвидировать авторитарные анклавы, такие как могущественные военные суды.В случае избрания Бючи будет склонен подчиняться военным желаниям, но давление со стороны Конгресса все равно будет исходить. В любом случае достижение соглашения о надлежащей военной роли в обществе потребует сложной комбинации жесткости и такта от гражданских правителей.

Главным препятствием на пути к устранению разрыва между гражданскими и военными является сам генерал Пиночет, проницательная и по-прежнему здоровая фигура, ему 73 года. Опросы показывают, что 80 процентов населения считает, что он должен уйти с поста командующего армией, а лидеры оппозиции неоднократно призывали его уйти в отставку в марте.Но Пиночет, который хочет гарантировать, что не будет отступления от привилегированной, опекунской роли армии в обществе, явно намеревается оставаться на этом посту до тех пор, пока конституция не вытеснит его в 1997 году. В армии его загадочность уменьшилась, и он рассматривается как потенциальная опасность для здоровых институциональных отношений с гражданскими властями. Но недавно он уволил нескольких генералов, пользующихся уважением в качестве профессионалов, и повысил в должности других, преданных лично ему, тем самым уменьшив шансы на то, что непредсказуемому Пиночету придется спокойно уйти в отставку.

Слабость правых политических сил также затрудняет балансирование военно-гражданских отношений. Стабильность требует права с сильным электоральным представительством и консенсуса в отношении того, что вооруженные силы подчиняются гражданской власти. Сторонники Бюхи считают, что даже в случае поражения он может помочь создать сильную и влиятельную новую консервативную силу, но нынешний беспорядок все еще может побудить правых обратиться к военным за защитой. Это ослабило бы подотчетность вооруженных сил гражданскому правлению и могло бы привести к конспиративным отношениям между вооруженными силами и элементами справа.

Новое правительство Чили также должно найти способ ответить на разочарование социальных устремлений, которые стали ценой неоспоримого макроэкономического успеха Чили. Не опасаясь отстранения от должности, военное правительство смогло снизить инфляцию, сократить внешний долг и сократить бюджетный дефицит, подавляя политическое и трудовое лидерство и игнорируя общественные требования о социальной справедливости. Режим ввел агрессивные программы по искоренению крайней бедности, но резко сократил расходы на здравоохранение и образование, что принесло пользу рабочему и среднему классам.К 1988 году безработица упала с 30 до десяти процентов, но покупательная способность все еще была ниже уровня 1970 года. Фермеры зарабатывали менее двух долларов в день, и более 600 000 семей не выполнили свои обязательства по ипотеке, попав в спираль долгов, потому что их ссуды, но не их заработная плата или пенсии, были проиндексированы с учетом инфляции.

Оппозиция уделяет первоочередное внимание устранению этого «социального долга» и пообещала пересмотреть ограничительное трудовое законодательство режима. Тем не менее, экономисты-оппозиционеры согласны с тем, что необходимо сохранить основные контуры макроэкономической политики режима и выполнить обязательства по внешнему долгу.Они полны решимости избежать ошибок новых демократических правительств Аргентины и Перу, которые поспешили повысить заработную плату и социальные услуги, но обнаружили, что бюджетный дефицит и инфляция вынуждают их к крутой рецессии. Чтобы увеличить расходы, не погружаясь в резервы, команда Эйлвина предложила создать «социальный фонд» за счет повышения корпоративного налога и налога на прибыль. Он также клянется вести более жесткую сделку с иностранными кредиторами, например, требуя, чтобы долг Чили оценивался по рыночной ставке, которая составляет 60 процентов от номинальной стоимости.Даже в этом случае правительство может быть вынуждено принять новые меры жесткой экономии, если текущие уровни роста снизятся, как прогнозируется, или если доходы от экспорта меди и сельскохозяйственной продукции упадут по мере увеличения требований по обслуживанию долга в 1991–1993 годах.

Президентство Бючи может успокоить инвесторов больше, чем администрация Эйлвина, поскольку бывший министр финансов отождествлялся с политикой свободного рынка Чили. По иронии судьбы, по мере продвижения кампании Бючи стремился представить себя популистом, обещая множество социальных льгот.И все же он работал только как специалист по разрешению технических проблем по приказу военной хунты и не очень хорошо подготовлен к тому, чтобы сбалансировать экономические и социальные требования в условиях демократии, которая требует совершенно другого стиля руководства. Из-за отсутствия у него политического опыта и последовательной партийной базы ему будет намного труднее вести переговоры с бастующими медниками, скваттерами-крестьянами или оппонентами в Конгрессе.

Эйлвин, с другой стороны, опытный политик, успешно вёл переговоры с оппонентами по всему широкому идеологическому спектру Чили.Оппозиционные партии Чили сохраняют сильное влияние на общественные организации, от профсоюзов до студенческих групп. Лидеры партий неоднократно предупреждали эти группы, что социальные требования должны быть смягчены, чтобы демократия выжила, и общественные активисты в ответ пообещали поддерживать правительство Эйлвина, пока оно сохраняет их проблемы в национальной повестке дня. Таким образом, президентство Эйлвина может предложить иностранному бизнесу гораздо большую гарантию политической стабильности, чем Бючи.

Единство и дисциплина, собранные коалицией Эйлвина для победы над Пиночетом, неизбежно ослабнут по мере того, как его переходная команда продвигается к выборам 1994 года.Лидер христианских демократов, который сам не может добиться успеха, скорее всего, подвергнется резкой атаке со стороны социалистических партий, особенно если экономика упадет, а социальные требования не будут удовлетворены, поскольку они пытаются выделить свои собственные округа в многопартийной системе. Неистовая риторика, поляризовавшая Чили в последние дни эры Альенде, может вернуться, поскольку конкуренция за следующий, восьмилетний президентский срок усиливается. Но уроки 1973 года проникли глубоко, и опыт 16 тяжелых лет принес новое понимание демократии в это травмированное общество.Это привилегия, которую немногие чилийцы сейчас упустили бы ради идеологического видения или мимолетного момента власти.

VI

Переход Чили к демократии можно рассматривать как успех политики США, которые с 1985 года оказали мощную поддержку демократическим силам и сыграли важную роль в нескольких ключевых моментах, препятствуя разворотам политической либерализации. Республиканские администрации и деловые круги были в восторге от прогресса неоконсервативного экономического эксперимента режима, который показал пример уважения к требованиям жесткой экономии со стороны многосторонних кредиторов и использовал инструменты свободного рынка, чтобы активизировать вялую государственную экономику.

И все же есть ловушки, которых следует избегать, если мы хотим, чтобы чилийские и американские интересы были удовлетворены возвращением под гражданский контроль. Задав правильный, сдержанный тон в поощрении перехода, Вашингтон теперь должен сопротивляться любому искушению попытаться контролировать следующий этап на микроуровне. Получив существенную выгоду от открытости режима Пиночета для иностранных инвестиций и требований кредиторов, международное финансовое сообщество должно сопротивляться нервному инстинкту бежать от неопределенности и беспорядка недавно установленного демократического правления.

Несмотря на свою физическую удаленность и отсутствие стратегического значения, Чили играла видную роль во внешней политике США с 1960-х годов, когда администрации Кеннеди и Джонсона оказали тайную помощь Христианско-демократической партии в качестве противовеса привлекательности коммунизма. В 1970 году администрация Никсона безуспешно планировала помешать избранию Альенде, затем поддержала его правых оппонентов и была освобождена от переворота, свергнувшего его правительство. Разоблачения этих негласных У.Действия С. в сочетании с жесткими репрессиями в Чили вызвали серьезный поворот в политике США при президенте Картере. Когда в 1976 году убийство в Вашингтоне Орландо Летелье, бывшего министра иностранных дел Альенде, было связано с чилийскими силами безопасности, американо-чилийские военные связи были полностью прерваны.

Избрание президента Рейгана в 1980 году принесло Пиночету больше сочувствия в Вашингтоне, где антикоммунистические диктаторы снова стали приемлемыми стратегическими союзниками. Но к 1985 году У.Политические деятели С. снова изменили курс, сделав вывод, что длительное военное правление только укрепляет коммунистические группы. Они также хотели узаконить свой крестовый поход против левого режима Никарагуа, осудив нарушения прав человека со стороны правых союзников. Новый посол США в Сантьяго Гарри Дж. Барнс-младший выступил против репрессий и восстановил связи с демократической оппозицией. Официальные лица США помогли обеспечить справедливое голосование на плебисците, финансируя проекты параллельного подсчета голосов и просвещения избирателей, а также предостерегая режим от попыток подтасовывать или отменять результаты.

В последние месяцы Вашингтон перешел к более спокойным отношениям с режимом Пиночета-хромого утенка, но чилийские военные чиновники горько возмущаются тем, что Вашингтон дважды бросал их в их борьбе против коммунистического влияния - после 1976 года и снова в 1985 году - и пришли к выводу, что Соединенные Штаты как мягкий и ненадежный союзник. Деловая элита также не простила американцам того, что они выступили против Пиночета, и ее раздражение было ярко проиллюстрировано в начале этого года, когда известные бизнесмены заявили, что отравление партии чилийского винограда и последующее заражение U.Решение С. временно запретить ввоз чилийских фруктов было частью заговора Центрального разведывательного управления.

Социалистические левые в Чили, с другой стороны, в последние годы значительно смягчили свою антиамериканскую позицию, чему способствовала как критика США нарушений прав человека, так и обновленное собственное политическое мировоззрение. Ведущие чилийские левые жили за границей после переворота, они начали понимать сложности внешней политики США и больше отождествлять себя с умеренным социализмом современной Европы, чем с радикализмом Фиделя Кастро.Поскольку Коммунистическая партия изолирована от политического мейнстрима и оппозиция может прийти к власти, у Вашингтона мало причин опасаться возрождения повстанческой угрозы или крайнего антиамериканизма.

Чили часто называют образцом экономической политики свободного рынка. Сегодня задача состоит в том, чтобы доказать, что их можно поддерживать без авторитарного контроля. Если новые лидеры страны смогут поддерживать макроэкономическую стабильность, одновременно удовлетворяя социальные потребности, то Чили можно с полным основанием рассматривать как важный пример реформы экономики и государственной политики, достойный подражания в остальной части Латинской Америки и третьего мира.Если они хотят добиться успеха чилийской демократии, Соединенные Штаты могут помочь, подтолкнув многосторонних кредиторов к облегчению колоссального бремени внешнего долга страны, которое по-прежнему составляет 90 процентов валового национального продукта, тем самым предоставляя ресурсы для необходимых капиталовложений и социальных услуг.

Нормализации военно-гражданских отношений в Чили также может способствовать возобновление военной помощи США. Это покажет чилийским военным, что избранные лидеры могут оказывать иностранную оборонную помощь, и поможет подавить недовольство неизбежным сокращением раздутых военных бюджетов.Улучшение отношений особенно важно в то время, когда Соединенные Штаты приступают к реализации громкой программы военной помощи для борьбы с торговлей кокаином в Перу и Боливии. Чилийская армия неизбежно будет рассматривать это как усиление обороноспособности двух традиционных врагов, и Вашингтон должен быть осторожен, чтобы компенсировать Чили предполагаемый дисбаланс.

Самым важным препятствием на пути к возобновлению военных связей является наследие убийства Орландо Летелье, болезненное место для американских администраций на протяжении более десяти лет.Если ответственность за этот эпизод не будет устранена, маловероятно, что Конгресс возобновит военную помощь Чили. Режим Пиночета неоднократно отклонял запросы США об экстрадиции генерала Мануэля Контрераса, бывшего начальника тайной полиции. В то время как новое гражданское правительство могло бы с большей готовностью удовлетворить просьбу США, вооруженные силы решительно воспротивились бы этому, а давление со стороны Вашингтона просто загонило бы демократических лидеров в угол.

И все же убийство Летелье и его помощника было слишком вопиющим случаем государственного террора для У.Чиновники С. сейчас же не поднимают вопрос. Для достижения взаимоприемлемого решения необходимы переговоры между официальными лицами Чили и США, включая членов Конгресса. Расследование в рамках Договора о двустороннем посредничестве 1914 года может дать Чили основания для выплаты компенсации семьям жертв без выдачи высокопоставленного военнослужащего. Вашингтон должен тесно сотрудничать с избранными чилийскими лидерами по этому вопросу, давая им время для достижения внутреннего консенсуса относительно дальнейших действий.

В целом, Соединенные Штаты должны сохранить свое нынешнее ненавязчивое присутствие в чилийской политике, даже если демократия принесет беспорядки, поскольку вмешательство только поставит под угрозу переходный период.Заявленный Вашингтоном нейтралитет на декабрьских выборах является гораздо более подходящей политикой, чем вмешательство 1964 и 1970 годов, которое способствовало краху демократии в Чили, которой уже 150 лет. Вашингтону также придется согласиться с более «неприсоединившейся» внешней политикой новых лидеров Чили, включая сопротивление военному присутствию США в Центральной Америке. В конце концов, стабильная, независимая и процветающая демократия в Сантьяго окажется более надежным союзником, чем зависимое государство-клиент или непостоянная антикоммунистическая диктатура.

Загрузка ...
Пожалуйста, включите JavaScript для правильной работы этого сайта.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *