Книги о жизни за границей: 7 книг с честными историями о жизни за границей

Содержание

7 книг с честными историями о жизни за границей

1. «Турция изнутри. Как на самом деле живут в стране контрастов на стыке религий и культур?», Анжелика Щербакова

Не стоит судить о Турции по пятизвёздочным отелям и системе «всё включено». Ведь на самом деле это противоречивая страна с интересными людьми. Всё о восточном быте и крутом нраве турок знает Анжелика Щербакова, которая живёт в Стамбуле уже 10 лет.

Если вы подумываете об эмиграции в Турцию или просто хотите увидеть её нетуристическую сторону, книгу точно стоит прочесть. С ней вы разберётесь:

  • как живётся русскому человеку в бывшей Османской империи;
  • где и как найти работу на первое время;
  • чем турецкая медицина и образование отличаются от российских.
Купить книгу

2. «Как уехать в Дубай и остаться там. Невымышленные истории иностранки в ОАЭ», Алина Мустафина

Если вы мечтаете переехать в раскалённые Арабские Эмираты, знакомство с честными историями эмигрантов может вам пригодиться. В книге нет сахарных повествований о достопримечательностях и шопинге. Блогер и журналистка Алина Мустафина смело показывает обе стороны Дубая: яркое веселье и душное искусственное зазеркалье, где за красивой картинкой скрывается пустота.

Будет приём тёплым или холодным, зависит от вас, уверена автор. А чтобы начинать в новой стране было проще, Алина рассказала:

  • как адаптироваться, снять квартиру и найти работу;
  • как преодолеть языковой барьер и привыкнуть к разнице в менталитетах;
  • почему лучше не заводить русскоязычных друзей в клубах и барах;
  • сколько денег придётся потратить, если жить в Дубае с ребёнком;
  • как получить шанс на оглушительный успех в Эмиратах.
Купить книгу

3. «Дневник современной гейши. Секреты ночной жизни Страны восходящего солнца», Марина Чижова

Писательница и переводчица Марина Чижова живёт в Японии 13 лет. Эта книга посвящена удивительным ночным развлечениям Страны восходящего солнца, в частности хостес‑клубам для мужчин. Если вы о таких заведениях не слышали, то «Дневник современной гейши» сообщит вам много нового о благообразных и на первый взгляд застенчивых японцах. Вот что вы узнаете о них и этой индустрии в целом:

  • чем обязаны заниматься с клиентами работницы хостес‑клубов и сколько им за это платят;
  • почему мужское население Японии повально сидит на «новых гейшах»;
  • как отыскать и при желании нагрянуть в такой клуб.
Купить книгу

4. «Франция изнутри. Как на самом деле живут в стране изысканной кухни и высокой моды», Анастасия Соколова‑Буалле

Даже если вы не раз бывали во Франции, историк и гид Анастасия Соколова‑Буалле покажет то, что остаётся недоступным туристам: традиционные обеды и ужины в кругу семьи, внутренние культурные коды и французский взгляд на людей и мир. А ещё книга расскажет, к чему нужно быть морально готовым, если вы приехали не просто погулять, но жить в стране Рембо и Сезанна. Анастасия подробно опишет:

  • как французы растут, учатся, работают, проводят свободное время;
  • что носят парижане, как выбирают сумки, обувь и шарфы;
  • что творится на традиционных французских свадьбах,
  • сколько стоит аренда жилья в разных частях страны.
Купить книгу

5. «Лаовай. Как Китай меняет людей и может ли иностранка стать „своей“», Катерина Кулик

Если хочется представить реальную жизнь иммигранта в Поднебесной, «Лаовай» — то что надо. Так в Китае называют иностранцев, которые слабо ориентируются в местных обычаях и порядках. Путешественница Катерина Кулик — самый что ни на есть лаовай. Она переехала в китайский город Куньмин, чтобы преподавать английский, а в свободное время тусовалась с друзьями и записывала всё, что с ней происходило. Отправляйтесь на поиски приключений с Катей и её книгой, чтобы:

  • виртуально побывать в Китае и за его пределами;
  • разобраться в тонкостях местного стритфуда и напитков;
  • представить, чем занимаются люди в небольших, по китайским меркам, городах;
  • узнать, какой алкоголь предпочитают граждан Поднебесной, когда хотят напиться.
Купить книгу

6. «Эта необычная Польша», Марина Жуковски

Стюардесса из Казахстана, ставшая польской домохозяйкой, делится забавными историями о разнице культур и менталитетов. Например, что делать, чтобы отец, бывший чекист, и новоиспечённые родственники не подрались за семейным обедом. Или почему русских принимают за шпионов и как в этом разубедить иностранных друзей. А ещё Марина Жуковски пишет, как понять загадочных поляков и подружиться с ними. Также из книги вы узнаете:

  • что брать с собой в польскую сауну;
  • как быть, если вас зовут в sklep или ласково называют paskuda;
  • как одеться, чтобы не попасть впросак на свадьбе в костёле;
  • правда ли, что слово «русский» на польском звучит как грубость.
Купить книгу

7. «Корейская волна. Как маленькая страна покорила весь мир», Юни Хонг

Как крошечное и бедное азиатское государство превратилось в мега‑экспортёра поп‑культуры и кто за этим стоит? Почему мир вдруг влюбился в корейские сериалы, музыку и танцы k‑pop, технику Samsung и машина Hyundai? С родиной PSY, Girls Generation и «Олдбоя» познакомит поближе корейско‑американская журналистка Юни Хонг. Она погрузит вас в гущу южнокорейской музыкальной культуры, кино и видеоигр, раскроет секрет экономического чуда загадочной азиатской страны и объяснит:

  • почему миллионы людей сходят с ума по корейским дорамам;
  • в чём секрет бешеной популярности острой капусты кимчи;
  • как феномен корейской волны накрыл мир с головой.
Купить книгу

Читайте также 🛫🚇🚢

9 книг, которые вдохновят вас на путешествия

“Есть одна вещь, связанная с книгами. Они позволяют вам путешествовать, даже не двигаясь” – Джумпа Лахири

Чтение — это ключ, который открывает двери в совершенно новую вселенную. Вы можете открыть книгу и перенестись куда угодно в пределах и за пределами этого мира; все зависит лишь от вашего воображения и хорошо подобранных слов автора. Вы можете читать когда угодно, где угодно и на каком угодно языке. (К слову, чтение на другом языке – отличный способ улучшить свои языковые навыки)

Я признаюсь, для человека, который носит очки в черной оправе и зарабатывает на жизнь писательским трудом, читаю я катастрофически мало. Оправданий у меня, как и у любого человека, масса. Но знаете, теперь я точно не смогу сказать, что мне нечего почитать.
Наши блоггеры подготовили такую интересную подборку книгу, что не прочитать хотя бы одну невозможно:

ISABEL: «Ешь, молись, люби», Элизабет Гилберт

Эта книга о том, как найти себя, путешествуя по миру. После долгого и неприятного развода, она решает отправиться в путешествие по миру и выбирает три страны: Италию, чтобы поесть и насладиться жизнью; Индию, чтобы успокоить ум и Индонезию, чтобы найти баланс в жизни и в душе.

В ходе своего путешествия Гилберт медленно начинает понимать, чего она хочет. И конце концов… что ж, вам просто нужно самим прочитать. (Если читать лень, вы можете схитрить и посмотреть фильм с Джулией Робертс в главной роли)

TOM: «Лондонцы», Крейг Тейлор

Странно, но я начал читать эту книгу уже после того, как переехал из Лондона, тем не менее, она напомнила мне все причины, по которым я люблю этот город. Автор книги — Крейг Тейлор – канадский журналист и драматург, переехавший из Канады в Лондон. Это сборник интервью с людьми различных профессий, социальных слоев и возрастов. По итогу вы получаете портрет Лондона, описанный с разных перспектив. Эта книга, как ничто иное показывает, насколько этот город многообразен и ритмичен.

TOM: «Любыми средствами», Чарли Бурман

Изначально книга начиналась как последователь телевизионного шоу «Долгая дорога вокруг света», документальная картина с актером Эваном МакГрегором и его лучшим другом, Чарли Бурманом. Вместе с продюсером и оператором Чарли отправился в путешествие вокруг света от Ирландии до Австралии, используя практически все средства передвижения, кроме самолетов. Тот факт, что вы следуете за этой троицей последовательно по странам и культурам, делает это путешествие как захватывающим географическим уроком, так и социальным опытом. Если сможете, посмотрите это шоу (под одноименным названием).

EMMA: «Путешествия по Европе», Билл Брайсон

Путешествуя с Брайсоном, вы узнаете ту часть Европы, которая скрыта от глаз обычных туристов. Он раскроет секреты бюджетных путешествий и проживет захватывающие истории из своих поездок с вами. Подробные рассказы Брайсона сочетают в себе саркастические комментарии относительно всего, открытое осуждение других путешественников за их идиотские поступки и честное признание множества собственных провалов.
Постарайтесь прочитать хотя бы одну страницу без громкого смеха.

EMMA: «По маршруту GRINGO», Марк Манн

Присоединяйтесь к героическим подвигам выпускника Оксфордского университета, Марка Манна, во время его путешествия через Южную Америку вместе с двумя попутчиками – его девушкой-хиппи и лучшим другом-тусовщиком. Поражаясь небывалым историям этой динамичной троицы, вы сами захотите посетить Перу или Боливию. Рассказы о путешествии в книге совмещены вместе с информативными вставками, которые объясняют историю, географию и древнюю культуру каждого региона.
После прочтения у вас останутся в голове знания, а не просто боль в животе от смеха.

ERIN: «Затерявшийся в дебрях», Билл Брайсон

Присоединяйтесь к Биллу Брайсону и его другу Стивену Катцу в ходе их путешествия по Аппалачской тропе. Поход в 3500 км от Джорджии до Майами оказывается настоящей проверкой и показывает, как мал человек в сравнении с бесконечной силой природы. Эта история вас полностью вовлечет и заставит смеяться.

LIVIA: «В разреженном воздухе», Джон Кракауэр

«Это кровоточащая, яркая книга, написанная в муках и повествующая о событиях в мельчайших подробностях» — Washington Post

Это история о восхождении на гору Эверест в 1996 году группой альпинистов, в состав которой входил и Кракауэр. История, написанная единственным выжившим человек, с одной стороны заставит вас вздрагивать от самой мысли «Эверест», но с другой — откроет «закрытый» мир на высоте, который понравится романтикам и всем любителям приключений. История заставит вас задыхаться, будто вы в разреженном воздухе.

LIVIA: «Плавание в Антарктиду», Линн Кокс

Линн Кокс открыла в себе страсть к плаванию в экстремальных условиях еще в возрасте 9 лет. В 14 лет она проплыла пролив Каталина в Калифорнии, длина которого 43 км, а в 16 побила мужской и женский рекорды заплыва через Ла-Манш. На счету этой женщины более 20 мировых рекордов, но самым удивительным является ее заплыв в водах Антарктиды. Линн провела в воде 25 минут и проплыла 1,2 мили!
Обязательно прочтите книгу про этот удивительный поступок. Кокс на своем примере доказывает, что человек способен на все и не надо себя жалеть и находить оправдания. Она откроет ваши глаза на красоту жизни и силу воли.

Книга. Как переехать в другую страну и не умереть от тоски по родине

Книга. Как переехать в другую страну и не умереть от тоски по родине

Прочитал недавно довольно занятную книгу » Как переехать в другую страну и не умереть от тоски по родине » (Оксана Корзун), которая будет полезна если вы рассматриваете возможность переехать в другую страну или уже сделали это. Признавайтесь, вам ведь тоже регулярно пишут в Линкедин иностранные рекрутеры?!
5 причин, зачем вам читать эту книгу
1. Эта книга просто и доступно поможет разобраться, что происходит с человеком в эмиграции и почему там иногда бывает так тоскливо.
2. Она расскажет о том, как заранее подготовиться к возможным трудностям адаптации в новой стране.
3. Поможет облегчить симптомы стресса и справиться с переездом.
4. Здесь можно найти советы и рекомендации по переезду и психологической подготовке к нему. 
5. А еще в этой книге реальные эмигранты решились поделиться своими историями переезда – как успешными, так и теми, что привели к полному разочарованию.

Книжка оказалась толковой, полагаю, что будет полезно зафиксировать в блоге основные тезисы и идеи. Держите:

?

Что такое культурный шок?

  • Культурный шок у переезжающих предполагает чаще всего негативные изменения в психологическом и физическом состоянии в результате непрекращающегося потока новых впечатлений и ощущений. Такое переживание новизны может возникнуть при столкновении с любой новой культурой, независимо от количества предварительно накопленной информации.
  • Даже будучи туристом, при общении с местным населением человек начинает испытывать стресс и усталость от отсутствия автоматизма общения, которое является частью нашей жизни в родной стране, – обычно мы не задумываемся о том, как действовать в той иной ситуации, поскольку изучили это еще в детстве.
  • Антрополог Калерво Оберг, один из первых исследователей культурного шока, определяет его как тревогу из-за потери привычных знаков и социальных связей, потерю признаков нашей обычной жизни и поведения, которые мы изучали всю свою жизнь в родной стране, смотря на наших родственников, друзей и коллег.
  • Другие исследователи культурного шока уточняют это определение, предполагая, что, хотя именно необычность окружающего мира влияет на переживание культурного шока, но основные негативные эмоции эмигранта вызывают именно новые социальные взаимодействия. По их мнению, преодоление проблем, связанных именно с непониманием работы социальных правил и норм, ведет и к преодолению культурного шока. А главной причиной проблем с социализацией становится культурная разница между старой и новой страной.
  • Фактически, культурный шок – это утрата контроля над жизнью из-за резкого изменения социального окружения и культурных норм, ощущения неизвестности, которое особенно сложно переживать вкупе со стрессом от переезда.
  • Наличие или отсутствие культурного шока зависят от множества факторов – от предварительной подготовки, финансовой свободы, личных характеристик эмигрантов, знания языка и много другого.??
  • Калерво Обергом, одним из основоположников этой концепции, были названы стадии культурного шока и сроки его прохождения – первой приходит стадия интереса к стране и эйфории, потом наступает стадия работы со сложностями, которая перерастает в кризис и внутреннюю перестройку, далее следует стадия восстановления, и, в конце концов, наступает стадия полной адаптации.
  • Культурный шок – это неприятные переживания, возникающие при столкновении с новой культурой, потому что человек не понимает, как ему действовать в новой системе координат, или не имеет автоматизма действий. Больше всего на культурный шок влияют незнание особенностей социального общения в новой стране и неудачные попытки общения с местным населением, а также культурная разница между странами.??
  • Культурный шок – это проблема почти всех эмигрантов, в той или иной мере, иногда даже не осознаваемая ими самими.??
  • Есть мнение, что настоящий дауншифтинг – это не переезд в теплое спокойное место для расслабленной жизни, а эмиграция в западную страну, где ты неизменно начинаешь с низов, у тебя есть период поражения в правах и какое-то время ты чувствуешь себя никем.??

Симптомы культурного шока

  • У культурного шока сотни симптомов – это могут быть вполне обыденные эмоции, с которыми человек может жить долгое время, не осознавая их или приписывая им другое происхождение. Если в этой главе вы насчитали 5 или более симптомов, которые можно применить к вам, – мои поздравления, у вас культурный шок! [В книге упоминаются следующие симптомы: изменение жизненных привычек, сильная озабоченность в отношении еды и сна, бессонница, острая тоска по дому, жалобы на новую страну, раздражение, печаль, депрессия, пессимизм, тревога, приступы гнева, злость, апатия, ощущение одиночества, неудачи, беспомощности, сомнения в себе и в решении уехать, разочарование, обострение хронических заболеваний, нежелание общаться с местными людьми, сильное чувство потери (друзей, прежней работы, семьи, привычек, своего дома, своего города), отрицание новой культуры, ощущение сложности самоидентификации и потеря ролевых моделей и другие.
  • Иногда, на первый взгляд, обыденные эмоции типа злости, раздражения, пессимизма, одиночества и тоски по родине могут перерасти в серьезные проблемы со здоровьем и психикой, если не обращать на них внимание.
  • У эмигрантов очень высокий риск суицида по отношению к местному населению.
    Исследования показали, что количество самоубийств эмигрантов коррелирует с уровнем самоубийств у них на родине. Выходцы из Восточной Европы и России находятся в высоком диапазоне риска.??
  • Адаптация и преодоление культурного шока занимают, примерно, от нескольких месяцев до года по одним оценкам и от нескольких месяцев до 4 – 5 лет – по другим.
  • Люди, чья эмиграция была вынужденным процессом, например беженцы, люди, уезжающие от преследований или травли на родине, экономической ситуации, а также супруги или дети эмигрантов, для которых это не был сознательный выбор, тяжелее всего переживают культурный шок и имеют наиболее тяжелые последствия в виде психологических или соматических проблем.??
  • Мало того, была подтверждена информация, которая обрадует тех людей, которые говорят, что не могут выучить иностранный язык, и продолжают говорить за границей на родном. Исследования показали, что люди не хотят и не могут учить язык, если они чувствуют угрозу своей идентичности и не хотят ассимилироваться среди местного населения.
    Так что дело не в их неспособности заучивать новые слова, а в отсутствии чувства безопасности.??
?

Ускорение адаптации

  • Проводились исследования в отношении того, полезно ли общение с соотечественниками после переезда или нет. Большинство из них говорят, что такое общение помогает снять напряжение и обеспечить эмоциональную поддержку. Особенно это усиливается, когда речь идет о других эмигрантах одного уровня образования и социального статуса. Авторы исследований при этом предупреждают об опасности постоянного нахождения или проживания среди общества соотечественников – это существенно замедлит адаптацию и снизит уровень удовлетворения от достигнутого уже этапа приспособления.
  • Внутренние факторы, которые могут повлиять на адаптацию: возраст, в некоторых ситуациях пол эмигранта, мотивация адаптироваться, коммуникабельность и экстравертность, ригидность и толерантность, уровень и реализм ожиданий от новой страны, крайний этноцентризм, локус контроля, отсутствие сомнений в правильности выбора об отъезде и другие факторы.
  • Внешние факторы, которые могут повлиять на адаптацию: продолжительность пребывания в новой стране, добровольность или вынужденность переезда, общение с местным населением, уровень образования, предварительная подготовка к переезду, знание языка, социальная поддержка, культурная дистанция, разница в общественной этике и ценностных различий между старой и новой страной, усилия нового государства по адаптации эмигрантов, отсутствие конфликтной истории между странами и многое другое.
  • Толерантность – это особенно важное качество для эмигранта, которое напрямую влияет на его качество жизни и способность к адаптации. 
  • Толерантные люди независимы в суждениях, нестереотипны, они имеют гибкость мышления. Эти люди способны лучше принимать решения, поскольку точнее и реалистичнее оценивают людей и ситуации.
  • Авторитарные люди агрессивны, деструктивны и боятся выражать свои эмоции, принимают решения, которые плохо влияют на их жизнь, поскольку не способны понимать и хорошо оценивать других людей. Чем более авторитарен человек, тем менее он способен адаптироваться к новой стране.

Стратегии адаптации

  • Канадский психолог Джон Берри разработал теорию аккультурации, в рамках которой иммигрант выбирает четыре возможных стратегии – интеграцию, ассимиляцию, сепаратизм и маргинализацию. В рамках этой теории эмигрант оценивает свою старую культуру и культуру страны миграции и принимает решение, насколько он готов сохранять первую и поддерживать вторую.
  • Интеграция как одна из стратегий Берри предполагает успешное объединение опыта двух культур. Эмигрант может легко взаимодействовать с каждой из них, адекватно принимает положительные и отрицательные стороны страны исхода и новой страны. При этом бесконфликтно сохраняются некоторые традиции старой страны и присваиваются нормы новой страны. Интегрированным людям нравится их новый дом, но они не испытывают неприязни к старой стране. Прохождение адаптации обогатило таких людей, сделало их успешнее, сильнее, понятия «нормального» и «странного» размылись или вообще исчезли.
  • Люди, выбирающие интеграцию, имеют высокий уровень этнической толерантности – жители новой страны не вызывают у них негативных эмоций, не кажутся плохими, глупыми, неправильными – они просто другие. То же самое происходит и в отношении норм и традиций новой страны.
  • При ассимиляции происходит другой процесс – эмигрант пытается раствориться в новой культуре и забыть про старую. Это могут быть те люди, которые вешают флаги новой страны у себя на домах, покупают товары только новой страны происхождения, активно выражают нелюбовь к старой стране или совершают любые другие действия, чтобы активнее подчеркнуть любовь и принятие новой страны.
  • Сепарация является противоположностью ассимиляции – в этой стратегии эмигрант отказывается принять новую страну и продолжает жить традициями старой. При этом могут не только сохраняться традиции и язык, но и осуществляться попытки воссоздать точную копию среды обитания старой страны. Жители новой страны могут ощущаться глупыми, неправильными, их жизнь сравнивается, критикуется и осуждается. Это могут быть те люди, которые живут в компактных местах обитания русских, редко покидают их границы. Они имеют социальную жизнь примерно такой же, как до момента отъезда, круг их друзей ограничен русским населением, они пользуются услугами только русских специалистов.
  • Последняя стратегия, маргинализация, предполагает отказ от принятия новой культуры и невозможность сохранить старую. Фактически человек не смог или не захотел приспособиться к новой стране, а традиции старой страны не захотел или не смог воспроизвести. Иногда мигранты хотят оставить традиции старой страны, но не могут их повторять в новой стране по разным причинам.
  • Люди, выбирающие маргинализацию, часто отказываются от поддержки и помощи, так как это состояние очень сложно осознается. Именно поэтому это наиболее сложная для переживания стратегия адаптации. Люди становятся маргиналами, но не понимают, что их жизнь утратила положительные качества, потому что это медленный и постепенный процесс.
  • Чтобы понять, как отнести конкретного человека к какой-либо стратегии, Берри предлагал задать себе два вопроса: «Является ли старая культура ценностью для меня, чтобы ее сохранять?» («Is it considered to be of value to maintain one’s cultural identity and characteristics?) и «Важно ли мне поддерживать отношения с новой культурой?» («Is it considered to be of value to maintain relationships with the larger society?). В зависимости от ответа выбирается нужная стратегия. Если оба ответа «Да», то человек выбирает стратегию интеграции, если «Нет» – то маргинализацию. Если на первый вопрос ответ «Да», а на второй «Нет», то человек выбирает сепарацию, а если ответы даны наоборот, то ассимиляцию.
  • Джон Берри провел исследование о выборе стратегии адаптации среди молодежи, чтобы проверить свою теорию. Оно проходило в 13 странах, и в нем участвовало 7997 человек. Он использовал ответы как молодых эмигрантов, прибывших в новую страну, так и тех, кто родился у родителей-эмигрантов после их переезда. Полученные результаты показали, что интеграцию выбрали 36,4% опрошенных (1576 человек), сепарацию – 22,5% (975 человек), маргинализацию – 22,4% (973 человека) и ассимиляцию – 18,7% (810 человек).” Автор исследования также разделил всех участников опроса на три группы по срокам проживания за границей – менее 6 лет, от 6 до 12 лет и от 12 до 18 лет. Оказалось, что интеграцию и ассимиляцию выбирают люди, которые прожили в новом обществе более 12 лет или родились в семье эмигрантов. 45% из тех, кто выбрал маргинализацию, проживали менее 6 лет в эмиграции. С течением времени этот процент изменялся – из тех, кто дольше этого срока жил в новой стране, лишь 12% сообщили о выборе стратегии маргинализации. Процент людей, выбравших сепарацию, был одинаков во всех временных отрезках, около 20 – 25%.
  • Это исследование, а также множество других работ по развитию этой теории также показали, что наилучшей стратегией со стороны новой страны для успешной адаптации эмигрантов является политика интеграции, потом, по убывающей – сепарация, ассимиляция, маргинализация.
  • Была зафиксирована связь стратегии интеграции с уменьшением уровня психотизма и невротизма. А при выборе стратегии сепарации отмечался высокий рост этих состояний и повышение тревожности. Это же исследование показало связь между выбором ассимиляции и снижением качества работы иммунной системы. Сепарация же, согласно результатам, соотносилась с ростом сердечно-сосудистых заболеваний и злоупотреблениями алкоголем и наркотиками.
  • В других исследованиях была найдена связь между качествами личности и выбором стратегии адаптации. Выбравшие интеграцию были более эмоционально стабильными, общительными, малоимпульсивными, активными и неординарными. Те, кто выбрал ассимиляцию, демонстрировали высокий уровень тревоги, общительность и дружелюбие.

Успешная адаптация

  • Самые распространенные копинг-стратегии [методы борьбы со стрессом] – это позитивное мышление, поиск социальной поддержки (как реальной помощи, так и эмоционального участия), обращение к религии, дистанцирование от проблем, мысленный уход от сложной ситуации, планирование решения ситуации, принятие случившегося, активное решение проблем, использование чувства юмора для облегчения переживаний, самобичевание, прием алкоголя или наркотиков и другие.
  • Полная адаптация предполагает два обязательных компонента – социальную адаптацию и культурную адаптацию. Социальная адаптация считается достигнутой, если существует полное встраивание в бытовую и социальную жизнь общества, наличие друзей, работы, хобби, выстроенного быта, человек при этом имеет ровные отношения с новым социумом и оставшимися в старой стране людьми. Полностью социально адаптированный индивид готов не просто принимать новую среду обитания, но и изменять ее, участвовать в спортивной, политической, культурной части жизни общества, в управлении ею. Второй компонент, культурная адаптация, предполагает принятие существующих в обществе обычаев и традиций, понимание мотивов поведения местных жителей, принятие их образа жизни. Культурная дистанция при полной и успешной адаптации сокращается до минимума, возникает культурная идентичность с местными жителями.
  • Адаптированный культурно человек принимает новое общество, местные жители в нем начинают переходить из категории «чужаков» в «своих». Реакции окружающих людей понятны, причины их веселья, грусти, радости, разочарования не кажутся странными, и они могут быть разделены эмигрантом.
  • Психологически при этом человек спокоен, критично оценивает себя и окружающую реальность, способен к труду и отдыху, легко проявляет гибкость в необходимых ситуациях, стереотипы и установки скорректировались и не вызывают конфликта. Человек понимает, какова его общественная и трудовая роль в новом обществе, видит свою будущую жизнь, имеет планы, ежедневная жизнь становится спокойной и безопасной.
  • Эти два компонента, социальная и культурная адаптация, напрямую связаны между собой. Социальная адаптация зависит от срока проживания в новой стране, знания языка, возможности найти работу, а культурная – от внутренних особенностей человека, от его возможностей меняться и принимать новые условия жизни. При наличии достаточной мотивации в адаптации, отсутствующей или минимальной культурной дистанции, оба компонента адаптация со временем достигаются в полном размере.
  • Исследователи перечисляют характеристики, которые позволяют говорить об успешной адаптации при их качественном или количественном уровне (отметьте присущие вам качества для самопроверки): Высокая степень самосознания и чувства собственного достоинства, Высокий уровень настроения, Хорошее состояние здоровья, Чувство принятия и удовлетворения жизнью, Качественный характер и степень взаимодействия с местным населением, Коммуникативная компетентность, Низкий уровень стресса аккультурации, Учебная и рабочая эффективность, Зрелость восприятия, Овладение культурно-приемлемым поведением на высоком уровне. Наличие большинства этих характеристик на хорошем или высоком уровне говорит о том, что человек, обладающий ими, адаптирован к новому обществу.
  • Фактически чтобы понять, успешно ли вы адаптировались, необходимо ответить на 5 вопросов:
    • 1. Знаете ли вы свободно местный язык?
    • 2. Есть ли у вас работа с местным населением или другая постоянная занятость в новой стране?
    • 3. Знаете ли вы, как взаимодействовать с большинством социальных институтов, – общаться в магазинах, больницах, государственных органах, спортивных залах, общественных мероприятиях?
    • 4. Относитесь ли вы положительно или нейтрально к местному населению, есть ли у вас друзья среди них?
    • 5. Сохранили вы какие-то традиции и порядки жизни, которые были частью жизни в России
  • Если на все вопросы дан положительный ответ, то, вероятнее всего, вы успешно адаптировались в новую жизнь и выбрали стратегию интеграции. Эта стратегия наиболее успешна для жизни в новой стране и сохранения части наиболее важных норм и правил старой страны, с уважительным отношением к своему прошлом и готовности к новому будущему.
?

Краткие рекомендации

  1. Помните, что адаптация – это естественный процесс, и трудности переживают все эмигранты.
  2. Представьте, что вы родились заново и можете написать свою жизнь с чистого листа.
  3. Откажитесь от любых сомнений в правильности решении переехать.
  4. Примите факт переезда и периодически повторяйте себе, по какой причине вы решили это сделать.
  5. Осознанно настраивайте себя на положительные изменения в жизни, на предвкушения новых событий и приключений.
  6. Не сравнивайте старую и новую страны.
  7. Попрощайтесь со старой страной и жизнью в ней, проведите ритуал, напишите об этом или визуализируйте.
  8. Помогите своим детям адаптироваться, не бросайте их одних в такой сложной ситуации, обдумайте заранее, каким вещам из жизни старой страны вы хотите их научить.
  9. Усиленно налаживайте круг социального общения с участием местного населения.
  10. Общайтесь с соотечественниками, но контролируйте время, проведенное вместе, и, по возможности, не живите в местах компактного проживания русской диаспоры.
  11. Поддерживайте отношения с теми, кто остался в старой стране, и не бойтесь обращаться к ним за поддержкой.
  12. Откажитесь от общения с теми людьми, которые осуждают ваше решение и критикуют вас.
  13. Ищите возможности для самоподдержки и усиленной заботы о себе в первое время, выделяйте специальное время для отдыха и не пропускайте его. Усиленно заботьтесь о своем здоровье.
  14. Обратитесь к психологу, если ощущаете пустоту в жизни, потерю смысла, начинаете злоупотреблять алкоголем или лекарствами, имеете приступы агрессии или навязчивые мысли. Если не можете это сделать – пишите дневник.
  15. Учите язык заранее. И продолжайте делать это всю свою жизнь. Попробуйте начать с детской и школьной литературы – подтянете язык и одновременно получите базовый культурный багаж новой страны.
  16. Заранее изучите историю, традиции и законы новой страны.
  17. Поищите в своей стране кросс-культурные тренинги и пройдите их всей семьей, если вы переезжаете не в одиночку.
  18. Продлите ощущение туристического восторга и почаще произносите фразу, что вы здесь в первый раз.
  19. Отнеситесь к эмиграции со всем возможным реализмом, не ждите, что ваши проблемы решатся просто из-за смены обстановки.
  20. Проверьте себя – не находитесь ли в группе риска возникновения депрессии из-за переезда или других тяжелых эмоций. Заранее решите, что с этим делать.
  21. После переезда полностью погрузитесь в жизнь новой страны и на время перестаньте следить за жизнью старой страны. Поиграйте в местного жителя.

В нашем телеграм канале мы рассказываем о главных новостях из мира IT, актуальных угрозах и событиях, которые оказывают влияние на обороноспособность стран, бизнес глобальных корпораций и безопасность пользователей по всему миру. Узнай первым как выжить в цифровом кошмаре!
Поделиться новостью:

Во Франции вышла книга о русских, надолго утративших родину — Российская газета

По почте пришла странная открытка с изображением широкоплечего таксиста с совсем нефранцузским лицом за рулем, кажется, «студебеккера». Это было приглашение в парижское издательство «Талландье» на презентацию книги Александра Жевахова «Белые русские».

Дома я раскрыл книгу и прочитал: «22 февраля 1917 года пополудни императорский поезд покидал Петроград…» После этого не мог остановиться, пока не прочитал 600-страничный том от корки до корки.

«Белые русские» — это историческое повествование, идеологическое исследование и лирический роман вместе. Книга охватывает период от Февральской революции 1917-го до 30-х годов. Она разбита на три части, заголовки которых отражают этапы осмысления «белыми русскими» своего трагического удела, — «Уехать?», «Вернуться?» и «Жить, выжить». На них после завершения в 1920 году Гражданской войны вынуждены были отвечать около двух миллионов монархистов и эсеров, дворян, офицеров и лицеистов.

«Белые русские» — это прежде всего летопись событий в наиболее значимых и колоритных эпизодах. Жевахов сумел показать жестокость и противоречивость затянутой в революционный омут России. Каждый пятый царский офицер перешел на сторону большевиков, а лучший батальон Врангеля был сформирован из бывших красноармейцев.

Белые русские рассчитывали на помощь Европы, которая однако не испытывала ни участия, ни интереса. Особенно подрывали доверие к русским эмигрантам их связи с Германией, так как французы больше боялись германского реванша, чем большевистской угрозы. Тем более что в окружение начинавшего политическую карьеру Гитлера входили несколько русских монархистов.

Признание СССР большинством западных столиц в 1924 году положило конец надеждам белых русских на возвращение. «Русские эмигранты оказались неспособны осознать свой новый, девальвированный статус»,-констатирует автор. К их предостережениям тоже не особо прислушались: «Никто не желает принимать уроков или проповедей от людей, выброшенных из собственной страны… — свидетельствует Александр Жевахов. — Пусть русские эмигранты работают в своих новых странах, поют и пляшут, чтобы развлекать Европу: это полезнее, чем речи о божественных основах человеческого существования. /…/ Что до коммунистических угроз, спасибо, европейские спецслужбы и полиция знают свое дело!»

В книге освещаются вопросы о судьбе русских капиталов и об эволюции русской церкви в эмиграции, рассказывается о перипетиях священных реликвий (останков) царской семьи, которые были помещены лидерами эмиграции в парижский банк «Сосьете женераль», во время Второй мировой вывезены гестапо в Германию, а затем возвращены в Москву. Анализируются идеологические течения и удивительные судьбы лидеров эмиграции — Родзянко и Гучкова, Савинкова и Шульгина.

Где только не обнаруживаются следы «белых русских»! На Таити и Яве, в Персии и Венесуэле, в Конго и Палестине. Русские офицеры привели к власти албанского короля Ахмеда Зогу, обучали эфиопскую инфантерию и охраняли парагвайского президента. И повсюду русские сохранили свой мир с православными церквями и коллективными столовыми, в любой части планеты они неизменно солили огурцы с укропом.

Специалисты могут спорить о концепции и позиции Жевахова, однако лавина интереснейших фактов, отстраненно-философский взгляд на события и горько-ироничный тон позволяют сравнить «Белых русских» с вершинами жанра — с «Упадком и разрушением Римской империи» Эдварда Гиббона или «Архипелагом ГУЛАГ» Александра Солженицына.

Удивленный неожиданной силой произведения, я навел справки об авторе, имя которого говорило немного. Больше известен князь Николай Жевахов (1874 — 1938 годы)- товарищ обер-прокурора Святейшего синода, духовный писатель, германофил, который в эмиграции заведовал подворьем Святого Николая в Бари (Италия) — собственностью Императорского Православного Палестинского Общества.

Что же касается автора «Белых русских», то 55-летний Александр Жевахов родился и живет в Париже. Он закончил Высшую школу коммерции, Институт политических наук и престижную Национальную школу администрации (ЭНА), имеет звание генерального инспектора финансов.

В течение пяти лет Жевахов занимал пост советника министра обороны Мишель Альо-Мари по экономическим и финансовым вопросам. В новом правительстве Мишель Альо-Мари стала главой МВД, а ее советник — заместителем директора ее кабинета.

Жевахов возглавляет Российское морское собрание или — по-французски — Ассоциацию бывших офицеров русского императорского флота и их потомков. В 1989 году в издательстве «Талландье» он напечатал биографию Кемаля Ататюрка.

И вот я стою у золоченых ворот особняка на площади Бово, где уже почти полтора столетия находится французское министерство внутренних дел, и оказываюсь в кабинете высокопоставленного французского чиновника Александра Жевахофф.

* * *

— Когда говорят о русской эмиграции, то на слуху обычно имена Шереметева, Струве, Трубецкого. Скажите несколько слов о себе.

Жевахов: Моя семья — это семья морских офицеров, и атмосфера в ней была, как на корабле. Между прочим, первый Жевахов вступил в морской корпус в 1799 году, а мой дедушка был Георгиевский кавалер — я храню его шашку и кортик. Когда я был маленьким, то мечтал тоже стать морским офицером, и рисовал Андреевский флаг. А моя младшая сестра, когда ее спрашивали, кем она будет, когда станет взрослой, всегда отвечала: «Естественно, я буду супругой адмирала».

А вообще это была жизнь простых русских эмигрантов, поэтому и для книги я выбрал персонажей, которые отражают разнообразие русской эмиграции — ведь я пишу не только для русских, но и для французов.

— Но вы ведь тоже князь, как и другие Жеваховы?

Жевахов: Да, это один грузинский род, обрусевший в начале XVII века. Между прочим, у князя Николая Жевахова были свои радикальные идеи, с которыми я не согласен. Например, он считал положительным политический выбор Германии в 30-е годы…

Сам я не считаю себя князем, так как утверждена Сенатом была другая ветвь рода, а наша просто не подавала документов, и дело вовсе не рассматривалось. Мне вполне достаточно быть Жеваховым, хотя некоторые и зовут меня князем. Вообще, я действую, как я действую, иду вперед, а князь или нет — это второстепенный вопрос. По-моему, если у вас известное имя и вы — потомок известного рода, то у вас должно быть больше обязанностей, чем льгот.

— Вы сделали блестящую даже для француза карьеру, закончили элитную Национальную школу администрации (ЭНА), вы — кавалер Ордена Почетного легиона… Есть ли еще такие русские во Франции?

Жевахов: Есть и другие русские — выпускники ЭНА, но не очень много — 10 — 15. Правда, я, кажется, единственный русский — генеральный инспектор финансов, это элитный корпус французской администрации. Но выходцем из России был даже один из премьер-министров Франции — Пьер Береговуа, настоящая фамилия которого Береговой. Что касается Ордена Почетного легиона, то русских кавалеров достаточно много — Оболенский, Тизенгаузен, Вырубов..

— Ответственная работа должна отнимать у вас все время, и тем не менее вы находите возможность писать книги, которые не имеют никакого отношения к профессии…

Жевахов: Это — мой выбор, как говорят французы, мой «тайный сад». Мне нужна возможность думать о другом, жить другой жизнью… Я еще, например, каждую неделю играю в футбол в команде.

— А предыдущая ваша книга — о турецком лидере Кемале Ататюрке. Почему?

Жевахов: Говорят, о чем бы вы не писали, вы всегда пишете о себе… Причин много. После эвакуации из Крыма мои дедушка и бабушка попали в Стамбул. Бабушка была беременна, и в 1921 году в Стамбуле родился папа. А мой будущий крестный отец, который был русским, вообще остался в Турции и стал турком. Наша семья была у него в гостях в 1957 году. Когда я учился в Высшей школе коммерции, в 1974 году у меня была стажировка в Стамбуле, я работал в турецкой фирме, ездил по стране и даже влюбился в турчанку…

Меня тогда больше всего интересовала история, и я пришел к выводу, что самая интересная тема это — Ататюрк. Описывая, как он решил «сменить кожу» своего народа, я излагал, по сути, мои собственные понятия о политике и о политиках. Конечно, то, что происходило в Турции в 50-е годы, не может служить образцом для ХХI века, однако Ататюрк показал, что политик должен иметь твердую волю и ясно представлять себе, куда ведет народ и страну. Ведь сегодня много политиков, которые действуют хаотично, дают обещания, которых не выполняют. Для меня это была возможность выразить близкие мне идеи, но не от первого лица.

— А в России вы бываете, у вас есть там родственники или друзья?

Жевахов: Первый раз я приехал в СССР в 1984 году в свадебное путешествие. После того как в 1983 году я обвенчался с француженкой, ее отец, который очень любил Россию, настоял на том, чтобы мы поехали именно туда. Потом я ездил с папой в 1993 году в Киев, Одессу и Николаев, где жил мой дедушка, и обнаружили там архивные данные о нашей семье. В 1994 — 1995 году мы нашли дальних родственников в Москве, а в прошлом году отметили там Рождество. Ну и, конечно, когда я был советником в министерстве обороны, госпожа Альо-Мари включала меня в состав делегации всякий раз, когда совершала визит в Россию или восточно-европейские страны.

— Все же ваша книга это огромный труд. Помимо того, что это настоящая литература, в ней множество ссылок на архивы и даже приводятся неизданные прежде архивные материалы. Как вам удалось найти столько времени?

Жевахов: Это, действительно, огромная работа, но когда я работаю, я люблю работать хорошо. Наверное, это семейное воспитание, французское образование… Я терпеть не могу несерьезные книги, в которых писатель просто переписывает источники.

Работа в архивах понадобилась, потому что в вопросе русской эмиграции еще очень много неизвестного. А кроме того, это очень увлекательно — как полицейское расследование, и когда вы находите то, что ищете, то испытываете огромное удовлетворение. Многие считают, что работа в архиве — скучное и утомительное занятие, для меня же это — радость.

Ну а время — это вопрос организованности. Целый год я проводил субботы в Национальном архиве. Мне повезло, что министерство обороны находится рядом с МИДом, и поэтому я мог работать в дипломатическом архиве во время обеденного перерыва. Все же я был советником министра обороны! Ну а по воскресеньям я встречался с русскими и брал у них интервью. Кроме того, может быть, я скорее пишу, чем другие, быстрее работаю.

А вообще, я живу вполне нормальной жизнью, люблю, например, спать. Некоторые говорят, что им достаточно четырех часов сна — мне обязательно нужно, по крайней мере, вдвое больше.

— Сколько времени ушло на написание книги?

Жевахов: Я подписал контракт с издательством в мае 2004 года и сдал рукопись в октябре 2007 года. Никаких заранее подготовленных материалов не было — просто в доме было много книг, семейных документов, воспоминаний. Единственное — я когда-то написал исторический роман «Вдова Распутина», который так и не был издан. Ведь у Распутина остались вдова и дети, а его дочь Маша Распутина эмигрировала во Францию, а потом в Америку.

— Ваша книга не только полноценное научное исследование, но и настоящий роман…

Жевахов: Невозможно писать о страданиях этих людей с прохладцей, я хотел, чтобы читатель почувствовал, что они пережили, понял и человеческую сторону событий.

— И все же тон вашей книги — почти безучастный…

Жевахов: Таково семейное воспитание: нас учили не выражать своих чувств, а для русского это, между прочим, совсем не просто. Я ненавижу людей, которые выкладывают душу на бумаге, хотя это так современно… На мой взгляд, это — вопрос достоинства. Кроме того, когда вы пишете исторический труд, нужно оставаться нейтральным, роль историка и писателя — показывать факты, а читатель должен составить свое мнение сам. Если бы я писал воспоминания, то это был бы другой вопрос. Между прочим, один из читателей написал мне, будто я представляю русскую эмиграцию, как балаган. Но ведь я не придумал разногласия между русскими генералами. Как говорил Ленин, факты — упрямая вещь. Хорошо известно, что Врангель и Кутепов далеко не всегда были согласны, что великие князья Николай и Кирилл враждовали.

— Вы описываете эти фантастические операции ЧК против белой эмиграции…

Жевахов: Это правда, операция с Шульгиным — это настоящая фантастика, особенно если учесть, что тогда не было современных технологий. Большевики были гораздо эффективнее, я говорю это, как профессионал — сотрудник министерства обороны и министерства внутренних дел. Впрочем, никто не знает, действительно ли Шульгин верил, что находится среди монархистов, или все же заподозрил что-то… Об этом мог сказать только он сам, но не сказал — ведь это стало бы признанием его ошибки.

— И все же какой ответ на главный вопрос, прозвучавший в вашей книге? Кто представляет Россию: кто уехал или кто остался?

Жевахов: Каждый был уверен, что представляет Россию. Сегодняшняя Россия, мне кажется, признает, что эмиграция представляла часть России. Очевидно, что и те, и другие были Россией. И потом, что такое Россия — земля, народ, дух?

— Есть ли у вашей книги центральная идея, как принято говорить, message?

Жевахов: Не думаю. Просто я хотел показать, что русские эмигранты попробовали за границей быть честными и достойными, сохранить Россию такой, какой они ее знали и любили. Ну и показать их человеческие судьбы — ведь они такие разные! Это не message, ведь у меня нет никакого права расставлять оценки.

Конечно, и среди русской эмиграции не все были святыми. Но если некоторые думали не столько о России, сколько о себе, то это было вызвано тяжелым материальным положением. Я продолжаю думать, что русская эмиграция, белая эмиграция была права. И если она не спасла Россию, как мечтала, не сделала того, что должна была сделать, то в этом вина как большевиков, так и Запада.

Ведь русская эмиграция пыталась объяснить и в Париже, и в Ватикане, что большевики — это как дьявол, как понятие зла на земле. Само понятие большевизма — нечеловеческое. Советская власть относилась к людям не как другие правительства. Для нее человек — это коммунист, а с теми, кто не согласен с коммунизмом, она обращалась не по-человечески. По сути после Первой мировой войны и русской революции в мире произошло нечто ужасное — появился тоталитаризм, хотя тогда еще не было этого слова. Но русских эмигрантов не услышали, им не поверили, и это очень обидно.

— Совсем не хочу защищать большевиков, но все же почему только они? Разве не было гитлеровского фашизма? Разве не говорили в Америке: «Хороший коммунист — мертвый коммунист»? Разве не было ужасов Великой французской революции XVIII века? Вы сами в вашей книге показываете, что белые относились к красным с такой же жестокостью, как и красные к белым.

Жевахов: Нельзя сравнивать царскую охранку и ЧК! По сравнению с ЧК охранка — это детский сад. При царе люди убегали из Сибири, а кто и когда убегал из советских лагерей? Поэтому русская эмиграция и хотела сказать Западу, что советский строй изменил человеческую историю. Теперь вся история делится на «до» и «после». Да, обращение белых с красными во время Гражданской войны было ужасным, но я говорю о том, что произошло после гражданской войны, — массовые преследования невоенных, ГУЛАГ… Я не знаю, существовали ли лагеря до советской власти. Некоторые утверждают, что они были при Наполеоне, но я не уверен. Действительно, в 1792 году во Франции были массовые убийства, людей топили в Сене, но это продолжалось лишь месяц! А при советской власти это стало системой. То, что написал Солженицын, русские эмигранты говорили еще в 20-е годы, но их не слушали, и это очень обидно.

— Вы цитируете Владимира Набокова: «Бесполезно дорожить прошлым»… Вы согласны с этим?

Жевахов: Набоков сказал это в 20-е годы ХХ века, а мы разговариваем в ХХI. Мои дедушка и бабушка покинули родину и решили не возвращаться. Думаю, они были правы, так как это позволило им выжить. Конечно, Марсельеза — мой национальный гимн, но я — православный, с детьми говорю по-русски, даже если они мне отвечают по-французски, а теперь — вот! — написал книгу о русской эмиграции. Да, я француз, но я не забываю, что я русский. Ведь и француз с бретонскими корнями гордится тем, что он и бретонец, и француз.

— Вы собираетесь писать другие книги?

Жевахов: Том «Белые русские» заканчивается до Второй мировой войны, так что можно было бы написать вторую часть. Кто-то мне предложил даже написать роман о вымышленной, гипотетической встрече Троцкого с белыми генералами. Конечно, интересна современная Россия, но там сейчас много неясного, и трудно выделить основную тему. И потом вы правы: для этого нужно время, должна жена разрешить — ведь у меня два министра внутренних дел…

Николай Морозов
корреспондент ИТАР-ТАСС
в Париже, специально
для «Российской газеты»

биография, личная жизнь, читать книги писателя.

Сергей Есенин не сразу нашел свое литературное кредо: он бросался из одного направления в другое. Сначала выступал в лаптях и рубахе с новокрестьянскими поэтами, затем, облачившись в пиджак и галстук, создавал с имажинистами новую литературу. В конце концов он отказался от всех школ и стал свободным художником, заявив: «Я не крестьянский поэт и не имажинист, я просто поэт».

«Я отвоевал свою свободу»: детство и юность Сергея Есенина

Сергей Есенин родился 3 октября 1895 года в селе Константинове Рязанской губернии. Жизнь в русской глубинке с раннего детства вдохновляла мальчика, и уже в девять лет он написал свои первые стихи.

Родители поэта Александр Никитич и Татьяна Фёдоровна. 1905. Фотография: cameralabs.org

Сергей Есенин (третий справа) среди односельчан. 1909-1910. Фотография: cameralabs.org

Сергей Есенин с сестрами Катей и Шурой. 1912. Фотография: cameralabs.org

Начальное образование Сергей Есенин получил в земской школе — будущий поэт закончил ее с отличием. Однако, как он позже вспоминал, учеба никак не отразилась на его становлении и не оставила ничего, «кроме крепкого знания церковнославянского языка». Когда мальчику исполнилось 14 лет, его отдали в Спас-Клепиковскую учительскую школу: родители хотели, чтобы сын стал сельским учителем. Но Есенин свое призвание видел в поэзии, поэтому в школе продолжал писать стихотворения. Он даже пытался издать в Рязани свой сборник «Больные думы», но книгу не напечатали.

После окончания школы, летом 1912 года, Сергей Есенин приехал в Москву: осенью он должен был поступать в Московский учительский институт. Но наперекор решению родителей устроился в книгоиздательство «Культура» и отказался учиться. «Теперь решено. Я один. Жить теперь буду без посторонней помощи. Эх, теперь, вероятно, ничего мне не видать родного. Ну что ж! Я отвоевал свою свободу», — писал он другу Григорию Панфилову.

Есенин присылал свои стихи в московские журналы, но их не публиковали. В одном из писем Панфилову поэт признавался: «Особенно душило меня безденежье, но я все-таки твердо вынес удар роковой судьбы, ни к кому не обращался и ни перед кем не заискивал». Чтобы иметь средства к существованию, молодой поэт подрабатывал продавцом в книжном магазине.

В 1913 году он стал вольнослушателем историко-философского цикла в Московском городском народном университете имени Альфонса Шанявского. Занятия проходили по вечерам, поэтому Есенин легко совмещал их с дневной работой. В это время он служил в типографии Товарищества Ивана Сытина. Сначала работал экспедитором, затем — помощником корректора.

В этот период Есенин увлекся идеями социал-демократической партии. Поэт распространял политические листовки, выступал перед рабочими в заводских районах и агитировал их бороться за свои права. 23 сентября 1913 года Есенин участвовал в общемосковской забастовке против гонений на пролетарскую печать. О происходящем поэт сообщал Панфилову: «Там возле тебя мирно и плавно текут, чередуясь, блаженные дни, а здесь кипит, бурлит и сверлит холодное время, подхватывая на своем течении всякие зародыши правды, стискивает в свои ледяные объятия и несет бог весть куда в далекие края, откуда никто не приходит».

Аресты демонстрантов, полицейские репрессии, гонения на рабочую печать — все это юный поэт остро переживал и отражал в своих стихотворениях. К тому времени у Есенина собралась книга стихов «Радуница». Некоторые сочинения из сборника он отправил в петербургские журналы, но ни одного ответа так и не получил. Зато московские издания стали печатать поэта: детский журнал «Мирок» опубликовал стихотворения «Береза», «Воробышки», «Пороша», «Село», «Пасхальный благовест», а большевистская газета «Путь правды» напечатала стихотворение «Кузнец».

Скитания поэта в столице

Сергей Есенин (слева) с друзьями. 1913. Фотография: cameralabs.org

Сергей Есенин. 1914. Фотография: cameralabs.org

Сергей Есенин. Фотография: cameralabs.org

Вскоре жизнь в Москве стала угнетать Есенина. Город все больше казался поэту литературной провинцией, мимо которой проходила реальная общественная и культурная жизнь страны. В письме Панфилову он сетовал: «Москва — это бездушный город, и все, кто рвется к солнцу и свету, большей частью бегут от нее. Москва не есть двигатель литературного развития, а она всем пользуется готовым из Петербурга». Так родилось решение переехать в столицу.

В 1915 году Есенин прибыл Петроград. Он сразу отправился к своему авторитету в мире литературы — Александру Блоку. Тот познакомил его с писателем Михаилом Мурашевым и поэтом Сергеем Городецким. Известные петроградские авторы дали юноше рекомендательные записки в редакции журналов, и наконец стихи Есенина появились в столичных изданиях.

Лето 1915 года поэт провел в родной деревне. Здесь он подготовил рукопись сборника «Радуница», написал стихотворения «Белая свитка и алый кушак…», «Разбойник», повесть «Яр», рассказы «Бобыль и Дружок» и «У белой воды». Поэт собирал народные песни, сказки, частушки и загадки — позже они вошли в сборник «Рязанские побаски, канавушки и страдания».

Вернувшись в Петроград Сергей Есенин стал членом объединения крестьянских писателей «Краса». Вместе с его участниками поэт впервые выступил на открытом литературном вечере. По словам Городецкого, это был «первый публичный успех Есенина». Вскоре «Краса» распалась, и Сергей Есенин перешел в литературно-художественное общество «Страда». Несмотря на большой успех, он едва сводил концы с концами: выступления почти ничего не приносили.

Поэзия Сергея Есенина

В 1916 году вышел первый сборник — «Радуница». О Есенине заговорили как о самобытном поэте-лирике, художнике «дивных красок», творце, у которого есть будущее. Сам поэт писал: «Стихи мои произвели большое впечатление. Все лучшие журналы того времени стали печатать меня, а осенью появилась моя первая книга «Радуница». О ней много писали. Все в один голос говорили, что я талант. Я знал это лучше других».

Вскоре после выхода книги Есенина призвали в армию. Благодаря ходатайству полковника Дмитрия Ломана поэт отправился не на фронт Первой мировой войны, а в Петроградский резерв военных санитаров, оттуда — в Царскосельский лазарет. Своим покровительством Ломан рассчитывал приблизить к себе Есенина и сделать из него придворного поэта. Однако этот расчет не оправдался. Поэт написал ряд свободолюбивых стихотворений: «За темной прядью перелесиц», «Синее небо, цветная дуга…», «Микола».

«Неприятности» настигли Есенина в феврале 1917 года, когда он вновь «отказался написать стихи в честь царя», — вольнолюбивого поэта отправили на фронт в дисциплинарный батальон. Однако попасть на войну он не успел: началась Февральская революция, вслед за которой все решения царского режима были отменены. В этот период Есенин создал цикл поэм «Товарищ», «Певущий зов», «Отчарь» и «Октоих», в которых возник образ революции. Сам поэт признавался, что «первый период революции встретил сочувственно, но больше стихийно, чем сознательно».

В марте 1918 года Есенин приехал в Москву. Здесь поэт подготовил к печати сборники стихов «Голубень», «Преображение» и «Сельский часослов», написал теоретический трактат «Ключи Марии» о творчестве и литературе, сочинил поэмы «Инония» и «Иорданская голубица» с библейскими мотивами. Несмотря на то что Сергей Есенин с воодушевлением принял Октябрьскую революцию, он тяжело переживал ломку крестьянского быта. Эти печальные, ностальгические настроения легли в основу поэмы «Сорокоуст».

Поэт в «передовой линии имажинизма»

Сергей Есенин (слева) и поэт Сергей Городецкий. 1915. Фотография: cameralabs.org

Сергей Есенин (справа) и поэт Леонид Каннегисер. 1915. Фотография: cameralabs.org

Сергей Есенин (справа) и поэт Николай Клюев. 1916. Фотография: cameralabs.org

На одном из поэтических вечеров 1918 года Сергей Есенин вместе с Анатолием Мариенгофом, Вадимом Шершеневичем и Рюриком Ивневым решили создать новую школу поэзии — имажинизм. Главной идеей этого литературного направления стала независимость образа (по-латински imago) от действительности. В 1919 году поэты опубликовали декларацию имажинизма. Основной пункт программы они описывали так: «Образ как самоцель. Слово требует освобождения от идеи. Поедание образом смысла — вот путь развития поэтического слова».

Идеи имажинистов звучали провокационно, но не свежо: декаденты пропагандировали освобождение поэзии от смысла еще до революции. Есенин быстро убедился в несостоятельности новой программы, а основные ее положения позже раскритиковал в статье «Быт и искусство».

Однако порвать отношения с имажинистами Есенину сразу не удалось — он слишком привык к постоянным совместным кутежам. Разгульный образ жизни отразился на творчестве поэта: он создал цикл стихотворений «Москва кабацкая». Из лирики исчезла жизнерадостность и деревенские зарисовки, на смену пришли мрачные пейзажи ночного города, где бродит потерянный лирический герой.

Повседневный быт угнетал поэта: «Живу я как-то по-бивуачному, — жаловался он в одном из писем, — без приюта и без пристанища, потому что домой стали ходить и беспокоить разные бездельники. Им, видите ли, приятно выпить со мной! Я не знаю даже, как и отделаться от такого головотяпства, а прожигать себя стало совестно и жалко».

Выход из этого положения Есенин нашел в творчестве. Поэт работал над драматической поэмой «Пугачев» и решил отправиться в путешествие по местам пугачевского движения. В 1921 году Есенин уехал из Москвы в Среднюю Азию и Поволжье. В поездке поэт закончил поэму и смог отвлечься. Новое произведение публика приняла радушно. Максим Горький писал: «Даже не верилось, что этот маленький человек обладает такой огромной силой чувства, такой совершенной выразительностью», а режиссер Всеволод Мейерхольд планировал поставить поэму в театре РСФСР-1.

Весной 1922 года Сергей Есенин уехал за границу. Он побывал в Германии, Бельгии, Франции, Италии, Америке. Впечатления поэта от зарубежной поездки были противоречивыми. В своих письмах он отмечал внешнюю красоту — «после нашей разрухи здесь все прибрано и выглажено под утюг». Но в то же время он не чувствовал в этом духовности: «Человека я пока еще не встречал и не знаю, где им пахнет. Пусть мы нищие, пусть у нас голод, холод и людоедство, зато у нас есть душа, которую здесь сдали за ненадобностью в аренду под смердяковщину». В путешествии Есенин продолжал работать. Он начал писать драматическую поэму «Страна негодяев», сделал наброски поэмы «Чёрный человек».

Личная жизнь Сергея Есенина

С Анной Изрядновой Сергей Есенин познакомился в 1913 году в типографии Сытина. Вместе они не только работали, но учились в университете Шанявского. Вскоре у них завязался роман. Изряднова вспоминала: «Ко мне очень привязался, читал стихи. Требователен был ужасно, не велел даже с женщинами разговаривать — «они нехорошие». Настроение было у него упадочное — он поэт, никто не хочет его понять, редакции не принимают в печать, отец журит… Все жалованье тратил на книги, журналы, нисколько не думал, как жить».

Через несколько месяцев после знакомства Есенин и Изряднова начали жить вместе. Есенин почти сразу разочаровался в семейной жизни: свое предназначение он видел в литературе и поэтическом успехе. Изряднова чувствовала себя помехой: «Есенину пришлось много канителиться со мной (жили мы только вдвоем)». В 1915 году у них родился сын Юрий, а Есенин оставил Анну.

Первой официальной женой Есенина стала Зинаида Райх. Они познакомились весной 1917 года. К тому моменту Есенин уже был известным поэтом, а она работала секретарем-машинисткой в газете «Дело народа». Есенины жили в Орле, затем переехали в Петроград, оттуда в 1918 году — в Москву. Семейная жизнь вновь не ладилась, и поэт ушел от Райх. Официально они развелись только в 1921 году. В браке у Есениных родилось двое детей — дочь Татьяна и сын Константин.

Сергей Есенин с женой Айседорой Дункан. Фотография: cameralabs.org

Сергей Есенин с женой Айседорой Дункан. Фотография: cameralabs.org

Сергей Есенин с женой Айседорой Дункан. Фотография: cameralabs.org

Осенью 1921 года Сергей Есенин познакомился с Айседорой Дункан. Американская танцовщица приехала в страну на гастроли. Чувства между поэтом и артисткой вспыхнули практически сразу. «Это была глубокая взаимная любовь», — писал Сергей Городецкий. «Конечно, — добавлял он, — Есенин был влюблен столько же в Дункан, сколько в ее славу, но влюблен был не меньше, чем вообще мог влюбляться».

В 1922 году Сергей Есенин и Айседора Дункан поженились. Литератор решил сопровождать свою жену на гастролях в Западной Европе и США. Сам он планировал за границей вести творческую пропаганду родины. Друзьям поэт заявлял: «Я еду на Запад для того, чтобы показать Западу, что такое русский поэт». Властям обещал наладить в Берлине издательство книг русских поэтов, а в Америке — урегулировать отношения между советским государством и Штатами.

В Советский Союз пара возвратилась в 1923 году, и вскоре супруги расстались. Есенина и Дункан многое разделяло: разница в возрасте (танцовщица была старше поэта на 17 лет), языковой барьер, разница в мировоззрении. Общий товарищ Сергей Коненков писал: «Дункан была яркая, необычная фигура. Она много дала Есенину, но еще больше забрала у него нравственных и душевных сил».

Сергея Есенина «всегда тяготила семейная неустроенность, отсутствие своего угла», — писала сестра поэта Александра. Это ощущение не оставило литератора и с новыми отношениями. В 1925 году Есенин познакомился с Софьей Толстой, внучкой Льва Толстого. Через несколько месяцев они поженились. Но и этот брак не осчастливил Есенина: «Все, на что я надеялся, о чем мечтал, идет прахом. Видно, в Москве мне не остепениться. Семейная жизнь не клеится, хочу бежать». С Софьей Толстой поэт развелся через полгода совместной жизни.

Болезнь и смерть Сергея Есенина

На родину поэт вернулся только через год. Он распрощался со всеми литературными направлениями, к которым себя когда-то причислял, и заявил: «Я не крестьянский поэт и не имажинист, я просто поэт». Он решил стать «певцом новой жизни» и написал историко-революционную поэму «Песнь о великом походе», героическую повесть «Поэма о 36», стихотворение о революции «Воспоминание».

В сентябре 1924 года Есенин отправился в закавказские республики. За полгода своего путешествия он выпустил две книги стихов — «Русь Советскую» и «Страну Советскую», написал «Балладу о двадцати шести», стихотворения «Письмо к женщине», «Мой путь», в «Капитан земли», «Русь уходящая», «Русь бесприютная», «Цветы», «Памяти Брюсова», начал поэму «Анна Снегина» и цикл стихов «Персидские мотивы».

Иногда поэт приезжал в родную деревню. Здесь он создал стихотворения «Возвращение на родину», «Отговорила роща золотая…», «Низкий дом с голубыми ставнями…», «Видно, так заведено навеки…». Деревенские впечатления позже легли в основу других произведений поэта: «Этой грусти теперь не рассыпать…», «Не вернусь я в отчий дом…», «Спит ковыль. Равнина дорогая…», «Сыпь, тальянка, звонко, сыпь, тальянка, смело…».

К середине 1925 года на смену плодотворному творческому периоду Есенина пришла полоса душевного кризиса. Пессимистические настроения и расшатанные нервы осложнялись физическим недомоганием. Врачи настояли, чтобы поэт прошел курс лечения в психоневрологической клинике.

В больнице Есенин продолжал работать. Здесь он написал «Не гляди на меня с упреком…», «Ты меня не любишь, не жалеешь…», «Может, поздно, может, слишком рано…», «Кто я? Что я? Только лишь мечтатель…», которые вошли в цикл «Стихи о которой…». Так и не долечившись в клинике, литератор решил резко порвать с прошлым и уехал в Ленинград. Однако обрести покой писателю не удалось: его постоянно посещали старые знакомые. 28 декабря 1925 года, ослабленный болезнью и депрессивными мыслями, поэт покончил с собой. Похоронили его на Ваганьковском кладбище в Москве.

Интересные факты

1. На первых своих публичных выступлениях Сергей Есенин вел себя как необразованный деревенский мужик и говорил голосом, как сказал Владимир Маяковский в своем очерке, словно «ожившее лампадное масло»: «Мы деревенские, мы этого вашего не понимаем… мы уж как-нибудь… по-нашему… в исконной, посконной». В литературных салонах поэт и внешне подражал деревенскому парню: чаще всего одет он был в белую рубаху с вышивкой, лапти или валенки, и с гармошкой в руках. Маяковский считал, что таким образом Есенин «рекламировал» свою крестьянскую поэзию, и даже поспорил с ним, что тот «все эти лапти да петушки-гребешки» вскоре оставит. И действительно, как только отношения с крестьянскими поэтами у Есенина разладились, стиль одежды его тоже изменился. Встретив молодого стихотворца уже после революции в галстуке и пиджаке, Маяковский требовал отдать проигрыш.

2. В своем произведении «Пугачев» Сергей Есенин больше всего любил монолог Хлопуши. Он всегда читал его с особым упоением. Максим Горький, присутствовавший на одном из чтений, вспоминал: «Я не могу назвать его чтение артистическим, искусным и так далее, все эти эпитеты ничего не говорят о характере чтения. Голос поэта звучал несколько хрипло, крикливо, надрывно, и это как нельзя более резко подчеркивало каменные слова Хлопуши».

Сергей Есенин на пляже во время заграничного путешествия по Европе с Айседорой Дункан. 1922. Фотография: cameralabs.org

Сергей Есенин на пляже во время заграничного путешествия по Европе с Айседорой Дункан. 1922. Фотография: cameralabs.org

Сергей Есенин на пляже во время заграничного путешествия по Европе с Айседорой Дункан. 1922. Фотография: cameralabs.org

3. Монолог Хлопуши долгое время был визитной карточкой Есенина — исполнение автора даже записали на фонограф. На сохранившейся аудиозаписи выступления Есенина отчетливо слышен рязанский акцент: «е» автор произносит как «ей», «о» — как «оу».

4. После возвращения в Москву из зарубежного путешествия Сергей Есенин опубликовал свой стихотворный сборник «Москва кабацкая» в журнале имажинистов «Гостиница для путешествующих в прекрасном». В двух предыдущих номерах издания произведения располагались в алфавитном порядке фамилий авторов, в этом же выпуске есенинский цикл следовал за стихами Анатолия Мариенгофа. Этот факт задел Есенина, о чем он сообщил Ассоциации вольнодумцев: «В журнале же «Гостиница» из эстетических чувств и чувств личной обиды отказываюсь участвовать окончательно, тем более что он мариенгофский. Я капризно заявляю, почему Мариенгоф напечатал себя на первой странице, а не меня».

5. Как-то в разговоре с Мариенгофом Есенин похвастался: «А ведь у меня, Анатолий, за всю жизнь женщин тысячи три было». На недоверчивую фразу: «Вятка, не бреши!» — поправил: «Ну, триста Ну, тридцать». Говоря о своих сердечных победах, поэт часто привирал в цифрах, но настоящих влюбленностей у него было немного. Сам Есенин оправдывал свою несостоятельность в семейной жизни любовью к поэзии и искусству.

6. Несмотря на то что в своих стихах Есенин часто писал о деревне, в родном Константинове поэт бывал редко. Анатолий Мариенгоф вспоминал: «За четыре года, которые мы прожили вместе, всего один раз он [Есенин] выбрался в свое Константиново. Собирался прожить там недельки полторы, а прискакал через три дня обратно, отплевываясь, отбрыкиваясь и рассказывая, смеясь, как на другой же день поутру не знал, куда там себя девать от зеленой тоски». Поэт стремился стать городским жителем и в нарядах, и в образе жизни. Даже в зарубежных поездках ему больше всего нравилась «цивилизация».

Горький Максим — биография писателя, личная жизнь, фото, портреты, книги

Автор пьесы «На дне», романа «Мать» и автобиографических повестей «Детство», «В людях» и «Мои университеты», Максим Горький много лет жил в бедности, снимал углы в ночлежках, работал продавцом, посудомойщиком и помощником сапожника. После революции его признали «главным пролетарским писателем». В честь Горького назвали Тверскую улицу в Москве, Литературный институт, а в 1934 году его назначили главой Союза писателей СССР.

«Я был наполнен стихами бабушки»: детские годы

Алексей Пешков. 1889–1891. Нижний Новгород. Фотография: histrf.ru

Дом семьи Кашириных. Нижний Новгород. Фотография: nevvod.ru

Алексей Пешков. Май 1889. Нижний Новгород. Фотография: Д. Лейбовский / Музей А.М. Горького и Ф.И. Шаляпина, Казань, Республика Татарстан

Максим Горький родился 28 марта 1868 года в Нижнем Новгороде. Его настоящее имя — Алексей Пешков. Отец будущего писателя, Максим Пешков, был столяром, а мать, Варвара Каширина, происходила из небогатой мещанской семьи. Когда Горькому исполнилось три года, он заболел холерой и заразил отца. Мальчик выздоровел, но Максим Пешков вскоре умер. Мать вышла замуж второй раз, и Горький остался на попечении ее отца Василия Каширина, владельца красильной мастерской. Воспитывали будущего писателя бабушка и дедушка. Василий Каширин научил Горького грамоте по церковным книгам, а Акулина Каширина читала ему сказки и стихи. Позднее писатель вспоминал: «Я был наполнен стихами бабушки, как улей медом; кажется, я и думал в формах ее стихов».

К 1870-м годам дед Максима Горького разорился. Семья переехала в самый бедный район Нижнего Новгорода — Кунавинскую слободу. Чтобы помочь родственникам, будущий писатель с детства пытался заработать и занимался ветошничеством — искал на улицах города вещи и продавал их.

В 1878 году Горький поступил в Слободско-Кунавинское начальное училище. Учился он отлично, от учителей получал награды за хорошие оценки — книги, похвальные листы.

«В школе мне снова стало трудно, ученики высмеивали меня, называя ветошником, нищебродом, а однажды, после ссоры, заявили учителю, что от меня пахнет помойной ямой и нельзя сидеть рядом со мной. Но вот наконец я сдал экзамен в третий класс, получил в награду Евангелие, басни Крылова в переплете и еще книжку без переплета с непонятным титулом — «Фата-Моргана», дали мне также похвальный лист. Я отнес книги в лавочку, продал их за пятьдесят пять копеек, отдал деньги бабушке, а похвальный лист испортил какими-то надписями и тогда же вручил деду. Он бережно спрятал бумагу, не развернув ее и не заметив моего озорства»

Из училища Горького исключили. В документах написали: «Курса по бедности не окончил». После этого он был учеником сапожника и чертежника, посудомойщиком на пароходе, помощником иконописца и продавцом в купеческой лавке. С детства Горький много читал, среди его любимых авторов были Стендаль, Оноре де Бальзак и Гюстав Флобер. Интересовался будущий писатель и философией — изучал труды Артура Шопенгауэра и Фридриха Ницше. Свои впечатления от прочитанных книг Горький вносил в личный дневник.

«Я почувствовал себя не на своем месте среди интеллигенции»

Алексей Пешков. 1889–1990. Нижний Новгород. Фотография: Максим Дмитриев / a4format.ru

Писатель Владимир Короленко. 1890-е. Нижний Новгород. Фотография: worldofaphorism.ru

Алексей Пешков. Фотография: kulturologia.ru

В 1884 году, в 16 лет, Максим Горький отправился в Казань — поступать в местный университет. Но у будущего писателя не было аттестата об образовании, и его не допустили к экзаменам. В повести «Мои университеты» он позднее писал: «Под шум ливня и вздохи ветра я скоро догадался, что университет — фантазия…». Денег на съем жилья у Горького не было. Первое время он жил у знакомых, а затем стал подрабатывать в казанском порту и снимать углы в ночлежках вместе с босяками. В свободное время он сочинял свои первые литературные произведения: заметки, рассказы и стихи.

Спустя несколько месяцев Горький нашел работу в булочной Василия Семенова, где часто собирались народовольцы. Там он познакомился с трудами русских революционеров, а вскоре вступил в один из подпольных кружков марксистов. Горький был агитатором, он проводил просветительские беседы с неграмотными и рабочими. Несмотря на всю активность во время собраний, Горького не воспринимали всерьез.

«Горькому не суждено было ни установить прочные связи с [Николаем — Прим. ред.] Федосеевым, ни познакомиться в то время с Лениным. Друзей в этой среде у Горького не было. . В среде студентов-народников он был не равным им человеком, а лишь «сыном народа», как они называли его между собой: он был для них как бы наглядным доказательством исповедуемой ими «веры в народ». Годы чрезмерной физической работы и напряженность переживаний подорвали его душевные силы. Весь противостоящий ему мир в его буднично-тяжкой обстановке противоречил всем его давним ожиданиям. Неприятие этого чуждого мира испытывалось им со всей глубиной»

1887 год был тяжелым для Максима Горького. Умерла бабушка, у него стали возникать конфликты на работе, ссоры с членами кружка. Горький стрелялся. Ему повезло: он выжил, хотя и попал под церковный суд и был отлучен от церкви. После этого Горький переехал в Нижний Новгород, где стал работать помощником присяжного поверенного. Там же он познакомился с писателем Владимиром Короленко, которому показал свою поэму «Песнь старого дуба». Короленко прочитал произведение и нашел в нем много смысловых и орфографических ошибок. Позднее Горький писал об этом: «Я решил не писать больше ни стихов, ни прозы и действительно все время жизни в Нижнем — почти два года — ничего не писал».

В 1890 году Горький отправился в пешее путешествие и побывал на юге России, посетил города Кавказа и Крыма. В автобиографии он писал: «Я почувствовал себя не на своем месте среди интеллигенции и ушел путешествовать». На юге Горький много общался с местными жителями, занимался традиционными для них промыслами: ловил рыбу, добывал соль. В пути он писал рассказы и заметки, стихи, в которых подражал Джорджу Байрону.

«Не писать же мне в литературе — Пешков»

Максим Горький (в центре) среди сотрудников «Нижегородского листка». 1899. Фотография: a4format.ru

Максим Горький (справа) в группе сотрудников редакции «Самарской газеты». 1895. Фотография: a4format.ru

Максим Горький (справа) в группе сотрудников редакции «Самарской газеты». 1895. Фотография: a4format.ru

В 1892 году Горький остановился в Тифлисе, где познакомился с революционером Александром Калюжным. Писатель прочитал ему свои произведения, и Калюжин посоветовал Горькому опубликоваться и сам отнес его рассказ «Макар Чудра» в редакцию тифлисской газеты «Кавказ». Произведение опубликовали в сентябре 1892 года под псевдонимом Максим Горький. По словам Калюжина, писатель объяснил это так: «Не писать же мне в литературе — Пешков».

Вскоре Горький вернулся в Нижний Новгород на прежнее место работы. В свободное время он продолжал писать рассказы. Их Горький читал друзьям и знакомым. Один из друзей отправил рассказ «Емельян Пиляй» в редакцию московской газеты «Русские ведомости». Вскоре произведение напечатали.

По совету Короленко при работе над следующими произведениями Горький стал тщательнее прорабатывать образы героев, старался выдерживать единый стиль повествования. Эти изменения заметны в рассказе «Челкаш», о котором Короленко написал: «Совсем неплохо! Вы можете создавать характеры, люди говорят и действуют у вас от себя, от своей сущности, вы умеете не вмешиваться в течение их мысли, игру чувств, это не каждому дается!.. Я же говорил вам, что вы реалист!.. Но в то же время — романтик!». Рассказ Горький отправил в известный петербургский еженедельный журнал «Русское богатство», где вскоре его опубликовали.

По рекомендации Короленко Горький в 1895 году стал журналистом «Самарской газеты» и переехал из Нижнего Новгорода в Самару. Там он писал о происшествиях в городе, театральных событиях и светской жизни, публиковал фельетоны под псевдонимом Иегудиил Хламида. Через несколько месяцев писателю доверили вести литературную рубрику, в которой Горький еженедельно печатал свои произведения. Вскоре он вернулся в Нижний Новгород, где стал редактором «Нижегородского листка».

Горький стал известным журналистом. Крупная провинциальная газета «Одесские новости» предложила ему быть специальным корреспондентом издания на Всероссийской промышленной и художественной выставке, которая прошла в Нижнем Новгороде в 1896 году.

«Великий писатель Максим Горький»

Сцена из спектакля Константина Станиславского и Василия Лужского «Мещане». 1902. Московский Художественный театр имени А.П. Чехова, Москва. Музей МХАТ, Москва

Максим Горький (справа) и писатель Антон Чехов. 1900. Ялта, Республика Крым. Фотография: regnum.ru

Максим Горький (слева) и режиссер Константин Станиславский. 1928. Москва. Музей МХАТ, Москва

В середине 1890-х Горький в основном выполнял журналистские заказы. Однако он не оставил литературного творчества: писал рассказы, стихи, работал над своей повестью «Фома Гордеев» о жизни русского купечества. В 1898 году вышел первый сборник Горького «Очерки и рассказы». После его публикации писатель начал общаться с Антоном Чеховым. Чехов давал Горькому советы и критиковал: «Несдержанность чувствуется в описаниях природы, которыми вы прерываете диалоги, когда читаешь их, эти описания, то хочется, чтобы они были компактнее, короче, этак в 2-3 строки». Писателю нравились сказки Горького, в том числе «Песня о соколе».

В 1899 году в газете «Жизнь» опубликовали «Фому Гордеева». Повесть прославила Горького: рецензии на нее появились в ведущих журналах России, в Петербурге организовали конференцию по творчеству писателя, а Илья Репин написал портрет Горького. В Нижнем Новгороде Максим Горький занялся общественной деятельностью: устраивал благотворительные вечера, новогодние елки для детей бедняков. Писатель постоянно находился под надзором полиции, поскольку не переставал общаться с революционерами.

«Не писал Вам потому, что был занят разными делами до чертиков и все время злился, как старая ведьма. Настроение — мрачное. Спина болит, грудь тоже, голова помогает им в этом… С горя и от скверного настроения начал пить водку и даже писать стихи. Думаю, что должность писателя не такая уж сладкая должность»

В 1899 году Горького выслали из Нижнего Новгорода за пропаганду революционных идей в небольшой город Арзамас. Перед ссылкой ему разрешили съездить в Крым поправить здоровье: у писателя был туберкулез.

В Художественном театре в Москве в то же время начали готовить постановку первой пьесы Горького — «Мещане». Премьера состоялась через три года во время гастролей в Петербурге в марте 1902 года, но прошла без успеха. Вскоре после выхода спектакля закончилась ссылка Горького, и он вернулся в Нижний Новгород, где дописал пьесу «На дне». На сцене Художественного театра в Москве премьера одноименного спектакля состоялась в декабре 1902 года. Постановку готовили Константин Станиславский и Владимир Немирович-Данченко. Они тщательно подбирали актеров, проводили долгие репетиции. Помогал постановщикам и сам писатель. Он хотел, чтобы исполнители главных ролей вжились в образы босяков.

«Горького надо уметь произносить так, чтобы фраза звучала и жила. Его поучительные и проповеднические монологи надо уметь произносить просто, с естественным внутренним подъемом, без ложной театральности, без высокопарности. Иначе превратишь серьезную пьесу в простую мелодраму. Надо было усвоить особый стиль босяка и не смешивать его с обычным бытовым театральным тоном или с актерской вульгарной декламацией. Нужно проникнуть в душевные тайники самого Горького, как в свое время мы это сделали с Чеховым, чтобы найти потайной ключ к душе автора. Тогда эффектные слова босяцких афоризмов и витиеватых фраз проповеди наполнятся духовной сущностью самого поэта, и артист заволнуется вместе с ним»

Премьера «На дне» прошла с успехом, билеты на спектакль было трудно достать. Однако в правительственных изданиях пьесу критиковали, а вскоре запретили играть в провинциальных театрах без специального разрешения.

Максим Горький (слева) и певец Федор Шаляпин. 1901. Нижний Новгород. Фотография: putdor.ru

Среди писателей издательства «Знание». Слева направо: Максим Горький, Леонид Андреев, Иван Бунин, Николай Телешов, Скиталец (Степан Петров), Федор Шаляпин, Евгений Чириков. 1902. Москва. Фотография: auction.ru

Максим Горький и актриса Мария Андреева на пароходе перед отъездом из Америки. 1906. Фотография: gazettco.com

В том же 1902 году Горький возглавил издательство «Знание». Он публиковал писателей-реалистов: Ивана Бунина, Леонида Андреева и Александра Куприна. Для публикации он старался выбирать произведения, которые были понятны даже читателям из рабочих и крестьян. Горький писал: «Самый лучший, ценный и в то же время самый внимательный и строгий читатель наших дней — это грамотный рабочий, грамотный мужик-демократ. Этот читатель ищет в книге прежде всего ответов на свои социальные и моральные недоумения, его основное стремление — к свободе». Тех же принципов он придерживался в своих произведениях следующих лет — пьесах «Варвары», «Дачники» и «Дети солнца», в которых критиковал буржуазию.

22 января 1905 года началась Первая русская революция. Горький поддержал восставших рабочих и написал прокламацию «Всем русским гражданам и общественному мнению европейских государств», в которой призывал к «немедленной, упорной и дружной борьбе с самодержавием». Вскоре писателя задержали и заточили в Петропавловской крепости. На арест Горького отреагировали зарубежные деятели искусств. Французское «Общество друзей русского народа» опубликовало призыв к освобождению писателя: «Великий писатель Максим Горький должен будет предстать, за закрытыми дверьми, перед беспрецедентным судом по обвинению в заговоре против государства Нужно, чтобы все люди, достойные называться людьми, защитили, в лице Горького, свои священные права». Под давлением общества уже в феврале 1905 года писателя отпустили. Чтобы избежать нового задержания, Горький уехал из страны. Около полугода он прожил в США, где написал сборник очерков «В Америке».

Из-за обострения туберкулеза в конце 1906 года Горький уехал в Италию и поселился на острове Капри недалеко от Неаполя. К писателю из России приезжали его друзья Федор Шаляпин, Иван Бунин и Леонид Андреев.

В эмиграции Горький много писал. Он создал роман «Мать», на который его вдохновили революционные события на Сормовском заводе. В полном виде произведение издали в Германии, в России сокращенную версию изъяли из печати. Следующее произведение Горького — пьесу «Враги» — цензура опубликовать не разрешила. Пьесы «Последние» и «Васса Железнова», роман «Жизнь Матвея Кожемякина» и другие работы писателя этих лет выходили в изданиях Германии, Франции и США, почти сразу их переводили на иностранные языки. В этот период Горький сотрудничал с Владимиром Лениным и другими коммунистами, был членом Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП). В официальной газете РСДРП писатель публиковал обличающие статьи и памфлеты.

«На Русь надвигаются тучи»

Максим Горький. Фотография: epwr.ru

Чествование Максима Горького (сидит, третий справа) в связи с его 50-летием в издательстве «Всемирная литература». 30 марта 1919. Иллюстрация из книги Валерия Шубинского «Зодчий. Жизнь Николая Гумилева». Москва: Издательство Corpus, 2014

Максим Горький. 1916–1917. Петроград. Фотография: velykoross.ru

В 1913 году в честь трехсотлетия дома Романовых Николай II объявил частичную амнистию политическим преступникам, в число которых входил и Максим Горький. Писателю разрешили вернуться в Россию. Друзья и родственники отговаривали его. Ленин писал: «Я страшно боюсь, что это повредит здоровью и подорвет вашу работоспособность». Горький отложил возвращение на несколько месяцев. К декабрю 1913 года он закончил автобиографическую повесть «Детство» и отправился в Россию. Писатель поселился в Петербурге, где вновь попал под надзор полиции. Несмотря на это, он продолжил общаться с революционерами, писать статьи о судьбе России и критиковать власть.

«Никто не станет отрицать, что на Русь снова надвигаются тучи, обещая великие бури и грозы, снова наступают тяжелые дни, требуя дружного единения умов и воль, крайнего напряжения всех здоровых сил нашей страны Несомненно также, что русское общество, пережив слишком много потрясающих сердце драм, утомлено, разочаровано, апатично»

В Петербурге Горький закончил автобиографическую повесть «В людях» — продолжение ставшего популярным «Детства». В 1915 году писатель начал издавать журнал «Летопись», в котором свои научные и политические статьи публиковали Юлий Мартов, Александра Коллонтай, Анатолий Луначарский и другие. Среди литераторов, которые здесь печатались, были Владимир Маяковский, Сергей Есенин, Александр Блок. Вскоре Горький стал редактором большевистских изданий «Правда» и «Звезда».

В годы Первой мировой войны писатель работал над циклом рассказов «По Руси», в основу которого легли его впечатления от первых путешествий по югу России, Кавказу и Поволжью. В газетах и журналах Горький публиковал антивоенные статьи. Тогда же писатель основал издательство «Парус». В нем свои произведения печатали Иван Бунин, Владимир Короленко и другие.

Февральскую революцию 1917 года Горький воспринял настороженно. Писатель критиковал Временное правительство за неорганизованность, политическую разнородность: «Не нужно забывать, что мы живем в дебрях многомиллионной массы обывателя, политически безграмотного, социально невоспитанного. Люди, которые не знают, чего они хотят, — это люди опасные политически и социально». В мае 1917 года Горький начал издавать газету «Новая жизнь», где в разделе «Несвоевременные мысли» публиковал свои статьи с размышлениями о политике. После Октябрьской революции писатель критиковал действия большевиков и Владимира Ленина.

«Ленин, Троцкий и сопутствующие им уже отравились гнилым ядом власти, о чем свидетельствует их позорное отношение к свободе слова, личности Слепые фанатики и бессовестные авантюристы сломя голову мчатся якобы по пути к «социальной революции» — на самом деле это путь к анархии, к гибели пролетариата и революции. За Лениным идет довольно значительная — пока — часть рабочих, но я верю, что разум рабочего класса, его сознание своих исторических задач скоро откроет пролетариату глаза на всю несбыточность обещаний Ленина, на всю глубину его безумия»

В июле 1918 года за критику власти газету Горького закрыли, а статьи из цикла «Несвоевременные мысли» в СССР не издавали до перестройки. Тогда писатель прямо у себя на квартире в Петрограде создал «Дом искусств» — организацию, которая стала прообразом будущего Союза писателей. Здесь действовала творческая студия Николая Гумилева, проводили встречи участники литературного объединения «Серапионовы братья», читал лекции Александр Блок.

В 1919 году Горького назначили главой оценочной комиссии наркомата торговли и промышленности. Ему поручили контролировать работу антикваров, которые составляли каталоги конфискованных частных коллекций. Писатель и сам увлекся собирательством — начал покупать старинные китайские вазы, японские статуэтки.

По инициативе Горького в том же 1919 году организовали издательство «Всемирная литература», в котором начали печатать произведения русской и мировой классической литературы с комментариями литературоведов.

«Периоды счастья и непонимания»: личная жизнь

Максим Горький и жена Екатериной Волжина с детьми — Максимом и Екатериной. 1903. Нижний Новгород. Фотография: a4format.ru

Максим Горький и актриса Мария Андреева позируют художнику Илье Репину в усадьбе «Пенаты». 18 августа 1905. Санкт-Петербург. Фотография: Карл Булла / Мультимедиа Арт Музей, Москва

Мария Закревская-Будберг. Фотография: fotoload.ru

Когда Горький работал журналистом в «Самарской газете», он познакомился с Екатериной Волжиной — она подрабатывала в этом же издании корреспондентом. В августе 1896 года они сыграли свадьбу. Волжина была единственной законной женой писателя. С ней в браке Горький прожил семь лет, у них родилось двое детей — сын Максим и дочь Екатерина. Волжиной Горький писал: «Я люблю тебя не только как мужчина, муж, люблю как друг, может быть, больше — как друг».

В 1902 году, во время репетиции пьесы Горького «На дне», писатель познакомился с актрисой Марией Андреевой, женой чиновника Андрея Желябужского. Вместе они прожили больше 15 лет и поддерживали отношения до смерти Горького. Андреева писала: «Были периоды, и очень длительные, огромного счастья, близости, полного слияния — но сменялись они столь же бурными периодами непонимания, горечи и обид».

В 1920 году Горький встретился с бывшей фрейлиной баронессой Марией Закревской-Будберг. Она стала последней музой писателя, ей он посвятил роман «Жизнь Клима Самгина». Будберг переводила произведения Горького на английский язык, редактировала его рукописи. Они расстались за несколько лет до смерти писателя, в 1933 году. После этого Будберг уехала в Лондон, где жила с Гербертом Уэллсом. В Советском союзе о ее отношениях с Горьким писать запретили: она была шпионкой и сотрудницей НКВД.

Эмигрант и глава Союза писателей СССР

Максим Горький на Первом всесоюзном съезде советских писателей. 17 августа — 1 сентября 1934. Москва. Мультимедиа Арт Музей, Москва

Максим Горький среди пионеров. 1930-е. Мультимедиа арт музей, Москва

Встреча Максима Горького на вокзале. 1928. Можайск, Московская область. Мультимедиа арт музей, Москва

В 1921 году Максим Горький уехал в Германию. Официальной причиной в советской прессе назвали ухудшившееся здоровье писателя, но на самом деле он покинул страну из-за разногласий с правящей партией. Однако все расходы Горького за границей оплачивала РКП (б). Отношения писателя с Владимиром Лениным наладились, они вновь начали переписываться. Горький сообщал Ленину о своем лечении: «Лечусь. Два часа в день лежу на воздухе, во всякую погоду, — здесь нашего брата не балуют: дождь — лежи! снег — тоже лежи! и смиренно лежим».

В Берлине Горький основал журнал «Беседа», в котором печатал русских писателей-эмигрантов. Издание выходило редко, а вскоре закрылось. Литературовед Анри Труайя писал: «Слишком уж много расхождений во взглядах существовало между теми, кто покинул Россию, чтобы бежать от диктатуры пролетариата, и теми, кто предпочел остаться в стране». Писателя критиковали в эмигрантской прессе за его связи с Советским правительством. В ответ в газете Manchester Guardian он опубликовал статью, где сообщал, что поддерживает большевиков и жалеет о написанных в 1917–1918 годах критических статьях. Многие друзья писателя, в том числе Иван Бунин, перестали с ним общаться. Горький писал: «С изумлением, почти с ужасом слежу, как отвратительно разлагаются люди, еще вчера «культурные»».

В 1924 году Горький уехал в Италию и поселился в городе Сорренто. К этому году он закончил автобиографическую повесть «Мои университеты» о своей жизни в Казани, роман «Дело Артамоновых», а затем приступил к созданию эпопеи «Жизнь Клима Самгина». Журналисту Константину Федину об этом произведении Горький писал: «Это будет вещь громоздкая и, кажется, не роман, а хроника 1880-х — 1918 годов». Над книгой он работал до конца жизни.

В 1928 году Горький отметил шестидесятилетний юбилей. По приглашению Иосифа Сталина в мае того же года он приехал в СССР и совершил путешествие по стране, во время которого встречался с поклонниками, посещал литературные встречи. В 1929 году писатель вновь побывал на родине. На этот раз он посетил лагерь «Соловки», пообщался с его заключенными, выступил с речью на Международном съезде атеистов. В следующие несколько лет Горький еще несколько раз приезжал в СССР, но окончательно вернулся туда только в 1933 году. Многие писатели не принимали его решения.

«Мы говорили между собой: он [Максим Горький — Прим. ред] вот-вот взорвется. Но все сотрудники «Новой жизни» исчезли в тюремных застенках, а он не говорил ни слова. Литература умерла, а он не говорил ни слова. Я как-то случайно увидел его на улице. Один на заднем сиденье огромного «Линкольна», он показался мне отделенным от улицы, отделенным от московской жизни и превратившимся в алгебраический символ самого себя. Существо аскетическое, изможденное, жившее только желанием существовать и думать. Может быть, думал я, это началось у него старческое иссушение и одеревенение?»

В Москве Горькому устроили торжественный прием. Для жизни ему и семье выделили бывший особняк миллионера Сергея Рябушинского в центре Москвы, дачу в деревне Горки в Подмосковье, дом в Крыму. Именем писателя еще при его жизни назвали улицу в Москве и родной город — Нижний Новгород.

По инициативе Горького в начале 1930-х создали журналы «Литературная учеба» и «Наши достижения», издали книжные серии «Жизнь замечательных людей», «Библиотека поэта», открыли Литературный институт. В августе 1934 года в Москве состоялся Первый съезд советских писателей, на котором был принят устав нового органа — Союза писателей СССР. Горький стал его первым руководителем. В это время он почти не покидал свою дачу в Горках. Туда же приезжали иностранные писатели и поэты: Ромен Роллан, Герберт Уэллс и другие.

В мае 1936 года Горький вернулся из Крыма и простудился. Он тяжело заболел и уехал на дачу в Горки. Туда к писателю приезжал Иосиф Сталин. Умер Максим Горький 18 июня 1936 года. После вскрытия его мозг извлекли и отдали в НИИ мозга СССР для изучения, а тело писателя кремировали. Урну с прахом Максима Горького замуровали в Кремлевской стене.

Интересные факты

Максим Горький (справа) и писатель Иван Бунин. 1900. Ялта, Республика Крым. Фотография: autogear.ru

Максим Горький (справа) и писатель Лев Толстой. 1900. Ясная Поляна, Тульская область. Фотография: Софья Толстая / rulex.ru

Строительство Беломорканала. 1933. Фотография: Алексей Родченко / bessmertnybarak.ru

1. Максима Горького пять раз номинировали на Нобелевскую премию по литературе, но так и не вручили ее. Последний раз его представили к награде в 1933 году. Тогда в списке номинантов были сразу три русских писателя: Горький, Мережковский и Бунин. Награду за «строгое мастерство, с которым он развивает традиции русской классической прозы» вручили Бунину. У него, как и у Горького, это была пятая номинация.

2. Горький общался со Львом Толстым. Впервые писатели встретились в январе 1900 года в Москве в доме Толстого и вскоре начали переписываться. Толстой внимательно следил за творчеством Горького. Он писал: «За ним [Горьким] всегда останется крупная заслуга. Он показал нам живую душу в босяке. Жаль только, что он много выдумывает… Я говорю о выдумке психологической».

3. Горький посетил «Соловки» и строительство Беломорско-Балтийского канала, на котором трудились заключенные. Писатель назвал советские лагеря «небывалым, фантастично удачным опытом перевоспитания общественно опасных людей», а в 1930-х редактировал сборник «Беломорско-Балтийский канал имени Сталина: История строительства, 1931–1934 гг».

Книга «Готовые диалоги на английском для туризма и жизни за границей. (+ 1 СD)» Черниховская Н О

Готовые диалоги на английском для туризма и жизни за границей. (+ 1 СD)

Эта книга с диском предназначена для тех, кто хочет уверенно говорить по-английски в зарубежных поездках, командировках и при выезде за границу на постоянное проживание. В ней содержится необходимая лексика для ситуаций, с которыми сталкивается любой путешественник — таких, как бронирование билетов или гостиницы, аренда или покупка машины или жилья, приобретение страховки, визит в банк и многих других. Полезные слова и выражения представлены в самом наглядном и удобном для запоминания виде — в форме диалогов! Авторская методика Натальи Черниховской основана на использовании готовых речевых шаблонов, характерных для конкретной ситуации общения. Читая диалоги и слушая их на диске, вы легко запомните современные распространенные слова и словосочетания, идиомы и фразовые глаголы. Благодаря их использованию сводится к минимуму необходимость переводить с русского на английский, повышается качество речи, быстрее достигается взаимопонимание. Курс рассчитан на обучающихся с начальным и средним уровнем подготовки и предназначен как для самостоятельной работы, так и для занятий с репетитором.

Поделись с друзьями:
Издательство:
Эксмо
Год издания:
2014
Место издания:
Москва
Язык текста:
русский/английский
Редактор/составитель:
Окснер Ст.
Тип обложки:
Мягкая обложка
Формат:
60х84 1/16
Размеры в мм (ДхШхВ):
200×145
Вес:
425 гр.
Страниц:
480
Тираж:
5000 экз.
Код товара:
725552
Артикул:
ITD000000000272623
ISBN:
978-5-699-67937-9
В продаже с:
13.02.2014
Аннотация к книге «Готовые диалоги на английском для туризма и жизни за границей. (+ 1 СD)» Черниховская Н. О.:
Эта книга с диском предназначена для тех, кто хочет уверенно говорить по-английски в зарубежных поездках, командировках и при выезде за границу на постоянное проживание. В ней содержится необходимая лексика для ситуаций, с которыми сталкивается любой путешественник — таких, как бронирование билетов или гостиницы, аренда или покупка машины или жилья, приобретение страховки, визит в банк и многих других. Полезные слова и выражения представлены в самом наглядном и удобном для запоминания виде — в форме диалогов!
Авторская методика Натальи Черниховской основана на использовании готовых речевых шаблонов, характерных для конкретной ситуации общения. Читая диалоги и слушая их на диске, вы легко запомните современные распространенные слова и словосочетания, идиомы и фразовые глаголы. Благодаря их использованию сводится к минимуму необходимость переводить с русского на английский, повышается качество речи, быстрее достигается взаимопонимание.
Курс рассчитан на обучающихся с начальным и средним уровнем подготовки и предназначен как для самостоятельной работы, так и для занятий с репетитором. Читать дальше…

10 увлекательных книг о жизни в чужой стране

«Дом без книг подобен комнате без окон». — Гораций Манн

Гораций Манн, ключевой персонаж в американской образовательной реформе, глубоко осознал преобразующую силу книг. В возрасте от 10 до 20 лет он посещал школу только шесть недель в году. Но к тому времени, когда ему исполнилось 20 лет, его приняли в престижный Брауновский университет, где он быстро закончил учебу всего за три года, получив прощальный диплом.

В чем секрет его успеха? Городская библиотека.

Не каждый может посвятить годы своей жизни деревне высоко в Гималаях или переехать в сельский город в Дании. Но прелесть книг в том, что мы можем увидеть такие приключения, не вставая с кресла.

Следующие истории являются правдивыми рассказами, происходящими с пяти континентов. Не бойтесь открывать эти сказки, и это может изменить вашу жизнь.

«Из Африки» , Исак Динесен (Кения)

Самая старая книга в списке, вероятно, также самая известная как получивший премию Оскар фильм с Мерил Стрип и Робертом Редфордом в главных ролях.Написанный датской баронессой Карен Бликсен, Out of Africa рассказывает о ее жизни в Кении в начале 1900-х годов, когда она находилась под властью Великобритании.

В 28 лет Бликсен, писавший под псевдонимом Исак Динесен, переехал в британскую колонию, чтобы жениться на шведском бароне, где они управляли кофейной плантацией. В книге она ярко описывает, каково это было жить среди туземцев в качестве белого колониста в то время, и из первых рук дает представление о том, как в этом мире сосуществовали белое население, местные племена и другие иммигранты, включая индейцев и сомалийских мусульман. обширная земля, полная диких животных и природы.

Этот ностальгический отрывок, представляющий ценность как исторический труд, так и социальный комментарий, позволяет заглянуть в мир, которого больше не существует.

Год жизни по-датски Хелен Рассел (Дания)

Хелен Рассел работала журналистом в Marie Claire в Лондоне, пытаясь выплатить студенческие ссуды и задаваясь вопросом, есть ли что-то большее, чем повседневная рутина города. Однажды ее муж подошел к ней и сообщил удивительную новость: Lego только что предложила ему работу в Дании .

Уход с безопасной работы вызвал вопросы от друзей и от нее самой, но, решив дать себе год, чтобы посмотреть, все ли получится, Рассел и ее муж собрали вещи и переехали в сельскую Ютландию.

Создавая себе дом в новой стране, Рассел обнаруживает, почему датчан часто называют самыми счастливыми людьми в мире, что побудило британо-датского комика Санди Токсвига заявить: « Хелен, похоже, больше поняла датский язык. характер, чем у меня!

Эта книга — остроумное исследование датского общества, которое необходимо прочитать всем, кто интересуется датским образом жизни.

Долгое время после полуночи в Nino Bien Брайан Винтер (Аргентина)

Брайан Винтер окончил колледж в Техасе во время пузыря доткомов, когда все вокруг него, казалось, подписывали большие бонусы с технологическими компаниями. В поисках вдохновения и сохранении амбиций стать журналистом, он улетел в Аргентину со сбережениями в 2000 долларов, но без серьезных планов.

Если опыт был тем, что ему было нужно, он наверняка его нашел. В 2001 году песо в Аргентине обвалился, на улицах вспыхнули беспорядки, и президент сбежал из своего офиса на вертолете.Интересно, однако, что именно благодаря национальному танцу, танго, Винтер познакомилась с местными жителями и обнаружила, насколько глубоко этот танец укоренился в аргентинском обществе и политике.

Полная живости, напоминающая формы самого танго, эта книга как для любителей танго, так и для тех, кто любит приключения.

Год в Провансе Питер Мейл (Франция)

Жизнь Питера Мейла звучит как сюжетная линия из Безумцев .Мэйл родился в Англии, но вырос на Барбадосе. Свою карьеру начал с работы в Shell Oil в Лондоне, где решил заняться рекламой. Написав письмо Дэвиду Огилви, он начал работать копирайтером в Нью-Йорке, пока его не переманила конкурирующая фирма. Десятилетия работы в рекламе привели его к тому, что в конце концов он ушел и стал писателем на полную ставку, поэтому в 80-х он переехал в Прованс, чтобы работать над своим романом.

Год в Провансе рассказывает о насыщенных событиями времени, которое он провел в первый год своего пребывания во Франции в качестве эмигранта.Живя в 200-летнем фермерском доме со своей женой и двумя собаками, он наблюдает за бесчисленными событиями французского города, от козьих бегов до охоты за трюфелями. Это захватывающий взгляд изнутри на квинтэссенцию французской мечты.

Не спи, там змеи Даниэль Л. Эверетт (Бразилия)

Христианский миссионер отправляется жить с племенем Амазонки в бразильские джунгли. Но на этом клише заканчивается. Жизнь среди пираха дает больше уроков о жизни и языке, чем писатель Даниэль Л.Эверетт мог когда-либо представить. Изучая язык племен, убивая змей, Эверетт натыкается на один лингвистический прорыв за другим, учится говорить, не обращаясь к числам, цветам и личным свойствам.

К концу своего трехлетнего пребывания в Бразилии именно Эверетт обратился к образу жизни пираха, а не наоборот, как предполагалось изначально. Настоящее сокровище для любителей языков, книга также затрагивает вопросы веры и, конечно же, самой жизни.

Il Bel Centro Мишель Дамиани (Италия)

Отметив годовщину, американский психолог Мишель Дамиани и ее муж приняли решение переехать за границу на год после накопления средств. Этот разговор привел их семью в деревню в Умбрии, где Дамиани ежедневно писала в блоге о своей новой жизни, полной страха, еды и веселья.

Вернувшись в Шарлоттсвилль, она превратила блог в книгу, предлагая реалистичный взгляд на то, что происходит, когда вы изгоняете свою семью, чтобы погрузиться в чужую культуру, пытаясь вырастить детей в незнакомой среде.Хотя на этом пути было много трудностей, согласно ее биографии, ее сердце по сей день твердо остается в Спелло, Италия.

За пределами неба и земли Джейми Зеппа (Бутан)

Чтобы посетить Бутан, вы должны пройти строго регламентированный процесс с ограниченным доступом (за некоторыми исключениями). Но для Джейми Зеппы опыт был другим. Выросшая католичка, она изменила свою жизнь и веру, когда переехала из небольшого шахтерского городка в Канаде в гималайскую деревню, где стала практикующей буддизм.

Преподавая английский как маленьким детям, так и студентам университетов, она обнаружила как суровые беспорядки межэтнической напряженности, так и невероятный покой маленького королевства. Это завораживающая история о том, как попасть в ловушку между двумя совершенно разными мирами и выковать собственную идентичность посреди всего этого.

Рай с ошибками Брианна Плог (Колумбия)

Еще одна история обучения за границей, на этот раз рассказ переносит нас в яркую Колумбию.Когда Брианна Плог пошла волонтером в школу за пределами Картахены, она столкнулась с новыми проблемами как в классе, так и за его пределами.

Вооруженная не более чем стереотипными знаниями о стране — наркотиками, проституцией и т. Д., Переданными ей средствами массовой информации, Плог узнает, каково это — вести повседневную жизнь в месте, которое больше не является карикатурой, а дом. Она уводит нас с проторенных дорог, от уличных вечеринок до карибских джунглей, рисуя яркий и приятный портрет жизни в стране, в которой часто ошибочно пишется.

Речной город: два года на Янцзы Питер Хесслер (Китай)

В 26 лет Питер Хесслер присоединился к Корпусу мира и оказался в центре отдаленной деревни в бассейне реки Янцзы, став первым иностранец посетит село через 50 лет.

Борясь между своей вновь обретенной идентичностью «Хо Вэй» (прозвище, данное ему горожанами) и своим западным воспитанием, Хасслер узнает все, что может, об обществе и приходит к изменяющим его жизнь откровениям о различных способах мышления другой конец света.

Однажды эмигрант Лиза Уэбб

Эта книга, которую обязательно должны прочитать эмигранты во всем мире, охватывает истории со всей планеты. Под редакцией Лизы Уэбб, также известной как «мама-эмигрантка из Канады», антология охватывает несколько континентов и содержит хроники нескольких женщин-экспатриантов, которые рассказывают о своем собственном опыте жизни в чужой стране. Другими словами, каждый найдет себе занятие по душе.

Лучшие книги и блоги о путешествиях для переезда за границу

Когда вы совершаете покупку по нашим ссылкам, Insider может получать партнерскую комиссию.Учить больше.

  • Переезд за границу может стать отличным способом начать новую карьеру или жизненный опыт.
  • Рекомендуется заранее провести исследование, учитывая деньги, культурные различия, язык, бумажную работу, одиночество и другие факторы.
  • Ниже представлены 14 путеводителей, блоги о путешествиях и мемуары, которые стоит прочитать перед переездом в другую страну.
Идет загрузка.

Для некоторых людей может быть одна серебряная подкладка на пути к преодолению этой пандемии: обновленное представление о том, чего вы хотите от своей жизни — или, более конкретно, о том, где вы хотите жить, когда снова будет безопасно свободно путешествовать.

Жизнь в другой стране могла звать вас годами, или это могла быть совершенно новая цель.Поскольку удаленная работа становится все более распространенной, это может быть прекрасной возможностью для начала исследования, подходит ли вам поездка за границу.

Но прежде чем отправиться в новое путешествие, необходимо обязательно рассмотреть все, что оно влечет за собой, а не только гламурную фантазию о жизни в другом месте. Я живу за границей восемь лет, так что я слишком хорошо знаком с эмоциональной составляющей пребывания вдали от семьи и друзей — отсутствие дней рождения, праздников, свадеб и новорожденных; ориентироваться в культурных нюансах и справляться с бюрократией.

Я встречал людей за границей, которые, спустя несколько месяцев, сдались. Причины для раннего возвращения домой варьируются от осознания того, насколько важно на самом деле знать язык, до предположения, что жизнь будет похожа на более захватывающую версию дома. Но когда вы находитесь в другой стране, эмоций усиливаются, и даже обычные задачи, такие как покупка продуктов или выяснение общественного транспорта на иностранном языке, могут быть трудными, одинокими и подавляющими.

Мишель Лара, 35 лет, которая жила в Испании и Англии, хотела бы, чтобы она была более осведомлена о последних иммиграционных изменениях перед переездом за границу.Как латиноамериканка, она говорит: «Осведомленность о расовом подтексте помогла бы — [она] не осознавала несколькими годами ранее, что Испания разрешила въезд большому количеству латиноамериканцев — неплохо — и расизм против латиноамериканцев. Американцы поднялись в стране ». Она не ожидала, что ее внешний вид повлияет на то, как испанцы будут с ней общаться и обращаться с ней. «Моих белых американских друзей было легче принять, чем меня, из-за того, как они выглядели», — объясняет она . «Я хотел бы больше знать об этом, чтобы быть морально и эмоционально подготовленным, а не ошеломленным.«

Микаэла Фергюсон, 25 лет, создательница Voyageurtripper, была очень подготовлена, когда покинула Канаду и переехала в Новую Зеландию в 2018 году с планами остаться навсегда. Однако она не думала, как сильно она будет скучать по своей семье,« Пока я Мне понравилось то, что я провел в Новой Зеландии, и в итоге я вернулся в Канаду, потому что понял, насколько я ценю близость к своей семье — мои родители стареют, и я не хочу находиться в 24-часовой поездке на самолете от них. «

Но иногда потенциальные боли при переезде действительно окупаются и создают глубокое ощущение дома.42-летняя Биш, создательница Chick About Town, переехала из Абиджана, Кот-д’Ивуар, в Монреаль, когда ей было 16 лет, чтобы изучать инженерное дело, но когда ей было 22 года, она переехала в Найроби и с тех пор живет в Восточной Африке.

«Хотя я прожила там шесть лет и получила образование, которое намеревалась получить, я очень быстро поняла, что жизнь в Канаде не для меня», — говорит она. «Социальная дистанция, которую я испытывала в значительной степени из-за того, что я была видимым меньшинством (я — темнокожая женщина). Моим повседневным социальным взаимодействиям, по большей части, не хватало социальной теплоты, к которой я всегда привык в разных частях Африки . «

Если вас заинтриговала возможность переезда за границу, ниже приведены несколько руководств и воспоминаний, которые помогут вам исследовать, спланировать и подготовиться к прыжку — или просто выяснить, действительно ли это то, чем вы действительно хотите заниматься.

14 путеводителей, блогов и мемуаров для чтения перед переездом за границу:

24 книги, поставленные за границу, которые мы живем косвенно, через

Возьми свой паспорт! Возможно, сейчас мы не сможем путешествовать, но это не значит, что мы не можем читать книги, которые отправляют нас в приключение.На самом деле, это может быть идеальное время, чтобы отправиться в страну, которую вы очень хотите посетить, просматривая страницы книги! Выберите пункт назначения, как если бы вы планировали поездку, и отправляйтесь исследовать город с отличным чтением. Влюбитесь, познакомьтесь с культурой и проведите отпуск на странице. Конечно, здесь, в Epic Reads, мы не могли выбрать только один…

Так что присоединяйтесь к веселью вместе с нами и спланируйте свой маршрут с помощью приведенных ниже книг! Дайте нам знать в комментариях или даже в группе Epic Reads на Facebook, куда вы путешествуете!

Книги 24 лет за рубежом

ЧТО МЫ ПРОЖИВАЕМ ВИКАРНО ЧЕРЕЗ

1.Горячий британский бойфренд от Kristy Boyce,

После ужасающего публичного отказа от своей любви Элли Николс делает то, что сделала бы любая девушка: она бежит из страны. Если быть более точным, она присоединилась к поездке в Англию из своей школы за границу. В то время как большинство ее одноклассников приходят сюда, чтобы пройти курсы с отличием и подать заявку в колледж, Элли стремится восстановить свою репутацию и уверенность в себе. И нет ничего больше повышения уверенности, чем появление горячего британского парня.

Когда Элли встречает Уилла, великолепного и очаровательного британца, она клянется не делать тех же ошибок, что и с последним парнем, который ей понравился.Вот почему она заключает сделку с Девом, одаренным одноклассником, с которым она никогда не общалась, но который, кажется, много знает о вещах, которые интересуют Уилла: если он поможет ей победить ее влюбленность, она поможет. ему победить его.

Но даже когда Элли пускается в бурный роман, ей все равно нужно выяснить, действительно ли это ответ на все ее проблемы. . . и действительно ли идеальный парень подходит ей.

2.Где ритм уводит вас Сара Дасс

Романтический, завораживающий роман о первой любви и втором шансе.

Семнадцатилетняя Рейна провела большую часть своей жизни в Плюмерии, великолепном морском курорте ее семьи на Тобаго. Но то, что когда-то казалось раем, теперь больше похоже на чистилище. Прошло два года с тех пор, как умерла мать Рейны, два года с тех пор, как Эйден — ее лучший друг детства, первый поцелуй, первая любовь, первое все — покинул остров, чтобы осуществить свои музыкальные мечты.Все друзья Рейны планируют свое будущее и отправляются за границу. Даже папа, кажется, хочет уйти, оставив ее пытаться сохранить плюмерию.

И вот тогда Эйден с ревом возвращается в свою жизнь — в качестве VIP-гостя на курорте.

Эйден сейчас составляет треть DJ Bacchanal — новейшей и самой популярной музыкальной группы на сцене. В то время как Рейна осталась именно там, где он ее оставил, Эйден вернулся на Тобаго со своей группой, номинированной на Грэмми, и двумя великолепными светскими львицами из Лос-Анджелеса. И он может (а может и не встречаться) с одним из них…

3.Лодка любви, Тайбэй, Эбигейл Хинг Вен

«Наши кузены сделали эту программу», — шепчет Софи. «Лучше держать в секрете. Нулевой надзор.

И вот так лето Эвер Вонга принимает неожиданный поворот. Gone — это Chien Tan , строгая образовательная программа на Тайване, которую когда-либо ожидали. На его месте она находит Loveboat: летний бесплатный для всех, где много встреч, взрослые закрывают глаза, саке из змеиной крови течет в изобилии, а ночная жизнь идет безостановочно.

Но не все ученики такие, какими кажутся:

Когда-либо работает над тем, чтобы стать врачом, но питает тайную страсть к танцам.

Рик Ву — отравой вундеркинда из Йельского университета в жизни Эвера, чье совершенство скрывает секрет.

Сумасшедшая, помешанная на моде Софи Ха оказывается, для нее больше, чем кажется на первый взгляд.

А под сексуальной оболочкой Xavier Yeh похоронена постыдная правда, которую он никогда не признает.

Когда жизни этих студентов сталкиваются, это гарантированно будет лето, которое никогда не забудется.

4. Удивительный цвет после Эмили X.R. Сковорода

Ли Чен Сандерс абсолютно уверена в одном: когда ее мать умерла самоубийством, она превратилась в птицу.

Ли, наполовину азиатка, наполовину белая, едет на Тайвань, чтобы впервые встретиться со своими бабушкой и дедушкой по материнской линии. Там она полна решимости найти свою мать, птицу. В своих поисках она заканчивает погоню за призраками, раскрывая семейные секреты и налаживая новые отношения со своими бабушкой и дедушкой.И когда она скорбит, она должна попытаться примирить тот факт, что в тот же день, когда она поцеловала своего лучшего друга и давнюю тайную любовь, Акселя, ее мать покончила с собой.

Роман «Удивительный цвет после», чередующийся между реальным и волшебным, прошлым и настоящим, дружбой и романтикой, надеждой и отчаянием, рассказывает о том, как найти себя через семейную историю, искусство, горе и любовь.

5. Парижская девочка из бумаги, Джордин Тейлор

Сейчас: Алиса проводит лето в Париже, но ее там не за выпечкой и прогулками по Сене.Когда два месяца назад скончалась ее бабушка, она оставила Алисе квартиру во Франции, о существовании которой никто не знал. Квартира, которая находится под замком более семидесяти лет.

Алиса полна решимости выяснить, почему квартира была заброшена и почему ее бабушка ни разу не упомянула о семье, которую она оставила, когда переехала в Америку после Второй мировой войны. С помощью Пола, очаровательного парижского студента, она намеревается раскрыть правду. Однако чем больше времени она тратит на раскопки тайн прошлого, тем больше она понимает, что в настоящем есть секреты, о которых ее семья все еще отказывается говорить.

Тогда: Шестнадцатилетняя Адалин больше не узнает Пэрис. Куда бы она ни посмотрела, везде нацисты, и каждый день приносит новый ужас жизни под оккупацией. Когда она встречает Люка, лихого и загадочного лидера группы сопротивления, Адалин чувствует, что у нее наконец есть шанс дать отпор.

Но сохранять внешний вид вызывающей восхищение светской львицы, работая над подрывом нацистов, сложнее, чем она могла представить. По мере того как война продолжается, Адалин обнаруживает, что ей приходится идти на все новые и новые компромиссы — ради своей безопасности, своей репутации и своих отношений с людьми, которых она любит больше всего.

6. XOXO от Axie Oh

Дженни не смогла бы стать удостоенной наград классической виолончелисткой, если бы не предпочел занятия развлечению. То есть до той ночи, когда она встречает Джэу. Загадочный, красивый и немного измученный, Джэу — это именно тот вид отвлечения, которого Дженни обычно избегала бы. И все же она оказывается вовлеченной в незабываемый вечер блуждания по Лос-Анджелесу с ним в ночь перед его вылетом домой в Южную Корею.

Когда Jaewoo находится на расстоянии океана, нет смысла мечтать о том, что могло бы быть. Но когда Дженни и ее мать переезжают в Сеул, чтобы позаботиться о своей больной бабушке, кого она встретит в элитной академии искусств, куда ее только что приняли? Jaewoo.

Найти мечтательного незнакомца, который сбил вас с ног в классной комнате, — это одно дело, но Джэу — не просто ученик. Оказывается, Jaewoo — участник одной из крупнейших K-pop групп в мире. И, как и большинству айдолов K-pop, Джэу строго запрещено встречаться с и .

Когда отношения означают не только угрозу ее месту в музыкальной школе своей мечты, но и опасность для всего, ради чего Jaewoo работала, Дженни должна решить раз и навсегда, насколько она готова рискнуть ради любви.

7. 9 дней и 9 ночей, Кэти Котуньо

Молли Барлоу больше не та девушка. Изучая бизнес в своем колледже в Бостоне, она заново изобрела себя после всего, что случилось год назад … После всех людей, которых она обидела, и семьи, которую она разлучила.

Постепенно жизнь возвращается в нормальное русло. Молли только что сказала, что я люблю тебя, своему новому парню, Яну, и они вместе отправились в романтический европейский отпуск, начиная с живописного Лондона. Но там, на платформе-трубе, прошлое настигает ее в виде Гейба, ее бывшего, путешествующего в свой собственный параллельный отпуск с новой девушкой Сэди. Естественно, Йен в конечном итоге приглашает Гейба и Сэди присоединиться к ним на следующем этапе их путешествия

.

Теперь Молли должна провести 9 дней и 9 ночей с мальчиком, которого она когда-то любила, мальчиком, сердце которого она разорвала, без ведома Иена.

8. Дарий Великий не в порядке, Адиб Хоррам

Дариус Келлнер говорит на клингонском лучше, чем на фарси, и он знает о социальных сигналах хоббита больше, чем о персидских. Он собирается совершить свою первую поездку в Иран, и она довольно ошеломляющая, особенно когда он также имеет дело с клинической депрессией, неодобрительным отцом и хронически анемичной общественной жизнью. В Иране он впервые знакомится со своим больным, но все еще грозным дедушкой, любящей бабушкой и остальными членами семьи своей мамы.И он встречает Сохраба, соседского мальчика, который все меняет.

Сохраб следит за тем, чтобы люди говорили по-английски, чтобы Дариус мог понять, что происходит. Он получает Дариусу майку иранской национальной футбольной команды, которая впервые заставляет его чувствовать себя настоящим персом. Сохраб называет его Дариуш — оригинальная персидская версия его имени — и Дариус никогда не чувствовал себя более похожим на себя, чем сейчас, когда он Дариуш для Сохраба. Когда придет время ехать домой, в Америку, ему придется самому найти способ стать Дариушем.

9. Чудесные девушки-мирзы, автор — Шеба Карим

Призываем всех поклонников Девочек Гилмор ! Мама Норин не только такая классная мама, как Лорелай, но и это вдумчивая и веселая история, действие которой происходит в Нью-Дели, о том, как снова найти свой голос и радость.

Чтобы вылечить свой спад после окончания последнего года обучения, усугубленный потерей ее тети Сони, Норин решает последовать за своей мамой в поездку в Нью-Дели, надеясь, что Индия сможет уменьшить ее горе и вернуть ей голос.

В самом загрязненном городе мира Норин вскоре встречает доброго красивого Кабира, который знакомит ее с чудесами этого волшебного и сложного места. С помощью Кабира, а также знаменитостей Болливуда, руин четырнадцатого века, караоке-вечеринок и суфийских святых Норин открывает новые смыслы для дома.

Но когда разгорается семейный скандал, Норин и Кабир должны столкнуться со сложными вопросами в своих отношениях: что значит по-настоящему поддержать кого-то — и каковы границы любви?

10.Wanderlost, Джен Мэлоун,

Обри не может придумать лучшего места, чем совершенно скучный Огайо, и она готова к расслабляющему лету. Но когда ее старшая сестра Элизабет попадает в серьезные неприятности, Обри уговаривают взять на себя летнюю работу Элизабет, возглавив группу пожилых людей в автобусном туре по Европе.

Обри даже не доезжает до первой остановки в Амстердаме, пока их безупречный план не рушится, в результате чего у нее нет телефона, тщательно подготовленной папки с полезными фактами и неожиданного гостя: сына владельца туристической компании, Сэма.Учитывая, что она притворяется Элизабет, ей абсолютно не следует влюбляться в него, но она ничего не может с собой поделать, особенно с самыми романтичными европейскими городами в качестве фона для их истории любви.

Но ее отношения с Сэмом угрожают разрушить ее отношения с сестрой, и она чувствует, что подводит их обоих. Обри знает, что эта поездка может показать ей, кто она на самом деле, — она ​​просто надеется, что ей понравится, где она окажется.

11. Love & Gelato, Дженна Эванс Уэлч

Лина проводит лето в Тоскане, но она не в настроении для знаменитого итальянского солнца и сказочных пейзажей.Она здесь только потому, что у ее матери было предсмертное желание познакомиться со своим отцом. Но какого отца нет шестнадцать лет? Все, чего хочет Лина, — это вернуться домой.

Но затем ей дают дневник, который вела ее мама, когда она жила в Италии. Внезапно Лина открывает для себя волшебный мир тайных романов, искусства и скрытых пекарен. Мир, который вдохновляет Лину вместе с очаровательным Реном пойти по стопам матери и раскрыть секрет, который хранился слишком долго.Это секрет, который изменит все, что она знала о своей матери, отце и даже о самой себе.

12. Любовь и удача, Дженна Эванс Уэлч

Адди приезжает в Ирландию на свадьбу своей тети, о которой мечтает, и надеется, что она сможет перестать думать об одной ужасной вещи, которую она совершила, которая оставила ее несчастной и убитой горем — и угрожает ее будущему. Но ее брат Ян не собирается позволять ей забыть, и его постоянные подколы приводят к спорам и даже драке между двумя когда-то неразлучными братьями и сестрами.Несчастная, Адди не может дождаться, чтобы навестить своего друга в Италии и оставить брата — и все свои проблемы — позади.

Итак, когда Адди обнаруживает необычный путеводитель «Ирландия для разбитых горем», спрятанный в пыльных полках библиотеки отеля, она, наконец, смогла избавиться от тревожного ума и критики Яна.

А потом их планы на поездки меняются. Внезапно Адди оказывается в ураганном путешествии по Изумрудному острову, в ловушке самого маленького автомобиля в мире вместе с Яном и его милым другом Роуэном с ирландским акцентом.Пока трио путешествует по захватывающим дух зеленым холмам, мимо бесчисленных замков и сказочных лесов, Адди надеется, что ее путеводитель исцелит не только ее разбитое сердце, но и разрушенные отношения с братом.

13. Любовь к странствиям Кирстен Хаббард

Все начинается с глупого вопроса: Вы глобальный бродяга?

Нет, но 18-летняя Брия Сандовал хочет им стать. В поисках независимости, ее заброшенном искусстве и беспрепятственных связях она записывается на экскурсию по Центральной Америке — не ту.Туристы среднего возраста с поясными рюкзаками вряд ли являются ключом к открытию себя заново. Когда Брия встречает Роуэна, преданного туриста и инструктора по дайвингу, и его откровенно гуманную сестру Старлинг, она пользуется шансом бросить свою группу и присоединиться к ним в глуши.

Брия — хорошая девочка, которая пытается стать плохой. Роуэн — плохой мальчик, пытающийся оставаться хорошим. Путешествуя по деревням майя, отдаленным островам Белиза и хостелам, кишащим чудовищами из джунглей, они обнаруживают, что у них общего: оба стремятся оставить позади старые версии самих себя.А секрет избавления от прошлого, как обнаружил Роуэн, состоит в том, чтобы продолжать двигаться вперед.

Но Брия понимает, что она не может бежать вечно, что бы ни говорил Роуэн. Если ей когда-нибудь захочется смелости влюбиться в кого-то стоящего, она должна начать оглядываться назад.

14. Дочь Smoke & Bone от Лайни Тейлор

По всему миру на дверных проемах появляются следы черных рук, выжженные там крылатыми незнакомцами, прокравшимися через дыру в небе.

В темном и пыльном магазине дьявольский запас человеческих зубов становится опасно низким.

И в запутанных улочках Праги молодой студент-искусствовед оказывается вовлеченным в жестокую потустороннюю войну.

Познакомьтесь с Кару. Она заполняет свои альбомы монстрами, которые могут быть или не быть настоящими, она склонна исчезать по загадочным «поручениям», она говорит на многих языках — не все из них человеческие — и ее ярко-синие волосы на самом деле вырастают из ее головы такого цвета. Кто она? Это вопрос, который не дает ей покоя, и она вот-вот узнает.

15.Джеллико-роуд, Мелина Маркетта,

Брошенная матерью на Джеллико-роуд, когда ей было одиннадцать, Тейлор Маркхэм, сейчас семнадцать, наконец-то столкнулся со своим прошлым. Но как неохотно руководит общежитием своей школы-интерната, у нее не так много времени для самоанализа. И в то время как Ханна, самый близкий взрослый Тейлор к семье, исчезла, Джона Григгс, мальчик, который мог бы стать ключом к раскрытию секретов прошлого Тейлора, вернулся в город с угрюмыми взглядами и всем остальным.

В этой увлекательной истории Мелины Марчетты все не так, как кажется, и каждая подсказка приводит к большему количеству вопросов, поскольку Тейлор пытается выяснить связь между тем, как ее мать бросила ее; Ханна находит ее; Внезапный отъезд Ханны; таинственный незнакомец, однажды шепнувший ей что-то на ухо; мальчик в ее снах; пятеро детей, которые жили на Джеллико-роуд восемнадцать лет назад; и сводящий с ума и притягательный Джона Григгс, который знает ее лучше, чем она думает.

Если Тейлор сможет сложить воедино кусочки своего прошлого, она просто сможет изменить свое будущее.

16. Игра Короны, Эвелин Скай

Вика Андреева умеет вызывать снег и превращать пепел в золото. Николай Каримов может видеть сквозь стены и создавать мосты из воздуха. Они чародеи — единственные двое в России — и, учитывая угрозу Османской империи и казахов, царю нужен могущественный чародей рядом с ним.

И вот он начинает игру Короны, древнюю дуэль магических навыков — величайшее испытание, которое когда-либо знает чародей.Победитель становится Императорским Чародеем и самым уважаемым советником царя. Побежденного приговаривают к смертной казни.

По мере того, как обнаруживаются давно похороненные секреты, угрожающие будущему империи, становится опасно ясно… Игра Короны не проиграть.

17. Статистическая вероятность любви с первого взгляда. Дженнифер Смит.

Кто бы мог подумать, что четыре минуты могут все изменить?

Сегодня должен быть один из худших дней в жизни семнадцатилетней Хэдли Салливан.Опоздав на рейс, она застряла в аэропорту имени Джона Кеннеди и опоздала на вторую свадьбу отца, которая проходит в Лондоне и связана с тем, что мачеха Хэдли, которая скоро станет, даже не видела. Затем она встречает идеального парня в тесной зоне ожидания аэропорта. Его зовут Оливер, он британец, и он сидит в ее ряду.

Долгая ночь в самолете проходит в мгновение ока, и Хэдли и Оливер теряют друг друга из виду в хаосе аэропорта по прибытии. Может ли судьба вмешаться, чтобы снова свести их вместе?

18.Город-крепость, Райан Граудин,

730. Вот сколько дней я был в ловушке.

18. Вот сколько дней у меня осталось, чтобы найти выход.

Джин, Мэй Йи и Дай живут в Городе-крепости, беззаконном лабиринте, управляемом криминальными авторитетами и захваченным уличными бандами. Подростки там торгуют наркотиками или работают в публичных домах — или, как Джин, прячутся вне поля зрения. Но когда Дай предлагает Джину шанс найти свою потерянную сестру Мэй Йи, она начинает захватывающую гонку на время, чтобы сбежать из самого города-крепости.

19. 13 маленьких синих конвертов Морин Джонсон

Джинни Блэкстоун никогда не думала, что проведет летние каникулы, путешествуя по Европе. Но это было до того, как она получила первый синий конверт от тети Пег.

Это письмо отличалось от обычных писем Пег по двум причинам:

1. Пег умерла три месяца назад.

2. В письме было 1000 долларов наличными за паспорт и билет на самолет.

Вооруженная инструкциями о том, как получить двенадцать других писем, которые написала Пег — двенадцать писем, которые говорят Джинни, куда ей нужно идти и что ей нужно делать, когда она туда доберется — Джинни быстро оказывается захваченной своим первым настоящим приключением.Путешествуя из Лондона в Эдинбург, в Амстердам и дальше, Джинни начинает раскрывать истории из прошлого своей тети и узнавать, кем на самом деле была Пег. Но самое удивительное, что узнает Джинни, не о Пег, а о ней самой.

20. Хочу Синди Пон

Джейсон Чжоу выживает в разделенном обществе, где элита использует свое богатство, чтобы купить более долгую жизнь. Богатые носят специальные костюмы, защищающие их от загрязнения и вирусов, поражающих город, в то время как те, кто не живет, страдают от болезней и преждевременной смерти.Разочарованный коррупцией своего города и все еще оплакивая потерю своей матери, которая умерла в результате этого, Чжоу полон решимости изменить ситуацию любой ценой.

С помощью своих друзей Чжоу проникает в жизнь богатых в надежде уничтожить международную корпорацию Цзинь изнутри. Jin Corp не только производит специальные костюмы, на которые полагаются богатые, но также может производить загрязнения, которые делают их необходимыми.

И все же, чем глубже Чжоу погружается в этот новый мир избытка и богатства, тем более запутанными становятся его планы.И вопреки своему здравому смыслу Чжоу обнаруживает, что влюбляется в Дайю, дочь генерального директора Jin Corp. Сможет ли Чжоу спасти свой город, не ставя под угрозу то, кем он является, и не разрушая собственное сердце?

21. Зачарование Гиты Трелиз

Париж 1789 года — это лабиринт извилистых улиц, заполненный нищими, ворами, революционерами и фокусниками…

Когда оспа убивает ее родителей, Камилла Дюрбонн должна найти способ обеспечить свою хрупкую, наивную сестру, одновременно управляя своим изменчивым братом.Полагаясь на мелкую магию — la magie ordinaire — Камилла кропотливо превращает куски металла в деньги, чтобы купить необходимые им еду и лекарства. Но когда монеты не сохраняют свою форму и ее брат исчезает вместе с семейными сбережениями, Камилла должна добиваться более богатой и опасной цели: сверкающего двора Людовика XVI и Марии Антуанетты.

С помощью темной магии, запрещенной ее матерью, Камилла превращается в «баронессу де ла Фонтен» и оживает в Версальском дворце, где аристократы одновременно боятся и жаждут магии.Там она играет в карты, отчаянно пытаясь получить достаточно денег, чтобы обезопасить себя и свою сестру. И все же, чем дольше она остается при дворе, тем труднее примирить ее обиду на дворян с очарованием Версаля. А когда она возвращается в Париж, Камилла встречает красивого молодого воздухоплавателя, который осмеливает ее надеяться, что и любовь, и свобода возможны.

22. Моя почти безупречная жизнь мечты в Токио, Рэйчел Кон

В Стране восходящего солнца, где высокая культура встречается с высоким китчем, а мода и технологии находятся на переднем крае будущего Первого мира, подростковая элита иностранного происхождения посещает ICS — Международную университетскую школу в Токио.Их акценты плавные. Их дома до смешного шикарны. Их спортивные игры часто включают в себя (частный) перелет в другую страну. Они пропускают школу из-за смены часовых поясов и проблем с визой. Когда они попадают в беду, они ищут дипломатической неприкосновенности.

Появляется приёмная дитя из воды Эль Зёлльнер, которая на свой шестнадцатый день рождения обнаруживает, что её давно потерянный отец, Кендзи Такахари, на самом деле японский гостиничный магнат, и хочет, чтобы она переехала к нему жить. Гм, да, пожалуйста! Elle вылетает первым классом из Вашингтона Д.C. в Токио, который кажется воплощением мечты. Пока она не встречает своего загадочного отца, ее заезженную тетушку и сверхкритичную бабушку, которая, кажется, желает, чтобы Элль не существовала. Стремясь угодить своей новой семье, Эль присоединяется к Ex-Brats, труппе супер-крутых международных ребят, которые тратят деньги, как воздух. Но когда она начинает влюбляться в мальчика по имени Рю, которого заморозили Ребята и презирает ее новая семья, ее и без того шаткая жизненная ситуация может просто взорваться.

23.Анна, одетая в кровь, Кендар Блейк,

Кас Ловуд унаследовал необычное призвание: он убивает мертвых.

Так поступал и его отец до него, пока он не был ужасно убит призраком, которого стремился убить. Теперь, вооруженный таинственным и смертоносным атамом своего отца, Кас путешествует по стране со своей матерью-кухонной ведьмой и их нюхающей дух кошкой. Они следят за легендами и местными преданиями, уничтожают смертоносных мертвецов и держат в страхе такие надоедливые вещи, как будущее и друзей.

В поисках призрака, которого местные называют «Анна, одетая в кровь», Кас ожидает обычного: выслеживать, охотиться, убивать.Вместо этого он находит девушку, охваченную проклятиями и яростью, призрак, с которым он никогда раньше не сталкивался. Она до сих пор носит платье, которое она носила в день своего зверского убийства в 1958 году: когда-то белое, теперь окрашенное в красный цвет и капающее кровью. После своей смерти Анна убила всех и каждого, кто осмеливался ступить в заброшенный викторианский город, который она называла своим домом.

И все же она сохраняет жизнь Каса.

24. Позолоченные волки Рошани Чокши

Это 1889 год. Город находится на пороге промышленности и мощи, а Всемирная выставка вдохнула новую жизнь в улицы и раскрыла древние секреты.Здесь никто не следит за темными истинами лучше, чем охотник за сокровищами и богатый хозяин гостиницы Северин Монтань-Алари. Когда элитный, всегда могущественный Вавилонский Орден принуждает его помочь им в миссии, Северину предлагают сокровище, о котором он даже не догадывался: его истинное наследие.

Чтобы выследить древний артефакт, который ищет Орден, Северин призывает группу необычных экспертов: инженера с долгом. Историк изгнан из дома. Танцовщица со зловещим прошлым. И брат по оружию, если не по крови.

Вместе они присоединятся к Северину, который исследует темное, сверкающее сердце Парижа. То, что они обнаружат, может изменить ход истории, но только если они останутся в живых.


Куда вы поедете дальше (конечно, в книжной форме!)? Дайте нам знать об этом в комментариях!

25 превосходных романов об американцах за рубежом

Не знаю, как вы, но в предвыборном цикле я начинаю мечтать о том, чтобы сбежать через океан, разбить лагерь в Берлине, Париже или Копенгагене и принять решение никогда не платить снова внимание к американской политике.И, возможно (определенно, учитывая сроки публикации), это просто совпадение, но, похоже, в последнее время появилось несколько хороших романов об эмигрантах, и прекрасная книга Гарта Гринвелла What Belongs to You является лишь самым последним примером. Независимо от того, устало ли вам лицо Теда Круза или нет, вы также можете наслаждаться путешествием, что является такой же хорошей причиной, как и любой другой, чтобы взять один из этих романов, каждый из которых рассказывает об американцах за границей, будь то эмигранты или временные посетители, все в стремление к счастью в той или иной форме.Эй, разве мы не все? Даже Тед Круз.

То, что тебе принадлежит , Гарт Гринвелл

В этом ярком романе американец, живущий и преподающий в Болгарии, вступает в напряженные отношения с молодым и странно убедительным Митко, которому он платит за секс, но хочет — чего ? Это по большей части суть (без каламбура) романа: неуверенная боль желания, страсти, а затем пространство, в котором она когда-то была. Даже если это вас не привлекает, холодная тварь, вас не преминут тронуть и ослепить предложения Гринвелла, каждая из которых великолепна, отражая как мир, так и ум рассказчика.Вы можете сказать, что у этого писателя есть другая жизнь как поэта. В любом случае: прочтите эту книгу.

(Примечание: What Belongs to You получил некоторую критику как плохой заголовок, но это заставляет меня думать об этой старой загадке: что принадлежит вам, но другие используют чаще? Учитывая, что Митко — единственный персонаж, названный здесь Я считаю это своего рода поэтичным.)

Покидая станцию ​​Аточа , Бен Лернер

Мне больше всего нравится говорить о Покидая станцию ​​Аточа , так это то, что это звучит совершенно противно: молодой белый американец уезжает за границу. стихотворение в Мадрид и продолжает испытывать много чувств к капиталу A Art.И тем не менее, это так хорошо. Отчасти дело в том, что Лернер (как и Гринвелл) поэт. Отчасти дело в том, что он настолько умен, что вы сразу же начинаете заботиться обо всем, что он говорит. Но в основном это то, что он просто так закрепляет переживание где-то в одиночестве, стремление к чему-то по большей части непознаваемым, наполненному чувствами и полностью лишенному их. Для этого не обязательно учиться за границей.

Black Deutschland , Дэррил Пинкни

В этом новом романе New York Review of Books писатель Дэррил Пинкни, молодой, черный, гей, склонный к психоактивным веществам, уезжает из Чикаго 1980-х в Берлин, на романтический роман Ишервуда. совет и избежать гомофобии и расизма в его родном городе.Но ему трудно сбежать в свои фантазии о Берлине, когда настоящий Берлин находится прямо перед ним, не говоря уже о балансировании представлений о себе, привязанных к каждому месту: дома и вдали.

Две серьезные дамы , Джейн Боулз

Эй, не только молодые люди могут отправиться за границу и влюбиться в проституток, в большинстве своем амбивалентных. То же самое может сделать и хорошо одетая Фрида Копперфилд средних лет, которая бросает своего мужа в тот момент, когда они прибывают в Панаму, чтобы поселиться в отеле de las Palmas и взглянуть на Pacifica, его красивую девушку-подростка.Это странный роман, но смешной и острый во всех нужных местах.

The Sheltering Sky , Пол Боулз

Как оказалось, муж Джейн Боулз Пол тоже писал книги. Этот его самый известный, в котором трое американцев оказываются в пустыне Северной Африки, разделяет некоторые темы с Two Serious Ladies (экзистенциальная тревога, мрачная сексуальная политика и эй, о, смотрите, американцы за границей), но имеет больший охват. и, скорее, более традиционный.Тем не менее, это классика, и я рекомендую прочитать две книги вместе, чтобы отследить их резонанс.

The Wallcreeper , Nell Zink

Этот роман, в котором рассказывается об американской женщине и ее муже, которые начинаются авантюристами в Европе и заканчиваются отчужденными эко-террористами, по очереди странный, распутный, убогий и элегантный. , и, безусловно, необходимость для любого стоящего внимания орнитолога.

Побережье Москитов , Поль Теру

В Теру всегда можно рассчитывать на немного приключений.В этом романе мужчина испытывает отвращение к американскому потреблению («Мы едим, когда не голодны, пьем, когда не испытываем жажды, покупаем то, что нам не нужно, и выбрасываем все, что полезно. Не продавайте человека. что он хочет — продайте ему то, что он не хочет. Представьте, что у него есть восемь футов, два живота и деньги, которые нужно сжечь. Это не нелогично — это зло ». Дела складываются, мягко говоря, довольно напряженно.

Талантливый мистерРипли , Патрисия Хайсмит

Том Рипли живет хорошей жизнью — богатый отец предлагает отправить его в Италию на поиски своего бездельника Дикки, и Том соглашается и продолжает дружить с Дикки и бездельничать, живя за счет денег. деньги отца. Затем все портится, и Том убивает своего друга, принимает его личность и, по большей части, живет долго и счастливо. Иногда преступление действительно окупается.

Комната Джованни , Джеймс Болдуин

Возможно, роман эмигранта , действие которого происходит в Париже.Вы знаете, как это бывает: живущий в Париже американец, чей любовник Джованни собирается быть гильотинированным, рассказывает историю их романа и своего совершеннолетия. Книгу, которую должен прочитать каждый молодой человек.

Портрет леди , Генри Джеймс

Даже Генри Джеймс знал, что за деньги не купишь счастья — и на самом деле они часто могут сокрушить его, если, как прекрасная американка Изабель Арчер, в Европе «оскорбляют» ее судьба », то, чего вы действительно жаждете, — это свободы.

Последнее, чего он хотел , Джоан Дидион

В этом романе женщина средних лет оказывается втянутой в теневую сделку с оружием своего отца, отправляя ее на неназванный остров у побережья Коста-Рики, где подстерегают опасности и дипломаты.Это может звучать как дрянной триллер, но, гм, посмотрите, кто это написал.

Тропик рака , Генри Миллер

Генри Миллер писал автохудожественные произведения до того, как это стало круто (на самом деле, как и многие люди). Но, конечно, этот список не мог бы быть полным без грязных, забавных, красно-сырых парижских подвигов американского персонажа Генри Миллера. Примечание для девушек, живущих за границей: если американский парень дарит вам эту книгу в подарок, у него нет чистых намерений.

Прага , Артур Филлипс

Несмотря на то, что можно было ожидать от названия, этот роман повествует о группе американцев (и канадца), пытающихся пробиться в Будапешт 1990-х годов.Интересно, что титульный город является заменой, символом лучшей жизни, которую они все бесконечно ищут, несмотря на то, что (в отличие от Праги) на самом деле может не существовать.

Ночь нежна , Ф. Скотт Фицджеральд

В этом романе, который был любимым произведением Фицджеральда, очаровательная американская пара (Дик, психиатр, и Николь, бывшая пациентка) берут отпуск. на Французской Ривьере, где они знакомятся с молодой красивой актрисой, которой Дик увлекается.Но происходит убийство и психический срыв, и все очень быстро начинает разрушаться для Дика.

Экспатрианты , Дженис Й. К. Ли

Газета New York Times назвала Ли «женским, забавным Генри Джеймсом в Азии» — и мне кажется, это три качества, которые улучшат Генри Джеймса. Ее второй роман повествует о трех женщинах-эмигрантах, живущих в Гонконге, каждая из которых имеет дело со своим набором драм и снов, чьи жизни, конечно, пересекаются.Здесь играют роль класс, раса, материнство, принадлежность и идентичность, что дает оригинальный и сложный взгляд на опыт экспатов.

Тихий американец , Грэм Грин

Одноименный Тихий американец из классического и неоднозначного романа Грина — это молодой человек-идеалист Олден Пайл, отправленный с секретной миссией во Вьетнам во время Первой Индокитайской войны. Рассказчик Грина, английский журналист Томас Фаулер, встречает Пайла и думает о нем довольно плохо, особенно когда он пытается украсть свою девушку (Фаулер, конечно, женат).Но, возможно, Пайл задумал что-то еще более зловещее. В конце концов, он американец.

Hausfrau , Jill Alexander Essbaum

В этом сексуальном романе, написанном поэтом (вы уже хотите его прочесть), американка Анна последовала за своим мужем в его родной Цюрих. где она живет с ним и их тремя детьми. Но Анна, как и другая известная Анна, которую мы знаем, поражена экзистенциальной скукой и разобщенностью и не может быть удовлетворена, даже когда она начинает серию романов.Вина, секс, язык, психологический стресс! Ням, говорю я.

The Poisonwood Bible , Барбара Кингсолвер

Это 1959 год, и Натан Прайс, баптистский миссионер из Джорджии, решил взять свою жену и четырех дочерей в Конго (именно эти женщины рассказывают историю). Они прибывают, торт Бетти Крокер смешивается в руке, в коварную зону боевых действий джунглей и политики. Личность Натана им не очень помогает, и все становится все хуже и хуже. Возможно, лучший Кингсолвер.

Огнеметы , Рэйчел Кушнер

Хорошо, хорошо, так что только часть этого романа происходит в Италии, и это даже не лучшая часть, но все же это такой яркий роман, что я не мог не помочь, но включите это здесь. Роман рассказывает о безымянной девушке, известной как Рино, которая приезжает в Нью-Йорк в конце 70-х годов и оказывается вовлеченной в художественную сцену там, и даже еще вовлечены в скульптора по имени Сандро Валера, за которым она в конечном итоге следует в Италию. где проходит акция протеста против его семьи, владеющей фабрикой.Революция, искусство, катание на лыжах к свободе, чего еще можно желать?

Необходимые ошибки , Калеб Крейн

Этот роман повествует о жизни группы эмигрантов, живших в Праге в начале 90-х: тусовки, преподавание английского языка, поиск кукурузных хлопьев, выяснение их сексуальности и себя. Возможно, это не совсем новая территория (по крайней мере, в этом списке), но проза Крейна неизменно велика, а его мир прекрасно и тщательно исследуется, что именно то, что вам нужно, когда вы просто принимаете все это и пытаетесь выяснить, кто Ты.

Экспаты , Крис Павоне

Вот еще один роман об американской женщине, которую муж увозит за границу — на этот раз в Люксембург — только для того, чтобы ее жизнь была скучной и невыносимой. За исключением того, что эта женщина была убийцей ЦРУ, и за ней могли следить. Развлекательный шпионский роман с воодушевлением.

The Apartment , Greg Baxter

Великолепный роман с простой предпосылкой: неназванный американец ищет квартиру в неназванном европейском городе.Но здесь так интересно научиться понимать этого человека и его умственные способности: книга — это размышление о его отношении к дому и к миру.

At the Water’s Edge , Sara Gruen

Вот убедительная и оригинальная причина отправить некоторых американцев за границу в романе: охотиться на Лох-Несское чудовище в Шотландском нагорье во время Второй мировой войны. Потому что конечно.

Болезнь движения , Линн Тиллман

Безымянная американка плавает по Европе в конце 1980-х, заводя много загадочных и интригующих знакомств, собирая, писая, а иногда и рвет открытки.Но, возможно, «плывет» — неправильное слово, потому что этой женщиной движет ненасытная страсть к путешествиям, она вынужденно перемещается с места на место. Этот роман фрагментарен, интеллектуален, наполнен искусством (как в прямом, так и в переносном смысле) и идеями. В интервью для BOMB Тиллман сказал: «Моя рассказчица нестабильна и указывает на нестабильность смысла. Я использовал метафору путешествия, чтобы продемонстрировать это с большей готовностью, так сказать, вытеснив ее. Если у вас есть проблемы с переводом, а также столкновение разных культур, вам будет легче показать, насколько значение является относительным, что идентичность является набором отношений, а не чем-то фиксированным.Когда вы путешествуете, когда что-то ломается, возникает своего рода тошнота. Вы можете почувствовать некоторую тошноту от замешательства, если не знаете точно, кто и где вы находитесь в конкретный момент ».

И восходит солнце , Эрнест Хемингуэй

Вы же не думали, что я забуду о папе, старом толстом короле экспатов? При всех его недостатках — никогда.

Шесть книг для чтения при переезде за границу

При планировании переезда за границу вы должны тщательно продумать множество вещей, например, что вы должны упаковать, как вы это упакуете, как вы будете поддерживать связь с близкими и где вы будете жить.Часто у вас остается мало времени, чтобы взволноваться по поводу своего переезда и насладиться размышлениями о новых приключениях, в которые вы собираетесь отправиться. Хотя важно решить, какой тарифный план вы будете использовать за границей, и потратить время на изучение нового языка, не менее важно расслабиться и позволить себе вдохновиться теми, кто прошел подобный путь. Если вы делаете что-то до даты переезда, прочтите эти шесть романов о переезде в другую страну.Вот наш список из шести книг, которые стоит прочитать при переезде за границу:

В загорелой стране, Билл Брайсон

Известный своими юмористическими романами, история Брайсона о его переезде в Австралию ничем не отличается. После его путешествия по жаркой, сухой и своеобразной стране это весело и вдохновит вас на то же беззаботное и непринужденное отношение к собственному приключению. Так важно получать удовольствие от поездки за границу, и Брайсон, безусловно, поощряет вас к этому.

Женщины-эмигранты: Признания — 50 ответов на ваши реальные вопросы о жизни за границей Андреа Мартинс и Виктория Хепуорт

Ответы на вопросы, которые вы, вероятно, задумали, собираясь переехать за границу, вы найдете в этом отличном руководстве от Андреа Мартинс и Виктории Хепуорт. Пара — опытные эмигранты (мягко говоря) и используют эту книгу как отдушину для своих историй, мудрости и советов о том, чего ожидать на каждом этапе вашего путешествия.

Нам нужны новые имена, NoViolet Bulawayo

Рассказанная девушкой по имени Дарлинг, это захватывающая и приятная правдивая история о переезде Булавайо в США из Зимбабве в подростковом возрасте. Книга начинается с рассказа о Булавайо, когда она росла в зимбабвийских трущобах, прежде чем отправиться с ней в США, где она переживает настоящий культурный шок. Булавайо прекрасно описывает невероятные различия между двумя культурами и заставляет вас идти по ее стопам, чтобы испытать это на себе.

Мобильная жизнь Дайан Лемье и Энн Паркер

Эта книга представляет собой практический взгляд на эмоциональную сторону переезда и психологические аспекты изменения окружающей среды. Эта книга, написанная серийными эмигрантами, демонстрирует их богатый опыт в этой области. Это полный набор фантастических советов по переселению, который необходимо прочитать всем, кто планирует переезд за границу.

Диджериду и Диджеридоны, автор — Вики Грей

Это руководство предназначено для всех, кто переезжает в Австралию, и содержит полезные советы и информацию от человека, который сделал все самостоятельно.Это еще и юмористическая книга, которую легко читать с множеством подсказок, от которой невозможно оторваться.

Как выйти на пенсию за границей: все, что вам нужно знать, чтобы жить хорошо (за меньшую цену) за границей Кэтлин Педдикорд

В этом руководстве по выходу на пенсию за границей Peddicord опирается на более чем тридцатилетний успешный международный опыт переезда, чтобы сделать переезд за границу максимально свободным от стресса. Это подробное руководство, охватывающее такие важные вопросы, как смерть, налоги, здравоохранение и банковское дело, является ключом к осуществлению ваших пенсионных мечтаний.

Топ-10 книг об американцах за рубежом | Книги

Мой второй роман, «Праздники», рассказывает молодая американка, чей муж переезжает из Нью-Йорка в Сан-Паулу. «Мы были американцами за границей», — говорит она. Роман об американцах вдали от дома имеет долгую историю и, возможно, отличается от своего кузена, романа британцев за границей. Вдали от родной земли у обоих возникает немало проблем, но американцы, как правило, рассматриваются как более невинные — граждане страны, которая когда-то была колонией, но даже сейчас не может воспринимать себя как империю.Это разделение лучше всего отражено в измученном Фаулере и проницательном Пайле из «Тихого американца» Грэма Грина. Урок этой книги ясен: можно быть невиновным и все равно доставить много неприятностей.

«Невинность» в классическом романе об американцах за границей имеет тенденцию принимать форму большого количества выпивки и большого количества наблюдений за испанцами, которых на ринге бьют быки. Но вам не нужно, чтобы я говорил вам читать «И восходит солнце». То же самое касается «Укрывающего неба», «Имена», «Покидая станцию ​​Аточа», «Спорт и времяпрепровождение и тропик рака».

Есть и другие, длинный список книг, написанных американскими белыми мужчинами об американских белых мужчинах, делающих американские вещи для белых в зарубежных странах. Многие из них великолепны. Но в 21 веке в эту тему входит так много других голосов, других историй: опыт американских женщин; опыт американцев, родившихся в другом месте, вернувшихся в страну своих родителей, бабушек и дедушек или впервые путешествующих как американцы; опыт ЛГБТ-американцев, перемещающихся по новой и неопределенной местности.

Это 10 моих любимых книг, которые одновременно раскрывают и усложняют почтенную тему.

1. Вопросы о путешествиях Элизабет Бишоп
В лучшем сборнике стихов Бишопа, который она написала, когда она жила в Бразилии после получения Пулитцеровской премии за свой предыдущий сборник, представлен портрет необычного американца за границей. Никогда не было писателя, лучше подготовленного к тому, чтобы относиться к экспатриантам с богатством, иронией, самоуничижением и сухим остроумием, которых он заслуживает.«О, турист, / это то, как страна собирается ответить тебе / и твоим нескромным требованиям к другому миру?»

2. Бег Кара Хоффман
Молодые, оборванные эмигранты, суетливые и потные в Афинах 1980-х, разрушенный любовный треугольник, ветхие отели вдали от Акрополя, романтика и ужас жизни бок о бок — Рот далеко от дома. Сочинение импрессионистично и задушевно, персонажи травмированы и трогательны.

3. Демократия Джоан Дидион
К тому времени, когда Дидион опубликовала свой четвертый роман, США уже были полноценной империей и уже совершали ошибки империи с вторжением во Вьетнам и ее вмешательством в Центральную Америку.В каком-то смысле Дидион обновляет и переосмысливает «Тихий американец» Грэма Грина, исследуя непредвиденные последствия попыток ее страны поиграть мускулами в отдаленных местах, которые ее лидеры понимают, в лучшем случае, не полностью.

4. Неохотный фундаменталист Мохсина Хамида
В этом переосмыслении «Падения» Альбера Камю Хамид изображает па-де-де в течение вечера в Лахоре. Рассказчик, пакистанец, который провел период становления в Нью-Йорке, работая в сфере финансов до 11 сентября, обращается к своему собеседнику, неизвестному американцу, который может быть офицером разведки, но никогда не понимает ни слова, поэтому говорить.Острая и чистая, как лезвие ножа, эта история, как и история Дидиона, рассказывает о ненадежной империи, которую построили США, а также о боли и разрушениях, которые эта неопределенность причиняет отдельным жизням.

Нравственное мужество… Джеймс Болдуин дома в Сен-Поль-де-Ванс, на юге Франции, в 1979 году. Фотография: Ральф Гатти / AFP / Getty Images

5. Комната Джованни, Джеймс Болдуин
Окончательный послевоенный американский эмигрант Роман. Пышная, меланхолическая история вожделения во Франции Болдуина по-прежнему кажется новой и смелой, даже спустя долгое время после того, как многие из нарушенных ею табу отпали.Болдуин проявил моральное мужество, рассказав историю об помолвке молодого американца, влюбившейся в переменчивого, одноименного итальянца с таким титулом. Но роман также вызывает в воображении залитые дождем булыжники парижской улицы после долгой ночи выпивки, а также все, что есть в «Подвижном празднике» Хемингуэя.

6. Асимметрия Лизы Халлидей
Во второй половине диптиха, который представляет собой захватывающий роман Халлидея, Амар, американец иракского происхождения, оказывается в ловушке унылого, абсурдного кошмара иммиграционного контроля в аэропорту Хитроу. .Хотя у него синий американский паспорт, указанное в нем место рождения указывает на то, что он не заслуживает беспрепятственного перехода. Роман Хэллидея — это смелый отрывок из истории XXI века об американце XXI века.

7. Что принадлежит вам Гарт Гринвелл
Этот стильный мрачный роман повествует о молодом американце, который бежит из своей семьи в глубинку, чтобы преподавать в Софии, Болгария, где он влюбляется в травмированного и опасного человека. человек. Проза завораживает.Гринвелл представляет одно из выдающихся романов последних лет, точно отражающее особое одиночество и тоску эмигранта, а также то, как опыт целой страны может быть сконцентрирован на нескольких людях или даже на одном.

8. Возвращение Хишама Матара
В книге Матара прослеживается его возвращение в Ливию после падения Каддафи — среди прочего, в поисках правды о своем отце, политическом диссиденте, заключенном в тюрьму и предположительно убитом при диктатуре. правило.Уроженец США Матар создает портрет страны, находящейся в переходном периоде, свободной от одного жестокого человека и теперь сталкивающейся с бесчисленным множеством непредсказуемых опасностей, подталкиваемых западными странами, которые с запозданием пытались прийти ей на помощь, наталкиваемые на возвращение экспатриантов и иностранные интересы, уже растрескивание от внутреннего конфликта. Обычно книги о текущих событиях пишут журналисты или политики, но это шедевр художника, сочетающий в себе элементы репортажа, мемуаров и истории. Он яркий, детальный, сложный и разрушительный.

9. Спаривание Нормана Раша
Мне еще больше нравится его второй роман «Смертные», но именно эта книга впервые дала миру полный набросок оригинального литературного голоса Раша. Однажды он признал, что, написав свою безымянную женщину-рассказчика, американского антрополога, не знавшего дела в Ботсване 1980-х, он хотел создать «наиболее полно реализованный женский персонаж на английском языке». Что за нелепые и непростительные слова, своего рода сверхчеловеческие жалобы — иначе было бы непростительно, если бы совокупление не было одним из самых незабываемых литературных событий последних 50 лет.

10. Посмотрите Солмаз Шариф
В 2018 году нельзя думать об американцах за границей и не идти на войну. Сборник стихов Шарифа — это чудо лингвистического изобретения и реконфигурации, и каждая страница наполнена интеллектом. Шариф использовала Словарь военных и смежных терминов Министерства обороны США в качестве исходного материала, и она изображает беспокойный и убитый горем ум американца иностранного происхождения, странствующего по всему миру, как это сделали США, по землям неразорвавшихся боеприпасов и неразорвавшихся боеприпасов. семьи, разлученные на части, в спальни влюбленных в то время, когда даже занятия любовью нельзя отделить от политики, и в недавно неуправляемых пространствах, где невинные люди живут, работают и стремятся, несмотря на все это, продолжать жить.

Книги, которые вдохновят вас жить за границей!

От Моя семья и другие животные до Год в Провансе и Под солнцем Тосканы , многие из нас были вдохновлены на переезд за границу чудесными словами. Так что окунитесь в наш список для чтения вдохновляющих книг. Почему бы не подтолкнуть одного или двух к второй половинке, которая тоже не желает следовать вашим собственным мечтам о жизни на солнце!

Испания

Книги и розы в Каталонии 23 апреля (davide bonaldo / Shutterstock.com)

Каждое 23 апреля каталонцы отмечают смерть своего величайшего писателя Сервантеса, даря книгу и розу любимому человеку. Как романтично! Если ваша вторая половинка сопротивляется очарованию Испании, в то время как вы отчаянно пытаетесь сделать шаг, попробуйте передать одну из этих вдохновляющих книг «Новая жизнь в Испании»…

Вдохновленный поколениями испанофилов, последовавших за ним, классическая книга поэта Лори Ли «Когда я выходила в летнее утро » рассказывает о том, как он пробирается автобусом из сельской местности Глостершира в южную Испанию, которую он пересекает пешком.Он достигает рыбацкой деревни Альмунекар на побережье Коста-Тропикал, где становится единственным иностранным резидентом до тех пор, пока не уезжает в связи с началом гражданской войны. Действие происходит в середине 1930-х годов и дает исторический взгляд на старую Испанию, еще до того, как на Костасе можно было услышать английский язык.

Шестьдесят с лишним лет спустя Крис Стюарт принес нам Driving over Lemons , который быстро стал обязательным к прочтению для экспатов, ищущих «хорошей жизни» в Испании. Основанный в Альпухаррасе у подножия гор Сьерра-Невада, он повествует о новом деревенском существовании Криса и жены Аны на их изолированной и примитивной овечьей ферме, включая ярких персонажей, которых они встречают по пути.Крис, первый барабанщик группы Genesis, выпустил не менее популярные сиквелы.

В том же духе написан « Серьезно мам, что такое альпака?» Алана Паркс, который уехал из Сассекса с женой Лорной, чтобы разводить альпак в сельской Андалусии. Их веселая история вспоминает их попытки купить дом, иметь дело с мошенниками-строителями и управлять альпаками во время самой плохой погоды в регионе за 100 лет!

Менее романтичный, но, возможно, более стереотипный юмористический рассказ Джо Коули о покупке и управлении баром с подругой Джой на Тенерифе.В книге « Больше кетчупа, чем сальсы » Джо описывает испытания, которые не сопровождает работу владельца бара в оживленном месте отдыха, а также личностей, составляющих сообщество эмигрантов.

Если вы воодушевлены, прочтите «Справочник покупателя
по Испании », чтобы получить всю необходимую информацию о покупке недвижимости.

Франция

Если вы думаете о покупке через Канал, скорее всего, вы читали или видели телеадаптацию бестселлера Питера Мейла A Year in Provence , которому в этом году исполняется 30 лет.Пионер современного стиля рассказывания историй эмигрантов, новаторская первая книга Мэйл из месяца в месяц описывает радости и причуды переезда с женой Дженни в нетронутый район Люберон в Провансе. Последовали три продолжения.

На аналогичную тему написана актриса и писательница Кэрол Дринкуотер The Olive Farm . Кэрол и партнер Мишель покупают обветшалый фермерский дом с видом на Средиземное море на берегу Каннского залива, вместе с 10 акрами оливковых рощ. В ее первой книге подробно рассказывается об их новом средиземноморском образе жизни, с особым акцентом на захватывающих ощущениях от сбора оливок, источника исключительного масла!

Дальше на север, во внутренние районы Франции, решение модного журналиста Карен Уиллер сбежать из Лондона и купить деревенский домик в сельской местности Пуату-Шаранта привело к появлению ее увлекательной книги Tout Sweet: Hanging up my High Heels for a New Life in France. В нем она рассказывает о взлетах и ​​падениях ремонта старой французской собственности, но также находит время, чтобы показать, насколько недооценена сельская местность Пуатвена, особенно когда вы путешествуете на велосипеде или пешком.

Загрузите исчерпывающее руководство по покупке недвижимости
France , в котором есть все, что вам нужно знать о покупке недвижимости

Греция

Спустя более 60 лет после публикации Моя семья и другие животные волшебный рассказ зоолога Джеральда Даррелла о его беззаботном и часто богемном детстве на Корфу остается вечной классикой.Он был успешно адаптирован для телевидения как The Durrells . Его дразнящее изображение идиллического образа жизни острова, причудливых местных жителей и яркой флоры и фауны прекрасно дополняет эксцентричная семья Дарреллов. Действие может происходить в 1930-х годах, но многие будут утверждать, что привлекательность острова мало что изменилась.

Тем временем Дженнифер Барклай предлагает современной женщине взглянуть на жизнь экспата на небольшом малонаселенном греческом острове в своих двух книгах: Falling in Honey и Octopus in my Ouzo .Уроженка Манчестера Барклай впервые посетила Тилос в 2011 году, чтобы отдохнуть в одиночестве от своей напряженной британской жизни. Очарованная культурой, ландшафтом и образом жизни, она остановилась, встретила рыбака и начала новую жизнь там!

Альтернативный взгляд на Грецию — это книга ветерана телеведущей BBC Джона Хамфриса и его сына музыканта Кристофера, которые вместе купили участок с полузаброшенным коттеджем и фундамент для виллы. В Blues Skies & Black Olives Хамфри рассказывают нам о плюсах и минусах создания своей идеальной виллы, расположенной на Пелопоннесе с видом на Эгейское море, и рассказывают анекдоты о местном сообществе.

Получите бесплатную копию Руководства по закупкам
в Греции, со всей необходимой информацией о покупках из-за границы.

Ирландия

Ближе к дому, когда Ник и Лесли Альберт решили покинуть британские крысиные бега, они направились в сельскую Ирландию, где они могли приобщиться к более землистому, деревенскому образу жизни. Свежие яйца и подстилки для собак: жизнь мечты в сельской Ирландии рассказывает об опыте пары, которая находила и покупала полуразрушенный фермерский дом и с помощью подержанного руководства DIY обустраивала свой новый дом с цыплятами!

Получите бесплатное Руководство по покупке
Ирландия , чтобы узнать все, что вам нужно знать о переезде в Ирландию.

Северная Америка

Любой, кто стремится к новой жизни за прудом, должен внести «Кусочек яблочного пирога: универсальный путеводитель по жизни в Америке» в свой список для чтения. Написанная уроженкой Дорсета Джули Маск во время двухлетнего пребывания ее семьи в качестве британских эмигрантов в Огайо, эта книга смешивает автобиографические анекдоты с практической информацией. Он предлагает бесценное руководство по семейной жизни в США, от того, как сесть в желтый школьный автобус до прививки от гриппа!

Чтобы вдохновиться переездом в Канаду, попробуйте The Shipping News от Annie Proulx.Роман, получивший Пулитцеровскую премию, повествует о человеке, который обретает новую жизнь, когда он переезжает в Ньюфаундленд с двумя дочерьми.

Уилл Фергюсон продолжил свой успешный Почему я ненавижу канадцев (не волнуйтесь, он сам канадец) своей работой «Как быть канадцем». Он включает в себя такие статьи, как «Канадская кухня — и как ее избежать» и «Региональная гармония (Кого и почему ненавидеть)». Вам обязательно нужна эта книга!

Загрузите бесплатное исчерпывающее руководство
USA Buying Guide , чтобы узнать все, что вам нужно знать о покупке недвижимости в США.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.