Кто и как индия: Фильм Индия (1959) смотреть онлайн бесплатно в хорошем HD 1080 / 720 качестве

Содержание

Почему и как Индия стала глобальным IT-гигантом? / Хабр

В начале 2020-х годов всё чаще говорят о превращении Индии в глобальный IT-хаб и «индийском информационном чуде».

Глобальные информационные компании вроде Facebook, Google, Amazon вместе с американскими и арабскими инвестиционными фондами выстраиваются в очередь, чтобы вкладываться в индийскую информационную сферу и развивать сотрудничество с индийскими IT-корпорациями – такими, как Jio Platforms. Трое из четырёх айтишников на мировом рынке – индийцы. Город Бангалор, где производится 38% IT-экспорта Индии, в ближайшие годы может обойти Сан-Франциско с его Кремниевой долиной в качестве важнейшего мирового центра информационных технологий.

▍ Как так получилось?


В Индии перспективность информационных технологий осознали очень рано. В 1970-е годы в США только зарождался интернет как разработка DARPA, а первые персональные компьютеры казались смелой и слегка сомнительной идеей. В Китае хунвейбины избивали «брошенных» на рисовые поля университетских преподавателей.

А в Индии уже приняли государственную программу, которая обеспечивала максимально выгодные условия для компаний, занятых разработкой программной продукции. Для них предусматривались субсидии, льготные кредиты и сниженные таможенные ставки.

Под Мумбаи в 1973 году появилась первая специальная экономическая зона SEEPZ, специализирующаяся на экспорте программного обеспечения для зарубежных заказчиков. Первой же индийской IT-компанией стала основанная в 1968 году Tata Consultancy Services, уже в 1975 году продававшая софт для банков Швейцарии, Канады и ЮАР — а к 2021 году превратившаяся в транснациональную IT-корпорацию с крупнейшей среди таковых рыночной капитализацией в 200 миллиардов долларов США.

Впрочем, в последующие четверть века IT-сфера Индии была не слишком заметной и на национальном, и на мировом рынке. Ещё в 90-е годы вся информационная отрасль Индии состояла из нескольких тысяч айтишников и исчезающе малого — на фоне колоссальной по населению страны — экспорта в сфере информационных технологий объёмом порядка 100 миллионов долларов США.

Однако под этой невзрачностью крылась долгая, серьёзная и систематичная работа индийского руководства и компаний, которая велась все 80-е и 90-е годы, и предопределила дальнейшие успехи. К примеру, в 1986 году в Индии была принята новая государственная программа развития и экспорта программного обеспечения, которая обозначила развитие IT-сферы в качестве ключевого для будущего национальной экономики. Для информационных технологий предоставлялись все возможные преференции и льготы, снимались ограничения, развёртывались образовательные программы. Всё больше индийских айтишников работали на зарубежные компании, уезжали в США и Европу. Часть из них оставались там, часть возвращалась домой с массой новых знаний и навыков.

После этого индийская IT -сфера уверенно оседлала волну информационной революции и стремительной интернетизации начала XXI века. Переломным моментом для неё стала полузабытая ныне, но наделавшая много шума в конце 1990-х «проблема 2000-го года», она же Y2K. Напомню, многие старые программы, написанные в ХХ веке, использовали для записи года только последние две цифры. В результате 1999-й, то есть, год в них должен был смениться 1900-м, что могло привести к масштабным компьютерным сбоям – включая критически важные системы. Для исправления старого кода понадобилась целая армия айтишников – которую оказалась в состоянии предоставить мировому рынку именно Индия.

Уже в начале 2000-х годов Индия вырывается в лидеры по объёму экспорта продукции ИТ-отрасли и занимает доминирующее положение на глобальном рынке ИТ-аутсорсинга. Правда, львиную долю на тот момент составляли специалисты, чьим основным достоинством была готовность работать за гроши по западным меркам. Некоторые из них садились писать код после двухнедельных курсов подготовки. Зато их было очень много, и они были готовы работать примерно на тех же условиях, на которых работали китайские рабочие в 80-е и 90-е: почти что за еду.

Из-за этого на рубеже 2000-х и 2010-х «индусский код» был среди русскоязычных айтишников мемом, обозначающим нечто фантастически кривое, написанное левой пяткой во время народных танцев, и как-то работающее только милостью Шивы с Ганешей. Однако время шло, люди и компании учились, IT-сфера Индии стремительно развивалась и оказывалась в состоянии браться за всё более крупные и серьёзные заказы, делая их всё менее криво и всё более профессионально.

При этом IT-специальности с почти бесконечным рынком зарубежных заказов оказались спасением из бедности для миллионов амбициозных и умных молодых людей. Помимо Мумбаи стали оформляться крупные IT-хабы сначала национального, а затем и мирового значения: Бангалор, Хайдарабад, Ченнаи.

Параллельно с этим индийские IT-гиганты вроде Jio Platforms и усилия правительства превратили Индию в страну интернета. Если в 2010 году лишь 7,5% граждан Индии пользовались всемирной сетью, то в 2020 году, благодаря дешевизне доступа в интернет и смартфонов местного производства, эта цифра достигла почти 700 миллионов, более половины населения страны. Это сделало Индию второй в мире страной по числу пользователей всемирной сети после КНР. И поэтому глобальные IT-гиганты в 2019-2020 году решительно двинулись в Индию.

▍ Есть в этом и политико-стратегический аспект.

При президенте Трампе США повернули от сотрудничества с КНР в сторону противостояния – и администрация Байдена этот курс, в отличие от большинства начинаний предшественника, поддерживает. Индия уже много десятилетий находится в состоянии вялотекущей «холодной войны» с соседом. Потому и для Вашингтона, и для других стран Азиатско-Тихоокеанского региона, обеспокоенных растущими амбициями Пекина, она оказывается естественным союзником и партнёром. Вкладываться в рост Китая для всех этих стран всё больше выглядит чрезмерным риском и стрельбой себе по ногам — особенно в свете американских санкций за сотрудничество с компаниями, «аффилированными с китайскими коммунистами». Зато Индия представляет сходный по масштабам огромный рынок и инвестиций, и аутсорса, и сбыта.

Параллельно компартия Китая на фоне конфликта с США, санкций и ростом недовольства образованных горожан решила крепко «закрутить гайки» и внутри страны, и в мятежном Гонконге. Былой свободы рук и гарантий капиталовложений в КНР даже нейтральные инвесторы больше не ощущают, а вкладываться куда-то нужно. Китайский интернет огромен – но он жёстко регулируется и цензурируется властями. И сотрудничество своих айтишников с международными (то есть, обычно – западными) корпорациями недремлющее око компартии не слишком одобряет, во избежание чрезмерного восприятия «подрывных идей».

В то же время, удар пандемии коронавируса вынудил исторически склонные к патернализму и госрегулированию индийские власти ослабить ограничения и контроль в надежде привлечь инвесторов — и инвесторы действительно бросились в Нью-Дели. 700 миллионов индийских интернет-пользователей на 2020 год – это тоже очень интересно для IT-корпораций, и эта цифра продолжает расти. Власти Индии – и правящая партия БДП, и основная оппозиционная ИНК — ничего против сотрудничества своих граждан и айтишников с западными компаниями не имеют, скорее совсем наоборот: ведь это приносит в страну огромные деньги и способствует её развитию.

Попутно с 2015 года в рамках проекта правительства Моди были созданы весьма удобные условия для стартапов – превратив Индию в один из трёх крупнейших в мире центров IT-предпринимательства.

Правда, индийские власти тоже в последние годы «закручивают гайки» в своём сегменте сети из-за множества внутриполитических проблем, конфликта с КНР и Пакистаном, но уже в этом случае американские корпорации демонстрируют решительную готовность «войти в положение уважаемых партнёров и понять их обеспокоенность вопросами безопасности».

В настоящее время Бангалор, столицу южноиндийского штата Карнатака, справедливо называют «Кремниевой долиной Азии». В 2017 году он один производил около 38% всего IT-экспорта Индии – и многие прогнозы обещают ему уже в ближайшие годы превращение в крупнейший мировой IT-кластер.

К слову, речь не идёт только об Индии: по числу фрилансеров в IT-аутсорсе следующие две позиции занимают её соседи по Южной Азии.

На 2019 год на втором месте находился Бангладеш — ещё недавно считавшийся сферическим в вакууме символом отсталости, необразованности и безнадёжности, а теперь сделавший ставку на массовую цифровизацию, и ворвавшийся на глобальный рынок аутсорса как второй по важности игрок. Что интересно, в структуре бангладешского аутсорса доминирует не разработка софта, а мультимедиа и креативщики. На третьем – Пакистан. И лишь после них следуют США и КНР. В десятке также оказались, в порядке убывания, Великобритания, Филиппины, Украина, Россия и Вьетнам.

Несмотря на все успехи в интернет-технологиях, Индия – всё ещё довольно бедная страна с колоссальными социальными и экономическими диспропорциями. Сияющие небоскрёбы цифровых корпораций и центров разработки соседствуют с жуткими трущобами и сотнями миллионов всё ещё неграмотных крестьян: такого выпуклого «high tech low life» не представляли даже отцы-основатели киберпанка, в Индии победивший киберпанк местами соседствует едва ли не с натуральным паропанком, а то и постапокалипсисом.

И всё же успехи Индии в IT-сфере впечатляют, её перспективы выглядят весьма интересными, а умелое использование мировой конъюнктуры может превратить середину XXI столетия в «индийскую эпоху» мировой экономики так же, как его начало можно назвать «китайской эпохой».

Телеканал «Индия ТВ» – 7 лет в эфире!

Дорогие телезрители! 1 июля телеканалу «Индия ТВ» исполняется 7 лет! Все это время мы с особенным трепетом отбирали для вас только самые лучшие и качественные творения Болливуда, программы об Индии, ее богатом культурном наследии и ярких традициях. Благодаря нам любой желающий может окунуться в атмосферу восточной сказки, лишь нажав на кнопку пульта телевизора.

Мы осуществляем информационную поддержку большинства концертов индийских исполнителей, кинопремьер, выставок и фестивалей ориентальной тематики. Все эти мероприятия пользуются огромной популярностью среди наших соотечественников.
Телезрители «Индии ТВ» активно участвуют в жизни телеканала. В этом им помогают группы в социальных сетях: «ВКонтакте», Одноклассниках, а также наш блог в Живом Журнале.
В свой День рождения телеканал «Индия ТВ» дарит самые любимые фильмы и передачи. Звездный ансамбль Амитабх Баччан, Ритик Рошан, Карина Капур, Шахрукх Кхан, Каджол закружит вас в хитросплетениях любовных интриг в мелодраме «И в радости, и в печали». Лучшие фильмы непревзойденного мастера Яша Чопры «Камень на сердце» и «Чандни» поразят воображение невероятными пейзажами и откровенными чувствами. Приключения героев Митхуна Чакраборти в кинокартинах «Кто и как?» и «Офицер спецназа» добавят адреналина в кровь, а исторический эпос «Амрапали» расскажет, на что можно пойти ради любви. И как же можно забыть о наших самых популярных программах! Из праздничного выпуска «Биографии кумиров» вы узнаете о жизни Дхармендре и Махеше Бабу, а «Путешествие по Индии» перенесет вас в столицу Бенгалии – Колкату.
Мы благодарим всех наших партнеров и телезрителей  за ту неоценимую поддержку и содействие, которые вы нам оказывали как в период становления телеканала, так и на протяжении всех лет вещания в эфире. Надеемся, что наше сотрудничество будет продолжаться в том же плодотворном ключе!

Спасибо, что остаетесь с нами!

 

Вконтакте

Facebook

Одноклассники

Twitter

Google+

Как Лейсан Каримова из Казани покоряла Болливуд — Реальное время

Уроженка Казани, работающая в индийском кино: «Татарский язык хочется знать, а потом передать его дальше»

Фото: предоставлено Лейсан Каримовой

Иностранцу легко получить роль в индийском кино, но пробить себе путь к славе сложнее, чем местному, утверждает Лейсан Каримова, казанская актриса, живущая в Мумбаи. За четыре года работы в Болливуде уроженка Татарстана добилась того, что теперь ей доверяют главные роли в картинах, в которых она играет индийских девушек. На время пандемии она вернулась на родину. В интервью «Реальному времени» Лейсан рассказала о кастовости на съемочной площадке и отношении к мусульманам в Индии. А еще выразила желание улучшить свой татарский язык и рассказала о проектах в Казани, в которых участвует.

«Меня утвердили на главную роль. Я поняла, что это знак»

— Лейсан, расскажи о себе: где родилась, где училась?

— Родилась и выросла в Казани. Училась в КАИ на менеджера, где и получила диплом. Образование получала заочно.

— Как ты попала в Индию?

— Я уехала за границу, когда мне было 18 лет. Четыре года работала в Египте. Потом устроилась на онлайн-работу в туристическую компанию. Учитывая, что работа у меня продолжается в онлайн-режиме, я решила не сидеть в России, а путешествовать — и поехала в Азию. Жила в Таиланде, Индонезии, на Шри-Ланке. И в один прекрасный день друг позвал к себе отдохнуть на Гоа: у него там есть дом. Я приехала. Его девушка на тот момент снималась в массовках и работала на мероприятиях в Мумбаи. И она мне тоже предложила поехать в Мумбаи: и весело, и денежку заработать. Я говорю: «О’кей».

Мы поехали в Мумбаи, она меня познакомила с некоторыми координаторами. Мой типаж — темные волосы, светлая кожа, чем-то похожа на современную индианку — для них показался интересным. Они начали меня приглашать на различные кастинги — сниматься в небольших клипах и на небольшие роли. И я стала эти кастинги успешно проходить: меня начали все чаще звать и утверждать на разные роли. Я подумала: раз идет, значит, можно попробовать. Записалась на актерские курсы, на разные мастер-классы, чтоб подтянуть мастерство. Я в принципе с детства занималась в разных постановках, работала на сцене, всегда была творческой. Но именно актерского образования у меня не было. Поэтому я стала посещать все эти курсы и ходить на более серьезные кастинги.

Получалось все не сразу. С момента моего приезда в Индию прошло полгода. Я уже планировала вернуться домой. И вдруг меня утвердили на главную роль в сериале. Я поняла, что это знак, судьба. В итоге решила остаться. Так прошло четыре года.

— Что за главная роль?

— Это был сериал-ужастик «Чахул». Я играла девочку-иностранку. Меня перекрасили в блондинку, я надевала серые линзы. По их мнению, я не сильно похожа на иностранку, поэтому пришлось менять образ.

— На каком языке ты общалась, играла роли — на английском?

— У меня тогда роль была на английском. Сейчас уже осваиваю хинди, могу общаться на бытовом, разговорном уровне. На сложные темы мне будет трудно разговаривать на нем. Когда играла индианок, говорила на хинди.

— Легко ли тебе дался хинди?

— Это язык очень сложный. У них совсем другая структура, другая логика составления слов, предложений.

«Для иностранцев там ролей хватает»

— В Болливуде, насколько понимаю, довольно высока конкуренция: там правят кланы Капуров, Кханов, Рошанов, Баччанов, Деолов. Как татарской девушке удалось обратить на себя внимание и получить главные роли?

— Во-первых, есть определенная стезя для иностранок, учитывая, что очень много ролей появляется для тех, кто играет британцев, русских. Бывает, что некоторые фильмы основываются на событиях, где у иностранки должна быть главная роль — это тоже нередко. То есть для иностранцев там ролей хватает. Как минимум для тех, кто просто хочет там поработать не в главных ролях, вариантов достаточно: очень много массовок, небольших однодневных ролей — буквально пара фраз. Иностранец там без работы не останется.

— Есть ли шанс иностранцу получить индийский «Оскар» (например, National Film Awards)?

— Все в жизни возможно. Все зависит от человека, его мыслей, желаний, веры в себя. Что касается той ниши, о которой ты сказал (такие актерские династии, как Капуры и другие) — это сфера немного другого формата. У них это сын какого-то большого продюсера, внук известного актера, эта волна идет.

Там сформировалась определенная каста таких актеров, которые всегда держатся на плаву, и в ту нишу пробраться очень сложно — но реально. Например, британская актриса Катрина Кэф в эту стезю попала, хотя у нее никаких родственников среди актеров и продюсеров нет, к тому же она совсем из другой страны. Она и хинди не знала, и танцевать не могла, а теперь одна из самых высокооплачиваемых актрис. Так что все реально.

Мне это не столь интересно, сама я не гонюсь за популярностью. Мне интересен сам процесс. Хотелось бы постоянно держаться на том уровне, чтоб была постоянная работа, чтоб я всегда была востребована, чтоб поступали предложения. Например, когда кто-нибудь сидит и думает: «Нам нужна девочка, похожая на индуску, но не индуска. Вот есть такая Лейсан Каримова, давайте ее позовем». Хочется какую-то стабильность и чувствовать от такой работы кайф.

— С какими известными актерами тебе довелось вместе сниматься?

— Я была в фильме Housefull 4 («Полный дом 4») с актером Акшаем Кумаром. У меня была очень маленькая роль, но было здорово играть вместе с такими высококлассными звездами. Что касается других известных актеров, я снималась в массовках, в музыкальных клипах как танцор. На съемках одного музыкального клипа видела Айшварию Рай — это очень красивая женщина. С Шахрухом Кханом и Аамиром Кханом не пересекалась, потому что к тому времени я перестала участвовать в массовках и музыкальных клипах. Для девочек можно получить либо малую роль в каком-то сюжете с иностранкой, либо сниматься в главной роли в сериалах. Либо можно в independent movie (независимое кино) — там, как правило, нет больших звезд, но фильмы тоже очень хорошие. Такие авторские кино тоже актуальны, показываются в кинотеатрах, даже если актеры и ниже классом — зато у них контент лучше.

Нередко фильмы с крутыми актерами получаются не очень, да и игра, и сюжет желают оставлять лучшего. А авторское, независимое кино действительно интересно — в последнее время оно все больше популярно. Я б, наверное, в таком хотела больше сниматься.

— Скажи, а в индийском кино легче получить главную роль, чем в российском?

— Если предлагают роль иностранки, то это бывает не так часто. На такие роли кастинги происходят два раза в месяц, в то время как на другие роли — несколько раз в день. Но у нас, иностранок, гораздо больше шансов попасть, потому что нас там меньше, тем более, не все хорошо говорят по-английски, а на хинди — можно посчитать по пальцам руки. К тому же ценится определенный опыт работы в киноиндустрии. В российской индустрии я не сильно пыталась что-то делать. Но мои подружки учились на актрис, играли в театрах, и большинство из них уехали в Америку: там больше возможностей, чем в российской индустрии. Меня в Индии все вполне устраивает, к тому же язык подучила, привыкла ко всему, знаю продакшн. Поэтому не хочется с насиженного места еще куда-то ехать и что-то пытаться делать.

— В индийском кино достаточно много поют и танцуют. Тебе тоже приходится отплясывать?

— У них все фильмы с танцами. Там и на улицах постоянно танцуют. У них там чуть ли не каждый второй день праздник в честь какого-то бога. Они берут что-то типа нашей «Газельки», устанавливают туда колонки, ставят свое божество, в честь которого отмечается праздник, и такой цепочкой идут по улице и танцуют. Танцы у них везде и всегда, для них это норма. То же самое и в кино.

— А петь самой не приходилось в кино?

— Петь нет, не приходится… Там же никто из актеров не поет. Поют настоящие певцы, а актеры просто играют. У них не принято, чтобы сам певец снимался в музыкальном клипе. Там просто используется голос исполнителя. Все, что мы видим в клипах, никто из актеров не поет.

«Татарский язык хочется знать, а потом передать его дальше»

— Лейсан, в Индии знают что-нибудь про татар или про Казань?

— Особо не знают. Но там работают люди, у которых есть бизнес-партнеры в России — вот они, конечно, знают. Я встречала людей, которые неоднократно были в Казани, знают наш город, по-русски говорят. В основном это были доктора, которые учились в медицинском университете (КГМУ). Но в целом не знают.

— И тебя там считают русской?

— Да, в основном там все говорят Russian. Но не все мне верят, потому что я не блондинка с голубыми глазами, как они думают обо всех русских, славянских девочках. Специфику такую они не различают — татарка, башкирка или русская.

— Ты сама надолго приехала в Казань?

— Пока не знаю. На время пандемии, конечно, здесь буду. Как раз тут начала сниматься в некоммерческом фильме.

— Расскажи поподробнее о здешних проектах.

— Пока снималась для одной рекламы — это связано с новостями. Снималась в ролике для рекламного агентства. Сейчас участвую в проекте «Татаркино» с молодым режиссером Наилем Хайретдиновым: фильм с социальной нагрузкой про мальчика-инвалида. Вроде этот полнометражный фильм собираются выпустить в некоторых кинотеатрах Татарстана, но это будет, скорее всего, летом следующего года. Фильм на русском языке.

— Ты сама казанская. А родители из каких краев?

— Мама у меня казанская, отец — из Казахстана, но татарин.

— Любопытно, на каком языке ты общаешься дома? В преддверии Переписи населения вопрос становится особенно актуальным.

— Дома общаемся на русском. Татарский уже почти забыла. Когда люди говорят на нем, я все понимаю. Могу какие-то фразы построить, но так свободно уже говорить, к сожалению, не могу. Раньше в детстве очень неплохо разговаривала, когда жила с бабушкой. Но я бы желала его подтянуть. Хочется съездить к родственникам в деревню, с друзьями попытаться.

Пока в деревню ездила лишь ненадолго. Нужно пожить в этой среде хотя бы несколько недель — тогда будет результат. А так — сложновато. Язык свой хочется знать, а потом передать его дальше.

— То есть ты своих будущих детей хочешь обучить татарскому?

— Да, хотелось бы. Это здорово, когда родной язык передается дальше, следующему поколению. Сейчас татарский язык, к сожалению, если не вымирает, то его носителей становится с каждым годом все меньше и меньше. И хочется самой его поддерживать, сохранять.

«Когда я говорила, что мусульманка, мне никто не верил»

— Когда началась пандемия коронавируса, в интернете появилось видео, как полиция палками гоняет нарушителей карантина.

— Это все, конечно, было. Но то, о чем ты говоришь, происходило в маленьких штатах и районах, деревнях. В больших городах такого не было. Это больше относится к трущобникам, людям, которые живут на улице. К ним отношение совсем другое. Несмотря на то что у них официально отменили касты, по факту они остались.

Если человек из низшей касты, то ему значительно сложней попасть куда-то наверх: один из миллиона. Остальные так и будут продолжать работать рикшей, убираться, работать нянечкой.

Что касается этих палок — да, они были. Но это все так сильно утрировали! Правда, ситуация там действительно тяжелая. У них там все закрыто, до сих пор карантин, действует режим ограничений: нельзя далеко отходить от дома. Но работа продолжается, идут съемки: видимо, нелегально все это делается. Надеюсь, все у них наладится.

— Приходилось неоднократно слышать и читать, что в Индии притесняют мусульман. Заметила ли ты что-то подобное?

— Это полнейшая ложь. Мусульмане там спокойно живут, у них свои районы, мечети. Свинину практически нигде не продают, во всяком случае в центральных штатах. Мусульмане себя очень комфортно чувствуют. У индуистов и тех, кто придерживается других религий, нет притирок с мусульманами. Это, наверное, как у нас в Татарстане. У нас же нет проблем между татарами и русскими, мусульманами и православными — так и у них.

— И на себе тоже не чувствовала недоброжелательного отношения?

— Им практически без разницы, у кого какая вера, главное — друг друга не трогать. Каждый живет по своим понятиям, никто никого не притесняет.

Когда я говорила, что я мусульманка, мне никто не верил, потому что у них мусульмане одеваются соответствующе: длинные платья, хиджабы, паранджа. И если я представлялась мусульманкой, мне говорили: «Ты, наверное, врешь». Они не могут поверить, что мусульманка может ходить как я: в платьицах, шортиках и т.п.

«Известные актеры — из высших каст, из богатых семей»

— Когда ты играешь в фильмах индийских девушек, понимает ли зритель, что перед ними не индианка?

— Конечно. Это очевидно. Даже если я и черненькая, если меня как-то накрасить, но видно, что хотя бы наполовину не индианка. Кроме того, акцент всегда выдает. Сколько знаю иностранок, только у двух девочек нет акцента, они работали несколько лет над тем, чтобы от него избавиться. Голос в фильмах мой, озвучка моя, поэтому очевидно, что я не индианка.

— Удавалось ли кому-то из России, СНГ сделать актерскую карьеру в Болливуде?

— Я знаю нескольких женщин, которые снимаются в Болливуде и получают достаточно неплохие роли. Есть одна девочка — Анастасия Хамолка, она больше известна по киношному имени — Анна Адор. Есть еще одна девочка — Елена Казан, у нее тоже были неплохие роли в крутых фильмах. Анастасия больше играет в театре, но снималась в нескольких хороших проектах. Из россиян я только знаю их двоих, кому достаются хорошие роли. Все остальные — это больше британки, бразильянки, сербка. Шведка Элли Аврам — очень популярная актриса, у нее 3 миллиона подписчиков, ей дают хорошие роли. Но из русских, кроме Анастасии и Елены, больше не знаю. Их знает узкий круг, кто с ними работает. Русским тяжелее пробиваться, потому что у них акцент. В таких случаях там больше предпочитают американок или британок.

— Не приглашали ли тебя рекламировать товары и услуги тамошних производителей?

— Пока ты не становишься звездой определенного уровня, то стать амбассадором, звездой компании звать не будут. Либо тебя могут взять как беленькую симпатичную модель. У меня была работа в рекламе Skechers, Pizza Hut и других брендов. Я не позиционирую себя как модель, поэтому я в это не лезу. Там есть девочки высокие, с определенными модельными параметрами — обычно таких берут. Для хороших рекламных кампаний организации часто обращаются в модельные агентства. Мне это не столь интересно, я стараюсь больше развиваться в актерском направлении.

— Правда ли, что индийские актрисы грешат пластическими операциями?

— По-моему, все актрисы это делают — и в России, и в Голливуде. Это уже норма.

— В фильмах, которые снимали лет 30—40 назад, у индийских актрис была характерная горбинка на носу. Сейчас они стали почти европейской внешности.

— Да. И они отбеливают лица, поскольку им нужно выглядеть светленькими, красивыми с точки зрения международных стандартов. Есть такие моменты, которые приходится «редактировать».

— Существует мнение, что актеры, игравшие положительных персонажей, в дальнейшем становятся успешными политиками.

— Первый раз слышу. Я бы сказала, что они просто влиятельные люди.

Будучи крутым актером, ты становишься в индийском обществе, грубо говоря, полубогом. Для них это огромный статус. Если у нас известный актер может пройтись по улице, и его могут некоторые не узнать, то там они никогда не появятся на людях, иначе их просто разорвут на кусочки от счастья.

Вокруг них ходят по 30 секьюрити, они ездят только на определенные мероприятия. Их в Индии возводят на высокий пьедестал, на алтарь. И от их мнения может много что поменяться, даже в политике.

— Ты сказала про кастовость в Индии. Сохраняется ли кастовость на съемочной площадке? Может ли далит (неприкасаемый) играть вместе с брамином или кшатрием?

— Неприкасаемые вообще находятся не в этой сфере. Они работают больше уборщиками, водителями. Но бедные люди часто бывают в массовках — это нормально. А к звездам вообще мало где подпускают — это не чисто индийская фишка. Я замечала на съемочной площадке разное отношение к стаффу — к тем, кто убирается, помогает ставить реквизит. Чаще всего вижу, что на них кричат, их как-то оскорбляют, унижают. Но если это хорошие классные дорогие съемки, там люди другого уровня: они уважают себя, поэтому не будут опускаться, чтоб кого-то унижать и оскорблять. Я попадала и на такие площадки, и на такие.

— Скажи, а эти звезды из известных актерских семей к каким кастам относятся?

— Я думаю, они все брахманы. Я знаю, что Шахрух Кхан — не брахман, это единственный пример, когда человек из простой семьи выбился в пантеон богов для индийцев. Это такое огромное исключение. И он поднялся в такое время, когда киноиндустрия только развивалась, актеры были другие. Остальные все — из высших каст, из богатых семей, с деньгами, связями.

— Все-таки ты сама хочешь попробовать себя в российском кино или в Голливуде?

— Если бы у меня была возможность, я бы поехала в Голливуд — это просто пик мечты.

— А с какими известными актерами тебе бы хотелось вместе сыграть?

— Из индийских обожаю Шахида Капура. Он шикарно играет. А так, честно говоря, индийские актеры мне не очень нравятся. Нравятся специфичные актеры, которые не столь известны. А если рассматривать американских актеров, то Джонни Депп — это предел мечтаний. Как только сыграю с ним в любом фильме, можно бросать карьеру, поскольку это пик моей мечты и больше мне ничего не надо.

— Где можно ознакомиться со списком фильмов с твоим участием?

— Найти мои работы будет сложно, так как они в основном находятся на индийских сайтах и платформах. Но я выкладываю свои работы на своей странице в Instagram, чтобы мои родные и близкие могли посмотреть на мои проекты.

Тимур Рахматуллин, фото предоставлено Лейсан Каримовой

ОбществоКультура Татарстан Татаркино

Как король Болливуда смог заработать в Индии больше Брэда Питта и Тома Круза

Самая популярная кинозвезда Индии делает все возможное, чтобы не сидеть без дела. Запертый дома вместе со значительной частью страны, Акшай Кумар снимает рекламные ролики для телевидения, привлекая свою племянницу вместо оператора. Он постоянно говорит по телефону, одновременно дорабатывая сценарии и координируя выделение $4,5 млн на помощь пострадавшим от пандемии.

Он устраивает телевизионные марафоны и запоями смотрит сериалы «Бумажный дом» и «Жизнь после смерти» на Netflix, «Семьянин» на Amazon, а для семилетней дочери включает кулинарное шоу о выпечке Sugar Rush. Для суперзвезды и человека, который построил прибыльный бизнес за пределами Голливуда, выбор передач может показаться странным. Но сейчас необычные времена даже для короля Болливуда. Кумар десятилетиями отклонял предложения от американских продюсеров, но затем передумал и в прошлом году подписал договор о съемках в новом сериале Amazon Prime под названием The End.

«Все должны идти в ногу со временем, — говорит Кумар во время часового интервью, которое он дает по Facetime из своей квартиры, время от времени прерываясь, чтобы утихомирить детей. — От сценариев и историй до технологий, способов съемки и зрителей. Количество нулей в чеках, что мне выписывают, изменилось. Все изменилось».

Реклама на Forbes

Сделка, по условиям которой, как полагает Forbes, Кумар получит $10 млн, полностью обусловлена изменениями в расстановке сил в американской киноиндустрии. Заняв ведущие позиции в Голливуде, IТ-гиганты с севера Калифорнии переписали правила отрасли в своей стране и, воспользовавшись моментом, переключились на Индию, второй по величине кинорынок в мире.

Индийские поклонники кино давно были загадкой для ведущих киностудий США: они, конечно, ходят на крупнейшие американские блокбастеры, но гораздо большую преданность демонстрируют местным фильмам. Индия выпускает больше фильмов, чем любая другая страна, и в прошлом году добилась рекордных суммарных кассовых сборов в $1,3 млрд. Голливудская картина «Мстители: Финал» в прошлом году побила мировой рекорд по кассовым сборам. Однако в топ-10 фильмов с самыми высокими сборами доминирует Болливуд — на него приходятся шесть картин.

Крупные IТ-компании заинтересованы не столько в кинотеатрах, сколько в своей целевой аудитории, на которую рассчитаны их бизнес-модели. В Индии живут 1,35 млрд человек, большинство из которых моложе 35 лет. По данным исследовательской компании Media Partners Asia, благодаря именно этой группе населения в ближайшие пять лет рынок онлайн-видео вырастет почти в три раза и достигнет $4 млрд. Amazon и Netflix запустили в Индии стриминговые сервисы в 2016 году и начали предлагать оригинальный индийский контент в 2017 и 2018 годах соответственно. Согласно отчету консалтинговой фирмы Omdia, эти компании уже выпускают 10% всех оригинальных фильмов Индии и за последние два года потратили на производство местного контента более $500 млн. Ожидается, что в следующем году сумма будет аналогичной.

«Amazon и Netflix участвуют в гонке за локализацию контента в Индии, — говорит Тони Гуннарссон, один из аналитиков Omdia, участвовавший в подготовке отчета. — Локализация чрезвычайно важна повсюду, но в Азии особенно. Дело не только в дубляже или субтитрах на местном языке».

Это значит, что Кумар становится чрезвычайно ценным игроком — и может выбирать лучшие предложения. Индийская суперзвезда занимает 52-е место в рейтинге 100 самых высокооплачиваемых знаменитостей этого года с доходом $48 млн до вычета налогов. Большую часть этой суммы он заработал не в Голливуде.

Кумар родился в 1967 году и вырос в Пенджабе в семье бухгалтера и домохозяйки. Несмотря на скромные доходы, семья каждую субботу ходила в кино. Акшаю нравились фильмы о боевых искусствах: сначала это был Брюс Ли, потом — Джеки Чан, а позднее более популярные герои боевиков вроде Сильвестра Сталлоне и Арнольда Шварценеггера. В детстве мальчик больше времени посвящал карате и тхэквондо, чем учебе в школе: его отец даже занял деньги, чтобы он мог пять лет учиться тайскому боксу в Таиланде. Вернувшись в Мумбай в 22 года, Кумар начал преподавать единоборства и работать моделью, чтобы заработать на жизнь. Он быстро понял, где больше возможностей: преподавание тайского бокса приносило ему $66 в месяц, а в модельном бизнесе он мог заработать в четыре раза больше все за три часа.

«Мне повезло, что им понравилась моя внешность», — говорит Кумар.

В 1992 году Кумар дебютировал в кино: болливудский режиссер и продюсер Прамод Чакраворти пригласил его на главную роль в мелодраме «Водопад любви». Меньше чем через год Кумар прославился благодаря роли в музыкальном триллере «Неудачное похищение», которая определила его карьеру в качестве актера боевиков.

«Я пришел в эту отрасль, думая, что просто хочу зарабатывать деньги. Я просто хотел заработать примерно десять кроров рупий (около $1,3 млн сегодня), вот и все. Но я живой человек, и, когда я заработал первые десять кроров, я подумал, почему бы не заработать сто кроров ($13 млн), — признается он со слегка смущенной улыбкой. — Если честно, меня было не остановить».

Щедрые гонорары Кумара на родине резко контрастируют с положением большинства зарубежных звезд, которым нужно добиться успеха в Голливуде, чтобы рассчитывать на те же суммы. Кумар получает авансом $13 млн за фильмы вроде Bell Bottom («Клеш») и Bachan Pandey и в этом году заработал больше, чем Брэд Питт и Том Круз. Он зарабатывает даже больше на проектах, где решает рискнуть и отказаться от зарплаты в пользу доли от выручки — это схема озолотила ведущих актеров Голливуда, пока американские студии не отказались от нее.

Теперь Голливуд сам идет к Кумару с чековой книжкой в руках. Или, по крайней мере, Новый Голливуд, следующий стратегии, которой пользовались спутниковые операторы, когда осваивали индийский рынок и для повышения рейтингов приглашали на роли телеведущих таких звезд, как Салман Хан и Амитабх Баччан.

Реклама на Forbes

Amazon надеется, что слава Кумара поможет продвигать Prime Video на втором крупнейшем в мире телерынке и поддержит стриминговый бизнес, который на Западе отстает от Netflix по числу подписчиков и популярности. Кумар не единственная знаменитость, заключившая подобную сделку. Netflix нанял индийских звезд Саифа Али Хана и Навазуддина Сиддикуи для первого в истории канала оригинального сериала Sacred Games. Amazon привлек Абхишека Баччана, сына Амитабха Баччана, на главную роль сериала Breathe.

Кумар во время анонса предстоящего сериала «Конец». ( Sujit Jaiswal / AFP / Getty Images )

«Все дело в том, что люди хотят видеть, — говорит Джеймс Фаррелл, вице-президент подразделения зарубежных оригинальных фильмов в Amazon. — Если они хотят увидеть Акшая Кумара в многосерийном приключенческом триллере, кто я такой, чтобы им отказывать? Возможно, это недешево, но это того стоит».

Amazon не раскрывает число своих подписчиков в Индии. Компания только сообщала, что большинство индийских подписчиков покупают Prime ради стриминга, а не ради бесплатной доставки и прочих бонусов. Похоже, эта стратегия работает. Аналитики Media Partners Asia предсказывают, что к концу года у Amazon будет 17 млн платных подписчиков в Индии. Больше только у Disney+ Hotstar — сервис привлек 18 млн подписчиков, отчасти благодаря правам на трансляции матчей по крикету. Netflix с 5 млн подписчиков отстает: Индия — один из немногих рынков, где он не является крупнейшим игроком стримингового рынка.

С момента запуска Prime в Индии Amazon выпустил 16 оригинальных сериалов, в том числе мюзиклов, мелодрам и триллеров. Inside Edge, драма о команде по крикету, стала первым индийским шоу, номинированным на международную премию «Эмми» в категории «Лучший драматический сериал». В прошлом году Netflix запустил в Индии более дешевый тариф, предназначенный только для смартфонов. Компания надеется, что это поможет ей конкурировать с менее дорогостоящими сервисами от Amazon и Disney. Согласно отчету Media Partners Asia, к 2025 году Disney+ Hotstar сможет привлечь 100 млн подписчиков в Индии.

«В Индии потенциал для роста огромен и в основном недооценен, — говорит Кумар. Он признает, что к сделке с Amazon его подтолкнул сын-подросток, который спросил, почему он не работает над онлайн-сериалом. — Индийская аудитория заметно повзрослела, а местный контент сильно изменился, и я хочу участвовать в этом процессе».

Реклама на Forbes

Самые высокооплачиваемые звезды мира – 2020. Рейтинг Forbes

10 фото

Перевод Натальи Балабанцевой

Индия охвачена пандемией помощи – Газета Коммерсантъ № 77 (7039) от 30.

04.2021

Самолет МЧС России с экстренной гуманитарной помощью для Индии, пострадавшей от беспрецедентной волны заражений коронавирусом, прибыл в четверг в Дели. Отправке второй за последние сутки партии медоборудования и лекарств предшествовал телефонный разговор президента РФ Владимира Путина и индийского премьера Нарендры Моди. Лидеры двух стран приветствовали регистрацию в Индии российской вакцины «Спутник V», выпуск которой в республике начнется уже в мае и, как надеются в Дели, поможет переломить ситуацию в борьбе с COVID-19. Помощь Индии срочно направляет и президент США Джо Байден: вслед за российскими бортами в Дели ждут самолеты с гуманитарным грузом из США.

Партнерская помощь

Два самолета МЧС России, прибывшие в международный аэропорт имени Индиры Ганди в ночь на четверг с интервалом в несколько часов, доставили в Дели более 22 тонн медицинской техники и лекарств. Экстренная гуманитарная помощь из Москвы включает 20 единиц оборудования для выработки кислорода, 75 аппаратов искусственной вентиляции легких, 150 медицинских мониторов и 200 тыс. упаковок противовирусного препарата «Фавипиравир». Получатель груза — Индийское общество Красного Креста, которому теперь предстоит распространить российскую помощь по медицинским учреждениям, где нехватка средств для борьбы с пандемией ощущается наиболее остро.

Ситуация с распространением коронавируса в Индии резко ухудшилась в последние недели. По числу случаев заражения COVID-19 страна занимает второе место в мире после США, а по числу погибших — четвертое. Всего в стране выявили 18,4 млн заражений, свыше 204 тыс. инфицированных скончались.

Как пояснил глава Минпромторга РФ Денис Мантуров, отправленные в Индию аппараты ИВЛ, концентраторы кислорода и прикроватные мониторы — высокотехнологичное оборудование российского производства, которое уже знакомо индийской стороне, учитывая, что с 2018 года осуществлялись его поставки в медицинские учреждения Бангалора, Ченная и Мумбая.

В свою очередь, в заявлении МИД РФ отмечается, что решение о незамедлительной отправке в Индию крупной партии гуманитарной помощи была принято российским руководством «в духе дружбы и особо привилегированного стратегического партнерства между Россией и Индией».

В ходе телефонного разговора в среду президент Путин и премьер Моди обсудили взаимодействие двух стран по борьбе с пандемией.

Как заявили по итогам беседы в Кремле, Нарендра Моди «тепло поблагодарил президента России за оказываемое содействие, которое во многом носит высокотехнологичный характер и остро востребовано в стране».

Как говорится в сообщении, «лидеры двух стран приветствовали регистрацию в Индии российской вакцины «Спутник V» и отметили ее высокую эффективность и безопасность». «Выражено удовлетворение тем, что по линии Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) достигнута договоренность с индийскими компаниями о производстве до 850 млн доз «Спутника V». Выпуск планируется начать в мае 2021 года»,— отметили в Кремле.

Спасительная вакцина

Российская вакцина будет производиться в Индии для использования внутри страны, в РФ, а также в третьих странах. При этом «Спутник V» окажется в Индии еще до того, как ведущие фармацевтические гиганты страны начнут его массовый выпуск. «Первая партия прибудет в Индию 1 мая»,— заявил CNN глава РФПИ Кирилл Дмитриев.

Напомним, что 12 апреля РФПИ сообщил о регистрации «Спутника V» в Индии, которая стала 60-м государством, одобрившим российскую вакцину после положительных результатов проведенных в стране клинических испытаний.

Заявку на ограниченное использование «Спутника V» в чрезвычайных ситуациях подала фармацевтическая компания Dr. Reddy’s Laboratories Ltd. В ее руководстве заявили, что «очень рады получить разрешение на экстренное использование «Спутника V» в Индии», так как это позволит «внести свой вклад в усилия по вакцинации значительной части населения».

Выдача разрешения на экстренное применение «Спутника V» в Индии сделала его третьей разрешенной для использования в стране вакциной вместе с индийскими Covieshield и Covaxin.

В преддверии окончания испытаний и получения разрешения РФПИ заключил соглашения на производство «Спутника V» еще с пятью индийскими производителями помимо Dr. Reddy’s Laboratories Ltd. Так, договоренность с Hetero Biopharma предполагает производство более 100 млн доз российской вакцины в год, компания Gland Pharma может произвести до 252 млн, Stelis Biopharma — 200 млн, Virchow Biotech — 200 млн и Panacea Biotec — 100 млн доз. «В Индии ощущается нехватка вакцин от коронавируса, поэтому «Спутник V» очень важен для страны»,— отметил директор по маркетингу компании Hetero Biopharma Мурали Кришна Редди Бхимиредди.

В целом индийские эксперты рассчитывают, что приход в страну российской вакцины, который произойдет в разгар обрушившегося на страну «коронавирусного шторма», станет одним из решающих факторов в борьбе с COVID-19.

Заграница им поможет

Вместе с Россией о готовности оказать помощь Индии заявили США и другие страны мира, а также руководство Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ).

По итогам состоявшегося 26 апреля телефонного разговора с индийским премьером Нарендрой Моди президент США Джо Байден сообщил о «неизменной поддержке» Индии со стороны Вашингтона. «Как Индия направляла помощь США, когда на ранних этапах пандемии наши больницы работали на пределе, так же и мы намерены помочь Индии в трудное для нее время»,— написал господин Байден в Twitter. Выступая в среду в Конгрессе США, президент вновь упомянул индийскую ситуацию, рассуждая о «вакцинной дипломатии» Вашингтона. «По мере того как наши запасы вакцин растут и начинают соответствовать нашим потребностям — а мы уже им соответствуем,— мы станем арсеналом вакцин для других стран, точно так же как Америка стала «арсеналом демократии» во Вторую мировую войну»,— заявил Джо Байден, обращаясь к законодателям.

В распространенном в тот же день заявлении Белого дома отмечается, что в ближайшие дни США намерены оказать Индии помощь более чем на $100 млн.

«Авиарейсы с правительственной помощью США начнут прибывать в Индию в четверг, 29 апреля, и будут продолжать летать до следующей недели»,— говорится в заявлении Белого дома. Отвечая на вопросы журналистов в Белом доме, Джо Байден пояснил: «Думаю, мы будем в состоянии поделиться вакцинами, а также ноу-хау с другими странами, у которых есть подлинная нужда. В этом заключаются надежда и ожидание».

Наряду с федеральным правительством свой вклад в борьбу с пандемией в Индии намерены внести правительства американских штатов, частные компании, неправительственные организации и отдельные благотворители.

Примечательно, что помимо оборудования для производства кислорода, вентиляторов и тестов на COVID-19 США готовятся к поставкам в Индию материалов для производства вакцины AstraZeneca. «Это самый быстрый шаг, который мы можем сделать сейчас, чтобы помочь как можно скорее»,— отметил представитель администрации Байдена.

В свою очередь, по сообщению BBC, в рамках международной помощи Индии в течение этой недели в страну также будет доставлена помощь из Великобритании, Франции и Германии — аппараты ИВЛ, оборудование для производства кислорода, а также кислородные контейнеры и респираторы.

В целом, как заявил в четверг на брифинге в Дели первый заместитель главы МИД Индии Харш Вардхан Шрингла, о готовности оказать помощь стране заявили более 40 государств.

Об экстренной отправке в Индию более 2,6 тыс. своих сотрудников сообщила и ВОЗ. Как заявил глава организации Тедрос Адханом Гебрейесус, организация также предоставит Индии «ключевое оборудование и материалы, включая тысячи кислородных концентраторов, передвижные полевые госпитали из сборных конструкций и лабораторные принадлежности».

Сергей Строкань

Как сейчас живут звезды индийского кино — Рамблер/кино

Ах, этот Болливуд! Страсти и танцы, а эти темноглазые герои, способные к невероятным переживаниям и игре, ставшие кумирами миллионов? Давайте выясним, с чего они начинали и как живут сейчас.

1/15 Митхун Чакраборти. «Джими-джими, ача-ача …» Узнали? Все верно — это тот самый знаменитый «танцор диско»!

Листайте дальше, чтобы пропустить рекламу

2/15 Первый серьезный успех пришел к нему после фильма «Королевская охота». За работу в этой картине его наградили престижной индийской премией «Золотой лотос». 3/15 Чакраборти известен не только прекрасной игрой, но и трудолюбием. В его фильмографии около 400 кинокартин. 4/15 Амитабх Баччан. Амитабх — это своего рода болливудский Аль Пачино. Харизматичный актер покорил сердца не только индийских зрителей, но и наших соотечественников. Настоящая фамилия мужчины — Шривастав. Баччан — это прозвище, которым бабушка наградила его отца-поэта за сложный характер.

Листайте дальше, чтобы пропустить рекламу

5/15 Режиссеры считали его образ слишком угрожающими. Спасло ситуацию рекомендательное письмо от Индиры Ганди, с которой работала мама Баччана. Вскоре на экраны вышел первый фильм с участием мужчины. 6/15 Пожалуй, нет в России человека, который не слышал бы про фильм «Зита и Гита». Кареглазая красавица Хема Малини сыграла в нем знаменитых сестер-близняшек.7/15 Первый фильм с участием Малини вышел в 1965 году. Уже тогда многие критики отметили красочность и сложность ее танцевальных номеров. Но главный успех ждал актрису в столице индийской «фабрики грез» Болливуде.

Листайте дальше, чтобы пропустить рекламу

8/15 Актер заслуженно считается легендой индийского кино. Российским зрителям он знаком по фильму «Зита и Гита», а так же по детской музыкальной сказке «Приключения Али-бабы и сорока разбойников». 9/15 Его первые съемки нельзя было назвать удачными. Проекты не приносили ни денег, ни желаемой славы. Начинающий актер уже готов был сдаться и вернуться в родной город, когда ему предложили роль в мелодраме «Цветок и камень». С тех пор карьера Дхармендры пошла в гору.10/15 Шахрух Хан. «Принц» — именно так переводится имя этого индийского актера. Получилось очень символично, ведь он действительно стал настоящим «правителем» Болливуда. Хотя Шахрух родился и вырос в Индии, по национальности он иранец.

Листайте дальше, чтобы пропустить рекламу

11/15 Настоящая известность и любовь зрителей проявились только после премьеры «Непохищенной невесты». Комедия имела колоссальный успех на родине актера. Дальше последовали такие кинохиты, как «Ом Шанти Ом», «Меня зовут Кхан», «Все в жизни бывает» и другие. 12/15 Видимо, индийские боги были щедры к маленькой Айшварии Рай с самого рождения. Помимо привлекательной внешности девочке повезло и с семьей. Родители Рай весьма уважаемые и обеспеченные люди.13/15 В 1994 году Айшавария одержала победу в конкурсе «Мисс мира». Несмотря на успех, в 1997 году девушка решила оставить индустрию моды ради карьеры в кино. В итоге критики и зрители все же оценили ее актерский талант в фильме «Навеки твоя».

Листайте дальше, чтобы пропустить рекламу

14/15 Джухи Чавла. Умница, красавица, жалко, что не комсомолка! Чавла пленила талантом и карими глазами сначала индийских зрителей, а затем и весь мир. 15/15 В 1986 году в мировой прокат вышел первый фильм с ее участием — «Навстречу любви». С того момента ей открылись все дороги на болливудский Олимп. Количество поклонников девушки увеличивалось с каждым новым фильмом.

Митхун Чакраборти

«Джими-джими, ача-ача …» Узнали? Все верно — это тот самый знаменитый «танцор диско»!

Прежде чем стать звездой индийского кинематографа, Митхун успел поучаствовать в политическом восстании, чудом избежать ареста и поработать распространителем косметики, хотя его актерский талант начал проявляться еще в ранние годы. Чакраборти был задействован почти во всех школьных спектаклях. Позже судьба снова вывела его на творческий путь. Уехав из родного города, молодой человек поступил в престижный киноинститут.

Природная харизма и великолепные внешние данные смогли убедить приемную комиссию и режиссеров. Вскоре Митхун впервые попадет на съемочную площадку. Правда, в студенческие годы начинающему актеру доставались в основном эпизодические роли.

Первый серьезный успех пришел к нему после фильма «Королевская охота». За работу в этой картине его наградили престижной индийской премией «Золотой лотос».

Чакраборти известен не только прекрасной игрой, но и трудолюбием. В его фильмографии около 400 кинокартин. Прекрасный голос, хорошая физическая подготовка и умение перевоплотиться в любого персонажа — от героя-любовника до криминального авторитета — сделали Митхуна знаменитостью мирового масштаба.

Женщины сходили сума при одном только виде этого статного мужчины. Несмотря на киношный образ соблазнителя, в жизни актер — примерный семьянин. Первый брак Чакраборти распался, но через несколько лет он женился еще раз. Новая возлюбленная, актриса Йогита Бали, даже отказалась от карьеры в пользу семейного счастья.

У супругов четверо детей, один из которых приемный. Мужчина нашел плачущую малышку в мусорном баке и отвез ее в больницу. После спасения разлука с девочкой была недолгой: Митхун вместе с женой приняли решение удочерить ребенка. Актер считается одним из самых богатых людей Индии.

Несколько лет назад он даже попробовал себя в роли бизнесмена: приобрел сеть отелей и собственную футбольную команду. Сейчас Чакраборти продолжает сниматься в кино. Помимо этого мужчина входит в состав жюри шоу «Танцуй, Индия, танцуй!», а также возглавляет профсоюз кинематографистов.

Амитабх Баччан

Амитабх — это своего рода болливудский Аль Пачино. Харизматичный актер покорил сердца не только индийских зрителей, но и наших соотечественников. Настоящая фамилия мужчины — Шривастав. Баччан — это прозвище, которым бабушка наградила его отца-поэта за сложный характер. О карьере в кино Амитабх мечтал еще с ранних лет. Казалось, у него было для этого все: эффектная внешность, чувство ритма, бархатный голос.

После окончания колледжа, как раз благодаря приятному баритону, он смог устроиться на работу диктором. Но его другие врожденные особенности — слишком смуглая кожа и своеобразная форма бровей — мешали развитию актерской карьеры.

Режиссеры считали его образ слишком угрожающими. Спасло ситуацию рекомендательное письмо от Индиры Ганди, с которой работала мама Баччана. Вскоре на экраны вышел первый фильм с участием мужчины.

Но настоящая слава пришла к артисту чуть позже. Кинокартина «Затянувшаяся расплата» стала не только звездным часом для Амитабха, но и подарила ему прозвище: «сердитый юноша».

Именно после этого фильма в Болливуде выросла популярность таких жанров, как боевик и детектив, а Амитабх получил сотни новых ролей. Российским телезрителям особенно полюбился его персонаж из «Мести и закона» — благородный жулик, всегда угадывающий, какой стороной упадет монетка.

К сожалению, в 1982 году актеру пришлось прервать кинокарьеру. Во время съемок в «Носильщике» Баччан, сам исполнявший трюки, получил серьезную травму. У него случился разрыв селезенки, и он несколько недель пребывал в коме. Тем не менее усилием воли народный любимец смог оправиться и встать на ноги.

Он не только продолжает сниматься, но также развивает карьеру писателя, политика и ведущего. Баччан женат и воспитывает двоих детей, хотя однажды брак актера оказался под угрозой. Мужчина закрутил роман со звездой индийского кинематографа Рекхой. Однако верность и забота законной супруги во время его болезни открыли ему глаза на истинную любовь.

Хема Малини

Пожалуй, нет в России человека, который не слышал бы про фильм «Зита и Гита». Кареглазая красавица Хема Малини сыграла в нем знаменитых сестер-близняшек. Творческий путь Малини начался еще в раннем детстве. Любовь к искусству передалась девочке от мамы, которая работала кинопродюсером.

Неудивительно, что занятия танцами и музыкой стали неотъемлемой частью жизни Хемы. В будущем эти увлечения сыграют важную роль в ее актерской карьере. Зрители по достоинству оценят пластичность, приятный голос и фигуру девушки.

Первый фильм с участием Малини вышел в 1965 году. Уже тогда многие критики отметили красочность и сложность ее танцевальных номеров. Но главный успех ждал актрису в столице индийской «фабрики грез» Болливуде. В начале карьеры ей помогли связи мамы, но без трудолюбия и таланта не получилось бы добиться такой популярности. Юной актрисе было у кого учиться: одним из ее первых партнеров по фильму стал Радж Капур. Затем была совместная работа с Дхармендрой.

Звездный дуэт снялся сразу в четырех успешных фильмах, в том числе в «Зите и Гите». Эти роли раскрыли актерский талант Хемы с новой стороны. Она с легкостью перевоплощалась в таких похожих внешне, но абсолютно разных по характеру героинь. С каждым новым проектом слава актрисы и любовь к ней поклонников во всем мире только росла.

Но в начале 90 х Малини поняла, что уже выросла из амплуа юных персонажей. Женщина решила попробовать себя в качестве продюсера и режиссера. Благодаря ее стараниям появились такие телесериалы, как «Скажи мне, Боже» и «Танцовщица». Периодически она все же появлялась в собственных проектах.

Насыщенная творческая жизнь смешалась с не менее бурной личной. Индийские страсти кипели не только на экране, но и за пределами съемочной площадки. Красавица влюбилась в звездного коллегу Дхармендру. Их чувствам не смогли помешать ни брак мужчины, ни помолвка Малини с другим актером.

Главной преградой союзу стала семья Хемы. Родители были категорически против этих отношений. Хеппи-энд наступил только после смерти влиятельного отца актрисы. Влюбленные все же поженились.

Плодом любви стали две прекрасные дочери. Сейчас Малини занимается политической деятельностью и преподает национальные танцы. Свободное время она проводит с внуками в огромном семейном особняке недалеко от Мумбаи.

Дхармендра

Актер заслуженно считается легендой индийского кино. Российским зрителям он знаком по фильму «Зита и Гита», а так же по детской музыкальной сказке «Приключения Али-бабы и сорока разбойников». Будущая звезда Болливуда родился в обычной крестьянской семье. Родители были в шоке, когда узнали о решении сына стать актером.

Но отступать Дхарам Сингх Деол (это его настоящее имя) не собирался. Случайно узнав о творческом конкурсе в журнале Filmfare, он принимает участие и выигрывает в номинации «Новый талант». Тогда ему посчастливилось лично познакомиться с популярным артистом Девом Анандом. Тот отметил потенциал мальчика и вдохновил его на дальнейшие пробы.

Позже в одном из интервью Дхармендра признался, что именно с этого момента начался его головокружительный роман с миром кино. Его первые съемки нельзя было назвать удачными. Проекты не приносили ни денег, ни желаемой славы. Начинающий актер уже готов был сдаться и вернуться в родной город, когда ему предложили роль в мелодраме «Цветок и камень».

С тех пор карьера Дхармендры пошла в гору. Фильмы с его участием вызывали восторг как у критиков так и у обычных зрителей. Но останавливаться на достигнутом мужчина не стал. Он решил попробовать себя по ту сторону камеры в качестве продюсера. Также на протяжении пяти лет мужчина был представителем Индийской народной партии в нижней палате парламента.

Одной из причин быстрого завершения его политической карьеры считается второй брак. Любовная связь со знаменитой красавицей Хемой Малини наделала немало шума в прессе. Когда их чувства переросли в нечто большее, чем просто роман на экране, Дхармендра был уже женат и воспитывал четверых детей. Спустя время актеры узаконили свои отношения. При этом со своей первой супругой мужчина так и не развелся.

Шахрух Хан

«Принц» — именно так переводится имя этого индийского актера. Получилось очень символично, ведь он действительно стал настоящим «правителем» Болливуда. Даже журнал Times внес его в список наиболее влиятельных кинозвезд. Хотя Шахрух родился и вырос в Индии, по национальности он иранец. В юные годы парень проявлял интерес к литературе, театру и бегу. За быстроту ног школьные товарищи прозвали его почтовым поездом.

Одно время юноша задумывался над карьерой спортсмена, но с легкой атлетикой не сложилось. Врачи обнаружили у юноши шумы в сердце. Вскоре проблемы со здоровьем начались и у его отца, успешного адвоката. Мужчина скончался от рака, когда его сыну было всего 16 лет. Хан поступил на экономический факультет, но уже на первых курсах решил попробовать себя в качестве актера и понял, что именно это — его настоящее призвание.

Мама всегда поддерживала молодого человека, но она рано умерла от заражения крови, так и не увидев ни одного фильма с его участием. Тем временем в определенный момент карьера Шахруха пошла в гору. Первая роль — и сразу главная!

Но настоящая известность и любовь зрителей проявились только после премьеры «Непохищенной невесты». Комедия имела колоссальный успех на родине актера. Дальше последовали такие кинохиты, как «Ом Шанти Ом», «Меня зовут Кхан», «Все в жизни бывает» и другие. С каждым годом их количество только увеличивается. Неудивительно, ведь актеру подвластны любые жанры и амплуа. Также Хан ведет сразу несколько передач на индийском телевидении.

Личная жизнь артиста тоже сложилась удачно: он счастлив в браке. Мужчина оказался настоящим романтиком: супруга — первая и единственная женщина в его жизни. Но в начале отношений молодые люди столкнулись с родительским неодобрением.

Дело в том, что возлюбленные принадлежат к разным национальностям и религиям. К счастью, со временем отец невесты дал благословение на брак. У Шахруха и его жены подрастают трое детей.

Айшавария Рай

Видимо, индийские боги были щедры к маленькой Айшварии с самого рождения. Помимо привлекательной внешности девочке повезло и с семьей. Родители Рай весьма уважаемые и обеспеченные люди. Это позволило им дать прекрасное образование любимой дочери. Уроки танцев и музыки, престижный колледж в Мумбаи, а затем учеба в университете способствовали тому, что девушка выбрала творческую профессию.

Правда, о том, чтобы стать актрисой, она задумалась не сразу. Изначально Айшвария видела себя успешным архитектором. Но вместо чертежей и строительных проектов судьба готовила ей новый подарок. Красота Рай не осталась незамеченной. Когда девушке исполнилось 18 лет, ей предложили сотрудничать с модельным агентством. Вскоре после заключения контракта она блистала на модных показах, снималась в рекламных роликах и даже попала на обложку Vogue. Это было лишь началом яркого пути к славе.

В 1994 году Айшавария одержала победу в конкурсе «Мисс мира». Несмотря на успех, в 1997 году девушка решила оставить индустрию моды ради карьеры в кино. В итоге критики и зрители все же оценили ее актерский талант в фильме «Навеки твоя». Многие фанаты даже считают экранный дуэт Рай с Салманом Кханом одним из самых красивых в Болливуде.

Сейчас на счету актрисы десятки ярких ролей в таких проектах, как «Азарт любви», мюзикл «Девдас», показанный на Каннском кинофестивале, и других индийских мелодрамах. Конечно, не обошлось и без съемок в голливудских фильмах. Рай можно увидеть в «Розовой пантере» и «Принцессе специй».

Уже несколько лет она счастлива в браке с Абхишеком Баччаном, сыном известного индийского актера Амитабха Баччана. В 2011 году у пары родилась дочка. Иногда в прессе возникают слухи о разладе в семье, но супруги опровергают домыслы, регулярно публикуя совместные фотографии в социальных сетях.

Джухи Чавла

Умница, красавица, жалко, что не комсомолка! Чавла пленила талантом и карими глазами сначала индийских зрителей, а затем и весь мир. Ее семья была далека от искусства. Родители работали обычными госслужащими.

Опасаясь насмешек, втайне от близких и друзей, девушка мечтала о карьере актрисы. Свой путь к славе Джухи начала с конкурсов красоты. В копилке ее наград — титул «Мисс Индия». Но от желания сниматься в кино она после этого не отказалась.

В 1986 году в мировой прокат вышел первый фильм с ее участием — «Навстречу любви». С того момента ей открылись все дороги на болливудский Олимп. Количество поклонников девушки увеличивалось с каждым новым фильмом.

В итоге Чавла оказалась популярна и за пределами своей страны. Российским любителям индийского кино она знакома по таким фильмам, как «Бог знает», «Рай» и «Пой, Радха, пой!».

Сейчас Джухи редко принимает участие в новых проектах, но ее жизнь по прежнему связана с искусством. Теперь она трудится в качестве продюсера. Все свободное время женщина уделяет мужу и двум детям. Ее супруг — успешный бизнесмен. Кроме любимой супруги, его ничего не связывает с киноиндустрией. А вот сын и дочь Джухи хотят пойти по стопам знаменитой мамы и продолжить актерскую династию.

Как Индия и Китай движутся в сторону военного конфликта

Индия и Китай все больше скатываются к военному конфликту. Столкновения военных на спорной приграничной территории впервые за 45 лет привели к жертвам, подняв градус напряженности. Пекин и Нью-Дели пока заявляют, что ситуация под контролем, однако переговоры не приносят никаких результатов. При этом возможность открытого противостояния между двумя крупнейшими ядерными державами Азии вызывает большие опасения у международного сообщества.

Противостояние на китайско-индийской границе постепенно набирает обороты, все больше приближая Пекин и Нью-Дели к вооруженному конфликту. Стычки между военными обеих стран впервые за 45 лет привели к жертвам. При этом снизить напряженность не удается, несмотря на активный переговорный процесс.

Речь идет о ситуации в высокогорном регионе Аксайчин, расположенном на границе Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР, Пакистана и Индии. Территория управляется Китаем, но оспаривается Индией, которая включает этот регион в союзную территорию Ладакх.

Главным камнем преткновения для сторон является вопрос принадлежности горных территорий на севере Кашмира и части индийского штата Арчуначал-Прадеш. Территориальный спор уже приводил к пограничной войне в 1962 году, по итогам которой в Аксайчине появилась линия фактического контроля, а Индия потеряла часть своих земель в Гималаях.

Несмотря на заключение соглашения о поддержании мира, претензии сторон никуда не ушли — Китай до сих пор пытается получить контроль над 3,5 тыс. кв. км в индийском Арчуначал-Прадеше, а Индия обвиняет китайские власти в незаконной оккупации более 43 тыс. кв. км в штате Джамму и Кашмир.

Различные стычки между пограничниками обоих государств на спорной земле вспыхивают постоянно, однако в мае они приобрели особую интенсивность из-за наращивания контингента вначале со стороны КНР, а потом и со стороны Индии.

Переломный момент произошел в районе 15-16 июня, когда в ходе столкновений военных появились погибшие. Официально индийская сторона подтвердила гибель троих своих солдат, а китайская не предоставляет никаких данных. При этом индийское агентство АНИ со ссылкой на источники утверждало, что в результате столкновения погибли по меньшей мере 20 индийских военных, а китайская сторона потеряла 43 человека убитыми и тяжелоранеными.

Спокойствие противников

Учитывая, что убийств военных той или иной стороны в регионе не было в течение 45 лет, ситуация складывается напряженная — последний раз стороны обменивались огнем в районе границы в 1975 году, когда на отдаленном перевале в штате Аруначал-Прадеш были убиты четверо индийских военных.

Пекин и Нью-Дели активно демонстрируют, что все находится под контролем. Текущее положение дел говорит о постепенной эскалации.

«В настоящее время китайская и индийская стороны поддерживают тесный контакт по дипломатическим и военным каналам для урегулирования соответствующего вопроса. В настоящее время ситуация в пограничной зоне на китайско-индийской границе, в целом, стабильная, контролируемая», — говорил официальный представитель МИД КНР Чжао Лицзянь.

Стоит отметить, что новое столкновение произошло почти через две недели после того, как стороны договорились решить проблемы «мирным путем» и начать вывод дополнительных подразделений с приграничной территории.

При этом если у Китая политика отвлечения внимания общественности от событий на границе работает вполне успешно, не вызывая каких-либо народных волнений, то в Индии ситуация обратная. Индийский премьер Нарендра Моди сталкивается с давлением со стороны оппозиции, которая требуют раскрыть данные о гибели индийских солдат.

Протесты в Нью-Дели в условиях пандемии коронавируса COVID-19, в целом, негативно сказываются на ситуации в стране, но глава кабмина все же пока сохраняет молчание. Как долго ему удастся игнорировать народные волнения — неизвестно, хотя его заявление о гибели солдат можно расценивать в качестве ответа.

«Я хочу заверить страну, что жертвы наших солдат не пропадут даром. Целостность и суверенитет Индии для нас превыше всего… Индия хочет мира. Но на каждое подстрекательство будет дан решительный ответ», — заявил Моди, но вновь обошел стороной тему протестов.

Впрочем, отрицать рост антикитайских настроений в Индии нельзя, вероятно, он будет лишь усиливаться в случае сохранения напряженности на границе.

Этому способствует и молчание Моди вкупе с отсутствием внятной информации по деэскалации конфликта с КНР, что не несет ничего хорошего для индийских властей.

В целом, противостояние с Китаем не отвечает интересам Индии, так как в настоящее время правительство страны с трудом справляется с последствиями пандемии и пытается возродить экономику, сползающую к рецессии. К этому также добавляется напряженная ситуация на границе с Пакистаном, где 16 июня пакистанские военные обстреляли посты индийских солдат.

Да и КНР, вероятно, не слишком заинтересована в конфликте из-за новой вспышки вируса на своей территории, затяжной торговой войне с США, а также очередного старта антиправительственных демонстраций в Гонконге. Аспект Вашингтона, скорее всего, тут является ключевым, Белый дом в последнее время пытается выставит Китай как «агрессора» на международной арене, и конфликт КНР с Индией лишь подтвердит позицию США.

Мировое беспокойство

При этом ситуация на границе между Индией и Китаем вызывает особое беспокойство у Вашингтона. Как отмечал американский госсекретарь Майк Помпео, США стали свидетелям того, как растущие китайские силы продвинулись к северу от Индии на линии фактического контроля на индийской границе. Президент США Дональд Трамп предлагает выступить посредником в конфликте сторон, от чего Пекин и Нью-Дели последовательно отказываются.

Противоречия между двумя крупнейшими ядерными державами Азии, нервируют не только Вашингтон, но и в целом все международное сообщество.

К примеру, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков признавал, что военные столкновения на китайско-индийской границе беспокоят Москву.

«Мы с большим вниманием наблюдаем за тем, что происходит на китайско-индийской границе. Мы считаем, что это очень тревожное сообщение», — отмечал представитель Кремля.

Безусловно утверждать, что Китай и Индия начнут применять ядерное оружие для разрешения своих противоречий, нельзя, но начало открытого противостояния между ними явно не пойдет на пользу международной стабильности.

Наша работа в Индии

«Стратегия сотрудничества ВОЗ в Индии с Индией на 2019–2023 годы: переходный период» была совместно разработана Министерством здравоохранения и благополучия семьи (МЗ и БС) правительства Индии (ПИ) и страновым офисом ВОЗ в Индии. Стратегия сотрудничества со страной (CCS) представляет собой стратегическую дорожную карту для ВОЗ по работе с правительством Индии для достижения целей сектора здравоохранения, улучшения здоровья населения и внесения преобразующих изменений в сектор здравоохранения.

ССС Индии является одной из первых, которая полностью соответствует недавно принятой Общей программе работы ВОЗ 13 th и ее целевым показателям «тройного миллиарда», Целям устойчивого развития и восьми флагманам региона Юго-Восточной Азии. Приоритеты. CCS также отражает работу Рамочной программы Организации Объединенных Наций в области устойчивого развития на 2018–2022 годы.

CCS описывает, как ВОЗ может поддержать МЗСЗ и смежные министерства, чтобы добиться воздействия на страновом уровне.CCS основывается на других ключевых стратегических политических документах, включая Национальную политику в области здравоохранения Индии 2017 года, многие новаторские инициативы, выдвинутые Индией — от Аюшмана Бхарата до Национальной программы по борьбе с вирусным гепатитом и популяризации цифрового здоровья среди других.

Эта CCS не только основывается на работе, которую ВОЗ поддерживала в последние несколько лет, но и расширяется для решения сложных задач, таких как профилактика НИЗ, борьба с устойчивостью к противомикробным препаратам (УПП), сокращение выбросов в атмосферу. загрязнение окружающей среды, а также профилактика и лечение психических заболеваний — ВОЗ будет и далее расширять свое сотрудничество с более широким кругом правительственных секторов и другими заинтересованными сторонами, помимо здравоохранения, под общим руководством Минздрава, а также продолжит сотрудничество с другими организациями ООН ( ООН) агентствами и международными партнерами.

Техническая поддержка ВОЗ правительству Индии будет подпадать под следующие четыре стратегических приоритета для внесения вклада в повестку дня здравоохранения Индии:

Ожидается, что период действия этого CCS принесет быстрые и существенные изменения в сектор здравоохранения Индии и улучшит доступ к качеству здравоохранение, особенно для уязвимых и недостаточно обслуживаемых слоев населения.

Кровавое наследие индийского раздела

Но Джинна чувствовал себя затмеваемым возвышением Ганди и Неру после Первой мировой войны.В декабре 1920 года он был освистан со сцены партии Конгресса, когда он настоял на том, чтобы называть своего соперника «мистером. Ганди »вместо того, чтобы называть его духовным титулом Махатма — Великая Душа. На протяжении двадцатых и тридцатых годов взаимная неприязнь росла, и к 1940 году Джинна подтолкнул Мусульманскую лигу к требованию отдельной родины для мусульманского меньшинства в Южной Азии. Это была позиция, против которой он ранее выступал, и, по словам Хаджари, он в частном порядке «заверил скептически настроенных коллег, что Раздел — это лишь козырь».«Даже после того, как его требования о создании Пакистана были выполнены, он настаивал на том, что его новая страна будет гарантировать свободу религиозного выражения. В августе 1947 года в своем первом обращении к Учредительному собранию Пакистана он сказал: «Вы можете принадлежать к любой религии, касте или вероисповеданию — это не имеет ничего общего с делами государства». Но было уже слишком поздно: к тому времени, когда была произнесена речь, насилие между индуистами и мусульманами выросло до невозможности контролировать его.

Индусы и мусульмане начали нападать друг на друга во время хаоса, вызванного Второй мировой войной.В 1942 году, когда японцы захватили Сингапур и Рангун и быстро продвинулись через Бирму в сторону Индии, партия Конгресса начала кампанию гражданского неповиновения, Движение «Оставьте Индию» и его лидеры, включая Ганди и Неру, были арестованы. В то время как они были в тюрьме, Джинна, который объявил себя верным союзником британцев, консолидировал свое мнение как лучшую защиту мусульманских интересов от доминирования индуистов. К тому времени, когда война закончилась и лидеры партии Конгресс были освобождены, Неру считал, что Джинна представляет собой «очевидный пример полного отсутствия цивилизованного ума», а Ганди называл его «маньяком» и «злым гением».

С этого момента насилие на улицах между индуистами и мусульманами стало нарастать. Люди уезжали из смешанных районов или были изгнаны из них и укрывались во все более поляризованных гетто. Напряженность часто усиливалась местными и региональными политическими лидерами. Х. С. Сухраварди, безжалостный главный министр Мусульманской лиги Бенгалии, произнес зажигательные речи в Калькутте, спровоцировав восстание против своего собственного индуистского населения и написав в газете, что «кровопролитие и беспорядки сами по себе не обязательно являются злом, если к ним прибегать для исправления положения. благородное дело.

Первая серия массовых религиозных убийств произошла в Калькутте в 1946 году, отчасти в результате подстрекательства Сухраварди. История фон Тунзельмана повествует о зверствах, свидетелями которых был писатель Нирад Чаудхури. Чаудхури описал человека, привязанного к соединительной коробке технологических колей с небольшой дыркой в ​​черепе, чтобы он истекал кровью как можно медленнее. Он также написал о толпе индусов, которая раздевала четырнадцатилетнего мальчика догола, чтобы подтвердить, что он был обрезан и, следовательно, мусульманин.Затем мальчика бросили в пруд и удерживали бамбуковыми шестами — «бенгальский инженер, получивший образование в Англии, отмечал время, которое ему потребовалось, чтобы умереть, на своих наручных часах Rolex, и задавался вопросом, насколько тяжелой была жизнь мусульманина». Погибли пять тысяч человек. Американский фотокорреспондент Маргарет Бурк-Уайт, которая была свидетельницей открытия ворот нацистского концлагеря годом ранее, написала, что улицы Калькутты «похожи на Бухенвальд».

По мере того, как беспорядки распространились на другие города и число жертв возросло, лидеры партии Конгресс, первоначально выступавшие против раздела, стали рассматривать его как единственный способ избавиться от проблемного Джинны и его мусульманской лиги.В речи в апреле 1947 года Неру сказал: «Я хочу, чтобы те, кто стоит на нашем пути, шли своим путем». Точно так же британцы осознали, что они потеряли все остатки контроля, и начали ускорять свою стратегию выхода. Днем 20 февраля 1947 года премьер-министр Великобритании Клемент Атли объявил в парламенте, что британское правление закончится «не позднее июня 1948 года». Если к тому времени Неру и Джинна смогут примириться, власть будет передана «некоторой форме центрального правительства Британской Индии».В противном случае они передали бы власть «другим способом, который может показаться наиболее разумным и отвечающим интересам индийского народа».

«Эти таблетки вылечат ваш O.C.D., но сначала мне интересно, не могли бы вы разложить мои полки».

В марте 1947 года очаровательный несовершеннолетний королевский особ по имени лорд Луи Маунтбеттен прилетел в Дели в качестве последнего вице-короля Великобритании, его миссия — передать власть и как можно быстрее покинуть Индию. Серия катастрофических встреч с непримиримым Джинной вскоре убедила его, что лидер Мусульманской лиги был «психопатом», неподвластным переговорам.Обеспокоенный тем, что, если он не будет действовать быстро, Великобритания может, как пишет Хаджари, «судить гражданскую войну», Маунтбеттен применил свое значительное обаяние, чтобы убедить все стороны согласиться на раздел, как на единственный оставшийся вариант.

В начале июня Маунтбеттен ошеломил всех, объявив 15 августа 1947 года датой передачи власти — на десять месяцев раньше, чем ожидалось. Причины такой поспешности до сих пор являются предметом споров, но вполне вероятно, что Маунтбеттен хотел шокировать враждующие стороны, чтобы они осознали, что они мчатся к сектантской пропасти.Однако спешка только усугубила хаос. Сирилу Рэдклиффу, британскому судье, которому было поручено провести границы двух новых государств, было дано всего сорок дней, чтобы переделать карту Южной Азии. Границы были окончательно объявлены через два дня после года после провозглашения независимости Индии в году.

Ни один из участников спора не был доволен компромиссом, навязанным им Маунтбеттеном. Джинна, которому удалось создать новую страну, считал предоставленное ему усеченное государство — кусочек восточной и западной оконечностей Индии, разделенных тысячью миль индийской территории, — как «искалеченную, искалеченную и изъеденную молью» пародию на земля, за которую он сражался.Он предупредил, что раздел Пенджаба и Бенгалии «посеет семена будущих серьезных проблем».

Вечером 14 августа 1947 года в доме вице-короля в Нью-Дели Маунтбеттен и его жена устроились смотреть фильм Боба Хоупа «Моя любимая брюнетка». Недалеко, у подножия холма Райсина, в Учредительном собрании Индии, Неру поднялся на ноги, чтобы произнести свою самую известную речь. «Давным-давно мы встретились с судьбой», — заявил он. «Ровно в полночь, когда мир спит, Индия пробудится к жизни и свободе.

Но за пределами хорошо охраняемых анклавов Нью-Дели ужасы уже начались. В тот же вечер, когда оставшиеся британские чиновники в Лахоре отправились к железнодорожной станции, им пришлось пробираться по улицам, усеянным мертвыми телами. На платформах они нашли железнодорожников, поливающих лужи крови. Несколькими часами ранее группа индуистов, бежавших из города, была убита мусульманской толпой, когда они сидели в ожидании поезда. Когда Бомбейский экспресс вышел из Лахора и начал свое путешествие на юг, официальные лица увидели, что Пенджаб горит, и пламя поднимается из деревни за деревней.

То, что последовало за этим, особенно в Пенджабе, главном центре насилия, было одной из величайших человеческих трагедий двадцатого века. Как пишет Нисид Хаджари, «пешие караваны обездоленных беженцев, спасающихся от насилия, растянулись на 50 миль и более. Крестьяне устало продвигались вперед, а конные партизаны вырывались из высоких посевов, выстроившихся вдоль дороги, и забивали их, как овец. Специальные поезда с беженцами, заполненные до отказа, когда они отправлялись в путь, неоднократно попадали в засады.Слишком часто они пересекали границу в похоронной тишине, кровь сочилась из-под дверей вагонов ».

За несколько месяцев ландшафт Южной Азии безвозвратно изменился. В 1941 году в Карачи, объявленном первой столицей Пакистана, 47,6% населения составляли индуисты. Дели, столица независимой Индии, на треть была мусульманской. К концу десятилетия почти все индуисты Карачи бежали, а двести тысяч мусульман были изгнаны из Дели. Изменения, внесенные в течение нескольких месяцев, остаются неизменными спустя семьдесят лет.

Более двадцати лет назад я посетил писателя Ахмеда Али. Али был автором книги «Сумерки в Дели», которая была опубликована в 1940 году при поддержке Вирджинии Вульф и Э. М. Форстер и, вероятно, до сих пор остается лучшим романом, написанным об индийской столице. Али вырос в смешанном мире старого Дели, но к тому времени, когда я его посетил, он уже жил в изгнании в Карачи. «Цивилизация Дели возникла в результате смешения двух разных культур, индуистской и мусульманской, — сказал он мне.Теперь «Дели мертв. . . . Все, что делало Дели особенным, было искоренено и рассеяно ». Он особенно посетовал на то, что утонченность дели урду была разрушена: «Теперь язык сжался. Так много слов потеряно ».

Как и Али, писатель из Бомбея Саадат Хасан Манто видел создание Пакистана как личную, так и общественную катастрофу. Трагедия раздела, писал он, заключалась не в том, что теперь было две страны вместо одной, а в осознании того, что «люди в обеих странах были рабами, рабами фанатизма.. . рабы религиозных страстей, рабы животных инстинктов и варварства ». Безумие, свидетелем которого он стал, и травма, которую он испытал в процессе отъезда из Бомбея и эмиграции в Лахор, были для него на всю оставшуюся жизнь. Тем не менее, это также превратило его в главного мастера рассказа на урду. До раздела Манто был эссеистом, сценаристом и журналистом с разным художественным уровнем. Впоследствии, в течение нескольких лет неистового творчества, он стал автором, достойным сравнения с Чеховым, Золя и Мопассаном — всех которых он перевел и принял в качестве образцов.Хотя его работы все еще мало известны за пределами Южной Азии, ряд прекрасных новых переводов — Аатиша Тасира, Мэтта Рика и Афтаба Ахмада — обещают привлечь к нему более широкую аудиторию.

Как недавно рассказала Айша Джалал «Жалость раздела» — Джалал — внучатая племянница Манто, — он был сбит с толку логикой раздела. «Несмотря на все попытки, — писал он, — я не смог отделить Индию от Пакистана и Пакистан от Индии». Кому, спрашивал он, принадлежала литература, написанная в неразделенной Индии? Хотя он столкнулся с критикой и цензурой, он одержимо писал о сексуальном насилии, сопровождавшем раздел.«Когда я думаю о выздоровевших женщинах, я думаю только об их раздутом животе — что будет с этими животами?» он спросил. Будут ли рожденные таким образом дети «принадлежать Пакистану или Индостану?»

Самая необычная особенность творчества Манто заключается в том, что, несмотря на все его чувства, он никогда не судит. Вместо этого он призывает нас попытаться понять, что происходит в головах всех его персонажей, как убийц, так и убитых, насильников и изнасилованных. В рассказе «Холоднее льда» мы входим в спальню Ишвара Сингха, сикхского убийцу и насильника, который страдает импотенцией с тех пор, как похитил красивую мусульманскую девушку.Пытаясь объяснить свою болезнь Калванту Кауру, своему нынешнему любовнику, он рассказывает историю обнаружения девушки после того, как ворвался в дом и убил ее семью:

«Я мог бы перерезать ей горло, но не сделал этого. . . . Я подумал, что она упала в обморок, поэтому пронес ее через плечо до самого канала, который идет за городом. . . . Затем я положил ее на траву, за кусты и … . . Сначала я подумал, что немного ее перетасую. . . но тогда я решил сразу ее превзойти.. . . »

« Что случилось? » спросила она.

«Я бросил козырь. . . но но . . .

Его голос упал.

Калвант Каур сильно потряс его. «Что случилось?»

Ишвар Сингх открыл глаза. «Она была мертва. . . . Я нес труп. . . куча холодной плоти. . . джани, [мои возлюбленные] дай мне руку ».

«Подождите, а что, если мы убедим присяжных, что, пока они тратят время на меня, настоящий Сократ все еще на свободе?»

Калвант Каур взяла его за руку.Было холоднее льда.

«Они производят иностранцев»: как Индия лишает мусульман избирательных прав

Менее тысячи человек в настоящее время остаются в заключении в Ассаме. Тем не менее, неясно, что будет с теми, кто еще не был заключен в тюрьму — большинство из тех, кто объявлен без гражданства. Хирен Гохайн, который, возможно, является самым известным прогрессивным интеллектуалом Ассама и стойким критиком правых индуистов, а также действий Индии по борьбе с повстанцами, видит, что N.R.C.завершено в августе 2019 года как лучшее решение изначально сложной ситуации. Он сказал, что понимает разочарование поэтов мийа по поводу того, как шовинистические слои ассамцев нацелены на бенгальских мусульман. Тем не менее, сказал он, если есть какая-то надежда на примирение — способ уравновесить конкурирующие претензии различных групп в Ассаме, включая малоземельные племена и обедневшие ассамцы, — бенгальским мусульманам нужно проявить терпение. «В конечном итоге осталось только 1,9 миллиона», — сказал он, когда я встретился с ним в Гувахати.Из них, продолжил Гохайн, миллион избежит карательных мер, потому что они заявили о своем происхождении из индийских штатов, таких как Западная Бенгалия и Бихар, которые не ответили на запросы о документации из Ассама. «Остается только 900 000», — сказал он. «Это не означает ужасной несправедливости».

Гохайн считает, что тем, кто не может доказать свое гражданство, следует разрешить вести повседневную жизнь до тех пор, пока они не будут переселены, но им нельзя разрешать голосовать. «Иностранцы-резиденты есть во всех остальных частях света», — сказал он.«Люди, которые обладают определенными правами, но не политическим правом голоса». Другие предложения, которые были озвучены, включают отказ заявленным иностранцам в доступе к государственным услугам, выдачу им разрешений на работу по найму или перераспределение населения в штаты Индии с бенгальским большинством, такие как Западная Бенгалия и Трипура. Несмотря на то, что эти «решения» выдвигаются как гуманная альтернатива бессрочному — чтобы не сказать непрактичным — тюремному заключению, они не замечают, как никогда, тех, чьи жизни были разрушены.

Отель B.Лидеры J.P., которых я видел во время предвыборной кампании одним ясным февральским утром в Бордове, живописной деревне в Верхнем Ассаме, определенно, казалось, были полны решимости увеличить число лиц без гражданства. Бордова — родной город Санкардева, религиозного деятеля эпохи ахом, который дал Ассаму его отличительную версию индуизма, и это часть многомиллионного проекта B.J.P. Правительство должно развивать «религиозный и культурный туризм». Когда вертолет ВВС Индии, на борту которого находился Шах, ныне министр внутренних дел, приземлился, люди без масок шли пешком через изумрудно-зеленые рисовые поля к центральной сцене.Казалось, что большая часть многонационального населения Ассама представлена ​​в атмосфере карнавала; единственными людьми, которые не остались в стороне, были бенгальские мусульманские сельские жители, мимо которых я проходил ранее, они шли в противоположном направлении и избегали зрительного контакта с толпой.

Соновал, в то время главный министр Ассама, открыл слушания. Но следующим выступал министр в его кабинете, Химанта Бисва Сарма, который, чтобы продемонстрировать уверенность B.J.P. в своей жесткой индуистской националистической позиции в Ассаме, будет назначен главным министром после Б.Победа J.P. там в мае. На митинге мягкий голос Соновала вскоре уступил место пропитанной тестостероном речью Сармы, в которой он при каждой возможности осуждал посторонних, разжигая толпу, говоря им, что те, кто пытается занять «священную индийскую землю», как земля Жители Ассама никогда не простят Бордову.

Наконец, настала очередь Шаха. Выступая на хинди, он напомнил аудитории, что его родной штат Гуджарат, расположенный на другой стороне субконтинента и более чем в 1200 милях от Ассама, был связан индуизмом со «священной землей» Санкардев.Когда внимание толпы, казалось, отвлекалось, Шах работал в собачьем свистке. «Работа по освобождению Ассама от гуспетий и г. была начата B.J.P. правительство под руководством Нарендры Моди », — напомнил он аудитории. Одинокий бенгальский мусульманин рядом со мной беспокойно заерзал на стуле.

В ближайшие месяцы таких напоминаний много: рекламные щиты с изображением ограды из колючей проволоки, изображающей B.J.P. достижение, Сарма заявляет, что ему не нужен голос Мийи. Избирательный манифест, опубликованный Б.J.P. дал обещания каждой этнической группе в Ассаме, кроме бенгальских мусульман. Не названные по имени, они были очевидными целями раздела под названием «Укрепление цивилизации в Ассаме». Это будет достигнуто путем противодействия угрозе «любовного джихада» и «земельного джихада», говорится в манифесте с использованием крылатых фраз индуистских правых для обозначения предполагаемой угрозы, исходящей от мусульманских мужчин, вступающих в брак с индуистскими женщинами, и со стороны мусульман, занимающих землю, — действия, которые были задуманы, согласно индуистское право, спровоцировать демографический сдвиг. Вместе с этим последовало обещание «обеспечить исправление и примирение» Н.R.C. и укрепление системы пограничной полиции и судов по делам иностранцев.

С победой B.J.P. в Ассаме этой весной симбиоз ассамского национализма и индуистского национализма казался полным. Сарма, став главным министром, пообещал «перепроверить» список, особенно в районах, граничащих с Бангладеш; имена в списке будут снова подвергнуты проверке. Ассамский чиновник, отвечающий за НКР, Хитеш Дев Сарма, обратился в Верховный суд с ходатайством о разрешении полностью пересмотреть список, утверждая, что он содержит «вопиющие аномалии серьезного характера.(Он отказался от дальнейших комментариев для этой статьи.)

Как обстоят дела в Индии сейчас после распространения дельта-варианта

Работник здравоохранения видел, как готовил прививку от Covid бенефициару в центре вакцинации в Мандир Марг 21 июля, 2021 год в Нью-Дели, Индия.

Hindustan Times | Hindustan Times | Getty Images

Дельта-вариант был впервые обнаружен в Индии в октябре прошлого года и привел к массовой второй волне случаев заболевания Covid-19 в стране.

С тех пор этот высокоинфекционный штамм распространился по всему миру.

Этот вариант узурпировал ранее доминирующий альфа-вариант, впервые обнаруженный в Великобритании прошлой осенью, и вызвал новые волны инфекций в Европе и зловещий рост числа случаев в США

Действительно, дельта-вариант сейчас составляет 83% Директор Центров США по контролю и профилактике заболеваний д-р Рошель Валенски сообщила во вторник о всех последовательных случаях в США, отметив резкий рост с 50% за неделю 3 июля.

Всемирная организация здравоохранения уже предупредила что, исходя из предполагаемого преимущества передачи дельта-варианта, «ожидается, что он быстро вытеснит другие варианты и станет доминирующей циркулирующей линией в ближайшие месяцы.»

В своем последнем еженедельном отчете в среду ВОЗ отметила, что по состоянию на 20 июля распространенность дельты среди образцов, секвенированных за последние четыре недели, превышала 75% во многих странах мира, включая Австралию, Бангладеш, Ботсвану, Китай, Данию. , Индия, Индонезия, Израиль, Португалия, Россия, Сингапур, Южная Африка и Великобритания

Карта ВОЗ, показывающая глобальную распространенность вариантов

Всемирная организация здравоохранения

Но как насчет Индии, где дельта-вариант впервые появился в октябре?

Данные показывают, что ситуация по-прежнему плохая, но не такая плохая, как это было в период пика второй волны в стране, когда ежедневно новые случаи заболевания регистрировались более чем 400 000 человек.7 мая Индия сообщила о 414 188 новых случаях инфицирования и нескольких тысячах смертей.

К счастью, с тех пор количество заболевших значительно сократилось. В четверг Индия сообщила о 41383 новых случаях заражения коронавирусом и 507 новых случаях смерти, сообщило в Твиттере министерство здравоохранения Индии.

Согласно данным Университета Джона Хопкинса и журнала Our World in Data, среднее значение за семь дней, составляющее 38 548 новых случаев в день, на 3% меньше предыдущего среднего показателя.

Между тем, процентное изменение числа новых подтвержденных случаев за последние семь дней (по сравнению с числом в предыдущий семидневный период) в некоторых частях Европы и США.С. суров.

Во Франции процентное изменение числа новых случаев за последние семь дней составляет 223%, в Италии — 112%, в то время как в Германии процентное изменение составляет 50%. В США процентное изменение за последние семь дней на 58% выше, чем за предыдущий семидневный период.

Тем не менее, по данным Джонса Хопкинса, после США Индия занимает второе место по количеству зарегистрированных случаев Covid в мире: более 31,2 миллиона случаев и почти 419000 смертей.

Во время первой волны пандемии в Индии была введена общенациональная изоляция в марте 2020 года, и ее начали снимать только примерно в июне прошлого года с серией смягчений ограничений в следующие летние месяцы.

Однако, поскольку вторая (и гораздо более тяжелая) волна ударила в начале 2021 года, премьер-министр Нарендра Моди сопротивлялся давлению с целью повторного введения национальной изоляции, передав ответственность отдельным государствам за то, вводить ли ограничения ограничения вместо этого. Член экономического консультативного совета премьер-министра защищал правительство Моди, которое в мае оказалось под давлением, заявив CNBC, что последнее слово в социальных ограничениях должно быть за правительствами штатов.

Кроме того, в попытке справиться с кризисом Индия прекратила экспорт вакцин против Covid (она производит отечественную версию вакцины AstraZeneca-University of Oxford под названием «Covishield») и вряд ли возобновит экспорт до конца. года.

Эксперты общественного здравоохранения сообщили Financial Times в конце мая, что региональные ограничения, сокращение социального взаимодействия и рост числа антител против Covid среди населения в целом помогают снизить уровень инфицирования в Индии.Прививки также помогли сохранить тенденцию к снижению заболеваемости.

Воздействие коронавируса во время второй волны было проиллюстрировано последними данными, показывающими распространенность антител против Covid среди населения в целом.

Национальное исследование сыворотки крови, в котором проводятся тесты на антитела (известное как серологическое исследование), было опубликовано во вторник, которое показало, что две трети населения Индии имеют антитела против Covid, сообщает Reuters, хотя около 400 миллионов из них 1.Исследование показало, что у 36 миллиардов человек не было антител.

Контроль за одной из крупнейших в мире кампаний вакцинации (Индия должна вакцинировать около миллиарда взрослых) — непростая задача, и общий уровень вакцинации остается низким по сравнению с другими странами мира.

Согласно данным «Наш мир в данных», 87,5 миллиона человек (около 6,3% всего населения, включая детей) полностью вакцинированы, а 330,2 миллиона человек получили по крайней мере одну дозу, что означает, что это отстает от среднемирового показателя, в котором около 13 % людей полностью вакцинированы.

В нем вместе

Во вторник Моди выразил озабоченность по поводу «значительного» числа медицинских и передовых работников, которые до сих пор не прошли вакцинацию, несмотря на то, что программа вакцинации стартовала более шести месяцев назад.

В опубликованном правительством заявлении для прессы, в котором премьер-министр проинформировал официальных лиц о ситуации с Covid в Индии, Моди также говорил о необходимости «сохранять бдительность, глядя на ситуацию в различных странах», отметив, что «мутации делают это заболевание очень сильным. непредсказуемо, и поэтому нам всем нужно держаться вместе и бороться с этой болезнью.

Чандракант Лахария, врач из Нью-Дели, который также является экспертом по вакцинам, государственной политике и системам здравоохранения, сказал CNBC, что Индия еще не выбралась из леса.

«Результаты четвертого национального серологического исследования. … подтверждает то, что многие подозревали: 67,6% всего населения и 62% тех, кто не был вакцинирован, выработали антитела (против Covid). Практически все возрастные группы старше 6 лет имеют антитела. Это показывает масштабы распространения вируса во второй волне », — отметил он.

«Мы знаем, что уровень вакцинации ниже, чем ожидалось, а соответствующее поведение Covid не является оптимальным. Поскольку 400 миллионов населения все еще подвержены риску заражения, снижение нашей бдительности было бы равносильно раннему приглашению следующей волны. Индия должна быть полностью подготовлены к любой последующей волне. То, что происходит в Индонезии, Вьетнаме или Великобритании, является сигналом тревоги, что ни одна страна не может ослабить бдительность и [что они] должны сделать все, что в их арсенале », — добавил он.

Появление в мире нескольких важных вариантов проблем (таких как альфа, бета и дельта), которые затем стали широко распространенными, «еще раз подтверждает, насколько мы взаимосвязаны в этой пандемии», — продолжил Лахария.

«Это напоминание о том, что мы должны рассматривать проблемы пандемии как единое глобальное сообщество. Это напоминает нам о том, что нам необходимы все меры вмешательства и наличие вакцин в качестве нашей совместной ответственности. Даже если это может звучать банально,« ни одна страна не может быть в безопасности до тех пор, пока «страна безопасна», — сказал он.

Лахария полагал, что по мере продолжения пандемии появится больше вариантов. «Мы должны быть готовы к большему количеству вариантов, пока пандемия не будет объявлена ​​оконченной.«Где эти варианты появятся в будущем, никто не знает.

Как Индия победила covid-19?

ВСЕГО НЕСКОЛЬКО месяцев после того, как система общественного здравоохранения Индии рухнула под цунами инфекций COVID-19, страна начинает это чувствовать. 21 октября премьер-министр Нарендра Моди объявил, что Индия ввела свою миллиардную дозу вакцины. В благоприятное время для начала сезона индуистских праздников. 19 отделений практически пусты (в небольших городах вообще никак не открывались).Врач крупной государственной больницы пошутил, что теперь в Дели, должно быть, труднее заразиться вирусом, чем где-либо за рубежом. Экономика Индии по-прежнему шаткая, но в течение большей части летнего периода фондовые индексы достигают новых высот. И все же это ощутимое чувство облегчения трудно сопоставить с недавним воспоминанием о массовой гибели людей, когда поля тел были поспешно захоронены вдоль Ганга. Как Индии удалось победить covid-19?

Дело в том, что вместо этого COVID-19 победил Индию. Мир с тревогой наблюдал в апреле и мае, когда количество ящиков поднималось почти вертикально.Террор был оправдан. Индию охватила первая вспышка варианта «Дельта» (кратко называемого «индийским вариантом», пока ВОЗ не настаивала на переходе на греческие буквы). Его жестокость преподала уроки, которые некоторые части мира все еще усваивают. Индейцы погибли в бесчисленном количестве. Если судить по количеству дополнительных смертей, из-за пандемии погибло около 4,6 млн человек. Те, кто выжил, сожалели о том, что правительство не смогло закупить вакцины ранее, когда Индия позиционировала себя как мировая фармацевтическая фабрика.Количество прививок выросло от тонкой струйки до беспорядочной, поскольку все системы отключились. А затем, в июне, почти с той же скоростью, с какой нахлынула волна инфекций, она снова упала. Не 10% населения были вакцинированы (см. Диаграмму). В течение двух недель он вернулся к уровню до дельты. Нет, благодаря медицинскому вмешательству.

Обзор образцов крови, опубликованный на этой неделе, показывает, что более 90% жителей Дели имеют антитела против covid-19, циркулирующие в их венах.Пережив самый тяжелый кризис, индейцы защищены естественным иммунитетом. Кампания по вакцинации Индии, медленная, а иногда и шаткая, тем не менее, стабильно продвигается. Иногда это становится неожиданным, например, когда была организована однодневная феерия с джебами в честь 71-го дня рождения Моди. В самые мрачные дни пандемии в Индии он скрывался от глаз. Теперь г-н Моди очень хочет поставить свой портрет на все официальные свидетельства о вакцинации. 21 октября частная авиакомпания Spicejet украсила три своих самолета лицом премьер-министра, чтобы поздравить его с вакцинацией стольких своих соотечественников.Но важная «иммунизация» произошла за несколько месяцев до этого.

Более половины всех индийцев получили хотя бы одну дозу вакцины, и почти 25% считаются полностью вакцинированными. Это нормально, потому что ослабевает даже естественный иммунитет. В настоящее время правительство вакцинирует более 6 млн человек каждый день, наблюдая при этом около 150 000 пациентов с коронавирусом. При нынешних темпах прогресса Индия должна была обезопасить себя от третьей волны (на самом деле, второй волны дельты) к тому времени, когда она может повториться на циклической основе.Больше не обсуждается сдерживание или искоренение коронавируса. Для большинства людей, которым удалось сохранить свое здоровье и средства к существованию в этот мрачный год, жизнь возвращается к нормальной жизни (хотя школьники страны и их родители, все еще не оправившиеся от самого длительного закрытия школ в мире, хотели бы сказать слово). И снова Индия может вырваться вперед — остальной мир приспосабливается к эндемическому covid-19.

Примечание редактора (1 ноября 2021 г.): Эта статья была обновлена ​​с учетом оценки The Economist дополнительных смертей в Индии.

Индо-авраамический союз на подъеме: как Индия, Израиль и ОАЭ создают новый межрегиональный порядок

Появляется новый и малоизвестный геостратегический альянс. Индия, Израиль и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) уже долгое время поддерживают транзакционные отношения на поверхностном уровне. Однако прошлогодние соглашения о нормализации отношений между Израилем и несколькими арабскими государствами, главным из которых являются ОАЭ, наряду с попыткой Турции вернуться в качестве лидера мусульманского строя и растущим расстоянием между ОАЭ и Пакистаном создали маловероятную и беспрецедентную «индо -Абрахамический «межрегиональный порядок».Этот формирующийся многосторонний договор может заполнить пробел, который Соединенные Штаты оставляют на Ближнем Востоке, и может изменить геополитику и геоэкономику региона.

Раньше это была история и религия

В глобальном порядке, последовавшем за Второй мировой войной, Индия, Израиль и ОАЭ застряли в очень сложном курсе отношений из-за истории и религии — двух фундаментальных и основополагающих принципов для трех центров силы.

В середине прошлого века в результате раздела Британской Индии и создания Пакистана Индия стремилась привлечь мусульманские страны. Нью-Дели поддержал право палестинцев на самоопределение и встал на сторону арабских стран в их конфликте с Израилем. У Индии были прочные отношения с Египтом при президенте Гамале Абдель Насере из-за совместной борьбы двух стран против британской оккупации, истории их народов и участия их лидеров, президента Насера ​​и премьер-министра Джавахарлала Неру, в авангарде Неру. -Движение присоединения (ДН).

Однако в ответ на панарабизм, пропагандируемый Насеровским Египтом и Лигой арабских государств в Каире, Саудовская Аравия учредила в Джидде Организацию Исламская конференция (ныне Организация исламского сотрудничества, ОИК), чтобы утверждать, что Саудовская Аравия: и, как следствие, лидерство стран Персидского залива в мусульманских делах по всему миру, включая давний спор между Индией и Пакистаном из-за Джамму и Кашмира.

На протяжении нескольких десятилетий ОАЭ и Пакистан поддерживали очень тесные и прочные партнерские отношения.В ОАЭ проживает значительная пакистанская диаспора, которая отправляет значительные денежные переводы обратно в Пакистан, а также предоставляет финансовую помощь и ссуды. В обмен на свою щедрость ОАЭ поддерживали стратегические отношения с единственной ядерной державой мусульманского мира и получали от Пакистана важнейшую безопасность, военную поддержку и обучение.

Со своей стороны, Израиль имел ограниченные возможности для проникновения в члены ДН, включая Индию и многие другие африканские, азиатские и латиноамериканские страны, из-за палестинского дела, более широкого конфликта с арабскими государствами и антиамериканизма в Развивающийся мир.

Конец холодной войны и начало эры транзакционных отношений

После распада Советского Союза и окончания холодной войны Израилю удалось установить дипломатические отношения с Индией в 1992 году и наладить неформальные связи со многими странами Персидского залива в 1990-х годах. В течение следующих двух десятилетий транзакционные отношения между Индией, Израилем и ОАЭ медленно росли. Индия хотела получить доступ к рынку труда и нефти ОАЭ, а ОАЭ признали статус Индии как развивающейся мировой державы.В эпоху соперничества великих держав Нью-Дели играл центральную роль в стремлении Абу-Даби к стратегической автономии. С другой стороны, Израиль хотел вторгнуться в отношения со своими соседями по региону, и ОАЭ рассматривали его как ключевой канал связи с Вашингтоном. Несмотря на осуждение Индией действий Израиля на Западном берегу и в секторе Газа, эти две страны разделяют общие интересы в области безопасности и стратегические интересы.

Больше, чем соглашение о нормализации — союз

Общие опасения в Тель-Авиве и Абу-Даби — от исламистских движений до экспансионистской внешней политики Тегерана и Анкары — создали стимул для продвижения беспрецедентного шага: соглашения о нормализации отношений между Израилем и двумя странами Персидского залива.Администрация Трампа спонсировала так называемые соглашения Авраама между Израилем, Бахрейном и ОАЭ, опираясь на десятилетия неформальных отношений, а также на недавнее геостратегическое сближение. Саудовская Аравия, традиционный гегемон Персидского залива, сигнализировала о своем «молчаливом» одобрении соглашений.

После подписания Абрахамских соглашений лидеры Израиля и Эмиратов пообещали продолжить сотрудничество в области обороны, включая поддержку Израилем продажи США ОАЭ самолетов F-35. Кроме того, товарооборот между Израилем и ОАЭ значительно увеличился, и более 200 000 израильтян посетили ОАЭ за этот короткий период.Одним из примечательных заявлений стало создание фонда Abraham Fund в ОАЭ с бюджетом в 3 миллиарда долларов, который сосредоточен на инвестировании в приоритетные области сотрудничества, такие как торговля, технологии, инфраструктура и энергетика. Наконец, Абу-Даби и Тель-Авив вместе работают над созданием нового цифрового регионального порядка, в котором два государства будут более тесно сотрудничать, чем когда-либо, в развитии новых технологий и киберпреобразований.

Несмотря на ухудшающуюся ситуацию в секторе Газа, выселение палестинцев в Восточном Иерусалиме и переход от Биньямина Нетаньяху к коалиции Нафтали Беннетт-Яир Лапид, ОАЭ очень ясно дали понять, что Авраамские соглашения являются стратегическим и суверенным выбором. независимо от палестинской / израильской ситуации и характера правительства в самом Израиле.Фактически, вскоре после формирования коалиции Беннета-Лапида министр иностранных дел Лапид нанес исторический двухдневный визит в ОАЭ. Лапид открыл посольство Израиля в Абу-Даби и консульство в Дубае, что сделало ОАЭ первым государством Персидского залива, которое посетил израильский правительственный министр после подписания соглашений.

Соглашения о нормализации отношений между Израилем и арабскими странами — ОАЭ, Бахрейном, Суданом и Марокко — не являются холодным миром, как спонсируемые США сделки с Каиром в 1979 году и Амманом в 1994 году.Они выходят за рамки палестинского вопроса и его центральной роли в арабо-израильских отношениях с 1940-х годов и больше сосредотачиваются на общих проблемах безопасности в отношении Анкары и Тегерана и их окружения Израиля и ОАЭ, а также стран Персидского залива в более широком смысле.

Соглашение Пакистана с мусульманским указом под руководством Турции

Согласование между Израилем и ОАЭ в восточном Средиземноморье и на Ближнем Востоке происходило параллельно с другими крупными изменениями в региональной динамике, включая рост отношений между Персидским заливом и Индией Нарендры Моди и восстановление отношений между Пакистаном и Турцией.Геостратегическое соревнование между Турцией, с одной стороны, и ОАЭ и Израилем, с другой, не ограничивалось Ближним Востоком, Северной Африкой и восточным Средиземноморьем. Он распространился на остальной мусульманский мир, в котором Анкара позиционирует себя как лидера в усилиях по вытеснению Саудовской Аравии. В декабре 2019 года тогдашний премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад пригласил мусульманских лидеров, священнослужителей и мыслителей из 52 стран, включая Турцию, Катар и Иран, на саммит в Куала-Лумпуре, чтобы обсудить проблемы, стоящие перед мусульманским миром.В Персидском заливе Куала-Лумпурский саммит широко рассматривался как попытка под руководством Турции подорвать лидерство Саудовской Аравии / Персидского залива в мусульманском мире и многолетнюю традицию обсуждения мусульманских вопросов под эгидой базирующейся в Джидде ОИК. Эр-Рияд и Абу-Даби вынудили Пакистан и его премьер-министра Имрана Хана не присутствовать на саммите и избежать фотосессии с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом и президентом Ирана Хасаном Рухани, которые являются соперниками Саудовской Аравии и ОАЭ.

Даже несмотря на то, что Пакистан в конечном итоге отказался от участия в саммите, между Исламабадом и его союзниками в Персидском заливе наблюдается растущий раскол, особенно по кашмирскому и палестинскому вопросам.Министр иностранных дел Пакистана Шах Мехмуд Куреши подтолкнул Саудовскую Аравию проявить лидерство в вопросе Кашмира в ответ на нежелание Эр-Рияда поддержать призыв Пакистана к встрече министров иностранных дел ОИК. Куреши сказал: «Это верно. Я занимаю позицию, несмотря на наши хорошие связи с Саудовской Аравией». И Кашмир — не единственный предмет разногласий между Персидским заливом и Пакистаном. Хотя премьер-министр Хан не подверг явной критике нормализацию отношений ОАЭ с Израилем, он подчеркнул, что Пакистан не признает Израиль.Он сказал, что если Пакистан признает Израиль за счет прав палестинцев, «тогда нам придется отказаться и от Кашмира». Отношения между Абу-Даби и Исламабадом впоследствии достигли дна, когда ОАЭ наложили ограничения на пакистанских экспатриантов.

Исламабад также отошел от Эр-Рияда и Абу-Даби из-за его более широкой перестройки с Анкарой. Самым значительным признаком геостратегического союза между Турцией и Пакистаном являются переговоры Анкары с США и НАТО по поводу потенциальной роли Турции в эксплуатации и обеспечении безопасности международного аэропорта Кабула после войны с США.С. вывод войск. Успех амбициозной миссии Анкары в Кабуле связан с поддержкой и сотрудничеством Исламабада, учитывая влияние Пакистана в Афганистане, что может ослабить сопротивление талибов этому плану. Хотя Пакистан заверил страны Персидского залива в том, что его поддержка мусульманского порядка, возглавляемого Турцией, не вызывает беспокойства, стратегическое сотрудничество между Исламабадом и Анкарой в Афганистане, вероятно, усилит недоверие ОАЭ. Политический раскол между Исламабадом и Абу-Даби, возможно, стал достаточно большим, чтобы превзойти их прошлую дружбу.

Моди против Эрдогана

У Индии и Турции были холодные и недоверчивые отношения с момента установления двусторонних отношений в 1949 году. Во время холодной войны между Нью-Дели и Анкарой были геополитические разногласия, поскольку Индия была лидером ДН, склоняющегося к советскому лагерю, в то время как Турция охраняла Восточные ворота против Советского Союза. После холодной войны была предпринята реальная попытка сломать лед между Нью-Дели и Анкарой, что привело к существенному увеличению двусторонней торговли и инвестиций, а также к взаимным визитам на высоком уровне лидеров обеих стран.Однако растущие экономические связи не смогли преодолеть разрыв между стратегическими интересами Индии и Турции или преодолеть подъем двух их полярно противоположных идеологических лидеров, премьер-министра Моди и президента Эрдогана.

Бренд президента Турции Эрдогана как поборника глобального политического ислама противоречит индуистскому национализму индийского премьер-министра Моди и обнадеживает соперников Индии. Неудивительно, что Турция усилила поддержку Пакистана в вопросе Кашмира после прихода к власти Эрдогана.Во время Генеральной Ассамблеи ООН 2019 года Эрдоган раскритиковал Индию за отзыв автономии Джамму и Кашмира. Взамен Моди отменил запланированную поездку в Турцию. Кроме того, помимо вопроса Кашмира, Пакистан также рассматривает Турцию как надежного партнера в области безопасности и поставщика оружия, особенно после турецкой интервенции в Ливии и Азербайджане и появления турецких беспилотников. Турция также поддерживает членство Пакистана в Группе ядерных поставщиков и ранее выступала против членства Индии в этой организации по просьбе Пакистана.В ответ на эту растущую угрозу Нью-Дели обратился к восточному Средиземноморью и Персидскому заливу, чтобы противостоять турецкому влиянию посредством сотрудничества со своими основными противниками, Грецией и ОАЭ. В восточном Средиземноморье Индия поддерживает позицию Греции против дипломатии канонерских лодок Турции. Нью-Дели и Афины также активизировали военную координацию и сотрудничество. Ранее в июле Греция и Индия провели военно-морские учения в восточном Средиземноморье — в знак солидарности с Грецией в ее борьбе с морскими амбициями Турции.

Проще говоря, чем больше Анкара и Исламабад расширяют свое стратегическое партнерство, тем больше Турция становится геополитическим соперником Индии, а не экономическим партнером

Индия между Израилем и Персидским заливом

В конце «холодной войны» Нью-Дели поддерживал двусторонние отношения с Тель-Авивом, но при этом оставался осторожным, чтобы не саботировать свои связи с арабскими государствами. Совсем недавно личная привязанность между Моди и тогдашним премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху превратила израильско-индийские отношения в альянс.Моди и Нетаньяху имели общие интересы и схожие мировоззрения, включая взаимное желание создать соответствующие этнонационалистические государства и противодействовать исламистским движениям и силам. Израиль является вторым по величине поставщиком оружия в Индию и предоставляет решения по кибербезопасности для защиты своей критически важной инфраструктуры. Израиль также обучает индийский спецназ по борьбе с терроризмом. В Кашмире Израиль обучает индийских полицейских и оснащает силы безопасности технологиями наблюдения и радаром, проникающим через листву.Генеральный консул Индии в Нью-Йорке Сандип Чакраворти резюмировал двусторонние отношения в сфере безопасности, когда призвал к воспроизведению «израильской модели» в Кашмире. Сегодня, несмотря на уход Нетаньяху, отношения между Нью-Дели и Тель-Авивом приобрели достаточно институциональный характер, чтобы выдержать бурю политических изменений в любой из этих стран.

Союз Индии и Израиля совпал с укреплением отношений между Индией и странами Персидского залива. Нью-Дели и Абу-Даби начали больше согласовывать геополитические вопросы, выходящие за рамки традиционных трех столпов их отношений: нефти, денежных переводов и диаспоры.ОАЭ привлекли Индию в свой лагерь по мере приближения Пакистана к Турции. Новый стратегический союз между Нью-Дели и Абу-Даби сосредоточен вокруг противодействия исламистскому экстремизму, защиты государственного суверенитета и противодействия растущему влиянию мусульманского порядка, возглавляемого Турцией. Экономические рычаги влияния стран Персидского залива на Пакистан делают их особенно привлекательными для Индии, поскольку ОАЭ использовали их для сдерживания Исламабада и даже посредничества между Индией и Пакистаном для снижения политической напряженности. В феврале 2021 года ОАЭ удалось способствовать заключению совместного соглашения между Индией и Пакистаном о соблюдении соглашения о прекращении огня 2003 года через Линию контроля — беспрецедентный дипломатический успех для Абу-Даби, который направлен на укрепление отношений с Индией без противодействия Пакистану.

От дипломатии до военного дела, Нью-Дели и Абу-Даби культивировали глубокое и стратегическое согласование — ОАЭ даже пригласили Индию на встречу министров иностранных дел ОИК в Абу-Даби в первый раз в 2019 году. В том же году ОАЭ также предоставили Моди «Орден Заида», высшая гражданская награда в Эмиратах, несмотря на международный протест по поводу репрессий его правительства в Кашмире. В декабре прошлого года впервые в истории главнокомандующий индийской армией генерал М. Нараване посетил Саудовскую Аравию и ОАЭ.Визит подчеркнул усилия по преобразованию трехсторонних отношений в меры безопасности, которые включают совместные военные учения и партнерство в области безопасности и разведки. Основываясь на визите Нараване в Персидский залив, в марте 2021 года Индия участвовала в проводимых в ОАЭ воздушных учениях вместе с военно-воздушными силами Саудовской Аравии, Бахрейна, США, Франции и Южной Кореи, а также Греции, Иордании, Кувейта и Египта. наблюдаемый. А учитывая беспрецедентное сотрудничество между Абу-Даби и Тель-Авивом, Израиль недалеко от участия в этих ежегодных многонациональных военных учениях.

Что ждет индо-авраамический союз дальше?

Размер, мощь и влияние индоевропейских государств — Индии, Израиля и ОАЭ — могут изменить геополитику и геоэкономику региона. Многосторонняя динамика формировалась в течение последних нескольких лет, но быстро ускорилась в 2020 году благодаря соглашениям о нормализации Абрахамского соглашения, стремлению Турции к более агрессивной внешней политике и увеличению дистанции между Пакистаном и ОАЭ.Хотя три державы все еще не приняли группировку как формальный геополитический блок, индо-авраамический стратегический диалог весьма вероятен. Например, Греция призвала к установлению трехстороннего диалога с Индией и ОАЭ, и кажется вероятным, что он может быть расширен за счет включения Израиля в будущем, учитывая его неотъемлемую роль в позиции Греции в Восточном Средиземноморье. Хотя геополитика может быть основной причиной такого беспрецедентного межрегионального пакта, не следует недооценивать и геоэкономический аспект.

Еще одна важная проблема для индо-авраамического альянса — это положение Саудовской Аравии — центра ислама и крупнейшей арабской экономики — по отношению к формирующемуся геополитическому блоку. Эр-Рияд поддерживает хорошие отношения с Тель-Авивом и Нью-Дели и может рассматривать эту группировку как стратегическую возможность в долгосрочной перспективе.

Возвышение индо-авраамического блока в Западной Азии может дать Вашингтону геостратегическое решение насущной проблемы присутствия США в регионе и узнать, как добиться большего с меньшими затратами, одновременно соединив блок с новым Соединенным Королевством.С. Индо-тихоокеанская стратегия и укрепление азиатского порядка.

Мохаммед Солиман — ученый-нерезидент в MEI. Его работа сосредоточена на пересечении технологий, геополитики и бизнеса в регионе MENA. Взгляды, выраженные в этой статье, являются его собственными.

Фото ДЖЕКА ГЕЗА / AFP через Getty Images

Как вторая волна в Индии стала самым сильным всплеском COVID-19 в мире

Нью-Дели В течение последних нескольких недель индийские социальные сети были наводнены сообщениями SOS: больницы писали в Твиттере о сокращении запасов кислорода, а врачи беспомощно наблюдали за гибелью пациентов от предотвратимой смерти .Журналист, который умолял, но отрицал наличие больничной койки, написал в Twitter, чтобы фиксировать свое ухудшение состояния до самой смерти. Переполненные крематории работают круглосуточно , чтобы успевать за темпами тел; печи расплавились из-за чрезмерного использования, а снаружи строятся дополнительные похоронные площадки. Таковы душераздирающие сообщения и навязчивые изображения, которые подчеркивают грозную вторую волну пандемии коронавируса, бушующую по стране.

Индия побила мировой рекорд по количеству новых случаев коронавируса на этой неделе, превысив 330 000 новых случаев в пятницу, поскольку за последние 24 часа количество смертей подскочило до рекордных 2263, сообщило министерство здравоохранения.Соединенные Штаты установили предыдущий однодневный рекорд с 300 669 новыми случаями, зарегистрированными 8 января 2021 года.

«Мы полностью ослабили нашу бдительность и предположили в январе, что пандемия закончилась, а наблюдение и контроль COVID отошли на второй план, «- говорит К. Сринат Редди, президент Фонда общественного здравоохранения Индии. Но» все еще оставалась довольно большая часть людей в больших городах, но также и в небольших городах и деревнях, которые не подвергались воздействию вируса в прошлом году «. кто был восприимчивым.

По мере того, как с сентября 2020 года до середины февраля 2021 года количество случаев сократилось, правительство Индии во главе с премьер-министром Нарендрой Моди проигнорировало предупреждения о второй волне, несмотря на то, что новые варианты были выявлены еще в январе, согласно сообщения СМИ.

«Мы продолжали предупреждать, что пандемия еще не закончилась, но никто не слушал», — говорит Ракеш Мишра, старший научный сотрудник и директор Центра клеточной и молекулярной биологии в Хайдарабаде, который в настоящее время изучает, может ли новый доморощенный вариант — Б.1,617 — позади второго всплеска в Индии.

После первой волны, говорит Мишра, система здравоохранения перешла к решению других неотложных медицинских проблем, которыми пренебрегали во время первой волны, а специализированные учреждения COVID-19 были преобразованы в свои прежние функции.

В марте, за несколько недель до нового всплеска, министр здравоохранения и врач Индии Харш Вардхан заявил, что Индия находится в «финале» пандемии COVID-19, оправдывая решение своего правительства экспортировать медицинские ресурсы в другие страны.В январе 2021 года Индия увеличила экспорт кислорода в другие страны на колоссальные 734 процента. Она также экспортировала около 193 миллионов доз вакцин. Но картина кардинально изменилась, когда в Индии с 15 апреля и далее начался резкий рост числа новых случаев, когда ежедневно регистрируется более 200 000 случаев; сейчас в больницах заканчивается кислород. 23 апреля индийские СМИ сообщили, что 25 тяжелобольных пациентов с COVID умерли из-за нехватки кислорода в государственной больнице в Дели.

«Всплеск застал нас врасплох, и теперь система полностью перегружена», — говорит Мишра.Индейцев не пускают в центры вакцинации, потому что кончились запасы.

Медицинские работники несут пациента после пожара в больнице Vijay Vallabh COVID-19 в Вираре, недалеко от Мумбаи, Индия, 23 апреля 2021 года. стране не хватает медицинского обслуживания и кислорода.

Фотография Раджаниша Какаде, AP

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

От спокойствия к хаосу в пригороде Нью-Дели

Рано утром 22 апреля в больнице Кайлаш в секторе 71 Нойда, тихом, обсаженном деревьями жилом районе, не менее десяти человек, пострадавших от SARS-COV 2 вирус ждали составной томографии с высоким разрешением — сложного сканирования легких, которое используется для определения воспаления у пациентов с COVID-19.Их возраст варьировался от середины тридцати до конца шестидесяти, и все ждали возможного ущерба от коронавируса. К 13:00 их число увеличилось до более чем 50 человек.

В этом зеленом пригороде индийской столицы, который находится в соседнем штате Уттар-Прадеш, проживает около 637 000 человек, большинство из которых живут в небоскребах, усеивающих городской пейзаж, и более 3700 активных больных. 18 апреля было зарегистрировано 700 новых случаев заболевания — это самый высокий однодневный всплеск заболеваемости в штате с начала пандемии в прошлом году.

В отличие от прошлого года, квартирные власти предоставляют ежедневные отчеты о делах в жилых комплексах. Чат-группы заполнены просьбами о доставке еды, санитарии на дому и просьбах о лекарствах и других принадлежностях, связанных с COVID, поскольку больницы продолжают отказывать тяжелобольным пациентам, а аптеки испытывают трудности с поставками основных лекарств, таких как парацетамол или Фабипиравир, противовирусное средство. Таблетка одобрена для лечения легких и умеренных симптомов COVID-19.

«Мы отказываемся от 10-15 пациентов каждый день», — говорит Мону (который носит только свое имя), один из санитаров Кайлашской больницы.«Кроватей нет».

22 апреля Высокий суд Дели созвал специальное слушание в 8 часов вечера в ответ на срочное заявление, поданное одной из ведущих больниц Дели, Максом Патпарганджем. Больница проинформировала суд, что у нее осталось всего три часа кислорода, что поставило жизни 400 ее пациентов, в том числе 262, которые были инфицированы COVID, под принуждением.

Является ли доморощенный двойной мутант B.1.617 причиной всплеска?

Эту вторую волну в Индии широко приписывают B.Вариант 1.1.7, впервые выявленный в Великобритании, увеличил число случаев заболевания в штате Пенджаб. Другой возможный виновник — отечественный вариант, названный B.1.617, с двумя тревожными мутациями, который возник в Махараштре, наиболее пострадавшем штате.

Считается, что этот вариант, B.1.617, вызывает новые всплески в Бангладеш и Пакистане и побудил многие страны, включая США, Канаду и Великобританию, посоветовать гражданам не ездить в этот регион.

IHME Вашингтонского университета сообщает об исследованиях серологической распространенности, которые измеряют процент людей в популяции, у которых есть антитела против вируса SARS-CoV 2, и их собственное моделирование убедительно свидетельствует о том, что новый всплеск связан с «вариантами бегства», которые может преодолеть иммунитет, полученный от предыдущей инфекции.Против этих вариантов вакцины также менее эффективны. Однако эксперименты, завершенные 22 апреля в институте Мишры, показали, что B.1.617 не обладает устойчивостью к защите, предлагаемой Ковишилдом (также известной как вакцина AstraZeneca), одной из вакцин в программе вакцинации Индии.

«Большая вторая волна — это глобальная историческая тенденция этой инфекции», — говорит эпидемиолог Раджиб Дасгупта, председатель Центра социальной медицины и общественного здравоохранения Университета Джавахарлала Неру в Нью-Дели.Он добавляет, что после определения нового варианта необходимо изучить его эпидемиологию и переместить ключевые ресурсы в пострадавшие районы для усиления возможностей.

В Индии всплеск характерен для определенных районов штата. Это «в отличие от Великобритании, например, где вариант из Великобритании был ответственен за 70-80 процентов случаев», — говорит Дасгупта. «Индия настолько велика и неоднородна, что можно ожидать появления множества вариантов, и их необходимо будет идентифицировать и отслеживать.

По его словам, везде, где появляется новый вариант, это, скорее всего, приведет к более быстрому распространению, особенно если это вариант побега. Он добавляет, что идентификация этих вариантов и настройка реакции могут помочь более эффективно сдерживать скачки. «Одна эпидемия — это на самом деле несколько эпидемий в такой стране, как Индия, и вам нужно иметь несколько стратегий для борьбы с ними», — говорит Дасгупта.

Институт Мишры также обнаружил, что двойной мутант ответственен только за около 10 процентов случаев по всей стране.В Махараштре, где этот вариант преобладал, на него приходилось только 30 процентов случаев. «Я бы винил в этом всплеске человеческое поведение», — говорит Мишра.

Рабочие-мигранты ждут у конечной остановки Локманья Тилак в Мумбаи, Индия, 14 апреля 2021 года, чтобы отправить поезда в свои родные города в условиях пандемии коронавируса. Эксперты в области здравоохранения опасаются, что по мере того, как большое количество городских рабочих вернется домой, распространение вируса может ускориться и опустошить плохо оборудованные деревни.

Фотография Атула Лока, The New York Times

Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

Преждевременная эйфория из-за коллективного иммунитета

Во всем мире вину за вторичные всплески обычно возлагают на поведение людей. Во время второй волны в США, которая длилась 45 дней, Лиза Марагакис, специалист по инфекционным заболеваниям из Медицинской школы Университета Джона Хопкинса, написала в статье, в которой отмечалось, что «после многих месяцев отмены мероприятий, экономических проблем и стресса люди разочарованы и разочарованы. устали принимать меры предосторожности, связанные с коронавирусом », и эти факторы« вызвали всплески и всплески случаев COVID-19.

В Индии год усталости от COVID сменился необдуманной эйфорией по поводу коллективного иммунитета, поскольку в январе число случаев заболевания начало падать. Но, как говорит Редди, «в этот очень подвижный век, если весь мир не приобретет существенный иммунитет, [коллективный иммунитет] не может [возникнуть]».

Но подобные предупреждения, по словам Редди, были названы людьми «негативными настроениями». Многие из его знакомых обвиняли Мишру в создании ложной тревоги из-за второй волны. 1 апреля с полной помпой разрешили начать ежегодное религиозное мероприятие Кумбха Мела.Когда 3,5 миллиона индийских преданных собрались в штате Уттаракханд, чтобы совершить ежегодное священное купание в Ганге, неудивительно, что это превратилось в грандиозное мероприятие, хотя его полный эффект не будет известен в течение нескольких недель. В краткосрочной перспективе это увеличило количество ежедневных случаев заболевания в Уттаракханде с 30 до 60 случаев в феврале до 2 000–2500 в этом месяце.

Кинотеатрам, школам, торговым центрам, барам и ресторанам было разрешено открыться в октябре прошлого года, ограничения на участие в свадебных церемониях были ослаблены, а политики свободно пересекали страну для предвыборных митингов, поскольку четыре штата Индии пришли на избирательные участки для региональных выборов.

В Западной Бенгалии, штате, который в настоящее время избирает новое правительство, голосование продлится с 27 марта по 29 апреля, при этом штат продолжает проводить массовые митинги и многолюдные предвыборные кампании, несмотря на ежедневный рост числа случаев заболевания. На 1 апреля в штате было зарегистрировано 6 519 случаев заболевания. За последние 24 часа было зарегистрировано 12 000 новых случаев, и ожидается, что к концу недели их число увеличится до 20 000.

Отдельный, более заразный вариант, названный штаммом Bengal — тройной мутант — также был идентифицирован как причина многих инфекций в штате.Премьер-министр Моди отменил предвыборные митинги в Западной Бенгалии 23 апреля в связи с резкой волной.

«Гонка на время »

Можно ли было предотвратить вторую волну? Эксперты говорят, что нет. Но его можно было существенно сдержать. «Обычно во всех странах вторая волна всегда намного больше, чем первая волна, и причина в том, что от второй волны страдают многие молодые люди», — говорит Дасгупта.

В брифинге Института показателей и оценки здоровья (IHME), независимого центра глобальных исследований в области здравоохранения при Вашингтонском университете, говорится, что ежедневные случаи заболевания COVID-19 в Индии теперь вдвое больше, чем в предыдущем пике в сентябре 2020 года.Институт прогнозирует, что число погибших от COVID-19 в Индии, вероятно, удвоится до 665 000 к 1 августа 2021 года.

«Без радикальных мер по снижению социального смешения и повышению эффективности использования масок для лица ситуация в Индии в настоящее время выглядит довольно мрачной», — брифинг сказал.

IHME прогнозирует, что ежедневная смертность достигнет максимума в 5 600 человек 10 мая.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.