Франция это республика или монархия – республика или монархия? — Русская idea

Содержание

Какая форма правления во Франции?

Формы правления в современных зарубежных странах. США, Франция.. . 2. Краткая характеристика форм правления в США, Японии, Франции. Япония. Как самая старая из существующих в одной из этих трех стран форм правления рассматривается монархия. <a rel="nofollow" href="http://www.xserver.ru/user/fpvszs/2.shtml" target="_blank">www.xserver.ru/user/fpvszs/2.shtml</a> Форма правления Президентская форма правления в различных странах имеет свои особенности. Во Франции президент избирается всеобщим голосованием. Избранным считается кандидат, получивший абсолютное количество голосов. referats.urist-center.ru/referat/content-1713.html Формы государственного правления Например, республиканская форма правления во Франции окончательно установилась лишь с принятием Конституции 1875 г. после двукратной реставрации монархии. Швейцария и миниатюрное государство Сан-Марино имеют эту форму правления изначально. revolution.allbest.ru/political/00002606_0.html Формы правления во Франции, ФРГ, Великобритании Задание: Проведите сравнительный анализ формы правления во Франции, ФРГ, Великобритании. Ответ: Принято различать две основные формы правления: монархию и республику. referat.diplomplanet.ru/articles/category/26/message/1814 Формы правления Монархия была господствующей формой правления на протяжении нескольких столетий. В специфической форме она.. . revolution.allbest.ru/law/00061392_0.html Монархическая форма правления. Понятие и признаки Основной признак абсолютной монархической формы правления - отсутствие, каких-либо государственных органов, ограничивающих полномочия монарха. revolution.allbest.ru/law/00024749_0.html Формы государственного правления Президентская форма правления в различных странах имеет свои особенности. Во Франции президент избирается всеобщим голосованием. Избранным считается кандидат, получивший абсолютное количество голосов. revolution.allbest.ru/law/00009493_0.html Во Франции президент избирается всеобщим голосованием. Избранным считается кандидат, получивший абсолютное количество голосов. Такой же порядок избрания президента установлен в России в 1991 г. Характерным для всех президентских республик, несмотря на их разнообразие, является то, что президент либо совмещает полномочия главы государства и главы правительства и участвует в формировании кабинета или совета министров (Франция, Индия) . Президент наделяется и другими важными полномочиями: как, правило, он имеет право роспуска парламента, является верховным главнокомандующим, объявляет чрезвычайное положение, утверждает законы путем их подписания, нередко представительствует в правительстве, назначает членов Верховного суда. В цивилизованных странах президентскую республику отличает сильная исполнительная власть, наравне с которой по принципу разделения властей нормально функционирует законодательная и судебная власти. Эффективно действующий механизм издержек и противовесов, существующих в современных президентских республиках, способствует возможности гармоничного функционирования властей, позволяет избежать произвола со стороны исполнительной власти...

республика или монархия

Формы правления в современных зарубежных странах. США, Франция.. . 2. Краткая характеристика форм правления в США, Японии, Франции. Япония. Как самая старая из существующих в одной из этих трех стран форм правления рассматривается монархия. <a rel="nofollow" href="http://www.xserver.ru/user/fpvszs/2.shtml" target="_blank">www.xserver.ru/user/fpvszs/2.shtml</a> Форма правления Президентская форма правления в различных странах имеет свои особенности. Во Франции президент избирается всеобщим голосованием. Избранным считается кандидат, получивший абсолютное количество голосов. referats.urist-center.ru/referat/content-1713.html Формы государственного правления Например, республиканская форма правления во Франции окончательно установилась лишь с принятием Конституции 1875 г. после двукратной реставрации монархии. Швейцария и миниатюрное государство Сан-Марино имеют эту форму правления изначально. revolution.allbest.ru/political/00002606_0.html Формы правления во Франции, ФРГ, Великобритании Задание: Проведите сравнительный анализ формы правления во Франции, ФРГ, Великобритании. Ответ: Принято различать две основные формы правления: монархию и республику. referat.diplomplanet.ru/articles/category/26/message/1814 Формы правления Монархия была господствующей формой правления на протяжении нескольких столетий. В специфической форме она.. . revolution.allbest.ru/law/00061392_0.html Монархическая форма правления. Понятие и признаки Основной признак абсолютной монархической формы правления - отсутствие, каких-либо государственных органов, ограничивающих полномочия монарха. revolution.allbest.ru/law/00024749_0.html Формы государственного правления Президентская форма правления в различных странах имеет свои особенности. Во Франции президент избирается всеобщим голосованием. Избранным считается кандидат, получивший абсолютное количество голосов. revolution.allbest.ru/law/00009493_0.html Во Франции президент избирается всеобщим голосованием. Избранным считается кандидат, получивший абсолютное количество голосов. Такой же порядок избрания президента установлен в России в 1991 г. Характерным для всех президентских республик, несмотря на их разнообразие, является то, что президент либо совмещает полномочия главы государства и главы правительства и участвует в формировании кабинета или совета министров (Франция, Индия) . Президент наделяется и другими важными полномочиями: как, правило, он имеет право роспуска парламента, является верховным главнокомандующим, объявляет чрезвычайное положение, утверждает законы путем их подписания, нередко представительствует в правительстве, назначает членов Верховного суда. В цивилизованных странах президентскую республику отличает сильная исполнительная власть, наравне с которой по принципу разделения властей нормально функционирует законодательная и судебная власти. Эффективно действующий механизм издержек и противовесов, существующих в современных президентских республиках, способствует возможности гармоничного функционирования властей, позволяет избежать произвола со стороны исполнительной власти...

о Франции президент избирается всеобщим голосованием. Избранным считается кандидат, получивший абсолютное количество голосов. Такой же порядок избрания президента установлен в России в 1991 г. Характерным для всех президентских республик, несмотря на их разнообразие, является то, что президент либо совмещает полномочия главы государства и главы правительства и участвует в формировании кабинета или совета министров (Франция, Индия) . Президент наделяется и другими важными полномочиями: как, правило, он имеет право роспуска парламента, является верховным главнокомандующим, объявляет чрезвычайное положение, утверждает законы путем их подписания, нередко представительствует в правительстве, назначает членов Верховного суда. В цивилизованных странах президентскую республику отличает сильная исполнительная власть, наравне с которой по принципу разделения властей нормально функционирует законодательная и судебная власти. Эффективно действующий механизм издержек и противовесов, существующих в современных президентских республиках, способствует возможности гармоничного функционирования властей, позволяет избежать произвола со стороны исполнительной власти...

touch.otvet.mail.ru

Франция это республика или монархия

  Республики РФ  
  Федеральные округа РФ  
Сотни поставщиков везут лекарства от гепатита С из Индии в Россию, но только M-Pharma поможет вам купить софосбувир и даклатасвир и при этом профессиональные гепатологи будут отвечать на любые ваши вопросы на протяжении всей терапии.

В то время как Франция отмечает триста лет со дня смерти Людовика XIV, публицист  Максим Тандонне недавно выступил со статьей, в которой утверждает, что Франция по сию пору страдает от принципиальной неспособности выбрать между республикой и монархией[1]. Сам Тандонне является автором многочисленных книг, в том числе политических биографий президентов Республики, что позволяет ему прийти к известным заключениям.

По его мнению, в других странах Европы, не существует ощущения водевильности, беспомощности и комичной претенциозности, которые рождает французская политическая жизнь. В Германии, Великобритании, Италии, Испании, по мнению автора, общественная жизнь протекает более или менее благополучно, принимаются политические решения, иногда достаточно болезненные, правительство существует и действует с большим или меньшим успехом. Граждане этих стран не испытывают ощущения «текучки» лидеров и постоянного обмана с их стороны.

Действительно ли Франция так сильно страдает,  не выбрав окончательно между Республикой и монархией? По замыслу первых республиканских идеологов, идеальная республика вверяет власть своим гражданам. Это положение было впервые закреплено в Конституции 1793 года, оставшись при этом на только на бумаге. Исполнительная власть в рамках этой модели подотчетна гражданам, которые могут уволить министров по ходатайству. Однако в действительности  Франция никогда не соответствовала конституционным декларациям 1793 года, которые так и не были реализованы.

Конституционная монархия также предоставляет гражданам определенные политические возможности. В конце концов, несколько крупных европейских стран с устойчивыми демократическими традициями являются по форме монархиями, что не мешает им иметь избираемый всеобщим голосованием парламент и правительство во главе с премьер-министром, ответственным перед ним. Семья монарха воплощает собой национальную преемственность. Потомственный правитель в этих странах находится на вершине государственной власти, даже если не отвечает непосредственно за осуществление власти, а его миссия, прежде всего, имеет символическое значение.

Франция, по утверждению Тандонне, имеет гибридную систему, соединяющую черты республики и монархии. Это не республика по своему изначальному замыслу, поскольку деятельность ее институтов и элит ускользает от контроля со стороны сообщества граждан и не служит целям общего блага, сделав страну заложницей нарциссистских планов горстки политических карьеристов, использующих ее механизмы в своих целях. В то же время она не является и монархией, поскольку в ней присутствует конкуренция различных политических сил, дополненная эскалацией демагогии и обмана. Народ в действительности не является сувереном, а честь и преданность общему благу не являются подлинными ценностями правящего класса.

Эпоха де Голля скрывала эти противоречия в течение десятилетий. Де Голль использовал для своих целей историческую легитимность, и после 18 июня 1940 года сумел придать этой преемственности особый характер и статус во французской истории. Однако кризис Пятой Республики обнажил эти политические и идеологические конструкции, позволяя открыто ставить вопросы, подобные тем, которые задает в своей статье Тандонне.

                            

 Истоки «гибридного феномена»

 
Однако является ли Франция квазимонархией, облегчённой в республиканские одежды, как пишет в своей статье Тандонне?

Для французских республиканцев – причем как левого, так и правого толка – ответ на этот вопрос будет скорее отрицательным. При этом сама проблема является не столь очевидной, как может показаться на первый взгляд. Эрнест Ренан, видный исследователь феномена нации, еще в 1882 г. утверждал, что «нация является результатом желания жить вместе… Человек не является рабом ни нации, не языка, ни религии, ни течения рек, ни направления горных цепей… Нация – это каждодневный плебисцит»[2]. Однако плебисцит, пусть даже каждодневный, еще не означает наличия республики как устоявшейся системы правления – о чем, собственно говоря, и свидетельствует исторический опыт Франции.

Существует многократно повторяемая легенда: согласно ей, Франция создала нацию, «эскиз которой набросала монархия». Французская нация родилась вместе с революцией, была «удочерена» государством и опирается на республиканские ценности. Говоря о США, Ю. Хабермас говорил о «конституционном патриотизме». В случае Франции вернее говорить об «идеологическом патриотизме». С одной небольшой поправкой: речь идет о легенде или о мифе, который не соответствует реальности. Необходимо вернуться к истории, дабы прояснить истоки этого мифа.

    
Монархическая идея и традиция во Франции была неразрывно связана с идеями национального величия исторической преемственности, которые со времен аббата Сугерия и Людовика IX Святого с институтом монархии. Непримиримые критики Великой Французской революции Ж. де Местр и Л. де Бональд выдвинули масштабный политический проект, смысл которого сводится к возвращению к идеальному порядку, сочетающему черты абсолютной монархии и средневековой теократии, что было невозможным даже в условиях реставрации Бурбонов. В 1797 г. де Местр под влиянием идей Э. Берка публикует собственные «Размышления о революции во Франции», главный пафос которых составило утверждение о сатанинском характере совершившегося государственного переворота. При этом все перенесенное в эти годы Францией трактовалось им как «очистительная жертва» – ибо, по мнению де Местра, борьба воинствующих атеистов с католической церковью лишь укрепляла католицизм, а низвержение абсолютизма посредством установления централизованной якобинской диктатуры – лишь создавало, по его мнению, предпосылки для его восстановления.


Жозеф де Местр

С этой точки зрения, демократия представляет собой организованное насилие большинства над «достойным меньшинством», а любые демократические процедуры дробят общество, разделяя его на не доверяющие друг другу группы и микрогруппы. Важнейшие же элементы нравственно-политического единства (власть, право, традиции, мораль) не могут быть образованы искусственно, в ходе демократической борьбы сил. Они создаются по воле Бога и должны иметь неразрывную связь с историческим прошлым. Высшим же социальным институтом, имеющим Божественную санкцию и прочные исторические корни, является, согласно де Местру, абсолютная монархия – поскольку именно она лучше и прочнее всего объединяет и сплачивает нацию. Единство народа невозможно без исторической преемственности – ибо едины не только ныне живущие граждане одного государства, но и все прошлые и будущие поколения соотечественников.

Поэтому Франция, согласно де Местру, включала в себя не только 30 миллионов населявших ее тогда «статистических» французов и географическое пространство между Пиринеями и Альпами, а миллиарды мужчин и женщин, которые жили и умерли на французской земле. Эти миллиарды французов передали своим потомкам возделанные поля, богатую культуру и централизованное государство. Последние, пользуясь всеми этими благами, составляют с ними прочный союз. Однако осязаемым этот союз делает лишь верность каждого француза идее наследственной монархии. Любые же попытки «отбросить прошлое» есть проявление бездумной и преступной неблагодарности по отношению к предкам.

При этом де Местр, будучи ортодоксом в философии, проявлял определенную гибкость в политике. Так, не отвергая однозначно Хартию 1814 г., он находит немало лестных слов в адрес английской конституции, опирающейся на вековые обычаи и традиции. Согласно де Местру, именно неписаный характер основных законов политической жизни Англии, а также представительство в парламенте узкой группы собственников и наличие в нем наследственной палаты лордов делают английский политический строй приемлемым и допустимым. При этом требование расширения этих прав, предоставления правового равенства всем гражданам и отмены всех наследственных привилегий и званий представляются де Местру немыслимыми, а последовательно либеральная политическая система – невозможной и недопустимой. Опыт молодой американской демократии мыслителя также не убеждает: «Нам приводят в пример Америку. Я не знаю ничего более досадного, чем похвалы, расточаемые по поводу этого младенца в пеленках: дайте ему возрасти».

   
Согласно доктрине де Местра, во Франции не должно быть больше привилегированного дворянства, претендующего на какие – либо особые права. Столь же бессмысленно разрушать существующие сословные барьеры: «В Европе больше нет знати». В качестве элитного слоя де Местр предлагает не историческое дворянство, а особый патрициат. Данная элита, выделяемая по меритократическому принципу (т.е. в зависимости от имеющихся заслуг), должна обладать не «особыми правами», но «особыми обязанностями» – ведь институциализация (закрепление) любых привилегий знати, по де Местру, разлагает нацию. В то же время именно знать призвана осуществлять связь монарха с народом, образуя нечто вроде «семейного совета» при государе. Поэтому новый патрициат – не замкнутое сословие и корпорация, а лишь орган монархии и продолжение верховной власти.

Как хранительнице божественных истин церкви следует наставлять государей, а также готовить переход народов и стран к новому устройству мира, при котором духовная власть, направляемая из единого центра, окончательно подчинит себе светских правителей. Монархически настроенная католическая церковь, преодолевающая ересь «галликанства» (независимой от Рима национальной французской католической церкви), готова к этой миссии. Таков глобальный теократический проект Ж. де Местра.

Великая Французская Революция, разрушив своими идеями и практиками картину величия и единства Франции под эгидой монархии, сделала главным субъектом французской истории народ, то самое «третье сословие», от имени которого учреждалась и должна была действовать Республика. Опираясь на идею нации, революционеры стремились утвердить вместо прежнего аристократического величия «величие нации», воспринявшей идею свободы.

Якобинские революционеры, вдохновившиеся идеями Руссо об объединённом народе и его общей воле, положенной ими в основу государственной власти и ее полномочий, в итоге вместо единства создали ситуацию мировоззренческого и политического раскола французского общества, включая и его элиту. Раскол между монархической традицией национального величия и идеей народности, между революционной и консервативной  частями общества стоил Франции достаточно дорого. Попытки возродить величие как фундамент для будущего единства успеха не принесли.

Так, результате государственного переворота, который совершил 18 брюмера 8 года по новому республиканскому календарю (9 ноября 1799 года) Наполеон Бонапарт, ставший Первым консулом, ситуация резко изменилась. Согласно К. Малапарте, это был первый современный государственный переворот («Техника государственных переворотов»). Наполеон Бонапарт, возродивший Империю — консолидировал общество, направив его энергию в дело государственного и имперского строительства.  Падение Империи вследствие тяжелых военных поражений от сил антинаполеоновской коалиции было великим потрясением, подтвердившим итоговую слабость монархических институций.

Францию не удовлетворил режим Реставрации, даровавший ей королевским указом  Конституцию 1818 года, подтверждавшую все основные права и свободы народа, провозглашенные Революцией и отражённые в ее основных законодательных актах. Режим, соединяющий порядок и свободу, о котором мечтали Б. Констан и другие видные мыслители послереволюционной эпохи, в итоге так и не возник.

Революция 1830 года свергла не скрывавший своей аристократической природы режим  Реставрации и привела к власти «короля-банкира» из Орлеанской династии, обещавшего народу расширение свобод. Однако и он не удовлетворил стремление масс к свободе и равенству, и сам пал жертвой революции 1848 г., когда Франция подключились к общеевропейской Весне народов.

При Луи Бонапарте, племяннике великого императора, пришедшем к власти с помощью общенародного голосования, а затем реставрировавшего монархию с помощью плебисцита, монархической принцип снова восторжествовал, на непродолжительное время успокоив страну. История повторилась в новом контексте. Государственный переворот Наполеона III, племянника Наполеона I, в 1851 году, привел к формированию бонапартистского политического режима, в течение 20 последующих лет господствовавшего во Франции.  

              Модель бонапартизма характеризовалась следующими основными чертами:

    
А) Сильная независимая исполнительная власть.

Б) Чрезвычайная политическая роль военных.

Б) Всеобщее избирательное право и сильные плебисцитарные элементы.

Всеобщее избирательное право было введено в 1830 году, и в 1840-е годы стало своеобразным кредо бонапартизма. Легитимность власти должна была исходить непосредственно от народа (полемика против избирательных прав для 3-го класса). Уже в 1848 году Луи-Наполеон, племянник императора Наполеона I, был напрямую избран президентом Франции на 4 года. В 1851 году он провел плебисцит, фактически легитимировавший государственный переворот.

Текст, закрепивший этот новый политический статус власти, начинался следующим предисловием: «Французский народ желает поддержать власть Луи-Наполеона Бонапарта, доверяет ему необходимые властные полномочия по продвижению проекта Конституции, который включил в себя базовые положения его Прокламации от 2 декабря»[3]. 7 миллионов французов, и прежде всего крестьян, голосовали за это на плебисците.

В ноябре 1852 года Наполеон обратил доверие народа в восстановление Империи, которое получило поддержку 8 миллионов голосов. С Республикой было покончено, и Империя была восстановлена во Франции.

С приходом бонапартизма установился стабильный политический режим, который – вопреки прогнозам  о его скором и неизбежном падении – просуществовал в итоге два десятилетия. Секрет его относительной стабильности заключался в соединении исполнительной власти, опирающейся на узкий круг чиновников и военных, с широкими массами (в основном сельского населения) в форме всеобщего избирательного права и народного волеизъявления. Другие политические элементы играли при этом подчиненную роль.

Фактором силы бонапартизма, недооцененным критиками, была его способность не только консолидировать, но также «замораживать» и известным образом реконструировать свою социальную базу, объединяя вокруг себя социальные группы различного происхождения (как традиционные, так и ориентированные на модернизацию). В случае Наполеона III и его режима достаточно ярко проявились и недостатки бонапартистского режима – его чрезмерная зависимость от субъективного фактора, ригидность обеспечивающих его сохранение и жизнедеятельность институтов, отсутствие механизма сдержек и противовесов, склонность к внешнеполитическим и военным авантюрам и одновременно уязвимость перед лицом их возможных последствий, отсутствие долгосрочной стратегии, а также возможности и желания последовательно решать задачи модернизации общества и экономики. В итоге, главная проблема послереволюционного развития – нахождение политической модели, обеспечивающей порядок и свободу – так и не была решена.

Характерны были колебания по вопросу о преимуществах монархии либо республики многих видных французских мыслителей послереволюционной эпохи. Основателем французского либерализма является Анри Бенжамен Констан де Ребек (1767-1830). За поддержку переворота Наполеона Бонапарта, сделавшего последнего императором, он был назначен членом Трибуната, одного из высших органов государственной власти. Однако неприятие им абсолютной власти вскоре привело его к опале и изгнанию из страны. Возвращение на родину состоялось лишь во время знаменитых «Ста дней», когда Наполеон предложил Констану участвовать в составлении нового конституционного акта. В эпоху Реставрации он был одним из лидеров либеральной оппозиции режиму Бурбонов, а в «июльские дни» 1830 г. активно способствовал приходу к власти Луи-Филиппа Орлеанского. Соответственно менялись и политические взгляды мыслителя: так, если до наполеоновского переворота он считал наиболее подходящей для Франции республиканскую форму правления, то в эмиграции постепенно склонился к конституционной монархии. 

    
Младший современник Констана Алексис де Токвиль (1805-1859), французский политический мыслитель, социолог и государственный деятель, министр иностранных дел Франции после революции 1848 г., также не прошел мимо осмысления этой фундаментальной темы. Творчество Токвиля было вызвано к жизни необходимостью критического переосмысления опыта послереволюционного развития Франции (включая промышленную революцию, изменившую жизнь городского среднего класса и сделавшую актуальным «рабочий вопрос», неожиданные последствия пережитой страной «эпохи революций» 1830-1848 гг., необходимость переосмысления проблемы свободы – во Франции она была ограничена высокими цензовыми барьерами и оторвана от масс – с учетом набиравших силу процессов демократизации в Европе и Америке).

Как и Констан, Токвиль является приверженцем конституционной монархии (ибо демократия не создает искусного правительства и тяготеет к тирании большинства) и балансирует между либерализмом и либеральным консерватизмом, больше склоняясь к последнему. Достаточно вспомнить, что Токвиль, как и Констан, являлся приверженцем конституционной монархии и Реставрации Бурбонов как режима с сильной властью, дающей надежные гарантии свободы. После свержения Бурбонов в 1830 г. он первоначально не принял результатов Июльской революции – но после внесения в Хартию изменений, расширяющих гарантии свободы, безоговорочно присягнул Орлеанам. После революции 1848 г. вошел в правительство, но устранился от общественной жизни после переворота, совершенного Луи-Наполеоном в 1851 г.

   
Одной из самых серьезных угроз для демократии и свободы является чрезмерная централизация государственной власти; при этом если централизация в смысле введения единых законов – полезное явление, то централизация властных полномочий с вмешательством в дела «нижних этажей» управления уничтожает свободу. Именно последнее произошло во Франции в результате революции 1789 – 1794 гг., упразднившей вольности местной знати, общин и городов под влиянием идей о неразделимости суверенитета народа.

Токвиль характеризует послереволюционное французское государство, опирающееся на всевластную бюрократию, следующим образом: «Это огромная социальная власть безлична; она больше не исходит от короля, но от государства… она – продукт и представитель всех, и подчиняет право каждого воле всех… Это особая форма тирании, которую называют демократическим деспотизмом. Нет больше социальной иерархии, нет четкого деления на классы и строго установленных социальных рангов; народ, составленный из абсолютно похожих индивидуумов, признается за единственно законный источник верховной власти, но лишен всякой возможности руководить и даже контролировать свое правительство»[4].

В результате описанных Токвилем трансформаций доминирование, предоставленное государству, составляет сердцевину того, что принято называть «французской моделью». Однако французское государство изменялось в ходе истории, что заставляет различать по меньшей мере три его последовательных модели: помимо монархической модели, которая развивалась во Франции с Филиппа Красивого до Людовика XIV, республиканская модель, которая достигла своего апогея во времена Третьей республики, и модель Реконструкции, кульминацией которой стала эпоха генерала де Голля[5].

Между тем, спор между приверженцами монархической и аристократической традиции продолжался достаточно долго. Восстановление Республики после потрясений 1870-1871 гг. было осуществлено большинством в один депутатский голос и не принесло Франции столь ожидаемого успокоения.

Идеи величия и единства народа в свое время попытались заимствовать и республиканцы, однако из-за едва ли не изначального разделения республиканской традиции на «правую» и «левую» составляющие им зачастую не удавалось убедить в правоте своих идей и консолидировать вокруг себя большинство народа и нации. Что, в свою очередь, регулярно погружало очередную республику в глубокий системный кризис, выход из которого неизменно был связан с глубокими институциональными трансформациями, т.е. с переучереждением Республики. Коих в истории Франции оказалось пять.

Республика, где поочерёдно у власти сменили друг друга правые и левые, оказалась в итоге слабой, потерпела ряд потрясений и поражений, самым болезненным из которых оказалась катастрофа 1940 года, когда значительная часть французской элиты просто придала свой народ, отказавшись от сопротивления врагу.

Реновацию Республики осуществил в 1950-е годы национальный герой генерал Шарль де Голль. Он соединил монархическую по своему происхождению идею величия с идеей народности в рамках отстаиваемой им концепции суверенитета, сопрягающей независимую политику государства с единством нации по базовым внутриполитическим вопросам. Учреждённая де Голлем Пятая Республика стала, по сути, выборной президентской квазимонархией.

Камуфляж монархии с помощи республиканской риторики и институтов между тем продолжался. Конституция 1958 г. содействовала решению этой проблемы. Референдум 1962 г., в свою очередь, установил выборность Президента всеобщим голосованием. В результате установилась своеобразная электоральная монархия, в рамках которой укрепились прямые связи между главой исполнительной власти и народом. Легитимность не опиралась больше на наследственность, как при старом режиме, но на избранные личности, стремившиеся воплотить в себе Францию.

«Новая республиканская аристократия», между тем, приняла форму патроната. Начиная с 1958 г., правящей класс Франции заметно обновился. Большинство деятелей Четвертой Республики ушли с политической арены (чтобы затем частично вернуться в 1981 г.). Де Голль, не доверявший нотаблям, сделал ставку на «механиков-функционеров» из государственного аппарата. Однако прежние «патроны», пребывая некоторое время в тени, затем все же взяли свое. В то же время Франция со своей «республиканской меритократией» нисколько ни лицемерила: большинство выпускников Les  Grandes ?coles являлись выходцами из среднего класса.

В экономическом плане голлизм предполагал постановку экономики на службу политике, когда модернизация была призвана обеспечить мощь государства. При де Голле Франция встала на путь реализации больших проектов, так или иначе связанных с военным сектором. Масштабность планов создавало ощущение величия; ощущение величия, в свою очередь, камуфлировало смешение республиканских институтов и квазимонархических традиций.

Озабоченность мощью и престижем проявлялась на всех уровнях. Монетаристская политика предполагала превращение франка в сильную валюту. Генерал де Голль отказался его девальвировать в 1968 году. Напротив, он потребовал от США конвертировать доллары, лежавшие в Банке Франции, в золото – как и предполагали Бреттон-Вудские соглашения. Интегрируясь в европейские структуры, Франция в то же время стремилась к защите собственных технологий и препятствовало иностранным компаниям покупать французские фирмы. Все это не могло не привести к неблагоприятным для де Голля политическим последствиям.

Революционные потрясения 1968-1969 годов заставили де Голля уйти в отставку, а созданная им модель сильной «полупрезидентской» республики постепенно утратила свой символический капитал и потенциал благодаря усилиям как левых, так и правых политиков, отдававших приоритет личным и партийным интересам перед интересами единой французской нации. При этом в своих основных чертах эта модель сохранялась в период президентства Ж. Помпиду и В. Жискар д’ Эстена (1969-1981).

Так или иначе, в период «Славного тридцатилетия» (1946-1975 гг.) Франция переживала подъем и апогей своей политической модели, соединяющей монархические и республиканские идеи и практики. Каковы же были наиболее характерные черты этой модели?

Во-первых, республиканская монархия, которая примирила двух антагонистов революционного периода – монархии и республику. Во-вторых, законодательное ограничение корпоративизма любого рода. В-третьих, демонстративный эгалитаризм, который компенсировался привилегиями элиты, принимая форму «республиканской меритократии».

Кроме  того, модель эта подразумевала управление экономикой государством по согласованию с социальными партнёрами, сосуществование масштабного государственного сектора с частным, пользующимся поддержкой государства, светский характер государства, который сочетался с некоторыми уступками в пользу основных религий, и прежде всего католицизм (поддержка Эльзас-лотарингского конкордата, публичное финансирование религиозных школ). Для французской политической модели этого периода характерны твёрдая приверженность национальной независимости, которая сочетались со своеобразной волей к открытости миру, выражавшейся, в частности, в масштабном привлечении иностранцев, и особенно беженцев, при условии их последующей ассимиляции, а также особое ощущение жизни, особое ощущение жизни, сохранившиеся благодаря налаженной социальной защите и эпикурейским традициям страны.

В свою очередь, придя к власти в 1981 году, Ф. Миттеран попытался скорректировать голлистскую модель через новую программу национализации, переход к планированию, индустриальную политику и внедрение «социальной демократии на предприятиях». Эта модель столкнулась с внешними ограничениями и дефицитом бюджета – торговый дефицит достиг 92 млрд. франков в 1983 году. В качестве выхода возникла идея: покинуть европейскую монетарную систему и девальвировать франк с целью повысить конкурентоспособность экономики – либо же остаться в рамках «концерта» крупнейших капиталистических экономик и изменить свою модель. Однако все эти решительные начинания продемонстрировали свою принципиальную нереализуемость еще до конца первого срока пребывания Миттерана в Елисейском дворце, столкнувшись с сопротивлением французского общества и политического класса. Его вторая семилетка скорее характеризовалась инерционностью, и о ревизии наследия Пятой Республики президент-социалист и его сподвижники уже не помышляли.

Вызов голлистской модели был брошен распространением либеральных идей, торжеством мондиализма, сецессией элит и децентрализацией. В результате несоответствия масштаба личностей французских президентов сложному характеру политической модели и вызовам времени Пятая республика постепенно погружалась в перманентный вялотекущий кризис, периодически сопровождаемый массовыми социальными протестами и политическими скандалами. Модель сильной «полупрезидентской» республики постепенно утратила свой символический капитал и потенциал благодаря усилиям как левых, так и правых политиков, отдававших приоритет личным и партийным интересам перед интересами единой французской нации. Деградация стала необратимой.

С размыванием и мягким демонтажем голлистского наследия происходила утрата величия. Квазимонархические практики, прикрываемые республиканской риторикой, становились все более очевидными. Монархические шарм и блеск, освещавший институты республики, померкли вместе с упадком былого французского величия. Республиканские ценности также оказались под сомнением, более не находя реального воплощения во французской политике. Обнажился отрыв власти, лишенной масштабных целей и высоких идей, от изменившегося общества и его интересов. И лишь высокая гетерогенность французского общества мешает ему бросить вызов системе, практически израсходовавшей свой символический капитал. Что, однако, не восстанавливает для последней «окно возможностей». А значит – кризис французской политики будет только углубляться.
___________________________

[1] Tandonnet М. La France, R?publique ou monarchie? // http://www.lefigaro.fr/vox/histoire/2015/08/12/31005-20150812ARTFIG00194-la-france-republique-ou-mon…

[2] Renan E.  Qu’est-ce qu’une nation? – Paris, 1997. – P. 32.

[3] Wilms J. Napoleon III. Frankreich letzer Keiser. – Muenchen: Beck, 2008.

[4] Токвиль А. Старый порядок и революция, Цит.по: http://socio.rin.ru/cgi-bin/article.pl?id=396.

[5] Gauchon P. Geopolitique de la France. — Paris, 2011. – P. 54-57.



Source: politconservatism.ru

По мнению сайта, эти статьи так же могут быть вам интересны

 

Нравится Добавить комментарий
  Поделитесь!  

travelel.ru

Монархия к республике — Туристический портал

Монархия управляла Францией до французской Революции. Это немедленно не упало после штурма Крепости 14 июля 1789, но вынесенный до создания Первой республики в сентябре 1792. Луи XVI и его жена, Мэри Антуанетт, были казнены (в 1793), наряду с тысячами других французских граждан во время Господства Террора. Партизанская война и контрреволюция, известная как Восстание в Vendée, стоят больше чем 100 000 жизней прежде, чем это было сокрушено в 1796. После ряда недолгих правительственных схем Наполеон Бонапарт захватил контроль республики в 1799, делая себя Сначала Консул, и более поздний Император того, что теперь известно как Первая Империя (1804-1814). В ходе нескольких войн его армии завоевали большую часть континентальной Европы, с членами семьи Бонапарта, назначаемой как монархи недавно установленных королевств. Приблизительно миллион французов умер во время Наполеоновских войн.

Заключительное поражение Следующего Наполеона в 1815 при Сражении Ватерлоо, французская монархия была восстановлена, но с новыми конституционными ограничениями. В 1830, гражданское восстание установило конституционную Монархию в июле, которая продлилась до 1848. Недолгая Вторая республика закончилась в 1852, когда Луи-Наполеон Бонапарт объявил Вторую Империю. Луи-Наполеон был сброшен после поражения во франко прусской войне 1870, и его режим был заменен Третьей республикой.

У Франции было колониальное имущество, в различных формах, с начала 17-ого столетия до 1960-ых. В 19-ых и 20-ых столетиях его глобальная заграничная колониальная империя была вторым по величине в мире позади Британской империи. В его пике, между 1919 и 1939, вторая французская колониальная империя расширяла более чем 12 347 000 квадратных километров (4 767 000 кв. ми) земли. Включая столичную Францию полная область земли под французским суверенитетом достигла 12 898 000 квадратных километров (4 980 000 кв. ми) в 1920-ых и 1930-ых, который составляет 8.6 % земельной площади в мире.

Франция была занятой нацией в первой мировой войне и Второй мировой войне. Человеческие и материальные потери в первой войне, которая оставила 1.4 миллиона французских солдат мертвыми, превышенными в значительной степени таковые из второго, даже при том, что только незначительная часть ее территории была занята во время первой мировой войны. interbellum фаза была отмечена множеством социальных реформ, введенных правительством Народного фронта. После немецкой кампании Блицкрига во Второй мировой войне столичная Франция была разделена на оккупационную зону на севере и Виши Франция, марионеточный режим, лояльный к Германии, на юге.

Четвертая республика была установлена после Второй мировой войны и, несмотря на захватывающий экономический рост (ле Трент Глориез), она изо всех сил пыталась поддержать свой политический статус как государство господствующей нации. Франция попыталась держаться за свою колониальную империю, но скоро столкнулась с проблемой. Нерешительная попытка 1946 восстанавливания управления французским Индокитаем привела к Первой войне Индокитая, которая закончилась во французском поражении при Сражении Дина Бина Фу в 1954. Только несколько месяцев спустя, Франция стояла перед новым, еще более резким конфликтом в Алжире.

Дебаты, удержать контроль ли над Алжиром,

rusemp.ru

история, фото и интересные факты :: SYL.ru

чФранция – сильное, высокоразвитое государство с интересной историей, высокой культурой и значительным экономическим потенциалом. Страна является одной из важнейших фигур мировой политики, и, следовательно, вызывает стойкий интерес.

Все знают, что по форме правления Франция – республика. Какая? Была Первая, Вторая... На сегодняшний день она уже Пятая. Не всем понятно, почему Франция - Пятая республика. Зачем так много-то? И куда подевались предыдущие четыре?

На деле странная нумерация имеет реальные основания. Становление современной французской государственности шло непросто – потребовалось несколько попыток. Да и юридические нюансы на этом пути попадались занимательные – во Франции бывали монархии, официально считавшиеся республиками, и республики, мечтавшие стать монархиями. Так почему Францию называют Пятой республикой? Об этом и пойдет речь далее.

Первая и великая

Для начала выясним, почему Франция - республика, и когда она ею стала. Началось все величественно: в ходе Великой французской революции страна вела войну с вражеской коалицией, и тут выяснилось, что король Людовик XVI и его семья поддерживают тайные сношения с врагом, передавая ему военную информацию!

Французы уже имели опыт радикального выражения политического недовольства. 10 августа 1792 года король был отстранен от власти, а в сентябре того же года Франция была провозглашена республикой. Она стала первой среди последующих, эталоном для сравнения и поводом для совершенствования.

"Нет у революции конца"

Этой цитатой из советской песни уместно охарактеризовать проблему датировки падения Первой республики. На выбор имеются три варианта: 1799, 1804 и 1814 годы.

В 1799 году случилось «18 брюмера» - захват власти генералом Бонапартом, после чего вместо «настоящей» республики установилась диктатура трех консулов (а точнее, первого – самого Бонапарта). В 1804 году тот же Бонапарт был провозглашен «императором французов», и страна вступила в период Первой империи, в юридическом определении которой есть свои нюансы. С третьей датой поделать ничего нельзя – это год реставрации свергнутой революцией династии Бурбонов. После этого страна официально снова стала монархией.

Император-республиканец

А вот про Первую империю сказать такое нельзя. Есть разница: «император Франции» или «император французов». Наполеон Бонапарт был образованным человеком, а в то время нельзя было учиться и не выучить историю Греции и Рима. Революция сделала римские традиции особенно популярными (из-за мощи Римской республики). Наполеон же прекрасно понимал, что при всей его немалой популярности открыто восстанавливать монархию ему будет небезопасно – большинство французов симпатизировали республиканской форме правления. И в римской истории он нашел руководство к действию.

Первый император Рима Октавиан Август никогда не короновался! Он считался не монархом, а «первым гражданином», принцепсом (отсюда – принципат), но это не мешало ему обладать истинно монархическими полномочиями. Наполеон I воспользовался полезным опытом. Называясь «императором французов», он стремился показать, что является не правителем государства, а национальным лидером. Таким образом, формально в период Первой империи Франция оставалась республикой!

Весна народов

Вторая республика во Франции обязана своим рождением 1848 году, вошедшему в историю под названием «весны народов». Революционные волнения охватили половину Европы. В феврале 1848 года пала монархия Луи-Филиппа, представителя младшей ветви Бурбонов (Орлеанской), последнего Бурбона на французском престоле. Пришла Вторая республика.

Плохое начало и плохой конец

Но дела у нее сразу не заладились. Небогатое население ожидало от республики социальных нововведений, но к власти пришли «денежные тузы», в планах которых ничего подобного не было. В результате уже в июне 1848 года в Париже произошла очередная уличная бойня – армия подавила рабочее восстание. С тех пор во Франции появились две разновидности республиканцев: просто республиканцы и социалисты, для которых важна была не форма правления сама по себе, а те меры социальных гарантий, что она должна была предоставить трудящимся.

А Вторая республика просуществовала недолго. 2 декабря 1851 года в стране случился государственный переворот; власть захватил человек с фамилией Бонапарт – Луи-Наполеон. Ровно через год он провозгласил себя императором Наполеоном III, и не слишком беспокоился о сохранении республиканских формальностей. Получилась как бы конституционная монархия.

Малый, племянник Великого

Наполеон III приходился Наполеону I родственником дважды: он был сыном Люсьена Бонапарта, брата первого императора, и Гортензии Богарнэ, его падчерицы. Но известно, зачем иногда предназначает природа детей великих… В этот раз она решила отыграться на племянниках: общим с великим дядей у этого Бонапарта было только имя.

Понятно, что власть его изначально держалась не слишком прочно. Его войны (несмотря на значительный успех Крымской кампании) были непопулярны в обществе, экономически Франция все заметнее отставала от Англии и Германии, а многочисленные революционеры, не дрогнув, шли в тюрьмы и на каторгу, но упорно не желали отказываться от республиканских идей.

Желая спасти положение, Наполеон Малый (кличка, пущенная в оборот В. Гюго) решил организовать наконец популярную войну. В результате он попался на копеечную провокацию хитрого Бисмарка и начал (сам начал!) франко-прусскую войну, чего берлинскому премьеру и надо было.

От Седана до Версаля

2 сентября 1870 года под Седаном французская армия численностью в 80 тыс. человек под командованием самого императора была наголову разгромлена пруссаками и пленена. Сдался в плен и Наполеон Малый.

Поправка на качество работы телеграфа тех времен и конспирацию парижских властей – о катастрофе столица узнала 3-го. Но 4-го она уже «стояла на ушах». Революционеры-боевики, последователи легендарного О. Бланки, Маршан и Гранже, опираясь на могучие плечи своего товарища Троэля, забрались через окно в Законодательный корпус и с его трибуны объявили о низложении императора. Этот миг можно считать моментом рождения Третьей республики (де-факто).

А де-юре она родилась только в декабре 1875 года, и весь процесс, вопреки традиции, шел не в Париже, а в Версале. При том целью законодателей было не сформировать республиканское устройство, а… выбрать подходящего монарха! Власть имущие считали это лучшим вариантом – настолько напугал их грандиозный «штурм неба» парижскими коммунарами весной 1871 года! Их не успокоила даже непостижимая в своей жестокости расправа с восставшими (30 тыс. погибших за неделю – результативность, какой позавидует и Гитлер!).

Республиканская конституция была принята только после того, как ни с одним кандидатом в монархи договориться не удалось. Слово «республика» в документе упомянули только один раз, избирательное право получилось куцым, и вообще эта конституция стала образцом консерватизма не желающих делиться богачей.

Штабной вагон

Тем не менее Третья республика прожила довольно долго. Ее отличали значительная слабость властных структур, но все же стране удалось даже войти в число победителей в Первой мировой.

Это ей и аукнулось. Третья республика умерла 22 июня 1940 года под Компьеном в старомодном штабном вагоне. В 1918 году маршал Фош принимал в нем капитуляцию Германии, завершая мировую войну. В 1940 году в этом же вагоне бывший герой Первой мировой, маршал Петэн, сдал свою страну Гитлеру.

Недореспублика

Формально французская государственность продолжала существовать. Но «республику Виши» во главе с тем же Петэном ни одно приличное государство не восприняло всерьез. Эта «республика» даже не получила в свое распоряжение историческую столицу, довольствуясь небольшим курортным городком (с некоторой натяжкой Виши можно сравнить с Кисловодском). Она полностью зависела от распоряжений из Берлина. Ее «деятелей» фашисты даже эвакуировали, когда началось освобождение Франции.

Но генерал де Голль, уведший часть армии в Англию, обещал вернуться, и в 1944-м выполнил обещание. С ним пришла и надежда на возрождение подлинной Франции. А «вишистами» и «петэнами» с тех пор в стране именуют тех, кого христиане прозывают иудами.

Четвертая попытка

В октябре 1946 года родилась Четвертая республика во Франции. Это должно было быть демократическое государство с широкими правами граждан и парламентариев. Впервые в правительство легально были включены представители коммунистов.

Но Четвертую республику подвело несовершенство системы исполнительной власти. Она не смогла справиться с проблемами, порожденными распадом системы французский колоний и связанными с этим проблемами (военные действия, кризис беженцев, причем своих, французов, боящихся расправы) и усилением ультраправых. Кроме того, ее расшатывала «министерская чехарда»: иной раз за год сменялось 3 правительства.

Генерал-основатель

На помощь снова пришел генерал де Голль. С его подачи в 1958 году конституция страны была радикально переделана с целью усиления исполнительной ветви власти. Именно эта редакция, давшая начало Пятой республике, действует и ныне. В разное время вносились лишь незначительные изменения (об отмене смертной казни или о сокращении срока полномочий президента).

Пятая республика Франция – образец президентской республики с широкими полномочиями главы государства. Именно Президент определяет здесь главные векторы государственной политики (эти полномочия позволили де Голлю в свое время вывести страну из военных структур НАТО, а Ф. Олланду разрешить однополые браки, несмотря на сильнейшее сопротивление этому решению в стране). Хотя президентом Саркози в 2008 году была инспирирована конституционная реформа, сократившая права главы государства, они все равно остались очень значительными.

Шестая на подходе?

Теперь вам известно, почему Францию называют 5 республикой. Но является ли эта цифра окончательной? В последние годы в этом возникли сомнения. Во Франции явно начался новый виток обострения общественных противоречий. Прошедшие президентские выборы продемонстрировали эту тенденцию однозначно. Никогда еще ультраправый Национальный фронт не получал такого высокого результата на выборах. А неожиданный взлет радикально левого Ж.-Л.Меланшона (несмотря на солидный возраст, в высокой политике он новичок) – вообще из разряда чудес.

Нет пределов совершенству. Республика Франция уже и сейчас – достойное подражания государство. Возможно, ей пришло время стать еще лучше.

www.syl.ru

Первая французская республика - это... Что такое Первая французская республика?

Первая французская республика, официально «Французская республика» (фр. République française), период французской истории с 1792 по 1804 год. Республика была провозглашена 21 сентября 1792 года во время французской революции, в этот день формально был смещён Людовик XVI. Официально республика просуществовала вплоть до образования Первой французской империи в 1804 году действующим первым консулом Наполеоном Бонапартом, провозгласившим себя императором.

Постановление об отмене монархии во Франции

«Постановление Национального конвента от 21 сентября 1792 года

а) Национальный конвент постановляет:

1. Не должно существовать иной конституции, кроме той, которая будет принята народом.

2. Личность и собственность находятся под охраной французского народа.

б) Национальный конвент объявляет, что неотмененные законы временно остаются в силе и лица, не отрешенные от должности, остаются при исполнении своих обязанностей. Национальный конвент объявляет, что налоги, ныне существующие, будут взиматься по-прежнему. Национальный конвент постановляет, что монархия во Франции отменяется»

Территориальное устройство первой Французской Республики

Французская Республика была унитарным государством.

Впервые унитаризм Французской Республики был провозглашён Декретом Национального Конвента «О единстве и неделимости Французской Республики от 25 сентября 1792 года»:

«Национальный конвент объявляет, что Французская Республика едина и неделима»

Конституция Французской Республики 1793 года подтверждала унитаризм:

«Французская республика едина и неделима»

Это же подтверждала и Конституция Французской Республики 1795 года:

«Французская Республика едина и нераздельна»

То же подтверждалось Конституция Французской Республики 1799 года:

«Республика едина и неделима»

Органы государственной власти первой Французской Республики

Конституция Французской Республики 1793 годa была принята Национальным Конвентом. Сувереном по этой конституции являлся народ (фр. peuple) который есть совокупность французских граждан (фр. universalité des citoyens français) непосредственно — собираясь по первичным собраниям Французской Республики (фр. assemblées primaires) по кантонам, и через избирательные собрания (фр. аssemblées électorales) по дистриктам и департаментам, законодательным органом являлся Законодательный Корпус Французской Республики (фр. corps législatif), исполнительным органом Исполнительный Совет Французской Республики (фр. conseil exécutif), административным органом — Главное управление Французской Республики. Территория Французской Республики по этой конституции делилась на департаменты, дистрикты и коммуны. Административными органами департаментов являлись — Центральные управления Французской Республики (фр. administration centrale), дистриктов — Промежуточные управления Французской Республики (фр. administration intermédiaire), коммуны — Местные управления Французской Республики (фр. administration municipale).

Вторая конституция Французской Республики была принята Национальным Конвентом в 1795 году. Сувереном по этой конституции являлась совокупность французских граждан (фр. universalité des citoyens français) непосредственно собираясь по первичным собраниям Французской Республики (фр. assemblées primaires) по кантонам, и через избирательные собрания (фр. аssemblées électorales) по департаментам, законодательным органом являлся Законодательный Корпус Французской Республики (фр. corps législatif), исполнительным органом Исполнительная Директория Французской Республики (фр. directoire exécutif). Территория Французской Республики по этой конституции делилась на департаменты, кантоны и коммуны. Административными органами департаментов являлись — Центральные управления Французской Республики (фр. administration centrale), коммун — Местные управления Французской Республики (фр. administration municipale).

См. также

Ссылки

dic.academic.ru

Франция


Полное название:
Французская Республика.
Столица: Париж.
Глава государства: президент.
Государственный язык: французский.
Территория: 551 500 кв. км.
Население: 59 300 000 человек.

“Кажется, само провидение воздвигло горы, приблизило моря, указало русла всех рек, чтобы создать из этой страны самое цветущее место на Земле”, — писал греческий географ Страбон, посетив Галлию — место, где спустя сотни лет возникло прекрасное государство Франция.

Наверняка ты знаешь о том, что Франция — страна великих писателей, политиков, изобретателей! Не раз слышал о Наполеоне и Карле Великом, Шарле де Голле и Жанне д’Арк, Антуане де Сент-Экзюпери и Александре Дюма, Коко Шанель и Брижит Бардо. С ними и другими известными французами ты встретишься в нашем путешествии по этой удивительной стране, с давних времён пленявшей сердца жителей всей планеты.

Франция — самая большая страна в Западной Европе! Кроме европейской территории, у неё есть несколько департаментов и заморских владений в Южной Америке, в Индийском и Тихом океанах.



У Франции очень хорошее географическое положение. Она находится на равном расстоянии от экватора и полюса, в умеренной климатической зоне. Для Европы Франция — важный “перекрёсток”, через который уже в глубокой древности проходили основные торговые пути.

Франция — страна морских берегов и высоких гор. Она омывается Атлантическим океаном, проливом Ла-Манш и Средиземным морем. А две горные системы — Альпы и Пиренеи — образуют её естественные границы.

Очертания Франции напоминают шестиугольник. Когда французы говорят о своей стране, они часто называют её именно так — гексагон, или поэтично — звезда.



Культура Франции повлияла на всё мировое искусство. Здесь были созданы самые настоящие шедевры: архитектуры — например, Эйфелева башня, Лувр, Триумфальная арка; литературы — “Три мушкетёра”, “Дети капитана Гранта”, “Маленький принц”; живописи — полотна художников-импрессионистов...

Франция — страна удивительных открытий и изобретений. Первыми поднялись в небо на воздушном шаре французы — братья Монгольфье. После этого воздухоплавание привлекло внимание всех людей планеты. Это увлечение назвали странным словом “баллономания”! А всё потому, что воздушный шар по-французски называется “баллон”.

Не исключение и кинематограф! В 1895 году в салоне “Гран-кафе” на бульваре Капуцинов в Париже был показан первый фильм!



Кстати, кинофестиваль в Каннах и кинопремия “Сезар” (аналог американского “Оскара”) — тоже французские изобретения. А уж комедии с Луи де Фюнесом и Жераром Депардье ты точно смотрел!
Франция — высокоразвитая страна. Здесь добывают железную руду и бокситы, уголь и калийные соли. На машиностроительных заводах создаются автомобили, которые ты постоянно видишь на улицах своего города.

Сыр, майонез, фрикадельки, котлеты, омлеты… Длинные, хрустящие, потрясающе вкусные багеты — от них так приятно откусывать верхушку, пока несёшь из булочной домой… Всей этой вкуснятиной мы обязаны французам. Ведь для них кулинария — искусство. Одних только сыров во Франции почти 400 сортов!

А во французской области Шампань был изобретён напиток, который стал неотъемлемым элементом празднования Нового года, — шампанское! За праздничный салат “Оливье” и шоколад снова скажем спасибо Франции!

О, Париж!.


У этого города долгая и богатая событиями история. Более двух тысяч лет назад он был основан галлами на острове Сите, расположенном посреди реки Сены. Сейчас берега этой реки соединяют 32 моста.



Позже, в 12 веке, на острове Сите был возведён знаменитый Собор Парижской Богоматери (Нотр-Дам де Пари), воспетый многими писателями.

Постепенно Париж разрастался и вышел далеко за пределы острова.

Париж был ареной многих исторических событий. Во время Великой французской революции 14 июля 1789 года горожане приступом взяли Бастилию — крепость-тюрьму и освободили заключённых, брошенных туда по приказу короля Людовика XVI. С тех пор 14 июля — день взятия Бастилии — отмечается как национальный праздник Франции.



Во время празднования столетия взятия Бастилии в Париже состоялась первая всемирная выставка. Специально для неё французским инженером Гюставом Эйфелем была сооружена знаменитая Эйфелева башня. Она должна была служить своеобразным входом, а после выставки её планировали разобрать, но так и не решились. В то время эта башня была самым высоким сооружением в мире (её стальная конструкция имеет высоту 300 метров и весит 6900 тонн). В наши дни Эйфелева башня — самый известный символ Парижа. Если подняться на башню на лифте, можно полюбоваться прекрасным видом города с высоты птичьего полёта.



Париж — город искусства. Здесь находится множество музеев, хранящих лучшие произведения мирового искусства. Самый знаменитый из них — Лувр. Он расположен в бывшем королевском дворце. В Лувре можно увидеть знаменитую “Джоконду” великого Леонардо да Винчи, а также древние скульптуры: Нику Самофракийскую и Венеру Милосскую. А если захочется взглянуть на творчество современных французских художников — добро пожаловать на холм Монмартр. Многочисленные художники, графики и карикатуристы за небольшую плату всего за несколько минут нарисуют твой портрет или шарж.



Монмартр — не только художественный центр Парижа, но и самая высокая его точка. На вершине холма находится знаменитая базилика Сакре-Кёр, подняться к которой можно по лестницам или с помощью фуникулёра.

Триумфальная арка была задумана Наполеоном ещё в 1806 году. Она должна была символизировать силу императорской власти и армии. Строительство арки длилось 30 лет и закончилось уже после смерти Наполеона. В 1920 году под Триумфальной аркой был зажжён Вечный огонь в память о неизвестном солдате, погибшем в годы Первой мировой войны. Величественная арка украшает одну из прекраснейших улиц Парижа — Елисейские поля.


По ночам на улицах Парижа загораются миллионы огней. Это настоящий город иллюминаций. Как верно заметил писатель Эрнест Хемингуэй: “Париж — это праздник, который всегда с тобой!”

По материалам журнала "Рюкзачок. МИР ПУТЕШЕСТВИЙ"

mir.pravo.by

Абсолютная монархия во Франции - это... Что такое Абсолютная монархия во Франции?

Францу́зский абсолюти́зм — абсолютная монархия, утвердившаяся во Франции в два последних столетия существования Старого порядка. Абсолютизм пришёл на смену периоду сословной монархии и был уничтожен Великой Французской революцией.

Общее описание ситуации

Попытка генеральных штатов в эпоху религиозных войн ограничить королевскую власть не удалась. Этому помешали стремление знати вернуться к феодальному раздроблению и желание городов восстановить свою былую независимость, тогда как генеральные штаты всё же могли быть только центральной властью.

С другой стороны, высшие сословия и горожане враждовали между собой. Народ тяготился своеволием дворян и междоусобиями и готов был поддерживать власть, которая спасала его от анархии. Генрих IV совсем не созывал генеральных штатов; после него они были собраны всего лишь один раз. Задачей своего правительства он поставил улучшение экономического благосостояния страны и государственных финансов. Ему помогал министр Сюлли, суровый и честный гугенот. Они заботились о поднятии земледелия и промышленности, об облегчении податной тяжести, о внесении большего порядка в финансовое управление, но не успели сделать что-либо существенное.

Во время малолетства Людовика XIII, в 1614 году, созваны были, для прекращения беспорядков в управлении, генеральные штаты. Третье сословие выступило с целой программой преобразований: оно хотело, чтобы государственные чины созывались в определённые сроки, чтобы привилегии духовенства и дворянства были отменены и налоги падали на всех более равномерно, чтобы правительство перестало покупать покорность вельмож денежными раздачами, чтобы были прекращены произвольные аресты и т. п. Высшее духовенство и дворянство были крайне недовольны такими заявлениями и протестовали против слов оратора третьего сословия, сравнившего три сословия с тремя сыновьями одного отца. Привилегированные же говорили, что не хотят признавать своими братьями людей, которые могут быть названы скорее их слугами. Не сделав ничего, штаты были распущены и после этого не созывались в течение 175 лет.

Ришельё

На этом же собрании выдвинулся, в качестве депутата от духовного сословия, епископ люсонский (впоследствии кардинал) Ришельё. Через несколько лет он стал главным советником и всесильным министром Людовика XIII, и в течение почти двадцати лет управлял Францией, с неограниченной властью.

Ришельё окончательно утвердил систему абсолютизма во французской монархии. Целью всех его помышлений и стремлений были сила и могущество государства; этой цели он готов был приносить в жертву все остальное. Он не допускал вмешательства Римской курии во внутренние дела Франции и ради интересов французской монархии принял участие в тридцатилетней войне (максимально долго оттягивая вступление Франции в неё, до тех пор, пока не были преодолены внутренние проблемы государства), в которой стоял на стороне протестантов.

Внутренняя политика Ришельё

Внутренняя политика Ришельё также не имела вероисповедного характера. Его борьба с протестантами окончилась «Миром милости», сохранившим свободу вероисповедания для гугенотов, но лишившим их всех крепостей и гарнизонов, и фактически уничтожив гугенотское «государство в государстве». По происхождению Ришельё был дворянином, но его заветной мечтой было заставить дворян служить государству за те привилегии и земли, которыми они владели. Дворянство Ришельё считал основной опорой государства, что указано в его «Политическом завещании», но требовал от него обязательной военной службы государству, иначе же предлагал лишать их дворянских привилегий.

Чтобы следить за действиями вельмож-губернаторов, привыкших смотреть на себя, как на своего рода наследников феодальных герцогов и графов, Ришельё посылал в провинции особых королевских комиссаров. На эти должности Ришельё выбирал людей из мелкого дворянства или горожан. А из должности комиссара медленно, но верно возникла постоянная должность интендантов.

Укреплённые замки дворянства в провинциях были срыты, а дуэли, сильно распространившиеся среди дворян, запрещены под страхом смертной казни. Такие меры располагали народ в пользу кардинала Ришельё, но дворяне его ненавидели, вели против него придворные интриги, составляли заговоры, даже оказывали сопротивление с оружием в руках. Несколько герцогов и графов сложили голову на плахе. Ришельё, однако, не отнимал у дворянства той власти, которую оно имело над народом: привилегии дворянства по отношению к третьему сословию и его права над крестьянами остались неприкосновенными.

Религиозная политика Ришельё

Не мог помириться Ришельё и с гугенотской организацией, представлявшей собой государство в государстве. Французские протестанты на своих окружных собраниях и на национальном синоде реформатской церкви нередко принимали чисто политические решения, вступали даже в переговоры с иностранными правительствами, имели свою казну, распоряжались многими крепостями и не всегда оказывались покорными правительству.

Ришельё в самом начале своего правления решился всё это отменить. Последовала война с гугенотами, в которой они получили помощь со стороны английского короля Карла I. После неимоверных усилий Ришельё взял их главную крепость, Ла-Рошель, а затем победил их и на других пунктах. Он оставил за ними все их религиозные права, отняв только крепости и право политических собраний (1629 год).

Строя государство нового времени на развалинах старого средневекового здания сословной монархии, Ришельё заботился больше всего о сосредоточении всего управления в столице. Он учредил вполне зависимый от правительства государственный совет для решения всех важнейших дел. В некоторых провинциях он уничтожил местные штаты, состоявшие из представителей духовенства, дворянства и горожан, и везде, при помощи интендантов, вводил строгое подчинение провинций центру. Старые законы и обычаи его нисколько не стесняли; вообще, он пользовался своей властью с величайшим произволом. Суды утратили при нём независимость; он часто извлекал разные дела из их ведения, для рассмотрения в чрезвычайных комиссиях или даже личного своего решения.

Ришельё хотел подчинить государству даже литературу и создал Французскую академию, которая должна была направлять поэзию и критику по желательной для правительства дороге.

Фронда

Людовик XIII лишь несколькими месяцами пережил своего министра, и престол перешёл к его сыну, Людовику XIV (1643—1715 годы), во время малолетства которого управляли мать его, Анна Австрийская, и кардинал Мазарини, продолжатель политики Ришельё. Это время было ознаменовано смутами, совпавшими с первой английской революцией, но не имевшими её серьёзного характера; они даже получили название фронды от имени одной детской игры.

В этом движении участвовали парижский парламент, высшая знать и народ, но между ними не только не было единодушия — они враждовали друг с другом и переходили с одной стороны на другую. Парижский парламент, бывший в сущности лишь высшим судом и состоявший из наследственных чинов (вследствие продажности должностей), выставил несколько общих требований касательно независимости суда и личной неприкосновенности подданных и желал присвоить себе право утверждения новых налогов, то есть получить права государственных чинов. Кардинал Мазарини приказал арестовать наиболее видных членов парламента; население Парижа построило баррикады и начало восстание. В эту междоусобную войну вмешались принцы крови и представители высшей знати, желавшие удалить Мазарини и захватить власть или, по крайней мере, вынудить у правительства денежные раздачи. Глава фронды, принц Конде, разбитый королевским войском под начальством Тюренна, бежал в Испанию и продолжал вести войну в союзе с последней.

Людовик XIV

Дело кончилось победой кардинала Мазарини, но молодой король вынес из этой борьбы крайне печальные воспоминания. После смерти кардинала Мазарини (1661 год) Людовик XIV лично стал править государством. Смуты фронды и английская революция внушили ему ненависть ко всякому проявлению общественной самодеятельности, и он всю жизнь стремился к всё большему и большему укреплению королевской власти. Ему приписывают слова: «Государство — это я», и на деле он действовал вполне сообразно с этим изречением.

Духовенство во Франции ещё со времени конкордата 1516 года было в полной зависимости от короля, а дворянство было усмирено усилиями кардиналов Ришельё и Мазарини. При Людовике XIV феодальная аристократия вполне превратилась в придворную знать. Король оставил за дворянством все его тягостные для народа права и привилегии, но совершенно подчинил его своей власти, привлекши его к придворной жизни хорошо оплачиваемыми должностями, денежными подарками и пенсиями, внешним почётом, роскошью обстановки, весельем светского времяпрепровождения.

Не любя Париж, с которым были связаны тяжёлые воспоминания детства, Людовик XIV создал себе недалеко от него особую резиденцию, чисто придворный город — Версаль, построил в нём громаднейший дворец, завёл сады и парки, искусственные водоёмы и фонтаны. В Версале шла шумная и весёлая жизнь, тон которой задавали королевские фаворитки Луизе де Лавальер и Монтеспан. Только в старости короля, когда на него больше всего оказывала влияние госпожа Ментенон, Версаль стал превращаться в подобие монастыря. Версальскому двору стали подражать в других столицах; французский язык, французские моды, французские манеры распространились в высшем обществе всей Европы.

В царствование Людовика XIV стала господствовать в Европе и французская литература, также принявшая чисто придворный характер. И раньше во Франции существовали среди аристократии покровители писателей и художников, но с середины XVII века главным, и даже почти единственным, меценатом стал сам король. В первые годы своего правления Людовик XIV назначил государственные пенсии очень многим французским и даже некоторым иностранным писателям и основал новые академии («надписей и медалей», живописи, скульптуры, наук), но требовал при этом, чтобы писатели и художники прославляли его царствование и не отступали от принятых мнений.

Министры Людовика XIV

Царствование Людовика XIV было богато на замечательных государственных людей и полководцев. В первой его половине особенно важное значение имела деятельность Кольбера, генерального контролёра, то есть министра финансов. Кольбер поставил своей задачей поднять народное благосостояние, но, в противность Сюлли, полагавшему, что Франция должна быть прежде всего страной земледелия и скотоводства, Кольбер был сторонником обрабатывающей промышленности и торговли. Никто до Кольбера не приводил меркантилизма в такую строгую, последовательную систему, какая господствовала при нём во Франции. Обрабатывающая промышленность пользовалась всякого рода поощрениями. Вследствие высоких пошлин, товары из-за границы почти перестали проникать во Францию. Кольбер основывал казённые фабрики, выписывал из-за границы разного рода мастеров, выдавал предпринимателям казённые субсидии или ссуды, строил дороги и каналы, поощрял торговые компании и частную предприимчивость в колониях, трудился над созданием коммерческого и военного флота. В управление финансами он старался ввести больше порядка и первый начал составлять на каждый год правильный бюджет. Им предпринято было кое-что и для облегчения народа от податных тягостей, но главное внимание он обратил на развитие косвенных налогов, для увеличения средств казны.

Людовик XIV, однако, не особенно любил Кольбера, за его экономию. Гораздо большим его сочувствием пользовался военный министр Лувуа, тративший средства, которые собирал Кольбер. Лувуа увеличил французскую армию почти до полумиллиона, она была лучшей в Европе по вооружению, обмундированию и обучению. Он же завёл казармы и провиантские магазины и положил начало специально-военному образованию.

Во главе армии стояло несколько первоклассных полководцев (Конде, Тюренн и другие). Маршал Вобан, замечательный инженер, построил на границах Франции ряд прекрасных крепостей. В области дипломатии особенно отличался Лионн.

Внутренняя политика Людовика XIV

Внешний блеск царствования Людовика XIV страшно истощил силы населения, которое временами очень бедствовало, особенно во вторую половину царствования, когда Людовика XIV окружали в основном бездарности или посредственности. Король хотел, чтобы все министры были простыми его приказчиками, и отдавал предпочтение льстецам перед сколько-нибудь независимыми советниками. Кольбер впал у него в немилость, как и Вобан, осмелившийся заговорить о бедственном положении народа. Сосредоточивая управление всеми делами в своих руках или в руках министров, Людовик XIV окончательно утвердил во Франции систему бюрократической централизации. Идя по стопам Ришельё и Мазарини, он уничтожил в некоторых областях провинциальные штаты и отменил остатки самоуправления в городах; все местные дела решались теперь в столице или же королевскими чиновниками, действовавшими по инструкциям и под контролем правительства. Провинции управлялись интендантами, которых в XVIII веке часто сравнивали с персидскими сатрапами или турецкими пашами. Интендант занимался всем и вмешивался во все: в его ведении находились полиция и суд, набор войска и взимание налогов, земледелие и промышленность с торговлей, учебные заведения и религиозные дела гугенотов и евреев. В управлении страной все подводилось под одну мерку, но лишь настолько, насколько это нужно было для усиления центрального правительства; во всем остальном в провинциальном быту царствовало унаследованное от эпохи феодального раздробления чисто хаотическое разнообразие устарелых законов и привилегий, нередко стеснявших развитие народной жизни.

Обращено было внимание и на благоустройство. Полиция получила обширные права. Её ведению подлежали книжная цензура, наблюдение за протестантами и т. п.; во многих случаях она заступала место правильного суда. В это время появились во Франции так называемые lettres de cachet — бланковые приказы о заключении в тюрьму, за королевской подписью и с пробелом для вписания того или другого имени.

Стесняя права церкви по отношению к королевской власти и расширяя их по отношению к нации, Людовик XIV поссорился с папой (Иннокентием XI) из-за назначения на епископские должности и собрал в Париже национальный собор (1682), на котором Боссюэт провёл четыре положения о вольностях галликанской церкви (папа не имеет власти в светских делах; вселенский собор выше папы; у французской церкви есть свои законы; папские постановления в делах веры получают силу лишь с одобрения церкви). Галликанство ставило французское духовенство в довольно независимое положение по отношению к папе, но зато усиливало власть над духовенством самого короля.

Вообще, Людовик XIV был правоверным католиком, дружил с иезуитами и хотел, чтобы все его подданные были католиками, отступая в этом отношении от веротерпимости Ришельё. Среди самих католиков было много недовольных безнравственными учениями иезуитизма; образовалась даже враждебная им партия янсенистов, до некоторой степени усвоившая взгляд протестантов на значение благодати Божией. Людовик XIV поднял на это направление настоящее гонение, действуя на этот раз в полном единомыслии с папством. Особенно проявил он свою религиозную исключительность в отношении к протестантам. С самого начала царствования он их стеснял разными способами, чем заставил почти всю гугенотскую аристократию вернуться в лоно католической церкви. В 1685 году он совсем отменил Нантский эдикт. Для насильственного обращения гугенотов были пущены в ход военные постои в их жилищах (драгонады), а когда гонимые за веру стали эмигрировать, их ловили и вешали.

В Севеннах произошло восстание, но его скоро подавили жесточайшим образом. Многим гугенотам удалось спастись бегством в Голландию, Швейцарию и Германию, куда они принесли с собой свои капиталы и своё искусство в ремёслах и промышленности, так что отмена нантского эдикта и в материальном отношении была невыгодна для Франции. Гугенотские эмигранты, нашедшие приют в Голландии, стали писать и издавать сочинения, в которых нападали на всю систему Людовика XIV.

Войны Людовика XIV

Во внешней политике Франции при Людовике XIV продолжала играть роль, созданную ей Ришельё и Мазарини. Ослабление обеих габсбургских держав — Австрии и Испании — после тридцатилетней войны открывало для Людовика возможность расширить границы своего государства, страдавшего, после только что сделанных приобретений, чересполосицей.

Пиренейский мир был скреплён браком молодого французского короля с дочерью короля испанского Филиппа IV, что впоследствии дало Людовику XIV повод предъявить притязания на испанские владения, как на наследство своей жены. Его дипломатия ревностно работала над тем, чтобы во всех отношениях утвердить первенство Франции. Людовик XIV совсем не церемонился с мелкими государствами, когда имел основание быть ими недовольным. В пятидесятых годах XVII века, когда Англией правил Кромвель, Франции ещё приходилось считаться с её выдающимся международным положением, но в 1660 году произошла реставрация Стюартов, а в них Людовик XIV нашёл людей, которые готовы были за денежные субсидии вполне следовать его планам.

Притязания Людовика XIV, грозившие политическому равновесию и независимости других народов, встречали постоянный отпор со стороны коалиций между государствами, не бывшими в состоянии поодиночке бороться с Францией. Главную роль во всех этих коалициях играла Голландия. Кольбер обнародовал тариф, облагавший ввоз голландских товаров во Францию весьма высокими пошлинами. На эту меру республика ответила исключением французских товаров со своих рынков. С другой стороны, около того же времени Людовик XIV задумал овладеть испанскими Нидерландами (Бельгией), а это грозило политическим интересам Голландии: ей выгоднее было жить в соседстве с провинцией далёкой и слабой Испании, чем в непосредственном соприкосновении с могущественной честолюбивой Францией.

Вскоре после первой войны, которую Голландии пришлось вести против Людовика XIV, штатгальтером республики стал энергичный Вильгельм III Оранский, которому преимущественно и были обязаны своим возникновением коалиции против Людовика XIV. Первая война Людовика XIV, известная под названием деволюционной, была вызвана его намерением завладеть Бельгией. Этому воспротивилась Голландия, заключившая против Франции тройственный союз с Англией и Швецией. Война была непродолжительна (1667—1668 годы) и окончилась ахенским миром; Людовик XIV вынужден был ограничиться присоединением нескольких пограничных крепостей со стороны Бельгии (Лилль и др.).

В следующие годы французской дипломатии удалось отвлечь Швецию от тройственного союза и совершенно перетянуть на свою сторону английского короля Карла II. Тогда Людовик XIV начал вторую свою войну (1672—1679 годы), совершив вторжение в Голландию с большой армией и имея под своим начальством Тюренна и Конде. Французское войско искусно обогнуло голландские крепости и чуть не взяло Амстердам. Голландцы прорвали плотины и затопили низменные части страны; их корабли нанесли поражение соединённому англо-французскому флоту.

На помощь к Голландии поспешил курфюрст бранденбургский Фридрих-Вильгельм, опасаясь за свои прирейнские владения и за судьбу протестантизма в Германии. Фридрих-Вильгельм склонил к войне с Францией и императора Леопольда I; позже к противникам Людовика XIV присоединились Испания и вся империя.

Главным театром войны сделались области по среднему течению Рейна, где французы варварски опустошили Пфальц. В скором времени Англия оставила своего союзника: парламент принудил короля и министерство прекратить войну. Людовик XIV побудил шведов напасть из Померании на Бранденбург, но они были разбиты при Фербеллине. Война окончилась нимвегенским миром (1679 год). Голландии были возвращены все сделанные французами завоевания; Людовик XIV получил вознаграждение от Испании, отдавшей ему Франш-Конте и несколько пограничных городов в Бельгии.

Король был теперь на верху могущества и славы. Пользуясь полным разложением Германии, он самовластно стал присоединять к французской территории пограничные местности, которые на разных основаниях признавал своими. Были даже учреждены особые присоединительные палаты (chambres des réunions) для исследования вопроса о правах Франции на те или другие местности, принадлежавшие Германии или Испании (Люксембург). Между прочим, среди глубокого мира Людовик ΧΙ V произвольно занял имперский город Страсбург и присоединил его к своим владениям (1681 год).

Безнаказанности таких захватов как нельзя более благоприятствовало тогдашнее положение империи. Бессилие Испании и Германии перед Людовиком XIV выразилось далее в формальном договоре, заключённом ими с Францией в Регенсбурге (1684): он устанавливал перемирие на двадцать лет и признавал за Францией все сделанные ею захваты, лишь бы не производилось новых.

В 1686 году Вильгельму Оранскому удалось заключить против Людовика XIV тайный оборонительный союз («аугсбургская лига»), охвативший почти всю Западную Европу. В этой коалиции приняли участие император, Испания, Швеция, Голландия, Савойя, некоторые немецкие курфюрсты и итальянские государи. Даже папа Иннокентий XI благоприятствовал видам союза. Не доставало в нём одной Англии, но вторая английская революция (1689), окончившаяся возведением на престол Вильгельма Оранского, отторгла и это государство от союза с Францией. Между тем, Людовик XIV под разными предлогами сделал новое нападение на прирейнские земли и овладел почти всей страной от Базеля до Голландии. Это было началом третьей войны, продолжавшейся десять лет (1688—1697) и страшно истощившей обе стороны. Окончилась она в 1697 оду. рисвикским миром, по которому Франция удержала за собой Страсбург и некоторые другие «присоединения».

Четвёртая, и последняя, война Людовика XIV (1700—14) носит название войны за испанское наследство. Со смертью короля испанского Карла II должна была пресечься испанская линия Габсбургов. Отсюда возникли планы дележа испанских владений между разными претендентами, о чём Людовик XIV вёл переговоры с Англией и Голландией. В конце концов он предпочёл, однако, овладеть всей испанской монархией и с этой целью добился от Карла II завещания, провозглашавшего наследником испанского престола одного из внуков Людовика XIV, Филиппа Анжуйского, под условием, чтобы никогда французская и испанская короны не соединялись в одном и том же лице.

На испанский престол явился и другой претендент, в лице эрцгерцога Карла, второго сына императора Леопольда I. Едва умер Карл II (1700 год), Людовик XIV двинул свои войска в Испанию, для поддержания прав своего внука, Филиппа V, но встретил отпор со стороны новой европейской коалиции, состоявшей из Англии, Голландии, Австрии, Бранденбурга и большинства германских князей. На стороне Людовика XIV находились сначала Савойя и Португалия, но вскоре и они перешли в лагерь его врагов; в Германии его союзниками были лишь курфюрст баварский, которому Людовик XIV обещал испанские Нидерланды и Пфальц, да архиепископ кёльнский.

Война за испанское наследство велась с переменным успехом; главным её театром были Нидерланды, с прилегающими частями Франции и Германии. В Италии и Испании перевес брала то одна, то другая сторона; в Германии и Нидерландах французы терпели одно поражение за другим, и к концу войны положение Людовика XIV сделалось крайне стеснительным. Страна была разорена, народ голодал, казна была пуста; однажды отряд неприятельской конницы появился даже в виду Версаля. Престарелый король стал просить мира. В 1713 году Франция и Англия заключили между собой мир в Утрехте; Голландия, Пруссия, Савойя и Португалия скоро примкнули к этому договору. Карл VI и большая часть имперских князей, принимавших участие в войне, продолжали вести её ещё около года, но французы перешли в наступление и заставили императора в раштаттском договоре признать условия Утрехтского мира (1714). В следующем году Людовик XIV умер.

Людовик XV

Три четверти XVIII века, протёкшие от смерти Людовика XIV до начала революции (1715—1789), были заняты двумя царствованиями: Людовика XV (1715—1774) и Людовика XVI (1774—1792). Это было временем развития французской просветительной литературы, но вместе с тем и эпохой потери Францией прежнего значения в делах международной политики и полного внутреннего разложения и упадка. Система Людовика XIV привела страну к совершённому разорению, под бременем тяжёлых налогов, громадного государственного долга и постоянных дефицитов. Реакционный католицизм, одержавший победу над протестантизмом после отмены нантского эдикта, и абсолютизм, убивавший все самостоятельные учреждения, но подчинившийся влиянию придворной знати, продолжали господствовать во Франции и в XVIII веке, то есть в то самое время, когда эта страна была главным очагом новых идей, а за её границами государи и министры действовали в духе просвещённого абсолютизма. И Людовик XV, и Людовик XVI были люди беспечные, не знавшие иной жизни, кроме придворной; они ничего не сделали для улучшения общего положения дел.

До середины XVIII века все французы, желавшие преобразований и ясно понимавшие их необходимость, возлагали свои надежды на королевскую власть, как на единственную силу, которая была бы в состоянии произвести реформы; так думали и Вольтер, и физиократы. Когда, однако, общество увидело, что ожидания его были напрасны, оно стало относиться к этой власти отрицательно; распространились идеи политической свободы, выразителями которых были Монтескьё и Руссо. Это сделало задачу французского правительства ещё более трудной.

В начале царствования Людовика XV, который приходился Людовику XIV правнуком, за малолетством короля управлял герцог Орлеанский Филипп. Эпоха регентства (1715—1723) ознаменована легкомыслием и развращённостью представителей власти и высшего общества. В это время Франция пережила сильное экономическое потрясение, ещё более расстроившее дела, которые и без того были в печальном положении (см. Ло, Джон и крах Banque générale).

Когда Людовик XV пришёл в совершённый возраст, он сам мало интересовался и занимался делами. Он любил одни светские развлечения и с особенным вниманием относился только к придворным интригам, поручая дела министрам и руководствуюсь при их назначении и смещении капризами своих фавориток. Из последних своим влиянием на короля и своими безумными тратами особенно выдавалась маркиза Помпадур, вмешивавшаяся в высшую политику.

Внешняя политика Франции в это царствование не отличалась последовательностью и обнаруживала упадок французской дипломатии и военного искусства. Старая союзница Франции, Польша, была оставлена на произвол судьбы; в войне за польское наследство (1733—1738 годы) Людовик XV не оказал достаточной поддержки своему тестю Станиславу Лещинскому, а в 1772 году не воспротивился первому разделу Речи Посполитой.

В войне за австрийское наследство Франция действовала против Марии Терезии, но потом Людовик XV стал на её сторону и защищал её интересы в Семилетней войне.

Эти европейские войны сопровождались соперничеством Францией и Англии в колониях; англичане вытеснили французов из Ост-Индии и Северной Америки. В Европе Франция расширила свою территорию присоединением Лотарингии и Корсики.

Внутренняя политика Людовика XV ознаменована уничтожением во Франции ордена иезуитов, во время министерства Шуазеля. Конец царствования был наполнен борьбой с парламентами. Людовик XIV держал парламенты в полной покорности, но, начиная с регентства герцога Орлеанского, они стали опять действовать независимо и даже вступать в споры с правительством и критиковать его действия. В сущности эти учреждения были ярыми защитниками старины и врагами новых идей, доказав это сожжением многих литературных произведений XVIII века; но независимость и смелость парламентов по отношению к правительству делали их весьма популярными в нации. Только в начале семидесятых годов правительство в борьбе с парламентами пошло на самую крайнюю меру, но выбрало очень неудачный повод.

Один из провинциальных парламентов возбудил дело по обвинению в разных беззакониях местного губернатора (герцога д'Эгийона), бывшего пэром Франции и потому подсудного лишь парижскому парламенту. Обвиняемый пользовался расположением двора; король велел прекратить дело, но столичный парламент, сторону которого приняли и все провинциальные, объявил такое распоряжение противным законам, признав вместе с тем невозможным отправлять правосудие, если суды будут лишены свободы. Канцлер Мопу сослал непокорных судей и заменил парламенты новыми судами, получившими кличку «парламентов Мопу». Общественное раздражение было так сильно, что когда Людовик XV умер, его внук и преемник Людовик XVI поспешил восстановить старые парламенты.

Людовик XVI

По природе человек благожелательный, новый король не прочь был посвятить свои силы служению родине, но совсем был лишён силы воли и привычки к труду. Вскоре по вступлении на престол он сделал министром финансов (генеральным контролёром) очень известного физиократа, одного из видных деятелей просветительной литературы и замечательного администратора Тюрго, который принёс с собой на министерский пост широкие реформаторские планы в духе просвещённого абсолютизма. Он не хотел ни малейшего умаления королевской власти и с этой точки зрения не одобрял восстановления парламентов, тем более, что с их стороны ожидал только помехи своему делу. В отличие от других деятелей эпохи просвещённого абсолютизма, Тюрго был противником централизации и создал целый план сельского, городского и провинциального самоуправления, основанного на бессословном и выборном начале. Этим Тюрго хотел улучшить управление местными делами, заинтересовав в них общество, и вместе с тем содействовать развитию общественного духа.

Как представитель философии XVIII века, Тюрго был противником сословных привилегий; он хотел привлечь дворянство и духовенство к платежу налогов и даже отменить все феодальные права. Он задумал также уничтожить цехи и разные стеснения торговли (монополии, внутренние таможни). Наконец, он мечтал о возвращении равноправности протестантам и о развитии народного образования. Министр-реформатор вооружил против себя всех защитников старины, начиная с королевы Марии-Антуанетты и двора, которые были недовольны введённой им экономией. Против него были и духовенство, и дворянство, и откупщики налогов, и хлебные барышники, и парламенты; последние стали противиться его реформам и этим вызвали его на борьбу. Против ненавистного министра разными нелепыми слухами раздражали народ и этим возбуждали беспорядки, которые пришлось усмирять вооружённой силой. После двух неполных лет управления делами (1774—1776) Тюрго получил отставку, а то немногое, что он успел сделать, было отменено.

После этого правительство Людовика XVI подчинилось направлению, господствовавшему в среде привилегированных классов, хотя необходимость реформ и сила общественного мнения давали себя постоянно чувствовать, и некоторые преемники Тюрго делали новые попытки преобразований; им не доставало только широкого ума этого министра и его искренности, в их преобразовательных планах не было ни оригинальности, ни цельности, ни смелой последовательности Тюрго.

Самым выдающимся из новых министров был Неккер, искусный финансист, дороживший популярностью, но лишённый широких взглядов и твёрдости характера. За четыре года своего первого министерства (1777—1781) он осуществил кое-какие намерения Тюрго, но сильно урезанные и искажённые, например ввёл в двух областях провинциальное самоуправление, но без городского и сельского, притом с сословным характером и с меньшими правами, чем предполагал Тюрго (см. Провинциальные собрания). Неккер был удалён за то, что опубликовал государственный бюджет, не скрыв громадных расходов двора. В это время Франция ещё более ухудшила свои финансы вмешательством в войну североамериканских колоний за свободу от Англии.

С другой стороны, участие Франции в основании новой республики, только усилило стремление французов к политической свободе. При преемниках Неккера правительство снова возвращалось к мысли о финансовых и административных реформах и, желая иметь поддержку нации, дважды созывало собрание нотаблей, то есть представителей всех трёх сословий по королевскому выбору. Даже таким образом составленные собрания резко критиковали неумелое ведение дел министрами. Снова поднялись и парламенты, не желавшие никаких реформ, но протестовавшие против произвола правительства, располагая в свою пользу, с одной стороны, привилегированных, а с другой — и остальную нацию. Правительство вступило с ними в борьбу и снова решило заменить их новыми судами, но потом опять их восстановило. В это время (1787) в обществе заговорили о необходимости созыва генеральных штатов; вторично призванный к власти Неккер не хотел принять на себя заведование финансами иначе как под условием созыва сословного представительства. Людовик XVI вынужден был согласиться.

Собрание в 1789 году государственных чинов было началом великой французской революции, продолжавшейся десять лет и совершенно преобразовавшей социальный и политический строй Франции. 17 июня 1789 года старое сословное представительство Франции стало представительством общенародным: генеральные штаты превратились в национальное собрание, которое 9 июля объявило себя учредительным, 4 августа отменило все сословные и провинциальные привилегии и феодальные права, а затем выработало монархическую конституцию 1791 года. Франция, однако, недолго оставалась конституционной монархией; 21 сентября 1792 года была провозглашена республика. Это была эпоха внутренних смут и внешних войн, создавших диктатуру революционного правительства. Только в 1795 году страна перешла к правильному государственному устройству, но так называемая конституция III года удержалась недолго: она была низвергнута в 1799 году генералом Наполеоном Бонапартом, эпоха которого и открывает собой во Франции историю XIX века. В эпоху революции Франция завоевала Бельгию, левый берег Рейна и Савойю и начала республиканскую пропаганду в соседних странах. Революционные войны были лишь началом войн консульства и империи, наполняющих собой первые 15 лет XIX века.

Ссылки

  • Кареев «История Западной Европы в новое время»
  • К. Каутский «Противоречия классовых интересов в 1789 г.»

dic.academic.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о