Египет мусульманская страна или нет: Все о стране , язык, религия, валюта, транспорт, кухня, магазин

Содержание

Конфликт в Египте: светское государство или законы шариата? | Политика и общество: анализ событий в Европе, России, мире | DW

Революция в Египте продолжается. На карту поставлено будущее страны. Кто пожнет плоды «арабской весны», свергшей диктатора Хосни Мубарака: братья-мусульмане и салафиты или «поколение Twitter» — те, кто начинал революцию и добивается модернизации страны?

Конституция, основанная на законах шариата

Последней каплей, переполнившей чашу терпения, стал проект новой конституции Египта. 30 ноября Конституционное собрание, явно опасаясь роспуска Верховным судом страны, в авральном порядке приняло новый проект конституции. Представители светской оппозиции, либеральных партий и религиозных меньшинств в голосовании не участвовали. В знак протеста они покинули Конституционное собрание.

Эксперты расценивают проект конституции как основу для создания исламского государства по примеру Саудовской Аравии. В нем прямо указывается, что в основу всего законодательства страны должны быть положены законы шариата.

Проект ограничивает права женщин и свободу мнений в стране.

Хеба Морайеф, глава египетского отделения правозащитной организации Human Rights Watch обращает внимание на то, что новый документ урезает свободу слова. В частности, в нем содержится две статьи об оскорблении пророка. Это может вызвать целую волну уголовных преследований, например, неверующих граждан, решившихся открыто выразить свое мнение.

Мурси расширил собственные полномочия

Мухаммед Мурси

Несколькими днями ранее президент Мухаммед Мурси своим указом существенно расширил собственные полномочия. В частности, он лишил суды права контролировать и отменять его решения, а Верховному суду запретил распускать Конституционное собрание.

В интервью американскому журналу Time Мухаммед Мурси оправдывает эти декреты «необходимостью удержать на плаву национальный корабль в переходный период». В других выступлениях он ссылается на сопротивление чиновничьего аппарата, который, по его словам, верен прежнему режиму.

На референдум по утверждению новой конституции отводится 30-дневный срок. Но Мухаммед Мурси торопится поставить египтян перед свершившимися фактами. Голосование должно пройти уже 15 декабря. Однако судьи в стране бастуют. Они отказываются обеспечивать юридическую поддержку референдуму.

Армия на особом положении

Исход конфликта в Египте во многом будет зависеть от армии. Президент Мурси и Конституционный совет заранее попытались заручиться поддержкой военных. Проект конституции практически выводит вооруженные силы из-под контроля парламента. Вместо этого предлагается созвать «Национальный совет безопасности».

Армия пока сохраняет нейтралитет

Сотрудник Каирского института исследований в области прав человека Мухаммед Зара описывает полномочия совета так: «Совет будет решать все вопросы, касающиеся армии, в том числе, и определять оборонные расходы. Это урезает право парламента утверждать военный бюджет». Предусматривается и возможность осуждения гражданских лиц военными трибуналами.

Военные пока соблюдают нейтралитет. Командир республиканской гвардии Мухаммед Саки в четверг, 6 ноября, заявил, что вооруженные силы «не станут инструментом для подавления демонстрантов».

Современный Египет — Арабская республика



Прежде всего современный Египет — Арабская республика со всеми от сюда вытекающими. Современные египтяне — это арабы исповедующие ислам. Часто можно увидеть мечети и минареты, дома и строения в условном арабском стиле, которому присущ восточный колорит. В статье собраны почти 6 десятков фото современного Египта. Моя прошлая публикация была о древнем Египте, а здесь в противовес я хочу показать фото на которых отражён не только современный, но ещё и арабский Египет.

Ислам в Египте


Религия современного Египта это ислам. Больше нигде я не видел такого количества мечетей и минаретов как в этой арабской республике. Самые красивые мечети из тех, что мне удалось увидеть в Египте находятся в Хургаде. В частности мечеть Эль-Мина.

Ислам в Египте — это официальная государственная религия. В современном Египте преобладают сунниты, которые тяготеют к светскому обществу. Однако присутствуют в арабской республики и шииты тяготеющие к полной исламизации страны, и представители радикального ислама.

В современном Каире ислам почти добрался до египетских пирамид.

Мечети в Кене и окрестностях города.

Мечети в Луксоре.

В Арабской республике Египет ислам исповедует около 90% населения.

Зелёное знамя ислама. Египет мусульманская страна.

Иногда можно увидеть вот такие изображения, хотя в арабской республике это скорее исключение из правил. И вообще, это фото ислама в Египте можно было включить в последний пункт моего рассказа, где собраны фотографии с арабским текстом.

 

Арабы — современные египтяне


Арабы в Египте были с древнейших времён, но арабский Египет стал только после завоевания страны в 640 году нашей эры. Население Египта составляет около 100 миллионов человек.

Арабы египтяне часто носят тюрбан и арафатку.

Современные египтяне это на 90% арабы. Ещё около 8% населения арабской республики составляют копты, потомки жителей древнего Египта.

Говорят, что арабы египтяне делятся между теми, кто обязательно обманет и обязательно поможет. К сожалению арабов первой группы в Египте достаточно много.

Почти на всех фото египтяне смуглые и загорелые. Иногда цвет кожи больше подходит неграм.

Кстати говоря, арабы в Египте предпочитают считать себя именно египтянами.

Дети в современном Египте.

 

Арабский стиль в Египте


Современный Египет восточная страна. Многие отели в своём декоре используют арабский стиль придающий строениям восточный колорит.

Отель Фестиваль Ле Жардин.

Отель Альф Лейла Ва Лейла — настоящая арабская сказка.

Изначально элементы арабского стиля сформировались под влиянием культуры Византии, Персии и Вавилона.

В Хургаде в арабском стиле оформлены целые кварталы вдоль побережья арабской республики. Смотрится достаточно свежо. Понятно, что простые арабы египтяне вряд ли могут себе позволить такое жильё.

А вообще это отель Arabella Azur Resort 4.

Встречаются и просто здания дома в арабском стиле. В этом расположено казино.

А в этом здании находится ресторан.

 

Современный Египет


Современный флаг Арабской республики Египет был утверждён только в 1984 году. До 1958 года флаг Египта на протяжении почти 200 лет содержал полумесяц, а то и несколько. Официально современный флаг имеет 3 полосы: красную, белую и чёрную. Почему на фото ниже нижняя полоса тёмно-синего цвета для меня загадка. Может на солнце выгорела?

В современном Египте очень мало высотных зданий. Не смотря на то, что Каир один из крупнейших городов мира, небоскрёбов в Египте практически нет.

Больше встречаются здания средней этажности. Некоторые имеют черты арабского стиля.

Другие исключительно современные.

Высотки конечно встречаются, но они как правило не выше 15-20 этажей.

Самое высокое сооружение в современном Египте это Каирская телебашня — 60 этажей и высота 187 метров. Переплюнуть её на 13 метров ещё в 2016 году должно было здание Shaza Cairo Nile, но что-то не срослось.

Встречаются и такие здания — это тоже современный Египет.

И даже такие.

Гораздо реже встречается что-то с претензией на роскошь. Например отель Four Seasons Hotel — «Четыре Сезона».

Статья о современном Египте и так выходит достаточна большая, по этому не буду перегружать данный раздел фотографиями Каира. Кому интересно, посмотреть как выглядит современный и не очень Каир можно в отдельной статье.

 

Арабский текст и алфавит


Кстати слово Египет — придумали греки. Арабы же называют Египет иначе — Миср, Маср или Масри. Современное официальное название страны Джумхурийят Миср аль-Арабийя — что в переводе означает Арабская республика Египет. Кроме прочего, арабская вязь постоянно напоминает, что Египет арабская республика. Только мне было очень «весело» переписываться используя клавиатуру с арабскими буквами на клавишах))

Тексты на арабском шрифте можно встретить везде. Иногда в туристических местах они сопровождаются переводом на английский, но чаще всего нет.

Арабским алфавитом даже пишут название яхт.

Впрочем, даже если их пишут на латинице, дело сути не меняет.

Кому как, а для меня, что египетские иероглифы, что арабская вязь — всё как китайская грамота))


https://itonga.ru/egypt/egipet-arabskaya-respublika/

Туры в Египет

Египет является крупнейшей арабской страной, которая расположена на северо-востоке Африканского континента. Площадь страны более 1 000 000 кв. км. Основная территория страны – это пустыня с редкими оазисами, причем значительная ее часть не песчаная, а гористая.

Омывают страну Средиземное и Красное море. На западе Египет граничит с Ливией, на востоке- с Израилем, а на юге — с Суданом.

Основные курорты: Хургада, Макади, Сафага, Эль Гуна, Шарм- Эль — Шейх, Дахаб, Нувейба и Таба.

Климат

В Египте преобладает жаркая, солнечная и очень сухая погода. Выделяется два сезона — жаркий (с мая по октябрь) и прохладный (с ноября по апрель). Самое впечатляющее метеорологическое явление — хамсин, сухой ветер, приносящий песчаные бури, который дует в апреле и мае.

Природа

В силу климатических условий большая часть Египта лишена естественного растительного покрова. Местами в пустынях во время зимних дождей появляются эфемеры (маки, лютики, ирисы). Полупустынная и пустынная растительность включает злаки, ксерофильные кустарники, акации.

Территорию страны с юга на север пересекает Нил, по берегам которого произрастает папирус, финиковые пальмы, тамарикс, олеандр и сикомор.

Преобладающая часть поверхности страны занята безводными пустынями, в которых много пресмыкающихся (змеи и ящерицы) и насекомых. Из млекопитающих встречаются шакал, гиена, лиса, кабан, мангуст, «фараоновы мыши», мелкие грызуны.

Красноморское побережье обладает, богатейшими коралловыми рифами. Здесь распространены дельфины, дюгони, акулы и морские черепахи.

Язык

Государственный язык — арабский. Практически все население страны — арабы — египтяне, говорящие на египетском диалекте арабского языка.

Религия

Официальная религия – ислам. В стране  примерно 90% населения — это мусульмане-сунниты, остальные — христиане, в основном прихожане коптской церкви.

Валюта

Национальная валюта – египетский фунт, который равен 100 пиастрам. В обращении находятся банкноты достоинством в 1, 5, 10, 20, 50 и 100 фунтов, и монеты по 5,10, 20 и 25 пиастр.

Вывоз национальной египетской валюты запрещен. В аэропортах можно поменять деньги в отделениях банков, работающих круглые сутки.

Египетская национальная кухня — это прежде всего баранина и говядина, часто мелко рубленые или перемолотые в виде котлет или фрикаделек. А также овощи и местные специи.

Весьма любимы многочисленные закуски, часто приправленные кунжутом: вяленая говядина в толстом слое пряностей, пюре из баклажанов с кунжутов и чесноком, баклажаны, фаршированные чесноком, кунжутный крем с растительным маслом, в который обмакивают лепешку.

Деликатесами считаются перепела и фаршированные голуби.

Восточные сладости представлены в большом ассортименте: пирожные из слоеного теста с орехами, миндалем и сиропом; запеченная с сахаром, медом и орехами вермишель или пирожки с сырой начинкой.

Въездную визу туристы получают в аэропорту по прибытию в Египет. Стоимость визы — 15 USD с человека.

Шоу «Тысяча и одна ночь»

Необычное театрализованное шоу, в котором можно увидеть роскошные шествия фараонов и жизнь кочевников пустыни, свадебный обряд и старинные легенды, воплощенные в живые картины, гордых арабских скакунов и надменных верблюдов.

Цветной каньон

Цветной каньон это уникальное ущелье, расположенное в Синайских горах, в 150 км от Шарм — Эль — Шейха, около города Нувейба.

Ущелье сложено из разноцветных каменных и песчаных пород — от белого до ярко красного. Ветер, дующий здесь постоянно, «вырезал» в мягкой песчаной породе удивительные узоры, которые захватывают дух своей красотой.

Гора Моисея

Гора Моисея или, как называют ее монахи, «священный пик», имеет высоту 2 285 м над уровнем моря. Согласно преданию, человеку, взошедшему на гору и встретившему там восход солнца, отпускаются все грехи. До вершины подниматься около трех часов, особенно тяжелы последние 700 ступеней перед вершиной. С вершины открывается захватывающий дух вид, ради которого стоит потратить силы на восхождение.

После восхода солнца — спуск к подножию горы и экскурсия по монастырю.

Монастырь Святой Екатерины

Осмотр одного из древнейших христианских монастырей, посещение церкви Преображения, находящейся рядом с Неопалимой Купиной. Монастырь Святой Екатерины место традиционного паломничества русских, так как здесь много икон, колоколов, церковной утвари русской работы, старинных книг на славянских языках.

Коралловые острова

Увлекательное путешествие на яхте по коралловым островам Красного моря, где можно насладиться изумительной красотой подводного мира.

Пирамиды Сфинкс в Гизе

Пирамиды, которых около сотни, являются визитной карточкой Египта. Самые известные из пирамид — на окраине Каира, на кромке пустынного плато Гиза, нависшего над зеленой долиной Нила. Здесь, в Гизе, и стоят три великие пирамиды — Хеопса, Хефрена и Микерина.

Долина Царей

В знаменитой Долине царей в Луксоре 42 гробницы и почти все – царские. Гробницы вырублены в скалах так как в древние времена их старались как можно тщательнее скрыть от постороннего взгляда. На экскурсии туристы слушают множество интересных легенд и мифов.

Каир

Каир столица Египта и одновременно самый большой город африканского материка. Главная достопримечательность города – Национальный музей, где собрана коллекция древней египетской скульптуры и тесаного камня, клады из королевских гробниц, папирусы с религиозными текстами и эскизами и коллекции драгоценностей.  

Луксор

Благодаря могучим воротам святилищ Луксор получил название «Город сотни ворот». Самой интересной является аллея сфинксов – часть пути, ведущая в Карнак, где находятся статуи сфинксов. К святилищу в Луксоре также принадлежат часовня Хадриана, обелиск, колоссы Рамзеса II , часовня королевы Хатшепсут, мечеть Абу Эль Хагга, колоннада и культовые помещения. В одном из святилищ Луксора проходят спектакли.

Волшебные египетские базары и рынки предлагают туристам огромный выбор безделушек и сувениров. Изделия из меди и стекло «муски», украшения, домотканый шелк и хлопок, изделия из кожи, а также золото и серебро.

Самый популярный сувенир Египта – папирус с цветными рисунками.

Магазины в курортных районах обычно работают до 22 часов. Если на товар поставлена цена, то торговаться бессмысленно. Если нет – можно сбить цену на 10-20%, а иногда и больше.

· Так как Египет мусульманская страна, то не стоит одеваться броско или слишком откровенно.

Оголенные плечи и мини юбки очень не уместны для уличных прогулок.

· Женщинам в Египте не рекомендуется появляться на улице в одиночку.

· Мусульмане не потребляют алкогольных напитков, хотя обычно не возражают, когда это делают другие.

· Коралловые рифы — национальное достояние Египта и охраняются законом. За их повреждение грозит крупный штраф.

· Пить водопроводную воду в Египте небезопасно. Лучше покупать бутилированную воду в магазинах.

· В Египте на улицах встречается огромное количество попрошаек. От них очень непросто отделаться. Лучше всего не обращать на них внимание. Если это не поможет, можно обратиться за помощью к гиду или представителю туристической полиции.

Мусульманам России велели жениться только на мусульманках. Это вызвало бурные споры

Автор фото, Valery Sharifulin/Tass

Подпись к фото,

Муфтии и мусульманские организации России по-разному относятся к межконфессиональным бракам

Совет улемов Духовного управления мусульман России (ДУМ) опубликовал богословское заключение (фетву), в котором браки мусульман с женщинами, исповедующими другие религии, названы недопустимыми. Согласно документу, такие союзы возможны лишь в исключительных случаях по решению муфтия.

Под запрет подпадают в том числе браки с так называемыми «представительницами людей Писания» (христианками или иудейками).

В заключении отмечается, что в большинстве межконфессиональных браков возникают сложности с воспитанием детей в духе исламского вероучения или с привитием им исламского мировоззрения.

“Ведь в основном именно супруга, хранительница домашнего очага, мать и воспитательница детей, оказывает решающее влияние на свое чадо, прививая ему свои принципы и взгляды. Да, быть может, ребенок именем и внешностью будет походить на отца, но сутью и действиями — скорее на мать. Будущие поколения таковых вряд ли станут приверженцами религии своих отцов, что и приводит к исчезновению, вымиранию мусульманских корней”, — отмечает совет улемов ДУМ.

Как отмечается в богословском заключении, именно схожесть супругов в вопросах религии и духовности “является наиважнейшим условием их совместной счастливой жизни”.

Согласно выводам совета улемов, девушка имеет право выйти замуж за мусульманина, только если она “признает существование Одного Единого Бога, принимает Иисуса и Мухаммада, как Божьих посланников и выражает готовность следовать предписаниям Священного Корана”.

Тем не менее межконфессиональные браки все же возможны в “определенных единичных случаях”, каждый из которых должен рассмотреть местный муфтий, отмечается в документе.

О каких именно исключительных случаях идет речь, совет улемов не уточняет.

Позднее во вторник глава пресс-службы ДУМ Диляра Ахметова пояснила ТАСС, что фетва о недопустимости межконфессиональных браков на территории России была принята еще в 2019 году.

«Сама фетва принята, чтобы подчеркнуть, что в современных условиях именно Российской Федерации мы это не поощряем и не одобряем. Если вы поедете в Сирию, Египет и так далее, — там среди мужчин-мусульман это не такое массовое явление, но и не какая-то редкость музейная», — сказала она.

Критика и солидарность

Другая мусульманская организация — Духовное собрание мусульман России (ДСМР) – с выводами ДУМ не согласилась.

«Мы с уважением относимся к заключению наших братьев в совете улемов ДУМ РФ, но больше, чем сказано в Коране, добавить не можем. Всевышний разрешает браки с людьми Писания», — сказал агентству РИА Новости глава организации, муфтий Альбир Крганов.

При этом в ДСМР уточняют, что исламское право исключает брак женщины-мусульманки с мужчиной-немусульманином, поскольку «мужчина – главенствующий в семье, отвечает за семью перед Творцом и должен быть верующим».

Секретарь Совета улемов ДУМ Татарстана Рустам Нургалеев также отметил, что взгляды Духовного управления мусульман России не всегда отражают интересы всех мусульман страны.

«Мусульмане Республики Татарстан не ассоциируют себя с муфтиятом ДУМ РФ, и это решение точно не касается тех регионов, которые имеют свои духовные управления и других муфтиев… Мы, согласно ханафитской богословской традиции, позволяем заключать межконфессиональные браки, то есть мусульманин может заключить брак с иудейкой, христианкой, запрета на это нет», — сказал Нургалеев Интерфаксу.

Критика в отношении инициативы ДУМ прозвучала и со стороны российского парламента. Зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина в интервью радиостанции “Говорит Москва” отметила, что такое заключение разъединяет народы России.

“Непродуманные действия способны расколоть российское общество, посеять раздор и никому не нужные религиозные противоречия”, — считает она.

В иудейской общине к заключению ДУМ отнеслись с пониманием. Раввин московской синагоги на Малой Бронной Исаак Коган в беседе с изданием Daily Storm отметил, что «в иудейском законе тоже есть предписание, чтобы евреи женились на еврейках или тех, кто перешел в нашу веру».

Православный протодиакон и богослов Андрей Кураев, которому в апреле запретили проводить службы, в беседе с “Национальной службой новостей” сказал, что православные тоже должны относиться с осторожностью к межконфессиональным бракам.

“В современном обществе для молодых людей важны другие идентичности, а не национально-религозные. И когда русская девочка знакомится с парнем из Татарстана или Чечни, они в университетской тусовке, для них важнее, что они вместе в университете учатся. Но проходит лет 20, начинается кризис среднего возраста, появляются мысли — кто я такой, какая у меня идентичность, кроме профессиональной. Другими становятся отношения с родителями. И эта русская женщина себя вдруг обнаруживает совсем в другой культурной ситуации”, — пояснил он.

Вечером во вторник первый зампред ДУМ Дамир Мухетдинов пояснил, что, так как Россия является светским государством, то постановления Совета улемов носят внутриобщинный характер и обращены, прежде всего, к мусульманам, стремящимся соблюдать религиозные постулаты.

«Они не имеют юридической силы в прямом смысле этого слова, поскольку (в отличие от некоторых мусульманских стран с действующим правом на основе шариата), не предполагают какой-либо ответственности и наказания за их неисполнение. Богословские заключения Совета улемов апеллируют исключительно к ответственности человека перед Богом и никак иначе», — говорится в заявлении Мухетдинова, опубликованном на сайте ДУМ.

Египет | Megapolis Travel

 

  Одно из крупнейших арабских государств. Общая площадь — 101,4 тыс. кв. км. Расположен на двух континентах — большая часть страны лежит в Северо-восточной Африке вдоль реки Нил, а Синайский полуостров находится в Азии. С севера берега Египта омываются Средиземным морем, на востоке — Красным морем. Граничит с Израилем на северо-востоке (по Синаю), на западе — с Ливией, на юге — с Суданом. Большая часть Египта — пустынные районы с редкими оазисами, значительная часть страны лежит достаточно высоко над уровнем моря и гориста.На крайнем юге страны, вдоль границы с Суданом находится Нубийская пустыня. Синайский полуостров также занят пустыней на севере и скалами высотой более 2100 м на юге у берегов Красного моря. Высочайшая точка Египта гора Джабал-Катрина (2637 м) находится на Синайском полуострове. Именно на ней, согласно Ветхому Завету, Моисей получил Десять Заповедей. Нил течет через весь Египет от суданской границы до Средиземного моря и практически на всем своем протяжении (около 1545 км) он находится в узкой долине, окруженной скалами.

Климат. Египет являет собой полоску жизни между двумя пустынями. Именно это и определяет климат страны на большей ее части: в основном это сахарский климат, для которого характерно почти полное отсутствие атмосферных осадков и значительные перепады ночной и дневной температур. Воздух исключительно сухой , круглый год малооблачно, дожди бывают крайне редко, жаркий сезон — с апреля по октябрь, прохладный сезон — с ноября до конца марта, купальный сезон длится в стране весь год. На средиземноморском побережье Египта климат субтропический, на остальной территории — тропический пустынный. В Египте самый «холодный» период — с декабря по март. Но даже в это время среднемесячная температура воздуха положительная и на всей территории страны составляет от +4 до +10, а в центре Ливийской пустыни достигает +20 градусов. С апреля температура начинает быстро повышаться и в период с июня по сентябрь достигает максимальных значений, когда даже средняя за месяц температура превышает двадцатиградусную отметку. Октябрь и ноябрь — переходные месяцы от «жары» в «прохладу» — являются самыми комфортными для отдыха. Уже нет тропического зноя, а море достаточно теплое для купания. На средиземноморском побережье Египта в период с декабря по март средняя минимальная температура 10…13, средняя максимальная 18…21 градус, на это же время приходится максимум осадков. Так, в январе, самом «холодном» месяце сезона, месячное количество осадков приближается к 50 мм, а число дней с дождем колеблется от 8 до 10 дней. В период с июня по сентябрь средняя минимальная температура 20…24, средняя максимальная 28…31 градус. Это самый засушливый период, в котором месячное количество осадков колеблется от 0 до 1 мм.
  На побережье Красного моря в период с декабря по март средняя минимальная температура такая же, 10…13 градусов, средняя максимальная от 20…22 на севере до 23…25 на юге прибрежной зоны. В это время месячное количество осадков от 1 до 4 мм. В период с июня по октябрь средняя минимальная температура от 20. ..24 на севере до 23…26 на юге прибрежной зоны, аналогично изменяется и средняя максимальная температура: от 31…36 до 40 градусов. Осадков в это время, как правило, не выпадает.
  Вдали от побережий, в Ливийской пустыне, в период с декабря по март контрасты температур в течение суток выражены резче. Средняя минимальная температура здесь 13…16, средняя максимальная 23…25 градусов. В период с июня по сентябрь по ночам обычно 23…27, днем 32…34 градуса. Месячное количество осадков даже в период с декабря по март не превышает 2 мм. В период с июня по октябрь они отсутствуют.
  В период с середины марта до конца апреля дует горячий и сухой юго-восточный ветер — хамсин. Пыль, принесенная хамсином, проникает повсюду — в дома, машины, забивает глаза, рот, нос. Даже при запертых дверях и закрытых окнах в помещениях чувствуется присутствие пыли, принесенной этим ветром. Хамсин означает по-арабски «пятьдесят», именно столько дней в году дуют безжалостно обжигающие ветра. Температура воды на побережье Красного моря холоднее всего с января по март (18-20 градусов), самая теплая с июня по сентябрь (29-30 градусов). В Египет можно ездить круглогодично. Но зимой не забывайте взять с собой теплые вещи, вечерами становится очень прохладно.

Виза. Граждане РФ получают визу по прибытию в аэропорту Египта.

Разница во времени. Время отстает от московского на 2 часа.

Традиции и табу.  В силу того, что Египет является мусульманской страной в шортах и майках желательно ходить только на курортах. Женщинам не следует носить слишком открытую одежду, особенно если они путешествуют одни. Насилие над туристами исключено, но назойливость местных мужчин быстро надоедает. Не следует соглашаться на предложение подвезти одинокую женщину или выпить чашку чая наедине. Помните также, что принятое приглашение на дискотеку или в кафе однозначно будет расценено, как согласие разделить ночь. Египтяне считают поведение западных женщин довольно свободным и Ваше излишнее дружелюбие и открытость могут быть расценены неверно. Выбирая в гостиничном номере наряд, не забывайте: Египет — страна исламская, люди здесь верующие, традиции — пуританские. По мусульманским законам считается, что если женщина раскрыта, а тем более оголены какие-то части тела, особенно живот, значит, она легко доступна. На самом деле, если бы туристки понимали, что кричат им вслед, они бы услышали, что это оскорбительные вещи. Особый совет мужчинам, которые, желая позагорать, снимают футболки на улицах курортных городов. Мало того, что это просто оскорбляет взгляд, это также — проявление неуважения к традициям мусульманской страны. Фотографируя людей, следует спрашивать их согласие, ввиду того, что Коран запрещает изображать человека, и для религиозного египтянина может оказаться неприемлемым позировать перед фотокамерой. Доброжелательные, отзывчивые. Но даром ничего не делают. Подумайте, чем будете расплачиваться, прежде чем принимать от кого-то помощь. При оказании любой услуги у Вас будут просить «бакшиш». Приличным считается бакшиш, составляющий 5% от стоимости услуги. Но если с Вас требуют 5 фунтов, Вы спокойно можете дать в десять раз меньше. На Востоке принято торговаться и чем тверже Вы будете стоять на своем, тем более уважительно к Вам отнесутся. Прежде чем нанять такси или купить что-нибудь на рынке, оговорите цену, и затем ни при каких условиях не идите на уступки. Практически во всех египетских населенных пунктах существует специальная туристическая полиция. Ее служащие узнаются по нарукавной повязке «Tourist Police». Полицейский обязан оказывать помощь, давать необходимые справки и говорить по-английски.
 Египтяне, мужчины и женщины, страстные курильщики. Самая известная марка хороших местных сигарет — Клеопатра. Очень распространено курение кальяна, египтяне называют его «шиша». Табак для курения может быть легким и крепким, с ароматом меда, яблок, клубники или персиков. Никакого отношения к наркотикам он не имеет. Вы можете смело попробовать покурить, заказав в кафе кальян, т.к. гигиена обеспечивается за счет использования одноразовых пластмассовых мундштуков. Выходной день — пятница.
Не беспокойте мусульман в пятницу до 12 дня, не назначайте встречи и не ломитесь в закрытые магазины. Пока их хозяева не отслужат пятничный намаз, ничего работать не будет. В отелях в пятницу весь персонал работает как в другие дни. В Египте действует сухой закон, поэтому купить спиртное можно только в отелях или ресторанах. Не предлагайте Египтянам спиртные напитки и не появляйтесь в пьяном виде вне отеля. Мусульманская вера определяет ритм жизни египтян. Это вы можете понять по чисто внешним признакам: например, пять раз в день муэдзин через громкоговоритель созывает верующих на молитву. А в месяц рамадан ночь становится днем. Весь день мусульмане постятся и прерывают пост лишь после захода солнца. В это время общественная жизнь замирает, государственные учреждения работают только с 10.00 до 14.00. В священный месяц рамадан запрещается еда от восхода до заката солнца. Туристам, посещающим страну в это время, не рекомендуется употреблять на улицах какую-либо пищу или напитки (особенно спиртные). Пренебрежение этим правилом может повлечь задержание полицией за неуважение законов и традиций. Начало Священного месяца Рамадан может перемещаться с декабря по март. При планировании поездки рекомендуем уточнить даты рамадана. В Египте действует сухой закон. Поэтому советуем воздержаться от чрезмерного употребления алкоголя, тем более, вне стен отеля, дабы не испортить себе и другим отдых. Не стоит также одаривать египтян алкогольными напитками, колбасой и прочими продуктами, так как мусульмане не употребляют спиртного и свинины и данный поступок, продиктованный с вашей стороны добрыми намерениями, будет воспринят неправильно. Советуем не пытаться даже в шутку разговаривать с египтянами на счет приобретения наркотиков. Это преступление жестоко карается в Египте (смертная казнь через повешение). И, дабы не навлечь на себя подозрений, лучше воздержаться от подобных разговоров. Выражение «иджипшн тайм» (египетское время) стало поговоркой не только в Египте, но и за его пределами. Египтяне опаздывают везде и всегда. Назначив с египтянином встречу на три часа, можете прийти в 4 и будете первым, а в семь получите звонок или записку с извинениями за опоздание и просьбой о переносе свидания на завтра на то же время. Примите к сведению. Не обижайтесь: получите в ответ фразу: «Иджипшн тайм!». Частенько египтянин в итоге удачной сделки с удовольствием захочет пожать вам руки. Причем, в основном ради того, чтоб поручкаться с дамой. Русские дамы зачастую охотно протягивают руку, а потом возмущаются, что египтяне наглые. Все дело в том, что сперва полезно узнать нравы страны, куда едешь, тогда и обид не будет. Так вот, в Египте принято, если женщина дала себя потрогать, пусть даже за руку, значит, все остальное тоже можно потрогать, и неважно, что рядом с дамой мужчина. Уровень преступности в стране невелик. В больших городах или оживленных местах стоит опасаться только карманников, но и они чаще выбирают своими жертвами соотечественников, боясь связываться с иностранцами. В любом случае, если вы считаете свой права нарушенными, можете смело обратиться к офицеру туристической полиции, который обязан оказать вам помощь. Найти его в любом туристическом центре нетрудно, а узнать можно по нарукавной повязке с надписью tourist police. Если и можно чего-то опасаться в больших городах, так это совершенно необузданного поведения местных водителей. Они здесь абсолютно игнорируют дорожную разметку, никогда не пользуются поворотником, дальний свет в вечернее и ночное время считается у них поступком просто неприличным и вызывает бурную ответную реакцию у водителей встречных автомобилей. Египтяне практически не пользуются зеркалами заднего и бокового обозрения, поэтому вашу машину в любой момент могут подрезать или же «бортануть». Приноровиться к логике вождения египтян практически невозможно. Можно сказать, что правил движения не существует, поэтому предельно внимательным нужно быть не только водителям, но и пешеходам.

Рекомендации. Перед путешествием сделайте ксерокопию Вашего паспорта, водительских прав, авиабилетов, путевки в Египет. Все копии храните отдельно от оригиналов. Если Вы потеряли паспорт, авиабилеты или Ваш багаж, срочно сообщите представителю турфирмы или отеля. Они помогут решить проблему. Специальных предписаний по прививкам не существует, однако рекомендуются прививки от полиомиелита и столбняка, а при маршрутах по пустыне и оазисам — профилактические прививки против малярии и желтухи.В аэропорту Вам необходимо быть за 2-3 часа до вылета рейса. Если Вы получили документы в офисе Вашего агентства, можете проходить на регистрацию. Если Вы получаете документы в аэропорту, следует подойти к представителю компании, у которого Вы сможете получить пакет документов (авиабилеты, ваучер, страховку), после чего самостоятельно проходите на регистрацию.
По прилету рекомендуем как можно скорей обзавестись мелкими денежными купюрами, поскольку очень часто у продавцов и водителей не находится сдачи (с пятифунтовой купюры почти никогда). К тому же мелкие купюры вам понадобятся для раздачи чаевых, которые египтяне просят очень часто. В целом, можно быть спокойным за вещи, которые вы оставляете в номере. Однако, ценные предметы, документы и деньги настоятельно рекомендуем хранить в сейфах у стойки администрации. Эта услуга в большинстве отелей бесплатна. Рекомендуем легкую одежду из хлопка либо льна и головной убор. Женщинам, отправляющимся в город без сопровождения мужчин, рекомендуем быть более консервативными при выборе одежды. Для посещения достопримечательностей хороши длинные брюки и закрывающие руки рубашки. Для вечерних прогулок и поездок на фелюге необходимы теплые вещи — пуловер, теплая рубашка, легкая куртка. Для восхождения на гору Моисея при себе необходимо иметь спортивную обувь, теплую одежду зимой. Нелишнем будет и сменная одежда потому как взбираться высоко а наверху холодный ветер. Купаться в Ниле, ходить босиком или лежать на земле без подстилки на берегах Нила запрещено. Рвать кораллы во время купания и погружений с аквалангом также запрещается. Нарушителям грозит штраф и неприятное разбирательство с полицией. Будьте осторожны с незнакомыми вам представителями подводного мира почти все ядовитые создания Красного моря медлительны и окрашены в яркий предупреждающий цвет: рыба-скорпион, рыба-лев (или рыба-бабочка). Подводная охота с гарпунным ружьем в Египте строго запрещена. За нарушение грозит арест и депортация.
  Советуем использовать пластиковую обувь, которую можно купить в местных магазинах. Если Вас поранила рыба или Вы наступили на морского ежа — немедленно покиньте воду и обратитесь к врачу. Советуем Вам воздержаться от ночных купаний.

Расположение отелей. Курорт Хургада.

Расположение отелей.Курорт Шарм-эль-Шейх.

 

 

 

 

В Египте задержали группу «Джокеров», планировавшую серию терактов

https://ria.ru/20200122/1563750910.html

В Египте задержали группу «Джокеров», планировавшую серию терактов

В Египте задержали группу «Джокеров», планировавшую серию терактов — РИА Новости, 22.01.2020

В Египте задержали группу «Джокеров», планировавшую серию терактов

МВД Египта в среду сообщило о задержании членов группировки, планировавшей теракты на годовщину революции в стране 25 января и связанной с запрещенной в стране. .. РИА Новости, 22.01.2020

2020-01-22T18:58

2020-01-22T18:58

2020-01-22T18:58

в мире

египет

братья-мусульмане

мвд египта

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/103972/66/1039726674_0:584:5600:3733_1920x0_80_0_0_11506cfb3fa21357925b72e44fa11232.jpg

КАИР, 22 янв – РИА Новости. МВД Египта в среду сообщило о задержании членов группировки, планировавшей теракты на годовщину революции в стране 25 января и связанной с запрещенной в стране группировкой «Братья-мусульмане»*.Правоохранители задержали нескольких членов группировки в городе Тух провинции Кальюбия на севере страны, при них обнаружены оружие и взрывчатка для осуществления терактов, в том числе РПГ и снайперские винтовки. Конфискована также техника, в том числе беспилотники с камерами и компьютеры, а также маски с изображением популярного персонажа «Джокера».»Руководство группировки поручило членам «Хасм» подготовить серию терактов, готовясь к операции против важных персон и объектов, в том числе религиозных, запланированной на 25 января», — говорится в пресс-релизе. Отмечается, что боевики осуществили атаку 11 ноября 2019 года в деревне Кафр-Хасафа, в результате которой погибли двое охранников и один гражданин, случайно оказавшийся в данном месте.По данным МВД, руководители группировки находятся в Турции и скрываются от египетского правосудия.Согласно заявлению, параллельно с этой деятельностью другие члены группировки создавали страницы в Facebook и Telegram под названием «Народное движение – Джокер», с помощью которых планировались «демонстрации и провокации с перекрытием дорог и вандализмом». Через эти страницы публиковались недостоверные новости и слухи, целью которых было расшатывание государственного строя.Генпрокуратура Египта расследует дела подозреваемых, ведутся поиски остальных членов группировки.Группировку «Братья-мусульмане»* основал в 1928 году сельский учитель Хасан аль-Банна. После масштабных столкновений с силами правопорядка в 2013 году организация «Братьев-мусульман»* была объявлена террористической в Египте.Сейчас практически все высшее руководство группировки «Братья-мусульмане»* находится в тюрьме. Лидеров исламистов обвиняют в подрыве государственных устоев, попытках спровоцировать хаос в стране, планировании нападений на полицейские участки, госучреждения. В то же время ряд руководителей группировки сумели скрыться за пределами Египта.Массовые антиправительственные волнения начались в Египте 25 января 2011 года, они были приурочены к профессиональному празднику полиции. За массовыми демонстрациями и столкновениями последовали отставка президента Мубарака, роспуск парламента и приостановка действия конституции. Спустя два с половиной года также в результате массовых протестов был смещен и избранный после восстания президент-исламист Мухаммед Мурси. Относительную стабильность Египет обрел с приходом к власти бывшего министра обороны Абдель Фаттаха ас-Сиси, который в 2018 году был переизбран на второй четырехлетний президентский срок.* Организация, запрещенная в России

https://ria.ru/20191225/1562828248.html

https://ria.ru/20200122/1563748477.html

https://ria.ru/20200116/1563510194. html

египет

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/103972/66/1039726674_128:0:5105:3733_1920x0_80_0_0_f22bee589690fc7fd06634d77a0170d0.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

в мире, египет, братья-мусульмане, мвд египта

КАИР, 22 янв – РИА Новости. МВД Египта в среду сообщило о задержании членов группировки, планировавшей теракты на годовщину революции в стране 25 января и связанной с запрещенной в стране группировкой «Братья-мусульмане»*.

Правоохранители задержали нескольких членов группировки в городе Тух провинции Кальюбия на севере страны, при них обнаружены оружие и взрывчатка для осуществления терактов, в том числе РПГ и снайперские винтовки. Конфискована также техника, в том числе беспилотники с камерами и компьютеры, а также маски с изображением популярного персонажа «Джокера».

25 декабря 2019, 13:48ТуризмЕгипет планирует сменить имидж дешевого пляжного направления

«Руководство группировки поручило членам «Хасм» подготовить серию терактов, готовясь к операции против важных персон и объектов, в том числе религиозных, запланированной на 25 января», — говорится в пресс-релизе. Отмечается, что боевики осуществили атаку 11 ноября 2019 года в деревне Кафр-Хасафа, в результате которой погибли двое охранников и один гражданин, случайно оказавшийся в данном месте.

По данным МВД, руководители группировки находятся в Турции и скрываются от египетского правосудия.

Согласно заявлению, параллельно с этой деятельностью другие члены группировки создавали страницы в Facebook и Telegram под названием «Народное движение – Джокер», с помощью которых планировались «демонстрации и провокации с перекрытием дорог и вандализмом». Через эти страницы публиковались недостоверные новости и слухи, целью которых было расшатывание государственного строя.

Генпрокуратура Египта расследует дела подозреваемых, ведутся поиски остальных членов группировки.22 января 2020, 18:10Распространение коронавирусаЕгипетский депутат рассказал о мерах по борьбе с коронавирусом

Группировку «Братья-мусульмане»* основал в 1928 году сельский учитель Хасан аль-Банна. После масштабных столкновений с силами правопорядка в 2013 году организация «Братьев-мусульман»* была объявлена террористической в Египте.

Сейчас практически все высшее руководство группировки «Братья-мусульмане»* находится в тюрьме. Лидеров исламистов обвиняют в подрыве государственных устоев, попытках спровоцировать хаос в стране, планировании нападений на полицейские участки, госучреждения. В то же время ряд руководителей группировки сумели скрыться за пределами Египта.

Массовые антиправительственные волнения начались в Египте 25 января 2011 года, они были приурочены к профессиональному празднику полиции. За массовыми демонстрациями и столкновениями последовали отставка президента Мубарака, роспуск парламента и приостановка действия конституции. Спустя два с половиной года также в результате массовых протестов был смещен и избранный после восстания президент-исламист Мухаммед Мурси. Относительную стабильность Египет обрел с приходом к власти бывшего министра обороны Абдель Фаттаха ас-Сиси, который в 2018 году был переизбран на второй четырехлетний президентский срок.

* Организация, запрещенная в России

16 января 2020, 18:04

Египет объявил о создании семью странами газового форума

Главные достопримечательности Каира

Столица Египта – это шумный, солнечный и гостеприимный город контрастов.  Достопримечательности Каира будто смешались в причудливой мозаике из наследия древнейшей цивилизации и современных технологий: вековые минареты окрашивают отблески неоновой рекламы, пальмовые сады прячутся в тени небоскребов, а восточные базары соседствуют с дверьми ночных клубов.


Столица Египта всегда рада принять туристов!

Знаменитые пирамиды на плато Гиза и их загадочный сосед Сфинкс – то, ради чего туристы порой преодолевают тысячи километров пути. О главной достопримечательности Каира и всего Египта – величественной пирамиде Хеопса – слышали все, поэтому очередям у ее подножия могут позавидовать прочие музеи мира. Внутри одного из Семи чудес света расположены многометровые проходы, лабиринты коридоров и погребальные комнаты – а также до сих пор не открытые археологами потайные дверцы, палаты фараонов и древние саркофаги. Открыты для посещения и пирамида Микерина, и Хефрена – впрочем, их помещения значительно скромнее. Возле символов Египта всегда толпы туристов, относительно спокойным временем для посещения считается раннее утро или поздний вечер. На суету меланхолично взирает Большой Сфинкс – еще один хранитель загадок великой цивилизации.


Пирамиды и Сфинкс – главные ассоциации с Египтом

Дашур менее популярен среди прочих достопримечательностей Каира, однако первые в истории царские усыпальницы и пирамиды также достойны внимания. Посетить можно Красную пирамиду – туристам предстоит сначала подняться на высоту девятиэтажного дома, а затем спуститься по ступеням вниз к погребальным камерам.


Древние усыпальницы правителей

Египет – мусульманская страна, что объясняет большое количество мечетей в Каире. Часть достопримечательностей открыта для посещения иноверцами. Например, Аль-Азхар, являющаяся по совместительству и арабским университетом. Минарет мечети Хасана устремляется ввысь на 38 метров, а роскошный двор с фонтаном окружен мраморными колоннами и венчается куполом редкой красоты. Алебастровая мечеть Мухаммеда Али находится на высоком холме, и ее изящные минареты видны из многих районов Каира.

Устремленные ввысь минареты Каирских мечетей

Монастырь Святого Антония Великого является как старейшим, так и крупнейшим в Египте. На территории комплекса туристы могут посетить несколько церквей, святых источников, а также пещеру, где в полном уединении провел большую часть жизни основатель монашества. Паломники стремятся и в еще одну обитель отшельника – монастырь Святого Павла Фивейского.


Обители основателей монашества в Каире

Поездка в Каир будет неполной без посещения Египетского музея с самой большой в мире коллекции предметов искусства, археологических находок, мумий и саркофагов – самых красноречивых свидетелей истории древней цивилизации. В залах президентского дворца Абдин также находится ряд интересных экспозиций оружия, правительственных подарков и редких драгоценностей. В Музее папируса можно посетить мастер-класс по изготовлению изделий из высушенного особым образом тростника. Разумеется, в сувенирной лавке посетители могут купить на память картину или сувенир из настоящего папируса – в большинстве торговых точек Каира предлагают подделки из банановой кожуры.


Богатейшие коллекции Египетского музея в Каире

Обязательно стоит посетить еще одну колоритную достопримечательность Каира. Самое яркое место любого восточного города – это базар. Рынок «Хан эль-Халили» представляет собой переплетения улиц, где нет ни метра пространства, свободного от прилавков, кафе, кальянных, кофеен, лотков и мастерских. Здесь можно купить сувениры, попробовать традиционную кухню, насладиться потрясающим чаем или просто наблюдать за жизнью суетливой, яркой и бесконечно притягательной египетской столицы.


Рынок – самая колоритная достопримечательность Каира и любого восточного города!

Поможем Вам спланировать путешествие!

Подпишитесь на рассылку, и мы будем присылать полезные путеводители каждую неделю*

Подписаться

15.10.2020

Египет. Быть христианином в исламской стране.

Какие проблемы существуют перед христианами в исламских странах? Как быть христианином среди мусульман? Мы ориентируемся на Египет.

Исламская страна по определению религиозна. Однако исламские страны различаются по способам правления, происходящим от суннитов или шиитов c a или Khawarij, трех первых корней правления. суннитов , основанных на халифатах, которые были преемниками Мухаммеда, тени божественного правления, как в идеологии ИГИЛ; правило, согласно сунне (законы и практики Мухаммеда), Пророк и его преемники, которые живут в соответствии с исламскими законами ( шариатов, c a ).
Сунна правители в основном военные, которые будут править в соответствии с шариатом c a, , который состоит из четырех школ права.

шиитов c a — правители от происхождения c Али (двоюродный брат Мухаммеда), политическим правителем которого является имам , как Аллатолла Kh омени . Третья ветвь ислама, которая «вышла» ( хараджа — по-арабски) из обеих исламских партий, возникла хариджитов .В то время как суннитский правитель , зависящий от преемника Пророка, избирается из его племени, а курайшитов и шиитов c a из потомков c Али, для хараджитов их правитель имел чтобы быть просто мусульманином, даже обращенный «эфиопский раб» может управлять « Дар эль-Ислам » (исламское жилище), исламской страной.

Египетский арабский язык

Коренные египетские христиане-копты живут в суннитской стране, управляемой , что отличается от шиитов c a и хариджитов стран.В статье 2 новой конституции египетского государства утверждается, что: Ислам является государственной религией, а арабский — официальным языком. Принципы исламского права (шариата) являются основным источником законодательства ».

Египетский арабский язык постепенно вытеснял коптский язык, начиная с 13 века, и его церковь является одним из четырех ранних патриархатов, основанных примерно в то же время, что и церковь в Риме. Национальная идентичность исключает коптскую самобытность, делая их терпимым меньшинством, но не равноправными гражданами. Статья 3: Христианские и иудейские религиозные отношения Принципы законов египетских христиан и евреев являются основными источниками законов, регулирующих их личный статус, религиозные вопросы и выбор духовных лидеров. Может ли это быть религиозный апартеид? Терпимость христиан и евреев в исламском законодательстве существует параллельно, когда культурная и государственная идентичность остается исламской. Христиан терпят, но принимают ли они?

Адаптация по стоимости айдентики

христианских граждан на протяжении веков должны были адаптироваться к исламскому праву и культуре до такой степени, что коптское христианство, сохранив свой язык и коптское наследие в литургии, утратило свои социально-культурные ценности.На протяжении веков, адаптируясь к законам ислама и культурному давлению, коптское христианство изменилось. В революции 2011 года христиане и мусульмане вместе выступили за национальные изменения. После того, как Морси, лидер Братьев-мусульман, был избран президентом, христианская коптская идентичность больше не отождествлялась с нацией. Это было время сжигания церквей и публичных убийств коптов.

Как христианин может быть патриотом? Чтобы освободиться от президента Морси после одного года правления, требовалось исключительное национальное единство без религиозного разделения.Люди вышли на улицы вопреки «демократически» избранному президенту. Это был исторический момент, когда христиане нашли в себе мужество восстать после столетий пассивного подчинения государству. Воодушевленные растерянными мусульманами, которые увидели, что «ислам» не является решением проблемы, военные вернули себе власть, которую они ненадолго потеряли, эффективно используя средства массовой информации для того, чтобы манипулировать общественным мнением в свою пользу.

Быть египетским христианином в Египте?

Христиане в Египте не могут позволить себе быть поверхностными в своей национальной и религиозной идентичности.Христианский фундаментализм — это постоянное искушение как ответ на мусульманский радикализм. Папа Франциск во время своего визита в Каир в 2017 году сказал в своем обращении к правительственным властям и дипломатическому корпусу: «Развитие, процветание и мир — это важные блага, которые заслуживают всяческих жертв.

Это также цели, которые требуют … прежде всего, безоговорочного уважения неотъемлемых прав человека, таких как равенство всех граждан, религиозная свобода и свобода выражения без какого-либо различия (см.Всеобщая декларация прав человека; Конституция Египта 2014 г., глава 3). Величие любой нации проявляется в ее эффективной заботе о наиболее уязвимых членах общества — женщинах, детях, престарелых, больных, инвалидах и меньшинствах — во избежание исключения или маргинализации любого человека или социальной группы ». Можно ли это реализовать?

Экуменическое единство как необходимое свидетельство

Во время того же визита Папа Франциск уместно сказал в своем обращении к Патриарху Папе Тавадрусу II: «Итак, вместе мы призваны свидетельствовать об Иисусе, нести нашу веру в мир, особенно в том виде, в котором она должна быть. принесено: живя этим, чтобы присутствие Иисуса могло быть связано с жизнью и говорить языком беспричинной и конкретной любви.Как коптские православные и католики, мы всегда можем присоединиться к разговору на этом общем языке благотворительности: прежде чем приступить к благотворительной деятельности. Таким образом, созидая общение в конкретности повседневного свидетельства, Дух непременно откроет провиденциальные и неожиданные пути к единству ».
Более глубокое общение необходимо между семью униатскими католическими епископами, каждый из которых верен своим различным традициям, и их православный коллега должен сформировать тип единства, а не просто конформизм; но практически выковывая вместе путь, на котором разнообразие литургии, духовности и традиций показывает свою значимость в современном обществе и их богатство единства.Смущение из-за того, что не празднует Рождество и Пасху вместе во всем мире, является достаточной причиной, чтобы нас высмеивали как христиан, которые провозглашают любовь и не могут жить с ее радостью. Любые признаки разделения, замеченные мусульманами, ослабляют доверие к ценностям христианской веры.

Открытость к межрелигиозному диалогу

Современное православное и протестантское пастырское богословие не придерживается богословия католической церкви о межрелигиозном диалоге. В то время как православные защищают веру, используя апологетическое богословие, протестанты утверждают, что спасение можно найти только в Иисусе Христе.Обе позиции существуют в католической церкви, но с акцентом на Божий план по спасению всего человечества. Католическое учение сосредоточено не на том, «кто спасается?», А на том, «как Бог спасает свое человечество?»

Мы сталкиваемся с двумя последовательными проблемами. Во-первых, ценность уважения к человеческой совести как к внутреннему месту, где Бог обращается к каждому человеку. Следовательно, никого нельзя заставить верить. Во-вторых, Царство Божье больше, чем Церковь. Следовательно, роль церкви — быть таинством спасения, а не манипулятором спасения.Как церковь паломников, мы путешествуем к Царству, зная путь через Христа и во Христе к Отцу. Диалог начинается, когда наш образ жизни бросает вызов существующему положению вещей, и нас спрашивают, почему наша живая вера стоит.

Семя надежды

христиан в исламской среде не могут позволить себе быть пассивными жертвами неравенства, дискриминации и преследований. Коптское православное, католическое и протестантское единство бросит вызов исламской культуре конформизма.Богатство разнообразия — часть физиономии вселенской Церкви. Христиане не могут позволить себе поддаваться позиции жертвы, теряя достоинство христианской идентичности из-за фундаменталистского менталитета.
Тем не менее, открытость к межконфессиональному диалогу заключается не в поиске общего, а в понимании значимой ценности разнообразия. Как писал персидский мусульманин, суфийский мистик и поэт Джалал ад-дин ар-Руми (умер в 1273 г.): «За пределами идей о проступках и правильных поступках есть поле.Я встречу тебя там’. Иисус вышел за рамки осуждения, обиды, предательства, пыток, распятия и погребения, и каждый день встречает нас в поле любви, милосердия, понимания и взаимопомощи. Многие хоронят христиан в исламской среде, но вера, как семя, всегда дает новую жизнь, когда умирает.
Пол Аннис, mccj

Ислам и политика в Египте

Мишель Гэвин, старший научный сотрудник CFR Ральфа Банча по изучению политики в Африке, ведет беседу по африканской политике и вопросам безопасности. ФАСКИАНОС: Добро пожаловать на сегодняшнюю сессию серии академических веб-семинаров CFR осень 2021 года. Я Ирина Фаскианос, вице-президент по национальной программе и связям с общественностью CFR. Сегодняшнее обсуждение записано, а видео и стенограмма будут доступны на нашем веб-сайте cfr.org/academic. Как всегда, CFR не занимает институциональных позиций по вопросам политики. Мы рады видеть сегодня с нами Мишель Гэвин, чтобы поговорить об африканской политике и проблемах безопасности.Посол Гэвин — старший научный сотрудник CFR Ральфа Банча по исследованиям политики в Африке. Ранее она была управляющим директором Африканского центра, многопрофильного учреждения, занимающегося углублением понимания современной Африки. С 2011 по 2014 год она работала послом США в Ботсване и представителем США в Сообществе по вопросам развития стран юга Африки, а до этого она была специальным помощником президента Обамы и старшим директором по Африке в Совете национальной безопасности.А до прихода в администрацию Обамы она была научным сотрудником по международным делам и помощником по Африке в CFR. Так что мы так счастливы, что она снова в наших рядах. Итак, Мишель, большое спасибо за то, что были с нами. Мы только что видели, что госсекретарь США Энтони Блинкен совершил поездку в Африку. Может быть, вы могли бы начать с разговора о стратегических рамках, которые он изложил в этой поездке, а затем мы буквально в последние дни — с новым вариантом Omicron — увидели запрет на поездки, введенный для нескольких африканских стран, и что это означает для стратегических видение, которое он выложил.ГЭВИН: Конечно. Спасибо. Что ж, большое спасибо за приглашение присоединиться к вам сегодня. И я посмотрел состав. В этом Zoom столько удивительных знаний и опыта. Я действительно с нетерпением жду обмена и вопросов. Я знаю, что буду учиться у всех вас. Но, может быть, просто для начала немного поговорим о поездке госсекретаря Блинкена, потому что я думаю, что во многих отношениях его усилия как бы переосмыслить взаимодействие США на континенте, пытаясь уйти от такого рода бинарных линз соперничества крупных держав, которые Администрация Трампа использовала полезную информацию, но она также выявляет множество проблем, с которыми в настоящее время сталкиваются политики, сосредоточившие свое внимание на Африке.Таким образом, он попытался перезагрузить отношения в контексте партнерства, чистого признания африканских приоритетов и африканского участия в определении того, какие партнеры по развитию интересны Африке, какие партнеры в области безопасности. Я считаю, что это очень полезное упражнение. Затем он как бы промелькнул, поскольку каждый чиновник должен делать эти громкие заявления как своего рода широкие области взаимодействия и сотрудничества, и он говорил об увеличении торговли, что, конечно, интересно прямо сейчас, когда AGOA скоро закроется, совместная работа по борьбе с пандемическими заболеваниями, особенно с COVID, совместная работа по изменению климата, где, конечно, Африка несет больше последствий, чем многие другие регионы мира, но вносит гораздо меньший вклад в проблему, работая вместе над демократическим откатом и авторитарным характером всплеска, который мы наблюдали по всему миру, и, наконец, совместной работы по обеспечению мира и безопасности.Итак, эта огромная повестка дня, и я думаю, что интересно и во многих отношениях его поездка прояснила, что очень трудно добраться до первых четырех пунктов, когда последний, элемент мира и безопасности, находится в хаосе. И посмотрите, очевидно, Африка — большой континент. Все мы, кто когда-либо участвовал в этих разговорах об Африке, всегда… всегда пытаемся заявить об отказе от ответственности, верно, что не может быть ни одной африканской истории. На этом невероятно разнообразном континенте никогда ничего не происходит.Но дело в том, что перспективы мира и безопасности на континенте действительно в плохой форме, верно. Итак, секретарь побывал в Кении, Нигерии и Сенегале. В заголовках о его поездке действительно преобладали беспорядки на Африканском Роге, которые мы наблюдаем прямо сейчас. Итак, у вас есть гражданский конфликт в Эфиопии, который невероятно дорого обошелся этой стране с точки зрения жизней, с точки зрения их экономических перспектив, характеризовался зверствами и военными преступлениями.И, я думаю, сейчас большинство наблюдателей очень обеспокоены целостностью эфиопского государства, его способностью сохраняться. Независимо от того, что произойдет сегодня, завтра или на следующей неделе, очень трудно увидеть прочное и устойчивое военное решение этого конфликта, и стороны, похоже, действительно не готовы к серьезным политическим переговорам. Но, конечно, дело не только в Эфиопии. Это Судан, где мы стали свидетелями того, как хрупкое военно-гражданское переходное правительство было полностью захвачено военной стороной этого уравнения в результате государственного переворота, который на самом деле был отвергнут многими суданскими гражданами, которые все еще находятся на улицах даже сегодня, пытаясь подтолкнуть выступают против идеи военного превосходства в их переходный период и в последующий период, и их встречают насилием и запугиванием.И перспективы там весьма тревожные. У вас пограничные столкновения между Эфиопией и Суданом. У вас избирательный кризис в Сомали. Итак, Хорн, как вы знаете, выглядит очень, очень трудным районом. И, конечно же, всех беспокоят последствия для Кении и самой Восточной Африки, учитывая повстанческое движение в Мозамбике, которое не раз затрагивало соседнюю Танзанию, эти взрывы в Уганде и ощущение нестабильности там. Картина представляет собой один из множества кризисов, ни один из которых не предполагает простых решений или чисто военных решений.А потом у вас есть метастазирующая нестабильность по всему Сахелю, верно, и опасение, что все больше и больше государств станут жертвами крайне тревожной нестабильности и очень дорогостоящего насилия. Итак, у нас огромная повестка дня в области безопасности, и мы просто — мы все знаем об основных фактах, что очень трудно добиться прогресса в партнерстве в поддержку демократического управления в разгар конфликта. В таких обстоятельствах очень сложно объединить усилия для решения проблемы изменения климата или борьбы с пандемией.Так что я думаю, что это действительно сложная картина. И просто чтобы натянуть пару этих нитей, по вопросу отказа от демократии, стремления администрации Байдена укрепить солидарность между своего рода единомышленниками, чьи демократии могут принимать разные формы, но которые покупаются на базовый набор демократических ценностей, это неоспоримо. что тенденции в Африке вызывают беспокойство в течение некоторого времени, и мы действительно видим много таких демократических авторитарных государств, этих государств, где вы получаете некоторую форму, некоторую театральную форму демократии, особенно в форме выборов , но у граждан нет реальной возможности привлечь к ответственности правительство.На самом деле это не своего рода демократический процесс, управляемый спросом, который часто заключается в этих выборах, и есть опросы, верно, которые предполагают, что это отвлекает людей от демократического управления в целом, верно. Если то, что вы понимаете под демократическим управлением, является фиктивными выборами, вы знаете, через регулярные промежутки времени, в то время как вами по-прежнему управляет группа лиц, которые на самом деле не связаны с электоратом, верно, и защищают очень небольшой набор интересов. , то неудивительно, что энтузиазм немного ослабевает.Дело не в том, что другие формы правления обязательно выглядят хорошо для африканского населения, но я думаю, что это заметно в некоторых опросах Афробарометра в местах, где вы этого не ожидали, верно, например, в Южной Африке, где люди так много жертвовали ради демократии. , и вы действительно видите реальное снижение энтузиазма по поводу этой формы управления. Так что впереди еще много работы. Последнее, только потому, что вы упомянули об этом в последних новостях об этом новом варианте, варианте Omicron — я могу сказать это неправильно.Это может быть Омикрон. Возможно, кто-нибудь меня поправит. И своего рода быстрый политический выбор, заключающийся в введении запрета на поездки в ряд южноафриканских стран. Так что я действительно думаю, что в контексте этой пандемии, которая была экономически разрушительной для континента, когда глобальный экономический спад произошел и для африканцев, но у вас были правительства с очень ограниченным фискальным пространством, чтобы попытаться компенсировать боль для своего населения. Вдобавок у вас были проблемы неравенства в отношении вакцин, правильно, где просто слишком долго требовалось слишком много времени, чтобы получить доступ к вакцинам для многих африканских групп населения — этого все еще недостаточно во многих местах — и своего рода ощущение, что сделка изначально была предложена в форма COVAX на самом деле не была тем, что произошло — вы знаете, ощущение приманки и переключателя — это похоже на то, что похоже на пренебрежение к африканским жизням.И хотя я действительно сочувствую — раньше я работал в правительстве, и когда вы это делаете, становится совершенно ясно, что ваша первая ответственность — безопасность американского народа — эти запреты на поездки как бы вписываются в повествование, верно, о козлах отпущения, о пренебрежении к Африканская жизнь, которая, я думаю, будет ужасно усложнять, чтобы это новое переосмысление уважения и партнерства, верно, действительно нашло отклик. И я хотел бы просто отметить, как бывший посол США в Ботсване, что ученые в лаборатории в Габороне и ученые в Южной Африке, которые проводили секвенирование и помогли предупредить мир об этом новом варианте, правильно, сделали нам всем огромная услуга.Совершенно непонятно, зародился ли этот вариант на юге Африки, правда. Мы знаем, что сейчас он существует на всех континентах, кроме Антарктиды. Мы знаем, что образцы, взятые в Европе до того, как эти открытия были сделаны в южной части Африки — только что проверенные позже, — показали, что вариант уже существовал. Поэтому довольно сложно объяснить, почему именно южноафриканцам запрещен въезд в страну. Знаете, я думаю, это прискорбно. Существуют и другие политики, которые можно применять в отношении тестирования, в отношении требований карантина.Так что я оставлю это там. Я не специалист в области общественного здравоохранения. Но я думаю, что это — я рад, что вы подняли этот вопрос, потому что я думаю, что эти вещи действительно находят отклик и отражают то, как Соединенные Штаты понимают на континенте. Они информируют о том, как африканцы понимают глобальные институты и вид глобального управления, чтобы отражать или не отражать их заботы и интересы. И если администрация Байдена хочет партнеров в этом понятии демократической солидарности и партнеров в попытках восстановить своего рода международные институты, ощущение глобального порядка, основанный на нормах подход к многосторонним вызовам, основанный на правилах, добиться этого будет сложно. африканское участие, которое абсолютно необходимо для достижения этих целей, когда такого рода проблемы продолжают создавать впечатление, что об Африке думают второстепенно.ФАСКИАНОС: Большое спасибо, Мишель. Для нас это был действительно отличный обзор. Итак, теперь мы хотим обратиться ко всем вам. Вы можете поднять руку — нажмите на значок с поднятой рукой, чтобы задать вопрос — и когда я узнаю вас, пожалуйста, включите звук и укажите свою принадлежность. В противном случае вы можете отправить письменный вопрос в поле для вопросов и ответов, а если вы все же зададите вопрос, скажите, в каком учреждении вы работаете, чтобы я мог прочитать его и идентифицировать вас должным образом и — отлично. Наша первая поднятая рука сделана доктором.Шерис Джанай Нельсон. И позвольте мне просто сказать, «пользователь Zoom», не могли бы вы переименовать себя, чтобы мы знали, кто вы? Итак, доктор Нельсон, к вам. Q: Добрый день всем. Доктор Шерис Джанай Нельсон из Южного университета. Я профессор кафедры политологии. И вопрос, я думаю, у меня заключается в том, что мы знаем, что африканский народ имеет историю недемократического правления, верно? И когда мы смотрим на такое место, как Тунис, мы знаем, что одна из причин «арабской весны», что они были настолько успешными — хотя они часто считаются арабскими странами, они успешны, потому что там были принципы демократии, которые уже применялись в общество.Вопрос, который у меня есть, заключается в том, что в тех местах, где нет такого институционального понимания или даже — может быть, даже нет ценностей для согласования с демократией, неужели мы безрассудно пытаемся поддерживать демократическое управление в качестве полной поддержки? по сравнению с попыткой взглянуть на гибрид суверенной ситуации, которая допускает, во многих отношениях, королевство, диктатора и так далее, с тогдашней демократической рукой? Большое спасибо. ГАВИН: Спасибо, доктор Нельсон.Это интересный вопрос, и я согласен с вами в той мере, в какой я думаю, что действительно интересно подумать о типах управления, предшествующих в ряде африканских стран, особенно в доколониальную эпоху, правильно, и попытаться выяснить, как они потом найти выражение. Нет никаких сомнений в том, что, как вы знаете, колониализм не является хорошей пищей для демократии. В этом нет никаких сомнений. Но я бы сказал, что, вы знаете, несмотря на потерю веры в демократическое управление, которую мы наблюдали в некоторых опросах, вы знаете, очень последовательно в течение долгого времени вы видели, что африканское население, похоже, действительно хочет демократическое управление.Они хотят иметь возможность привлекать своих лидеров к ответственности. Они хотят, чтобы все соблюдали закон. Они хотят элементарной защиты своих прав. Итак, вы знаете, я не уверен, что есть какое-то общество, которое особенно не подходит для этого. Но я действительно думаю, что демократия проявляется во многих формах, и она всегда особенно сильна, когда в ней есть, знаете ли, какой-то исторический резонанс. Я также — вы знаете, если мы сейчас возьмем случай, подобный одной из последних абсолютных монархий в мире в ЭСватини, то вы увидите довольно стойкое гражданское движение, требующее большей ответственности и меньшей власти для монарха, большей защиты прав личности.Итак, вы знаете, я не — я думаю, что люди во многих случаях чувствуют разочарование и разочарование, и вы также видите это в энтузиазме, с которым были встречены несколько недавних переворотов в Западной Африке — вы знаете, люди выходят на улицы, чтобы отпраздновать, потому что они разочарованы существующим положением вещей. Они заинтересованы в переменах. Но очень редко вы увидите тогда стойкую поддержку, скажем, военной диктатуры или правительства, в котором доминируют военные. Поэтому я не уверен, что разочарование означает энтузиазм по поводу некоторых из этих моделей управления.Люди хотят, чтобы демократия работала намного лучше. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь ответить на следующий вопрос Люси Дандердейл Кейт. Q: Привет. да. Я Люси Дандердейл Кейт. Я из Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл. Я хотел просто спросить вас о роли Африканского союза в этом, вы знаете, в частности, с администрацией Байдена, и подумав, вы знаете, о проблемах безопасности на Африканском Роге, о которых вы упомянули. Куда вы видите, что мы идем, и какое вы видите там будущее? Спасибо.ГЭВИН: Конечно. Спасибо за этот вопрос. Я думаю, что Африканский союз, несмотря на все его недостатки — а вы знаете, найдите мне беспроигрышную многостороннюю организацию — на самом деле невероятно важен. Вы знаете, что для администрации Байдена, которая как бы закрепила позицию, согласно которой международные институты имеют значение, а многосторонние институты имеют значение, они должны работать лучше, мы не можем противостоять угрозам, с которыми мы все сталкиваемся, без их функционирования, и им может потребоваться Чтобы их модернизировать или обновлять, но они нам нужны, тогда AU — действительно важная часть этой головоломки.И я думаю, вы знаете, прямо сейчас, например, в Эфиопии, что … это переговорщик от Африканского союза, бывший президент Нигерии Обасанджо, который действительно играет ведущую роль в попытках найти хоть какой-то проблеск политического решения, и это было немного поздно с точки зрения активности АС по этому вопросу, и я думаю, что это был особенно сложный кризис для АС, отчасти из-за его штаб-квартиры в Аддисе и своего рода работы в среде СМИ и информации в Эфиопии, которая тот, который не создает много места для отклонения от позиции федерального правительства.Так что я думаю, что, в конце концов, верно, перспектива распада страны с населением в 110 миллионов человек, страны, которая раньше была экспортером безопасности, важным дипломатическим игроком в регионе, верно, подтолкнула АС к действиям. Но это было немного — более чем немного медленно. Но вы также видели довольно прямолинейную позицию в AU. Их реакция на военный переворот в Судане этой осенью была довольно решительной и ясной. Теперь такого рода новый переходный механизм, который кажется более приемлемым для большей части международного сообщества, чем для многих граждан Судана, — это то, что мы там плывем в более мутные воды.Но я думаю, что AU, знаете ли, это единственная игра в городе. Это важно, особенно в регионе Рога, где субрегиональная организация EGAD настолько невероятно слаба, что Африканский союз как средство африканского выражения основанного на правилах порядка, основанного на нормах, — вы знаете, на самом деле его успех невероятно важен для успех этой важнейшей внешнеполитической планки США. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я возьму следующий письменный вопрос от Рами Джексона. В какой степени откат от демократии поддерживается внешними силами? Например, в Чаде был шанс для демократического движения, но французы поддержали сына Деби после того, как он был застрелен.ГЭВИН: Это отличный вопрос. Я думаю, что это, конечно, не тот случай, когда внешние партнеры или действующие лица всегда являются позитивными силами, верно, для демократического управления на континенте. В этом нет сомнений, и это могут быть Франция и Чад. Это могут быть российские махинации в ЦАР. Там много. Это могут быть некоторые из стран Персидского залива в Судане, верно, или Египет, которые кажутся очень довольными идеей военного господства и, возможно, некоторым гражданским украшением для этого перехода.Итак, вы правы, что внешние действующие лица — это своего рода важная часть головоломки. Вы знаете, я не думаю, что существует много ситуаций, когда есть единственный внешний субъект, способный полностью повлиять на направление правительства. Но, безусловно, бывают ситуации, когда один внешний субъект чрезвычайно силен. И снова Чад является прекрасным примером. И это то, что, я думаю, вы знаете, опять же, администрация, которая сделала ставку на то, что это что-то очень важное для них, вы знаете, придется иметь дело.И это колючая, правда. Во внешней политике всегда есть конкурирующие приоритеты. Иногда вам нужно выполнять важную работу с участниками, которые не разделяют ваши нормы и ценности, и это беспорядок, связанный с попытками сформулировать и интегрировать ценности во внешнеполитический портфель, который охватывает весь спектр, правильно, от проблем борьбы с терроризмом до экономических интересов. Но я думаю, что это трения, с которыми администрации и дальше придется бороться, вероятно, чуть более публично, чем администрация, которая не тратила много времени на разговоры о важности демократического управления.ФАСКИАНОС: Отлично. И я просто хочу упомянуть, что Рами учится в аспирантуре Сиракузского университета. Так что я пойду рядом с поднятой рукой Мохубаолу Олуфунке Окоме. Я знаю, что ты тоже написал свой вопрос. Q: Добрый день. Большое тебе спасибо. да. ФАСКИАНОС: Да. В: Я написал свой вопрос, потому что не мог придумать, как назвать себя по телефону. Знаешь, спасибо за презентацию. Когда я смотрю на демократию в Африке — я имею в виду, что это не первый поворот — и реакция людей, граждан на отступничество правительств — нет, — мне это кажется знакомым, потому что, как вы знаете, в 1960-х годах — с 1960-х были похожие отзывы.Люди остались недовольны. Они снова и снова приветствовали авторитарные правительства, потому что правительство, за которое они голосовали за сфальсифицированные выборы, также было авторитарным и клептократическим. Так что же изменилось сейчас, где преемственность и что на самом деле изменилось с демократией? Другое дело COVID — управление ситуацией с COVID. Я также вроде как вижу — думаю, я согласен с вами. То, как обращаются с Африкой, кажется очень знакомым — понимаете, с пренебрежением, с неуважением, как будто жизни людей там не имеют большого значения.И что на самом деле нужно сделать, чтобы изменить — потому что, вы знаете, если пандемия, которую невозможно остановить стенами и границами, не провоцирует изменений, что нужно предпринять, чтобы изменить образ мировой политики — мировая политика и ее управление сделано? ГЭВИН: Фантастические вопросы и те, о которых, я думаю, мы могли бы поговорить на недельной конференции. Но я начну с самого начала и приму удар. Думаю, вы абсолютно правы. Когда дело доходит до управления на континенте, были эти интересные циклы, и я думаю — когда я думаю о том, что немного отличается от того, что мы видели, скажем, ближе к концу 60-х, я думаю, что это пара вещей.Один из них — геополитический контекст, верно. Поэтому я надеюсь, что то, что мы не делаем, является своего рода повторением этого биполярного мира, в котором мы заменяем авторитарную модель развития Китая советской коммунистической моделью и сидим здесь, по другую сторону, и, знаете, пытаемся манипулировать другими странами в тот или иной лагерь. Я не думаю, что мы на этом закончили, и я думаю, что администрация Байдена изо всех сил пытается не войти в эти воды. Так что я думаю, что геополитический контекст немного другой.Я также думаю, вы знаете, что то, где находится так много африканских государств, — с точки зрения масштаба их существования в качестве независимых образований, это важное различие, верно. Так что я думаю, что в ближайшую постколониальную эпоху, для очень многих правительств фундаментальной основой их легитимности было не быть колониальным администратором, не быть марионеткой какой-то внешней силы и так, вы знаете, Легитимность пришла от освобождения, от независимости. В местах, где происходили ужасные конфликты, иногда легитимность исходила из, вы знаете, обеспечения некоторой степени безопасности в давней небезопасной ситуации.Итак, вы знаете, посмотрите — я думаю, именно здесь президент Мусевени получил большую легитимность в конце 80-х и в 90-е годы. И я думаю, что, вы знаете, теперь, когда у вас есть это очень значительное молодое население, чей жизненный опыт не из тех, что были когда-либо до обретения независимости, вы знаете, они ищут предоставления услуг, верно. Они ищут возможности. Они стремятся создать рабочие места, и я думаю, что легитимность во все большей степени будет зависеть от способности выполнять эти приоритеты.И поэтому я действительно думаю, что это тоже немного отличает ландшафт управления, различные представления о том, откуда берется легитимность управления. И, знаете, я думаю, что это может проявляться по-разному. Но если бы мне пришлось попытаться ухватиться за эту интересную идею о том, что изменилось, это то, что мне пришло в голову. В этом, вы знаете, невероятно важном вопросе о том, что нужно сделать, чтобы признать африканские государства равноправными игроками, а африканские жизни — столь же ценными, как и все остальные, я действительно думаю, что по мере того, как мир продолжает бороться с эта пандемия и другие проблемы, которые могут быть решены только глобально, например, изменение климата, со временем заставят задуматься и переосмыслить, какие государства являются важными, а какие нет.Вы знаете, мне интересно, это абсолютно верно, что, не двигаясь энергично, чтобы гарантировать, что весь мир имеет доступ к вакцинам, самые богатые страны создали возможности для появления новых мутаций. Я не решаюсь сказать это в некотором смысле в этом контексте, потому что это звучит так, как будто я уверен, что они пришли из Африки, а я нет. Но мы действительно знаем, вы знаете, с точки зрения науки, верно, что мы не в безопасности, пока все не будут в безопасности. И поэтому я действительно думаю, что, поскольку такого рода вопросы, которые военная мощь и экономическая мощь не могут решить в одиночку, где действительно требуется глобальная солидарность и очень много многостороннего сотрудничества, которое является беспорядочным и громоздким, правильным и необходимым, я надеюсь, что что это начнет менять восприятие кадра.ФАСКИАНОС: Спасибо. Итак, я перейду к письменному вопросу от Эбби Рейнольдса, студентки бакалавриата Университета Центральной Флориды. Какие шаги, по вашему мнению, могут предпринять международные и региональные организации, чтобы предотвратить будущие попытки подорвать демократическое управление в регионе — перевороты, обход конституционных сроков — ограничения, фальсификации выборов и так далее? ГЭВИН: Хорошо. Мне жаль. Какие шаги следует предпринять? Мне жаль. ФАСКИАНОС: Многосторонние — международные и региональные организации.ГЭВИН: Хорошо. Вы знаете, я думаю, что в ряде случаев субрегиональные организации предпринимали шаги, верно — ЭКОВАС, конечно, отвергая перевороты, приостанавливая членство и так далее. Я думаю, вы знаете, если вы посмотрите на четко сформулированные и задокументированные принципы многих из этих организаций, они довольно хороши. Иногда речь идет о пропасти между заявленными принципами и практикой. Итак, вы знаете, я думаю, что Сообщество развития стран юга Африки иногда виновно в этом там, где есть — вы знаете, есть четкое обязательство в статичных принципиальных документах и ​​протоколах о демократическом управлении, но у вас также есть абсолютная монархия, которая является государством-членом САДК.Вы знаете, что в ряде государств были проведены серьезные репрессии — на ум приходит Зимбабве, — о которых САДК действительно нечего сказать. Так что у вас могут быть организации, у которых есть какие-то принципы и процедуры. В конце концов, организации состоят из государств-членов, верно, у которых есть набор интересов, и я думаю, что, вы знаете, как правительства понимают свою заинтересованность в отстаивании определенных норм, это … я думаю, что это специфично во многих отношениях для правительств этих государств, как они получают свою легитимность, степень, в которой, по их мнению, они могут жить в стеклянном доме, и, честно говоря, относительная динамика власти.Так что я не уверен. Конечно, это всегда — вы знаете, я верю в многосторонность. Я думаю с точки зрения Африки — вы знаете, если вы представите африканские государства, пытающиеся заявить о себе на международной арене, многосторонность действительно важна, верно, чтобы добиться, если это возможно, где интересы совпадают, чтобы как можно больше африканских государств разговаривали с один голос. Это гораздо более мощный сигнал, чем просто пара отдельных состояний. Но всегда будут внутренние ограничения. ФАСКИАНОС: Спасибо.Я собираюсь ответить на следующий вопрос Гэри Прево из колледжа Святого Бенедикта. И если вы можете включить звук самостоятельно. Вопрос: Говоря сегодня, фактически, как почетный профессор и научный сотрудник Университета Манделы в Южной Африке. В последние годы у меня было несколько студентов — докторантов и магистрантов — изучающих стратегии США и их союзников по борьбе с терроризмом как на Ближнем Востоке, так и в Африке, и они пришли к общему мнению о том, что эти стратегии, существовавшие во времена нескольких администраций, были почти сосредоточены исключительно на военных действиях, и это привело их к тому, что в разделах рекомендаций их тезисов они утверждали, что необходимо предпринять другие шаги, если эти усилия в таких местах, как Нигерия, Сомали или Мозамбик, или даже на Ближнем Востоке, в Сирии и Ираке, являются Чтобы добиться успеха, они должны изменить свое отношение к борьбе с террором.Что вы думаете об этом? ГАВИН: Что ж, спасибо за это. Я полностью согласен, верно, и я думаю, вы знаете, у вас даже будет много военных, верно, которые скажут, что мы не можем решить некоторые — эти проблемы, эти, вы знаете, своего рода радикальные насильственные организации. глобальным террористическим группировкам с чисто военным подходом. Это расстраивает. Я уверен, что это расстраивает и ваших учеников, потому что кажется, что все продолжают приходить к такому выводу, и, конечно же, были усилия, вы знаете, чтобы противостоять насильственному экстремизму, предоставить возможности для молодежи.Но у нас это не очень хорошо получается, правда. У нас пока не очень хорошо получается. По-прежнему существует несоответствие с точки зрения ресурсов, которые мы вкладываем в такого рода родственников — эти разные потоки усилий, верно. Но я также думаю, что, хотя в такой ситуации, как Мозамбик, очень ясно, что если вы хотите ослабить повстанческое движение, вам нужно предоставить больше возможностей и укрепить доверие в сообществе, которое было лишено гражданских прав и отчуждено от центра в течение очень, очень долгого времени. . Но как это сделать, как сделать это эффективно и как сделать это в обстановке незащищенности, я на самом деле считаю невероятно сложной задачей, и вы знаете, что блестящие люди работают над этим все время.Вы знаете, некоторые из лучших работ, которые я видел, предполагают, что кое-что из этого можно сделать, но это невероятно долгосрочное мероприятие, и, как вы знаете, иногда, я думаю, трудно поддерживать поддержку, особенно в такой системе, как Соединенные Штаты, где, как вы знаете, наши циклы ассигнований, как правило, очень краткосрочные. Итак, люди ищут, знаете ли, быстрого воздействия, вещей, которые можно быстро нанести на гистограмму и сказать, что вы сделали. И я думаю, что, вы знаете, многие исследования по построению мира предполагают, что это… что, вы знаете, укрепление доверия в обществе, которое является огромной частью того, что должно произойти, работает в совершенно ином графике.Так что это действительно непростая проблема: как получить — вы знаете, как обеспечить политическую и бюджетную поддержку для такого рода усилий. Пока не знаю ответа. Я уверен, что кто-то действительно умный — может, Zoom знает. ФАСКИАНОС: Я пойду рядом с Перл Робинсон из Университета Тафтса. Вопрос: Здравствуйте, посол Гэвин. Прежде всего, я хотел бы поздравить вас в вашей новой должности старшего научного сотрудника Ральфа Банча по Африке, и это на самом деле — поскольку я сидел здесь, слушая это, я подумал, что хотел бы знать, есть ли у вас подумал о том, как вы можете использовать свое положение в Совете, чтобы способствовать актуализации форм партнерства по политическим диалогам, касающимся Африки.Вы начали с озвучивания нового стратегического видения США в отношении Африки. Это было американское заявление. На самом деле я не слышал африканского заявления, которое могло бы участвовать в этом политическом диалоге. Эти индивидуальные поездки государственного секретаря и других людей в отдельные африканские страны, основанные на нашей повестке дня, и обсуждение диалога один на один, в некотором смысле, не приближают к этому реальному представлению об африканском агентстве. в политике и партнерстве. Так что мне на самом деле интересно, можете ли вы представить себе Совет, играющий определенную роль и создающий какие-то форумы для политического диалога, в которых участвовали бы американцы и африканцы таким образом, чтобы это было заметно как для американской, так и для африканской общественности.Так что я предлагаю вам, вы знаете, уникально хорошо подходить для того, чтобы Совет играл роль в том, чтобы на самом деле сделать эту концепцию видимой и ввести ее в действие. Я просто подумал об этом, сидя здесь и слушая, потому что то, что я понял, это то, что все говорят, говорит с американской стороны, и мне интересно, действительно ли мой дорогой коллега Олуфунке был африканским голосом. Но я думаю, что для этого необходимо найти способ, возможно, с участием африканских институтов, ученых, представителей гражданского общества.Так что я просто предлагаю вам подумать, и я хотел бы услышать ваш первый ответ на эту идею. ГЭВИН: Так что я думаю, что это захватывающе, и, вообще-то, мне бы очень хотелось пообщаться с вами. Я рада, что вы здесь. Я слышал несколько замечательных вещей о вашей работе. Я думаю, что всегда есть трудная часть того, кто говорит от имени Африки, верно, потому что существует так много разных африканских точек зрения. Но я не думаю, что вы предполагаете, что обязательно должен быть единый голос. Вы говорите о разных актерах, и я согласен с вами, что всегда невероятно интересно общаться.Вы знаете, я недавно проводил дискуссию с профессором Эдом Вицем, который работает над некоторыми — я думаю, работая над документом, который в конечном итоге станет книгой о своего рода политике США и Африки и особенно интересуется рамками основных соперничество за власть. Но это был такой освежающий разговор — изучить это и сравнить заметки о том, в чем, по нашему мнению, могут быть недостатки этой структуры, чтобы услышать его точку зрения на то, где, по его мнению, можно извлечь выгоду из этого. Это было замечательно, и я согласен с вами в том, что чем больше диалога и тем больше возможностей не просто поговорить между собой в U.Сообщество S., которое тем лучше заботится об Африке и политике США. Знаете, я буду честен с вами, я часто в ситуации, подобной той, что сейчас, я очень стараюсь придерживаться — по крайней мере, продолжать возвращаться к политике США, потому что это моя история, и я, вы знаете, у меня нет желания позиционировать себя как говорящего от имени африканцев. Это чушь и, знаете ли, не моя роль. Но я знаю — я потратил много времени на размышления о том, как США взаимодействуют с континентом. И поэтому я думаю, что это действительно интересная идея.Я буду рад с вами связаться. ФАСКИАНОС: Отлично. Я возьму следующий письменный вопрос от Кристы Джонстон, профессора Университета Говарда. Африканская континентальная зона свободной торговли создаст крупнейший потребительский рынок. Какие препятствия мешают американским компаниям инвестировать в Африку и позиционировать себя, чтобы воспользоваться преимуществами этой новой торговой зоны, и что может сделать администрация Байдена, чтобы стимулировать такое сотрудничество с Китаем? И, возможно, я смогу ответить на другой вопрос, потому что у нас много вопросов — (смеется) — оба подняты руки — это просто, чтобы немного поговорить о следах Китая в Африке.ГЭВИН: Конечно. Итак, я абсолютно согласен с тем, что Африканская континентальная зона свободной торговли — это действительно невероятно многообещающий шаг вперед для экономической интеграции Африки, который, как вы знаете, является убедительным во многих отношениях. Я думаю, например, об очень актуальной теме фармацевтического производства, верно. А между Зоной свободной торговли и созданием Африканского агентства по лекарственным средствам, верно, которое должно помочь гармонизировать нормативные стандарты для фармацевтических препаратов и медицинского оборудования на всем континенте, инвестиции кажутся намного более привлекательными, верно, когда вы смотрите на многое. более крупные рынки, чем может предоставить любая страна, даже такой гигант, как Нигерия.Так что я думаю, что здесь есть огромный потенциал. Я вернусь к тому, что я сказал ранее, а именно, что даже с этими позитивными шагами, верно, будет действительно важно, чтобы части мира и безопасности начали двигаться в правильном направлении, потому что это очень … вы знаете, я бы сказал это . Американские инвесторы уже довольно плохо умеют оценивать риски в Африке, и на фоне нестабильности эта ситуация, правда, не улучшится, и во многих случаях это делает данную инвестиционную возможность или возможность партнерства слишком рискованными для многих.Итак, вы знаете, просто невозможно избавиться от этих опасений. Но полностью согласен с тем, что это захватывающее событие. Если бы мир не был захвачен COVID, я думаю, мы бы говорили об этом гораздо больше. Что касается Китая, вы знаете, китайское взаимодействие на континенте — это факт жизни, который существует очень давно и никуда не денется. Это экономический, политический, все более и более культурный характер, и я думаю, вы знаете, что для такого государства, как Китай, которое стремится стать крупной мировой державой, это вполне предсказуемо и понятно.Считаю ли я, что есть некоторые способы, при которых китайские инвестиции и участие не всегда выгодны африканским государствам? Я делаю. Меня, конечно, беспокоит то, как Китай иногда использует свое влияние для обеспечения африканской поддержки позиций Китая, которые кажутся противоречащими заявленным ценностям в документах Африканского союза и других документах, и меня беспокоит прозрачность некоторых договоренностей. У меня также есть опасения по поводу некоторых технических стандартов и просто своего рода игры за техническое превосходство, которая, возможно, не ставит интересы африканцев в области кибербезопасности в качестве главного приоритета.С учетом всего сказанного, я думаю, что для Соединенных Штатов действительно важно, вы знаете, понять, что нет … ничего нельзя получить, постоянно очерняя участие Китая, некоторые из которых были невероятно полезны для африканских государств, жаждущих, в частности, финансирования. по крупным инфраструктурным проектам, и, вы знаете, это факт жизни, с которым мы все должны научиться иметь дело. Я действительно думаю, знаете ли, существует некоторая естественная напряженность между ориентацией администрации Байдена на демократию, верно, и очень явными и преднамеренными усилиями Китая представить иную модель, и я не думаю, что U.С. нужно уклоняться от этого или делать вид, что этих различий не существует. Но я действительно думаю, что невероятно бесполезно строить всю политику США так, будто она направлена ​​на противодействие Китаю, а не на поиск этих областей на диаграмме Венна, как вы знаете, этих совпадений африканских интересов и интересов США и совместная работа над ними. их. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я пойду рядом с Анной Ндумби, доктором философии. кандидат Университета Южного Миссисипи. Пожалуйста, включите звук.В: Большое спасибо. Я очень ценю презентацию. У меня небольшой вопрос относительно Демократической Республики Конго, которая находится в центре Африки. Около трех лет назад к власти пришел новый президент по имени Феликс Тшисекеди, и он решил принять закон, согласно которому все среднее образование должно быть бесплатным, потому что, очевидно, в Африке школы не бесплатные. И я лично думаю, что, возможно, это было не совсем так — это было то, что им, вероятно, следовало подумать, прежде чем принимать закон.В результате у вас есть классы, где было около двадцати студентов, а теперь в одном классе может быть более сотни студентов, верно. Итак, мы заговорили о пандемии. Когда COVID поразил, многие школы были закрыты. Они были закрыты на долгое время, и если вы посмотрите на многие школы в Африке, у них нет возможности раздать, может быть, ноутбуки или что-то в этом роде, чтобы помочь ученикам продолжить учебу дома. Таким образом, в результате вы видите много детей, которые действительно ниже того, чем они должны быть, ниже среднего, когда дело доходит до образования, и мой вопрос в связи с этим заключается в том, где мы видим будущее, если, возможно, иметь международную организацию. (s) или Соединенные Штаты вмешиваются, потому что будущее не выглядит светлым, когда мы смотрим на образование вместе с детьми или молодежью.Как Организация Объединенных Наций или, возможно, другие международные организации могут помочь, особенно в том, что произошло во время COVID, в будущем? Каким будет будущее Африки? И я больше говорю от имени Демократической Республики Конго. Как некоммерческие организации или Соединенные Штаты могут вмешаться и помочь в этом вопросе? ГАВИН: Что ж, спасибо за это, и я немного следил за этим, потому что это было интересное и своего рода яркое обещание и инициатива со стороны президента Tshisekedi, и я думаю, что было разочарованием видеть, что некоторые из Вы знаете, что государственный бюджет, который должен был быть выделен на это, похоже, попал на счета нескольких частных лиц.Но я думаю, что, вы знаете, основной вывод, который вы подчеркиваете, заключается в том, что в ДРК, но также и на всем африканском континенте, верно, есть огромное количество молодых людей. Это самый молодой регион мира. И если вы посмотрите на это исторически, на то, как другие части мира справлялись с молодежным всплеском, верно, инвестирование в этот человеческий капитал, чтобы он мог быть движущей силой инноваций, а экономический рост был действительно мощным инструментом трансформации — например, , в Азии.И поэтому я определенно думаю, что вы сейчас знаете что-то действительно важное о приоритетах инвестирования в молодых людей и их возможности, и вы абсолютно правы в том, что сбои, связанные с пандемией, во многих случаях больше всего ложатся на детей. Знаете, как с этим справиться, я думаю, это своего рода … знаете, я не могу разработать программу в данный момент, я буду честен с вами. Но я думаю, что вы абсолютно правы, это невероятно важный и слишком часто упускаемый из виду приоритет.Вы знаете, на континенте было несколько интересных инноваций в сфере образования, но они слишком часто были небольшими, не масштабируемыми, а потребность в них невероятно велика. Но и здесь я снова буду побитым рекордом. Мы действительно должны вернуться к этому вопросу, что мир и безопасность имеют значение, верно. Детям очень и очень трудно получить устойчивое образование, которое предоставит им возможность в условиях отсутствия безопасности, что для многих детей в восточном Конго по-прежнему актуально. ФАСКИАНОС: Хорошо.У нас осталось три минуты. Я собираюсь — и так много вопросов, и я прошу прощения, что мы не сможем связаться со всеми вами. Итак, я собираюсь задать последний вопрос Калебу Саннару. Q: Привет. да. Спасибо, что присоединились к нам сегодня, посол Гэвин. Как они сказали, меня зовут Калеб Саннер. Я студентка Висконсинского университета в Уайтуотере. У меня вопрос в связи с соглашениями Авраама: администрация Трампа подписала соглашение с Марокко о признании суверенитета Марокко над Западной Сахарой.После этого возникли некоторые разногласия на южной территории, контролируемой ООН, МООНРЗС и Фронтом ПОЛИСАРИО, внешним правительством Сахары, которое в конечном итоге снова объявило войну Марокко, возобновив войну, начатую девятнадцать лет назад. У меня вопрос: какова политика администрации Байдена по этому поводу? ГЭВИН: Отличный вопрос. Репортеры тоже задают этот вопрос, и администрация, соблюдая строгую дисциплину в отношении сообщений, продолжает утверждать, что они поддерживают усилия ООН.И поэтому всякий раз, когда они спрашивают, собираетесь ли вы пересмотреть это решение относительно признания суверенитета Марокко в Западной Сахаре, они отвечают не на этот вопрос, а тем, что поддерживают усилия ООН. Так что это все, что я могу вам сообщить по этому поводу. ФАСКИАНОС: Спасибо. Что ж, наше время подошло к концу. Итак, посол Гэвин, большое спасибо за то, что были с нами, и, еще раз, всем вам за ваши фантастические вопросы, и я прошу прощения за то, что не смог связаться со всеми вами.Но нам придется продолжать проводить вебинары по этой важной теме и копаться немного глубже. Таким образом, в следующем месяце мы объявим академический состав на зиму и весну в нашем академическом бюллетене. Это последний вебинар в этом семестре. Удачи вам с выпускными экзаменами (смеется), выставлением оценок, сдачей экзаменов и всем остальным. Я знаю, что это очень напряженное и напряженное время, когда пандемия накладывается на все это. Если вы еще не подписались на бюллетень, вы можете сделать это, отправив нам электронное письмо по адресу [адрес электронной почты защищен]. Следите за нами в Twitter по адресу @CFR_Academic.И, конечно же, посетите CFR.org, ForeignAffairs.com и ThinkGlobalHealth.org, где вы найдете новые исследования и анализ глобальных проблем. Вы можете увидеть на CFR.org последний пост Мишель об Африке — сообщения в блоге, так что вам тоже стоит подписаться на нее. Так что еще раз спасибо. Спасибо всем и счастливых праздников, и мы с нетерпением ждем встречи в 2022 году.

Египет и исламский шариат: Путеводитель для недоумевающих

Постреволюционная среда Египта — и особенно его конституционный процесс — вызвала дебаты внутри страны и путаницу за ее пределами относительно роли исламского шариата в зарождающейся правовой и политической жизни. порядок.

В разделе вопросов и ответов Натан Дж. Браун объясняет, что такое исламский шариат, а что нет, и как его можно интерпретировать в новой политической системе Египта. Объясняя сложность исламского шариата, Браун предупреждает, что одной из самых ярких черт дискуссии является гибкость ключевых концепций и позиций. Следовательно, гораздо важнее понять , кому следует доверить толкование и применение основанных на шариате правил, чем поиск точного значения шариата.

Что такое исламский шариат?

Термин «исламский шариат» имеет несколько иные значения и совершенно другие значения в Египте, чем это часто бывает в Соединенных Штатах или Европе. Есть причина, по которой многие ученые настаивают на том, что определение его как «исламский закон» (как его часто называют в немусульманских странах) иногда слишком узко. Шариат включает в себя обширные области личного поведения, которые обычно не регулируются правовыми нормами во многих обществах (например, регулирование молитв или ритуальной чистоты).Он не только сочетает в себе частную практику, этику и публичное право, но также включает такие категории, как отвратительные (но не запрещенные) или предпочтительные (но не обязательные), которые имеют этический, но мало юридический смысл. Более расплывчатым, но более точным переводом может быть «исламский образ действий».

И это определение принято многими последователями шариата. Такой перевод проясняет, почему исламскому шариату трудно противостоять. Одно дело — подвергать сомнению худуд наказаний (за серьезные преступления), заявляя о своем желании следовать духу, а не букве традиционных представлений.Совершенно другое дело — заявить, что кто-то предпочитает действовать неисламским образом или что исламские учения не имеют отношения к общественной жизни. Это было бы столь же неожиданно, как заявления американских политиков о том, что они предпочитают «неамериканский путь». Опросы общественного мнения по этому поводу вызывают такой же отклик в обществе в целом.

Конечно, исламский шариат — это не просто булавка для флага на лацкане политика; он имеет огромное практическое, а не просто символическое содержание.Но наблюдателям не следует ожидать, что в египетских политических дебатах будет много призывов отказаться от исламского шариата.

Есть еще одна терминологическая странность, которая может пролить некоторый свет на коннотации исламского шариата: следуя египетскому употреблению, я имел в виду «исламский шариат», фразу, которая кажется почти комично излишней в английском языке, например, относящаяся к «еврейскому раввину». . » Неисламский шариат может показаться чем-то вроде «протестантского папы». Но египтяне иногда называют другие религиозные общины шариатами.Мусульмане по-прежнему будут считать исламский шариат высшим — и действительно, исторически вытесняющим те, что были раньше, — но они иногда будут ссылаться на шариаты других религий, особенно в отношении их положений о личном статусе (включая брак, развод и наследование). А поскольку еврейское слово на иврите обозначает « галаха» (также означает «путь»), идея еврейского и, в этом отношении, различных христианских шариатов может показаться некоторым читателям странной, но отражает случайное использование арабского языка.

Хотя исламский шариат иногда означает нечто большее, чем просто исламский закон, он, безусловно, имеет обширное юридическое содержание. Исследование его природы привело к более чем тысячелетию интеллектуальных исследований. Деловые операции, уголовные наказания, наследование и юридические процедуры, среди многих других областей, были предметом научных исследований тех, кто исследовал религиозные источники, чтобы узнать, как должно действовать сообщество мусульман. Исламский шариат также дает некоторые рекомендации о том, как следует относиться к нарушениям — например, путем компенсации, штрафов или аннулирования контрактов.По этой причине определение исламского шариата как закона не всегда вводит в заблуждение.

Как и в любой интеллектуальной традиции, на протяжении веков мнения о том, чего требовал Бог, и каковы земные последствия нарушения правила, значительно разошлись. По этой причине мусульмане иногда стараются провести различие между исламским шариатом как неизменным божественным руководством и фикхом , или юриспруденцией, как ошибочным человеческим усилием понять содержание этого руководства.В этом смысле шариат один, но есть много разных толкований. При этом разнообразная природа фикха не рассматривается как проблема; Нередко можно услышать, что сегодня многие мусульмане называют множество толкований своего правового наследия добродетелью, поскольку это показывает, как попытки открыть и применить исламский шариат естественным образом развиваются в соответствии с преобладающими условиями и потребностями общества.

Таким образом, в конечном итоге призыв к применению или соблюдению исламского шариата должен будет столкнуться с вопросами о том, какие правила применять, исходя из этой богатой традиции юридических и этических спекуляций и — что, возможно, более критически — с тем, кто имеет право решать, какие толкования следует применять. быть принудительным.Это сложные вопросы, но в египетских дискуссиях есть удивительные области, в которых они сходятся. Такое сближение задает условия для дебатов, но не решает их.

Мои ответы — это скорее руководство для наблюдателей о том, чего следует ожидать, а не попытка каким-либо образом посоветовать египтянам, какой выбор сделать, или продвинуть одни интерпретации или подходы как предпочтительные по сравнению с другими. В конце концов, одна из самых ярких черт дискуссии — насколько гибки ключевые концепции и позиции.

Как египтяне относятся к исламскому шариату?

Споры об исламском шариате затрагивают многие области, но, возможно, две наиболее важные из них касаются личного статуса и текста конституции.

Наименее спорный вопрос — но, возможно, самый важный для египтян — касается принципа, согласно которому исламский шариат должен преобладать в вопросах личного статуса (включая брак, развод и наследование). Такой консенсус в Египте немного удивителен, поскольку сам термин «личный статус», широко используемый сегодня в Египте, не происходит от исламской правовой традиции.

Но это была единственная область права, которая до настоящего времени постоянно подчинялась правилам шариата. Таким образом, по историческим, а не религиозным причинам личный статус стал центральным в дебатах по шариату. С чисто религиозной точки зрения, нет причин считать более важным обеспечение того, чтобы семейные отношения мусульманина регулировались угодным Богу образом, чем введение ограничений в отношении коммерческих сделок или уголовного права.

Таким образом, даже среди египтян, которые не чувствуют побуждения отказаться от действующего в стране закона о деловых операциях (в основном французского происхождения), до сих пор мало споров о том, что, когда мусульмане рождаются, женятся, разводятся и умирают, они должны делать это в рамках закона. рамки, заимствованные из исламского шариата.Практически нет призывов к гражданскому закону о личном статусе — закону, применимому ко всем, независимо от религиозной принадлежности.

Но даже если предполагается, что законы личного статуса основаны на шариате, неясно, на каком толковании шариата они должны основываться. Задача выпала на долю парламента — действующий закон о личном статусе в Египте, даже если он был получен из исламских источников, по-прежнему принимается всенародно избранным органом. И именно здесь происходит большая часть дебатов: какие части исламского правового наследия следует кодифицировать с помощью парламентского законодательства? И какие толкования сейчас наиболее подходят Египту?

Закон о личном статусе затрагивает каждого египтянина и, таким образом, потенциально является наиболее важной областью права, но в целом дискуссии о роли шариата в конституции привлекают гораздо больше внимания.Частично это связано с тем, что в прошлом веке конституции арабских стран испытали то, что можно было бы назвать «исламской инфляцией», когда исламские положения стали более жесткими. Документы, которые изначально рассматривались как просто организующие структуры правительства (и поэтому в большинстве случаев упоминались об исламе), стали рассматриваться вместо этого как широкие определения целей политического сообщества, природы идентичности и характера общественной жизни. К 1980 году инфляционная спираль достигла точки, когда в статью 2 египетской конституции была внесена поправка, гласящая, что «принципы исламского шариата являются основным источником законодательства.”

Этот текст, столь же обширный, как и его проза, не был привязан к четким реализационным структурам, поэтому было не совсем понятно, что он означал, когда он был впервые принят. В нем говорилось не об исламском шариате конкретно, а о его «принципах», что является весьма двусмысленным термином. Но поправка привела к ряду тяжущихся сторон — одна из первых проблем, исходящая от Университета Аль-Азхар, главного исламского центра обучения, — оспаривать процентную ставку по долгу, который он не выплатил подрядчику, — оспаривая кусочки и части египетского правопорядка на том основании, что они нарушили статью 2 с поправками.

Со временем Верховный конституционный суд страны (ВКС), отвечающий за сопоставление египетских законов с конституцией, разработал подход к таким делам, опираясь на век модернистской исламской мысли, возглавляемый различными религиоведами, интеллектуалами и юристов, которые сосредоточились вокруг вопроса о том, как понимать исламский шариат в манере, соответствующей потребностям современного общества. Понимание, выработанное SCC, просочилось в текущие политические дебаты, и его терминология цитируется во многих частях политического спектра.

SCC — а теперь и многие египетские интеллектуальные и политические деятели — пришли к выводу, что исламский шариат имеет отношение к современному праву с двух точек зрения. Во-первых, исламский шариат основан на определенных общих целях или макасид (например, защита жизни или религии), концепции, заимствованной из средневековой юриспруденции, чтобы направлять ученых-юристов при определении права в сложных или неоднозначных ситуациях, но теперь используется в довольно обширный путь со стороны специалистов и все чаще неспециалистов (с некоторыми интеллектуалами, даже твердо принадлежащими к исламистскому лагерю, которые утверждают, что макасид должен быть расширен еще дальше за пределы старых концепций, чтобы включить дополнительные цели, такие как свобода).

Во-вторых, при всем разнообразии исламских правовых традиций существует небольшое количество постановлений или положений, которые не оспариваются — настолько четко основаны на источниках и недвусмысленны по своему значению, что они не могут быть обоснованно отклонены и поэтому должны соблюдаться.

Что, вероятно, будет включено в новую конституцию Египта?

Наверное, что-то близкое к тому, что было в старом.

В Египте на удивление широко распространено согласие — хотя иногда и неохотно среди некоторых неисламистских сил — что что-то вроде нынешней статьи 2 появится в новой конституции Египта, которая будет разработана в этом году.Он уже был скопирован прямо из отмененной конституции 1971 года в текст действующей в настоящее время, но временной конституционной декларации от марта 2011 года.

Действительно, поражает, как мало изменений предложено в статье. Время от времени кто-нибудь может смиренно предложить опустить слово «the» (добавленное в поправке 1979 г.), чтобы принципы исламского шариата стали просто источником законодательства, а не источником.

Некоторые салафиты проявили свой вновь обретенный интерес к конституционным текстам, предложив вставить слово «постановления» ( ахкам ), чтобы оно не было просто неопределенными «принципами», но «постановлениями» исламского шариата — гораздо более конкретными руководящие принципы — служат в качестве основного источника законодательства.

Братья-мусульмане отвергли эту позицию. И Братство начало размышлять об отказе от слова «принципы», чтобы в этом положении было сказано только, что «исламский шариат является основным источником» — даже более общую формулировку, чем то, что существует в настоящее время. Он также предложил идею включения языка, указывающего на то, что другие религиозные общины должны руководствоваться своим собственным шариатом в вопросах личного статуса, формула, основной эффект которой мог бы заключаться в том, чтобы просто обременять юридических переводчиков непонятной задачей передать возможность не Исламский шариат.Такая оговорка, вероятно, окажет минимальное влияние на египетский правовой порядок, поскольку закон о личном статусе признанных религиозных общин так глубоко укоренился в египетском законодательстве и практике.

Таким образом, после значительного международного скандала и поливания грязью внутри страны, вероятно, будет принято что-то очень похожее на нынешний язык. Но в отличие от 1980 года, когда эта формулировка была впервые принята, сейчас существует больше консенсуса в отношении того, что это означает, по крайней мере, теоретически.

Каковы юридические последствия, если Египет закрепит исламский шариат в качестве закона?

Это гораздо менее ясно. Нам необходимо сначала взглянуть на макасид шариата, который широко признан как обязательный в соответствии с существующим пониманием статьи 2. Какие именно законы будут запрещены? Макасиды не бесконечно эластичны, но они настолько универсальны, что их можно растянуть очень далеко. В самом деле, было бы трудно выдвинуть неопровержимое признание недействительным любого законодательного акта, прежде всего в отношении макасида.

Но также можно было бы использовать макасид для выдвижения правдоподобного аргумента , опровергающего все виды положений. Макасиды, разработанные для помощи знатокам шариата в их толковании, просто не были предназначены для того, чтобы служить четкими конституционными нормами в руках неспециалистов. Они играют значительную роль в текущих публичных дебатах о соблюдении духа, а не только буквы закона, но эта роль совершенно отличается от определения окончательных правовых принципов.Таким образом, невозможно оценить, какой эффект их конституционализация (как это подразумевают преобладающие толкования действующей статьи 2) не повлечет за собой какого-либо рассмотрения того, какие лица или учреждения используют их для руководства.

Какие из более конкретных и окончательных постановлений, основанных на шариате, как представляется, оставляют меньше места для интерпретации? Приведут ли они к необходимости переписать значительную часть правопорядка Египта? Или существует аналогичный набор лазеек, которые могут оставить дверь открытой для двусмысленности и аргументов? На первый взгляд, таких правил так мало, что они не могут показаться серьезным ограничением для законодательства.Но можно легко утверждать, что целая область права — наказания худуд — относится к категории окончательных и неизбежных правил, потому что они часто основаны непосредственно на словах отрывков Корана, а не на обширной научной экзегезе. Таким образом, возможно, что статья 2 в соответствии с возникающим консенсусным толкованием потребует приведения уголовного права Египта в соответствие с некоторыми основанными на шариате нормами, которые часто вызывают озабоченность международного сообщества.

Но и здесь есть лазейки — удивительно большие.Возможно, для их пользователей было бы более справедливым называть их «окнами» для интерпретационной гибкости, потому что они используются не только циниками, но и теми, кто искренне привержен применению исламского шариата в современных условиях. Бойницы или окна, часто удивительно, кто пытается их использовать.

Одно окно — это готовность переосмыслить даже те основанные на шариате правила, которые давно стали предметом консенсуса среди специалистов. Аналогичный использует традицию исламской юриспруденции, чтобы требовать самых строгих форм доказательства и очень затрудняет применение.Подобные устройства сделали так, что штрафные санкции худуд почти никогда не применяются, даже в обществах, в которых они прописаны (а в Египте их нет).

Наиболее ярким примером здесь является отступничество (отказ от своей религии), которое, по мнению даже уважаемых исламистским лагерем, ученых, необходимо пересмотреть. Некоторые специалисты по шариату утверждали, что смертная казнь за вероотступничество применима к категории наказаний худуд только тогда, когда она была связана с угрозой для сообщества мусульман во время опасности.В таких обстоятельствах это была защита общества от предательства или государственной измены. Но обычное отречение от веры при стабильных обстоятельствах — без какой-либо угрозы верованиям, обычаям и безопасности мусульман — не подлежит наказанию худуд, и любые санкции следует оставить на усмотрение Бога.

Вторая лазейка, часто используемая в модернистских кругах, — это аргумент, что худуд не может применяться из-за преобладающих экономических условий. Ссылаясь на традицию, согласно которой второй халиф (или правитель), Умар, отказался применить предписанное наказание к ворам во время голода, некоторые активисты утверждали, что в сегодняшнем Египте состояние экономики предполагает аналогичную снисходительность.Следовательно, если государство не обеспечивает элементарных потребностей своих граждан, оно не должно подвергать воров суровому наказанию. Такой аргумент потрясающе емок, но он выдвигался ведущими деятелями Братства, по крайней мере, с 1950-х годов, и используется некоторыми лидерами сегодня. Кроме того, существует давняя традиция, позволяющая временно отменять сложные требования на основании требований или социальных льгот.

Таким образом, хотя можно сказать, что Братство использует эту лазейку неправдоподобно широко, эта стратегия действительно хорошо согласуется с предпочтением движения постепенных изменений, которые уговаривают (или пилит) общество, а не представляют собой внезапное навязывание, которое налагает трудности или неприятные последствия. политически.Салафиты, которые считают Братство слишком быстрым, чтобы пойти на компромисс из соображений политической целесообразности, гораздо реже интерпретируют худуд таким образом.

Таким образом, должно быть совершенно ясно, что при всем очевидном широком консенсусе преобладающие идеи о роли исламского шариата в правовом и конституционном порядке Египта могут быть продвинуты в самых разных направлениях. И таким образом становится гораздо более важным понять , кому следует доверить интерпретацию и применение любых основанных на шариате правил, поскольку он предназначен для поиска точного значения различных словесных формул.Как будет структурирован ЕТК Египта? Какой должна быть структура и роль государственных религиозных учреждений, в том числе Аль-Азхар?

Какова позиция «Братьев-мусульман» по исламскому шариату?

Во многом международное беспокойство по поводу исламского шариата в Египте проистекает из растущей политической роли «Братьев-мусульман» и основанной им партии — Партии свободы и справедливости. «Братство» сбило с толку многих (включая, порой, своих членов) различными заявлениями и предложениями по исламскому шариату.Запутывающая позиция движения проистекает из двух импульсов, которые тянут его участников в разные стороны.

Во-первых, Братство хочет, чтобы политическая система полностью и верно соответствовала исламским нормам, как бы широко они ни определялись. Это означает, что важные исламские ценности должны быть отражены в законодательстве; что государство должно способствовать, а не препятствовать желанию мусульман вести жизнь, соответствующую исламским ограничениям; и чтобы с теми, кто обладает религиозными знаниями и подготовкой, консультировались и позволяли говорить на основе их подготовки и опыта, а не ожидать, что они будут адаптировать свои интерпретации к политическим интересам высокопоставленных должностных лиц.Поэтому движение призывает к усилению роли аль-Азхара и к тому, чтобы сделать институт гораздо более независимым от исполнительной власти, которая доминировала над институтом, контролируя его финансы и руководящие должности в течение полувека.

Во-вторых, Братство подчеркивает столь же сильно перемены снизу и необходимость для всех мусульман работать, чтобы понять свою религию и взять на себя ответственность за самообразование. Наделить высшую политическую власть по всем религиозным вопросам небольшой группе ученых — это попахивает иранской моделью после 1979 года, которую «Братство» постоянно отвергает как несовместимую с суннитским исламом и собственным подходом движения.

Таким образом, за последние несколько лет Братство разработало ряд запутанных предложений. В 2007 году движение поддалось первому импульсу при разработке платформы (так и не принятой официально), в которой предлагалось представить закон группе религиозных ученых в Аль-Азхар, чтобы определить его соответствие исламскому шариату. Когда это вызвало бурю критики внутри и за пределами движения, предложение было отклонено. Идея не была возрождена, но временный кандидат в президенты Братства, Хайрат аль-Шатер, попал в заголовки международных новостей, когда его цитировали, когда он говорил некоторым религиозным ученым, что, по его мнению, с такими цифрами следует консультироваться при рассмотрении новых законов.

Нынешняя позиция движения более точно отражает второй импульс концентрации внимания на исламизации общества посредством постепенной работы, а не внезапных законодательных изменений. Но даже в этом случае лидеры движений явно не отказались от идеи отвести некоторую роль — пусть и неформальную и основанную на убеждении и консультациях, а не на авторитетном навязывании — религиоведам в законодательном процессе. (Вероятно, именно это и побудило аль-Шатера сделать свой недавний комментарий.) Хотя нынешняя позиция движения не сформулирована полностью, похоже, что ученым, занимающимся исламским шариатом, следует оказывать почтение и уважение, которые должны получать все специалисты, но в конечном итоге политическая власть должна по-прежнему находиться в демократических структурах.

Что говорит исламский шариат о правах женщин?

В целом, исламский шариат не является нейтральным с гендерной точки зрения в вопросах личного статуса, а вместо этого устанавливает дифференцированную сеть прав и обязанностей для мужей и жен, сыновей и дочерей. В целом ожидается, что мужья будут оказывать материальную поддержку и обеспечивать здоровую домашнюю среду (отказ от поддержки или жестокое обращение могут быть основанием для подачи женщиной просьбы о разводе). Ожидается, что жены признают власть своих мужей.Муж может в одностороннем порядке развестись с женой; жена (согласно законам Египта, основанным на шариате) не может этого сделать, но может подать в суд ходатайство о разводе в случаях, когда муж не выполняет свои обязательства. Обычай возлагается на закон, основанный на шариате — например, от будущего жениха можно ожидать, что он внесет в залог значительную сумму денег, причитающуюся его жениху, если он с ней разведется, что иногда делает его право на развод чрезвычайно дорогим для реализации.

Вместо того, чтобы отстаивать гражданский закон или закон, полностью нейтральный в гендерном отношении, защитники прав женщин — исходя из сочетания подлинных религиозных убеждений, принятия политических реалий и осознания того, что юридическое равенство в неравноправном обществе может фактически ослабить подчиненные стороны — сосредоточили большую часть своего внимания на мобилизации избирателей в поддержку толкований исламского шариата, которые дают женщинам более сильное положение.Например, они успешно лоббировали поправку к закону о личном статусе, позволяющую женщинам подавать в суд ходатайство о разводе, если они были готовы отказаться от большинства своих материальных прав и требований в мировом соглашении. При этом они смогли обратиться к некоторым религиоведам в поддержку своей позиции.

Исламистские движения иногда ставят под сомнение конкретные толкования прав женщин, но обычно они принимают непосредственное участие в дебатах и ​​признают парламентское законодательство обязательным.Гибкость Братства в этом вопросе не безгранична. Например, Партия свободы и справедливости выделила Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин для особой критики из-за утверждения о том, что его положения нарушают основанные на шариате правила об опеке в случае развода.

Дебаты в Египте, вероятно, будут сосредоточены вокруг очень конкретных положений закона о личном статусе. Это включает обстоятельства, при которых жена может подать в суд на развод, возраст опеки или брачный возраст.В дебатах будут салафиты (и их крайний текстуализм) с одной стороны и защитники прав женщин (стремящиеся продвинуть закон как можно дальше в направлении усиления правовой защиты женщин) с другой, в результате чего многие политические силы окажутся где-то в ловушке. середина.

Таким образом, помещение дискуссий о правах и личном статусе женщин в рамки шариата имело реальное влияние на характер дискуссии, но не повлияло на результат.

Как исламский шариат применим к египтянам-немусульманам?

Здесь нынешний подход египетского правопорядка ясен: каждая признанная религиозная община может свободно вести свои дела в соответствии с ее собственным законом о личном статусе.Обычные египетские суды регулярно выносят решения по таким делам для всех египтян, мусульман и немусульман, но просто меняют применяемый закон; не существует отдельных судов для каждой религиозной общины, и судьи в судах по личному статусу выходят из обычных судебных органов.

Это приводит к двум проблемам для таких групп. Во-первых, приверженцы непризнанных конфессий (в большинстве своем открыто исповедующие религию бахаи) не имеют четкого юридического статуса; даже непризнанные государством неортодоксальные группы не имеют возможности следовать своим убеждениям и учениям.

Во-вторых, система, похоже, поощряет оппортунистические обращения как побочный продукт супружеских споров: например, муж-копт, желающий развестись со своей женой, может перейти в другую христианскую секту или даже в ислам, чтобы сделать такой шаг возможным. В последние годы официальные представители египетских юристов предприняли определенные усилия для совместной работы с христианскими лидерами с целью разработки единого кодекса личного статуса христиан, чтобы ограничить эту практику.

Чего Запад должен ждать в Египте?

В этих дебатах мало что угрожает безопасности Запада.Но есть важные последствия для прав человека и других ценностей, которые дороги западным игрокам. Что делает обсуждение исламского закона шариата таким озадачивающим — а иногда даже тревожным — для посторонних, так это незнание основных понятий и терминов.

Конечно, идея о том, что религия должна играть роль в общественной жизни, известна даже там, где она не получила широкого признания; и у всех видов государств есть официальный статус определенной религии. Но дебаты об исламском шариате, кажется, наносят особый удар, поскольку они могут выйти за рамки наставлений и идентичности к конкретным и подробным правовым нормам.

А базовые позиции не только незнакомы посторонним, но еще и сложно расшифровать. Актеры, которых считают «светскими», не возражают против конституционного статуса исламского шариата, а самопровозглашенные исламисты заверяют, что они сосредоточены только на общих целях шариата, а не на его конкретных положениях.

Если дискуссии об исламском шариате одновременно являются центральными для египетской политики, а также неопределенны и даже расплывчаты, означает ли это, что рассмотрение дебатов на эту тему соблазнительно, но в конечном итоге бессмысленно? Не долго.Процесс реконструкции политической системы Египта может означать, что, какими бы туманными ни были текущие ответы, вскоре будут попытки дать им институциональное выражение.

Но вместо того, чтобы пытаться определить значения конкретных словесных формул, наблюдатели, которые имеют возможность задавать вопросы, вместо этого сосредотачиваются на конкретных и институциональных вопросах. Это включает, но, конечно, не ограничивается, больше размышлений над:

  • Какие элементы нынешнего кода личного статуса Египта следует изменить и что они должны сказать?

  • Какой должна быть структура SCC, поскольку он, вероятно, будет иметь право толковать любые конституционные формулировки ислама?

  • Как следует управлять аль-Азхаром? Каким должен быть характер его роли в египетском государстве и степень его социального влияния?

  • Какой должна быть структура других государственных религиозных институтов, таких как Дар аль-Ифта (муфтий штата, ответственный за толкование исламского права)?

  • Какой приоритет следует отдать реформе уголовного права (в этом вопросе, как правило, трудно избежать положений шариата, и они сильно поляризованы)?

  • Каким должен быть статус различных международных договоров по правам человека, подписанных Египтом? И кто должен нести ответственность за интерпретацию существующих оговорок к этим документам? (Например, ратификация Египтом Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин включает следующую оговорку в отношении второй статьи документа: «Арабская Республика Египет готова соблюдать содержание этой статьи при условии, что такое соблюдение не противоречит исламскому шариату.”)

Вполне вероятно, что ключевые политические деятели в Египте только начали задумываться о том, кто будет определять эти правила и как они будут определяться. Но некоторые вопросы уже вышли на повестку дня. «Братство», например, начало разработку нового закона для Конституционного суда, а управление аль-Азхаром стало предметом неоднозначного декрета-закона, изданного временными военными правителями страны непосредственно перед заседанием нынешнего парламента.

Таким образом, хотя и внешние наблюдатели, и египетские политические активисты, вероятно, все еще недоумевают по поводу этих вопросов, время для проведения дебатов только на абстрактном и теоретическом уровне может быстро подходить к концу.

Автор хотел бы поблагодарить Джонатана Брауна из Джорджтаунского университета и Кларка Ломбарди из Вашингтонского университета за их идеи и исправления. Все остальные ошибки — его.

Сравнение двух групп

Ближневосточный обзор международных отношений
Vol.3 No. 3 / сентябрь 1999 г.

Радикальный ислам в Египте: сравнение двух групп
Давид Зейдан *

Резюме редактора

Автор сравнивает две ключевые египетские радикальные исламские группы, Общество мусульман (Такфир валь-Хиджра) и Общество борьбы (Джамаат аль-Джихад), и анализирует их различия в доктрине и стратегии. Это исследование представлено в контексте более широкого изучения истории воинствующих исламских группировок в Египте.Автор утверждает, что оба общества являются примерами основных типов радикальных исламских движений. Кроме того, Джамаат аль-Джихад остается важным в современной египетской политике и во внутренней борьбе этой страны.

Изучаемые здесь египетские радикальные группировки, Общество мусульман (Такфир валь-Хиджра) и Общество борьбы (Джамаат аль-Джихад), исповедовали совершенно разные идеологии и стратегии достижения власти. Общество мусульман (Такфир) придерживалось пассивной сепаратистской и мессианской идеологии, откладывая активную конфронтацию с государством до неопределенного момента в будущем, когда оно может достичь определенной степени силы.Для сравнения: «Общество борьбы» («Аль-Джихад») следовало активистской, воинственной идеологии, которая привела его к немедленным и насильственным действиям против режима.

Исламское возрождение

История раскрывает циклические модели возрождения ислама во времена кризиса. Возникли харизматические лидеры, пытающиеся возродить пыл и самобытность мусульман, очистить веру от наслоений и коррумпированных религиозных обычаев и восстановить первозданный ислам времен Пророка Мухаммеда.Лидеры пробуждений имели тенденцию появляться либо как возобновители веры, обещанные в начале каждого столетия (муджаддиды), либо как избавители, посланные Богом в конце времен для установления последнего царства справедливости и мира (Махди). 1

В наше время новую волну возрождения инициировало «Братья-мусульмане» в Египте, основное массовое движение, возникшее в ответ на современный кризис в арабском мире. В то время, когда Египет столкнулся с проблемами колониализма, экономической и культурной зависимости, быстрой индустриализации и урбанизации и массового демографического взрыва, 2 Братья-мусульмане призывали к возврату к изначальным основам ислама.Подавленное Насером в середине 1950-х годов — после того, как революция в Египте вызвала национализм, а не ислам в качестве основного маркера идентичности Египта, — «Братья-мусульмане» возродились в эпоху Садата (1970–1981) как движение, приверженное ненасильственному участию в политический процесс. 3

Радикальные исламские общества (джамаат) возникли из «Братьев-мусульман», опираясь на мысли его главного идеолога Сайида Кутб (1906-1966), который поддержал насильственный захват власти. 4 Хотя он сам принадлежал к Братству, радикальное переосмысление Кутбом нескольких ключевых исламских концепций вдохновило некоторых отделиться от Братства и использовать его труды для узаконивания насилия против режима.Например, он утверждал, что существующее общество и правительство не были мусульманскими, а, скорее, во власти «языческого невежества» (джахилийа). Обязанность праведных мусульман заключалась в том, чтобы добиться верховной власти Бога (хакиммийа) над обществом, осудить неверие (такфир) нынешних национальных лидеров и провести священную борьбу (джихад) против них. 5

Существует ряд факторов, которые привели к распространению радикальных группировок с 1970-х годов в Египте и по всему мусульманскому миру.Одной из причин, как и в случае с более ранним Братством, была реакция на влияние современности, вторжение Запада, неправильное управление национальной элитой и целый ряд масштабных экономических и социальных потрясений. Результатом стал кризис идентичности и поиск аутентичности. Жестокие репрессии со стороны поддерживаемых военными режимов, вооруженных собственной мощной арабской националистической идеологией, не оставляли никаких возможностей для протеста, кроме как через религиозную идиому. 6

Точно так же нефтяной бум усилил мощь Исламской Саудовской Аравии и направил значительную финансовую помощь группировкам боевиков, способствуя их росту.Война 1973 года против Израиля и сопутствующее ей нефтяное эмбарго против Запада, которое, казалось, продемонстрировало арабо-исламскую мощь, а также иранская революция 1979 года еще больше разжигали радикальное рвение.

Тем не менее, по иронии судьбы, государственный аппарат в Египте также был элементом этой тенденции. Президент Анвар Садат поощрял развитие исламистских обществ (джамаат исламийя) в качестве противовеса профессиональным ассоциациям и студенческим союзам, в которых доминируют насеристы. Эти общества расширили свое влияние через сеть образовательных и социальных служб в то время, когда государственные службы рухнули из-за экономического кризиса и быстрого роста числа студентов и населения в целом.Исламские общества, предлагающие идентичность и общность, а также социальное благополучие, стали полем вербовки революционных радикалов. 7 Еще одно явление, возникшее в 1970-е годы, — резкое увеличение количества независимых частных (ахли) мечетей, не контролируемых государством, которые служили безопасным местом встречи для боевиков и новобранцев. 8

Общество мусульман (Джамаат аль-Муслимин)

Одна из новых радикальных исламских группировок в СМИ и государственных службах безопасности обычно называлась Такфир валь-Хиджра (далее — Такфир).Такфир — это юридическое приписывание неверия (отлучения) отдельному человеку или группе людей, в то время как хиджра означает первоначальное бегство или миграцию Мухаммеда из Мекки в Медину, служащую моделью для современного выхода из коррумпированного общества и режима в Египте. Такфиром руководил Шукри Мустафа, член Братьев-мусульман в Асьюте, который был заключен в тюрьму в 1965 году и присоединился к радикальным ученикам Кутб, находясь в тюрьме. Освободившись в 1971 году, он начал наращивать Такфир. После похищения и убийства бывшего министра в 1978 году Мустафа был арестован и казнен властями.

Мустафа был авторитарным лидером, ожидавшим полного подчинения от своих последователей. Его контроль был усилен верой в то, что он был предсказанным спасителем (Махди). 9 . Учитывая этот престиж, он смог управлять Такфиром как высокодисциплинированной организацией, разделенной на ячейки действий, группы вербовки и логистические подразделения. Он утверждал, что поскольку современное общество является неверным, Такфир создаст собственное альтернативное сообщество, которое будет работать, учиться и молиться вместе. Существовали градации членства: полноправные члены полностью посвятили себя обществу, оставляя работу и семью.Заблудшие члены были отлучены от церкви и наказаны. 10

Общество борьбы (Джамаат Аль-Джихад)

Главным идеологом этой группы (далее для краткости именуемой «Аль-Джихад») был Мухаммад Абд аль-Салам Фарадж, бывший член «Братьев-мусульман», разочарованный ее пассивностью. 11 Принадлежавший к ряду радикальных группировок, он основал «Аль-Джихад» в 1979 году. Чтобы объяснить свои взгляды, Фарадж написал небольшую книгу под названием «Заброшенное обязательство» (аль-фарида аль-гаибах).Но «Аль-Джихад» не ограничился только теорией. Он быстро оказался вовлеченным в межрелигиозные конфликты и беспорядки в Верхнем Египте и Каире. В октябре 1981 года он убил Садата на военном параде. Столкнувшись с тотальной кампанией по его закрытию, сторонники Аль-Джихада боролись с трехдневным восстанием в Асьюте, пытаясь спровоцировать революцию, прежде чем потерпели поражение.

В отличие от Такфира, «Аль-Джихад» возглавлял не один харизматический лидер, а коллективное руководство. 12 Он создал сложную организацию, управляемую аппаратом руководства, отвечающим за общую стратегию, а также консультативным комитетом из десяти членов (Маджлис аш-шура), возглавляемым шейхом Умаром Абд аль-Рахманом.Повседневными операциями руководил надзорный аппарат из трех отделов. 13 Члены были организованы в небольшие полуавтономные группы и ячейки. 14 Существовали две отдельные ветви, одна в Каире, а другая в Верхнем Египте. Каирская группа состояла из пяти или шести ячеек, возглавляемых амирами, которые еженедельно встречались для планирования своей стратегии. 15

При вербовке и Такфир, и аль-Джихад в значительной степени полагались на родственные и дружеские узы. Оба набирали преимущественно студентов из сельской местности и из малообеспеченного среднего класса, которые недавно мигрировали в большие города и были отчуждены и дезориентированы в своей новой среде.Большинство членов были хорошо образованы, особенно в области технологий и науки. 16 Такфир вербовал в основном в Верхнем Египте и был единственным обществом, которое активно вербовало женщин. Фарадж набирался для участия в «Аль-Джихаде» в частных мечетях в бедных кварталах, где он читал пятничные проповеди. 17 Аль-Джихаду удалось набрать членов из президентской гвардии, гражданской бюрократии, военной разведки, средств массовой информации и научных кругов.

Сравнение идеологий

Особенно интересны различия между этими двумя радикальными группами, которые представляют сегодня многие направления радикальной исламской мысли, и традиционной, все еще более широко принятой мусульманской теологией и мировоззрением.Обе группы согласились с тем, что подлинный ислам существовал только в «золотой век» изначального государства Пророка в Медине и при «правильно ведомых» первых четырех халифах (622–661). Мусульмане должны заново открыть для себя его принципы, освободить их от нововведений и активно внедрять их в современном обществе. Это было в соответствии с возрожденцами (салафитами) 18 рассматривает и противоречит традиционалистскому взгляду на ислам как на совокупность священных исходных текстов Корана и примеров и традиций Пророка (Сунна), плюс все научные интерпретации и консенсус на протяжении веков.Он также отличался от реформистской точки зрения тем, что подчеркивал активную политическую, а не просто образовательную деятельность.

Конечной целью для обеих групп было создание обновленной универсальной исламской нации (умма) при истинном халифе, 19 Полное соблюдение священного исламского закона (шариата) как идеальной формы исламского правления от Бога. 20 До установления этого халифата (халифа) исламские общества будут формировать зародыш и авангард истинной исламской нации в ее борьбе с внутренними и внешними врагами.Захват власти в отдельных мусульманских государствах был бы необходимым первым шагом к конечной цели.

Амбиции Такфира распространялись не только на Ближний Восток или исламский мир. В нем утверждалось, что мандат Пророка заключался в том, чтобы сражаться со всеми людьми в мире, пока все они не обратятся, не помолятся и не уплатят исламский благотворительный налог (закят). Тот факт, что этого никогда раньше не достигалось, не меняет того факта, что это была истинная цель ислама. Группа также подчеркнула важность харизматического лидера — своего собственного — для торжества ислама.Установив свою власть над одним государством, Такфир призвал все человечество присоединиться к исламу и подчиниться его шариату. Исламское государство станет третьей сверхдержавой и распространит свое господство на весь мир. 21

Взгляды «Аль-Джихада» были примерно параллельны, хотя в нем меньше внимания уделялось единственному лидеру. Но он согласился с тем, что истинные мусульмане должны вести войну против неверных правителей всех государств, включая мусульманские государства. 22 В отличие от традиционных религиоведов, которые провозглашали необходимость подчинения любому правителю, утверждающему, что он мусульманин, они настаивали на том, что принятие правительства возможно только тогда, когда исламская правовая система будет полностью реализована. 23 Соблюдение шариата становится единственным критерием легитимности режимов. 24 Традиционные ученые рассматривали концепцию «эпохи невежества» или язычества (джахилийа) как историческое условие в доисламской Аравии.

Напротив, для обеих групп «невежество» (джахилийа) является нынешним состоянием общества, которое не является истинно исламским, потому что оно не соблюдает полный шариат и, следовательно, восстает против владычества Бога. Таким образом, все режимы, находящиеся у власти в мусульманских странах, являются неприемлемо исламскими, и восстать против них — это правильно и необходимо. 25

В некоторых моментах Такфир и «Аль-Джихад» разошлись, что ясно показало, почему «Аль-Джихад» была более успешной организацией. Такфир утверждал, что и режим, и все общество были язычниками, и истинные мусульмане должны отделиться от них. Такфир включил в это осуждение все четыре традиционные школы ислама (мазхабы) и всех традиционных комментаторов. Он назвал эти школы марионетками правителей, которые использовали их для монополизации толкования Корана в своих интересах.Они закрыли дверь для творческой интерпретации (иджтихад) и сделали себя идолами (тавагхит), служа посредниками между Богом и верующими. 26

«Аль-Джихад», напротив, выбрал определенных комментаторов, которых он одобрял, в том числе известного ханбалиского средневекового ученого Ибн Таймийю. Его сочинения были истолкованы как показывающие, что общества были частично мусульманскими, даже когда все правители были язычниками, которые издают законы в соответствии со своими прихотями. 27 Аль-Джихад принял четыре традиционные школы ислама (мазхабы), большинство ученых согласились, а также некоторые более поздние комментаторы.Следовательно, мусульманину будет намного легче присоединиться к «Аль-Джихаду» или найти хоть немного истины в его учениях. В то время как традиционные ученые и Братья-мусульмане не осуждали мусульманина как неверного — принимая его притязания на то, что он мусульманин за чистую монету и оставляя осуждение его намерений Богу, — обе радикальные группы были готовы осудить мусульман как неверных, что могло означать готовность атаковать или убить их. Поскольку отказ Египта соблюдать шариат превратил его в языческое государство неверных, подвергшееся отлучению (такфир), все истинные мусульмане были обязаны вести священную борьбу (джихад) против режима, что было чуждо традиционному исламу.

И Такфир, и аль-Джихад также согласились, что в первую очередь следует сделать упор на национальную революцию. Только когда режимы неверных в мусульманских странах были свергнуты и заменены истинными исламскими государствами, можно было восстановить халифат, освободить оккупированные мусульманские территории и установить шариатское правление во всем мире.

Но, определяя цели и врагов своей революции, Такфир заявил, что не только режим, но и само общество неверны и находятся под отлучением от церкви.Это повлекло за собой два стратегических решения, которые гарантировали, что Такфир останется больше культовой, чем революционной организацией. Во-первых, это повлекло за собой личный уход из общества, что потребовало выбора, который сделали бы немногие, и бремени, превышающего то, что могла выдержать его инфраструктура. Во-вторых, это означало отсрочку действий, что на неопределенное время откладывало активные боевые действия. 28

Отвергая государство, Такфир также его спровоцировал. Осуждая все символы легитимности режима — религиозный истеблишмент, армию и все государственные службы, — члены игнорировали его законы, включая призыв в армию и правовую или образовательную систему.Группа запретила членам работать в качестве государственных служащих, что было реальной экономической жертвой, учитывая египетскую систему. 29

Традиционные ученые рассматривают миграцию Мухаммеда (хиджру) из Мекки в Медину как историческое событие, которое имеет духовное, но не программное, значение для мусульман сегодня. Такфир, однако, истолковал хиджру как означающую, что все истинные мусульмане в каждом поколении должны воспроизводить и подражать модели бегства Мухаммеда как физического отделения от общества неверных.Отправившись в безопасное место, они могли основать новое общество и подготовиться к этапу возвращения и победы. Полное разделение (муфассала камила) необходимо на временной стадии слабости, которая заканчивается только тогда, когда альтернативное сообщество становится достаточно сильным, чтобы бросить вызов режиму. 30 , г. 31

Однако этот план был прерван самим Такфиром. Применение насилия против «отступников» повлекло за собой вмешательство полиции, которое, в свою очередь, привело к конфронтации, которая разрушила организацию.Учитывая свою программу, Такфир не представлял непосредственной опасности для правительства, поскольку на практике стратегия, которую он преследовал, была стратегией пассивности в течение длительного периода.

Напротив, «Аль-Джихад» была самопровозглашенной революционной группой, ведущей вооруженную борьбу. «Аль-Джихад» отверг настойчивые требования Мустафы о полном отделении от общества и не откладывал джихад до достижения фазы силы. В то время как Такфир хотел бойкотировать государственные учреждения, «Аль-Джихад» пытался проникнуть в армию, службы безопасности и другие правительственные учреждения, чтобы немедленно успешно начать джихад. 32 «Аль-Джихад» был так же полон решимости отвергнуть режим, но гораздо более гибок в отношениях с египетским обществом. Безусловно, он объявил вооруженный джихад фундаментальным требованием (шестым столпом, по его собственным словам) ислама. Группа утверждала, что многие традиционные ученые скрыли этот факт. Действительно, джихад против неверующих, в том числе «мусульман», не соблюдающих должным образом требований религии, должен быть высшим приоритетом для всех истинных мусульман. 33 «Аль-Джихад» утверждал, что режим и его сотрудники были неверными.В качестве исторического оправдания он цитирует критику Ибн-Таймийи монгольских правителей своего времени, которые смешивали шариат с обычным правом.

В отличие от Такфира, «Аль-Джихад» выступал за немедленное восстание как законное и обязательное условие. 34 Такая революция сможет захватить власть и создать исламское государство. 35 С тактической точки зрения Фарадж утверждал, что убийство президента Египта (которого он назвал «злым принцем» и «фараоном») будет эффективным первым шагом. 36 В то время как Такфир отвергал традиционный основной ислам в том виде, в каком он практиковался и определялся, «Аль-Джихад» утверждал, что его принципы и цели являются надлежащим воплощением этой веры. Фарадж настаивал на том, что большинство исторически уважаемых ученых согласны с позицией «Аль-Джихада» по ведению джихада и созданию исламского государства. 37

Как и многие исторические европейские революционные группы, но в отличие от марксистской доктрины, «Аль-Джихад» считал, что политические убийства и насильственные действия мобилизуют массы.Необходимым допущением здесь для того, чтобы эта стратегия сработала, было то, что люди уже были на стороне Аль-Джихада и просто ждали, чтобы им показали надлежащий пример и руководство. В самом деле, это было заявлением «Аль-Джихада». Поскольку Бог даровал успех и падение режима неверных чудесным образом излечило бы все социальные недуги, не было необходимости заранее готовить почву и укреплять свои силы. 38

Но реализовать такую ​​стратегию было не так-то просто. Например, исламская доктрина критически относилась к убийствам своих собратьев-мусульман и, как отмечалось выше, рассматривала правительство, исповедующее ислам, как приемлемого правителя.Аль-Джихад должен был аргументировать, используя конкретные инциденты и некоторых комментаторов из истории ислама, что убийство мусульман и свержение правительства, возглавляемого мусульманами, были правильной интерпретацией ислама. 39 Хотя «Аль-Джихад» с энтузиазмом поддерживал эту позицию, его лидеры знали, что их мнение явно принадлежит меньшинству. Фарадж критиковал другие группы, в первую очередь Братья-мусульмане, за их постепенную стратегию и участие в политической системе. Он утверждал, что такое поведение только укрепляет режим.Он также отверг широко распространенные аргументы, что джихад следует отложить (как утверждал Такфир) или что эта концепция требует только оборонительной или ненасильственной борьбы (широко распространенная мусульманская позиция). В ответ Фарадж настаивал на том, что все они были неправы и что активные, немедленные действия джихад был бы единственной стратегией достижения исламского государства. 40 Аль-Джихад немедленно реализовал свои цели в конце 1970-х, участвуя в межрелигиозных конфликтах, беспорядках и террористических актах, кульминацией которых стало убийство Садата.

Другой характеристикой этих двух групп, несколько расходящейся с традиционалистскими мусульманскими взглядами, был их сильный антагонизм по отношению к христианам и евреям, хотя даже здесь Такфир и аль-Джихад придерживались противоположных взглядов. Вместо того, чтобы рассматривать евреев и христиан как защищенные общины (дхимми) и «людей книги», эти две группы считали их неверными как потому, что они сознательно отвергли истину, так и из-за их связи с колониализмом и сионизмом. 41 Их обвиняли в том, что они служат «пятой колонной» для внешних врагов, 42 Троянский конь Запада в мусульманских обществах. 43 Такфир подчеркнул международный еврейский заговор и необходимость борьбы с ним, в то время как группа Зухди в «Аль-Джихаде» рассматривала христиан как первого врага, которому нужно противостоять, и активно участвовала в антикоптской деятельности. Шейх Абд аль-Рахман издал религиозно-правовой указ (фетва), узаконивающий убийства и грабежи христиан, которые считались антимусульманскими. Обе группы приняли распространенные теории заговора, согласно которым христианский Запад, еврейский сионизм и атеистический коммунизм планировали развратить, разделить и уничтожить ислам.Правители мусульманских государств были марионетками этих сил, что привело их страны к зависимости и секуляризации. Эта битва началась прямо с зарождения ислама, и евреи и христиане 7-го века были идентичны евреям и христианам сегодняшнего дня. 44 Такфир обвинил евреев в соблазнении человечества идолопоклонством и в распространении коррупции и безнравственности по всему миру, в то время как «Аль-Джихад» обвинил мусульманских правителей в подчинении евреям и христианам и открытии мусульманских стран для эксплуатации. 45

Наконец, обе группы считали себя мессианскими (махдистами в исламской терминологии). Такфир считал, что мир приближается к своему концу, и Мустафа, лидер Такфира, был Махди. Среди доказательств грядущего конца света было преобладающее состояние неверия, угнетения, безнравственности, голода, войн, землетрясений и тайфунов. 46 Мустафа станет халифом, который основает новую мусульманскую общину, завоюет мир и возвестит последнее правление Бога на земле.

Аль-Джихад, хотя и не был махдистом, принял традицию махди, который явится в конце времен, чтобы установить справедливость во всем мире. Тем временем Запад находился в упадке, и вскоре его заменил истинный ислам. 47 Отсутствие мессианского руководства, однако, не было оправданием для откладывания борьбы, и лидерство должно быть отдано лучшему мусульманину в общине, предположительно руководству «Аль-Джихада».

Ответ на подавление

После его подавления правительством и казни Мустафы, Такфир, казалось, распался, и его члены присоединились к другим подпольным группировкам, таким как «Аль-Джихад».Однако ходят упорные слухи о том, что ядро ​​остается активным в подполье и их идеи затронули многие другие радикальные группы. 48

Напротив, «Аль-Джихад» пережил репрессии. Несмотря на заключение в тюрьму и казнь лидеров «Аль-Джихада» после убийства Садата, ответвлениям удалось перегруппироваться, объявив джихад режиму Мубарака. С тех пор «Аль-Джихад» по-прежнему связан с террористическими актами и вспышками межобщинного насилия. 49 Похоже, что он имеет узкую базу поддержки в основном в городских центрах северного Египта, и многие из его лидеров живут в изгнании в западных странах.Одно крыло, кажется, лояльно Аббуду аль-Заммуру, одному из первых основателей, ныне заключенному в тюрьму в Египте. Другое крыло называется «Авангард завоевания» или «Группа нового джихада», и, по всей видимости, его возглавляет ветеран афганской войны доктор Айман аз-Завахири. 50

В июле 1986 года после беспорядков, начатых мятежными Центральными силами безопасности, были арестованы 75 членов ответвления. 51 В сентябре 1989 года члены организации «Спасение от ада», еще одного ответвления, были осуждены за попытку убийства двух бывших министров кабинета министров и журналиста.Казалось, что общество специализируется на нападениях на высокопоставленных правительственных чиновников и известных секуляристов: в 1990 году пять членов «Аль-Джихада» были арестованы за убийство спикера Национального собрания. 52 В 1993 году члены «Аль-Джихада» безуспешно пытались убить министра внутренних дел Хасана аль-Альфи и премьер-министра Атефа Сидки. Аль-Джихад поддерживает связи с другими международными радикальными исламскими группировками и фигурами, такими как Усама бен-Ладен, предполагаемый организатор бомбардировки США.Посольства С. в Кении и Танзании в 1998 г. 53 Шейх Абд аль-Рахман был сослан в Соединенные Штаты в 1985 году, где он позже был замешан в взрыве Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, предан суду и приговорен к тюремному заключению. Он сохранил свое влияние на «Аль-Джихад», а также на другое радикальное движение «Аль-Джамаат аль-Исламия», действующее как в Египте, так и за рубежом. В 1980-х годах члены этих обществ, как и другие радикальные группировки в арабском мире, сражались вместе с моджахедами в Афганистане против Советского Союза, приобретая ценный боевой опыт и часто обучаясь у У.S. агенты. После вывода советских войск из Афганистана многие вернулись в свои страны, возобновив ожесточенную борьбу с правящими режимами.

Заключение

Изучение этих двух групп показывает влияние новой политической идеологизации ислама в последние десятилетия. Тем не менее, должно быть ясно, что теология этих групп — это не просто возрождение возрождения священного происхождения, а переосмысление исторически доминирующих взглядов и новаторство сектантского типа по модели ранних хариджи. 55 Даже когда они могут претендовать на исторические прецеденты — например, Ибн-Таймийя — они используют новаторские подходы, лежащие вне рамок господствующего ислама.

Несмотря на то, что у этих групп есть большой круг сочувствующих, которые согласны с их целями и принимают их методы, они остаются меньшинством в Египте. Изучение их идеологий дает важные ключи к разгадке того, почему их поддержка остается ограниченной. Во-первых, как отмечалось выше, многие из их взглядов либо пересматривают, либо противоречат традиционно принятым толкованиям ислама, которых придерживается большинство мусульман.Таким образом, присоединение к группе или ее поддержка требует изменения исходной системы убеждений.

Во-вторых, эти группы наивны в своих стратегических концепциях. Можно утверждать, что на стратегическом уровне и Такфир, и «Аль-Джихад» неосознанно следовали суицидальному подходу. Изоляция Такфира и начало революции аль-Джихадом без подготовки и широкой поддержки могли привести только к поражению. Зависимость от божественного вмешательства не была залогом успеха.

В-третьих, многие египтяне не согласятся с их утверждением, что простой захват политической власти в результате переворота и установление шариата чудесным образом решат все проблемы страны.Иранская модель показывает, что захват государства не приводит автоматически к быстрому прогрессу или справедливому обществу. Даже народную поддержку может быть трудно сохранить, в то время как исламистские лидеры могут расходиться во мнениях относительно целей, идеологии и методов. Их утопическое представление о предполагаемом золотом веке восстановленного Халифата с полным соблюдением шариата неизбежно порождает большие надежды, которые никогда не могут быть осуществлены. Если они придут к власти, это будет означать преодоление разочарований несбывшихся ожиданий тоталитарными средствами.Как и в большинстве революций, на алтарь идеологии придется принести в жертву большое количество людей. И даже тогда саму изначальную идеологию, возможно, придется принести в жертву прагматическим соображениям.


Сноски

*: Дэвид Зейдан работает над докторской степенью по сравнительному религиозному фундаментализму в Лондонском университете. Назад.

Примечание 1: Храйр Р. Декмеджян, 1985. «Ислам в революции: фундаментализм в арабском мире», Нью-Йорк: издательство Syracuse University Press, стр.9-12,19-20; См. Также Джон Л. Эспозито, 1988. Ислам: прямой путь, Нью-Йорк: Oxford University Press, стр. 117-118 Back.

Примечание 2: Декмеджян, 1985. Ислам в революции, стр. 3-7, 9-12. Назад.

Примечание 3: В дореволюционные дни «Братья-мусульмане» неоднозначно относились к проблеме насилия: выступая за участие в парламентском процессе, они также основали секретное вооруженное крыло, которое участвовало в некоторых насильственных действиях.Назад.

Примечание 4: Декмеджян, 1985. Ислам в революции, стр. 912, 19-20. Назад.

Примечание 5: Джон Л. Эспозито. 1992. Исламская угроза: миф или реальность? Нью-Йорк: Oxford University Press, стр. 133-135 Back.

Примечание 6: Декмеджян, 1985. Ислам в революции, стр. 8, 31; См. Также Джона О. Фолла. «Возрожденческое наследие» в Ивонн Язбек Хаддад и др. ред., 1991. Современное исламское возрождение: критический обзор и библиография, Нью-Йорк: Greenwood Press, с.23, а также Эспозито, 1988. Islam The Straight Path, стр. 162–164. Назад.

Примечание 7: Эспозито, 1992. Исламская угроза, стр. 138–139. Назад.

Примечание 8: Хамид Ансари. 1984. «Исламские боевики в египетской политике», IJMES Vol. 16, № 3, 1984. с. 129. Назад.

Примечание 9: Декмеджян, 1985. Ислам в революции, с. 95. Мустафа носил титул «принц князей» (амир аль-‘умара), а не более распространенный амир, используемый большинством лидеров исламских обществ.Назад.

Примечание 10: Эспозито, 1988. Ислам, Прямой путь, стр. 136-137; См. Также Фарзана Шейх, изд., 1992. Islam & Islamic Groups: A Worldwide Reference Guide, Harlow: Longman, p. 70 Назад.

Примечание 11: Набиль Джаббур. 1993. Грохочущий вулкан, Пасадена: Библиотека Уильяма Кэри, стр. 194-212 Назад.

Примечание 12: Декмеджян, 1985. op. Cit. п. 97. Назад.

Примечание 13: Декмеджян, 1985. op.соч. С. 97-98. Шейх Абд аль-Рахман стал духовным наставником как для «Аль-Джихада», так и для других экстремистских группировок, известных как «исламские общества» (аль-джамаат аль-Исламия), еще в 1990-х годах, принимая религиозные правовые решения (фетвы), необходимые для узаконивания своих различные мероприятия. Сейчас он отбывает тюремный срок в Соединенных Штатах за участие во взрыве Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Назад.

Примечание 14: Там же. Назад.

Примечание 15: Жиль Кепель, 1985.Мусульманский экстремизм в Египте: пророк и фараон, Лондон: Аль-Саки Букс, стр. 206. Назад.

Примечание 16: Декмеджян, 1985. op. соч. С. 95-96. Назад.

Примечание 17: Афаф Лутфи ас-Сайид Марсот. «Религия или оппозиция: городские протестные движения в Египте», IJMES, Vol. 16, 1984, стр. 549; см. также Kepel, 1985. op.cit. п. 206 Назад.

Примечание 18: Движение салафийя было основано Рашидом Ридой (1865-1935 гг., Учеником великого египетского мусульманского реформатора Мухаммада Абдуха (1849-1905)).Его целью было возрождение ислама не столько за счет его гармонизации с современностью, как это предлагали реформаторы, сколько за счет возврата к первозданному исламу благочестивых предков (салафов). Салафизм был до некоторой степени сплавом реформистского и фундаменталистского ваххабитских течений. Назад.

Примечание 19: С тех пор, как Ататюрк распустил Османский халифат в 1924 году в своем стремлении к секуляризации, исламисты рассматривали возрождение халифата — установленную Богом преемственность Пророка и идеальную форму государственного руководства — как необходимое условие возрождения и политического возрождения ислама.Назад.

Примечание 20: Ансари, 1984. op. соч. pp 136; см. также Валид Махмуд Абдельнассер. 1994. Исламское движение в Египте: восприятие международных отношений, 1967-81. Лондон: Кеган Пол, стр. 111; См. Также Мухаммад Абд аль-Салам Фарадж, «Пренебрежение долгом», в книге Johannes J.G. Янсен. 1986. Заброшенный долг: Кредо убийц Садата и возрождение ислама на Ближнем Востоке, Нью-Йорк: Макмиллан, стр. 162–165. Назад.

Примечание 21: Абдельнассер, 1994.op.cit. С. 234-235. Назад.

Примечание 22: Там же, стр. 235. Назад.

Примечание 23: Ансари, 1984. op. Cit. С. 136-137. Назад.

Примечание 24: Abdelnasser, 1994. op.cit. стр. 258–259; см. также Faraj, 1986. op.cit. п. 166. Назад.

Примечание 25: Abdelnasser, 1994. op.cit. п. 197. Назад.

Примечание 26: Там же Назад.

Примечание 27: Там же; см. также Faraj, 1986. op.cit.С. 166-167, 170, 173-175. Назад.

Примечание 28: Abdelnasser, 1994. op.cit. С. 204-205. Назад.

Примечание 29: Jabbour, 1993. op. соч. п. 150; см. также Kepel, 1985. op. соч. п. 150, и Abdelnasser, 1994. op. соч. С. 205-206. Назад.

Примечание 30: Jabbour, 1993. op. соч. С. 143-157. См. Также Kepel, 1985. op.cit. pp. 95-96, and Dekmejian, 1985. op. cit. С. 92-96. Назад.

Примечание 31: Декмеджян, 1985. op.соч. pp 92-96, 101; Faraj, 1986. op.cit. 200-1. Назад.

Примечание 32: Abdelnasser, 1994. op.cit. п. 111. Назад.

Примечание 33: Ансари, 1984. op. соч. pp 137; см. также Dekmejian, 1985. op.cit. п. 101. Назад.

Примечание 34: Ансари, 1984. op. Cit. стр. 123–144; см. также Kepel, 1985. op.cit. pp. 191-122, и Faraj, 1986. op. cit. С. 170,173-5. Назад.

Примечание 35: Там же. Назад.

Примечание 36: Эспозито, 1988.Ислам — прямой путь, стр. 134-135. См. Также Kepel, 1985. op. соч. С. 195, и Ансари, 1984. op.cit. С. 136-7. Также Abdelnasser, 1994. op.cit. С. 205-207. Назад.

Примечание 37: Йоханнес Дж. Янсен. «Тафсир, иджма и современный мусульманский экстремизм», ORIENT, Vol. 27, № 4, 1986, с. 648; См. Также Faraj, 1986. op.cit. п. 172. Назад.

Примечание 38: Jansen, 1986. op. Cit. п. 648. См. Также Faraj, 1986. op.cit. С. 202-203. Назад.

Примечание 39: Фарадж, 1986.op.cit. С. 207-208, 210-213 Назад.

Примечание 40: Faraj, 1986. op.cit. С. 186-189. Назад.

Примечание 41: Эспозито, Ислам, 1988. Прямой путь, стр. 171. Назад.

Примечание 42: Abdelnasser, 1994. op.cit. С. 242-243. Назад.

Примечание 43: Там же, стр. 239. Назад.

Примечание 44: Там же, стр. 226 240–241 244, 254. Назад.

Примечание 45: Там же, стр. 226. Назад.

Примечание 46: Абдельнассер, 1994.op.cit. п. 216. См. Также Дерек Хопвуд, 1991. Египет: Политика и общество, 1945–1990, Лондон: Harper Collins Academic, p. 118. Назад.

Примечание 47: Abdelnasser, 1994. op.cit. С. 234-235. См. Также Faraj, 1986. op.cit. С. 163-164. Назад.

Примечание 48: Декмеджян, 1985. op. Cit. С. 96–97. Назад.

Примечание 49: Shaikh, 1992. op.cit. п. 69. Назад.

Примечание 50: Профили террористических групп, библиотеки Дадли Нокса, военно-морская аспирантура, опубликованы в Интернете по адресу: http: // web.nps.navy.mil/~library/tgp/jihad.htm. Назад.

Примечание 51: Спрингборг, Р. 1989. Египет Мубарака, Боулдер: Вествью, стр. 217. Назад.

Примечание 52: Эспозито, 1988. Ислам: прямой путь, стр. 134–135. Назад.

Примечание 53: Hopwood, 1991. op.cit. п. 188. Назад.

Примечание 54: Дарвиш, Адель. «На пороге 7-го тысячелетия», Ближний Восток, июнь 1999 г.

Примечание 55: Движение хариджи было пуританской группой, которая возникла в первые годы ислама во время правления зятя Мухаммеда Али, четвертого халифа (ум.661). Это была первая мусульманская секта. Хариджи отвергли всех мусульман, которые не принимали их толкование ислама, как неверных, достойных смерти. Они разработали идеологию непрерывного джихада и восставали против всех правителей, пока, наконец, не были подавлены после двухсотлетнего кровопролития. Остатки первоначального движения хариджи сохранились сегодня в ибади Омана и в мзаби Алжира. Назад.

Этатизм, толерантность и свобода вероисповедания в Египте

Список литературы

Abdelmassih, M.2013. «Мусульмане сносят церковное здание в Египте». Ассирийское международное информационное агентство 16 января. Поиск в Google Scholar

Помощь нуждающейся церкви. 2014. Отчет о религиозной свободе в мире. Поиск в Google Scholar

Al-Khair, W. 2014. «Аль-Азхар запускает кампании по борьбе с экстремизмом по всему Египту». Аль-Шорфа, поиск в Google Scholar

Аль-Сади и Т. Басит. 2013. «Религиозная толерантность в Омане: борьба с религиозными предрассудками посредством образовательного вмешательства». Британский журнал исследований в области образования 39: 447–72.Ищите в Google Scholar

Amnesty International. 2013a. «Египет: президент Морси должен дать четкий сигнал о недопустимости нападений на мусульман-шиитов». Поищите в Google Scholar

Amnesty International. 2013b. «Как долго мы собираемся жить в этой несправедливости?» Поиск в Google Scholar

Исследование арабского барометра: Арабская Республика Египет. http://www.arabbarometer.org/sites/default/files/countyreportyegyptII.pdf (арабский). Искать в Google Scholar

Angaelos, B. 2013. Свидетельские показания перед Комитетом по иностранным делам, Подкомитет по Африке, Глобальное здравоохранение, Глобальные права человека и международные организации, Палата представителей, 10 декабря 2013 г., Вашингтон, округ Колумбия.Ищите в Google Scholar

BBC. 2013. «Коптские христиане Египта опасаются дальнейшей негативной реакции». Поиск в Google Scholar

Brownlee, J. 2013. «Насилие против коптов в Египте». Фонд Карнеги за международный мир. Поиск в Google Scholar

Телеграмма американского посольства в Каире государственному секретарю. 2009. «Бахаи Египта разочарованы недостаточным прогрессом в выдаче удостоверений личности». 03.08.2009 Ref ID: 09CAIRO1495. Искать в Google Scholar

Каирский институт исследований в области прав человека.2009. «Бастион безнаказанности, мираж реформ». Годовой отчет. Поиск в Google Scholar

Каирский институт прав человека. 2012. «Обеспечение демократии». Пятый годовой отчет. Поиск в Google Scholar

Каирский институт исследований в области прав человека. 2013. «Исламистские группы должны прекратить подстрекательство к сектантскому насилию»; Защита христиан ответственности государства ». 7 августа 2013 г. Поиск в Google Scholar

Кантини, Д. 2009. «Быть ​​бахаи в современном Египте». Антропология Ближнего Востока 4 (2): 34–51.Ищите в Google Scholar

Dunne, M., and K. Bentivoglio. 2015. «Является ли Сиси Ислам Мартином Лютером?» Фонд Карнеги за международный мир. Поиск в Google Scholar

Заявление Египетской коптской церкви, пятница, 16 августа 2013 г. Цитируется в статье «Коптская церковь Египта объявляет о поддержке армии и полиции». Аль-Арабия, 17 августа 2013 г. http://english.alarabiya.net/en/News/middle-east/2013/08/17/Egypt-s-Coptic-Church-announces-support-for-army-police. html.Поиск в Google Scholar

Egypt Конституция.Переведенную конституцию 2014 года можно найти по адресу: https://www.constituteproject.org/constitution/Egypt_2014.pdf Поиск в Google Scholar

Египетская инициатива за личные права. Пресс-релиз, 26 июня 2013 г. eipr.org/pressrelease/2013/06/26/1750.Search in Google Scholar

El Deeb, S., and L. Keath. 2015. От лидера Египта: амбициозный призыв к реформе ислама. Ассошиэйтед Пресс. Поиск в Google Scholar

Эль Фегиери, М. 2013. «Исламское право и свобода религии: случай отступничества и его правовые последствия в Египте.”Мусульманский журнал прав человека 10: 1. Поищите в Google Scholar

Eurasia Review. 2013. «Египтяне объединяются, чтобы восстанавливать молитвенные дома». www.eurasiareview.com/24112013-egyptians-unite-repair-houses. Ищите в Google Scholar

Интергруппа Европейского парламента по вопросам свободы обмена информацией и радиосвязи. 2015. Годовой отчет за 2014 год: Состояние свободы религии или убеждений в мире, Брюссель, Бельгия. Поиск в Google Scholar

Фахим, К. 2013. «Исламисты активизируют нападения на христиан за поддержку бродяги Морси», New York Times , 20 августа 2013 г.Ищите в Google Scholar

Fahmi, G. 2014. «Египетское государство и религиозная сфера». Ближневосточный центр Карнеги. Поиск в Google Scholar

Фави С. и С. Моркос. 2012. «Управление религиозным разнообразием: копты Египта в качестве примера». Arab Reform Initiative. Поиск в Google Scholar

Fox, J. 2007. «Религиозная дискриминация: мировой обзор». Journal of International Affairs 61 (1): 47–67. Поиск в Google Scholar

Freedom House. 2015. Свобода в мире 2015: Отказ от демократии: возвращение к железному кулаку.Поиск в Google Scholar

Габриэль, Т. 2013. «После Масперо: примирились ли христиане Египта с вооруженными силами?» Ахрам Онлайн, 9 октября 2013 г. Искать в Google Scholar

Джордж, Р. 2013. «Письмо USCIRF президенту Обаме на Беспрецедентные сектантские атаки. Поиск в Google Scholar

Gomaa, A. 2013. Заявление от 8 января 2013 г. можно найти по адресу http://blogs.reuters.com/faithworld/2013/01/08/guestview-yes-to- interf.Search in Google Scholar

Grim, B., and R.Финке. 2012. Цена свободы отрицается: религиозные преследования и конфликты в двадцать первом веке. Кембридж: Cambridge University Press, поиск в Google Scholar

Groiss, A. 2004. «Евреи, христиане, война и мир в египетских школьных учебниках». С отчетом можно ознакомиться по адресу http://www.impact-se.org/docs/reports/Egypt/EgyptMarch3004.pdf. Поиск в Google Scholar

Hameed Faraj, E. 2013. «Воспитание покорных и зависимых граждан: пример египетских школ ». в образовании будущих граждан: основные вызовы, стоящие перед арабскими странами.Ищите в Google Scholar

Hamzawy, A. 2014. «О легитимности религии, политики и демократии в Египте, январь 2011 г. — июнь 2013 г.» Философия и социальная критика 40: 4–5. Поиск в Google Scholar

Hassan, S. 2003. Христиане и мусульмане в Египте: вековая борьба за коптское равенство. Oxford: Oxford University Press, поиск в Google Scholar

Hirst, P. 2000. «Статизм, плюрализм и социальный контроль». Британский журнал криминологии 40 (2): 279–95. Поиск в Google Scholar

Hirst, P.1997. От этатизма к плюрализму. Лондон: UCL Press, поиск в Google Scholar

Human Rights Watch. 2013. «Египет: линчевание шиитов после месяцев ненавистнических высказываний». 27 июня 2013 г. Поиск в Google Scholar

Ибрагим, М. 2015. «Ашура: день в истории дискриминации египетских шиитов» Daily News Egypt 24 октября 2015 г. http://www.dailynewsegypt.com/2015 /10/24/ashura-a-day-in-history-of-discrimination-against-egyptian-shias/. Искать в Google Scholar

IMPACT-SE 2011.«Сравнительный анализ школьных учебников Египта, Туниса и Ирана». Поиск в Google Scholar

Jasser, M. 2013. Свидетельские показания перед Комитетом по иностранным делам, Подкомитетом по Африке, глобальному здравоохранению, глобальным правам человека и международным организациям, Палата представителей , 10 декабря 2013 г., Вашингтон, округ Колумбия. Поиск в Google Scholar

Киркпатрик Д. и М. Томас. 2015 «Египетский лидер посещает коптскую службу в сочельник», New York Times, 6 января 2015 г. Поиск в Google Scholar

Mahmood, S., и П. Данчин. 2014. «Иммунитет или регулирование? Антиномии религиозной свободы ». The South Atlantic Quarterly 113 (1). Искать в Google Scholar

Макари, П. 2007. Конфликт и сотрудничество: христианско-мусульманские отношения в современном Египте. Сиракузы: Syracuse University Press. Поиск в Google Scholar

Майкл, М., 2016. «В Египте растет число случаев богохульства, и христиане терпят поражение», Associated Press, 25 марта 2016 г. Поиск в Google Scholar

Muasher, M. 2014 2. Второе арабское пробуждение и битва за плюрализм.Нью-Хейвен: издательство Йельского университета. Поиск в Google Scholar

никеля, J. 2005. «Кому нужна свобода религии?» Обзор права Университета Колорадо 76. Поиск в Google Scholar

Новак, М. 2006. Всеобщий голод по свободе. Нью-Йорк: Базовые книги. Поиск в Google Scholar

Pew Research Center. 2013. «Арабская весна усиливает глобальные ограничения в отношении религии». Поиск в Google Scholar

Pew Research Center. 2015. Последние тенденции религиозных ограничений и военных действий.Поиск в Google Scholar

Познер, М. 2014. Заявление о политике в области прав человека в Египте, 10 апреля 2014 г. Поиск в Google Scholar

Резерфорд, Б. 2008. Египет После Мубарака. Принстон: президент Принстонского университета, поиск в Google Scholar

Саад Р. и М. Эль Феглери. 2014. «Гражданство в Египте после пробуждения: смена власти и противоречивые взгляды». Каирский институт исследований в области прав человека, поиск в Google Scholar

Sahgal, N., and B. Grim. 2013. «Ограничения в отношении религии в Египте совпадают с отсутствием религиозной терпимости.2 июля 2013 г. Pew Research Center. http://www.pewresearch.org/fact-tank/2013/07/02/egypts-restrictions-on-religion-coincide-with-lack-of-religious-tolerance/. Поиск в Google Scholar

Salem, M 2014. «Свобода религии в Египте не лучше при военном правлении». Эл Монитор. Поиск в Google Scholar

Скотт Р. 2014. «Управление религией и пересмотр светских: Братья-мусульмане и определение религиозной сферы». Политика и религия 7: 51–78. Искать в Google Scholar

Шенода, А.2012. «Политика веры: о вере и скептицизме среди христиан-коптов в Египте». Ethnos 77 (4): 477–95. Искать в Google Scholar

Tadros, M. 2009. «Превосходства в Антанте между Коптской православной церковью и государством Египет». Международный журнал исследований Ближнего Востока 41 (2): 269–87. Поиск в Google Scholar

Тадрос, С. 2013. Потерянная родина: Египетские и коптские поиски современности. Стэнфорд, Калифорния: Hoover Institution Press, поиск в Google Scholar

Tayyeb.2012. Документ Аль-Азхара: http: //danutm.files.wordpress.com/2012/04/al-azhar-document-for-basic-freedoms.pdf. Поиск в Google Scholar

Тофт, М., Д. Филпотт , и Т.С. Шах. 2011. Век Бога: возрождающаяся религия и глобальная политика. Нью-Йорк: WW. Нортон и компания. Поиск в Google Scholar

Конституция Туниса, принятая в январе 2014 г. http://www.jasmine-foundation.org/doc/unofficial_english_translation_of_tunisian_constitution_final_ed.pdf. Поиск в Google Scholar

Комиссия США по международной религиозной свободе.2012. Годовой отчет. Поиск в Google Scholar

Комиссия США по международной религиозной свободе. 2013. Годовой отчет. Поиск в Google Scholar

Комиссия США по международной религиозной свободе. 2015. Годовой отчет. Поиск в Google Scholar

Государственный департамент США. 2011. Отчет о свободе вероисповедания в мире. Поиск в Google Scholar

Государственный департамент США. 2012. Отчет о свободе вероисповедания в мире. Поиск в Google Scholar

Государственный департамент США.2014. Международный отчет о свободе вероисповедания. Поиск в Google Scholar

Вахид Ханна, М., 2015. «Общественный порядок и этатистские традиции Египта». Обзор веры и международных отношений 13 (1): 23–30. Поиск в Google Scholar

World Values ​​Survey, Египет. 2013 г., http://www.worldvaluessurvey.org/WVSDocumentationWV6.jsp Поиск в Google Scholar

Zogby Research Service. 2013. «После Тахрира: египтяне оценивают свое правительство, свои институты и свое будущее». Поиск в Google Scholar

Турецкое будущее египетских «Братьев-мусульман»

С момента своего основания в 1928 году Хасаном аль-Банной «Братья-мусульмане» вызывали споры.Группа, имеющая активные и общественные отделения во многих странах мира, за десятилетия выработала иммунитет против уничтожения. Даже будучи квази-подпольной организацией, она оказала большое влияние на египетскую и региональную политику. Для ряда египетских автократов «Братья-мусульмане» с его размахом и популярностью были скрытой угрозой, с которой нужно было бороться. За эти годы эти авторитарные люди посадили в тюрьмы десятки тысяч человек. Для поколений обиженных и отчужденных членов Братства в Египте движение обеспечивало основу для политических действий и обещало иной тип общества и правительства.

После январской революции 2011 года у Братства наконец появился шанс править. Но для управления требовались разные силы от руководства оппозицией, и после некоторых неудач и перед лицом большой враждебности со стороны других узлов египетской власти Братство потеряло доверие. В июле 2013 года, всего через год после прихода к власти «Братства», египетские военные устроили переворот, свергли президента Мохамеда Морси и разгромили группировку. Армия убила сотни активистов Братства на улицах и арестовала десятки тысяч других.(Морси умер в июне 2019 года, находясь под стражей.)

Переворот и репрессии оставили Братство дрейфовать, возможно, больше, чем когда-либо за его девяносто два года. Тем не менее, ей удалось выжить, во многом потому, что тысячи членов покинули страну и продолжают руководить организацией из-за границы. Однако, хотя и сохранилась, организация навсегда изменилась. Для тех, кто ценит значение Братства для истории Египта и региона, новая ситуация группы ставит животрепещущие вопросы: какую форму она примет в будущем? Будет ли это по-прежнему египетской организацией?

Чтобы найти ответы на эти вопросы, требуется более глубокое понимание нынешних обстоятельств Братства.Сейчас это организация, возглавляемая в основном диаспорой. Политическая, идеологическая и социальная динамика этой египетской диаспоры «Братьев-мусульман» напрямую влияет на настоящее и будущее движения. Кроме того, присутствие большого числа членов Братства в Турции и тесные отношения между руководством группы и турецкой правящей фракцией (Партия справедливости и развития, известная под своей турецкой аббревиатурой, AKP) означает, что события и политика в Турции в настоящее время большое влияние на группу — возможно, такое же, как события и политика в Египте.

Что это турецкое влияние означает для будущего Братства, все еще обсуждается. Одним из результатов может стать продвижение «турецкой модели» исламского правления в Египте. В Турции эта модель означала смесь ислама и демократии, которую приняли избиратели и приняли военные. Другим возможным результатом мог бы стать конец «Братьев-мусульман» как консервативного молодежного движения, поскольку оно теряет свою молодость в пользу более открытого и либерального общества, которое они принимают в Турции.

Этот отчет основан на многолетнем опыте автора изучения «Братьев-мусульман», его давних контактах с нынешними и бывшими членами группы, а также на многих интервью, которые проводились лично и по телефону в Египте, Турции и Катаре с руководители Братства среднего звена, члены и несколько официальных лиц группы. Телефонные интервью были также проведены с нынешними и бывшими заключенными Братьев-мусульман и членами их семей.

Братья-мусульмане и Эрдоган: краткая история

По данным высокопоставленных турецких чиновников, цитировавшихся в СМИ в 2019 и 2020 годах, в Турции проживает около 15–30 000 египтян.Лидер оппозиции в Стамбуле сообщил автору, что членов «Братьев-мусульман» вместе со своими семьями составляет около двадцати тысяч человек. Другими словами, вполне возможно, что большинство египтян, ныне живущих в Турции, имеют какую-то связь с Братьями-мусульманами. Эти цифры представляют собой лишь небольшую часть арабских граждан, проживающих в Турции. По данным Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН), Турция продолжает принимать более 4,1 миллиона беженцев и просителей убежища, в основном сирийцев.Относительная небольшая численность членов Братства в Турции — по сравнению с другими арабскими мигрантами — позволила Братству извлечь выгоду из своих дружеских отношений с правительством ПСР, не вызывая националистических опасений в Турции. В целом, можно с уверенностью сказать, что турецкий народ по-прежнему положительно относится к египетской диаспоре — в отличие от их взглядов на другие арабские народы Турции. Например, опрос, проведенный в июле 2019 года, показал, что более 80 процентов турок хотят отправить сирийских беженцев обратно в Сирию.

Возможно, что большинство из 15–30 000 египтян, живущих в настоящее время в Турции, имеют какую-то связь с «Братьями-мусульманами».

Однако отношения между «Братьями-мусульманами» и АКП не всегда были дружескими. В 2001 году Реджеп Тайип Эрдоган и несколько других политиков, в том числе Абдулла Гюль (президент 2007–14 гг.) И Бюлент Аринч (спикер парламента 2002–2007 гг.), Основали ПСР. Братья-мусульмане негативно оценили этот шаг, который повлек за собой дезертирство этих трех турецких политиков из Исламистской партии добродетели и ее духовного наставника и лидера Неджметтина Эрбакана.Египетское движение усмотрело угрозу в дезертирстве Эрдогана, что могло спровоцировать аналогичные побеги популярных лидеров Братства в Египте.

Кроме того, традиционалисты в Братстве ненавидели идею разделения поколений внутри организации — такого раскола, который проявляется в действиях сильных молодых лидеров недавно созданной АКП. В поговорке Братства об Эрдогане и его попутчиках в то время говорилось, что «они были виноградом, а теперь они стали вином» — другими словами, они стали сродни запрещенному напитку, нечистому.В 2007 году Морси — в то время член Руководящего бюро, высшего исполнительного органа Братства — написал на официальном сайте движения статью, в которой отказался назвать ПСР исламистской партией и осудил ее идеологию. «AKP объявляет о своем одобрении западной концепции секуляризма», — написал он. «Это отличается от конечной цели [Братства] по созданию Исламского государства». Он продолжил: «Мы не можем сравнивать два успешных случая двух совершенно разных движений [Братство в Египте и AKP в Турции], которые не согласны в своих основах, целях, целях или даже в своей тактике и инструментах.”

Президент Египта Морси на Генеральной Ассамблее ООН в Нью-Йорке в сентябре 2012 года. Он был президентом всего год, прежде чем военные свергли его. Источник: Майкл Нэгл / Getty Images

Братству также необходимо дистанцироваться от АКП по политическим причинам. По различным вопросам правительство AKP, взявшее под свой контроль Турцию после избрания Эрдогана премьер-министром в 2003 году, заняло радикально иную позицию, чем «Братья-мусульмане». С одной стороны, AKP имела тенденцию создавать коалиции со светскими и либеральными элитами в Турции.Что еще более важно, внешняя политика АКП была согласована с политикой Соединенных Штатов и уделяла значительное внимание заявке Турции на вступление в Европейский Союз. Однако традиционные исламисты в Турции сосредоточили свою внешнюю политику вокруг турецкого правления как исламского регионального игрока, создавая исламские союзы и коалиции со странами с мусульманским большинством. Примечательно, что AKP решила продолжить процесс нормализации политических и экономических связей Турции с Израилем. Это была политика, которую Братство считало невозможным принять или передать своим сторонникам в Египте или где-либо еще.

До революции 2011 года Братство продолжало видеть угрозу в модели ПСР и опасалось, что молодые члены Братства воспримут аналогичные идеи. Для лидеров Братства, которые превыше всего ценили организационную лояльность и слаженность, признание успеха ПСР в правлении означало бы неявное признание успеха отколовшегося исламистского движения, которое поставило под угрозу нарратив Братства о том, что организация имеет монополию на праведное сопротивление. В октябре 2009 года Рафик Хабиб, христианский советник покойного верховного наставника Братства, Мохаммеда Махди Акефа (1928–2017), охарактеризовал то, что предлагал Эрдоган, не как «ослабленный секуляризм» (фраза, распространенная среди египетских интеллектуалов), а скорее как «ослабленный ислам. .Хабиб призвал Братство не принимать столь же ущербную версию ислама.

Для лидеров Братства признание успеха AKP поставило бы под угрозу рассказ Братства о том, что эта организация имеет монополию на праведное сопротивление.

Отношение Братства изменилось после египетской революции 2011 года. Группа начала использовать экономические успехи ПСР для продвижения собственного политического имиджа Братства в Египте как жизнеспособного выбора на выборах.«Братство» также начало называть АКП исламистской партией, а иногда и ветвью «Братьев-мусульман». (Противники Братства также приняли это описание.) AKP не приняла безоговорочно новые объятия Братства. В сентябре 2011 года Эрдоган публично посоветовал Египту принять светскую модель. «Я — мусульманский премьер-министр светской страны, — сказал Эрдоган в телеинтервью. Неудивительно, что заявление Эрдогана не получило особой оценки Братства, и некоторые лидеры Братства пытались дистанцировать свое движение от премьер-министра Турции.Трудно сказать, что Эрдоган был врагом в то время, но и близким другом он не был.

В последующие месяцы ситуация быстро изменилась. Избирательные успехи Братства, а затем и его победа на посту президента, укрепили отношения между двумя странами. Движение продолжало подчеркивать политическое и доктринальное сходство с Эрдоганом — Мурси заверил международных партнеров Египта, что его отношения с Израилем, например, не изменятся, и не сделал религиозный язык центральной частью его публичного дискурса.Партнерство «Братство» и АКП также открывало значительные экономические возможности. Достаточно скоро Эрдоган и его AKP стали ближайшим международным союзником Морси и Партии свободы и справедливости Братства (FJP).

Важно отметить, что «Братья-мусульмане» как организация также пережили серьезные изменения в своем политическом мышлении после революции. Будучи кандидатом в 2012 году, Морси сказал Кристиан Аманпур из CNN, что не существует такой вещи, как «исламская демократия» — это означает, что Братство верит в демократию как в концепцию, период и что оно не считает, что демократию нужно модифицировать, чтобы стать исламским.В сентябре 2012 года в качестве новоизбранного президента Морси высоко оценил цели и надежды Эрдогана на справедливость и равенство в речи перед тысячами членов AKP в Анкаре. По этим причинам неудивительно, что члены Египетского братства выбрали Турцию для бегства после военного переворота летом 2013 года.

Отрыв от египетского опыта

По мере развития аппарата «Братьев-мусульман» в течение 1930-х годов он быстро превратился в международную организацию.Становление интернациональным имело смысл идеологически, потому что видение Братства было построено на идее панисламизма. Но его международное присутствие также стало решающим для устойчивости движения позже, когда ему потребовались международные узлы, чтобы пережить репрессии в Египте. Однако, несмотря на эту международную ориентацию, египетское отделение «Братьев-мусульман» на протяжении большей части своей долгой истории считало себя высшим политиком и единственным ответственным органом за определение своей стратегии.Ни один из многих кризисов, которые пережила египетская ветвь раньше, не изменил этого — до свержения Мурси в 2013 году.

Турецкие и египетские источники, включая Юсуфа аль-Карадави, бывшего лидера Братства и духовного деятеля движения, утверждают, что турецкое политическое руководство предупредило Братство о намерениях генерала Абдель Фаттаха ас-Сиси за несколько месяцев до военного переворота. Эти утверждения не могут быть проверены; тем не менее, очевидно, что Братство не поощрялось исламистской историей в Турции, которая стала свидетелем четырех военных переворотов во второй половине двадцатого века, один из которых был чрезвычайно кровавым.Братство, похоже, не заметило возможных параллельных последствий для своего подъема в Египте. В течение двух лет, прошедших между революцией и военным переворотом, Братство настаивало на вере в исключительность египетских вооруженных сил и не проявляло никакого беспокойства по поводу того, что военные, включая Сиси, когда-либо свергнут демократически избранного президента. «Переворот снизу», как описала его эксперт по Египту Эми Остин Холмс, стал неожиданностью для «Братьев-мусульман». Большинство ее лидеров и рядовых не подозревали, что военные могут выступить против них.В нескольких беседах с автором в период с конца 2012 г. по начало 2013 г. высокопоставленные официальные лица «Братства» заявили, что не ожидают предательства со стороны военных, хотя, похоже, они не доверяют намерениям министерства внутренних дел в отношении Мурси. Многие говорили о непоколебимом доверии Братства к военным — даже когда танки захватили улицы в конце июня 2013 года, всего за несколько дней до переворота. Точно так же лидеры Братства не обращали внимания на общественный гнев, который нарастал против них за несколько месяцев до переворота.«Вы не понимаете египтян и их водителей, мы понимаем», — сказал лидер Братства в ноябре 2012 года, за несколько дней до того, как вспыхнули народные протесты против Мурси.

Неспособность руководства Братства почувствовать политические приливы в Египте заставила молодых и низших членов, возможно, впервые, усомниться в некогда неоспоримых способностях и политической смекалке своих лидеров. После переворота, движимые структурной слабостью своей группы и ее новым поражением, члены Братства были готовы учиться у разных игроков, включая тех, кого их лидеры когда-то считали «запрещенным вином».”

Братство настаивало на вере в исключительность египетских вооруженных сил и не выражало опасений, что военные, включая Сиси, когда-либо свергнут демократически избранного президента.

Еще до того, как члены и лидеры «Братьев-мусульман» перебрались в Турцию, Анкара уже начала извлекать собственные уроки из египетского опыта. Переворот против Братства усилил авторитарные тенденции турецкого руководства. После военного переворота Эрдоган использовал события в Египте как пугало для подавления различных элементов гражданского общества в Турции и своих политических оппонентов — даже тех, кто принадлежит к его собственной партии.

Со своей стороны, новая поддержка турецкой политики Братством проявлялась в различных формах и формах. Например, в апреле 2016 года близкие к Братству арабские исламисты провели в Стамбуле крупное мероприятие, которое они назвали «Спасибо, Турция». Трехдневное мероприятие было посвящено выражению благодарности Братства турецкому руководству за прием исламистских политиков и лидеров оппозиции из разных арабских стран. Основные докладчики назвали Эрдогана «султаном», а Турцию — домом «халифата».Присутствовал исполняющий обязанности верховного наставника «Братьев-мусульман» Ибрагим Мунир. Халид Машаал, бывший лидер ХАМАС, присутствовал и сказал, что «Турция является лучшим примером политического ислама в области демократии, управления и экономики».

Женщина держит флаг во время выступления президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана во время предвыборного митинга в июне 2018 года в Стамбуле, Турция. Источник: Крис МакГрат / Getty Images

Эта поддержка Турцией Братства была очевидна в некоторых комментариях бывших лидеров Братства, в том числе Амра Даррага, министра международного сотрудничества в администрации Морси.В комментариях, опубликованных в отчете RAND Corporation за 2020 год о американо-турецком стратегическом партнерстве, Дарраг выразил поддержку внутренней политике Эрдогана в отношении движения Фетхуллаха Гюлена, которое турецкое правительство назвало террористической организацией. (Движение возглавило неудавшуюся попытку государственного переворота в июле 2016 года.) Дарраг также отверг утверждения западных и арабских комментаторов, которые назвали правительство Эрдогана авторитарным. Хотя Дарраг не представлял Братство в то время, когда делал свои комментарии, они согласуются с другими заявлениями Братства в 2017 году, подтверждающими и оправдывающими решения Эрдогана, независимо от того, насколько они недемократичны.Например, Братство официально приветствовало поправки к конституции Турции, принятые всенародным голосованием в апреле 2017 года, которые были разработаны, чтобы позволить Эрдогану править до 2029 года. Эти поправки во многих отношениях противоречат демократическим нормам и надлежащему управлению, и даже многим ПСР. члены заявили о своем несогласии с ними, в том числе бывший премьер-министр Ахмет Давутоглу.

Хотя Братство делает мало публичных заявлений о своей официальной позиции в отношении правительства Эрдогана, сторонники, члены и официальные лица Братства ясно дали понять в своих опубликованных статьях, обзорах и исследованиях, что они принимают политику в соответствии с турецкой моделью. .Кроме того, веб-сайты, связанные с международными отделениями «Братьев-мусульман», публикуют статьи в поддержку политики Эрдогана как внутри страны, так и с точки зрения его внешней политики. Некоторые из этих веб-сайтов отклонили статьи и ответы читателей, содержащие даже умеренную критику политики Эрдогана — внутренней или внешней.

Есть несколько политических, социальных и организационных причин для изменения отношения Братства к Эрдогану: от полного отказа от его опыта в 2001 году до принятия его в качестве близкого союзника в 2012 году и принятия его как политического наставника и образца для подражания. .

Социальный фактор

Когда Банна основал «Братья-мусульмане» в 1928 году, он во многом полагался на городские кадры и активистов, сыгравших ключевую роль в распространении идей Братства по всему миру. Организация заявила, что следует тенденциям суфизма, подхода к исламу, который популярен в сельских районах Северной Африки и дает лидерам огромную власть над своими приверженцами и последователями. Но с самого начала городские политические ценности и практики, такие как институционализм и профессионализм, преобладали во всех аспектах работы и идеологии «Братьев-мусульман».Такие ценности были очевидны в системе найма, законах, организационной структуре и динамике власти движения.

По историческим и социальным причинам Братство прошло через то, что покойный Хосам Таммам, эксперт по группе, назвал ее «провинциализацией». Эта трансформация, которая, по словам Таммама, началась в начале 1990-х годов, охватывала сельские ценности, такие как патриархат и господство личности над институционализмом. Братство отказалось от критического мышления, отдав предпочтение эмоциональной проповеди.Это повлияло на отношения между членами движения и их руководством, которые, опять же, по словам Таммама, регулировались страхом проявить внутреннее недовольство или оппозицию. В статье, опубликованной в 2008 году, Таммам сказал, что городские деятели, которые руководили организацией на протяжении десятилетий, исчезли, и что к власти пришли новые лидеры из сельской местности, в том числе Мурси и Саад эль-Кататни. (Мурси и Кататни, конечно, впоследствии стали первым президентом и первым спикером парламента соответственно в постреволюционном Египте.) Хотя организация сохранила свои первоначальные структуры и правила, ее городские нормы были нарушены повседневной практикой ее рядовых членов. Чтобы сохранить свои недавно приобретенные сельские ценности, Братство прибегло к продвижению харизматичных отцовских фигур как лидеров, пользующихся уважением среди последователей движения.

Следовательно, когда Эрдоган пришел к власти в 2003 году, руководство Братства увидело угрозу в появлении молодого харизматичного экс-исламиста, который мог поколебать ценности послушания внутри своей собственной организации и спровоцировать аналогичный внутренний раскол.В то время и до 2013 года Братство не сталкивалось с проблемой убедить своих сторонников в том, что Эрдоган был удачным другом, но что Братство не должно импортировать его опыт в египетский контекст. Со своей стороны, многие члены Братства считали, что опытные лидеры Братства вдохновляли лидерство и харизму Эрдогана. Однако в результате недавнего политического упадка Братства рядовые члены Братства потеряли веру в лидеров группы как сильных и непогрешимых лидеров.

Начиная с 1990-х годов, в процессе, который наблюдатели назвали «провинциализацией Братства», группа отказалась от критического мышления, вместо этого отдавая предпочтение эмоциональному проповедованию.

Не только переворот заставил лидеров Братства потерять доверие среди членов. Весной 2019 года среди членов Братства в WhatsApp была распространена голосовая заметка, в которой якобы был записан разговор между двумя лидерами Братства, Амиром Бассамом и Мохамедом эль-Десуки.В записи Бассам пожаловался Десуки на то, что Махмуд Хусейн, генеральный секретарь Братства, только что потратил сотни тысяч долларов, принадлежащих организации, на покупку поместья и частной машины для своего сына. В то время, когда эта записка была распространена, члены Братства в Турции в изгнании получали от движения всего 200 турецких лир (менее 30 долларов США) в месяц. Официально «Братство» отклонило претензии Бассама на основе технических формальностей, но члены «Братства» сочли запись доказательством безрассудства, если не коррупции своего руководства.

В этом контексте многие рядовые члены Братства рассматривали Эрдогана как спасителя организации — мощного спонсора и одного из последних мировых лидеров, искренне верящих в те же этические принципы, которые вдохновляли Братство.

Другой важный аспект подъема личностей над институционализмом в Братстве состоит в том, что его патриархальная природа придавала больший вес и уважение старшим и более опытным мужчинам. Эрдоган, которому сейчас шестьдесят шесть, во многом принадлежит к тому же поколению, что и большинство нынешних активных лидеров Братства, которым от шестидесяти до семидесяти.Среди них генеральный секретарь Хусейн, семьдесят три года; Мохамед Судан, шестьдесят четыре года, высокопоставленный руководитель в Лондоне; и семидесятилетний Медхат аль-Хаддад, высокопоставленный лидер и бизнесмен, которого египетское правительство обвиняет в том, что он возглавляет финансовый комитет движения в Турции.

Все, что работает

Второй фактор готовности Братства учиться на опыте Эрдогана — его эффективность. Для массового популистского движения опыт кровавого переворота в сочетании с подъемом безжалостных популистских лидеров в регионе и за его пределами дали Братству основания полагать, что в мире, который, кажется, знает только язык власти, следует опасаться преуспевать.Пути Эрдогана, демократические или нет, работают.

Президент Турции находится у власти в течение двух десятилетий, смог продвинуть турецкую экономику вперед, что многие считали экономическим чудом, и, что наиболее важно, смог обуздать амбиции военных и контролировать жажду власти их офицеров. . Вдобавок Эрдоган делал все это, не теряя легитимности в качестве избранного лидера. Как выразилась оксфордский ученый Моника Маркс, описывая возможное влияние политики Эрдогана на Братство: «То, что вы видите в Турции, — это режим, который, по крайней мере на первый взгляд, выглядит очень мощным, используя дискурс демократической легитимности для защищать то, что во многих отношениях является недемократической политикой.Это очень соблазнительно ».

Люди выстраиваются в очередь возле магазина Dior в роскошном торговом центре Zorlu в августе 2018 года в Стамбуле, Турция. За время президентства Эрдогана экономика Турции стремительно росла. Источник: Крис МакГрат / Getty Images

Изменились не только взгляды Братства на Эрдогана; сам турецкий лидер сильно изменился с первых лет этого века, когда Братство отвергло его. Он переключился с опоры на коллективное руководство своей политической партией на индивидуальное руководство и с представительно-демократической партии, которая была первоначальной формой АКП на момент ее основания, к высокоцентрализованной.Эта новая версия партии построена вокруг личности Эрдогана, особенно после неудавшейся попытки государственного переворота в 2016 году. Эти изменения в ориентации Эрдогана полностью перекликаются с приобретенными Братством сельскими и патриархальными ценностями.

Упрямый путь Эрдогана привлекателен для Братства еще и потому, что последнее преобладает в самооценке как бескомпромиссном, принципиальном движении. Для многих за пределами Братства, особенно для его политических соперников, это представление о самом себе оказывалось ложным почти каждый раз, когда его проверяли.Тем не менее, он остается сильным в Братстве и прекрасно согласуется с нарративом Братства, который оправдывает авторитарный процесс принятия решений группой в последние годы. В отличие от своего восхищения Эрдоганом, члены Братства в Турции мало ценят политические подходы, принятые тунисской политической партией Эннахда и ее лидером Рашидом аль-Ганнуши, которого многие считают мягкосердечным лидером, который тоже сдался. много для того, чтобы поддерживать участие его движения в политике Туниса.

Пустая идеология

Третий фактор в понимании готовности Братства учиться на политическом опыте Эрдогана — это идеология.

Братья-мусульмане были основаны как движение, основанное на доктрине. Однако аппарат организации — ее руководящие структуры, ее эффективность и бюрократия — были более важными, чем идеология в поддержании организации. Есть много возможных объяснений слабости идеологии Братства, которая с легкостью трансформировалась.Во-первых, Хасан аль-Банна, хотя и был блестящим проповедником и защитником, было всего двадцать два года, когда он основал организацию, с ограниченным жизненным опытом в качестве молодого учителя арабского языка и религии и интеллектуальными навыками, которые, вероятно, были менее чем полностью независимыми. и развился. Во-вторых, Банна хотел объединить широкий спектр людей и идей под эгидой «Братьев-мусульман», а это означало, что ему приходилось сохранять гибкость в идеологии, насколько это было возможно. С этой целью Банна разработал движение, чтобы включить в него участников, придерживающихся различных религиозных взглядов и политических тенденций.У него была четкая идеология политического ислама, но он был полностью терпим к второстепенным идеологиям — он не возражал против того, чтобы члены Церкви имели разные интерпретации и политические ориентации, пока они соглашались в общей картине важности ислама в общественной жизни. Он писал, что «Братство» — это «салафитский призыв, суннитский путь, мистическая (суфийская) истина, политическая организация, спортивная группа, научная и культурная ассоциация, экономическое общество и социальная идея». В то же время тип организации, которую построил Банна, не оставлял места для радикальных идей, которые обычно нравятся молодым активистам.Он хотел создать массовое движение среднего класса, которое могло бы привлечь миллионы последователей не только в Египте, но и во всем мире. Предпосылка была ясна: если «Братья-мусульмане» хотели построить исламское государство, оно должно было начинать с простых людей и наименьшего общего знаменателя. Это сделало идеологию Братства простой и привлекательной для большей части мусульман, но также слабо обоснованной и легко находящейся под влиянием более радикальных идей.

Хасан аль-Банна, основатель Братства, описал свою организацию как «салафитский призыв, суннитский путь, суфийскую истину, политическую организацию, спортивную группу, научную и культурную ассоциацию, экономическое общество и социальную идею». .”

Выбрав простую идеологию, Банна пожертвовал интеллектуальной глубиной своего движения в пользу его организационной силы. В своих посланиях Банна обычно превозносил практические действия и структуру над мыслями и идеологией. Для Братства это проявляется в отчуждении организации от новых идей или интеллектуалов. Фактически, в последние два десятилетия Братство препятствовало независимому мышлению и даже применяло дисциплинарные меры для подавления новых идей, включая приостановление членства высокопоставленных должностных лиц и даже исключение членов и должностных лиц, проявлявших признаки интеллектуальной независимости.

Это пренебрежение идеологическим развитием привело к тому, что Братство многое проиграло в интеллектуальных битвах с другими исламистами. Политическое поражение Братства в 2013 году проявилось на интеллектуальном фронте. Братство победило не только максимальное насилие государства против движения — переворот и разгон сидячих забастовок сторонников Морси. Он также терял власть среди религиозных консерваторов. Салафитские, а иногда и джихадистские идеи, не связанные с Братством, в подавляющем большинстве присутствовали в повествовании, произнесенном на подиумах различных сидячих забастовок 2013 года.Они убедили множество членов Братства, утративших веру в традиционные идеи Братства. «Братство» «никогда не учило нас джихаду или тому, как противостоять автократическим режимам», — сказал 29-летний бывший член Братства, который в настоящее время отбывает пожизненный срок в тюрьме за свои политические взгляды. Он сказал, что многие члены Братства в тюрьме чувствуют себя преданными из-за интеллектуального недостатка движения. Десятки членов Братства покинули организацию в годы, последовавшие за переворотом, и основали группы, которые призывали к насилию против правительства, или присоединились к ним.

Пробелы в идеологии движения не ограничиваются политической мыслью. Они также касаются деталей его политической программы. Критики давно утверждают, что «Братство» никогда не предлагало надежного политического плана ни в одном из своих предвыборных противостояний и что группа опиралась на сильные лозунги, а не на содержание. Это была одна из причин, по которой Братство, поскольку оно начало участвовать в выборах в первые годы правления Хосни Мубарака и до 2012 года, так сильно опиралось на свою организационную структуру, племенные и личные сети, а не на политические платформы, для вербовки избирателей и сторонников. .

Хотя некоторые члены «Братства» после переворота склонились к более радикальным исламистским идеям, другие в равной степени готовы последовать примеру Эрдогана. Похоже, что их объединяет неудовлетворенность недостатком интеллектуальной эволюции Братства.

В отличие от Братства, АКП и Эрдоган имели успешную политическую программу и четкую идеологию. Эрдоган отказывается использовать религиозные термины при описании партии; вместо этого он определяет повестку дня партии как «консервативную демократию».Однако победы AKP, как их видят турецкие комментаторы, больше связаны с «проблемами хлеба с маслом», чем с идеологией. На протяжении почти двух десятилетий Эрдогану и его партии удавалось поддерживать поразительные экономические достижения. По оценкам, в первое десятилетие правления партии (2002–2012 гг.) ВВП на душу населения в Турции вырос на 43 процента. Эта привлекательная платформа роста убедила большинство турецких избирателей за последние два десятилетия. И этот экономический успех в сочетании с популистским эмоциональным подходом, который Эрдоган использовал в своей поддержке дела египетского Братьев-мусульман, побудил членов Братства в Турции с трепетом взглянуть на опыт Эрдогана.Хотя некоторые члены «Братства» после переворота склонились к более радикальным исламистским идеям, другие в равной степени готовы последовать примеру Эрдогана. Похоже, что их объединяет неудовлетворенность недостатком интеллектуальной эволюции Братства.

Сильный предмет, но не в Турции

Идеология «Братьев-мусульман» могла быть слабой и податливой, но ее структура оставалась сильной. Фактически, его идеологическая слабость требовала жесткости в организации и структуре, чтобы продвигать движение вперед.

Аппарат Братства оказался намного мощнее, чем предполагали его враги, и он доказал свою способность нести идеи движения и заботиться о его членах и последователях. В некоторой степени аппарат смог очень быстро восстановиться после репрессий в Египте и разгона сидячих забастовок 14 августа 2013 года. Во многих местах по всему Египту еженедельные собрания (известные как «усра») никогда не прекращались, за исключением через несколько недель после сидячих разгонов. И организация вернулась к работе в режиме выживания, как она прекрасно делала на протяжении десятилетий.

Этот аппарат также остается очень эффективным в обслуживании заключенных Братства. Он служил социальным инкубатором для заключенных, которые находились в тюрьмах и вышли из них с 2013 года. Во всех египетских тюрьмах Братство, имеющее опыт работы с тюрьмами еще с 1940-х годов, поддерживает заключенных, предоставляя им образование и самообучение. курсы развития и духовные советы. Организация проводила выборы, чтобы выбрать своих руководителей в тюрьмах и их представителей, которые будут вести переговоры от их имени и передавать сообщения тюремным властям.Более того, он оказывал социальную, финансовую и эмоциональную поддержку семьям заключенных — эффективное средство контроля. Например, когда Братство начало испытывать внутренние расколы из-за идеологических разногласий в 2014 и 2015 годах — через год или два после переворота — аппарат смог контролировать принятие членами какой-либо стороны, оказывая финансовую поддержку только тем членам, которые поддерживали традиционалистов. в лидерстве.

Но таких методов контроля, эффективных в течение многих лет, оказалось недостаточно для поддержания лояльности в Турции.Поскольку Братство знакомится с новым жизненным опытом в относительно либеральных в социальном отношении странах, таких как Турция, подобная тактика становится неактуальной. 21-летний бывший член, который также был бывшим заключенным, прежде чем ему удалось покинуть Египет, сказал, что многие члены не видят причин оставаться в организации, кроме жилья, предоставляемого Братством, и незначительной помощи, которую они получают. каждый месяц. Его комментарии могут предвещать будущее Братства в Турции, когда молодые члены будут уходить, если аппарат не адаптируется.

Обычно члены Братства обычно живут в сообществах, полуизолированных от общества. Эта тенденция может быть результатом идей Сайида Кутб, влиятельного раннего члена Братства, казненного в 1966 году после того, как власти обвинили его в заговоре с целью убийства Гамаля Абдель Насера. Например, Кутб отстаивал идею «эмоционального отчуждения» — концепцию, которая призывала мусульманскую элиту отделить себя от общества, чтобы избежать его власти над своим разумом.Члены Братства также удалились из общества, чтобы избежать периодического подавления, которому они подвергались — часто при поддержке народа — на протяжении всей своей истории.

Но материальной поддержки, которую Братство оказывало только что изолированным членам в Турции и других странах, было недостаточно. Эти члены получали стипендии, но их новая жизнь породила новые потребности, которые Братство не могло удовлетворить: многим пришлось искать работу в незнакомом обществе или, уехав из Египта в молодом возрасте, пришлось вернуться в школу.В частности, в Турции это означало, что члены Братства оказались в новых социальных условиях, которые резко повлияли на их образ мышления. Эти изменения, в свою очередь, повлияют на то, как организация будет выглядеть в будущем. Пока лидеры Братства с полным восхищением наблюдают за склонной к авторитаризму турецкой администрацией, они также сталкиваются с турецким обществом, которое имеет более либеральные ценности, чем египетские. Молодежь братства отдает предпочтение как менее демократичным стилям управления, так и культурным нормам, которые менее ограничивают женщин в целом и больше приспосабливаются к различиям в религиозных убеждениях — или, по крайней мере, к менее консервативным моделям религиозного участия.

Тяжелая работа и образование, требующее изучения турецкого языка и общения с разными людьми, побудили многих молодых людей Братства принять образ жизни, совершенно отличный от проповедуемого в движении. Братская молодежь до некоторой степени изменила отношения между мужчинами и женщинами, сделав их более открытыми, чем в их первоначальных общинах. Они также стали менее внимательны к религиозным практикам и ритуалам и более склонны к различному образу жизни и выбору.Эти новые образы жизни могут в конечном итоге привести молодежь к отрыву от Братства или к полному или частичному отказу от религиозных побуждений. По сути, они перенимают новое мировоззрение.

Обычно такие преобразования вызывают яростную реакцию Братства, лидеры которого решают отступить и еще больше изолировать себя, чтобы сохранить «чистоту» организации. Хотя Братство в определенной степени гибко в своей идеологии — в большей степени, чем, скажем, салафитские группы — оно остается глубоко привязанным к определенным принципам религиозной интерпретации, которые по мировым стандартам можно считать очень консервативными.Например, ислам — это больше, чем религия, это идеология, которую необходимо представлять во власти. Публичная позиция «Братства» по отношению к женщинам относительно прогрессивна по сравнению с другими исламистами на Ближнем Востоке (а именно с джихадистами, такими как «Аль-Каида» и находящиеся под влиянием Саудовской Аравии салафиты). Тем не менее, Братство истолковывает некоторые отрывки из Священных Писаний так, что это может угнетать женщин. Братство также считает себя человеком, имеющим наиболее чистую и точную интерпретацию ислама; эта перспектива очевидна в текстах движения, старых и новых, а также в повседневных отношениях его членов.

Хотя Братство в определенной степени гибко в своей идеологии — в большей степени, чем, скажем, салафитские группы — оно по-прежнему глубоко привязано к определенным принципам религиозной интерпретации, которые по мировым стандартам могут считаться очень консервативными.

По мнению многих пристальных наблюдателей Братства в Турции, молодое поколение группы теряет веру в эти основные принципы идеологии движения. Подвергание сомнению идеологии выходит за рамки предыдущих сдвигов в истории группы, когда это было вопросом гибкости, а не эволюции нового мировоззрения.И, возможно, впервые эта молодежь также не чувствует необходимости быть частью аппарата Братства с теми социальными преимуществами, которые он предоставляет.

Неопределенное будущее

Если «Братья-мусульмане» не пройдут через грубый и радикальный эпизод самокритики и реформ, они могут потерять свою молодость. Эта молодежь — потенциальное будущее движения — будет рассматривать оставшееся руководство Братства как пожилую и некомпетентную клику, на долю которой выпало немало неудач и неоправданное чувство собственного достоинства.

На церемонии, которую Братья-мусульмане провело в Стамбуле в апреле 2018 года по случаю его девяностолетия, исламистские лидеры разных национальностей рассказали об истории Братства, изображая его как священное и безупречное движение. Повествование Братства не допускает кризиса. Большинство выступавших представляли организацию как абстрактное понятие, не обращая внимания на какой-либо контекст — некоторые сказали бы, что они даже были оторваны от реальности. Тем не менее, был единственный вклад, который обратился к некоторым неудачам Братства и попросил разделенную организацию объединиться.Это исходило от Ясира аль-Абасири, сорока девяти лет, приговоренного к смертной казни в ходе глубоко ошибочного «массового процесса» за убийство двух полицейских в Александрии в 2013 году. Абасири, жена которого сказала, что он был насильственно исчез. в течение одиннадцати дней, в течение которых его жестоко пытали, заставляя признаться в преступлении, которого он не совершал, он отправлял свои комментарии из тюрьмы письмом, которое зачитал ведущий. В своих комментариях он заявил о своей верности «Братьям-мусульманам» и сказал, что не боится смерти.Вместо этого его «побеждало» «видение разногласий между братьями». Абасири, который находится в тюрьме с марта 2014 года, в заключение сказал: «Я желаю только одного до моей казни, чтобы вы [Братья-мусульмане] сплотились под своим руководством».

Другой докладчик появился на мероприятии, чтобы дать комментарии от имени молодежи Братства. Его краткий вклад казался тем, кто хоть как-то знаком с фактически преобладающими настроениями среди молодых членов Братства, был безнадёжно оптимистичным.Его речь не сделала ничего для решения реальных проблем, которые занимают умы его поколения. Возможно, настоящие заботы молодежи слишком неудобны для Братства. Невозможно не задаться вопросом: будут ли заключенные и приспешники играть более значительную роль, чем диаспора, в определении будущего «Братьев-мусульман»? И если да, то есть ли вообще будущее у Братства?

Этот отчет является частью многолетней инициативы TCF «Вера и раскол: религиозная политика под давлением трансформации», поддерживаемой Фондом Генри Люса.

Фото
в заголовке: Сторонники покойного президента Египта Мохамеда Морси, члена Братьев-мусульман, на демонстрации вскоре после военного переворота в июле 2013 года. Источник: Ed Giles / Getty Images

Теги: Египет, мусульманское братство, турция, Мохамед Морси, Реджеп Тайип Эрдоган

Исламское государство стремится ввести религиозные правила в Северном Синае Египта

АРИШ, Египет. Однажды в понедельник в начале апреля Шахер Саид ехал к югу от города Ариш на северном Синае в Египте, когда он натолкнулся на группу боевиков Исламского государства, которые остановили грузовик с сигаретами.

«Я видел, как они вывели водителя из машины и сняли с него верхнюю часть одежды, прежде чем привязать его к двери одной из своих машин», — сказал Саид, который живет в этом районе. «Они ударили его по спине более 10 раз, затем сожгли все коробки с сигаретами … Они отпустили его, предупредив, чтобы он больше не обменивался сигаретами».

Интервью с жителями Северного Синая и обзоры видеороликов «Исламского государства» показывают, что местный филиал группы, известный как провинция Синай, впервые пытается навязать местному населению свою жесткую интерпретацию ислама.Согласно видео, просмотренным Рейтер в провинции Синай, группа создала полицию нравственности, известную как «Хисба», для обеспечения соблюдения строгих правил против такого поведения, как курение, бритье бород у мужчин или обнажение лица женщин.

В сочетании с резким увеличением числа нападений на христиан внутри и за пределами его преобладающего района операций на Северном Синае, эти события знаменуют собой существенное изменение тактики египетского филиала Исламского государства. Раньше группировка в основном нападала на полицейских, солдат и их информаторов.

Расширение географического охвата и смещение фокуса группы представляют собой проблему для президента Абдель Фаттаха ас-Сиси, который пришел к власти в 2013 году, поклявшись искоренить исламистский экстремизм и восстановить безопасность. Несмотря на репрессии со стороны правительства, в результате которых сотни боевиков и протестующих были убиты и тысячи заключены в тюрьмы, Исламское государство по-прежнему проводит смертоносные атаки в Египте.

События отражают то, как «Исламское государство» расширяет операции в самой густонаселенной стране арабского мира, поскольку экстремистская группировка сталкивается с неудачами в Сирии, Ираке и Ливии, говорят аналитики.Хотя группе не удалось захватить территорию в Египте, она пытается разжечь межконфессиональную напряженность и социальные волнения. Изучение того, что происходит на Северном Синае, регионе, редко доступном для журналистов, показывает, что эта стратегия приносит определенные успехи.

25-минутное видео, размещенное в конце марта на интернет-канале, часто используемом Исламским государством, показало, что джихадисты объявляют о создании Хисбы на Северном Синае по образцу религиозных полицейских подразделений, действующих в частях Ирака и Сирии, контролируемых Исламским государством.Видео осуждает христиан и мусульман-суфистов и показывает, как силовики в куртках, идентифицирующих их как Хисба, провинция Синай, сжигают конфискованные сигареты и наркотики и разрушают гробницы и святыни, которые они считают неисламскими.

На видео молодой боевик без маски предупреждает, что Хисба будет наказывать инакомыслящих в соответствии со своей интерпретацией ислама. Показано, как полицейские бьют одного человека пластиковой трубкой и обезглавливают двух пожилых приверженцев суфийского ислама, обвиняя их в колдовстве и отступничестве.Рейтер не смог проверить подлинность видео, которое с тех пор было удалено из Интернета.

Военный представитель Египта отказался комментировать инциденты на Северном Синае, малонаселенном, но стратегически важном полуострове между Суэцким каналом, Израилем и сектором Газа, где в результате пренебрежения со стороны правительства возникла благодатная почва для радикализации среди бесправных местных жителей. Источник в службах безопасности преуменьшил опасения, что боевики были способны распространять насилие на религиозной почве, раздиравшее Ирак.

«Они пытаются оказать влияние, и мы не говорим, что полностью искоренили их, но они слабы», — сказал он.

Последний сдвиг в тактике боевиков начался в декабре, когда террорист-смертник Исламского государства убил 28 человек в главном коптском христианском соборе в центре столицы Каира. В феврале провинция Синай заявила в другом видео о своем намерении уничтожить христиан Египта, которые составляют около 10 процентов от 92-миллионного населения.

Христиане уже давно сталкиваются со спорадическими нападениями в Египте, обычно вызванными спорами из-за земли, строительства церквей или межрелигиозных любовных связей.Но убийство семи христиан на Северном Синае за три недели с 30 января было другим, более систематическим и коварным, заявили в то время официальные лица и правозащитные группы. Около 175 семей покинули этот район. Некоторые из них сообщили агентству Рейтер, что списки местных христиан распространялись в Интернете и запихивались под двери.

В прошлом месяце боевики Исламского государства убили не менее 45 человек в результате двух взрывов в церкви в Вербное воскресенье, что побудило Сиси объявить чрезвычайное положение.

Мохтар Авад, научный сотрудник Программы экстремизма в Университете Джорджа Вашингтона, сказал, что новая кампания против христиан была попыткой разорвать ткань общества и государства, когда другие средства оказались безуспешными.«Эта эскалация произошла благодаря стечению факторов, — сказал он. «Они надеются, что это первый шаг к разгадке страны».

Боевики совершают нападения не только на такие крупные города, как Каир, Александрия и Танта, где произошли взрывы в церквях, но и на территории Северного Синая. В то время как боевые действия когда-то концентрировались вокруг городов Рафах и Шейх Зувейд, недалеко от границы с сектором Газа, боевики совершили новые нападения в Арише и его окрестностях, столице провинции, примерно в 52 км (32 милях) дальше на запад.

«Силы безопасности осадили террористов, но они осадили и нас»

ЗАБРОЖДЕННЫЕ И УНИЧТОЖЕННЫЕ

С 2014 года, когда местная синайская боевая группировка Ансар Байт аль-Макдис присягнула на верность Исламскому государству, Египет прибегал к все более деструктивным средствам для искоренения джихадистов. Он разрушил сеть туннелей, используемых для контрабанды оружия из Газы; разрушили сотни домов, чтобы создать нейтральную зону; и нанесли многочисленные авиаудары.Эта политика не позволила боевикам захватить территорию, но это дорого обошлось местным жителям.

На участке шоссе, отделяющем Шейх Зувейд от Рафаха, расположено около 14 деревень. Одиннадцать из них, по словам местных жителей, сейчас заброшены. Репортер Reuters проехал в октябре по трем деревням и увидел пустые улицы, разрушенные дома и фруктовые сады, вырубленные военными, чтобы лишить боевиков прикрытия.

В деревне Эль-Захайр около половины жителей уехали. Те, кто остались, сказали, что у них мало альтернативы.

«Мы живем тем, что засаживаем землю возле дома помидорами, бобами и всем остальным и едим их. Если бы я поехал в Ариш, у меня не было бы денег, чтобы снимать квартиру; и если мне удастся найти квартиру, как я найду деньги, чтобы поесть? » — сказал Сулейман Абу Хамид. «Силы безопасности осадили террористов, но они осадили и нас».

В деревне Мокатаа недалеко от шейха Зувейда улицы, где когда-то стояли дома, были усеяны грудами щебня. Даже здания, не пострадавшие в результате почти четырехлетней войны между армией Египта и провинцией Синай, были заброшены.

Карам аль-Зубейди, бывший житель Мокатаа, работает в почтовом отделении Ариша, зарабатывая 1 200 египетских фунтов (65,97 долларов США) в месяц, и в ближайшее время не планирует возвращаться.

«В любой момент авиаудар может убить меня и моих детей», — сказал он. По словам Зубейди, военные уничтожили его оливковые деревья. «Я посадил помидоры, но потом у меня не было топлива для двигателя, который забирает воду из моего колодца, поэтому я не мог там жить».

Дети Зубейди ходили в школу в Шейх-Зувейде, но отправлять их стало слишком опасно и отнимало много времени, сказал он, из-за армейских и полицейских блокпостов на дороге.По словам Зубейди, многие люди, которые остались в деревнях, теперь обучают своих детей дома.

ДОРОЖНЫЕ ЗАПИСИ

На некоторых участках дороги между Шейхом Зувейдом и Аришем, прибрежным городом, который когда-то привлекал посетителей на свои пляжи, армейские и полицейские контрольно-пропускные пункты расположены так близко друг к другу, что одно можно увидеть с другого.

Чтобы предотвратить взрывы автомобилей и обстрелы, силы безопасности зигзагообразно строят бетонные заграждения или укрепляют линии обороны мешками с песком. На некоторых контрольно-пропускных пунктах автомобили вынуждены делать короткие объездные пути от главной дороги.Однако такие меры не помешали боевикам Исламского государства установить свои собственные импровизированные блокпосты на дорогах, где они проверяют документы, приказывают женщинам прикрываться и проводить публичные наказания, говорят местные жители.

Одна учительница сказала, что она ехала из Ариша в школу, где она работает, в Рафахе в конце февраля, когда трое боевиков Исламского государства в масках остановили ее автобус. Двое вошли и посоветовали женщинам закрывать лица и путешествовать с сопровождающими, сказала она Рейтер.

Через несколько дней это случилось снова, сказала она.На этот раз совет носить никаб, или вуаль, сопровождался угрозой наказания плетью или нападениями с применением кислоты для тех, кто отказывался. Учитель сказал, что она не подчиняется.

«Ситуация сложная. Люди напуганы », — сказала учительница. Она отказалась назвать свое полное имя из опасения возмездия со стороны боевиков Исламского государства, которые обезглавили местных жителей, которых они обвиняют в том, что они выступили против их сурового толкования ислама или в сотрудничестве с Израилем или силами безопасности Египта. Она была одной из двух учителей-женщин, которые рассказали Рейтер, что боевики Исламского государства сели в их автобусы.

Ибрагим ат-Тадави, высокопоставленный чиновник Министерства образования Северного Синая, сказал, что учителя ехали как обычно на организованных министерством автобусах из Ариша в школы в Рафахе. «Северный Синай безопасен и стабилен, и учебный процесс идет в обычном режиме», — сказал он Рейтер по телефону.

Несмотря на строгие меры безопасности, жители южного Рафаха заявили, что боевики Исламского государства конфисковали спутниковые антенны, а жители Ариша заявили, что подвергся нападению магазин, в котором продавались видео и DVD.Рейтер не смог найти владельца закрытого магазина.

Представитель военного ведомства от комментариев отказался. По словам источника в спецслужбах, боевики не смогли навязать себя обществу.

«Это все чушь», — сказал источник. «Они выходят на две минуты, снимают две машины и говорят:« Мы установили контрольно-пропускной пункт ». Это было все для СМИ, чтобы такие люди, как вы, писали вещи, не имеющие отношения к реальности на земле».

В то время как армия добилась определенных успехов в изгнании джихадистов из приграничных районов, боевики снова появились в других местах, по словам полиции и жителей Ариша.Говорят, боевики перебрались в город и теперь окружают их, прячась среди мирного населения.

«Места, в которых они жили, больше не существуют или теперь в них присутствует большая охрана. Теперь они начали выходить с улиц города, чтобы напасть на нас, а затем исчезли среди людей », — сказал Бадр Али, полицейский на контрольно-пропускном пункте Ариш. «Проблема в том, что люди, если они замечают вооруженных людей, слишком напуганы, чтобы даже указать на них».

Мона Бархум, местный правозащитник из Рафаха, сказала, что, хотя боевики, связанные с Исламским государством, не контролируют регион, «они присутствуют, они выскакивают, как дураки из коробки, они убивают или похищают кого-то и вернуться в подполье.”

Египет Сиси

Ахмед Мохаммед Хассан в Арише и Лин Ноуэйхед в Каире

Редактирование фотографий: Саймон Ньюман

Графика: Густаво Кабрера Сервантес

Дизайн: Джефф Магнесс

Сарафан Под редакцией Ричарда Вудса

  • Follow Reuters Investigates
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.