Ирак форма правления и государственное устройство: Электронная библиотека БГЭУ: Invalid Identifier

Содержание

Кризис в Ираке и грядущий порядок на Ближнем Востоке — Россия в глобальной политике

Статья написана в 2009 г. – до серии событий в Ираке, значительно изменивших ситуацию, а также до начала «арабской весны», радикально повлиявшей на положение в регионе. Однако умозаключения автора сохранили актуальность, его анализ наглядно объясняет причины сегодняшних событий, а прогнозы и опасения в основном оправдались. Опубликовано на сайте http://www.aliallawi.com/.

Что такое Ирак? Я задаю этот вопрос, потому что он – в самом сердце великого кризиса, который мы переживаем. Это не нация в традиционном смысле, поскольку у Ирака отсутствуют важные элементы государственности. Эрнест Ренан точно подметил: то, что нация предпочитает забыть, сплачивает ее не меньше, чем то, что люди помнят. Память у нации должна быть избирательной. Это очевидно, сколь настойчивыми ни были бы потуги арабских националистов превратить Ирак в уникальное арабское государство – метафорический и фактический оплот арабизма.

Ирак также не является нацией с династическими или монархическими традициями. Его нельзя сравнивать, например, с Саудовской Аравией. Ее границы были установлены в ходе завоеваний, и она является, возможно, единственной страной на Ближнем Востоке, напоминающей европейские национальные государства, корни которых уходят в королевские семьи. Почти 40 лет Ираком управляли хашимиты, но внедрить династическую идею в национальное сознание им не удалось. Иракцы не были готовы приравнять свою государственность к хашимитской династии, несмотря на геркулесовы усилия, предпринятые королем Фейсалом I. Иордания – пример намного более успешного государственного строительства хашемитов, в основном благодаря политическому гению короля Хусейна. Но и там пока рано приравнивать государство к династии.

Иракская нация не строится и на доминировании конкретного класса или общественной структуры, такой как армия. До недавнего времени иракские вооруженные силы были самым могущественным институтом в стране и играли ключевую роль в насаждении официальной идеологии. Ирак даже считался «арабской Пруссией», поскольку военные воплощали национальные добродетели. Но в отсутствие юнкеров, которые сформировали бы основу офицерского сословия, идея армии в качестве ядра нации так и не пустила корни.

География также не определяющий фактор для иракской нации. Границы современного Ирака не совпадают с границами древней Месопотамии – Страны двух рек или «аль-Рафидаин» на арабском, поскольку в ней весьма некстати высятся горы, населенные другими национальностями, простираются огромные пустыни, по которым бродят племена кочевников. Принадлежность к «рафидаинам» вряд ли может служить основой для иракской государственности, хотя патриотическая песня молодежи 1930-х гг. начиналась словами: «О, сыны Рафидаина, бейтесь за свою страну!».

Ирак с его неочевидной географией не имеет цивилизационного единства, присущего, допустим, Большой Сирии или Долине Нила. И эпитет «Плодородный полумесяц», применявшийся достаточно вольно для включения Ирака в Большую Сирию, ничего не дал с точки зрения государственного строительства.

Национальную идентичность Ирака также невозможно построить вокруг религии. Мусульмане составляют подавляющее большинство иракского населения, но идея формирования нации мусульманами Ирака по примеру мусульман Британской Индии не имеет смысла, если только речь не идет об исламистском государстве. Это совершенно иной вопрос. Лишь сравнительно недавно мусульмане-шииты Ирака были признаны большинством этого арабского государства. Подобная концепция и модель не просто противоречива – неясно, в какой степени Ирак может отождествляться с населяющим его шиитско-арабским большинством.

Эту нацию также не построить вокруг почти мистической привязки к основополагающей идее или Конституции, наподобие Конституции США, Великой хартии вольностей, демократии или Декларации прав человека. Иракские Конституции были примитивными и утилитарными. Составлялись они под конкретные цели для регулирования или придания легитимности достигнутым договоренностям. Вряд ли американцы с таким же пиететом относились бы к основополагающему документу своей страны, будь он состряпан за несколько недель горсткой политиков под бдительным присмотром французских экспедиционных сил. В этом случае не было бы места ни Джефферсону, ни Гамильтону, ни Мэдисону, ни «Запискам федералиста».

И Ирак – это не нация, построенная на обломках империи, наподобие Турции или Ирана, хотя там находился престол всемирной империи Аббасидов. Сознание славного прошлого, безусловно, присутствует, хотя оно и не всегда уместно. Ирак действительно считается колыбелью целого ряда древних цивилизаций, но нынешнее население может опираться на них в качестве источника национальной идентичности еще в меньшей степени, чем жители современной Греции – апеллировать к древним Афинам и Спарте. Иракцы не могут присвоить себе великое наследие древнего Вавилона и Ассирии по примеру сегодняшних греков, которые используют славную историю античной Греции при обосновании современной государственности. Археология – не лучшее подспорье для национально-государственного строительства в Ираке.

В мире есть всего несколько стран, обладающих таким же сложным национальным достоянием и наследством, как современный Ирак. Как правило, преобладает одна идентичность или преданность какой-то одной идее, которая становится «хребтом нации», однако в Ираке все иначе. Это нация раздроблена по той простой причине, что попытка навязать какую-то одну идентичность потерпела крах. Возникает вопрос: можно ли создать единую нацию из разрозненных частей?

Уверен, что это возможно. Но только если признать, что разрозненные части реальны и имеют подлинную связь с целым. Не так, как в странах, состоящих из разнородных частей, сосуществующих в силу географических причуд или из-за невозможности отказаться от своего геополитического статуса.

В Ираке живут представители разных наций, религий, сект, культур и племен. Но Ирак – не мультикультурное или многонациональное общество в современном плюралистическом смысле. Он не наследовал институционализированную многонациональную систему, свойственную Османской империи, или противоречивую мультикультурную среду, которую иммигранты привносят сегодня в страны Запада. Возможно, в прошлом и существовал значительный потенциал для внутринационального примирения и согласия как следствие потребности приспосабливаться или сосуществовать на протяжении долгих столетий. Но это естественное согласие было серьезно подорвано за прошедшие десятилетия – как во время баасистской диктатуры, так и в период после вторжения и оккупации.

В Ираке мы видим осколки разнородных народов и культур, оставшихся после долгих веков иностранного владычества, когда страна входила в чужие империи. И они были объединены в одном государстве не на более прочных основаниях, чем Турция после грязной сделки о ее разделе, заключенной в 1917 г. между господами Марком Сайксом из лондонского Уайтхолла и Франсуа Жоржем-Пико из Парижа. Границы были позже уточнены на Каирской конференции 1921 г., а в 1926 г. к Ираку присоединена бывшая провинция Османской империи под названием Мосул. Не то чтобы это было совсем уж надуманное и искусственное образование, как утверждали некоторые, но Ирак – не такая «естественная» нация, как, например, Египет. Ее контуры определялись государством. А Первое иракское государство, образованное в 1921 г. и бесславно закончившее свой путь в 2003-м, внесло еще большую путаницу.

Вторая попытка

Недееспособность Первого иракского государства стала притчей во языцех и зерном для мельницы историков. Не буду останавливаться на этом слишком подробно. Все три его разновидности – монархия, республика и, наконец, баасистская диктатура – оказались неспособны создать основы равноправного гражданства или представительного и ответственного правительства, не говоря уже о прочной государственности. Однако я твердо верю, что Первое иракское государство могло бы преодолеть первоначальные проблемы при более мудром и дальновидном руководстве. Но ранняя смерть Фейсала I лишила его возможности сформировать государственную конструкцию, которая не обслуживала бы исключительно интересы узких фракционных групп. Затем пронеслись политические ураганы, сотрясавшие Ближний Восток в 1940-е гг. и позже.

У Первого иракского государства было несколько возможностей освободиться от своего наследия. Одна из них – период поздней монархии в 1950-е гг., совпавший с накоплением большого суверенного богатства благодаря нефти. Завершилось все кровавым переворотом 1958 г., который положил конец монархии. Другой шанс представился, когда в середине 1960-х гг. премьер-министром стал либеральный Абд-эль-Рахман аль-Баззаз. Все кончилось тем, что после гибели в авиакатастрофе президента Арефа власть в 1965 г. захватили военные. Волны либерализации накатывали и быстро отступали. Люди тогда не слишком горевали по поводу упущенных возможностей, но теперь, когда мы оглядываемся назад, становится понятно, что именно в такие моменты Первое иракское государство могло бы свернуть с пути диктатур и войн к мирному национальному строительству и избежать последующего краха.

Вторгшись в Ирак, оккупационные силы США стали повитухой, которая помогла появиться на свет Второму иракскому государству. Однако оккупационные власти демонтировали опоры старой государственности прежде, чем стали вырисовываться контуры новой. Поскольку прежние правила объявили недействительными, а следующие еще не сформулировали, госаппарат Ирака вышел из-под контроля. Какие-то его составляющие просто развалились, какие-то перестали функционировать, а некоторые оказались безнадежно коррумпированными. Второму иракскому государству угрожают не только приверженцы прежнего режима и радикальные джихадисты, объявившие войну Америке, но и соседние страны. Все они за исключением Кувейта ощущают прямую угрозу из-за беспрецедентных перемен, происходящих в Ираке, притом каждая – по собственным соображениям. Баланс сил на Ближнем Востоке кардинально изменился.

На первом этапе периода, начавшегося после вторжения 2003 г., наметились основные черты нового государства. Если Первое иракское государство опиралось на централизованную власть, сильную армию, доминирование арабов-суннитов, авторитарную политическую культуру и утверждение арабской идентичности Ирака, Второе сменило почти все приоритеты на их противоположность. Кризис 2003–2007 гг. заключался в лихорадочном поиске отличительных черт нового Ирака и ожесточенном сопротивлении разных групп, стремившихся обратить вспять перемены и либо вернуться к прежнему статус-кво, либо предложить совершенно иную государственную структуру и цели. Политический процесс, начавшийся после передачи суверенитета иракскому переходному правительству в июне 2004 г., концентрировался на фундаментальных вопросах, хотя основные игроки не формулировали их в таких терминах.

Соединенные Штаты стремились говорить о новом Ираке с позиций демократии, свобод и прав человека, а также построения институтов современного демократического государства. Они и несколько иракских либералов считали, что создание основ демократии и правового государства позволит снять внутриполитическую напряженность и разрешить все конфликты с помощью механизма выборов, принятия Конституции и защиты прав человека.

Все эти цели были закреплены в новой Конституции, но на деле они помогли завуалировать и затмить собой более серьезную подковерную борьбу. Именно на этом уровне вспыхивали стихийные стычки на политических съездах и в ходе важнейших событий, когда предпринимались попытки выработать критерии и наметить новые ориентиры развития.

Способны ли шииты Ирака, будучи демографическим большинством, реализовать свое естественное право на создание новых государственных структур и доминировать в них? Речь идет прежде всего о ключевых ведомствах, таких как министерства безопасности и обороны. В состоянии ли курды превратить автономию в нечто более значимое – конфедерацию с Ираком либо самостоятельное курдское государство? Смирятся ли арабы-сунниты с потерей власти, пусть и от рук иностранного оккупанта? Должно ли арабское государство лишиться унитарности и стать федеративным или даже конфедеративным? Откажется ли Ирак от борьбы за общее дело всех арабов – в частности в том, что касается исхода арабо-израильского конфликта? Перестанет ли Ирак быть враждебным Ирану? Займут ли шииты командные посты в новом Ираке и будут ли они играть руководящую роль? Потребуют ли США особого признания и статуса за вклад, который они внесли в построение нового Ирака? Все эти вопросы запутались еще больше из-за недееспособности государства, невероятного уровня насилия и борьбы против повстанцев и «Аль-Каиды».

Гражданская война

До нападения на гробницы в Самарре в феврале 2006 г. необъявленная подпольная война между Соединенными Штатами и повстанцами, между «Аль-Каидой» и шиитским гражданским населением не затрагивала широкие слои общества. После этих событий ландшафт полностью изменился. Могу без колебаний заявить, что Ирак пережил  гражданскую войну с февраля 2006 по лето 2007 года.

Повстанцы, «Аль-Каида», представители партий арабов-суннитов в правительстве противостояли ополченцам из Армии Махди (шиитские полувоенные отряды. – Ред.), бригадам Бадра (организация, курирующая МВД. – Ред.), а также материально-технической и кадровой поддержке, оказываемой частями иракской армии и силами безопасности. Это не были две организованные силы, сражающиеся общепринятым способом, как происходит в большинстве других гражданских войн. Имели место стычки на местном уровне с применением всех разновидностей тактики: произвол, убийства, теракты с использованием камикадзе, политические покушения, изгнание с насиженных мест и террор, делавший невыносимой жизнь невинных людей и их семей. Официальное правительство просто наблюдало и выступало с пустыми заявлениями, но шиитские партии были в полной мере вовлечены в подготовку войны и боевые действия.

Война началась не на пустом месте. Уже в 2005 г. налицо были все признаки ее приближения. Большую часть грязной работы выполняла Армия Махди. Другие снабжали ее оружием, деньгами и разведданными. В конце концов, хоть мне и неприятно об этом говорить, война завершилась очевидной победой одной из сторон. Шииты взяли Багдад под полный контроль и были готовы наводнить западные пригороды; вряд ли их можно было остановить, если бы не многонациональные силы, остановившие это наступление. На войне были убиты десятки тысяч человек – преимущественно арабы-сунниты. Итог – миллионы перемещенных лиц, этнические чистки или принудительная ссылка многих людей. Целые районы стали этнически однородными.

В чем был смысл противостояния? Это не только ограбления и расхищение частного и государственного имущества, рвущиеся к власти командиры ополчений, садистские убийства и зверства. На кону стояла идентичность нового Ирака, особенно с точки зрения долговременного перехода власти от ранее доминировавших в управленческих структурах арабов-суннитов к постоянно усиливающемуся шиитскому большинству. На другом уровне война велась за то, каким после американского вторжения будет институциональное, судебно-правовое и политическое устройство, то самое Второе иракское государство. Война закончилась, когда повстанцы – опора прежнего режима в лице военных и офицеров службы безопасности, функционеров баасистской партии и вождей племен – признали, что не смогут победить по двум фундаментальным причинам. Первая – демографическое преобладание шиитов; вторая – контроль шиитских партий над новым иракским государством – его ресурсами и формирующимися силами безопасности. Еще один мощный фактор, по моей оценке, заключался в том, что массовый исход арабов-суннитов из Ирака привел к резкому сокращению суннитского населения в главной агломерации – Багдаде.

Долговременный мятеж невозможно поддерживать при ухудшающейся демографии. Это вынудило повстанцев – конечно, не «Аль-Каиду» – вступить в диалог с американцами. Они в основном выбрали проявление лояльности, но, подчеркиваю, не правительству Ирака, а американским военным, представляя себя в качестве противоядия «Аль-Каиде» и оплота против иранского проникновения в Ирак. В этом суть так называемых «Советов пробуждения – Сахват». Зверства «Аль-Каиды» и стратегические просчеты, связанные с ужасами массового террора, возможно, оттолкнули от нее население. Но главным побудительным мотивом был холодный расчет и признание того, что новый иракский порядок невозможно уничтожить бомбами и терактами.

Я также считаю, что, осознанно или нет, два государства, оказавшие наибольшее влияние на кризис в Ираке, – США и Иран – участвовали в гражданской войне. Иран, безусловно, сыграл роль советника и помощника шиитского ополчения в преддверии гражданской войны и во время сражений. Соединенные Штаты не помогали ни одной из воюющих сторон для подавления насилия или патрулирования районов, находившихся под угрозой, пока наступление шиитов не привело к депопуляции суннитов в Багдаде. Арабские страны, на помощь которых повстанцы рассчитывали, не пришли на выручку иракским суннитам-единоверцам.

 Объявленная «Аль-Каидой» стратегия раздувания гражданской войны в Ираке в качестве прелюдии к региональной войне между суннитами и шиитами провалилась. Арабы слишком испугались последствий открытой поддержки одной стороны против другой, а также дестабилизации ситуации у себя. Они также не знали, как поведут себя американцы, поэтому поступили так, как поступают обычно, когда особого выбора нет, – не делали ничего.

Окончание гражданской войны в Ираке не разрешило множества других проблем, они только усугублялись. Но завершилась первая стадия кризиса, разразившегося после вторжения. Произошли грандиозные и необратимые перемены, как положительные, так и отрицательные, в зависимости от того, с какой стороны смотреть. Однако остался просто-таки рой тяжелых дилемм и неразрешенных споров. Они – суть компоненты второго, нынешнего этапа мук, в которых рождается и становится на ноги Второе иракское государство.

Проблемы иракского становления

Региональные требования курдов, статус Киркука, природа иракского федерализма, провинциальные и региональные державы, развитие нефтяной промышленности, разделение доходов и поправки к Конституции – все эти вопросы ждут разрешения. Но парламентские фракции составлены почти исключительно по религиозно-этническому принципу, и эти факторы предопределяют их тактику и поведение.

Нынешняя правящая коалиция основана на крепком альянсе между курдскими партиями и Исламским верховным советом (ИВС), лидером которого является Абд эль-Азиз аль-Хаким. Этого оказалось недостаточно, чтобы обеспечить руководство страной и определить направление ее развития, особенно с учетом многих вопросов, согласия по которым достичь не удалось. В качестве примера можно привести потенциальную уступку требованиям курдов относительно проведения раннего референдума по Киркуку или предоставления им права вести переговоры о собственных нефтяных контрактах. Иракцы арабского происхождения не спешат удовлетворять курдские запросы. Последние обычно ожидают поддержки своей позиции от шиитов, но политики-шииты расколоты на два лагеря: сторонников федерализма и унитарного государства. Особенно отчетливо это проявляется в наши дни, когда замаячили перспективы формирования безраздельной власти в Багдаде.

Возможность паралича власти существует всегда, поэтому споры могут вестись еще долго, прежде чем возникнет национальный консенсус по поводу их разрешения. Правящий альянс также раздираем серьезным внутренним противостоянием. Между основными группами влияния внутри шиитского блока не прекращаются трения, которые часто выплескиваются на улицы в виде насилия и открытой конфронтации. Продолжается борьба за власть над южными провинциями с преимущественно шиитским населением, включая контроль над провинциальными собраниями и правительствами. Нередки случаи контрабанды, вымогательства, рэкета, предоставления «крыши», захвата влияния в нефтяной индустрии. Арабам-суннитам в правительстве, особенно Исламской партии вице-президента аль-Хашеми (бежал из Ирака в 2012 г., заочно приговорен к смерти. – Ред.), бросают открытый вызов Советы пробуждения, которые стремятся вытеснить эту партию и стать главной суннитской силой. Даже курдское руководство сталкивается с растущим разочарованием и недовольством внутри Курдистана из-за своего авторитарного стиля, вытеснения других политических групп на периферию, преобладания кумовства и узких интересов в экономике региона.

Повседневное управление в Ираке чудовищно. Чиновничий аппарат функционально парализован, любое начинание душится на корню  некомпетентностью, утомительными процедурами, отсталой системой и непрозрачностью ведения дел. Коррупция просто зашкаливает в высших эшелонах, включая кабинет министров, региональные власти и местных правителей (губернаторов). Коррупция в Ираке – вопрос национальной безопасности, поскольку она может уничтожить всякие шансы на успешное восстановление национальной экономики.

Однако я не верю, что эти проблемы приведут к распаду страны или очередному всплеску гражданской войны. «Аль-Каида» не ушла, но ее влияние слабеет. С благословения американцев повстанцы провели «ребрендинг» и с легкой руки экспертов по общественным связям называются теперь «встревоженными местными гражданами». Всего несколько месяцев назад руки большинства этих парней были по локоть в крови! Муктада аль-Садр занимается модернизацией Армии Махди, которая, возможно, будет главным противником нынешнего статус-кво.

Институты нового порядка постепенно закрепляются в обществе, и вокруг них формируется другая политическая культура. Происхождение у них демократическое, но они пока не пользуются таким уважением, как в более зрелых демократиях. Есть антикоррупционные комитеты, которые сами погрязли в коррупции. Есть избирательные комиссии, открыто встающие на сторону той или иной партии. Суды, где судей регулярно подкупают. Парламент, который больше похож на театр и грешит злоупотреблениями и массовым отсутствием депутатов при голосовании, что уже стало обыденным. Политические партии, которые суть не более чем инструменты личной власти. Парламентарии и высокопоставленные чиновники, которые лгут, рассказывая о прекрасном образовании и высокой квалификации. Министры, которые десятилетиями оставались не у дел, а теперь фамильярничают с сильными мира сего. Это политическое сословие, унаследовавшее власть, и теперь оно держится за нее крепче, чем за жизнь. Вся шаткая конструкция пока не рухнула благодаря двум факторам: ценам на нефть и невероятно дорогостоящим и упорным усилиям США по сохранению страны, поскольку они понимают, что эта ситуация была отчасти вызвана грубыми просчетами самого Вашингтона.

Ирак сегодня купается в наличности благодаря продажам нефти по цене выше 90 долларов за баррель. Золотовалютные резервы Центрального банка Ирака оцениваются в 25 млрд долларов (данные 2009 г. – Ред.). Министерство финансов постоянно добивается профицита бюджета вследствие незапланированного роста нефтяных доходов. Государственный бюджет позволяет трудоустроить сотни тысяч человек; грубейшие просчеты в планировании и управлении экономикой исправляются с помощью практически безграничных потоков наличности. Население выигрывает от самого щедрого и всеобъемлющего плана снабжения бесплатным продовольствием, принятого мировым сообществом. Все государственные служащие могут рассчитывать на щедрое пенсионное обеспечение. Нефтяное проклятие нанесло удар по Ираку, равно как и «Голландская болезнь», из-за которой иракский динар стал на 15% дороже доллара США.

Однако нефть не только дает, но и берет. Падение цен, скажем, до уровня 50 долларов за баррель – маловероятный сценарий, но его нельзя полностью исключить. Он приведет к катастрофическим последствиям для экономики и уничтожит способность правительства использовать бюджетные средства в качестве камуфляжа собственной некомпетентности и коррумпированности, а также финансировать с их помощью силы безопасности и субсидировать разные отрасли национальной экономики.

Американское присутствие – совсем другое дело. Многонациональные силы сохраняют на плаву правительство Ирака и играют важнейшую роль в противодействии «Аль-Каиде». Но неясно, к каким последствиям приведет их уход из страны. Не верится, что Советы пробуждения сумеют снова стать серьезной повстанческой силой. На этот раз арабско-суннитское население будет гораздо более уязвимым, чем в мрачные дни 2006–2007 годов. Силы безопасности преодолеют частичную независимость от религиозной принадлежности и будут полностью отождествляться с шиитскими партиями. При таком раскладе новый мятеж лишь еще больше осложнит жизнь арабов-суннитов в Ираке. В то же время сокращение вооруженных сил США может вынудить правительство взять на себя больше ответственности за безопасность и таким образом скорректировать баланс сил, чтобы улучшить положение суннитской общины. Единственными реальными бенефициарами присутствия американских военных в стране являются Советы пробуждения, которые держатся за Соединенные Штаты, видя в них противовес шиитскому доминированию. В меньшей степени от американского контингента зависит правящая коалиция в Багдаде, которой придется отвлекать все больше ресурсов и прилагать все больше усилий для обеспечения безопасности.

* * *

События последних пяти лет перевернули вверх дном региональный порядок на Ближнем Востоке. Второе иракское государство должно стремиться найти способы успокоить соседние страны, выражающие законную озабоченность. Одновременно следует убеждать в необходимости принять новое устройство общества, которое укрепит экономику и обстановку в разных государствах, защитит права граждан и остановит процесс радикализации и талибанизации молодежи. Одним из неприятных и опасных побочных эффектов иракского кризиса стало усугубление религиозных разногласий между шиитами и суннитами во всем мусульманском мире.

В Ливане этот фактор становится определяющим. Усиление шиитов в Ираке уже воспламеняет антишиитскую риторику, которая удивительным образом напоминает кампанию Саудовской Аравии по сдерживанию иранской революции в 1980-е годы. Последствием ее стало тогда появление джихадистской культуры, предвестницы массового терроризма и терактов в исполнении камикадзе.

Путь, который выберет Ирак или по которому он будет вынужден следовать в ближайшее десятилетие, изобилует колоссальными рисками и одновременно возможностями. Тупиковая ситуация может сохраниться и после окончания переходного периода или на втором этапе кризиса – возможно, до середины следующего десятилетия (2010-е гг. – Ред.). Конечным итогом вполне может явиться приход полудемократии с авторитарными чертами в виде доминирования клики политических семей, поддерживаемой нефтяными доходами. Главной проигравшей стороной рискует оказаться народ Ирака, который заплатит высокую цену в виде упущенных возможностей и высоких издержек из-за долгого обучения и формирования нового политического класса.

Аналогичный путь прошли некоторые постсоветские страны, где переходные периоды были затяжными и бурными. Однако наиболее подходящий аналог – Ангола или Нигерия: богатая, но коррумпированная страна. Гигантское достояние оказалось в руках нескольких господствующих кланов, тогда как остальное население обездолено и борется с нищетой; недемократические кулуарные интриги и игры ведутся между политиками и их партнерами из мира бизнеса под прикрытием красивого демократического фасада.

Перемены возможны. В этом беспорядке и хаосе все еще брезжит надежда на лучшее будущее для Ирака. Однако необходимо выполнить ряд условий.

Во-первых, нужны серьезные попытки по созданию нового политического центра в Ираке в процессе подготовки к общим выборам 2009 года. Нет сомнений в том, что люди негодуют в связи с общей некомпетентностью и коррумпированностью правительства.

Также не оставляет ощущение, что у политики, которая определяется религиозной принадлежностью, нет будущего, и она не должна доминировать во внутриполитической жизни Ирака. Конечно, если Ирак не окажется расколот на ярко выраженные этнические или религиозные анклавы. Но самого по себе этого недостаточно, чтобы участь страны решительно изменилась к лучшему. Нужна генеральная стратегия, кардинальный план развития, отчасти основанный на необходимости сформировать из разнородных частей элементы единой государственности и опирающийся на более эффективное государственное управление. Этот план и посыл должны бросить вызов глубоко укоренившейся политике идентичности и самоопределения разных групп и преодолевать ожесточенное сопротивление религиозных, этнических и идеологических партий любым внутриполитическим переменам.

Всякое новое движение должно научиться справляться с тем обстоятельством, что правящие альянсы лучше финансируются – часто по причине разворовывания государственных активов, рэкета и вымогательства в обмен на предоставление «крыши» – и лучше защищены вооруженными формированиями, ополчениями и армией.

Второе условие – составление плана, призванного примирить весь ближневосточный регион с необратимыми переменами, которые произошли в Ираке. Требуется общерегиональный экономический и политический план. Ирак не может позволить, чтобы к нему относились как к пустому месту или перевели на карантин, что, похоже, происходит почти со всеми арабскими странами Ближнего Востока. Багдаду следует стать инициатором снижения напряженности в регионе, а также более энергичной региональной интеграции. Он должен активно отстаивать формирование наднациональных структур, преследующих цель углубить экономическую интеграцию и гармонизацию законодательств государств региона. Возможно, потребуется создать организацию регионального развития, которая помогла бы разработать и профинансировать общую политику в сфере энергетики и инфраструктуры.

Наконец, важнейшим конечным итогом был бы региональный пакт безопасности, в соответствии с которым арабские страны Ближнего Востока создали альянс с Ираном и Турцией – поначалу в целях борьбы с терроризмом, а впоследствии и для более широкого взаимодействия по обсуждению и разрешению вопросов безопасности всего региона. Это также означало бы созыв форума, способного возглавить борьбу с распространением вредоносных и заразных, сектантских и человеконенавистнических идеологий, а также заложить фундамент для мирного сдерживания и снятия тревоги, которая не дает покоя некоторым государствам, опасающимся очевидного расширения иранского влияния в регионе.

Ирак должен согласиться со своим уникальным многообразием. Речь идет не о затертом призыве к плюрализму и построению многонационального общества, а скорее о том, чтобы закрепить «национальное единство разнородных частей», которое откроет путь для сотрудничества с другими державами региона. Арабам-шиитам Ирака предстоит способствовать началу диалога Ирана с арабским миром, который боится иранской экспансии в регионе. Сунниты в Ираке также должны протянуть руку арабско-суннитскому миру в более широком его измерении и снизить уровень тревоги по поводу того, что шиитское большинство в Ираке способно однажды стать «когтистой лапой» Тегерана. Иракским шиитам и суннитам нужна исламская доктрина сосуществования и взаимного уважения, которую государство и гражданское общество могли бы распространять во всем исламском мире.

Курдам в Ираке следует использовать свои права и свободы как образец для других курдских общин и населения в Турции, Иране и Сирии. Подтвердив свою приверженность идее Ирака как нации, состоящей из разнородных частей, они могли бы развеять опасения, например, Анкары по поводу своих долгосрочных целей.

Третье предварительное условие – формулирование иракского плана по выработке долгосрочных отношений с США. Они должны основываться на критическом изучении прошлого и подготовке договоренностей, которые сохранят и приумножат колоссальные выгоды для Багдада и Вашингтона от доверительных и равноправных отношений. Нефть, энергетическая политика, военные базы, поддержка Соединенными Штатами перестройки и институциональной реформы Ирака, координация антитеррористической деятельности – список можно продолжать бесконечно.

Иракцам необходимо также понимать, чего США хотят от Ирака. Будет ли достигнут общенациональный консенсус по Ираку после следующих выборов в Америке? Или вся иракская авантюра изгладится из памяти как глупая затея Джорджа Буша? К тому времени, когда нынешний этап участия Вашингтона в делах Ирака завершится, Соединенные Штаты, возможно, истратят на эту экспедицию триллион долларов. Только подумайте: триллион долларов! Могу понять американцев, требующих положить конец конфликту в «далекой стране, о народе которой мало что известно», если перефразировать Невилла Чемберлена. Но не думаю, что это произойдет. Однако принципы взаимодействия США с Ираком должны быть изменены после аномального и удивительного фарса в годы правления Джорджа Буша. Прежде всего американцам необходимо пересмотреть свои внешнеполитические приоритеты на Ближнем Востоке: как они собираются строить отношения с Ираном, решать вопрос нераспространения ядерного оружия, конфликт между Палестиной и Израилем, как быть с «Аль-Каидой». Также важно понять разницу между радикальным исламом и террористами, использующими ислам в своих целях.

*  *  *

Выживание или сохранение Второго иракского государства – не священная или неизбежная догма. Его может ожидать распад – и не вследствие агрессивных войн, которые привели к гибели Первое иракское государство. Оно может просто утратить актуальность или смысл для некоторых или большинства его жителей. При более благоприятном раскладе его институты могут раствориться в дружественной конфедерации ближневосточных государств.

Великобритания стала повитухой при появлении на свет Первого иракского государства, которое затем уничтожили США или по крайней мере нанесли ему смертельный удар. В промежутке иракцы в большей или меньшей степени управляли своей страной. Соединенные Штаты, по сути, породили Второе иракское государство. Сегодня иракцы в большей или меньшей степени управляют им, а американцы с волнением наблюдают за тем, чем все закончится. От иракцев и американцев зависит, выживет ли это государство и оправдает ли минимальные ожидания своего народа. Иракцы – хозяева и попечители своей страны. Но, как сказал Авраам Линкольн, цитируя Христа, «дом, разделившийся сам в себе, не сможет устоять». Когда жители дома нападают на соседей, те обычно вызывают полицию. Иногда полицейский появляется и в случаях, когда жильцы нападают друг на друга. Иракцам предстоит понять, что на сей раз дом рухнет на их головы, если они не найдут способа жить в нем вместе и получать удовольствие от общежития без вмешательства органов охраны правопорядка.

Ирак Республика Ирак. Все страны мира

Ирак

Республика Ирак

Дата создания независимого государства: 14 июля 1958 г. (падение королевского режима, провозглашение независимой республики)

Площадь: 444 тыс. кв. км

Административно-территориальное деление: 158 провинций (мухафаз)

Столица: Багдад

Официальный язык: арабский

Денежная единица: иракский динар

Население: 26,7 млн (2006)

Плотность населения на кв. км: 60 чел.

Доля городского населения: ок. 75 %

Этнический состав населения: арабы (ок. 80 %), курды (ок. 15 %) и др.

Религия: ислам (51 % – мусульманешииты, 43 % – мусульмане-сунниты; среди курдов есть и шииты и сунниты, суннитов большинство)

Основа экономики: добыча нефти

Занятость населения: в сельском хозяйстве – ок. 52 %; в сфере услуг – ок. 36 %; в промышленности – ок. 12 % (традиционные данные, без учета военного положения)

ВВП: 89,8 млн USD (2006)

ВВП на душу населения: 3,3 тыс. USD

Форма государственного устройства: федерализм

Форма правления: республика

Законодательный орган: однопалатный парламент

Глава государства: президент

Глава правительства: премьер-министр

Партийные структуры: многопартийность

Основы государственного устройства

Чтобы понять причины формирования основ государственного устройства Ирака, необходим краткий экскурс в историю. 17 июля 1968 г. партия «Ба-ас» совместно с организацией «Движение арабских революционеров» совершила государственный переворот, в результате которого вся полнота власти в стране перешла к правительству, сформированному генералом Ахмедом

Хасаном аль-Бакром. Заметное место в правительстве занимал Саддам Хусейн, назначенный заместителем председателя Совета революционного командования (СРК) и ответственным за внутреннюю безопасность государства. В июле 1970 г. в Ираке вступила в силу Временная конституция «народной демократической республики». Высшим органом государственной власти был признан СРК, члены которого, не более двенадцати человек, являлись одновременно членами руководства «Баас». Главой государства, Верховным главнокомандующим и главой правительства объявлялся президент.

17 июля 1979 г. в результате хорошо просчитанных действий по смещению аль-Бакра, который был лишен всех постов и взят под домашний арест, президентом Иракской Республики стал С. Хусейн, который в короткие сроки установил режим личной диктатуры. В сентябре 1980 г. иракские войска вторглись в иранскую провинцию Хузестан, положив начало ирано-иракской войне, продолжавшейся до середины 1988 г. (фактически иракские войска были выведены из Ирана только в 1990 г. ). В августе 1990 г., обвинив Кувейт в «пособничестве сионизму», но главное – в «незаконном присвоении» ряда территорий, якобы принадлежавших Ираку, С. Хусейн отдал приказ о вторжении в эту страну. Однако после применения в отношении Ирака торгово-экономических санкций, запрещавших покупку нефти, и после военного вмешательства США (операция «Буря в пустыне») в феврале 1991 г. Ирак был вынужден признать себя побежденным. В апреле 1991 г. С. Хусейн попытался ввести войска в Иракский Курдистан с целью усмирить проирански настроенных курдов из Патриотического союза Курдистана, возглавляемого Джалялем Талибани (Талабани), к тому же курды участвовали в военной операции США, что и было, пожалуй, главной причиной вторжения. Действия С. Хусейна являлись антиконституционными, так как по Основному закону 1970 г. курды признавались «частью иракского народа» и им гарантировались все права в рамках единства. Курдская территория была взята под контроль НАТО, однако в сентябре 1996 г. нападение на Иракский Курдистан все же состоялось, и по указанию президента США Билла Клинтона по Ираку был нанесен комбинированный ракетно-бомбовый удар. В результате разоруженческий процесс, намеченный резолюцией ООН от 3 апреля 1991 г. о параметрах послевоенного урегулирования оказался сорванным. Основа для возобновления инспекционно-монито-ринговой деятельности ООН в Ираке была положена резолюцией Совета Безопасности от 8 ноября 2002 г., но поддержанный Лондоном Вашингтон взял курс на силовое смещение режима. 20 марта 2003 г. против Ирака началась военная операция, которая не окончена до сих пор, хотя в конце 2006 г. С. Хусейн был казнен, а президентом Республики Ирак стал Джаляль Талибани. Формальное восстановление суверенитета страны произошло 28 июня 2004 г., когда состоялась официальная церемония передачи властных полномочий от Временных коалиционных властей Временному правительству Ирака. В январе 2005 г. в стране прошли выборы в парламентский орган – Переходную национальную ассамблею Ирака, а в апреле сформировано Переходное правительство. Ранее, в 2004 г., в Ираке была принята временная конституция, которую сменил Основной закон, утвержденный на референдуме 15 октября 2005 г. Открывает Конституцию преамбула, в которой Ирак называется «колыбелью цивилизации» и «родиной пророков», далее следуют шесть частей и сто сорок три статьи. Ирак признается федеративной парламентской республикой, основанной на единстве трех основных общин иракского народа: арабов-шиитов, арабов-суннитов и курдов. Документ закрепляет положение, что государство обязано бороться с терроризмом. Поправки к Конституции могут приниматься двумя третями голосов депутатов парламента и одобряться на референдуме. Поскольку в Конституции осталось немало спорных моментов, в частности о том, что нефть и газ являются «собственностью всего народа во всех регионах», в сентябре 2006 г. создан специальный комитет по разработке поправок.

Главой государства признается президент, которого избирает парламент. В начале апреля 2005 г. на высший государственный пост был назначен лидер курдов Джаляль Талибани, а его заместителями – временный президент Ирака с июня 2004 г. Гази Аджил аль-Яур (суннит) и один из лидеров партии «Высший совет исламской революции в Ираке» Адиль Абдель Махди (шиит). Позднее, в 2006 г., Гази Аджил аль-Яура сменил Тарик аль-Хашими, лидером Исламской партии Ирака, суннит по вероисповеданию. Все трое образуют Президентский совет, который уполномочен ратифицировать решения, принимаемые парламентом.

Законодательным органом является однопалатный парламент – Совет представителей. В его состав входят двести семьдесят пять депутатов, избираемых по партийным спискам. В настоящее время большинство парламентских мест принадлежит шиитскому Объединенному иракскому альянсу (ОИА).

Исполнительный орган – правительство – формируется крупнейшей парламентской фракцией и возглавляется премьер-министром, которого по рекомендации президента страны утверждает парламент. В апреле 2006 г. на этот пост был назначен Джавад Нури Камаль аль-Малики, один из лидеров партии «Ад-Даава», литератор по образованию, в годы правления С. Хусейна приговоренный к смерти, бежавший в Сирию, потом в Иран и вернувшийся на родину только в 2003 г. После свержения режима Хусейна он был одним из руководителей комиссии, занимавшейся чисткой государственных и военных структур от членов партии «Баас». Конституционный мандат аль-Малики истечет в 2010 г.

Судебная система

Судебная система Ирака находится в стадии формирования.

Ведущие политические партии

Обладавшая ранее всей полнотой политической власти в стране Партия арабского социалистического возрождения («Баас») находится под запретом. Однако ее отделения действуют за рубежом под видоизмененными названиями.

Объединенный иракский альянс (ОИА) представляет собой блок шиитских партий «Высший совет исламской революции в Ираке», «Ад-Даава» и экстремистского движения «Ас-Садр».

«Высший совет исламской революции в Ираке» (ВСИРИ) действует с начала 1970-х гг. В годы правления С. Хусейна партия подвергалась преследованиям и временно вынуждена была переместить свой центр на территорию Ирана. В начале 1990-х гг. заявляла о готовности своими силами ликвидировать диктаторский режим, лишь при некоторой поддержке со стороны США. Лидеры партии – Абдель Азиз аль-Хаким и Адиль Абдель аль-Махди.

Партия «Ад-Даава» («Призыв») образована в конце 1950-х для борьбы со светской формой правления и баасистским социализмом. Являясь шиитской, находились в тесных связях с суннитскими исламскими фундаменталистами. В 1970-х развернула вооруженную антиправительственную борьбу. Поддержав Исламскую революцию 1979 г., позднее выступила против Хусейна и оказалась под запретом.

Движение «Ас-Садр» создано Муктадой ас-Садром, радикальным лидером иракских шиитов, создавшим экстремистскую «Армию Махди». Лидер движения неоднократно отзывал своих сторонников из правительства, мотивируя это тем, что оно погрязло в коррупции и не желает принимать во внимание интересы народа. В апреле 2008 г. Муктада ас-Садр заявил, что готов распустить свою группировку, если этого потребуют шиитские духовные лидеры, и в первую очередь великий аятолла Али аль-Систани.

Крупнейшими составляющими суннитского блока «Фронт народного согласия» (известен также как «Фронт иракского согласия») являются Патриотический союз Курдистана и Демократическая партия Курдистана.

Патриотический союз Курдистана (ПСК) основан в июне 1975 г. Джалялем Талибани, ныне президентом Ирака, на основе ряда левацких партий (основные – Марксистско-ленинская лига Курдистана («Комала») и Социалистическое движение Курдистана). В годы правления С. Хусейна был признан незаконной исламистской группировкой.

Демократическая партия Курдистана (ДПК) создана в августе 1946 г. на подпольном съезде в Багдаде слиянием трех курдских партий – «Рызгари» («Освобождение»), «Шорш» («Революция») и Сулейманийского комитета Демократической партии Иранского Курдистана. Ее председателем заочно был избран мулла Мустафа аль-Барзани. Партия возглавила борьбу иракских курдов за национальные права. Программа партии изначально была нацелена на автономию курдов в рамках Иракской Республики. 12 июня 2005 г. духовный преемник Мустафы аль-Барзани Масуд Барзани был провозглашен президентом Иракского Курдистана.

Членами Исламской партия Ирака (ИПИ) являются как мусульмане-сунниты, так и представители шиитской общины страны.

Президент

С апреля 2005 г. – Джаляль Талибани

Премьер-министр

С апреля 2006 г. – Джавад Нури Камаль аль-Малики («Ад-Даава»)

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

форма правления, форма государственного устройства, форма государственного режима

Государственный строй любой страны характеризуется, прежде всего, формой правления.

Республиканская форма правления возникла в древности (Афинская демократическая республика, Спартанская аристократическая республика, V—IV вв. до н. э.; Римская аристократическая республика, V—II вв. до н. э.; города-республики: Флоренция, Венеция, Генуя — в Италии, Новгород и Псков — в России и др. ). Но наибольшее распространение она получила в периоды Новой и Новейшей истории. В 1991 г. в мире было 127 республик, но после распада СССР и Югославии их общее число превысило 140.

При республиканском строе законодательная власть обычно принадлежит парламенту, а исполнительная — правительству. При этом различают т. н. президентскую республику, где президент возглавляет правительство и наделен очень большими полномочиями (США, ряд стран Латинской Америки), и парламентскую республику, где роль президента меньше, а правительство возглавляет премьер-министр (ФРГ, Италия, Индия).

Особая форма государственного правления — социалистическая республика (которая возникла в ряде стран в результате социалистических революций). Ее разновидности: Советская республика и народно-демократическая республика. К ним относились — бывший СССР, страны Восточной Европы до 1991 г, а также Китай, Вьетнам, КНДР, Куба, которые остаются социалистическими республиками и ныне.

Республиканскую форму правления можно считать наиболее прогрессивной и демократичной. Ее избрали для себя не только экономически развитые государства, но и большинство стран Латинской Америки, освободившиеся от колониальной зависимости еще в прошлом веке, и почти все бывшие колонии в Азии, получившие независимость в середине нашего столетия, и африканские государства, большая часть которых добилась независимости только в 1960—70-е годы.

Вместе с тем надо иметь в виду, что форма правления отнюдь не унифицирует республики. Между ними существуют различия и в политическом, и в социальном, и в иных отношениях.

Монархическая форма правления возникла в условиях рабовладельческого общества. При феодализме она стала основной формой государственного правления. В буржуазном обществе сохранились лишь традиционные, в большинстве формальные черты монархического правления.

Первой в истории человечества формой государственного правления считается Древневосточная монархия (причем организацию государственной власти в странах Древнего Востока — Египте, Вавилоне, Ассирии, Китае, Индии и др. называют еще «восточной деспотией»).

Древнеримская монархия также выступала в форме империи (I—III вв. н. э.). Государственные формы, присущие Римской империи, особенно на поздней стадии ее существования, стали образцом для подражания в средние века в государственности Франции, Германии, Испании и др.

В настоящее время на политической карте мира — 30 монархий: нет ни одной в Америке, 14 находятся в Азии, 12 — в Европе, 3 — в Африке и одна — в Океании. Среди них есть империя, королевства, княжества, герцогство, султанаты, эмираты и папское государство Ватикан. К теократическим монархиям кроме Ватикана, относят еще Саудовскую Аравию и Бруней (где глава светской и духовной власти — одно лицо).

Подавляющее большинство существующих ныне в мире монархий — конституционные. Реальная законодательная власть в них принадлежит парламенту, а исполнительная — правительству, тогда как монарх «царствует», но не правит (Великобритания, Норвегия, Швеция и др.). Однако политическое влияние монарха бывает весьма заметно.

Наряду с конституционными (парламентарными) на современной политической карте сохранилось еще несколько абсолютных монархии, где правительство или другие органы власти ответственны лишь перед монархом как главой государства, а парламент в ряде случаев вообще отсутствует или является лишь совещательным органом (Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Оман, Бруней, Кувейт и др.).

Обычно власть монарха пожизненна и передается по наследству, но, например, в Малайзии и Объединенных Арабских Эмиратах монархов избирают на пятилетний срок.

Следует отметить также межгосударственное объединение — Содружество, возглавляемое Великобританией (Commonwealth).

Юридически Британское Содружество наций было оформлено еще в 1931 г. Тогда в него вошли Великобритания и ее доминионы — Канада, Австралия, Новая Зеландия, Южно-Африканский Союз, Ньюфаундленд и Ирландия.

После второй мировой войны и крушения Британской колониальной империи в состав Содружества вошло абсолютное большинство бывших владений Британии. Это около 50 стран с общей территорией более 30 млн км2 и населением свыше 1,2 млрд человек, расположенных во всех частях света.

Это крайне разнородные во многих отношениях страны: по политической и социально-экономической структуре, уровню экономического развития, этническим, языковым, конфессиональным особенностям.

Члены Содружества имеют безоговорочное право одностороннего выхода из него, когда того пожелают. Им воспользовались Мьянма (Бирма), Ирландия, Пакистан. Все государства, входящие в Содружество, обладают полным суверенитетом в своих внутренних и внешних делах.

В государствах, входящих в Содружество, которые имеют республиканскую форму правления, королева Великобритании провозглашена «главой Содружества символом свободной ассоциации независимых государств — его членов».

Часть членов Содружества — Канада, Австралийский Союз (Австралия), Новая Зеландия, Папуа — Новая Гвинея, Тувалу, Маврикий, Антигуа и Барбуда, Содружество Багамских островов, Барбадос, Белиз, Гренада, Сент-Винсент и Гренадины, Сент Кристофер и Невис, Сент-Люсия, Ямайка — официально именуются как «государства в составе Содружества».

Верховная власть в этих странах формально продолжает принадлежать британскому монарху, который представлен в них генерал-губернатором, назначаемым по рекомендации правительства данного государства.

Высший орган Содружества — конференции глав-правительств.

В 1991 г., сразу после распада СССР, на карте мира появилось еще одно Содружество — Содружество Независимых Государств (СНГ), в которое входят бывшие республики СССР (кроме государств Балтии).*

Форма государственного устройства. Важный элемент политической карты — административно-территориальное устройство государств. Оно непосредственно связано с характером политического строя и формой государственного правления, отражает национально-этнический (в некоторых случаях также конфессиональный) состав населения, историко-географические особенности формирования страны.

Различают две главные формы административно-территориального устройства — унитарную и федеративную. Первая из них появилась значительно раньше.

Унитарное государство — это единое цельное государственное образование, состоящее из административно-территориальных единиц, которые подчиняются центральным органам власти и признаками государственного суверенитета не обладают.

В унитарном государстве обычно существует единая законодательная и исполнительная власть, единая система государственных органов, единая конституция. Таких государств в мире — подавляющее большинство.

Федерация — форма государственного устройства, при которой несколько государственных образований, юридически обладающих определенной политической самостоятельностью, образуют одно союзное государство.

Характерными признаками федерации, отличающими ее от унитарного государства, являются следующие:

Подробная характеристика социально-экономической ситуации в Российской Федерации и других независимых республиках СНГ представлена во второй и третьей части настоящего пособия.

  • компетенция между федерацией и ее субъектами разграничивается союзной конституцией;
  • каждый субъект федерации имеет свою правовую и судебную системы;
  • в большинстве федераций существует единое союзное гражданство и гражданство союзных единиц; Федерация обычно имеет единые вооруженные силы, общефедеральный бюджет. В ряде федераций в союзном парламенте имеется палата, представляющая интересы членов федерации.

Однако во многих современных федеративных государствах роль общефедеральных органов настолько велика, что их, по существу, можно рассматривать как унитарные государства. Так, конституции таких федераций, как Аргентина, Канада, США, ФРГ, Швейцария не признают за членами федерации права на выход из нее.

Федерации строятся по территориальному и национальному признакам, которые в значительной мере определяют характер, содержание и структуру государственного устройства.

Конфедерация — это временный юридический союз суверенных государств, созданный для обеспечения их общих интересов (члены конфедерации сохраняют свои суверенные права как во внутренних, так и во внешних делах).

Конфедеративные государства недолговечны: они или распадаются, или превращаются в федерации (примеры: Швейцарский союз, Австро-Венгрия, а также США, где из конферерации, учрежденной в 1781 г. , была образована федерация штатов, закрепленная Конституцией США — 1787 г.).

В 1980-х годах почти повсюду в мире резко обострились проблемы межэтнических, межнациональных отношений и на этой почве, в некоторых случаях, внутри- и межгосударственные конфликты. Взрывной характер межнациональных отношений в последние годы наблюдается в нашей стране, а также в Югославии, Индии, Канаде, ЮАР и некоторых других федеративных государствах.

Однако это не относится, например, к Швейцарии, Австрии, Малайзии, Бразилии и иным федеративным странам. Так что дело не в самом федеративном принципе. Далеко не всегда такие ситуации возникают и из-за сложности национального (этнического) состава населения. Более того, межэтнические конфликты остро проявляются и в унитарных государствах, нарушая их монолитность. Примеров тому немало: Ирак, Эфиопия, Сомали, Кипр, Шри-Ланка, Испания, Великобритания (Ольстер) и т. д.

Форма государственного режима представляет собой совокупность способов и методов осуществления власти государством. Государственный режим — важнейшая составная часть политического режима, существующего в обществе (т.к. последнее понятие — более широкое). Государственные режимы могут быть демократическими и антидемократическими (тоталитарными, авторитарными, расистскими).

Справочные материалы:

Демократия — форма государственно-политического устройства общества, основанная на признании народа в качестве источника власти. Основные принципы демократии — власть большинства, равноправие граждан, защищенность их прав и свобод, верховенство закона, разделение властей, выборность главы государства, представительных органов.

Различают две формы демократии: непосредственную (основные решения принимаются непосредственно всеми гражданами на собраниях или посредством референдумов) и представительную (решения принимаются выборными органами). 24

Тоталитаризм — одна из форм государства (тоталитарное государство), характеризующаяся его полным (тотальным) контролем над всеми сферами жизни общества, фактической ликвидацией конституционных прав и свобод, репрессиями в отношении оппозиции и инакомыслящих (например, различные формы тоталитаризма в фашистской Италии, нацистской Германии и др. ).

Диктатура (неограниченная власть) — осуществление власти в государстве недемократическими методами; авторитарный политический режим.

Диктатура пролетариата — власть, которая устанавливается в результате революции, осуществляемой рабочим классом во главе со своей партией. Исторические формы: Парижская Коммуна 1871 г.; Советы, народная демократия.

Опыт развития СССР свидетельствует, что государственная власть, утвердившаяся после Октябрьской революции 1917 г., на деле превратилась в тоталитарно-бюрократический режим. Сходные процессы происходили и в других странах, провозгласивших установление диктатуры пролетариата (социалистические страны и страны народной демократии).

Авторитаризм — система власти, характерная для антидемократических политических режимов. Обычно сочетается с личной диктатурой.

К историческим формам авторитаризма относятся азиатские деспотии, тиранические и абсолютистские формы правления древности, средневековья и нового времени, военно-полицейские и фашистские режимы, различные варианты тоталитаризма.

Апартеид (расизм) — крайняя форма расовой дискриминации. Означает лишение определенных групп населения в зависимости от их расовой принадлежности политических и гражданских прав, вплоть до территориальной изоляции. Некоторые акты апартеида могут составлять геноцид.

Геноцид (в международном праве одно из тягчайший преступлений против человечества) — истребление отдельных групп населения по расовым, национальным, этническим, религиозным или иным признакам, а также умышленное создание жизненных условий, рассчитанных на полное или частичное физическое уничтожение этих групп населения.

аксиологический аспект – тема научной статьи по политологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

IMPROVEMENT OF MECHANISMS OF INTERACTION BETWEEN STATE INSTITUTIONS AND MONITORING OF SOCIAL AND INTER-ETHNIC CONFLICTS

Аbstract

The article discusses the emergence and suppression of interethnic conflicts, their impact on the state of public safety. It is concluded that the stability of interethnic relations depends on the systemic activities of state bodies to ensure interethnic dialogue, strengthen information policy and regularly monitor the state of the sphere of public relations under consideration.

Heywords: state national policy, interethnic relations, the emergence of interethnic conflicts, ethnic conflict tension, monitoring, migration, public safety, criminogenic situation.

References

1. Sovremennaya model' gosudarstvennoj vlasti v Rossijskoj Federacii. Voprosy sovershenstvovaniya i perspektivy razvitiya: monografiya / Pod red. A.T. Karaseva. M.: Prospekt, 2019. 192 s.

2. Priroda etnoreligioznogo terrorizma / YU.M. Antonyan, G.I. Belokurov, A.K. Bokovikov i dr.; Pod red. YU.M. Antonyana. M.: Aspekt Press, 2008. 365 s.

3. YUg Rossii: problemy, prognozy, resheniya. Sbornik nauchnyh statej / Gl. red. akad. G.G. Matishov. Rostov-na-Donu: YUNC RAN, 2010. 320 s.

4. Luneev V.V. Politicheskaya, social'naya i ekonomicheskaya nespravedlivost' v mire i terrorizm // Obshchestvennye nauki i sovremennost'. 2004. №3. S. 81 - 88.

5. Saraev N.V. Vliyanie faktorov mezhetnicheskoj napryazhennosti na kriminogennuyu obstanovku v regione // YUrist-Pravoved". 2012. № 3. S. 71 - 75.

УДК 342.4(567) DOI: 10.22394/2074-7306-2020-1-1-70-73

СОВРЕМЕННАЯ КОНСТИТУЦИОННАЯ МОДЕЛЬ РЕСПУБЛИКИ ИРАК: АКСИОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

доктор юридических наук, профессор, зав. кафедрой «Основы правоведения», Донской государственный технический университет

(344000, Россия, г. Ростов-на-Дону, пл. Гагарина, 1]. E-mail: [email protected]

магистрант факультета «Юридический», Донской государственный технический университет (344000, Россия, г. Ростов-на-Дону, пл. Гагарина, 1]. E-mail: [email protected]

Аннотация

В статье анализируются проблемы современного конституционного устройства Ирака, сложившегося после принятия в 2005 году новой Конституции Республики Ирак, раскрываются ценностные аспекты новых конституционных норм, обращается внимание на специфику текста преамбулы Основного закона, подчеркивается важное значение закрепления базовых прав и свобод человека. Рассмотрено также влияние принципов исламского права на нормы Конституции. Вкратце охарактеризованы изменения формы государства и новая структура органов публичной власти в стране. Обоснован вывод о парламентской республике как форме правления в Ираке.

Ключевые слова: Конституция Ирака 2005 года, демократизм, права человека, преамбула конституции, федеративное устройство, парламентская республика, избирательные права, официальные языки, принципы ислама, свобода вероисповедания, межнациональное согласие, суверенитет государства, органы государственной власти, региональные власти, судебные органы.

После принятия новой Конституции Республики Ирак, одобренной 15 октября 2005 года на всеобщем референдуме, возникло, как справедливо отмечала ведущий исследователь ближневосточных стран, доктор исторических наук М.А. Сапронова, немало проблем, связанных с будущим государственным устройством Ирака и становлением новых национальных структур (на федеративной основе, ранее не существовавшей], которых никогда не было в политической системе этого государства [1, c. 11].

Акопов Леонид

Владимирович

Алдаллал Аббас

Отметим при этом, что выдающийся российский конституционалист профессор Чиркин В. Е. подчеркивал, что положения о демократическом государстве в качестве одной из важнейших характеристик современных стран содержатся в ряду многих конституций, также и в Конституции Ирака 2005 года [2, c. 322]. Вместе с тем, он же, совместно с профессором Автономовым А.С., указывал и на тот факт, что ныне действующая Конституция Республики Ирак принималась в условиях оккупации страны с 2003 года войсками США и их союзников [2, 44 - 45]. «Американская администрация, контролировавшая Ирак в переходный период, - как пишут об этом Хай-руллин Т.Р. и Коротаев А.В., - неохотно шла на то, чтобы будущая конституция провозглашала свою приверженность принципам ислама. Попытки включения норм исламского права в любой из проектов будущей Конституции 2005 года встречали жесткий отпор со стороны главы Временной коалиционной администрации Пола Бремера. Однако, в силу того, что над проектом Конституции, помимо американских юристов, работали и иракские, ситуация сложилась в пользу определенного консенсуса (хотя и ограниченного] в упоминании исламских норм» [3, c. 140 - 141]. Тем не менее, провозглашенное Конституцией Республики Ирак независимое суверенное государство, системой правления которого является демократическая, федеративная и парламентская республика, признало ислам в качестве официальной государственной религии и основного источника законодательства (Статья 2, ч. 1 Конституции]1.

Весьма важно, на наш взгляд, обратить внимание на уникальную по ее букве и духу преамбулу современной Конституции Ирака и прежде всего на открывающий ее следующий текст, а именно:

- Мы, сыновья Месопотамии, земли Пророков, могил святых имамов, основателей цивилизации и творцов алфавита, колыбели арифметики; на нашей земле был написан первый из созданных человечеством законов; в нашей стране были заложены основы самой величественной эры справедливости в отношениях между народами; на нашей земле последователи Пророка и святые молились; философы и ученые создавали теории, а поэты и писатели творили... (выделено нами. - Л.А., A.A.).

Отмеченное утверждение отнюдь не является преувеличением и имеет под собой истори-ко-правовую основу, так как именно «Законы Эшнунны» представляют собой древнейший памятник права времен правления царя Билаламы в государстве, существовавшем на берегу реки Диялы (левого притока Тигра] на территории Ирака в ХХ-м веке до нашей эры северо-восточнее расположения нынешней его столицы - Багдада. Законами из Эшнунны открывается Хрестоматия по всеобщей истории государства и права (См.: [4]].

Эти законы старше законов Хаммурапи и являются на сегодня самыми ранними из дошедших до нас юридических памятников. Законы Эшнунны отличаются утверждением того, что справедливость вечна и неизменна, что она есть установленный навсегда порядок вещей и не зависит от злобы дня.

Две глиняные таблички, найденные в ходе раскопок 1945 - 1947 годов, с текстом этих законов на старовавилонском диалекте аккадского языка ныне хранятся в Багдадском музее.

Специфическим свойством и правовой ценностью Конституции Ирака 2005 года исследователи считают закрепленное ею своеобразное сочетание демократических прав и свобод человека с принципами ислама. В силу чего, на наш взгляд, отдельные статьи Основного закона страны требуют специального толкования для правоприменительной практики. При этом действующая Конституция Республики Ирак гарантирует, наряду с исламской идентичностью большинства народа, также полноту религиозных прав каждого гражданина вкупе со свободой вероисповедания и отправления религиозных культов и, в частности, культа христиан, йезидов и сабеян-мандеев.

В соответствии со Статьей 3 Конституции Ирак объявлен многонациональным государством, которое является частью исламского мира и одним из основателей Лиги арабских государств, приверженным ее Уставу. Двумя официальными государственными языками Республики Ирак являются арабский и курдский. Вместе с тем, иракцам гарантировано право на обучение детей на языке их предков, в том числе на туркоманском, ассирийском и армянском языках в государственных образовательных учреждениях, или на любом другом языке в частных учреждениях образования (Статья 4 Конституции Ирака]. В административных же единицах проживания туркоманов и ассирийцев их языки признаются в качестве дополнительных официальных языков к общегосударственным языкам.

1 Конституция Республики Ирак 2005 года (на араб.яз.).{ Электронный ресурс} URL: http://www.iraqja.lq/view.77( дата обращения 25.12.2019).

По мнению Андреевой И.А., в число национальных меньшинств в Ираке включены группы, не исповедующие ислам, а также и те, кто принадлежит к направлениям ислама, не господствующим в стране [5, c. 352].

Влияние религиозного фактора сказывается и на организации судебной власти в Ираке. Характеризуя судебную систему ряда государств, профессор Абросимова Е.Б. особо упоминала группу квазисудов, к которым она относила шариатские суды в признающих ислам официальной религией странах (Ираке, Алжире, Ливане, Марокко и других] [2, c. 560].

Примечательно, что согласно Конституции Республики Ирак Верховный Федеральный Суд страны включает в себя судей и экспертов как по исламскому праву, так и по светскому законодательству. В то же время до сих пор нет четко установленного соотношения количества исламских и светских судей. Одним из важнейших достоинств современной Конституции Ирака является законодательное закрепление ею федеративного устройства государства и отведение важной роли местным органам власти с предоставлением районам значительной автономии. Нормы Конституции устанавливают исключительную компетенцию федеральных органов государственной власти, а также органов публичной власти районов (субъектов федерации] вкупе с их совместными предметами ведения и полномочиями. Особый правовой статут закреплен за провинциями, не входящими в состав районов.

Следует сказать и о высокой значимости Главы 2 Конституции Ирака, посвященной правам и свободам и содержащей свыше трех десятков статей, закрепляющих широкий спектр конституционных прав личности. Вместе с тем, предусмотрена и возможность лишения иракского гражданства для лиц, приобретших его по процедуре натурализации.

Указывая на провозглашение на конституционном уровне равного доступа женщин и мужчин к выборным должностям в ряде стран, профессор Чиркин В.Е. особо выделял установление специальных квот для обеспечения представительства женщин в избираемых органах власти, содержащееся в п.4 Статьи 47 Конституции Ирака 2005 года, оценивая это в качестве положительной меры для создания более приемлемых условий и возможностей для той группы граждан, которая фактически находится в менее благоприятном положении [2, c. 330].

Конкретизируя форму правления в современном Ираке согласно действующей Конституции, можно уверенно утверждать, что сегодняшний Ирак представляет собой парламентскую республику, в которой глава государства избирается Советом представителей (ведущей палатой федерального законодательного органа власти]. Причем Президент Ирака включен в систему федеральной исполнительной власти вкупе с Советом Министров, возглавляемым Премьер-Министром.

Подытоживая изложенное, следует отметить, что в современном конституционном государстве Ирак все еще остро стоят проблемы установления прочного общенационального консенсуса, обеспечения баланса сдержек и противовесов во властных правоотношениях, укрепления межнационального согласия, борьбы с террористическими группировками, гарантирования собственного суверенного управления страной (а это будет возможно лишь после вывода с территории страны военного контингента США], достижения справедливого распределения доходов от добычи нефти. Решение этих главных проблем позволит утвердить действенность и эффективную жизнеспособность как юридической, так и фактической конституции Республики Ирак в XXI веке.

Литература

1. Сапронова М.А. Иракская конституция в прошлом и настоящем (из истории конституционного развития Ирака]. М.: Институт Ближнего Востока РАН, 2016. 196 c.

2. Конституция в ХХ! веке: сравнительно-правовое исследование: монография / Отв. ред. В.Е. Чиркин. М.: Норма: ИНФРА-М, 2011. 656 c.

3. Хайруллин Т.Р., Коротаев A.B. Конституция Ирака 2005 года и принципы ислама // Ислам в современном мире.2017. Том 13. № 2. C. 139 - 152.

4. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права/ Под ред. проф. З.М. Черниловско-го. М., 1994. 412 с.

5. Конституционное (государственное] право зарубежных стран. Общая часть.: Учеб. для вузов / Рук. авт. колл. и отв. ред. Б.А. Страшун. 4-e изд., обновл. М.: НОРМА: ИНФРА-М, 2010. 896 с.

Akopov Leonid Vladimirovich, doctor of jurisprudence, professor, head of the department of "Fundamentals of jurisprudence", Don state technical university (1, Gagarin Square, Rostov-on-Don, 344010, Russian Federation], E-mail: [email protected]

Aldallal Abbas, graduate student, Don state technical university (1, Gagarin Square, Rostov-on-Don, 344010, Russian Federation], E-mail: [email protected]

THE CONTEMPORARY CONSTITUTIONAL MODEL OF IRAQ REPUBLIC: THE VALUE CONCEPT

Abstract

The article analyses the problems of the modern constitutional order of Iraq, established after the adoption of the new Constitution of the Republic of Iraq in 2005, reveals the value aspects of the new constitutional norms, draws attention to the specificity of the preamble text of the Basic Law, and emphasizes the importance of the consolidation of basic human rights and freedoms. The influence of the principles of Islamic law on the norms of the Constitution was also considered. Changes in the form of the State and the new structure of public authorities in the country are briefly described. The conclusion about the parliamentary republic as a form of government in Iraq is justified.

Keywords: Iraqi Constitution of2005, democracy, human rights, constitution preamble, federal structure, parliamentary republic, electoral rights, official languages, Islamic principles, religious freedom, inter-ethnic harmony, state sovereignty, state authorities, regional authorities, judiciary.

References

1. Sapronova M.A. Irakskaya konstituciya v proshlom i nastoyashchem (iz istorii konstitucionnogo razvitiya Iraka). M.: Institut Blizhnego Vostoka RAN, 2016. 196 c.

2. Konstituciya v HKHI veke: sravnitel'no-pravovoe issledovanie: monografiya / Otv. red. V.E. CHirkin. M.: Norma: INFRA-M, 2011. 656 c.

3. Hajrullin T.R.,Korotaev A.V. Konstituciya Iraka 2005 goda i principy islama // Islam v sovremen-nom mire.2017. Tom 13. № 2. C. 139-152.

4. Hrestomatiya po vseobshchej istorii gosudarstva i prava/ Pod red. prof. Z.M. CHernilovskogo. M., 1994. 412 s.

5. Konstitucionnoe (gosudarstvennoe) pravo zarubezhnyh stran. Obshchaya chast'.: Ucheb. dlya vu-zov / Ruk. avt. koll. i otv. red. B.A. Strashun. 4-e izd., obnovl. M.: NORMA: INFRA-M, 2010. 896 s.

УДК 336.227 DOI: 10.22394/2074-7306-2020-1-1-73-80

НОВОЕ В ПРАКТИКЕ ПРИМЕНЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ НАЛОГОВЫХ ПРАВИЛ В УСЛОВИЯХ ЦИФРОВОЙ ЭКОНОМИКИ

доктор юридических наук, профессор, заслуженный работник Высшей Школы РФ, профессор кафедры международного права юридического факультета, Южный федеральный университет (344007, Россия, Ростов-на-Дону, ул. Горького, 88). E-mail: [email protected]

Аннотация

В статье раскрываются особенности применения новых налоговых правил, выдвигаемых в условиях цифровой экономики, и появления дополнительных вызовов налоговым администрациям. Специально исследуется комплекс новых налоговых норм по противодействию совершению налоговых правонарушений, в том числе так называемого «двойного неналогообложения». Проводится анализ концепции постоянного представительства цифровой компании. Дана оценка неправомерных действий крупных международных компаний, заключающих «искусственные сделки» с целью получения льгот и преимуществ по налогообложению.

Ключевые слова: налогообложение контролируемых иностранных компаний, цифровая экономика, План BEPS, постоянное представительство, цифровые объекты гражданских прав, необоснованные налоговые выгоды.

Волова Лариса Ивановна

В период развития цифровой экономики и увеличения количества цифровых объектов гражданских прав существенно изменилось направление развития налоговой политики многих государств. Именно в связи с цифровизацией экономики появились новые вызовы для налоговых администраций, поскольку схемы уклонения налоговых субъектов от уплаты налогов и получения налоговых выгод стали ещё более изощренными и трудно раскрываемыми. К тому же явно проявилось стремление цифровых компаний к монополизации сферы цифровой экономики. С целью противодействия этой тенденции руководство ЕС поспешило провести цифровую налоговую реформу.

РСМД :: Перспективы послевоенной Сирии: конституция и государственно-политическое устройство

Семилетняя гражданская война, чем и когда бы она ни закончилась, уже стала своего рода рубежом, разделившим «старую» Сирию от Сирии новой послевоенной формации. Сирийский кризис уже давно стал общей болью всего международного сообщества. Нынешний опасный тупик стал практически непреодолимым без задействования в полной мере многосторонних механизмов, пользующихся поддержкой России, ведущих западных и региональных держав.

Институциональные реформы обычно начинаются после завершения военной фазы конфликта. Сирия — уникальный случай. В международной практике не было прецедентов, когда договорённости о будущем государственном строительстве предшествовали прекращению военных действий.

В центре заочно проходящих дискуссий между правительством и оппозицией находятся такие судьбоносные для Сирии вопросы, как её будущие форма правления, государственное устройство, политический режим. Решение этих вопросов по принципу «победитель получает всё» представляется нереальным, чреватым в будущем взрывами новых конфликтов со стороны потерпевшего поражение суннитского большинства.

Что касается формы правления, то здесь возможны компромиссные решения, которые будут заключаться в обобщении всего опыта конституционного развития Сирии, в том числе и опыта парламентаризма с его позитивными и негативными сторонами. Государства на Ближнем Востоке, как бы они ни отличались по формам правления, характеризуются сильной верховной властью. И эти традиции не были сломаны чередой революций периода «арабской весны». После семилетней гражданской войны трудно ожидать, что жесткая, а тем более персонифицированная централизация власти в Сирии будет позитивно воспринята обществом.

Возврат к статус-кво, действовавшему до 2011 г. не представляется реальным сценарием на будущее. Равно как и «победоносные расчёты» сторонников жёсткой линии в Дамаске ограничиться поверхностными реформами с сохранением прежней политической системы по типу Национального фронта, который служил прикрытием привилегированного положения партии БААС во властной структуре. Оппозиция, со своей стороны, должна считаться с тем, что сирийский режим с помощью своих союзников, в первую очередь России, выстоял в жестокой гражданской войне и в борьбе с таким феноменом международного терроризма, как ИГ. Выдвижение сирийскими сторонами максималистских требований ведет лишь к продолжению конфликта, не имеющего военного решения.


По мере того как сирийская армия выдавливает ИГ и группировки вооружённой оппозиции из захваченных ими ранее обширных территорий (под контролем Дамаска находится более 70% территории страны с самыми крупными городскими центрами), фокус международного внимания всё чаще перемещается на послевоенное устройство Сирии. Обсуждение на официальном международном уровне и в формате «второго трека» сущности государственно-политических реформ, экономической реконструкции и обеспечения безопасности призвано оказать содействие самим сирийцам в прекращении насилия и продвижении по пути национального примирения. Семилетняя гражданская война (2011–2018 гг.), чем и когда бы она ни закончилась, уже стала своего рода рубежом, разделившим «старую» Сирию от Сирии новой послевоенной формации.

Особенность нынешнего момента сирийского кризиса состоит в том, что сложившиеся в реальности обстоятельства создают благоприятные предпосылки для активизации усилий на политическом треке, давая возможность конфликтующим сторонам умерить свои максималистские амбиции. Солидная международно-правовая база в виде резолюции 2254 (2015) Совета Безопасности ООН содержит своего рода «дорожную карту», принятую за основу влиятельными внешними и региональными акторами и дающую общие ориентиры сирийско-сирийскому переговорному процессу. На практике, однако, несмотря на попытки международного посредника С. де Мистуры вывести стороны на прямые переговоры, дело так и не доходило до обсуждения важных положений резолюции правительством Сирии и оппозицией.

В качестве одного из центральных положений резолюции 2254 Совета Безопасности ООН выступает разработка проекта новой конституции в соответствии со специально установленными графиком и процедурой. Принятие нового основного закона является частью перехода к «инклюзивному правлению на внеконфессиональной основе». При всех разночтениях, касающихся последовательности шагов в переходный период, постепенно вырисовывается более или менее общее понимание — отправным пунктом должно быть начало конституционного процесса. Россия, со своей стороны, внесла на рассмотрение сирийцев свой проект новой конституции, исходя из того, что сдвинуть переговорный процесс с мёртвой точки не представляется возможным без наличия у конфликтующих сторон какого-то стартового документа, содержащего основу для компромисса.

Главная трудность в том, что Сирия представляет собой в этом смысле уникальный случай. Институциональные реформы обычно начинаются после завершения военной фазы конфликта. В международной практике не было прецедентов, когда договорённости о будущем государственном строительстве предшествовали прекращению военных действий. Сирийский кризис, в который вовлечено множество влиятельных игроков, отличается именно тем, что попытки достижения таких договорённостей предпринимаются уже в ходе продолжающегося военного конфликта. И результат многосторонних переговоров является по существу условием его завершения.

Три подхода к принятию нового основного закона

Государственное устройство послевоенной Сирии и его конституционная легитимация — один из ключевых вопросов, вокруг которого концентрируется весь клубок интересов внешних сил и межсирийских разногласий. Подходы самих сирийцев существенно разнятся. К настоящему времени среди сирийских юристов и политологов обозначились три основных течения.

Первое, состоящее в основном из представителей официального Дамаска, подвергает сомнению саму необходимость принятия новой конституции, полагая, что возможно ограничиться внесением косметических поправок в действующую Конституцию 2012 г., которая, по их мнению, уже содержит достаточные уступки.

Второе, как бы центристское течение, ссылаясь на успешный опыт политической трансформации в ряде других стран, переживших с 1990 г. гражданские конфликты, выступает за принятие вначале временной конституции или конституционной декларации, в которой были бы чётко обозначены сроки и порядок принятия постоянного документа. Целесообразность такого подхода аргументируется тем, что многолетний конфликт порождает глубокое разделение и ожесточение общества. Чем дольше длится конфликт, тем сильнее поляризация и тем длительней должен быть переходный период, необходимый для восстановления доверия и достижения национального консенсуса по проекту постоянной конституции. Изучение такого опыта в 22 странах показывает, что сроки принятия постоянных конституций разнятся: от одного года в Того (1992 г.) до пяти лет в Эритрее (1997 г.). Во временную конституцию сторонники такого подхода предлагают включить вопросы, порождённые конфликтом, но имеющие временное действие и теоретически не подлежащие регулированию постоянными конституциями. В сирийском случае это такие вопросы, как права беженцев и перемещенных лиц, проблемы гражданства и документов, удостоверяющих личность, роспуск милиций и их реинтеграция в общество и государственные военные структуры, урегулирование возникших в ходе конфликта имущественных споров, меры доверия и пр. Кроме того, переходный период перед принятием новой конституции позволит создать благоприятную обстановку для последующего проведения парламентских выборов с участием сформировавшихся политических партий и организаций гражданского общества.

Представители третьего течения, в основном из числа сирийской оппозиции (от либералов до умеренных исламистов), настаивают на разработке проекта новой конституции. В то же время они выражают согласие взять за основу Конституцию 2012 г. при условии внесения в неё существенных поправок. Их смысл, по существу, означает переход от жёстко президентской к президентско-парламентской форме правления и децентрализацию государственного устройства, но в рамках сохранения его унитарного характера.

Все эти, казалось бы, правовые разногласия проистекают не только из политической составляющей сирийского конфликта, но и из специфических особенностей образования Сирии как единого национального государства.

Из истории конституционного развития Сирии

В своём конституционном развитии Сирия прошла несколько этапов. Наибольшее воздействие здесь оказали шариатские традиции, заложенные в эпоху арабских халифатов и Османской империи (661–1918 гг.), французская правовая культура, получившая своё распространение со времени французского мандата Лиги Наций (1920–1946 гг.) и панарабизм с социалистическим уклоном в постколониальный период. Всё это предопределило смешанность правовых систем в государственном управлении и личном статусе граждан. Такой исторический опыт имел разноплановое влияние на правовую систему страны, став причиной юридических коллизий и столкновения многих направлений политической мысли.

После окончания Первой мировой войны Сирия оказалась в гуще зарождавшегося арабского национального движения с требованиями создания независимой государственности, обещанной шерифу Мекки Хусейну англичанами в 1915 г. в обмен на активную поддержку арабскими племенами военных действий против Турции [1]. Созванный в марте 1919 г. Всеобщий сирийский конгресс провозгласил эмира Фейсала, сына шерифа Мекки, королём арабского государства с центром в Дамаске. Конгресс принял решение о том, что арабское государство должно быть парламентской монархией, основанной на «демократических принципах в соответствии с децентрализованной системой правления, гарантирующей права меньшинств». На эти два пункта — децентрализацию и права меньшинств — сирийские правоведы обращают особое внимание в контексте выработки новой конституции.

Проекту основного закона 1919 г. равно, как и образованию независимого арабского государства, не суждено было воплотиться в жизнь. По известному соглашению Сайкса-Пико в Дамаск вступили французские войска, что положило начало французскому протекторату (1920-1942 гг.). Развитие правовой системы Сирии в период мандата Франции было беспорядочным в силу французских экспериментов с перекройкой подмандатной территории по конфессиональному признаку, но всё же способствовало зарождению начал западного парламентаризма.

В таком ключе и проходила разработка выборным Учредительным собранием проекта конституции единой и независимой сирийской республики, который был отклонён французскими властями. В мае 1930 г. Верховный комиссар в одностороннем порядке ввёл в действие французский вариант конституции. Вместо независимого государства Сирия была признана «независимым политическим образованием» (ст. 2), но по-прежнему находящимся в подчинении французских властей (ст. 116) [2].

Конституция 1930 г. была построена на общих принципах республик парламентского типа, заимствованных из Конституции Франции 1875 г. Президент избирался однопалатным парламентом. В его компетенцию входило назначение главы правительства и, по представлению последнего, министров. Сирия провозглашалась единым политическим образованием, нация — источником власти.

В последующем Франция перешла от частичных политических уступок к прямому силовому давлению, взяв курс на установление в стране военной диктатуры в расчёте использовать Сирию как военный плацдарм накануне приближавшейся мировой войны. В сентябре 1939 г. президент Сирии подал в отставку, парламент был распущен, а действие конституции 1930 г. приостановлено.

В первый постколониальный период Сирия вступила в долгую полосу военных переворотов (в 1949–1963 гг. власть менялась девять раз в результате вмешательства военных, из них четыре раза только с 1949 по 1951 г.). Даже в это время она с небольшими перерывами оставалась по форме правления республикой парламентского типа, хотя на деле политическую жизнь контролировали армия и силы безопасности. На принципах парламентаризма были основаны и проект Конституции 1949 г., разработанный после прихода к власти Хосни Заима, и Конституция 1950 г., введённая в действие после очередного военного переворота под руководством полковника А. Шишакли. Как говорилось в пояснительной записке к проекту Конституции 1949 г., «парламентская система лучше всего подходит для сирийской республики, поскольку даёт возможность нации осуществлять надзор за исполнительной властью и соответствует настроениям народа» [3].

Сторонники ограничения полномочий президентской власти придают особо важное значение Конституции 1950 г., т. к. она была принята демократическим путем через Учредительную ассамблею, созванную на выборной основе. В отличие от других «недолговечных» конституционных актов в период «чехарды» во власти эта конституция по сирийским меркам того времени действовала с некоторыми изменениями достаточно долго, вплоть до 1958 г. Единственным исключением был трёхлетний период с 1951 по 1954 гг., когда А. Шишакли, остававшийся с 1949 г. начальником Генерального Штаба, совершил новый военный переворот, отменил Конституцию 1950 г. и установил режим прямой военной диктатуры. Выработанная в этих условиях новая конституция значительно расширила полномочия президента. После свержения 25 февраля 1954 г. режима А. Шишакли, избранного в ходе референдума президентом страны, документ 1950 г. был восстановлен.

Отличительные особенности Конституции 1950 г. сводятся к таким её положениям, как примат законодательной ветви власти (президент избирается выборным парламентом, который рассматривает вопрос о доверии правительству), объявление исламской юриспруденции основным источником законодательства (эта статья сбалансирована указанием на свободу вероисповедания и уважение государством всех религий и личного статуса граждан независимо от их конфессиональной принадлежности), введение надзора за исполнением конституции со стороны Верховного суда, закрепление административной децентрализации как принципа государственного устройства. Эти положения были результатом компромисса между политическими силами, которые боролись за власть в переходный период, сопровождавшийся внутренней нестабильностью. Конечно, военные режимы на практике нарушали формально демократические положения Конституции, но для того времени, когда шло становление национальной государственности, она представляла собой вполне современный основной закон государства.

Сирийские юристы, анализируя опыт первых двух десятилетий после провозглашения независимости, приходят к выводу о том, что разработчики будущей конституции должны заложить в неё жёсткие положения, ограничивающие вмешательство армии в политику. Кроме того, по их мнению, с учётом частых конституционных перемен в истории Сирии необходимо ужесточить процедуры изменения основного закона.

В дальнейшем конституционное и политическое развитие Сирии находилось под воздействием лозунгов панарабского национализма и «арабского единства», характерных для «романтической» эпохи в постколониальной эволюции арабского мира. На этой волне, когда Египет был признанным лидером в регионе, между ним и Сирией в 1958 г. было образовано единое государство — Объединённая Арабская Республика во главе с президентом Насером. Это была, пожалуй, самая яркая историческая попытка арабской интеграции, закончившаяся через три года неудачей после военного переворота в Дамаске. Победили сирийские националисты, посчитавшие, что Египет превращает Сирию в свой придаток.

После отделения от Египта в 1961 г. были проведены выборы в очередное Учредительное собрание, которое избрало президента и приняло решение о восстановлении Конституции 1950 г. с внесением в неё существенных поправок. Глава государства получил право роспуска парламента, а исполнительная власть, представленная Советом министров, созываемым под председательством президента, наделялась компетенциями также и в законотворчестве.

Начиная с этого времени, в Сирии стала закрепляться тенденция к отходу от западных норм в государственном праве в сторону формирования президентской республики с жестко централизованной системой правления.

Военный переворот 8 марта 1963 г. ознаменовал собой приход к власти армейских группировок, передавших право на формирование гражданского правительства представителям Партии арабского социалистического возрождения как наиболее крупной политической организации в стране. В баасистской историографии этот военный переворот определяется как революция 8 марта. С тех пор развитие государственно-правовой системы Сирии было поставлено под воздействие партии БААС и её юнионистско-социалистической программы с заявкой на общеарабское значение. В условиях продолжавшейся внутрипартийной борьбы и вмешательства армии происходила частая смена правительств, принимались временные конституции, имевшие сильную идеологическую окраску. Неизменным оставалось закрепление, по сути, однопартийной системы и коллективного руководства на партийном и государственном уровнях с центром принятия решений в Региональном руководстве партии. Смена баасистских режимов продолжалась до 13 ноября 1970 г., когда власть при поддержке армии захватила фракция Х. Асада. 12 марта 1971 г. состоялся референдум, в результате которого, по предложению временного регионального руководства БААС, Х. Асад был избран президентом, а позднее и Генеральным секретарём.

Конституция 1973 года и зарождение протестных настроений

Постоянная Конституция Сирии была принята путем всеобщего референдума только 12 марта 1973 г. и продолжала действовать до 2012 г. Государственный строй и политическая система, утвержденные в этой Конституции, подвергались критическому анализу со стороны оппозиционных политических партий. Прежде всего жёсткое отторжение вызывала однопартийная система, прикрытием которой служил Прогрессивный национальный фронт (ПНФ), созданный в 1972 г. В него вошли подписавшие Хартию фронта партии и движения, которые рассматривались партией БААС в качестве союзников. Однако принятые программные документы Фронта полностью отражали политические и идеологические установки БААС. Ряд положений Хартии и Устава ПНФ закреплял за ней фактически монопольное право на власть [4]. Оппозиционные политические силы, не входящие в ПНФ, действовали практически полулегально или, как, например, организация «Братья-мусульмане», после прихода к власти партии БААС ушли в подполье.

Наибольшее неприятие связано с нижеследующими особенностями Конституции 1973 г.

Конституция не была разработана ни Учредительным собранием, ни избранным парламентом, как это делалось при принятии предыдущих постоянных конституций.

  • Закрепление в ст. 8 роли партии БААС в качестве «руководящей силы в государстве и обществе». Это способствовало созданию такого единого партийно-государственного механизма, при котором правящая партия выступала центром принятия решений, формирующим внутреннюю и внешнюю политику государства.
  • Чрезвычайно широкие прерогативы главы государства, выходящие за рамки полномочий, традиционно принятых в республиках президентского типа. Президент занимает пост Генерального секретаря Общеарабского руководства партии БААС, регионального руководства сирийской БААС, главнокомандующего вооружёнными силами, а также председателя Центрального руководства ПНФ. Его власть, по существу, не имеет противовесов, за исключением ответственности перед партийным руководством, которое выдвигает кандидатуру президента и одобряет список кандидатов для последующего вынесения его на выборы в парламент (Народный совет). Конституция предметно не разграничивает рамки законодательных полномочий парламента с одной стороны и главы государства с другой. Законодательные полномочия президента во многом превосходят аналогичные функции верховного представительного учреждения. Президент наделён, например, правом издавать декреты, имеющие силу закона, не только в промежутках между сессиями парламента, но и во время его созыва в случаях, если это вызвано срочной государственной необходимостью. А поскольку парламент работал в среднем шесть месяцев в году, на практике это приводило к приоритету президентских декретов-законов, утверждавшихся парламентом задним числом.
  • Принижение роли правительства. Глава правительства и министры вплоть до их заместителей назначаются президентом и практически не несут ответственности перед выборным органом законодательной власти, выполняя чисто административно-управленческие функции.
  • Закрепление 50% мест в парламенте за рабочими и крестьянами, что сужает возможности других социальных слоёв оказывать влияние на законотворчество и участвовать в общественно-политической жизни (кроме того, ст. 49 устанавливает партийный контроль за деятельностью общественных организаций).
  • Нарушение принципа независимости судебной власти. Члены всех судебных органов назначаются Высшим советом магистратуры, возглавляемым президентом.
  • Отсутствие положений, определяющих права национальных меньшинств, кроме общей формулировки о равенстве граждан перед законом. Само название страны — Сирийская Арабская Республика — вызывает отторжение у курдского населения.
  • Отсутствие указания на отмену изданных в 1960-е гг. законов, ущемляющих права граждан и противоречащие формально демократическим статьям самой Конституции, таких, как закон «О чрезвычайном положении», «О защите революции», «О военных судах» и др.

Вместе с тем следует отметить, что Конституция 1973 г. содержала целый ряд общепринятых положений, закрепляющих личные свободы и демократические права граждан, в том числе права в социально- экономической сфере. Правоприменительная практика в условиях однопартийного правления расходилась с требованиями основного закона, что вело к накоплению протестных настроений в обществе, вылившихся в массовые народные выступления, начиная с марта 2011 г.

Башар Асад и неоправданные надежды

Унаследовав власть от своего многоопытного отца, авторитарно правившего Сирией без малого 30 лет (1971–2000 гг.), Б. Асад получил вначале кредит доверия со стороны международного сообщества и внутри страны. Избрание на пост президента представителя нового молодого поколения пробудило в сирийском обществе надежды на скорые перемены. Однако этим надеждам не суждено было воплотиться в жизнь. Проведя экономическую либерализацию в начале 2000-х гг., Б. Асад не смог преодолеть сопротивление «старой гвардии» в партийном руководстве и службах безопасности, которая и обеспечила сложные конституционные и политические процедуры перехода власти от отца к сыну. Политическая система при этом оставалась неизменной, несмотря на серьёзные демократические перемены, произошедшие в регионе и мире в целом.

Перед лицом угрозы перерастания уличных протестов в гражданскую войну сирийское руководство пошло по пути сочетания силового воздействия с уступками, от которых оно десятилетиями отказывалось. 17 апреля 2011 г. президент Б. Асад объявил о предстоящем введении по сирийским стандартам далеко идущего «пакета реформ» с тем, чтобы устранить, как он признал, «появившийся разрыв между институтами государства и сирийскими гражданами» [5]. 3 августа был издан Декрет №100 «О политических партиях», положивший начало отказу от партийной монополии на власть, а через месяц в парламент был внесен проект нового закона о средствах массовой информации. Декретом №101 был введен в действие Закон «О всеобщих выборах». 16 октября президент своим указом сформировал специальную комиссию по подготовке проекта конституции, состоящую из 29 членов (все сирийские конституции до прихода к власти партии БААС разрабатывались избираемыми Учредительным собранием или Конституционной ассамблеей) [6]. Проект новой конституции был одобрен на референдуме 26 февраля 2012 г.

Конституция 2012 г. стала девятым по счёту основным законом сирийского государства. Основные изменения по сравнению с Конституцией 1973 г. сводятся к следующему. Значительно нивелирована прежняя идеологическая окраска. Из текста конституции теперь сняты любые упоминания баасизма. Удалены все статьи, в которых содержится упоминание социализма (в прежней конституции таких статей было 12). Вместо этого акцент сделан на концепции «права человека».

Самым существенным изменением была отмена монополии на власть партии БААС (ст. 8) и введение многопартийности. Система власти, говорится в ст. 8, основана на принципе «политического плюрализма». Дискриминация в политической жизни по религиозному, конфессиональному, расовому, региональному, социальному, профессиональному, гендерному признаку по новой конституции недопустима. Одновременно введён запрет на создание партий по религиозному или этническому признаку. Гарантируется соблюдение культурного многообразия сирийского общества, всех его слоёв и групп. Существенно расширен раздел о политических правах и свободах граждан, включая право на собрания и демонстрации, забастовки, образование общественных организаций и независимых профсоюзов (ст. 43-45).

Однако всех этих изменений, важных по своей демократической направленности, оказалось недостаточно, чтобы снять остроту напряжённости в условиях, когда началось внешнее вмешательство и конфликт перешел в военную фазу. С другой стороны, следует отметить, что сама законная власть в Сирии своей неспособностью своевременно осознать необходимость реформ и силовым ответом на вначале мирные требования (отмена ст. 8 было одним из них) дала повод для постановки вопроса о своей состоятельности. Монополия партии БААС на власть давно превратилась в анахронизм, а её лозунг «единство, свобода, социализм» потерял свою былую привлекательность. Период с 2000 по 2010 гг. многими ближневосточными экспертами расценивается как «время упущенных возможностей». Если десятилетняя гражданская война в Алжире явилась следствием поспешного проведения политических реформ, то Сирия — классический пример того, к каким тяжёлым последствиям ведёт консервация исчерпавшей свой ресурс политической системы.

Оппозиция, раздираемая разногласиями по многим другим вопросам, имеет целый ряд замечаний по способу принятия и самому содержанию Конституции 2012 г. Одобренная на референдуме в условиях нараставшего гражданского конфликта, она, по мнению оппозиционеров, не может считаться продуктом национального консенсуса. Конституционная комиссия была образована прямым декретом президента, то есть путём назначения. Проект Конституции не прошёл стадию публичного общественного обсуждения, что в условиях вооружённых столкновений, принимавших всё более масштабный характер, вряд ли было практически возможным. Возражения, по существу, вновь сводятся к отсутствию записи в Конституции о разделении властей, а также к требованиям ввести ограничения на полномочия президента (в этой части Конституция претерпела незначительные изменения), расширить права местных органов управления и этнических меньшинств в сторону децентрализации, обеспечить независимость судебной власти.

Централизация или децентрализация?

В центре заочно проходящих дискуссий между правительством и оппозицией, по сути, находятся такие судьбоносные для Сирии вопросы, как её будущие форма правления, государственное устройство, политический режим.

Решение этих вопросов по принципу «победитель получает всё» представляется нереальным, чреватым в будущем взрывами новых конфликтов со стороны потерпевшего поражение суннитского большинства. Возможности Дамаска и дальше при поддержке своих союзников расширять зону правительственного контроля на север и на восток значительно ограничены. Продвижение вперед на этих направлениях грозит прямыми столкновениями с Турцией и Соединёнными Штатами, воинские контингенты которых размещены в анклаве Африн и в провинции Идлиб, а также в ряде районов восточнее Евфрата, недалеко от границы с Ираком. Военное присутствие Ирана, «Хезболлы» и подконтрольных Ирану шиитских воинских формирований на южных границах Сирии категорически неприемлемо для Израиля, который открыто демонстрирует свою решимость противодействовать «иранской угрозе». Поэтому широковещательные заявления президента Башара Асада об освобождении «каждой пяди» сирийской территории без привязки к широкому политическому контексту выглядят оторванными от действительности (1; 2). Такой подход грозит рисками вовлечения России в вооруженные столкновения с Соединёнными Штатами, Израилем, а возможно, и с Турцией. Это может произойти в результате случайного стечения обстоятельств или как следствие преднамеренных провокаций.

Возвращение к прежней жёстко централизованной системе государственного управления после многолетней гражданской войны на практике вряд ли достижимо. До известной степени децентрализация уже произошла. В районах, контролируемых оппозицией, были созданы органы местного самоуправления, которые в случае достижения компромиссных договорённостей с правительством могут стать прообразами национального примирения снизу.

В постконфликтный период любое центральное правительство в Дамаске неизбежно столкнётся с трудностями в случае односторонних силовых попыток восстановить органы местной администрации в отдалённых районах, особенно на севере и востоке страны. И дело здесь не только в отсутствии достаточных финансовых средств и в разрушенной ресурсной и инфраструктурной базе. За годы войны на многих территориях Сирии, считающихся лояльными правительству, местная власть сосредоточилась в руках различного рода милицейских формирований (так называемых сил самообороны) и других негосударственных теневых структур, полностью не подконтрольных Дамаску. Основу их влияния составляет военная экономика, питающая такие антисоциальные явления, как разгул контрабанды и торговли на «чёрном рынке», грабежи и вымогательство, похищения людей и культурных ценностей.

С другой стороны, правомерен вопрос о том, до каких пределов может идти децентрализация. Построение системы местных органов власти на принципах централизации уходит своими корнями в историю образования сирийской государственности. На протяжении долгих лет эта история сопровождалась борьбой против попыток Франции расчленить подмандатную ей территорию на квазинезависимые государственные образования. Поэтому неудивительно, что сохранение территориальной целостности — один из немногих вопросов, по которому нет серьёзных расхождений между правительством и разрозненной оппозицией.

Федеративные требования вряд ли жизнеспособны. В арабском мире такие формы государственного устройства не имели успеха. Неудачный опыт Ирака и Йемена тому подтверждение. Видимо, лучший выбор — двигаться по пути поиска таких форм административной и культурной автономии, которые удовлетворяли бы потребности национально-этнических меньшинств и в то же время оставляли бы механизмы страховки от территориальной дезинтеграции.

Точки соприкосновения потенциально могут быть найдены на почве «унитарно-децентрализованной» системы, как называет её ряд представителей оппозиции в ходе неформальных закрытых дискуссий с участием и российских экспертов. В этой связи они допускают, чтобы в качестве основы для переговоров по этим вопросам был взят закон «О местном самоуправлении», введённый в действие президентским Декретом № 10723 августа 2011 г. Согласно этому Закону, местным органам власти различных уровней, сформированным на выборной основе и частично путём назначения, передаются достаточно широкие полномочия в области самоуправления. Однако их деятельность поставлена под жёсткий контроль со стороны губернаторов, назначаемых президентом, а также представителей правительства (созданный в этих целях Высший совет по местной администрации возглавляется премьер-министром).

Что касается формы правления, то здесь также возможны компромиссные решения, которые будут заключаться в обобщении всего опыта конституционного развития Сирии, в том числе и опыта парламентаризма с его позитивными и негативными сторонами. Государства на Ближнем Востоке, как бы они ни отличались по формам правления, характеризуются сильной верховной властью. И эти традиции не были сломаны чередой революций периода «арабской весны». Опыт Ирака показал, что свержение режима, стержнем которого долгие годы была однопартийная модель, вызывает коллапс всей политической системы и атрибутов государственности. Заполнить вакуум власти для США оказалось намного труднее, чем одержать военную победу. Парламентаризм в его западном понимании не ложится на исторические традиции арабского общества. Особенно это относится к таким полиэтническим и поликонфессиональным государствам, как Сирия и Ирак. В иракском случае установление парламентской системы по западному образцу обернулось приходом к власти представителей шиитского большинства и стало предпосылкой автократических способов правления в период премьер-министра Н. Малики. Это толкнуло часть суннитского населения на путь вооруженного сопротивления. Что касается Сирии, то после семилетней гражданской войны трудно ожидать, что жесткая, а тем более персонифицированная централизация власти будет воспринята обществом.

Новая сирийская конституция: оптимальный сценарий

Неформальные обсуждения вышеперечисленного круга вопросов показывают, что из всех вариантов дальнейшего конституционного развития наиболее предпочтительным выглядит взятие за основу Конституции 2012 г. с внесением в неё ряда существенных поправок. Принятие временной конституции (декларации), как это было на переходном этапе в Египте, имеет, по мнению экспертов, свои плюсы. Однако в отсутствие гарантий стабильности может возникнуть опасность разрыва правового поля и образования политического вакуума в случае, если новое обострение обстановки помешает принятию постоянной конституции. Конституция 1950 г. также не может быть компромиссной альтернативой, хотя отдельные её положения вполне актуальны для усиления законодательной ветви власти в новой модели разделения властей.

В конце января 2018 г. по инициативе России был созван Конгресс сирийского национального диалога, представляющий широкий спектр слоёв сирийского общества: представителей лояльных правительству и оппозиционных политических партий, гражданских организаций, этнических, конфессиональных и социальных групп. Конгресс одобрил общие принципы государственного строительства и принял принципиальное решение о составе Конституционного комитета в количестве 150 членов. В это число входят представители правительства, оппозиции и независимых сирийских экспертов, представляющих гражданское общество. Президент Сирии Б. Асад в ходе встречи с президентом РФ В. Путиным в Сочи 17 мая объявил о готовности в ближайшее время направить в Конституционный комитет список делегатов от правительства.

Окончательное решение о критериях отбора членов Комитета, о его мандате, порядке работы, полномочиях и правилах процедуры должно быть принято в рамках сирийско-сирийских переговоров под эгидой ООН. Согласно договорённостям, достигнутым в Женеве между сирийцами, подготовка конституции и выборы входят в «корзины» 2 и 3 в повестке политического процесса. Аппарату Специального представителя Генерального секретаря ООН предстоит большая работа по приведению к общему знаменателю уже наработанных и новых предложений по проекту конституции Сирии и согласованию последовательности дальнейших шагов в контексте политического перехода.

На начальном этапе важно подвести сирийские стороны к взаимоприемлемым договорённостям по составу Комитета. Этот вопрос уже стал предметом острых дебатов как между правительством и различными оппозиционными платформами, так и между самими оппозиционерами. Дамаск, со своей стороны, не скрывает намерения обеспечить в составе Комитета правительственное большинство. Международный посредник считает оптимальным ограничить численность Комитета пятьюдесятью членами. На следующем этапе переговоров предстоит решить ещё более трудную задачу. С учётом того, что решения Комитета, как было согласовано ранее, должны приниматься путём консенсуса, любая из трёх составляющих его групп может наложить вето. При такой процедуре и в условиях продолжения военных действий обсуждение поправок в конституцию может быстро зайти в тупик.

Сирийский кризис уже давно стал общей болью всего международного сообщества. В конечном счёте проблема состоит в том, как, какими средствами и стимулами внешнего воздействия помочь самим сирийцам, которые пока недоговороспособны, найти ту грань компромисса, которая позволит вернуть Сирию к стабильному развитию на базе нового социального контракта между властью и обществом. Становится всё более очевидным, что нынешний опасный тупик стал практически непреодолимым без задействования в полной мере многосторонних механизмов, пользующихся поддержкой России, ведущих западных и региональных держав. Последние заявления российских официальных представителей о готовности рассматривать предложения так называемой «малой группы» в составе США, Германии, Франции, Англии, Саудовской Аравии и Иордании открывают такие возможности.

Возврат к статус-кво, действовавшему до 2011 г. при таком подходе не представляется реальным сценарием на будущее. Равно как и «победоносные расчёты» сторонников жёсткой линии в Дамаске ограничиться поверхностными реформами с сохранением прежней политической системы по типу Национального фронта, который служил прикрытием привилегированного положения партии БААС во властной структуре. Оппозиция, со своей стороны, должна считаться с тем, что сирийский режим с помощью своих союзников, в первую очередь России, выстоял в жестокой гражданской войне и в борьбе с таким феноменом международного терроризма, как ИГ. Его уже не получится «снести», что казалось возможным в начале «арабской весны», и поэтому выдвижение сирийскими сторонами максималистских требований ведет лишь к продолжению конфликта, не имеющего военного решения.

1. Об этом периоде, известном в истории как «арабское пробуждение», см. в книге В.В. Наумкина. Несостоявшееся партнерство: Советская дипломатия в Саудовской Аравии между двумя мировыми войнами. Москва: ИВРАН, Аспект Пресс,2018. С.32-45.

2. Д-р Камаль Гали, Принципы конституционного законодательства и политических систем, Дамаск, 1978, стр. 553 (на арабском языке).

3. См. Там же. Стр. 542-543.

4. Сапронова М. А. Политические системы арабских стран: М., Юрайт, 2018. С. 110.

5. Wieland C. Syria — A Decade of Lost Chances: Repression and Revolution from Damascus Spring to Arab Spring. Seattle: Cune Press, 2012. P. 32.

6. Сапронова М. А. Указ соч. С. 263.


Нужна ли Сирии новая конституция? — Клуб «Валдай»

Принятие временной конституции в Сирии имеет свои плюсы, но в отсутствие гарантий стабильности возникает опасность разрыва правового поля. Конституция 1950 года не может быть альтернативой, хотя отдельные её положения могут быть использованы для усиления законодательной ветви власти. Как найти ту грань компромисса, которая позволит вернуть Сирию к стабильному развитию на базе нового социального контракта между властью и обществом?

С разгромом ДАИШ* в международных дискуссиях на различных экспертных площадках, проходящих в формате «второго трека», на первый план всё чаще выходят вопросы послевоенного обустройства Сирии. Хотя террористическая угроза и не снята полностью (в провинции Идлиб «окопались» боевики бывшей «Нусры»*, связанной с «Аль-Каидой»*), обсуждение на уровне экспертов государственно-политических реформ в комплексе с экономической реконструкцией и обеспечением безопасности призвано оказать содействие в прекращении насилия и продвижении политического процесса, ведомого, разумеется, самими сирийцами. Вместе с тем любое конфликтное урегулирование, чтобы быть перспективным, предполагает обязательные компромиссы.

Сирийско-сирийские переговоры имеют под собой международно-правовую базу в виде резолюции 2254 Совета Безопасности ООН. В этом документе содержится своего рода «дорожная карта», принятая за основу всеми влиятельными внешними и региональными акторами и дающая общие ориентиры сторонам конфликта и Специальному представителю Генерального Секретаря ООН. На практике, однако, до обсуждения между правительством Сирии и оппозицией субстантивных положений резолюции дело так и не доходило, несмотря на попытки международного посредника Стаффана де Мистуры вывести стороны на прямые переговоры.

При всех разночтениях последовательности шагов в переходный период постепенно вырисовывается более или менее общее понимание о том, что отправным пунктом должно быть начало конституционного процесса. Работе над этими вопросами уделяется первостепенное внимание в «команде» спецпредставителя Генерального Секретаря ООН. Россия внесла на рассмотрение сирийцев свой проект новой конституции, исходя из того опыта, что сдвинуть переговоры процессы с мёртвой точки не представляется возможным без наличия у конфликтующих сторон какого-то стартового документа, содержащего основу для компромисса.

Государственное устройство послевоенной Сирии и его конституционная легитимация – один из ключевых вопросов в ходе политического процесса. Именно вокруг этого вопроса концентрируется в конечном счёте весь клубок межсирийских разногласий и соответственно сталкивающиеся интересы внешних сил.

Подходы самих сирийцев существенно разнятся не только по содержанию, но и по порядку принятия новой конституции. Представители официального Дамаска даже подвергают сомнению саму необходимость принятия новой конституции, полагая, что возможно ограничиться внесением поправок в действующую конституцию 2012 года. Оппозиция, несмотря на постоянные разногласия по другим вопросам, выработке новой конституции Сирии придает принципиальное значение. В ходе экспертных дискуссий высказываются также предложения о принятии временной конституции или конституционной декларации, в которой бы были чётко обозначены сроки и порядок принятия постоянной конституции. Нужен какой-то переходный период в целях восстановления доверия и создания условий для национального консенсуса по проекту постоянной конституции. Во временную конституцию сторонники такого подхода предлагают включить вопросы как бы временного действия, обычно не подлежащие регулированию постоянными конституциями. В сирийском случае это, в частности, права беженцев и перемещённых лиц, проблемы гражданства и документов, удостоверяющих личность, роспуск милиций и их реинтеграция в общество, урегулирование возникших в ходе конфликта имущественных споров.

Постоянная конституция Сирии была утверждена путём всеобщего референдума 12 марта 1973 года и продолжала действовать до 2012 года. Государственный строй и политическая система по этой конституции подвергалась критическому анализу со стороны оппозиционных политических партий, не вошедших в Национальный прогрессивный фронт и в отсутствие многопартийности действовавших нелегально. Наибольшее неприятие вызывали следующие её особенности.

  • Конституция не была разработана ни Учредительным собранием, ни избранным парламентом, как это делалось при принятии предыдущих постоянных конституций.

  • Закрепление в статье 8 роли партии БААС в качестве «руководящей силы в государстве и обществе».

  • Чрезвычайно широкие прерогативы главы государства, выходящие за рамки полномочий, традиционно принятых в республиках президентского типа.

  • Принижение роли правительства.

  • Закрепление 50% мест в парламенте за рабочими и крестьянами, что сужает возможности других социальных слоёв оказывать влияние на законотворчество и участвовать в общественно-политической жизни.

  • Нарушение принципа независимости судебной власти. Члены всех судебных органов назначаются Высшим советом магистратуры, возглавляемым президентом.

  • Отсутствие положений, определяющих права национальных меньшинств кроме общей формулировки о равенстве граждан перед законом. Само название страны – Сирийская Арабская Республика – вызывает отторжение у курдского населения.

  • Жёсткий контроль за местными органами (народные советы) со стороны назначаемых президентом губернаторов и правительства.

Перед лицом угрозы перерастания уличных протестов в гражданскую войну сирийское руководство пошло по пути сочетания силового воздействия с уступками, от которых оно десятилетиями категорически отказывалось. 16 октября 2011 года президент сформировал комиссию по подготовке проекта новой конституции, который был одобрен на референдуме 26 февраля 2012 года.

Ныне действующая конституция 2012 года имеет целый ряд текстуальных отличий от конституции 1973 года. Значительно нивелирована прежняя идеологическая окраска. Самым существенным изменением была отмена монополии партии БААС на власть (статья 8) и введение многопартийной системы. Политическая система, говорится в статье 8, основана на принципе «политического плюрализма». Дискриминация в политической жизни по религиозному, конфессиональному, расовому, региональному, социальному, профессиональному, гендерному признаку по новой конституции недопустима. Создание политических партий на основе этих признаков также запрещено. Гарантируется соблюдение культурного многообразия сирийского общества, всех его слоёв и групп. Существенно расширен раздел о политических правах и свободах граждан, включая право на собрания и демонстрации, забастовки, образование общественных организаций и независимых профсоюзов (статьи 43–45).

Однако всех этих изменений, важных по своей демократической направленности, оказалось недостаточно, чтобы снять остроту напряжённости в условиях, когда началось внешнее вмешательство и конфликт перешёл в военную фазу. С другой стороны, нельзя не отметить, что законная власть в Сирии своей неспособностью своевременно осознать необходимость перемен и силовым ответом на вначале мирные требования политических реформ дала повод для постановки вопроса о своей несостоятельности.

Если десятилетняя гражданская война в Алжире явилась следствием поспешного проведения политических реформ, то Сирия – классический пример того, к каким тяжёлым последствиям ведёт консервация исчерпавшей свой ресурс политической системы. Сирийское руководство не смогло не только адекватно отреагировать на бурные изменения в регионе, но и правильно оценить характер глубоких перемен, происходящих в мире на новом витке его исторического развития.

Оппозиция, раздираемая разногласиями по многим другим вопросам, имеет целый ряд замечаний по способу принятия и самому содержанию конституции 2012 года. Одобренная на референдуме в условиях нарастающего гражданского конфликта, она, по мнению оппозиционеров, не может считаться продуктом национального консенсуса. Конституционная комиссия была образована прямым декретом президента, то есть путём назначения. Проект конституции не прошёл стадию публичного общественного обсуждения, что в условиях вооружённых столкновений вряд ли было практически возможным. Возражения по существу вновь сводятся к отсутствию недвусмысленной записи в конституции, указывающей на разделение властей, к требованиям ввести ограничения на полномочия института президентской власти (в этой части конституция претерпела незначительные изменения), расширить права местных органов власти и этнических меньшинств в сторону децентрализации, обеспечить независимость судебной власти.

По существу в центре заочно проходящих дискуссий между правительством и оппозицией речь идёт о таких судьбоносных для Сирии вопросах, как её будущие форма правления и государственного устройства, а также характер политического режима.

Решение этих вопросов по принципу «победитель получает всё» представляется невозможным. Более того, такой подход грозит вспышкой новых конфликтов, поскольку с разгромом ДАИШ возможности военного решения, как показывает последняя эскалация вооружённых действий на севере и востоке страны, сильно сужаются.

До известной степени децентрализация уже произошла. В этих районах созданы де-факто органы местного самоуправления, которые в случае достижения компромиссных договорённостей между правительством и оппозицией могут стать прообразами национального примирения снизу. Всё дело в том, до каких пределов может идти децентрализация, не подвергая угрозе единство и территориальную целостность государства. Федеративные требования вряд ли жизнеспособны. В арабском мире федеративные формы государственного устройства не имели успеха. Неудачный опыт Ирака и Йемена тому подтверждение. Видимо, лучший выбор – двигаться по пути поисков таких форм административной и культурной автономии, которые удовлетворяли бы потребности национально-этнических меньшинств и в то же время оставляли механизмы страховки от территориальной дезинтеграции.

Что касается формы правления, то здесь также возможны компромиссные решения на путях объективного обобщения всего опыта конституционного развития Сирии, в том числе и опыта парламентаризма с его позитивными и негативными сторонами. Государства на Арабском Востоке, как бы они не отличались по формам правления, характеризуются сильной верховной властью. И эти традиции не были сломаны чередой революций периода «арабской весны». Опыт Ирака показал, что свержение режима, стержнем которого долгие годы была однопартийная система, вызывает коллапс всей политической системы и атрибутов государственности. Заполнить вакуум власти оказывается намного труднее, чем одержать военную победу. Парламентаризм в его западном понимании не ложится на исторические традиции арабского общества. Особенно это относится к таким полиэтническим и поликонфессиональным государствам, как Сирия и Ирак. В иракском случае установление парламентской системы по западному образцу обернулось приходом к власти представителей шиитского большинства и автократическими способами правления периода премьер-министра Нури аль-Малики, что толкнуло часть суннитского населения на путь вооружённого сопротивления. Что касается Сирии, то после семилетней гражданской войны трудно ожидать, что жёсткая, тем более персонифицированная, централизация власти, будет воспринята обществом.

Неформальные обсуждения этого круга вопросов показывают, что из всех вариантов дальнейшего конституционного развития наиболее предпочтительным выглядит взятие за основу конституции 2012 года с внесением в неё ряда существенных поправок. Принятие временной конституции (декларации), как это было на переходном этапе в Египте, имеет, по мнению экспертов, свои плюсы, но при этом в отсутствие гарантий стабильности возникает опасность разрыва правового поля. Конституция 1950 года не может быть компромиссной альтернативой, хотя отдельные её положения могут быть использованы для усиления законодательной ветви власти в новой конструкции разделения властей.

В настоящее время аппарату Специального представителя Генерального Секретаря ООН предстоит большая работа по приведению к общему знаменателю уже наработанных и новых предложений по проекту конституции Сирии и согласованию последовательности дальнейших шагов в контексте политического урегулирования. Возврат к статус-кво до 2011 года не представляется возможным – равно как и проведение реформ согласно представлениям радикальной части оппозиции, тем более исламистски ориентированной. Проблема в том, как найти ту грань компромисса, которая позволит вернуть Сирию к стабильному развитию на базе нового социального контракта между властью и обществом.

*Запрещено в РФ.

Все федерации мира – Власть – Коммерсантъ

В настоящее время в мире насчитывается 27* федеративных государств. Как они были созданы, какое влияние субъекты имеют на центральную власть, а она на них, как разграничены полномочия между ними — читайте в справочнике “Ъ”.

Авторы-составители: Вадим Зайцев, Евгений Козичев, Кирилл Урбан, Ольга Шкуренко

Авторы заранее признательны за любые уточнения, которые можно направить электронной почтой по адресу: [email protected]

Австрийская Республика

Дата создания: 18 ноября 1918 года

Форма правления: парламентская республика

Место в мире: площадь — 83,9 тыс. кв. км (112-е место в мире), население — 8,8 млн (97-е), ВВП — $386 млрд (28-е)

Составные части: девять земель, одна из которых — столица

Возникла после распада Австро-Венгерской монархии, первоначально называлась Немецкой Австрией и планировала стать частью Германии. Не существовала в качестве независимого государства в 1938-1945 годах вследствие присоединения к Третьему рейху. Федеративное устройство закреплено в конституции, принятой в 1920 году Национальным собранием, сформированным на всеобщих выборах.

Конституция устанавливает, что территория Австрии состоит из самостоятельных земель, однако не дает им возможности отделения. Для изменения границ субъектов требуется принятие идентичных законов федерации и земель. При заключении международного договора, изменяющего границы страны, также требуется согласие затронутых земель. Значительное изменение территории Австрии произошло в 1921 году, когда в ее состав вошла земля Бургенланд, право на которую оспаривала Венгрия. В 1922 году Вена вышла из состава Нижней Австрии и стала самостоятельной землей.

Глава государства — всенародно избираемый президент. Тем не менее основные полномочия по управлению страной осуществляет правительство во главе с канцлером. Формально он назначается президентом, однако на практике им становится лидер партии парламентского большинства. Парламент состоит из двух палат. Нижняя (Национальрат) избирается по партийным спискам, верхняя (Бундесрат) состоит из представителей земель (от 3 до 12 в зависимости от численности населения).

В субъектах существуют свои парламенты (ландтаги). Исполнительную власть возглавляет глава правительства (ландесхауптманн), избираемый ландтагом и приводимый к присяге федеральным президентом. Федеральные власти формального влияния на назначение не имеют.

При распределении полномочий, которое закреплено в конституции, явное преимущество отдано федеральным властям. В их ведении находятся не только международные дела, экономика и финансы, безопасность, промышленность и транспорт, но даже школьное образование. Главы управлений общественной безопасности в землях назначаются непосредственно главой МВД Австрии при согласовании с главами земель. Поступления от налогов частично распределяются между бюджетами различных уровней, часть налогов идет исключительно землям (например, поземельный, на содержание пожарных, на доходы со зрелищных мероприятий, охотничьи сборы и т. д.). Принципы распределения доходов устанавливаются законами, принимаемыми каждые пять лет. Земли имеют свои конституции и гражданство, но не имеют своего языка. Они могут заключать международные договоры только с граничащими странами или их частями в пределах своей компетенции и при согласии федеральных властей.

Босния и Герцеговина

Дата создания: 5 апреля 1992 года

Форма правления: парламентская республика

Место в мире: площадь — 51,2 тыс. кв. км (125-е), население — 3,5 млн (133-е), ВВП — $16,6 млрд (113-е)

Составные части: два образования (энтитета) — Республика Сербская (РС) и Федерация Боснии и Герцеговины (ФБГ), а также автономный округ Брчко. ФБГ также имеет федеративное устройство и разделена на десять кантонов

Возникла в результате распада Социалистической Федеративной Республики Югославия. Территориальное устройство закреплено в конституции, принятой в декабре 1995 года в качестве приложения N 4 к Дейтонским соглашениям, положившим конец гражданской войне в республике. Документ не предусматривает возможности отделения составных частей. Тем не менее власти РС неоднократно заявляли о возможности организации референдума о выходе из состава БиГ.

Конституция предусматривает формирование госорганов по национальному признаку. Парламент (Скупщина) состоит из двух палат. Палата представителей избирается по партийным спискам на территории ФБГ (2/3 состава) и РС (1/3 состава). Палата народов (верхняя) включает по пять представителей хорватов, боснийцев и сербов, избираемых парламентами образований. Коллективный глава государства, президиум, состоит из боснийца, хорвата и серба, избираемых в ФБГ и РС соответственно. Председатель Совета министров (правительства) назначается президиумом и утверждается палатой представителей. Кроме того, в стране действует международная администрация во главе с Высоким представителем по БиГ, контролирующим соблюдение Дейтонских соглашений. Он обладает широкими полномочиями, может увольнять местных чиновников, отменять законы и издавать указы.

Конституция перечисляет обязанности центра (внешняя, таможенная и кредитно-денежная политика, внешняя торговля, вопросы иммиграции, воздушное движение и др.). Все прямо не закрепленные за ним полномочия реализуют субъекты, которым предоставлена значительная самостоятельность. Оба образования избирают своих президентов и парламенты, располагают полицией, судебной системой и прокуратурой, статистической и налоговой службами. До 2006 года они также имели свои вооруженные силы, которые теперь объединены и подчинены федеральному министерству обороны. Кроме того, у образований есть свои конституции, гражданство, флаг, герб и гимн. Они могут устанавливать "особые параллельные отношения" с соседними странами, а также заключать международные соглашения с согласия федерального парламента. Округ Брчко, где в отличие от других районов страны нет доминирующей национальности, формально входит в оба энтитета и напрямую подчинен федеральным властям.

Королевство Бельгия

Дата создания: 4 октября 1830 года

Форма правления: конституционная монархия

Место в мире: площадь — 30,5 тыс. кв. км (137-е), население — 11,4 млн (79-е), ВВП — $466 млрд (24-е)

Составные части: три сообщества, три региона и четыре языковые зоны

Бельгия образовалась как унитарное государство, однако в конце XX века в ходе последовательных конституционных реформ стала уникальной многоуровневой федерацией.

Согласно второй статье конституции страна делится на три сообщества, осуществляющих культурно-лингвистическую автономию,— фламандское, французское и немецкоязычное. Третья статья разделяет государство на три региона, имеющих территориально-административную и хозяйственную автономию. Это Фламандский регион, или Фландрия (44,3% территории, 58% населения и 58% ВВП), Валлонский регион, или Валлония (55,2, 32 и 23%), и Брюссельский столичный регион (0,5, 10 и 19%). Четвертая статья определяет четыре языковые зоны — голландскую, французскую, двуязычную столичную и немецкую. Фландрия и Валлония каждая делятся на пять провинций, обладающих значительной самостоятельностью. Границы всех образований могут изменяться только их законодательными органами.

Формально правительство страны назначается королем и утверждается двухпалатным федеральным парламентом. Возглавляет его, как правило, представитель победившей на выборах партии. Конституция требует, чтобы кабинет министров, исключая премьера, состоял не более чем из 14 человек — поровну от фламандской и французской общин. Избирательная система устроена так, что фактически правительства могут сформировать только коалиции. Во время острого политического кризиса 2010 – 2011 годов из-за неспособности партий договориться страна жила без правительства 541 день.

В сферу ответственности регионов входит руководство экономикой, включая внешнюю торговлю и введение местных налогов и сборов, вопросы развития территорий, экологии и др. Сообщества отвечают прежде всего за культуру и образование, а также за некоторые социальные вопросы. Каждый регион и сообщество имеют свои парламент и правительство, однако "фламандские субъекты" их объединили. Компетенция субъектов закреплена в конституции, а центр осуществляет "остаточные", не переданные им полномочия. Это, например, вопросы внешней политики, обороны и борьбы с преступностью, государственных финансов, в том числе перераспределения доходов, ядерной энергетики и управления госкомпаниями. При этом в конституции прописана возможность определения перечня исключительных полномочий федерации, после чего уже регионы получат все оставшиеся полномочия. В настоящее время в богатой Фландрии раздаются голоса о необходимости движения к конфедеративному устройству страны, при котором у центра остались бы только вопросы внешней политики и обороны.

Российская Федерация

Дата создания: 12 июня 1990 года

Форма правления: президентско-парламентская республика

Место в мире: площадь — 17,1 млн кв. км (1-е), население — 146,9 млн (9-е), ВВП — $1,3 трлн (12-е)

Составные части: 22 республики, 9 краев, 46 областей, 1 автономная область, 4 автономных округа и 3 города федерального значения (Москва, Санкт-Петербург и Севастополь)

После распада СССР и до принятия 12 декабря 1993 года первой Конституции РФ вопросы разграничения полномочий между центром и субъектами регулировались подписанным 31 марта 1992 года Федеративным договором. Документ подписали президент Борис Ельцин и полномочные представители всех субъектов бывшей РСФСР, кроме Татарстана и Чечено-Ингушетии. Отношения с Татарстаном урегулировал в 1994 году Договор о взаимном делегировании полномочий. Отделившаяся от Чечни Ингушетия вошла в состав России 4 июня 1992 года по итогам референдума, а статус Чечни окончательно определился с принятием 23 марта 2003 года конституции республики.

По Конституции границы между субъектами могут быть изменены с их взаимного согласия. По этому принципу в 2003-2008 годах в результате объединения регионов через референдумы их число сократилось с 89 до 83. Каждый субъект РФ располагает своим основополагающим актом (конституцией или уставом). Право одностороннего выхода из федерации не предусмотрено, а принятие в состав России нового субъекта возможно на основе международного договора с одобрения Конституционного суда и обеих палат парламента. По такому механизму в 2014 году в состав России вошел Крым. В результате было образовано два новых субъекта — Республика Крым и город федерального значения Севастополь.

Глава государства — всенародно избираемый президент. Высший законодательный орган — Федеральное собрание, состоящее из двух палат — Совета федерации (по 2 представителя от каждого субъекта) и Государственной думы (450 депутатов). Сенатора от законодательной власти региона выбирают из своего числа депутаты регионального заксобрания, от исполнительной — губернатор из тройки предложенных им самим на выборах кандидатов. Депутаты Госдумы избираются всенародно по партийным спискам и одномандатным округам. Высший орган исполнительной власти — правительство РФ во главе с премьер-министром, назначаемым президентом с согласия Госдумы.

Типичная система органов власти в субъектах РФ — губернатор (глава республики, мэр или председатель правительства), законодательное собрание, правительство (администрация), суды. Главы регионов избираются напрямую гражданами или органами законодательной власти субъекта по представлению президента РФ. Законодательные органы состоят из депутатов, избираемых по смешанной мажоритарно-пропорциональной системе.

Компетенция центра и вопросы совместного ведения федерации и субъектов закреплены в Конституции. В ведении РФ находятся вопросы международных отношений, обороны, государственных финансов, ядерная энергетика, космическая деятельность. В совместном ведении — кадры судебных и правоохранительных органов, установление принципов налогообложения, вопросы пользования землей, недрами, вопросы образования и здравоохранения; региональные, международные и внешнеэкономические связи. В исключительном ведении субъектов — их собственные бюджеты, вопросы внутреннего административно-территориального деления, управление региональной собственностью. Государственный язык на всей территории РФ — русский, но Конституция дает право республикам устанавливать свои государственные языки.

Федеративная Республика Германия

Дата создания: 23 мая 1949 года

Форма правления: парламентская республика

Место в мире: площадь — 357 тыс. кв. км (62-е), население — 81,5 млн (16-е), ВВП — $2,94 трлн (5-е)

Составные части: 16 земель, из них 3 фактически являются городами — Берлин, Гамбург, Бремен

Создавалась на территориях американской, британской и французской зон оккупации после Второй мировой войны. Федеративное устройство закреплено в основном законе, который был одобрен парламентами 12 субъектов будущей федерации. Против выступили только в Баварии, но для принятия документа было достаточно поддержки большинства земель.

Основной закон запрещает менять принцип деления страны на земли, однако допускает изменение их территорий, которое требует утверждения на референдуме. По этой процедуре в 1952 году три земли объединились в существующий ныне Баден-Вюртемберг, а в 1996 году провалилось слияние Берлина и Бранденбурга. В 1957 году в ФРГ вступил Саар, бывший до этого французским протекторатом. Самое значительное изменение территории ФРГ произошло в 1990 году, когда в ее состав на основе международного договора вошли пять земель бывшей Германской Демократической Республики (возникла в 1949 году на месте советской зоны оккупации). Право выхода земель из федерации не предусмотрено, попыток выхода не было.

Глава государства — президент, избираемый федеральным собранием. Этот временный орган включает депутатов федерального парламента (Бундестага) и представителей земель. Реальные полномочия находятся в руках у возглавляющего правительство канцлера, который избирается только Бундестагом. Бундестаг избирается по смешанной системе (по округам и по спискам партий). На федеральном уровне регионы представлены отдельным органом Бундесратом. Он формально не является верхней палатой парламента, но его одобрения требуют законы об изменении конституции или затрагивающие вопросы регионов. Земли представлены в Бундесрате членами своих правительств в количестве от трех до шести человек (в зависимости от населения).

В субъектах законодательные функции осуществляют земельные парламенты — ландтаги (в Бремене и Гамбурге называются бюргершафтами, в Берлине — палатой депутатов). Они назначают глав исполнительной власти — премьер-министров или бургомистров (в землях-городах). Федеральные власти формального влияния на назначение не имеют.

Согласно основному закону, в компетенцию федерации входят вопросы обороны, безопасности, международные отношения, финансы, транспорт, почта, связь. Но даже в этих сферах землям даны широкие полномочия. К примеру, главы региональных МВД назначаются премьер-министрами своих земель. Большая часть налогов собирается и распределяется централизованно. За субъектами закреплены поступления от части второстепенных налогов (на имущество, наследство, транспорт), свои налоги они вводить не могут. Земли имеют свои конституции и обладают ограниченной международной правосубъектностью (могут заключать внешние договоры только с согласия центра и по вопросам своей компетенции), однако не имеют своего языка и гражданства.

Швейцарская Конфедерация

Дата создания: 12 сентября 1848 года

Форма правления: парламентская республика

Место в мире: площадь — 41,3 тыс. кв. км (132-е), население — 8,5 млн (99-е), ВВП — $660 млрд (19-е)

Составные части: 26 кантонов

Несмотря на название, является федеративным государством, образовавшимся на основе существовавшего ранее слабого конфедеративного союза. Эволюция конфедерации в федерацию произошла после гражданской войны 1847 года. Основные положения федеративного устройства закреплены в конституции 1848 года и сохраняются в ее последней версии 1999 года. В ней предусмотрено, что изменение состава кантонов требует проведения референдумов в затронутых районах и кантонах, а также на федеральном уровне. Единственное такое изменение произошло в 1978 году, когда от немецкоговорящего кантона Берн отделились франкоговорящие округа, создавшие новый кантон Юра.

Высшим законодательным органом является двухпалатное Федеральное собрание. Депутаты нижней палаты избираются на прямых выборах по пропорциональной системе, причем за каждым кантоном закреплено определенное количество мест в зависимости от населения. Также жители каждого субъекта избирают одного-двух депутатов верхней палаты, представляющей интересы кантонов. Исполнительную власть осуществляет Бундесрат, состоящий из семи членов, избираемых парламентом. Каждый год из их состава избирается президент (вместе с вице-президентом). Формально он остается первым среди равных, а роль и правительства, и коллективного главы государства исполняет Бундесрат в целом. Каждый кантон имеет свои избираемые народом парламенты и правительства. Кроме того, в двух кантонах сохранились народные собрания — сходы всех жителей, на которых решаются различные вопросы управления.

По конституции субъекты являются суверенными и самостоятельными, они обладают всеми полномочиями, которые не закреплены за федерацией. К компетенции центральных властей отнесены внешняя политика, безопасность, таможня, финансовая политика, транспорт, радио и телевидение и др. Все остальное отходит к кантонам (в частности, полиция, образование, культура). Иногда полномочия разделены между различными уровнями власти (так, и федерация, и кантоны собирают свои налоги). У кантонов есть свои конституции и языки. Они могут заключать международные договоры в сфере своей компетенции, а также договоры между собой для совместного решения подконтрольных им вопросов. Особенностью Швейцарии является активное применение референдумов для решения как региональных, так и общефедеральных вопросов. При этом на голосовании по изменению конституции требуется получить одобрение не только большинства граждан, но и большинства кантонов. Кроме того, восемь кантонов могут сами инициировать референдум по одобрению федеральных законов и международных договоров.

Азия

Исламская Республика Пакистан

Дата создания: 14 августа 1947 года

Форма правления: парламентская республика

Место в мире: площадь — 881,9 тыс. кв. км (33-е), население — 210,5 млн (5-е), ВВП — $284 млрд (41-е)

Составные части: 4 провинции, федерально управляемые племенные территории, федеральная столичная территория

Пакистан создан при деколонизации Британской Индии и включил в себя области, населенные преимущественно мусульманами. Был разделен на две территориально не связанные части — Западный и Восточный Пакистан. В 1971 году в результате недолгой войны Восточный Пакистан получил независимость как Республика Бангладеш. Основы федерализма в стране заложил британский акт об управлении Индией 1935 года, который с рядом поправок действовал до принятия первой конституции 1956 года. Принципы федеративных отношений несколько раз радикально менялись.

В действующей конституции 1973 года упомянуты шесть составных частей федерации: четыре провинции, федерально управляемые племенные территории и столичная территория. Кроме того, под контролем Исламабада находятся еще два региона, де-юре не вписанных в систему федеративных отношений: провинция Гилгит-Балтистан и Азад Джамму и Кашмир, который Пакистан официально признает независимым государством. Оба региона Индия считает территорией своего штата Джамму и Кашмир.

Конституция предусматривает двухпалатный парламент, в котором нижняя палата (Национальная ассамблея) представляет население, а верхняя (Сенат) — регионы. Национальная ассамблея избирается в субъектах в зависимости от их населенности. Больше всех законодателей делегирует Пенджаб — 148 из 342, меньше всех — федеральная столичная территория (2). В Сенат каждая провинция дает по 14 депутатов, племенные территории — 8, столица — 2. При этом в обеих палатах есть дополнительные квоты для различных слоев общества (женщин, немусульман, профессиональных сообществ). Политическая система устроена так, что доминирование пенджабцев в Национальной ассамблее уравновешивается равным представительством регионов в Сенате. Однако для решения некоторых чувствительных вопросов, например принятия бюджета, достаточно одобрения только нижней палаты. Президент страны избирается депутатами федерального парламента и парламентов провинций, а премьер-министр представляет большинство только в нижней палате. На протяжении истории страны соотношение властных полномочий между ними неоднократно менялось, в настоящее время реальная исполнительная власть находится в руках премьера.

На местном уровне система организации власти аналогична. В каждой провинции существуют заксобрания, избираемые по мажоритарной системе (квоты для меньшинств присутствуют и здесь). Они назначают председателей региональных правительств, которые фактически являются исполнительной властью. Однако также есть губернаторы, назначаемые из центра и обладающие правом роспуска местных парламентов. Тенденцией последнего времени стало постепенное увеличение полномочий провинций. Принятая в 2010 году 18-я поправка к конституции позволила им брать займы, в том числе за рубежом, распространила принцип паритетного владения на месторождения полезных ископаемых, передала регионам налог с продаж услуг. Поправка также упразднила категорию совместного ведения, передав 40 из 47 входивших туда компетенций на местный уровень.

Малайзия

Дата создания: 16 сентября 1963 года

Форма правления: конституционная монархия

Место в мире: площадь — 330,8 тыс. кв. км (67-е), население — 32,4 млн (41-е), ВВП — $296 млрд (38-е)

Составные части: 13 штатов, 3 федеральные территории

Государство возникло при объединении бывших британских владений Малайская Федерация, Сингапур, Саравак и Северное Борнео. Согласно конституции, присоединение к федерации новых штатов или изменение их границ происходит по решению федерального парламента. Однако в 1965 году эта процедура была использована для исключения из состава федерации Сингапура, который стал независимым государством.

Некоторыми федерациями руководит коллективный глава. Так, например, президиум Боснии и Герцеговины состоит из серба Небойши Радмановича (второй слева), хорвата Желько Комшича (второй справа) и боснийца Бакира Изетбеговича (справа)

Фото: AP

Особенностью Малайзии является различная форма правления в субъектах. Во главе девяти штатов стоят наследные монархи (в семи — султаны, в одном — большой правитель, в одном — раджа). Каждые пять лет из своего состава они избирают главу государства — верховного правителя (янг ди пертуан-агонг). Он, в свою очередь, назначает губернаторов четырех других штатов. Нижняя палата федерального парламента избирается в одномандатных округах, верхняя частично назначается верховным правителем, частично избирается парламентами штатов. Монарх выполняет в основном представительские функции. Реальная исполнительная власть принадлежит правительству во главе с премьер-министром, которым становится лидер партии парламентского большинства. Во всех штатах есть выборные однопалатные парламенты и правительства, выполняющие совещательную функцию. Федеральные территории (столица Куала-Лумпур, административный центр Путраджая и финансовый центр Лабуан) управляются напрямую федеральным правительством.

Полномочия федерации и штатов закреплены в специальном приложении к конституции. В обширный список полномочий федерации входят внешняя политика, оборона и безопасность (включая тюрьмы и полицию), борьба с коррупцией, финансы и торговля, навигация, дорожная инфраструктура, СМИ, туризм, азартные игры и др. В ведении штатов — второстепенные вопросы, включая сделки с землей, сельское и лесное хозяйство, речное рыболовство и др. Есть также вопросы совпадающей компетенции, однако преимущество в них отдается федерации. Доходы штатов также в значительной мере зависят от дотаций из центра, рассчитываемых в зависимости от численности населения. Кроме того, за штатами закреплены отчисления от торговли алкоголем, лесной и добывающей отраслей, сельского хозяйства, индустрии развлечений.

Объединенные Арабские Эмираты

Дата создания: 2 декабря 1971 года

Форма правления: конституционная монархия

Место в мире: площадь — 83,6 тыс. кв. км (113-е), население — 9,4 млн (94-е), ВВП — $349 млрд (31-е)

Составные части: семь эмиратов

Федерация образовалась в 1971 году путем объединения шести эмиратов, получивших независимость от Великобритании. В 1972 году к ней присоединился еще один эмират. Конституция допускает присоединение любой независимой арабской страны, для чего требуется одобрение властей всех эмиратов. Выход из федерации запрещен.

Главным органом власти является Высший совет (ВС), в который входят монархи всех эмиратов. Он определяет общую политику страны, принимает решения по всем важнейшим вопросам. ВС на пять лет избирает президента и вице-президента страны, которыми по традиции становятся эмиры крупнейших эмиратов Абу-Даби и Дубая. Президент председательствует на заседаниях ВС, подписывает принятые им законы, представляет страну в мире. Правительство ОАЭ возглавляет премьер-министр, назначаемый и смещаемый президентом с согласия ВС. В Федеральный национальный совет (парламент) входят представители эмиратов, причем за каждым из них закреплено определенное количество мест в зависимости от численности населения (от 4 до 8). Традиционно депутаты назначались эмирами, однако в 2006 году впервые половина из них была избрана коллегией выборщиков. Парламент ОАЭ выполняет лишь консультативные функции, а основная роль в принятии законов принадлежит ВС. Если на федеральном уровне присутствуют некоторые республиканские элементы (формально выборный президент), то эмираты, где вся полнота власти принадлежит наследным правителям, являются абсолютными монархиями.

Среди закрепленных в конституции полномочий федерации — внешняя политика, оборона и безопасность, финансы, почта, телефон и интернет, дорожное строительство, авиаперевозки, образование и здравоохранение, вопросы иммиграции и др. Все неуказанные области относятся к ведению эмиратов. У них есть право с согласия ВС заключать международные договоры с соседними странами, отдельно оговорено их право быть членами ОПЕК и Организации арабских стран--экспортеров нефти. По конституции эмираты должны получать выгоду от существования федерации и пользоваться ее защитой. В то же время они должны перечислять часть своих доходов в бюджет федерации.

Республика Индия

Дата создания: 15 августа 1947 года

Форма правления: парламентская республика

Место в мире: площадь — 3,29 млн кв. км (7-е), население — 1,33 млрд (2-е), ВВП — $2,26 трлн (7-е)

Составные части: 29 штатов, 7 союзных территорий, включая Национальный столичный округ Дели

Принятая созванным после получения независимости Учредительным собранием конституция делила Союз (так страна названа в документе) на четыре категории единиц. 9 штатов имели свои парламенты и правительства, 8 бывших княжеств или их союзов управлялись номинальными монархами, 10 штатов и одна союзная территория — назначенцами президента. Эта система не учитывала запросов многочисленных этнических групп страны, поэтому практически сразу начался процесс деления территорий. Чтобы его упорядочить, в 1956 году было проведено полномасштабное изменение устройства страны — созданы 14 равнозначных штатов и 6 союзных территорий. В дальнейшем число субъектов и их границы неоднократно менялись из-за разделения штатов, получения союзными территориями статуса штатов или присоединения новых земель (например, аннексии Португальской Индии в 1961 году).

Конституция не гарантирует субъектам федерации целостность, за исключением Джамму и Кашмира (только этот штат имеет свою конституцию). Федеральный парламент имеет право менять деление страны любым образом. Значимое изменение произошло в 2000 году, когда были созданы сразу три новых штата. Последний (29-й) штат Телингана был образован в 2014 году путем выделения из Андхра-Прадеш. В целом субъекты сильно варьируются по своей значимости. В самом населенном штате Уттар-Прадеш живет 200 млн человек, а на островной союзной территории Лакшадвип — всего 65 тыс.

Главой Индии считается президент, избираемый коллегией выборщиков, но реальная власть принадлежит премьер-министру, представляющему большинство нижней палаты парламента. Последняя избирается всеобщим голосованием по мажоритарной системе. В верхнюю палату непрямым голосованием избираются представители субъектов в зависимости от численности их населения (от 1 до 31). Индия является централизованной федерацией: субъекты пользуются небольшой автономией, их полномочия могут сокращаться или расширяться федеральным парламентом. Губернаторов штатов назначает президент по согласованию с федеральным правительством. Но в штатах также существует должность главы правительства, назначаемого местным парламентом. Союзные территории управляются единолично представителями президента. При этом две территории — Дели и Пондишери (бывшая Французская Индия) — частично уравнены в правах со штатами, имеют свои правительства и представлены в верхней палате парламента. Гражданство штатов не предусмотрено, но они могут устанавливать свои официальные языки. Стоит также отметить возможность введения президентом чрезвычайного положения, в том числе в отдельных штатах "в связи с несостоятельностью конституционного механизма в них", при котором Индия становится, по сути, унитарным государством.

Республика Ирак

Дата создания: 14 июля 1958 года

Форма правления: парламентская республика

Место в мире: площадь — 438,3 тыс. кв. км (58-е), население — 38,3 млн (36-е), ВВП — $171,5 млрд (53-е)

Составные части: 19 провинций, 4 из которых входят в Иракский Курдистан

Ирак обрел независимость от Великобритании в 1932 году, а в 1958-м, после свержения монархии, стал республикой. Однако преобразование в федерацию произошло лишь после свержения диктатора Саддама Хусейна.

В настоящее время страна делится на 19 провинций. По конституции 15 октября 2005 года Ирак должен состоять из регионов, провинций и столицы Багдада. Регионы должны формироваться на основе одной или нескольких провинций по инициативе местных властей или населения, их создание утверждается на референдуме. Однако на данный момент единственным существующим федеральным регионом остается Курдистан, который существовал на территории провинций Эрбиль, Дахук, Сулеймания и Халабджа еще до вступления конституции в силу. Неоднократно о желании стать автономным регионом заявляла Басра, однако референдум по этому вопросу пока не проводился.

Нижняя палата парламента Ирака избирается на прямых выборах по партийным спискам. Верхняя, в которую должны входить представители регионов и провинций, пока не сформирована. Исполнительную власть возглавляет премьер-министр, выдвигаемый крупнейшей фракцией парламента и утверждаемый большинством депутатов. Президент, являющийся символом единства страны, также избирается депутатами. На практике при формировании органов управления применяется этнорелигиозный принцип, согласно которому пост президента занимает курд, премьера — шиит, а спикера парламента — суннит.

Законодательные функции в провинциях осуществляют советы, избираемые на прямых выборах. Губернаторы избираются советами и могут быть ими же отозваны по инициативе премьер-министра страны. Они контролируют местные силы безопасности и формируют бюджеты. Однако их полномочия ограниченны, финансирование также почти полностью приходит из центра, хотя закон позволяет провинциям собирать местные налоги. Большей автономией обладает Курдистан. У него есть выборные президент и парламент, конституция, свои налоги, представительства за рубежом и даже вооруженные силы.

Принципы разделения полномочий между центром и субъектами закреплены в конституции. В компетенцию федерации входят международные отношения, безопасность, фискальная и таможенная политика, почта, статистика и др. К совместной компетенции центра и субъектов отнесены электроэнергетика, водоснабжение, здравоохранение. Не упомянутые в конституции сферы находятся в ведении провинций и регионов. Нефть по конституции принадлежит народу, вопросами ее разработки должны заниматься совместно центральные и региональные власти, а доходы — равномерно распределяться между субъектами.

Африка

Республика Южный Судан

Дата создания: 9 июля 2011 года

Форма правления: президентская республика

Место в мире: площадь — 644,3 тыс. кв. км (41-е), население — 11,9 млн (75-е), ВВП — $13,3 млрд (122-е)

Составные части: 32 штата

Южный Судан получил независимость в результате многолетнего вооруженного конфликта с центральным правительством в Хартуме. Принятая на основе Декларации о независимости временная конституция провозглашает Южный Судан "полиэтническим, поликультурным, полилингвистическим, многоконфессиональным и мультирасовым демократическим децентрализованным государством". Предполагалось, что конституция будет действовать до 2015 года, после чего будет принят постоянный основой закон. Однако этого так и не произошло. В 2013 году в самом молодом государстве на планете вновь началась гражданская война.

По конституции Южный Судан делится на 10 штатов. В 2015 году президент Салва Киир своим указом ввел новое административное деление страны на 28 штатов. Несмотря на возражения оппозиции, парламент Южного Судана подтвердил его полномочия по созданию новых штатов и назначению их губернаторов. В январе 2017 года число штатов было доведено до 32.

Временная конституция установила, что в течение переходного периода будет действовать парламент, состоящий из двух палат — Национальной ассамблеи (нижняя) и Совета штатов (верхняя). В Нацассамблею вошли члены действующего Законодательного собрания Южного Судана и все южносуданцы, которые были членами парламента Судана. В Совет штатов — южане, представлявшие регион в верхней палате общесуданского парламента, еще 20 человек назначены президентом. Президент Южного Судана, избранный на всеобщих выборах еще до отделения, наделен широкими полномочиями. Он является одновременно главой государства и правительства, обладает правом объявлять и отменять чрезвычайное положение, инициировать поправки в конституцию, отправить в отставку губернатора штата и распустить местный законодательный орган. Новые президентские и парламентские выборы должны были пройти в стране еще в 2015 году, потом были перенесены на 2018-й.

Временная конституция закрепила федеративные принципы децентрализации и разделения полномочий между уровнями власти. У штатов декларируется наличие собственных конституций, законодательных и исполнительных органов власти. Границы штатов могут быть изменены в случае получения одобрения в 2/3 голосов в Совете штатов (а не президентским указом). В конституции подробно расписаны полномочия разных уровней власти. К ведению центрального правительства отнесено 58 полномочий (среди них оборона, внешняя политика, вопросы гражданства, регулирование кредитно-денежной сферы), к ведению штатов — 42 (социальное обеспечение, внешние и внутренние займы, управление имуществом штата, медпомощь, лицензии на торговлю). В категорию совместного ведения входит 34 функции (высшее образование и научные исследования, политика в области здравоохранения, банковское дело и страхование, речной транспорт, борьба со стихийными бедствиями). Все местные языки признаются национальными языками, им гарантируется защита, однако официальный статус имеет только английский язык.

Союз Коморских Островов

Дата создания: 6 июля 1975 года

Форма правления: президентская республика

Место в мире: площадь — 1,9 тыс. кв. км (174-е), население — 806 тыс. (161-е), ВВП — $648 млн (199-е)

Составные части: три острова

Острова Коморского архипелага Гранд-Комор, Анжуан, Мохели и Майотта получили централизованное управление лишь в XIX веке вместе с французской колониальной администрацией. В декабре 1974 года в ходе референдума жители трех островов высказались за независимость, а на Майотте — за сохранение в составе Франции. Несмотря на это, конституция Комор в первой статье называет Майотту частью федерации. При этом на других островах также сильны сепаратистские настроения. Так, в августе 1997 года Анжуан и Мохели объявили об отделении, но вскоре вернулись в состав страны. В 2008 году для подавления сепаратистов на Анжуане потребовалось даже вооруженное вмешательство.

Главой государства и председателем правительства является президент, избираемый вместе с тремя вице-президентами на пятилетний срок. При избрании президента предусмотрен принцип ротации островов, которые он представляет. В парламенте страны, Национальной ассамблее, заседает 33 депутата. Заксобрания островов представляют по 3 человека, 24 избираются по одномандатным округам.

Политическая нестабильность Союза обусловила не только примерно 20 удачных и неудачных попыток военных переворотов, которые пережили острова, но и 5 конституционных референдумов, менявших основной закон. На референдуме 17 мая 2009 года в конституцию были внесены изменения, существенно урезавшие автономию островов. Президенты островов были понижены в статусе до губернаторов, а отдельные конституции субъектов — до уставов, для утверждения которых требуется заключение конституционного суда. Кроме того, поправки прямо запрещают островам отделение от Союза и провозглашают безусловный приоритет национального законодательства над местным.

До принятия поправок основной закон определял только исключительную компетенцию центрального правительства, передавая все функции, не затрагивающие национальные или межсубъектные интересы, на местный уровень. В новой редакции документ устанавливает исчерпывающий список полномочий регионов, к которым относит, в частности, содержание дорог, образование, регулирование сельского хозяйства, торговлю и т. п.

Федеративная Демократическая Республика Эфиопия

Дата создания: 21 августа 1995 года

Форма правления: парламентская республика

Место в мире: площадь — 1,1 млн кв. км (26-е), население — 94,4 млн (14-е), ВВП — $72 млрд (67-е)

Составные части: девять штатов и два города

Эфиопия, единственное государство в Африке, избежавшее европейской колонизации, долгое время являлась империей. На смену ей в 1974 году пришел социалистический режим, прекративший существование в 1991 году. Современный строй был закреплен конституцией, вступившей в силу в 1995 году.

Эфиопия является примером федерации, организованной по этнонациональному принципу. Конституция дает всем "нациям, народностям и народам" право на самоопределение или отделение. Для этого необходимо получение большинства в 2/3 голосов в местной легислатуре и простого большинства на референдуме, организованном федеральным правительством. Де-факто по такой процедуре произошло отделение от Эфиопии Эритреи в 1993 году. Других попыток отделения не было.

Федеральный парламент состоит из двух палат — Совета народных представителей (нижняя) и Совета федерации (верхняя). Нижняя палата избирается по мажоритарной системе, в верхнюю делегируется по одному представителю от каждой этнической группы плюс дополнительный представитель от каждого миллиона человек общего населения этой группы. Порядок выборов этих представителей штаты определяют самостоятельно. Главой государства считается президент, избираемый из числа членов нижней палаты парламента на шестилетний срок. Высшая исполнительная власть принадлежит премьер-министру, который представляет победившую на парламентских выборах партию.

В штатах существуют собственные исполнительные и законодательные органы власти. Региональные правительства подотчетны местным парламентам. Столица Аддис-Абеба и город Дыре-Дауа имеют особый самоуправляемый статус. Их главы также избираются местными парламентами, но подотчетны федеральному правительству. Рабочим языком федерального правительства определен амхарский, но штаты могут устанавливать собственные официальные языки.

Конституция содержит детальный перечень полномочий различных уровней власти. Так, к сфере компетенций федерации относятся определение основных параметров социального и экономического развития, федеральная полиция, внешняя политика, оборона, внешняя торговля, объявление чрезвычайного положения. Все полномочия, прямо не отнесенные к федеральным или совместным, исполняются штатами. Штаты могут принимать собственные конституции, регулировать оборот земли, собирать налоги и сборы, учреждать собственные силы правопорядка.

Федеративная Республика Нигерия

Дата создания: 1 октября 1960 года

Форма правления: президентская республика

Место в мире: площадь — 923,8 тыс. кв. км (31-е), население — 195 млн (7-е), ВВП — $405 млрд (27-е)

Составные части: 36 штатов и федеральная столичная территория

Единая система управления на территории современной Нигерии была создана британской колониальной администрацией в начале XX века. В рамках общих границ оказались разнородные в историко-культурном, конфессиональном и этническом отношении регионы. Федеративные принципы управления были отражены еще в конституции 1946 года, которая разделила страну на три региона (север, запад и восток) и наделила каждый из них собственным законодательным органом. Одновременно еще в колониальный период получили развитие центробежные тенденции, которые после получения Нигерией независимости привели к вооруженному конфликту на востоке страны, продолжавшемуся в 1967-1970 годах. Действующая конституция принята в 1999 году и ознаменовала собой начало "четвертой республики" после многолетнего периода военного правления.

В Республике Ирак у Курдистана есть собственные вооруженные силы, что уникально для федераций

Фото: Anzenberger/Fotodom

К моменту обретения независимости в 1960 году страна делилась на три региона. К 1996 году их число достигло 36, не считая столичной территории (создана в 1976 году). Конституция предусматривает, что создание нового штата происходит на основе акта парламента по достаточно сложной процедуре. Инициатива должна быть поддержана двумя третями членов законодательных и исполнительных органов затрагиваемых изменениями территорий, одобрена на референдуме двумя третями их жителей, одобрена всеми другими штатами и поддержана двумя третями голосов в каждой из палат парламента Нигерии. Для изменения границ существующих штатов из процедуры исключается стадия референдума.

Высшей исполнительной властью обладает избираемый всенародно президент. Парламент состоит из двух палат. Верхняя (Сенат) включает по три представителя от каждого штата и одного от федеральной столичной территории. Нижняя (Палата представителей) избирается по мажоритарной системе. Статус госязыка в конституции не закреплен. Оговаривается, что в парламенте страны могут использоваться английский, а также языки хауса, игбо и йоруба. Государственной религии нет, но в ряде штатов на мусульманском севере действуют законы шариата.

Каждый штат имеет собственный законодательный орган, численность которого зависит от населенности. Во главе исполнительной власти штатов стоит избираемый губернатор.

В список исключительной компетенции федерального правительства входит 68 функций, в том числе оборона, внутренняя безопасность, внешняя политика, торговля, банковская и финансовая сферы, таможня, система мер и весов, тюрьмы, связь. К категории совместного ведения конституция относит 30 полномочий, в том числе в сфере образования, медицинского обслуживания, статистики. Все платежи и налоги, за небольшими исключениями, попадают в федеральный бюджет и уже оттуда распределяются между остальными уровнями власти. Размер трансфертов из федерального бюджета рассчитывается по формуле, зависящей от ряда показателей штата, в том числе численности и плотности населения, площади, объема генерируемых на его территории доходов.

Америка

Аргентинская Республика

Дата создания: 9 июля 1816 года

Форма правления: президентская республика

Место в мире: площадь — 2,78 млн кв. км (8-е), население — 44,6 млн (31-е), ВВП — $546 млрд (21-е)

Составные части: 23 провинции и автономный город Буэнос-Айрес

Заложившая основы устройства страны конституция была принята в 1853 году и стала итогом многолетней гражданской войны, начавшейся после провозглашения вице-королевством Рио-де-ла-Плата независимости от Испании. Тогда друг другу противостояли не только партии унитариев и федералистов, но и отдельные провинции (от Ла-Платы отделились Боливия, Парагвай, Уругвай и северное Чили).

Конституция принималась собранием, в котором 12 первых провинций представляли по 2 человека. Его проигнорировали власти самой населенной провинции Буэнос-Айрес, желавшие представительства пропорционально числу жителей (тогда они обладали бы почти половиной голосов). В 1854 году Буэнос-Айрес объявил о своей независимости. Однако в ходе начавшейся вскоре войны он проиграл федерации и в 1860 году присоединился к ней. В дальнейшем при присоединении неосвоенных земель были созданы новые провинции. В 1880 году город Буэнос-Айрес был выведен из состава одноименной провинции для размещения федерального правительства и подчинен ему.

Главой исполнительной власти является всенародно избираемый президент. В верхнюю палату парламента прямым голосованием избирается по три представителя от каждой провинции и столицы. Нижняя состоит из 257 депутатов, избираемых в субъектах пропорционально числу жителей (от 5 до 70).

Конституция подчеркивает, что в провинциях "без вмешательства федеральных органов" формируются собственные органы власти. Каждый регион имеет свою конституцию, парламент, губернатора, Верховный суд и полицию. С 1996 года также избирается мэр Буэнос-Айреса, ранее назначавшийся президентом. В ведении центра находятся вопросы обороны, внешней политики, общенациональных финансов и федеральной полиции. Основной закон прямо запрещает регионам издавать законы о торговле, внутреннем и внешнем судоходстве, создавать таможни, печатать деньги, принимать собственные Гражданский, Коммерческий, Уголовный и Горный кодексы и законы о гражданстве, создавать армии и вести войну друг с другом. При этом центр не имеет права самостоятельно перераспределять налоговые поступления между субъектами. Довольно часто в истории страны центр использовал свое право на федеральную интервенцию в дела штатов, отстраняя их органы власти для наведения "конституционного порядка".

Боливарианская Республика Венесуэла

Дата создания: 5 июля 1811 года

Форма правления: президентская республика

Место в мире: площадь — 916,4 тыс. кв. км (32-е), население — 31,6 млн (44-е), ВВП — $215 млрд (47-е)

Составные части: 23 штата, столичный округ и федеральные владения

Федеральное устройство страны предполагалось еще при провозглашении независимости от Испании. Фактически оно было введено только после гражданской войны 1859-1863 годов, когда собрание представителей бывших провинций приняло конституцию Соединенных Штатов Венесуэлы. Последующие 14 конституций формально его сохраняли, но степень федерализма менялась.

Регионы много раз делились или укрупнялись, общее число субъектов то увеличивалось, то уменьшалось в пределах от 7 до современных 25. Нынешнее деление в целом было зафиксировано в конституции 1909 года, предполагавшей наличие 20 штатов и 3 федеральных территорий. В 1990-х годах территории повышены в статусе до штатов. При создании федерации по американскому образцу был образован федеральный (с 1999 года он называется столичным) округ для размещения органов власти. Сейчас это лишь один из районов Большого Каракаса. Федеральные владения, созданные в конце XIX века, объединяют около 12 групп морских островов с населением около 1600 человек.

Главой государства является всенародно избираемый президент. До конституционной реформы Уго Чавеса 1999 года страна имела двухпалатный парламент с сенатом, представлявшим регионы. В настоящее время однопалатный парламент избирается по смешанной системе, штаты представлены пропорционально населению. В 2017 году в разгар политического кризиса в стране была избрана Конституционная ассамблея, состоящая на 100% из сторонников президента Николоса Мадуро. Она лишила контролируемый оппозицией парламент большей части закрепленных за ним полномочий.

Органы власти штатов формируются в соответствии с местными конституциями на выборной основе. До 2009 года столица также избирала мэра — сейчас он назначается президентом и одновременно управляет федеральными владениями.

Конституция 1999 года фактически подтвердила сложившуюся ранее централизованную модель государства. В ней даны перечни предметов ведения федерации (32 пункта) и штатов (11 пунктов). При этом подчеркивается, что к компетенции центра может быть отнесен любой вопрос, "по своей природе" являющийся общенациональным. Кроме того, конституция дает президенту право вводить в регионах режим ЧП. Штаты, в частности, вольны определять границы муниципальных образований, создавать местную полицию и вводить налоги. Для обеспечения единства страны им запрещено устанавливать таможенные сборы и налагать запреты на потребление "чужих" товаров. В конституции закреплена обязанность центра равномерно перечислять определенную часть общефедеральных сборов регионам.

Канада

Дата создания: 1 июля 1867 года

Форма правления: конституционная монархия

Место в мире: площадь — 9,98 млн кв. км (2-е), население — 37 млн (38-е), ВВП — $1,53 трлн (10-е)

Составные части: десять провинций и три территории

Канадская федерация учреждена 1 июля 1867 года Актом о Британской Северной Америке. Первоначально состояла из четырех колоний — Онтарио, Квебека, Новой Шотландии и Нью-Брансуика. Принятый парламентом Великобритании в 1982 году Акт о Канаде разорвал большинство конституционных и законодательных связей между королевством и его доминионом.

Ряд вопросов федеративных отношений, в том числе право выхода из состава страны, до сих пор урегулированы не до конца. В 1980 и 1995 годах франкоязычный Квебек дважды проводил референдум о суверенитете, однако оба раза не набралось необходимого числа голосов. В 1998 году Верховный суд Канады признал незаконным односторонний выход из состава страны и ввел обязательное согласование вопросов суверенитета с федеральным правительством и другими провинциями.

Номинальный глава государства — британский монарх, чьи полномочия делегируются генерал-губернатору, назначаемому монархом по представлению премьер-министра Канады. Фактически все функции генерал-губернатора выполняет правительство: от его имени оно созывает и распускает парламент, осуществляет назначение на высшие государственные должности, руководит армией и федеральной полицией. Премьер-министр формально назначается генерал-губернатором, а фактически является лидером партии большинства в Палате общин. Парламент страны состоит из Сената (105 мест) и Палаты общин (308). Сенаторы назначаются генерал-губернатором по представлению премьер-министра (для каждой провинции есть квота), депутаты Палаты общин избираются по мажоритарной системе.

Высшим должностным лицом в провинциях де-юре является лейтенант-губернатор, назначаемый генерал-губернатором по представлению премьера. Фактически его функции, как и на федеральном уровне, исполняет премьер-министр (глава правительства) провинции, являющийся лидером партии большинства в местном законодательном органе. Все провинции имеют выборные однопалатные законодательные собрания. Собственных конституций провинции не имеют.

В исключительной федеральной компетенции находится около 30 вопросов: охрана правопорядка и оборона страны, федеральное налогообложение, денежное обращение, судоходство, почтовая служба, госдолг и государственная собственность, патенты на изобретения, авторское право, браки и разводы и пр. В ведении провинций — организация провинциальных гражданских и уголовных судов, принятие бюджетов, регистрация местных компаний (за исключением банков). Провинции также имеют право устанавливать свои собственные налоги (на использование природных ресурсов, имущество, игорный бизнес, алкогольную продукцию и др.). Государственные языки в стране — английский и французский.

Мексиканские Соединенные Штаты

Дата создания: 16 сентября 1810 года

Форма правления: президентская республика

Место в мире: площадь — 1,96 млн кв. км (13-е), население — 123,7 млн (11-е), ВВП — $1,05 трлн (15-е)

Составные части: 31 штат и федеральный округ

После десятилетней войны за независимость страна успела побыть империей, пока в 1824 году не были провозглашены Мексиканские Соединенные Штаты (МСШ). Затем были период централистской республики (в ходе которого ряд штатов боролись за независимость, а Техас сумел ее завоевать), потеря почти половины земель в войне с США и революция. Итогом последней стала конституция 1917 года, закрепившая нынешнее устройство.

Оно в целом сохранилось. Самым значительным изменением стало придание в 1950-1970-х годах трем федеральным территориям статуса штатов. Процедура создания новых штатов прописана в конституции. Территории, претендующие на такой статус, должны иметь не менее 120 тыс. жителей, быть экономически самостоятельными и получить одобрение по 2/3 членов федерального и региональных парламентов. При создании МСШ по американскому образцу был задуман федеральный округ для столицы, которой выбрали исторический центр страны Мехико. При этом конституция допускает, что федеральные власти могут выбрать "другое место своего пребывания", тогда округ будет преобразован в штат.

Исполнительную власть возглавляет президент, избираемый простым большинством голосов населения. Законодательная власть — у двухпалатного Конгресса. В верхней палате (Сенате) 96 депутатов представляют субъекты федерации (по 3 от каждого, избираются от партий), 32 избираются по общенациональным партийным спискам. В нижнюю палату 300 человек выбираются по одномандатным округам, 200 — по партспискам. Система разделения властей продублирована в конституциях субъектов, каждый из которых имеет избираемого всенародно губернатора (в столице — с 1997 года) и избираемый по смешанной системе однопалатный парламент.

Полномочия субъектов являются остаточными от определенных конституцией федеральных. Это, например, образование, выдача разрешений на профессию, запись актов гражданского состояния. При этом на власти штатов основным законом наложен ряд запретов: на международные договоры, чеканку монет, таможенные сборы и т. п. Губернаторы прямо обязаны "проводить в жизнь федеральные законы", существует механизм федеральной интервенции. Конституция провозглашает штаты свободными и суверенными, но на практике региональные власти весь XX век имели ограниченную компетенцию. Силу центра определяли фактически однопартийная система (в 1920-1990-х годах на всех уровнях доминировала Институционно-революционная партия) и финансовая зависимость регионов. В последние годы проводится политика нового федерализма, который предусматривает либерализацию финансовых отношений и обязанность центра перечислять регионам большую долю национальных налогов.

Соединенные Штаты Америки

Дата создания: 17 сентября 1787 года

Форма правления: президентская республика

Место в мире: площадь — 9,8 млн кв. км (3-е), население — 326,6 млн (3-е), ВВП — $18,6 трлн (1-е)

Составные части: 50 штатов и федеральный округ

Созданию американской федерации предшествовала война за независимость 1775-1783 годов, в результате которой 13 британских колоний образовали союзное государство. В 1777 году Второй континентальный конгресс принял Статьи Конфедерации — документ, определявший Соединенные Штаты как конфедерацию. 17 сентября 1787 года Филадельфийский конвент (55 делегатов от 13 существовавших тогда штатов) принял Конституцию США, закрепившую федеративное устройство страны.

С 1959 года в состав страны входит 50 штатов. Решение о принятии новой территории принимает Конгресс США. Обязательным условием для этого является наличие у территории собственной конституции. Объединение или деление штатов возможно только при согласии Конгресса США и законодательных собраний затрагиваемых штатов. Право выхода из состава федерации не предусмотрено. Под управлением Вашингтона также находится ряд ассоциированных территорий (Гуам, Пуэрто-Рико, Северные Марианские острова и др.).

Глава государства — президент, избираемый коллегией выборщиков (число выборщиков от каждого штата равно числу его представителей в Конгрессе). Высший законодательный орган — двухпалатный Конгресс. Верхнюю палату (Сенат) формируют по два представителя от каждого штата. Нижняя (Палата представителей) избирается по мажоритарной системе. Самые представительные штаты — Калифорния (53 членов) и Техас (36).

Высшее должностное лицо штата — губернатор, избираемый на всеобщих выборах. Кандидаты на этот пост выдвигаются на съездах политических партий или с помощью праймериз. Отстранение губернатора от должности происходит посредством импичмента. Законодательная власть принадлежит двухпалатным легислатурам. Нижние палаты именуются палатами представителей, или ассамблеями (от 30 до 400 членов в разных штатах), верхние — сенатами (17-65 членов). Осуществление законодательной власти в Федеральном округе Колумбия, созданном для размещения федеральных органов, принадлежит Конгрессу США.

Конституция установила четкий перечень предметов ведения, относящихся к компетенции центра. В их числе — выпуск денежных знаков, формирование армии и флота, взимание единообразных налогов и сборов, торговля с иностранными государствами, учреждение федеральных судов и др. Все остальное — принятие законов, в том числе уголовных, проведение выборов, регулирование внутриштатной торговли, установление местных налогов, организация здравоохранения и образования, установление судебной системы штата, создание национальной гвардии — относится к компетенции штатов. Статус государственного языка в США законодательно не закреплен.

Федеративная Республика Бразилия

Дата создания: 7 сентября 1822 года

Форма правления: президентская республика

Место в мире: площадь — 8,5 млн кв. км (5-е), население — 208,6 млн (6-е), ВВП — $1,8 трлн (9-е)

Составные части: 26 штатов и федеральный (столичный) округ

После отделения от Португалии Бразилия была империей, а в 1889 году в результате бескровного переворота стала республикой. Федеративное устройство провозглашено в первой республиканской конституции 1891 года и сохранилось в шести последующих. Однако степень самостоятельности и влияния регионов менялась. Так, в период Старой республики (1889-1930) неограниченное влияние имели самые населенные штаты — Сан-Паулу и Минас-Жерайс, а в период военного правления 1960-1970-х годов отменялись выборы губернаторов.

Первоначально страна состояла из 20 штатов (бывших провинций), а столица, как и в колониальное время, располагалась в Рио-де-Жанейро. Число субъектов изменилось благодаря присоединению новых территорий, делению или объединению штатов. По конституции изменение границ возможно путем проведения референдума на затрагиваемых территориях и принятия соответствующего федерального закона. Так, в 2011 году были проведены референдумы в штате Пара, который планировалось разделить на три части. Инициатива не получила достаточной поддержки. Кроме того, в 1960 году столичный округ, являющийся полноправным субъектом федерации, был перенесен в новый город Бразилиа. Конституция также предусматривает возможность создания управляемых из центра федеральных территорий, но в настоящее время таковых не существует.

Глава государства — всенародно избираемый президент. Законодательную власть осуществляет Национальный конгресс. Он состоит из Палаты депутатов (513 законодателей, избираемых по пропорциональной системе в каждом субъекте в зависимости от их населенности, от 8 до 70) и Федерального сената (81 депутат — по 3 избираемых по мажоритарной системе представителя от каждого субъекта). В штатах есть исполнительная, законодательная и судебная ветви власти, полномочия которых закреплены в местных конституциях. Главы субъектов избираются прямым голосованием, депутаты однопалатных парламентов — по спискам партий.

В основном законе достаточно четко разграничены права центра и субъектов. Штаты пользуются только теми полномочиями, которые не отданы конституцией центру, а местное законодательство должно соответствовать федеральному. Помимо традиционных компетенций центра в вопросах внешней политики и торговли, безопасности и госфинансов стоит отметить его исключительное право на энергетику, телекоммуникации, транспорт, полезные ископаемые, вопросы гражданства и лотереи. Центр может вмешиваться в дела штатов для поддержания национальной целостности, наведения общественного и конституционного порядка в случае финансовой несостоятельности субъекта. Штаты имеют право вводить лишь ограниченное число налогов, но им полагается обязательная доля от ряда федеральных налогов. Полиция делится на федеральную и подчиненную губернаторам гражданскую.

Сент-Кристофер и Невис

Дата создания: 19 сентября 1983 года

Форма правления: конституционная монархия

Место в мире: площадь — 261 кв. км (192-е), население — 55 тыс. (194-е), ВВП — $852 млн (193-е)

Составные части: острова Сент-Кристофер (Сент-Китс) и Невис

Страна стала независимой в ходе отделения от Великобритании и распада ранее управляемой единой администрацией колониальной Федерации Вест-Индии. Отметим, что, согласно конституции страны, названия Сент-Кристофер и Сент-Китс равнозначны.

Федерация устроена так, что больший демографический вес Сент-Китса (35 тыс. жителей, или 70% общего населения) уравновешивается большей политической самостоятельностью Невиса. В частности, только последний имеет свои органы власти и даже право на отделение. Для этого требуется одобрение 2/3 избирателей Невиса на референдуме. В 1998 году такая попытка была предпринята, но за выход из федерации высказалось лишь 61,7% проголосовавших.

Высшим федеральным законодательным органом является Национальная ассамблея. Однако она одновременно является и законодательным собранием Сент-Китса. Таким образом, в то время как на Невисе существует институт местных выборов, избиратели Сент-Китса могут голосовать только на всеобщих. Сент-Китс имеет парламентскую квоту в восемь депутатов, от Невиса избираются трое. Кроме того, в ассамблею входят три сенатора, назначаемых генерал-губернатором, который представляет формального главу государства — британского монарха. Еще одно место в парламенте зарезервировано за генпрокурором страны. Вся исполнительная власть принадлежит премьер-министру, де-юре он назначается генерал-губернатором после того, как получает поддержку большинства в парламенте.

Только Невис имеет собственные компетенции в системе разделения полномочий. Среди них — аэропорты и морские порты, добыча полезных ископаемых, образование, трудовые отношения и даже регулирование импорта и экспорта. В конституции оговаривается, что Невис не может осуществлять эти полномочия в случае, если они затрагивают интересы всей федерации, без согласования с премьер-министром. Единственными функциями, прямо отнесенными к ведению федерации, являются внешняя политика и оборона. Все доходы, за некоторыми исключениями, идут в национальный консолидированный фонд и затем распределяются парламентом.

Австралия и Океания

Австралийский Союз

Дата создания: 1 января 1901 года

Форма правления: конституционная монархия

Место в мире: площадь — 7,69 млн кв. км (6-е), население — 24,8 млн (53-е), ВВП — $1,2 трлн (14-е)

Составные части: шесть штатов, три материковые и семь внешних территорий

Создание федерации завершилось принятием британским парламентом Конституционного акта, провозгласившего Австралийский Союз единым, федеративным, самоуправляющимся государством, получившим статус доминиона Великобритании.

В состав союза вошли шесть бывших колоний: Виктория, Западная Австралия, Квинсленд, Новый Южный Уэльс, Тасмания, Южная Австралия. В 1911 году из состава Южной Австралии была выделена Северная территория, а из Нового Южного Уэльса — Австралийская столичная территория (федеральная столица Канберра). Все эти образования обладают самостоятельностью субъектов федерации и имеют собственные конституции. Парламент страны уполномочен принимать в состав союза новые штаты или создавать новые, а также менять границы субъектов с согласия их жителей.

Номинальный глава государства — британский монарх, чьи полномочия делегируются генерал-губернатору, назначаемому по представлению австралийского правительства. Реальная власть принадлежит двухпалатному парламенту — именно его полномочия прописаны в конституции как полномочия федерального центра. Верхняя палата — Сенат (76 мест). По 12 сенаторов избирается жителями от каждого из 6 штатов, еще по 2 — от Северной и Австралийской столичной территорий. Нижняя палата — Палата представителей (150 мест), члены которой избираются по мажоритарной системе. Исполнительная власть осуществляется правительством во главе с премьер-министром. Последний является лидером партии большинства или коалиции в палате представителей.

Монарх назначает губернаторов штатов и администраторов территорий. Но фактически управление регионами осуществляют главы местных правительств, представляющих большинство в местном законодательном органе. Местные парламенты могут быть одно- или двухпалатными и избираются всеобщим голосованием. Статус территорий аналогичен статусу штатов, за исключением того, что федеральный парламент может отменить любое решение парламента территории.

В ведении федеральной власти находятся вопросы обороны, внешней политики и торговли, финансов, включая взимание налогов, пенсионного и другого социального обеспечения, занятости, иммиграции, таможни, выдачи загранпаспортов, контроля за телевещанием. Полномочия администраций штатов и территорий ограничиваются сферами здравоохранения и образования, дорожным строительством, системой поддержания правопорядка, разработкой бюджетов, лесным хозяйством, регистрацией автотранспорта, противопожарным обеспечением.

Федеративные Штаты Микронезии

Дата создания: 3 ноября 1986 года

Форма правления: президентская республика

Место в мире: площадь — 702 кв. км (181-е), население — 105 тыс. (183-е), ВВП — $308 млн (203-е)

Составные части: четыре штата

Федеративные Штаты Микронезии (ФШМ) расположены на более чем 600 островах, крупнейшие группы которых образуют штаты Косрае (прежнее название — Кусаие), Понпеи (Понапе), Чуук (Трук) и Яп. С середины XX века они находятся в свободной ассоциации с США. Федеративное устройство закреплено в принятой на референдуме в 1978 году конституции, составленной по американскому образцу.

Парламент, однопалатный Конгресс, включает 14 депутатов. По одному сенатору от каждого штата избираются на четыре года, еще десять — на два года по одномандатным округам пропорционально числу жителей в каждом штате. Самый населенный Чуук имеет квоту в пять депутатов, Понпеи — в три, Яп и Косрае отправляют по одному представителю. Президент и вице-президент избираются Конгрессом из числа сенаторов, имеющих четырехлетний мандат, и не могут представлять один и тот же штат. Ставшие вакантными места замещаются через новые выборы. У штатов есть собственные законодательные органы. Губернаторы избираются жителями штатов на всеобщих выборах.

Действующий основной закон признает традиционных племенных вождей и обычное право как часть политической системы. Формальные традиционные властные институты предусмотрены конституциями штатов Яп и Понпеи (собственные конституции есть у всех четырех субъектов федерации). К компетенции центра конституция относит 18 функций, в том числе национальную оборону, внешнюю политику, таможенные пошлины, финансовую и банковскую сферы, уголовное право, вопросы иммиграции и гражданства, регулирование добычи полезных ископаемых. Полномочия штатов в конституции не прописаны, она относит к ним все, что прямо не закреплено за федерацией и не носит "общенационального характера". Также существует категория полномочий совместного ведения, к ним, в частности, относятся образование, здравоохранение и соцобеспечение.

*В справочник не включены Федеральная республика Сомали, Республика Судан и Федеративная демократическая республика Непал. Формально Сомали провозглашено федерацией в 2012 году, однако в стране продолжается гражданская война и правительство де-факто не контролирует значительную часть территории страны. Власти Судана неоднократно заявляли о возможности преобразования в унитарное государство после отделения Южного Судана в 2011 году. В стране до сих пор действует конституция переходного периода, разработка новой постоянной конституции затягивается. Непал был провозглашен федеративной республикой после упразднения монархии в 2008 году. По конституции 2015 года страна делится на семь провинций. Границы и названия новых административно-территориальных единиц пока не определены.

Ирак | История, карта, население и факты

Ирак , страна Юго-Западной Азии.

Ирак

Ирак

Encyclopdia Britannica, Inc.

Британская викторина

Ближний Восток: факт или вымысел?

Насколько высок уровень грамотности в Афганистане? Йемен получил свое название от арабского слова, означающего «север»? Изучите факты в этой викторине о Сирии, Ираке и других странах Ближнего Востока.

В древние времена земли, которые сейчас составляют Ирак, были известны как Месопотамия («Земля между реками»), регион, обширные аллювиальные равнины которого дали начало некоторым из самых ранних цивилизаций в мире, включая Шумера, Аккада, Вавилона и Ассирии. . Этот богатый регион, включающий большую часть того, что называется Плодородным полумесяцем, позже стал ценной частью более крупных имперских государств, включая различные персидские, греческие и римские династии, а после 7 века он стал центральной и неотъемлемой частью исламского мира. .Столица Ирака, Багдад, стала столицей халифата Аббасидов в 8 веке. Современное национальное государство Ирак было создано после Первой мировой войны (1914–18) в османских провинциях Багдад, Басра и Мосул и получило свое название от арабского термина, использовавшегося в досовременный период для описания региона, который примерно соответствовал Месопотамия ( Irāq Arabī , «арабский Ирак») и современный северо-западный Иран ( Irāq Ajamī , «иностранный [т.е. персидский] Ирак»).

Ирак Encyclopædia Britannica, Inc.

Узнайте о богатой культурной истории Ирака до вторжения возглавляемых США войск в 2003 году, которое свергло президента Саддама Хусейна

Кратко взгляните на историю Ирака, приведшую к вторжению в страну под руководством США в 2003 году, которое свергнутый иракский президент. Саддам Хусейн.

© CCTV America (издательский партнер Britannica) Посмотреть все видео к этой статье

Ирак официально обрел независимость в 1932 году, но оставался под британским имперским влиянием в течение следующей четверти века бурного монархического правления.Политическая нестабильность еще большего масштаба последовала за свержением монархии в 1958 году, но установление арабского националистического и социалистического режима - партии Баат - в результате бескровного переворота 10 лет спустя принесло новую стабильность. Имея вторые в мире разведанные запасы нефти после Саудовской Аравии, режим смог финансировать амбициозные проекты и планы развития на протяжении 1970-х годов и построить одни из самых крупных и хорошо оснащенных вооруженных сил в арабском мире. Однако руководство партией быстро взял на себя Саддам Хусейн, яркий и безжалостный диктатор, который привел страну к катастрофическим военным авантюрам - ирано-иракской войне (1980–88) и войне в Персидском заливе (1990–91).Эти конфликты оставили страну изолированной от международного сообщества и истощили ее в финансовом и социальном плане, но - благодаря беспрецедентному принуждению, направленному на основные слои населения, особенно на бесправное курдское меньшинство страны и большинство шиитов, - Саддам сам смог удержать твердую позицию. власть в 21 веке. Он и его режим были свергнуты в 2003 году во время войны в Ираке.

Земля

Ирак - одна из самых восточных стран арабского мира, расположенная примерно на той же широте, что и юг Соединенных Штатов.Он граничит на севере с Турцией, на востоке с Ираном, на западе с Сирией и Иорданией и на юге с Саудовской Аравией и Кувейтом. Ирак имеет 36 миль (58 км) береговой линии вдоль северной оконечности Персидского залива, образуя крошечную полоску территориального моря. За ней следует Иордания, поэтому это ближневосточное государство с наименьшим выходом к морю и суверенитетом оффшоров.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Рельеф

Топографию Ирака можно разделить на четыре физико-географических региона: аллювиальные равнины центральной и юго-восточной частей страны; Аль-Джазира (арабский: «Остров»), возвышенность на севере между реками Тигр и Евфрат; пустыни на западе и юге; и нагорье на северо-востоке.Каждый из этих регионов простирается на соседние страны, хотя аллювиальные равнины лежат в основном в пределах Ирака.

Равнины нижней части Месопотамии простираются на юг примерно на 375 миль (600 км) от Балада на Тигре и Аль-Рамади на Евфрате до Персидского залива. Они покрывают более 51 000 квадратных миль (132 000 квадратных километров), почти одну треть территории страны, и характеризуются низкой высотой, ниже 300 футов (100 метров), и плохим естественным дренажом. Большие территории подвержены широко распространенным сезонным наводнениям, есть обширные болота, некоторые из которых летом пересыхают, превращаясь в соленые пустоши.Рядом с Аль-Курной, где Тигр и Евфрат сливаются, образуя Шааль-Араб, все еще есть несколько населенных болот. На аллювиальных равнинах есть обширные озера. Болотистое озеро Аль-Хаммар (Хавр аль-Хаммар) простирается на 70 миль (110 км) от Басры (Аль-Багра) до Сук аль-Шуюх; его ширина колеблется от 8 до 15 миль (от 13 до 25 км).

К северу от аллювиальных равнин, между реками Тигр и Евфрат, находится засушливое плато Аль-Джазира. Самый выдающийся горный хребет - это горы Синджар, самая высокая вершина которых достигает высоты 4448 футов (1356 метров).Главный водоток - Вади-аль-Тартар, который тянется на юг на 210 км от гор Синджар до Тартарской (Соляной) впадины. Милхат Ашкар - самая большая из нескольких солончаков (или сабхах с) в регионе.

Пустыни

Западный и южный Ирак - обширный пустынный регион, занимающий около 64 900 квадратных миль (168 000 квадратных километров), что составляет почти две пятых территории страны. Западная пустыня, продолжение Сирийской пустыни, поднимается на высоту более 1600 футов (490 метров).Южная пустыня известна как Аль-Хаджара в западной части и как Аль-Дибдиба на востоке. Аль-Хаджара имеет сложную топографию каменистой пустыни, вади, хребтов и впадин. Аль-Дибдиба - это более песчаный регион с зарослями кустарниковой растительности. Высота над уровнем моря в южной пустыне составляет в среднем от 300 до 1200 футов (от 100 до 400 метров). Высота 3119 футов (951 метр) достигается на горе Унайза (Уназа) на пересечении границ Иордании, Ирака и Саудовской Аравии. Глубокий Вади Аль-Батин проходит в 45 милях (75 км) с северо-востока на юго-запад через Аль-Дибдиба.Он был признан с 1913 года границей между западным Кувейтом и Ираком.

Ирак - Правительство

Ирак - парламентская демократия с федеральной системой правления. Конституция Ирака 2005 года гарантирует основные права. Исполнительная власть состояла из Президентского совета (один президент, два вице-президента - порядок, который изменился после выборов в марте 2010 года на одного вице-президента) и Совета министров (один премьер-министр, два или три заместителя премьер-министра и около трех десятков министров кабинета министров).Президент является главой государства, защищает конституцию и представляет суверенитет и единство государства, в то время как премьер-министр является непосредственным органом исполнительной власти и главнокомандующим. Президент и вице-президент избираются Советом представителей. Премьер-министр назначается крупнейшим блоком в Совете представителей. После назначения премьер-министр называет членов своего кабинета, Совета министров, который затем утверждается Советом представителей.Срок полномочий исполнительной власти составляет четыре года одновременно со сроком полномочий Совета представителей.

За годы, прошедшие после свержения Саддама Хусейна, управление Ираком прошло несколько этапов. Коалиционная временная администрация (ВРА), созданная Соединенными Штатами для управления страной сразу после оккупации, официально передала суверенитет Временному правительству Ирака в июне 2004 года. Это было первым шагом в построении новой местной государственной структуры в Ираке.Переходный административный закон (TAL), действовавший как временная конституция до конца 2005 года, призывал Ирак иметь постоянную республиканскую федеральную систему управления; власть должна была быть поделена между центральным правительством, 18 мухафазами (провинциями), а также местными и муниципальными органами власти. Отдельно была признана автономия одного региона, Курдистана. В январе 2005 г. общенациональные выборы во временный парламент стали вторым шагом к созданию постоянного правительства. Этот парламент заложил основу для написания новой конституции и выборов постоянного законодательного органа.

После некоторой задержки в октябре 2005 года большинство в две трети избирателей ратифицировали новую конституцию, которая была создана для замены TAL группой из 55 членов, представляющих три основные фракции: курдов, шиитов и суннитов. Хотя некоторые элементы оставались спорными, новая хартия включала в себя те же фундаментальные элементы, что и TAL, описывая Ирак как «многонациональную, многоконфессиональную и многоконфессиональную страну».

В апреле 2005 года следующие лица были выбраны для руководства временным правительством путем утверждения конституции и избрания постоянных национальных должностных лиц: шиит Ибрагим аль-Джафари в качестве премьер-министра; курд Джалал Талабани в качестве президента; и суннит Хачим Хасани в качестве председателя Национального собрания.После утверждения конституции в октябре и парламентских выборов в декабре 2005 г. началось формирование постоянного правительства. В течение переходного периода, состоящего из одной сессии законодательного органа, исполнительная власть оставалась за президентским советом из трех человек, состоящего из президента и двух вице-президентов. Действия совета требовали единодушия трех его членов. Талабани остался президентом; его вице-президентами были шиит Адиль Абдул Махди и суннит Тарик аль-Хашими. Весной 2006 года премьер-министр Нури аль-Малики, сменивший Джафари, смог выйти из многомесячного политического тупика, получив парламентское одобрение полного списка из 36 министров, которые составили первое постоянное правительство с 2003 года.Четыре министра были женщинами. В попытке расширить поддержку своего правительства в середине 2006 года Малики учредил Высший комитет по примирению и национальному диалогу, в который вошли члены из самых разных социальных групп.

Законодательная власть Ирака состоит из избранного Совета представителей. После выборов 2005 года Совет представителей состоял из 275 членов, каждый из которых был избран на четырехлетний срок службы. Совет представителей впервые собрался в соответствии с новой конституцией в марте 2006 года.До этого, в 2005 году, однопалатный парламент из 275 членов, Национальная ассамблея, был избран в качестве переходного законодательного органа вместо Временного национального совета из 100 членов, который Коалиционная временная администрация назвала в середине 2004 года. На выборах в январе 2005 года, на которых было выбрано собрание, Шиитский объединенный иракский альянс получил 140 мест, Демократический патриотический альянс Курдистана (коалиция двух основных курдских партий) получил 75 мест, а светский блок «Иракское национальное согласие» победил. 40 мест.После значительного бойкота выборов значительное суннитское меньшинство получило только 17 мест, но суннитам была предоставлена ​​должность спикера парламента в результате компромисса с разделением власти.

После ратификации конституции 2005 года парламент организовал новый раунд парламентских выборов, в результате которого было сформировано постоянное правительство. Выборы в декабре 2005 г. несколько изменили баланс сил между основными фракциями, существенно увеличив суннитское представительство.Объединенный иракский альянс получил 128 мест (восемь мест меньше большинства), а недавно сформированный суннитский Фронт иракского согласия - 44. Курдская партия получила 53 места, потеряв 22 места, а Иракское национальное согласие - 25, потеряв 15 мест. Махмуд Машхадани, суннит, был избран президентом Совета представителей в апреле 2006 года. Новый закон о выборах в 2009 году увеличил размер Совета с 275 членов (ранее 230 мест по партийным спискам в каждой провинции и 45 национальных компенсационных мест) и заменил систему закрытых списков открытыми партийными списками.В соответствии с новой системой 310 мест распределяются между 18 мухафазами, 7 - общенациональные компенсационные места, 8 - зарезервированы для групп меньшинств в конкретных мухафазах (Кристиан (5), Сабин (1), Шабак (1) и Йизиди (1)) . Однако за христианские места голосуют по всему национальному округу. По конституции состав Совета должен стремиться к достижению как минимум 25% (82 места) представленности женщин. 7 национальных компенсационных мест присуждаются спискам, основанным на общенациональной доле мест, выигранных на уровне провинций.Выборы в Совет также допускают участие избирателей из других стран (OCV), которые могут голосовать на уровне провинций. Не менее четверти членов Совета представителей должны быть женщинами. В обязанности Совета представителей входит принятие федеральных законов, контроль за исполнительной властью и выборы президента республики.

24 декабря 2019 года парламент Ирака утвердил новый закон о выборах, который должен был открыть путь для более широкого включения независимых политических кандидатов, что считается ключевым требованием для протестующих.Закон положил конец практике использования политических партий по единым спискам, что позволило им легко выиграть все места в данной провинции. Новый закон разделил 18 провинций Ирака на несколько округов и выделил одно место в парламенте на 100 000 человек. Сотни тысяч антиправительственных протестующих призвали к радикальным изменениям в политической системе Ирака, которая была введена в действие после вторжения в Ирак под руководством США в 2003 году. Протестующие обвинили систему в повсеместной коррупции и безудержной безработице.Выдающийся шиитский священнослужитель Муктада ас-Садр приветствовал новый закон как шаг в правильном направлении, заявив, что он удовлетворяет ключевое требование протестующих. «Это избавит от всех коррумпированных партий», - сказал ас-Садр. Новый закон также выделяет женщинам не менее четверти мест в парламенте и устанавливает квоту для религиозных меньшинств, включая христиан и езидов. Судебная власть Ирака независима и подчиняется только закону. Федеральный судебный орган состоит из Высшего судебного совета, Федерального верховного суда, Кассационного суда, Департамента государственного обвинения, Комиссии по надзору за судебной системой и других федеральных судов.Высший судебный совет контролирует дела федеральной судебной власти. Федеральный верховный суд имеет ограниченную юрисдикцию в отношении внутриправительственных споров и конституционных вопросов. Апелляционные суды обращаются в Кассационный суд, высшую апелляционную инстанцию. Создание федеральных судов, их типы и методы назначения судей будут определены законами, принятыми Советом представителей.

НОВОСТИ ПИСЬМО

Присоединяйтесь к GlobalSecurity.список рассылки org


Новое правительство Ирака: что нужно знать

После месяцев протестов и серии неудачных попыток сформировать правительство у Ирака появился новый премьер-министр: Мустафа аль-Кадхими. Сторонники Кадими надеются, что он сможет объединить множество фракций Ирака, но он сталкивается с множеством проблем, в том числе налаживанием сложных отношений с Соединенными Штатами и Ираном, борьбой с коррупцией и продолжающимся насилием со стороны ополченцев и управлением продолжающейся пандемией коронавируса.

Как Кадхими пришел к власти?

Подробнее от наших экспертов

Эпизоды в почтовом ящике президента по темам Почему африканские страны поддерживают U.S. Протестующие против расизма

Массовое антиправительственное движение протеста началось в октябре 2019 года, осуждая авторитарное правительство, коррупцию, плохие общественные услуги и предполагаемую сектантскую политику предыдущего премьер-министра Аделя Абдул-Махди. Беспорядки воцарились после того, как Мадхи ушел в отставку в конце 2019 года, поскольку первые две замены, назначенные президентом Бархамом Салихом, не смогли сформировать коалиционное правительство.Затем Салих назначил Кадими, который вступил в должность в мае 2020 года.

Подробнее на:

Ирак

Средний Восток

Главы государств и правительств

Демонстрации и протесты

Исламское государство

Кадхими вызвал взрыв оптимизма, сумев сформировать коалиционное правительство, которое объединило группы из всех политических кругов: курдские, суннитские и шиитские партии, включая большой блок во главе с популярным священнослужителем Муктадой ас-Садром.

Премьер-министр Ирака Мустафа аль-Кадхими выступает во время встречи с губернатором Диялы. Тайер аль-Судани / Reuters Facebook Твиттер LinkedIn Электронное письмо Поделиться Поделиться
Кто он?

Родившийся в 1967 году, Кадими на протяжении десятилетий работал журналистом и активистом, документировавшим нарушения прав человека при режиме Саддама Хусейна.Начиная с 2016 года, он возглавлял разведывательную службу страны во время борьбы правительства с самопровозглашенным Исламским государством. В этой роли он наладил отношения со многими иностранными державами, которые долгое время соперничали за влияние на Багдад, включая США, Иран и Саудовскую Аравию.

Его правительство получило поддержку в парламенте, а также относительно высокое общественное одобрение, основанное на его репутации прагматика, способного уравновесить конкурирующие силы внутри страны и за рубежом. Однако Кадими - в отличие от многих своих предшественников - не принадлежит ни к какой политической партии и не контролирует собственное ополчение, что, по мнению наблюдателей, делает его уязвимым.«Он хочет объединить всех иракцев, но у него нет собственной политической базы, - говорит Роберт Форд, заместитель посла США в Ираке с 2008 по 2010 год. - Он всегда будет зависеть от этих других политических партий. ”

Подробнее от наших экспертов

Эпизоды в почтовом ящике президента по темам Почему африканские страны поддерживают U.S. Протестующие против расизма
С какими серьезными проблемами он сталкивается?

Несколько критических проблем на внутреннем фронте могут подорвать правительство Кадими.

Безудержная коррупция. Кадхими пообещал протестующим, что он распустит крайне непопулярную muhasasa [PDF], этнорелигиозную систему квот, определяющую политику Ирака. Согласно этой неформальной договоренности президентом является курдское меньшинство, спикер парламента - суннитское арабское меньшинство, а премьер-министр - шиитское большинство.Влиятельные министерские посты разделены между религиозными группами страны. Эксперты говорят, что эта система способствует укоренившейся коррупции в Ираке, который считается одной из самых коррумпированных стран в мире. Но после того, как поддерживаемый Ираном блок ФАТХ пригрозил наложить вето на его кандидатуру, Кадими в основном отказался от этой реформы. В результате коррупция продолжает выкачивать государственные средства и задерживать реализацию инфраструктурных проектов, ограничивая широкий доступ к основным услугам, таким как электричество и чистая вода.

Подробнее на:

Ирак

Средний Восток

Главы государств и правительств

Демонстрации и протесты

Исламское государство

Пандемия COVID-19. Несмотря на меры изоляции, в конце июня в Ираке резко возросло количество случаев нового коронавирусного заболевания, COVID-19, что усилило нагрузку на его ненадежную систему здравоохранения и обострило безработицу среди молодежи, которая в 2019 году превысила 25 процентов.Пандемия также вызвала резкое снижение цен на нефть, на которую приходится более 90 процентов государственных доходов Ирака. Это еще больше подрывает легитимность молодого правительства, поскольку ополченцы начали оказывать медицинские и гуманитарные услуги.

Мощные ополченцы. Даже после того, как угроза Исламского государства уменьшилась, Ирак по-прежнему является домом для множества вооруженных формирований с различными пристрастиями, включая поддерживаемые Ираном Народные мобилизационные силы, курдскую пешмергу и различные племенные группы.Кадими предпринял шаги, чтобы обуздать их, в том числе июньский рейд против шиитской группировки ополченцев «Катаиб Хезболла», которую правительство обвиняет в нескольких ракетных обстрелах американских войск. Но убийство советника Кадими Хишама аль-Хашими в июле, которое также приписывается Катаибу Хезболле, говорит о том, что ополченцы не боятся дать отпор утверждениям властей.

Члены военизированных сил народной мобилизации принимают участие в выпускной церемонии в военном лагере в Кербеле.Абдулла Дияа Аль-Дин / Reuters Facebook Твиттер LinkedIn Электронное письмо Поделиться Поделиться
Как напряженность между США и Ираном может повлиять на правление Кадими?

Эскалация напряженности между США и Ираном при президенте Дональде Трампе вызвала опасения в Багдаде, что конфликт может перекинуться на Ирак. Как убийство в январе 2020 года верховного военного командующего Ирана Касема Сулеймани, так и ответные атаки Ирана против США.Военная база С. находилась на иракской земле.

Кадими находится под давлением с обеих сторон. Соединенные Штаты, которые содержат несколько тысяч военнослужащих в Ираке для поддержки и обучения армии страны, в настоящее время преследуют там два основных интереса: сдерживание остатков Исламского государства и уменьшение влияния Ирана. Трамп оказал давление на Багдад, чтобы он уменьшил экономические связи с Ираном, например, сократив импорт природного газа. Однако Ирак полагается на эту энергию для производства электроэнергии. В то же время Тегеран оказывает давление на Кадими, чтобы тот не укреплял экономические связи с соперниками Ирана из стран Персидского залива.Иранское влияние проходит через большинство шиитского Ирака, в основном благодаря поддержке Тегераном политических партий и ополченцев. Еще неизвестно, удастся ли Кадими найти баланс между конкурирующими требованиями двух держав.

Ирак: Страновой отчет о свободе в мире до 2021 года

Выборы носят конкурентный характер, но в большинстве партий доминирует одно сектантство или этническая группа, что означает, что крупные и устоявшиеся партии, представляющие шиитское большинство, имеют тенденцию к управлению. Группы меньшинств получили власть только в составе межконфессиональной партии или блока.В выборах 2018 г. участвовал ряд новых партий, более светских и национальных по своей ориентации, но шиитские партии продолжали играть ведущую роль. Высокие показатели недавно сформированной коалиции Conquest, занявшей второе место, вызвали некоторые опасения из-за включения в нее членов, связанных с Силами народной мобилизации (PMF) - поддерживаемыми государством группами ополченцев, которые боролись с ИГ и были обвинены в военных преступлениях и преступлениях. связи с Ираном. Бывшая правящая партия Дава раскололась на коалицию «Правовое государство» и коалицию «Победа» во главе с бывшими премьер-министрами аль-Малики и аль-Абади соответственно.Раскол создал возможность для других списков, таких как Sairoon и Conquest, получить места и повлиять на формирование правительства. Передача власти в 2018 году прошла гораздо более гладко, чем в 2014 году, когда бывший премьер-министр аль-Малики ушел в отставку только после интенсивного внутреннего и международного давления.

В Курдистане традиционному доминированию ДПК и ПСК какое-то время бросал вызов рост реформистской группы Горран, но неоднократные переносы президентских и парламентских выборов до 2018 года позволили укоренившимся интересам остаться у власти.Хотя разрушительный кризис, последовавший за референдумом о независимости 2017 года, казалось, поставил под угрозу электоральные перспективы ДПК, в конечном итоге она сохранила лидирующие позиции на выборах в законодательные органы 2018 года. ПСК заменил Горрана в качестве второй по величине партии в курдском парламенте после того, как Горран потерял большую часть своей реформистской привлекательности для присоединения к кабинету РПК и разразился коррупционными скандалами.

В 2019 и 2020 годах курдские региональные правительственные органы продолжали усиливать репрессии в отношении деятельности оппозиционной партии «Новое поколение» и связанного с ней средства массовой информации, Радио и Телевидение «Наля» (NRT), принадлежащего лидеру партии Шасвару Абдулу Вахиду.В апреле 2019 года силы безопасности задержали более 80 членов партии «Новое поколение» якобы за клевету и оскорбление государственного служащего. В августе 2020 года власти незаконно закрыли и провели рейды в двух офисах NRT более месяца. В декабре они совершили налет на два других офиса и приостановили действие лицензии на вещание. Министерство культуры и молодежи, издавшее отстранение, заявило, что NRT нарушило правила, регулирующие вещательные СМИ, но не уточнило, какие правила были нарушены.NRT освещала насилие во время антиправительственных протестов в течение года.

Оценка изменения: оценка снизилась с 3 до 2 из-за многолетних репрессий со стороны курдских региональных властей в отношении членов курдской оппозиционной партии и связанных с ней СМИ.

(PDF) Природа политической системы в Курдистане в Ираке

(Совет по политике Ближнего Востока, 2017). Более того, после того, как Масуд Барзани либо умрет, либо откажется от

баллотироваться на переизбрание, руководство ДПК, несомненно, перейдет к другому Барзани.Два наиболее вероятных кандидата

происходят из поколения ниже Масуда, либо его племянник Нечирван,

, который был заместителем лидера партии после 10-й конференции, либо его сын Масрур, глава разведывательных служб ДПК

. Помимо партийных должностей, большинство руководящих должностей в КР

занимали члены семьи Барзани. Например, до недавнего времени президентом КРГ был

Масуд Барзани, нынешним премьер-министром является Нечирван, а Масрур является главой Совета национальной безопасности

.Критики выразили озабоченность «усилением семейного контроля

за ведением дел в Курдистане» (Ekurd Daily, 2012) и утверждали, что это может привести к установлению авторитарного режима того же типа, что и

. преследовал

theMiddleEastfordecades.

ПСК, Горран, исламские партии и другие считаются внеплеменными / семейными.

Однако, как и ДПК, их основатели продолжают удерживать власть по сей день.Их способность удерживать власть

во многом объясняется их харизматической ролью, а не семейными узами, а неспособность

новых личностей проникнуть в партийное руководство объясняется отсутствием внутренних демократических процедур в этих

стороны. Парадоксально, но они выступают за политическую систему, которая несколько отличается от того, как они управляют своими партиями, с точки зрения регулярной смены руководства. Например,

и Джалал Талабани (ПСК), и Навширван Мустафа (Горран) были секретарями своих соответствующих партий до своей смерти в 2017 году.Что отличает их от ДПК, так это то, что ни Джалал

Талабани, ни Навширван Мустафа, ни какие-либо другие лидеры исламских партий не выбрали своих

членов семьи, чтобы заменить их в руководстве партии.

Патриотический союз Курдистана, несмотря на заявления о том, что он является социалистической, светской и демократической партией

, провел всего три партийные конференции с момента своего основания в 1975 году. Запланированная четвертая конференция

была отложена из-за страха. разжигания раскола в партии (NRT, 2018).Работая секретарем

, Джалал Талабани не позволял членам своей семьи занимать руководящие должности и / или быть

членом политического бюро партии. Заметным исключением из этого правила является Герой Ибрагим Ахмед,

жена Талабани, которая является членом политического бюро ПСК, поскольку является дочерью

Ибрагима Ахмеда, соучредителя ПСК. ПСК до недавнего времени возглавлял Джалал Талабани; так как он

умер в результате тяжелой болезни, у него был ряд противоречивых руководящих фигур, причем Герой

Ахмед был примусом среди равных (Gu

¨rbey et al., 2017). Летом 2016 года стало ясно, что

ПСК были разделены между Герой Ахмедом и Мала Бахтияр, главой политбюро ПСК, с одной стороны,

, и заместителями секретарей Косрутом Расулом и Бархамом Салихом, с другой (Gunter, 2018 ). Это

привело к тому, что противоборствующая фракция в партии ПСК, возглавляемая Салихом и Расулом, провозгласила создание

нового органа, принимающего решения, в попытке вырвать контроль над партией у семьи

Талабани (Гаудсузян, 2016 ).Она также играла важную роль в партийных органах ПСК

, поскольку она контролирует СМИ ПСК и младенчество партии. После того, как ДПК и ПСК

договорились о новом соглашении о единстве / разделении власти, Герой Ахмед устроил так, чтобы ее сын Кубад

Талабани стал заместителем премьер-министра КРГ (Гюнтер, 2019), должность, которую он до сих пор занимает. Она

также сыграла значительную роль на иракском уровне; когда ПСК и ДПК заявили права на

президентства в 2018 году, она настаивала на том, чтобы пост президента Ирака оставался в руках ПСК,

, потому что этот пост постоянно занимал член ПСК с момента удаления. of

Саддам Хусейн (Рудав, 2018).7 сентября 2016 года Ахмед написал письмо бывшему премьер-министру Ирака

Абади, в котором просил федеральное правительство рассмотреть вопрос об отвлечении доходов от продажи нефти

Киркук на прямую выплату зарплаты Пешмерга (Гаудсузян, 2016). Ни Кубад, ни Бафл

Талабани не играли никакой роли в формировании политики ПСК, а после его смерти в октябре 2017 года некоторые лидеры ПСК

даже заявили, что Талабани просил их следовать за Бархамом Салахом, заместителем Талабани. №

Абдулла и Хама 5

Растущее разочарование в политической системе

Ограниченный успех сменяющих друг друга иракских правительств после 2003 года в переводе конца жестокой диктатуры в улучшение жизни простых граждан вызвал глубокое чувство разочарования в политическая элита.Обычно считается, что политики злоупотребляют своим положением в личных целях, пренебрегая своими общественными обязанностями по улучшению экономики, безопасности, услуг и инфраструктуры страны. Разочарование в политической системе полностью проявилось во время парламентских выборов в мае 2018 года. Несмотря на период оптимизма, последовавший за символическим поражением ИГ, явка была самой низкой с 2005 года, при этом точность официального показателя явки (44,5%) широко оспаривается. Например, участие в крупных иракских городах, таких как Басра и Багдад, вероятно, были ниже.Это говорит о том, что многие иракцы больше не считают выборы возможным решением множества проблем государственной политики, с которыми сталкивается страна.

Парламент, в особенности его доминирующие блоки, стали ассоциироваться с широко распространенной коррупцией и этносектантством. Бывший премьер-министр Абдул Махди воспринимался как слабый и неспособный (или не желающий) бросить вызов влиятельным политическим элитам. Это стало очевидным за 10 месяцев, которые потребовались для формирования кабинета министров (с сентября 2018 г. по июнь 2019 г.).Кроме того, Махди не удалось выполнить свою правительственную программу, которая обещала более качественные услуги и больше рабочих мест в течение 100 дней. Практически ежедневные перебои с электричеством являются видимым напоминанием об этих нарушенных обещаниях.

Еще одним фактором, снижающим доверие к правительству и его легитимность, является неурегулированный статус территорий, являющихся предметом спора между Ираком и Курдистаном. После того, как иракская армия вернула себе эти территории после референдума о независимости курдов в 2017 году, многие вооруженные группы и политические группировки начали действовать в этом районе под предлогом сотрудничества с иракским правительством или его представления.Эти силы не объединены, но участвуют в создании своих собственных сетей патронажа и применяют этно-сектантскую риторику, когда им это удобно. Короче говоря, конфликт между Багдадом и Эрбилем, существовавший до ИГ, стало труднее разрешить, поскольку в районе Киркука в настоящее время наблюдается ожесточенная межконфессиональная / этническая конкуренция между политическими фракциями и военными группами за лояльность и ресурсы. Это имеет несколько косвенных последствий . Для начала, иракское государство неспособно эффективно контролировать территории, которые оно вернуло (например, в Киркуке до сих пор нет избранного губернатора).Ключевые административные решения не принимаются, государственные услуги ухудшаются, а государственные инвестиции отсутствуют. Кроме того, те части спорных территорий, на которых отсутствуют «Пешмерга» или иракские силы безопасности, остаются полезными районами восстановления сил ИГ. Группа умело воспользовалась этим вакуумом для проведения сотен небольших нападений с разбегом, а также похищений.

Еще одним фактором, снижающим доверие к правительству и его легитимность, являются медленные темпы восстановления и примирения в районах, ранее принадлежавших ИГ, особенно в Мосуле.Спустя два года после его освобождения, какой бы прогресс ни был достигнут, в основном он существует на бумаге. Хотя задача огромна и, по оценкам, потребует 40 млрд долларов США (из расчета 1,8 млрд долларов США в год), даже скромные 560 млн долларов США, выделенные в национальном бюджете на 2019 год, пострадали от значительных утечек в виде коррупции и кумовства. и плохое планирование. Например, некоторые подрядчики заявили, что для победы в тендере - если таковой будет объявлен - требуется подкуп местного директора органа по восстановлению, а также дополнительные выплаты нескольким другим должностным лицам.Процесс компенсации людям за физический ущерб их собственности также остается медленным и омраченным коррупцией.

В этом контексте инциденты, такие как опрокидывание парома на реке Тигр 21 марта 2019 года (в результате чего 103 человека утонули из-за перегрузки), быстро превратились в взрывные проявления общественного гнева и недовольства населения медленными темпами восстановления и плохой работой правительства. После инцидента и связанных с ним протестов губернатор Мосула был отправлен в отставку и избран новый.Однако любой положительный эффект от этой быстрой реакции был сведен на нет, когда закулисные сделки раскрыли, как политики манипулировали процессом назначения, торгуя согласием ради личной выгоды. В то же время следует отметить, что смена губернатора вряд ли представляет собой решение за проблемы плохого управления, которые окружают Мосул и другие места. Провинциальная и муниципальная бюрократия по-прежнему настолько глубоко пронизана политическими партиями и их филиалами, что погоня за рентой вытесняет административные показатели и эффективность как основные виды деятельности.

Последним фактором, который существенно усилил и ускорил разочарование народа в правительстве Ирака, стал его непримиримый и непропорционально репрессивный ответ на протесты, потрясшие страну с октября 2019 года. Хотя такие протесты сами по себе не новы, их более крупный масштаб, усиление и эскалация их требований - не что иное, как полная замена правящего класса - стали серьезным вызовом для политического истеблишмента Ирака.Этот истеблишмент решил отреагировать массовыми и смертоносными репрессиями, что привело к гибели около 600 человек, а также к тысячам раненых и заключенных в тюрьму демонстрантов. Только в декабре, после примерно трех месяцев протестов, премьер-министр Ирака Абдул Махди подал в отставку и всего пять месяцев спустя был назначен новый премьер-министр Мустафа аль-Кадими. Сопротивление элиты переменам, отсутствие реакции со стороны правительства и подавление протестов подорвали доверие к политической системе правления и покровительства Ирака.Взаимодействие с другими людьми

Правительство Ирака, факты и история

Современная нация Ирака построена на фундаменте, восходящем к некоторым из самых ранних сложных культур человечества. Именно в Ираке, также известном как Месопотамия, вавилонский царь Хаммурапи упорядочил закон в Кодексе Хаммурапи, c. 1772 г. до н.э.

Согласно системе Хаммурапи, общество нанесет преступнику такой же вред, какой преступник причинил своей жертве.Это записано в известном изречении: «Око за око, зуб за зуб». Однако более поздняя иракская история, как правило, поддерживает подход Махатмы Ганди к этому правилу. Предполагается, что он сказал, что «око за око ослепляет весь мир».

Столица и крупные города

Столица: Багдад, население 9 500 000 человек (оценка на 2008 г.)

Крупные города: Мосул, 3,000,000

Басра, 2 300 000

Эрбиль, 1 294 000

Киркук, 1,200,000

Правительство Ирака

Республика Ирак - парламентская демократия.Главой государства является президент, в настоящее время Джаляль Талабани, а главой правительства является премьер-министр Нури аль-Малики.

Однопалатный парламент называется Совет представителей; его 325 членов избираются на четырехлетний срок. Восемь из этих мест специально зарезервированы для этнических или религиозных меньшинств.

Судебная система Ирака состоит из Высшего судебного совета, Федерального верховного суда, Федерального кассационного суда и судов низшей инстанции. («Кассация» буквально означает «отменить» - это еще один термин для апелляций, очевидно взятый из французской правовой системы.)

Население

Общая численность населения Ирака составляет около 30,4 миллиона человек. Прирост населения оценивается в 2,4%. Около 66% иракцев живут в городских районах.

Около 75-80% иракцев - арабы. Еще 15-20% - курды, безусловно, самое многочисленное этническое меньшинство; они живут в основном в северном Ираке. Остальные примерно 5% населения составляют туркмены, ассирийцы, армяне, халдеи и другие этнические группы.

Языки

И арабский, и курдский являются официальными языками Ирака.Курдский - индоевропейский язык, связанный с иранскими языками.

Языки меньшинств в Ираке включают тюркский язык, который является тюркским языком; Ассирийский, неоарамейский язык семитской языковой семьи; и армянский, индоевропейский язык с возможными греческими корнями. Таким образом, хотя общее количество языков, на которых говорят в Ираке, невелико, языковое разнообразие велико.

Религия

Ирак - это преимущественно мусульманская страна, где, по оценкам, 97% населения следуют исламу.Возможно, к сожалению, это также одна из самых равномерно разделенных стран на Земле с точки зрения суннитского и шиитского населения; От 60 до 65% иракцев - шииты, а от 32 до 37% - сунниты.

При Саддаме Хусейне суннитское меньшинство контролировало правительство, часто преследуя шиитов. Поскольку новая конституция была введена в действие в 2005 году, Ирак должен быть демократической страной, но раскол между шиитами и суннитами является источником большой напряженности, поскольку страна выбирает новую форму правления.

В Ираке также есть небольшая христианская община, около 3% населения.Во время почти десятилетней войны после вторжения под руководством США в 2003 году многие христиане бежали из Ирака в Ливан, Сирию, Иорданию или западные страны.

География

Ирак - пустынная страна, но его орошают две крупные реки - Тигр и Евфрат. Только 12% земель Ирака пахотные. Он контролирует 58-километровое побережье Персидского залива, где две реки впадают в Индийский океан.

Ирак граничит с Ираном на востоке, Турцией и Сирией на севере, Иорданией и Саудовской Аравией на западе и Кувейтом на юго-востоке.Его самая высокая точка - гора Чика-Дар на севере страны, высота которой составляет 3611 м (11847 футов). Самая низкая точка - уровень моря.

Климат

Как субтропическая пустыня, Ирак испытывает резкие сезонные колебания температуры. В некоторых частях страны температура июля и августа в среднем составляет ° C и выше 48 ° C (118 ° F). Однако в дождливые зимние месяцы с декабря по март температура нередко опускается ниже нуля. В некоторые годы обильные снегопады на севере вызывают опасные наводнения на реках.

Самая низкая зарегистрированная температура в Ираке была -14 ° C (7 ° F). Самая высокая температура составила 54 ° C (129 ° F).

Еще одна ключевая особенность климата Ирака - это шарки , южный ветер, дующий с апреля по начало июня и снова в октябре и ноябре. Его порывы достигают 80 километров в час (50 миль в час), вызывая песчаные бури, которые можно увидеть из космоса.

Эконом

Экономика Ирака - это нефть; «Черное золото» обеспечивает более 90% государственных доходов и 80% валютных доходов страны.По состоянию на 2011 год Ирак производил 1,9 миллиона баррелей нефти в день, при внутреннем потреблении 700 000 баррелей в день. (Даже при том, что он экспортирует почти 2 миллиона баррелей в день, Ирак также импортирует 230 000 баррелей в день.)

С начала войны в Ираке под руководством США в 2003 году иностранная помощь также стала важным компонентом экономики Ирака. В период с 2003 по 2011 год США предоставили стране помощи на сумму около 58 миллиардов долларов; другие страны пообещали выделить дополнительно 33 миллиарда долларов на реконструкцию.

Рабочая сила Ирака занята в основном в секторе услуг, хотя от 15 до 22% заняты в сельском хозяйстве. Уровень безработицы составляет около 15%, а около 25% иракцев живут за чертой бедности.

Валюта Ирака - динар . По состоянию на февраль 2012 года 1 доллар США равен 1163 динарам.

История Ирака

Часть Плодородного полумесяца, Ирак был одним из первых мест сложной человеческой цивилизации и сельскохозяйственных практик.Когда-то называвшийся Месопотамией, Ирак был центром шумерской и вавилонской культур c. 4000 - 500 г. до н. Э. В этот ранний период месопотамцы изобрели или усовершенствовали такие технологии, как письмо и орошение; знаменитый царь Хаммурапи (годы правления 1792-1750 до н.э.) записал закон в Кодексе Хаммурапи, и более тысячи лет спустя Навуходоносор II (годы правления 605-562 до н.э.) построил невероятные Висячие сады Вавилона.

Примерно после 500 г. до н.э. Ираком правили череда персидских династий, таких как Ахемениды, парфяне, Сасаниды и Селевкиды.Хотя в Ираке существовали местные органы власти, они находились под контролем Ирана до 600-х годов нашей эры.

В 633 году, через год после смерти пророка Мухаммеда, мусульманская армия под командованием Халида ибн Валида вторглась в Ирак. К 651 году воины ислама сокрушили империю Сасанидов в Персии и начали исламизировать регион, который сейчас является Ираком и Ираном.

Между 661 и 750 годами Ирак был владением Омейядского халифата, который правил из Дамаска (ныне в Сирии). Халифат Аббасидов, правивший на Ближнем Востоке и в Северной Африке с 750 по 1258 год, решил построить новую столицу ближе к центру политической власти Персии.Он построил город Багдад, который стал центром исламского искусства и образования.

В 1258 году катастрофа обрушилась на Аббасидов и Ирак в лице монголов при Хулагу-хане, внуке Чингисхана. Монголы потребовали, чтобы Багдад сдался, но халиф аль-Мустасим отказался. Войска Хулагу осадили Багдад, взяв город, в котором погибло не менее 200 000 иракцев. Монголы также сожгли Большую библиотеку Багдада и ее замечательную коллекцию документов - одно из величайших преступлений истории.Самого халифа казнили, скатав по ковру и затоптали лошадьми; Это была почетная смерть в монгольской культуре, потому что ни одна из благородных кровей халифа не коснулась земли.

Армия Хулагу встретит поражение от порабощенной египетской армии мамлюков в битве при Айн Джалут. Однако вслед за монголами Черная смерть унесла около трети населения Ирака. В 1401 году Тимур Хромой (Тамерлан) захватил Багдад и приказал устроить еще одну резню его жителей.

Свирепая армия Тимура контролировала Ирак всего несколько лет и была вытеснена турками-османами. Османская империя будет править Ираком с пятнадцатого века до 1917 года, когда Великобритания вырвала Ближний Восток из-под контроля Турции и Османская империя рухнула.

Ирак под властью Великобритании

Согласно британско-французскому плану раздела Ближнего Востока, соглашению Сайкса-Пико 1916 года, Ирак стал частью британского мандата. 11 ноября 1920 года этот регион стал британским под мандатом Лиги Наций, названным «Государство Ирак»."Великобритания привела к власти (суннитского) хашимитского царя из области Мекки и Медины, ныне находящейся в Саудовской Аравии, чтобы управлять преимущественно шиитскими иракцами и курдами Ирака, что вызвало повсеместное недовольство и восстание.

В 1932 году Ирак получил номинальную независимость от Великобритании, хотя назначенный британцами король Фейсал по-прежнему правил страной, а британские военные имели особые права в Ираке. Хашемиты правили до 1958 года, когда король Фейсал II был убит в результате переворота, возглавляемого бригадным генералом Абд аль-Каримом Касимом.Это стало сигналом к ​​началу правления ряда сильных мира сего над Ираком, которое продлилось до 2003 года.

Правление Касима просуществовало всего пять лет, прежде чем было свергнуто, в свою очередь, полковником Абдул Саламом Арифом в феврале 1963 года. Три года спустя брат Арифа пришел к власти после смерти полковника; однако он правил Ираком всего два года, прежде чем был свергнут в результате переворота под руководством партии Баас в 1968 году. Правительство баасистов сначала возглавлял Ахмед Хасан аль-Бакир, но в последующие годы его медленно оттеснили. Десятилетие Саддама Хусейна.

Саддам Хусейн формально захватил власть в качестве президента Ирака в 1979 году. В следующем году, чувствуя угрозу риторики аятоллы Рухоллы Хомейни, нового лидера Исламской Республики Иран, Саддам Хусейн начал вторжение в Иран, которое привело к восьмилетнему периоду. -длительная ирано-иракская война.

Сам Хусейн был секуляристом, но в партии Баас доминировали сунниты. Хомейни надеялся, что шиитское большинство Ирака восстанет против Хусейна в рамках иранского революционного движения, но этого не произошло.При поддержке арабских государств Персидского залива и США Саддам Хусейн смог довести иранцев до тупика. Он также воспользовался возможностью, чтобы применить химическое оружие против десятков тысяч курдских и болотных арабов в своей стране, а также против иранских войск, что является вопиющим нарушением норм и стандартов международных договоров.

Его экономика была разрушена ирано-иракской войной, Ирак решил вторгнуться в маленькую, но богатую соседнюю страну Кувейт в 1990 году.Саддам Хусейн объявил, что он аннексировал Кувейт; когда он отказался уйти, Совет Безопасности ООН единогласно проголосовал за военные действия в 1991 году с целью изгнания иракцев. Международная коалиция во главе с США (которые были союзниками Ирака всего три года назад) разгромила иракскую армию за считанные месяцы, но войска Саддама Хусейна подожгли кувейтские нефтяные скважины на их выходе, вызвав экологическую катастрофу. побережье Персидского залива. Эти бои стали называть Первой войной в Персидском заливе.

После Первой войны в Персидском заливе Соединенные Штаты патрулировали бесполетную зону над курдским севером Ирака, чтобы защитить там мирных жителей от правительства Саддама Хусейна; Иракский Курдистан начал функционировать как отдельная страна, даже будучи номинально еще частью Ирака. На протяжении 1990-х годов международное сообщество было обеспокоено тем, что правительство Саддама Хусейна пытается разработать ядерное оружие. В 1993 году США также узнали, что Хусейн разработал план убийства президента Джорджа Х.У. Буш во время Первой войны в Персидском заливе. Иракцы разрешили инспекторам ООН по вооружениям въехать в страну, но выслали их в 1998 году, заявив, что они шпионы ЦРУ. В октябре того же года президент США Билл Клинтон призвал к «смене режима» в Ираке.

После того, как Джордж Буш стал президентом Соединенных Штатов в 2000 году, его администрация начала готовиться к войне против Ирака. Буш-младший возмущался планами Саддама Хусейна убить Буша-старшего и утверждал, что Ирак разрабатывает ядерное оружие, несмотря на довольно надуманные доказательства.Атаки 11 сентября 2001 года на Нью-Йорк и Вашингтон, округ Колумбия, дали Бушу политическое прикрытие, необходимое для начала Второй войны в Персидском заливе, хотя правительство Саддама Хусейна не имело никакого отношения к «Аль-Каиде» или терактам 11 сентября.

Война в Ираке

Война в Ираке началась 20 марта 2003 года, когда коалиция под руководством США вторглась в Ирак из Кувейта. Коалиция изгнала баасистский режим от власти, установив временное правительство Ирака в июне 2004 года и организовав свободные выборы в октябре 2005 года.Саддам Хусейн скрывался, но был захвачен американскими войсками 13 декабря 2003 года. В хаосе по всей стране вспыхнуло межрелигиозное насилие между шиитским большинством и суннитским меньшинством; Аль-Каида воспользовалась возможностью установить присутствие в Ираке.

Временное правительство Ирака судило Саддама Хусейна за убийство иракских шиитов в 1982 году и приговорило его к смертной казни. Саддам Хусейн был повешен 30 декабря 2006 года. После «переброски» войск для подавления насилия в 2007-2008 годах США ушли из Багдада в июне 2009 года и полностью покинули Ирак в декабре 2011 года.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *