Какой веры киргизы: народ, история, традиции, культура, религия, язык

Содержание

народ, история, традиции, культура, религия, язык

Факты

Численность в РФ — 103422.человека

Основной регион — Красноярский край

Родной язык — киргизский

Владение родным языком — .

Истоки — Киргизия

КИРГИЗЫ, кыргыз (самоназвание), народ, основное население Киргизии.

По данным Переписи населения 2002 года в России живет 32 тысячи киргизов. По данным Переписи 2010 года — 103422.

Живут также в Узбекистане, Таджикистане (памирские киргизы), Казахстане, Синьцзяне (КНР), Монголии (небольшие группы в западных районах), на северо-востоке Афганистана и Пакистана.

Язык киргизский тюркской группы алтайской семьи.

Мусульмане-сунниты.

Традиционное занятие у Киргизов — кочевое и полукочевое скотоводство экстенсивного типа. Скотоводы совершали установившийся веками круглогодичный цикл кочёвки, переходя со скотом с одного сезонного пастбища на другое (зимой в долинах, летом в горах). Подсобной отраслью было земледелие, чаще — поливное. Система орошения позволяла кочевникам после посева откочёвывать на пастбища и возвращаться к уборке урожая. Охота, в том числе с помощью ловчих птиц, — одно из древнейших занятий Киргизов.

Из домашних промыслов были развиты изготовление шерстяных тканей, выделка ковров и войлоков, изготовление циновок, кожаной посуды, тиснение по коже. Были распространены кузнечное и ювелирное ремёсла, вышивка, резьба по дереву. На Памире добывали горный хрусталь, яшму, золото. Южные Киргизы жгли уголь и продавали его в городах Ферганы.

Источник:

Народы и религии мира: Энциклопедия / Гл. ред. В.А. Тишков. Редкол.: О.Ю.Артемова, С.А.Арутюнов, А.Н.Кожановский, В.М.Макаревич (зам.

гл. ред.), В.А.Попов, П.И.Пучков (зам. гл. ред.), Г.Ю.Ситнянский. — М.: Большая Российская энциклопедия, 1998, — 928 с.: ил. — ISBN 5-85270-155-6

Почему Киргизия принимает христианство? Мнения — Российская газета

Омбудсмен Киргизии Турсунбай Бакир уулу заявил о том, что, по его мнению, в стране назревает крупный межконфессиональный кризис, вызванный принятием многими киргизами христианской веры.

Ряд политологов страны называют это высказывание известного общественного деятеля вполне закономерным для созданного им особого имиджа «борца за истинную веру», который весьма импонирует многим людям мусульманского вероисповедания.

Однако правозащитник не ограничился негодованием по поводу потерянных единоверцев.  Омбудсмен высказал мысль о том, что даже пресловутые активисты партии «Хизб-ут Тахрир» — официальной запрещенной, напомним, во всех без исключения странах Центрально-Азиатского региона, России и ряде других государств религиозно-политической организации — не столь опасны, как факт наличия в Тогуз-Торокском районе Джалал-Абадской области 100 киргизов, принявших христианскую веру.

  Бакир уулу отметил, что «христианизация» населения в республике приобретает крупные масштабы, и призвал внести соответствующие изменения в законодательство Киргизии, запрещающие подобную трансформацию вероисповедания. В противном случае омбудсмен предрекает неизбежные социальные потрясения и крупный межконфессиональный конфликт.

Развивая тему, нельзя однако не обратиться к мнению специалистов, проанализировавших межконфессиональные отношения в республике более детально. К примеру, президент международного агентства по развитию и политике Киргизии, доктор политических наук Аликбек Джекшенкулов в эксклюзивном интервью «РГ» подверг сомнению версию омбудсмена о масштабности «христианизации» населения страны.

— Основная часть населения республики исповедует светский, либеральный ислам, — пояснил ученый. — В то же время отношение киргизов к представителям других ветвей религии всегда было и остается толерантным. И если в последнее время некоторые представители титульной нации приняли христианство или буддизм, то ведь и многие славяне принимают мусульманство. Нет никаких оснований для беспокойства по поводу того, что некоторые наши сограждане склонны к перемене веры. Такую же картину мы наблюдаем во всем мире, это та самая свобода вероисповедания, узаконенная во многих странах и в конституции Киргизии.

В то же время, по словам Аликбека Джекшенкулова, реальную опасность для устоев государства может представлять собой набирающий силу исламский экстремизм.

Так что эксперты ассоциации политологов Киргизии предполагают, что причиной грядущей социально-политической и межконфессиональной нестабильности в стране могут стать отнюдь не христиане. Особую опасность в этом плане, по мнению аналитиков, представляет собой деятельность так называемого подполья или представителей радикальных исламских группировок фундаменталистского толка. К ним относят военизированное «Исламское движение Узбекистана», «Хизб-ут-Тахрир аль Ислами» (ХТИ — «Исламская партия освобождения») и уйгурское «Исламское движение Восточного Туркестана». Напомним, штаб-квартира партии «Хизб-ут Тахрир» находится в Лондоне, а тайные или явные подразделения этой религиозной организации, несмотря на запреты официальных властей, действуют в десятках стран мира.

Начало создания многочисленных филиалов ХТИ на юге Киргизии, согласно различным источникам, относится к 1996-1997 годам. Центром подпольной деятельности исламистов в республике являются города Ош и Джалал-Абад, а также Сузакский, Базар-Курганский, Кара-Суйский, Араванский и Узгенский районы. Несмотря на предпочтение мирных средств «обработки» населения, отмечают эксперты, данное движение представляет собой явную угрозу для безопасности Киргизии. Это обусловлено тем, что его идеи направлены на свержение светского строя, пропаганду насилия в межэтнической и межконфессиональной сферах. Конечной целью деятельности ХТИ специалисты называют создание на части территорий стран Центральной Азии и России так называемого Исламского халифата, живущего исключительно по канонам шариата.

По данным спецслужб, в настоящее время на юге Киргизии насчитывается от двух до пятнадцати тысяч членов ХТИ. Усилившиеся в последнее время процессы миграции населения с юга на север республики, по мнению аналитиков, приводят к укреплению социальной базы исламистов и расширению их оперативных и пропагандистских возможностей в северных регионах страны и ее столице.

В то же время продолжающаяся тенденция нарастания исламского радикализма на юге Киргизии позволяет говорить о том, что здесь действует широко разветвленная подпольная сеть исламистов. В целом в Центрально-Азиатском регионе складываются благоприятные условия для распространения идей ХТИ, делают вывод политологи.

Кроме того, существенно усложняет религиозную ситуацию на юге сепаратизм части узбекского населения приграничных областей Киргизии, ранее ставивших цель создания узбекской культурной автономии в пределах Ферганской долины. Позднее, вследствие  влияния радикальных учений исламских религиозных организаций, данная идея получила развитие, и сегодня исламисты ставят перед собой более обширную задачу — создание так называемой Кокандской исламской Джамахирии. Что это может принести постсоветским республикам региона — гадать не надо, достаточно лишь обратиться к опыту «талибизации» соседнего Афганистана.

На состоявшемся в сентябре этого года совете безопасности Киргизии в числе основных рассматривался также и вопрос о религиозной ситуации в стране. Его положительным итогом можно считать решение о необходимости совершенствования законодательства в данной сфере и более тесного сотрудничества власти с Духовным управлением мусульман Киргизии (ДУМ).

Однако последняя инициатива омбудсмена о внесении поправок в законодательство республики, препятствующих, применяя термин Букир уулу, «христианизации» ее населения, противоречит решению совета безопасности и может самым негативным образом сказаться на межконфессиональном и межнациональном согласии, считают эксперты ассоциации политологов Киргизии.

комментарии

Канатбек Мурзалилов, заместитель директора госагентства по делам религий при правительстве КР:

— Свобода вероисповедания —  это конституционное право каждого гражданина республики. В то же время люди должны выбирать свою религию осознанно, а большинство сегодня принимает иную веру из-за временных материальных трудностей.

Официально и с уверенностью могу заявить, что, как такового, небывалого роста христианства в Киргизии не происходит. Анализ показывает, что сейчас приток христианских организаций в республику прекратился и наблюдается тенденция к их закрытию, как и сокращению числа теологических образовательных учреждений. В стране официально зарегистрированы 32 общины протестантского направления. В то же время, по нашим данным, в ту или иную ветвь христианства перешли 10 — 15 тысяч представителей коренного населения — киргизов, дунган, узбеков.

Периодически наблюдаемые в стране межконфессиональные конфликты чаще всего носят локальный характер. К примеру, был отмечен ряд проблемных ситуаций в тех семьях, члены которых придерживаются различных вероучений. Добавлю, что в течение 2007 года никаких серьезных противостояний на религиозной почве в республике не зафиксировано.

Что же касается перспектив возникновения в Киргизии какого-то масштабного конфликта на межконфессиональной почве, то это утверждение не имеет под собой достаточных оснований.

Асан Саипов, пресс-секретарь Духовного управления мусульман Киргизии:

— Подобные слухи ходят с тех пор как в республику стали проникать миссионеры из-за рубежа, распространявшие новые и чуждые нашему народу идеи. Основной упор они делали на пропаганду среди людей, плохо знающих свою собственную религию, и поэтому неспособных грамотно возразить новоявленным «учителям». Подобное положение вещей приводило к ряду мелких столкновений не межконфессиональной почве. Например, человека не давали хоронить по законам ислама, что вызывало возмущение со стороны его родственников, придерживающихся традиционного вероучения. В принципе ДУМ против работы иностранных религиозных миссий в Киргизии, считая, что в духовной жизни республики должны преобладать ислам и православное христианство.

Киргизы верны Теперь не Только исламу

Развитие Киргизии многие годы и даже века шло так, что здесь вполне мирно уживались представители самых разных национальностей и даже разных религиозных конфессий. Но, как сейчас говорят, приоритетными всегда оставались лишь две из них — ислам и православное христианство. Новое время, коренным образом изменившее всю политическую и социальную обстановку, принесло в Центральную Азию новые верования, новые религиозные организации. И членами их все чаще становятся даже киргизы, которые всегда считались от рождения правоверными мусульманами.

Недавно один молодой житель Бишкека, киргиз по национальности, одновременно с получением диплома о высшем образовании принял христианство. Что только не предпринимали его родители и близкие: умоляли, запугивали, месяцами не выпускали из дома — все безрезультатно. В конце концов, они были вынуждены оставить молодого человека в покое. Теперь никто не интересуется, где он и чем занимается. Близкие смирились, резонно рассудив, что, мол, «был бы жив и здоров».

Случаи смены веры представителями титульной нации или принятия вовсе до этого неверующими киргизами чужой веры пока здесь не очень многочисленны, и, к счастью, пока не ведут к усилению напряженности и противостояния внутри народа. Но в повседневной жизни каждый такой случай вызывает определенные сложности.

В городе Кант, например, родственники одного умершего киргиза, долгое время не могли решить, по каким обычаям проводить ритуал погребения, на каком кладбище хоронить соплеменника. Дело в том, что незадолго до смерти он принял христианство. Известны также факты, когда киргизы-мусульмане пытались наказать своих сородичей, которые, заинтересовались новыми религиозными конфессиями и становились их приверженцами. Но не всегда останавливает неофитов.

Пастор протестантской церкви Иисуса Исламбек Каратаев, например, рассказывает: «Все больше молодых киргизов отдают предпочтение нашей церкви. Мы считаем, что в республике сейчас есть уже не менее пяти тысяч христиан-протестантов из числа киргизов. Сам я уже десять лет придерживаюсь этой веры. Прежде был атеистом. Грехов у меня было более чем достаточно: употреблял наркотики, без разбору отдавался плотским удовольствиям. Однако в душе я всегда искал того, кто помог бы мне избавиться от этих пагубных пороков, и вскоре нашел своего Спасителя. Многие алкоголики и наркоманы, проститутки и просто заблудшие очищают сейчас свои души и тела как раз в нашей церкви».

По словам Исламбека Каратаева, родители и близкие сначала сильно ругали его за переход в другую веру, но потом, когда убедились, что их сын и брат отвратился от греховных пороков и вступил на истинный путь, сами пошли за ним, стали членами новой церкви.

По мнению еще одного пастора-протестанта Кубанычбека Шаршенбиева, смена веры киргизами — нормальное для демократического общества явление:

— Согласно нашей Конституции, — говорит пастор, — Киргизстан — светское государство, превыше всего ставящее принципы демократии. Следовательно, все конфессии здесь равны. И граждане страны должны иметь право свободно выбирать любую веру. Хотя мы, представители других конфессий, хорошо понимаем, что традиционные ислам и православие все равно занимают в стране доминирующее положение. Однако, и государство, и общественность сегодня должны прислушиваться уже и к представителям других конфессий.

В последнее время стало очевидным, что некоторая часть киргизов отдает предпочтение именно протестантизму. В связи с этим встает вопрос: почему не традиционные ислам или православие, а именно эта конфессия привлекает молодежь? Тем более, что явление это характерно не только для Киргизии. Протестантские церкви открываются сейчас в Казахстане и даже Узбекистане.

Эксперты считают, что укоренению в Центральной Азии чужих, казалось бы, религиозных конфессий в значительной степени способствовали процессы гласности и становления открытого общества. Люди постсоветских стран впервые получили возможность выбора, сравнения. Тяга же киргизов, в частности, к протестантизму объясняется еще и тем, что в условиях резкой смены общественных и экономических отношений особенно острой стала нужда в какой-то духовной опоре. Именно протестантизм как религия, в которой много элементов рационализма и прагматизма, говорят специалисты, оказался наиболее отвечающим духу и устремлениям нынешней молодежи.

Местная журналистка Бермет Маликова, много внимания уделяющая изучению духовной жизни киргизской молодежи, уверена, что протестантизм не несет никакого вреда киргизам. Она согласна с тем, кто считает, что религия эта учит одновременно и практичности, и духовному очищению. Поэтому она помогает воспитанию активных и жизнеспособных людей, которые должны преодолеть бедность страны и построить сильное государство. Она даже допускает, что сентябрьская трагедия в США может еще более отдалить от ислама часть молодежи, которая пребывала в раздумьях и сомнениях, какую же веру ей принять.

Тот факт, что террористические акты были совершены мусульманскими фанатиками, ударил, прежде всего, по исламу, — так считают многие в Киргизии. И особенно полумусульмане-полуатеисты, которыми как раз и являются в основной своей массе киргизы, родившиеся еще в советское время.

Несколько иной взгляд на это явление у представителей официального ислама. Они, напротив, утверждают, что отход населения от традиционной веры, в конечном счете, может привести лишь к пагубным последствиям. А многие из них вообще категорически отвергают даже само такое понятие, как «смена веры».

— Те киргизы, которые ушли в другую веру, — говорит заместитель муфтия Киргизии Ильязбек ажи Назарбеков, — никогда и не были мусульманами. Что же касается молодых людей, то многие из них вообще просто безбожники. Именно таких людей представители других течений и сект всяческими посулами, в том числе и деньгами, привлекают в лоно своей веры. Кроме того, не так уж много киргизов обращаются в христианство. Сколько наших ребят уходят в другие религии, примерно столько же представителей других национальностей и религий принимают ислам. Так что в этом смысле мы ощутимых потерь пока вовсе не несем.

Тем не менее, по словам имама, то, что в одной семье люди придерживаются разной веры, — очень опасно. Участились, например, случаи, говорит он, когда между родителями и детьми возникают конфликты на религиозной почве. И это грозит серьезными последствиями, которые уже не один раз в мировой истории приносили религиозные противостояния.

Согласен с ним и главный редактор газеты «Ислам маданияты» («Культура ислама») Узбек ажы Чотонов. По его мнению, очень многие киргизы до сих пор очень далеки от истинной сущности ислама:

— Большинство наших сограждан исполняют лишь внешние атрибуты ислама, — считает религиозный журналист. — А глубинные ценности религии далеко не всегда доходят до сознания людей.

Причину этого печального явления он видит в том, что, во-первых, на местах нет грамотных мулл, которые, могли бы, благодаря своим нравственным и духовным качествам, служить образцом для окружающих. Во-вторых, исламу явно не хватает наступательности. Многие священнослужители считают, что сам факт рождения человека в киргизской семье автоматически делает его мусульманином. И не готовят его к встрече с другими религиями. Протестанты же, наоборот, ищут неофитов везде, завлекают их, создают условия для освоения новых учений.

Итак, небольшая центральноазиатская страна оказалась на пороге новой религиозной ситуации. В советские времена Киргизстан по праву считался атеистической республикой, а с обретением независимости он объявил себя светским государством. По существующей в республике Конституции, религия отделена от государства. На практике же на официальных и общественных мероприятиях представителям мусульманского и христианского духовенства отводятся, как правило, самые почетные места. Нередки случаи, когда руководителей этих двух конфессий власти привлекают к участию и в политических мероприятиях. Это всегда объясняется какими-нибудь важными интересами государства.

Самое интересное состоит в том, что Киргизия, принявшая множество законов, направленных на ускорение демократических реформ, до сих пор не имеет настоящего закона о религиях. Только с недавних пор здесь стали настойчиво продвигать для разного рода обсуждений проект закона «О свободе вероисповедания и религиозных организациях», подготовленный по инициативе депутата Жогорку Кенеша Алишера Сабирова.

— Кыргызстан погряз в религиозном хаосе, — утверждает автор законопроекта. — Если уже в ближайшее время не принять меры для цивилизованного регулирования взаимоотношений всех конфессий, государство и общество неизбежно столкнутся с очень серьезными и даже опасными проблемами.

В доказательство своего тезиса он приводит хотя бы такой пример. По довольно популярному в Киргизии телеканалу постоянно транслируются проповеди одной религиозной конфессии. Редакция получает за немалые деньги. У муфтията же таких денег нет. И представители традиционного ислама на телевидении крайне редкие гости. У многих верующих такое неравенство вызывает законное недовольство. Значит, государство должно им помогать. Однако ни в коем случае, считает Алишер Сабиров, нельзя поддаваться соблазну запрета конкурирующих религий.

Согласна с ним и Атыркуль Алтишева, заместитель директора Института региональных исследований:

— Надо спокойно смотреть на появление в Кыргызстане новых конфессий, относиться к этому как к закономерному явлению. И главное, ни в коем случае не пытаться их запрещать. Сейчас нам больше всего нужна толерантность. Только в этом случае ислам сумеет доказать свою истинную значимость.

Юрий Разгуляев

ПРАВДА.Ру

Бишкек

Киргизия

Кыргызстан: Тенгрианство – религия или мировоззрение?

По словам последователей древней шаманской традиции тенгрианства в Кыргызстане, они удвоят попытки зарегистрироваться в качестве официальной религиозной группы.

Мнения по-прежнему разнятся — даже внутри самого движения – по поводу того, является ли тенгрианство фактически религией, культом или больше философией.

Тенгрианство характеризуется наличием ряда божеств, в том числе бога неба Тенгри, а также культом предков и целым рядом нравственных норм. Однако оно недогматическое, и поэтому его последователи считают, что оно совместимо с другими верованиями.

Попытки придать тенгрианству официальный статус начались в январе 2012 года, когда активист Анарбек Усупбаев впервые попытался зарегистрировать свою организацию «Теӊирчилик» в качестве представителя религии.

Ирина Балашова, старший преподаватель кафедры ЮНЕСКО по изучению мировой культуры и религий Кыргызско-Российского Славянского университета, входила в состав экспертной комиссии, которая изучала феномен тенгрианства.

По ее словам, они заключили, что тенгрианство – это культ, а Государственная комиссия по делам религий в свою очередь постановила, что это не в полной мере религия.

Однако Балашова утверждает, что «Теӊирчилик» позже угрожал экспертам с тем, чтобы они отозвали свои заключения.

«В общем, не явные такие угрозы, но, скажем, не очень красивые», — утверждает она.

Усупбаев отрицает это, утверждая, что он просто представил комиссии новые доказательства.

«Мы с первыми экспертами встречались и доказывали [что они неправы], показывали книги, которые они никогда не видели. Я повез туда 20 килограмм книг, две сумки. Я когда им показал, у них глаза на лоб полезли. Они удивились и тогда поменяли свое заключение. Кого мы пугать должны? Это они сами посмотрели и дали заключение», — говорит Усупбаев.

В 2016 году апелляционный суд вынес решение в пользу Усупбаева и призвал власти «устранить нарушение», допущенное в решении 2012 года.

Однако этот спор до сих пор продолжается из-за расплывчатой формулировки.

«В нем [постановлении суда] говорится, что мы должны исправить нарушения, которые были допущены, но это не означает, что мы должны зарегистрировать «Теӊирчилик», — говорит Закир Чотаев, замглавы Госкомисии по делам религий. — То есть необходимо заново пройти всю процедуру, предусмотренную в законе о свободе вероисповедания».

Была проведена вторая комплексная экспертиза, и, по словам Чотаева, они также посчитали, что тенгрианство не подпадает под общепринятое понятие религии как христианство, ислам или буддизм. Однако они постановили, что его можно рассматривать как ранее верование и его последователи имеют право быть зарегистрированными.

Тем не менее, остается беспокойство по поводу возрастающей религиозной напряженности, продолжает Чотаев. Безусловно, ислам является основной религией в Кыргызстане.

«У нас было много заключений, что нежелательно на сегодняшний день регистрировать данное течение. Исходя из того, что ранее были уже факты того, что и со стороны представителей ислама и со стороны представителей «Теӊирчилика» были оскорбительные выпады в адрес друг друга и чувств верующих, — говорит Чотаев. — Поэтому были сделаны рекомендации не регистрировать «Теӊирчилик». Это заключение не Госкомиссии, а [вторая] комплексная экспертиза».

Противостояние ислама и тенгрианства действительно время от времени переходит в оскорбления в адрес той или иной стороны.

Так, в июне 2011 года тенгрианец Кубанычбек Тезекбаев в прямом эфире на «Кыргыз радио» сказал, что многие муллы в Кыргызстане являются «бывшими алкоголиками и убийцами».

По данному факту Государственный комитет национальной безопасности (ГКНБ) возбудил уголовное дело.

В феврале 2018 года экс-муфтий Кыргызстана и популярный проповедник Чубак Жалилов назвал Усупбаева неверующим во время проповеди.

Тенгрианка Гульзат Аалиева, которая до недавнего времени считала себя последовательницей ислама, обвинила государственную комиссию в том, что они попали под влияние мусульманского духовенства.

«В данное время государственный аппарат в лице Госкомрелигий создает нам искусственные барьеры, где велика роль вот этих аалымов [мусульманские богословы]. Почему? Потому что в данное время регистрацию уже прошло около 1900 исламских организаций. Аалымы имеют большое влияние на Госкомрелигию, то есть деятельность Госкомрелигии как органа светского государства полностью подчиняется вот этим аалымам», — заявляет Аалиева.

Чотаев отрицает эти предположения.

«Мы все-таки являемся государственным органом и независимы от каких-либо религиозных организаций, — говорит он. — Мы выполняем свои функциональные обязанности полностью в соответствии с принятыми нормативными актами…  Поэтому я думаю, что не правильно говорить, что кто-то на нас влияет, тем более, принцип светскости предполагает, что религиозные организации или служители культа не могут влиять на работу государственных органов».

Мнения разделились

Ситуация еще больше осложнена тем фактом, что многие последователи тенгрианства в Кыргызстане не поддерживают кампанию по признанию его официальной религией.

«Я полагаю, что тенгрианство — это не религия, а больше философия, миропонимание и мироощущение, — говорит Арслан Коргонбеков, аналитик по вопросам безопасности из Бишкека. — Я против того, чтобы регистрировать тенгрианство как религию, ибо религия, подразумевает касту жрецов, которые начнут ее извращать, и делать на этом деньги».

«Тенгрианство не должно иметь четких установленных религиозных правил — это свобода твоего выбора, действия по совести: молись, когда хочешь, как хочешь, где, с кем хочешь и др. Зарегистрируйте его как некое философское учение, направление, как например конфуцианство», — говорит он.

Тенгрианец Сумсарбек Мамыралиев, который владеет тайским рестораном в столице Кыргызстана, согласен с ним.

«Я не воспринимаю тенгрианство как религию, — говорит он. — И его регистрация мне ничего не даст, да и не надо это».

Местная художница Наристе Алиева также считает, что регистрация тенгрианства ослабит его истинную силу.

«Мне не нужно, чтобы тенгрианство признавали религией, — продолжает она. — Я не религиозна. Я просто верующий человек, но не религиозный. А тенгрианство — это мировоззрение, и хорошо, что это не религия».

Другие считают, что регистрация позволит им продвигать тенгрианство, приобретать здания для общего пользования и развивать духовные ценности.

Аалиева, которая пишет серию из семи книг с подробным описанием всем аспектов их убеждений, говорит, что разные группы тенгрианцев планируют объединиться вокруг общественного движения, которое условно называют «Кыргыз баалуулуктарын сактоо кыймылы» («Движение сохранения кыргызских национальных ценностей»).

А Усупбаев не теряет надежды добиться регистрации «Теӊирчилика». 10 октября он подал заявление в МВД с просьбой возбудить уголовное дело на Госкомрелигий за неисполнение судебного решения и на данный момент ожидает ответа.

«Это болтология, что они пытаются этим апеллировать, — говорит Усупбаев. — Есть судебное решение».

Наталья Ли — редактор CABAR.asia IWPR в Кыргызстане.

Религиозные конфессии Кыргызстана

Киргизия – многонациональная страна, где проживают народы, исповедующие разную религию. На территории Кыргызстана мирно сосуществуют различные религиозные конфессии. Сегодня мусульмане, которые исповедуют ислам суннитского толка составляют в Киргизии почти 83% от населения. Следующие численности– христиане (15%). К ним относятся русские – православные, а также немцы, которые традиционно делятся на католиков и лютеран. Небольшой процент населения исповедует буддизм и иудаизм. Религия в Киргизии не имеет запретов, каждый волен самостоятельно выбирать свою духовную пренадлежность.  

В Кыргызстане разрешена деятельность религиозных организаций. В тоже время в 2009 году принят закон «О свободе вероисповедания и религиозных организациях в Кыргызской Республике», который ужесточил требования к деятельности религиозных организаций: для регистрации общины необходимо 200 членов, а миссионерство существенно ограничено.

В настоящее время интерес к религии в республике значительно возрос. Если в советский период в Киргизии действовало всего 39 мусульманских мечетей и 25 храмов и приходов русской православной церкви, то на конец 2005 зарегистрировано более 1338 мечетей и более 40 храмов и приходов православной церкви, 200 молельных домов различных христианских конфессий. В 1991 году в Бишкеке был создан Исламский центр, который в значительной степени регулирует деятельность мусульманских организаций в Киргизии, а также занимается такими вопросами как просвещение и образование

В Кыргызстане существуют религиозные образовательные учреждения, в основном мусульманские и христианские. На сегодняшний день в Киргизии действуют 10 мусульманских и одно христианское высшее учебное заведение, а также 62 мусульманских и 16 христианских духовных образовательных учреждений.

Контроль над деятельностью религиозных организаций и религиозных образовательных учреждений осуществляется в соответствии с Законом «О свободе вероисповедания и религиозных организациях», а также Государственной комиссией по делам религии.
Киргизия – светская, демократическая страна, где религия не имеет государственного статуса.

Конституцией страны «гарантируется свобода совести и вероисповедания. Каждый имеет право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой».

РЕЛИГИЯ И ОБЫЧАИ

 

РЕЛИГИЯ

Китай – страна, где сосуществуют различные религии. Основные из них – буддизм, ислам, католицизм, протестантство, традиционная китайская религия – даосизм. Есть последователи православия, восточного палийского буддизма и шаманизма. Число верующих превышает 100 млн. человек. Люди разных национальностей исповедуют разные религии. Например, хуэйцы, уйгуры, казахи, киргизы, татары, узбеки, таджики, дунсяны, салары и баоань исповедуют ислам. Религией тибетцев, монголов, лобайцев, мэньбайцев, туйцев и юйгуров является тибетский буддизм (ламаизм). Дайцы, буланы, дэаны – приверженцы хинаяны – ортодоксального направления в буддизме. Среди мяочан, яотян и иян немало членов католической и протестантской общин. Среди ханьцев есть последователи разны религий: буддизма, протестантства, католицизма и даосизма.

Буддизм проник в Китай в 1-й век до нашей эры. В 14 веке началось его повсеместное распространение, вскоре буддизм стал самой влиятельной религией в стране. Ламаизм зародился как одно из ответвлений буддизма и получил распространение в Тибете и Внутренней Монголии. В настоящее время в стране имеются около 13 тыс. буддийских храмов и монастырей, 200 тыс. монахов совершили постриг.

Ислам проник в Китай примерно в середине 7 века. В эпоху династий Тан и Сун арабы и персы сухопутным путем проникли в Северо-западный Китай, а морем дошли до приморских городов Юго-восточного Китая и поддерживали с ними торговые связи, одновременно принося в страну традиции ислама. В эпоху династии Юань ислам получил особо широкое распространение. В настоящее время в стране имеется свыше 30 тыс. мечетей, более 40 тыс. служителей культа – имамов и мулл.

Католицизм первоначально проник в Китай в 7 веке, но масштабное его распространение в стране относится к периоду, последовавшему за «опиумными войнами». Ныне католическая паства насчитывает около 4 млн. прихожан, несут службу 4 тыс. священников, имеется 4,6 тыс. костелов и других богослужебных мест. Христианство (протестантство) проникло в Китай в начале 19 веке, особенно много миссионеров прибыло сюда после «опиумных войн». Сегодня протестантская община насчитывает примерно 10 млн. человек, более 18 тыс. священников. Имеется 12 тыс. церквей и 25 тыс. приходов.

Даосизм зародился в Китае во 2 веке. Он уходит своими истоками в древнее колдовство. Последователи даосизма считают философа Лаоцзы, жившего в 6 веке до нашей эры, своим учителем, а несколько мистифицированные основные положения о «дао» в его философском трактате «Даодэцзин» – своими канонами. Даосы поклоняются сверхестественому, верят, что человек путем самосовершенствования может обречь бессмертие, вечную молодость. В стране 1,5 тыс. даосских храмов и монастырей, более 25 тыс. даосских монахов и монахинь.

Последователи буддизма, ислама, протестантства, католицизма и даосизма имеют свои общенациональные и местные организации. К общенациональными религиозным организациям относятся: Китайское буддийское общество, Китайское даосское общество, Китайское исламское общество, Ассоциация китайских католиков-патриотов, Коллегия китайских епископов, Китайский комитет патриотического движения христиан за «тройную независимость», Китайское общество христиан и другие. Все эти организации самостоятельно формируют свои руководящие органы, выбирают руководителей в соответствии со своими уставами. Они самостоятельны в проведении культовой политики, пользуются правом создавать духовные учебные заведения, издавать священные книги, выпускать периодические издания, заниматься общественно полезной деятельностью.

ПОЛИТИКА СВОБОДЫ СОВЕСТИ

Конституция КНР предусматривает, что граждане Китайской Народной Республики имеют свободу вероисповедания, никаким государственным органам, общественным организациям и отдельным лицам не разрешается принуждать граждан исповедовать или не исповедовать какую-либо религию, не разрешается также дискриминировать их за исповедование или неисповедование какой-либо религии. Более того, «Закон КНР о национальной районной автономии», «Закон об образовании». «Кодекс о труде», « Закон об обязательном 9-летнем обучении», «Закон о выборах в Собрания народных представителей», «Закон об организации комитетов сельских жителей» и другие также содержат соответствующие статьи о гарантиях свободы совести граждан и недопустимости дискриминации граждан, исповедующих или не исповедующих религию.

Основное содержание осуществляемой китайским правительством политики свободы вероисповедания сводится к следующему:

— Уважение и охрана свободы вероисповедания. В Китае граждане наделены свободой исповедовать, а также не исповедовать религию, имеют право исповедовать ту или иную религию. Приверженцам одной и той же религии предоставляется свобода придерживаться того или иного религиозного направления. Граждане имеют свободу переходить от атеистических убеждений к религиозным воззрениям и, наоборот, от религиозных убеждений к атеистическим. Это значит, что выбор вероисповедания – частное дело гражданина, не допускается принуждение со стороны каких-либо государственных учреждений, общественных организаций и частных лиц. Верующие и неверующие полностью равны, все они пользуются одинаковыми правами и несут одинаковые обязанности, предусмотренные законами.

— Охрана нормальной религиозной деятельности. Нормальной религиозной деятельностью, проведенной в местах отправления религиозных обрядов и традиционно в домах тех или иных верующих, управляют религиозные организации и верующие сами и на свои средства. Такая религиозная деятельность пользуется законной поддержкой государства, никто не имеет права покушаться на нее. «Положения по управлению местами религиозной деятельности», опубликованные китайским правительством, гласят: право управления местами религиозной деятельности принадлежит тем организациям, в собственности которых находятся эти места; законные права мест религиозной деятельности и нормальная религиозная деятельность охраняются законом; посягательство на законные права мест религиозной деятельности карается привлечением к ответственности на основе закона.

— Равноправие различных религиозных организаций. Китайское правительство относится ко всем религиям одинаково, не признает привилегии какой-либо религии в стране, ратует за взаимное уважение и мирное сосуществование разных религий. Китай придерживается принципа отделения религии от власти и отделения религии от школы. Государственные власти не вмешиваются в дела религиозных организаций, церковь со своей стороны не вмешивается в государственные, административные, судебные и просветительские дела.

— Курс на независимость и самоуправление в религиозных делах. В Китае религиозные дела ведутся соответствующими религиозными общинами, священнослужителями и прихожанами. Дела религии и религиозные организации не должны быть подконтрольны зарубежными силами. Китайские религиозные организации с удовлетворением поддерживают дружественные контакты с религиозными организациями других стран, с тем чтобы добиться взаимопонимания и установления дружественных отношений с братьями по вере, такие контакты должны строиться на основе полного равенства и взаимопонимания.

ЗАЩИТА СВОБОДЫ ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ НАЦИОНАЛЬНЫХ МЕНЬШИНСТВ

Прилагая усилия к стимулированию прогресса во всех сферах жизни национальных районов – экономической, культурной, в образовании и т.п., заботясь о повышении материально-культурного уровня национальных меньшинств, включая и широкие слои верующих, китайское правительство придает особо важное значение уважению религиозных верований нацменьшинств и охране их культурного наследия.

В Тибете большинство тибетцев являются приверженцами ламаизма. В настоящее время в Тибете насчитывается более 1,7 тыс. культовых мест, 46 тыс. лам, монахинь, есть живые Будды. Почти в каждой тибетской семье имеются молельня либо иконостас для совершения обрядов богослужения. Ежегодно в Лхасу в дни религиозных праздников для отправления обрядов и участия в богослужениях стекаются более миллиона верующих из других районов. С 80-х гг. центральное правительство вложили более 200 млн. юаней в ремонт и реставрацию крупнейших ламаистских монастырей в Тибете: дворца Поталы, монастырей Чжоканг, Дашилумпо, Самье и других. Государство выделило также специальные бюджетные средства на приведение в порядок и издание на тибетском языке свода буддийски канонов «Дацзанцзин» и других классических трудов по тибетскому буддизму, создало в Пекине и Лхасе Высшую духовную академию и ламаистское духовно училище. В 1995 году в Тибете по всем правилам религиозного ритуала, в соответствии с исторической традицией и с санкции Госсовета КНР проведены поиски и идентификация мальчика-перерожденца почившего Панчен-Эртни Х путем жеребьевки из Золотой вазы, церемония оглашения рескрипта, интронизация и ритуал пострига Панчен-Эртни Х1.

В Синьцзяне и Нинся китайским правительством созданы все условия для отправления культов мсулманами. С 80-х гг. более 40 тыс китайских мусульман совершили паломничество в Мекку. В настоящее время в Синцзяне имеются более 23 тыс мечетей и 29 тыс имамов, так что религиозные потребности верующих могут удовлетворять сполна. Синьцзянское исламское общество открыло духовное училище, издает «Коран» на уйгурском языке. Уважая обычаи мусульман, в частности традиции питания и похоро, китайское правительство разработало соответствующие правила по производству предназначенных для мусульман продуктов питания, распорядилось отвести специальные участки под мусульманские кладбища.

ОБРАЗ ЖИЗНИ И ОБЫЧАИ

На протяжении длительной истории у каждой национальности Китая сложился свой образ жизни, отражающийся в особенностях питания, одежды, в обычаях и обрядах. Так, на юге страны основным продуктом питания для ханьцев является рис, тогда как жители северных районов предпочитают мучные продукты. Ханцы любят овощи, бобы, мясо, рыбу и яйца, уделяют большое внимание кулинарии. Монголы предпочитают говядину, баранину, молочные продукты и молочный чай. Тибетцы едят дзамбу – жаренную на масле ячменную муку /скотоводы предпочитают говядину и баранину/, пьют чай с топленным маслом и ячменное вино. У уйгуров, казахов и узбеков любимые блюда – шашлык из баранины, плов и жареные лепешки «нан». У корейцев в почете пудинг «дагао», холодная лапша и квашеная капуста. Что касается национального костюма, то маньчжурки предпочитают ходить в халатах «Ципао», монголы носят национальные халаты и сапоги; тибетцы надевают запахивающиеся длиннополые кафтаны «чуба», подвязывают кушак, ходят в длинных сапогах; корейцы носят обувь с загнутым носком; среди уйгуров популярны вышитые тюбетейки; женщины национальностей и, мяо, яо носят юбки с многочисленными сборками, любят украшения из золота и серебра. Традиционное жилище ханьцев – дом с двором, окруженный стеной. Кочевники Внутренней Монголии, Синьцзяна, Цинхая и ганьсу живут в юртах. Народности дай, чжуан, буи и многие другие национальные меньшинства Южного Китая строят из бабука двухэтажные дома на сваях, называемые «ганьлань».

В Китае далеко не все справляют день рождения. А если он отмечается, то в большинстве случаев среди горожан, а не сельчан, причем для детей и стариков, а не молодых и лиц среднего возраста. У дня рождения нет особого ритуала, тем не менее многие предпочитают есть праздничную «шоумянь» – лапшу, символизирующую долголетие. Все чаще в городских семьях в этот день подается на стол европейский торт. В Китае принят «Закон КНР о браке», согласно которому мужчины, достигшие 22 лет, и женщины не моложе 20 лет имеют право вступить в брак и получить брачное свидетельство в соответствующем компетентном органе. Свадьба не является обязательной юридической процедурой. Это праздник, когда новобрачные принимают поздравления от родных и близких. Новобрачные, как правило, угощают товарищей и друзей свадебными конфетами, одновременно принимают от них подарки на счастье. Похоронный обряд в Китае несложный. Обычно устаивается прощание с телом покойного или траурный митинг в знак скорби. В городах распространена кремация, а в деревнях – погребение умершего. Традиционный похоронный цвет в Китае – белый, в последние годы на похоронах горожане надевают на руку и черную траурную повязку.

ПРАЗДНИКИ

Официальными праздниками в Китае являются Новый год (он отмечается по всей стране 1 января), праздник Весны (Новый год по лунному календарю, который отмечается по всей стране в течение трех дней), Международный женский день (8 марта), День международной солидарности трудящихся ( 1 мая), который празднуемся всенародно один день, День молодежи Китая ( 4 мая), Международный день защиты детей (1 июня), День создания Народно-освободительной армии Китая ( 1 августа), День учителя (10 сентября), Национальный праздник КНР (1 октября) отмечается всенародно три дня.

К наиболее важным и распространенным праздникам в Китае относятся праздник Весны, Праздник «Юаньсяо», Праздник «Цинмин», Праздник «Дуаньу», Праздник «Чжунцю», Праздник «Чунъян» и т. д.. Наряду с общими праздниками многие национальные меньшинства сохранили свои традиционные праздники. Например, у дайцев – это «Праздник воды», у монголов – «Надом», ияне отмечают «Праздник факела», яотяне справляют «Праздник Дану», байцы устаивают «Мартовский базар», чжуаны – песенные соревнования, тибетцы отмечают тибетский Новый год и праздник урожая «Ванго», мяотяне – праздник «Тяохуа».

ПРАЗДНИК ВЕСНЫ. Каждый год в кнце зимнего сезона, в преддверии весны, китайский народ по традиции торжественно и радостно омечает первый в году традиционный праздник – праздник Весны. В прошлом этот праздник наывался «Синьнянь» (Новым годом), так как по лунному календарю (это летоисчисление принято в истории Китая издревле) праздник Весны как раз приходился на первый день нового года. После Синьхайской революции (1911 г.) в Китае начал применяться новый стиль летоисчисления. Для отличия от Нового года по новому стилю Новый год по лунному календарю был переименован в праздник Весны (он приходится на один из дней с третьей декады января по вторую декады февраля по новому стилю летоисчисления). В ночь под праздник Весны, которую называют «чуси», вся семья собирается вместе. Устраивается обильный праздничный ужин, после которого ведутся беседы на разные темы, игры. Во многих семьях не ложатся спать всю ночь, это называется «Шоусуй» – ожидание Нового года. утром следующего дня полагается обходить дома родственников и близких с поздравлениями и пожеланиями всех благ. В дни праздника Весны устраиваются традиционные массовые представления: танцы львов, пляски драконов, хороводы «сухопутных лодок», номера на ходулях.

ПРАЗДНИК «ЮАНЬСЯО». Он приходится на 15-й день первого месяца по лунному календарю. Он совпадает с первым полнолунием в новом году. В этот день едят «юаньсяо», которые готовят из клейкого риса со сладкой начинкой и цукатами. Они имеют форму шарика и символизируют счастье дружной семьи. В этот день любуются также праздничными фонарями, так что его еще называют праздником фонарей. К этому дню изготовляют самые различные, но непременно красочные фонари, которые развешивают на улицах и во дворах. Устраиваются праздничные вечера, когда разгадывают загадки, написанные на фонариках.

ПРАЗДНИК «ЦИНМИН». Он приходится на один из дней 4 – 6 апреля. Издревле в этот день поминали своих предков. А ныне в праздник «Цинмин» стали устаивать мероприятия в память о павших революционерах и погибших героях. В этот день приводятся в порядок их могилы. В «Цинмин» обычно тепло, расцветает природа, поэтому многие отправляются в загородные прогулки, запускают бумажных змеев, любуются весенней природой. Вот почему «Цинмин» еще называют «Тацинцзе» – день прогулок по первой зелени.

ПРАЗДНИК «ДУАНЬУ». Считается, что он возник как память о древнекитайском поэте-патриоте Цюй Юане. Поэт жил в царстве Чу в эпоху Воюющих царств. Он не смог осуществить свои политические цели, был не в силах спасти царство Чу от гибели, и 5-го числа пятого месяца (после свержения царства Чу царством Цинь) Цюй Юань покончил с собой, бросившись в реку Милоцзян. Согласно преданию, после смерти поэта люди сели в лодки и долго искали его тело в реке. С тех пор каждый год 5-го числа пятого месяца в память о великом поэте на реках традиционно устраиваются гонки на челнах, по форме напоминающих дракона. Одновременно в реку для Цюй Юаня бросают бамбуковые коленца, наполненные вареным рисом. В народе сохранился также обычай есть в этот день «цзунцзы» – рис, завернутый в листья тростника.

ПРАЗДНИ «ЧЖУНЦЮ». Он приходится на середину осени, поэтому еще в древности его назвали «Чжунцю». Издавна каждый год в «Чжунцю» люди готовили из муки пряники и приносили их в дар богу луны. По окончании обряда пряники ела вся семья, что символизировало благополучие в семье. Этот обычай сохранился до наших дней. В этот день полная луна особенно яркая. Под ярким светом луны вся семья собирается вместе, любуется небесным телом и ест лунные пряники.

ПРАЗДНИК «ЧУНЪЯН». Он приходится на 9-й день девятого месяца по лунному календарю. Его также называют праздником «Чунцзю». В древности этот день считался счастливым. В этот день в народе сохраняется обычай подниматься на гору, лакомиться пирожными, пить пиво и любоваться хризантемами. С конца 80-х гг. праздник «Чунъян» стал знаменательной датой для престарелых. Ежегодно в этот день по всей стране проводятся различные мероприятия в честь престарелых, их приглашают на торжественные собрания и смотры художественной самодеятельности.

«Не заставляй нас собрать ружья»: почему жители Якутска поднялись против мигрантов

  • Наталия Зотова
  • Би-би-си

Знак по дороге из аэропорта сообщает, что 2019 год в Якутске — год добрососедства. 18 марта здесь прошел митинг против мигрантов — самый массовый в Якутии за десятилетия. Местные жители угрожали мигрантам, а те боялись выходить на работу: всё потому, что 17 марта местную женщину изнасиловал предположительно гражданин Киргизии.

Корреспондент Би-би-си поехала в Якутию, чтобы узнать, почему национальный протест вспыхнул в республике, в которой живет 120 этносов.

«Те, кто на фруктах работает, никогда такого не сделают»

Набиджан родом из Ошской области Киргизии, он торгует в овощном киоске в одном из дворов Якутска. В прошлый понедельник к нему в ларёк зашёл один из постоянных покупателей — но на этот раз не за фруктами. «Теперь я у тебя ничего брать не буду, пока все не решится, — зло говорил местный житель, снимая Набиджана на камеру телефона. — И твои овощи никто жрать не будет. Я тут повешу бумагу: сюда не заходить, здесь работает киргиз. Я был не против тебя, но сейчас я против тебя настроен, понял? Собирай манатки и уезжай!»

Набиджан объяснял пришедшему выгонять его якуту, что он гражданин России, и даже показывал паспорт. Теперь он звезда WhatsApp — мессенджер выполняет роль главной местной соцсети. Там распространилось видео, снятое обидчиком. Горожане массово слали друг другу видеозаписи событий последних дней: на одном якутские парни переворачивают ящики с фруктами в киоске, на другом якут прогоняет таксиста-мигранта со стоянки у рынка, на третьем мужчина ведёт по улице мигранта под дулом пистолета и бьет его по спине рукояткой, когда проезжающие мимо якутяне пытаются его урезонить.

Подпись к фото,

«Весь дом сказал: я хороший продавец!» — говорит в свою защиту Набиджан

Как и большинство продавцов, таксистов, водителей автобусов, Набиджан не выходил на работу три дня, с 18 до 21 марта. «А потом весь Youtube, «Инстаграм» сказал — нам морковка нужна, апельсины нужны. Я открылся, все заходили, спрашивали — нормально все у тебя? Весь дом сказал: я хороший продавец!» — рассказал он корреспонденту Би-би-си, когда вернулся в свой ларек.

Он жалеет, что в разговоре с местным не пустил в ход главный аргумент: «Обидно — я же не киргиз, я узбек!».

Через несколько дворов от Набиджана работает Хуснуддин — тоже узбек из-под Оша, фруктами в Якутске торгуют в основном они. Ему угрожали в субботу, когда уже, казалось, ситуация утихла: незнакомый мужчина потребовал, чтобы он закрылся, иначе «другой разговор будет». Хуснуддину пришлось закрыть киоск на четыре часа раньше обычного и пропустить вечерний поток покупателей, идущих с работы. Ему очень обидно: «Те, кто на фруктах работает, никогда такого не сделают, — говорит он: не будут насиловать местных женщин — хотя бы потому, что некогда. — Я тут каждый день без выходных работаю с шести утра, гулять времени нет. Даже кушать дома не успеваю, спать хочу сразу. Мы всю зарплату домой отправляем, родителям».

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

Почему Якутск ополчился на мигрантов

Одна из постоянных покупательниц Хуснуддина — седовласая якутка в роскошной светлой шубе. Она просит взвесить ей «излюбленный чеснок» и рассказывает: «Когда они не работали, очень плохо было: вот и чеснок нужен был, а негде купить. У нас есть, конечно, люди, как везде, которые хотят крутых из себя показать. Но все мы из одного места вышли и все в одно место уйдём, я так думаю». И добавляет расстроенно: «Якуты ведь всегда гордятся своим гостеприимством. Гордимся, а сами вот так поступаем».

Чаша терпения переполнена

Из 70 с лишним тысяч мигрантов, которые приехали в регион в 2018 году, 42 тысячи поставлены на учёт именно в Якутске. «По моим оценкам, нелегалы в Якутске составляют порядка 10% от трудовых мигрантов, которые здесь находятся. Считайте, что 3 тысячи — незаконные мигранты», — прикидывает глава республики Айсен Николаев в разговоре с Би-би-си. На прошлой неделе начались ежедневные рейды полиции, чтобы выявить нелегальных мигрантов и незаконный бизнес.

17 марта региональные СМИ сообщили, что местную женщину, якутку, изнасиловал гражданин Киргизии. Новость вызвала вспышку гнева у местных жителей. Они успели написать в соцсетях гадостей про известную в республике певицу Олимпию — за то, что у нее супруг родом из Киргизии. А в тот же вечер в центре Якутска собрался несогласованный митинг, на него пришли примерно 200 человек.

Разгонять протестующих власти не стали. К митингующим вышел республиканский чиновник и предложил уже легально собраться в «Триумфе» на встречу с властями. «Триумф» — самый большой в городе концертный зал, где как раз накануне закончился кубок мира по вольной борьбе. Следующим вечером туда пришли около 6 тысяч человек. Точно их никто не считал, но количество для Якутии беспрецедентное, так много людей выходило на улицу только в 1986 году, во время трехдневной массовой драки якутских и русских подростков, оценивают местные журналисты.

Автор фото, Vadim Skryabin/TASS

Подпись к фото,

По прикидкам местных чиновников, на встречу с властями в «Триумф» пришли 6 тысяч человек

На митинге освистали депутата местного парламента, борца-чемпиона Павла Пинигина — он женат на киргизке. И мэр города Сардана Авксентьева, и губернатор республики Айсен Николаев обращались к собравшимся на якутском.

«Я вижу, что якутяне долго терпели, и вот сегодня эта чаша переполнена. Объединившись, нам нужно навести порядок, показать, кто в нашем родном городе настоящий хозяин, — сказала мэр на митинге.

Теперь мэр объясняет, что под «хозяевами» имела в виду не якутов, а всех местных жителей. «Когда собирается мононациональная группа, нет никакого смысла разговаривать на неродном языке. Но когда визуализируется картинка — несколько тысяч очень сердитых людей — и кто-то под общее одобрение говорит эмоциональную речь на непонятном языке, и все понимают, что Якутск восстал против мигрантов, то подсознательно рождается картинка национального восстания», — говорит Авксентьева в разговоре с Би-би-си.

Мэр считает, что та встреча с властями успокоила людей.

«Когда я избиралась, я говорила, что власть должна слышать людей, всегда должен быть диалог, должна быть отчетность. В этом смысле я очень поддерживаю решение руководства республики уводить людей с площадей, заводить их в помещения, где можно спокойно задать друг другу вопросы и поговорить, — говорит Авксентьева, — Если бы на первом несанкционированном митинге людей задержали за хулиганство или ещё какие-то санкции пошли бы, то загасили бы конфликт, спрятали, заткнули, но это же не значит, что он перестал бы существовать».

Подпись к фото,

Центр города украшают ледяные скульптуры — одна из них стоит прямо на входе в республиканское правительство

По чатам в WhatsApp несколько дней гуляло эмоциональное обращение ко «всем пришлым шайтанам-майтанам»: «Запомни! У каждого уважающего себя саха (якута — Би-би-си) есть в сейфе ружьё охотничье и охотничий якутский нож. Не заставляй нас собрать ружья и вынуть нож из ножен».

«Как же наши органы это допускают?»

Сейчас республиканские власти настаивают, что нападений было примерно столько же, сколько роликов в WhatsApp. По подсчетам мэра, реальных случаев с угрозами и хулиганством было всего примерно шесть. И те, кто переворачивал ящики с фруктами и снимал это, и тот мужчина, что вёл мигранта под дулом пистолета, уже найдены и задержаны, добавляет она. Полиция советует продавцам овощей поставить видеокамеры в киосках, и в местной мечети при проблемах с местными тоже уговаривают все снимать на телефон и выкладывать в интернет.

«Они же выбрали меня своим защитником. Я должен был сказать — да, я защищаю ваши интересы в рамках того закона, который в России существует, — объясняет глава республики Айсен Николаев. — И преступники будут все наказаны — это я им обещал».

А вот Муса Сагов, имам единственной мечети в Якутске, поступок властей не одобряет. «Я считаю, что неправильно мэр и глава пришли на митинг. Президент должен был занять более жесткую политику в рамках закона. Он гарант безопасности всех, кто здесь живёт», — говорит Муса Сагов. К мечети во время волнений тоже приходила группа сердитых якутских мужчин. Двери им не открыли, а вскоре приехала полиция.

Подпись к фото,

Имам якутской мечети Муса Сагов считает, что власти могли бы жестче высказаться о движении против мигрантов

«Люди пишут: если уничтожим мечеть, они все разбегутся. Это же экстремизм чистой воды, как же наши органы это допускают?» — возмущается имам, хотя полицию за быструю реакцию благодарит.

«Люди склонны искать виноватых»

Мэр Сардана Авксентьева считает, что происходившее в последние дни в республике — не признак расовой ненависти, а выплеск агрессии, вызванный экономической неустроенностью.

«Люди склонны искать виноватых в собственных проблемах», — говорит она. По данным Росстата на 2017 год, в Якутии, где добывают алмазы и золото, 20% жителей находится за чертой бедности. Уровень безработицы тоже выше, чем в среднем по стране — на начало 2018 года она оставляла 7%. Якутия — второй после Дагестана регион по размерам дотаций из федерального бюджета.

«Высок уровень коммунальных платежей. Мусорная реформа, будь она неладна: 131 рубль надо платить с каждого прописанного, даже если ему 3 месяца. Нагнетает? Конечно, — перечисляет мэр Авксентьева тяготы последнего времени. — Для северян было довольно ощутимо повышение пенсионного возраста — мы же раньше [чем в других регионах] выходили на пенсию. Тоже молча проглотили».

Якутск — рекордсмен по наличию аварийного жилья во всей России. Здесь до сих пор осталось около тысячи деревянных бараков — целые кварталы покосившихся дощатых домов, которые бы казались заброшенными, если бы не стеклопакеты тут и там и не включённый в окнах свет. В некоторых проведена канализация и вода, в большинстве — нет. Отбросы из бараков выливают на улицу.

Подпись к фото,

В Якутии до сих пор многие люди живут в бараках

«Тут климат тяжелый, зарплаты маленькие, дорого все. Я не думаю, что оттого, что выгонят мигрантов, станет легче жить, — говорит Надежда, торгующая на строительном рынке приспособлениями для отопления и водоснабжения. — Удивительно, что они так собрались именно из-за этого — ведь есть более глобальные вещи, которые требовали бы такого же сбора. Та же пенсионная реформа!»

У Надежды трое детей, она говорит, что приходится работать без отпуска, а большая часть зарплаты уходит на еду и проезд.

«Их сильно много, это бесит»

Здесь же, на рынке, суровые якуты продают листы фанеры прямо на открытом воздухе. Здесь радуются десятиградусному морозу и солнцу и говорят: «Наконец весна пришла».

«Что за детские вопросы — надо ли выгнать мигрантов? — с достоинством реагирует продавец Эдик. — Это шпана ларьки громила. А мы вместе с ними работаем, тут на рынке их много. В «Триумфе» я был, да — но я просто потому пошёл, что такой криминал случился».

Его товарищ Валек, разгружавший грузовик с досками, подходит поучаствовать в дискуссии.

Подпись к фото,

Продавец досок Эдик считает, что мигранты не уважают местных

— Если они не нарушают закон, пусть работают-живут. Наши тоже за границей работают и законы соблюдают. У них проблемы, раз приехали, в Киргизии несладко живётся. А так — мы их уважаем, пусть они нас уважают, — добродушно резюмирует Валек.

— А они уважают?

— Нет, не уважают, — вдруг прорывает толерантного Эдика. — Им главное — заработать.

— Мне во время кипиша тоже надо было что-то сделать, — признается Валек. — Нет, не ларёк перевернуть, ну хоть пальцем им погрозить! Думаешь, нормальные люди сюда бы работать приехали? Отбросы общества, хулиганы приехали!

— Мы не националисты, — сходу говорит пожилая якутка, продающая стройматериалы. — Но их сильно много, это меня бесит. Обижают? Да нет, они не обижают нас, но когда их много, конечно, плохо. Это всем понятно.

В магазине «Байанай-центр», где можно купить те самые винтовки и охотничьи ножи, которые есть у «каждого уважающего себя якута», высказались более прямолинейно.

— Выселять их надо, — бросает немногословный продавец: за его спиной ряды резиновых уток, которыми охотники приманивают дичь, по стенам висят камуфляжные костюмы, а в запертых витринах лежат ножи. Прямо в магазине есть тир, чтобы проверять оружие перед покупкой, оттуда раздаётся громкий выстрел. — Почему выселять? Мусор оставляют за собой. На этой улице сейчас снег растает — все мусором покроется.

Подпись к фото,

Популярное сообщение в WhatsApp говорило, что у каждого уважающего якута есть охотничьи винтовки и ножи

— А фрукты вы у них покупаете?

— Я фрукты вообще не ем, — пожимает плечами он. — Нет, не надо меня фотографировать!

— Я вот замечаю, мигранты все время бесплатно на автобусах ездят, — поддерживает худой, с ввалившимися щеками дед: он орудует лопатой, собирая у магазина снег. — Они бесплатно, а мы платим! В месяц 4 тысячи уходит! И ещё нам же говорят — по закону живите. Ничего себе!

«Все рынки захватили, например, овощной»

«400 лет назад Якутия русским представлялась как Луна: тут ничего нет, тут конец света. А тут жили люди и держали такой огромный край — без милиции, без единого прокурора», — говорит Василий Атласов. Он хозяин дома-музея якутских традиций, и встречает гостей в таком же камуфляжном костюме с нашивкой «Россия», какие продаются в охотничьем магазине — только еще и с ритуальным бубном в руках. «А первопроходцы приехали — кражи начались, водку привезли, пушнину стали покупать за бесценок, — сетует он. — Сейчас так уже нельзя, но теперь нас по-новому хотят ограбить. Все рынки захватили, например, овощной. Там наши уже не работают. Они монополисты, поднимают цены. Поэтому народ, конечно, недоволен и хочет выразить недовольство».

Этот аргумент — что мигранты занимают рабочие места местных — часто можно услышать от якутян. Впрочем, власти говорят, что это решаемая проблема.

«В случае с автобусами я вообще не вижу причины, чтобы местные кадры со временем полностью не заменили приезжих, — сказал глава республики Николаев в интервью Би-би-си. — Взять то же такси: мы же родина inDriver (созданное в Якутии приложение для вызова такси, ставшее популярным в том числе за границей. — Би-би-си). Оно распространено, и ниша эта тут же занимается местными. И на стройках местные кадры вполне работают. Другой вопрос, что у нас строительный сезон очень короткий, надо много успеть за короткий срок, поэтому мигранты будут привлекаться. Но строители-[мигранты] приезжают весной, а осенью уезжают. Мы за то, чтобы они были и работали, но они должны быть здесь полностью законно и платить налоги».

Через несколько дней после интервью Би-би-си Айсен Николаев подписал указ, запретив мигрантам несколько видов деятельности: в том числе работать продавцами, ремонтировать машины, водить автобусы и такси. Именно этим в Якутске зарабатывает на жизнь много приезжих.

Впрочем, граждан Кыргызстана эта мера коснуться и вовсе не должна: в указе ограничивается получение мигрантами патентов на определенную работу, но гражданам стран — членов Таможенного союза (Казахстана, Белоруссии, Кыргызстана, Армении) не нужно получать патенты на работу в России. Киргизская диаспора — самая крупная в Якутии, их там около 30 тысяч.

«Таких жён здесь называют шалава»

Самые распространенные якутские имена выглядят так: Николай Петров, Иван Андреев, Василий Борисов. Когда русские переселенцы крестили якутов в православную веру, им давали русские имена. В советские времена называть детей якутскими именами было не очень принято, а сейчас это стало модно.

В Якутии популярны свои музыканты, есть якутский поп, якутский рэп. Здесь снимают много фильмов, особенно комедий — они идут в кино на якутском с русскими субтитрами.

Энтузиасты возрождают традиционную якутскую религию — северную ветвь древней веры тюрков, тенгрианства. По-якутски она называется Аар Айыы. Возрождением веры занимался, в частности, историк Владимир Кондаков — верующие называют его великим шаманом. В 2014 году Аар Айыы зарегистрировали в минюсте как одну из религий России.

Последователи кондаковской веры состоят в объединении «Ус Тумсуу»: молодая общественная организация проводит ежевоскресный обряд очищения, алгыс, на который приходит около 200 человек (правда, допускаются к обряду только мужчины). Этот обряд когда-то был запрещен казаками как языческий.

Общее число своих сторонников верующие считают по группам в Whatsapp: «Ус Тумсуу» ведет 30 групп примерно по 200 человек (больше 256 членов у группы в мессенджере быть не может) — то есть около 6 тысяч человек.

Сейчас они ведут переговоры с властями, чтобы построить в Якутске свой храм.

В новогодние каникулы члены «Ус Тумсуу» вместе с полицией ходили в рейд по ночным клубам, в том числе тем, где собираются мигранты, а встреченных там якутских девушек пытались уговорить не пить и не гулять.

«Рейд по ночным клубам вызвал большой резонанс, — кивает в разговоре с Би-би-си член «Ус Тумсуу», социолог Юрий Жегусов. — Ничего такого мы там не делали, просто в рамках рейда ходили. Ну, и нескольким девушкам сделали замечания. Иногда наши девушки ведут себя виктимно: употребляют алкоголь в присутствии приезжих. Тем самым они себя подвергают опасности».

В Якутии принято рожать много детей: это один из немногих регионов России, где рождаемость превышает смертность. И хотя смешанных браков — особенно между якутами и русскими — тут много, некоторые якуты наставляют своих дочерей выходить замуж только за «своих».

«Когда я с мужем по улице иду, то вижу по взглядам, меня осуждают — чего она с «ненашим» идёт. Таких жён здесь называют шалава, подстилка», — рассказывает Екатерина — якутка, вышедшая замуж за гастарбайтера из Таджикистана. Она боится фотографироваться и даже просит не называть в материале ее настоящее имя. Екатерина замужем восемь лет, у них с мужем четверо детей — младшую дочь она укачивает в руках, пока говорит со мной на кухне с допотопной электрической плитой и капающим краном. Муж на работе — он работает строителем на погрузчике.

«Да, есть такие браки, — говорит социолог Жегусов о союзах между местными женщинами и мигрантами. — Приезжие лучше женщин забалтывают. Хотят в лучших условиях жить, не в вагончике, а в хорошей квартире. Обещают жениться, а потом убегают в свою страну и не возвращаются».

«У местных такое на слуху: приезжий тебя использует, ему только прописка нужна. Может, такое и есть. Но у нас все было по-другому», — говорит Екатерина. Она признается, что никогда и не хотела, чтобы ее муж был якутом: «Они много пьют и иногда вовсе не работают. Отец в моем детстве и выпивал, и руки распускал на мою маму. Я дала себе слово, что у меня будет муж другой национальности».

Желание исполнилось: муж Екатерины — мусульманин, а значит, не пьет спиртного. Екатерина вслед за мужем приняла ислам. Сначала они женились по исламскому обряду никях, а уже потом расписались в загсе.

В последнюю неделю Екатерине было очень страшно отпускать мужа на работу. Еще она переживает за детей — пока они маленькие и ни с какой ксенофобией не сталкивались, но у всех четверых имена таджикские, и им здесь жить: «Мы хотели дом купить — все-таки четверо детей, чтобы было, где развернуться. А сейчас в подвешенном состоянии, не знаем, что делать».

Попыток выгнать мигрантов из Якутии Екатерина понять никак не может. «В Москве вообще не знают, кто такие якуты, — сообщает она мне. — Меня там принимали и за казашку, и за киргизку… То есть в Москве про наших якутов будут говорить — понаехали».

религиозных верований в Кыргызстане — WorldAtlas

Центральная мечеть в Бишкеке, столице Кыргызстана.

Кыргызстан — суверенное государство, расположенное в Центральной Азии. Страна, не имеющая выхода к морю, занимает территорию в 199 951 кв. Км. Население страны составляет 6 019 480 человек. Мусульмане составляют 75% населения Кыргызстана. Русские православные христиане и последователи других религий составляют соответственно 20% и 5% населения страны.

Самая большая религия в Кыргызстане

Большинство проживающих в Кыргызстане мусульман — мусульмане-сунниты. Суннитский ислам был представлен в стране примерно в 8 веке. К концу 19 века ислам стал доминирующей религией в Кыргызстане. Ислам, практикуемый в стране, часто пронизан элементами доисламских традиций и обычаев этнических кыргызов.

Христианство в Кыргызстане

Христианство, вторая по величине религия, исповедуемая в Кыргызстане, имеет долгую историю в стране. Археологические находки указывают на то, что христианская церковь существовала в стране еще в 7 веке. Восточное православное христианство имеет наибольшее количество приверженцев среди действующих в стране церквей.Приблизительно от 700 000 до 1,1 миллиона человек в стране являются членами Восточной православной церкви. Большинство христиан страны — этнические украинцы или русские. Римо-католиков, проживающих в стране, всего около 1500 человек.

Коренные религии Кыргызстана

Тенгрианство относится к традиционным религиозным верованиям этнических кыргызов.Это религия, исповедуемая в Центральной Азии, и анимизм, шаманизм, тотемизм и т. Д. Являются неотъемлемой частью религии. Верующие в эту религию в Кыргызстане поклоняются духам природы и своим предкам. Они также признают духовное родство с определенным типом животных и принимают таких животных, как верблюды, змеи, северные олени, совы и т. Д., Для поклонения. Традиционные религиозные обряды играют большую роль в жизни кыргызского народа в северных частях страны, чем на юге.

Свобода вероисповедания и толерантность в Кыргызстане

Государственная атеистическая политика Советского Союза мало повлияла на религиозную жизнь людей в Кыргызстане во время советской власти.После обретения независимости страна продолжала оставаться светской. В целом общество на севере Кыргызстана более светское, а на юге более религиозное. За последние несколько десятилетий доля мусульманского населения в стране увеличивалась. Этот рост сопровождался увеличением числа общественных деятелей, которые требовали пропаганды традиционных исламских ценностей в стране. Как и в других частях Центральной Азии, такое отклонение от светского мировоззрения вызывает озабоченность по поводу возможности фундаменталистской исламской революции.На данный момент кыргызское правительство ущемляет конституционные права народа, обеспечивая стабильный светский характер кыргызского общества.

Религии в Кыргызстане Распределение населения

Ранг Религия Доля населения (%)
1 Ислам 75
2 Православие 20
3 Другое 5
Оишимая Сен Наг в Обществе
  1. Дом
  2. Общество
  3. Религиозные верования в Кыргызстане

Кыргызстан: попытки изолировать местный ислам — дипломат

Реклама

После обретения Кыргызстаном независимости в стране началось религиозное возрождение, которое включало в себя появление в стране многих религиозных конфессий.Среди них были различные христианские и исламские секты. Новые исламские группы во многом отличались от практик местного или так называемого «традиционного ислама». В результате в горной стране, не имеющей выхода к морю, возникло новое религиозное разнообразие наряду с этническим разнообразием, оставшимся с советских времен. В настоящее время религиозное разнообразие в Кыргызстане растет по сравнению с его центральноазиатскими соседями, отчасти из-за ослабления государственного контроля.

Однако, чтобы усилить контроль в религиозной сфере, правительство Кыргызстана в 2014 году разработало концепцию государственной политики, которая направляет государственную политику в сфере религии.В концепции, рассчитанной до 2020 года, Кыргызстан определяется как поликонфессиональная страна и предусматривает разделение религиозных и государственных вопросов. Но более глубокое прочтение документа обнаруживает противоречие и разногласия: концепция направлена ​​на создание условий для развития ислама, особенно для его ханафитской школы.

«В целях обеспечения национальной безопасности и культурной самобытности государство создает условия для укрепления и развития традиционных умеренных форм суннитского ислама на основе религиозно-правовой школы ханафизма и религии матуридитов.Это направление, которого придерживается большинство граждан Кыргызской Республики, исторически доказало свою способность к толерантности, добрососедству, взаимоуважению в условиях этнического и религиозного разнообразия », — говорится в государственном документе.

Ханафитская школа или ханафизм — одна из суннитских исламских школ юриспруденции. Остальные три суннитские школы — это Малики, Ханбали и Шафи’и. Исторически эти школы возникли и были созданы в разных частях света.Ханафизм, который начал возникать в IX и X веках, распространил свое учение по всей Центральной Азии и в настоящее время является одной из самых распространенных суннитских школ права в мире.

Основное различие между этими школами заключается в источнике закона. Например, в отличие от других основных школ, ханафитский закон содержит принцип урф, местных обычаев. Урф может быть источником судебного решения, если в Коране, Сунне, Иджме и других основных исламских текстах нет четкого судебного решения.

Вам понравилась эта статья? Нажмите здесь, чтобы подписаться на полный доступ. Всего 5 долларов в месяц.

В своей религиозной политике Кыргызстан использует термин «традиционный ислам». Используя эту концепцию, государственные чиновники пытаются управлять религиозными группами в стране и предотвращать влияние религиозных конфессий внешнего происхождения. На самом деле, глобализация, которая также влияет на религиозную сферу, рассматривается киргизским правительством как угроза. Поэтому официальные лица считают, что усиление поддержки ханафизма защитит Кыргызстан от религиозного радикализма.

Со стороны это выглядит изоляцией местного ислама, как это было в советское время. Политический режим того времени, среди прочего, способствовал изоляции ислама в Центральной Азии от более широкого исламского мира. В результате ислам в регионе принял локальную форму и стал восприниматься как часть культуры коренных народов. Тем не менее, до 20 века Центральная Азия была одной из самых значительных и могущественных частей исламского мира, не изолированной от него.

Diplomat Brief

Еженедельный бюллетень
N

Получите краткую информацию об истории недели и разработке историй для просмотра в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Получить информационный бюллетень

В 21 веке этот процесс возродился. Идеи снова путешествуют вместе с людьми. Несмотря на это, кыргызское правительство, похоже, желает видеть только однородное мусульманское население. Но невозможно изолировать и контролировать глобальную религию даже в пределах небольшой горной страны.

Реклама

В настоящее время страна больше не изолирована, и ислам восстанавливает свои корни как в Центральной Азии, так и в других странах исламского мира. В Кыргызстане много мусульман-суннитов, но не обязательно ханафитов. Эти группы варьируются от салафитов, которые хотят практиковать версию ислама, как это было во времена Пророка Мухаммеда и его учеников, до консервативных Таблиги Джамаат, возникших в Индии, до Нурджулар, деноминации турецкого происхождения с более либеральными ценностями.

Согласно исследованию Государственной комиссии по делам религий, наиболее активными религиозными группами в Кыргызстане являются, в частности, Таблиги Джамаат и Нурджулар. Обе группы вошли в страну после обретения независимости в 1991 году. Среди этих групп есть много мусульман, связанных с исламскими школами, отличными от ханафизма. По разным данным, от 80 до 90 процентов граждан Кыргызстана считаются мусульманами. Похоже, что киргизское правительство автоматически считает их ханафитами, хотя это вводит в заблуждение.

Это очень похоже на стереотип «каждый (этнический) киргиз — мусульманин», сложившийся в советское время. Фактически, вера или неверие человека, очевидно, не зависят от расы этого человека.

В задачу правительства не входит учить граждан тому, чему и как верить. Каждый решает свою веру.

Тем не менее, личные вопросы, такие как религиозные убеждения, часто становятся предметом общественного обсуждения. Такие дебаты иногда доходят даже до президентского уровня.Одной из таких тем было религиозное облачение в соответствии с местными обычаями. Например, было сказано, что кыргызский мужчина традиционно не отращивает бороду, пока его отец жив, а кыргызские женщины не надевают головной платок / хиджаб перед замужеством. Интересно, что по обе стороны дискуссии находятся те, кто считает себя мусульманами.

Еще в 2014 году тогдашнему президенту Алмазбеку Атамбаеву удалось выразить свою точку зрения на исламские конфессии, отличные от местного ханафизма. Атамбаев заявил, что последователи исламских школ, отличных от ханафизма, «навязывают культуры арабов, Бангладеш и Пакистана и путают их культуру с исламом.

«Сейчас на наших улицах многие отрастили бороды […] Вместо ярких красочных платьев нашим девочкам навязывают черное, которое обычно носят овдовевшие женщины. […] Если мы не остановим это, мы потеряем страну, мы потеряем нашу киргизскую нацию! Потому что люди, забывшие свой язык, их родные традиции, — это не люди! » — заявил Атамбаев на заседании Совета обороны в 2014 году.

Вам нравится эта статья? Нажмите здесь, чтобы подписаться на полный доступ.Всего 5 долларов в месяц.

В течение года после заявления Атамаева в столице Бишкеке и по всей стране появились рекламные щиты с тремя картинками и фразой «Бедные мои, куда мы идем?» На первом изображении были женщины в традиционной кыргызской одежде, на втором — женщины в белых платках, а на третьем — женщины в черных бурках.

Подобные идеи все еще сохраняются среди правительственных чиновников. В 2018 году директор Государственной комиссии по делам религий Зайирбек Эргешов сказал мне в интервью, что принципы ислама извне отличаются от местных исламских практик.«Когда ислам приходит с принципами Саудовской Аравии, Ирана или Египта, это противоречит местному традиционному исламу, который формировался веками», — сказал Эргешов.

Похоже, что официальные лица Кыргызстана связывают религиозные конфессии, пришедшие с Ближнего Востока или Южной Азии, с экстремистскими группами. Действительно, радикальные и экстремистские группы ставят под угрозу национальную безопасность. Тем не менее, было бы преувеличением приравнивать людей к экстремистам только потому, что они носят хиджаб или отращивают бороду, а не следуют «исконному кыргызскому исламу».»

Реклама

Кроме того, в Кыргызстане можно наблюдать конфликты между приверженцами двух разных религий. Вспомните истории о киргизском мальчике-христианине, забитом до смерти жителями села на Иссык-Куле, и о теле кыргызской женщины, принявшей христианство в Ала-Буке, которое было трижды перезахоронено из-за того, что сельчане не хотели Христианин на мусульманском кладбище.

Если власти действительно хотят регулировать религиозные дела в стране, они должны относиться ко всем религиям одинаково, не нарушая конституционных норм, «создавая условия» для определенной религиозной конфессии.

Говоря об экстремизме, эксперты отмечают, что люди присоединяются к экстремистским группам по разным и смешанным причинам, включая бедность, безработицу, недовольство властями и правоохранительными органами и многие другие причины. Радикализация — сложный процесс.

Как указано в концепции, государство не может вмешиваться в дела религиозных организаций, если они не противоречат правовым нормам Кыргызской Республики. Кыргызстан — светская страна, где религиозные дела отделены от государства.Вмешательство государства в религиозные дела может привести к более серьезным последствиям. Отдавая приоритет определенной религиозной группе, власти нарушают главный принцип, который определен как в концепции, так и в Конституции. Если власти продолжат свою риторику о предпочтении одной группы перед другими, это может способствовать созданию «неприятных» религиозных групп и негативных мнений по отношению к этим людям в обществе. Приведенные выше примеры показывают, что такая ситуация уже существует в Кыргызстане.

Если в советское время этническая и религиозная идентичности людей воспринимались как единое целое, то в наши дни люди начали воспринимать свою этническую идентичность как отличную от своей религиозной идентичности. Первое не обязано определять второе. Другими словами, кыргызы могут предпочесть свою веру своей этнической принадлежности и исповедовать религию, не «традиционную» для их этнической принадлежности. Это обычная ситуация в наше время, и не нужно беспокоиться о том, что люди свободно выбирают свою религию.Любой риск или угроза возникает из-за того, что кому-то запрещается верить в то, что он выбирает, или когда кому-то запрещается верить в то, что он выбирает, или когда кто-то насильственно навязывает эти убеждения другим.

Ислам — мировая религия и глобальное явление. Изолировать ислам в границах отдельной страны невозможно, да и в этом нет необходимости. Кыргызское правительство должно обращаться со всеми своими гражданами одинаково, независимо от их религиозного происхождения, вместо того, чтобы поддерживать одну часть и высмеивать другую.

Версия этой статьи была первоначально опубликована на Kloop .

Эльмурат Аширалиев — независимый исследователь. Он специализируется на СМИ и религии в Центральной Азии.

Кыргызстан — Религия

Кыргызстан Содержание

Подавляющее большинство сегодняшних киргизов — мусульмане суннитов (см. Глоссарий), но ислам пришел поздно и довольно поверхностно площадь. Кыргызские мусульмане обычно исповедуют свою религию особым образом под влиянием более ранних племенных обычаев.Практика ислама также отличается в северных и южных регионах страны. Кыргызстан остался светское государство после падения коммунизма, имевшее лишь поверхностные влияние на религиозную практику, когда Кыргызстан был советской республикой. Большинство русского населения Кыргызстана атеисты или русские Православный. Узбеки, составляющие 12,9 процента населения, являются в основном мусульмане-сунниты.

Введение в ислам

Ислам был представлен кыргызским племенам между девятым и девятым годами. двенадцатый век.Наиболее интенсивное знакомство с исламом произошло в семнадцатый век, когда джунгары изгнали киргизов Тянь-Шаня область в Ферганскую долину, население которой было полностью исламским. Однако по мере того, как опасность со стороны джунгар утихла, киргизские группы вернулись в свой прежний регион, влияние ислама ослабло. Когда Куконское ханство завоевало территорию киргизов в восемнадцатого века кочевые кыргызы остались в стороне от официальных Исламские обычаи этого режима.К концу девятнадцатого века однако большая часть кыргызского населения была обращена по крайней мере в поверхностное признание исламской практики.

Племенная религия

Наряду с исламом киргизские племена исповедовали тотемизм, признание духовного родства с определенным видом животных. Под эта система верований, которая предшествовала их контакту с исламом, киргизы племена использовали оленей, верблюдов, змей, сов и медведей в качестве объектов поклонение.Солнце, луна и звезды также играли важную религиозную роль. роль. Сильная зависимость кочевников от сил природы укрепили такие связи и укрепили веру в шаманизм (сила племенных целителей и магов с мистической связью с духом мир), а также черная магия. Следы таких убеждений остаются в религиозная практика многих современных киргизов.

Считается, что знание и интерес к исламу намного сильнее в юг, особенно в районе Оша, чем севернее.Религиозная практика на севере более сильно смешан с анимизмом (считается, что каждый одушевленный и неодушевленный объект содержит дух) и шаманские практики, придавая богослужение там сходство с сибирской религиозной практикой.

Ислам и государство

Религия не играла особенно большой роли в политике Кыргызстан, хотя более традиционные элементы общества настаивали на том, чтобы Мусульманское наследие страны следует признать в преамбуле к Конституция 1993 г.Этот документ предписывает светское государство, запрещая вторжение какой-либо идеологии или религии в поведение государства бизнес. Как и в других частях Средней Азии, жители не из Центральной Азии были обеспокоены потенциалом фундаменталистского исламского революция, которая будет подражать Ирану и Афганистану, неся ислам непосредственно в формирование государственной политики в ущерб неисламское население. Из-за деликатного отношения к экономическим последствия продолжающегося оттока россиян, президент Акаев приложили особые усилия, чтобы убедить некыргызов, что никаких исламских революция угрожает (см. Этнические группы, гл.). Акаев заплатил публичные посещения главного русского православного храма Бишкека и направил 1 миллиона рублей из государственной казны в пользу этой конфессии. церковно-строительный фонд. Он также выделил средства и другую поддержку. для немецкого культурного центра. Государство официально признает православие Рождество (но не Пасха) как праздник, при этом отмечая два мусульманских праздники, Ороз айт (завершающий Рамадан) и Курбан айт (13 июня, День памяти) и мусульманский Новый год, приходящийся на весенний равноденствие.

Пользовательский поиск

Источник: Библиотека Конгресса США

Государственный департамент США

Правовая база

Конституция предусматривает свободу совести и религии; право исповедовать или не исповедовать религию индивидуально или совместно с другими лицами; и право отказаться выражать свои религиозные взгляды. Запрещаются действия, разжигающие религиозную ненависть.

Конституция устанавливает разделение религии и государства. Он запрещает создание политических партий на религиозной основе и преследование политических целей религиозными группами. Конституция запрещает установление какой-либо религии в качестве государственной или обязательной религии.

Закон гласит, что все религии и религиозные группы равны. Он запрещает «настойчивые попытки обратить последователей одной религии в другую» и «незаконную миссионерскую деятельность», определяемую как миссионерская деятельность групп, не зарегистрированных в ГКДР, правительственной организации, состоящей из назначенных президентом лиц, которая отвечает за надзор за выполнением положения закона о религии.Закон также запрещает участие несовершеннолетних в организованных, обращающихся в веру религиозных группах, если их родители не дают письменного согласия.

Закон требует, чтобы все религиозные группы и связанные с религией школы регистрировались в ГКДР. Закон запрещает деятельность незарегистрированных религиозных групп. Группы, подающие заявку на регистрацию, должны предоставить форму заявки, устав организации, протокол организационного собрания и список членов-учредителей. Каждая конгрегация религиозной группы должна регистрироваться отдельно и иметь не менее 200 постоянных граждан-учредителей.Иностранные религиозные организации должны ежегодно продлевать регистрацию в ГКДР. Закон также требует, чтобы религиозные группы регистрировались в местных советах для создания новых мест отправления культа, несмотря на решение Верховного суда от 2016 года, которое аннулировало этот раздел закона.

ГКДР имеет законное право отказать в регистрации религиозной группе, если она не соответствует закону или считается угрозой национальной безопасности, социальной стабильности, межэтническому и межконфессиональному согласию, общественному порядку, здоровью или нравственности.ГКДР может также отказать в регистрации определенной религиозной группы или отложить ее, если сочтет, что предлагаемая деятельность группы не носит религиозного характера. Заявители, которым было отказано, могут повторно подать заявление в любое время или могут подать апелляцию в суд. Закон запрещает незарегистрированным религиозным группам совершать такие действия, как аренда помещений и проведение религиозных служб. Нарушение может повлечь административный штраф в размере 500 сомов (6 долларов США).

После того, как ГКДР одобрил регистрацию группы в качестве религиозной организации, группа должна зарегистрироваться в Министерстве юстиции, чтобы получить статус юридического лица, чтобы она могла владеть собственностью, открывать банковские счета и иным образом участвовать в контрактной деятельности.Организация должна подать заявление в министерство, которое включает устав группы с административной структурой и список правления и членов-учредителей. Если религиозная группа занимается коммерческой деятельностью, она обязана платить налоги. По закону религиозные группы определяются как НПО, освобожденные от налогов на их религиозную деятельность.

Закон дает ГКДР право запрещать религиозную группу в случаях, когда суд признает, что религиозная организация подорвала безопасность государства; предпринятые действия, направленные на насильственное изменение основ конституционного строя; создавали вооруженные силы или пропагандировали войну или терроризм; причастны к посягательству на права граждан или воспрепятствованию обязательному обучению детей; принуждал членов передать свое имущество религиозной группе; или побуждал граждан отказываться от выполнения своих гражданских обязанностей и нарушать закон.Группа может обжаловать решение в суде.

Конституция запрещает религиозным группам «участвовать в организационной деятельности, направленной на разжигание этнической, расовой или религиозной ненависти». Осуждение за разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти может привести к тюремному заключению на срок от трех до восьми лет, а осуждение за создание организации, направленной на разжигание этнической, расовой или религиозной ненависти, может привести к тюремному заключению на срок от пяти до десяти лет. годы. Осуждение за убийство, совершенное на почве религиозной ненависти, наказывается пожизненным лишением свободы.

Закон предусматривает отдельные тюремные помещения для заключенных, осужденных за терроризм и «экстремизм». Закон также позволяет лишить гражданства любого гражданина Кыргызстана, который прошел подготовку для приобретения навыков совершения террористических или экстремистских преступлений за пределами страны. Закон определяет «экстремистскую деятельность» как насильственное свержение конституционного строя; подрыв безопасности страны; насилие или подстрекательство к насилию на расовой, национальной или религиозной почве; пропаганда символики или атрибутики экстремистской организации; проведение массовых беспорядков или вандализма на почве идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды; и ненавистнические высказывания или враждебность по отношению к любой социальной группе.

Согласно закону, только лица, представляющие зарегистрированные религиозные организации, могут заниматься миссионерской деятельностью. Если иностранный миссионер представляет организацию, утвержденную ГКДР, физическое лицо должно подать заявление на визу в Министерстве иностранных дел. Визы действительны до одного года, и миссионер может работать в стране три года подряд. Все иностранные религиозные организации, включая миссионеров, должны действовать в рамках этих ограничений и ежегодно перерегистрироваться.Представители религиозных групп, действующие с нарушением закона, могут быть оштрафованы или депортированы. Нарушение закона может привести к штрафу в размере 1000 сомов (12 долларов США) и депортации иностранных миссионеров.

Закон предусматривает право религиозных групп производить, ввозить, вывозить и распространять религиозную литературу и материалы в соответствии с установленными процедурами, которые могут включать экспертизу государственными экспертами. Закон не требует государственной экспертизы религиозных материалов (таких как литература и другие печатные, аудио- или видеоматериалы) и не определяет критерии для государственных экспертов по религии.Закон запрещает распространение религиозной литературы и материалов в общественных местах или при посещении отдельных домашних хозяйств, школ и других учреждений. Закон устанавливает штрафы в зависимости от характера нарушений. Закон требует, чтобы сотрудники правоохранительных органов продемонстрировали намерение распространять экстремистские материалы для ареста подозреваемого.

Закон разрешает государственным школам предлагать курсы религии, посвященные истории и характеру религий, при условии, что предметом такого обучения не является религиозная доктрина и не пропагандируется какая-либо конкретная религия.Частные религиозные школы должны зарегистрироваться в ГКДР, чтобы работать в этом качестве.

Согласно закону, религия является основанием для отказа от военной службы по соображениям совести и освобождения от нее. Лица, отказывающиеся от военной службы по соображениям совести, должны заплатить сбор в размере 18 000 сом (220 долларов США), чтобы отказаться от военной службы. Мужчины, имеющие право на призыв на призыв, должны уплатить взнос до достижения 27-летнего возраста. Неуплата до установленного возраста требует от человека выполнения 108 часов общественных работ или уплаты штрафа в размере 25 000 сомов (300 долларов США). Если мужчины не могут служить по семейным обстоятельствам и не заплатили до установленного возраста, они должны заплатить 18 000 сом (220 долларов США).Мужчины, имеющие право на призыв в армию, уклоняющиеся от военной службы и не подпадающие под освобождение от военной службы, подлежат штрафу или тюремному заключению на срок до двух лет. Служба в армии обязательна в течение 12 месяцев, хотя законом предусмотрены альтернативные формы общественных работ. Религиозные группы не освобождаются от этого закона, и члены должны платить, чтобы отказаться от военной службы.

Страна является участником МПГПП.

Государственные практики

Правительство сохраняло запрет на 21 «религиозно ориентированную» группу, которую оно считало экстремистской, включая «Аль-Каиду», «Талибан», Исламское движение Восточного Туркестана, Конгресс курдских народов, Организацию за освобождение Восточного Туркестана, «Хизб ут-Тахрир». , Союз исламского джихада, Исламская партия Туркестана, Федерация семей за мир во всем мире и объединение (Церковь Объединения), Джихадист Такфир, Джейш аль-Махди, Джунд аль-Халифа, Ансаруллах, Ат-Такфир Вал Хиджра, Акромия, ИГИЛ, Джабхат Ан Нусра, Катибат аль-Имам аль-Бухари, Джаннат Ошиклари, Джамаат аль-Тавхид валь-Джихад и Якин Инкар.Власти также продолжали запрещать все материалы или действия, связанные с лидером чеченских исламистских боевиков А.А. Тихомиров (он же Саид Бурятский), деятельность и материалы которого Бишкекский районный суд признал экстремистскими в 2014 году.

В течение года власти продолжали арестовывать членов панисламской организации «Хизб ут-Тахрир» по обвинению в экстремизме. По сообщениям местной прессы, в течение первых шести месяцев года власти арестовали 13 предполагаемых членов «Хизб ут-Тахрир».В большинстве случаев задержанные содержались в следственном изоляторе Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ), в котором размещались воинствующие экстремисты.

По данным правозащитных НПО, количество арестов за религиозный экстремизм значительно снизилось после того, как в 2019 году были внесены изменения в законы об экстремизме, которые удалили положения, позволяющие арестовывать людей за хранение материалов, считающихся экстремистскими. Официальной государственной статистики, подтверждающей это, не было. По данным правозащитной НПО, которая отслеживает эти дела, в восьми из 12 подтвержденных арестов по обвинению в экстремизме в течение года обвинения были сняты после того, как суды сочли недостаточными доказательства в соответствии с пересмотренным законом.Экстремистские инциденты определялись как членство в запрещенной «религиозно ориентированной» организации, распространение литературы, связанной с запрещенной организацией, и обращение в веру от имени или финансирование запрещенной организации. Несмотря на изменения в законах об экстремизме, НПО сообщили, что правительство арестовало пользователей социальных сетей, которые делились или любили цифровой контент, который правительство считало экстремистским, особенно религиозную литературу, связанную с запрещенными группами, в отличие от арестов за хранение физических носителей.НПО отметили, что аресты производились в отношении этнических узбеков на юге страны.

Руководство Свидетелей Иеговы заявило, что 3 сентября руководство ГКДР вело местную телепрограмму с участием членов Русской православной церкви и местного мусульманского священнослужителя, в которой участник ГКДР неоднократно заявлял, что Свидетели Иеговы являются экстремистами.

Этнические узбеки заявили, что полиция продолжала преследовать и преследовать их, обычно в связи с хранением запрещенной религиозной литературы или поддержкой запрещенных организаций, что, по их словам, было основано на ложных показаниях или подброшенных уликах.В отличие от 2019 года, не было сообщений о том, что правительственные чиновники посещали христианские церкви с просьбой показать их финансовые отчеты.

Поступали сообщения о том, что полиция и прокуратура продолжали угрожать членам семьи Эльдоса Саттара уулу насилием или арестом. Саттар уулу, протестант, вернулся в страну в течение года после бегства в 2018 году из-за угроз из-за своей веры.

Парламент продолжил рассмотрение проекта поправок к закону о религии, представленного ГКДР в 2019 году, но не принял меры до конца года.Поправки запретят прозелитизм от двери до двери, потребуют уведомления правительства до начала религиозного образования за границей и сохранят минимум 200 членов для регистрации в качестве религиозной организации, что ограничит зарегистрированные организации в создании более мелких филиалов по всей территории страны. страна.

По состоянию на сентябрь Свидетели Иеговы сообщили, что ГКДР продолжал отказывать в регистрации местных молитвенных домов на основании положения закона, требующего от религиозных групп регистрироваться в местных советах для открытия новых мест отправления культа.Требование оставалось в силе, несмотря на то, что Комитет ООН по правам человека в 2019 году установил, что оно нарушает статью 18 МПГПП и Конституцию, а также постановление Верховного суда в 2016 году о том, что это требование является неконституционным.

Представители Свидетелей Иеговы заявили, что ГКДР и другие правительственные организации продолжали использовать ложное применение закона, чтобы помешать им создавать новые общины. 20 января община Свидетелей Иеговы повторно подала заявку на регистрацию своих местных молитвенных домов.Их запрос 2019 года был отклонен ГКДР. ГКДР отклонил январскую заявку «во избежание угрозы социальной стабильности, межконфессиональной гармонии и общественному порядку». 28 мая Свидетели Иеговы подали иск в административный суд Бишкека, сославшись на настойчивое требование ГКДР использовать положение закона, которое было признано неконституционным. 24 июня суд вернул иск без рассмотрения, приняв аргумент ГКДР о том, что Свидетели Иеговы не исчерпали административный процесс апелляции.14 июля община подала апелляцию на первоначальное решение в ГКДР. ГКДР отклонил эту апелляцию, заявив, что она не была подана своевременно. 24 июля Свидетели Иеговы подали второй иск против ГКДР в административный суд Бишека, после чего ГКДР объявил, что приостанавливает рассмотрение регистрации общин Свидетелей Иеговы в связи с иском. 12 ноября Верховный суд оставил в силе решение суда Бишкека, приняв аргумент ГКДР о том, что Свидетели Иеговы не исчерпали административный процесс и, следовательно, не могут обжаловать решение ГКДР в суде.По решению суда, отклонение ГКДР заявления Свидетелей Иеговы стало окончательным.

Религиозные группы продолжали сообщать, что процесс регистрации в ГКДР был обременительным и занимал от одного месяца до нескольких лет, даже если он был успешным. Одна группа сообщила, что ГКДР не зарегистрировал его после пяти лет попыток. Некоторые незарегистрированные группы продолжали сообщать, что они могли проводить регулярные религиозные службы без вмешательства государства, особенно иностранные религиозные организации, которые были зарегистрированы в прошлом и подали ежегодное заявление на перерегистрацию на рассмотрении.ГКДР сообщил, что до октября было зарегистрировано 112 мечетей, 11 христианских церквей (информация о конфессиях отсутствует), 38 религиозных школ и 28 религиозных организаций. ГКДР также сообщил, что в стране зарегистрировано 2662 мечети, два зарегистрированных исламских университета, 141 зарегистрированное медресе и 77 зарегистрированных исламских фондов.

Хотя правительство продолжало не включать ахмадийскую мусульманскую общину в список запрещенных организаций, представитель группы снова заявил, что она до сих пор не получила регистрации.Первоначально община была зарегистрирована в 2002 году, но ГКДР отказался утверждать ее перерегистрацию каждый год с 2012 года, в том числе и в 2020 году. ГКДР также отказался регистрировать тенгрианство как религию с 2013 года, заявив, что правительственные богословы назвали тенгрианство философским движением и не религия.

Хотя закон не требует проверки всей религиозной литературы и материалов, религиозные группы, в том числе Свидетели Иеговы, заявили, что ГКДР требует, чтобы они представляли на проверку 100% импортированных религиозных материалов.По словам представителей Свидетелей Иеговы, ГКДР продолжал практику использования лиц, назначенных ГКДР в качестве экспертов, для изучения импортированных религиозных материалов, представленных на рассмотрение религиозными организациями, хотя закон не требовал такой проверки. По-прежнему не существовало специальной процедуры для найма или оценки экспертов, которые изучали религиозную литературу, которую группы хотели распространять в своих местах отправления религиозных обрядов. По словам ученых-религиоведов, ГКДР продолжала выбирать своих сотрудников или религиоведов, которых агентство наняло в качестве экспертов.Адвокаты религиозных групп продолжали утверждать, что эксперты, выбранные ГКДР, предвзято относятся к прокурорам и не являются официальными экспертами в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом. Государственная судебно-медицинская служба при поддержке ГКДР по религиозным вопросам проверяла содержание веб-сайтов, печатных материалов и других средств массовой информации на предмет экстремистского содержания.

НПО, занимающихся тюремной реформой и противодействием насильственному экстремизму, продолжали сообщать о том, что законы, предусматривающие отдельные помещения для заключенных, осужденных за терроризм и экстремизм, часто выполнялись плохо.НПО сообщали, что воинствующих экстремистов не отделяли от заключенных, которые были заключены в тюрьму за менее серьезные преступления, включая простое хранение экстремистских материалов, что, по их словам, могло привести к радикализации других групп населения в тюрьмах. Правительство объявило, что пересмотрит старые судимости за хранение таких материалов, но сообщений о том, что оно действительно это было сделано, не поступало. НПО сообщали, что тюремные власти требовали, чтобы религиозная литература, кроме Корана или хадисов (запись традиций или высказываний Пророка Мухаммеда), была одобрена муфтиятом.

По словам представителей религиозных групп, отказ от службы или уплата пошлины за отказ от военной службы по-прежнему создавали трудности для лица, отказывающегося от военной службы по соображениям совести, поскольку военная служба оставалась необходимым условием для работы в правительстве и у многих частных работодателей.

По словам христианских активистов, немусульманские религиозные меньшинства продолжали сталкиваться с трудностями при организации захоронения своих умерших на общественных кладбищах. Объявленная в 2017 году политика правительства по решению этой проблемы путем разделения общественных кладбищ по религиозному признаку, чтобы все религиозные группы имели места для захоронения, по состоянию на конец года не была реализована.Согласно ГКДР, проект политики был одобрен соответствующими государственными органами и подвергался доработке перед внедрением.

В январе ГКДР провел форум межконфессионального диалога, но ограничения COVID-19 помешали проведению последующих форумов в течение года. В мероприятии приняли участие мусульмане, русские православные, католики, протестанты и бахаи, а также представители гражданского общества, местных властей и должностные лица Министерства внутренних дел и ГКНБ. Как и в предыдущие годы, форум был посвящен религиозной терпимости, сотрудничеству и взаимопониманию между представителями религиозных общин, а также между государством и религиозными организациями, в том числе особое внимание уделялось религиозным общинам за пределами столицы.

Молитва | Киргизия

• Молитесь, чтобы люди обрели истинную надежду на Иисуса, а не на светское правительство.

• Молитесь, чтобы небольшая Церковь созрела в вере и смогла противостоять злу.

• Молитесь о мужестве для культурных мусульман, которые открыты для Иисуса, но напуганы потенциальными преследованиями.

РЕЗЮМЕ

Кыргызстан расположен в горном хребте Тянь-Шань в Центральной Азии, граничит с Китаем, Казахстаном, Таджикистаном и Узбекистаном.Это народ неровных и диких горных ландшафтов, кочевых традиций и уникальных юрт, которые многие пастухи называют своим домом. Страна также может похвастаться большим этническим разнообразием, включая тюрков, европейцев и выходцев из Восточной Азии. И все же его сельскохозяйственная экономика находится в тупике из-за его горного, не имеющего выхода к морю местоположения.

Кыргызстан получил независимость от СССР в 1991 году, но новое правительство характеризовалось дальнейшей коррупцией и деспотизмом. Глубокие этнические, политические и общинные разногласия также привели к нестабильности и насилию.Первые два постсоветских президента были отстранены от власти, что свидетельствует о повсеместном разочаровании людей в правительстве. Кыргызстан отпраздновал свою первую мирную передачу президентской власти в 2011 году. Однако коррупция, этнические разногласия, проблемы безопасности границ и угроза терроризма продолжают препятствовать позитивным и прочным изменениям. Высокий уровень безработицы и повсеместная бедность вынудили сотни тысяч людей искать работу в России и Казахстане. Многие сельские жители переехали в города Кыргызстана в поисках лучших экономических возможностей, что привело к увеличению числа жителей трущоб.Высокий уровень алкоголизма, торговли наркотиками, азартных игр и проституции только усугубил страдания нации.

Кыргызстан — преимущественно мусульманская нация (89%), культурная самобытность тесно связана с его исламской верой. Тем не менее многие продолжают поклоняться предкам. Оккультизм, демонические силы и шаманы также удерживают многих в дальнейших рабствах. Христианство исповедуют лишь около 5%, большинство из которых православные. Хотя когда-то Церковь в Кыргызстане была в основном изгнанницей, сегодня киргизские верующие составляют значительную часть! После коммунизма христианская вера сильно выросла.И хотя этот рост замедлился, Церковь взрослеет. Сейчас существуют сотни протестантских общин, а также множество незарегистрированных домашних церквей. Кыргызские мусульмане часто сопротивляются Евангелию, даже запугивая верующих уничтожением имущества и физическим насилием. Но преобладающие потребности бедных, инвалидов и пожилых людей открывают дверь для Тела Христова, чтобы проявить любовь Иисуса к «наименьшим из них».

религиозного разнообразия в Кыргызстане: верующий — мужчина и гражданин, прежде всего

В Кыргызстане зарегистрировано более трех тысяч различных религиозных организаций, поддерживающих между собой мир и диалог.Конституция гарантирует равные права и свободы всем религиозным людям.


Следуйте за нами в Facebook


Каждый вторник и субботу от Храма Воскресения Христова в Бишкеке отъезжает благотворительный автобус. Сестра Ольга , охранник и водитель едут в два места в столице, где собираются бездомные и малообеспеченные люди, чтобы приготовить еду. Ольга Яковлева работает с «благотворительным автобусом» шесть лет.

«Кто их пожалеет? Мы просто проходим мимо них, а каждому из них есть что рассказать — кто-то попал сюда случайно, кого-то выгнали из дома, кто-то пострадал от несчастья », — сказала она.

Фото: CABAR.asia

На этот раз к этой благородной миссии присоединились сотрудники исламского журнала «Умма». Молодые люди узнали, что христиане кормят бездомных в социальных сетях, и решили принять участие.

«Мы решили принять участие, потому что это очень интересная и почетная идея.Фактически, все религии призывают всех помогать окружающим. Мы решили быстро присоединиться к инициативе христианской церкви, потому что помогать — это круто », — сказал активист Бекжан Юсупов .

Согласно статье 32 Конституции страны каждому гражданину Кыргызстана гарантируется свобода совести и убеждений:

  1. Каждому гарантируется свобода совести и убеждений.
  2. Каждый имеет право исповедовать индивидуально или совместно с другими лицами любую религию или не исповедовать религию.
  3. Каждый человек имеет право свободно выбирать и иметь религиозные и другие убеждения.
  4. Никто не может быть принужден к выражению своих религиозных и иных убеждений или отрицанию их.

В настоящее время в республике официально зарегистрировано 3294 религиозные организации, в том числе 2884 исламские, 396 христианские, а также еврейская, буддийская общины и бахаи.

«Кыргызстан — многонациональное, многоконфессиональное общество. После обретения независимости у нас была либеральная политика в области религии.Тем не менее, свобода вероисповедания поддерживается очень хорошо по сравнению с другими странами », — сказал Закир Чотаев , заместитель директора Государственного комитета по делам религий.

Дружеские отношения

Это религиозное разнообразие закрепилось в стране исторически — на территории современного Кыргызстана всегда проживали представители различных религий. Археологические свидетельства доказывают, что различные племена и народы, жившие здесь в разные периоды, проповедовали зороастризм, тенгрианство и буддизм.Это разнообразие может быть связано с тем, что через республику проходит Шелковый путь.

По словам Акимжана Эргешова , представителя Духовного управления мусульман Кыргызстана, ислам присутствует на территории Средней Азии с конца 7 -х годов века. После обретения независимости в 1991 году была создана первая мусульманская организация — Духовное управление мусульман, и был назначен первый муфтий.

Цифры свидетельствуют о динамичном развитии исламского сообщества.В годы Советского Союза в Киргизской ССР было 39 мечетей, сейчас их около трех тысяч, и более 80 процентов людей считают себя мусульманами.

Русская Православная Церковь живет и мирно сосуществует с исламом более 150 лет. Археологические материалы подтверждают, что христианство зародилось на территории страны еще в средние века. Однако современная история Православия начинается с момента присоединения Киргизии к Российской империи в 19, -м, -м веках.

Позднее, в период СССР, власти проводили политику атеизма, и с 1991 года, по словам Алексея Сыромятникова , служителя собора Великого князя Владимира в Бишкеке, православные христиане не чувствовали притеснения со стороны атеистическое правительство.

Сегодня Русская Православная Церковь Кыргызстана является первой конфессией после ислама по количеству прихожан, а в стране 54 церкви.

«Уже более 150 лет местные жители видят в христианах не противников, не врагов, а хороших соседей.И мы продолжаем эту традицию. Когда-то был редкий шанс построить церковь в регионах, имамы соседних мечетей помогали материально. Это доказывает наши дружеские отношения », — подчеркнул Сыромятников.

Межрелигиозное согласие

Помимо ислама и православия, в Кыргызстане официально зарегистрированы представительства других религий, которых не так много. Один из них — буддизм.

Недалеко от Бишкека, в селе Маевка, находится небольшой храм, который буддисты называют «местом пути».

«Место пути» действует с 2001 года. Монах Алексей Шмыглиа — последователь традиций буддийского ордена Ниппонзан Мёходзи, который в 1993 году привез в Кыргызстан известный монах Дзюнсей Терасава. Фото: CABAR.asia

См. также: Жизнь единственной буддийской общины Кыргызстана

Буддизм зародился на территории современной Средней Азии в 1 году веков до нашей эры. Археологические находки в Чуйской области подтверждают, что крупные буддийские храмы располагались здесь еще в 7 -13 веках.

Современный буддизм существует в Кыргызстане всего 30 лет. По словам главы буддийской общины Олега Цоя , их религиозная организация была зарегистрирована в 1989 году.

«Нашу общину тепло и тепло встретил Государственный комитет по делам религий. У нас никогда не было конфронтации », — сказал он.

Фото: CABAR.asia

См. Также: Как люди реагируют на то, что я бахаи

В Кыргызстане также проживают представители одной из самых молодых религий — бахаи.Она зародилась в Персии в середине века, а первая в мире община бахаи за пределами современного Ирана возникла в Ашхабаде еще в начале 1880-х годов. Первый храм бахаи был построен здесь в 1918 году.

Эта организация была официально зарегистрирована в Кыргызстане в 1992 году. Сейчас в стране 12 общин бахаи и несколько сотен последователей.

Асель Исламханова , член национального духовного совета бахаи Кыргызстана, сказала:

Я никогда не видел агрессии в Кыргызстане, когда говорил, что я бахаи или принадлежу к другой религии.В Кыргызстане существует межрелигиозное согласие.

Первые общины евангелических лютеран появились в Кыргызстане еще в 1999 году. Основу общины составляли немцы, депортированные во время Второй мировой войны. Сегодня в Кыргызстане около 15 лютеранских церквей. Фото: CABAR.asia

См. Также: Жизнь лютеран в Кыргызстане: от непонимания к толерантности

Кенжебек Ботобаев , настоятель лютеранской церкви в Кыргызстане, вспоминает, что другим лютеранам и ему пришлось столкнуться с остракизмом и непониманием соотечественников.Прежде чем принять лютеранство, он 15 лет проработал в полиции, а затем был принят в духовную семинарию в Бишкеке.

Лютеранская церковь была официально зарегистрирована в Кыргызстане в 2001 году. По словам Ботобаева, сегодня в Кыргызстане проживает около 600 человек, которые считают себя лютеранами.

«Раньше было тяжело, но теперь люди понимают религию и веру. Теперь мы чувствуем себя хорошо », — сказал он.

Традиционные жилища кочевников верой и правдой служат киргизам более двух тысяч лет.В рамках фестивальной конференции «Слушай того, кто рядом», он символизирует общий дом для всех граждан Кыргызстана, независимо от их вероисповедания и национальности. Фото: CABAR.asia

См. Также: В Бишкеке прошел конфест «Слушайте близких»

Представители разных религий признают, что в Кыргызстане уникальная ситуация, когда люди разных вероисповеданий мирно живут вместе и проводят совместные мероприятия.

«По сравнению с соседними странами, мы можем сказать, что у нас гораздо больше свободы, больше восприятия мнений, толерантности, чем в других республиках», — сказал Акимжан Эргешов.

***

Совместная кампания по обеспечению продовольствием бездомных и малообеспеченных людей может служить иллюстрацией мирного сосуществования и сотрудничества между представителями различных религий. Журналисты журнала «Умма», впервые принявшие участие в акции, делятся контактами с сестрой благотворительности Ольгой, чтобы в дальнейшем проводить совместные благотворительные акции.

«Чтобы поддерживать межконфессиональный мир в Кыргызстане, нам нужно работать с молодыми людьми, донести до них мысль о том, что мы живем в одном государстве.И не важно, мусульманин ты, христианин или буддист, в первую очередь ты человек и гражданин этой страны », — сказал Бекжан Джусупов.


Публикация подготовлена ​​в рамках проекта IWPR «Укрепление связей и повышение голоса в борьбе с радикализацией в Центральной Азии»

Если вы обнаружили орфографическую ошибку, сообщите нам об этом, выделив этот текст и нажав Ctrl + Enter .

кыргызов в Туркменистане | Проект Джошуа

Введение / История

Киргизы — кочевой народ, проживающий на западной окраине Китая, недалеко от границ Кыргызстана и Таджикистана.Они путешествуют практически круглый год, пася овец и крупный рогатый скот по этой горной территории. Только недавно киргизы начали селиться в коммунах на зиму.

Кыргызы стали отдельной национальностью в 14 веке. Они поселились в своих нынешних горных жилищах на северо-западе Китая в 15 веке. Зажатые между мировыми сверхдержавами, Россией и Китаем, киргизы — это народ, стремящийся сохранить свою собственную этническую идентичность.

Хотя подавляющее большинство киргизов исповедуют себя мусульманами, большая часть их поведения считается совершенно неортодоксальной.

Кыргызский язык относится к тюркской группе и делится на два основных диалекта: северный и южный. У кыргызов еще в VIII веке была своя письменность — енсей. К сожалению, позже этот сценарий был утерян. Однако вскоре после обращения в исламскую веру кыргызы приняли новую письменность, основанную на арабо-персидском алфавите.


Какова их жизнь?

Большинство кыргызов — пастухи, которые разводят крупный рогатый скот, лошадей, овец, верблюдов и коз.Они живут в белых войлочных палатках, которые легко переносятся с места на место.

В то время как мужчины выполняют такие обязанности, как рубка дров или стрижка травы, женщины отвечают за доение, стрижку и выпас животных. Женщины также выполняют домашние обязанности.

Кыргызы едят в основном картофель, лук и капусту, так как это единственные овощи, которые могут расти в этой горной местности. Козы снабжают их своим любимым напитком: козьим молоком. В их рацион также входят импортные продукты, такие как пшеница, мука, рис, чай, соль и сахар.

Алкоголизм — серьезная проблема, которая доминирует в жизни многих киргизов. Некоторые из них нередко продолжают запои, которые длятся по несколько дней.

Кыргызские браки устраивают родители. В рамках процесса ухаживания невесте от жениха преподносится особый подарок, например жареная овца. Одна интересная традиция заключается в том, что помолвленную пару привязывают к столбам рядом с семьей невесты. Их отпускают только после того, как семья жениха умоляет о пощаде и преподносит подарки семье невесты.Затем пара заключала брак по мусульманской свадебной церемонии.


Каковы их убеждения?

Последовательные волны исламизации произошли с тех пор, как арабы впервые вторглись в Талас в 751 году, когда многие киргизские племена еще жили в Сибири. Северные кочевые племена до недавнего времени могли обходить многие исламские традиции. За последние двести лет большинство полностью обратилось в ислам. Нынешняя волна исламизации в Кыргызстане — одна из самых сильных, которые когда-либо испытывал север.Люди, которые были мусульманами только по имени, теперь изучают многие из более сложных практик, вероучений и доктрин.

Советы никогда не могли изменить киргизские верования, даже несмотря на то, что они испробовали ряд методов, включая изменение алфавита, запрет религиозной деятельности и пропаганду. Фактически, с 1990 года в Кыргызстане было построено более 3000 новых мечетей.

Сегодня большинство кыргызов все еще считают себя мусульманами; тем не менее, некоторые шаманские и тенгрианские практики все еще существуют.(Шаманизм — это вера в то, что существует невидимый мир многих богов, демонов и духов предков. Тегризм — это система убеждений, которая совпадает с верой, выраженной в библейской книге Бытия.) Многие люди до сих пор обращаются к медиумам и провидцам, чтобы исцелить болезнь с помощью магии, общение с силами и управление событиями. Практически все кыргызские верующие должны пережить слом демонической власти над своей жизнью, став христианами.

Киргизский эпический герой Манас приобрел статус богоподобного в некоторых частях Кыргызстана.Его рассказ раскрывает многие обычаи и верования доисламских кыргызов. Были сделаны некоторые сравнения между библейским «Манассия, сын Иакова» (Бытие 48) и киргизским «Манас, сын Якиба».


Каковы их потребности?

Коммунистическое господство и плохие условия жизни очень усложнили жизнь этой кочевой группе людей. Киргизы отчаянно нуждаются в работниках, которые научат их об Иисусе.

Многие кыргызстанцы пытаются избавиться от своих проблем, обращаясь к алкоголю.Им нужно знать, что только Иисус может наполнить их жизнь радостью, миром и надеждой.

Возможно, самым большим препятствием, мешающим нам добраться до киргизов Китая, является нежелание правительства открыть свои двери для миссионеров. Кроме того, кочевой образ жизни киргизов чрезвычайно затруднял миссионерам поиск различных кланов и установление контактов с ними.

Поколения поклонения духу вкупе с их исламскими верованиями дали киргизскому народу безнадежную форму религии.Бог любит каждого из драгоценных киргизов, живущих в Китае. Он желает, чтобы они были освобождены от иллюзий духовного поклонения и от ложной надежды ислама и познали жизнь с избытком через Его сына Иисуса Христа. Однако трагическая реальность состоит в том, что киргизы не знают об искупительной крови Христа и что через Него им принадлежит вечная жизнь.


Молитвенные пункты

* Молитвы из Священных Писаний за киргизов в Туркменистане.

* Молитесь, чтобы двери в Китай вскоре открылись для миссионеров, чтобы Евангелие можно было свободно проповедовать киргизам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.