Ирландская история: ИРЛАНДИЯ • Большая российская энциклопедия

Содержание

ИРЛАНДИЯ — Древо

Карта Ирландии с сайта krugosvet.ru
Ирландия (ирл.: Éire, англ.: Ireland), Республика Ирландия, государство на северо-западе Европы, занимает бо́льшую часть острова Ирландии. Столица – Дублин. Население — 4593 тыс. (2013), в подавляющем большинстве — ирландцы. Основные языки — ирландский и английский (оба официальные, ирландский возрождается, но английский продолжает доминировать). Основная религия — римо-католицизм.

Ирландия расположена на одноименном острове, который омывается с юга, запада и севера Атлантическим океаном, а на востоке отделяется от острова Великобритания Ирландским морем. Государство граничит с Великобританией — по морю и, с Северной Ирландией, по суше. Государственное устройство определяется конституцией 1937 года, согласно которой Ирландия — парламентская республика. Член Европейского Союза.

Подавляющее большинство населения — ирландцы, крупнейший кельтский народ. Около 90% ирландцев — римо-католики. За века английской колонизации почти утратили родной язык, который целенаправленно возрождался со времени восстановления независимости в начале XX века. На начало XXI века английский язык оставался доминирующим, а ирландский в быту употребляли лишь некоторые жители отдаленных западных и южных сельских районов.

Среди главных памятников страны — древние памятники христианской архитектуры: монастыри V–XII веков в Глендалохе и Келсе, романские церкви XI–XII веков в Клонмакнойсе и Клонферте, готические храмы XII–XIV веков как Дублинский собор святого Патрика. Главные достопримечательности сосредоточены в Дублине: Национальный музей, в котором хранятся экспонаты периода раннего Христианства в Ирландии — брошь Тара, священный колокол Мойло (VIII в.) и другие; Национальная галерея с коллекцией картин всех школ живописи. В Корке выделяются два собора XIX века — римо-католический Святой Марии и англиканский святого Финбара.

История

Дохристианские века

Ирландцы, составляющие подавляющее большинство населения страны — потомки кельтских племен и более древнего местного населения. Проникновение кельтов в Ирландию началось около середины I тысячелетия до н. э., при этом прежнее население существовало практически во всех частях острова и долгое время сохраняло свой строй и обычаи. Происходило и взаимопроникновение культур: брегонские законы, считающиеся древнейшим памятником ирландской письменности, возможно отражают некоторые элементы докельтского уклада.

Древнее ирландское общество жило кланами. Вся земля находилась в общем владении клана. Основным занятием было скотоводство. Существенно важную роль в судебном процессе играли брегоны — судьи — существовавшие с начала нашей эры.

Первым союзом в рамках всего острова была «Пентархия» — объединение пяти королевств (туатов, пятин) — Улада (Ульстера), Коннахта (Коннаута), Лагена (Лейнстера), Мумана (Мюнстера) и Миде (Мита), причём король последнего был верховным королём (ард-риагом). В результате постоянной борьбы различных династий к 400 году возникло семь сравнительно независимых королевств, которые существовали с перерывами до начала XVII века. Объединенные силы королей нападали на римлян в Британии и на континенте в IV-V веках. В ходе одного из таких разбойничьих нападений был взят в плен святой Патрик, которому суждено было стать просветителем Ирландии.

Остров святых и учёных: расцвет и закат

Тридцатилетний апостольский подвиг святителя Патрика в середине V века стал поворотным моментом в истории страны и народа — Ирландия в течении немногих поколений из языческой делается землёй Христианской. При многочисленных монастырях расцветают учёность и искусство, которые становятся светом и для соседних стран — Англии, Шотландии и материка. Ирландия VI-VII века получает название «Острова святых и учёных» и сохраняет роль ведущего центра Христианского просвещения до конца VIII века.

Начиная с 795 года Ирландии стали угрожать набеги викингов, известных здесь как «датчане». В условиях политической раздробленности ирландских клановых королевств, викингам вскоре удалось закрепиться: к 850 году они захватили Дублин, Уотерфорд и Лимерик, которые превратили в центры торговли и опорные пункты для набегов на другие районы страны. Столетие спустя на страну обрушилось самое страшное нашествие «датчан», которое наложилось на междоусобицы ирландских королей и окончилось сражением при Клонтарфе в 1014 году. Ирландский верховный король Бриан Бороиме пал в бою, но его силы одержали победу и набеги викингов больше не повторялись.

В течение полутораста лет по смерти Бриана Бороиме шла ломка старого порядка жизни страны. Власть королей слабела, и подчинённые им мелкие кланы набирали всё больше силы. Последним законным верховным королём, который правил на деле стал Руайдри Уа Конхобайр в 1166-1183 годах, со столицей в Дублине. Частые войны способствовали одичанию населения и лишали его возможности противостоять иноземным завоевателям. В ту же эпоху менялись и старые церковные устои: Церковь переустраивалась по материковым образцам, освобождалась от власти королей и кланов, крепче подчинялась власти пап. Разрыв с Православием оставил Ирландскую Церковь римо-католической архиепископией.

Английское господство 1: Лордство Ирландия

В середине 1150-х годов Римский папа Адриан IV, англичанин, вверил Ирландию — которую считал папской собственностью — английскому королю Генриху II. Повод для начала вторжения дал Диармайт Мак Мурхада, ирландский король Лейнстера, который был изгнан из своих владений и отправился в искать помощи в Англии. Генрих помощь оказал, и в 1169-1170 годах завоеватели покорили города Уэксфорд, Уотерфорд и Дублин. Так как завоевание опиралось на папский авторитет, то особенно легко ему подчинилось духовенство. В 1172 году Генрих созвал в Собор в Кашеле с целью реформы Ирландской церкви, на котором он заявил о своем господстве над Ирландией. Правители Лейнстера и Мюнстера покорились быстро, а в октябре 1175 года и верховный король Руайдри Уа Конхобайр после упорного сопротивления должен был признать себя вассалом и данником английской короны.

Номинально вся Ирландия сделалась единым лордством под управлением английского короля. На деле образовалось две в корне отличных территории. Одной стала «Английская выгородка» (The English Pale), в которой английские бароны овладели данными им в виде феодов землями, изгнали туземных вождей и ввели английские порядки, по которым действовал королевский наместник и собственный парламент. Остальные ирландские земли получили название «Дикой Ирландии», в которой англичане постоянно стремились делать новые завоевания. Войны с туземцами, произвол и междоусобия баронов при слабой королевской власти обратили Ирландию в арену беспорядка и запустения. Когда Роберт Брюс овладел шотландской короной и удачно повел войну с Англией, ирландские вожди обратились к нему за помощью против общего врага. Его брат, Эдуард Брюс, прибыл в Ирландию с войском в 1315 году и был провозглашён ирландцами королем, но после опустошительной трехлетней войны погиб в бою. После этого наступил период еще худшей анархии и произвола нормандских феодалов.

Со временем англо-нормандские колонисты начали смешиваться с ирландцами, что грозило подорвать основу английского владычества. В 1367 году в Килкенни был принят статут с целью полностью отделить колонистов Выгородки от основного кельтского населения. Постепенно коренные ирландские владетели вновь выходят на видные места в местной политике. Во время войны Алой и Белой розы во второй половине XV века Ирландия большей частью держала сторону Йоркского дома, но власть англичан над Ирландией за время этой междоусобной войны ослабела ещё более. Ко времени вступления Тюдоров на английский трон в 1485 году, перед новыми правителями стояла задача повторного подчинения Ирландии. Король Генрих VII послал в Ирландию армию, которая арестовала видного здешнего йоркиста Джеральда Килдэрского и обеспечила в 1495 году номинальное принятие полного корпуса английских законов. При его сыне, короле-реформаторе Генрихе VIII, началось последовательное «Тюдоровское завоевание Ирландии».

Английское господство 2: Королевство Ирландия

Дав ход Реформации в своих владениях, Генрих VIII столкнулся в Ирландии с бунтом эрла Килдэрского, который провозгласил себя сторонником римо-католицизма. Бунт был подавлен, и в 1542 году Генрих VIII преобразовал управление Ирландией провозгласив себя королём, а Ирландию — своим вторым королевством. Признав права собственности за представителями кланов и пожаловав некоторым из них землю, конфискованную у монастырей, он обеспечил поддержку кланами своей власти. После краткосрочного восстановления официального римо-католицизма при королеве Марии в 1553-1558 годах, королева Елизавета I ввела реформацию повсеместно, конфисковав все богатства римо-католических церквей в пользу нового англиканского духовенства. С этого времени ирландские бунты под знаменем верности римо-католицизму и борьбы за свержение английского ига делаются регулярным явлением.

Бунты начались с 1560 года, особо серьёзным стало восстание Хью О’Нила в 1595-1603 годах. Подавлялись бунты столь жестко, что Ирландия начала опустошаться — ирландцы гибли или бежали заграницу. Конфискуемые у них земли раздавались английским колонистам, в результате чего ко времени кончины Елизаветы вся Ирландия оказалась подчинена английской короне. Король Иаков I продолжил елизаветинскую политику. Ответом 23 октября 1641 года стала страшная резня тысяч англичан-протестантов и новое восстание во главе с Рори О’Мором и Фелимом О’Нилом. Образованная тогда «Всеобщая ассоциация католиков-конфедератов» одержала ряд побед над войсками короля Карла, и королевский наместник Ормонд был вынужден в 1647 году передать власть в руки представителей парламента.

12 августа 1649 года английский революционный вождь Оливер Кромвель высадился в Ирландии с карательной экспедицией, которая ознаменовалась устрашающей резнёй населения городов Дроэды и Уэксфорда. Когда ирландцы сдались англичане усугубили прежнюю политику: парламент конфисковал почти все владения римо-католиков (вне Коннахта) и начал новое заселение Ирландии, главным образом из числа отставных солдат Кромвеля. Многие ирландцы были согнаны с земли, немало — отправлено в рабство в Вест-Индию. Восстановление королевской власти в 1660 году мало изменило несчастное положение ирландцев-католиков. Кратковременная римо-католическая реакция, начавшаяся с вступлением на престол короля Иакова II в 1685 году, вызвала среди ирландцев большую радость, но кончилась поражением Иакова в битве при Бойне в 1690 году. По Лимерикскому договору 1691 года римо-католикам гарантировались некоторые права, но протестанский ирландский парламент был крайне враждебен к ним. Из Ирландии были сразу высланы все римо-католические клирики кроме приходских священников, а рядовые верующие с течением времени всё сильнее ущемлялись в правах. В ответ с середины XVIII века стали составляться тайне общества, которые с тех пор играли большую роль в истории Ирландии. Эта самоорганизация заставила английскую корону в момент её слабости — годы войны за независимость США — пойти на уступки в 1782 году, когда ирландский парламент получил законодательную независимость и несколько смягчил положение католиков. В 1798 году, в координации с Францией, ирландцы учинили новое восстание, которое было подавлено в том же году.

Английское господство 3: Уния с Великобританией

Путём подкупа парламентариев в 1800 году ирландским парламентом была принята «окончательная» уния с Великобританией. В 1801 году она вступила в силу и Ирландия была соединена с Великобританией в рамках единого Соединённого Королевства. Ирландцы должны были теперь присылать в английский парламент своих представителей, но фактически не влияли на положение дел. В 1845–1847 годы страшный удар Ирландии нанес неурожай картофеля, в результате которого погибло около миллиона крестьян и разорились многие землевладельцы. Голод, продажа земли и повышение арендных ставок земельными спекулянтами привели к невиданному исходу: если и раньше ирландцы во множестве уезжали за границу, теперь одновременно эмигрировало около миллиона человек. Правительство не нашло решения проблемы голода и было обвинено в преступном равнодушии и геноциде. В 1848 году последовал мятеж поднятый обществом «Молодая Ирландия». Бунт был разгромлен, но образование влиятельного ирландского революционного общества «фениев» с базой среди ирландцев США вскоре заставило английских парламентариев начать всерьёз рассматривать наболевший «ирландский вопрос».

С 1868 года начались реформы для устранения коренных зол, вызывавших недовольство ирландцев — церковного и поземельного вопросов. Министерство Гладстона ирландским церковным биллем 1869 года низвело Ирландскую епископальную (англиканскую) церковь на одну ступень с другими исповеданиями, а земельным биллем 1870 года удовлетворило в главных пунктах справедливые жалобы ирландских арендаторов против землевладельцев. Реформы тормозили, но не искореняли движение за независимость, которое оформилось в виде умеренных «гомрулеров», добивавшихся самоуправления, и радикальных «фениев»-революционеров. Оба движения соединились в 1880 году под руководством Чарлза Стюарта Парнелла. В 1886 году ирландцы поддержали либерала Гладстона в выдвижении на пост премьер-министра Великобриатании, после чего Гладстон предложил принять закон о самоуправлении для Ирландии. После всеобщих выборов в 1910 году Ирландская партия, возглавлявшаяся Джоном Редмондом, вновь получила возможность играть на противоречиях либералов и консерваторов в палате общин и правительство предложило к тому времени уже третий билль о самоуправлении в 1912. Палата лордов, которая препятствовала предыдущим подобным попыткам, была теперь ограничена в своих возможностях влиять на голосование.

К этому времени противоборствующие силы уже подготовились к предстоящей гражданской войне. Унионисты Ольстера — сердца ирландской промышленности где было сосредоточенно 60% всего протестантского населения Ирландии — организовали полувоенную организацию Ольстерских волонтеров с целью воевать за сохранение единства Великобритании. Националисты на юге также создали организацию Ирландских национальных волонтеров. Первая мировая война отсрочила начало гражданской войны, хотя в 1916 году в было предпринято Пасхальное восстание, жестоко подавленное с помощью британской военно-морской артиллерии.

Восстановление независимости

21 января 1919 года 73 депутата английского парламента, объявившие себя полномочным парламентом Ирландии, приняли декларацию о суверенитете Ирландии, провозгласив Ирландскую Республику. В то самое время, когда состоялись первые заседания нового парламента, были сделаны и первые выстрелы в партизанской войне за независимость. Противостояние ирландцев и британцев продолжалось вплоть до 6 декабря 1921 года, когда был подписан англо-ирландский договор 6 декабря 1921 года. Договор был компромиссом, признававшим разделение Ирландии на Северную Ирландию (Ольстер) в составе Великобритании и Ирландское свободное государство, которое было формально провозглашено 6 декабря 1922 года.

До 1949 года новое государство входило в Британское содружество наций. В 1937 году ему было усвоено официальное название Ирландия (Эйре), а в 1949 году — Ирландская Республика. В 1973 году Ирландия вступила в Европейское экономическое сообщество (с 1993 года — Европейский союз).

Статистика

  • 1695 — 1 034 тыс. человек
  • 1754 — 2 372,6 тыс. человек
  • 1801 — 5 395,5 тыс. человек
  • 1821 — согласно первой точной переписи: 6 801,8 тыс. человек
  • 1841 — 8 196.6 тыс. человек
  • Рубеж XIX-XX вв. — римо-католики составляют 75,4% населения, имеют 4 архиепископов, 23 епископа, 2700 священников, ок. 1000 приходов; епископалы англикане составляют 12,8% населения, имеют 2 архиепископов, 11 епископов, 1700 приходских священников; пресвитерианцы составляют 9,5% населения; методистов 55,5 тыс. человек, индепендентов 17017 человек, иудеев 1798 человек. 60% всего протестантского населения приходится на провинцию Ульстер [1]
  • 1901 — население по переписи: 4 458,8 тыс. человек [2]
  • 2001 — население по переписи: 3,8 млн. человек, ок. 92 % — ирландцы

Религия

Несмотря на отдельные очаги проникновения Христианства, по начало V века большая часть ирландцев продолжала поклоняться языческим богам под руководством жрецов-друидов. Римский святитель Келестин направил в Ирландию епископа Палладия, после скоропостижной кончины которого ему вслед в начале 430-х годов был послан святой Патрик. В течение следующих 30 лет святитель обратил ко Христу множество ирландцев, от королей до простых крестьян, заложив крепкий фундамент и создав первоначальную структуру самобытной Ирландской Церкви во главе с Армахским архиепископом.

Епископы ставились не в городах, а в монастырях, которые скоро стали ведущими центрами учёности не только в стране но и во всей северо-западной Европе. Просвещение страны светом Христовым шло быстро и сопровождалось не только распространением образованности по всей стране, но и появлением множества святых подвижников. Вплоть до конца VIII века православная Ирландия оставалась одним из главных центров христианского просвещения, «Островом святых и учёных». Проповедь ирландских монахов-миссионеров, главным рассадником которых был Ионский монастырь, распространялась на Шотландию, Англию и на материк. Среди ирландских преподобных проповедников той эпохи выделяются святые Колумба и Колумбан.

В последующие века викингских вторжений и междоусобиц старые церковные устои Ирландии постепенно расшатывались, учёность сходила на нет, а власть Римского папы — росла. Отпадение Римской Церкви от Православия сделало Ирландскую Церковь римо-католической архиепископией. Почти одновременно с началом англо-норманского захвата страны была предпринята масштабная церковная реформа. На Соборе в Дроэде в 1152 году было подтверждено первенство папы, старые клановые епископы были заменены системой из четырёх митрополий под началом архиепископа Арма. Зависимость церковных структур от королей и кланов уменьшалась, а власть Римского папы — усиливалась.

С начала Реформации в землях английской короны в 1530-х годах Ирландия определилась как римо-католическая общность. Несмотря на навязывание англиканства в течении последующих веков, лишь малая доля ирландцев примкнула к англиканской Ирландской епископальной церкви, которая до 1869 года сохраняла статус государственной.

Ныне по вероисповеданию население Ирландии остаётся в подавляющем большинстве — более 95% — римо-католическим. Остальные — англикане, пресвитериане, и другие. Ирландия остается одной из самых религиозных стран Европы, поддерживающей миссионерскую деятельность во всем мире. Однако, в последние десятилетия все большее развитие получает внецерковный образ жизни. Так, при согласии самой Римо-католической церкви референдумом 1972 года из конституции был изъят пункт, признававший особую роль Католической церкви в Ирландии; поправка 1992 года разрешила ирландским женщинам выезжать за рубеж, чтобы сделать аборт; другая поправка, с трудом принятая в 1995 году, разрешала разводы. В последние десятилетия XX века, благодаря эмигрантским общинам, в Ирландии вновь появилось Православие, представленное в первую очередь в Дублине.

См. также

  • Де Беер Владимир, пер. с англ. Дмитрия Лапы, «Православная Ирландия»:

Использованные материалы

  • «Ирландия», страница сборника словарей портала Академик:
  • Статьи Энциклопедии Кругосвет:
  • «Ирландия», энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона:


[1]  «Ирландия», энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, http://gatchina3000.ru/brockhaus-and-efron-encyclopedic-dict…htm

[2]  «Ирландия (дополнение к статье)», энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, http://gatchina3000.ru/brockhaus-and-efron-encyclopedic-dict…htm

Ирландия в мифах и в реальности | Легенды, Наука, Прошлое, Путешествия

Край мира. Последняя обитаемая земля на границе с царством теней и духов. Равнина, над которой плывут клочья вечных туманов. Дремучие дубравы, гудящие в бурю. Хрустальные шумные реки, бегущие по камням. Зыбкое, призрачное сияние над вершинами волшебных холмов. Волчий вой и замшелые обелиски над костями легендарных героев… Край мира и времени, пространство эпических саг.

Такова скрытая, оборотная Ирландия. Теоретически помимо неё должна существовать ещё и Ирландия реальная, но наблюдениями эта гипотеза не подтверждается.

За Ирландским морем продолжается картина провинциальной Англии. Старые, увитые плющом усадьбы, замки — часто в состоянии живописных руин. Живые изгороди и поля, луга, болота, вересковые пустоши. Пейзаж почти неизменен в любое время года. Благодаря влиянию Гольфстрима пасмурный летний день почти не отличается от ясного зимнего. И, поскольку сочная трава покрывает пологие холмы круглый год, Ирландию именуют Изумрудным островом.

Архитектурным символом Ирландии можно считать так называемые «круглые башни» — узкие дозорные вышки высотой до 37 метров, построенные в IX–XII веках

Столица Ирландии — Дублин, агломерация которого вмещает около половины населения страны. На всём острове это наименее ирландский город. В 841 году он был основан норвежцами как база для торговли и набегов. Ирландцы захватили город лишь в 1014 году, но уже спустя полтора века Дублин перешёл в руки нормандцев и оставался под властью британской короны. До XV столетия город населяли преимущественно всё те же норвежцы. Лишь в XVII веке, после завоевания всей Ирландии, Дублин стал расти за счёт приезжающих из Англии протестантов. Католикам, а значит, коренным ирландцам селиться в нём было запрещено.

В 1938 году построенный нормандцами Дублинский замок стал резиденцией президента независимой Ирландии. И город расцвёл. В наши дни Дублин занимает 16-е место в рейтинге самых дорогих городов мира. Развитое пивоварение привлекло на берега реки Лиффи множество программистов, превративших столицу Ирландии в центр информационных технологий. В информационном мире Ирландия куда больше и ближе, чем кажется. Многие имеют дело с ирландцами, не подозревая об этом — именно тут, в городе Корк, расположена служба поддержки компании Blizzard.

Скала Кашел (крепость Святого Патрика) — древняя резиденция верховных королей Ирландии. В 450 году, после личного визита Святого Патрика, замок стал священным для ирландцев

Англия не отступает. Оскар Уайльд и Бернард Шоу были ирландцами, но оба писали на английском языке. И несмотря на усилия правительства, требующего именовать парламент Тихеан-Иряхташем, президента — Уахтараном, премьера — Тышахом, а политические партии — фианнами (дружинами), Ирландия остаётся англоязычной страной. Только 40% населения могут говорить по-ирландски, и не более 2% действительно говорят. Употребительным ирландский язык остаётся лишь в культурных заповедниках — гэлтахтах.

Лишь на западе острова, в Коннахте, там, где невысокие, рассечённые заливами горы обрываются в океан, можно увидеть краешек Ирландии оборотной. Тяжёлый прибой разбивается здесь об основания скал, помнящих ещё времена выхода жизни на сушу. Они не менялись и принадлежат легендарной эпохе.

Главный праздник Ирландии — день Святого Патрика, 17 марта. Это день широко отмечается и в США (потомки выходцев с Изумрудного острова составляют 11% населения страны)

Фоморы

Мифическая Ирландия берёт своё начало в так называемой «Книге захватов». Согласно ей, первые люди прибыли на остров в третьем тысячелетии до нашей эры с Заокраинного Запада — из волшебной страны Тир На Ног. Возглавлял экспедицию, что удивительно, грек по имени Партолон (так ирландцы произносили имя Варфоломей). В 2760 году до нашей эры в битве при Маг Ита племя Партолона сошлось с местными аборигенами — однорукими, одноногими и одноглазыми великанами фоморами. Переселенцы выиграли битву, но вскоре вымерли в результате эпидемии.

Затем на опустевшие берега острова высадились родственные партолонам немеды. В отличие от почивших родичей, они оказались плохими воинами, и фоморы их прогнали. Некоторые немеды отправилась в Грецию, где попали в рабство и стали называться Фир Болг («люди мешков»). Другой осколок племени ушёл на север, где начал постигать знания друидов, став впоследствии племенем богини Дану.

Герой Финн Маккул дерётся с сидом Айлленом

Вскоре фирболги бежали из рабства и вернулись в Ирландию, где наконец-то взяли реванш за поражение. Но, едва победив фоморов, они вынуждены были сойтись в битве с дану. Несмотря на помощь бывших соперников фоморов, фирболги терпели поражение за поражением, пока не были окончательно разбиты в битве у Маг Туиред в 1864 году до нашей эры. Ирландия стала страной дану.

Но и дану не суждено было владеть Ирландией долго. Вызов им бросили кельты во главе с сыновьями испанца Миля. Говорят, с Пиренейского полуострова в ясный день можно увидеть берега Ирландии. Обнаружив на горизонте Изумрудный остров, сыновья Миля подняли паруса, устремились к новым землям и вскоре в битве при Тальтиу разгромили дану.

Эта история с её утомительными подробностями — с поимённым перечислением героев, бесконечными племенами, датами и местами сражений — напоминает кровавую ветхозаветную хронику. Но в мире кельтского мифа нет разницы между богами и людьми. Ибо партолоны и немеды — уязвимые для болезней и ран люди, занимающиеся в свободное от подвигов время скотоводством и земледелием, — одновременно были богами, творящими реки, долины и холмы Ирландии. Соответственно, и потомки немедов — фирболги и дану — тоже боги. Именно знатью дану укомплектован весь кельтский пантеон.

Дану, спасшиеся после поражения от сыновей Миля, стали сидами (иначе Ши) — дивным народцем, живущим в волшебной стране под холмами. Как и их предки, сиды ведут себя словно обычные люди cо всеми их страстями и желаниями. Лишь условия волшебной страны позволяют дану не стареть. Ведь в оборотной Ирландии время идёт очень медленно.

«Дорога великанов» — уходящая в море полоса базальтовых колонн, оставленных древним извержением, — находится в британской Северной Ирландии. Легенда гласит, что это остатки моста, построенного Финном для битвы с шотландским великаном Голом

Может показаться, что фоморы выделяются среди прочих мифических народов Ирландии. Но однорукие великаны добывают пропитание охотой и рыбной ловлей. Устрашающий облик фоморов объясняется колдовством. У них видна лишь половина тела, да и та — искажённо, поскольку одной ногой фомор остаётся в волшебной стране. «Проявляясь» же полностью, он выглядит как обычный ирландец.

Упоминания Греции и Испании в ирландской мифологии могут вызвать недоумение. Но кельтские эпосы дошли до нас в обработке средневековых монахов, которые желали сделать историю своего народа не менее древней и благородной, чем история англичан. Последние ведь объявляли бриттов потомками римского рода Брутиев, происхождение которого, в свою очередь, связывалось с легендарной Троей. Ирландцы без труда посрамили хвастунов. Троя ещё стояла, когда сыновья Миля отвоёвывали Изумрудный остров у эльфов!

«Печали Оссиана»

В реальности же великая битва при Тальтиу могла состояться лишь во II веке — именно тогда на остров переправились кельты. Так на самом краю Европы возникла страна поэтов и воинов. Многочисленные «короли» обладали в Ирландии номинальной властью. Даже друиды, почти всесильные в Англии, здесь практически не имели влияния. Почётом пользовались барды и особенно филиды — хранители преданий и законов.

Даже чтобы вступить в фианну — дружину независимых от знати бойцов (фениев), живущую разбоем и охотой в лесах, — требовалось проявить способности к стихосложению. Такую жизнь вёл и бард Оссиан, гениальные стихи которого на самом деле были написаны Джеймсом Макферсоном в XVIII веке. Менее способные фении предсказуемо впадали в берсеркерскую ярость при малейшем намёке на критику их произведений, после чего становились страшны — как врагу, так и слушателю.

Возможно, древнеирландское огамическое письмо, высекавшееся на камнях, задумывалось как древний аналог шрифта Брайля. Барды часто были слепы, и даже зрячие певцы обучались в темноте, считая, что мрак обостряет слуховую память

В сердцах древних ирландцев вообще пылал воинственный дух. И если в «Илиаде» греки и троянцы сходятся в бою за прекрасную Елену, то потомкам Миля хватало и менее значительного повода. Одной из наиболее кровавых саг ирландского фольклора считается «Повесть о свинье Мак Дато». В начале повествования сама свинья уже мертва, а герои баллады, борясь за лучший кусок жаркого, один за другим присоединяются к ней в небытии. Очень похоже на сюжет «Похищения быка из Куальнге» — разве что там бык умирает последним.

При всём при этом христианизация Ирландии прошла на удивление быстро и бескровно. В V и VI веках многие монахи и священники бежали в Ирландию из Англии и Нормандии, спасаясь от германских варваров. И положение гостей вынуждало проповедников проявлять терпимость и уважение к обычаям хозяев. Именно монахи записали со слов филидов кельтские предания. Поэтому художественная литература на ирландском языке появилась уже в VII столетии, то есть намного раньше, чем на английском, французском или немецком языках. В раннем средневековье Ирландия славилась как центр европейской учёности.

Крошечный остров Скеллиг-Майкл, расположенный в 15 километрах на юго-запад от берегов Ирландии, знаменит древнейшим, основанным ещё в VI столетии монастырём. В 2014 году в этом мистическом месте проводились съёмки фильма «Звёздные войны. Пробуждение Силы»

Сид, или Ши, — чрезвычайно широкое понятие в кельтской космогонии. Помимо собственно народа, так именуются и волшебные холмы, где они живут. Сид — то ли подземный, то ли параллельный мир, а ещё это тонущий в вечных туманах остров на западе. В Ирландии он чаще именуется Тир На Ног или Яблоневый остров, в Уэльсе его называют Авалоном. Часто «оборотную Ирландию» отождествляют с загробным миром, что не совсем справедливо. Попасть в Ши может только живой. Четыре королевы увозят смертельно раненого Артура на Авалон лишь затем, чтобы спасти. Ведь там не идёт время, а значит, не утекает кровь, уносящая с собой жизнь. Сид — это сон. И когда медицина достаточно продвинется, а Англия окажется в опасности, Артур вернётся.

Король Артур не умер, он просто уплыл в Ирландию

Есть много путей в дивную страну. Туда можно пройти через подземные ходы древних гробниц, перенестись на корабле или случайно забрести, заблудившись в тумане. Вратами служили и неметоны — священные рощи друидов. Но корабль — наиболее верный способ. Рощи давно исчезли, а пути через гробницы закрылись ещё раньше, когда король Эохайд, пытаясь вернуть похищенную эльфами жену, сравнял холмы с землёй.

Ещё в Средние века ирландцы пытались достичь Яблоневого острова на кораблях. Попутно они открыли Исландию и, возможно, добрались до берегов Америки. По легенде, Тир На Ног удалось найти святому Брэндону. Менее же святых мореплавателей заносило в странные места. Они видели поднимающиеся из волн стеклянные башни до неба, наблюдали спускающиеся из туч серебряные сети, в ячею которых проходила лодка. Высаживались на острова говорящих коней, плыли до тех пор, пока море не становилось прозрачным, как воздух, и облака не оказывались под килем. Но легендарной страны так и не нашли.

Ньюгрейндж — известнейшая из гробниц коридорного типа — считалась личным волшебным холмом бога Дагды

Ирландские волшебные холмы правильнее именовать курганами. По легенде, побеждённые дану ушли не в обычные холмы, а в коридорные гробницы — мегалитические сооружения, встречающиеся в других странах, но особенно распространённые в Ирландии.

Начав со сравнительно скромных дворовых некрополей, представляющих собой арки из трёх огромных блоков, жители Изумрудного острова перешли к строительству величественных коридорных гробниц. Сначала из тяжёлых плит сооружалась крестообразная погребальная камера с длинными коридорами для входа, затем кольцо из установленных вертикально блоков образовывало опорную стену. И над всем этим насыпалась пирамида 60-100 метров в поперечнике и высотой до 13 метров.

Три крупнейших кургана — Ньюгрейндж, Даут и Наут — лишь на несколько веков моложе первой пирамиды в Египте. Археологическое значение комплекса колоссально. При раскопках одной лишь пирамиды Наут — за полвека это сооружение изучили всего на треть — была собрана четверть всех неолитических находок в Европе. Здесь обнаружили даже выгравированную на плоском камне карту Луны.

Из волшебных существ в Ирландии наиболее распространены призраки (как результат столетий британского владычества) и вампиры. Ведь именно в Дублине Брэм Стокер писал «Дракулу». Но нечисть общеевропейского образца чувствует себя на Изумрудном острове неуверенно и не покидает городов.


Очаровательные лепреконы художника Jean-Baptist Monge

Холмы принадлежат лепреконам — мелким ирландским эльфам, не встречающимся нигде более. Происхождение карликов, одетых в зелёные камзолы по моде XVIII века, остаётся загадкой. Едва ли они как-то связаны с прежним народом холмов — рослыми дану. Но лепреконы хранят тайны друидов, владеют колдовством, прячут в своих норах горшки с золотом и варят пиво, начисто отшибающее память. Это роднит его с волшебным элем английских фэйри. Более же всего низкорослые жители холмов любят вино. Добравшись до винного погреба, лепрекон остаётся там навсегда и становится «погребным» (по аналогии с «домовым»), или клуриконом.

Лепрекон из одноимённого ужастика в исполнении Уорвика Дэвиса. Этот точно не даст вам никаких монет

Волшебные народы Ирландии и Шотландии очень близки. Бурными ночами скорую смерть представителей древних родов оплакивают Беан Ши — «женщины из сидов». Впрочем, ирландские баньши чаще полощут бельё в быстрых реках, чем плачут. Длинноволосая прачка буквально на ходу может снять с мужчины рубашку, тут же постирать её и не вернуть!

Ещё не такие номера откалывает пука — вредный гоблин, обычно принимающий облик лошади или огромной чёрной собаки. Призрачные лошади келпи уносят людей в море. Выходят на берег, сбрасывая шкуры, тюлени-оборотни селки. На дне же обитают мерроу — классические русалки, нуждающиеся, однако, в волшебных красных шапочках для подводного дыхания. В своих домах мерроу хранят заключённые в склянки души утонувших моряков.

Селки из дивного мультфильма «Песнь моря»

Исконно ирландскими существами могут считаться Добхар-ку — подобные гигантским выдрам создания, которые иногда утаскивают скот и людей в озёра, а также Кат Ши — «кот из сидов». Совершив чудовищный ритуал, заключающийся в сжигании заживо пятидесяти чёрных кошек, можно получить пятьдесят первую, бонусную, — большую, усатую, с горящими глазами. После чего Кат Ши исполнит одно желание. Но важно помнить, что это злой дух. Подобно джинну, он будет мудрить с условиями договора.

* * *

Ирландский след в мировой культуре найти проще, чем кажется. Для ирландцев бог Луг — один из вождей народа дану. Но именно в честь Луга названы города Лигниц в Силезии, Лион во Франции, Лейден в Голландии. Из ирландских легенд мы можем узнать, что таинственный Священный Грааль, который искали рыцари Круглого Стола, — это котёл Дагды, а волшебница Моргана — олицетворяющая сексуальность и разрушение богиня Морриган. Она тоже из дану. Глыба же, из которой Артур выдернул меч, — камень Фаль, кричащий при выборах королей.

Некогда кельтам принадлежала вся Европа, но лишь в Ирландии мифология этого народа сохранилась до Средних веков. И была записана.

Что почитать?

  • Абрахам Меррит «Лунная заводь»
  • Уильям Батлер Йейтс «Кельтские сумерки»
  • Тэд Уильямс «Трон из костей дракона»
  • Джеймс Макферсон «Поэмы Оссиана»
  • Генри В. Мортон «Ирландия. Прогулки по священному
    острову»
  • Рэй Брэдбери «Зелёные тени, Белый Кит»

Что послушать?

  • Clannad — Magical Ring (1983)
  • Enya — Watermark (1988)
  • Ronan Hardiman — The Lord of the Dance (1997)
  • Cruachan — Tuatha Na Gael (1995)
  • Primordial — To the Nameless Dead (2007)
  • Waylander — Kindred Spirits (2007)

Картофельный голод Ирландии: геноцид или несчастный случай?

«Картофельный голод» в Ирландии 1845 — 1849 гг. унес, по разным оценкам, от 800 тыс. до 1 млн жизней (до голода население составляло 8,2 млн человек). В предыдущие десятилетия численность ирландцев росла (хотя Англия и вела здесь разорительную политику). Благодаря картофелю, дающему хорошие урожаи на небольших участках, голода практически не было. Но постепенно зависимость от этого растения стала хронической и тотальной: картошка стала основой рациона бедняков. А бедными и нищими крестьянами, живущими в полуземлянках, было около 85% ирландцев. Такая ситуация сложилась на острове давно. Почти вся земля принадлежала английским лендлордам, которые через посредников сдавали ее в аренду ирландцам. Цена аренды при этом была в 2−3 раза дороже, чем в Британии. В Ирландии ведь у людей не было альтернативы сельской жизни, так как практически вся промышленность, которую тут пытались строить, подавлялась метрополией (а зачем плодить конкурентов в собственной колонии?). А промтовары покупали у Англии. Почти все тут работали на земле. Так что Ирландия стала аграрным сырьевым придатком Британии, поставщиком дешевой рабочей силы и солдат, страной «белых рабов», производящих продовольствие для завоевателей.

Крестьяне за работой. (oursociety.ru)

И так как большую часть произведенного (зерно, мясо и т. д.) ирландцы продавали в Англию, чтобы заплатить ренту арендаторам, то для собственного прокорма оставалось немного — лишь около 20% обрабатываемой земли, которую и засаживали в основном картофелем. Довольно долго картошки вполне хватало для выживания и даже какого-то развития, возможности размножаться, отдыхать, петь, танцевать и веселиться. Пока не прилетел «черный лебедь». Проблемы начались в 1845 г., когда на корабле из Америки на остров попал неизвестный прежде грибок фитофторы картофеля. Пораженный таким молниеносно распространяющимся грибком, урожай может не уцелеть и наполовину. Ну представьте — выкапываете вы корнеплоды, и все, кажется, отлично — картошка здорова, как и всегда! Но наутро вы обнаруживаете, что извлеченные на воздух клубни за ночь покрылись гнилью, и есть картофель теперь невозможно. Из-за фитофтороза за сутки вы потеряли годовой запас провианта. Примерно так это выглядело. 11 сентября 1845 г. «Фримэн Джорнэл» писал о фермере, который в понедельник снимал урожай в поле, а во вторник увидел, что все «клубни сгнили и не годятся для употребления в пищу ни человек, ни животному». Вместо отличного картофеля амбары наполнялись гнилой зловонной массой. Эпидемия картофеля быстро охватила всю страну.

Так выглядит зараженный картофель. (kurer-sreda.ru)

Уже в начале 1846 г. начались смерти от голода. Урожай 1846 г. тоже сильно пострадал — на посев шли прошлогодние зараженные и плохие клубни. В 1847 г. было получше, но в этот раз засадили слишком мало земли. Преисполненные надежд фермеры в следующем году посадили в три раза больше. Но вновь урожай погиб. 1848 г. был самым тяжелым. Лишь в 1849 г. голод в отчаявшейся Ирландии немного спал. Но даже тогда еще, по свидетельству жителя одной из деревень в графстве Голуэй, по улицам днем ходили «живые скелеты». Во время голода ирландцы пытались добывать в море мидии и другую живность (которой по незнанию травились), воровали, придумывали способы есть разные сорные растения. Но это не спасало. Голод потянул за собой и другие бедствия. Выросла преступность, начались эпидемии. Люди с ослабленным от голода иммунитетом умирали десятками тысячи каждый год. Тиф, холера, дизентерия. От болезней погибло не меньше, чем от голодного истощения. Цветущие зеленые луга покрывались трупами. Псы ворошили неглубокие могилы. Умирали старики, женщины, дети, здоровые мужчины… все.

Смертность от голода и болезней в 1845—1849 гг. (en. wikipedia.org)

Чтобы спастись, народ массово повалил из деревни. Но внутри страны податься было некуда, ведь фабрик и заводов почти не было. Ирландский революционер Т. Мигер в 1847 г. констатировал, что единственное, что пощадили англичане — «процветающая, привилегированная отрасль — ирландское похоронное дело». И люди толпами шли в порты, а оттуда на «кораблях-гробах» (coffin-ships), на которых прежде возили свой «товар» рабовладельцы, отправлялись в Америку, Британию или Австралию. От истощения ирландцы умирали по пути и даже на причалах в Новом Свете. За годы голода из Ирландии уехало более миллиона человек. Среди них были предки Кеннеди и Форда. Именно тогда, во время голода, сформировалась крупная влиятельная ирландская диаспора в США. В следующие 15 лет эмигрировало еще более 1,7 млн человек — исход бедноты, еле выжившей в страшное время 1840-х гг., продолжался. Сегодня до 40 млн американцев имеют ирландские корни, в основном как раз из тех времен.

Голодающие ирландцы. (imagenesmi.com)

Что сделала метрополия для борьбы с голодом?

Практически ничего. Огромная империя с ее колониями (Канада, Южная и Восточная Африка, Индия, Австралия, Новая Зеландия…) не стала кормить ирландцев. На самом деле, этого и не требовалось. Достаточно было бы запретить вывоз зерна с «изумрудного острова» — его имелось даже больше, чем нужно для спасения голодавших. Но зерно вывозилось на экспорт английскими лендлорадми, и правительство в Лондоне не посчитало нужным запретить это. Под военным конвоем продовольствие доставлялось в порты и оттуда — в Британию. Урожаи всех культур, кроме картофеля, в годы голода были отличными. Фермеры платили ренту зерном, а сами потом ловили дичь и домашних животных, ели кору и крапиву. Тех же, кто ренту заплатить не мог, сгоняли с земли, и они пополняли толпы нищих бродяг. Англичане своими экономическими интересами жертвовать и не думали. Пока один корабль шел в Ирландию с едой, собранной частными благотворителями, им навстречу двигалось еще несколько, но вывозящих еду.

У работного дома. (maggieblanck.com)

Справедливости ради, кое-что все-таки было сделано, совсем немного. В 1846 г. правительство сэра Роберта Пиля попыталось контролировать цены, кое-где раздавали кукурузный хлеб, появились и небольшие общественные работы, работные дома. В 1847 г. заработали «суповые кухни» — в этом году было роздано 3 млн порций супа в Ирландии. Это неплохо, но для 8 млн человек, из которых большая часть живет впроголодь, а часть прямо умирает — это недостаточно. А через несколько месяцев Пиль ушел в отставку, а новый Кабинет посчитал, что ирландцам помогать не нужно вовсе. Справятся сами — хорошо, а нет — ну и ладно. Политика эта была, по сути, антиирландской. Так у ирландцев осталась лишь скромная по объемам поддержка частных благотворителей. Деньги жертвовали богатые светские дамы, королева Виктория (дала 2000 фунтов из своих личных средств, но даже не подумала надавить на Кабинет, чтобы действительно спасти ирландцев). Помощь иностранцев англичане стремились ограничить, скрывая масштабы бедствия. Больше всех пожертвовал турецкий султан (отправил несколько кораблей с провиантом и деньги).

У погибшего урожая. (en.wikipedia.org)

Ирландский «голодомор» возбудил лютую ненависть к англичанам. О «Великом голоде» потом всегда вспоминали националисты и лидеры освободительного движения. Многие уже в 1840-е гг. не сомневались, что голод был «продуманным планом». Ирландский общественный деятель Дж. Митчелл (позже изгнанный англичанами с острова) называл голод «последним завоеванием Ирландии» и обвинял англичан в смерти миллиона соотечественников. Митчелл использовал и термин «геноцид» для определения отказа Англии принимать ответственность за результаты системы лендлордизма и вообще создание в колонии такой ситуации, при которой болезнь одной сельскохозяйственной культуры имела столь фатальные последствия. С Митчеллом многие соглашались и называли голод «расовым убийством» и «намеренным искоренением».

Дж. Митчелл. (ru.wikipedia.org)


Беженцы. (marine-artist.com)

Есть и другие мнения — ревизионистские. Ревизионисты настаивают на том, что англичане и хотели бы помочь, но не смогли по разным причинам (выдумываются неубедительные аргументы об административных и иных трудностях). А главное, они утверждают, что голод не стоит называть геноцидом потому, что британцы не виноваты в эпидемии фитофтороза. Однако, действительно, они создали систему, при которой картофель был основой рациона ирландцев, и во время голода вывозили из Ирландии продовольствие. Как пишет историк П. Невилл, «ирландская катастрофа не была следствием целенаправленного английского коварства». Иными словами, англичане не хотели специально убивать ирландцев, а просто «плевали» на них. Но это едва ли хорошее оправдание. Выкачивать еду из голодающей страны — такое и впрямь можно назвать «геноцидом». Метрополия цинично соглашалась со смертями и не брала на себя ответственность. Лишь бы кошельки не похудели, а все остальное — неважно. Пожалуй, это немногим лучше «геноцида» или «холокоста», если не слишком много внимания уделять спорам и терминах. Результат английского пренебрежения и цинизма такой же — горы мертвецов. Можно согласиться с англичанином С. Смитом, который говорил: «В тот момент, когда упоминается само имя — Ирландия, — англичане, похоже, забывают об обыкновенных чувствах […] и действуют с варварством тиранов и тупостью идиотов».

Мемориал погибшим от голода в Дублине. (tintean.org.au)

Когда автор этой статьи был еще первокурсником истфака, он слушал лекции по этнографии. На одной из них преподаватель сказал, рассуждая о важности языка для национальной самоидентификации человека: «Попробуйте назвать ирландца англичанином только потому, что он говорит по-английски — да он вам в морду даст!» Ибо редкий ирландец хотел бы быть англичанином, то есть человеком ненавистного и жестокого племени. Это чувствовали и сами англичане. Английский философ Дж. Стюарт Милль, современник картофельного голода, называл английскую политику в Ирландии грабительской и писал, что «за исключением полного обезлюдевания или прямого порабощения жителей, почти все было сделано для того, чтобы ирландцы проклинали завоевателей». И они проклинали. Не стоило удивляться, что один из них (У. Гамильтон) в 1849 г. решился даже на покушение на королеву. Он выстрелил в Викторию, когда та ехала по Конститьюшн-Хилл (к счастью для нее, Гамильтон промахнулся). В Ирландии Викторию называли «королевой голода», считая также ответственной за катастрофу 1845 — 1849 гг.

Голод. (iasc27. wildapricot.org)

Не любят англичан в Ирландии и сегодня и припоминают тот голод. Современный поэт Д. Иган в одном из произведений пишет: «Отбирали наш скот / Отбирали наши поля… / Заграбастали наши наделы / Перед нашими голодными глазами». Боль той трагедии все еще эхом отзывается в культуре народа. В Великобритании же, напротив, о картофельном голоде стараются лишний раз не вспоминать, ни в школе, ни в медийном пространстве. Когда в 2017 г. был показан очередной эпизод популярного сериала «Виктория», в котором продемонстрировали «Великий голод», реакция публики походила на взрыв. Многие британские зрители возмущались, что не знали о голоде и им прежде никто и не думал рассказывать. Сценаристов завалили твитами и письмами со словами благодарности. Вдруг оказалось, что в просвещенной империи, где вскоре открылось первое в мире метров (1861 г.), в стране, претендующей на роль мирового цивилизатора, в стране свободы и парламентаризма правительство так бесчеловечно и равнодушно смотрело на гибель сотен тысяч ирландцев, запросто отбирая еду у людей, умирающих от голода. Сложно найти в истории викторианской Англии более позорную страницу.

ИСТОРИЯ ИРЛАНДИИ

К оглавлению

I.   Ирландия в период раннего средневековья

На территории Ирландии обнаружено много памятников эпохи камня и бронзы. Самые ранние из них датируются шестым тысячелетием до н.э. Хотя переход к неолиту здесь произошел лишь в третьем тысячелетии, эпоха бронзы началась довольно рано. Уже за полтора тысячелетия до н. э. бронзовые и золотые изделия из Ирландии стали вывозить на континент.

В VI в. до н.э. здесь появились кельтские племена, или, как их называли римляне, скотты. К этому времени произошло их переселение из областей Центральной Европы в Галлию, Британию, Северную Италию и на Пиренейский полуостров. В Ирландию они, вероятно, двигались двумя потоками — из Северной Галлии и Северной Британии. Первыми завоевателями Ирландии считают кельтское племя гоиделов, за ним следовали белги, бритты, пикты и др. Новые пришельцы в отличие от применявшего орудия из бронзы местного населения пользовались орудиями из железа. К началу н.э. они, очевидно, завладели всем островом. Из хроник известно, что около 10 г. I в. н.э. в Ирландии произошло восстание людей плебейского происхождения, которым удалось расправиться со всей знатью. «Это указывает на господство завоевателей-скоттов над более древним населением», — замечает по поводу этого события Энгельс. Но к V в. н.э. кельты (скотты) уже смешались с местным населением, сложился гоидельский язык как особый диалект кельтских языков, и жители стали называть себя гоиделами (в англизированной форме — гэлы).

Материальная     культура    ирландцев

Скотоводство с древнейших времен было одним из важных занятий ирландцев. Они разводили крупный рогатый скот, лошадей, свиней, овец. Из законов брегонов — варварского права древней Ирландии, изложенного в сборниках юридических трактатов «Шенхус мор» («Великая книга старины»), явствует, что споры, связанные с владением скотом, были очень часты среди ирландцев, а размеры штрафов, налагаемых за различные нарушения, выражались в определенном количестве скота. Крупный рогатый скот был главным образом средством обмена. О похищении скота рассказывается в сагах

— древних прозаических повествованиях о героях. Скотоводство существенно повлияло на представление древних ирландцев о календаре, на их обычаи и обряды.

Вместе с тем жители многих районов Ирландии, особенно центральной равнины и юго-запада острова с древнейших времен наряду со скотоводством занимались и земледелием. В законах брегонов среди натуральных приношений вождям упоминается ячмень, овсяная мука, пшеница, солод; в качестве обычной пищи бедного человека названы кувшин молока и кусок пирога. Но основным злаком был овес. Любимым блюдом ирландцев считалась овсянка; пшеничный же хлеб употребляла главным образом знать, и то как лакомство. Ежегодно 1 августа проводился праздник урожая. В хрониках — сагах -урожайные годы отмечались особо — как годы благоденствия народа.

В земледелии практиковалась переложная система обработки почвы с периодической сменой участков пашни. С древнейших времен ирландцы пахали сохой. Плуг принесли с собой кельты. Часто пахотные земли приходилось расчищать из-под леса. Зерно размалывали каменными зернотерками, а с V в. н.э. появились водяные мельницы. Жители побережья в качестве подсобного занятия занимались рыболовством.

Ремесло еще не отделилось от земледелия, им занимались сами крестьяне: они пряли лен и шерсть, ткали, выделывали кожи, шили одежду и обувь, изготовляли глиняную посуду; кузнечное ремесло и ювелирное дело считались привилегированными занятиями; изделия кузнецов и ювелиров предназначались в первую очередь для вождей и знати.

Селились ирландцы в удобных и безопасных местах в долинах рек и на холмах. Главным строительным материалом был лес. Жилище простого ирландца обычно представляло собой круглую клеть, сплетенную из хвороста и тростника и обмазанную глиной, с проемом вместо окна, с крышей из соломы, поддерживаемой столбом посредине; дым из очага выходил через отверстие, проделанное в крыше. Пол был глиняный. Вдоль стен стояли палата («ложи»), на которых спали.

Древнейшими крепостями — городищами на холмах, укрепленными рвом и частоколом, — были Круахан в Конноте, Тара в Мите, Эмайн Маха и Айлих в Ольстере. На месте современного Дублина находился Эблан.

Общественный    строй    Ирландии

Ирландия в отличие от Галлии и Юго-Восточной Британии не была завоевана римлянами. Немаловажное значение имело то обстоятельство, что Ирландия оказалась в стороне от тех передвижений племен и народов, которые происходили на континенте Европы в период падения Римской империи и образования варварских государств и ускоряли процесс разложения первобытно-общинных отношений и становления феодального строя.

Ирландское общество состояло из свободных и несвободных членов. Все свободные ирландцы жили патриархальными семьями — финами. Под главенством отца — флаха

— фина объединяла его ближайших родственников с их семьями — сыновей, братьев его отца, деда и прадеда. В следующие фины входили двоюродные, троюродные братья и т.д. Несколько фин составляли септ, или род. Все члены септа вели свое происхождение от одного предка, носили одно имя (с X в. н.э. с приставкой «Мак», что означало «сын», или «О» — «внук»). Более крупными родовыми объединениями были кланы; несколько кланов составляли племя. Человек, не входивший в фину и септ, считался бесправным, изгоем.

В одной саге о земле говорится: «Нет ни канав, ни камней, ни стен на земле… а только гладкие поля». Это означало, что в Ирландии того периода земля была общей собственностью септа. Финам отводились в постоянное пользование лишь определенные участки земли, на которых возводились дома и хозяйственные постройки; если все члены фины вымирали, земля возвращалась септу. Пастбища, леса, болота, горы были собственностью рода; ими пользовались все финны, составляющие определенный септ или клан. Раздел этих общих владении считался грубым нарушением права. Пахотные земли тоже были собственностью этих септов и кланов. Но финнам выделялись отдельные участки для обработки. Отсутствие частной собственности на землю подчеркивалось в «Шенхус мор». «Каждый соплеменник, — говорилось в нем, — правомочен держать свой участок земли из земель племени; он не имеет права его продавать, отчуждать, скрывать или отдавать в качестве штрафа за преступление или уплаты по договору».

Землепользование среди простых ирландцев регулировалось обычаем гевелкайнд (назван так позже). Земля разделялась между всеми главами фин, составлявшими септ; если кто-либо из участвовавших в разделе умирал, то участок умершего не переходил по наследству к его детям, а все пахотные земли рода снова соединялись вместе и вождь назначал новый передел, нареза-таким образом участки земли каждому члену рода. При этом учитывались степень родства, а также количеств законнорожденных и внебрачных сыновей (женщины во внимание не принимались). Такие переделы совершались при вступлении в должность нового вождя, прием новых членов в септ или исключении из него.

Во главе родовых союзов ирландцев стояли вожди, избираемые полноправными членами; в их руках была сосредоточена власть над подчиненными территориями; они предводительствовали во время войн. Преемники вождей избирались при их жизни и назывались танистами. Каждому из вождей и танистов выделялся из родовых земель должностной надел, который после смерти его владельца не включался в переделы согласно обычаю гевелкайнд и не переходил по наследству, а передавался преемнику по должности. Этот обычай назывался танистри.

Кроме того, существовало право передачи по наследству (детям) земельных участков вместе с профессией. Но оно распространялось только на бардов — поэтов, музыкантов и певцов, воспевавших подвиги вождей и их сородичей, врачей, лечивших членов септа, брегонов — хранителей обычаев и судей, филидов или хронистов -знатоков истории и генеалогии септов и кланов, друидов — жрецов, а также на тяжеловооруженных воинов. Эти профессии считались в обществе очень важными и почетными, и те, кто ими владел, занимали привилегированное положение.

Скот и движимое имущество находились в частной собственности членов фин. Они передавались после смерти флаха по наследству с учетом степени родства. При отсутствии родичей у флаха его наследство полностью переходило к септу.

Ирландский род был патриархальным — жена переходила в род мужа, и за нее выплачивалось ее родичам вознаграждение. В то же время она могла свободно распоряжаться своим приданым, отчуждать его, а в случае развода получить обратно. В семейных отношениях еще сохранялись следы первобытного парного брака: разрешалось заключать временные браки на короткие сроки, иметь наряду с главной женой наложниц, за которых тоже уплачивалось вознаграждение, а прижитые с ними дети получали долю в наследстве и учитывались при разделах земель по обычаю гевелкайнд. Широко практиковалась отдача детей на воспитание родичам. На этой почве между молочными братьями возникали крепкие связи побратимства.

Кровная месть в этот период была заменена штрафом за убитого — ериком, который уплачивался родичами преступника, как правило, натурой. Размеры штрафа определял брегон — судья, причем за это ему полагалась 1/11 ерика.

Возникновение   феодальных   отношений

Особенностью социального развития Ирландии раннего средневековья было складывание феодальных отношений при сохранении пережитков собственности септов кланов на землю, а также родовых связей. Свободные члены общества делились на знатных, составлявших родовую или клановую знать, и простых — крестьян. Все независимо от этого деления сначала назывались фении, впоследствии этот термин стали применять только в отношении незнатных свободных.

Клановая знать делилась на три категории; низшую составляли вожди септов и кланов, над ними стояли правители более крупных территорий, а затем — правители основных провинций и областей Ирландии — высший слой благородных. Внешним признаком различия социального положения в обществе служила окраска плащей. Близко к клановой знати стояли друиды, брегоны и представители других почетных профессий.

При господстве родовой собственности на землю рост частного владения землей и накопление богатства у отдельных семей совершались медленно. Обычай гевелкайнд с ростом населения приводил к дроблению и измельчанию земельных участков простых ирландцев. В то же время в трактатах «Шенхус мор» содержатся сведения о фактах продажи земли и захватов пустошей, признается частное землевладение. Увеличению частного землевладения знати способствовала и монополизация общественных должностей отдельными знатными финами. Хотя обычай танистри соблюдался ирландцами незыблемо, тем не менее вождями и танистами обычно становились члены одной и той же знатной фины. Поэтому полагающиеся им должностные наделы в действительности становились их постоянным владением, несмотря на то, что добиваться этого приходилось иногда силой оружия. Победы в междоусобных войнах также умножал богатство прежде всего за счет имущества побежденного септа. В «Шенхус мор» и хрониках приводятся многочисленные факты усобиц между вождями и грабежа соседних септов и кланов. Но наиболее легко и быстро вожди увеличивали свои владения и свое личное богатство посредством захвата пустошей и увеличения стад: ведь право собственности септов и кланов на пустоши и на скот не распространялось.

В «Шенхус мор» говорится: «Одна из обязанностей септа — поддерживать каждого своего члена, и септ делает это в меру своих возможностей». Но в раннее средневековье многие септы были уже не в состоянии предотвратить разорение отдельных семей и вынуждены были обращаться к вождям с просьбой наделить их скотом. Так возникли формы зависимости на основе держания скота. В брегонских законах также содержится немало сведений о потерявших свое имущество и наделы бедняках, или «людях без содержания». Среди них были искавшие покровительства чужаки, прощенные преступники и пленные, закабаляемые вождями. Были и рабы. Источниками рабства являлись разорение, а также пленение побежденного противника: часть рабов покупалась главным образом в соседней Британии.

Однако основным средством эксплуатации становилось не рабство, а примитивные формы феодальной зависимости, опутанные пережитками патриархальных отношений. Самой многочисленной группой среди несвободных ирландцев были так называемые фуидиры. Они не являлись членами септов, им, как и рабам, запрещалось давать свидетельские показания о свободных людях и заключать какие-либо сделки со свободными. Но вожди и богатые флахи часто помещали их на своих землях, особенно на пустошах, наделяли скотом и инвентарем и давали им возможность вести свое небольшое хозяйство, облагая их за это различными повинностями, в том числе биатадом — своего рода рентой продуктами. По брегонскому праву, землевладелец мог превратить участок земли такого фуидира в наследственное держание, если его предки до третьего поколения были фуидирами на нем. Часть фуидиров использовалась в качестве домашней прислуги, дворовых работников и пастухов. Принадлежавшие к этой категории находились на положении рабов. Эксплуатация фуидиров была важным источником обогащения вождей. В одном трактате «Шенхус мор» отмечается: «Он приводит фуидиров, чтобы увеличить свое богатство».

Доходы ирландских вождей состояли из рент, взимаемых вождями с держателей их доменов и различных должников, и поборов, получаемых со всех септов и кланов подвластных вождю территорий. Первая группа доходов по существу представляла собой феодальную ренту, уплачиваемую мелкими производителями, оказавшимися в той или иной форме в поземельной и имущественной зависимости от вождей. Вторую группу повинностей и платежей несли все свободные члены септов и кланов в силу своего положения подданных этого вождя как правителя. Свободные ирландцы были обязаны предоставлять вождям продовольствие и фураж на содержание пеших и конных воинов, принимать отряды этих войск на постой с полным их содержанием на определенное время, а также оказывать вождю и его свите гостеприимство во время посещения ими подвластных территорий. Эти повинности были очень обременительны, тем более что вожди в военное время всегда их увеличивали.

Итак, в Ирландии в процессе разложения родовых и образования феодальных отношений общинная собственность на землю сохранялась «в полной силе» (Энгельс) и земельные наделы многих членов септов, а также вождей не превратились в аллоды (частная собственность), а продолжали оставаться владением, которое нельзя было свободно отчуждать. Но наряду с этим разными путями создавалось частное землевладение знатных, на которые септы и кланы не имели права собственности. Сохранение родовых связей и общинной собственности на землю замедляло превращение имущественной дифференциации в феодальное неравенство.

Вследствие этого клановой знати были чужды порядки феодальной иерархии, характерные для других стран. Вышестоящий вождь в Ирландии обычно не жаловал подчиненному ему вождю землю как сеньор вассалу, а имел над ним власть как старшее должностное лицо, избранное по обычаям родового строя для исполнения обязанностей по военному и гражданскому управлению данной территорией. «Подчиненное положение, — замечает Энгельс, — одного вождя по отношению к другому в Ирландии выражалось только в уплате дани… и специальной подати на содержание войск…, но ни в коем случае не в военной службе». Процесс возникновения государства не уничтожил этой особенности, а закрепил ее.

Возникновение   государства

К V в. н.э. Ирландия была разделена на пять крупных областей-провинций — Ольстер, Коннот, Манстер, Южный и Северный Ленстер. Очевидно, это деление произошло на базе союзов племен, возникших в ранний период разложения первобытнообщинных отношений. В процессе возникновения государства в этих провинциях образовались самостоятельные «королевства»

Власть в каждом из них находилась в руках «короля» — риага, избираемого вместе с танистом вождями данной провинции. При риаге был совет старейших. Каждое такое «королевство» было разделено на определенные территории — туаты, власть в которых принадлежала «областным королям», избираемым вождями септов, входивших в туат; совет вождей при короле имел право его смещать. Средневековая Ирландия состояла из 184 туадц — территориальных организаций, появление которых не уничтожало деления ирландцев на септы и кланы, а, наоборот, дополняло его, став частью клановой системы. Иногда туат совпадал с кланом, иногда клан занимал территорию двух туатов.

Выборы вождей, риагов и их танистов обычно производились на священных холмах, по традиционному ритуалу. Стоя на камне, будущий вождь произносил клятву соблюдать все обычаи и мирно передать свою должность танисту, когда это потребуется. Танист при его избрании становился на этот камень только одной ногой и приносил ту же клятву, что и вождь.

У вождей и риагов имелись свои постоянные отряды воинов. Это были легковооруженные пешие отряды, вооружение которых состояло из коротких копий, дротиков и лука со стрелами, и тяжеловооруженные пешие отряды, носившие железные шлемы и кольчуги. Они были вооружены длинными мечами, широкими и острыми боевыми топорами на длинной ручке, позволявшими поражать противника на расстоянии.

Применялись конные боевые колесницы и своры специально обученных нападать на противника псов. Сохранялся обычай выставлять в качестве трофеев черепа убитых врагов или их языки. Вожди и риаги часто собирали свои отряды и устраивали празднества с состязаниями воинов и выступлениями бардов, воспевающих их военные доблести. В то же время продолжались распри и усобицы между вождями и риагами, от чего не могла их избавить даже система заложников, которая широко применялась в их взаимоотношениях.

Во II в. н.э. риаги Мита — одного из пяти «королевств» (на территории главным образом Северного Ленстера) — стали верховными королями всей Ирландии, ард-риагами. Но самостоятельность подчиненных этому объединению «королевств» сохранялась. Ард-риаг не имел собственного административного аппарата, под его властью находились лишь военные силы всех «королевств» (в случае общей военной опасности).

Обычно при вступлении в свою должность ард-риаги объезжали подвластные им «королевства», принимали подарки и брали заложников. Ирландские короли не обладали законодательной и судебной властью. Хранителями и толкователями обычаев и судьями по-прежнему оставались брегоны септов и кланов, а ард-риагу было предоставлено право лишь разрешать споры между подчиненными ему риагами. При сохранении самостоятельности риагов совет при ард-риаге в Тара не мог прекратить междоусобицы. «По-видимому, главной привилегией короля был сбор дани, а не регулярное отправление правосудия», — констатировал Энгельс. К тому же сам сбор податей был часто причиной распрей и военных столкновений между риагами. Так, около 330 г. усобицы между братьями ард-риага Мита привели к тому, что три его мятежных брата, объединившись, вторглись в центральную часть Ольстера, разрушили древнюю столицу этой провинции Эмайн Маху и образовали «королевство», получившее название Ориал. К началу X в. На севере острова возникло новое «королевство» Ольстер. Потомки сыновей риага Мита в Ольстере, разделившиеся на два могущественных и знатных септа Ольстера — О’Нилей и О’Доннелей, удерживали власть над значительной частью земель этой провинции вплоть до начала XVII в.

Еще в V в. клановая знать Ирландии предприняла попытки расширить свои завоевания на соседнюю Британию. Ирландские отряды вторглись в западную часть Британии — Уэльс, населенный кельтским племенем бретонцев, и завладели им, но в VI в. местные отряды изгнали их оттуда. Более успешным было вторжение ирландцев в Северную Британию, в страну Альба, или Каледонию, населенную кельтским племенем пиктов. Она была отделена от Ирландии узким проливом, который ирландцы свободно переплывали на своих лодках. Завоевание началось еще в IV в. с восточного побережья Ольстера. В течение нескольких десятилетий ирландцам удалось захватить западную и северную часть Альбы.

В 470 г. правитель одного из туатов в Антриме Фергус Мак Ер с тремя братьями переправился в Альбу и на колонизованных ирландцами — их здесь называли скотзди — землях основал свое королевство под названием Аргил (Восточные гэлы). По имени скоттов Альбу позже стали называть Шотландией.

Таким образом, раздробленность Ирландии в первые века нашей эры не была ликвидирована. Междоусобные войны и другие формы борьбы за власть между отдельными представителями клановой знати ослабляли страну и задерживали ее экономическое и социальное развитие. Сведениями о раздорах среди клановой знати, убийствах, опустошениях и грабежах переполнены все хроники Ирландии.

Принятие     христианства

На стадии разложения первобытнообщинного строя ирландцы, как и другие народы, обожествляли силы природы, звезды, леса, долины, реки, ручьи. Почитался также сонм полубогов, так называемых сидов, напоминавших добрых фей. По представлениям древних ирландцев, сиды активно вмешивались в жизнь людей, участвовали в сражениях, вступали в любовные связи с людьми, различными способами помогали им. Верили ирландцы и во множество духов, воплощавшихся в различные существа, в зароки, запреты и заклинания, сны и разные приметы.

Важную роль в общественной жизни языческой Ирландии играли жрецы — маги и прорицатели, которые, как и у кельтов Галлии, назывались друидами. Они были хранителями и толкователями религиозных и родовых обычаев и учителями юношества.

В процессе разложения первобытнообщинного строя и складывания феодальных отношений все большую популярность среди знати стало приобретать христианство. Немаловажное значение в распространении христианства на острове имела миссионерская деятельность Патрика (373—463 гг.), объявленного впоследствии католической церковью святым.

Патрик был уроженцем Северной Британии, сыном сборщика налогов римского императора в этой стране. В 16-летнем возрасте во время вторжения одного из отрядов ирландцев в Британию он был захвачен в плен и в течение шести лет находился в Ирландии в рабстве, пас скот. Там он стал ревностным христианином. После бегства из Ирландии Патрик много путешествовал по Европе, был посвящен в пресвитеры в Галлии, а в 432 г. в сане епископа направлен папой римским в Ирландию проповедовать христианство и бороться с пелагианством — еретическим учением, оказывавшим влияние на многие христианские общины в Ирландии. Под влиянием Патрика ард-риаг Лоэгхайр принял новую веру и разрешил ему свободную проповедь христианства по всей стране. Патрик как архиепископ Ирландии обосновался в Арма, ставшем с тех пор ее церковной столицей.

Хотя большая часть ирландской знати под воздействием Патрика приняла христианство, борьба с язычеством продолжалась еще несколько столетий. Ирландская церковь имела своеобразные черты, отличающие ее от обычных для католицизма церковных порядков и обычаев. Ее организация была приспособлена к клановому строю, и духовные должности стали монополией определенных семей. Епархия епископа обычно совпадала с территорией клана, а сам он избирался из людей, угодных вождю и связанных родовыми узами с членами кланов. Целибат (безбрачие духовенства) не соблюдался, приходские священники жили в кланах и больше подчинялись местным обычаям, чем порядкам католической иерархии. Епископы не обращались в Рим для утверждения в должности, причитающиеся папе платежи за духовные бенефиции собирались нерегулярно. Вожди часто присваивали церковное имущество и доходы, а также облагали духовенство обычными для мирян поборами. Монастырские общины в Ирландии сами избирали себе аббатов, не соблюдая устав Бенедикта Нурсийского, регулировавший жизнь католических монастырей в средневековой Европе.

Церковный клир у ирландцев пользовался привилегиями наряду с бардами, брегонами и др. Кланы выделяли на содержание своего духовенства определенные участки земли, которые освобождались от повинностей в пользу вождей, не подвергались переделам и находились в распоряжении епископов. Кроме того, широкое распространение получили дарения земли отдельным церквам и монастырям как частными лицами, так и септами и кланами. Церковные земли независимо от их происхождения сдавались в держание, за что владельцы получали феодальную ренту.

Принятие христианства в Ирландии ускорило процесс разложения первобытнообщинных отношений. В 438 г. по инициативе Патрика была создана специальная комиссия из девяти человек (в нее входили также король Лоэгхайр и Патрик) для записи древних правовых положений, которые хранили устно судьи — брегоны. Позднее появился сборник юридических трактатов «Шенхус мор». Это был важный шаг к кодификации ирландского обычного права. По существу, в этих трактатах были зафиксированы обычаи, сложившиеся в ходе разложения первобытнообщинных отношений, — в области налогового права, поземельных порядков, имущественных отношений и социальной дифференциации.

Культура     Ирландии

От древних ирландцев до нас дошли различные памятники материальной культуры — орудия труда, утварь оружие, украшения, развалины домов, долмены и кромлехи (так называют камни, воздвигнутые на могилах знатных людей и воинов или в честь богов), а также памятники устного народного творчества — ирландские сказания (саги). Количество саг исчисляется сотнями. В них повествуется о различных древних преданиях и событиях и воспеваются легендарные герои, вожди и риаги. Они оставались в течение многих веков безымянными народными сказителями, а рассказывали их на народных празднествах и пирах у вождей и риагов, обычно по одной саге в вечер.

Древнейшим и наиболее популярным в средние века циклом ирландских саг является уладский цикл, зародившийся при дворе риагов Ольстера (в древности его называли Улад). В нем повествуется о борьбе риагов Улада и Коннота, которая, по свидетельству хроник, длилась около 1 тыс. лет, до II в. н.э. Легендарным героем этих саг был сначала риаг Улада Конхобар, а затем его племянник Кухулин, рожденный, по одной из версий, от бога света. В Кухулине воплотились черты героя периода разложения родового строя. Особо отмечаются его сила и ловкость, верность своему долгу и чести, великодушие к побежденным врагам и сострадание к слабым и угнетенным. Позже черты героев ирландских саг использовались в кельтской Британии сказителями, сочинявшими легенды о короле Артуре и его воинах, которые защищали бриттов от вторжении воинственных саксов, начавшихся в V в. н.э.

С распространением христианства в Ирландии друиды вынуждены были уступить место духовенству, а и функции учителей юношества и хранителей героических и родовых традиций перешли к бардам и хронистам — филидам. Барды исполняли свои песни под аккомпанемент арфы при дворах знатных людей или бродя по деревням. По своему мастерству барды разделялись на восемь разрядов. После введения христианства в стране возникло много специальных школ для обучения бардов, которые существовали до XVII в., вплоть до запрещения их английскими властями, видевшими в бардах, и не без основания, «главных носителей национальной, антианглийской традиции». Имелись и особые школы брегонов.

Наряду со школами бардов и брегонов появилось много монастырских школ, где в течение семи лет обучались и воспитывались юноши не только из Ирландии, но и из других стран Европы. Окончившие эти школы становились священниками или монахами католической церкви. Обучение производилось на латинском языке. Если в школах бардов изучались литература, поэзия, музыка, то в монастырских школах главными предметами были священное писание, а также философия, география, астрономия и геометрия в присущей церковной культуре средневековья трактовке.

Уже в IV в. в Ирландии было известно алфавитное письмо, а с введением христианства стал применяться латинский алфавит. Центрами письменности стали монастырские школы, деятельность которых по переписке книг религиозного или светского содержания имела важное значение.

Основание обителей и монастырей способствовало колонизации и освоению ряда незаселенных территорий Ирландии, а также открытию до того не известных европейцам островов в Северной Атлантике и созданию там первых поселений задолго до прихода норманнов. Монах Брандон из Манстера в VI в. побывал в Шотландии, Западной Британии и Уэльсе. Его последователи, монахи-отшельники, поселились сначала на Гебридских о-вах, а затем на Оркнейских и Шетландских о-вах. Около 725 г. исландские монахи открыли Фарерские о-ва и основали там свое поселение, которое просуществовало до прихода норманнов. По данным ирландских и исландских источников они открыли и Исландию, поселившись там. Это было в конце VIII в., т.е. за 100 лет до прибытия в Исландию норманнов из Скандинавии.

В VI—VIII вв. Ирландия была одним из центров христианства в Европе, откуда оно стало распространяться и на другие территории. «Островом святых и ученых» называли ее в то время. Так, ирландец Коломба отправился в Шотландию и обратил в христианство британских скоттов и пиктов.

Колумбан с 590 г. проповедовал христианство в Галлии, Бургундии, Швейцарии и Италии, где основал один из крупнейших монастырей средневековья — Боббио. Галл основал Сент-Галленский монастырь в Швейцарии, Фридолин успешно вел миссионерскую деятельность среди аллеманов, а Килиан — среди франков на Майне. Ирландские монахи по приглашению Карла Великого вели обучение в Павии. Главой дворцовой школы при Карле Лысом был ирландский ученый, крупнейший средневековый философ Европы Иоанн Скотт Эриугена (810—877 гг.). Он пытался заменить современную ему схоластическую философию, построенную на вере в чудеса, более рациональной системой. Учение Эриугены было впоследствии осуждено церковью как еретическое.

Ирландская культура VI—IX вв. была обычной, церковной культурой, характерной для возникающего феодального общества в Европе. Ее носителями были образованные монахи и клирики, а ее влияние на широкие народные массы ограничивалось главным образом религиозной сферой; обычаи и нравы ирландцев под влиянием Христианства претерпели незначительные изменения. Ее успехи опровергают расистские измышления английских буржуазных историков об извечной отсталости ирландского народа, о его неспособности к самостоятельному развитию.

Вторжение   норманнов   в   Ирландию

Раздробленная и раздираемая междоусобицами вождей, Ирландия с конца VIII в подверглась вторжению норманнов со Скандинавского полуострова (или «датчан», как их еще называют в исторической литературе).

В результате разложения родового строя и возникновения феодальных отношений у народов Скандинавского полуострова их родовые вожди — ярлы стали совершать походы с целью грабежа чужих территорий, получившие впоследствии название «походы викингов». Потом они стали закрепляться на длительное время на захваченных территориях, строить в удобных гаванях крепости и форты как для военных целей, так и для хранения своей добычи. Для изготовления оружия норманны уже применяли железо, богатые залежи которого имелись на Скандинавском полуострове. Основным оружием были тяжелый боевой топор, длинный меч и кольчуга. Особенно привлекали викингов более богатые и культурные по сравнению с их родиной страны Западной Европы, где уже сложился феодальный строй; набеги и грабежи норманнов наносили этим странам большой ущерб.

Захватив в VIII в. Гебридские, Оркнейские и Шетландские о-ва, находящиеся между Ирландией и Скандинавией, и создав там ряд своих опорных пунктов, норманны начали грабительские нападения на ирландскую территорию, продолжавшиеся более 200 лет. В 795 г. они высадились на о.Рэтлин у берегов Антрима и опустошили его; в 798 г. поселились в районе Дублина, и с тех пор ирландские летописи скрупулезно сообщают о многочисленных экспедициях и грабежах норманнов, о разрушениях церквей, монастырей и поселений ирландцев. В 818 г. они высадились уже на южном побережье Ирландии, в районе Уэксфорда, через два года — около нынешнего г.Корка, а затем у Лимерика Они завладели также Арма — церковной столицей Ирландии. Все это были древние ирландские поселения, географическое положение которых было весьма удобно для превращения их в опорные базы-крепости и морские порты норманнов, облегчавшие их связи со Скандинавией и захваченными территориями, а также для хранения и вывоза оттуда добычи. Таким образом, норманны создали на юго-восточном и юго-западном побережье Ирландии свои морские — Дублин, Уэксфорд, Корк и Лимерик, окружив с моря наиболее богатую и развитую часть Ирландии, ставшую впоследствии главным объектом их грабежа.

В первой половине IX в. викингу Торгильсу удалось птинить всю Ирландию. Собрав войско в 12 тыс. воинов погрузил его на 120 лодок, по рекам Бойн и Лиффи вторгся в центральную часть острова и овладел ею; ему была также оказана поддержка со стороны других отрядов норманнов из районов Лимерика, Дендалка и Уотерфорда. Своей столицей Торгильс сделал г.Атлон на о.Шаннон, у оз. Лох Ри. Отсюда его лодки с воинами довершали экспедиции на север Ирландии, до оз. Лох Неж. фактически он держал в подчинении Ольстер, Коннот и Мит.

Битва    при    Клонтарфе

Освободительная борьба против чужеземного ига в Ирландии особенно усилилась в начале XI в., когда верховным «королем» Манстера стал Бриан, а на севере возвысился Малахий, вождь Мита, который нанес поражение норманнским отрядам при Таре и выбил норманнов из Дублина. В 998 г. Бриан и Малахий поделили между собой верховную власть над Ирландией: Бриан был признан верховным «королем» южной части, включая Дублин, а Малахий — северной части Ирландии.

В 1002 г. Малахий, став правителем Ольстера, уступил Бриану власть ард-риага Ирландии. Бриан немало усилий приложил, чтобы как-то наладить разоренное грабежами и набегами хозяйство Ирландии. На р.Шаннон строил много крепостей, большой флот, пытался ввести регулярное обложение скотом на общие нужды, за что получил прозвище Баройме (собиратель скота). Он сделал попытку сократить количество вождей, имеющих право претендовать на титул риагов и ард-риагов, что, мнению, способствовало нормализации обстановки в стране.

В сентябре 1013 г. Бриан попытался осадить Дублин, правитель которого поднял мятеж против него, но вследствие недостатка продовольствия Бриану пришлось отступить. Тогда норманны разослали своих посланцев на Оркнейские о-ва, в Норвегию и Данию с просьбой прислать подкрепления. Им удалось собрать значительные силы. Но весной 1014 г. Бриан снова появился с отрядами, и 23 апреля этого года у Воловьего луга, около Дублина (ныне Клонтарф), произошло решающее сражение. «В Ирландии в течение многих веков не было битвы, равной этой», — говорится в одной шотландской хронике. Норманны и их союзники были наголову разбиты, Количество погибших с обеих сторон исчислялось несколькими тысячами человек. Во время битвы погиб Бриан, которому было 88 лет. Сам он непосредственного участия в сражении не принимал, но руководил им из укрепленного лагеря. Во время битвы один из предводителей викингов, Бродир, увидев, что войско Бриана преследует бегущих норманнов, а возле короля осталась небольшая свита, бросился к нему из лесу, «пробил стену щитов и нанес королю удар мечом», — повествуется в исландской «Саге о Ньяле», содержащей описание битвы при Клонтарфе. Бриан был похоронен в Арма; ирландцы его почитают как национального героя.

Битва при Клонтарфе — значительное событие в ирландской истории. Она положила конец норманнским набегам и освободила страну от иноземного ига. «После клонтарфского поражения, — пишет Энгельс, — разбойничьи набеги норманнов становятся более редкими и менее опасными». В английской и скандинавской буржуазной историографии «норманнский период» истории Ирландии всячески приукрашивается. В действительности норманны в VIII—X вв. стояли на более низком уровне общественного и культурного развития, чем ирландцы, их завоевательные походы причинили большой ущерб Ирландии. В качестве единственного возмещения «за все произведенные ими опустошения, — пишет Энгельс, — скандинавы оставили ирландцам три—четыре города и зачатки занимавшегося торговлей городского населения».

Экономическое развитие Ирландии в XI—XII вв. затормозилось вследствие экспансии норманнов. В отличие от соседних европейских стран, где в этот период шел интенсивный процесс отделения ремесла от земледелия, на основе которого возникло и успешно развивалось товарное производство, в Ирландии сохранялось натуральное хозяйство с присущими ему патриархальными чертами. Крестьяне занимались скотоводством, землю обрабатывали теми же орудиями, какие применялись в начале нашей эры. Вожди взимали с них ренты и поборы главным образом в натуральном виде. Что касается предметов роскоши, то их привозили иностранные купцы, посещавшие периодически дворцы вождей, а также сопровождавшие их в походах.

Города на побережье при норманнах являлись военными базами и портами для вывоза награбленной добычи — после изгнания норманнов в них стала развиваться главным образом внешняя торговля, особенно с соседней Англией и Испанией, связанная с потребностями знати.

Господство натурального хозяйства в Ирландии способствовало консервации политической раздробленности страны и самовластию вождей. Ирландские хроники свидетельствуют, что после битвы при Клонтарфе ирландские вожди по-прежнему вели междоусобные войны, разоряя страну.

 

II. Вторжение   в   Ирландию   англо-нормандских   феодалов. Пейл   и   Непокоренная   Ирландия

Экономически слабая и политически раздробленная Ирландия во второй половине XII в. вновь С1с.г,с объо.сы»’, экспансии, теперь уже со стороны соседней Англии — сильного госуд-рггсл ;з к:—ором после нормандского завоевания 1066 г. завершился процесс становления фообильных отношений.

 

В конце XI в. в Западной Европе значительно возросло влияние папства. Ирландская церковь стала одним из объектов его теократической политики, проводимой под знаком «очищения и единства». Синод в Келлсе в 1152 г. (его проводил присланный в Ирландию папский легат) признал главенство папы над ирландской церковью, осудил браки среди духовенства и конкубинат (внебрачное сожительство), объявил десятину обязательным для всех церковным побором, подтвердил независимость католического духовенства от поборов и юрисдикции светских властей и создал четыре архиепископства — Арма, Дублин, Кашел и Туам, оставив старшинство за архиепископом Арма. Однако, несмотря на это, низшее духовенство придерживалось старых церковных порядков.

Через три года после синода в Келлсе в Рим прибыл посол английского короля Генриха II Плантагенета с просьбой разрешить завоевать Ирландию и завершить подчинение ирландской церкви римскому престолу.

Папа Адриан IV (англичанин по происхождению) не только разрешил вторгнуться в Ирландию, но и пожаловал ему титул лорда (т.е. господина) этой страны, чтобы «совершать все, что может быть полезно для славы бои блага этой страны и чтобы народ ее принял Вас гью и почитал Вас как своего господина». Хотя папа не имел юридических прав на такое пожалование, союз с английским королем с целью завоевания Ирландии практически был заключен.

Но истинные замыслы Генриха были гораздо шире, чем восстановление власти папы в Ирландии. Он стремился подчинить себе все Британские острова, включая Уэльс Шотландию и Ирландию. Завоевание Ирландии помимо расширения владений и увеличения доходов короля должно было, по его мнению, отвлечь баронов и рыцарей от борьбы против усиления королевской власти, которого Генрих весьма настойчиво добивался в своем англо-французском королевстве. В огромной, возглавляемой им иерархии класса феодалов было немало агрессивно настроенных англо-нормандских баронов и рыцарей — алчных авантюристов, которым участие во внутренних междоусобицах или в завоевательных походах в другие страны представлялось весьма заманчивым предприятием, выгодным делом. Они уже вели войны в соседнем Уэльсе и присоединили к Англии его юго-западную часть. Вторжение в Ирландию сулило им помимо военной добычи приобретение новых земель, богатство и возвышение по иерархической лестнице.

Однако, получив буллу от Адриана IV, Генрих не смог сразу завоевательный поход в Ирландию. Он воевал еще с родным братом из-за французских владений, и папская булла была положена в хранилище грамот английских королей в ожидании подходящего момента для осуществления в будущем. Такой момент наступил через 11 лет в результате междоусобных распрей ирландских вождей. Риаг Ленстера Мак Дермот похитил жену одного из риагов — О’Рурка. Ардриаг Ирландии заставил похитителя вернуть жену мужу, но риаг Ольстера поддержал Дермота, и началась крупная междоусобица. В 1166 г. противникам Дермота удалось изгнать его из Ленстера. Он бежал в Англию, в Бристоль, где ему посовали обратиться за помощью к королю Генриху II, что и было сделано.

Генрих вручил Дермоту специальную грамоту с королевской печатью, разрешавшую вербовать союзников среди вассалов короля. В ней говорилось: «…знайте, что мы почтили Дермота Мак Морроу милостью и благосклонностью. Всякий, кто живет в наших землях и захочет помочь ему вернуть назад королевство, может быть уверенным в нашей милости и разрешении на это».

Дермот стал подбирать себе союзников среди нормандских и английских баронов и рыцарей, которые участвовали в завоевании Уэльса и жаждали новых приключений Он заключил договор с Ричардом, графом Пемброком, прозванным Стронгбоу (большой лук), пообещав ему в жены дочь и титул риага в Ленстере после своей смерти Этот воинственный барон был в опале, так как участвовал в предшествовавшей вступлению Генриха на престол междоусобице на стороне противников короля

По словам Гиральда Камбрийского, английского современника событий, англонормандские рыцари использовали в боях в Уэльсе не только рыцарскую конницу, но и отряды лучников, вооруженных большим луком, заимствованным у местных жителей. Они завязывали бой при сближении с противником еще до вступления в схватку тяжеловооруженных рыцарей. Такие методы военных действии, по мнению Гиральда, были наиболее приемлемы в сражениях с ирландскими войсками, которые пользовались легким вооружением, были очень подвижны в бою, стремясь поразить противника на расстоянии дротиками и камнями. Англо-нормандские рыцари использовали и осадные башни. На завоеванных территориях они строили крепости и замки и создавали свои маноры — поместья. Военная дисциплина в отрядах строго соблюдалась, и регулярные учения воинов проводились даже во время военных походов

В мае 1169 г. первый англо-нормандский отряд в составе 30 рыцарей, 60 всадников и более 300 лучников пересек на кораблях пролив и высадился в Ирландии, южнее Уэксфорда. После некоторого сопротивления защитники города сдались. Дермот вознаградил своих союзников большими пожалованиями земель около Уэксфорда. Затем союзники захватили Оссори, где было убито много ирландцев, и перед взором упивавшегося местью Дермота была выложена целая стена из голов убитых.

В следующем году, после прибытия второго отряда был взят Дублин и нанесено серьезное поражение войскам ард-риага Родерика О’Коннора, В результате весь Ленстер оказался в руках захватчиков, 23 августа 1170 г. Стронгбоу высадился у Уотерфорда с отрядом в 2000 рыцарей-лучников и 1000 пеших воинов. Объединив все англонормандские отряды и войско Дермота, Стронгбоу сломил сопротивление горожан. Уотерфорд был разграблен. В городском кафедральном соборе было совершено бракосочетание Стронгбоу с Евой, старшей дочерью Дермота. В мае 1171 г. Дермот умер, и Стронгбоу, вопреки ирландским обычаям, наследовал титул риага Ленстера.

Исландские вожди, как говорится в одной хронике, начала «не придали значения» вторжению рыцарей, а когда опасность завоевания Ирландии чужеземцами стала реальной, оказалось, что время упущено и объединить силы против них невозможно. Этому мешала прежде всего вражда между вождями. К тому же ирландское духовенство на синоде в Арма, собранном в 1171 г., объявило вторжение англо-нормандских рыцарей «карой божьей за грехи ирландцев» и по существу призывало их подчиниться завоевателям.

Генрих   II   в   Ирландии

Успехи англо-нормандских рыцарей в завоевании Ирландии, достигнутые ими в столь короткое время, не на шутку испугали Генриха II. Он опасался, что Ирландия станет новым очагом феодальных смут в его и так неспокойном англо-французском королевстве, что Стронгбоу объявит себя независимым королем соседней страны, как это сделал в 1066 г. в Англии Вильгельм Завоеватель. Поэтому вопреки грамоте, выданной Дермоту, Генрих запретил своим подданным посылать отряды в Ирландию, потребовал от своих вассалов возвращения в Англию к весне 1172 г. и заодно объявил о конфискации всех владений Стронгбоу в Англии и Уэльсе. Наконец, он решил сам отправиться в Ирландию, чтобы установить свои верховные права на завоеванную территорию.

Спешить со своим походом в Ирландию Генриха заставило и другое событие, происшедшее после вторжения его рыцарей на остров. Добиваясь усиления власти в Англии, король столкнулся с теократическими интересами папского престола. Непреклонным защитником этих интересов оказался архиепископ кентерберийский Фома Бекет, в результате чего 29 декабря 1170 г. он был убит придворными рыцарями Генриха II. Начался опасный для короля конфликт с Римом. Отправляясь в Ирландию, Генрих рассчитывал своей властью верховного правителя добиться подчинения ирландского духовенства папе и, заслужив таким образом его милость, ликвидировать этот конфликт.

Экспедиция Генриха II в Ирландию готовилась как большой завоевательный поход. Королевских держателей в Англии заставили внести по 20 шилл. с каждого рыцарского феода. Шерифы графств собрали много продовольствия, снаряжения, оружия, лошадей и фуража, наняли корабли.

17 октября 1171 г. армия Генриха II в составе 500 рыцарей и 4000 пехотинцев и лучников, набранных главным образом в Южном Уэльсе, высадилась в Уотерфорде. Вскоре она вступила в Дублин, где и пробыла всю зиму 1171-72 г.

Генрих прежде всего приостановил дальнейшее завоевание Ирландии и попытался «устроить» ее как лорд. Он возвратил Стронгбоу его владения в Англии и Уэльсе, пожаловал ему земли в Ленстере, а также признал все ирландские земли, которыми завладели англо-нормандские рыцари, держаниями от графа Пемброка и принял от них присягу верности. Пожалования получили и фавориты короля из его свиты.

Наряду с этим Генрих потребовал от всех ирландских вождей явиться к его двору и принести присягу верности. Это было исполнено главным образом вождями территорий к востоку от рек Шаннон и Войн. Вожди же западной части Коннота во главе с самим ард-риагом Ирландии и вожди Ольстера не признали власти Генриха. Подчинившиеся вожди были собраны в Дублин на торжественное празднование рождества в специально построенном (по ирландскому обычаю — из дерева) королевском дворце, где были выставлены утварь и оружие короля с целью поразить присутствующих блеском и богатством их нового повелителя. Хотя подчинение ирландских вождей Генриху не затрагивало основ клановой системы на под властных им территориях, оно тем не менее открывало английским баронам широкие возможности для дальнейшего завоевания Ирландии, для интриг среди вождей и произвола над народом. Несомненно, у Генриха при этом был и свой расчет: признавшие его верховенство вожди должны были явиться своего рода противовесом сепаратизму баронов.

Однако отношения с папой оставались неулаженными. Весной 1172 г. в Нормандию прибыли два папских легата для разбора дела об участии Генриха в убийстве Фомы Бекета. Узнав об этом, Генрих спешно отправился туда. После переговоров с легатами в монастыре в Авранше согласился уплатить папе значительную денежную сумму и отказаться от проведения своей религиозной политики. В этом же году в ирландском городе Кашеле «по велению завоевателя» собрался синод, который завершил подчинение ирландской церкви Риму. Постановления этого синода были подписаны собравшимися прелатами, утверждены Генрихом и направлены папе.

В Риме были очень довольны всем этим, и папа Александр направил в Ирландию три послания — Генриху, ирландским епископам, вождям и риагам. Папа сообщал Генриху, что он с удовлетворением поддерживает буллу Адриана IV о пожаловании ему Ирландии. От епископов он потребовал оказывать помощь Генриху, а если кто-либо из вождей или других лиц нарушит клятву верности, будет подвержен строгому церковному наказанию. Ирландским вождям и риагам надлежало, указывал папа, «стараться сохранять крепко и нерушимо верность такому великому королю», как Генрих II.

Борьба    ирландцев    против   завоевателей

Вскоре после отъезда из Ирландии Генриха II началось восстание против англичан. Ард-риаг Родерик О’Коннор с большой армией осадил Дублин. Риаг Томонда О’Брайен взял Лимерик. Вспыхнуло восстание в Уотерфорде, Стронгбоу был осажден в Уэксфорде. Поскольку англичане оказались в критическом положении, им пришлось начать переговоры с Родериком О’Коннором и О’Брайеном о мире.

В 1175 г. в Виндзоре между Генрихом II и ард-риагом О’Коннором был заключен договор о разделе Ирландии. По этому договору Генрих II жаловал Родерику на время, пока он будет верно служить английской короне, титул короля подвластных ему земель. В свою очередь Родерик отказывался от власти над Митом, Ленстером и городами Дублин, Уэксфорд, а также над прибрежной территорией от Уотерфорда до Дунгарвана, которые, как формулировалось в договоре, «лорд-король удерживает под своей властью». Родерик обязывался на подвластных ему территориях добиваться от подчиненных повиновения английскому королю, они должны были «через него платить ему дань», а если кто либо из них поднимет мятеж против короля, то «судить их и лишать их власти», при чем в случае надобности прибегать к помощи констебля английского короля.

Таким образом, в Виндзорском договоре нашли выражение, с одной стороны, отказ Генриха II от полного завоевания Ирландии и стремление подчинить ее посредством самой ирландской знати, следуя принципу всех завоевателей «разделяй и властвуй», а с другой — неспособность ард-риага собственной властью справиться с вождями, устранить распри между ними и добиться необходимого единства в целях изгнания из страны английских завоевателей. В то же время, несмотря на этот договор, сопротивление ирландцев завоевателям продолжалось.

Еще в 1177 г. Генрих II на королевском совете в Оксфорде возвел своего малолетнего сына Иоанна в лорды Ирландии, передав таким образом ему управление островом. 25 апреля 1185 г. Иоанн как правитель

Ирландия. История страны (fb2) | КулЛиб

Ирландия. История страны (fb2) | КулЛиб — Классная библиотека! Скачать книги бесплатно — Ирландия. История страны (пер. Н. Омельянович) (а.с. Биографии Великих Стран) 4.16 Мб, 266с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) — Питер Невилл

Настройки текста:

Цвет фоначерныйсветло-черныйбежевыйбежевый 2персиковыйзеленыйсеро-зеленыйжелтыйсинийсерыйкрасныйбелыйЦвет шрифтабелыйзеленыйжелтыйсинийтемно-синийсерыйсветло-серыйтёмно-серыйкрасныйРазмер шрифта14px16px18px20px22px24pxШрифтArial, Helvetica, sans-serif»Arial Black», Gadget, sans-serif»Bookman Old Style», serif»Comic Sans MS», cursiveCourier, monospace»Courier New», Courier, monospaceGaramond, serifGeorgia, serifImpact, Charcoal, sans-serif»Lucida Console», Monaco, monospace»Lucida Sans Unicode», «Lucida Grande», sans-serif»MS Sans Serif», Geneva, sans-serif»MS Serif», «New York», sans-serif»Palatino Linotype», «Book Antiqua», Palatino, serifSymbol, sans-serifTahoma, Geneva, sans-serif»Times New Roman», Times, serif»Trebuchet MS», Helvetica, sans-serifVerdana, Geneva, sans-serifWebdings, sans-serifWingdings, «Zapf Dingbats», sans-serif

Насыщенность шрифтажирныйОбычный стилькурсивШирина текста400px500px600px700px800px900px1000px1100px1200pxПоказывать менюУбрать менюАбзац0px4px12px16px20px24px28px32px36px40pxМежстрочный интервал18px20px22px24px26px28px30px32px

Питер Невилл Ирландия. История страны

Peter Neville A TRAVELLER’S HISTORY OF IRELAND © Peter Neville 1992,2002


ПРЕДИСЛОВИЕ

Как пишет Питер Невилл в своей подробной и увлекательной книге, древнее название Ирландии — Эриу. В переводе это значит «самая прекрасная женщина в мире». Как и других красивых женщин, Ирландию страстно желали, за нее боролись. Ею восхищались, презирали, подражали ей, добивались и яростно на нее нападали. Метафору усиливает не только загадочная и привлекательная сущность страны, но и то, что она является одной из самых плодовитых в мире: сыны и дочери Ирландии рассеяны по земному шару от Бостона до Мельбурна, от Ливерпуля до Торонто.

У Ирландии уникальное географическое положение: ни одна европейская страна не забралась так далеко на запад. Должно быть, ураганные ливни унесли ее в Атлантический океан, они же сделали Изумрудный остров таким зеленым. Для легионов императорского Рима Ирландия находилась чуть дальше, чем им того бы хотелось. В то время как другие народы Британских островов испытали на себе римскую власть, ирландцы такой участи избежали. Характерная кельтская культура острова, однако, не хранилась в изолированном коконе. Римляне на эту землю ступить не сумели, а вот викингам, норманнам и особенно англичанам это удалось.

Лейтмотивом истории Ирландии является напряжение, которое она испытывала, играя две противоречивые роли. С одной стороны, Ирландия была жертвой иностранной агрессии. Ее даже сделали немой участницей колониальной борьбы, когда протестантские колонисты на севере выступали в качестве противовеса католическому, потенциально мятежному большинству. Головная боль британской политики — проблема Ольстера, олицетворение кровавых эпизодов ирландской истории, в том числе вторжения Кромвеля в 1640-х годах и грабежей «черно-коричневых» в сравнительно недавние времена. Англосаксы и гэлы, протестанты и католики веками воевали друг с другом.

С другой стороны, Ирландия была активным и часто исполненным энтузиазма партнером в распространении английского языка и британского влияния во всем мире. Особенно после унии 1800 года, когда ирландцы — католики и протестанты — влились в британскую политическую, экономическую и имперскую жизнь. Ирландские члены парламента заседали и до сих пор заседают в палате общин, ирландские генералы командовали ирландскими подразделениями в эпоху завоевательных кампаний империи, подавляли свободу народов, с которыми потом ирландских националистов объединяли общие взгляды. Промышленная революция, голодные годы, массовая урбанизация Британии вынудили сотни тысяч ирландцев переплыть Ирландское море в поисках работы и лучшей жизни.

Оппозиция англосаксонскому доминированию никогда не исчезала, даже когда ирландцы нехотя признавали превосходство Англии на Британских островах и во всей империи. Движение сопротивления, в котором ныне осталась только ИРА, продолжалось долгие годы, и ирландцы — будь то дома, или в Соединенных Штатах, или в Австралии — использовали любую возможность для нанесения ущерба английским интересам. Отношение англичан менялось — от насилия к доброте, от толерантности к презрению, от восхищения к насмешке.

Наполненное событиями сложное прошлое ирландцев отлично представлено в этой живой и увлекательной книге. Ирландия — источник множества легенд, но ее история часто удивительнее, чем любая выдумка. Это страна поэтов, драматургов и романистов, но в то же время страна красноречивых политиков, знаменитых воинов и несгибаемых бунтовщиков. Ирландская республика стала неотъемлемой частью Европейского сообщества. Недавно ирландцы впервые избрали своим президентом женщину. Несмотря на капризы истории, Ирландия всегда была на редкость гостеприимной страной, и те, кто посещает ее, испытывают восторг.

Денис Джадд



ГЛАВА 1 От Тары до святого Патрика

География

Ирландия представляет собой западную оконечность группы островов, известной как Британские острова. Тем не менее ее отличают от Англии, Уэльса и Шотландии своеобразные характерные черты. С севера (Ольстер) до юго-запада (дикое побережье графства Керри) страна растянулась на 350 миль, а с северо-запада до юго-востока — на 200 миль. Ирландию омывают большое море — Ирландское — и один из самых крупных мировых океанов — Атлантический.

Море оказывало на Ирландию определяющее влияние на протяжении всей ее истории. Ни одна точка острова не удалена от моря более чем на 100 миль.

В Ирландии умеренный климат: здесь не слишком жарко и не очень холодно, хотя юго-запад страны может похвастаться субтропической растительностью. Три горы поднялись выше 3000 футов, а вдоль побережья протянулся ряд низких горных хребтов. Пространство, заключенное в горные кольца, представляет собой низкую болотистую равнину с большими запасами торфа. Это — единственный природный ресурс острова. В отличие от Англии, Уэльса и Шотландии, здесь нет ни угля, ни железной руды, зато торфяные залежи — лучшие в Европе.

Эволюция древних торфяных залежей была долгим процессом. Начался он, когда территорию центральной Ирландии покинул ледник, оставивший после себя мелкие озера. Со временем озерная растительность увяла, переродилась и превратила старые озера в болота (наподобие Норфолкских) и торфяники. Некогда в Ирландии насчитывалось около 311 000 гектаров торфяников (столетиями там вырезали кубы торфа и использовали его в качестве топлива), но к 1985 году осталось только 54 000 акров. Торфяные болота исчезали с устрашающей скоростью. Их экономическая ценность очевидна в стране, не обладающей залежами угля. В 1921 году страна получила независимость, и торф стали использовать в качестве топлива для электростанций, построенных на самой большой реке Ирландии — Шеннон. Нескоро Ирландия осознала историческую и экологическую ценность торфяников. Оказалось, что торфяные болота центральной равнины являются не только огромным заповедником редких растений и птиц, они еще представляют собой и хранилище человеческих останков и артефактов с 9000 года до новой эры. Даже сейчас торфяной огонь, наряду с клевером, — символ Ирландии.

Современная Ирландия разделена на четыре провинции: Ольстер, Лейнстер, Коннахт и Манстер (Мунстер). В средневековый период упоминали о пятой провинции — Мит, или Мидленд, со временем она исчезла. Тем не менее названия сохранившихся провинций, как и многое другое в Ирландии, имеют древние корни. В далеком прошлом, согласно легенде, северная половина острова была известна как Leth Cuinn («Доля Конна», по имени мифического героя Конна), южная половина носила название Leth Moga (или «Доля Мага» в честь еще одного мифического героя по имени Маг Нуаду). Leth Cuinn превратилась в северные провинции Ольстер и Коннахт, a Leth Moga — в южные — Лейнстер и Манстер.


Политический раздел

После англо-бурской войны (1918-1921) Ирландия разделилась, при этом шесть северных графств (Арма, Антрим, Даун, Тирон, Ферманах и Лондондерри) остались частью Соединенного королевства Великобритании и Северной Ирландии. Северную Ирландию часто называют Ольстером, но это неверно, потому что из девяти графств Ольстера три (Каван, Донегал и Монаган) стали частью независимой Ирландии. В Северной Ирландии, или «Шести графствах», две трети населения — протестанты (эту религию исповедуют 1,6 миллиона человек), а треть — католики.

Остальные двадцать шесть графств Ирландии составляют часть того, что впервые стало называться Ирландским свободным государством, а с 1937 года — Эриу. В 1949 году Эриу предпочла республиканский статус и покинула Британское Содружество наций. В настоящее время в Ирландии самый высокий процент молодежи до 25 лет, в численном выражении это свыше трех с половиной миллионов человек, из них семь процентов протестантов, а остальные — католики.

Древнее название Ирландии — Эриу, что можно перевести как «самая прекрасная женщина в мире». Те, кто в ясную погоду видел озера Килларни или горы Морн, с таким определением, конечно же, согласятся.


Доисторическая Ирландия

Рассвет ирландской истории спрятан от нас на этом зачарованном (и трагическом) острове, как ландшафт в туманное утро. Тем не менее географическая близость к Британии стала решающим фактором для первых колонистов, которые за 9000 лет до новой эры переплыли узкий канал между Шотландией и Ольстером. Самые первые следы жизни можно увидеть в Ольстере, в долине реки Бойн, которой впоследствии суждено было сыграть решающую роль в истории Ирландии. Это курганные захоронения Даут, Наут и Ньюгрендж, созданные в эпоху неолита, примерно за три тысячи лет до новой эры, потомками первых мигрантов, исчезнувших из истории и не оставивших после себя никаких артефактов. Могильники представляют собой удивительные археологические свидетельства о людях, не знавших железа, но чтивших память племенных вождей лучшим способом, какой был им известен. Другие примеры доисторического ирландского искусства молено увидеть на огромных камнях, окружающих захоронения.

На протяжении столетий на остров прибывали новые мигранты. Они оставляли после себя все более сложные изделия: ирландская цивилизация вступила в бронзовый и кельтский железный век. Время сохранило ювелирные украшения — бусы, ожерелья, серьги, а воинственные кельты, демонстрируя свою доблесть потомкам, оставили нам на память изукрашенное оружие.

Когда именно кельты появились в Ирландии, остается загадкой; вероятной датой представляется вторая половина первого тысячелетия до новой эры. Некоторые сведения о ранней ирландской цивилизации находим у древних хронистов. Так, в конце IV столетия до н. э. Пифей упомянул Британские острова, назвав их «Pretanic». Можно с уверенностью утверждать, что это название произошло от кельтского слова Priteny, которое, в свою очередь, родственно валлийскому Prydain. Позднее римский поэт Авиен называл Ирландию «святым островом», а древнее имя страны — Eriu (очень близкое к современному Эриу на гэльском). Eriu, возможно, произошло от греческого слова, означавшего остров, — Ierne (на латыни — Hibernid), так что, быть может, это слово и не кельтское. Римские хронисты, во всяком случае, приписывали ирландцам черты континентальных кельтских сообществ, гэлов и иберийцев.


Раскопки в Форте Наван, Арме, северном сопернике Тары. По мнению историков, здесь могла находиться Эмайн Маха, столица легендарной Ирландии и резиденция правителей Ольстера

С уверенностью можно говорить, что первые кельтские мигранты находились в меньшинстве по отношению к аборигенам некельтского происхождения. Они и создали внушительные курганные захоронения в Науте и других местах. Современные ученые, такие как Доннахад О’Коррейн, доказали высокий уровень развития людей эпохи неолита и бронзового века. Ирландский язык, конечно же, обязан до-кельтской цивилизации: многие ирландские слова позаимствованы у древних обитателей островов. Культурное единство кельтского мира подтверждается тем, что в Ирландии говорили как на гойделике (ирландский и шотландский вариант кельтского), так и на бритонике (язык, на котором говорят в Уэльсе, Корнуолле и Бретани).

Еще одна значительная докельтская стоянка находится в Таре, в центральной Ирландии. Кольцевые форты, или раты указывают на культ древних языческих «верховных королей». Этот символический титул появился в эпоху неолита. Титул верховного короля имел большое значение в кельтской средневековой Ирландии, а лингвистическое влияние докельтского периода проявляется в корне «рат» в таких топонимах, как Ратмайнс и Ратмуллен. Верховные короли не обладали законодательными полномочиями, и в кельтские времена они по большей части воевали с другими правителями, оспаривавшими их титул.


Ирландия и Рим

Отличительная черта ирландской истории — отсутствие римского правления. Оно, правда, чуть не случилось: в 81 году н. э. римский полководец Агрикола серьезно подумывал вторгнуться в Ирландию, однако его планы были нарушены императором Домицианом, отказавшимся предоставить необходимые подкрепления. Ни один римский префект не ступал на землю Ирландии, хотя имеются многочисленные свидетельства о торговых связях с Римом. Например, на восточном побережье Ирландии найдены монеты времен Траяна (98-117) и Адриана (117-138). Обнаружение их в Ольстере показывает, что попали они туда скорее из Британии, чем из Галлии.

Имело ли значение то, что Ирландия осталась вне Римской империи? Во всяком случае, это не помешало кельтской Ирландии достигнуть если не политического, то культурного единства. Тем не менее римский, или, точнее, греко-римский источник дает нам полное представление об ирландской политической структуре в 100 году новой эры, когда Римской империей управлял Траян.


Карта Птолемея

Источник, о котором идет речь, — это карта, созданная греческим географом Птолемеем из Александрии. Свою информацию он, похоже, получил от британских купцов, поскольку названия мест на карте бриттские.

Карта предоставляет замечательную возможность проникнуть в ирландскую цивилизацию того времени. Названия некоторых мест и рек легко можно узнать и сегодня: например, Бувинда — это река Бойн, а Сенос — Шеннон. Самое же интересное свидетельство карты Птолемея — представление о быстро меняющейся ирландской политической ситуации. Так, на севере прослеживается длительный раннехристианский период, поскольку карта отмечает доминирование династий Дал Риада и Дал Фиатах, утверждавших, что они ведут свое происхождение от языческого бога Дайре. Люди, которых Птолемей называл «волюнти» {volunti), суть улады. На протяжении веков они были самой мощной династией в Ольстере и имели культовый центр в Эмайне (столицей называть его неверно), около современной Армы. Птолемей называл это место Эмайн Исамнион.

О северо-востоке страны Птолемей дает более подробную информацию, нежели о западе и северо-западе. Очевидно, династии в этих местах были не такими устойчивыми, как в Ольстере. Корионди к 100 году новой эры, похоже, не оставили следа в южном Лейнстере, хотя и имели отношение к кораиндам (Coraind), выжившим в графстве Слайго на западном побережье. В западной провинции Манстера Птолемей отмечает этноним «иверны», это племя доминировало там в раннехристианскую эпоху до появления династии Эоганахтов. Неразрывность с раннехристианским периодом проявляется в Лимерике. Птолемеевские Auteini — племена «зеленых» (Uaithne), контролировавшие Шеннон и земли к западу от этой реки.

В политических терминах Ирландия, хотя и фрагментированная, проявляла признаки преемственности, культурного единства и даже примитивного соблюдения законов (древнее ирландское право). Из центра законы, разумеется, навязать было нельзя, потому что в стране отсутствовало центральное правительство (Британия, по контрасту, уже несколько столетий знала римское право). В других отношениях Ирландия проявляла признаки континентального кельтского общества. Здесь существовала традиция хвалебной бардовской поэзии, а друиды, или святые люди (британских друидов на острове Англси уничтожили римляне), обеспечивали связь между человеком и языческими божествами. Обычаи, такие как сражение на колесницах-бигах и вручение на пиру «доли победителя», лучшего куска мяса, храброму воину, также сохранялись. Это нам известно из древней ирландской литературы, но современные историки подчеркивают, что статус меньшинства древних кельтских завоевателей подразумевал, что более ранние культурные влияния оставались для населения значимыми, даже после того как кельты обрели власть на острове. Это особенно верно в отношении ирландского языка.

Кельтская Ирландия и римская Британия налаживали контакты по мере того, как римское правление слабело от череды варварских нашествий. Среди найденных римских артефактов больше всего тех, что датируются IV и V веками. Есть свидетельство, что на реке Нор в Стоунфорде была римская фактория. Возобновление контактов явилось прямым следствием неэффективности хитроумной системы прибрежных фортов, построенных римлянами в Британии против ирландцев и пиктов.

В IV веке нашествия усиливались, к нападавшим присоединились и саксы с континента. В 367 году объединенная атака ирландцев, пиктов и саксов на британские берега опустошила римскую Британию и стала еще одним доказательством того, что Рим теряет хватку. Последующие набеги ускорили решение Рима увести легионы; произошло это в 410 году.


Ирландские колонии

Уход римлян оставил западную Британию беззащитной перед ирландским вторжением. Тому есть множество доказательств — ирландские поселения IV и V века. Особенно большое поселение было на юго-западе Уэльса, в районе, ныне ограниченном Пембрукширом, Камбратенширом и Кардиганширом (сейчас Дивед). Там остановились мигранты из Лейнстера. Колония поменьше была в северном Уэльсе (Англси, Карнарвоншир и Денбишир, сейчас Гвинедд и Клайд). Ирландские колонисты подарили захваченным территориям свои названия. Правящая династия того времени в Лейнстере оставила свои топонимы на полуострове Ллейн. Название «Порт Диналлин» (в бухте Невин) буквально означает «гавань укрепления людей из Лейнстера».

Еще одна колония к югу от Корнуолла была основана Уи Лиатайном. Возможно, он был родом из восточного Корка. Кормак, ирландский ученый епископ X века и король Кэшела в графстве Типеррери, с гордостью писал:


Власть ирландцев над Британией была велика, и они разделили Британию между собой на имения, и ирландцы жили настолько же к востоку от моря, как и в Ирландии, там были построены их жилища и королевские замки… И они сохраняли свою власть долгое время, даже после прихода святого Патрика в Ирландию.

 

Шотландия — еще один пример успешной экспансии. Хотя в 83 году Агрикола одержал важную победу над кланами Хайленда, император Домициан запретил ему идти в северную Шотландию. Даже ослабленное римское сопротивление помешало Далриаде (Птолемей поместил ее в северо-восточной части Ирландии) колонизировать Шотландию. Процесс, если верить ирландской легенде, начался в III и IV столетиях, но точно сказать нельзя. Известно только, что к 563 году, когда великий ирландский проповедник Колумба пришел в Шотландию с острова Айона, королевство Далриада расширилось: с востока у него появились области, заселенные пиктами. А к IX веку эта династия объединила всю Шотландию с королем Кеннетом Макальпином во главе.

Одним из следствий колонизации стало то, что доходы, извлеченные из новых поселений, пошли на династические войны в самой Ирландии. Еще одним следствием явилась логичная романизация ирландской культуры, когда ирландские пираты соприкоснулись с остатками рассыпающейся римской цивилизации. Древняя устная история Лейнстера проявляет признаки заимствования из латыни — «легион», «трибуна». Более странными являются «огамы», которых много в современной южной Ирландии. Находят их также и в местах бывших поселений в Корнуолле, южном и северном Уэльсе, а также на острове Мэн. На камнях сохранились первые письменные памятники ирландского языка, основанные на системе линий и крючков, позаимствованных из латинского алфавита.


Приход христианства


Другим существенным результатом ирландского заселения Британии стало соприкосновение с христианством. Нельзя сказать точно, когда в Ирландию пришли первые христианские миссионеры, однако конец IV или начало V столетия представляются вполне вероятной датой. Итак, начался процесс, который, казалось, должен был превратить Ирландию, страну грабителей и морских пиратов, в «остров святых и ученых». Последнее определение, хотя и известное, следует принять с осторожностью. Ирландские короли и правители не переставали бороться друг с другом только оттого, что сделались христианами.


СВЯТОЙ ПАТРИК

Главной причиной, благодаря которой Ирландию прозвали «островом святых и ученых», явилась жизнь святого Патрика (389-461). Все знают историю о том, как Патрик освободил остров от змей, но легенда лишь подчеркивает, сколь многое в жизни святого окутано тайной. Мы даже не знаем точно, когда он жил. Из того, что о нем достоверно известно, вырисовывается следующее: Патрик был британцем (возможно, происходил из Уэльса), из респектабельной семьи. Его отец Кальпурний был римским чиновником. Шестнадцатилетнего Патрика похитили пираты и продали в рабство в Ирландию. Он шесть лет пробыл пастухом, вероятно в Коннахте, а потом ему удалось бежать и вернуться на корабле в Британию.

По возвращении Патрик поведал, что ему было видение, он слышал голоса, говорившие по-ирландски: «Мы умоляем тебя, приди и обрати нас». Похоже, он вернулся в Ирландию в 432 году, сделался епископом и провел на острове остаток жизни (хотя собратья-христиане из Британии, кажется, сомневались в том, что он годился для этой миссии).

Патрик оказывал сильное влияние на вождей ирландских кланов и, хотя сам был не слишком хорошо образован, поощрял обретение знаний. Помнят о нем больше всего в Арме и Таре. Судя по названию Кроу Патрик, святой имел какое-то отношение к этой горе. Особые связи святого с Армой позволили этому городу стать религиозным центром Ирландии, каковым он остается и по сей день. Город распространял культ святого, так что к VII веку слава Патрика докатилась до Манстера. Особым вкладом святого в ирландское христианство стало поощрение аскетизма и монашеского движения, что, возможно, явилось результатом его контактов с монашескими общинами в Галлии, известными своей суровой дисциплиной. Он также подчеркивал значение миссионерской деятельности, и к VI веку миссионерство стало отличительной чертой ирландской церкви. Наконец, он внес вклад в организацию ирландской церкви, поощряя распространение христианства не через епископские епархии, а через монашеские общины. Старинные обычаи отмирали с трудом, и это подчеркивается тем фактом, что аббаты не прочь были нападать на соперничавшие с ними христианские общины.

Деятельность Патрика оставила глубокий след. О его авторитете говорит день святого, 17 марта, официальный праздник Ирландии. Имя святого тесно связано с ирландцами. В отличие от него, английский святой Георгий ни разу не посетил страну, чьим покровителем он стал. В наследии Патрика есть и отрицательная сторона, поскольку забыт вклад других святых. Прибытие Патрика в Ирландию фактически совпадает с самыми ранними письменными свидетельствами об ирландской церкви. Их автор — Проспер Аквитанский (390-463). В своей хронике он сообщает, что в предыдущем, 431 году папа Целестин (422-432) назначил некого Палладия епископом для ирландцев, «верующих в Христа».


ПЕЛАГИАНСКАЯ ЕРЕСЬ

Пелагианская ересь вызвала разногласия в христианском мире. Существует версия, что Пелагий был монахом ирландского происхождения. Известно, что в 400 году он посетил Рим и был поражен «распущенностью нравов». Тогда он выдвинул собственную доктрину, в которой, помимо прочего, отвергал концепцию первородного греха (грех Адама не может быть вменен всему человеческому роду), а также заявлял, что некрещеные младенцы могут иметь жизнь вечную. Пелагианство было социально разрушительным, поскольку, согласно этой теории, ни один богатый человек не мог спастись, не раздав все свои богатства. Те, кого Проспер относил к верующим в Христа, были антипелагианскими ортодоксальными христианами. Из этого следует, что христианство в Ирландии имело значительную поддержку до того, как вернулся Патрик, а в другой хронике, примерно в 434 году, Проспер упоминал, не называя имени, еще одного епископа, направленного в Ирландию для обращения варваров. Тем не менее процесс этот, вероятно, был медленным и во многом обязанным своим успехом Патрику, хотя в хрониках VII века упоминаются также епископы Сахелл, Цетиак и другие. Сам Патрик признавал в своей «Исповеди», что местные риторы были о нем низкого мнения, в отличие от образованных и умудренных житейским опытом клириков.


Резной крест в монастыре Клонмакнойс


БРИТАНСКОЕ ВЛИЯНИЕ

Современные историки вполне сознают огромный вклад британских миссионеров в развитие ирландского христианства. Скорее их, чем Патрика с его учениками, надо благодарить за золотой век ирландской церкви в VI столетии. Они создавали монастыри и распространяли вероучение. Список длинный: Ниниан (360-432) учил Финиана Мовильского и святого Давида, покровителя Уэльса, в то время как Тигернах из Клонса, Энда Аранский и Скуитдин из Сливмарджи — все были британского происхождения. Влияние этих святых и ученых на ирландскую жизнь можно оценить по тому, скольким детям в Ирландии давались их имена. Тем не менее необходимо подчеркнуть, что христианизация Ирландии шла медленно и сложно. Историк Доннахад О’Кор-рейн полагает, что даже в середине VI века, примерно через двести лет после смерти Патрика, верховный король Тары Кербайлл вполне мог быть язычником.


ГЛАВА 2 Раннехристианская Ирландия, 500-795 годы


В VI и VII столетиях ирландское христианство вступило в новую, более продолжительную фазу и начало оказывать влияние на другие народы, как это было и с британскими христианскими миссиями.


Святой Колумба, 521—597 годы

Одной из величайших фигур этого периода был Колумба (Колума Килле на гэльском). Он родился в графстве Донегал в провинции Ольстер в начале VI века. Хронисты писали, будто он родился на «земле скоттов». (В раннем Средневековье Ирландию часто называли латинским именем Скоттия. Учитывая смешение ольстерцев, ирландцев и шотландцев, это неудивительно.) Учился он в школе Финиана Мовильского, а затем у Финиана Клонардского и после посвящения в сан помогал созданию многих церквей и монастырей. Ирландию он оставил в 563 году, пожелав «совершить паломничество ради Христа».

Нельзя сказать точно, почему Колумба уехал с острова. Кажется, вышел спор из-за рукописи, которую он скопировал, и этот спор привел к войне между кланом Колумбы и верховным королем Диармайдом. В связи с тем что он оказался причиной войны, Колумба решил сам себя наказать и отправился с миссией в другие земли. Во всяком случае, он сел на корабль и поплыл на остров Айона, к западному побережью Шотландии. С ним были двенадцать товарищей.

При столь малообещающем начале Колумбе удалось обратить в христианство своих соотечественников-ирландцев и пиктов, поселившихся в Шотландии (Далриада). Сначала он поборол влияние язычников-друидов, затем проник в круги знати. Самым большим его успехом стало обращение короля пиктов Бруда. Монахи Колумбы добрались и до Оркнейских островов и основали монастыри Мелроуз и Данкелд.

Колумба начал христианизацию Шотландии и северной Англии, но смерть помешала ему завершить дело: он умер в 597 году. Его дело продолжили другие великие святые — Эйдан, Хильда и Кутберт. Успеха они добились после того, как после падения великой империи связи Ирландии с Римом были прерваны. Ирландское христианство обрело самостоятельность.


Отделение от Рима


Ирландские монахи не носили римскую тонзуру: они переняли обычай друидов — сбривать волосы на темени от уха до уха. К тому же они придерживались старинного счисления даты Пасхи, отмененного римской церковью. Все это, разумеется, не означало, что ирландская церковь отказывалась от римского главенства, однако свидетельствовало, что во времена европейского хаоса Ирландия оставалась в стороне, на западной обочине. Ирландские монахи жили в полуязыческих воинственных обществах, у них отсутствовала городская цивилизация, и они приспосабливались к существующей обстановке. Чтобы выжить в эру магии, заговоров и древних символов, христианству приходилось сражаться, а от монахов требовался изрядный прагматизм. Позднее это привело к конфликту кельтского христианства с миссиями из Рима, которые под предводительством святого Августина обращали в христианство южную Англию.


АЙОНА

Монастырь, основанный Колумбой на Айоне, стал со временем величайшим центром кельтского христианства. До сих пор туда совершают паломничества. После смерти Колумбы сменявшие друг друга аббаты контролировали не только монашеские общины Шотландии, но и крупные общины в Ирландии, такие как Дерри, Дарроу и Киллс (они были основаны в середине VI века). Самым известным аббатом был Адамнан, умерший в 704 году. Этот ученый написал книгу о жизни основателя своей общины. В 697 году, в год столетия смерти Колумбы, Адамнан созвал на Айоне собор. Епископы и аббаты обсуждали на нем так называемый «закон невинных». Согласно этому закону, женщины и дети не должны были принимать участия в битвах, а женщин надлежало защищать от насилия. То, что такой закон обсуждался через двести лет после смерти святого Патрика, демонстрирует дикие нравы кельтского общества. Адамнана канонизировали посмертно.


АРМА

В VII веке Арму признали духовным центром ирландской Церкви. В отличие от большинства других клерикальных Центров, Арма имела епископа, который контролировал большинство церквей Северной Ирландии. Постепенно и остальная ирландская церковь признала его своим главой. Это означало, что епископ Армы первенствовал над остальными клириками, хотя реальной иерархической структуры в церкви не было. Сами притязания епископа на первенство основывались на связи Армы со святым Патриком, так же как первенство Кентербери в Англии возникло из связи этого места со святым Августином.


Монашеская жизнь и культура


Характерной чертой ирландского монашества была его гибкость. Это наиболее убедительно продемонстрировала община на мрачном острове Скелиг-Майкл, в восьми милях от западного побережья Ирландии. В этом месте прекрасно сохранились монастыри довикингской эпохи. С южной стороны обрыва выдолблены шесть каменных пещер, защищающих от дождя и пронизывающих ветров Атлантики. Известно, что способы строительства, применявшиеся на острове в VII веке, были ориентированы на иные формы (примером может служить часовня Галларус в форме перевернутой вверх дном лодки на полуострове Дингл в графстве Керри). Неудивительно, отмечал Дональд Мэтью, что ирландские монахи были известны своим аскетизмом: их общины находились в самых мрачных местах западного христианского мира. Вместе с аскетизмом росла их репутация как ученых, поскольку они расширяли свои связи с франкским двором и англосаксонскими королевствами Англии. В качестве примера такой учености можно представить рукопись 655 года «De mirabilis sacrae scripturae» («О чудесах Святого Писания») со ссылками на отцов ранней христианской церкви, таких как Августин, Григорий Великий и Тертуллиан.


ЗАКОН

Все вышесказанное означает, что в полуязыческом обществе ирландские клирики хорошо подготовились к составлению законов как для церкви, так и для государства. И они продемонстрировали свою ученость, создав совершенно оригинальную книгу под названием «Collectio canonum hibernensis» («Сборник традиционного ирландского права»). Книга относится к первой половине VIII века. Доказательством растущего влияния церкви служит тот факт, что «Сборник» охватывал не только церковные дела, но и вопросы собственности и наследования. Трудность для церковных законодателей состояла в том, что ввиду отсутствия римского права в Ирландии опирались на старые языческие законы и обычаи. Монахи были гражданскими чиновниками своего времени, и даже гораздо больше, поскольку являлись единственными по-настоящему грамотными членами общества. Итак, благодаря типичной склонности бюрократии к компромиссу монахи, как поступала в подобных случаях и католическая церковь, признали юридическую силу дохристианских таможенных законов, подчеркивая в то же время главенство закона церковного. «Закон церкви, — изрек правовед того времени, — как море по сравнению с реками, закон церкви — самый удивительный закон… Известно, что fenechas (унаследованное местное право) ничтожно в сравнении со словом Божьим». Это полностью совпадало с доктриной церкви и подчеркивало превосходство духовного над светским.


Общество раннехристианской Ирландии

В раннехристианской Ирландии проживали от пятисот тысяч до миллиона человек. Численность населения менялась под влиянием голода и чумы. В глазах современников такие катастрофы воспринимались как Божья кара.

В VII и VIII веках продолжалась медленная христианизация Ирландии. В довикингский период за влияние на людей боролись не столько короли и местные правители, сколько крупные монастыри. Они и были главными хозяйствующими единицами того времени. У крупного монастыря, такого как Дарроу, были зависимые церкви, вместе с угодьями и изрядными богатствами. Епископ мог управлять огромными монашескими «королевствами», или туата; обязанности такого епископа изложены в тексте VIII века «Riaghail Phatraic» («Закон Патрика»).


У каждого туата должен быть главный епископ. Он посвящает в сан духовенство, исповедует правителей и благословляет детей после крещения.

Епископ отвечал также за дисциплину духовенства, нес материальную ответственность за церковную собственность и следил за должным соблюдением обрядов. Миряне, в свою очередь, обязаны были платить церковные налоги и содержать церкви. Делали они это не всегда, то есть для сбора податей священников было недостаточно.

В VII веке, кроме священства, в Ирландии имелось и три других сословия: простолюдины, знать и короли. Поскольку государство не являлось унитарным, короли исчислялись десятками, однако большинство ирландцев были простолюдинами, или коммонерами. Впрочем, и это сословие делилось на подгруппы. Более состоятельный коммонер мог быть рабочим на ферме, и, по стандартам того времени, у него имелись значительные накопления. Из источника той эпохи можно узнать о собственности такого человека:


Семь домов: зерносушилка, амбар (пай в мельничном хозяйстве, стало быть, мельница молола для него зерно), жилой дом… свинарник, коровник и овчарня. У него двенадцать коров, два быка, шесть буйволов, двадцать свиней, двадцать овец.

Хронист пишет далее, что у коммонера есть луг с деревьями возле дома, а у жены — четыре наряда. В VII веке такой человек мог продвинуться по служебной лестнице. В ирландском обществе он, конечно же, занимал куда более высокое место, чем bothach (крестьянин, живущий в глинобитном доме) и фуидир (безземельный). Эти люди в неофициальной иерархии стояли ниже. Внизу пирамиды находились senchleithe (наследственные рабы), «привязанные» к землевладельцу.

Столь жесткая социальная структура должна была определять степень компенсации, положенной человеку и его семье, если тот становился жертвой злоупотреблений. Статус определял все, и, если жертвой становился работник фермы, он получал больше денег или товаров, чем безземельный. Следовательно, чем выше статус, тем больше компенсация. Как отметил один историк, это означало, что за пинок епископу нужно было заплатить куда больше, чем за пинок работнику.


Клиентура


Социальная система раннехристианской Ирландии сильно зависела от взаимоотношений между правителем и коммонером. Система celsine (клиентуры, от гэльского слова cele, «товарищ») была по своему происхождению экономической, потому что правитель жаловал коммонеру некое владение. Это могли быть земля или скот, но принятие подарка обязывало коммонера выплачивать правителю ежегодный налог.

Существовало два типа взаимоотношений: soerrath (свободные, или благородные отношения) означал, что коммонер или свободный человек (наследственные рабы исключались) по собственной инициативе официально приносил правителю присягу. Затем он обязан был служить ему в любом качестве, в том числе и на ратном поле. Такой тип взаимоотношений имеет сходные черты с норманнской феодальной системой, существовавшей в Англии после 1066 года.

Меньшая степень зависимости называлась gdiallnae, или базовая клиентура. Правитель даровал коммонеру нечто — обычно право доить коров, но иногда и землю, волов или других домашних животных. Типичным подарком для работника фермы были двадцать четыре коровы. Рабочий должен был выплачивать ежегодный налог в знак того, что ему оказана привилегия. В каком-то смысле такие взаимоотношения должны были защитить коммонера, потому что налог ему устанавливали такой, который он в силах был уплатить. Тем не менее ясно, что от такой сделки выигрывал правитель. В обязанности работника входило, например, раз в год устраивать пир для правителя, приводившего с собой троих приятелей. Согласно сохранившемуся свидетельству, работник, помимо налога, должен был выдать правителю «полный сосуд жирных сливок, 20 буханок хлеба, брусок сливочного масла шириной восемь дюймов и толщиной четыре дюйма, две пригоршни валлийского лука и две лука-порея». Несчастный работник должен был впоследствии, как позднее при феодальной системе, трудиться на правителя во время сбора урожая и выполнять другую тяжелую работу. Современному читателю наверняка захочется спросить: когда же у него было время работать на себя?


СЕМЕЙНАЯ ЖИЗНЬ

В VII веке ирландская семья была законным союзом, но это не означало семью, состоявшую из отца, матери и детей. По ирландским законам это была дервине, или семья, состоявшая из потомков общего прадеда. Для повседневных целей требовался более тесный и естественный союз — гелвине, снова по мужской линии, но на сей раз от общего деда. Девочки в семье принадлежали только роду мужа матери.


БРАК

Несмотря на влияние клириков, брак не был стабильным и священным институтом, которого желала ирландская церковь. Развод и новый брак не являлись редкостью, а среди знати процветала полигамия. Возникла она в результате желания иметь наследников, так как те были нужны феодальному и воинственному обществу.


Патриархальная ирландская семья — дервине и гелвине. Треугольники означают мужчин. Женщины переходили в род мужа. Дервине дословно означает «собственная семья». В повседневной жизни более мелкая семейная ячейка — гелвине — была доминирующей и состояла только из мужских потомков общего деда


Социальная мобильность


Последствием полигамии стало то, что в стране появилось множество потомства, имевшего отношение к королевским домам, слишком много людей, которых надо было обеспечивать. Те, кто выпадали из такого обеспечения, немедленно скатывались по социальной лестнице, становились мелкой знатью и коммонерами. За этим процессом наблюдал хронист того времени Мак Фервисай: «Обычное дело с великими принцами, что их дети и семьи множатся, а последователи и плебеи вытесняются и исчезают».

Такой негативный вид социальной мобильности был заметен и в других слоях ирландского общества, потому что члены аристократических семей также переживали трудные времена, и их сталкивали с социальной лестницы. По контрасту, коммонеру намного труднее было сделаться патрицием, хотя и такие случаи известны. Нижние слои общества, во всяком случае, время от времени пополнялись рабами, среди которых были военнопленные, нежеланные дети или люди, захваченные в плен в других странах.


МИФЫ, ЛЕГЕНДЫ И МУЗЫКА

Баллада Г. К. Честертона гласит:

У гэлов, по Божьей воле,

Ирландских все невпопад:

Идя на войну, смеются,

А в песнях своих грустят.

Это, конечно же, преувеличение, но ирландцы всегда выказывали большие способности к сочинению рассказов и к пению. Так что, хотя письменный ирландский, или гэльский, язык, появился не ранее V столетия, на острове существовала богатая устная традиция. Одна из самых ранних саг — «Похищение быка из Куальнге», в которой рассказывается о ссоре между Кухулином, напоминающим кельтского Робин Гуда, и королевой Медб из-за кражи гигантского быка. Даже после прихода христианства ирландцы помнили старинные легенды и верили в лепреконов и баньши. Эти персонажи часто появляются в фильмах с ирландским «колоритом», например в голливудском фильме «Дарби О’Джилл и маленький народец». К VIII веку Кухулина сменил другой фольклорный герой, Финн Мак Кумал (Маккул) и его фианна (дружина).

Традиция ирландской музыки и песни столь же древняя. В бронзовом веке докельтское население пользовалось самым старым ирландским музыкальным инструментом — бодраном (bodhhran). Он был обтянут овечьей кожей, и по нему стучали рукой или маленькой палочкой. В традиционной музыке использовались также ребра овцы, козы или коровы. Арфы, часто называемые в качестве национального ирландского инструмента, появились лишь в XII веке.


Короли и конфликты


Древняя Ирландия прежде всего была страной королей. Сколько их точно, никто не знает, но в VII веке правителей, должно быть, насчитывалось не менее сотни. Для сравнения, в англосаксонской Англии к VIII веку было шесть королевств, хотя Корнуолл находился вне юрисдикции англосаксов.

У этого королевского множества имелась особая иерархия. На вершине пирамиды, разумеется номинально, стоял верховный король Тары, однако этот титул был чисто символическим. В реальности не доминировал ни один король, хотя некоторые из них по сравнению с другими обладали большей властью. Старый ирландский закон выделял три «степени»: на низшем уровне располагались правители малых королевств; затем шли их сюзерены — рури, или «верховные короли», властвовавшие над несколькими мелкими королями. Над верховными королями стоял ri ruirech, «король верховных королей», который, вероятно, к этому времени был правителем одной из ирландских провинций. В древней Ирландии короли наделялись мистическими свойствами. Древние рукописи переполнены рассказами об их подвигах, а когда такого человека короновали, церемонию сравнивали с бракосочетанием, в этом случае король сочетался с землей, а не с народом.

В христианские времена прослеживается тесный альянс провинциальных королей и церкви. Короли получали благословение, а церкви разрешалось взимать налоги с провинции для содержания священников. Библейские тексты использовались в качестве оправдания королевской власти, например, предупреждение Христа в Новом Завете «Отдавайте кесарево кесарю, Божие Богу» (Мк 12:17).

Иногда создается впечатление, что ирландские короли хотели получить от всемогущего Бога двойную порцию одобрения. Короли Коннахта, к примеру, желали благословения церкви Армы, а получив его, позволяли церкви собирать налоги с Коннахта по «закону Патрика». Но в то же время хотели одобрения церкви Клонмакнойса и позволяли ей собирать налоги в Коннахте по закону местного святого Киарана.


МИФ О ВЕРХОВНЫХ КОРОЛЯХ

Типичной для ирландских верховных королей или королей верховных королей была мечта о титуле верховного короля Тары. Иногда сочиняли для подкрепления притязаний красивую родословную, которая не выдерживала пристального изучения, но к VII веку появилась теория об исключительности ирландцев и сложилась «An labor gabala» («Книга захватов Ирландии»), доказывавшая, что у всех ирландцев общие предки. В этом произведении ирландский язык относили ко времени разрушения Вавилонской башни. Тогда Бог наказал человечество за желание построить башню, доходящую до небес, и заставил говорить на разных языках. Авторы книги заявляли, что ирландский гэльский язык «мелодичен и сладок». Ирландский закон говорил об «острове Ирландия», несмотря на то что остров этот был расколот на десятки маленьких королевств.


Место инаугурации Уи Нейлов: форт Туллаходж в графстве Тирон

В ранних ирландских источниках, посвященных статусу верховного короля, ощущается сильный мифический элемент. Старый ирландский закон говорил о верховном короле: «он, как Конхобар, идет по королевствам от моря и до моря… по пяти провинциям Ирландии». Многие претендовали на титул верховного короля, но ни одному королевскому двору не удалось объединить весь остров — ближе всех к этому подошли Уи Нейлы в IX веке. Реальность не помешала многим королям заявлять о своих правах на этот титул и окружать себя фиктивной аурой власти. На самом деле верховный король Тары оставался тем, кем и был всегда, — символической фигурой вроде императора Священной Римской империи и короля Германии. Этот титул потерял реальное значение задолго до того, как Наполеон отменил его в 1805 году. Тем не менее к VIII веку эндемический разлад стал исчезать — потому, что возникло подобие провинциальной структуры.


Ольстер


В северной ирландской провинции Ольстер возвысилась династия Уи Нейлов, или О’Нейлов. Восхождение их к власти было медленным, потому что в Ольстере существовали и другие могучие семьи; к тому же сам клан Уи Нейлов раздирали противоборства.


КОНГАЛ КРИВОЙ

Трудности, стоявшие перед Уи Нейлами, можно персонифицировать в жизнеописании Конгала Каэха (слепого на один глаз). Он был королем Далриады, население которой происходило от пиктов. Королевство располагалось в центральной части графства Антрим. Конгал управлял им в начале VII века. Похоже, Конгал Кривой был амбициозным правителем, так как в 627 году он сделался королем верховных королей в клане уладов. Затем он принял участие в сражении (в это время Уи Нейлы контролировали восточное побережье провинции), убил короля Уи Нейлов и нескольких правителей Берниции, принявших протекторат Уи Нейлов, после того как их выдворил из Нортумбрии король Эдвин (связи между Ирландией и северной Англией после миссионерской деятельности святого Колумбы были по-прежнему крепки).

Победа Конгала в 628 году оказалась краткосрочной. В 629 году над ним, в свою очередь, одержал победу новый Уи Нейл, король Доммалл Мак Аэдо, в сражении при Мойре, графство Даун. Конгал был убит. Похоже, та битва явилась поворотным пунктом: никогда больше Уи Нейлам серьезно не угрожали. Они распространили свою власть на весь Ольстер. Интересно, что «Анналы Ольстера» в 642 году называли Доммала «королем Ирландии». Это абсолютно не соответствовало действительности: желаемое выдавалось за правду.

Рассматривая короткий путь Конгала Кривого к власти, интересно отметить еще один факт, касающийся святости статуса короля. Согласно Ольстерскому своду законов («Bechbretha»), Конгал был наполовину ослеплен пчелами, и владельцев пчел обвинили в нанесении ему увечья. Но «Bechbretha» пошла дальше: в ней говорится, что изменение закона последовало за «преступлением пчел против Конгала Каэха: ведь тот был королем Тары до тех пор, пока ослепление не лишило его трона». Современному читателю может показаться странным осуждение пчел за преступление, однако не мешает припомнить, что вплоть до XVIII века в Англии казнили через повешение «преступных» животных. Тем не менее этот закон свидетельствует о мистическом представлении монаршей власти. При этом власть могла быть утеряна, если король в какой-то степени изувечен.

Как ни странно, слепота не помешала Конгалу быть королем Далриады, хотя и не дала возможности претендовать на трон Тары. Каким бы тривиальным ни показался этот эпизод, в глазах историков он подчеркивает особую ауру мистицизма, окружавшую верховных королей, вместе с многими табу и прерогативами. Тому, кто претендовал на трон, следовало прежде всего заявить о своих притязаниях. Предпочтение отдавалось родственнику верховного короля. В противоположность этому, Уи Нейлы, утвердившись в Ольстере, постарались уничтожить даже смутные упоминания о Конгале Кривом.


О’НЕЙЛЫ

Происхождение Уи Нейлов весьма туманно. К концу VII века, после избавления от соперников наподобие Конгала, Уи Нейлы стали доминировать на северо-западе и в срединной части Ирландии. На титул верховного короля Тары они претендовали со времен святого Патрика. Эти претензии не имели оснований. Быстрому восхождению к власти Уи Нейлы, похоже, больше были обязаны семейной вражде, а не истреблению соперников, как в случае с Конгалом. В 743 году междоусобная война на юге только начиналась, когда род Кланн Комлайн, доминировавший в графствах Мит и Западный Мит, вышел из борьбы победителем. В середине IX века этот род снова заявил о своих претензиях на титул верховного короля, чего, впрочем, и следовало ожидать.

Еще одна семейная вражда на севере Ольстера разделила Уи Нейлов. Сначала власть была у рода Кенел Конайл. К этой ветви Уи Нейлов относились и Колумба, и Адамнан. Неудивительно, что эти два клирика оказывали сильное влияние на своих королевских родственников. Репутации европейских правителей до конца Средневековья сильно зависели от расположения священнослужителей, поскольку те были единственными хронистами событий.

Все изменилось в 734 году, когда последний король рода Кенел Конайл отрекся от власти. Доминирующей династией стал род Кенел Неогайн. Он распространил свою власть на весь Ольстер (вытеснив род Кланн Комлайн) и заручился поддержкой епископов Армы.


Лейнстер

Первоначальные границы Лейнстера тянулись до реки Бойн, и центром провинции была долина Лиффи. Однако северная территория отошла Уи Нейлам, и к 800-м годам те назначали правителей северного Лейнстера. Остальной частью территории распоряжалась семья Уи Дунлайнге, которая, как полагалось, из предосторожности заключила союз с епископами, в данном случае с монастырем Килдейр.


Манстер

Западной провинцией Манстера с VII по X век управляли ветви клана Эоганахтов. Сами они относили начало своего правления к V веку, подтверждая притязания легендой: якобы ангелы показали их предкам, где в графстве Типеррери нужно построить город Кэшел. Их короля Эоганана будто бы крестил и благословил святой Патрик. На самом деле известно, что в Манстере в это время правила более старая династия Эринов, но снова мы видим попытку объединить доминирующую династию с хорошей родословной. Типичны для Эоганахтов и притязания на титул верховного короля, который они пожаловали самому знаменитому королю Каталу Мак Финниану (721-742), сражавшемуся с Уи Нейлами. Благословение на правление Эоганахты получили в знаменитом монастыре Эмли. Им было приятно думать, что их династия — самая христианская в Ирландии. Святость, однако, не помешала этому роду исчезнуть в конце IX века.



ГЛАВА 3 Нашествие викингов, 795-950 годы


Ирландия не была под римским правлением, однако она сделалась жертвой вторжений викингов, совершавших свои набеги в VIII-X веках. В этом она разделила судьбу большинства стран Западной Европы. Фиорды и озера Норвегии создали отличную тренировочную площадку для выносливых мореходов, совершавших набеги на Британию и Ирландию. Первые налетчики следовали маршрутом от западных фиордов к Оркнейским и Шетландским островам и до острова Мэн и Ирландии. Второй маршрут из южной Ютландии вел вдоль Фризианских островов к устью Рейна и далее, к берегам Англии и Франции. Этот путь использовали даны.

Первая высадка викингов произошла в 796 году, а в IX веке один ирландский хронист жаловался на то, что «океан принес в Мунстер потоки чужеземцев, так что не осталось ни гавани, ни пристани, ни засеки, ни крепости, не занятых кораблями данов и пиратов». «Даны», на которых ссылаются ирландские источники, были на самом деле по большей части норвежцами, и разделенная Ирландия представлялась этим северным мародерам заманчивой добычей. На знаменитых длинных кораблях викинги пересекали океан и доплывали до Средиземноморья, доходили до Исландии (870) и даже добрались до Нового Света. И куда бы ни шли, они оставляли после себя в Ирландии разграбленную землю и уничтоженные христианские святилища. Яркое воспоминание об ужасе, который они вызывали, можно разглядеть в сохранившихся «круглых башнях», например, в Клонмакнойсе. Башни эти служили и дозорными постами, откуда звучал набат, и убежищами для монахов (богатые монастыри были любимой целью викингов). Вход в круглую башню располагался выше уровня земли, и, когда раздавался набат, монахи и жители укрывались внутри и поднимали за собой лестницу.


 Чаша из Лрдага — лучший образец работы по металлу VIII в.


Первые нападения

В первые сорок лет (795-830) набеги викингов были нерегулярными и краткосрочными. В 795 году они напали на общины Колумбы на островах Айона, Ратлин, Инисмуррей и Инисбофин. За этими нападениями в 798 году последовал рейд на остров Святого Патрика, возле Скерриз в графстве Дублин. Везде захватчики действовали по одному образцу: жгли монастыри и похищали домашних животных, таким образом обеспечивая себя крупным рогатым скотом.

В 802 году Айона пострадала снова, а рейд 806 года заставил монахов Колумбы сменить место жительства. Они решили из соображений безопасности перебраться в новый «город Колумбы» за двадцать миль от берега, в Келлсе, графство Мит. Имя городу дала знаменитая «Келлская книга». Набеги продолжались и в 820-х годах, а к 823 году викинги обогнули остров и год спустя напали на отдаленную общину на скалистом острове Скеллиг Майкл.


Ирландия в опасности

После 836 года викинги стали действовать по-другому. Они впервые совершили рейд в глубь острова, на территорию, управляемую южными Уи Нейлами, и взяли в рабство много людей. Согласно местным анналам, этот набег — «самый жестокий из всех, что совершали язычники на землю Коннахта».

Следующий год оказался еще хуже. В водах Война и Лиффи появился флот численностью около шестидесяти кораблей. Викинги разграбили окружающие земли и одержали победу над южными Уи Нейлами. Три года спустя викинги явились на Лох-Ней, самое большое озеро Ирландии, где высадились на берег и разграбили окрестные монастыри.

Логичным следствием этих вторжений стали поселения. Началось все зимой 841/842 года. Тогда флот викингов впервые зазимовал в Дублине (викинги осели там навсегда и приняли ирландское название Dubb Linn, или «Темный пруд»). Напоминания о первоначальном поселении викингов сохранились на кладбище в дублинском районе Килмайнхам. Там обнаружили могилы викингов, датированные IX веком.

К тому времени нападения викингов значительно участились, и возникла опасность, что они покорят весь остров. На их стороне были сила и флот, благодаря которому они могли перемещаться по всем годным к навигации водным путям, таким как реки Бойн, Лиффи, Шеннон и Эрн. Воинственные ирландские королевства столкнулись с общей угрозой, однако и это их не объединило. Более того, междоусобицы спасли Ирландию: современный историк Майкл Рихтер считает, что именно политическая разрозненность Ирландии помогла острову спастись от завоевания. У унитарного государства один центр, а у расколотой страны таких центров много.


Ирландский ответ

Гэльские ирландцы (в VIII веке коренных ирландцев называли гэлами) были не из тех людей, что отступают перед угрозой. Уже в 811 году гэльские хронисты зафиксировали расправу над викингами в Уладе. На следующий год викингам досталось в графстве Мэйо. В Манстере король из рода Эоганахтов Лоха Лейн дал отпор еще одной шайке налетчиков. Проблема состояла в том, что гэльская доблесть была спонтанной, не проявлялась в общенациональном масштабе.

Священники в войнах с викингами также выказали себя бойцами. В 845 году например, аббат Терригласса и помощник аббата из Килдейра погибли в бою против захватчиков (традиция воинов-священнослужителей в католической церкви продолжалась вплоть до правления папы Юлия II (1503-1512), который регулярно сражался с соперниками, итальянскими принцами). Викинги и сами не щадили духовенство: в том же году в Манстере они захватили в плен аббата Армы Фораннана.

К середине столетия опасность начала убывать. Хотя в 849 и 851 годах корабли викингов появлялись в водах Ирландии, в целом северяне сосредоточились на Англии. Англосаксонский хронист молил: «От ярости северян, о Боже, убереги нас».

Еще одним фактором, отвлекавшим викингов от покорения Ирландии, стала междоусобица. В конце 840-х годов в ирландские воды вошел большой флот данов, колторые не замедлили схватиться с норвежцами. В сражении на озере Стрэнфорд приняли участи сотни кораблей, и норвежцам пришлось вызвать подмогу, чтобы укрепить свои поселения в Ирландии и на Гебридских островах.

Во второй половине IX века набеги «остманов» (как они сами себя называли) происходили уже от случая к случаю. К примеру, в 879 году викинги, разбившие лагерь на берегу залива Карлингфорд-Лох, напали на Арму. В 898 году город снова был атакован, на сей раз с залива Лох-Фойл. В 900 году на озере Лох-Ней появилась еще одна флотилия викингов.


 Этот рисунок обнаружен в деревянном доме при раскопках в Дублине. На рисунке изображен впередсмотрящий на корабле


Викинги нападают снова

Передышка продлилась до второй декады X века, но в 914 году в южной части графства Уотерфорд появился большой флот викингов. В 915 году другой отряд вторгся в Уэксфорд и принялся грабить провинции Лейнстер и Манстер. Это событие подвигло на ответные действия верховного короля династии Уи Нейлов, Ниала Гландуба, который двинулся в Манстер. Впрочем, викинги не собирались отступать, и в 919 году Гландуб и многие его соратники погибли в бою. В 925 году викинги захватили Дублин; это был их реванш за поражение 902 года, когда викингам пришлось покинуть город.

В последующие два десятилетия викинги фактически правили островом, однако местные правители то и дело предпринимали походы на Дублин, Лимерик и Уотерфорд. После 950 года набеги викингов на Ирландию почти прекратились.


Наследие викингов

Современные историки спорят о влиянии викингов на Ирландию. Большинство считает, что вторжение викингов расшатало старое ирландское общество и особенно плохо отразилось на церкви.


ЦЕРКОВЬ

Этот взгляд оспаривается некоторыми ирландскими историками: так, О’Корриан утверждает, что монашеская жизнь, без сомнения, пострадала от вторжений викингов, однако позиции христианства в Ирландии остались неизменными. Несмотря на близость к Дублину таких монастырей, как Суордс, Гласневен, Крамлин и Килменхэм, их не тронули. Эта современная гипотеза опровергает тезис профессора Бинчи из Тринити-колледжа в Дублине о разрушении старого ирландского общества: указанное общество распалось гораздо раньше набегов.

Впрочем, в том, что набеги викингов повергали в ужас и простых людей, и священнослужителей, нет никаких сомнений. Нетрудно представить страх, который внушали свирепые воины; можно вообразить, как напуганные монахи при виде врага спешили укрыться в своих круглых башнях. Атмосферу того времени передают стихи монаха IX века:

Сегодня ветер яростный рвет белую пену моря. Хвала Небесам за бурю, что викингов отпугнула.

В целом историков поражает стоицизм ирландских монахов: на буйства викингов они жаловались куда меньше, чем их континентальные соседи. Эдвард Джеймс отмечал также, что лишь немногие ирландские ученые монахи предпочли покинуть остров и укрыться в более спокойной гавани, при дворе Каролингов во Франции. Полного уничтожения монастырей, как в Англии, в Ирландии не было.


ЭКОНОМИКА

Викинги оказали и положительное влияние на страну. Они реформировали ирландскую экономику, построили процветающие морские порты, такие как Дублин, Уэксфорд и Уотерфорд. В IX-XII веках Дублин стал одним из богатейших городов Западной Европы. Недавние раскопки позволили оценить размах старинного «Темного пруда». Еще одной чертой эпохи викингов явились золотые и серебряные изделия. При раскопках захоронений того же периода в Шотландии таких артефактов не находили. Проще говоря, викинги урбанизировали Ирландию, до 795 года остававшуюся сугубо сельской, а также дали ей корабли, необходимые для торговли с остальной Европой.

В прочих отношениях влияние викингов на Ирландию было не столь значимым, как на Англию или Францию. Возможно, их набеги ускорили падение манстерской династии Эоганахтов; правда, такое предположение требует более глубокого анализа. Даже в ту пору Манстер находился в надежных руках — это были времена решительных вождей клана Дал Каис (позднее — О’Брайены). Политическое влияние викингов было слабым. Для сравнения можно привести Англию: там против викингов восстал только Уэссекс, и король Альфред (871-899) на протяжении всего своего правления воевал не на жизнь, а на смерть с предводителем викингов Гутрумом. А вот Ирландией викингам, таким как король Кнут, в отличие от Англии, править не довелось.


ЯЗЫК

Лингвистическое наследие так называемых «остманов» тоже невелико: ирландскому гэльскому они оставили самое большее пятьдесят норвежских слов, причем почти все эти слова связаны с торговлей и коммерцией. Так, например, ирландские слова bad (лодка), stiuir (руль) и dorgha (удочка) имеют норвежские корни, как и margad (рынок) и schilling (шиллинг). Однако, пусть норвежских заимствований и немного, они созвучны эпохе, в которую мародеры и бандиты подарили Ирландии первые города.



ГЛАВА 4 От Бриана Бору к Стронгбоу, 951-1169 годы


Имя Бриана Бору столь же знаменательно для ирландской истории, как и имена короля Альфреда и Роберта Брюса для истории английской и шотландской. Это имя — главное в истории Ирландии от окончания набегов викингов до англо-норманнской интервенции.


Восхождение Бору

Своему восхождению к власти Бриан Бору (по-гэльски Бриан Борума) обязан традиционной междоусобице в ирландских королевствах. Междоусобная борьба не прекращалась даже во время набегов викингов. Бриан приобрел власть благодаря упадку династии Эоганахтов и возвышению Дал Каисов из Северного Манстера. Падению же Эоганахтов способствовали набеги рода Уи Нейлов на севере, а также то, что Дал Каис овладели важным в стратегическом отношении устьем Шеннона. Отец Бору умер в 951 году, и после его смерти Бриан мог называть себя «королем Северного Манстера», но пройдет еще четверть века, прежде чем он станет притязать на титул верховного короля Тары (ему пришлось ждать своей очереди и в Манстере, поскольку первым по праву старшинства престол наследовал его брат Махон). Династические войны разгорелись не на шутку между 940 и 970 годами.

В центре этой вражды стоял клан могущественных Уи Нейлов. Прежде война шла между северной и южной ветвями самого клана, затем они стали бороться с другими династиями за легендарный титул верховного короля. Поначалу победа, казалось, достанется северным Уи Нейлам и их королю Домналлу (956-980). Тот подчинил себе южную, младшую ветвь клана и поставил гарнизон в Мите (в первой главе этой книги упоминалось, что в ранней истории Мит часто называли пятой провинцией Ирландии). Однако победа севера над югом оказалась кратковременной, и о своих правах на титул верховного короля Тары заявил последний король из рода Уи Нейлов — Маел Сехнейл II. Он происходил из южной ветви семьи. Сехнейл стал главным соперником Бору в борьбе за власть в последние годы X века.

Восхождение Бору к трону происходило в обстоятельствах, типичных для тех бурных времен. Его брат был убит, и первым действием Бору стала месть убийцам. Он считал виновниками гибели брата «остманов», викингов из Лиме-рика (сам Бриан происходил из мест, которые ныне относятся к графству Клэр). Способы, которыми он воспользовался для осуществления мести, показывают, что, каковы бы ни были достижения Бору, ангелом его назвать трудно. Король Лимерика Имар и его сыновья (все они были христианами) вынуждены были спасаться в монастыре на острове Скаттери. Несмотря на признанное право любого человека искать убежища в церкви, Брайен убил их и вдобавок осквернил церковь, в которой спасались беглецы. В легендах о Бору стараются не упоминать этот эпизод.


Бору и его власть над Ирландией


Показав, что для наказания врагов он не остановится ни перед чем, Бриан Бору в последующие три года завоевал Ли-мерик и весь Манстер. Это, естественно, привело к конфликту с Уи Нейлами, считавшими себя главным кланом Ирландии. Первое столкновение произошло в 980 году при попытке Бору завоевать Оссари. Он привлек на подмогу викингов из Уотерфорда, которые обеспечили ему морскую поддержку. С помощью нового союзника Бору подчинил маленькие королевства и монашеские города Манстера, после чего бросил Уи Нейлам вызов в Лейнстере и Коннахте.

Верховный король Уи Нейлов Маел Сехнейл II попытался остановить Бору. Ему это не удалось, и в 997 году два вождя встретились в Клонферте и договорились разделить остров между собой. Это соглашение оставило за Бору провинцию Лейнстер, его родной Манстер и старое поселение викингов — Дублин.

Похоже, с прошествием времени правление Бору сделалось обременительным, потому что в 999 году дублинцы и жители Лейнстера устроили мятеж. Бриан Бору показал себя отменным военачальником: он одержал победу над мятежниками Лейнстера при Гленн Мама и взял в плен их короля. За этим успехом последовала зимняя кампания против Дублина. Бору захватил город, разграбил и сжег крепость, а правителя викингов, Сиггтрюгга Шелкобородого, принудил сдаться. Затем, согласно историку О’Корриану, он «постепенно и решительно распространил свое влияние на всю страну». К тому моменту и викинги Дублина, возможно, принесли ему клятву верности.

Своей власти Бору добивался постепенно. Известно, что в 1006 году он смог совершить поездку на север, доказав, что уничтожил там влияние У и Ней лов. К 1011 году Бору сделался верховным королем всей Ирландии. И все же, как отмечает историк Майкл Рихтер, восхождение Бору к власти «повсюду было воспринято с подозрением». Учитывая фракционность ирландской династической политики, удивляться этому не приходится. Взаимоотношения с Лейнстером особенно ухудшились в 1012 году. Король Лейнстера Маел Морда, побежденный десять лет назад при Гленн Мама, жаждал реванша.

В 1013 году Маел Морда, пытаясь одолеть Бору, заключил союз с викингами острова Мэн и ярлом Сигурдом, правителем Оркнейских островов. Этот союз напугал короля Маела Сехнейла, и он отказался от своего (явно вынужденного) альянса с человеком, на которого Уи Нейлы смотрели как на выскочку. Реакция Бору была типичной для этого правителя: он послал своего сына Мурхада напасть на Лейнстер. Мурхад опустошил провинцию вплоть до Глендалуга и встал лагерем в Килменхэме под Дублином. Здесь в сентябре 1013 года к нему присоединился Бору, однако объединенные силы не преуспели — осада города продлилась до Рождества.


СРАЖЕНИЕ ПРИ КЛОНТАРФЕ

Сняв блокаду Дублина в конце года, на следующий год Бору повел войну против объединенных сил Лейнстера и викингов с Оркнейских островов и Мэна. Решающее сражение произошло в Клонтарфе, пригороде Дублина, на северном берегу реки Лиффи в страстную пятницу 1014 года. Если верить анналам, битва была на редкость кровопролитной, и, хотя армия Бору одержала победу, сам он был убит. Погибли также Маел Морда из Лейнстера, ярл Сигурд с Оркнейских островов и сын Бору Мурхад.

Сражение при Клонтарфе стало сюжетом многих ирландских и норвежских саг, однако вопреки мифам, которыми изобилуют популярные исторические книги и путеводители, Клонтарф не оказался вехой, определившей окончательную победу ирландцев над викингами. Это сражение отнюдь не уничтожило власть викингов в Ирландии. Клонтарф имел важное значение для истории династических войн в Ирландии, поскольку положил предел попыткам Бору установить власть над всем островом. После гибели Мурхада остался в живых лишь один сын Бору, Донох. Рихтер отзывается о нем как о «бесславном наследнике». Донох умер в 1064 году во время паломничества в Рим. Хотя Бору дал свое имя знаменитому клану О’Брайенов, их династия просуществовала недолго.


БОРУ И ЦЕРКОВЬ

Несмотря на осквернение монастыря на острове Скаттери, Бриан Бору, как и все честолюбивые короли Тары, хорошо сознавал необходимость церковной поддержки. Своего брата Маркана Мак Кеннетика (умер в 1010 году) Бору назначил аббатом Киллалои, Терригласа и Маунтшеннона. В 1005 году Бору целую неделю провел в Арме, после чего, впервые со времен святого Патрика, признал это графство архиепископством, то есть центром ирландского христианства. Церковное одобрение было подкреплено щедрым даром двадцати унций золота, оставленных Брианом Бору на алтаре собора. «Книга Армы» назвала Бору после его смерти «imperator Scotorum», императором ирландцев (латинские тексты часто называли ирландцев «скоттами», то есть шотландцами).


ДОСТИЖЕНИЯ БОРУ

Если оставить в стороне хвалебные саги, каковы же были реальные достижения Бриана Бору, короля Дал Каис и почти настоящего верховного короля Ирландии? Во-первых, он положил конец притязаниям Уи Нейлов на этот высокий титул. Во-вторых, в правление Бору установилась новая модель перехода власти в провинциях, описанная в местных анналах эвфемизмом: провинции управляются королем Ирландии «совместно с оппозицией» (ri co fresabara).

Эта модель, просуществовашая вплоть до англо-норманнского вторжения 1169 года, повысила значение знатных ирландских семей. Если О’Нейлы считали, что происходят от Ниала Гланду Мак Аэда (X век), то О’Тулы называли своим предком Туатала Муиредайга (умер в 917 году), а О’Конноры вели свое происхождение от Конхобара (967-973), одного из «старых королей». К XI веку эти семейные фамилии широко распространились в Ирландии.


Возрождение Аейнстера


Гибель Бриана Бору при Клонтарфа означала окончание затеянной им централизации. Возродились провинциальные династии, особенно в Лейнстере. В этой провинции при короле Диармайде Мак Маеле (1032-1072) усиление было весьма заметным, и Диармайд претендовал на титул верховного короля. Анналы называют его «королем Ирландии, правившим совместно с оппозицией». На самом деле возвышение Диармайда (Дирмеда) означало возврат к более ранним временам, потому что его семья, Уи Чейнселейг, последний раз правила в Лейнстере в 738 году. В соответствии с местными законами У и Чейнселейги навсегда потеряли право на трон Лейнстера. Тот факт, что Диармайд снова стал на него притязать, доказывает, что ирландские провинции все же проявляли определенный прагматизм в отношении к своим правителям.


Высокий крест в Дайсерт О’Ди — возможно, подарок королей О’Брайенов из Манстера. Украшен барельефами, с торца и по бокам вырезаны изображения животных и цветов


О’БРАЙЕНЫ

Хотя амбиции Бриана Бору на правление всей Ирландией погибли вместе с ним при Клонтарфе, король оставил достойное потомство. К 1063 году сын Мурхада и внук Бриана Тойрдельбах Мак Тадг Уа Бриан (О’Брайен) добился высокого положения в Манстере. С 1072 по 1086 год он был королем, «правившим совместно с оппозицией». Он действительно управлял Лейнстером, графством Мит и Коннахтом. А его сын Муирхертах (1086-1119) сделался королем старого владения викингов — Дублина.

В ту пору О’Брайены в значительной степени утратили влияние в родной провинции Манстер, им повиновались на территории вокруг Томонда (Туадмуму), тогда как южная половина провинции вокруг Десмонда (Десмуму) стала подчиняться Маккарти. Региональные распри, столь типичные в период возвышения Бору, возобновились после его смерти.


Ирландия в 1100 году

О том, как Ирландия выглядела в начале XII века, можно узнать из сохранившихся фрагментарных свидетельств. Это совокупность документальных и археологических данных. Самым важным документом, конечно же, является едва ли не единственное свидетельство иностранного источника. Оно принадлежит Джеральду Валлийскому (1146-1223), который провел в Ирландии целый год.

Джеральд написал две работы об Ирландии — «География Ирландии» и «Завоевание Ирландии». Первая книга суха, но очень важна, поскольку дает реальное описание ирландской топографии за несколько столетий и к тому же содержит историю Ирландии с древних времен до XII века. В ней также представлен перечень чудес страны. Вторая книга намного интереснее. Джеральд, кажется, верил во все то, что ему рассказывали коренные ирландцы и, поскольку он считал, что Ирландия находится на обочине цивилизации, то полагал, будто в ней возможно что угодно. Например, он описывал диковинных существ — наполовину людей, наполовину животных, рыб с золотыми зубами и нетленные трупы. Ну просто современные фильмы ужасов! Можно сделать вывод, что Джеральд, уверенный в превосходстве британской цивилизации, пал жертвой местных преувеличений.

Ценность второй книги Джеральда состоит в том, что в ней изложена история первых десятилетий англо-норманнского завоевания, единственная из уцелевших, не считая анонимной хроники того периода под названием «Песнь о Дермоте и эрле».


Деревянная набережная

Более реалистический образ Ирландии XI-XII веков рисуют остатки деревянной набережной Дублина, обнаруженные в ходе недавних археологических раскопок. Они позволили создать довольно точное представление о том, как менялось старое поселение викингов.

Особенное впечатление производит контраст разных слоев раскопок. В то время как в слое X века обнаружили золотые, серебряные и стеклянные реликвии скандинавского происхождения, слой XII века содержит оловянные и бронзовые предметы северофранцузской и норманнской работы. Это археологическое свидетельство доказывает, что к XII веку Дублин торговал с южной Англией и Францией, в то время как в более ранний период по Северному морю сюда приплывали скандинавы. Из этого также можно сделать вывод, что остров имел торговые связи с англо-норманнским миром до вторжения 1169 года. Интересно, однако, что остатки кораблей того времени, обнаруженные на Деревянной набережной, лишены норманнского влияния. В Дублине все еще правили викинги, хотя здешние владетели и заключали браки с местными кланами (вследствие чего определить точную степень скандинавского влияния невозможно). Из протяженности Деревянной набережной следует, что границы Дублина тянулись к северному берегу реки Лиффи и что к середине XII века город был окружен каменной стеной. Северный берег был известен как Оксмантаун (дословно — «город останов»).

Во время раскопок многое узнали о плетеных стенах и оштукатуренных крышах домов, в которых в те времена жили дублинцы: эти строения существовали не более двадцати лет, после чего их сносили и строили новые. Домики были тесные, площадью не более двенадцати на восемнадцать футов, с единственной печью. Спальные места устраивались возле стен, в середине помещения оставляли свободное пространство. Тем не менее историки сделали вывод, что Ирландия той поры была значительно развитой страной, вопреки утверждениям Джеральда Валлийского. И все же здесь преобладала сельская экономика, а достаток человека оценивали по поголовью имевшегося у него скота. Из хроник мы узнаем, что вол стоил три унции серебра. Серебро рассматривали исключительно как единицу расчета, вол был главным богатством. По этой причине падеж скота, охвативший всю Ирландию в 1133-1134 годах, стал настоящей катастрофой.


Реформа ирландской церкви


Традиционная Ирландия сохраняла свои экономические императивы, а ее церковь по-прежнему славилась своей ученостью. Реформы XII века родились дома, и неправы те, кто приписывает их викингам.

Некоторые историки утверждали, что усиление связей с Римом разрушило местную науку и традиции, но современные исследователи опровергли эту точку зрения. При этом связи с Римом действительно крепли с начала XI века. В 1028 году например, король Ситрик (Сиггтрюгг) из Дублина (обратите внимание на норвежское имя) пустился в паломничество в Рим, в то же столетие появилась гэльская книга «Betha Grighora» («Жизнь Григория Великого»). В книге утверждалось, что папа Григорий VII (1073-1085) был ирландцем, и его похоронили на одном из живописных Аранских островов, Инисмор, у западного побережья страны. Увы, этому факту нет ни одного подтверждения.

Еще одно утверждение гласит, что англо-норманнское вторжение вынудило ирландскую церковь провести реформу. Это очевидная неправда: процесс церковных реформ начали ирландские короли, хотя и справедливо, что король Тойрдельбах О’Брайен переписывался с папой Григорием VII и Ланфранком, архиепископом Кентерберийским. Оба советовали ему изменить недопустимые (с точки зрения Рима) ирландские брачные законы. Англо-норманнское влияние на Ирландию несомненно, между 1074 и 1121 годами четыре сменявших друг друга епископа Дублина благословлялись из Кентербери. Однако верно также и то, что в XI веке первые так называемые «территориальные» епархии появились на территории поселений викингов, а именно в Дублине, Уотерфорде и Лимерике.


Часовня Кормака, названа в честь короля Манстера Кормака Маккарти. Заметно влияние английского романского стиля

Идея реформы возникла в Манстере в 1101 году, когда сын Тойрдельбаха Муирхертах сделал Кэшел резиденцией нового архиепископства и лично председательствовал на заседании синода. К сожалению, не сохранилось письменных свидетельств о том, что обсуждалось на соборе, но мы можем предположить, что на повестке дня стояли брачные законы и общая реформа ирландской церкви. Наибольшее сожаление вызывает то, что невоможно установить, знали ли о синоде в Кентербери (а если знали, то советовали ли что-либо). Ирландские короли выступали также в роли покровителей архитектуры, заметным примером такого патронажа является часовня в Кэшеле, построенная в романском стиле Кормаком Маккарти, королем Манстера (1127-1134). Он был также другом святого Малахии, о котором будет сказано ниже.


СИНОД НА БРЕССАЙЛЕ

Спустя десять лет произошло более грандиозное событие. На очередном синоде председательствовал Гилберт, епископ Лимерика, благословленный и в Англии. На этот синод собрались примерно пятьдесят епископов, 300 священников и 3000 других клириков. Главным из принятых стало решение о создании двух постоянных ирландских архиепископств в Арме и Кэшеле. Важно отметить, что Гилберт Лимерикский председательствовал на собрании в роли папского легата, демонстрируя тем самым растущее влияние Рима на ирландскую церковь, а вот скандинавских «территориальных» епископов (из Дублина и других поселений) на синод не пригласили.


МОНАСТЫРИ

Серьезные изменения наметились и в ирландских монастырях. Эти перемены связаны прежде всего с именем святого Малахии из Армы (1094-1148), друга Бернарда Клервоского, главного монашеского реформатора Франции. После смерти святого Бернард написал «Житие Малахии».

Малахии, похоже, не слишком хотелось наставлять паству, и он просил папу освободить его от епископальной службы — но безуспешно. Он был цистерцианским монахом. Известно, что Малахия основал первый в Ирландии цистерцианский монастырь в Меллифонте, графство Лаут. К 1172 году у монастыря появилось пятнадцать дочерних аббатств. Малахия познакомил Ирландию с учением святого Августина, и к 1170 году это учение исповедовали более шестидесяти ирландских общин.


СИНОД МЕЛЛИФОНТА

Следующую реформу осуществили на соборе в Меллифонте, первом монастыре Малахии. Произошло это в 1152 году, после смерти святого. На синоде снова председательствовал папский легат. От папы-цистерцианца Евгения III (1145-1153) он привез паллии (мантии архиепископа) для трех новых архиепископов Армы, Кэшела и Туама (Туам добавили к списку архиепископств на синоде Брессайла). На сей раз на собор пригласили и скандинавских епископов, а ирландской церкви придали ту структуру, которая существует по сей день.


Результаты реформ XII века

Отношение к этим реформам у историков неоднозначное. Некоторые считают их исключительно позитивными. Новые территориальные епархии, как уже отмечалось, стимулировали строительство каменных кафедральных соборов, таких как часовня Кормака в Кэшеле. Новые здания были просторнее и долговечнее своих предшественников. Их каменные руины и сегодня можно увидеть на ирландской земле. К концу столетия построили множество церквей, причем большинство возвели местные мастера. За синодом в Меллифонте последовала реформа старых монастырей, еще одна прошла в 1158 году: было решено, что древние монастыри, жившие до сих пор по уставу Колумбы, будут подчиняться аббату Дерри.

Другие историки оценивают реформы XII века негативно. В противовес старинной традиции Ирландии был навязан целибат, тем самым уничтожалось наследственное право управления монастырями и другими церковными общинами. Епископы забирали в свои новые территориальные епархии слишком много монастырской земли, поэтому некоторые крупные монастыри оказались низведенными до статуса простых приходских церквей. Вместе с ними сгинули и школы, которые они создавали, так что, по словам одного историка, реформаторы «уничтожили социальную, экономическую и культурную базу ирландского обучения».

В результате реформ, кроме того, ученые монахи вынуждены были присоединиться к так называемым мадригальщикам и образовать новый класс поэтов-бардов. Еще одним следствием реформ стало то, что бывшие клерикальные юристы сделались светскими и фактически заложили основу светских юридических династий.

И только в одном историки, кажется, пришли к полному согласию. Они ни в коем случае не оправдывают решения папы Адриана IV (1154-1159), разрешившего Генриху II (1154-1189), королю Англии и половины Франции, отправиться в Ирландию и «реформировать ее церковь». (Ирландские националисты не считают совпадением то, что Адриан был единственным английским папой.) Это разрешение зафиксировано папской буллой 1155 года «Laudabiliter», то есть «Достойная похвалы». Впрочем, разрешение значения не имело, поскольку ирландская церковь начала реформировать себя сама. Генрих прибыл в Ирландию лишь в 1171 году и совсем по другому поводу.

Наш рассказ подошел к судьбоносному повороту — англо-норманнскому вторжению 1169 года, через четырнадцать лет после «Laudabiliter». Графство Уэксфорд стало первой жертвой. В заливе Банноу, как говорится в старом английском стишке, Ирландия пала и была завоевана.


ГЛАВА 5 Норманнское завоевание, 1169-1300 годы


Норманнскому завоеванию Ирландии, начавшемуся в мае 1169 года, раздробленность страны и способствовала, и мешала. Помощь состояла в том, что норманны воспользовались ирландскими междоусобицами, а помеха заключалась в том, что, в отличие от Англии, у ирландцев не было центра управления, который норманны могли бы захватить.

Норманны воспользовались враждебным отношением Дермота Макмурро (1134-1171), короля Лейнстера, к Рори О’Коннору, королю Коннахта, и его союзнику, одноглазому королю Брейфни Тигерану О’Рурку. В 1166 году Рори О’Коннор стал верховным королем Тары, сместив Маклулина, верховного короля «с оппозицией», занимавшего трон с 1156 года. В 1152 году О’Коннор и Макмурро начали оспаривать друг у друга относительно богатую сельскую провинцию Мит. Макмурро поддерживал притязания Маклулина на титул верховного короля, а О’Коннор ему возражал. О’Рурк ненавидел Макмурро, соблазнившего в 1152 году его жену (неизвестно, правда, сильно ли сопротивлялась соблазнителю леди Деворгилла).

Восшествие на престол О’Коннора (1166-1186) поставило Макмурро в опасное положение, поскольку к его врагам присоединилось население Дублина. Дублинцы позволили управлять собой из Лейнстера. Они убили отца Макмурро и, согласно легенде, похоронили его труп под полом зала заседаний вместе с дохлой собакой. Осажденный врагами, Макмурро обратился за помощью к Англии. Междоусобный конфликт в Ирландии дал норманнам шанс, подобный тому, что представился им в Англии в 1066 году.


Отношение англо-норманнов к Ирландии

С Ирландией Англию связывали не только церковные отношения, у англичан имелись и другие интересы. Между Честером, Бристолем и Дублином шла оживленная торговля, хотя хронист Уильям Мальмсберийский снисходительно писал: «Что бы представляла собой Ирландия, лишись она торговли с Англией?» Известно также, что во времена Вильгельма Завоевателя (1066-1087) и Генриха I (1100-1135) в Англии шли разговоры о вторжении в Ирландию.

Ситуация усугубилась после восшествия на престол первого Плантагенета, короля Генриха II (1154-1189). Папа Адриан IV подарил ему золотое кольцо с изумрудом как символ права Генриха и его наследников управлять Ирландией. Адриан поступил так на основании так называемой «донации Константина» (750). Она якобы делала папу хозяином всех островов на море. Ирония судьбы в том, что именно папство, к которому ирландцы были лояльны на протяжении столетий, инициировало вторжение, положившее конец их независимости. Но в 1154-1155 годах Генриху было не до Ирландии, и вторжение отложили почти на два десятилетия — пока с просьбой о помощи не прибыл Макмурро.

Он сделал это, лично посетив Францию, и повидался с Генрихом, у которого там были большие земельные владения. Без сомнения, английский король запомнил голос Дермота Макмурро (по преданию, тот охрип, отдавая команды в пылу боя), но не захотел воевать с О’Коннором. Тем не менее Генрих позволил Макмурро рекрутировать своих рыцарей. Используя Бристоль как базу, Макмурро успешно привлек баронов Марки (тех, кто охранял границу между Англией и Уэльсом). Главным его успехом был союз с Ричардом Фитцгилбертом Клэром из Пембрука, известным как Стронгбоу (1130-1176). Другими «рекрутами», прославившимися в истории, стали норманны Фитцгенри, Барри и Фитцджеральды, а также фламандцы Рош и Синнот. Многие из этих солдат удачи были сыновьями обедневших благородных семей.

Осенью 1167 года Макмурро вернулся в Ирландию, но его встретили объединенные силы О’Коннора и ОТурка, и потому он обратился за помощью к норманнским союзникам. В Уэксфорде высадился небольшой экспедиционный отряд под командой Робера де Барри, а на следующий год сюда прибыли значительные подкрепления.


Нашествие Стронгбоу


1 мая 1170 года де Клэр, или Стронгбоу, высадился со своими рыцарями в заливе Банноу, у юго-западной оконечности графства Уэксфорд, и построил огромный крепостной вал, перегородивший мыс, на котором норманны встали лагерем. Затем по мысу, как по мосту, прошли норманнские подкрепления. Вал можно видеть и сейчас, через восемьсот лет, пусть он и порос вереском и ежевикой.

Кем были захватчики? Вопрос не праздный: современный ирландский поэт Томас Кинселла, воспитанный в ирландской националистической традиции 1930-х годов, признался недавно, что не знал, что захватчики говорили по-французски, а не по-английски.


Печать Стронгбоу с изображением англо-норманнского всадника

Историки тоже ломали голову над тем, кем считать Стронгбоу и его соратников — англо-валлийцами, англо-норманнами или даже камбро-норманнами (Cambrensis — Уэльс). Поскольку они принадлежали к говорившему по-французски правящему меньшинству Англии, хотя и до некоторой степени англизированному, лучше использовать термин «англо-норманны». (Термин «англичане» в этом контексте слишком размыт, поскольку династия, правившая Англией после Генриха II, известна как Анжуйская, и сам он управлял половиной современной Франции.)

По той же причине несчастный Макмурро, которого часто называли преступником, заслуживает некоторого сочувствия. В мире, где национальные границы мало что значили (границы Ирландии установила сама природа), незазорно было призывать иностранную помощь. Сыну Генриха II Джону (1199-1216) противостояли бароны, просившие помощи Людовика, наследника французского трона.


ЗАВОЕВАНИЕ

С 1169 по 1171 год англо-норманнские захватчики одержали в юго-восточной Ирландии ряд легких побед. Во время первой экспедиции они захватили Уэксфорд, и О’Коннор предпринял отчаянную уловку — пообещал сделать Макмурро королем Лейнстера, если тот отправит норманнов обратно. Вместо этого в Ирландию явились новые силы, и в сентябре 1170 года Стронгбоу захватил Уотерфорд, а потом и Дублин. После смерти Макмурро в 1171 году Стронгбоу сделался королем Лейнстера и, следуя договоренности, женился на дочери Макмурро Еве.

Победы англо-норманнов в Ирландии стали триумфом передовых технологий. Боевого духа ирландцам было не занимать, но у норманнов были вооруженные до зубов рыцари, их поддерживали прекрасно обученные валлийские лучники; ирландцы же по-прежнему использовались пращами, а на лошадь если и садились, то на неоседланную. Норманны захватывали территорию и тут же строили крепость, обычно на вершине холма (иногда насыпали искусственный), укрепленные дома обносили деревянными заборами. При этом, хотя изоляция Ирландии от остальной Западной Европы и привела к отставанию в воружениях и в итоге к поражению, власть англо-норманнов в Ирландии в первые два года была весьма шаткой.


Генрих II — король Ирландии

Сам Генрих II до 1171 года в Ирландии не появлялся, но затем, видимо, решил, что его вассал Стронгбоу может чрезмерно усилиться. Еще одной причиной, похоже, было убийство в декабре 1170 года Томаса Бекета, архиепископа Кентерберийского: в преступлении обвиняли самого Генриха, и Ирландия обеспечила королю удобное укрытие. Однако заявление Генриха о том, что он отправился воевать «во имя Христово», следует расценивать как лицемерие.

Стронгбоу принес присягу Генриху и в качестве награды получил Лейнстер. В 1172 году Генрих взял Дублин под свой протекторат и предоставил право «моему народу из Бристоля проживать в моем городе Дублине». Затем принял присяги королей юго-востока Ирландии и всего ирландского духовенстве в Кэшеле. Графство Мит он передал Хью де Лэйси. Только Коннахт и Ольстер остались относительно свободными, но в 1175 году, согласно Виндзорскому договору, Рори О’Коннор из Коннахта подчинился королю Англии, хотя ему и позволили управлять этими провинци

История Ирландии

Мы получаем сообщения от людей с вопросами об истории Ирландии. Итак, мы подумали, что попробуем сжать наш опыт за 10000 лет до нескольких абзацев, чтобы дать вам хороший обзор вещей, это вызов, но мы попробуем …

Первые жители Ирландии высадились между 8000 и 7000 годами до нашей эры. Около 1200 г. до н.э. в Ирландию пришли кельты, и их прибытие оказало сильное влияние на сегодняшнюю культуру Ирландии. Кельты говорили на Q-кельтском, и на протяжении веков, смешиваясь с более ранними ирландскими жителями, он превратился в ирландский гэльский.Этот язык и их культура создали пропасть между ирландскими кельтами и остальной Европой. Кельты писали прекрасные стихи и рисовали впечатляющие произведения искусства, которые сохранились до сих пор. Но кельты также были крайними воинами и экспертами в боях один на один. Считается, что он родился в 387 году нашей эры. Святой Патрик был похищен и доставлен в Ирландию в рабство, когда ему было 16 лет. Ему удалось бежать, но он вернулся в Ирландию, услышав голос Бога. Вернувшись, он начал проповедовать христианство ирландцам.Он построил несколько церквей вокруг Ирландии, и легенда гласит, что он обучил ирландцев концепции « Троицы », показав им трилистник, трехлистный клевер, используя его, чтобы подчеркнуть христианскую веру трех божественных личностей в Бога — Отец, Сын и Святой Дух. Таким образом, давая Ирландии ее национальный символ. Святой Патрик оказал неизгладимое влияние на Ирландию, и День Святого Патрика до сих пор ежегодно отмечается во всем мире 17 марта. Около 795 года нашей эры викинги пришли в Ирландию из Скандинавии с целью украсть и разграбить ирландские сокровища.

К концу десятого века власть викингов пошла на убыль. Считается, что эра викингов в Ирландии закончилась в 1014 году, когда большая армия викингов была разбита в Клонтарфе Брайаном Бору (941-1014). Хотя Брайан Бору был фактически убит, когда отдыхал в своей палатке в битве при Клонтарфе, он прославился как воин и считается величайшим королем Ирландии.

В XII веке норманны прибыли в Ирландию, начав 800-летнюю борьбу Ирландии с Англией. В 1600-х годах возникла Ольстерская плантация, на которой ирландские земли были отобраны у ирландских землевладельцев и переданы английским семьям.Эта плантация Ольстера разделила страну, и это деление сохраняется до сих пор. В настоящее время в Северной Ирландии все еще сохраняется британская оккупация. Вершиной конфликта Ирландии с английской оккупацией в Ирландии стал прибытие Оливера Кромвеля (1599–1658). Кромвель — одна из самых ненавистных фигур в бурной истории Ирландии. Кромвель прибыл в Дублин в августе 1649 года и намеревался искоренить, как он это видел, ирландскую проблему раз и навсегда. Он считал то, что он делал, было работой Бога.Он презирал ирландских католиков и вместе со своей армией убивал и убивал, сжигал дома и не засаживал посевы. Он разрушал католические церкви и убивал священников. Он оставил след убийств и разрушений по всей Ирландии. Он украл ирландскую землю и подарил ее ростовщикам и английским солдатам. Он вытеснил большую часть ирландцев, в основном католиков, в дальний край Ирландии, где земля была бедной и бесплодной. Около 1/3 католиков умерли в результате боевых действий, голода и болезней.

Следующие 150 лет стали свидетелями новых кровопролитий и резни на ирландской земле между ирландцами и англичанами.В 1798 году Вулф Тоне (1763 — 1798) провалил восстание против англичан, которого сегодня считают отцом ирландского республиканизма.

Одним из крупнейших событий в истории Ирландии за последние 200 лет стал «Великий голод». И если вы американец и имеете ирландские корни, вы, вероятно, могли бы проследить своих предков до этого периода в истории Ирландии. Более миллиона ирландцев умерли и более миллиона эмигрировали из-за неурожая, неурожая, картофеля, во время голода, который длился с 1845 по 1852 год.Пытаясь найти лучший образ жизни, многие из этих ирландцев рисковали своей жизнью, путешествуя на «кораблях-гробах» в Америку, где по прибытии поселились на Восточном побережье. Картофельный голод затронул многие страны Европы. У ирландцев были и другие способы снабжения продуктами питания, например, крупный рогатый скот и овцы. Однако им пришлось продать их из-за высокой арендной платы за украденную землю, которую требовали англичане. Если ирландцы не могли платить высокую арендную плату, их выселяли из своих домов и земли. Поэтому у них не было средств для производства пищи, и они либо умерли, либо пытались эмигрировать.Есть рассказы о дорогах, усеянных мертвыми ирландскими мужчинами, женщинами и детьми с зеленью вокруг рта в отчаянной попытке утолить голод, поедая траву.

В конце 1800-х годов произошел еще один толчок к независимости Ирландии от Англии с приходом к власти Чарльза Стюарта Парнелла (1846–1891), одного из величайших политиков Ирландии. Земельная лига была сформирована президентом Чарльзом Стюартом Парнеллом. Он пытался продвигать более политический подход к отношениям с англичанами. Он пропагандировал «избегание», что означало, что ирландцы должны отказываться иметь дело с любым домовладельцем, который несправедливо выселял арендаторов, или с любым ирландцем, который брал аренду на новую доступную землю.Это было известно как «сухопутная война». Хотя Парнелл так и не добился самоуправления (Ирландия находится под управлением своего независимого ирландского парламента), он заложил основу для величайшего восстания в Ирландии.

В 1916 году, в пасхальные выходные, ирландские добровольцы и Ирландская гражданская армия подняли восстание. Великобритания была в разгаре Первой мировой войны. Падрейг Пирс (1879-1916), который был одним из лидеров восстания, прочитал «Прокламацию Ирландской республики» на ступенях Главпочтамта (GPO) на улице О. Коннелл-стрит в Дублине перед началом Восстания.Около 1200 членов были вовлечены, и лидеры восстания захватили G.P.O. и различные другие здания в окрестностях Дублина. Восстание было в некотором смысле неудачным, но заложило основу для более великих дел. Англичане собрали своих лидеров и казнили их. Казненные быстро стали мучениками.

Теперь наступил импульс независимости Ирландии. В следующие несколько лет на свет появились Майкл Коллинз (1890-1922) и Имон Де Валера (1882-1975). Начался новый стиль партизанской войны.Пик кровопролития на ирландских улицах пришелся на казнь британских разведчиков в 1920 году, спровоцированную Майклом Коллинзом, и убийство многих ирландцев, и к тому же невинных ирландцев, британскими «черными и загорелыми». Но к 1922 году Ирландия добилась независимости от Великобритании, за исключением шести графств в Северной Ирландии, которая до сих пор остается частью Великобритании. В 1922 году почтовые ящики были выкрашены в зеленый цвет вместо традиционного британского красного, дорожные знаки были изменены, чтобы обозначать ирландский и английский языки, а Tri-Color летал высоко и гордо по Ирландии.Однако насилие все еще продолжалось, и пик «беспорядков» в Северной Ирландии пришелся на 1970-е годы. К счастью, сегодня Ирландия относительно мирна с разделением власти в Северной Ирландии между основными католическими и протестантскими партиями.

Уф! Итак, у вас есть 10 000 лет истории в нескольких абзацах! Мы надеемся, что это немного осветило вас в прошлом Ирландии. История Ирландии очень интересна, поэтому мы предлагаем вам больше почитать об этой стране, если вам понравилось то, что вы только что прочитали.

История Ирландии

Результаты 1-24 из 211
20244080200

Твердая обложка. Ключевые слова: Ирландия — Промышленность — Производство
Формат
Переплет
Дата публикации
1971 г.
Издатель
Джилл и Макмиллан
Издание
Первое издание
Состояние
Б / у, хорошо
SKU
KEX0174197
ISBN
9780717105267

Мягкая обложка.Б / у в мягкой обложке, в хорошем состоянии. Некоторый износ полки.
Формат
Мягкая обложка
Дата публикации
2004 г.
Издатель
Merlin Publishing
Издание
2-е обновленное изд.
Состояние
Б / у, хорошо
SKU
KIN0008003
ISBN
9781
2596

Мягкая обложка.
Формат
Мягкая обложка
Дата публикации
2006 г.
Издатель
Merlin Publishing
Состояние
Б / у, хорошо
SKU
KRS0000954
ISBN
9781
2640

416 стр.Иллюстрировано. Обычная библиотечная маркировка. Текст чистый и яркий. Обложка изношена и запачкана. Лента и остатки ленты от старого ремонта на обложке и некоторых страницах. Связывание неплотное. Петли разъемные. Ключевые слова: Ирландия и ирландцы, Ирландия XIX века, туризм, туристические гиды
Состояние
Используется, приемлемо
Издатель
Отпечатано в «Official Guide» Ltd Dublin.
Дата публикации
1889 г.
Издание
Ред.и исправлено 5. изд.
SKU
KON0824636

Твердая обложка. Хорошая чистая копия. Отсутствие суперобложки
Состояние
Б / у, очень хорошо
Издатель
Книги для библиотек Press
Формат
Переплет
Дата публикации
1970 г.
SKU
KOC0002104
ISBN
9780836917444

Твердая обложка.Отскок, зеленая ткань. Текст четкий и яркий, края страницы в пятнах, на некоторых страницах кривые, обложка слегка в пятнах и неровности по краям, небольшие отметки карандашом по всему тексту с некоторыми пометками ручкой на последней странице. 333pp
Состояние
Б / у, хорошо
Издатель
O’Donoghue & Co / M.H. Гилл и сын
Формат
Переплет
Дата публикации
1906 г.
SKU
KON0822434

Мягкая обложка.Чистая копия в хорошей обертке
Состояние
Б / у, очень хорошо
Издатель
Лозунг
Формат
Мягкая обложка
Дата публикации
2010 г.
SKU
KEX0230918
ISBN
9780955724947

Твердая обложка.8vo. потрепанная копия на оригинальной ткани
Состояние
Б / у, хорошо
Издатель
GALE RESEARCH INC.
Формат
Переплет
Дата публикации
1966 г.
SKU
KEX0254746

Мягкая обложка.
Состояние
Б / у, хорошо
Издатель
Издательство Коркского университета
Формат
Мягкая обложка
Дата публикации
2005 г.
SKU
KLN0016186
ISBN
9781859183830

Ирландия / Ирландия Хорошая копия в Dustwrapper.
Состояние
Б / у, очень хорошо
Издатель
Девин-Адэр Нью-Йорк
Дата публикации
1966 г.
SKU
KDK0006995

Мягкая обложка.8vo. Очень хорошая чистая копия
Состояние
Б / у, очень хорошо
Издатель
Институт государственного управления
Формат
Мягкая обложка
Дата публикации
2006 г.
SKU
KEX0286651
ISBN
9781
1387

Твердый переплет.Finely Rebound в четверти икры по мраморным доскам, приподнятым лентам и искусно позолоченному позвоночнику. Подпись предыдущего владельца на титульном листе. Одно из первых путешествий в Ирландию, очень важное в его представлениях об Ирландии до Голодомора, а также в отношении как писателя, так и людей, которых он встречает. Прекрасная копия.
Состояние
Б / у, очень хорошо
Издатель
Уильям Карри Дублин
Формат
Переплет
Дата публикации
1827 г.
SKU
KHS0082273

Мягкая обложка.Редактор (ы): Бохан, Гарри. Количество страниц: 128 страниц. Классификация BIC: JF. Категория: (G) Общие (США: Торговля). Размеры: 209 x 140 x 12. Вес в граммах: 204. Точная копия.
Состояние
Используется — Как новый
Издатель
Публикации Veritas
Количество страниц
128
Формат
Мягкая обложка
Дата публикации
2008 г.
SKU
KST0011622
ISBN
9781847300904

8vo.Ирландская история.
Состояние
Б / у, очень хорошо
Издатель
Клонмор и Рейнольдс; Бернс и Оутс
Дата публикации
1962 г.
SKU
KEX0280322

Твердая обложка.Ключевые слова: Ирландия и ирландцы
Состояние
Используется — Как новый
Издатель
Дэвид и Чарльз
Формат
Переплет
Дата публикации
1972 г.
SKU
KHS0084313
ISBN
9780715354926

Мягкая обложка.Ключевые слова: «Предметы — бизнес, финансы и право — профессиональные финансы — общественные — общие»
Состояние
Б / у, хорошо
Издатель
Институт государственного управления
Формат
Мягкая обложка
Дата публикации
1990 г.
SKU
KEX0174214
ISBN
9781872002002

8vo.хорошая копия в оригинальной ткани
Состояние
Б / у, хорошо
Издатель
Издательство Корнельского университета, Итака
Дата публикации
1983 г.
SKU
KEX0254735

Ирландская история в Интернете | Королевская ирландская академия

Перейти к навигации

начало страницы

  • Новости и события
    • Новости
      • Последние новости
      • Архив новостей
    • Годовые события
      • Ночь культуры 2020
      • Дублинский фестиваль истории 2020
      • Неделя наследия 2020
      • Гамильтон Дэй
      • Джон Белл Дэй
      • Судейство Шоу — фестиваль Шоу Дня
      • Лекция МакКри
      • Еще в этой категории
    • В центре внимания Академия
      • Ответ исследования Covid-19
      • Образовательные ресурсы
      • История Ирландии в 100 словах
      • Гамильтон сделал это
      • Участники серии исследований
      • Схема объединения ученых и членов Oireachtas
      • Женщины на стенах
      • Избирательное право женщин
      • Еще в этой категории
    • СМИ и ресурсы
      • Аудио
      • Видео
      • Образовательные ресурсы
    • События
      • Ближайшие события
      • Дискурс, серия
      • Мастер-класс серии
      • Архив событий
    • Оставайся на связи
      • Социальные сети
      • Список рассылки подписаться
  • Исследовательские проекты
    • Исследовательские проекты
      • Ирландский биографический словарь
      • Словарь средневековой латыни из кельтских источников
      • Цифровое хранилище Ирландии
      • Документы по внешней политике Ирландии
      • Foclóir Stairiúil na Gaeilge
      • Истории Грейнджгормана,
      • Атлас исторических городов Ирландии,
      • Новое обследование острова Клэр
      • Еще в этой категории
    • Архив исследовательских проектов
      • Искусство и архитектура Ирландии
      • Цифровое искусство и гуманитарные науки, структурированный доктор наук
      • Обсерватория цифровых гуманитарных наук
      • Истоки ирландской конституции
    • Образовательные ресурсы
  • Публикации
    • Публикации
      • Около
      • Новые публикации

История Ирландии · TheJournal.т.е.

# irish-history — вторник, 22 декабря 2020 г.

# irish-history — суббота, 16 мая, 2020

# irish-history — 13 апреля 2020 г., понедельник

# irish-history — вторник, 21 января 2020 г.

# irish-history — 14 января 2020 года, вторник

# irish-history — пятница, 27 декабря 2019 г.

# irish-history — четверг 5 декабря 2019

# irish-history — 1 декабря 2019 г., воскресенье

# irish-history — пятница, 29 ноября 2019 г.

# irish-history — среда, 24 октября 2018 г.

# irish-history — среда, 10 октября 2018 г.

# irish-history — среда, 12 сентября 2018 г.

# irish-history — среда, 6 июня 2018 г.

# irish-history — Воскресенье, 19 ноября, 2017

# irish-history — Воскресенье, 12 ноября 2017 г.

# irish-history — 13 сентября 2017 г., среда

# irish-history — 19 марта 2017 г., воскресенье

# irish-history — 7 февраля 2017 г., вторник

# irish-history — 30 декабря 2016 г., пятница

# irish-history — 6 декабря 2016 г., вторник

# irish-history — среда, 21 сентября 2016 г.

# irish-history — суббота, 17 сентября 2016 г.

# irish-history — Суббота, 10 сентября, 2016

# irish-history — вторник, 26 июля 2016 г.

# irish-history — вторник, 22 марта 2016 г.

# irish-history — пятница, 26 февраля 2016 г.

# irish-history — 3 января 2016 г., воскресенье

# irish-history — пятница, 25 декабря 2015 г.

# irish-history — 24 декабря 2015 г., четверг

# irish-history — среда, 23 декабря 2015 г.

История ирландской кухни

Что касается еды, то в истории Ирландии есть три основных периода: до появления картофеля, после того, как прибыл картофель, и после того, как картофель испортился.За тысячи лет до прихода скромных окорочков диета ирландцев. и то, как они готовили пищу, мало что изменилось. После его прибытия все изменилось. Когда это не удалось, последствия были немедленными и разрушительными.

Невозможно взглянуть на любой аспект истории Ирландии, не останавливаясь на картофельном голоде середины девятнадцатого века. Это темное и трагическое событие безвозвратно изменило страну, в результате чего погибло более миллиона человек, а многие миллионы людей навсегда покинули Ирландию.

Хотя может показаться, что это было очень давно, на самом деле это не так — сегодня все еще живы люди, которые лично знали людей, переживших это ужасное время голода. Я помню, как пожилые люди говорили о членах семьи, старших тетях и дядях, которые уехали в Америку или Англию во второй половине девятнадцатого века и, нередко, о них никогда больше не видели и не слышали.

Незваный гость за столом

Голод был незваным гостем в каждой ирландской столовой на протяжении более ста лет, и я твердо уверен, что это была основная причина, по которой ирландцы так долго думали о еде как об источнике удовольствия, а не просто как о пропитании. .

Только за последние 25 лет мы начали двигаться в четвертый период, когда ирландцы, наконец, смогли наслаждаться едой — выбирать ее, готовить и есть — без затяжного чувства вины за такое снисходительность и изобилие.

Еда в Ирландии с 5000 г. до н.э. по сегодняшний день

Ранняя ирландская еда
С 5000 г. до н.э. и примерно до конца 1500-х гг. Способы производства и приготовления пищи изменились незначительно.

Прибытие картофеля
В начале 17 века начался демографический взрыв, продолжавшийся 250 лет, в результате чего население Ирландии увеличилось в восемь раз.Картофель был основным продуктом питания, благодаря чему это стало возможным.

Картофельный голод
К 1845 году огромное количество отчаянно бедных фермеров-арендаторов и сельскохозяйственных рабочих полностью зависело от картофеля в своем выживании. Когда это не удалось, у них не было надежды.

Восстановление после голода
С 1851 года началось медленное восстановление. Более 100 лет ирландцы придерживались довольно скучной, хотя и достаточной диеты, но в последние годы наблюдается всплеск интереса к еде и появление самобытной ирландской кухни.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.