Какая религия в северной корее: Религия в Северной Корее / Travel.Ru / Страны / Корейская Народно-Демократическая Республика

Содержание

Религия в Северной Корее / Travel.Ru / Страны / Корейская Народно-Демократическая Республика

Мобильное приложение «Отели» сэкономит время и деньги

Какие продукты и почему отбирают у туристов?

Как выбрать пляжный курорт в России: путеводитель, советы

8 правил выживания в постсоветском отеле

Страны безвизового или упрощённого въезда для граждан РФ

Таможенные правила ввоза алкоголя

Таможенные правила России

Виза в США — так ли это страшно?

Документы для биометрического паспорта

Религия в КНДР — это.

.. Что такое Религия в КНДР? Православный храм Святой Живоначальной Троицы в Пхеньяне

Эта статья описывает религию в прошлом и настоящем Корейской Народно-демократической республики.

Официальный статус

В соответствии с Конституцией КНДР, «Гражданам гарантируется свобода совести» (глава 5, статья 68). В соответствии с ней, все верующие должны пользоваться равными со всеми другими гражданами правами в социально-политической области. В стране действует Совет корейских верующих — общерелигиозная организация, защищающая свободу вероисповедания и демократические права всех верующих. Председатель ЦК Федерации христиан Кореи Кан Ен Соб, председатель ЦК партии молодых друзей Чхондоге Кореи Рю Ми Ен и другие верующие являются депутатами Верховного Народного Собрания и местных народных собраний[1].

В Северной Корее существует культ личности «Великого вождя» Ким Ир Сена и его сына Ким Чен Ира. Их портреты находятся повсеместно на улицах, в школах, офисах и домах.

Идеологическое учение этих двух человек является основой школьного обучения.

Этот культ личности вместе с идеологией чучхе («опора на собственные силы») потеснил традиционные религиозные верования корейцев КНДР. Согласно докладам западных правозащитников, де-факто правительство Северной Кореи не обеспечивает гражданскому обществу свободу вероисповеданий, создавая лишь её иллюзию поддержкой нескольких религиозных групп[2].

По итогам исследования международной благотворительной христианской организации «Open Doors» за 2012 год, КНДР занимает 1 место в списке стран, где чаще всего притесняют права христиан[3].

Традиционные религии

Основная статья: Религия Кореи

Традиционные религии КНДР схожи с традиционными религиями Южной Кореи, так как до 1948 года обе эти страны составляли единое целое. Большая часть населения исповедовала буддизм и конфуцианство, также было значительное количество христиан и последователей Чхондогё (религия «Небесного пути»).

Из религиозных сооружений главными являются Чанчхунский христианский храм в Пхеньяне , Понсуская и Чильгорская церкви, буддийский храм Кванбоб в Пхеньяне, буддийские храмы Рентхон (в Кэсоне) и Похен (на горе Мёхян). В них регулярно исполняются религиозные обряды.

Буддизм

Официальные источники КНДР говорят о 10 тысячах последователей буддизма в стране. Буддизм исповедуется под контролем официальной Корейской буддистской федерации. По всей стране разбросано около 300 буддистских храмов, однако подавляющее большинство из них расцениваются только как исторические и архитектурные памятники. В стране существует институт буддизма с трёхлетним курсом обучения.

Христианство

Северокорейское правительство рассматривает христианство (особенно протестантизм) как американское влияние и борется с его распространением. Официальные цифры и факты, касающиеся положения христианства в стране [1], подвергаются критике со стороны иностранных наблюдателей.

В Пхеньяне расположены четыре христианские церкви. Одна из них (собор Чханчхун) официально является католической, хотя священника в ней нет, две являются протестантскими. В 2003 году была построена православная церковь; она была готова в 2006. В стране действует под наблюдением государственных органов православная организация «Православный комитет КНДР».

Христианство в Северной Корее официально представлено Корейской христианской федерацией, государственным органом, ответственным за контакты с религиозными организациями за границей.

Чхондогё

Религия Чхондогё («Небесный путь») возникла во время движения Тонхак в XIX веке. Она сочетает элементы, присущие буддизму, шаманизму, конфуцианству, даосизму и христианству.

См. также

Примечания

Ссылки

Религия в Северной Корее – что разрешает власть КНДР

КНДР с момента своего основания в 1948 выбрала путь социалистического развития, который отрицает религию. В стране введена политика чухче, что обозначает «быть хозяином самому себе и всему миру». Этот постулат доказывает невозможность влияния высших сил на судьбу человека. Однако в Северной Корее существует культ личности Великого Вождя товарища Ким Ир Сена, который даже после смерти считается вечным правителем страны.

Официальная религиозная позиция

Согласно 68 главе 5 статьи конституции КНДР, граждане имеют право на свободу совести, то есть сами определяют, какие мотивы не позволят им совершать преступления – религиозные или социальные. Официальной политикой государства при этом выбран атеизм, который носит довольно агрессивную форму. В то же время законодательство утверждает, что человек может самостоятельно выбирать конфессию, и религиозные взгляды не должны быть поводом для притеснений.

На практике это правило соблюдается далеко не всегда – так, Северная Корея занимает первое место в мире по уровню гонений на христиан. Библия запрещена официально, и ее хранение карается тюремным заключением. Такое жесткое отношение объясняется тем, что правительство рассматривает христианство как «западную угрозу» и пытается оградить от нее граждан.

Несмотря на строгую государственную политику, в стране все же соблюдаются религиозные традиции. Согласно последним статистическим данным,

численность представителей разных конфессий в КНДР распределяется таким образом:

  • атеизм – 64 %;
  • шаманизм – 16 %;
  • неоконфуцианство – 13 %;
  • буддизм – 4 %;
  • христианство – 1 %.

Существует и национальная религия в Северной Корее – чхондоге, что переводится как «небесный путь». Основные принципы этого течения сформированы в середине 19 века. Эта философия поддерживается жителями как Северной, так и Южной Кореи.

Традиционные религии

Исторически на полуострове господствовало конфуцианство, которое, не являясь официальной религией КНДР, накладывает отпечаток на устройство жизни в стране. К примеру, согласно учению Конфуция, только образованный человек может вынести все тяготы жизни. Политика государства направлена на повсеместное внедрение грамотности, уровень которой в КНДР достигает 100 %.

Еще одна многочисленная конфессия в Северной Корее – буддизм. Согласно официальным данным, в стране насчитывается более 10 тысяч представителей, объединенных в Корейскую буддистскую федерацию, из них 2 тысячи — монахи. На территории КНДР построено 300 храмов, но большинство расцениваются исключительно как памятники архитектуры.

Чхондоге сочетает в себе четы буддизма, конфуцианства и шаманизма, а также традиционную корейскую мифологию.

Основные постулаты религии приближают ее к светскому гуманизму:

  • человек и Бог едины, но не равны;
  • Бог как отдельное существо не расценивается – каждый человек вмещает его в своей душе;
  • Рая не существует – каждый должен стремиться к тому, чтобы создать его вокруг и внутри себя.

Корейцы, исповедующие чхондоге, представлены отдельной политической организацией. Они называют себя «Партия молодых друзей небесного пути» и придерживаются официальной политической линии государства.

Христианство

К этой религии правительство Северной Кореи относится настороженно, так как при помощи христианства в мировоззрение людей внедряются западные идеи. Однако этому есть практическое объяснение: протестантские американские организации, оказывающие гуманитарную помощь КНДР, нередко пользовались положением и ввозили в страну шпионское оборудование.

При этом между христианскими организациями Северной и Южной Кореи поддерживается тесная связь. Регулярно проводятся совместные богослужения, во время которых произносятся молитвы о воссоединении страны. В КНДР действует четыре христианских храма – два протестантских, католический и православный.

Культ личности как религия

В Северной Корее живыми богами на земле считают трех правителей – Ким Ир Сена, Ким Чен Ира и Ким Чен Ына. Официального статуса святых у них нет, но в представлении народа они выступают «посланниками неба». В столице сотни изображений и гигантских статуй отца, сына и внука Кимов, которым кланяются и оказывают почтение.

Культ личности в Северной Корее нередко соотносят со сталинскими временами, но подход к уважению лидера в стране другой. Находясь полвека под властью Японии, где император считался живым богом, корейцы переняли это как культурную традицию.

В Корее соблюдаются правила почитания лидеров:

  • в каждом доме и организации висят портреты Ким Ир Сена и Ким Чен Ира, причем занимают они самые почетные места;
  • выходить на улицу без значка с изображением Великого Вождя запрещено;
  • к памятникам умерших правителей регулярно возлагают цветы, собираясь группами и соблюдая при этом установленный набор ритуалов.

Обязательными также считаются визиты в мавзолей, где хранится забальзамированное тело Ким Ир Сена и в усыпальницу Ким Чен Ира. При этом необходимо следить за выражением лица – оно должно быть скорбным. Почести телам правителей оказывают по четко предписанным правилам. 

 

Автор статьи: Наталья Надъярная 

30. 10.2017

Последователи Христа сумели создать в КНДР нелегальные общественные структуры: Политика: Мир: Lenta.ru

На днях на родину вернулись два гражданина США, проведшие некоторое время в заключении в Северной Корее. Один из них, американец корейского происхождения Кеннет Бэ, был осужден за подготовку государственного переворота и приговорен к 15 годам каторжных работ (его освободили досрочно, но он отсидел в тюрьме КНДР два года — больше, чем кто-либо из иностранцев за 40 лет). На самом деле Бэ арестовали за попытку наладить контакты с местным христианским подпольем. Как бы удивительно это ни звучало, но в одном из самых закрытых государств мира последователи Христа сумели сделать то, что не удавалось раньше никому: создать не зависящие от власти общественные структуры, по сути, катакомбную церковь.

В первой половине прошлого столетия именно Север был средоточием корейского христианства. В Пхеньяне, например, к концу 1930-х годов примерно треть горожан исповедовали религию Христа, хотя доля его последователей в населении страны в целом была ничтожна — около одного процента (массовая христианизация Южной Кореи произошла значительно позже).

Материалы по теме

08:58 — 22 августа 2014

Христианство пришло в Корею в конце XVIII века, и с самого начала его распространение было тесно связано с прогрессивными западными идеями, в том числе и с научными знаниями о мире. Эта тенденция усилилась век спустя, когда в Корее появились протестантские миссионеры, сразу приступившие к созданию сети средних и высших учебных заведений. Именно миссионерам Корея обязана своей системой образования. И неудивительно, что христиане, составлявшие тогда ничтожную долю населения, преобладали среди первых корейских врачей, инженеров и ученых, равно как и в рядах активистов борьбы за независимость. В период японского правления, в 1910-1945 годах, христианство было еще и альтернативой синтоизму, насаждаемому колониальными властями.

Большинство отцов-основателей корейского коммунистического движения происходили из христианских семей. Не был исключением и сам Ким Ир Сен. В пожилом возрасте он вспоминал, как сильно скучал на церковных службах, куда его водили старшие. Действительно, семья, давшая миру генералиссимуса Ким Ир Сена и, соответственно, его внука, нынешнего северокорейского руководителя маршала Ким Чен Ына, принадлежала кругу активных протестантов.

Однако эти связи с коммунистическим движением не слишком помогли корейским христианам в послевоенный период. Впрочем, поначалу, сразу после освобождения страны от японцев (и ее раскола на Север и Юг), новая власть в Пхеньяне попыталась создать проправительственные христианские организации и наладить сотрудничество с немногочисленными священниками левой ориентации. Решающую роль в этих попытках приручить христиан играл пастор Кан Рян Ук, дальний родственник Ким Ир Сена по материнской линии.

Родители «Солнца Нации», «Железного Всепобеждающего Полководца» Ким Ир Сена были протестантами

Фото: Reuters

Однако вскоре логика Холодной войны вкупе с крайним радикализмом, присущим Ким Ир Сену и его окружению, положили конец этим попыткам компромисса с христианскими группами. Христианство все чаще воспринималось как идеология, тесно связанная с Соединенными Штатами. Действительно, американские миссионеры сыграли в истории корейского протестантизма огромную роль. В условиях Холодной войны и внутрикорейского противостояния это означало, что на севере полуострова христианство оказалось в положении враждебной идеологии, а его сторонники стали восприниматься властями как потенциальная пятая колонна Сеула и Вашингтона.

В КНДР к христианству относились очень жестко даже по меркам соцлагеря, где «опиум для народа» тоже не слишком жаловали. Большинство северокорейских священников и христианских активистов, осознав, в каком направлении развивается ситуация, предпочли уйти на Юг — благо до Корейской войны сделать это было несложно.

Материалы по теме

08:45 — 10 июля 2014

Кимчи против мацы

Опрос, проведенный более чем в ста странах мира, неожиданно выявил высокий уровень антисемитизма в Южной Корее

В годы Корейской войны христиане однозначно причислялись к подозрительным элементам (часто не без оснований — симпатии к Югу в их среде были очень заметны и под влиянием гонений усиливались). В стране велась активная антихристианская пропаганда, представлявшая миссионеров шпионами, а верующих — наивными жертвами их коварства. Агитаторы рассказывали истории, как миссионеры использовали созданные ими христианские больницы для проведения биологических экспериментов над беззащитными и доверчивыми корейцами или для торговли органами.

Во время войны большинство церквей было закрыто, и к концу 50-х христианские общины прекратили свое существование. В декабре 1964 года Ким Ир Сен гордо заявил: «В нашей стране успешно завершен процесс реформирования всех верующих», — а потом сообщил, что руководители иных стран удивлены этим беспрецедентным успехом КНДР. Далее он объяснил, что религию в Северной Корее уничтожили не власти, а американские империалисты, варварское поведение которых заставило всех северокорейских христиан прозреть и, отказавшись от религиозных предрассудков, вступить в ряды строителей нового общества. Это выступление Ким Ир Сена означало, что отныне религии в стране не существует и КНДР стала «страной, свободной от религиозных предрассудков» (другим таким государством была Албания, объявившая о полном искоренении «религиозного дурмана» в 1968 году).

Православный храм в Пхеньяне

Фото: Pedro Ugarte / AFP

Конечно, нельзя исключать, что некоторое количество христиан продолжали исповедовать свою веру тайно. Об этом косвенно свидетельствует факт, что власти не прекращали вести активную антирелигиозную пропаганду и в 60-е годы. Однако из публичного пространства религиозная деятельность была вытеснена полностью. Как было сказано в 1969 году, «среди почти 200 стран мира есть только одна, которая полностью ликвидировала предрассудки, полностью ликвидировала религию, и этой страной является наша славная Корейская Народно-Демократическая Республика» (про Албанию авторы этого текста, похоже, забыли).

Ситуация несколько изменилась после 1973 года, когда в северокорейскую печать вернулись упоминания о христианских организациях. Неожиданно возникла из небытия Ассоциация корейских христиан, созданная еще в 40-е под председательством все того же пастора Кан Рян Ука. Однако задачи воссозданных религиозных организаций были чисто внешнеполитическими: их главной миссией стала работа с зарубежными, в первую очередь южнокорейскими, христианами. Южная Корея стремительно христианизировалась, причем в политическом отношении южнокорейские иерархи делались все более левыми или, по меньшей мере, критически настроенными по отношению к правящим в Сеуле режимам. В этой обстановке для Пхеньяна было важно наладить контакты с христианами-оппозиционерами на Юге. Поэтому и реанимировали Ассоциацию корейских христиан, равно как и другие религиозные организации.

Однако внутри страны вплоть до середины 80-х не наблюдалось никакой христианской (равно как и иной) религиозной деятельности. Все сводилось к тому, что представители Ассоциации корейских христиан время от времени подписывали обращения, осуждавшие политику США и «южнокорейских марионеток», да встречались на приемах с иностранными делегациями.

Материалы по теме

08:54 — 8 июля 2014

Следующее послабление произошло в 1986-88 годах, когда в Пхеньяне неожиданно открылись протестантская и католическая церкви (одновременно подобные уступки получили и буддисты). На самих жителей столицы это событие произвело сильное впечатление, ведь на протяжении десятилетий здание с крестом на крыше можно было увидеть только в кино, изображаемым как прибежище шпионов и садистов. Впоследствии в Пхеньяне открылись еще одна протестантская церковь и православный храм, так что сейчас в столице КНДР официально признаны четыре религиозные общины, а посещение службы в одном из храмов входит в обычную программу иностранных делегаций.

Есть разные мнения по поводу того, насколько аутентичны эти церкви и их прихожане. Говорят, что все воскресные богослужения не более чем спектакли, единственная задача которых — в присутствии зарубежных гостей демонстрировать существующие в КНДР религиозные свободы. Полностью исключать этого нельзя — дурить голову иностранцам в Пхеньяне действительно любят, а эффективный контроль над населением заметно облегчает подготовку и проведение таких постановочных мероприятий. Впрочем, возможно и то, что хотя бы часть прихожан — настоящие верующие, пусть и находящиеся под присмотром властей.

Однако с конца 90-х в религиозной жизни КНДР наметились серьезные перемены: христианство, казалось бы то ли вовсе искорененное, то ли полностью взятое под контроль, двинулось в страну нелегально. Ситуация напомнила первую половину XIX века, когда в Корею из Китая проникали и христианская литература, и готовые отдать жизнь за веру проповедники.

Главной движущей силой выступили южнокорейские церкви и миссионеры. Статистика утверждает, что сейчас христиане, преимущественно протестанты, составляют около 30 процентов населения Южной Кореи. При этом следует учитывать два важных обстоятельства. Во-первых, христианство в Южной Корее является религией элитарной: чем выше у корейца доход и образование, тем больше вероятность, что он исповедует христианство. Во-вторых, христиане Юга относятся к своей вере чрезвычайно серьезно. Регулярное посещение церковных служб, молитва перед едой, изучение Библии — повседневность большинства корейских христиан. Характерна для них и активная поддержка миссионерства — маленькая Корея по количеству направленных за границу проповедников слова Христова уступает сейчас только США.

Богослужение в католическом храме Пхеньяна

Фото: Lee Jae Won / Reuters

Понятно, что спасение душ жителей Северной Кореи, находящихся под властью безбожного правительства, представляется южнокорейским миссионерам важнейшей задачей. Однако до конца 90-х было непонятно, как к ней подступиться, ведь КНДР проводила жесткую политику самоизоляции.

Ситуация изменилась в конце 90-х, когда через почти не охраняемую границу в КНР двинулись сотни тысяч беженцев, искавших там спасения от голода, свирепствовавшего в Северной Корее. В Китае они оказались не просто на земле, заселенной этническими корейцами (гражданами КНР, разумеется), но и на территории, где активно действовали южнокорейские миссионеры. С 1990 года южнокорейское церковное присутствие в приграничных районах Китая было очень заметным, хотя миссионеры занимались не оказавшимися там гражданами КНДР, а местными этническими корейцами.

Очень быстро беженцы обнаружили, что в КНР им могут помочь только в христианских церквях. Там их кормили, давали работу, временами прятали от полиции, которая пусть и вяло, но пыталась отлавливать нелегальных мигрантов. Результат — рост интереса беженцев к христианству, часто симулируемый, но иногда и вполне искренний.

Когда голод закончился и экономическая ситуация улучшилась, беженцы, в том числе новообращенные христиане, вернулись на родину. Они везли с собой Библии и прочую христианскую литературу. Некоторые прошли и ускоренную миссионерскую подготовку в церквях приграничных районов. Несмотря на заметное ужесточение пограничного контроля, произошедшее в последние два-три года, профессиональные контрабандисты по-прежнему пересекают границу без особых проблем, так что базирующиеся в Китае проповедники поддерживают контакты со своими единоверцами на территории КНДР.

Неизвестно, много ли миссионеров-добровольцев ведут в Северной Корее проповедь слова Божия, но очевидно, что власти восприняли их как серьезную угрозу. Для этого есть основания: произошедшая в последние десятилетия стремительная христианизация Южной Кореи, равно как и необычная истовость тамошних христиан, показывают, что это вероучение может рассчитывать на немалый успех и в КНДР. Поэтому спецслужбы ведут работу против христианского подполья, а в КПЗ, где проверяют выданных Китаем нелегальных иммигрантов, усилия следователей во многом направлены на выявление тех, кто имел контакты с церковными организациями. В отличие от большинства высланных из Китая мигрантов, отношение к которым сейчас достаточно спокойное (обычное наказание — несколько месяцев заключения), людей с церковными связями ждут суровые наказания.

За проповедь Благой Вести Кеннет Бэ отсидел два года в КНДР

Фото: Kyodo Kyodo / Reuters

Время от времени нести Благую Весть в Северную Корею пытаются и граждане западных стран, но у них обычно это получается достаточно неуклюже. Кеннет Бэ, который был одним из активных участников миссионерских групп, занимавшихся работой с жителями КНДР, — исключение. Куда более типичны недавние случаи с американцем Джеффри Фоулом, попытавшимся оставлять Священное Писание в туалете клуба моряков, или австралийцем Джоном Шортом, вздумавшим раздавать Библии на улице, да еще в день рождения генералиссимуса Ким Чен Ира. В обоих случаях неудачливые распространители религиозной литературы были задержаны и после короткого заключения выдворены из страны.

Как бы то ни было, нет особых сомнений, что, так сказать, «подпольный обком» — или, точнее, епископат — действует. В последние 10-15 лет в Северной Корее возникло христианское подполье. Его масштабы не следует преувеличивать, да и усилия направлены почти исключительно на выживание. И, тем не менее, христианам удалось то, о чем не могут и мечтать представители иных оппозиционных сил: они создали в КНДР нелегальные общественные структуры.

ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ СССР СЕВЕРНОЙ КОРЕЕ В ОБЛАСТИ ОБРАЗОВАНИЯ (1946-1948) | Сон

ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ СССР СЕВЕРНОЙ КОРЕЕ В ОБЛАСТИ ОБРАЗОВАНИЯ (1946-1948)

Жанна Григорьевна Сон


Аннотация

Автор обратилась к слабо разработанной в российской и зарубежной историографии теме о сотрудничестве СССР и КНДР в области образования в 1946-1950 гг. В 1946 г., до создания государства КНДР (1948), было положено начало тесному сотрудничеству этих стран. После освобождения Корейского полуострова из СССР в Северную Корею с целью оказания помощи в восстановлении экономики страны были направлены советские специалисты корейской национальности, а из Северной Кореи в Союз ССР на учебу прибыла корейская молодежь. На базе архивных материалов ГАРФ, РГАСПИ, опубликованных работ в статье предпринята попытка проследить этапы сотрудничества в области образования, подготовки специалистов в разных областях промышленности, культуры и науки. В 1946 г. несколько сот студентов из Северной Кореи были приняты в советские вузы. Уделено внимание целям и задачам проводимой политики советского государства в отношении образованного нового государства КНДР. СССР оказывал интернациональную помощь, зачастую безвозмездную, в значительной степени нанесшую материальный ущерб советскому народу. Изучение представленного аспекта важно в плане четкого понимания политики двух государств и  формирования главных направлений в отношениях между двумя странами в настоящее время, так органично связанных прошлым.


Ключевые слова

советско-северокорейские отношения; корейцы; образование; СССР; КНДР


Полный текст:
PDF
Литература

Бугай Н. Ф. Российские корейцы: перемены, приоритеты, перспектива. М., 2014.

Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. Р-5446с2. Оп. 106с. Д. 326. Л. 18-21.

Ланьков А.Н. Северная Корея: вчера и сегодня. М., 1995.

Лим Ын (лит. псевд. Хо Ун Бэ). Тайная история становления северокорейской династии Ким Ир Сена. (Lim Ûn. The Founding of a Dynasty in North Korea… P. 146. [Книга опубликована в Японии в 1982 г.].

Мен Дмитрий. Советские корейцы в Северной Корее в 40-60 гг. [Электронный ресурс] http://world.lib.ru/k/kim_o_i/s1rtf.shtml (Дата обращения: 20.04.2015).

Российский государственный архив социально-политической истории (далее РГАСПИ). Ф. 17. Оп. 128. Д. 1023. Л. 87, 88.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 128. Д. 223. Л. 33, 45, 53-57, 58, 62, 63, 64, 66, 106, 112-121.

Селиванов И.Н. Пак Ы Ван: краткий биографический очерк. [Электронный ресурс] http://koryosaram.ru/i-n-selivanov-pak-y-van-kratkij-biograficheskij-ocherk/ (Дата обращения: 25. 08.2016).

Сон Ж.Г. Советские корейцы в Северной Корее в 1946-1948годах // Корея: 70 лет после освобождения: коллективная монография. М.: ИДВ РАН, 2015. С. 153.

Тян Хак Пон. Воспоминания советского корейца, строившего Северную Корею. [На кор. яз.].


DOI: https://doi.org/10.17748/2075-9908-2017-9-1/2-65-72

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.

Учредитель/Издатель:

Кубанская многопрофильная Академия подготовки, переподготовки и повышения квалификации специалистов.
350080, Россия, Краснодарский край, г. Краснодар, мкр. Пашковский, ул. Заводская, 32, офф. 301
 Тел.: +7(905) 471 31 94
E-mail: [email protected]

Учредитель:

Северо-Кубанский Гуманитарно-Технологический Колледж
350020, Россия, Краснодарский край, Станица Кущёвская, Ул. Краснодарская 71а
Тел. +7(86168)4 03-96
Email: [email protected] ru

ISSN: 2219-6048 (ONLINE)

Население Северной Кореи

Счетчик населения Северной Кореи

25 900 530

Численность населения

12 709 798

Численность мужского населения (49.1%)

13 190 732

Численность женского населения (50.9%)

114 566

Рождено в этом году

69

Рождено сегодня

72 646

Умерло в этом году

44

Умерло сегодня

0

Мигрировало в этом году

0

Мигрировало сегодня

41 920

Рост численности населения в этом году

25

Рост численности населения сегодня

23-04-2021 00:36:51

Источник : Департамент по экономическим и социальным вопросам ООН: Отдел народонаселения .

Уведомление касательно COVID-19!

Данные, представленные на этом сайте не отражают реальную миграционную картину, в связи с ограничением передвижения, введённым большинством стран мира из-за пандемии коронавирусной инфекции COVID-19.

Выберите странуАвстралияАвстрияАзербайджанАлбанияАлжирАмериканское СамоаАнгильяАнголаАндорраАнтигуа и БарбудаАргентинаАрменияАрубаАфганистанБагамские ОстроваБангладешБарбадосБахрейнБеларусьБелизБельгияБенинБермудские ОстроваБолгарияБоливияБосния и ГерцеговинаБотсванаБразилияБританские Виргинские ОстроваБрунейБуркина-ФасоБурундиБутанВануатуВеликобританияВенгрияВенесуэлаВиргинские Острова (США)Восточный ТиморВьетнамГабонГаитиГайанаГамбияГанаГваделупаГватемалаГвианаГвинеяГвинея-БисауГерманияГибралтарГондурасГонконгГренадаГренландияГрецияГрузияГуамДанияДжибутиДоминикаДоминиканская РеспубликаЕгипетЗамбияЗападная СахараЗимбабвеИзраильИндияИндонезияИорданияИракИранИрландияИсландияИспанияИталияЙеменКабо-ВердеКазахстанКаймановы ОстроваКамбоджаКамерунКанадаКатарКенияКипрКирибатиКитайКолумбияКоморские ОстроваКонго, Демократическая РеспубликаКосовоКоста-РикаКот-д’Ивуар (Берег слоновой кости)КубаКувейтКыргызстанКюрасаоЛаосЛатвияЛесотоЛиберияЛиванЛивияЛитваЛихтенштейнЛюксембургМаврикийМавританияМадагаскарМайоттаМакаоМалавиМалайзияМалиМальдивыМальтаМароккоМартиникаМаршалловы ОстроваМексикаМикронезияМозамбикМолдоваМонакоМонголияМонтсерратМьянмаНамибияНауруНепалНигерНигерияНидерландыНикарагуаНовая ЗеландияНовая КаледонияНорвегияНормандские острова (Джерси и Гернси)Объединенные Арабские ЭмиратыОманОстров МэнОстров Святой ЕленыОстрова КукаОстрова Уоллис и ФутунаПакистанПалауПалестинаПанамаПапуа — Новая ГвинеяПарагвайПеруПольшаПортугалияПуэрто-РикоРеспублика КонгоРеюньонРоссияРуандаРумынияСальвадорСамоаСан-МариноСан-Томе и ПринсипиСаудовская АравияСвазилендСеверная КореяСеверная МакедонияСеверные Марианские островаСейшельские островаСенегалСент-Винсент и ГренадиныСент-Киттс и НевисСент-ЛюсияСент-Пьер и МикелонСербияСингапурСинт-МартенСирияСловакияСловенияСоединенные Штаты Америки (США)Соломоновы ОстроваСомалиСуданСуринамСьерра-ЛеонеТаджикистанТаиландТайвань (Китайская Республика)ТанзанияТёркс и КайкосТогоТонгаТринидад и ТобагоТувалуТунисТуркменистанТурцияУгандаУзбекистанУкраинаУругвайФарерские ОстроваФиджиФилиппиныФинляндияФранцияФранцузская ПолинезияХорватияЦентральноафриканская РеспубликаЧадЧерногорияЧехияЧилиШвейцарияШвецияШри-ЛанкаЭквадорЭкваториальная ГвинеяЭритреяЭстонияЭфиопияЮжная КореяЮжно-Африканская РеспубликаЮжный СуданЯмайкаЯпония———————————————-Земля


Факты о населении Северной Кореи

Население на сегодняшний день
25 900 505
Рейтинг страны по населению
54 (0. 33% от населения Земли)
Площадь
120 540 км2
Плотность населения
214.9 на км2
Соотношение полов
0.96 (12 709 798 мужчин на 13 190 732 женщин)
Средний возраст
34.0
Ожидаемая продолжительность жизни
68.9 (65.0 — мужчины, 72.9 — женщины)
Грамотность населения
100.0 %

(Число людей рассчитано Countrymeters (countrymeters.info) на основе последних данных, опубликованных отделом народонаселения ООН)

Население Северной Кореи в 2021 году

В 2021 году численность населения Северной Кореи увеличится на 136 533 человека и в конце года будет составлять 25 995 143 человека. Естественный прирост населения будет положительным и составит 136 533 человека. За весь год родится примерно 373 140 детей и умрёт 236 606 человек. Если уровень внешней миграции останется на уровне прошлого года, то в следствии миграционных причин численность населения изменится на 0 человек. К сожалению, конкретные цифры относящиеся к миграционной демографии на данный момент отсутствуют. Вероятнее всего в количественном отношении миграционные процессы в данной стране незначительны. То есть численность населения Северной Кореи изменяется преимущественно за счет естественного прироста (рождаемости и смертности).

Динамика изменения численности населения Северной Кореи в 2021 году

Ниже представлены коэффициенты изменения численности населения Северной Кореи, рассчитанные нами для 2021 года:

  • Рождаемость: в среднем 1 022 ребёнка в день (42.60 в час)
  • Смертность: в среднем 648 человек в день (27.01 в час)
  • Миграционный прирост населения: в среднем 0 человек в день (0.00 в час)
Скорость прироста населения Северной Кореи в 2021 году будет 374 человека в день.

Население Северной Кореи 2020

Согласно нашей оценке, на конец 2020 года, население Северной Кореи составляло 25 858 610 человек. За 2020 год население Северной Кореи увеличилось приблизительно на 135 816 человек. Учитывая, что население Северной Кореи в начале года оценивалось в 25 722 794 человека, годовой прирост составил 0.53 %.

Вот основные демографические показатели Северной Кореи за 2020 год:

  • Родившихся: 371 180 человек
  • Умерших: 235 364 человека
  • Естественный прирост населения: 135 816 человек
  • Миграционный прирост населения: 0 человек
  • Мужчин: 12 665 442 человек (по оценке на 31 декабря 2020 года)
  • Женщин: 13 193 168 человек (по оценке на 31 декабря 2020 года)

Прирост населения 1952 — 2021

Плотность населения Северной Кореи

Согласно данным Департамента Статистики Организации Объеденённых Наций, общая площадь Северной Кореи составляет 120 540 квадратных километров.

Под общей площадью подразумевается площадь суши и площадь всех водных поверхностей государства в пределах международных границ. Плотность населения считается как отношение общей численности населения, проживающей на данной территории, к общей площади этой территории. Согласно нашим рассчётам на начало 2021 года население Северной Кореи составляло приблизительно 25 858 610 человек.

Таким образом, плотность населения Северной Кореи равна 214.5 человека на квадратный километр.

Религия в Корее (Северной)

Религия Количество последователей Процент от общей
численности населения
Нерелигиозные и атеисты18 467 06071.3 %
Другие3 341 16512.9 %
Народные верования3 185 76212.3 %
Христианство518 0102.0 %
Буддизм388 5081.5 %

Источник: Pew Research Center. The Global Religious Landscape .

Количество последователей ( 23. 04.2021 — Countrymeters.info ).

Распределение населения по возрастным группам

Согласно нашим расчётам, по состоянию на начало 2021 года, население Северной Кореи имело следующее распределение по возрасту:


— процент людей младше 15 лет
— процент людей в возрасте от 15 до 65 лет
— процент людей старше 64 лет

В абсолютных цифрах:

  • 5 779 658 человек младше 15 лет (мужчин: 2 924 350 / женщин: 2 855 049)
  • 17 729 956 человек старше 14 и младше 65 лет (мужчин: 8 823 733 / женщин: 8 905 964)
  • 2 349 255 человек старше 64 лет (мужчин: 780 930 / женщин: 1 568 066)

Мы подготовили упрощенную модель возрастно- половой пирамиды, в которой представлены только три возрастные группы, данные о которых были приведены выше:

мужчины женщины

Примечание: Масштаб пирамиды отличается от абсолютных значений, приведённых выше, поскольку в каждой возрастной группе содержится разное количество лет.

Как мы видим, возрастная пирамида Северной Кореи имеет стационарный или омолаживающийся тип. Такая пирамида типична для развитых стран, для которых характерно снижение рождаемости. Несмотря на это, при относительно низкой смертности, население таких стран имеет относительно высокую ожидаемую продолжительность жизни.

Источник: Данные этой секции основаны на последних публикациях Департамента Статистики ООН в области демографической и социальной статистики .

Коэффициент демографической нагрузки

Коэффициент демографической нагрузки показывает нагрузку на общество и экономику со стороны населения, не относящегося к трудоспособному населению (зависимая часть населения). Под населением, не относящимся к трудоспособному населению понимают суммарное население младше 15 лет и население старше 64 лет. Возраст населения трудоспособного возраста (производительная часть населения), соответственно, между 15 и 65 годами.

Коэффициент демографической нагрузки напрямую отражает финансовые разходы на социальную политику в государстве. Например, при увеличении данного коэффициента, должны быть увеличены расходы на постройку образовательных учреждений, социальную защиту, здравоохранение, выплаты пенсий и т.д.

Общий коэффициент нагрузки

Общий коэффициент демографической нагрузки рассчитывается как отношение зависимой части населения к трудоспособной или производительной части населения.

Для Северной Кореи Коэффициент общей демографической нагрузки равен 45.8 %.

Значение в 45.8 % — относительно низкое. Оно показывает, что численность трудоспособного населения более чем в два раза превышает численность населения нетрудоспособного возраста. Такое отношение создаёт относительно низкую социальную нагрузку для общества.

Коэффициент потенциального замещения

Коэффициент потенциального замещения (коэффициент детской нагрузки) рассчитывается как отношение численности населения ниже трудоспособного возраста к численности трудоспособного населения.

Коэффициент потенциального замещения для Северной Кореи равен 32.6 %.

Коэффициент пенсионной нагрузки

Коэффициент пенсионной нагрузки рассчитывается как отношение численности населения выше трудоспособного возраста к численности трудоспособного населения.

Коэффициент пенсионной нагрузки в в Корее (Северной) составляет 13.3 %.

Источник: Данные этой секции основаны на последних публикациях Департамента Статистики ООН в области демографической и социальной статистики .

Ожидаемая продолжительность жизни

Ожидаемая продолжительность жизни это один из наиболее важных демографических показателей. Он показывает среднее количество лет предстоящей жизни человека. То есть количество лет, которое теоретически может прожить человек, при условии, что текущие показатели рождаемости и смертности будут оставаться неизменными на протяжении всей жизни человека. Как правило, под «ожидаемой продолжительностью жизни» понимают ожидаемую продолжительность жизни при рождении, то есть в возрасте 0 лет.

Средняя ожидаемая продолжительность жизни при рождении (для обоих полов) в Корее (Северной) составляет 68.9 лет (года).
Это ниже средней ожидаемой продолжительности жизни в мире, которая находится на уровне около 71 года (по данным отдела народонаселения Департамента ООН по экономическим и социальным вопросам).

Средняя ожидаемая продолжительность жизни мужчин при рождении — 65 лет (года).
Средняя ожидаемая продолжительность жизни женщин при рождении — 72.9 лет (года).

Грамотность населения

По нашим подсчётам в Корее (Северной) около 20 078 492 человека старше 15 лет могут читать и писать на каком- либо языке. Это составляет 100% от общего числа взрослого населения. Под взрослым населением в данном случае подразумеваются все люди старше 15 лет. Соответственно, около 201 человек все ещё остаются безграмотными.

Уровень грамотности среди мужского взрослого населения составляет 100% (9 604 567 человек).
96 человек — безграмотны.
Уровень грамотности среди женского взрослого населения составляет 100% (10 473 925 человек).
105 человек — безграмотны.

Уровень грамотности среди молодёжи 100% и 100% для мужчин и женщин соответственно. Общий уровень грамотности среди молодёжи составляет 100%. Понятие молодёжи в данном случае покрывает население в возрасте от 15 до 24 лет включительно.

Источник: Данные для раздела «Грамотность населения Северной Кореи» основаны на последних данных, опубликованных Институтом Статистики ЮНЕСКО (данные были взяты 13 марта 2016) .

История населения Северной Кореи (1951 — 2021)

Данные показаны на 1 января соответствующего года.

История населения Северной Кореи

ГодНаселениеПрирост населения
195110 397 750N/A %
195210 148 216-2.40 %
195310 002 755-1. 43 %
19549 964 901-0.38 %
195510 030 1860.66 %
195610 187 0101.56 %
195710 417 7342.26 %
195810 696 9002.68 %
195910 995 8022.79 %
196011 285 4332.63 %
196111 545 8832.31 %
196211 769 5061.94 %
196311 969 3931.70 %
196412 174 5351.71 %
196512 416 0601.98 %
196612 707 5402.35 %
196713 045 2952.66 %
196813 417 3982.85 %
196913 811 8032.94 %
197014 212 0092.90 %
197114 611 5952. 81 %
197215 009 7302.72 %
197315 402 1442.61 %
197415 774 1892.42 %
197516 114 7332.16 %
197616 415 5061.87 %
197716 676 6501.59 %
197816 907 1781.38 %
197917 126 7291.30 %
198017 354 5521.33 %
198117 602 7511.43 %
198217 871 0381.52 %
198318 154 5801.59 %
198418 444 9751.60 %
198518 734 8641.57 %
198619 018 1571.51 %
198719 295 5221.46 %
198819 570 9091.43 %
198919 852 2101. 44 %
199020 144 6371.47 %
199120 452 4031.53 %
199220 774 1761.57 %
199321 102 9691.58 %
199421 423 1881.52 %
199521 721 3081.39 %
199621 988 5501.23 %
199722 225 2571.08 %
199822 436 8370.95 %
199922 634 9120.88 %
200022 830 8140.87 %
200123 031 8680.88 %
200223 237 0660.89 %
200323 441 7780.88 %
200423 638 1070.84 %
200523 819 1580.77 %
200623 980 1360.68 %
200724 122 1460. 59 %
200824 249 5690.53 %
200924 369 7270.50 %
201024 489 0850.49 %
201124 611 6280.50 %
201224 737 3630.51 %
201324 865 5990.52 %
201424 994 1740.52 %
201525 121 3300.51 %
201625 246 0870.50 %
201725 369 2420.49 %
201825 490 2030.48 %
201925 608 3610.46 %
202025 722 7940.45 %
202125 858 6100.53 %

Все данные в этой таблице даны на 1 января соответствующего года.

Прогноз численности населения (2020-2100)

ГодНаселениеПрирост населения
202025 840 867N/A %
202526 350 8691. 97 %
203026 743 8911.49 %
203526 971 9920.85 %
204027 034 5260.23 %
204526 967 260-0.25 %
205026 808 687-0.59 %
205526 586 252-0.83 %
206026 321 365-1.00 %
206526 024 360-1.13 %
207025 708 456-1.21 %
207525 375 850-1.29 %
208025 031 523-1.36 %
208524 677 644-1.41 %
209024 317 798-1.46 %
209523 952 023-1.50 %
210023 581 174-1.55 %

Данные даны на 1 июля соответствующего года (средний вариант прогноза).

Источник : Департамент по экономическим и социальным вопросам ООН: Отдел народонаселения

Отдел Кореи и Монголии

Отдел состоит из двух подразделений:

  1. Сектор Кореи
    Зав. сектором — к.и.н. Александр Валентинович Воронцов
  2. Сектор Монголии
    Зав. сектором — д.и.н. Владимир Викторович Грайворонский
    E-mail: [email protected]

Концептуально научно-исследовательская работа Отдела Кореи и Монголии ориентируется на комплексное изучение проблем истории, политики, экономики двух корейских государств: КНДР, Республика Корея и Монголии, их места в системе современных международных отношений в Северо-Восточной Азии (СВА).

В настоящее время этот регион в целом и изучаемые страны конкретно, характеризуются динамичным развитием, порой принимающим драматические формы. На Корейском полуострове имеет место противостояние представителей двух объективно антагонистических систем: социалистической с корейской спецификой КНДР и рыночно-демократической РК. Оба эти государства уникальны. Южная Корея – яркий образец новых индустриальных стран, сумевшая в период жизни одного поколения вырваться из разряда крайне бедных и отсталых стран в группу лидеров, в том числе по научно-техническим параметрам современного мира.
Северная Корея, будучи небогатой страной, испытывающей серьезные экономические трудности, проявляет политическую волю и способность даже в условиях международной изоляции отстаивать свой политический строй и идеалы, независимость внешней политики, поддерживать оборонный потенциал на уровне, сдерживающем возможного агрессора. В 2017 г. КНДР совершила 6-е, признанное в мире экспертов термоядерным испытание, завершив, таким образом, создание собственных сил ядерного сдерживания. При этом, вопреки политико-экономическому давлению и санкциям, КНДР сумела начать дипломатический диалог с США на самом высоком уровне, в 2018 году в Сингапуре состоялся исторический саммит между лидерами Северной Кореи и США, на котором стороны взяли на себя обязательства проявлять сдержанность в военной области. Важно отметить, что КНДР соблюдает мораторий на дальнейшие испытания ядерного оружия и межконтинентальных баллистических ракет. Тем не менее, Корейский полуостров в целом остается эпицентром внимания мировой общественности.
Продолжает привлекать к себе повышенное международное внимание также и Монголия. Стремительные и в целом успешные процессы демократизации, политической трансформации и перехода от плановой к рыночной экономической модели оказались неожиданными для политиков и исследователей во многих странах. Активная внешняя политика и стремление Улан-Батора полноценно участвовать в региональном сотрудничестве в СВА и в максимально возможном количестве международных и многосторонних организаций – одна из отличительных черт феномена современной Монголии.

Тот факт, что все отмеченные выше страны являются непосредственными соседями России, обусловливает дополнительную значимость для РФ отношений с ними.
Вместе с этим богатая, древняя история и культура изучаемых народов детерминируют важность исследований традиционного цикла, осуществляемых в отделе.

В рамках данных задач и кадровых ресурсов определяются и главные исследовательские темы.



Новости подразделения

10 ноября 2020 года
Международная конференция «Тибетология и буддология на стыке науки и религии»
В Институте востоковедения Российской Академии наук 9-10 ноября 2020 г. состоялась четвертая конференция из цикла «Тибетология и буддология на стыке науки и религии». Конференция проходила в режиме он-лайн.

26 февраля 2020 года
Круглый стол «Россия и Монголия: проблемы экономического сотрудничества и пути их решения»
«Барьеры в развитии экономического сотрудничества России и Монголии и пути их преодоления» — тема круглого стола в ИВ РАН, состоявшегося 26 февраля 2020 года.

11 февраля 2020 года
Презентация книги «Kорейско-Сахалинская экспедиция П.Ю. Шмидта 1899 — 1901 гг. Часть первая. Путешествие по Корее».
11 февраля 2020 г. в конференц-зале отеля «Будапешт» Институт востоковедения РАН провел презентацию книги о корейско-сахалинской экспедиции П.Ю. Шмидта. Научный руководитель проекта стал В. В. Наумкин. Ответственным редактором выступила Б. Б. Пак

30 октября 2019 года
Визит господина Пак Сангбэ, главы российского отделения Корейского фонда
30 октября 2019 г. Институт востоковедения посетил с визитом господин Пак Сангбэ, глава российского отделения Корейского фонда — крупнейшего южнокорейского фонда, специализирующегося на общественной дипломатии и поддержки корееведения за рубежом.

2 октября 2019 года
Рощин Сергей Константинович (07.09. 1930–29.09.2019)
29 сентября 2019 года после продолжительной болезни ушел из жизни ведущий российский монголовед, главный научный сотрудник, доктор исторических наук, кандидат экономических наук СЕРГЕЙ КОНСТАНТИНОВИЧ РОЩИН (07.09. 1930–29.09.2019).

27 сентября 2019 года
Международная научная конференция «Победа на р. Халхин-гол (1939): в поисках исторической истины»
Конференция прошла 26-27 сентября

20 сентября 2019 года
Визит делегации отдела Кореи и Монголии Института Востоковедения РАН в Пхеньян, КНДР с 6 по 13 сентября 2019 г.
6-13 сентября 2019 г. состоялась научная командировка заведующего Отделом Кореи и Монголии ИВ РАН, канд. ист. наук А.В. Воронцова и научного сотрудника Отдела Кореи и Монголии ИВ РАН, канд. ист. наук А.И. Шарафетдиновой в Корейскую Народно-Демократическую Республику по приглашению Корейской Ассоциации работников общественных наук (КАРОН).

29 апреля 2019 года
Отчет о научной командировке в Сеул (Республика Корея)
Отчет заместителя директора по науке Н.Г.Романовой, и руководителя Кабинета истории и культуры Кореи, ведущего научного сотрудника ОКМ, д.и.н. Пак Б.Б. о научной командировке в Сеул (Республика Корея) с 27.03 по 1.04. 2019 г.

25 февраля 2019 года
Научная конференция «Азия в современном мире»
Состоялась в Актовом зале Дипломатической академии МИД России

5 февраля 2019 года
Выступление Воронцова А.В.
По приглашению М.Ю. Галузина 4-го февраля 2019 г. Воронцов А.В. выступил с сообщением о ситуации на Корейском полуострове (продолжительность выступления — 1 час 20 мин. ) перед Послом и старшими дипломатами Посольства РФ в Японии.

1 февраля 2019 года
«На пути к экономической интеграции Северо-Восточной Азии»
29-30.01.2019 прошла международная конференция «На пути к экономической интеграции Северо-Восточной Азии», организованная Институтом экономических исследований СВА (ERINA), г. Ниигата, Япония, на которой заведующий отделом Кореи и Монголии ИВ РАН А.В. Воронцов выступил с докладом «Изменения ситуации на Корейском полуострове и политика России в СВА».

27 октября 2018 года
Международная научная конференция «Монгольская цивилизация в фокусе российского востоковедения»
27 – 28 октября 2018 г. в рамках празднования 200-летия Института востоковедения РАН прошла международная научная конференция «Монгольская цивилизация в фокусе российского востоковедения» (Москва, Конгресс-парк отель «Волынское», Зал «Премьер»).

12 сентября 2018 года
Научная командировка КНДР
2-11 сентября 2018 г. КНДР делегация Института востоковедения в составе зам.директора по науке Н.Г.Романовой, зам.директора по науке А.С.Железнякова и в.н.с. Отдела Кореи и Монголии Б.Б. Пак посетила КНДР по приглашению Первого Европейского департамента МИД КНДР и Корейского общества по содействию обмену и сотрудничеству с Россией.

29 декабря 2017 года
«Лучший монголовед 2017 года»
Президент Монголии Халтмаагийн Баттулга 28 декабря 2017 принял ведущего научного сотрудника Отдела Кореи и Монголии Института востоковедения РАН д.филол. н. проф. РГГУ А.Д. Цендину по случаю награждения премией «Лучший монголовед 2017 года» Международной ассоциации монголоведения.

9 ноября 2017 года
Корейско-российский международный симпозиум 2017
Под эгидой Института востоковедения РАН, Фонда истории Северо-Восточной Азии и при поддержке Посольства Республики Корея в России 8 ноября 2017 г. в стенах Московского Дома национальностей состоялось масштабное и значимое событие в области изучения истории российско-корейских отношений – Международный корейско-российский симпозиум «Новые достижения и перспективы исследований истории российско-корейских отношений».

Новые статьи

Северная Корея — Государственный департамент США

Правовая основа

Конституция гласит: «Граждане имеют свободу вероисповедания. Это право предоставляется путем утверждения строительства религиозных зданий и проведения религиозных церемоний ». Однако в нем далее говорится: «Религия не должна использоваться как предлог для привлечения иностранных сил или нанесения ущерба государству и общественному порядку».

Согласно официальному правительственному документу 2014 года, «Свобода религии разрешена и предусмотрена законом штата в пределах, необходимых для обеспечения общественного порядка, здоровья, социальной защиты, нравственности и других прав человека.”

Уголовный кодекс страны наказывает «лицо, которое без разрешения импортирует, производит, распространяет или незаконно хранит рисунки, фотографии, книги, видеозаписи или электронные носители, отражающие упадническое, плотское или непристойное содержание». Уголовный кодекс также запрещает заниматься «суеверной деятельностью в обмен на деньги или товары». Согласно местным источникам, в этот запрет входит и гадание. Комитет НПО по правам человека в Северной Корее (HRNK) сообщил, что в соответствии с этими двумя положениями владение религиозными материалами, привезенными из-за границы, является незаконным и карается тюремным заключением и другими формами сурового наказания, включая казнь.

Страна является участником Международного пакта о гражданских и политических правах.

Государственная практика

Поступали сообщения, что правительство продолжало сурово расправляться с теми, кто практиковал практически любые религиозные обряды, посредством казней, пыток, избиений и арестов. Недоступность страны и отсутствие своевременной информации по-прежнему затрудняли проверку арестов и наказаний. В заключительном отчете ИСП за 2014 год сделан вывод о том, что правительство практически полностью отрицает права на свободу мысли, совести и религии, а также права на свободу мнений, их свободное выражение, информацию и ассоциации. Далее он пришел к выводу, что во многих случаях нарушения прав человека, совершаемые правительством, представляют собой преступления против человечности, и рекомендовал Организации Объединенных Наций привлечь к ответственности тех, кто несет наибольшую ответственность за преступления против человечности. 20 сентября специальный докладчик ООН по ситуации с правами человека в КНДР Томас Оджеа Кинтана сообщил Генеральной Ассамблее ООН, что ситуация с правами человека в стране «остается крайне серьезной. Лагеря для политических заключенных, в которых большое количество политических заключенных содержится в наихудших условиях, продолжают действовать в условиях полной секретности.Здесь нет свободы выражения мнения, и граждане подвергаются системе контроля, наблюдения и наказания, которая нарушает их права человека ».

НКББ, используя отчеты перебежчиков и другие источники, собрал 1341 конкретный случай злоупотребления властями внутри страны правом на свободу религии или убеждений с 2007 по декабрь 2018 года. деятельность и контакты с религиозными деятелями.По сообщениям, из 1341 случая власти убили 120 человек (8,9 процента), исчезли 90 человек (6,7 процента), получили телесные повреждения 48 человек (3,6 процента), депортировали или насильно выселили 51 человек (3,8 процента), задержали 794 человека (59,2 процента), ограничили передвижение 133 (9,9%), преследовали 105 (7,9%) другими способами наказания.

По оценкам южнокорейской неправительственной организации в 2013 году от 80 000 до 120 000 политических заключенных, некоторые из которых были заключены за религиозную деятельность, содержались в лагерях для заключенных в отдаленных районах в суровых условиях.В феврале Open Doors UK оценила от 50 000 до 70 000 граждан в тюрьму за то, что они христиане. Всемирная организация христианской солидарности (CSW) сообщила, что политика признания вины по ассоциации часто применялась в случаях задержания христиан, что означает, что родственники христиан также задерживались независимо от их убеждений. По словам одного перебежчика, некоторые члены его большой семьи находились в лагере для политических заключенных, потому что один из них был христианином, а другие члены семьи были казнены за то, что они были христианами.

В сентябре CSW сообщила, что в стране нет свободы вероисповедания. CSW также сообщила, что, согласно свидетельским показаниям, «многие христиане содержатся в лагерях для заключенных, где они терпят ужасные условия жизни и жестокие пытки». CSW заявила, что были случаи, когда были казнены граждане, у которых были обнаружены Библии.

Хотя шаманизм в той или иной степени практиковался в стране всегда, НПО отметили очевидное продолжающееся увеличение шаманских практик, в том числе в Пхеньяне.Один источник сообщил RFA, что люди обычно консультируются с гадалками перед планированием свадьбы, заключением деловых сделок или рассмотрением других важных решений. По сообщениям НПО, власти продолжали принимать меры против практики шаманизма. По сообщению RFA, источник сообщил, что в марте в Чхонджине, провинция Северный Хамгён, власти признали трех женщин виновными в гадании на открытом судебном процессе. Две женщины были публично расстреляны, а третья приговорена к пожизненному заключению.Согласно источнику, женщины создали группу под названием Chilsungyo (Группа семи звезд) и сказали, что двое детей в группе были одержимы духом оракула. Женщины получали деньги за то, что гадали. Источник сообщил, что тысячи людей с фабрик, колледжей и жилых домов были вынуждены присутствовать на суде и казнях, которые были направлены на то, чтобы заставить чиновников перестать опекать гадалок и заниматься другим «суеверным» поведением.

В своем годовом отчете Open Doors USA 18-й год подряд заняла первое место в своем списке стран, где правительство преследует христиан.Open Doors USA заявила, что количество арестов и похищений иностранных миссионеров и наказаний христиан увеличилось. По данным НПО, «если северокорейских христиан обнаружат… их не только депортируют в трудовые лагеря как политических преступников или даже убьют на месте, но и их семьи разделят их судьбу. У христиан нет ни малейшего места в обществе; встречаться с другими христианами для поклонения почти невозможно, а если некоторые осмеливаются, это должно происходить в строжайшей тайне ». Правительство усилило пограничный контроль с более суровыми наказаниями для граждан, репатриируемых из Китая, и активизировало усилия «по ликвидации всех каналов распространения христианской веры».”

Религиозные и правозащитные группы за пределами страны продолжали сообщать об арестах, избиениях, пытках и убийствах членов подпольных церквей из-за их религиозных убеждений. По данным Open Doors USA, одна беженка сказала, что ее семья после репатриации из Китая была заключена в тюрьму за то, что, по словам властей, было «проблематичным политическим убеждением», и охранники избили ее родителей за отказ прекратить молиться. Другая женщина, которая была заключена в тюрьму после репатриации из Китая, рассказала НПО, что тюремные власти неоднократно спрашивали ее, ходит ли она в церковь в Китае, есть ли у нее Библия и христианка ли она.Женщина сказала, что, по ее мнению, ее бы убили, если бы она призналась, что была христианкой.

По данным НКББ, в 2016 году поступило сообщение об исчезновениях лиц, исповедующих религию, в местах содержания под стражей. Международные НПО и перебежчики из Северной Кореи продолжали сообщать о любой религиозной деятельности, проводимой за пределами санкционированных государством, включая молитвы, пение гимнов и чтение Библии, которые могут привести к суровому наказанию, включая тюремное заключение в лагерях для политических заключенных.Согласно отчету Корейского института национального объединения (KINU), аффилированного с правительством Южной Кореи, за 2018 год, власти наказывали как суеверные, так и религиозные действия, но последние более сурово. В общем, наказание было очень строгим, когда граждане или перебежчики были связаны с Библией или христианскими миссионерами; власти часто наказывали лиц, причастных к суеверной деятельности, принудительным трудом, чего, как сообщается, можно было избежать с помощью взятки.

Согласно RFA, в течение года власти начали репрессии против практикующих Фалуньгун.Источники сообщили, что практика Фалуньгун проникла в страну через торговых работников и быстро распространилась даже среди высокопоставленных государственных чиновников и их семей. В апреле полиция выпустила прокламацию, обязывающую граждан сообщать о своем статусе практикующих Фалуньгун, что стало первой подобной акцией правительства. Согласно RFA, прокламация грозила суровыми наказаниями тем, кто отказывается сдаться. После выпуска прокламации полиция арестовала 100 человек в районе Сунъяна в Пхеньяне за практику Фалуньгун.Согласно источникам, репрессии и негативная реклама только увеличили популярность Фалуньгун.

Сообщается, что правительство задержало иностранцев, которые, как утверждается, занимались религиозной деятельностью на территории страны. Никакой дополнительной информации о трех южнокорейских миссионерах, задержанных в стране, не поступало. В декабре 2018 года The Korea Times сообщила, что правительство Южной Кореи пыталось договориться об их освобождении. Один проводится с 2013 года, а два других — с 2014 года.

Чучхе («опора на собственные силы») и Сурён («верховный лидер») оставались важной идеологической опорой правительства и культов личности предыдущих лидеров Ким Ир Сена и Ким Чен Ира и нынешнего лидера Ким Чен Ына. Отказ по религиозным или другим причинам признать лидера высшей властью был расценен как противодействие национальным интересам и, как сообщается, повлек за собой суровое наказание. Некоторые ученые утверждали, что философия чучхе и года почитания семьи Ким напоминала форму богословия, спонсируемого государством.Сообщается, что по всей стране существовало около 100 000 научных центров чучхе, научных центра. В официальном документе KINU от 2016 года один перебежчик сказал: «Северная Корея подавляет религию, особенно христианство, из-за того, что религиозная вера может подорвать диктатуру одного человека».

В отчете COI 2014 говорится, что правительство считает христианство серьезной угрозой, которая бросает вызов официальным культам личности и предоставляет платформу для социальной и политической организации и взаимодействия вне правительства.В отчете сделан вывод, что христиане сталкиваются с преследованиями, насилием и суровыми наказаниями, если они исповедуют свою религию за пределами контролируемых государством церквей. В отчете также рекомендовалось, чтобы страна разрешила христианам и другим верующим исповедовать свою религию независимо и публично, не опасаясь наказания, репрессий или слежки.

Благотворительная организация

«Свобода в Северной Корее» (LiNK), которая помогает северокорейским беженцам, заявила на своем веб-сайте, что организованная религия рассматривается правительством как потенциальная угроза режиму.Перебежчики продолжали сообщать, что в последние годы правительство усилило расследование, репрессии и преследования несанкционированных религиозных групп, но доступ к информации о текущих условиях был ограничен.

По данным НПО, политика правительства в отношении религии была направлена ​​на поддержание видимости терпимости по отношению к международной аудитории при внутреннем подавлении любой религиозной деятельности, не санкционированной государством. Как и в прошлые годы, KINU заявляет в своем ежегодном официальном документе по правам человека: «Для народа Северной Кореи практически невозможно иметь религию в своей повседневной жизни. В «Белой книге» цитируется высказывание одного перебежчика: «Многие люди называют религию в целом суеверием. И все суеверные поступки запрещены ». Согласно NKDB, конституция представляет собой лишь номинальную свободу, предоставляемую политическим сторонникам, и только тогда, когда режим считает необходимым использовать ее в качестве политического инструмента. Опрос 12 625 беженцев в период с 2007 по март 2018 года, проведенный НКББ, показал, что 99,6% заявили, что в стране нет свободы вероисповедания. В своем отчете за 2018 год НКББ заявил, что менее 1% из 12880 перебежчиков заявили, что посещали религиозные объекты.

HRNK сообщила, что правительство продолжало проводить политику, согласно которой все граждане, молодые и старые, участвуют в местной обороне и будут готовы мобилизоваться для целей национальной обороны. Не было ни исключений из этих требований, ни какой-либо альтернативы военной службе для лиц, отказывающихся от военной службы по соображениям совести.

Христианская некоммерческая организация «Голос мучеников», как сообщается, в сентябре получила правительственное видео, на котором христиане изображены как «религиозные фанатики» и «шпионы», которые пытаются подорвать деятельность правительства. Видео якобы использовалось для того, чтобы проинструктировать агентов государственной безопасности о том, как идентифицировать христиан в стране и заставлять их замолчать.

По данным NKDB, правительство Южной Кореи подсчитало, что по состоянию на 2018 год в КНДР было 121 религиозное сооружение, в том числе 60 буддийских храмов, 52 хондоистских храма, три контролируемых государством протестантских церкви и одна русская православная церковь. В ежегодном официальном документе KINU за 2015 год насчитывалось 60 буддийских храмов и сообщалось, что большинство граждан не осознавали, что буддийские храмы являются религиозными объектами, и не считали буддийских монахов религиозными деятелями.Храмы считались объектами культурного наследия и туристическими направлениями. В ежегодном официальном документе KINU за 2019 год делается вывод о том, что за пределами Пхеньяна религиозных объектов не существует.

Согласно отчету KINU за 2018 год, правительство продолжало использовать уполномоченные религиозные организации для внешней пропаганды и политических целей, а гражданам строго запрещался вход в места отправления культа. Простые граждане считали такие места прежде всего «достопримечательностями для иностранцев». Иностранцы, встречавшиеся с представителями спонсируемых государством религиозных организаций, сказали, что, по их мнению, некоторые члены были искренне религиозными, но другие, похоже, мало знали о религиозной доктрине.КИНУ пришло к выводу, что отсутствие церквей или религиозных объектов в провинциях указывает на то, что обычные граждане не имеют свободы вероисповедания.

Пять подконтрольных государству христианских церквей в Пхеньяне включают три протестантские церкви (церкви Бонгсу, Чилгол и Джейль), католическую церковь (собор Чанчжун) и Русскую православную церковь Живоначальной Троицы, подпадающую под юрисдикцию Московский Патриархат. Церковь Чилгол, контролируемая государством протестантская церковь, была посвящена памяти матери бывшего лидера Ким Ир Сена, Кан Пан Сок, пресвитерианской диакониссы.Число прихожан, регулярно совершающих богослужения в этих церквях, было неизвестно, и не было информации о том, доступны ли в этих местах запланированные службы. Некоторые перебежчики, которые ранее жили в Пхеньяне или поблизости от него, сообщили, что знали об этих церквях. Один перебежчик сказал, что, когда он жил в Пхеньяне, власти арестовывали людей, которые, по их мнению, слишком долго задерживались за пределами этих церквей, чтобы слушать музыку, или постоянно проезжали мимо них каждую неделю, когда проводились службы по подозрению в принадлежности к тайным христианам.Этот перебежчик также сказал, что власти быстро осознали одно непреднамеренное последствие разрешения прослушивания музыки на богослужениях и разрешения людям посещать церковь, заключающееся в том, что многие посетители обратились в христианство, поэтому власти приняли меры для смягчения этого результата. Многие другие перебежчики из-за пределов Пхеньяна сообщили, что ничего не знают об этих церквях.

Согласно KINU, иностранные христиане, посетившие страну, засвидетельствовали, что они были свидетелями закрытия церковных дверей в пасхальное воскресенье, и многие иностранные посетители говорили, что церковные мероприятия были организованы. LiNK заявил на своем веб-сайте, что «ничего, кроме символических церквей, построенных как фасад религиозной свободы для иностранных посетителей, не допускается». В своем отчете о религиозных преследованиях в Северной Корее за 2018 год Open Doors USA заявила: «Церкви, показанные посетителям в Пхеньяне, служат чисто пропагандистским целям».

Иностранные законодатели, посещавшие службы в Пхеньяне в предыдущие годы, сообщали, что прихожане прибывали и отправляли службы группами на туристических автобусах, и некоторые заметили, что среди прихожан не было детей.Некоторые иностранцы отметили, что им не разрешено вступать в контакт с верующими, а другие заявили, что общение с ними было ограниченным. Иностранные наблюдатели имели ограниченные возможности установить уровень государственного контроля над этими группами, но в целом полагали, что правительство внимательно за ними следит.

В своем отчете Комитету ООН по правам человека за 2002 год правительство сообщило о существовании 500 «семейных религиозных центров». Однако, согласно отчету KINU за 2018 год, ни один перебежчик, давший показания для отчета, не знал о существовании таких «семейных церквей».Согласно опросу 12810 перебежчиков, процитированному в отчете NKDB за 2018 год, никто не видел ни одной из этих предполагаемых домашних церквей, и только 1,3 процента респондентов считали, что они существуют. Наблюдатели заявили, что «центры семейного поклонения» могут быть частью контролируемой государством Корейской христианской федерации (KCF).

В отчете NKDB за 2018 год отмечалось наличие в стране санкционированных государством религиозных организаций, таких как KCF, Корейский буддийский союз, Корейский католический совет, Центральный комитет корейской чондоистской церкви, Комитет Корейской православной церкви и Корейский совет религионистов.Информация о деятельности таких организаций была минимальной, за исключением некоторой информации о межкорейских религиозных обменах в 2015 году.

Учрежденный правительством Корейский католический совет продолжал оказывать основные услуги в соборе Чанчун, но Святой Престол по-прежнему не признавал его римско-католической церковью. В стране не было признанных Ватиканом католических священников, монахов или монахинь.

По словам иностранных религиозных лидеров, побывавших в стране, в церквях Бонгсу и Чилгол были протестантские пасторы, хотя неизвестно, были ли они гражданами или посещали пасторы.

Пять русских православных священников служили в Русской православной церкви Живоначальной Троицы, якобы для пастырской помощи русским в стране. Среди духовенства были северокорейцы, некоторые из которых, как сообщается, учились в Русской православной семинарии в Москве.

В отчете COI содержится вывод о том, что власти систематически стремились скрыть преследование христиан, исповедующих свою религию за пределами контролируемых государством церквей, от международного сообщества, указывая на небольшое количество контролируемых государством церквей как на образец религиозной свободы и плюрализма.

В апреле United Press International процитировала сообщение государственного средства массовой информации Ryomyong, описывающее службу в пасхальное воскресенье в соборе Чанчжун в Пхеньяне. По словам Рёмёна, присутствовали граждане и иностранные верующие. В сообщении цитируется священнослужитель, выступающий против США. и другие политические заявления во время службы.

НКББ заявил, что официальные лица провели тщательный досмотр поступающих пакетов и вещей в портах, на таможенных постах и ​​аэропортах с целью поиска религиозных предметов, а также других предметов, которые правительство сочло нежелательными.Open Doors USA сообщила, что некоторые люди привозили из Китая аудиоустройства, содержащие Библию и другие религиозные материалы, или тайно ввозили радио для местных жителей, чтобы они могли слушать христианские радиопередачи из-за границы.

По сообщениям, правительство строго регулирует определенные формы религиозного образования, включая программы трехлетних колледжей для подготовки протестантского и буддийского духовенства, программу религиоведения в Университете Ким Ир Сена, высшее учебное заведение, которое готовило пасторов, и другие семинарии, связанные с христианскими и религиозными организациями Буддийские группы.

Согласно KINU, религия по-прежнему использовалась для оправдания ограничения людей до уровня низшего класса системы songbun , которая классифицирует людей на основе социального класса, семейного происхождения и предполагаемой поддержки режима. Система классификации songbun привела к дискриминации в сфере образования, здравоохранения, возможностей трудоустройства и проживания. KINU продолжало сообщать, что религиозные люди и их семьи воспринимаются как «антиреволюционные элементы».”

Согласно KINU, правительство продолжало рассматривать христианство как средство иностранного вторжения. KINU процитировал «Словарь по философии» Института философии социальных наук Северной Кореи, в котором говорится: «Религия исторически использовалась правящим классом для обмана масс и использовалась как средство эксплуатации и угнетения, а недавно была использована империалисты как идеологический инструмент для вторжения в слаборазвитые страны ». KINU снова сообщил, что граждане продолжали получать образование от властей не менее двух раз в год, уделяя особое внимание способам выявления лиц, участвующих в распространении христианства.

Согласно статье Associated Press за 2018 год, десятки миссионеров в приграничных районах Китая, большинство из которых были южнокорейцами или этническими корейцами, оказывают помощь и религиозное образование северокорейцам. По словам преподобного Ким Кё Хо, главы Сеульской сети избранных людей, за последние годы 10 таких передовых миссионеров и пасторов погибли при загадочных обстоятельствах, и он подозревал, что в этом замешано правительство Северной Кореи.

По сообщениям, правительство по-прежнему было обеспокоено тем, что религиозные усилия Южной Кореи по оказанию помощи и помощи беженцам вдоль северо-восточной границы с Китаем преследовали как гуманитарные, так и политические цели, включая свержение правительства, и утверждали, что эти группы участвовали в сборе разведданных.По сообщениям, правительство продолжало ужесточать пограничный контроль, пытаясь пресечь любую подобную деятельность.

Правительство продолжало разрешать некоторым заграничным религиозным организациям по оказанию помощи работать внутри страны для оказания гуманитарной помощи. Такие организации сообщали, что им не разрешали обращать в свою веру; их контакты с местными гражданами были ограничены и строго контролировались, а правительственные эскорт сопровождали их все время. В октябре Asia Times сообщила, что базирующиеся в Южной Корее христианские благотворительные организации заявили, что правительство иногда отказывалось от помощи по политическим причинам, а в некоторых случаях благотворительные организации тайно распределяли помощь через подпольные христианские сети.

В отчете COI делается вывод, что правительственные сообщения о предполагаемых пороках христианства привели к негативным взглядам на христианство среди простых граждан.

В ноябре СМИ сообщили, что офис президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина пригласил Папу Франциска на встречу с председателем Кимом в демилитаризованной зоне. Однако на конец года сообщений о том, что Папа планировал это сделать, не поступало.

В декабре Генеральная Ассамблея ООН консенсусом приняла резолюцию, соавторами Соединенных Штатов, осуждающую «давние и продолжающиеся систематические, широко распространенные и грубые нарушения прав человека в Корейской Народно-Демократической Республике и со стороны нее. Генеральная Ассамблея ООН выразила очень серьезную озабоченность по поводу «применения смертной казни по политическим и религиозным причинам», а также «повсеместных и суровых ограничений, как онлайн, так и офлайн, на свободу мысли, совести, религии или убеждений. , мнение и выражение, мирные собрания и ассоциации ». Генеральная Ассамблея ООН также «настоятельно призывает [d] Корейскую Народно-Демократическую Республику в полной мере уважать все права человека и основные свободы [.]» В ежегодной резолюции вновь приветствовалось продолжающееся рассмотрение Советом Безопасности соответствующих выводов и рекомендаций ИСП.

Религиозных верований в Северной Корее

Вплоть до конца 4 века нашей эры в Корее доминировала местная местная религия, которой в обществе руководили шаманы. Однако именно в это время страна познакомилась с буддизмом и конфуцианством из Китая. При королевстве Корё (918–1392), которое объединило страну, буддизм стал главной силой в стране и процветал. Однако после того, как Королевство Корё было заменено Королевством Чосон (1392-1910), корейское конфуцианство стало официальной государственной идеологией и религией. В этот период буддизм и местный шаманизм жестоко подавлялись, ограничивались и преследовались.

Христианство пришло в страну в начале 17 века, но к середине 18 века оно было объявлено вне закона, и христиане подвергались жестоким преследованиям до открытия Кореи в 1876 году с подписанием Канхваского договора. После этого государство Чосон начало политический и культурный распад, преследования христиан были запрещены, и религия быстро прочно закрепилась в стране.Все это длилось недолго, так как Корея была затем аннексирована Японией с 1910 по 1945 год. В это время японская религия государственного синто была навязана стране. После окончания Второй мировой войны Корея была разделена на две страны в 1948 году, поскольку Америка, Великобритания, Советский Союз и Китай не смогли прийти к соглашению по корейскому решению о создании единой страны.

Религия в Королевстве отшельников Северной Кореи:

Безбожник

На статус нерелигиозных людей в Северной Корее, которые составляют почти две трети населения, влияет множество различных факторов.В первоначальной конституции Северной Кореи 1949 года говорится, что существует свобода религии и религиозных служб. В 1972 году была добавлена ​​поправка, гласящая, что существует свобода вероисповедания и что люди также могут свободно выступать против религии. В поправке 1992 года, которая была сохранена в конституции 1998 года, говорится, что существует свобода религии и что религиозные здания и церемонии разрешены.

Несмотря на то, что говорится в Конституции, многие подозревают, что правящая семья Ким искоренила религию в стране на протяжении многих лет и спонсирует официальные религиозные группы только для того, чтобы создать иллюзию свободы религии и отклонить критику прав человека.Однако сторонним наблюдателям практически невозможно узнать, что происходит в стране, поэтому люди могут только догадываться, основываясь на трудах основателя Ким Ир Сена (1912-1994 гг.), Людей, бежавших из страны, или на основании отчетов разведки. . Страна также продвигает спонсируемый государством атеизм, поскольку он коммунистический и имеет национальную доктрину чучхе, согласно которой люди должны перестать зависеть от духовных идей. Все эти факторы на протяжении десятилетий привели к тому, что страна стала очень нерелигиозной, поскольку практика или пропаганда могут иметь чрезвычайно тяжелые последствия, если не будут официально санкционированы правительством.

Корейский шаманизм

Как упоминалось во введении, корейский шаманизм — древнейшая и исконная религия Кореи и корейского народа.В корейском шаманизме шаман-священник действует как посредник между духами или богами и человеческим планом существования, выполняя ритуалы, пытаясь решить проблемы. Мифы о них разнятся, говоря, что шаманы-жрецы являются потомками Небесных Царей или потомками его сына мужского пола. Основная вера корейского шаманизма заключается в ханеуллиме или хванине, который является высшим богом и источником всех существ. К концу царства Чосон религия была сильно демонизирована и подавлена ​​растущим христианским населением Кореи.Известно, что после разделения корейцев и последовавшей в результате Корейской войны (1950-53) многие последователи корейского шаманизма в Северной Корее мигрировали в Южную Корею, чтобы сбежать от правительства. Никто не знает о нынешнем статусе религии в Северной Корее, но, по оценкам, около 16% населения исповедуют религию тайно.

Хондоизм

Чондоизм — это религиозное движение в Корее, которое было основано и вдохновлено неоконфуцианским движением Донгхак середины 19 века, возникшим в ответ на вторжение западных держав и утрату корейской культуры и религии.Чондоизм развился в начале 20 века как религия после крестьянской революции Донгхак (1894-95), когда третий патриарх движения Донгхак решил, что религия должна быть модернизирована, чтобы узаконить ее и предотвратить преследования. Именно в это время он официально изменил название Донгхак на Чондоизм. Эта религия берет свое начало в корейском конфуцианстве, но также имеет в себе элементы корейского шаманизма. Основное внимание в религии уделяется личному самосовершенствованию, социальному благополучию и отказу от любой загробной жизни.Религия якобы представлена ​​в политике Северной Кореи второстепенной партией Chondoist Chongu, которая является одной из четырех партий, входящих в Демократический фронт за воссоединение отечества под руководством коммунистической партии Северной Кореи. Сегодня, по оценкам, около 13% населения Северной Кореи исповедует эту религию. О деятельности этой религии известно очень мало, но это единственная религия, одобренная правительством, которая также считается этнической религией Кореи.Религия была представлена ​​на международных религиозных конференциях и мероприятиях спонсируемой государством хондоистской церковью и хондоистской партией.

Буддизм

Как уже упоминалось ранее, буддизм является второй древней религией в Корее и когда-то был доминирующей религиозной, культурной и политической силой страны, прежде чем он был подавлен королевством Чосон около полувека.Буддизм начал медленно восстанавливаться в Корее в начале 20-го века, но этот прогресс остановился в Северной Корее после разделения страны и Корейской войны, из-за которой большинство буддистов бежало в Южную Корею. Корейская буддийская федерация, созданная как часть правительства Северной Кореи, контролирует и исследует буддизм в стране и представляет религию на международных религиозных конференциях. Буддийским монахам в стране требуется разрешение государства, чтобы исповедовать религию на законных основаниях, и они полностью зависят от заработной платы государства, чтобы поддерживать жизнь.В Северной Корее 60 буддийских храмов, но большинство из них не используются для активного богослужения, а являются культурными реликвиями. В стране действительно есть буддийская академия, которая также предлагает обучение буддийскому духовенству. В настоящее время буддизм составляет около 5% населения Северной Кореи и процветает лучше, чем другие религиозные группы в семье Ким.

Христианство, ислам и другие верования

Как упоминалось во введении, христианство быстро росло в Корее в конце 19-го и начале 20-го веков.Религия стала очень популярной в северной части Кореи, особенно после маньчжурского возрождения 1908 года. Миссионеры сыграли важную роль в модернизации страны, а позже поддержали борьбу за независимость против японцев. До разделения Кореи Пхеньян, столица Северной Кореи, имела около 16% христианского населения и была центром религии. После того, как Северная Корея стала коммунистическим государством, большинство христиан бежали в Южную Корею, спасаясь от преследований.В Северной Корее эту религию особенно не любили из-за ее связей с Западом, особенно с Америкой.

Корейская христианская федерация, созданная правительством, играет ту же роль, что и Корейская буддийская федерация, отслеживая религию в стране и представляет религию на международных религиозных конференциях. В последние десятилетия отношение к христианству стало менее враждебным с созданием пяти церквей в Пхеньяне, позволяющих папским представителям посещать страну и даже посылая северокорейских священников-новичков на учебу в Италию.Единственное присутствие ислама в стране — посольство Ирана в Пхеньяне, где находится единственная мечеть в стране, мечеть Ар-Рахман. Мечеть предназначена для сотрудников посольства, а также других иностранцев. Кроме этого ислама, как и любых других религий, о наличии в стране не известно.

Будущее религии в Северной Корее

Будущее религии в Северной Корее, скорее всего, в обозримом будущем сохранит тот же статус-кво, что и сейчас.Если не произойдет массового изменения идеологии нынешнего правительства и руководства или если правительство не будет свергнуто или рухнет, вряд ли ничего изменится в том, как Северная Корея относится к религии и тем, кто ее исповедует.

Северная Корея и свобода вероисповедания: верующие соревнуются со светскими богами

Ким Чен Ын на встрече правящей партии в Пхеньяне в декабре 2016 года. (Центральное информационное агентство Кореи / через Reuters) Если Ким Чен Ын хочет благословений внешней торговли, У.С. и другие должны оказывать на него давление, чтобы он делал больше для либерализации его общества.

Некоторые критики президента Трампа жалуются, что республиканская партия превратилась в культ. И некоторые аппаратчики Республиканской партии заняли позицию, согласно которой президент не может ошибаться. Тем не менее, поддержка ему все еще явно недостаточна для трансцендентного.

Это не означает, что политика не может стать религией. В Северной Корее Ким Ир Сен и Ким Чен Ир — отец-полубог и сын-полубог; Чучхе — это политическое евангелие.К сочинениям Ким относятся как к Священным Писаниям. Это помогает объяснить позицию Севера как худшего религиозного гонителя в мире.

На Корейском полуострове издавна проживали самые разные религиозные верования. Шаманизм, конфуцианство и буддизм уходят в глубь веков. Католицизм появился в 16 веке; Протестантизм распространялся через миссионеров в 19-м. Джон Росс, пресвитерианин, завершил первый корейский Новый Завет в 1887 году. Новая вера особенно прочно закрепилась на севере; Пхеньян с сотнями церквей был известен как «Иерусалим Востока».Оттуда христианство распространилось по полуострову и в соседний Китай (Маньчжурию).

Корейское королевство сопротивлялось иностранному ввозу. Японские колониальные правители полуострова пытались навязать приверженность синтоизму, что привело к преследованиям корейских христиан, которые отказались принять веру своих угнетателей. Корейские эмигранты-христиане были одними из ведущих борцов за независимость Кореи. Даже родители северокорейского диктатора Ким Ир Сена были пресвитерианами, а его дед был министром.

Во время советской оккупации религиозные преследования в северной половине полуострова усугубились. Большевики вели войну с христианством в СССР и утратили дружеские отношения при оккупации Кореи. Советы выбрали Ким Ир Сена, лидера антияпонских партизан, для управления зоной оккупации. После создания Корейской Народно-Демократической Республики в 1948 году «режим подавил свободу вероисповедания, пробуждая чувство борьбы с антиреволюционными элементами и распространяя антирелигиозные настроения повсюду с целью усиления социалистической революционной силы», — пишет Ё Сан. Юн и Сун-Ён Хан из Северокорейского архива прав человека и Центра баз данных по правам человека Северной Кореи, соответственно.

Ким жестоко консолидировал власть, развязал войну и добился единообразия. Его правительство нацелено на веру во что-либо, кроме коммунистической партии. После корейской войны, по словам Юна и Хана, «религиозные организации были полностью ликвидированы в результате безжалостного религиозного подавления, не оставив места для саморегулирования религиозной деятельности или коллективного сопротивления». Со временем культ личности Кима стал совершенно удушающим, не оставляя места для независимых размышлений.

Ким Ир Сен, до сих пор считающийся «вечным президентом» КНДР, однажды объяснил, что «мы пришли к пониманию того, что религиозные люди могут избавиться от дурной привычки, только если их убить.«В то время как политика Северной Кореи позже смягчилась — она ​​вряд ли могла стать более строгой, — религия по-прежнему находится в осаде. Действительно, по мере ослабления пограничного контроля, отмечают Юн и Хан, «северокорейский режим усилил контроль за беженцами и перебежчиками, депортированными из Китая из-за опасений, что они подверглись воздействию религии».

Хотя конституция Севера формально защищает свободу вероисповедания, она запрещает действия, которые якобы наносят ущерб государству или используют иностранное влияние.Что на практике означает все религиозное. Неудивительно, что КНДР долгое время занимала позицию № 1 в «Списке наблюдения за миром» Open Doors. Действительно, группа сообщила об ухудшении условий: «рост числа арестов и похищений южнокорейских и китайских корейских христиан и миссионеров в Китае, усиление пограничного контроля с более суровым наказанием северокорейских граждан, репатриированных из Китая, и усиление усилий со стороны Севера. Правительство Кореи ликвидирует все каналы распространения христианской веры.”

Комиссия США по международной религиозной свободе (USCIRF) отметила Север как «страну, вызывающую особую озабоченность» и отметила, что КНДР «продолжала совершать систематические, постоянные и вопиющие нарушения свободы религии или убеждений». В своем последнем отчете USCIRF сообщает, что Северная Корея «является одним из самых изолированных и подавляемых обществ в мире». Пхеньян «накладывает несправедливые ограничения на неотъемлемое право своего народа на свободу религии или убеждений».

Возможно, 50 000 человек были заключены в тюрьмы за религиозные преступления.По данным USCIRF, в трудовых лагерях заключенные «сталкиваются с ужасными условиями жизни и, вероятно, вынуждены выполнять тяжелые работы». В Пхеньяне действуют пять церквей, но «перебежчики, опрошенные после бегства из Северной Кореи, часто ставят под сомнение легитимность этих институтов», которые, возможно, были созданы «для того, чтобы поддерживать иллюзию религиозной свободы для международной аудитории».

Государственный департамент в своем последнем отчете о религиозной свободе рисует столь же удручающую картину, цитируя «почти полное отрицание правительством прав на свободу мысли, совести и религии, и во многих случаях нарушения прав человека, совершенные правительство составило преступления против человечности.«Северные корейцы обычно« скрывали свою деятельность от соседей, коллег и других членов общества, опасаясь, что об их деятельности будет сообщено властям ».

Беженцы сообщили, что свобода вероисповедания уменьшилась за последнее десятилетие. Группы по защите прав человека и свободы вероисповедания сообщали, что «членов подпольных церквей арестовывали, избивали, пытали и убивали из-за их религиозных убеждений», — поясняет Госдепартамент. Детей привлекали к тому, чтобы они рассказывали о своих родителях и искали Библии.Религиозная деятельность, в том числе просто чтение Библии, которая происходит за пределами санкционированных государством церквей, может «привести к суровому наказанию, включая тюремное заключение в лагерях для политических заключенных». Наказание было «очень строгим» для тех, кто контактировал с миссионерами. Более того, «правительство депортировало, задерживало, а иногда и отпускало иностранцев, которые якобы занимались религиозной деятельностью в пределах его границ».

Пять церквей — три протестантских, одна католическая и одна православная — действуют в Пхеньяне, но многочисленные сообщения предполагают, что это потемкинские церкви с фиктивными прихожанами.Действительно, один перебежчик, сообщил State, «сказал, что власти быстро поняли, [что] одним непреднамеренным последствием разрешения музыки на богослужениях и разрешения людям посещать церковь было то, что многие из посетителей обратились в христианство, поэтому власти предприняли шаги для смягчения этого результата. ” Кроме того, государство процитировало отчеты ученых и неправительственных организаций о том, что «политика КНДР по отношению к религии была направлена ​​на поддержание видимости терпимости по отношению к международной аудитории при одновременном подавлении внутри страны любой религиозной деятельности, не санкционированной государством.Очевидно, это роль буддийской федерации, корейской христианской федерации и корейской католической федерации, групп, которые на практике не продвигают свою номинальную веру.

Тем не менее христианство выживает. Юн и Хан взяли интервью у северокорейских перебежчиков и беженцев. Они сообщают о небольшом, но важном ярком пятне: «Количество неофициальных, закулисных и подпольных религиозных мероприятий постепенно увеличивается, несмотря на антирелигиозную политику Севера». С тех пор возросшее трансграничное движение расширило возможности для евангелизации, что привело к тому, что правительство Ким Чен Ына нацелилось на возвращающихся беженцев, которые обратились в христианство или имели контакты с иностранными миссионерами.

Свобода вероисповедания — это не просто абстрактное теоретическое право. Настоящие люди страдают от преследований. «Согласно результатам интенсивного исследования уровня наказания лиц, причастных к религиозной деятельности, только 2,9 процента арестованных отправляются в трудовые лагеря», — сообщают Юн и Хан. Напротив, 14,9 процента отправляются в тюрьмы и поразительные 81,4 процента — в политические тюремные лагеря, что является самым суровым уровнем наказания в северокорейском обществе.Это свидетельствует о том, насколько строго режим наказывает тех, кто занимается религиозной деятельностью ».

Ранее в этом году газета South China Morning Post опубликовала подробный отчет о преследованиях в КНДР. Например:

Один перебежчик из Северной Кореи в Сеуле описывает, как ее семья дома тихонько поет христианские гимны каждое воскресенье, пока кто-то дежурит в ожидании информаторов. Второй прятался под одеялом или в туалете во время молитвы на Севере. Еще один вспоминает, как видел сокамерницу, которую жестоко избили за отказ отречься от своей религии.

Перебежчик Джу Иллонг сообщил, что семья его двоюродного брата была заключена в тюрьму после того, как власти обнаружили, что дальний родственник был христианином. Родственники Цзюй были казнены за прозелитизм.

Верующие наиболее ограничены в возможности делиться своей верой. Из South China Morning Post : «По словам перебежчиков и сторонних экспертов, большинство подпольных христиан Северной Кореи не занимаются чрезвычайно опасной работой по прозелитизму. Вместо этого они в основном держат свои убеждения при себе или среди своих ближайших родственников.Но перебежчики говорят, что даже те, кто остается глубоко под землей, сталкиваются с опасностью ». Их желание полностью исповедовать свою веру побуждает к отступничеству. Один из тех, кто уехал на юг, объяснил: «Я хотел построить свою церковь и петь как можно громче».

Ким Ир Сен в конце концов осознал, что демонстративные заявления об уничтожении религии вредны для его международного имиджа. Режим осознал, что «утверждение об отсутствии религии на Севере никогда не может быть предметом гордости, а только сделает его посмешищем или объектом критики в международном сообществе», — отмечают Юн и Хан . Более того, религиозные группы были в авангарде оказания гуманитарной помощи.

В 1970-х годах Пхеньян официально заявил, что гарантирует свободу вероисповедания. «Эта политика достигла своего апогея в 1988 году, привнеся поверхностные и даже качественные изменения в различные религии», — утверждают Юн и Хан. Однако враждебность оставалась превалирующей. Юн и Хан:

Северная Корея проводит так называемую «параллельную политику» в отношении религии, в соответствии с которой она использует религию в политическом плане, но фактически подавляет ее.«Параллельная политика» — это двойная политика, посредством которой режим пытается выглядеть в международном сообществе, как будто он терпит религию и гарантирует свободу вероисповедания, в то же время проводя политику подавления религии изнутри. Очевидно, что режим политически использует религию только для достижения практических целей, в то время как на самом деле он разрушает саму основу религии на Севере, избавляясь от религиозных людей и запрещая деятельность религиозных организаций.

Тем не менее, озабоченность международным общественным мнением открывала возможность для Евангелия. Например, Ким Ир Сен пригласил американского евангелиста Билли Грэма проповедовать на Севере. Слова последнего посеяли семена, которые прорастут в более поздние годы. Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин передал аналогичное приглашение Ким Чен Ына Папе Франциску, который ответил: «Если приглашение поступит, я обязательно на него отвечу и, возможно, смогу уйти». Однако, даже если он уйдет, северокорейскому народу придется подождать, пока он не станет свободно жить своей верой.

Пхеньян — это не просто огромная гуманитарная трагедия. Страна также представляет собой очевидный внешнеполитический вызов Америке. Но усиление контактов с Севером дает хотя бы проблеск надежды на будущее по обоим пунктам.

Преобразование среды безопасности почти наверняка является необходимым предварительным условием для улучшения положения в области прав человека. Более активное участие также создает возможность настаивать на диалоге об уважении к человеческой жизни и достоинству, включая свободу вероисповедания.Ким Чен Ын, который порвал с отцом и дедушкой по многим причинам, в последнее время удивительно осознает свой международный имидж. Если он хочет получить блага от внешней торговли, США и другие страны должны заставить его делать больше для либерализации своего общества.

А пока люди доброй воли во всем мире должны работать и молиться за преобразование Севера. Даже если участие не сможет переделать КНДР, эта стратегия все равно будет лучше, чем изоляция. Народ Северной Кореи заслуживает свободы.

Дуг Бэндоу — старший научный сотрудник Института Катона. Бывший специальный помощник президента Рональда Рейгана, он является автором книги Иностранных безумств: Новая глобальная империя Америки.

117 Свидетелей подробно рассказали о преследовании Христией Северной Кореей … | Новости и репортажи

Две северокорейские семьи молча молились на полу тюрьмы, стараясь держать глаза открытыми.Другой задержанный, ветеран ГУЛАГа Ким Чен Ира, спросил их, не боятся ли они.

«Нет», — ответила одна из матерей. «Иисус смотрит на нас».

Задержанный заплакал, зная, что их ожидала судьба. На следующий день их отправили в политический лагерь Чхонджин Сусон, и с тех пор о них ничего не слышно.

Но в другом месте следственного изолятора округа Онсонг другой заключенный-христианин закрыл глаза. Признавшись, что он молился, его сокамерники коллективно напали на него, опасаясь, что он навлечет на них неприятности.

Это лишь некоторые из ужасающих историй, рассказанных в отчете о религиозных преследованиях в Северной Корее за 2020 год. Новаторский по своему охвату, он основан на свидетельских показаниях 117 перебежчиков с перекрестными ссылками на известные данные.

Подготовлено Корейской инициативой будущего (KFI), Преследование веры раскрывает 273 задокументированных жертвы, 76 из которых все еще находятся в пенитенциарной системе Северной Кореи. В нем указаны имена 54 отдельных преступников, в том числе 34 человека с информацией, позволяющей установить личность.

KFI надеется, что эта информация послужит основой для будущих санкций Глобального Магнитского, применяемых против отдельных нарушителей прав человека Соединенными Штатами и другими западными странами.

В отчете KFI, составленном на основе опыта с 1990 по 2019 год, перечислено множество нарушений. В их числе 36 случаев наказания членов семьи, 36 случаев пыток и 20 казней. Женщины и девушки составляют 60 процентов жертв.

И христиан непропорционально часто сажают в тюрьмы.

Open Doors, занимающая первое место в списке World Watch List за 19 лет подряд, насчитывает 300 000 христиан при населении в 25 миллионов человек.Десятки тысяч из них находятся в ГУЛАГе.

Из 273 жертв KFI, христиане составляют почти 80 процентов: 215 случаев.

Шаманизм, народная религия Северной Кореи, которая также преследуется режимом, представляет собой всех остальных, кроме двух.

KFI считает себя «нерелигиозным, но не светским».

«Отчет подтверждает то, что христиане уже думали о преследованиях в Северной Корее», — сказал Джеймс Берт, главный стратег KFI и соавтор отчета.

«Но он также разбивает его дальше, чтобы дать детальное понимание того, как правительство обращается с религией».

В прошлом некоторые показания потерпевших оказывались ложными или приукрашенными. Из-за отсутствия доступа многое проверить сложно. Но часто подобные истории можно услышать снова и снова.

Большинство нарушений — это произвольные аресты, задержания, тюремное заключение и допросы, причем несколько нарушений пострадали от одних и тех же лиц. Они связаны с 85 физическими объектами, 10 из которых являются пенитенциарными учреждениями в Китае, и отображают географию страны, в которую разрешен доступ лишь немногим.В отчете подробно рассказывается о государственных органах Северной Кореи, которые контролируют ее сеть тайной полиции и программ информирования граждан.

KFI также получил доступ к внутренним документам, в которых изложена философия репрессий.

«Американские империалисты использовали религию как инструмент для вторжения в нашу страну в прошлом», — говорится в Трансцендентальной системе руководства Корейской рабочей партии. «И сегодня они злобно замышляют распространять религию, чтобы … раздавить нашу республику.”

Ян Вермеер, псевдоним, используемый директором по коммуникациям Open Doors Asia, высоко оценил работу KFI по документации.

Но он хотел сделать еще один шаг вперед в вопросе «почему» преследований.

Северная Корея официально ведет свое столкновение с христианством с 1866 года, когда она обезглавила миссионера, прибывшего с американским военным кораблем, стремящегося установить торговые отношения.

Но к 1907 году в нынешней столице Пхеньяне произошло христианское возрождение. И христиане стали очень популярными благодаря своему сопротивлению японской оккупации, отказываясь поклоняться императору.К 1945 году, когда Корейский полуостров был разделен советской и американской оккупацией, в Северной Корее проживало 500 000 христиан, включая обоих родителей Ким Ир Сена, основателя коммунизма.

Рожденный в 1912 году, Ким продолжал отмечать свое рождение как точку раздела истории, имитируя роль Иисуса в западном календаре. Занимаясь почти обожествлением, его слово стало законом.

Культ личности продолжился с его сыном, Ким Чен Ира, и внуком, нынешним лидером Ким Чен Ыном, привитым на самых ранних уровнях образования.

Предисловие KFI написано Джу Иль-Люном, правозащитником в изгнании, который давал показания перед президентом Дональдом Трампом на Министерской конференции по продвижению свободы вероисповедания в 2019 году. В своем отчете он описал две истории, которые он узнал, когда рос в Северной Корее.

В одном из них американский миссионер выгравировал кислотой слово «вор» на лбу ребенка, который сорвал яблоко в своем саду. В другом случае отец был удостоен чести за то, что вбежал в свой горящий дом, чтобы спасти портреты Ким Ир Сена и сына, пожертвовав своей дочерью ради верховных лидеров.

«Часто мы думаем о Северной Корее как о странной стране, управляемой чокнутыми диктаторами», — сказал Вермеер. «Но это очень умные люди, которые не оставили места ни для какой религии, потому что это освободило бы людей в их сознании».

Некоторые пытаются.

Один из примеров (не предоставленный Vermeer) касается бывшего северокорейского исследователя сельского хозяйства, который поссорился с правительством, когда выступал за частную собственность на землю. Переехав в Южную Корею, он стал христианином и теперь разрабатывает воздушные шары, чтобы пересечь границу и публиковать свой контент в нужном месте и на нужной высоте.

«Это христианские миссионеры протянули мне руку помощи, когда я был в кризисе и имел серьезные проблемы», — говорится в его брошюре. «Благодаря им я узнал, что их вера полностью противоречит тому, что мне сказали в Северной Корее.

«Они проповедуют« любовь »и говорят нам любить друг друга до такой степени, как любить своего врага … Мы должны любить друг друга, Северную и Южную Корею».

Но за границей владение такими материалами на севере может быть ужасным. Многие анекдоты в отчете KFI описывают Библию или христианскую литературу как доказательства, приведшие к тюремному заключению.Один северный кореец был привязан к колу и казнен на открытом рынке на глазах у 1000 человек.

Некоторые христиане бежали в поисках свободы вероисповедания, сказал Берт. Но это далеко не единственная причина. Бедность, голод и культура женоненавистничества и сексуальных домогательств привели к тому, что тысячи северокорейцев тайком или подкупом пробирались через пограничные патрули в Китай.

И как только они пересекли границу в поисках окольного пути в Южную Корею, многие оказывались сексуальными рабами бедных фермеров в нелегальном преступном мире, приносящем 105 миллионов долларов в год.

«Есть два типа людей, которые их забирают», — сказал Эд Браун, американский генеральный секретарь Stefanus, норвежской христианской организации, выступающей за свободу религии или убеждений.

«Жестокие торговцы людьми и христиане, которые рискуют своими жизнями, чтобы перевезти их из убежища в убежище, а затем из Китая».

Стефан произвел Сохранено: Побег из режима Кима , чтобы рассказать свою историю. Официальный выбор Международного христианского кино- и музыкального фестиваля 2019 года, он представляет собой работу организации Helping Hands Korea (HHK), которая помогает уязвимым северокорейцам с 1996 года.

Помимо участия в современной подземной железной дороге, HHK также отправляет семена в Северную Корею, чтобы люди из низшего класса системы социальных классов songbun , которых режим считал «враждебными» и лишенных доступа к централизованным товарам, могли выращивать собственный урожай.

Стефанус поддерживает такую ​​работу — и другие программы, которые не могут быть названы — по построению молодого гражданского общества в Северной Корее.

Они хотят, чтобы нация была готова, когда придет свобода.

Другой подход придерживается Reah International, который стремится соединить христиан с возможностями служить народу Северной Кореи.Его метод взаимодействия способствует гуманитарной помощи, образованию и экономическому развитию — работая в сотрудничестве с правительством.

«Те, кто могут принести устойчивые изменения в Северную Корею, — это северные корейцы», — сказала Дженис Юн, координатор по связям с общественностью Ри.

«Наш подход позволяет нам облегчить страдания, уменьшить их изоляцию и предоставить различные повествования их предрассудкам — по мере того, как мы строим отношения с течением времени».

По словам Юн, между работой по защите прав человека, направленной на правосудие, и гуманитарным и духовным служением, ориентированным на милосердие, может возникнуть противоречие.Но так быть не должно. Даже если есть страстные разногласия по поводу лучших подходов, каждый может быть рукой тела Христова.

«Несветский» KFI соглашается.

«Права человека — это не только расследования и документация, это социальная интеграция и поддержка», — сказал Берт. «Группы, которые помогают этим жертвам, невероятно важны и являются неотъемлемой частью работы».

Но, согласно отчету KFI, документация необходима.

«Мы задокументировали не только нарушения, но и виновных», — сказал он.«Мы собираем данные и постоянно обновляем их, чтобы никто не мог утверждать, что не знал, что происходит».

Анекдоты в отчете — только том 1, согласно KFI — говорят о многом.

В 2018 году 38-летний мужчина был задержан в центре временного содержания Министерства государственной безопасности провинции Северный Пхёнан. Заглянув в камеру заключенного, сотрудник исправительного учреждения спросил: «Почему вы сделали то, что запрещает государство?»

Заключенный, преступлением которого было владение Библией, ответил: «Я просто хотел знать сам.”

Религиозно-политические устремления северокорейских мигрантов и протестантских церквей в Сеуле на JSTOR

Abstract

В этой статье подчеркивается стремление, характерное для Сеула, которое проецируется, переживается и оспаривается северокорейскими беженцами-мигрантами, недавно прибывшими через Китай в этот капиталистический город разделенной Кореи. Я обращаю особое внимание на роль евангелической протестантской церкви в процессе субъективации этих мигрантов и перформативных ритуалах, с помощью которых они согласовывают религиозно-политические устремления к будущему.Телесно-духовное преобразование отдельных северокорейских мигрантов в христиан не является строго телеологическим и более сложным, амбивалентным и разнообразным. Сравнивая два характерных вида деятельности северокорейских мигрантов — кампании по выпуску листовок с воздушными шарами и музыкальные концерты и мероприятия With-U — в этой статье обсуждается эффективность перформативных ритуалов насилия и мира, которые оспаривают и составляют определенные религиозно-политические устремления в контексте конец холодной войны Сеул.

Информация о журнале

The Journal of Korean Religions — единственный англоязычный академический журнал, посвященный изучению корейских религий. Он направлен на стимулирование интереса и исследования корейских религий в целом ряде гуманитарных и социальных наук, а также во всех других областях, связанных с областью. Журнал (JKR) способствует международному и междисциплинарному общению между учеными, чтобы осветить как частные, так и универсальные аспекты корейских религий.JKR, созданный в 2010 году Институтом религиоведения при университете Соганг в Корее, проходит рецензирование и публикуется дважды в год, в апреле и октябре.

Информация об издателе

История Института изучения религии (ISR) восходит к 1984 году, когда Институт изучения религии и теологии (ISRT) был основан в Университете Соганга, основанном иезуитом, с целью содействия изучению религии и теологии, а также взаимопомощи. взаимопонимание между корейскими религиями и христианством.Миссия ISR — продвигать теоретические и эмпирические исследования корейских религий и основных мировых религиозных традиций, включая христианство, конфуцианство, буддизм, даосизм, ислам и шаманизм. Он также направлен на содействие общению и взаимопониманию между различными религиозными традициями Кореи. Выполняя эту миссию, Институт осуществляет разнообразную профессиональную деятельность, включая содействие академическим обменам, администрирование исследований связанных групп, академических семинаров, коллоквиумов и симпозиумов, составление архива исследований религиоведения и публикацию академических монографий и журналов.

Не будет Бога, кроме Ким Чен Ына

В течение многих лет дьякон Чан Мун Сок служил северокорейцам, проживающим в Чанбайшай, Китай, пока он не был похищен северокорейскими агентами в ноябре 2014 года. Агенты пробрались через границу, похитили дьякона и официально арестовали его, когда он был на Северной Корее. почва. Дьякон Джанг был приговорен к пятнадцати годам тюремного заключения. Его пытали за информацию о Хан Чжун-Рёле, известном пасторе, также работающем в Чанбайшане, которого северокорейские агенты убили в 2016 году.

Дело дьякона Чанга — лишь один из примеров попыток диктатора Северной Кореи Ким Чен Ына задушить свободу вероисповедания. Культ личности династии Кимов не оставляет места для какой-либо независимой религии или убеждений. После десятилетий преследований процент северокорейского населения, исповедующего какую-либо религию, включая христианство, буддизм и хондоизм, упал с примерно 24 процентов в 1950 году до всего лишь 0,16 процента в 2002 году.

Единственные молельные дома в Северной Корее — это спонсируемые государством места, жестко контролируемые режимом и доступные исключительно для граждан, считающихся лояльными.Любой другой, кто будет уличен в исповедании своих религиозных убеждений или хранении религиозных текстов, рискует арестовать, подвергнуть пыткам или даже казни. Христиане особенно уязвимы, потому что правящая Рабочая партия рассматривает их как иностранных агентов, а практика христианства рассматривается как политическое преступление. Пропаганда Северной Кореи даже сравнивает миссионеров с вампирами.

В качестве уполномоченных Комиссии США по международной религиозной свободе (USCIRF) мы изучаем отчеты об условиях свободы вероисповедания в десятках стран; ситуация в Северной Корее — одна из худших в мире.Таким образом, мы выступаем за освобождение диакона Джанга в рамках проекта USCIRF «Религиозные узники совести». Мы также надеемся повысить осведомленность о тысячах людей, содержащихся в политических тюрьмах и трудовых лагерях Северной Кореи за их религиозные убеждения.

В таком положении дел нет ничего постоянного или неизбежного. Столетие назад Пхеньян был известен как «Иерусалим Востока» из-за процветающего христианского населения. Люди из всех религиозных общин могли поклоняться свободно и открыто.Южная Корея доказала, что религиозная свобода может пустить корни и процветать на корейской земле.

Прогресс в области свободы вероисповедания в Северной Корее возможен, но потребует терпения, гибкости, а также лидерства и приверженности США.

Во-первых, USCIRF рекомендует сделать свободу вероисповедания и другие права человека приоритетом во время любых переговоров с правительством Северной Кореи. Администрации США обычно рассматривают ядерное нераспространение и права человека как конкурирующие цели, но это не обязательно так.Как утверждается в недавнем отчете USCIRF, участники переговоров могут использовать Хельсинкские соглашения для достижения всеобъемлющего соглашения, которое будет способствовать прогрессу по обоим вопросам. Северная Корея в 2020 году — это не Восточная Европа в 1975 году, но необходимо извлечь ценные уроки, такие как важность координации с союзниками, а не упреждающего ограничения объема прав, поднятых в ходе переговоров.

Кроме того, мы рекомендуем Бюро демократии, прав человека и труда (DRL) Государственного департамента уделять приоритетное внимание проектам в Северной Корее, учитывая ограниченный доступ ее граждан к точной и надежной информации.Северокорейскому режиму труднее подвергать цензуре устаревшие вещательные и несетевые цифровые технологии, поэтому DRL следует сосредоточить внимание на использовании DVD и USB-накопителей для содействия распространению информации.

Наконец, Государственный департамент должен заполнить текущую вакансию Специального посланника по вопросам прав человека Северной Кореи. Прошлые специальные посланники сыграли важную роль в повышении осведомленности и мобилизации международной поддержки для принятия мер против нарушений свободы вероисповедания в Северной Корее.Последним специальным посланником был Роберт Р. Кинг (2009-2017), и с момента его ухода этот пост оставался вакантным.

Слишком долго международное сообщество избегало силового давления на северокорейский режим в связи с нарушениями прав человека, опасаясь поставить под угрозу текущие переговоры по вопросам безопасности. Хотя большинство людей осознают серьезность проблем безопасности на Корейском полуострове, пренебрежение правами человека не привело к прорывам в вопросах нераспространения. Пришло время творчески подумать о том, как защитить интересы безопасности и основные права человека.

Джеймс У. Карр — комиссар Комиссии США по международной религиозной свободе.

Фредерик А. Дэви — комиссар Комиссии США по международной религиозной свободе.

Изображение: Reuters

Путь одного северокорейского перебежчика от разорения к религии

История побега Хён Джи Хи похожа на историю побега многих других северокорейцев, бежавших во время голода середины 1990-х годов: страна пошатнулась от сильных наводнений и не получила помощи из Советского Союза ей перестали поступать зарплата, как и государственные пайки.

Наблюдая, как соседи и коллеги умирают от голода, Хён пришлось найти другой способ обеспечить себя и своих двух дочерей. Она решила уехать в Китай, место, о котором она мало что знала, но слышала, что может зарабатывать деньги. Однажды ночью в 2004 году она вышла из своего дома в провинции Северный Хамгён, не зная, что никогда не вернется.

Проведя десять дней, гуляя по горам на север к границе, она перешла границу в мир уровня жизни, который она никогда не могла себе представить.Она быстро нашла работу медсестрой, оказывая базовую помощь пожилым людям, и за шесть лет, проведенных в Китае, жизнь Хён наполнилась многим новым для нее: звуками нового и незнакомого языка, пахнет китайской едой, неоновыми огнями и шумными торговыми улицами.

Наряду с этим притоком новых, Хён также страдала от сильной эмоциональной пустоты, поскольку она потеряла ежедневное присутствие своего мужа и детей. Кроме того, как перебежчик из Северной Кореи, она находилась в Китае нелегально, и в случае обнаружения китайской полицией ей грозила бы депортация.Эта хрупкая ситуация означала, что Хен постоянно беспокоился о том, что произойдет, если ее арестуют, и что у нее было мало безопасных мест, и что, пока она не работала, она проводила большую часть своего времени в уединении по месту жительства.
Как и многие другие перебежчики в Китае, в эту пустоту вошло христианство. Хён начала регулярно посещать церковь и в свободное время изучать Библию.

Когда северные корейцы покидают свою страну, они, как правило, до этого момента мало контактировали с идеями, отличными от государственной идеологии своей страны.Почти все книги и фильмы, к которым они имеют доступ, и содержание их уроков в школе вращаются вокруг прославления династии семьи Ким, которая правила страной на протяжении всего ее существования.

Религия фактически запрещена в Северной Корее, а открытое поклонение чему-либо, кроме правящей элиты страны, сурово наказывается. Комиссия США по свободе вероисповедания писала в 2003 году, что правительство Северной Кореи «сформировало несколько религиозных организаций, которые оно контролирует, с целью строгого ограничения религиозной деятельности в стране.”

Хён говорит, что, когда она приехала в Китай, она не знала христианства или какой-либо другой религии, но выросла, поклоняясь лидеру-основателю Северной Кореи Ким Ир Сену, как если бы он был богом. «В Северной Корее был только Ким Ир Сен. Даже после его смерти [в 1994 году] люди все еще поклонялись его мертвому телу », — сказал Хён в недавнем интервью в Сеуле.

Пересекая границу, северокорейцы, особенно женщины, становятся уязвимыми для различных угроз со стороны полиции, торговцев людьми и всех видов преступников.Большая часть людей и организаций, которые предлагают передышку от опасности, как правило, имеют религиозную ориентацию и часто делают обращение перебежчиков в христианство основной частью своей миссии.

В недавно вышедшем романе «Как я стал северокорейцем» корейско-американская писательница Крыс Ли умело передает сложный характер отношений между перебежчиками и миссионерами, которые предлагают им помощь в самые отчаянные моменты.
Отчаявшиеся перебежчики должны принять помощь и защиту, но, помимо еды и теплого места для сна, они также хотят свободы и достоинства; миссионеры искренне хотят помочь, но они также должны удовлетворить своих спонсоров.
В одной неприятной сцене перебежчик узнает, что он и другие члены его группы не смогут свободно уехать в Южную Корею, пока он не выучит Библию наизусть. Возмущенный, он спрашивает: «Вы хотите сказать, что держите их в заложниках, пока они не выучат всю книгу наизусть?»
Миссионер отвечает: «Слово Господа может изменить вашу жизнь только к лучшему».

Во время моего интервью с Хён, которое состоялось в кулуарах религиозного собрания, на котором присутствовало около 100 000 человек на Олимпийском стадионе в Сеуле, она отказалась вдаваться в подробности о том, как она стала христианкой.Временами она чуть не плакала и все время казалось, что ей неудобно обсуждать тяжелые времена в ее жизни, Хен рассказывал только, что за шесть лет в Китае ее познакомили с церковью, где она поклонялась несколько раз в неделю. У нее было это перед отъездом из Северной Кореи, она подозревала о существовании Бога, и что отъезд из Северной Кореи дал ей свободу непредвзято рассматривать религию, что привело ее к искренней вере.

Хён сейчас 53 года, она живет в Пусане со своими двумя дочерьми, которым 29 и 24 года.Она говорит, что регулярно разговаривает с перебежчиками о том, как христианские учения могут помочь им справиться с психологической травмой, которую они пережили, росли и бежали из Северной Кореи. Она говорит, что ее конечная цель — принести свободу вероисповедания в Северной Корее, чтобы реализовать день, когда северные корейцы смогут открыто обсуждать все мировые религии, вместо того, чтобы застрять в поклонении мертвому телу своего лидера-основателя.

* Стивен Боровец освещает Корею для Los Angeles Times

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *