Китай и кнр в чем разница: Принцип одного Китая и тайваньский вопрос

Содержание

Принцип одного Китая и тайваньский вопрос

 

 

Предисловие

1 октября 1949 года китайский народ, одержавший великую победу в новодемократической революции, провозгласил Китайскую Народную Республику. Гоминьдановская группировка отступила в китайскую провинцию Тайвань и, опираясь на поддержку со стороны чужеземных сил, заняла позицию конфронтации против Центрального правительства. Так возник тайваньский вопрос.

Разрешение тайваньского вопроса и осуществление полного объединения Китая связаны с коренными интересами китайской нации. На протяжении минувших 50 лет китайское правительство вело неустанную борьбу за осуществление этих целей. Начиная с 1979 года оно, проявляя полную искренность и делая все от него зависящее, попыталось достигнуть мирного объединения страны в рамках концепции «одно государство — два строя». В результате с конца 1987 года наметилось значительное расширение экономических, культурных и индивидуальных обменов между обеими сторонами Тайваньского пролива.

Однако с 90-х годов глава тайваньской администрации Ли Дэнхуэй, шаг за шагом отступая от принципа одного Китая, стал всячески проводить сепаратистскую политику, направленную в конечном счете на создание «двух Китаев», и не стеснялся открыто заявлять, что отношения между двумя сторонами Тайваньского пролива являются якобы «межгосударственными, или, по крайней мере, специфическими межгосударственными». Это серьезнейшим образом разрушило тот фундамент, на котором можно было достигнуть мирного объединения двух берегов Тайваньского пролива, нанесло ущерб коренным интересам всей китайской нации, в том числе и тайваньским соотечественникам, поставив тем самым под угрозу мир и стабильность в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Правительство КНР неизменно отстаивает позицию одного Китая, категорически выступает против любых попыток отторгнуть Тайвань от Китая. Борьба между китайским правительством и сепаратистскими силами в лице Ли Дэнхуэя наиболее концентрированно выражается в стремлении отстоять принцип одного Китая вопреки созданию «двух Китаев» или «одного Китая и одного Тайваня».

В белой книге «Тайваньский вопрос и объединение Китая», опубликованной китайским правительством в августе 1993 году, в систематизированном виде аргументируется, что Тайвань является неотъемлемой частью Китая, излагаются история возникновения тайваньского вопроса, основной курс и соответствующие политические установки китайского правительства по решению тайваньской проблемы. Теперь настало время еще более детально разъяснить позицию и политические установки китайского правительства относительно принципа одного Китая.

I. Факты, подтверждающие принцип одного Китая и его правовая основа

Принцип одного Китая сформировался в ходе справедливой борьбы китайского народа за защиту государственного суверенитета и территориальной целостности и имеет под собой как фактическую, так и правовую основу.

Тайвань — неотъемлемая часть Китая. Все факты и юридические акты в отношении Тайваня свидетельствуют, что он является неотъемлемой частью территории Китая. В апреле 1895 года Япония, развязав агрессивную войну против Китая, принудила правительство династии Цин подписать неравноправный «Симоносекский договор», в результате которого оккупировала Тайвань. В июле 1937 года японские агрессоры развязали тотальную войну против Китая. В декабре 1941 года китайское правительство в «Декларации об объявлении войны Японии» со всей ясностью заявило миру о том, что с этого момента все договоры, конвенции, соглашения и контракты, затрагивающие китайско-японские отношения, в том числе и «Симоносекский договор», денонсируются, что предполагало возвращение Тайваня под китайскую юрисдикцию. В декабре 1943 года Китай, США и Великобритания подписали «Каирскую декларацию», в которой предусматривалось, что все территории, которые Япония отторгла у Китая, включая Северо-Восток Китая, остров Тайвань и острова Пэнху, должны быть возвращены Китаю. В «Потсдамской декларации», подписанной Китаем, СЩА и Великобританией в 1945 году ( к которой впоследствии присоединился и Советский Союз ), четко оговорено, что «условия Каирской декларации должны быть выполнены».

В августе того же года Япония, подписав соответствующий акт, объявила о своей безоговорочной капитуляции. В этом документе оговаривалось, что Япония «искренне принимает все положения Потсдамской декларации». 25 октября китайское правительство объявило об освобождении оккупированного японцами Тайваня и островов Пэнху, которые вновь перешли под суверенитет Китая.

1 октября 1949 году было провозглашено создание Центрального народного правительства Китайской Народной Республики, которое заменило правительство Китайской Республики и стало единственным законным правительством Китая и единственным законным представителем Китая на международной арене. Тем самым существованию Китайской Республики был положен конец. По сути дела произошла замена старой власти новой при сохранении одного и того же субъекта международного права. Такая замена не влечет изменения государственного суверенитета и территории Китая, поэтому вполне естественно, что правительство КНР обладает всеми суверенными правами Китая, включая суверенные права на Тайвань, и осуществляет их.

Несмотря на то, что после отступления гоминьдановской группировки на остров Тайвань, тайваньские власти продолжали именовать его «Китайской Республикой», а себя «правительством Китайской Республики», они давно уже лишился права осуществлять государственный суверенитет в качестве представителей Китая и фактически были и являются одной из местных властей на территории Китая.

Формирование и основное содержание принципа одного Китая. В день своего образования Центральное народное правительство КНР перед всем миром торжественно провозгласило «Настоящее правительство является единственным законным правительством, представляющим все народы КНР. Настоящее правительство желает установить дипломатические отношения с правительством любой страны при условии, если оно выразит готовность соблюдать равенство, взаимную выгоду и взаимное уважение территориального суверенитета и другие принципы». Вслед за этим китайское правительство направило в ООН телеграмму, в которой заявило, что гоминьдановская администрация «лишилась всяких правовых и фактических оснований для представительства китайского народа» и что она больше не имеет права представлять Китай.

Признание правительства КНР единственным законным правительством, представляющим весь Китай, прекращение или неустановление дипломатических отношений с администрацией Тайваня — таковы принципы Нового Китая по вопросу установления дипломатических отношений с иностранными государствами.

Вышеуказанные позиции китайского правительства встретили возражение со стороны тогдашнего правительства США. Хотя в заявлении президента США Трумэна от 5 января 1950 года было отмечено, что США и их союзники признают тот факт, что Китай осуществлял суверенитет над островом Тайвань в течение 4 лет с 1945 года, тем не менее в июне 1950 года, после того как разразилась корейская война, правительство США не только направило вооруженные силы на Тайвань, но выдвинуло вздорную версию о «неопределенном статусе Тайваня» с целью изоляции и сдерживания Китая. В последствии оно проводило политику «двойного признания» в международном сообществе, пытаясь создать прецедент «двух Китаев». В противовес этому китайское правительство решительно придерживается точки зрения, что в мире существует только один Китай, Тайвань является неотъемлемой частью Китая, а правительство КНР — единственным законным правительством, представляющим весь Китай.

Именно в ходе развития нормальных дипломатических отношений с зарубежными странами и борьбы за отстаивание суверенитета и территориальной целостности страны сформулирован принцип одного Китая. Вышеизложенные позиции составляют основное содержание принципа одного Китая, ядром которого является защита его суверенитета и территориальной целостности.

После 1949 года тайваньские власти на протяжении 30-40 лет упорно отказывались признать законный статус правительства КНР как представителя всего Китая, тем не менее соглашаясь с тем, что Тайвань является частью Китая, что в мире существует только один Китай, выступали против создания «двух Китаев» и «независимости Тайваня». Это означает, что в течение довольно длительного времени все китайцы, проживающие по обеим сторонам Тайваньского пролива, были единодушны в вопросе о том, что в мире существует только один Китай, Тайвань является частью территории Китая. Уже в октябре 1958 году, когда войска НОАК производили артиллерийский обстрел острова Цзиньмэнь, Председатель КНР Мао Цзэдун заявил тайваньским властям : «В мире существует только один Китай, а не два Китая, по этому поводу вы тоже выразили свое согласие в заявлениях ваших руководителей».

В январе 1979 году Постоянный комитет ВСНП обнародовал «Обращение к тайваньским соотечественникам», в котором отмечалось, что «тайваньские власти неизменно придерживаются позиции одного Китая и выступают против «независимости Тайваня». Эта общая с нами позиция и является основой для нашего сотрудничества ».

Твердая и справедливая позиция китайского правительства по вопросу одного Китая получала все более широкое понимание и поддержку со стороны других стран и международных организаций, и принцип одного Китая стал широко признаваться международным сообществом. В октябре 1971 года на 26-й сессии Генеральной Ассамблей ООН была принята резолюция № 2758, положившая конец пребыванию в ООН представителей тайваньских властей и восстановившая в ней законное место и права КНР. В сентябре 1972 года КНР и Япония подписали Совместное заявление об установлении дипломатических отношений, согласно которому Япония признавала, что правительство КНР является единственным законным правительством Китая, выражала полное понимание и уважение позиции правительства Китая по вопросу о том, что Тайвань является неотъемлемой частью территории КНР.

Более того, Япония выразила готовность продолжать соблюдать положения восьмого пункта «Потсдамской декларации». В декабре 1978 года было опубликовано Совместное коммюнике об установлении дипломатических отношений между КНР и США, в котором говорилось, что Соединенные Штата Америки «признают правительство Китайской Народной Республики единственным законным правительством Китая», «принимают позицию Китая по вопросу о том, что в мире существует лишь один Китай,, а Тайвань является частью Китая». К настоящему времени КНР имеет дипломатические отношения со 161 государством, все они заявили о признании принципа одного Китая и дали обещание регулировать отношения с Тайванем в рамках этого принципа.

II. Принцип одного Китая — основа и предпосылка мирного объединения страны

Принципы одного Китая — краеугольный камень политики китайского правительства в отношении тайваньского вопроса. По инициативе товарища Дэн Сяопина китайское правительство начиная с 1979 года стало осуществлять курс мирного объединения страны, постепенно сформулировало научную концепцию «одно государство — два строя», на основе которой был выработан основной курс «мирное объединение на основе принципа одно государство — два строя». Главные моменты этого основного курса таковы : отстаивание курса на мирное объединение при отказе от обещания не действовать вооруженным путем, активное поощрение личных контактов, экономических и культурных обменов, скорейшее установление прямых почтовых, транспортных и торговых связей между двумя берегами пролива, осуществление объединения путем мирных переговоров, исходя из предпосылки одного Китая, на основе которой можно обсуждать любые вопросы, осуществление после объединения курса «одно государство — два строя», отстаивание социалистического строя в материковой части Китая, сохранение в течение длительного времени прежнего капиталистического строя на Тайване, после осуществления объединения страны Тайвань будет пользоваться правом на высокую степень автономии, Центральное правительство не будет дислоцировать на Тайване свой военный или административный персонал, решение тайваньского вопроса является внутренним делом Китая, и он должен решаться самими китайцами без помощи каких-либо внешних сил. Вышеизложенные курс и политика обеспечивают отстаивание основного принципа одного Китая, полностью учитывают желание тайваньских соотечественников на правах хозяев управлять Тайванем. В январе 1995 году выдвигая платформу китайского правительства из восьми пунктов по вопросу развития отношений между берегами Тайваньского пролива и стимулирования мирного процесса объединения Китая, Председатель КНР Цзян Цзэминь недвусмысленно отметил : «Отстаивание принципа одного Китая — такова основа и предпосылка мирного объединения Родины».

Лишь при сохранении принципа одного Китая можно осуществить мирное объединение. Тайваньский вопрос — это проблема, возникшая в результате гражданской войны в Китае. Официально до сих пор не был положен конец состоянию вражды между двумя берегами Тайваньского пролива. В целях защиты суверенитета Китая и его территориальной целостности, осуществления объединения Родины китайское правительство имеет право прибегнуть к любым необходимым средствам. Использование мирных средств благоприятствует совместному развитию общества по обе стороны пролива, благоприятствует дружеским отношениям и сплочению между соотечественниками на двух его берегах и поэтому является наиболее оптимальным. Провозглашая в 1979 году осуществление курса на мирное объединение, китайское правительство исходило из того, что тогдашние тайваньские власти признавали, что в мире существует только одни Китай, и Тайвань является частью Китая. В то же время китайское правительство учитывало то обстоятельство, что правительство США, на протяжении длительного времени поддерживающее тайваньские власти, стало признавать, что в мире существует только один Китай, что Тайвань является его частью, а правительство КНР является единственным законным правительством Китая. Все это тоже благоприятствует разрешению тайваньского вопроса мирным путем. Проводя курс на мирное объединение, китайское правительство постоянно заявляет, что пути решения тайваньской проблемы — внутреннее дело Китая, который не обязан давать обещание воздерживаться в этом вопросе от применения вооруженной силы. Отказ дать такое обещание направлен не против тайваньских соотечественников, а в адрес тех, кто пытается насаждать «независимость Тайваня», и тех зарубежных сил, которые будут вмешиваться в дело объединения Китая. Таким образом, мы обеспечиваем необходимую гарантию для мирного объединения страны. Применение оружия будет вынужденным и самым крайним выбором.

Для Тайваня отстаивание принципа одного Китая означает признание неотъемлемости суверенитета Китая и целостности его территории, что обеспечивает обеим сторонам общую основу и предпосылку для равноправных консультаций, в ходе которых будет найден путь разрешения политических разногласий между обеими сторонами и тем самым осуществлено мирное объединение Родины. Отказ от принципа одного Китая, попытки отторжения Тайваня от Китая приведут к ликвидации предпосылки и основы для мирного объединения Родины.

Для США обещание проводить политику одного Китая означает добросовестное претворение в жизнь трех коммюнике, подписанных правительствами Китая и США, означает, что США должны соблюдать ряд обещаний, поддерживать с Тайванем лишь культурные, торговые и другие неофициальные связи, выступать против так называемой «независимости Тайваня», «двух Китаев», «одного Китая и одного Тайваня», не препятствовать объединению Китая. Иначе США нарушили бы внешние условия мирного объединения Китая, к которому стремится китайское правительство.

Для Азиатско-Тихоокеанского региона и стран других регионов мира обстановка в Тайваньском проливе всегда была тесно связана с их безопасностью и стабильностью. Отстаивание заинтересованными странами политики одного Китая благоприятствует сохранению мира и стабильности в АТР, благоприятствует развитию дружественных отношений между Китаем и другими странами, что отвечает интересам этого региона и интересам всех стран мира.

Китайское правительство активно и искренне стремится к осуществлению мирного объединению мирного объединения страны. Во имя мирного объединения китайское правительство не раз выступало с призывом провести равноправные переговоры между двумя сторонами Тайваньского пролива на основе принципа одного Китая. Полностью учитывая реалии политической ситуации на Тайване и требование тайваньских властей о равноправном статусе переговоров, мы предлагали провести равноправные переговоры между КПК и Гоминьданом, к участию в которых можно было бы привлечь видных деятелей различных политических партий и организаций на Тайване, не называя эти переговоры «переговорами между Центром и регионом». Китайское правительство также предлагало сначала провести диалог, в том числе и политический диалог, постепенно переводя его в процедурные консультации для политических переговоров, с тем чтобы определить название, предмет, форму и другие моменты, касающиеся официальных переговоров, а затем начать политические переговоры. Политические переговоры можно вести поэтапно. В качестве первого шага можно договориться об официальном прекращении состояния вражды между двумя берегами и о том, чтобы обе стороны взяли на себя обязательство защищать суверенитет и территориальную целостность Китая, а также составили план дальнейшего развития отношений между двумя берегами пролива. В январе 1998 года в целях поисков и расширения политической основы между двумя берегами пролива китайское правительство обратилось к тайваньским власть, ясно подчеркнув, что до объединения в регулировании отношений между берегами, в частности и переговорах между ними, нужно отстаивать принцип одного Китая, определяющий, что в мире существует только один Китай, а Тайвань является частью Китая. При этом недопустимо посягательство на суверенитет Китая и его территориальную целостность. Китайское правительство надеется на равноправные консультации и переговоры об объединении на основе принципа одного Китая.

Для достижения мирного объединения китайское правительство предприняло ряд активных политических мер и шагов, направленных на всестороннее стимулирование развития отношений между двумя берегами. С конца 1987 года, когда состоянию изоляции между берегами Тайваньского пролива был положен конец, в вплоть до конца 1999 года число тайваньских соотечественников, побывавших в континентальной части страны для посещения родственников, в туристских поездках и по линии обменов, достигло 16 миллонов человек. Объем непрямой торговли между Тайванем и материком составил более 160 миллиардов долларов США, объем инвестиций тайваньских предпринимателей, оговоренных соглашениями, и объем их фактических вложений превысили соответственно 44 и 24 миллиардов долларов США, почтовые и телекоммуникационные связи между берегами получили значительное развитие. Известный прогресс получили также навигационные и авиационные связи между ними. ВСНП и его Постоянным Комитетом, Госсоветом и местными правительствами был разработан ряд законов и положений, направленных на защиту законных интересов тайваньских соотечественников. Чтобы надлежащим образом разрешить конкретные проблемы, возникшие в ходе обменов между соотечественниками по обе стороны пролива, в ноябре 1992 года между Ассоциацией развития отношений между двумя сторонами Тайваньского пролива и Фондом обменов через Тайваньский пролив была достигнута договоренность о том, что в ходе дальнейших рабочих переговоров каждая из сторон представит свою устную формулировку постулата о том, что «оба берега Тайваньского пролива отстаивают принцип одного Китая». На этой основе в апреле 1993 года состоялись успешные переговоры между руководителями вышеупомянутых организаций Ван Даоханем и Гу Чжэньфу, которые завершились подписанием соглашений, касающихся защиты законных прав и интересов соотечественников по обе стороны пролива. В октябре 1998 года состоялась их встреча в Шанхае, положившая начало политическому диалогу между берегами, который проходил на равных началах. Практика показывает, что на основе принципа одного Китая вполне можно найти целесообразную форму равноправных переговоров между берегами. После возвращения в лоно Родины Сянгана и Аомэня связи и обмены между населением Тайваня, с одной стороны, Сянгана и Аомэня, с другой, по-прежнему развиваются на основе принципа одного Китая.

III. Правительство КНР твердо отстаивает принцип одного Китая

Сепаратистские силы Тайваня умышленно нарушают принцип одного Китая. В 1988 году Ли Дэнхуэй занял пост руководителя Тайваня. В то время он неоднократно и открыто заявлял, что исходная позиция тайваньских властей заключается в признании, что в мире «существует лишь один, а не два Китая» и что «мы неизменно выступаем с позиции необходимости объединения Китая, и придерживаемся принципа одного Китая».

Однако с начала 90-х гг. Ли Дэнхуэй, шаг за шагом отступая от принципа одного Китая, стал проповедовать концепции «двух правительств», «двух равноправных политических субстанций», заявляя, что «Тайвань уже стал независимым суверенным государством», что «на нынешнем этапе необходимо говорить о «Китайской Республике на острове Тайване» и «Китайской Народной Республике на континенте». Более того, Ли Дэнхуэй, цинично опровергая собственные слова, говорил, что он якобы «никогда не заявлял об одном Китае». Кроме того, он попустительствует деяниям сепаратистских сил, упорно идущим по пути к «независимости Тайваня» и поддерживает их. Это привело к быстрому росту сил и влияния сторонников «независимости Тайваня». Под руководством Ли Дэнхуэя тайваньские власти приняли ряд конкретных мер по расколу страны. В вопросе о политическом строе они стремятся путем так называемым «реформы конституционного правления» превратить Тайвань в «независимую политическую субстанцию» в целях создания «двух Китаев». В области внешних связей тайваньские власти пытаются всеми силами «расширить международное пространство существования» с целью создания «двух Китаев». Начиная с 1993 года они 7 лет подряд поднимают шумиху об «участии в ООН». В военном отношении тайваньские власти закупают за границей в больших количествах современное оружие, стремятся к участию в системе противоракетной обороны театра военных действий, пытаются совместно с США и Японией создать некий военный союз. В области культуры и идеологии они умышленно ослабляют чувство национального достоинства и привязанности к Родине у тайваньских соотечественников, в особенности у молодого поколения, сеют среди тайваньских соотечественников семена недоумения и отчуждения от Отчизны, с тем чтобы порвать идеологические и культурные связи между обеими сторонами Тайваньского пролива.

Начиная с 1999 года значительно активизировалась сепаратистская деятельность Ли Дэнхуэя. В мае того же года он издал книгу «Позиция Тайваня», в которой он проповедует мысль о разделении Китая на 7 районов, нацеленных «полными правами самоуправления». 9 июля он, коварно искажая характер отношений между двумя берегами пролива, заявил, что эти отношения являются «международными», по крайней мере «специфическими международными». Все его деяние нацелены на то, чтобы радикально изменить статус Тайваня как неотъемлемой части Китая, подорвать связи между двумя сторонами Тайваньского пролива, в особенности подорвать ту основу, на которой могли бы проводиться политический диалог и переговоры между двумя берегами, и тем самым сорвать основу мирного объединения страны. Ли Дэнхуэй превратился в самого основного представителя сепаратистских сил Тайваня, в главного виновника нарушения стабильности в районе Тайваньского пролива, в препятствие для развития китайско-американских отношений, а также в зачинщика целого ряда осложнений, чреватых угрозой муру и стабильности в АТР.

Китайское правительство твердо отстаивает принцип одного Китая. Китайское правительство и китайский народ постоянно сохраняют высокую бдительность по отношению к тайваньским сепаратистам в лице Ли Дэнхуэя и ведут с ними решительную борьбу.

После того как в июне 1995 года Ли Дэнхуэй совершил «частный» визит в США, Китайское правительство сразу развернуло антисепаратистскую борьбу против «независимости Тайваня». Одновременно оно заявило резкий протест и сделало серьезное представление правительству США по поводу того, что последнее, дав согласие на визит Ли Дэнхуэй в США, грубо нарушило свои обещания, зафиксированные в трех китайско-американских совместных коммюнике, и тем самым нанесло серьезный ущерб суверенитету Китая. Это борьба в полной мере продемонстрировала решимость и силу правительства и народа Китая защитить государственный суверенитет и территориальную целостность страны и имеет важное и далеко идущее значение. Тайваньские соотечественники как никогда осознали опасность и вредность сторонников «независимости Тайваня». Раскольнические действия Ли Дэнхуэя на международной арене получили сокрушительный отпор. Часть приверженцев «независимого Тайваня» была вынуждена отказаться от некоторых радикальных сепаратистских лозунгов. Международное сообщество уделяет все более серьезное внимание необходимости проведения политики одного Китая. Правительство США дало однозначное обещание не поддерживать создание «независимого Тайваня», «двух Китаев» или «одного Китая и одного Тайваня», не поддерживать участие Тайваня в любых международных организациях, членами которых могут быть лишь суверенные государства.

После того как Ли Дэнхуэй выступил с высказыванием о «двух государствах», правительство и народ Китая решительно усилили борьбу на этом направлении. В противовес тайваньским сепаратистам, которые пытаются претворить в жизнь высказывание о «двух государствах» «законодательным» путем, соответствующие ведомства правительства КНР со всей ясностью подчеркивают, что это является еще серьезным и опасным шагом на пути раскола страны, крайне наглым вызовом делу мирного объединения Родины. Если бы их попытки удались, то объединение Китая стало бы невозможным. В этой борьбе все китайцы, проживающие как в стране, так и за рубежом, единодушно осуждают высказывание о «двух государствах». Вместе с тем, подавляющее большинство стран мира вновь подтвердило свою позицию в отношении проведения политики одного Китая. Правительство США также заявило, что продолжит проводить политику одного Китая и подтвердило свое обещание об отказе в поддержке Тайваню по трем направлениям. В этих условиях тайваньские власти вынуждены были объявить, что не будут пересматривать так называемые «Конституцию» и «законодательство» в соответствии с утверждением о «двух государствах».

Однако сепаратистские силы на Тайване не прекратили попыток под предлогами «разработки, пересмотра и толкования конституции или законодательства», а также прикрываясь флагом «Китайской Республики», отторгнуть Тайвань от Китая. Следует еще более бдительно относиться к постоянным попыткам тайваньских сепаратистов ставить палки в колеса китайско-американских отношений, провоцировать конфликты и конфронтацию между КНР и США в целях осуществления своих сепаратистских замыслов.

Как показывает жизнь, в Тайванском проливе все еще существует серьезный кризис. В интересам всего китайского народа, и в частности, тайваньских соотечественников, в целях обеспечения мира и развития в АТР китайское правительство постоянно придерживается курса «мирное объединение и одно государство – два строя», твердо отстаивает восемь положений, выдвинутых Председателем КНР Цзян Цзэминем в целях развития отношений между двумя берегами Тайваньского пролива и ускорения процесса мирного объединения Родины, стремится всеми силами осуществить мирное объединение страны. Однако в случае возникновения серьезных изменений, таких, как, например, отторжение Тайваня от Китая под каким бы то ни было предлогом, оккупация Тайваня какими бы то ни было странами, бессрочное откладывание тайваньскими властями переговоров по вопросу о мирном объединении Родины, правительству Китая не останется ничего иного, кроме как решительно применить все возможные средства, включая в силу, для защиты суверенитета и территориальной целостности страны, чтобы осуществить великое объединение. Правительство и народ Китая полны решимости и обладают всеми необходимыми способностями для защиты государственного суверенитета и территориальной целостности страны, ни каким образом не станут мириться с любыми стремлениями, нацеленными на раскол Китая, терпеть и игнорировать их. Все подобные попытки будут обречены на провал.

IV. Некоторые проблемы в отношениях между двумя сторонами Тайваньского пролива, затрагивающие принцип одного Китая

Территориальная целостность и суверенитет Китая являются не делимыми, обе стороны Тайваньского пролива принадлежат одному и тому же государству. Все доводы и так называемые «аргументы» тайваньских властей, в частности и высказывание Ли Дэнхуэя о «двух государствах», нацеленные на создание ситуации «двух Китаев», сводятся к тому, что якобы после 1949 года обе стороны пролива оказались разделенными, имеют самостоятельное управление и не подчиняются одна другой, правительство Китайской Народной Республики никогда не осуществляло управление Тайванем, а после 1991 года на Тайване сформировалась система органов управления, не имеющая ничего общего с континентальной частью Китая. Однако все эти аргументы не имеют под собой никаких оснований, и из них никоим образом не следует сделать вывод, что Тайвань имеет право считаться самостоятельным государством, именуемым «Китайской Республикой», и что обе стороны Тайваньского пролива составляют два отдельных, самостоятельных государства. Ибо, во-первых, государственный суверенитет является неделимым. Территория — это пространство для осуществления государственного суверенитета. На территории одного государства может существовать лишь одно центральное правительство, которое от имени этого государства осуществляет свои суверенные права. Как указывалось выше, Тайвань является неотъемлемой частью территории Китая. В 1949 году правительство КНР, сменив правительство Китайской Республики, стало единственным законным правительством всего Китая. Оно обладает суверенитетом и осуществляет суверенные права по отношению ко всему Китаю, в частности и по отношению к Тайваню. Хотя обе стороны Тайваньского пролива все еще не воссоединены, неизмененным остается тот факт, что Тайвань является частью территории Китая, и, следовательно, неизмененным остается и суверенитет Китая над Тайванем. Во-вторых, международное сообщество признает, что в мире существует только один Китай, а Тайвань является частью территории Китая. Правительство КНР является единственным законным правительством Китая. В-третьих, тайваньский вопрос на протяжении длительного времени не получал своего разрешения главным образом в результате вмешательства внешних сил и препятствий со стороны тайваньских сепаратистов. Сохранение ненормальной ситуации, при которой обе стороны пролива долгие годы являются оторванными одна от другой, не обеспечивает Тайваню статуса субъекта международного права и не может изменить юридический статус Тайваня как части территории Китая. В настоящее время суть дела заключается в том, что сепаратистские силы на Тайване и антикитайские элементы в ряде стран пытаются изменить это положение, что, естественно, вызывает резкий протест со стороны правительства и народа Китая.

Решительное противодействие попытками путем референдума изменить статус Тайваня как части Китая. Тайваньские сепаратисты под прикрытием лозунга «суверенитет принадлежит народу», пытаются путем референдума изменить статус Тайваня как части Китая. Однако эти старания напрасны. Поскольку, во-первых, внутренними правовыми актами Китая, как и нормами международного права юридический статус Тайваня как части территории Китая четко определен. Поэтому предпосылка для проведения референдума по вопросу о самоопределении вообще не существует. Во-вторых, лозунг «суверенитет принадлежит народу» подразумевает, что суверенитет принадлежит народу всей страны, а не какой-либо отдельной части этого народа или народу какого-либо отдельного района этой страны. Суверенитет над Тайванем принадлежит всем китайцам, в частности и тайваньским соотечественникам, а не только той части, которую составляют тайваньцы. В-третьих, на протяжении истории Тайвань никогда не выступал как отдельное государство. После 1945 года Тайвань не имел ни статуса колонии других стран, ни статуса оккупированной зарубежными силами территории. Так что не может быть и речи о его национальном самоопределении. В целом же, с тех пор как в 1945 году Китай восстановил суверенитет над Тайванем, вообще не стоит вопрос о проведении референдума об изменении статуса Тайваня в качестве части Китая, у Тайваня только один выход – идти по пути к объединению с континентальной частью Родины, а не расколу. Результаты так называемого «Референдума», организованного кем бы то ни было с целью отторжения Тайваня от Китая, неизбежно ввергнут народ Тайваня в пучину бедствий.

Модель «двух Германий» не приемлема для решения тайваньского вопроса. Кое-кто на Тайване предлагает регулировать отношения между берегами Тайваньского пролива по так называемой формуле «двух Германий» (После Второй мировой войны Германия была разделена на два государства, которые впоследствии вновь объединились). Это свидетельствует об ошибочном восприятии ими истории и реальности. Послевоенный раскол Германии и временная оторванность друг от друга двух берегов Тайваньского пролива в корне отличны по характеру. Различие между ними состоит в основном в следующем. Прежде всего различны причины возникновения этих двух ситуаций и их характер. В 1945 году Германия потерпела поражение во Второй мировой войне и была оккупирована державами-победителями США, Великобританией, Францией и СССР в соответствии с Актом о капитуляции Германии и передаче в ней верховной власти и последующим Потсдамским соглашением. В годы «холодной» войны вопрос об объединении Германии стал стержнем конфронтации США и СССР в Европе. В результате в районах, оккупированных США, Великобританией и Францией, и в районе, оккупированном СССР, были созданы соответственно Федеративная Республика Германия и Германская Демократическая Республика, и таким образом Германия была разделена на два государства. Из вышесказанного следует, что германский вопрос возник в результате исключительно внешних факторов, тогда как тайваньский вопрос был оставлен в наследство гражданской войны в Китае и относится сугубо к внутренним проблемам Китая, обе ситуации имеют совершенно различный международно-правовой статус. Раскол Германии определен целым рядом международных соглашений, заключенных во время и после Второй мировой войны. Что касается тайваньского вопроса, то в «Каирской декларации», «Потсдамской декларации» и ряде других международных деклараций и соглашений было четко предусмотрено, что Япония обязана вернуть Китаю Тайвань, который она у него захватила. В-третьих, совершенно разными являются реальные обстоятельства. В условиях конфронтации США и СССР в обеих Германиях были расквартированы войска других стран, обе Германии вынуждены были признать государственность друг друга и сосуществовали в международном сообществе, в то время как китайское правительство неизменно исходит из принципа одного Китая, а тайваньские власти, правившие Тайванем до Ли Дэхуэя, и даже сам Ли Дэхуэй в начале своего правления признавали, что в мире существует только один Китай, выступая против создания «двух Китаев». Более того, принцип одного Китая пользуется всеобщим признанием в международном сообществе. Из вышесказанного следует, что тайваньский вопрос нельзя ставить в один ряд с германским вопросом, его нельзя разрешить по формуле «двух Германий».

На основе принципа одного Китая можно обсуждать любые вопросы. Инициативы китайского правительства о проведении переговоров между двумя сторонами Тайваньского пролива преследует в конечном счете цель осуществления мирного объединения страны. Поэтому оно выступает за то, чтобы положить принцип одного Китая в основу для ведения переговоров. Однако высказывания о «независимости Тайваня», «Двух Китаях», и «двух государствах» как раз идут вразрез с принципом одного Китая. Они нацелены не на объединение, а на раскол страны, потому являются неприемлемыми для китайского правительства. В рамках одного Китая могут быть рассмотрены любые вопросы, в том числе наиболее интересующие тайваньские власти. Китайское правительство уверено в том, что вопрос о сфере внешних сношений тайваньских властей в областях экономики, культуры, и общественной жизни, соответствующей политическому статусу Тайваня на международной арене, а также другие вопросы, в конце концов, будут решены на основе этого принципа в ходе мирного объединения страны путем политических переговоров.

Так называемый «спор о демократии и строе» является предлогом для препятствования объединению Китая. В последние годы тайваньские власти неоднократно заявляли, что «демократизация в континентальной части является ключевым моментом для осуществления нового объединения Китая», что и «суть вопроса для обеих берегов пролива в конечном счете заключается в соревновании систем». Это является предлогом для отсрочки и отказа от объединения страны, демагогическим приемом для обмана тайваньских соотечественников и международной общественности. Компартия Китая и китайское правительство неуклонно борются за осуществление идеалов социалистической демократии. Достижение мирного объединения страны на основе концепции «одно государство – два строя», предполагающей одновременное существование двух общественных систем по обе стороны пролива при их взаимном ненавязывании друг другу в наибольшей степени отвечает чаяниям соотечественников по обе стороны пролива и само по себе является демократией. Различия обеих сторон в общественном строе не должны служить препятствием для мирного объединения страны. Более того, китайское правительство, учитывая те обстоятельства на Тайване, которые отличают его от Сянганом и Аомэня, дало согласие на то, что после мирного объединения обеих сторон пролива Тайваню будут предоставлены более широкие по сравнению с Сянганем и Аомэнем возможности осуществлять курс «одно государство – два строя». То, что тайваньские власти пытаются препятствовать объединению Родины под предлогом «спора о демократии и строе» и навязывать свою политическую и экономическую систему 1, 2 – миллиардному населению континентальной части страны, является совершенно неоправданным и идет вразрез с принципом демократии. Нельзя превращать лозунг за «демократию» в предлог для отказа от объединения. Разногласия обеих сторон по этому вопросу в сущности заключаются отнюдь не в том, «за» они или «против» демократии, за какую ратуют политическую систему, а в том, выступают они за объединение или за раскол Китая.

V. О некоторых проблемах, связанных с приверженностью

мирового сообщества принципу одного Китая

Китайское правительство одобряет широкую приверженность мирового сообщества политику одного Китая. В разделе белой книги «Тайваньский вопрос и объединение Китая», озаглавленном «Некоторые вопросы в международных делах, касающиеся Тайваня», были изложены позиция и политические установки китайского правительства по таким вопросам, как отношения стран, поддерживающих с Китаем дипломатические отношения, с Тайванем, отношения международных организаций с Тайванем, воздушное сообщение стран, поддерживающих с Китаем дипломатические отношения, с Тайванем, продажа оружия Тайваню странами, имеющими с Китаем дипломатические отношения, и т. д. Считаем необходимым вновь подтвердить здесь свою позицию и политические установки по этим вопросам.

Тайвань не имеет права участвовать в ООН и других международных организациях. Членами которых могут быть лишь суверенные государства. ООН является межправительственной международной организацией, в которой принимают участие исключительно представители суверенных государств. Восстановление законных прав КНР в ООН означает, что был решен раз и навсегда вопрос о праве представительства Китая в организациях системы ООН, и вопроса об участии в них Тайваня не существует вообще. Разглагольствования тайваньских властей от том, что резолюция ООН № 2758 якобы разрешила лишь «вопрос о праве на представительство Китая в ООН», а не «вопрос о праве на представительство Тайваня в ООН», и их просьба об «участии в ООН» являются сепаратистской попыткой, нацеленной на создание «двух Китаев» или «одного Китая и одного Тайваня», что представляется ни в коем случае недопустимым. Все государства ООН обязаны, исходя из целевых установок и принципов ее Устава и соответствующих резолюций, соблюдать принципы взаимного уважения суверенитета и территориальной целостности, невмешательства во внутренние дела друг друга и другие нормы международных отношений, ни в какой форме не оказывать поддержки тайваньским властям, пытающимся участвовать в ООН и других международных организациях, членами которых могут быть только суверенные государства.

Что же касается тех межправительственных международных организаций, членами которых могут быть и представители регионов мира, то китайское правительство, исходя из принципа одного Китая с учетом характера, устава и реальной ситуации в этих организациях разработало соответствующие меры, регламентирующие вопрос участия Тайваня, при условии, что порядок участия получит одобрение китайской стороны или представляется приемлемым для нее. Так, Тайвань в качестве одного из районов Китая и под именем «Тайбэя Китая» участвует в Азиатском банке развития (здесь его название по-английски звучит как TAIBEI, CHINA), Азиатско-Тихоокеанском экономическом сотрудничестве (здесь его называют по-английски CHINESE TAIBEI) и других организациях. В сентябре 1992 года председатель Совета управляющих Генерального соглашения о тарифах и торговле (ГАТТ), являвшегося предшественником Всемирной торговой организации, в своем заявлении четко указал, что после принятия КНР в ГАТТ Тайвань может от имени «отдельной тарифной зоны Тайвань-Пэнху- Цзиньмэнь-Мазу» (упрощенно: «Тайбэй Китая») участвовать в этой организации. Всемирная торговая организация при рассмотрении вопроса о приеме Тайваня должна исходить из вышеуказанного заявления. В то же время следует отметить, что подобная практика решения проблемы присуща данным конкретным организациям, и ее нельзя рассматривать в качестве «образца» для других межправительственных международных организаций и международной практики.

Страны, имеющие дипломатические отношения с Китаем, не должны продавать Тайваня оружие или заключать с ним военные союзы в какой бы то ни было форме. Все страны, имеющие дипломатические отношения с Китаем, обязаны, руководствуясь принципами взаимного уважения суверенитета и территориальной целостности, взаимного невмешательства во внутренние дела друг друга, воздерживаться от поставок Тайваню оружия в какой бы то ни было форме и под каким бы то ни было предлогом, а также от помощи Тайваню в производстве оружия.

Тайваньский вопрос является самым существенным и самым чувствительным для китайско-американских отношений. Три китайско-американских совместных коммюнике заложили фундамент для здорового и стабильного развития двусторонних отношений. За минувшие 20 с лишним лет Соединенные Штаты дали обещание придерживаться политики одного Китая, что принесло им реальную пользу, выраженную в установлении дипломатических отношений с Китаем, развитии китайско-американских отношений и сохранении относительно стабильной обстановки на Тайване. Однако стоит сожалеть о том, что Соединенные Штаты вновь и вновь нарушают свое официальное обещание, сделанное ими перед китайской стороной и зафиксированное в Совместном коммюнике от 17 августа 1982 года, неоднократно поставляя Тайваню современное оружие и военное снаряжение. В настоящее время кое-кто в Конгрессе США сфабриковал так называемый «Акт об укреплении безопасности Тайваня» и даже пытается вовлечь Тайвань в систему противоракетной обороны театра военных действий. Эти действия являются грубейшим вмешательством во внутренние дела Китая, создают серьезную угрозу для безопасности Китая, препятствуют развитию процесса его мирного объединения, тем самым нанося ущерб миру и стабильности в АТР и во всем мире. Подобные деяния, естественно, получают резкий отпор со стороны китайского правительства.

Китайское правительство подходит к внешним сношениям Тайваня исходя из позиции одного Китая. Тайваньские власти стараются проводить на международной арене так называемую «деловую дипломатию», расширять так называемое «международное пространство существования», пытаясь в конечном счете создать «два Китая», «Один Китай и один Тайвань». Китайское правительство, разумеется, категорически выступает против этого. Однако, учитывая потребности социально-экономического развития Тайваня и реальные интересы тайванских соотечественников, оно не возражает против неофициальных экономических и культурных контактов Тайваня с иностранными государствами. Более того, исходя из предпосылки признания одного Китая, оно предприняло целый ряд гибких мер для облегчения торгово-экономических и культурных связей Тайваня с зарубежными странами. Так Тайвань остался в Международном олимпийском комитете под именем «Тайбэя Китая». Он фактически поддерживает широкие торгово-экономические и культурные связи со многими странами и регионами мира. Число людей, выезжающих с Тайваня в зарубежные страны с целью туризма, бизнеса и учебы, а также по линии научных, культурных и спортивных обменов, составляет более 1 миллион в год. Внешнеторговый оборот Тайваня в среднем ежегодно превышает 200 миллиардов долларов США. Все это говорит о том, что соблюдение принципа одного Китая не создало и не будет создавать препятствий для неофициальных сношений тайваньских соотечественников с внешним миром, не оказало и не будет оказывать негативного влияния на нормальную деятельность Тайваня в области экономики, торговли и культуры.

Китайское правительство гарантирует все правомерные и законные права и интересы тайваньских соотечественников за рубежом. Тайваньский народ – наши кровные соотечественники. Китайское правительство прилагает неустанные усилия для охраны их правомерных и законных прав и интересов за рубежом. Китайские посольства и консульства считают своим долгом укреплять связи с тайваньскими соотечественниками, прислушиваться к их мнениям и запросам, обеспечить их интересы. Они в меру своих сил содействуют тайваньским соотечественникам в преодолении трудностей. Во время войны в персидском заливе посольство Китая оказало помощь рабочим с Тайваня, задерживавшимся в Кувейте, в осуществлении успешной эвакуации. После землетрясения в Осаке и Кобе посольство и консульство Китая в Японии своевременно выразили сочувствие и оказали помощь пострадавшим тайваньским соотечественникам. После того как вспыхнулась гражданская война в Камбодже, посольство Китая оказало эффективную помощь бизнесменам и туристам с Тайваня, чья личная и имущественная безопасность оказалась под серьезной угрозой, в благополучном перемещении и эвакуации. В перечисленных выше событиях нашли свое отражение забота и внимание, оказанные китайским правительством тайваньским соотечественникам. А после объединения обеих сторон Тайваньского пролива тайваньские соотечественники смогут вместе со всеми народами страны разделять те уважение и авторитет, которыми пользуется в мире Китайская Народная Республика.

Заключение

Китай славится своей древней историей, насчитывающей 5000 лет. Различные национальности и народности Китая, живя в дружбе и согласии на этой земле, будучи спаяны крепкими узлами, сформулировали свои собственные ценности, заключающиеся в стремлении к объединению и защите этого единства. На протяжении долгой истории Китая, несмотря на сменявшие друг друга правящие династии, раздробленность, вторжение внешних врагов, особенно агрессию зарубежных держав и раздел страны в новый период, объединение всегда было главной тенденцией в историческом развитии Китая. Каждый раскол заканчивался объединением страны, за которым следовал быстрый прогресс в политике, экономике, культуре, науке и технике. Тайваньские соотечественники, которых отличают славные традиции патриотизма, совершили выдающиеся подвиги в борьбе против иноземных агрессоров. После образования КНР китайский народ стал особо ценить национальную независимость, которая досталась ему нелегко. Он полон решимости защитить государственный суверенитет и территориальную целостность страны и прилагает усилия к борьбе за полное объединение Родины. Пятитысячелетняя история и культура Китая глубоко укоренили в сердце народа неукротимое стремление к объединению.

Китайское правительство надеется, что международное сообщество будет последовательно проводить политику одного Китая, и надеется, что правительство США будет добросовестно осуществлять принципы, затрагивающие тайваньский вопрос и предусмотренные в трех китайско-американских коммюнике, и торжественно провозгласит приверженность политике одного Китая.

После воостановления китайским правительством суверенитета над Сянганом и Аомэнем, весь китайский народ испытывает жгучее стремление как можно скорее решить тайваньский вопрос и осуществить полное объединение Родины. Недопустимо откладывать решение тайваньской проблемы в долгий ящик. Мы уверены в том, что благодаря совместным усилиям всего китайского народа, включая усилия соотечественников по обе стороны пролива и соотечественников, проживающих за рубежом, полное объединение Родины будет обязательно осуществлено.

ПРИНЦИП ОДНОГО КИТАЯ И ТАЙВАНЬСКИЙ ВОПРОС (4)

  
IV. Некоторые проблемы в отношениях между двумя сторонами Тайваньского пролива, затрагивающие принцип одного Китая

         Территориальная целостность и суверенитет Китая являются не делимыми, обе стороны Тайваньского пролива принадлежат одному и тому же государству. Все доводы и так называемые «аргументы» тайваньских властей, в частности и высказывание Ли Дэнхуэя о «двух государствах», нацеленные на создание ситуации «двух Китаев», сводятся к тому, что якобы после 1949 года обе стороны пролива оказались разделенными, имеют самостоятельное управление и не подчиняются одна другой, правительство Китайской Народной Республики никогда не осуществляло управление Тайванем, а после 1991 года на Тайване сформировалась система органов управления, не имеющая ничего общего с континентальной частью Китая. Однако все эти аргументы не имеют под собой никаких оснований, и из них никоим образом не следует сделать вывод, что Тайвань имеет право считаться самостоятельным государством, именуемым «Китайской Республикой», и что обе стороны Тайваньского пролива составляют два отдельных, самостоятельных государства. Ибо, во-первых, государственный суверенитет является неделимым. Территория — это пространство для осуществления государственного суверенитета. На территории одного государства может существовать лишь одно центральное правительство, которое от имени этого государства осуществляет свои суверенные права. Как указывалось выше, Тайвань является неотъемлемой частью территории Китая. В 1949 году правительство КНР, сменив правительство Китайской Республики, стало единственным законным правительством всего Китая. Оно обладает суверенитетом и осуществляет суверенные права по отношению ко всему Китаю, в частности и по отношению к Тайваню. Хотя обе стороны Тайваньского пролива все еще не воссоединены, неизмененным остается тот факт, что Тайвань является частью территории Китая, и, следовательно, неизмененным остается и суверенитет Китая над Тайванем. Во-вторых, международное сообщество признает, что в мире существует только один Китай, а Тайвань является частью территории Китая. Правительство КНР является единственным законным правительством Китая. В-третьих, тайваньский вопрос на протяжении длительного времени не получал своего разрешения главным образом в результате вмешательства внешних сил и препятствий со стороны тайваньских сепаратистов. Сохранение ненормальной ситуации, при которой обе стороны пролива долгие годы являются оторванными одна от другой, не обеспечивает Тайваню статуса субъекта международного права и не может изменить юридический статус Тайваня как части территории Китая. В настоящее время суть дела заключается в том, что сепаратистские силы на Тайване и антикитайские элементы в ряде стран пытаются изменить это положение, что, естественно, вызывает резкий протест со стороны правительства и народа Китая.

         Решительное противодействие попытками путем референдума изменить статус Тайваня как части Китая. Тайваньские сепаратисты под прикрытием лозунга «суверенитет принадлежит народу», пытаются путем референдума изменить статус Тайваня как части Китая. Однако эти старания напрасны. Поскольку, во-первых, внутренними правовыми актами Китая, как и нормами международного права юридический статус Тайваня как части территории Китая четко определен. Поэтому предпосылка для проведения референдума по вопросу о самоопределении вообще не существует. Во-вторых, лозунг «суверенитет принадлежит народу» подразумевает, что суверенитет принадлежит народу всей страны, а не какой-либо отдельной части этого народа или народу какого-либо отдельного района этой страны. Суверенитет над Тайванем принадлежит всем китайцам, в частности и тайваньским соотечественникам, а не только той части, которую составляют тайваньцы. В-третьих, на протяжении истории Тайвань никогда не выступал как отдельное государство. После 1945 года Тайвань не имел ни статуса колонии других стран, ни статуса оккупированной зарубежными силами территории. Так что не может быть и речи о его национальном самоопределении. В целом же, с тех пор как в 1945 году Китай восстановил суверенитет над Тайванем, вообще не стоит вопрос о проведении референдума об изменении статуса Тайваня в качестве части Китая, у Тайваня только один выход — идти по пути к объединению с континентальной частью Родины, а не расколу. Результаты так называемого «Референдума», организованного кем бы то ни было с целью отторжения Тайваня от Китая, неизбежно ввергнут народ Тайваня в пучину бедствий.

         Модель «двух Германий» не приемлема для решения тайваньского вопроса. Кое-кто на Тайване предлагает регулировать отношения между берегами Тайваньского пролива по так называемой формуле «двух Германий» (После Второй мировой войны Германия была разделена на два государства, которые впоследствии вновь объединились). Это свидетельствует об ошибочном восприятии ими истории и реальности. Послевоенный раскол Германии и временная оторванность друг от друга двух берегов Тайваньского пролива в корне отличны по характеру. Различие между ними состоит в основном в следующем. Прежде всего различны причины возникновения этих двух ситуаций и их характер. В 1945 году Германия потерпела поражение во Второй мировой войне и была оккупирована державами-победителями США, Великобританией, Францией и СССР в соответствии с Актом о капитуляции Германии и передаче в ней верховной власти и последующим Потсдамским соглашением. В годы «холодной» войны вопрос об объединении Германии стал стержнем конфронтации США и СССР в Европе. В результате в районах, оккупированных США, Великобританией и Францией, и в районе, оккупированном СССР, были созданы соответственно Федеративная Республика Германия и Германская Демократическая Республика, и таким образом Германия была разделена на два государства. Из вышесказанного следует, что германский вопрос возник в результате исключительно внешних факторов, тогда как тайваньский вопрос был оставлен в наследство гражданской войны в Китае и относится сугубо к внутренним проблемам Китая, обе ситуации имеют совершенно различный международно-правовой статус. Раскол Германии определен целым рядом международных соглашений, заключенных во время и после Второй мировой войны. Что касается тайваньского вопроса, то в «Каирской декларации», «Потсдамской декларации» и ряде других международных деклараций и соглашений было четко предусмотрено, что Япония обязана вернуть Китаю Тайвань, который она у него захватила. В-третьих, совершенно разными являются реальные обстоятельства. В условиях конфронтации США и СССР в обеих Германиях были расквартированы войска других стран, обе Германии вынуждены были признать государственность друг друга и сосуществовали в международном сообществе, в то время как китайское правительство неизменно исходит из принципа одного Китая, а тайваньские власти, правившие Тайванем до Ли Дэхуэя, и даже сам Ли Дэхуэй в начале своего правления признавали, что в мире существует только один Китай, выступая против создания «двух Китаев». Более того, принцип одного Китая пользуется всеобщим признанием в международном сообществе. Из вышесказанного следует, что тайваньский вопрос нельзя ставить в один ряд с германским вопросом, его нельзя разрешить по формуле «двух Германий».

         На основе принципа одного Китая можно обсуждать любые вопросы. Инициативы китайского правительства о проведении переговоров между двумя сторонами Тайваньского пролива преследует в конечном счете цель осуществления мирного объединения страны. Поэтому оно выступает за то, чтобы положить принцип одного Китая в основу для ведения переговоров. Однако высказывания о «независимости Тайваня», «Двух Китаях», и «двух государствах» как раз идут вразрез с принципом одного Китая. Они нацелены не на объединение, а на раскол страны, потому являются неприемлемыми для китайского правительства. В рамках одного Китая могут быть рассмотрены любые вопросы, в том числе наиболее интересующие тайваньские власти. Китайское правительство уверено в том, что вопрос о сфере внешних сношений тайваньских властей в областях экономики, культуры, и общественной жизни, соответствующей политическому статусу Тайваня на международной арене, а также другие вопросы, в конце концов, будут решены на основе этого принципа в ходе мирного объединения страны путем политических переговоров.

         Так называемый «спор о демократии и строе» является предлогом для препятствования объединению Китая. В последние годы тайваньские власти неоднократно заявляли, что «демократизация в континентальной части является ключевым моментом для осуществления нового объединения Китая», что и «суть вопроса для обеих берегов пролива в конечном счете заключается в соревновании систем». Это является предлогом для отсрочки и отказа от объединения страны, демагогическим приемом для обмана тайваньских соотечественников и международной общественности. Компартия Китая и китайское правительство неуклонно борются за осуществление идеалов социалистической демократии. Достижение мирного объединения страны на основе концепции «одно государство — два строя», предполагающей одновременное существование двух общественных систем по обе стороны пролива при их взаимном ненавязывании друг другу в наибольшей степени отвечает чаяниям соотечественников по обе стороны пролива и само по себе является демократией. Различия обеих сторон в общественном строе не должны служить препятствием для мирного объединения страны. Более того, китайское правительство, учитывая те обстоятельства на Тайване, которые отличают его от Сянганом и Аомэня, дало согласие на то, что после мирного объединения обеих сторон пролива Тайваню будут предоставлены более широкие по сравнению с Сянганем и Аомэнем возможности осуществлять курс «одно государство — два строя». То, что тайваньские власти пытаются препятствовать объединению Родины под предлогом «спора о демократии и строе» и навязывать свою политическую и экономическую систему 1, 2 — миллиардному населению континентальной части страны, является совершенно неоправданным и идет вразрез с принципом демократии. Нельзя превращать лозунг за «демократию» в предлог для отказа от объединения. Разногласия обеих сторон по этому вопросу в сущности заключаются отнюдь не в том, «за» они или «против» демократии, за какую ратуют политическую систему, а в том, выступают они за объединение или за раскол Китая.

Часто задаваемые вопросы, возникающие при совершении операций с юанем — Московская Биржа

В нашем FAQ вы найдете ответы на вопросы: как начать использовать китайский юань, какие регуляторные ограничения стоит иметь в виду при операциях с данной валютой, и как использование юаня в расчетах может способствовать повышению эффективности вашего бизнеса.

Почему стоит использовать юань в расчетах?

При операциях с китайскими компаниями и расчетах с ними в долларах или евро, в цену товаров или услуг, как правило, закладывается стоимость конвертации из иностранной валюты в национальную. При переходе на прямые расчеты в юанях вы можете сэкономить до 2-3% от суммы ваших платежей.

Также, отслеживание валютного риска по двум валютным парам, например, доллар-рубль и доллар-юань, сложнее, чем управление риском по одной валютной паре – юань-рубль.

Снижение времени обработки платежей и упрощение составления документации также имеет тенденцию к улучшению ситуации – китайские регуляторы стремятся расширить использование юаня при проведении расчетов по всему миру, и китайские банки заинтересованы в работе с корпоративными клиентами на базе общепринятых практик KYC и KYB.

В чем отличие оффшорного юаня CNH и оншорного CNY?

За пределами континентальной части КНР все юани оффшорные (CNH).

Однако, по факту, если открыт расчетный или корреспондентский счет, неважно, в CNH или CNY, с него можно платить в континентальный Китай только при условии соблюдения требований валютного законодательства КНР (т.е. при наличии соответствующего экспортно-импортного контракта и в его рамках). При данной оплате на счет в континентальном Китае валюта поступит на счет CNY. При операциях на счет, открытый за пределами Китая, валюта поступит на счет CNH. Стоит учитывать, что курс при пересечении границы КНР никак не изменится. Отправит плательщик 100 CNH, получит бенефициар в континентальном Китае 100 CNY.

Где может быть открыть счет российского заемщика, на который будут зачисляться кредитные средства? Какой юань, CNY или CNH  будет зачислен российскому заемщику в данном случае?

Счет российского заемщика, на который будут зачисляться кредитные средства, может быть открыт в дочернем российском банке китайского банка. И данный дочерний банк может осуществить прямое финансирование в юанях.
Если счет открыт в китайском континентальном банке, счет используется только для трансграничного расчета в юанях, в связи с тем, что денежные расчеты в юанях с использованием счета в китайском континентальном Китае не могут свободно использоваться на международном рынке.

Какие существуют механизмы покупки юаня российскими компаниями (глобально, включая Китай, Гонконг и Россию) для возврата кредитных средств банку?

Чтобы погасить кредиты в юанях российские компании могут получать эти юани от китайских партнеров в качестве оплаты услуг/товаров (в рамках экспортно-импортных контрактов), от гонконгских/сингапурских иностранных партнеров в рамках OTC сделок с CNH, либо покупать юани в России на Бирже либо через OTC рынок.

В случае покупки CNH российским заемщиком, каким образом возможно осуществить погашение задолженности в CNY перед китайским банком?
Такой возможности нет. Кредитование нерезидента возможно дочерними китайскими банками в CNH.

В случае покупки юаней на Московской бирже, может ли российская компания зачислить их на свой счет в китайском континентальном банке или погасить напрямую кредит китайского банка?

Российская компания может зачислить их на свой счет в дочернем китайском банке, либо на счет в китайском континентальном банке исключительно в рамках платежей по трансграничным торговым контрактам. Можно погасить кредит, выданный дочерним китайским банком.

Какие ограничения существуют на перевод средств в Китай в юанях и на использование юаней со своих счетов в Китае?
Перевод средств в Китай в юанях существуют только в рамках экспортно-импортной торговли, либо при наличии у компании счета NRA, либо при наличии статуса QFII – Specially Qualified Foreign Institutional Investor. На каждого участника, обладающего таким статусом, выделяется соответствующая квота на определенный объем операций.

Что такое счет, открытый в юанях для нерезидента (Non-Resident RMB account или сокращенно NRA)?

Это счет в юанях, открытый на материковой части Китая для иностранной компании.

Возможен ли перевод денежных средств со счета NRA на счет в юанях, открытый за пределами материковой части Китая?

Да, такой перевод разрешен и не предусматривает необходимость для этого какой-либо торговой операции, но только в случае, если счета принадлежат одной и той же компании. Трансфер не разрешен со счета, открытого за пределами материковой части Китая, на счет NRA.

Какие существуют возможности хеджирования валютных рисков по валютной паре юань / рубль?

Возможно хеджировать данные риски операциями со свопами на Валютном рынке Московской Биржи, либо фьючерсами на Срочном рынке Московской Биржи.

Для каких целей можно использовать денежные средства, номинированные в юанях?

Вне материкового Китая денежные средства, номинированные в юанях, могут свободно перемещаться между счетами, как корпоративных клиентов, так и прочих участников финансового рынка.

Денежные средства, номинированные в юанях, могут свободно обращаться за пределами материкового Китая и Гонконга. Если же они попадают в указанные юрисдикции, то подлежат регулированию в рамках китайского законодательства. Например, срок зачисления в данном случае на счет в китайском банке может занимать до 3-х месяцев. Также будет необходимо подтверждение цели трансфера юаней в китайский банк (экспортно-импортный контракт).

Возможен ли выпуск облигаций, номинированных в юанях?

Да, компании вне материковой части Китая могут свободно выпускать в обращение облигации, номинированные в юанях.

Какие документы необходимо предоставить для подтверждения транзакции в юанях на территории и вне материковой части Китая?

Необходимо предоставить торговые подтверждающие документы для проверки назначения платежа. Вне материковой части для проведения операций конвертации никаких подтверждающих документов предоставлять не надо.

Руководителям ДПП не следует скатываться в пропасть по ложному пути за «независимость Тайваня»_Russian.news.cn

Пекин, 14 мая /Синьхуа/ — Тайваньский совет по делам материковой части Китая накануне вновь выступил с провокационным заявлением в пользу «независимости» , безответственно заявив, что «Тайвань никогда не был частью Китайской Народной Республики и не станет ею в будущем» . В связи с этим официальный представитель Канцелярии по делам Тайваня при Госсовете КНР Чжу Фэнлянь сегодня заявила, что упрямые лозунги в виде «два Китая» , «один Китай, один Тайвань» или «за независимость Тайваня» представляют напрасный труд и несут угрозу. Руководителям Демократической прогрессивной партии Тайваня следует одуматься и осознать свою ошибку, перестать выступать с провокациями и делать передергивающие факты и вводящие в заблуждение высказывания в пользу независимости Тайваня, а также не допускать скатывания в пропасть по ложному пути за «независимость Тайваня» .

Чжу Фэнлянь отметила, что в мире есть только один Китай. Материковая часть страны и Тайвань принадлежат одному Китаю, а государственный суверенитет и территориальная целостность Китая не подлежат нарушению. Она указала, что в 1949 году была образована Китайская Народная Республика. Резолюция 2758 ГА ООН восстановила все права КНР и признала, что правительство Китайской Народной Республики является единственным законным правительством, представляющим весь Китай. «Принцип одного Китая уже давно повсеместно признан международным сообществом», — подчеркнула официальный представитель.

Она отметила, что национальное единство, возрождение нации представляют общий тренд в истории, и никто и никакие силы неспособны воспрепятствовать перспективам Тайваня и благополучию тайваньских соотечественников. В отношении существующих на протяжении длительного времени политических разногласий и проблем между двумя берегами следует накапливать мудрость путем проведения двустороннего диалога и взаимодействия, консультаций и переговоров. Следует устранять различия, искать пути разрешения конфликта, предпосылки и основа которого лежат в соблюдении принципа «одного Китая» , подчеркнула Чжу Фэнлянь.

В Пекине прокомментировали слова Путина об отношениях с Китаем

https://ria.ru/20211022/kitay-1755763431.html

В Пекине прокомментировали слова Путина об отношениях с Китаем

В Пекине прокомментировали слова Путина об отношениях с Китаем — РИА Новости, 22.10.2021

В Пекине прокомментировали слова Путина об отношениях с Китаем

Китай и Россия больше, чем союзники друг для друга, заявил на брифинге в пятницу официальный представитель МИД КНР Ван Вэньбинь. РИА Новости, 22.10.2021

2021-10-22T11:55

2021-10-22T11:55

2021-10-22T11:55

в мире

китай

владимир путин

мид кнр

россия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/156091/60/1560916086_0:0:2927:1647_1920x0_80_0_0_c4fec18e021e4c89cdb6d034c2aba2f1.jpg

ПЕКИН, 22 окт – РИА Новости. Китай и Россия больше, чем союзники друг для друга, заявил на брифинге в пятницу официальный представитель МИД КНР Ван Вэньбинь.Ранее президент РФ Владимир Путин, выступая на Валдайском форуме, заявил, что Россия и Китай дружат не против кого-то, а в интересах друг друга, и, в отличие от НАТО, не создают военного блока.»Китайская сторона высоко ценит положительные высказывания президента РФ Владимира Путина о российско-китайских отношениях. В этом году исполнилось 20 лет с момента подписания российско-китайского Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, и за последние 20 лет обе страны всегда придерживались позиции о необходимости развития долгосрочных и добрососедских отношений взаимовыгодного сотрудничества на основе на неприсоединении к блокам и отсутствия конфронтации, а также на том, что (отношения двух стран – ред.) не направлены против третьих стран», — заявил дипломат.Он подчеркнул, что «Китай и Россия — не союзники, а больше, чем союзники».

https://ria.ru/20210716/partnerstvo-1741465181.html

китай

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/156091/60/1560916086_14:0:2743:2047_1920x0_80_0_0_eda90eecd0c808125a9f92a88cb9ade3.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

в мире, китай, владимир путин, мид кнр, россия

В Пекине прокомментировали слова Путина об отношениях с Китаем

Китайская Народная Республика и Китайская Республика — Relationateypunto Relationateypunto

Мир для двух Китаев

Старый дипломатический конфликт

Китайская Народная Республика, которую чаще называют Китаем, является могущественной мировой державой, по мнению некоторых, призыв заменить Соединенные Штаты первой сверхдержавой. Это самая густонаселенная страна в мире, 3er Самый крупный штат и имеет 2-й по величине ВВП. Напротив, Тайвань, или, согласно его официальному названию, Китайская Республика, является маленьким и средним азиатским государством с умеренным населением и мелкая экономика чем Турция или Индонезия.

Как мы видим из этого сравнения, между этими двумя состояниями есть только один общий или действительно сопоставимый элемент: имя. В реальном мире есть две страны, которые претендуют на звание Китая. В этой статье мы собираемся сосредоточиться на этом своеобразном конфликте, чтобы понять, откуда он исходит и в каком направлении движется, и дадим вам все ключи к его пониманию.

«В современном мире есть две страны, которые претендуют на звание настоящего Китая. Китайская Народная Республика и Китайская Республика «

Но сначала немного истории

La республика Китай, или RDC, является государством ограниченного признания, расположенным в Тихоокеанский остров Тайвань (в дополнение к нескольким архипелагам), с столица в Тайбэе и чья форма правления многопартийная демократия, хотя за свою историю он претерпел множество изменений; что весьма своеобразно: ДРК была основана на Январь 1 1912, после революции, которая в 1911 году положила конец монархии Династия Цин. Территория этой молодой республики де-юре Он занимал почти ту же территорию, что и нынешняя Китайская Народная Республика, за исключением Тибета (который стал независимым после падения монархии) и Тайваня (который находился в руках японцев), но на самом деле это было так. диктаторское правительство Китайской националистической партии, называемое Гоминьданом, не смогло сохранить контроль над всей территорией., так как большая часть территории была де-факто контролируется полевыми командирами под названием «Лорды войны».

Главной характеристикой политической жизни Китая того времени была нестабильность. Республика пережила множество кризисов, переворотов и смены лидеров, в то же время, когда проводились многочисленные военные кампании, чтобы положить конец этим военачальникам. Кроме того, недавно созданная республика вряд ли могла поднять голову с экономической точки зрения, учитывая, что у нее были серьезные проблемы из-за злоупотреблений в торговых соглашениях с западными державами и Японией. В рамках этой нестабильности развивалось важное интеллектуальное и культурное движение, выступавшее за модернизацию Китая, это был так называемый 4 мая движение.

В контексте этого движения Коммунистическая партия Китая был основан на 1921 г. при финансировании Коминтерна и начал распространяться в различных средах китайского общества.. Эта новая политическая партия радикальных и революционных идей с явным советским вдохновением неожиданно началась не с Гоминьдана или Китайской националистической партии, а скорее с интеграции деятелей Коммунистической партии Китая в Гоминьдан и периода конструктивного сотрудничества. . Несмотря на это хорошее начало, сотрудничество привело к борьбе за власть, которая после серьезной напряженности между этими политическими образованиями привела к изгнанию коммунистов из Гоминьдана и последующему насильственному подавлению китайского коммунизма.

После того, как коммунисты были удалены из институтов, Гоминьдан продолжил свой националистический проект по утверждению китайского суверенитета, несмотря на презрение со стороны Запада и Японии. И правда в том, что он добился определенных успехов, пока в 1931 году ему не ответили японское вторжение региона Маньчжурия, чтобы обеспечить интересы Японии на территории, богатой промышленностью и природными ресурсами. На нестабильность, вызванную внезапным нападением Японии, коммунисты ответили созданием Китайской Советской Республики (не путать с Китайской Народной Республикой, о которой также идет речь в этой статье), государства де-факто, созданного Коммунистическая партия Китая в районах, находящихся под вашим контролем. С этого началась ожесточенная война с Гоминьданом, которая была приостановлена ​​в 1937 году, когда противники объединились, чтобы противостоять еще более тревожной японской агрессии.

После поражения Японии во Второй мировой войне японские территории были переданы Китайской республике, и продолжались боевые действия между правительством Гоминьдана и коммунистическими повстанцами, у которых был новый лидер Мао Цзэдун. Эти возобновленные боевые действия имели характер гражданской войны, закончившейся победой коммунистов в 2 г. учреждение Китайской Народной Республики (Это Китай, о котором мы обычно думаем, когда думаем или говорим о Китае), с столица в Пекине. Однако эта коммунистическая победа и создание Китайской Народной Республики, или КНР, не были окончательными и не были немедленно приняты, военные победы коммунистов были подавляющими, но Гоминьдан никогда не сдавался, правительство которого было изгнано. на остров Тайвань, откуда даже сегодня rвосклицает он, прибегая к своей Конституции, континентальная территория, утраченная после войны. Даже если Гражданская война подошла к концу, конфликт между КНР (Китай) и ДРК (Тайвань) все еще продолжается.

Международно-правовой конфликт

Война между Гоминьданом и Коммунистической партией Китая вызвала международный резонанс. немедленно, с Советская поддержка китайских коммунистов, но в целом считалось внутренний конфликт. Западные державы потеряли часть интереса, который они имели к Китаю в конце 2 — начале XNUMX веков. В конце концов, после перемирия, сохраненного во время XNUMX-й мировой войны, гражданская война возобновилась, как мы уже объясняли, и с ней появился больший интерес со стороны западных держав, учитывая новый геополитический сценарий, который был установлен с Холодная война. Гоминьдан на грани поражения в войне, присоединился к американцами Коммунистическая партия Китая с Советским Союзом (с которым она позже разорвала связи из-за политических и идеологических разногласий). Однако конфликт между ДРК и КНР после Гражданской войны наиболее четко конфигурируется в рамках Организация Объединенных Наций, и даже в его Совете Безопасности.

ООН — одна из наиболее значимых международных организаций в современном мире, ее создание и укрепление являются частью радикальных изменений в международной системе и беспрецедентной в истории приверженности многосторонности. Документ, который устанавливает и действует как высшая норма организации, является Устав Организации Объединенных Наций, международный договор, подписанный 26 июня 1945 года в Сан-Франциско., первоначально 50 странами, но вступившие в силу после ратификации 6 государствами, играющими ключевую роль в организации: США, Франция, Великобритания, Советский Союз (позже Российская Федерация) и республика Китай (позже, как мы объясним, Китайская Народная Республика). Эта группа из 5 государств играет фундаментальную роль в Организации, поскольку они постоянные члены Совета Безопасностис правом вето на резолюции, принимаемые этим органом, которые, в отличие от резолюций Генеральной Ассамблеи, являются обязательными для государств-членов организации.

На момент подписания и ратификации Устава Организации Объединенных Наций в 1945 году гражданская война только что возобновилась в Китае, в то время как правительство Гоминьдана пользовалось полным международным признанием, так что ДРК с самого начала была представительством Китая в ООН.. С момента, когда Мао провозглашает основание КНР в Пекине, а ДРК отправляется в «изгнание» на остров Тайвань, конфликт в штаб-квартире ООН. Какое государство должно представлять Китай? Может быть два представителя Китая?

ООН попыталась ответить на эти вопросы серией резолюций, отражающих позицию по проблеме, которая изменилась с течением времени. Первым предшественником этих резолюций, касающихся Китая, будет Резолюция 396 1950 г., в котором рекомендуется, чтобы в случаях, когда более одного органа власти заявляют, что они являются законным представителем государства в ООН, этот вопрос будет рассматриваться Генеральной Ассамблеей, которая займет позицию, которая должна быть рассмотрена остальными органами ООН. Несмотря на то, что он был первым, кто высказался в этом типе конфликта, отсутствие процесса принятия решений в ситуации с этими характеристиками бросается в глаза.

Первым документом, который принимает меры по проблеме двух Китая, является резолюция 505 Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, в которой осуждается нарушение Советским Союзом российско-китайского договора о дружбе, но, что более важно, правительство Демократической Республики Конго названо «центральным государством». Правительство Китая ». Однако в другой резолюции Ассамблеи через девять лет после 505 г. разрешение 1668Генеральная Ассамблея явно более сомневается в обозначении ДРК в качестве «Центрального правительства Китая» и объявляет любое «предложение, направленное на изменение представительства Китая» важным вопросом, чем согласно статье 18 Устава Организации Объединенных Наций, требующей большинство в две трети голосов в Собрании для одобрения любого решения, которое его затрагивает.

Хотя, как показывает резолюция 505, подавляющее большинство государств, участвовавших в Генеральной Ассамблее в XNUMX-х годах, признали Тайбэй «центральным правительством Китая», с течением времени и потенциала КНР все больше и больше стран приходили в поддержку Правительство Пекина как законного представителя Китая в ООН, несмотря на позиции ДРК, воссоединяющееся и по-прежнему националистическое. В основном это было связано с тем, что поддержка ДРК исходила в основном из западных стран, враждебных коммунистической идеологии, царящей в КНР и СССР, но по мере развития процесса деколонизации все больше и больше стран не обязательно соглашались с западными позициями по этому поводу. вопрос получил право голоса в Генеральной Ассамблее ООН.

В дополнение к этому многие западные страны, особенно европейские, принимали КНР как представителя Китая в связи с ее консолидацией как государства в континентальном Китае. Это привело к Резолюция 2758 Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, которая принудительно изгнала «представителей Чан Кайши [военных и диктатора ДРК] с позиции, которую они незаконно занимали в Организации Объединенных Наций», и вернула Китайской Народной Республике все их права как члена организации, а их представители были признаны легитимными представителями Китая в ООН. С этого момента ДРК теряет всякую легитимность в качестве представителя Китая в ООН и ее агентствах.

В глобализированном мире, подобном сегодняшнему, и в котором многосторонние институты так важны, быть отдельно от них — большой недостаток. Поэтому были созданы определенные специальные имена, чтобы позволить ДРК участвовать в различных областях многосторонности. В частности, название «Китайский Тайбэй»Или« Китайский Тайбэй », в рамках которого ДРК соревнуется в Олимпийские игры, помимо предоставления ДРК названия, приемлемого для КНР, на форумах или в таких агентствах, как Всемирная торговая организация, например, где оно также упоминается как Отдельная таможенная территория Тайваня, Пэнху, Цзиньмэнь и Мацу. В ДРК, где тайваньское движение за независимость (политическое движение, которое защищает ликвидацию всех связей с КНР для достижения создания независимой, суверенной и некитайской «Республики Тайвань») набирает все большую силу. В Участие ДРК в ООН под другими названиями и параллельно с КНР нечто похожее на делегацию ООН по Южной и Северной Корее. Однако любое предложение в этом направлении встречает сопротивление со стороны Пекина и присоединившихся к нему государств.

Дипломатические отношения

Помимо ООН, на многостороннем уровне международный политический статус Китая претерпевает важные изменения в двусторонних отношениях с другими странами. Под Политика «одного Китая» между двумя державами существуют взаимоисключающие отношения; а именно, любая страна, которая поддерживает официальные отношения с Пекином, не может иметь их с Тайбэем (хотя это не помешало многим государствам поддерживать официальные отношения с одним государством и неофициальные отношения с другим). Это вынудило мировые державы, помимо их права голоса в ООН, решить, с кем из двух китайцев, ДРК или КНР, они поддерживают официальные дипломатические отношения.

Сейчас только 15 стран дипломатически признают Китайскую республику, в то время как остальные Штаты, около 180, дипломатически признают Китайскую Народную Республику. Эта пропорция значительно варьировалась с годами, например: в 1969 году 71 государство признали ДРК и только 48 — КНР, а в 1978 году 21 государство признали ДРК и 112 — КНР. Это изменение с годами связано с рост потенциала КНР на международной арене, который был встречен восприятием возросшей легитимности «истинного Китая» из-за все более очевидной неспособности ДРК восстановить свой суверенитет над территорией материкового Китая.

Помимо этого, и ДРК, и КНР всегда понимали важность того, чтобы быть международно признанными государствами, поэтому они приняли стратегические решения устанавливать или поддерживать дипломатические отношения с определенными государствами. Последнее часто приводит к субсидиям, грантам и займам под низкие проценты для строительства инфраструктуры в развивающихся странах, часто в рамках Инициатива Нового Шелкового пути, в случае Пекина.

С другой стороны, ДРК, отчасти из-за своего статуса меньшая мощность у него было больше проблем с получением дипломатического признания. Как мы уже говорили, только 15 государств признают ДНР. Именно по этой причине Тайбэй вынужден поддерживать тесные экономические, политические и культурные отношения с теми странами, которые все еще признают ДРК. Если Тайбэй не будет постоянно напоминать им о том, насколько им выгодно иметь вас в качестве стратегического союзника, этим государствам будет очень легко реализовать потенциал извлечения выгоды из планов развития, продвигаемых Пекином по всему миру, а также других выгоды от установления двусторонних отношений с КНР.

Отношения между двумя Китаем

В конце концов, несмотря на исторические распри, ДРК и КНР две азиатские экономические державы с прочными историческими связями, едва разделенными проливом шириной всего 150 км. Так что наличие двусторонних отношений между двумя державами неизбежно. Эти отношения на политическом уровне, не становясь явно враждебными, вовсе не хороши, учитывая принцип «одного Китая», поддерживаемый обеими державами, каждая из которых претендует на то, чтобы быть законным сувереном другой. Тем не менее, Пекин гораздо решительнее защищает свой суверенитет над территориями, контролируемыми ДРК., как Закон о борьбе с сецессией 2005 года, который категорически запрещает формальное отделение Тайваня как его собственного государства за пределами КНР или ДРК (последний исчезнет), следуя желанию тайваньского движения за независимость.

Несмотря на это, есть некоторые растущие экономические связи. Обе страны являются частью Всемирной торговой организации, Азиатского банка развития, АТЭС и ОЭСР, а также других международных организаций, которые способствуют экономическому сотрудничеству через пролив, разделяющий их. КНР является крупнейшим торговым партнером ДРК, чья деловая сеть увеличилась в четыре раза за последние 20 лет. Обе страны позволяют банкам, страховщикам и другим поставщикам финансовых услуг работать на обоих рынках. С около 900 еженедельных рейсов между материковым Китаем и Тайванем показать сильную экономическую связь. Известно, что эти коммерческие связи пропорционально соответствуют торговым соглашениям между двумя правительствами о прекращении тарифов. Экономические связи достигли такой точки, что Тайбэй был обеспокоен своей коммерческой зависимостью от Пекина и активно стремился диверсифицировать международную торговлю, например, подписание торгового соглашения с Новой Зеландией в 2013 г., первой подписавшая контракт с развитой экономикой.

Нет места для двух Китаев

Трудно предугадать, что ждет два Китая в будущем, но это правда, что есть определенные исторические тенденции, которые трудно прервать, и одна из них — это течение времени. И дело в том, что течение времени и развитие поколений в ДРК сказываются на политических тенденциях, в частности, на всем, что связано с китайской идентичностью народа. Хотя после бегства гоминьдановского правительства на остров Тайвань столетия назад на острове возникло определенное чувство принадлежности к китайской нации, поскольку эти поколения были заменены другими, которые уже родились после указанного изгнания, эта китайская идентичность ослабевает. Прямо сейчас опросы показывают, что большая часть молодого населения Китайской республики считает себя не китайцами, а тайваньцами, и все больше поддерживает Тайваньское движение за независимость.

Хотя триумф тайваньского движения за независимость может частично изменить конфликт с КНР, учитывая, что они будут «единственным Китаем», это не заставит Пекин перестать претендовать на остров Тайвань и остальные контролируемые территории. ДРК в качестве своих территорий. Кроме того, согласно вышеупомянутому Закону о борьбе с сецессией, на любое провозглашение тайваньской независимости КНР могла ответить военным путем. Хотя это правда, что очень вероятно, что Тайбэй в конечном итоге откажется от защиты своих притязаний на суверенитет над материковым Китаем, Пекин на данный момент, похоже, не собирается отказываться от своих притязаний на суверенитет над островом Тайвань. конфликту между Китаем ЛАГ все еще не видно конца.

Китайские советы – Власть – Коммерсантъ

За последние годы Китай добился от России многого из того, что хотел. Причина не только в последствиях экономического кризиса 2009 года или ситуации на Украине, но и в том объеме знаний о современной России, которые накопил Китай. «Власть» изучила, на какой интеллектуальный ресурс опирается Пекин при выработке политики в отношении Москвы.

Александр Габуев

«Нельзя забывать опыт СССР»

В декабре 2012 года Си Цзиньпин, только что избранный генеральным секретарем на 18-м съезде Компартии Китая (КПК), посещал юг КНР с инспекционной поездкой. Во время одной из остановок он произнес программную речь, посвященную внутренней политике. «Почему распался Советский Союз? Почему сгинула КПСС? Одна из важнейших причин заключается в том, что в партии поколебалась вера в идеалы,— говорил генсек.— Нам нельзя забывать опыт СССР». В своей речи, которую затем начали распространять среди членов ЦК и других руководителей (именно так она попала в гонконгские СМИ), Си заявил, что КПК должна внимательно изучить опыт КПСС, чтобы не повторить ее судьбу. Вскоре в партии началась образовательная кампания, во время которой чиновникам показывали специальные учебные фильмы о крушении СССР с подробным анализом причин: от коррупции и некомпетентности советского руководства в вопросах экономики до влияния Запада. Похожие фильмы, подготовленные отделом пропаганды ЦК и снабженные грифом секретности, показывали руководящим кадрам во время «цветных революций» на постсоветском пространстве в середине 2000-х, а также в разгар «арабской весны». Всякий раз фильмы основывались на богатом аналитическом материале, который китайские русисты собрали при изучении причин распада СССР.

Масштабное исследование постсоветского пространства началось в Китае еще в последние годы СССР, сразу после «бархатных революций» в Восточной Европе, и оно все еще продолжается. Именно этим инсайдеры объясняют высокий уровень развития русистики в КНР. В то время как в США и Европе после победы в холодной войне урезали фонды на изучение России и увольняли ставших ненужными советологов («Власть» писала об этом в материале «Ярые советчики» в N19 от 19 мая 2014 года), китайская Компартия начала выделять огромные ресурсы на изучение бывшего СССР. «После распада СССР интерес к России в Китае и инвестиции в ее изучение не только не уменьшились, но скорее увеличились»,— рассказывает «Власти» один из ведущих китайских русистов Фэн Юйцзюнь, возглавляющий Центр российских исследований при Китайской академии современных международных отношений (КАСМО). Сначала основные силы были брошены на выявление причин краха КПСС и поиск противоядия — в результате Китай, переживший ужесточение режима после событий 1989 года на площади Тяньаньмэнь, в 1992-м ответил перезапуском реформ Дэн Сяопина (а через 20 лет стал второй экономикой мира). Затем Пекин использовал школу экспертов по постсоветскому пространству для выстраивания стратегии в отношении уже новой России.

«Люди в руководстве партии говорили, что русский не нужен»

Первые специалисты по России появились в императорском Китае, затем в 1920-х годах экспертиза стала намного глубже благодаря деятельности Коминтерна и учебе многих будущих лидеров КПК в Москве. Но настоящая фундаментальная русистика появилась только в 1949 году после победы коммунистов в гражданской войне и образования КНР (подробнее об истории российско-китайских отношений см. стр. 17). В 1950-е годы в Советском Союзе прошли обучение тысячи китайских студентов, одновременно советские специалисты работали в КНР, помогая закладывать основы ее экономики по образцу «старшего брата». «В Китае русистика начала увядать после 1960-х годов, когда Хрущев отозвал из Китая советских специалистов. Во время «культурной революции» готовились к войне с СССР, и изучение русского языка было нацелено на конфронтацию. В школьные учебники русского вошли такие фразы, как «Бросай оружие!» и «Стой, кто идет?!». Был набор в вузы, связанный с соображением, что понадобятся военные переводчики. А потом ничего этого не произошло, и тут начался уже совсем спад»,— вспоминает в беседе с «Властью» 71-летняя профессор Пекинского университета иностранных языков Ли Иннань, дочь одного из основателей КПК Ли Лисаня (был доведен до самоубийства в годы «культурной революции») и его русской жены Елизаветы Кишкиной (после смерти мужа отсидела восемь лет в одиночной камере тюрьмы для особо важных заключенных).

«1980-е годы для всей русистики были очень тяжелыми. Некоторые люди в руководстве партии говорили, что русский не нужен, а нужен только английский,— говорит Ли Иннань.— Но тут случился распад СССР, который напугал многих в Китае, вызвал тревогу и необходимость изучения и языка, и всего остального. Потом началась дикая приграничная торговля. Это дало всплеск — сразу потребовались переводчики. А с конца 1990-х годов пошел устойчивый рост по всему Китаю: увеличение набора студентов и расширение круга вузов, в которых преподают русистику». По словам Ли, в конце 1990-х по всему Китаю было около 70 вузов, где преподавали русский. Теперь, согласно данным Министерства образования КНР за 2013 год, специальность «русский язык и литература» преподается в 137 вузах. Общее число студентов-русистов в Китае превышает 20 тыс. человек, русский язык изучают до 60 тыс.

О работе китайской разведки отказались говорить все опрошенные «Властью» эксперты

Многие китайцы едут учиться в Россию. Хотя официальная квота на бюджетные места в российских вузах для граждан КНР составляет 300 мест в год, по данным Министерства образования страны, ежегодно в РФ приезжают учиться до 6 тыс. китайцев. Правда, это лишь 1,5% от граждан Китая, получающих образование за рубежом (например, США принимают 58% из почти 400 тыс. китайцев, учащихся за пределами КНР). Причем, по словам Ли Иннань, «в Россию едут не лучшие, потому что сливки снимает Запад — туда едут отличники или очень богатые». «В основном это середняки, дети не очень богатых, но и не самых бедных, которые могут оплатить зарубежное образование. Приезжая в Россию, очень многие выходят из-под контроля родителей, начинаются тусовки. И вот, прокантовавшись пять-семь лет, такой студент еле-еле может связать два слова,— говорит она.— Правда, есть молодежь, которая действительно училась и хорошо говорит. Есть и китайцы, которые с детства жили в России, учились там, идеально говорят на двух языках и владеют русской культурой».

Китай (слева — председатель КНР Си Цзиньпин) мог бы стать хорошим внешним консультантом России (справа — президент Владимир Путин) по ее внутренним проблемам

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

В результате в Китае образовался достаточный пул людей с хорошим русским, способных стать высококлассными экспертами по России, так что властям и бизнесу есть из кого выбирать.

«Изменился не только профиль заказчиков»

С момента распада СССР структура китайского спроса на знания о России заметно изменилась. «Если раньше знания о России были нужны ЦК, гражданским и силовым ведомствам, то теперь по мере роста товарооборота запрос на анализ российских реалий исходит от корпораций,— рассказывает «Власти» Лю Цянь из Центра энергетической стратегии при Китайском институте нефти.— Изменился не только профиль заказчиков, но и характер запроса. Если раньше эксперты в основном занимались внешней и внутренней политикой России, военно-стратегическими вопросами, а также культурой и историей, то с 2000-х годов активно развиваются исследования в области экономики, энергетики, права, финансов — всего того, что нужно для практики».

Основной спрос по-прежнему исходит от властей, говорят китайские эксперты. Главные потребители информации — ЦК партии и особенно его малая руководящая группа по вопросам внешней политики (основной орган принятия внешнеполитических решений в Китае, который возглавляет Си Цзиньпин), международный отдел ЦК, структуры Народно-освободительной армии Китая (НОАК), МИД КНР, а также Министерство государственной безопасности — главная гражданская спецслужба страны. Все больший интерес проявляют экономические ведомства: координирующий макроэкономическую политику Госкомитет по развитию и реформе (бывший Госплан), Минфин, Минторг, Минсельхоз, Государственное управление по энергетике и другие. Как рассказывает «Власти» директор Института России, Восточной Европы и Центральной Азии при Китайской академии общественных наук (КАОН) Ли Юнцюань, государственные и партийные ведомства нуждаются как в ситуативной аналитике по конкретным вопросам, так и на более долгосрочном взгляде на развитие России. ЦК и МИД интересует максимально широкий круг вопросов, в то время как НОАК и экономические ведомства редко выходят за рамки своего профиля.

Корпоративный спрос на аналитику по России зависит от масштаба бизнеса компании в РФ и на постсоветском пространстве. По словам Лю Цяня, самые информированные и активные — китайские энергетические госкомпании, вроде нефтегазовых гигантов CNPC, Sinopec, CNOOC, угольной Shenhua или электроэнергетических компаний, таких как Guodian, Huadian и State Grid Company. На втором месте идут финансовые институты, которые все больше кредитуют проекты в России: суверенный фонд China Investment Corporation, China Development Bank (аналог российского ВЭБа), а также крупные госбанки вроде ICBC и Bank of China. Частные компании пока менее активны, отмечает Фэн Юйцзюнь, но их интерес растет по мере развития российских проектов. В последнее время активно наращивают свои знания о рынке РФ представители автомобильной отрасли, например Great Wall или построивший в Калужской области завод по производству стекла Fuyao Glass.

Зарплата научного сотрудника — около $2 тыс. в месяц, ведущий научный сотрудник получает до $3 тыс.— больше, чем чиновник соответствующего ранга

Потребности в аналитике удовлетворяют прежде всего собственные кадры — госслужащие, военные и сотрудники компаний. Наиболее обширный штат русистов в распоряжении МИДа: специалисты с русским языком работают не только в РФ, но и в других странах постсоветского пространства (пока что китайская дипломатия испытывает трудности с системным воспитанием кадров, владеющих центральноазиатскими и закавказскими языками). По словам нескольких источников «Власти», организация дипломатической службы КНР мало чем отличается от устройства МИДов других крупных стран. Правда, в отличие от российского МИДа, китайцы уделяют аналитике больше внимания, считает один из собеседников. В то же время многие отмечают пассивность работы посольства КНР в Москве по сбору информации и общению с источниками помимо своих контрагентов в МИД РФ. В этом аспекте китайцы, по общему признанию, заметно уступают не только западным дипмиссиям, но и представительству Тайваня (остров, который Россия официально признает частью КНР, представлен офисом тайбэйско-московской координационной комиссии), где такая работа поставлена на системную основу. По отзывам нескольких собеседников «Власти», многие китайские дипломаты не отличаются широким кругозором: они могут говорить по-русски гораздо лучше среднего сотрудника посольства США, но знают о современной РФ — крайне мало за пределами своей узкой компетенции. Руководители нескольких российских федеральных СМИ, в которых в 2012 году публиковались предвыборные статьи Владимира Путина, вспоминают, как после этого представители китайского посольства впервые за многие годы напрашивались на встречу, узнавали, можно ли эту газету купить, но, получив отрицательный ответ, исчезали из поля зрения.

О работе китайской разведки отказались говорить все опрошенные «Властью» эксперты. Впрочем, некоторые представления об ее эффективности можно получить из разговоров с кругом российских потенциальных источников. Пишущие на чувствительные темы вроде ВПК или внешней политики, журналисты рассказывают, что нередко после выхода резонансных текстов им звонят китайские коллеги и сразу начинают задавать вопросы об источниках информации. Некоторые перед звонком присылают в редакцию подарки — китайские календари или пахучую гаоляновую водку. По слухам, используется и более сложная схема: людям предлагают стать «независимыми консультантами» китайского правительства за определенное материальное вознаграждение. «Мы фиксируем стабильный и растущий интерес. В 1990-е годы он касался в основном ВПК и других технологий, но сейчас сфера интересов китайцев заметно расширилась»,— говорит источник, близкий к ФСБ. Сама служба активность китайской разведки в РФ не комментирует.

Собственные аналитические подразделения, занимающейся Россией, есть и во всех китайских госкомпаниях, работающих с РФ. Сбор информации начинается с российских представительств, которые укомплектованы русистами. У некоторых уровень русского настолько хорош, что они выступают по-русски на публичных дискуссиях в рамках профессиональных форумов и конференций. Многие устанавливают тесные связи с российскими партнерами и регуляторами, помогая им разобраться с китайскими реалиями. Например, собеседники «Власти» в банковской среде очень высоко отзываются о вице-президентах российских «дочек» ICBC и Bank of China Лан Вэйцзе и Гао Ян, которые превосходно говорят по-русски. Похожую репутацию имеет представитель китайской платежной системы China UnionPay (на нее, например, после отказа в обслуживании со стороны Visa и MasterCard перешел бизнесмен Геннадий Тимченко) Фань Цзигуан.

Крупные аналитические подразделения, занимающиеся Россией, есть и в пекинских штаб-квартирах корпораций. Лучше всего отзываются о структурах нефтегазовой CNPC, на которую приходятся самые громкие российско-китайские сделки, например нефтяной контракт 2009 года и газовый контракт 2014-го. По словам собеседников «Власти», близких к CNPC, компания нанимает во внутренние аналитические подразделения как китайцев, выпускников профильных российских вузов, так и бывших сотрудников МИДа и спецслужб. «Это редкий образец американской системы revolving door, которая вообще-то для Китая не характерна»,— считает один из них.

В отличие от «Роснефти» (слева — президент компании Игорь Сечин) китайская нефтегазовая госкомпания CNPC (справа — вице-премьер Госсовета КНР Ван Цишань) изучает Россию с помощью независимых исследований

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

Помимо внутренней аналитики, китайские власти и госкомпании активно развивают рынок независимой экспертизы по России. «У ведомственных и корпоративных исследовательских организаций есть свои особенности. С одной стороны, они владеют закрытой информацией и лучше всех понимают потребности руководства. С другой стороны, они могут сознательно или несознательно подстраиваться под ожидания руководства»,— объясняет Ли Юнцюань из КАОН. Именно поэтому ведомства и корпорации заказывают исследования на стороне. Например, CNPC заказала сразу нескольким «мозговым центрам» исследования о перспективах российской властной системы до 2024 года и влиянии политического расклада на нефтяную отрасль РФ.

«В основном это 30-40-летние»

Занимающиеся Россией аналитические структуры, существующие не внутри ведомств или госкомпаний, можно лишь условно назвать независимыми от государства. Главную роль играет Китайская академия общественных наук (КАОН) — огромная система научных центров, напоминающая гуманитарную составляющую РАН. Главный по масштабам «мозговой центр» — это возглавляемый Ли Юнцюанем Институт России, Восточной Европы и Центральной Азии (ИРВЕЦА, бывший Институт изучения СССР). По словам Ли, под его началом работает свыше 100 ученых, организованных в семь секторов (внутренняя политика, экономика, внешняя политика, история России, а также Центральная Азия, Восточная Европа и постсоветские государства на западе СНГ). «Мы базовая исследовательская организация в современной русистике»,— говорит он.

ИРВЕЦА занимается как собственно наукой (в том числе публикует два ведущих академических журнала по русистике: «Исследование России, Восточной Европы и Центральной Азии» и «Рынок России, Восточной Европы и Центральной Азии»), так и аналитическим сопровождением работы госструктур. «В основном это справки по текущим вопросам. Реже — более долгосрочные исследования,— объясняет Ли Юнцюань.— Все это оплачивается бюджетными деньгами в рамках план-заказа». Госкомпании тоже пользуются услугами ИРВЕЦА, но гораздо реже. Финансовые возможности позволяют институту удерживать и развивать молодых специалистов. Зарплата научного сотрудника — около $2 тыс. в месяц, ведущий научный сотрудник получает до $3 тыс. — больше, чем чиновник соответствующего ранга. «Если прийти на наши конференции, то в основном это 30-40-летние ученые»,— говорит Ли Юнцюань. Материальный вопрос решился буквально в последнее десятилетие: в 1990-е КАОН сталкивалась с оттоком кадров, хотя и не таким мощным, как в России. «За последние 20 лет китайский ученый прошел путь от человека бомжеватого вида до респектабельного господина в хороших часах, который может угостить российских коллег обедом и рассказать новости с конференции в Гарварде»,— считает один из российских экспертов. Помимо сравнительно высокой зарплаты еще одна привлекательная черта работы в системе КАОН — возможность иметь всего один присутственный день, а остальное время можно работать из дома.

По словам опрошенных «Властью» китайских русистов, хотя ИРВЕЦА — самый масштабный «мозговой центр» по России, многолюдность не является отражением влияния на процесс принятия решений. Куда более важным с точки зрения принятия решений является другой think tank — Китайская академия современных международных отношений (КАСМО). ЦРУ на портале Центра открытых данных (Open source center) при директоре США по национальной разведке идентифицирует КАСМО как исследовательскую структуру при Министерстве госбезопасности КНР. По мнению американских разведчиков, КАСМО — это часть восьмого (аналитического) управления МГБ, выведенная в 1980 году в отдельную легальную структуру. Связь КАСМО со спецслужбами отмечают и многие иностранные исследователи. «Они заняты совершенно легальной деятельностью, просто у них есть возможность работать с закрытыми источниками, а также общаться с любыми людьми. Плюс канал непосредственной связи с высшим руководством через малую руководящую группу ЦК,— объясняет один из собеседников «Власти», знакомый с работой КАСМО.— Если искать реально влиятельных и качественных экспертов, то это главная точка входа».

Центр российских исследований КАСМО, который возглавляет 44-летний Фэн Юйцзюнь (он учился в России и работал приглашенным исследователем в МГУ им. М. В. Ломоносова), насчитывает немногим более десяти человек. В отличие от академичной ИРВЕЦА, здесь работают каждый день, есть и ночные аналитические дежурства. Офис КАСМО — режимный объект, правда, процедура прохода чуть менее строга, чем в вашингтонском офисе американской RAND Corporation (там фиксируется, будет ли посетитель обсуждать с сотрудником секретную информацию). Доклады КАСМО уходят напрямую руководству страны. Вся инфраструктура и культура написания текстов заточена на высших руководителей, чтобы записки поступали в удобной для них форме — в отличие от чрезмерно академичных бумаг ИРВЕЦА. Записки анонимные — высокопоставленные читатели вроде Си Цзиньпина или премьера Ли Кэцяна никак не смогут повлиять на карьеру аналитика, если специально не займутся расспросами. Зарплаты в КАСМО ниже, чем в ИРВЕЦА, зато высокая репутация «мозгового центра» привлекает большое количество корпоративных заказчиков. В Центре российских исследований КАСМО заказывают аналитику многие работающие с РФ госкомпании. Кроме того, компании приглашают сотрудников центра (прежде всего самого Фэн Юйцзюня) выступать консультантами для топ-менеджмента, это разрешено внутренними правилами КАСМО. Благодаря такой работе аналитики глубоко погружены в контекст торгово-экономических связей двух стран и могут давать руководству максимально приближенные к практике советы.

Китайский институт международных исследований (КИМИ), приписанный к китайскому МИДу, похожий на КАСМО. Отдел евразийских исследований в нем возглавляет 42-летняя Чэнь Юйчжун (она стажировалась в МГИМО, а также работала консулом в Хабаровске). Правда, по отзывам собеседников «Власти», влияния на процесс принятия решений у КИМИ меньше, чем у КАСМО, поскольку институт в основном выполняет аналитические функции именно для МИДа.

«Если говорить о влиянии на принятие решений, то это прежде всего пекинские центры. Тут важна близость к руководству»,— отмечает Фэн Юйцзюнь. В этом китайская русистика напоминает американскую, где влияние эксперта во многом определяется его физическим нахождением в Вашингтоне. При этом, как и в США, в КНР развиты сильные региональные школы русистики. Главные центры помимо столицы — это Шанхай и северо-восточные регионы КНР, особенно центр граничащей с Россией провинции Хэйлунцзян Харбин. Университеты в Харбине, а также отделения КАОН в провинциях Хэйлунцзян, Ляонин и Цзилинь (в меньшей степени — в граничащих с Россией Внутренней Монголии и Синьцзян-Уйгурском автономном районе) считаются главными центрами компетенций по развитию Сибири и российского Дальнего Востока: местные ученые имеют больше возможностей проводить полевые исследования, а также лучше владеют контекстом приграничного сотрудничества. Основными заказчиками их продукции помимо центральных органов, которые периодически интересуются региональным измерением отношений с РФ, являются местные власти (в трех провинциях северо-востока КНР живут свыше 110 млн человек).

Особняком стоит шанхайский Центр изучения России (ЦИР), заметный во многом благодаря активности и харизматичности своего лидера — 65-летнего профессора Фэн Шаолэя. Именно он превратил малоизвестный Восточно-китайский педагогический университет в один из ведущих центров китайской русистики. В ЦИР работают 24 ученых, которые занимаются всеми аспектами современной России, центр издает авторитетный журнал «Российские исследования» и проводит ежегодную конференцию русистов. Коллеги объясняют успехи Фэна не только научным авторитетом, но и присущей шанхайцам активностью и стремлением установить международные контакты. Сам Фэн учился в СССР и вел курсы по России и российско-китайским отношениях в ведущих университетах мира. На сайте ЦИР особо отмечается, что «профессор Фэн Шаолэй не только близко знаком с выдающимися учеными и тактиками в вопросах России, США и Европы, но и поддерживает научную связь с бывшим советником по национальной безопасности США, блестящим ученым в области стратегических исследований Збигневом Бжезинским, а также бывшим министром экономики России Евгением Ясиным и другими высокопоставленными лицами».

Многие самые востребованные эксперты регулярно общаются, в том числе на закрытой группе в одной из китайских соцсетей

Впрочем, по мнению участников рынка, реальное влияние шанхайского центра на выработку политики в отношении РФ ограничено: Фэн и его сотрудники пишут записки в ЦК, но они идут более долгим путем, чем записки того же КАСМО. «Пекинская среда все же довольно консервативна, а шанхайцы были пионерами по развитию институциональных связей с русистами из других стран мира. В искусстве тусовки им нет равных»,— утверждает один из специалистов. Главная публичная платформа, которую задействует шанхайская команда русистов — международный экспертный клуб «Валдай», в рамках которого русисты всех стран могут обсуждать пути развития России, а раз в год — встречаться с Владимиром Путиным и другими высокопоставленными фигурами. Фэн Шаолэй является единственным китайским ученым, входящим в консультационный комитет клуба (в попечительский совет «Валдая» входит другой китаец — бывший замглавы Генштаба НОАК, 75-летний генерал Сюн Гуанькай, возглавляющий Китайский институт стратегических международных исследований). Кроме того, Фэн и его коллеги развили тесные связи с Советом по внешней и оборонной политике, который возглавляют Сергей Караганов и Федор Лукьянов. Вообще институциональные связи в России имеют многие «мозговые центры»: ИРВЕЦА преимущественно общается с Институтом Дальнего Востока РАН, у КАСМО есть диалог с Российским институтом стратегических исследований и Российским советом по международным делам.

Фэн Шаолэй, пожалуй, единственный в Китае профессор, которому удалось собрать вокруг себя в рамках вуза настоящую команду. Остальных известных русистов, работающих в университетах, считают скорее выдающимися одиночками, чем создателями школ. Среди них наибольшим уважением в профессиональной среде, а также среди чиновников пользуются 49-летний замдекана Школы международных исследований Пекинского университета Гуань Гуйхай (кандидатскую он защитил в МГИМО), а также 47-летний профессор Института международных исследований при столичном Университете Цинхуа (alma mater Си Цзиньпина и многих руководителей КНР) У Дахуэй — бывший подполковник Генштаба НОАК, затем работавший в ИРВЕЦА.

Влияние отдельных русистов на выработку политики и формирование мнения руководства в отношении РФ определить сложно: отношения между русистами и людьми уровня членов Политбюро куда менее тесные и личные, чем в тех же США. Более того, если в сфере экономики и внешней политики 25 членов Политбюро периодически проводят коллективные учебные сессии, приглашая экспертов на закрытые брифинги в резиденцию Чжуннаньхай, то при Си Цзиньпине, по словам собеседников «Власти», по российской тематике таких сессий еще не было. Большинство инсайдеров считают влиятельными не столько отдельных лиц, сколько организации, выделяя при этом КАСМО. В этом смысле имеют влияние как Фэн Юйцзюнь, так и его начальник, 58-летний директор КАСМО Цзи Чжие (также русист). Хотя определенный вес имеют и бывшие послы в России. Среди них все собеседники «Власти» особо выделяют 79-летнего Ли Фэнлиня (был послом в 1995-1998 годах), который является членом консультативного комитета при МИД КНР и возглавляет Центр изучения социального развития Евразии при Центре изучения вопросов развития при Госсовете (самый влиятельный экономический think tank).

Восходящих звезд в китайской русистике в отличие от американской немало в силу невысокого среднего возраста экспертов. Молодой кадр, которого выделяют все собеседники «Власти»,— заместитель Фэн Шаолэя в шанхайском ЦИР 37-летний Ян Чэн, один из ведущих специалистов по Центральной Азии (помимо русского владеет киргизским), имеющий опыт работы в МИД КНР (был третьим секретарем посольства в Москве). Многие самые востребованные эксперты хорошо знакомы между собой и регулярно общаются, в том числе на закрытой группе в одной из китайских соцсетей и через систему Weixin.

«Мы о таком можем только мечтать»

Сами китайские эксперты, как и их американские коллеги, любят говорить, что дела в русистике обстоят далеко не безоблачно. Одной из главных проблем собеседники «Власти» называют сложность проведения исследований в России. «Очень много бюрократических препон. Сколько времени нужно потратить, чтобы китайский ученый получил визу в РФ? Сколько препятствий на местном уровне, чтобы провести полевые исследования? Сразу возникают какие-то подозрения,— возмущается Ли Юйцюань из ЦИРВЕЦА.— То же самое справедливо в отношении российских ученых в КНР. Нам нужно устранять эти барьеры».

Еще более важная проблема — закрытость российской политической и деловой элиты для китайских экспертов. «Западных экспертов меньше, но их контакты гораздо лучше. Они интегрированы в западную элиту, а ваши чиновники и олигархи тоже хотят туда интегрироваться — отсюда такие представительные форумы вроде российско-американского бизнес-диалога под эгидой RAND,— говорит один из собеседников «Власти».— Другой источник знаний Запада о России — инвестбанкиры, агенты по недвижимости в Лондоне и прочие подобные персонажи. Учитывая такой доступ к вашей элите, Запад может меньше финансировать своих экспертов. Мы о таком пока можем только мечтать, потому что уровень неформальных контактов между нашими элитами крайне ограничен». Китайцы надеются на то, что какое-то подобие диалога между элитами сможет наладить новый глава Российско-китайского делового совета Геннадий Тимченко.

Правда, китайские эксперты все же находят способы минимизации влияния этих негативных факторов. Главный — налаживание институционального диалога с зарубежными центрами экспертизы по России, особенно в США и ЕС. Например, китайские русисты из КАСМО стараются общаться с американцами из CSIS и другими ведущими «мозговыми центрами», в ЕС их главный партнер — варшавский Восточный институт, крупнейший центр русистики в Европе. «Многие западные эксперты имеют хорошие контакты, которые мы можем опосредованно использовать. И вообще нам полезна какая-то внешняя точка зрения на Россию, а то мы слишком много варимся в своей кухне»,— говорит один из экспертов.

Насколько хорошо китайские эксперты анализируют Россию? Понять это сложно, поскольку самые качественные материалы не публикуются в открытом доступе, а проходят под грифом «для внутреннего пользования». В итоге судить о качестве экспертизы можно, пожалуй, лишь по одному критерию — объективным результатам политики Пекина в отношении России.

При участии Алексея Ефимова, Пекин

Подробный обзор состояния российской китаистики читайте в следующем номере «Власти».


Краткая история российско-китайских отношений

В 1689 году заключен Нерчинский договор — первый документ между Россией и Китаем. Он определил границу между двумя государствами по реке Аргуни до берега Охотского моря. Россия отказывалась от претензий на крепость Албазин и Приамурье.

В 1851 году подписан Кульджинский торговый пакт. Товары обеих сторон были освобождены от таможенных пошлин.

В 1858 году заключен Айгунский территориальный договор. Российско-китайская граница была установлена по реке Амур. В состав России вошло Приморье.

В1896 году после поражения Китая в Первой японо-китайской войне между Поднебесной и Российской Империей подписан Союзный договор о совместном противодействии Японии в случае ее нападения.

В 1897 году Российская Империя начала строительство Транссибирской магистрали (Китайско-Восточная железная дорога). Окончательно работы завершились в 1916 году.

С 1937 года СССР оказывал Китаю военную помощь во Второй японо-китайской войне.

В 1949 году Советский союз первым в мире признал Китайскую Народную Республику.

В 1950 году заключен советско-китайский Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи. КНР передан основанный на арендованной территории город Дальний (Далянь) и права на владение КВЖД. CCCP оказывал Китаю помощь в строительстве государства, армии и обучении специалистов.

В 1956 году отношения государств ухудшились после прихода к власти в СССР Никиты Хрущева. Председатель ЦК Компартии Китая (КПК) Мао Цзэдун обвинил советское правительство в отступлении от коммунистических идей и уступках Западу. В 1964 году произошел «советско-китайский раскол», были аннулированы совместные торговые договоры и отозваны послы.

В 1989 году состоялся визит в Китай председателя Верховного совета СССР Михаила Горбачева, началось восстановление межпартийных связей.

В 2001 году создана Шанхайская организация сотрудничества (Россия, Китай, Казахстан, Киргизия, Узбекистан, Таджикистан). Цель сообщества — укрепление доверия в военной области и сокращение вооруженных сил в районе границы.

В 2005 году в силу вступил договор об урегулировании спорных пограничных вопросов. Китай получил территории общей площадью 337 кв. км.

В 2008 году в обмен на нефть между Китаем и российскими компаниями «Роснефть» и «Транснефть» заключена сделка о финансировании строительства нефтепровода Восточная Сибирь—Тихий океан (ВСТО). Кредит российским представителям составил $25 млрд.

В 2013 году «Роснефть» договорилась о поставках в Китай 360 млн т нефти в течение 25 лет на $270 млрд (по 14,4 млн т в год). В 2014 году «Газпром» и китайская CNPC в присутствии глав обеих стран подписали 30-летний контракт на поставку газа общей стоимостью $400 млрд.

Евгения Маляренко

Разница между китайским и тайваньским языком

Китайцы против тайваньцев

Люди, живущие в Китае, известны как китайцы, а жители Тайваня — как тайваньцы. Этнически китайцы и тайваньцы считаются одним и тем же. Хотя китайцы и тайваньцы имеют много общего в своей культуре, языке, политике и образе жизни, они во многом отличаются. С 1949 года китайцы и тайваньцы находятся в конфликте друг с другом.

Китай известен как Китайская Народная Республика, а Тайвань — как Китайская Республика.Если говорить о демографии, Тайвань меньше Китая.

Прежде всего, давайте посмотрим, чем китайцы и тайваньцы различаются по своему характеру. Считается, что тайваньцы поддерживают лучшие человеческие отношения, чем китайцы. Считается, что у тайваньцев более любящее сердце, чем у китайцев.

В отличие от тайваньцев, китайцы более амбициозны.

Тайваньцы больше уважают друг друга, и они также поддерживают равенство мужчин и женщин.С другой стороны, китайские женщины не имеют равного статуса с китайскими мужчинами. Более того, у тайваньских женщин больше свободы, чем у китаянок.

В отличие от китайцев, тайваньцы пользуются большей политической свободой. Еще можно заметить, что стандарты образования на Тайване выше, чем в Китае. Даже по стандартам здоровья тайваньцы более продвинуты, чем китайцы.

Говоря о своих языках, китайский мандарин широко используется китайцами и тайваньцами. Однако есть отличия в акцентах.

В экономическом отношении тайваньцы имеют лучшее экономическое положение, чем китайцы. Например, хотя восемь процентов населения Китая живут в бедности, только 0,95 процента тайваньцев находятся за чертой бедности.

Говорят, что тайваньцы во многих отношениях более продвинуты по сравнению с китайцами.

Резюме:

1. Считается, что тайваньцы поддерживают лучшие человеческие отношения, чем китайцы.

2. В отличие от тайваньцев, китайцы более амбициозны.

3. Считается, что у тайваньцев более любящее сердце, чем у китайцев.

4. Тайваньцы больше уважают друг друга, и они также поддерживают равенство мужчин и женщин.

5. Тайваньские женщины имеют больше свободы, чем китаянки.

6. В экономическом отношении тайваньцы имеют лучшее экономическое положение, чем китайцы.

7. В отличие от китайцев, тайваньцы пользуются большей политической свободой.

8.Стандарты образования на Тайване выше, чем в Китае.

9. В области здравоохранения тайваньцы более продвинуты, чем китайцы.

Последние сообщения Prabhat S (посмотреть все)

: Если вам понравилась эта статья или наш сайт. Пожалуйста, расскажите об этом. Поделитесь им с друзьями / семьей.

Цитируйте
APA 7
S, P. (2011, 20 февраля). Разница между китайцами и тайваньцами. Разница между похожими терминами и объектами.http://www.differencebetween.net/miscellaneous/difference-between-chinese-and-taiwanese/.
MLA 8
S, Прабхат. «Разница между китайцами и тайваньцами». Различия между похожими терминами и объектами, 20 февраля 2011 г., http://www.differencebetween.net/miscellaneous/difference-between-chinese-and-taiwanese/.

Различия между Тайванем и материковым Китаем

Тайвань и Китай | © Kurious / Pixabay

Удивительно, сколько людей путают Тайвань и материковый Китай или даже объединяют их в пакет.Правда в том, что, хотя их культуры иногда кажутся взаимозаменяемыми, на самом деле они представляют собой два очень разных места. Вот отличия для тех, кто не разбирается во всем, что касается острова и материка.

Тайвань также исторически известен как Формоза — название, данное острову мимо проезжающих мимо португальских моряков, которые довольно метко окрестили его «Илья Формоза» (красивый остров). Однако официальное название Тайваня на самом деле Китайская Республика, хотя в Интернете и в печатной журналистике вы можете встретить его как Тайвань (КР) или Китайскую Республику (Тайвань).

Хотя мы знаем эту страну просто как Китай или иногда материковый Китай, ее официальное название — Китайская Народная Республика.

Кто-то, не знающий этих двух территорий, мог бы легко перепутать официальные названия, но на самом деле у Белого дома нет оправдания, чтобы сделать такую ​​ошибку.

Мандаринский китайский является официальным языком Тайваня с 1945 года, хотя на тайваньском хоккиен, широко известном как тайваньский, также ежедневно говорит около 70% населения.

Другие языки включают тайваньский хакка, который состоит из ряда диалектов, на которых говорят люди предков хакка, в то время как есть несколько языков коренных народов, на которых говорят аборигенные племена.

Тайваньцы используют традиционные иероглифы во всем письменном китайском языке.

Стандартный китайский, являющийся разновидностью мандаринского китайского языка, является официальным языком Китая, и, хотя между ним и китайским языком, на котором говорят на Тайване, есть различия, оба они очень похожи.

Китай также является домом для многих языков и диалектов.Это означает, что внутри страны есть много регионов, жители которых могут фактически не говорить на государственном языке страны.

Письменный китайский язык в Китае использует упрощенную форму традиционных иероглифов, известную как простой китайский. Упрощенные символы были впервые введены в 1950-х годах как средство поощрения грамотности.

Большинство населения Тайваня может проследить свои корни до Китая, поэтому неизбежно, что у них обоих много общих традиций и культурных обычаев.Фестиваль лодок-драконов, Праздник Луны, Лунный Новый год и Праздник фонарей очевидны, но есть также много историй и легенд, которые передаются из поколения в поколение.

Шанхайский фестиваль фонарей | © North Sea Deamer / Wikimedia

Конечно, люди по обе стороны Тайваньского пролива могут предложить множество культурных различий между двумя территориями — и они будут правы в этом, — но таких тонких нюансов слишком много, чтобы перечислить .

Поскольку Китай является домом для огромного количества групп меньшинств, возможно, самое большое различие между двумя культурами проявляется в их этнических меньшинствах.Коренные народы Китая имеют совершенно разные культуры по сравнению с аборигенными племенами Тайваня, которые, по сути, более тесно связаны с островитянами Тихого океана.

Тайвань, который когда-то считался производителем дешевых товаров, теперь считается мировым лидером в области электроники, особенно компьютеров и их компонентов. Люди теперь также думают о Тайване как о недавно появившемся месте отдыха и как о доме Тайбэя 101. И хотя страна — это гораздо больше, чем одноразовое самое высокое здание в мире, хорошо, что люди, наконец, признают Тайвань чем-то большим, чем просто домом. заводской остров.

Тайбэй 101 | © Free-Photos / Pixabay

Из-за большого количества туристов в стране мнение людей о Китае постепенно меняется. Однако страна по-прежнему рассматривается как место, где используется дешевая рабочая сила и производится продукция низкого качества. Точно так же, как Тайваню потребовалось много времени, чтобы поколебать эту репутацию, пройдет немало времени, прежде чем люди будут думать о материковом Китае так же, как они думают о Тайване.

Великая Китайская стена в Бадалинге | © CE Photo Uwe Aranas / Wikimedia

Культурные различия и удовольствия в Китае

Китай — страна контрастов, которая часто сбивает с толку экспатов.

Требуется время, чтобы приспособиться к обычаям и культуре страны, а быстрые изменения, происходящие как в экономической, так и в политической сфере, означают, что страна все еще находится в процессе развития. Несмотря на то, что Китай поддерживает западную промышленность и западные компании, Китай по-прежнему находится под властью Коммунистической партии Китая.

От быстро растущих промышленных центров до красивой сельской местности, вы будете думать, что поняли страну, а затем вы отправитесь в новую часть Китая, где вам придется столкнуться с новым набором культурные традиции, возможно, новый диалект или язык и другой климат.Страна огромная, и это тоже нужно учитывать при переезде сюда.

Общение

Самый простой способ понять любую новую страну — это попробовать пообщаться с местными жителями. Если вы идете перекусить, не предлагайте разделить счет, так как это будет рассматриваться как оскорбление, если вы обедаете с китайскими друзьями, вы можете обнаружить, что от вас ожидают оплаты счета, как это делают жители Запада. считается богатым. Если вы собираетесь за покупками, будьте готовы торговаться — многие торговцы поднимут цены по вашему приезду.Ожидается, что все будут торговаться, и указанная цена никогда не принимается.

Политическая ситуация в Китае сложная, и неплохо не обсуждать эту тему со своими новыми китайскими друзьями. Если вы будете придерживаться тонкостей, работы, погоды и других форм более общей беседы, вы не будете смущать себя или людей, с которыми разговариваете.

Китайцы не обнимаются публично, если вы не член семьи или очень близкий друг. Чаще всего пожимают друг другу руки, а поцелуи как форма приветствия неприемлемы.

Узнайте о культуре

Если вы узнаете о китайской культуре до переезда, вам понравится гораздо больше. Государственные праздники — популярное время для посещения святынь, памятников или просто выезда за город. Если вы заранее поймете, что вы собираетесь увидеть, то сможете оценить 5000-летнюю культуру Китая.

Язык важен

Чем раньше вы выучите китайский, тем лучше. Несмотря на то, что в Китае встречаются разные диалекты и языки, 70% китайцев изучают мандаринский диалект в школе.Когда вы выучите этот язык, вам станет намного проще общаться в социальных сетях, и хотя многие китайцы действительно немного говорят по-английски, считается вежливым пытаться заговорить на их языке. Когда вы переезжаете в Китай, вас могут называть «лао вайбин», что означает «старый иностранец», это не оскорбление.

Основные отличия

Вам придется приучить себя к совершенно другому способу обращения к людям и совершенно другому стандарту грубости, как только вы переедете сюда.Допускается плевок на улице, прыжки в очереди. Когда вы переходите дорогу, вы берете свою жизнь в свои руки, поскольку китайские водители часто не соблюдают тонкости остановки для пешеходов на переходах «зебра» или множество других условностей участников дорожного движения, знакомых на Западе.

Люди отхлебывают еду, и тебе просто нужно к этому привыкнуть. Вам также предложат несколько необычных вариантов меню в ресторанах, постарайтесь не вертеть носом, так как петушиные лапки могут быть вкусными.

Китай — это в основном экономика наличных денег, и Министерство иностранных дел и по делам Содружества (FCO) рекомендует брать с собой много денег, покидая крупные города, поскольку вы не сможете найти банкомат или, возможно, магазины, которые принимают кредит или дебетовые карты.

Чтобы убедиться, что вы полностью защищены в случае возникновения чрезвычайной ситуации со здоровьем во время вашего пребывания в Китае, свяжитесь с нами сегодня и позвольте нам помочь вам.

Aetna® является товарным знаком Aetna Inc. и защищен во всем мире регистрацией товарных знаков и соглашениями.

10 культурных различий между Китаем и США

Выявление культурных различий и сходств: Китай и США

В конце концов, китайцы и американцы обнаружат, что у них больше сходства, чем культурных различий. Людей мотивируют одни и те же вещи: комфорт, деньги, обеспечение семьи, удовлетворение работой и безопасность. Но каждая культура достигает этих целей разными путями и на поверхности иногда может казаться противоположными полюсами.Понимание того, почему людей заставляют вести себя именно так, может иметь большое значение для успешного межкультурного общения.

  1. Китайское общество — это группа, в то время как американцы превозносят личность. Соединенные Штаты — это меритократия, в которой люди могут сиять, в то время как в Китае любой успех рассматривается как успех компании, семьи или коллектива. Китаец будет думать о том, как его действия могут повлиять на группу в целом, вместо того, чтобы думать только о себе.
  2. Иерархия важна для китайцев, и уважение будет оказано тем, кто находится выше в структуре. Американские компании, как правило, имеют гораздо более плоскую структуру, при этом работники на всех уровнях имеют доступ к тем, кто находится наверху. В Китае работник с низкой заработной платой не ожидает прямого контакта со своим начальством. Все знают свое место в структуре и соблюдают правила, которые с ней связаны.
  3. Разговор в Китае может показаться американцам несколько прямым.Несмотря на то, что американцы любят помещать людей в контекст в поисках точек соприкосновения, светские разговоры о возрасте, доходе и семейном положении, которые предпочитают китайцы, могут показаться американцу навязчивыми и слишком личными. При этом китайские посетители Соединенных Штатов могут найти язык и тон, используемые на рабочих местах в США, грубыми и неудобными. Для китайцев важно подумать, прежде чем говорить, так же как и проявление уважения к вышестоящим в иерархии. Стиль общения косвенный, и американцы, ведущие дела с китайскими коллегами, должны будут научиться читать между строк.
  4. Китай относится к пожилым людям иначе, чем к американцам. К старейшинам относятся с большим уважением и с ними обращаются как в бизнесе, так и в обществе. Многие семьи живут под одной крышей несколькими поколениями. Почитаются даже мертвые. С другой стороны, американцы ожидают от своих отпрысков независимости. Старшее поколение может жить за сотни миль от своих детей, и изоляция пожилых людей является социальной проблемой. Американское рабочее место также может показаться пожилым людям старым, поскольку молодежная культура прославляется.
  5. Китайцы склонны к более крепким дружеским отношениям, чем американцы. Они могут воспринимать американцев как изначально общительных, но с которыми трудно познакомиться в более глубоком контексте. Друг в Китае — это тот, кому вы глубоко обязаны и кому вы окажете услугу, когда это необходимо. Это превращается в бизнес, где китайцы будут пытаться наладить отношения и связи, известные как гуаньси. Прежде чем вести бизнес, необходимо доверие. Коллеги, как правило, общаются друг с другом в рамках построения отношений, а деловые развлечения — это щедро.Американцы же, как правило, разделяют работу и личную жизнь.
  6. Китайцы в городах привыкли к нехватке личного пространства. Города густонаселены, загрязнены и многолюдны, особенно в общественном транспорте. Американцы больше привыкли к физическому пространству и станут территориальными, если будут чувствовать себя тесно, огрызаясь на людей, которые выстраиваются в очередь, и фиксируют для себя маленькие королевства, будь то их машина, стол или кресло в самолете.
  7. Американцы считают свободу слова и доступ к информации правом.В Китае жесткая цензура СМИ и Интернета. Социальные сети, которые американцы считают само собой разумеющимися, такие как Instagram, YouTube и Facebook, недоступны в Китае, в то время как многие западные газеты заблокированы в Интернете. В китайских компаниях обмен информацией осуществляется по принципу служебной необходимости, редко фильтруясь сверху, в то время как американская корпоративная культура, как правило, гораздо более открыта, и прилагаются значительные усилия для обеспечения прозрачности.
  8. Китайский народ будет по возможности избегать конфронтации, чтобы сохранить лицо.Крик на кого-то приводит к потере лица обеих сторон, а если лицо теряется в бизнесе, отношения могут быть навсегда испорчены. Таким образом, китайские руководители часто избегают прямого ответа, чтобы сохранить лицо другого человека. Американцы, которые склонны к прямолинейности и буквальности, могут найти это смущающим и разочаровывающим. Худшее, что вы можете сделать на переговорах с китайскими коллегами, — это изо всех сил пытаться доказать свою точку зрения, независимо от того, как это повлияет на других. Но для американцев конечный результат важнее репутации или даже отношений.
  9. В Китае почитают смирение, и люди склонны преуменьшать свои достижения. Америка почти полная противоположность; в меритократии вам нужно максимально использовать себя и дать людям знать о своих успехах. Китайцы видят в этом грубость и хвастовство, в то время как в Соединенных Штатах смирение можно рассматривать как признак слабости.
  10. Бизнес в США развивается не такими темпами, как в Китае. Американцы делают упор на скорость и эффективность и будут спешить с делом.Другими словами, время — деньги. Ожидается, что люди будут приходить на встречи вовремя и в срок. С другой стороны, китайцы могут медленно принимать решения, предпочитая достигать консенсуса и налаживать отношения, прежде чем во что бы то ни стало. Сроки могут быть соблюдены только тогда, когда подходящее время и проект считается завершенным. Американцы могут расстраивать такое отношение к пунктуальности и тратить время впустую, в то время как на переговорах китайцы воспользуются американской потребностью в скорости, играя в выжидательную игру, чтобы заключить для себя более выгодную сделку.

Хотели бы вы получать похожие статьи прямо на ваш почтовый ящик?

Если вы хотите получать информацию, советы и подсказки о том, как ведущие мировые организации преодолевают повседневные глобальные бизнес-задачи, подпишитесь на нашу еженедельную рассылку.


Заинтересованы в том, как внедрение инструмента культурной разведки в вашем бизнесе может помочь создать рабочую силу без границ? Мы хотели бы показать вам нашу революционную платформу.

Вызов между США и Китаем: ослабление напряженности, несмотря на разногласия

ПЕКИН (AP) — В таких напряженных отношениях, как отношения Америки и Китая, одно лишь соглашение о том, что переговоры были продуктивными, было признаком прогресса.

За девять месяцев президентства Джо Байдена обе стороны, похоже, наконец-то пытаются ослабить напряженность, возникшую в результате администрации Трампа, хотя жалобы США на политику Китая в области торговли, Тайваня и других вопросов практически не уменьшились.

Встреча за закрытыми дверями в Цюрихе в среду между старшим советником по внешней политике Китая Ян Цзечи и советником Белого дома по национальной безопасности Джейком Салливаном не сопровождалась публичной ненавистью, проявленной на предыдущих встречах.

После шестичасовых переговоров США раскрыли принципиальное соглашение о виртуальном саммите между Байденом и китайским лидером Си Цзиньпином до конца года. С тех пор, как Байден стал президентом в январе, они дважды разговаривали по телефону, но не провели официальной встречи.

Основные различия разделяют то, что по многим параметрам является двумя самыми могущественными странами мира, поскольку они борются за то, что каждая считает своим законным местом в мировом порядке. Некоторые разногласия по поводу региональной безопасности, торговли и технологий могут быть непримиримыми, но успешные переговоры могут разрешить их и предотвратить любые побочные эффекты, которые препятствуют сотрудничеству в других областях, таких как изменение климата.

«Я не думаю, что это знаменует собой поворот, и каким-то образом у нас будет золотая эра, но, может быть, мы нашли пол или пол, на котором отношения не будут углубляться», — сказал Дрю Томпсон. , бывший чиновник Министерства обороны США, который руководил межвоенными отношениями с Китаем, Тайванем и Монголией.

Томпсон, приглашенный научный сотрудник Национального университета Сингапура, сказал, что встреча в Цюрихе прошла «впечатляюще хорошо» по сравнению с мартовской встречей на Аляске, на которой присутствовали Ян, Салливан и другие представители U.Южнокитайские встречи за последние три года.

Чжао Кэцзинь, профессор международных отношений Университета Цинхуа в Пекине, охарактеризовал нынешнее направление как попытку ослабить напряженность и сказал, что встреча Си-Байдена может свести на нет эти усилия.

«По сравнению с напряженными отношениями при администрации Трампа, нынешние отношения движутся в сторону смягчения», — сказал он. «Что касается того, как далеко он зайдет, мы подождем и посмотрим».

Одна проблема в отношениях исчезла две недели назад, когда У.Прокуратура С. заключила сделку с руководителем китайской телекоммуникационной компании, которая положила конец длительным процедурам экстрадиции в Канаде и позволила ей вернуться в Китай.

Вскоре после этого двое канадцев, удерживаемых Китаем более двух лет, были освобождены, а двум американцам, которым было запрещено выезжать из Китая, было разрешено вернуться в Соединенные Штаты.

А ранее на этой неделе государственные СМИ Китая отметили замечание главного торгового представителя Байдена Кэтрин Тай о том, что она планирует откровенные разговоры со своими китайскими коллегами о разрешении тарифной войны.Однако администрация США не сообщила, согласится ли она на требования Китая об отмене тарифов, которые взимались при бывшем президенте Дональде Трампе.

Нет никаких признаков ослабления региональной безопасности, поскольку территориальные и стратегические амбиции Китая в западной части Тихого океана наталкиваются на отпор со стороны вооруженных сил США и их союзников.

Китай за четыре дня на прошлой неделе совершил рекордное количество боевых самолетов к югу от Тайваня.С. назвал рискованным и дестабилизирующим. Полеты состоялись, когда США и пять других стран провели совместные военно-морские маневры с тремя авианосцами к северо-востоку от Тайваня. Китай считает такие учения провокацией.

Отношения США с Тайванем в сфере обороны являются деликатными, и, хотя у США нет военных баз на острове, американские силы специальных операций проводят тренировки с тайваньскими вооруженными силами более года, включая морские операции с морскими коммандос в последние недели. U.Официальные представители С. заявили в четверг.

Тренировки, впервые обнародованные в прошлом году, не получили официального признания министерства обороны. Но в своем заявлении официальный представитель Пентагона Джон Суппл заявил в четверг, что военная поддержка Тайваня со стороны США «основана на оценке потребностей Тайваня в защите и угрозе, исходящей от» Китая.

Официальные лица США заявили, что количество американских сил специальных операций, проводящих обучение, со временем менялось, но было очень небольшим и в последнее время составляло около двух десятков.Официальные лица говорили на условиях анонимности, чтобы обсудить важные военные операции. Проблема вышла на первый план в четверг, когда она была описана в статье Wall Street Journal.

Supple сказал, что Китай «активизировал усилия по запугиванию и оказанию давления на Тайвань и других союзников и партнеров, включая усиление военных действий, проводимых вблизи Тайваня, Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей, которые, по нашему мнению, дестабилизируют и увеличивают риск просчет.

Байден также находится под давлением со стороны активистов-правозащитников и республиканцев с целью сохранить твердую позицию в отношении Китая, даже несмотря на то, что его администрация стремится к сотрудничеству в вопросах изменения климата и в том, чтобы убедить Северную Корею прекратить свою программу создания ядерного оружия.

Сенатор США Марко Рубио, республиканец из Флориды и частый критик, написал в среду в Твиттере, что Байден «опасно заблуждается», если думает, что может заключить климатическую сделку, преуменьшая «конкуренцию великих держав» с Китаем.

Жители Пекина с осторожностью относились к будущему отношений, но некоторые говорили, что для обеих сторон лучше говорить, чем нет.Они обвинили враждебную позицию США в состоянии отношений, вторя позиции правительства Китая.

«У меня плохое впечатление о США, — сказал Хэ Тайцинь. «Я чувствую, что страна властная и агрессивная».

___

Видеопродюсер Associated Press Оливия Чжан внесла свой вклад в этот отчет.

Различия между китайским и американским образованием

Все большее число китайских студентов выбирают обучение за границей, когда они достигают уровня колледжа.Однако на уровне начальной, средней и старшей школы китайские родители считают китайскую систему образования лучшей в мире. В чем основные различия китайского и американского подходов к образованию?

Китайская и американская системы образования преследуют разные цели. Многие родители и преподаватели считают китайское образование важным для основы, а американское образование — полезным для развития творческих способностей учащихся. Китайское образование фокусируется на накоплении знаний, на том, как учащиеся управляют и используют знания, полученные в школе, а также на понимании систем и структур знаний.Американцев интересует, как студенты используют свои знания в обществе. Американская система позволяет студентам критиковать идеи и оспаривать их, а также создавать концепции.

Что такое базовое базовое образование? Используя математику в качестве примера, в китайском образовании базовые навыки вычислений имеют решающее значение, чтобы учащиеся могли запомнить всю концепцию. От начальной до средней школы китайским ученикам не разрешается пользоваться калькуляторами. Китайское образование делает упор на строгость и точность, что улучшает удержание.Американское образование направлено на повышение уверенности, самоопределения и независимости учащихся, что способствует всестороннему мышлению. Большинство китайцев считают, что математика у американцев не самая лучшая. Сравнивая китайские и американские школьные подходы, можно легко понять, почему китайские ученики получают золотые медали на олимпиадах по математике, но лауреатами Нобелевской премии часто являются американцы.

Способы получения знаний американскими и китайскими студентами также различаются. Когда они делают домашнее задание, китайские студенты просто делают заметки и запоминают факты из учебников.Американские учителя также оценивают творческие способности, лидерские качества и навыки сотрудничества учащихся. Акцент на этих навыках побуждает американских студентов принимать участие во внеклассных мероприятиях. У американских студентов есть много способов участвовать в жизни своего общества. Они верят, что образование — это часть жизни, а не только школа.

В общем, образование — это культура, и разные системы образования отражают культуру разных обществ. Американская система образования хороша, но может быть не совсем подходящей для китайского общества, и наоборот.Обе системы образования нуждаются в улучшении. Ни одна из систем не лучше другой, но в мире образования важно развивать международное понимание и принятие различных подходов к обучению, культур и знаний.

Автор: Haiyue Liu

ПОДРОБНЕЕ

Чтобы узнать больше о Международном колледже в Пекине, посетите сайт: International.ucdenver.edu/Beijing.

Знайте правила, которые имеют значение !: Де Менте, Бойе Лафайет, Уоллес, Патрик: 9780804845199: Amazon.com: Books

Чтобы найти необычный веб-сайт, содержащий 70 книг о культуре Америки, Китая, Японии, Кореи и Мексики, перейдите по адресу: www.cultural-insight-books.info

ЛИЧНЫЙ ПРОФИЛЬ МАЛЬЧИКА ЛАФАЙЕТ ДЕ МЕНТЕ, МАЛИ БЕРГЕР, СЕКРЕТАРЬ АССОЦИАЦИИ АВТОРОВ АРИЗОНЫ:

Бойе Лафайет Де Менте, всемирно известный автор новаторских книг о деловой практике, культуре и языках Китая, Японии, Кореи и Мексики, а также многих других культурных изданий, основал Ассоциацию авторов Аризоны. в 1978 году и единогласно стал первым президентом.

Помимо открытия ежемесячного информационного бюллетеня, он также выступил спонсором весенних и осенних семинаров, на которых выступали известные авторы, агенты, редакторы, издатели и распространители книг со всей страны. К концу первого года существования AAA насчитывала более 400 членов. В следующем году Де Менте инициировал ежегодный литературный конкурс Аризоны и литературный журнал Аризоны.

В течение следующих семи лет Де Менте не только возглавлял AAA, он продолжал работать как плодовитый писатель и как небольшое издательство прессы, став утвержденным продавцом для ведущих американских сетей книжных магазинов, а также доставляя книги в Австралию, Японию, Европа и Южная Африка.

Родился 12 ноября 1928 года в семье Эльзы Лафайет и Руби (Баундс) в Мейберри, штат Миссури (крошечная изолированная долина в Озарк-Хиллз на юго-востоке штата Миссури с населением около 37 человек), четвертый из девяти братьев и сестер Де Менте вспоминает дни лошадей и повозок. Его семья никогда не владела автомобилем до 1950-х годов. Его дед по материнской линии занимался земледелием, выращиванием сахарного тростника и изготовлением патоки по старинке — мул тащил мельницу, чтобы раздавить стебли, а затем кипятил сок в больших чанах с плоской платформой.Его дед по отцовской линии был фермером и разводил крупный рогатый скот, свиней и лошадей. Его отец работал на лесозаготовках резчиком и пильщиком.

Бойе было семь лет, когда он пошел в школу, и следующим летом он начал работать со своим отцом, помогая ему валить деревья и рубить бревна для шпал и клепок (последние для изготовления бочек). Его работа заключалась в том, чтобы не допускать раскачивания пилы для длинных распилов, так как его отец все тянул и толкал пилу. К десяти годам он работал в летние месяцы на опилках лесопильных заводов, под тележкой, вытаскивая опилки.Он зарабатывал пятьдесят центов в неделю.

Однажды, когда он плыл со своим отцом на бревне по реке Карент, бревно, на которое он наступил, покатилось, в результате чего он упал в реку. Гвоздь, который кто-то забил в бревно, проткнул ему ногу. У него все еще есть шрам.

Живя в Редфорде (крошечный городок с населением около 75 человек в нескольких милях от его места рождения в Мейберри), Бой и его братья ловили рыбу в ручье, протекавшем через город, когда он наступил на водяную мокасиновую змею. Он обвился вокруг его ступни и укусил его.Следующие десять минут он потратил на погоню за змеей, пытаясь ее заставить. Потом пошел домой и рассказал матери. Врачей поблизости не было, поэтому проколы она намазала керосином. Он пережил ядовитый укус двумя клыками, потому что он находился под водой и большая часть яда была смыта. Но его ступня распухла настолько, что он не мог носить на ней обувь в течение нескольких недель, и кожа отслаивалась дважды.

Когда семья переехала в Сент-Луис в 1941 году, первой работой Бойе была продажа излишков военного снаряжения на тротуаре в центре города.Потом работал в кафе-мороженом. Он мог есть все, что хотел, бесплатно один раз в день, но ограничивался лишь одной мерной ложкой мороженого с перечной мятой в неделю. В тринадцать лет он практиковал сдержанность.

Из-за его успеваемости в начальной школе Бойе разрешили перейти из пятого класса в седьмой, компенсируя его позднее начало обучения. Ему было 14 лет, когда он окончил начальную школу Пибоди и поступил в среднюю школу Мак-Кинли. Тем же летом, еще до начала средней школы, он пошел работать в отель «Леннокс» в качестве помощника официанта, работая в дневную и вечернюю смену в течение недели и в утреннюю смену по выходным.

После начала занятий Де Менте шел в школу Мак-Кинли в семь часов утра и делал уроки в спортзале перед началом занятий. За всю школьную жизнь он ни разу не взял домой книгу или домашнее задание. Он пошел прямо из школы на работу.

Но поскольку он взял пять предметов вместо обычных четырех и дважды ходил в летнюю школу, у него было достаточно кредитов, чтобы закончить ее весной 1946 года — по прошествии всего двух лет и восьми месяцев. И это только начало необыкновенной жизни Де Менте.

Сразу после выпуска в возрасте 17 лет Де Менте поступил в ВМС США (1946-1948), сначала служив на USS Fillmore, а затем поступив в школу криптографов в Вашингтоне, округ Колумбия. Латиноамериканец, и он оказался в Департаменте испанского языка Дополнительной деятельности военно-морских коммуникаций (NCSA), разведывательном подразделении ВМФ.

Вскоре после увольнения из военно-морского флота Де Менте был зачислен в Агентство армейской безопасности (ASA), где ему обещали более быстрое продвижение по службе из-за его опыта работы в криптологии во флоте.Его снова направили в Вашингтон, округ Колумбия, где его обучили работе на машинах IBM (компьютерах того времени!), Создавая индексы для взлома кодов.

Ожидая, что его отправят в Латинскую Америку из-за своего испанского опыта, Де Менте вместо этого был отправлен в Японию, где он стал частью группы из семи других операторов IBM в специальной секции взлома кода в штаб-квартире ASA в Токио. Основным интересом ASA в Японии в то время были Россия и Северная Корея.

Когда в 1950 году разразилась война в Корее, президент Гарри Трумэн добавил год к восемнадцати месяцам к каждому призыву, в результате чего Де Менте остался еще на полтора года в Токио.На третьем году работы в ASA Tokyo он использовал свободное время, чтобы основать газету под названием ASA Star. В конце концов, очень популярный еженедельник продвинул его на постоянную работу редактором, и с тех пор он пишет на полную ставку.

За годы существования ASA Де Менте также опубликовал свою первую книгу «Упрощенный японский язык». Для книги он создал фонетическую систему произношения японского на английском языке, позволяющую использовать язык без необходимости проходить долгий процесс обучения.

Еще во время учебы в ASA в Токио Де Менте прошел курсы по доставке по почте, которые принесли ему два года в токийском университете Джучи [София]. Когда он был выписан из ASA в Колорадо-Спрингс в 1952 году, он автостопом перебрался в Феникс, штат Аризона, и поступил в школу глобального управления Thunderbird в Глендейле, известную в то время как Американский институт внешней торговли (AIFT).

Еще в 1946 году, когда он все еще служил на USS Fillmore, сестра Боя Джесси, которая жила в Фениксе, прислала ему вырезку о первом классе этого института с запиской: такая школа когда-нибудь.«Он получил это письмо на Рождество, когда сидел на перевернутом ведре, раскалывая краску на веранде авианосца« Филмор ».« Мне потребовалось шесть лет, чтобы добраться до школы, но я это сделал, к большому удовольствию моей сестры », — сказал он.

Окончив AIFT весной 1953 года, Де Менте вернулся в Токио, устроился на дневную работу в Японское бюро путешествий и посещал вечерние занятия в университете Джучи, получив степень по японскому языку и экономике.

Между 1954 и 1962 годами. Карьера Де Менте в качестве редактора быстро пошла вперед благодаря шести японским журналам и газетам.Он благодарит важных друзей, которые помогли его драматическим преобразованиям в азиатском мире. Его первая коммерческая работа в журналистике на полную ставку была в журнале PREVIEW, весной 1954 года.

Этот очень успешный англоязычный журнал издавался в Токио бывшим сотрудником американских оккупационных сил Бобом Бутом, и в период его расцвета был второе по величине англоязычное издание в Японии (после Reader’s Digest). Бывший коллега по ASA, Боб Блэк, сыграл важную роль в назначении Де Менте редактором журнала, но через шесть месяцев после того, как он присоединился к Preview, журнал прекратил публикацию, потому что в течение двух лет после закрытия U.С. Оккупация Японии в 1952 г. Число иностранцев в Японии упало более чем на 90 процентов.

Когда журнал Preview потерпел неудачу, Де Менте и бывший менеджер по продажам рекламы Георгий Покровский, белый [некоммунист] русский, родившийся и выросший в Иокогаме, Япония, основали еще один ежемесячный журнал Far East Reporter, в котором Де Менте был редактор. Но он также покинул этот новый журнал всего через два месяца, потому что он не мог платить ему зарплату. (Сейчас очень успешный преемник этого журнала все еще издается, и на протяжении десятилетий Де Менте работал редактором и в настоящее время ведет ежемесячную колонку в журнале.Его по-прежнему возглавляют его старый друг Джордж Покровский и сын Джорджа Майк.) Газета под названием Kembun (что означает «Смотри и слушай») как пропагандистский листок, нацеленный на все более революционных студентов японских университетов. Субсидия иссякла через полгода.

На этот раз Де Менте вместе с Марвином Мейером, американским эмигрантом из Филадельфии, основали культурный журнал Today’s Japan.Еще работая в «Сегодняшняя Япония», Де Менте устроился на вторую смену в The Japan Times, крупнейшую англоязычную газету в стране.

В редакции Де Менте работал редактором и автором заголовков. В 1957 году, работая в Japan Times, австралийский авантюрист Бен Карлин появился в Токио на джипе-амфибии под названием «Half-Safe» (названном в честь дезодоранта «Don’t be Half-Safe!»), На котором он находился. совершил кругосветное путешествие и пригласил Бойя сопровождать его на последнем важном этапе путешествия, пересекая северную часть Тихого океана от Японии до Аляски.

Это глупое и очень опасное путешествие было позже увековечено Де Менте в его книге с соответствующим названием «ОДИН ДУРАК: Из Японии на Аляску на джипе-амфибии». Четырехмесячное пересечение северной части Тихого океана и Берингова моря было внесено журналами Life Magazine, Saturday Evening Post и в Книгу рекордов Гиннеса.

Во время выздоровления после поездки в Феникс, штат Аризона, старый профессор дальневосточного региона Де Менте в AIFT Эмили Браун позвонила ему и спросила, не хочет ли он вернуться в Токио и стать редактором нового отраслевого журнала под названием Компания «Восточная Америка» только что была основана недавним выпускником AIFT Рэем Вудсайдом.

Де Менте, естественно, согласился и весной 1958 года стал редактором журнала. Вскоре после этого было принято решение изменить название издания на ИМПОРТЕР — и, как говорится, остальное уже история. .

[В сентябре того же года, в возрасте 29 лет, Бой женился на Маргарет Уоррен, девушке, которую он встретил в Фениксе, выздоравливая после поездки на джипе через Тихий океан. Он «импортировал» ее, и они поженились в Токио. Он говорит, что она была замечательной женой, которая позволяла ему заниматься своим делом и помогала, а не мешала ему во всем, что он делал с момента их первой встречи.У них должны были родиться две дочери, Дон Руби, родившаяся в Токио, и Деметра, родившаяся в Фениксе.]

В течение года недавно названный журнал IMPORTER Magazine, выпускаемый только по подписке, стал самым успешным отраслевым журналом в Японии, сыграв ведущую роль в сотнях журналов. Японские производители и экспортеры устанавливают первые после Второй мировой войны контакты с импортерами в США и Европе.

Одной из этих компаний была небольшая фирма под названием Tokyo Tsushin Kogyo Kabushiki Kaisha. После трехмесячной рекламы в ORIENTAL AMERICA, предшественнице The IMPORTER (реклама занимала одну шестую страницы; наименьший доступный размер), эта небольшая компания объединилась с Генеральными дистрибьюторами в Канаде и Delmonico в Нью-Йорке в качестве импортеров. из своей новинки — миниатюрный транзисторный радиоприемник.Пять лет спустя компания сменила название на Sony (так было называлось ее маленькое радио).

Чтобы отметить это событие, Sony отправила в The IMPORTER объявление на всю страницу. Английский текст объявления был пронизан ошибками. Издатель Рэй Вудсайд попросил менеджера офиса из Японии позвонить в Sony и спросить, могут ли они исправить копию. Офис-менеджер Sony сказал нет. Затем Де Менте и офис-менеджер отправились в штаб-квартиру Sony в районе Синагава в Токио, чтобы попытаться убедить их, что текст объявления следует исправить.Офис-менеджер, не говоривший по-английски, отклонил их просьбу. Издатель IMPORTER Woodside отказался размещать рекламу. После этого Sony бойкотировала журнал.

В короткие сроки компания IMPORTER открыла офисы в Корее, Тайване и Гонконге, а также назначила агентов в Бангкоке, Сингапуре и Маниле. В качестве редактора Де Менте занимался этими вопросами, совершая регулярные поездки из Токио, а затем из Гонконга, чтобы брать интервью у производителей и экспортеров и искать новые продукты для публикации в журнале.

Недавно созданные компании в этих странах начали массовую рекламу в The IMPORTER, положив начало периоду роста, который отмечен в анналах мировой торговли.

[В течение этого периода быстрого роста IMPORTER нанял несколько других выпускников Thunderbird, в том числе Мерле Хинрихса, рекомендованного Де Менте, который начинал как менеджер по рекламе в Гонконге, но в итоге купил The IMPORTER, став крупнейшим торговым издателем в Азии. с более чем 50 журналами, основным автором Thunderbird и членом совета директоров.]

Поскольку Де Менте мог общаться с японскими производителями, экспортерами и иностранными покупателями, которые стекались в Японию в течение этих лет, он стал своего рода посредником между ними, пытаясь помочь каждой стороне понять другую сторону.

В конце 1958 — начале 1959 года Де Менте опубликовал в журнале серию статей о японском способе ведения бизнеса; как они думают и почему делают определенные вещи.

Затем он добавил введение и несколько новых глав к сборнику статей и отправил рукопись, озаглавленную «Японские манеры и этика в бизнесе», в McGraw-Hill в Нью-Йорке.Они отказались, заявив, что для такой книги недостаточно рынка. Затем он отправил его в Прентис-Холл. Та же история.

Книга была наконец опубликована в Токио издательством East Asia Publishing Co. в декабре 1959 года и имела мгновенный успех: за первые шесть месяцев было продано три экземпляра (и, по иронии судьбы, она до сих пор печатается в McGraw-Hill … !). Интересно, что Printice-Hall также выпустил издание книги до того, как оно попало в MH.] В последующие годы название книги было изменено на «Японский этикет и этика в бизнесе», что стало началом «этикета и этики». этика »серия книг.

Это должно было стать началом всей жизни Де Менте как профессионального писателя. После успеха «Японского этикета и этики в бизнесе» Де Менте быстро написал «Бакалаврскую Японию», чтобы объяснить ориентированные на мужчин ночные развлечения в Японии, включая ночные клубы, кабаре и дома гейш, которые сыграли важную роль в обоих направлениях. бизнес и политика в Японии.

Несколько других книг последовали в быстром порядке, в том числе «Как вести дела с японцами», подробное руководство о том, как работает японская система, от производства и оптовой торговли до розничной торговли, наряду с рекламной индустрией и связи с общественностью во всех их различных аспектах бизнеса.

Первые три книги Де Менте позволили ему уйти на пенсию с оплачиваемой работы летом 1962 года. [Он полностью владел «книгами по бизнесу на японском рынке» до 1968 года, когда наконец появилось другое название.]

В 1970-х гг. 80-е и 90-е годы Де Менте расширил свои тексты по Азии, выпустив книги о Корее и Китае, в том числе «Корейский этикет и этика в бизнесе» и «Китайский этикет и этика в бизнесе», а также серию языковых книг, которые включали систему фонетического произношения на английском языке. , наряду с серией книг «Культурный кодекс» о Японии, Корее, Китае и Мексике, которые сделали его всемирно известным.

Де Менте говорит, что ключевые слова в языках являются одновременно резервуаром и носителями культуры и функционируют как «культурные коды». Он добавляет, что ключевые слова в японском, корейском, китайском и мексиканском языках объясняют отношения, ценности и поведение людей. людей, вплоть до самых тонких нюансов, и что он использовал эти слова как окна или ворота для объяснения культур этих стран.

Сегодня книги Де Менте особенно ценятся в деловых кругах и университетах и ​​продолжают обогащать понимание во всем мире между азиатскими и западными странами.

Помимо написания и публикации, способность Де Менте «прожить несколько жизней одновременно» проявляется не только в его профессиональной работе автора / консультанта по бизнес-культурам Китая, Японии, Кореи и Мексики, но также и в его профессиональной деятельности. читает лекции в Thunderbird, своей старой альма-матер, в Университете штата Аризона и в других университетах по всей стране.

У Де Менте в жизни был замечательный баланс между правым и левым полушариями. Он цитирует ведущего специалиста по мозгу в Японии, доктора Таданобу Цунода, чье исследование было сосредоточено на наличии гласных в языках стран с «правым полушарием».Доктор Цунода говорит, что, поскольку языки японцев и полинезийцев содержат много гласных, люди склонны к культурам правого полушария мозга с эмоциональным, образным, целостным и артистическим поведением. (Де Менте был одним из субъектов д-ра Цуноды в его экспериментах по функционированию двух сторон мозга.)

Напротив, говорит д-р Цунода, языки немцев, британцев, американцев и китайцев создают большую активность. слева с линейным, логическим, аналитическим мышлением.В середине, романские языки мексиканцев, испанцев, португальцев и итальянцев частично формируют ориентацию правого полушария, поскольку они также содержат много гласных.

«Но, — добавляет де Менте, — их взгляды и поведение полны противоречий, отчасти из-за программирования католицизма, что в корне иррационально и подрывает некоторые преимущества двойного мышления». [Он превратил свои знания о функционировании левого и правого полушарий в книгу «С какой стороны вашего мозга я разговариваю?»]

«Наши самые большие недостатки, наши самые большие враги — это иррациональные и часто религиозные убеждения. античеловеческие «, — говорит Де Менте.»Католицизм и ислам, в частности, были и остаются во многих отношениях ужасными религиями. Поистине гуманная и рациональная сторона этих религий достойна восхищения, но религиозные лидеры традиционно искажали свою цель и роль, сковывая и контролируя людей, промывая им мозги убеждения, которые не только иррациональны, но и античеловечны, даже безумны.

«Все ведущие организованные религии мира являются культами по самой своей природе, и до тех пор, пока они не смогут избавиться от этого основного недостатка и не станут универсальными философиями, основанными на фактах. жизни, на самом деле, мир будет по-прежнему волновать насилие и пропитываться кровью как виновных, так и невиновных.»

Де Менте говорит, что есть миллионы людей, которые понимают это и работают над этим по-своему, но что желания и потребности людей по-прежнему искажаются и злоупотребляются лидерами, которые не уважают чувства или «Человеческие потребности просты, — говорит он. — Личная свобода в рамках демократического общества должна быть самым основным из всех прав человека. Япония, Тайвань и Южная Корея являются яркими примерами того, что может случиться в стране, когда людям предоставляется свобода.В результате американского внедрения демократии в Японии после Второй мировой войны люди этой крошечной страны всего за тридцать лет превратили ее во вторую по величине экономику мира — один из самых замечательных подвигов в анналах человечества! »

Его книги варьируются от линейного, логического анализа языка, бизнеса и универсальной мудрости до экзотической, сексуальной, чувственной стороны жизни, присущей азиатским странам, а также Гавайям, Мексике и Америке.

Этой стране нужно больше людей, подобных Де Mente, которые были «старыми» с пятнадцати лет, с развитой, ориентированной на направление энергии, чтобы прожить несколько жизней в одной; люди, которые вспоминают свою собственную историю и работают вместе со своими родителями в детстве; люди, настолько преданные образованию, что ничто не останавливает их стремление учиться, даже когда сестра говорит: «Такой псих, как ты, возможно, когда-нибудь захочет пойти в такую ​​школу (Thunderbird).»

***

Эта биография была составлена ​​на основе информации, полученной во время интервью с Бойе Лафайеттом Де Менте в его доме в Парадайз-Вэлли, штат Аризона, 1 марта 2006 года.

***

Чтобы увидеть список и резюме Книги Бойе находятся на его личном веб-сайте: http://www.authorsonlinebookshop.com Три его последних книги [2012]: МЕКСИКАНСКИЙ РАЗУМ — понимание и оценка мексиканской культуры; ЯПОНИЯ «Понимание и работа с новым японским способом ведения бизнеса»; КИТАЙ Понимание и работа с китайским способом ведения бизнеса.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.