Куба чья колония: Слишком Куба – Деньги – Коммерсантъ

Содержание

Слишком Куба – Деньги – Коммерсантъ

Смерть Фиделя Кастро не означает, что кубинский эксперимент закончен. Хотя за почти шесть десятков лет правления команданте экономика Острова свободы безнадежно отстала даже от прежде небогатых соседей, есть риск, что Куба еще не скоро пойдет на рыночные реформы.

ГРИГОРИЙ БАТИЕВ

В 1957-1958 годах средняя зарплата в табачной индустрии Кубы составляла 325 песо ($325 по тогдашнему курсу; чтобы перевести в сегодняшние доллары, надо умножить на 8,5). Занятые на производстве алкоголя получали 275 песо, а в переработке сахарного тростника — около 120. Эти цифры ставили остров в один ряд с 30 самыми развитыми странами мира. Однако безработица доходила до 25-30% работоспособного населения.

Внешняя торговля практически целиком велась с США, на долю которых приходился весь экспорт сахара, табака и продукции пищевой промышленности. На американских инвестициях в агросектор, туризм и игорный бизнес Куба буквально расцветала. В Гаване впервые в мире была построена высотная гостиница из ячеистого бетона.

В начале 1960-х в бухте Гаваны планировалось построить платформу с надводными и подводными этажами, где должны были расположиться гостиницы, рестораны и казино. Пока американский капитал чувствовал себя свободно, жемчужина Антильских островов притягивала весь крупный игорный бизнес. Лас-Вегас и Атлантик-Сити попросту были не нужны!

В 1952-м в результате военного переворота к власти пришел Фульхенсио Батиста. Жесткая диктатура и огромное социальное неравенство привели к появлению взрывоопасной смеси из радикально настроенной молодежи, националистов и ультралевых марксистов. В Гаване рвались бомбы, подложенные неизвестными террористами, лидеров протестных движений то и дело стреляли или взрывали. Никто так и не узнал, были ли это разборки внутри несистемной оппозиции, или агенты диктатора избавлялись от неугодных смутьянов.

В общем, нападение на казармы Монкада группы радикально настроенной молодежи под руководством Фиделя Кастро 26 июля 1953 года могло не оказаться историческим. Будущий команданте был арестован, отправлен в ссылку на остров Пинос, а после амнистии 1954 года уехал в Мексику, где и сформировалось "Движение 26 июля", платформа грядущей революции.

Выступая в ООН в ноябре 1960 года, Фидель скажет: "Не капитализм в его историческом восприятии и не коммунизм в его актуальном понимании. У нас собственная позиция. Мы называем ее гуманитарной за желание избавить человека от страхов, лозунгов и догм. Самая большая проблема в мире — это то, что страны заставляют выбирать между капитализмом, который убивает народы при помощи голода, и коммунизмом, который хоть и справляется с экономическими проблемами, но при этом подавляет свободы, столь важные для каждого человека".

Только самые бессовестные лжецы могут окрашивать нашу революцию в красный цвет. Наша революция имеет зеленый цвет, такой же, как кроны наших прекрасных пальм

В интервью журналу "Боэмия", чья редакция настолько симпатизировала повстанцам, что это издание стало единственным, пережившим революцию, команданте был более откровенен. Этот номер сейчас невозможно найти, а хранить его было более чем рискованно. Сразу после победы революции Фидель говорил так: "Только самые бессовестные лжецы могут окрашивать нашу революцию в красный цвет. Наша революция имеет зеленый цвет, такой же, как кроны наших прекрасных пальм. Мы никогда не будем иметь ничего общего с государством, которое утопило в крови Венгрию и тиранит пол-Европы" (цитата по воспоминаниям Иосифа Батиева).

Ограблюция

Повстанческая армия состояла из крестьян. Фидель обещал, что революция отдаст им землю. Разобравшись с противниками (в том числе и при помощи расстрелов), новая власть принялась исполнять обещания. И уже в мае 1959 года был издан закон о земле. Фактически была отменена частная собственность на землю и орудия ее обработки. В ту же неделю началось массовое бегство кубинцев в США. Американское правительство заявило протест и задумалось о санкциях. Своих прав лишались не только национальные землевладельцы, но и американские компании, вложившие немалые деньги в агробизнес.

Несколько лет назад я вступил в переписку с пожилым кубинцем Антонио, уже много лет живущим в Майами. В одном из писем он употребил слово robolucion, созвучное с revolucion, однако имеющее в начале существительное "кража" — el robo. По-русски, наверное, "ограблюция".

Его история типична для Кубы начала 1960-х. Отец Антонио владел небольшим сахарным заводиком в провинции Вилья-Клара. На время переработки урожая сахарного тростника приходилось нанимать троих поденных рабочих, крестьян из соседней деревни. Сразу после принятия закона на пороге предприятия появились вооруженные до зубов бородачи и произнесли сакраментальную фразу всех революционных солдат и матросов: "Господа, кончилось ваше время!".

На вопрос: "А кто теперь будет руководить работой?" — представители новой власти без тени сомнения указали на наемных работников, произнеся не менее сакраментальное: "Теперь народ владеет всеми фабриками и заводами!". Не прошло и недели, как в дверь дома семьи Антонио постучали. На пороге стояла троица новых хозяев. Как оказалось, вышел из строя главный мотор, старый, начала века, немецкий агрегат, работавший только потому, что отец Антонио был очень неплохим инженером. Народ-хозяин просил помочь с ремонтом оборудования, в противном случае грозился пожаловаться тем самым бородатым людям с карабинами через плечо.

На следующее утро вся семья инженера, оставив дом и все, что в нем было, села на судно, уплывавшее в Майами...

Поворот к социализму


Попытки превратить Остров свободы в непотопляемый авианосец начались при Никите Хрущеве (справа) и продолжились во время правления Леонида Брежнева (слева)

Фото: AP/TASS

Идеология "Движения 26 июля" не подразумевала смену социально-экономической формации, ее целями были социальная справедливость, свержение диктатуры, освобождение от гнета транснациональных компаний и всеобщая занятость. Судя по интервью Фиделя U.S. News & World Report сразу после революции, новое правительство собиралось производить все необходимое внутри страны, используя инвестиции из развитых стран, а излишки продавать по справедливой цене за пределы Кубы. Надо заметить, что до прихода к власти Фиделя инвестиции в страну шли. Не только из США, но и из Европы. Однако предшественники Кастро не пытались национализировать собственность американских инвесторов.

Ухудшение отношений с США пошло по нарастающей. Резко сократился экспорт кубинского сахара, были прекращены поставки нефти и нефтепродуктов, а также строительных материалов на Кубу. Вашингтон в резкой форме оказывает давление на страны Латинской Америки с целью предотвратить всякую подпитку Гаваны инвестициями, нефтью и продукцией машиностроения. И тут в игру вступает СССР.

В 1960 году Фидель едет в ООН, там он встречается с Никитой Хрущевым. СССР предлагает Кубе поставки нефти в обмен на сахар. Кастро вынужден согласиться и начать торговать со столь не любимыми им коммунистами — другого выхода просто не было. На Кубу приезжает Анастас Микоян и объясняет новому кубинскому руководству все прелести сотрудничества со страной почти победившего коммунизма. Ведет долгие беседы с Че Геварой (он к этому моменту покончил с контрреволюцией и перешел на должность министра промышленности) и Фиделем, который душит в себе идеалиста и превращается в прагматика.

Приободрившись от перспектив помощи со стороны второй мировой супердержавы, Фидель отдает приказ выгнать надоевших американцев с нефтеперерабатывающих заводов. Кара настигает их за то, что они отказываются перерабатывать советскую нефть. Все те же бородатые люди с карабинами наперевес исполняют приказ. Телеоператоры снимают сброшенные на землю логотипы американских нефтяных гигантов. Скоро с огромного постамента на главной набережной Гаваны будет низвергнут огромный орел, символизирующий помощь северного соседа в избавлении Кубы от статуса испанской колонии. Картинка крутится на кубинском телевидении, вызывая национальную гордость в сердцах прогрессивно настроенных жителей острова.

В апреле 1961 года, на фоне резкого ухудшения отношений с США, Фидель впервые сообщил о социалистическом характере революции. А в октябре Никита Сергеевич с трибуны XXII съезда КПСС возвестил о новом пламенном революционере-коммунисте.

Устанавливаются дипотношения с Москвой. По линии посольства и торгпредства на Кубу едут советские дипломаты и технические специалисты. Сначала сотнями, затем тысячами. В феврале 1960 года было подписано советско-кубинское торговое соглашение, в дополнение к кредиту на $100 млн. Экономика острова начинает получать подпитку: нефть и промышленное оборудование, продовольствие и сырье, а также вооружение.

Советское не значит отличное


Несмотря на щедрую советскую помощь Куба превратилась в очень бедную страну

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

И вот тут кубинцы столкнулись с проблемой. Выяснилось, что новые советские грузовики и автомобили во сто крат хуже старых американских. В условиях тропической жары и влажности с изрядной долей морской соли в воздухе многие агрегаты советского производства мгновенно выходят из строя. На острове работали только те механизмы, которые производились на стопроцентно западных технологических линиях. Например, кондиционеры БК, изготовлявшиеся в Баку на полностью отстроенном японцами предприятии. Из автомобилей годились к эксплуатации лишь "Лады" классической итальянской модели. Попытка завести на остров "восьмерки" и "девятки" окончилась полным фиаско: они выходили из строя менее чем за полгода. Автобусы и грузовики, а также тракторы и строительная техника не выдерживали даже такого короткого срока эксплуатации. Из всех выпускавшихся в СССР холодильников на Кубе мог работать только ЗИЛ, а из телевизоров — "Рубин", но лишь черно-белый.

С промышленным оборудованием все обстояло еще хуже. Из станков условия эксплуатации выдерживали исключительно ДПА (кто не знает расшифровки — "Догоним и перегоним Америку"). Как-то в Москве решили преподнести подарок труженикам сахарных плантаций и переделать зерноуборочный комбайн в сборщик тростника. Привезли и торжественно вручили несколько штук. Не прошло и недели, как кубинцы разобрали этих монстров на запчасти и продолжили работать мачете. После неудавшегося эксперимента с советскими автобусами было решено наладить производство на месте: двигатели и трансмиссия от "Икаруса", кузов варили сами из советского металла. За все время сотрудничества из СССР не было привезено на остров ни одного лифта для жилых зданий, ни одного трамвая или троллейбуса, железнодорожного состава. Список можно продолжать до бесконечности. Кубинцы либо латали старое американское или европейское оборудование, либо закупали необходимое высокотехнологичное оборудование за советские деньги на Западе. Не ломались корабли, самолеты и военная техника. Их кубинцы брали с удовольствием.

Воспроизводство советского образа жизни

Строя государство по советскому образу и подобию, Куба начала сталкиваться с теми же проблемами, что и большинство стран соцлагеря. Из рук вон плохо работали все отрасли сельского хозяйства. И если со свининой, например, еще что-то получалось, то говядину или баранину можно было найти лишь в двух-трех ресторанах и в дипгастрономе в Гаване.

В провинции с питанием дело обстояло попроще. Но и там толком не было рыбы и морепродуктов, что совсем удивительно для острова в Карибском море! Еще одна загадка социализма...

На Остров свободы я попал впервые в раннем детстве. Шел 1967 год, превращение Кубы в первое социалистическое государство западного полушария шло полным ходом. Но отдельные островки прежней страны нет-нет да и проглядывали — например, каждое утро перед нашей входной дверью появлялись бутылка молока и батон свежего хлеба. Но уже в 1972-м молоко никто перед дверью не оставлял.

В 1970-1980-е годы кубинцы лениво жаловались на условия жизни. И денег маловато, и купить нечего, магазинов бы побольше и товаров в них, и машину охота (автомобили в частном секторе были весьма редки, новые закупались государством для обслуживания предприятий и министерств). Многие "выкручивались" — термин понятен каждому советскому человеку. Торговые работники знали, как продать из-под полы, спекулянты — где достать тушенку и одеколон, шоферы грузовиков — как слить бензин и продать редкому частнику. Советская система социума воспроизводилась на Кубе под кальку.

Конец братства


Жигули ранних моделей — редкий пример советской техники, которая не выходила из строя в первые же месяцы эксплуатации в тропическом климате

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

Отношения между Кубой и СССР не всегда были безоблачными. Фидель очень обиделся на то, что после Карибского кризиса советские ракеты были вывезены с острова: он настаивал на сохранении этого оружия в стране. Не спасла положение даже танковая бригада, переброшенная на Кубу в оперативном порядке. Лидер кубинской революции отказывался от встреч с советскими дипломатами и журналистами и не принимал ни одного предложения со стороны Кремля.

По воспоминаниям отца, в конце 1969 года, когда руководству СССР стало надоедать своеволие Фиделя, а он понял, что перегибает палку, из Риги на Кубу пришел БМРТ — большой морозильный рыболовный траулер. Казалось бы, что общего может быть между заходом судна в гаванский порт и межгосударственными отношениями?

Дело в том, что на траулере, передовом для того времени судне, прибыл тогдашний начальник "Запрыбы" Шинкарев. Фидель не смог удержаться от возможности лично осмотреть уникальный корабль и решить, нужны ли Кубе суда такого типа. На судно приехали советский посол и ряд товарищей из различных ведомств. Был накрыт шикарный стол, и моему отцу удалось взять у Фиделя, можно сказать, примирительное интервью, первое после разлада из-за Карибского кризиса. С той встречи на судне, которая длилась почти до утра и проходила в самой непринужденной атмосфере, Фидель сменил гнев на милость и перестал третировать советское руководство при каждом удобном и не слишком удобном случае.

Дружба закончилась, когда распался Советский Союз со всем соцлагерем в придачу. Куба осталась без нефти, инвестиций и сырья.

Нормы по карточкам снизились в несколько раз. Закрылись те немногие магазины и предприятия общепита, которые еще совсем недавно кое-как, но работали. К грузовикам приделывали паровые установки и пытались ездить на дровах. В страну пришел голод. Говорят, что с улиц Гаваны почти исчезли кошки и собаки — съели. Люди начали массово бежать с острова. У Кубы не осталось гражданского флота: все корабли уплыли на север. Когда закончились даже лодки и водные велосипеды, люди поплыли на надутых автомобильных камерах и покрышках.

В начале 2000-х ситуация стала лучше, в Венесуэле к власти пришел Уго Чавес. На Кубе появилось топливо. Потекли китайские промышленные товары и продовольствие. Инвестиции в туриндустрию, начатые испанскими и канадскими компаниями в конце 1980-х, стали приносить доход в кубинскую казну. Туризм занял важное место в экономике острова. Была разрешена ограниченная частная собственность — например, небольшие кафе и транспортные перевозки. Сегодня по Кубе курсируют необычные в нашем российском понимании маршрутки. Это американские капотные грузовики 1950-х годов с пассажирским крытым кузовом. Кубинцы, не скрывая зависти, говорят, что владельцы этих грузовиков — очень богатые люди. Они зарабатывают целую тысячу долларов в месяц!

Как это ни парадоксально, не надо думать, что и те, кто завидует, и те, кому завидуют, хотели бы демонтажа социализма. Кубинцы — те, кто остался, не захотел или не смог сбежать из страны, скорее думают, что жесткий государственный социализм — способ защиты от гораздо более жестокой тирании. А возвращения в страну даже части из 2 млн кубинцев, живущих в США, боятся.

Ведь если они вернутся, то вернутся со списками конфискованного. С капиталом и связями с бизнес-структурами США. С лобби в Конгрессе. С прекрасным пониманием, что такое бизнес в XXI веке. А встретят их соотечественники, плохо одетые, не очень сытые и вообще не понимающие, что такое, например, KPI. И еще один аспект. Майамские кубинцы прекрасно помнят, сколько людей революция расстреляла, скольких посадила в тюрьму, скольких пытала. Помнят поименно. И забывать не собираются.

Григорий Батиев, сын Иосифа Батиева — главы корпункта Гостелерадио СССР на Кубе, провел большую часть детства и юности на Кубе, окончил Гаванский университет, много лет работал на российском телевидении


Куба (1511–1518). Кортес

Куба (1511–1518)

Завоевание Кубы

Замышляя завоевание Кубы, Диего Колумб обратился к человеку из своего клана, ветерану путешествий в Америку Диего Веласкесу. Он сопровождал брата Первооткрывателя Бартоломея во время второго путешествия в 1493 году. С того самого времени Веласкес не покидал Эспаньолу, прожив на острове семнадцать лет. Ему удалось уберечься от лихорадок, стрел туземцев и заговоров и стать полновластным хозяином здешних мест. Веласкес происходил из благородной фамилии Куельяров. Он отличался большим ростом и жизнерадостностью, которая, однако, сочеталась в нем с жестокостью. Веласкес участвовал во всех «умиротворяющих» экспедициях испанцев и захватил огромные владения в западной части острова. Лас Касас оставил впечатляющее описание этого человека: «Нет никого богаче его; он весьма преуспел в искусстве проливать или помогать проливать кровь этого несчастного народа; все испанцы, живущие под его властью, любят его, поскольку характером он мягок и большой жизнелюб и говорит только об удовольствиях и пирах, как обычно поступают все легкомысленные холостяки, хотя при необходимости он умеет показать свою власть и заставить ее уважать; все его земли лежат в провинции Ксарагуа и тех краях, что подходят к якорным стоянкам перед Кубой. Он весьма красив телом и лицом и этим снискал еще большую любовь; он несколько склонен к полноте, но не утратил от этого ловкости; он умен; его считали туповатым, но он легко проводил свое окружение». [65]

Веласкес отлично освоился на новых землях. Он мог добывать пропитание не хуже индейцев и научился переносить тяготы войны в джунглях. Но в 1511 году ему было уже под пятьдесят, и приближающаяся старость начала напоминать о себе. Веласкесу был нужен помощник, находчивый и проворный. Его выбор и пал на Кортеса, который с радостью принял предложение. Но Эрнан не согласился с ролью военачальника, которую ему прочил Веласкес. Наученный собственным опытом, он испросил себе гражданскую должность с большой политической и финансовой ответственностью: Кортес был назначен казначеем экспедиции!

Можно только восхищаться, с какой ловкостью он провернул это дело. Для начала он убедил Веласкеса в своих верноподданнических чувствах, приложив все усилия, чтобы снискать его благосклонность и завоевать доверие. Он сумел войти в то, что сегодня назвали бы его кабинетом, получив должность секретаря. Одновременно Кортес заигрывал и с центральной властью, то есть с королем. Но как подступиться, если корона взяла сторону Диего Колумба, которому Кортес служить не желал? Да просто подмазать. Еще до отзыва Овандо осторожный король Фердинанд направил на остров в лице Мигеля де Пасамонте своего чиновника, которому был поручен контроль за перевозкой налога – королевской квинты. Этот «министр финансов» Индий был на самом деле единственным официальным каналом, который связывал Санто-Доминго и Кастилию. Кортес установил с Пасамонте приятельские отношения, и тот сделал его своим уполномоченным на Кубе. Эрнан оказался таким образом под двойной защитой – Веласкеса, назначенного Колумбом, и Пасамонте, назначенного королем. Кроме того, все золото экспедиции проходило через его руки. В двадцать шесть лет Кортес обрел власть.

В ноябре 1511 года Веласкес вышел из маленького порта Сальватьерра-де-ла-Сабана на западном побережье Эспаньолы. В его отряде было немногим больше трехсот человек. Экспедиция была тщательно подготовлена: по поручению Овандо капитан Себастьян де Окампо обошел на корабле вокруг Кубы еще за два года до описываемых событий. Все удобные бухты были нанесены на карту, ландшафт острова был изучен, равно как и его жители. На этом острове, не знавшем испанского владычества, пришельцы чувствовали себя как дома. Повторится сценарий Гаити, но в еще более быстром темпе: истребление индейцев, превращение их в рабов, жестокость, огонь, кровь, насилие; поиски золота и резня – без конца. У этого эпизода истории конкисты оказался именитый свидетель – Бартоломе де Лас Касас, который с уверенностью в своей правоте участвовал в этой насильственной христианизации.

Преодолев небольшое расстояние, отделявшее Кубу от Гаити, Веласкес высадился в заливе Баракоа. Великолепная растительность покрывала берег и склонялась к прозрачным водам бухты. Именно в этом месте, которое могло бы быть райским, Христофор Колумб установил в ноябре 1492 года крест,[66] привезенный из Кастилии, прежде чем облюбовал Гаити. У тайнос было почти двадцать лет передышки, но на этот раз дни их были сочтены.

Испанцев ждала достойная встреча. Устроил ее Хатуэй, который бежал на Кубу со многими своими соплеменниками, чтобы избежать полного уничтожения. Но от судьбы не уйдешь. Хатуэй с оружием в руках попытался во главе индейских воинов сбросить людей Веласкеса в море, но силы были неравны, и Хатуэй был захвачен в плен у Яра, возле Баракоа. К побежденному и приговоренному к смерти вождю подошел священник и спросил, желает ли он принять крещение, чтобы попасть на небеса. «А мои палачи – кастильцы, они крестились?» – спросил Хатуэй. «Да», – ответил священник. «Тогда они тоже попадут на небо? – уточнил вождь тайнос. – Тогда я не желаю креститься, чтобы не оказаться после смерти снова среди тех, кто истребил мой народ и собирается убить меня». Хатуэй был сожжен заживо.

Осторожный Веласкес призвал в подкрепление помощника губернатора Ямайки Панфило де Нарваес – впоследствии одного из главных действующих лиц во время завоевания Мексики. Умелый полководец, Нарваес справился с задачей и постепенно добился подчинения касиков, павших духом после событий на Эспаньоле и не желавших продолжать борьбу, заранее зная ее исход.

Первым испанским городом на Кубе стал Асунсьон-де-Баракоа, основанный 4 декабря 1512 года. Подхалим Веласкес назвал остров isla Ferdinandina в честь короля Фердинанда. В довольно сюрреалистичной манере губернатор постарался воссоздать некое подобие двора, которым окружил себя Диего Колумб в Санто-Доминго. С этой целью в экспедиции, задуманной для заселения острова, приняли участие испанцы из благородных фамилий. Дабы подать пример, Веласкес обручился в Баракоа в 1512 году с Марией де Куельяр, фрейлиной вице-королевы Марии Толедской. Можно представить себе брачные торжества: над новобрачными вьется рой комаров, стражники обливаются потом под кирасами, у стен форта Себоруко плещутся волны залива, в которых отражается лунный свет. И веселый Кортес, предупредительный, как хозяин дома, переходит от одной группы гостей к другой, всегда готовый завязать душевный разговор, выведать сокровенные мысли, подметить во взгляде тень недовольства. Марии де Куельяр не суждено было вести семейную жизнь на острове: она умерла спустя неделю. Кортес оказал губернатору большую моральную поддержку.

Конфликт с Веласкесом и дело о женитьбе

В 1513 году молодую, неокрепшую колонию раздирали споры и распри. Причиной недовольства стали невыносимо тяжелые условия жизни и жажда наживы, которая привлекла сюда большую часть людей Веласкеса и не была пока еще в достаточной степени удовлетворена. Как бы то ни было, но по создавшейся атмосфере это маленькое конкистадорское общество напоминало банку с пауками, где каждый завидовал и пакостил другому и где все визири спят и видят занять место калифа. Веласкес с его переменчивым настроением и подверженностью влиянию не мог не способствовать росту недовольства среди своих соратников. Кроме того, усложнилась политическая ситуация на островах, и под нажимом Хуана Родригеса де Фонсека, члена особого Совета Кастилии по вопросам управления Индиями, корона предприняла попытку вернуть бразды правления, переданные семье Колумба: в Санто-Доминго прибыли аудиторы (oidores), что ослабило позицию вице-короля, создав противовес его власти.

Конфликт с одним из ближайших помощников[67] возник в связи с тем, что Веласкесу стало известно о готовящемся заговоре против него. Мятежники решили тайно сообщить аудиторам о притеснениях со стороны их начальника и избрали Кортеса своим полномочным представителем! В лагерь противников Веласкеса перебежал его собственный секретарь. Решив принять участие в весьма рискованной интриге, думал ли Кортес воспользоваться случаем и натравить центральную власть на Веласкеса, который был обязан своим положением исключительно доброму расположению Колумба? Что же мог такого сделать губернатор, чтобы его столь подло предало собственное окружение? Как бы то ни было, глубокой ночью под Баракоа Кортес был застигнут людьми Веласкеса, когда собирался тайно отплыть на Эспаньолу с тетрадью жалоб за пазухой. В любом заговоре обязательно найдется изменник, и вовремя предупрежденный Веласкес доставил себе маленькое удовольствие уличить Кортеса в кознях, поймав его на месте преступления. И вот наш герой заточен в крепость и в цепях ожидает, когда его поведут на виселицу. И опять Кортеса спасла женщина. Правда, эта история, замусоленная хронистами, дошла до нас в несколько искаженной форме. Гомара сочинил из этого злоключения Кортеса целый приключенческий роман в нескольких частях с дерзкими побегами, героическими подвигами и многочисленными переделками, из которых Эрнан всегда выходил с честью. В конце концов все закончилось полной победой доблестного рыцаря.

То, что можно с уверенностью предположить, так это наличие в Баракоа сторонников Кортеса, которые вынудили Веласкеса пойти на уступки, чтобы удержать власть. Кортесу удалось встретиться с губернатором наедине и заключить почетный мир. Нам известны только два условия, явившиеся результатом этих тайных переговоров. Прежде всего, Кортес уступал свою должность казначея (contador del rey) Амадору де Ларесу, который, по словам Лас Касаса, «не умел ни читать, ни писать, но восполнял этот недостаток осторожностью и ловкостью»;[68] взамен Веласкес обязался предоставить ему высокий административный пост бургомистра столицы. Амадор де Ларес был своим человеком, и Кортес ничего не терял. Он этим даже воспользовался, чтобы еще усилить свое влияние. Другим условием договора по требованию Веласкеса стало согласие Кортеса жениться!

Его свадьба, которая состоялась в начале 1514 года, по-видимому, являлась ключом к примирению с губернатором. Все свидетельства той поры подтверждают, что брак с Каталиной Хуарес был Кортесу навязан и что только этому союзу он обязан своим спасением и возвращением ему благосклонности властей. Несомненно, была какая-то история с женщинами между этими двумя мужчинами, но она осталась тайной навсегда.

Каталина, фамилия которой в текстах пишется то Хуарес, то Ксуарес или даже Суарес, происходила из благородной семьи, переселившейся в Санто-Доминго в 1509 году вслед за Диего Колумбом. Покинув Гранаду, она перебралась через Атлантику со всей семьей: матерью Марией де Маркаида, братом Хуаном и своими сестрами. Она была внучкой Леоноры Пачеко и родственницей маркиза Вильенского и графини Медельинской. Ее отец Диего Хуарес Пачеко утверждал, что их род происходит от дома Ниебла и герцогов Медины Сидонийской.[69] Хронисты – писали, что эта семья обеднела и дочери питали надежду выйти замуж за состоятельных людей. Неизвестно, как и почему Хуаресы в полном составе оказались на Кубе, но в любом случае они должны были войти в придворное окружение Веласкеса. Хуан, брат Каталины, завязал дружбу с Кортесом; одна из сестер, похоже, весьма нравилась губернатору. Все это, впрочем, не объясняет, почему Веласкес так настаивал, чтобы Кортес обвенчался с юной Каталиной, и почему этот союз стал платой за освобождение из темницы.

Зато мы знаем, почему Кортес не желал жениться: в то время он счастливо жил во грехе с тайнянкой, которая родила ему дочь.[70] Он даже крестил свою туземную подругу под именем Леоноры, а ребенку дал имя и фамилию своей матери – Каталины Писарро. Ничуть не считая этот союз мезальянсом, Кортес добился от Веласкеса обещания стать крестным отцом маленькой метиски, которое было исполнено. [71] Позже губернатор находил удовольствие называть Кортеса compadre.

Этот эпизод весьма показателен, поскольку Кортес впервые покидает испанский лагерь, чтобы обратиться к миру коренного населения. Решение основать семью с индейской женщиной уже говорит о многом, но, дав ребенку имя своей матери, Эрнан недвусмысленно заявил о желании включить девочку в генеалогическое древо своего рода. Его отношение к связи с Леонорой (которую он также наделит фамилией Писарро) как к настоящему брачному союзу подтверждается и тем, что в 1529[72] году он исхлопотал у папы римского признание маленькой Каталины законнорожденной; всегда проявлял к ней большую нежность и включил ее в завещание наравне с другими своими детьми. После завоевания Мексики он вызовет Леонору и Каталину к себе в Теночтитлан. Он сделает так, что мать его старшей дочери выйдет замуж за идальго Хуана де Сальседо, его неотлучного спутника с самой Кубы, который в 1526 году станет эшевеном (regidor) Мехико.

Рассмотрев внимательно этот аспект, мы, возможно, найдем в нем указание на истинную причину конфликта Кортеса с губернатором Диего Веласкесом. 1514 год ознаменовался резким изменением общественного мнения и распространением нового взгляда на конкисту. У истоков нарождающегося движения стоял доминиканец Антонио де Монтесинос, который учинил настоящий скандал в воскресенье 1511 года, подвергнув «резкой критике» Диего Колумба и encomenderos в своей ставшей знаменитой проповеди. Он обрушился на жестокость конкистадоров и прямо обвинил тех в истреблении индейцев ради одной лишь наживы и совершении тем смертного греха. Изгнанный адмиралом из Санто-Доминго и вернувшийся в Кастилию, он тем не менее был принят королем, и из его жалобы появились на свет «Бургосские законы» от 27 декабря 1512 года, которые стали первым юридически оформленным требованием хорошего обращения с индейцами. Дело сдвинулось с мертвой точки.

Другим катализатором стало завоевание Кубы. В 1514 году завершилось ее «умиротворение». Испанцы основали семь городов[73] и полностью овладели всем островом Фернандина. Но истребление туземцев не давало покоя наиболее порядочным людям. Операция, осуществленная Веласкесом и Нарваесом, была чудовищным преступлением против человечества. На земле, усеянной трупами, не осталось ничего, что составляло ее душу, разум и память; испанцы не оставили камня на камне от двухтысячелетней истории. Примечательно, что Лас Касас стал решительным защитником индейцев именно в 1514 году. Брат Бартоломе в свои двадцать восемь находился при Овандо в Санто-Доминго. Обладая характерной для того времени способностью сочетать несочетаемое, Лас Касас был одновременно и пастырем, и рабовладельцем-энкомендеро. В течение двенадцати лет он безжалостно эксплуатировал индейцев в своих владениях. Вместе с Кортесом он принял участие в кубинской экспедиции 1511 года и завоевании центральной части острова, получил за заслуги землю и repartiemento индейцев на Рио Аримао возле Ксагуа (в настоящее время Сиенхуегос). Он пользовался этими благами вплоть до достопамятного воскресенья на Пасху 1514 года, когда торжественно порвал со своим прошлым, вернул энкомьенду и решил посвятить свою жизнь делу защиты индейцев.

Кортес, который в течение стольких лет получал тот же опыт, что и Лас Касас, мог также прийти к подобному решению. Не исключено, что он примкнул к новому ультракритическому фронту, олицетворением которого стал будущий епископ Чиапаса. Можно задаться вопросом, не была ли супружеская жизнь с индианкой проявлением проиндейской позиции конкистадора? Легко представить себе ярость Веласкеса, если Кортес решил таким образом открыто выражать свое несогласие с его действиями и методами. В этом плане, обязав Кортеса обвенчаться с испанкой, Веласкес рассчитывал заставить его одуматься и вернуться в свой лагерь.

И именно тогда проявился неординарный характер Кортеса. Да, он кастилец. Да, он христианин. Но почему при этом он не может также уважать культуру индейцев? Ни на йоту не отступив от своих убеждений и проявив в какой-то степени чувство дипломатического компромисса, он дал согласие на брак с Каталиной Хуарес в обмен на признание Веласкесом его дочери-метиски. Губернатор, попавший в ловушку, стал одновременно свидетелем на свадьбе и крестным отцом маленькой Каталины Кортес Писарро, дочери кубинской индианки.

Конец мира

В 1514 году, когда испанцы смогли вновь обратиться к вопросам организации кубинских владений, было принято решение перенести столицу на новое место. Веласкес обратил взор на южное побережье, менее подверженное циклонам и обладающее более мягким климатом. Там, в глубине бухты с глубоководным рейдом, в хорошо укрепленном природой месте находилось поселение тайнос, которое отвечало всем требованиям. Городок располагался на высоком холме в центре долины. На его месте возникла новая столица – Сантьяго.[74] Когда-то Колумб искал для своих Ла-Изабеллы и Санто-Доминго пустынные места, где никто никогда не жил. Теперь же спустя двадцать лет испанцы на Кубе селились на местах с доиспанским прошлым. Они приходили, конечно, бесцеремонными захватчиками, но все же в их действиях проявилась новая тенденция к преемственности. Все семь городов, «основанные» в 1514 году, выросли на месте прежних селений тайнос, в которых пришельцы довольствовались обустройством центральной площади с церковью и муниципалитетом – cabildo.

На учебном плацу в Сантьяго для Веласкеса построили дом. Каменный. Почти копию дома Кортеса в Санто-Доминго: угловой, в один этаж, с голыми, чрезмерно толстыми стенами и бойницами вместо окон. Это сооружение отличалось двумя особенностями, ставшими символическими. Внутри размещалась печь, но не для изготовления хлеба, а для переплавки золота в слитки. Богатство и власть шли рука об руку. И потом, это было, наверное, последнее средневековое здание христианского Запада. Повсюду в Европе уже господствовал новый стиль. Суровый практицизм уступил место элегантности и открытости. Новые веяния ощущались даже в Санто-Доминго: Диего Колумб выстроил себе в этом стиле дворец, который называли alcazar. Фасад выходил в город гармоничной галереей в пять сводов, которая повторялась на втором этаже в удачно выдержанных пропорциях; стойки балконных перил и украшения крыши оживляли комплекс, вызывая игру света на камне дворца. В сравнении с ним особняк губернатора Кубы выглядел символом давно минувшей старины.

Кортес, являвшийся алькальдом Сантьяго, не мог не видеть, как одновременно уходят в прошлое два противостоящих друг другу мира: исчезала цивилизация тайнос и агонизировала удушившая ее средневековая Испания. Но именно жертва Кубы вызвала эту смену эпох и последовавший за ней прорыв.

В 1515 году был отозван корыстолюбивый Диего Колумб. А 23 января следующего года, когда на престол Франции вступал Франциск I, в Мадригалехо скончался испанский король Фердинанд. Его кончина вызвала тяжелейший кризис престолонаследования, к которому мы еще вернемся. Регентом Кастилии стал кардинал Сиснерос. Зная об антильской драме, он попытался восстановить духовный порядок в Санто-Доминго, передав коллегиальное управление трем монахам-иеронимитам.[75] Стремясь привнести гуманность в управление Индиями, восьмидесятилетний регент хотел избежать борьбы за влияние между францисканцами и доминиканцами, уже утвердившимися на новых землях. Триумвират приступил к исполнению своих обязанностей в декабре 1516 года. Скоро его усилил четвертый брат. Почти в то же время, в апреле 1517 года, на Эспаньолу прибыл постоянный судья Алонсо де Зуазо, которому поручалось расследовать все спорные дела.

Как же тут не увидеть связи между этой озабоченностью проблемой индейского населения, которую первым проявил Лас Касас в 1514 году, и появлением духа Возрождения? Хотя до этого времени никто не интересовался судьбой Нового Света, который еще не скоро получит собственное имя,[76] нельзя упускать из виду поворот в общественном мнении, происшедший в 1515 году. Молниеносный захват Кубы, быстрое и безжалостное истребление тайнос заставили задуматься о законности действий испанцев, аморальности геноцида и в то же время о слабой жизнеспособности подобной колонизации.

Кортес был среди тех, кто задавался этим вопросом и разрабатывал собственную контрмодель, которая строилась на скрещении рас. Политика, проводимая Кортесом в Мексике, была продумана им уже в 1515 году и основывалась на опыте, накопленном за двенадцать лет жизни на Гаити и Кубе. Циники тут же напомнят о рабстве, эксплуатации рабочей силы и будут видеть в главнокомандующем Мексики всего лишь конкистадора, более хитрого и ловкого, чем другие, но преследовавшего те же цели личного обогащения и закабаления местного населения. Принять такую позицию значило бы пройти мимо глубокого понимания важного этапа колонизации Америки, а также не заметить одной человеческой истины: Кортес любил индейцев.

Трудно сказать, какие чувства испытывал девятнадцатилетний Эрнан, ступив на пристань Санто-Доминго, равно как невозможно установить, когда и при каких обстоятельствах Кортесом овладел интерес к культуре аборигенов, но, видимо, это было мгновенное озарение, быстро переросшее в твердую убежденность. Так же, как и многие его товарищи, Кортес получил энкомьенду за заслуги в карательных экспедициях против туземцев. Поразительно, но много времени спустя, уже когда он стал влиятельным человеком в Мексике и завистники начали его судебную травлю, открывая процесс за процессом, никто не смог раскопать ничего, абсолютно ничего о его прошлом в Санто-Доминго и на Кубе, что могло бы бросить тень на Кортеса. Если бы он организовал бессмысленную резню тайнос или плохо обращался с работавшими на него индейцами, это лыко обязательно попало бы в строку сфабрикованного дела. Учитывая, что в микросообществе островных колонистов все знали все обо всех, отсутствие компромата говорит о многом. Не мешало бы также найти объяснение и тому факту, что мексиканские индейцы любили Кортеса и защищали его; вероятно, потому, что и он любил их. Несомненно, что Кортес очень скоро проникся симпатией к индейцам, и это чувство не покидало его в течение всей оставшейся жизни.

Кортес был практиком, а не философом. Он старался действовать не словом, как Лас Касас, а делом. Кортес отлично понимал положение вещей. Кубе уже ничто не могло помочь. Поэтому с 1515 года он ищет место, где бы он мог воплотить в жизнь свое видение мира. Только придя к власти, он сумел бы доказать, что общество можно устроить иначе. Его взгляд обратился к материку. Какие же были альтернативы? «Золотая Кастилия»? Эти панамские земли оспаривались несколькими конкистадорами. Бальбоа, один из уцелевших участников экспедиции Охеды, пересек перешеек и 29 сентября 1513 года, войдя в воду по колено, принял во владение Тихий океан, который он назвал Южным морем. Почти в то же время, но в Кастилии, Педро Ариас де Авила, известный также как Педрариас Давила, устроил свое назначение губернатором Дарьена. (Показательный конфликт между колониальными конкистадорами и дворцовыми интриганами, изобретателями и прихлебателями, воинами и щелкоперами.) Флорида? Хуан Понс де Леон высадился там со своей армадой в Пасхальное воскресенье 1513 года и окрестил новую землю по имени этого христианского праздника (Pascua Florida). Понс де Леон был ветераном колонизации, сопровождавшим еще Христофора Колумба во втором его плавании. В бытность свою энкомендеро в Юме, восточнее Эспаньолы, он попытался завоевать Пуэрто-Рико, но был изгнан оттуда восставшими индейцами. Он принадлежал к типичным представителям Средневековья и долгие месяцы тщетно искал источник молодости на земле Флориды, потеряв почти всю команду в этих бесплодных поисках ушедших времен. Бразилия? С момента подписания Тордесильясского договора эта территория принадлежала Португалии; официально она была занята с провозглашением ее собственностью Кабраля в 1500 году, и Испания не имела намерения оспаривать свершившийся факт. Рио-де-ла-Плата, открытая Хуаном Диасом де Солисом в 1515 году? Слишком далеко и непохоже на ставший привычным Карибский мир.

Остается только Мексика. Все говорит о том, что в 1514–1515 годах Кортес думал именно о Мексике, которая вовсе не была terra incognita.[77] Достаточно взглянуть на карту, чтобы понять, что эта территория, расположенная всего в двухстах километрах от западной оконечности Кубы, просто не могла остаться не замеченной испанцами, чьи корабли бороздили Карибское море в течение двадцати лет. Христофор Колумб во время четвертого плавания в 1502 году повстречал лодки мексиканцев возле Гуанакских островов близ Гондураса, но те направлялись на запад, а Колумб решил взять противоположный курс на восток. И он повернулся спиной к Юкатану, до которого оставалась всего неделя плавания под парусом. В период с 1500 по 1510 год на этот полуостров должно было наткнуться немало исследователей, но в то время умами еще владела концепция Колумба, и все искали… Индию, то есть обходной путь в Китай. Все мореплаватели, среди которых были Виченте Янес Пинсон и Хуан Диас де Солис, возвращались разочарованными тем, что не смогли реализовать заветную мечту.

В 1511 году испанское судно, возвращавшееся с Дарьена в Санто-Доминго, потерпело крушение у Ямайки. Человек двадцать команды спаслись в шлюпке, которую ветром и течениями вынесло к побережью Юкатана. В руки майя попало с десяток испанцев. Уцелели только двое, всех остальных принесли в жертву. Двух счастливчиков звали Гонсало Герреро и Джеронимо де Агилар. Последний сыграл не последнюю роль в завоевании Мексики Кортесом. В 1513 году, возвращаясь из Флориды, Понс де Леон достиг северной оконечности Юкатана. Не исключено, что были и другие случайные контакты, но только первооткрыватели не могли воспользоваться успехом, поскольку открытие без мандата было нарушением субординации! Открытие можно было совершить только на основании соответствующего контракта – капитуляций. Этим объясняется запоздалое обнаружение Мексики: административный процесс был забюрократизирован, и Веласкесу как губернатору Кубы запрещалось проводить «заселение» вне острова.

Дорога на Юкатан

Впрочем, с 1517 года история ускорила свой бег. Воспользовавшись неопытностью только что прибывших в Санто-Доминго иеронимитов, Веласкес получил от них право снарядить суда для ведения rescate, то есть торговли с соседними островами. Под этим невинным словом скрывались изъятие золота у туземцев и обращение их в рабство. Под прикрытием такой довольно ненадежной лицензии Веласкес намеревался захватить лакомый кусок, на который давно положил глаз, – завоевать Мексику. Но действовать надо было осторожно. В качестве разведчика он послал несколько простоватого богатого идальго Франсиско Эрнандеса де Кордову. Веласкес передал ему три корабля с тремя сотнями солдат, почти все из которых откололись от экспедиционного корпуса Педрариаса Давиды в Панаме. Среди них находился и Берналь Диас дель Кастильо, который впоследствии будет вести хронику приключений Кортеса.

8 февраля 1517 года маленькая флотилия вышла из порта Аксаруко (сегодня Харуко), который служил базой снабжения при подготовке экспедиции.[78] Первая загадка. Зачем назначать пунктом сбора крошечный индейский городок с узкой бухточкой, когда рядом к востоку расположен огромный залив Матансас, а к западу лежит великолепный рейд Пуэрто-Карденас с удобными якорными стоянками? Только желание скрыть приготовления могло определить такой выбор. Есть и вторая загадка. По словам Диаса дель Кастильо, они достигли земли только на двадцать первый день плавания, когда им открылась северная оконечность Юкатана с деревушкой майя Экаб. До того каравеллам достаточно было трех дней, чтобы обогнуть полуостров. Где пропадали суда Кордовы все эти двадцать один день? Где они побывали? Последняя загадка. Учитывая, что официально целью экспедиции были Гуанакские острова возле Гондураса прямо к югу от Кубы, почему шкипер взял курс на запад?

Диас дель Кастильо о многом умалчивает, сообщая, что «мы плыли наудачу». [79] Лас Касас, признавая, что плавание к Юкатану заняло не более четырех дней, объясняет потраченное время задержкой в порту Сантьяго, из которого экспедиция вышла только в конце февраля, и остановкой в Пуэрто-дель-Принсипе![80] Сервантес де Салазар выдвигает иную версию: он открыто обвиняет Кордову в организации экспедиции, которая под предлогом захвата рабов преследовала цель завоевания Мексики в его личных интересах.[81] Сорок дней, прошедшие с выхода из Сантьяго и до попытки высадки на материке, по мнению хрониста, указывают на то, что Кордова взял курс прямо на залив Кампече. Другими словами, официальная версия была лживой, но причины вполне объяснимы. Шкипером флотилии был не кто иной, как Антон де Аламинос. Это был старый моряк, соратник Христофора Колумба, который знал Карибское море вдоль и поперек. Он был шкипером у Понса де Леона при открытии Флориды и видел Юкатан на обратном пути: он знал, где находится Мексика, и именно поэтому на него пал выбор Веласкеса. Де Аламиносу были даны четкие указания твердить всю дорогу, что Юкатан – остров: он знал, что это не так, зато политически и юридически все выглядело корректно, так как Веласкес имел разрешение только на исследование соседних с Кубой островов. Никакого материка. Значит, Юкатан станет островом.

Путешествие Эрнандеса де Кордова, стоившее жизни очень многим его участникам, оказалось крайне полезным для Веласкеса. Испанские команды отмечали, что майя носят одежду из хлопка, живут в настоящих городах с каменными домами, возводят высокие пирамиды для чествования своих богов и в их святилищах много идолов. Также они открыли, что майя умеют сражаться, располагают доспехами из плотной хлопковой ткани и не испытывают недостатка отваги в столкновениях с захватчиками. Каждый раз, когда мореплаватели пытались ступить на берег, чтобы запастись водой, их осыпали градом стрел и прогоняли прочь. Тем не менее испанцам все же удалось прихватить несколько военных трофеев в городе Экабе, который они окрестили Gran Cairo (Великий Каир): керамические фигурки, несколько предметов из меди, принятой конкистадорами за золото, и двух пленных индейцев, ставших впоследствии переводчиками. Кордова вышел к острову Лас-Мухерес, достиг мыса Каточе, крайней точки Юкатана, затем проник в Мексиканский залив и в конце марта спустился к Кампече, а затем Чампотону (Потончану). Майя дали отпор пришельцам, и потери в людях вынудили Кордову повернуть назад. Запасы пресной воды подходили к концу, и шкипер Аламинос предложил завернуть во Флориду, чтобы восполнить их там. Это говорит о сильном страхе, который майя сумели внушить испанцам. Ценой больших страданий и всего на двух судах остатки экспедиции достигли Пуэрто-Карденас на побережье Кубы. Те, кому посчастливилось остаться в живых, получили ранения, пали духом и были сильно истощены. Капитан Франсиско Эрнандес де Кордова отправился домой в Санкти-Спиритус, чтобы залечить там свои раны. Кое-кто, правда, поспешил в Сантьяго с отчетом губернатору.

Веласкеса результаты экспедиции ничуть не охладили. Он долго пытался допрашивать молодых пленных майя, окрещенных Мельхиором (Мелхорехо) и Юлианом (Хулианильо), которые так и не проронили ни слова. Он с восхищением рассматривал идолов, захваченных капелланом экспедиции, посчитал добытое золото многообещающей приметой и тут же решился подготовить новый поход.

Неделю спустя перед губернатором предстал умирающий Эрнандес де Кордова, который добрался с Тринидада до Сантьяго на индейской пироге. Веласкес не постеснялся объявить, что Кордова не будет участвовать в следующей экспедиции, а руководить ею будет выбранный им новый командующий Хуан де Грихальва. Того, кто открыл дорогу в Мексику и снарядил экспедицию на собственные средства, цинично использовали и выбросили на задворки истории. Кордова скончался через несколько дней, успев отправить в Кастилию высокопоставленным друзьям и родственникам[82] несколько писем, в которых описал «свое» открытие Мексики и подлость Веласкеса, решившего ее заполучить. Разоблаченный губернатор больше не мог держать все в секрете и поэтому сам перешел в наступление: готовясь выйти в море, он сообщил в Испанию, что им открыта новая неизведанная земля по названию Юкатан, и требовал назначить себя adelantado.[83] При помощи этого титула, который сам по себе ничего не давал, Веласкес хотел уйти из-под опеки Диего Колумба, вице-короля Индий, чья власть опиралась на хунту монахов иеронимитов Санто-Доминго. Кстати, именно они, одураченные в очередной раз, дали добро на организацию новой экспедиции. Не дожидаясь ответа из Кастилии, губернатор начал подготовку к походу.

Начальником экспедиции был избран молодой Хуан де Грихальва, двадцативосьмилетний племянник Веласкеса. Что мог подумать Кортес о таком назначении? Он с трудом сдерживал себя. Мексика открывала последнюю возможность реализовать свои планы, пока Новый Свет не будет аккуратно разбит на участки и поглощен начавшейся колонизацией.

В 1517 году Кортес был влиятельным человеком на Кубе. Мэр столицы, «на короткой ноге» с домом губернатора, любимый колонистами за ставшее легендарным дружелюбие, Кортес должен был быть не хуже Веласкеса осведомлен о результатах «тайной экспедиции» Кордовы. Если он хотел реализовать свои мексиканские проекты, час пробил: было бы логично поговорить с губернатором. Достаточно было махнуть рукой, и весь остров бросился бы к кораблям! Только тут фокусник Веласкес вынул из цилиндра хрупкого и занудливого Грихальву. Если это имя ему шепнул сам Кортес, то ход весьма ловкий с его стороны: Грихальва не обладал нужным характером, и Кортес мог в удобный момент выступить в роли спасителя. Если же Кортес не участвовал в экспедиции не по своей воле, то тоже не беда: он выступит третейским судьей. На этот раз Веласкес снарядил корабли за свой счет и сильно потратился, а Кортес, напротив, богател. К тому же у губернатора по-прежнему не было полномочий на «заселение» Мексики, разрешение имелось только на ведение торговли. Кортес мог спать спокойно: не Грихальва перейдет Рубикон. А вот от его помощников можно было ждать всего. Тремя кораблями командовали яркие, сильные личности и авантюристы большого масштаба: Педро де Альварадо, будущий губернатор Гватемалы, Франсиско де Монтехо, будущий adelantado Юкатана и губернатор Гондураса, Алонсо де Авила, один из главных действующих лиц завоевания Мексики, который впоследствии попадет в руки французских корсаров.

Экспедиция Грихальвы

Экспедиция вышла из Сантьяго в конце января 1518 года. Четыре корабля собрались сначала в заливе Матансас на севере острова, где были приготовлены припасы для двухсот человек экспедиционного корпуса, солдат, матросов и вспомогательных тайнос (naborias). Выйдя в море в конце апреля, флотилия обогнула мыс Святого Антония (cabo Guaniguanico) первого мая.[84] Шли знакомым маршрутом, так как Грихальва нанял трех шкиперов из экспедиции Кордовы. Третьего мая достигли острова Косумеля, который немедленно окрестили Санта-Крус в честь праздника обретения честного креста, отмечавшегося в тот день по христианскому календарю. Высадка на Косумель была предпринята со всей осторожностью, но испанцы нашли только брошенный город, оставленный всеми жителями за исключением юной и очаровательной индианки-тайнос родом с Ямайки, которую захватили в плен майя.[85] Последние бежали в глубь города, выслав ее в качестве вестника. Майя сообщили через нее, что не желают устанавливать контакты с испанцами. Тогда Грихальва совершил сюрреалистический акт, торжественно зачитав в пустом городе requerimiento. Это был текст, который в нескольких сжатых положениях провозглашал индейцам, что их земли были дарованы папой кастильским королям и поэтому они являются их вассалами и должны повиноваться. Документ этот читался в первый раз Педрариасом Давилой в 1514 году при высадке в Дарьене. Оглашать его являлось одной из обязанностей конкистадоров; в действительности этот документ узаконивал применение силы в случае неподчинения. Этакий псевдоюридический фиговый листок экспроприации.

И вот Грихальва, стоя у подножия оставленных пирамид в окружении своей испанской охраны на огромной центральной площади под палящим солнцем, передает слово своему нотариусу.[86] Шум прибоя перекрывал звуки бессмысленного воззвания на непонятном для аборигенов языке. Сознавая нелепость обращения к ветру, Грихальва распорядился прикрепить текст рекверимиенто к стене главного храма, доведя дело до полного абсурда! Как будто майя умели читать по-испански! В этом выразилась вся зашоренность испанских властей, убежденных в собственном превосходстве и безразличных к людям, населявших американские земли. Новый Свет для веласкесов и грихальв был абстрактным понятием, мечтой о богатстве, райским миражом, не имеющим ничего общего с реальностью. Новая волна, которую породил Кортес, напротив, отличалась стремлением в полной мере использовать коренное население в политической игре конкисты, учитывая реальное положение вещей.

Экспедиция продолжалась. Грихальва проявлял большую нерешительность. Сначала он направился к югу, к Тулуму, затем прошел вдоль побережья Юкатана вплоть до залива Асунсьон, который исследовал 13 мая. Далее последовал мятеж его капитанов, не желавших идти завоевывать страну майя: они знали, что один из них, потерпевший крушение, Гонсало Герреро, женился на дочери касика майя из Четумала и повел индейцев на вооруженную борьбу со своими кастильскими соплеменниками. Грихальва уступил. Последовало возвращение на Косумель. Курс на мыс Каточе, затем вниз к заливу Кампече. Полностью повторился сценарий предыдущей экспедиции. Высадка в Чампотоне. Град стрел, рукопашная. Огнестрельное оружие, – несмотря на свою смертоносность, – не произвело впечатления на майя, которым всегда удавалось нанести испанцам урон, прежде чем отступить. Семь убитых, шестьдесят раненых, среди которых и сам Грихальва: он получил три стрелы и потерял два зуба. Корабли плыли дальше, более не предпринимая попыток высадки. Запасы воды были на исходе. Майя не желали вести торговлю и отказывались от любых контактов.

Продолжая спускаться на юго-восток, флотилия достигла острова, покрытого мангровыми зарослями (сегодня он называется Кармен). Испанцы открыли, что за этой узкой полосой земли лежит большое внутреннее море. Шкипер Аломинос заключил из этого, что Юкатан – остров. Он назвал место Бока-де-Терминос[87] и решил, что его воды сообщаются с заливом Асунсьон.

Пребывая в заблуждении с географической точки зрения, испанцы тем не менее интуитивно нащупали истину: эта «горловина с четкими границами» действительно являлась межевой линией, отделявшей владения майя от земель науа. Они уже обратили внимание, что переводчик Хулианильо, захваченный Кордовой, перестал понимать местных жителей. Испанцы увидели города и десятки тысяч индейцев, собравшихся на берегу, чтобы получше разглядеть пришельцев. Окрестный пейзаж также изменился: почувствовалась рука человека. Но главное, пожалуй – это перемена в отношении к ним людей: в устье реки Табаско, которую начальник экспедиции назовет своим именем и за которой останется название Грихальва, испанцев встретило посольство императора Монтесумы. Они получили подарки в знак мира и были приглашены местными касиками на пир.

Роскошные украшения из дорогих перьев и богатые одежды из вышитого хлопка не привлекли к себе такого внимания гостей, как несколько безделушек из золота, показанных чужеземцам. Единство команды распалось. Утративший покой при виде богатства и уровня развития страны науа Альварадо и подложил свинью Грихальве, уйдя со своим кораблем самостоятельно исследовать рио Папалоапан, которую он назвал своим именем по примеру начальника, чей авторитет он сильно подорвал. Однако Альварадо был настигнут и призван к порядку. Мятежный капитан вернулся в строй, правда, не надолго. В конце июня испанцы стали на якорь возле местечка, которое станет впоследствии городом Веракрус. Грихальва назвал этот рейд именем Святого Хуана из Улуа, поскольку в тарабарских разговорах с туземцами два слова повторялись беспрестанно – Мехико и Кулуа. Последнее слово испанцы подхватили и называли так хозяев Мексики ацтеков, живших в столице Теночтитлане. Кулуа, или кулуаки, на самом деле были жителями Колуакана – города-спутника Мехико, который находился в зените славы до прихода ацтеков к власти в XIV веке нашей эры.

Отношения с тотонаками, населявшими побережье, установились просто великолепные: в обмен на иголки, стекляшки и гребешки они дали испанцам большое количество золота и медных топориков, которые Грихальва принял за золотые. Очевидно, изобиловала богатствами мексиканская земля. Встал естественный вопрос: продолжать торговать или заселять?

«Заселить» означало официально захватить землю, провозгласить рекверимиенто, основать город и удерживать его силами горстки испанцев против множества врагов. Грихальва не чувствовал в себе необходимых сил, поэтому аргументировал свой отрицательный ответ капитанам тем, что Веласкес дал ему право только на торговлю (так оно на самом деле и было). Наиболее воинственные Альварадо и Авила подталкивали его к самочинному захвату.[88] Разочарованный Альварадо заявил, что возвращается назад, и ушел, хлопнув дверью. Между двумя конкистадорами все же была достигнута дипломатическая договоренность: Альварадо официально возвращался на Кубу, чтобы доставить раненых и собранное золото, а также передать Веласкесу донесение Грихальвы. Внешние приличия были соблюдены.

Пока Альварадо добирался до Кубы против ветров и под проливными летними дождями, Грихальва решил продолжить исследование в северо-западном направлении. До Тукспана, пока берега населяли тотонаки, все шло превосходно, но затем в районе Пануко начались земли гуацтеков, и испанцы вновь столкнулись с враждебностью местного населения. Сочтя, что он уже достаточно повидал, и наворовал, и таким образом обеспечил себя до конца своих дней, Грихальва приказал взять курс на Кубу. Это возвращение, отягощенное междоусобицами, техническими проблемами и неблагоприятными погодными условиями, длилось целую вечность.

На Кубе уже начали беспокоиться. Наступил сентябрь, а об экспедиции еще не было никаких вестей. Прошло уже четыре месяца. Губернатор решил снарядить каравеллу, чтобы отправить ее на поиски Грихальвы. Эту задачу он возложил на Кристобаля де Олида. Где-то в конце сентября, после отъезда Олида, до Кубы каким-то чудом добрался Альварадо. Можно представить себе сцену встречи с Веласкесом: губернатор не может отвести горящих глаз от добычи и слушает, как Альварадо честит своего начальника, не допустившего «заселения». Бессовестный Веласкес, запретивший племяннику заселение, так как сам не имел на то разрешения, публично обрушился на своего протеже. Тот был теперь виноват в послушании. Об этом не замедлили сообщить Кортесу: Эрнан понял, что пришел его час, но надо еще суметь выиграть партию.

Третья экспедиция: час Кортеса

Естественно, теперь уже просто не могло не быть следующей экспедиции… для заселения. Оставалось только выбрать начальника и подыскать приемлемое юридическое обоснование. С последним затруднений не возникло: новая экспедиция отправлялась на поиски трех пропавших испанских кораблей. Кто посмел бы не дать разрешения на столь гуманную и бескорыстную операцию? Само собой, о богатствах Мексики никто не обмолвился и словом. Однако Веласкес никак не мог определиться с руководством экспедицией. Кандидатов было множество. Эрнан действовал осторожно, не открывая своей заинтересованности: его верные люди стали трубить повсюду, что лучше Кортеса никого не найти. Не исключено, что Веласкес внял аргументу в виде весомого кошелька, но так или иначе назначение состоялось. С одной стороны, надо было торопиться выйти в море до того, как объявится Грихальва и разрушит алиби. С другой стороны, Кортесу не хотелось лишаться опыта, полученного предшественником, да и кораблей на Кубе не хватало, и стоили они весьма недешево. Но Кортес сумел найти выход из этой ситуации.

Он начал с двух столпов любого предприятия – финансового обеспечения и юридических контрактов. В последнем он проявил большое знание дела. Он послал своего приятеля Хуана де Сальседо, будущего мужа своей кубинской подруги, к иеронимитам в Санто-Доминго за разрешением Веласкесу организовать экспедицию. Сальседо добыл у монахов подписанную бумагу. Затем Кортес на месте составил контракт, который заставил подписать Веласкеса. «Написанный лучшими чернилами», – вспоминал Диас дель Кастильо.[89] Кортес нашел общий язык с секретарем губернатора Андресом де Дуэро, и «инструкции», подписанные Веласкесом в пользу Кортеса в субботу 23 октября 1518 года, явно делались на заказ. Все было политически выдержано: и забота о ближнем, и христианское рвение, и научный интерес, и выгоды для короны, и антирабовладельческая направленность, и пр. Поскольку юридические рамки, ограничивавшие губернатора Кубой и близлежащими островами, остались прежними, Юкатан именовался островом Санта-Мария-де-лос-Ремедиос, а Центральная Мексика к западу от перешейка Тегуантепек – островом Улуа на местном наречии или Санта-Мария-де-лас-Ниевес на испанском. Дабы не привлекать внимания, ни о каком заселении даже не упоминалось, и проект был преподнесен как незначительная операция. Но не исключено, что у Кортеса уже имелись далекоидущие планы в этом вопросе.

Описание, Ботсвана - туроператор АРТ-ТУР

 

С севера, спускаясь с ангольских плато, в Ботсвану приходит река Окаванго, которая растекается по пустыне Калахари огромной дельтой - уникальной ландшафтной экосистемой площадью около 17 тыс. кв. км, состоящей из сотен каналов, проток и островов, покрытых зеленью, где находит корм множество животных и птиц. Река никуда не впадает, вода уходит в землю, впитываясь в песок. Настоящее чудо света. В Ботсване более 160 видов африканских животных, 550 видов птиц, крупнейшее в мире поголовье слонов - более 70 тыс. Ботсвана уникальна еще сохранившимся архаичным укладом жизни местного населения, смесью культурных традиций. Одновременно с этим по производству ВВП на душу населения Ботсвана занимает одно из первых мест в Африке. Страна не знала вооруженных конфликтов с конца XIX в. Ее благополучие построено на алмазных разработках. Ботсвана - мировой лидер добычи алмазов. В отличие от многих африканских стран здесь нет черного рынка. Это одна из самых быстроразвивающихся стран мира. Российским туристам в основном пока знакома лишь малая часть Ботсваны - примыкающий к водопаду Виктория знаменитый национальный парк Чобе, куда туристы заезжают на пару дней или на дневное сафари.

Достопримечательности

Касане - небольшой поселок на границе четырех стран у водопада Виктория - лежит прямо на реке Чобе. В последние годы Касане быстро развивается, появляются новые отели и лоджи, загружен международный аэропорт, но обезьяны по-прежнему скачут по веткам на улицах, и в отелях нужно закрывать окна, чтобы уберечь вещи от этих воришек. На банке у реки можно видеть дремлющих крокодилов, утром и вечером слышно покрякивание бегемотов... Касане - ворота в национальный парк Чобе. Рядом с поселком у Казунгула роад находятся горячие источники Касана Хот Спрингс (Kasane Hot Springs), а в 20 км по этой дороге на восток - Лесома мемориал (Lesoma Memorial) - монумент воинам, погибшим в гражданской войне в Родезии в1970 г.

Как добраться. Авиаперелет из Габороне, Виндхука, Мауна, наземный трансфер из Ливингстона или Виктории Фоллс.

Национальный парк Чобе (Chobe) находится к северо-востоку от дельты Окаванго - там, где у водопада Виктория встречаются границы четырех стран. Это второй по величине национальный парк в Ботсване (10 600 кв. км). Здесь наибольшее поголовье слонов в африканской саванне, на территории парка проживают около 60 тыс. особей. Парк объединяет три различные экосистемы: Серондела (Serondela), Савути (Savuti) и Линианти (Linyanti).

Серондела - область, наиболее близкая к Касане. Песчаная дорога от ворот Седуду (Sedudu) ведет вниз к речной долине Чобе. Во время сухих зимних месяцев река - главный водный источник для всех обитателей парка. Поголовье буйволов насчитывает свыше 700 голов, обычное зрелище здесь и большие семейства слонов. Пойма, где встречаются водяной буйвол, импала, куду и фоко (маленькая антилопа, уникальная для этой области), - любимое место охоты львиного прайда. Болота Линианти напоминают дельту Окаванго, но в меньшем размере. Линианти - река, известная как Субия (Subiya), в северном Чобе разливается в пойме на территории (9000 кв. км), известной как болота Линианти. Эти места, занимающие узкую полосу болотистой местности около реки на западной стороне парка Чобе, славятся богатым животным миром и красивыми ландшафтами. Заросшие папирусом лагуны, тростниковые заросли, густые кроны деревьев делают эту область одной из самых красивых зон для кемпинга в регионе. Это место находится приблизительно в 40 км от Савути.

Савути (Savuti March) лежит во внутренних районах парка Чобе. С рекой Линиати, вытекающей из лагуны Зибадианья (Zibadianja), ее соединяет обычно пересохший «водный путь» Савути, его также называют каналом (Savuti Channel). Последний раз он наполнялся водой в 1970 г., после чего высох в течение 20 лет. Сегодня зона канала Савути - это земля, покрытая зеленью, выросшей на илистой почве, где обитает множество разнообразных животных. Поражают воображение засохшие деревья, напоминающие скелеты диковинных животных, застывшие на открытом пейзаже саванны. В этой части парка представлены основные виды животного мира Южной Африки: жирафы, слоны, зебры, импалу, тсесебе (вид антилопы), дикие лошади, антилопы гну, куду, канна, водяные буйволы, львы, гиены, шакалы, иногда даже гепарды и дикие собаки. Савути известен своими хищниками, особенно львами и пятнистыми гиенами, чья ночная борьба за первенство описана в документальном фильме «Вечные враги». Во время сухого зимнего сезона большие стада слонов, буйволов и зебр собираются около реки вместе с жирафами и разными видами антилоп, проживающими в близлежащих лесах. Интересно наблюдать за жизнью сухопутных и водных птиц, включая пеликанов.

Как добраться. По дороге из Касане.

 

 

 

 

Маун (Maun) - столица сафари Ботстваны, шумный туристический городок со вторым по значению аэропортом страны, куда туристы прилетают из Габароне, Касане, Кейптауна и Йоханнесбурга перед началом поездки в Дельту или Калахари, чтобы дальше разлететься на маленьких самолетах по своим кемпам и лоджам. В Мауне есть рестораны, пабы и фастфуды, несколько магазинов местных ремесел, а также любопытный Nhabe Museum в старом колониальном доме с неплохой этнографической экспозицией.

Как добраться. Авиаперелет из Кейптауна, Йоханнесбурга, Касане, Габароне.

Дельта реки Окаванго (Okavango Delta) - крупнейшая внутренняя речная дельта в мире. Многие тысячелетия несет река Окаванго свои воды с плато Бенгелы в горах Анголы на юго-восток в Ботсвану, Калахари, образуя там уникальное природное образование из болот, зарослей тростника, островов, ручьев и протоков с прохладной и кристально чистой водой. В зависимости от сезона и ежегодных наводнений ее площадь меняется в размере от 15 000 до 28 000 кв. км. Непрерывное взаимодействие влажных и сухих земель способствует удивительному разнообразию видов животного мира реки. С Окаванго связана жизнь 122 видов млекопитающих, 71 вида рыб, 444 видов птиц, 64 видов рептилий и 1300 разновидностей цветущих растений. Дельта Окаванго входит в Список объектов природного наследия ЮНЕСКО. Запомнится водное путешествие в традиционном каноэ из выдолбленного дерева мокоро (мokoro). На них здесь плавают уже около трехсот лет. Проводник с шестом стоит на корме, направляя каноэ по обрамленным тростником каналам. Вместе с ним в каноэ обычно не более двух-трех пассажиров. Осадка каноэ очень низкая, слышны нежное журчание воды, крики птиц, шелестит тростник, в эти звуки вплетается топот мягких копыт антилоп, передвигающихся легким галопом по болотам. В дельте много еды для травоядных, а значит, и для множества хищников круглый год.

Заповедник Морeми. В начале 60 гг. прошлого века местные жители племени тавана (тawana) добровольно отдали земли Мореми (Moremi) под заповедник. Сегодня он известен как один из самых красивых заповедников Африки (5000 кв. км). Он занимает треть дельты Окаванго в ее восточной части. Разнообразная природная среда заповедника объединяет заросли акации, леса железных деревьев, водные поймы и лагуны. Здесь множество видов птиц начиная от водных до обитателей леса наподобие наземной птицы-носорога. Мореми - единственное охраняемое место, где за ними можно понаблюдать в естественных условиях. В заповеднике живут слоны, буйволы, жирафы, львы, леопарды, гепарды, дикие собаки, гиены, шакалы. Здесь много различных видов антилоп, включая красную антилопу Лечве (lechwe - водяной козел личи) и застенчивую водоплавающую антилопу ситатунгу, отлично приспособленную к жизни на болотах. Самое удобное время для наблюдения за животными - с июля по октябрь, когда сезонные водоемы высыхают и все живое концентрируется вокруг постоянных источников воды на реке Квай (Khwai), у Третьего моста и в лагуне Хаканаха (Xakanaxa).

Как добраться. До большинства лоджей дельты можно добраться из Мауна только на чартерных самолетах.

Национальный парк Макгадикгади/Нхай Пэн (Makgadikgadi/Nxai Pan). Макгадикгади и Нхай Пэн до 1993 г. были двумя отдельными парками, которые затем объединились в один заповедник площадью 7500 кв. км. Ворота в оба парка расположены на шоссе, ведущем через Маун и Ната. Топливо и продовольствие можно купить в деревне Гвета (Gweta) в 45 км на запад от ворот Макгадикгади (Makgadikgadi).

Макгадикгади - обширная открытая область, где мелкие во время сухой зимы солевые озера превращаются в огромные болотистые участки в дождливый сезон. Соленые озера, видимые из космоса, - это остаток огромного озера, которое высохло тысячи лет назад и оставило кристаллическую соль, сверкающую во впадинах. Оказаться в Макгадикгади - это шанс прочувствовать весь масштаб и простор Калахари. Входные ворота в парк расположены примерно через восемь километров по проселочной дороге из гравия после съезда с главного шоссе. Соленые озера занимают территорию около 10 000 кв. км. Некоторые из них просто огромны, другие напоминают небольшие бассейны, окруженные зелеными полями и пальмами. Во время летних дождей пустыня преображается: бесчисленные стаи водных птиц прилетают на мелкие водоемы. Огромные скопления фламинго и других водных птиц, включая пеликанов, собираются на вновь появившихся озерах, вслед за этим начинается впечатляющая миграция антилопы гну и зебр. Местность Макгадикгади включает много важных свидетельств доисторического прошлого, а также окаменевшие озера, где были найдены интересные археологические находки, например каменные инструменты, которым около 300 тыс. лет.

 

 

Нхай Пэн - травянистая равнина, покрытая шипастыми магнолиями семейства зонтичных и полосами африканского леса, которые меняют цвет в зависимости от сезона - от сочно-зеленого во время летних месяцев до золотисто-желтого осенью. На покрытых травой долинах летом пасутся огромные стада травоядных рядом с сопровождающими их хищниками. Участок Great Baines' Baobabs - семь древних деревьев - увековечен в картинах исследователя Томаса Бейеса. Отдельная часть национального парка - впадина Нхай - расположена в 136 км к востоку от Мон. Входные ворота расположены в 37 км от главной дороги Мон-Ната, куда надо добираться по песчаной тропе. Впадина Нхай была когда-то частью большого озера, которое покрывало центральную Ботсвану. Во время дождливого сезона сернобыки, слоны, антилопы гну и зебры приходят сюда в поисках воды в сезон размножения. Их детеныши учатся бегать и играть среди озорных антилоп спрингбоков. Захватывающее зрелище, когда спрингбоки подпрыгивают вертикально вверх в воздух без всякой очевидной причины, просто выражая свою радость. Лучшие места для наблюдения за животными распложены вокруг водопоя, в 2 км от главных входных ворот, где есть большая травянистая равнина под густыми тенистыми кронами деревьев. Здесь, а также в близлежащих лесах можно увидеть жирафов, куду, импала и большие стада спрингбоков. Это одна из немногих областей, в которых антилопы импала и спрингбоки пасутся рядом.

Как добраться. Авиачартером из Мауна или наземным трансфером по плохой дороге из Мауна (около трех часов).

 

 

Птичий заповедник Ната (NATA), расположенный в 17 км к югу от деревни Ната, основан в начале 1990_х годов на северо-восточном краю долины впадины Сова (Sowa). Общественный проект площадью 230 кв. км был направлен на сохранение живой природы вокруг впадины Шуа. Основными достопримечательностями заповедника являются различные разновидности антилоп, более 165 разновидностей птиц, которые включают зимородков, страусов, орлов и дрофу.

Как добраться. Два часа наземным трансфером из Франкистауна.

Центральный заповедник Калахари (Kalahari) - второй по величине в мире (52 800 кв. км). Это зона обширных открытых равнин, солевых озер и древних русел рек - пристанище для больших стад антилоп спрингбок, сернобыков, синей антилопы гну, коровьей антилопы (бубола) и самой большой антилопы - антилопы канна. Здесь обитают свыше 40 видов птиц. В южной части заповедника в окаменевшем русле древней реки раскинулась огромная красивая долина. Ветры, дующие через Калахари, сформировали высокие и широкие дюны, которые преобладают в пейзаже в северной части заповедника. Есть три входа в Центральный Калахари: через Хейд (Xade) и Матсве (Matswere) на северо_востоке и через Кхутсе (Khutse) на юге. Вход через Хейд находится в 36 км к югу от Гантси (Gantsi) на шоссе Калахари. В заповеднике есть две необорудованные площадки для разбивки лагеря около Лагеря живой природы Хейд (Wildlife Camp). Посетители должны запастись горючим в Гантси (Gantsi) и убедиться, что у них достаточно продовольствия. По прибытии в Хейд посетители обязаны зарегистрироваться в Лагере живой природы. К северу от центрального заповедника Калахари в русле древней реки лежит долина Десепшн (Deception valley). Cвежая трава, впитавшая летние дожди, привлекает большие стада антилоп, а также страусов, жирафов и всех основных хищников.

Как добраться. Авиачартером из Мауна или Габороне.

Заповедник Кхутсе (Khutse) занимает территорию 2500 кв. км, покрытую холмистыми равнинами и сухим кустарником саванны на юге Центрального Калахари. Обширная система впадин с минеральной водой привлекает антилоп и других травоядных, которые пьют воду в дождливый сезон и лижут соль во время сухих месяцев. Здесь есть также много хищников, включая львов, гепардов и леопардов. Кхутсе находится на расстоянии 240 км к западу от Габороне и является частью речной системы, которая когда-то наполняла водой озеро Макгадикгади. Сегодня эти низины предоставляют прекрасные возможности для наблюдения за животным миром и драматическими событиями с участием травоядных и хищников, происходящими на водопое. В большом количестве представлены антилопы спрингбок, сернобыки и страусы, здесь можно регулярно видеть антилоп канна и жирафов.

Как добраться. Авиачартером из Мауна или Габороне.

Международный парк Кгалагади (The Kgalagadi Transfrontier Park). Его образование стало уникальным событием в деле защиты Дикой природы. Документы о его создании были подписаны правительствами Ботсваны и ЮАР, и парк Кгалагади стал первым в Африке, соглашение об образовании которого было заключено на таком высоком уровне. Этот заповедник, официально открытый в мае 2000 г., прежде был известен как национальный Парк сернобыков Мабуасехубе (Mabuasehube Gemsbok) со стороны Ботсваны и Национальный парк сернобыков Калахари (Kalahari Gemsbok) в Южной Африке. Заповедником управляет единая администрация из представителей обеих стран. Общая площадь парка - 38 тыс. кв. км. Три четверти его территорий находится на юго-западе Ботсваны, остальные - в ЮАР. В Ботсване парк делится на три главных района: речная долина Носсоб (Nossob), которая тянется по границе Ботсваны и ЮАР, область Мабуасехубе(Mabuasehube) на востоке и внутренняя территория. В парке очень красивые ландшафты, впечатляет окаменевшая речная долина, окаймленная сухим кустарником и песчаными дюнами различных цветов, в зеленых оазисах прячутся места водопоя. От старого речного русла открываются чудесные виды на долины Носсоб (Nossob) и Аиоб (Ayob). Интересные туристические маршруты проложены в области Мабуасехубе с ее первозданно дикими пейзажами долин. Сюда на водопой приходят легендарные черногривые калахарские львы, дикие коты, шакалы, гиены, антилопы, включая сернобыков и газелей. Здесь богатейший мир пернатых. Очень интересны птицы ткачи. Они живут стаями. Огромные коммунальные гнезда этих птиц, устроенные в виде сложных сооружений на деревьях, иногда настолько тяжелы, что вызывают падение дерева!

Как добраться. Авиачартером из Габороне.

 

 

Заповедник Машату (Mashatu) раскинулся на площади около 30 тыс. га, занятой лесами, включающими «железное» дерево, и речными долинами в северной части Тули Блок, на границе с ЮАР и Зимбабве. Он назван в честь величественного дерева машату, обнаруженного только в долинах Замбези и Лимпопо. В Тули Блок на открытых равнинах возвышаются огромные каменные формирования, придавая фантастический вид пейзажу. Эта земля имеет богатое археологическое наследие и интересную историю. Известный колонизатор Сесил Джон Родс в XIX в. собирался строить через эти земли железную дорогу «Курс на Каир». В заповеднике живут разнообразные представители животного мира, включая львов, леопардов, гепардов, слонов, антилоп канна, жирафов, зебр, антилоп гну, муравьедов, земляных волков и других животных, а также более 350 разновидностей птиц. Эти земли также являются местом жительства самой большой популяции слонов на частной земле в Африке. Она представляет собой остатки огромного стада стада Шаше (Shashe herds), которое раньше мигрировало по северо-восточной области долины Лимпопо в Ботсване. Популяция слонов в Машату оценивается примерно в 700 голов.

Как добраться. Авиачартером из Франкистауна, Касане, Габороне или Йоханнесбурга или наземным трансфером из Франкистауна (три часа) или Йоханнесбурга (пять часов).

Габороне. Правительственный, торговый и промышленный центр страны на берегу знаменитой реки Лимпопо, известной по сказке Корнея Чуковского. Связан хорошими дорогами и авиасообщением с ЮАР и ближайшими соседями. Рядом со столицей расположен заповедник Габороне, он создан в 1988 г. как образовательный центр живой природы. Несмотря на небольшие размеры (менее 600 га), сегодня это самый населенный заповедник во всей Ботсване. В столице находятся Национальный музей и галерея, известный Thapong Visual Arts Centre. Ежегодно в марте-апреле в Габороне проходит фестиваль Maitising - одно из крупнейших музыкальных и культурных шоу на Юге Африки. В 50 км от столицы есть любопытный этнографический музей Kgosi Sechele I, экспозиция которого посвящена истории и культуре племени баквена - одной из главных этнических групп Ботсваны.

Как добраться. Авиаперелет из Йоханнесбурга.

Остров Лекубу/Кубу (Lekhubu/Kubu). Около юго-западного угла котловины Шуа (Sua) находится необитаемый остров Лекубу - слой древних скалистых пород, который возвышается на 20 м над морем соли. Это национальный памятник, где можно увидеть берега с чахлыми баобабами и древними окаменелостями неизвестного происхождения. Остров Лекубу является физическим свидетельством былого существования здесь обширного внутреннего моря, которое покрывало всю окружающую местность.

Заповедник Маниеланонг (Manyelanong). Маниеланонг - название горы к северу от деревни Отсе (Otse) в 15 км от Лобатсе (Lobatse) на дороге Габороне. Отвесные скалы небольшого заповедника Маниеланонг защищают колонию грифов (африканский ягнятник), которая в течение многих лет известна как колония грифов Отсе. 

Заповедник носорогов Кама. Жители Серове (Serowe), Мабелеаподи (Mabeleapodi) и Паже (Paje) в Центральном районе Ботсваны основали общественный заповедник носорогов Кама (Khama), чтобы сохранить оставшееся поголовье носорогов в Ботсване и восстановить обе популяции черных и белых носорогов. Заповедник расположен в 25 км к северу от Серове (Serowe) на дороге Орапа (Orapa) и занимает территорию 4300 га пустыни Калахари, а также впадину Серове (низину, которая заполняется водой в течение дождливого сезона). По парку разбросано много подобных низин меньшего размера. Здесь предлагаются экскурсии по проложенным туристическим маршрутам и тропам под руководством квалифицированных рейнджеров.

 

 

Ущелье Мореми-Манони (Moremi - Manonnye). Одно из самых живописных ущелий в стране. На его дне можно увидеть череду многочисленных естественных водоемов и водопадов небывалой красоты. Покрытая буйной растительностью низина скрыта от глаз гранитными горами. Для привлечения туристов здесь активно работает Фонд охраны природы Мореми-Манони. Пещеры Дротского (Drotsky's Caves) Внушительная система пещер в Гвихаба Хиллс (Gcwihaba Hills) около намибийской границы в северо-западной Ботсване, где древние горы внезапно вырастают из плоскогорного Калахари. Пещеры украшены сталагмитами и сталактитами, достигающими десятиметровой длины. Но в этом безводном крае почти нет воды, а оттого беден животный мир. Наиболее впечатлительные посетители этих мест говорят, что так будет выглядеть Земля после «конца света». Например, передвижной кемп Moremi Camp в дельте Окаванго представляет собой несколько небольших палаток с одной_двумя раскладушками внутри и санитарным тамбуром снаружи. Кемп рассчитан на размещение 10-12 туристов. Их обслуживают два проводника и четыре помощника. Сафари по саванне выполняется на двух внедорожниках-лендкрузерах. На территории кемпа есть костровая площадка, столовая под тентом, брезентовые палатки-душевые. Все бытовые неудобства с лихвой окупаются незабываемыми впечатлениями от свиданий «нос к носу» со слонами, львами, крокодилами, гиппопотамами, жирафами, антилопами-куду, красочных закатов в саванне и ужинов у костра.

 

 

Люксовый кемп Jack's Camp, расположенный на зеленом острове-оазисе на краю бескрайних соленых озер Макгадигади, известен своей роскошью и индивидуальным подходом к каждому туристу. Здесь можно встретить популярных западных артистов, телеведущих, бизнесменов. В кемпе десять огромных палаток-апартаментов на высоких деревянных помостах, стоящих в удалении друг от друга среди пальм. Площадь каждого «дома» - около 50 кв. м. Внутри - мебель в колониальном стиле, включая две кровати под балдахинами, два душа и туалет. Из привычных гостиничных удобств нет разве что телевизора, но в Ботсване он и не нужен. На двадцать проживающих в Jack's Camp туристов приходится 34 человека обслуживающего персонала. На территории находятся огромный шатер столовая, кают компания, маленький открытый бассейн, чайный домик. За каждым апартаментом закреплен свой гид-проводник с внедорожником. Обслуживание строится по системе «все включено» - закуски, напитки, в том числе в палатках, а главное - все экскурсии бесплатны. Как правило, в Jack's Camp останавливаются на два-три дня. За это время туристам предлагают понаблюдать за миграцией зебр, пройти мастер-класс у бушменов (где научат «читать» следы животных, ставить силки на птиц, разводить огонь трением, охотиться на скорпионов), совершить ночное ралли на квадроциклах, провести ужин прямо на поверхности соляного озера и т.д.

Историческое наследие

На северо-западе страны на границе с Намибией находятся известные на весь мир холмы Тсодильо Хиллс (Tsodilo Hills) - одно из самых значимых в мире скоплений древней наскальной живописи. Это место включено в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Четыре холма Тсодильо Хиллс (Tsodilo Hills) формируют линию отвесных кварцитовых утесов, которые высятся над песчаной равниной западного Калахари, около района Панхендл (Panhandle) в дельте Окаванго. Это центр художественного культурного наследия Ботсваны. Участок наскальной живописи, выполненной предками племени Сан (San), писатель и путешественник Лоуренс ван дер Пост назвал Лувром пустыни. Бусаваро, или люди Сан, пришли в район Калахари более 27 тыс. лет назад. На всех холмах есть наскальные рисунки, но лучший участок расположен на северном окончании горы Женщины. Народ Сан полагает, что холмы - это место отдыха духов умерших и их богов, проживающих в пещерах на этой горе. Она занимает большую территорию и достигает высоты 300 м. Но гора_Мужчина ростом, конечно, выше - 410 м. Наиболее почитаемое место в Тсодильо находится около вершины горы_Мужчины, где самый первый дух молился после создания мира. Неподалеку расположилась деревня Хамбукушу (Hambukushu). Третий холм высотой до 40 м - гора_Ребёнок - расположен примерно в 2 км от горы_Женщины. За ними, на расстоянии около 2 км к северо-западу от горы_Ребенка, находится меньшая вершина без названия. Жители Басарвы (Basarwa) верят, что эта гора была первой женой горы-Мужчины, которая была отвергнута, когда он женился на более высокой горе-Женщине. От Тсодильо до других участков наскальной живописи не менее 250 км. Предполагается, что наскальные изображения Тсодильо выражают понятия жары, энергии, творчества и роста и связаны с басарванским «танцем транса». Он, как верят жители Басарвы, позволяет танцующему вступать с связь со сверхъестественными силами и благотворно действует на человеческий организм.

Как добраться. Из Мауна наземным трансфером за несколько часов или во время организованного мобильного сафари. Дорога в Тсодильо очень ухабистая и подходит только для внедорожников. Поворот с дороги Маун-шакаве (Maun-Shakawe) к югу от Сепупы (Sepupa). Кемпинг разрешен.

Стена Соломона. Ее отвесные базальтовые утесы, поднимающиеся на 30 м над рекой Мотлутс (Motloutse), - одна из самых впечатляющих географических особенностей области Тули Блок (Tuli Block). Основанием скал является древняя естественная дамба, которая когда_то перекрывала реку Мотлутс. В нескольких километрах от Стены Соломона находятся руины Мотлутс. Первоначально эта область была занята охотниками племени Сан. Считается, что первые люди банту пришли в этот район приблизительно в 900 г. нашей эры. Археологи назвали их людьми Зизо (Zizo). Это патриархальное общество оставило свидетельство о себе в виде осколков глиняной посуды и участков под загоны для скота. Позднее люди Зизо были уничтожены племенем K2, или Leopard's Kopje.

В двух шагах от новой Мировой

55 лет назад, 9 сентября 1962 года, на Кубу были доставлены советские баллистические ракеты. Это стало прелюдией так называемого Карибского (Октябрьского) кризиса, впервые и так близко поставившего человечество на грань ядерной войны.

Сам Карибский кризис, а точнее его наиболее острая и решающая фаза, продолжался 13 дней, с 22 октября 1962 года, когда в американских политических кругах было почти согласовано нанесение ракетного удара по Кубе, где к тому времени был размещен внушительный советский воинский контингент.

Министерство обороны РФ накануне обнародовало список официальных потерь советских граждан, которые погибли на острове с 1 августа 1962 по 16 августа 1964 года: в этом скорбном реестре 64 имени.

Наши соотечественники погибли при спасении кубинцев во время сильнейшего урагана "Флора", пронесшегося над Кубой осенью 1963 года, в ходе боевой подготовки, от несчастных случаев и болезней. В 1978 году по предложению Фиделя Кастро в окрестностях Гаваны был построен мемориал памяти советских воинов, похороненных на Кубе, который окружен максимальной заботой. Комплекс представляет собой две бетонные стены в форме траурно склоненных знамен обеих стран. Его содержание в образцовом порядке курируется высшим руководством страны. Кстати, советские военные, которые вместе с кубинцами были задействованы в береговой обороне острова осенью 1962 года, были одеты в кубинскую форму. Но в самые напряженные дни, с 22 по 27 октября, достали из своих чемоданчиков тельняшки и бескозырки и приготовились отдать жизнь за далекую карибскую страну.

Решение принял Хрущев

Итак, осенью 1962 года мир стоял перед настоящей опасностью ядерной войны между двумя сверхдержавами. И реального уничтожения человечества.

В официальных кругах США, среди политиков и в СМИ одно время получил распространение тезис, согласно которому причиной Карибского кризиса явилось якобы размещение Советским Союзом "наступательного оружия" на Кубе, а ответные меры администрации Кеннеди, поставившие мир на грань термоядерной войны, были "вынужденными". Однако эти утверждения далеки от истины. Их опровергает объективный анализ событий, предшествовавших кризису.

Фидель Кастро осматривает вооружение советских кораблей 28 июля 1969 года. Фото: РИА Новости

Отправка советских баллистических ракет на Кубу из СССР в 1962 году была инициативой Москвы, а конкретно Никиты Хрущева. Никита Сергеевич, потрясавший ботинком на трибуне Генассамблеи ООН, не скрывал своего желания "засунуть ежа в штаны американцам" и ждал удобной возможности. И это забегая вперед, ему это блестяще удалось - советские ракеты убойной силы не только разместились в сотне километров от Америки, но в США целый месяц не знали, что они уже развернуты на Острове свободы!

После провала операции в Заливе Свиней в 1961 году стало ясно, что американцы не оставят Кубу в покое. Об этом говорило все увеличивающееся количество диверсионных актов в отношении Острова свободы. Москва чуть ли не ежедневно получала сводки об американских военных приготовлениях.

В марте 1962 года на совещании в Политбюро ЦК КПСС, по воспоминаниям выдающегося советского дипломата и разведчика Александра Алексеева (Шитова), Хрущев спросил его, как прореагирует Фидель на предложение установить на Кубе наши ракеты. "Мы, сказал Хрущев, должны найти столь эффективное средство устрашения, которое удержало бы американцев от этого рискованного шага, ибо наших выступлений в ООН в защиту Кубы уже явно недостаточно <… > Поскольку американцы уже окружили Советский Союз кольцом своих военных баз и ракетных установок различного назначения, мы должны заплатить им их же монетой, дать им попробовать собственное лекарство, чтобы на себе почувствовали, каково живется под прицелом ядерного оружия. Говоря об этом, Хрущев подчеркнул необходимость проведения этой операции в условиях строгой секретности, чтобы американцы не обнаружили ракет до того, как они будут приведены в полную боевую готовность".

Фидель Кастро не отверг эту идею. Хотя он прекрасно понимал, что размещение ракет повлечет изменение стратегического ядерного баланса в мире между социалистическим лагерем и Соединенными Штатами. Американцы уже разместили боеголовки в Турции, и ответное решение Хрущева разместить ракеты на Кубе было своего рода "ракетным уравниванием шансов". Конкретное решение о размещении советских ракет на Кубе было принято на заседании Политбюро ЦК КПСС 24 мая 1962 года. А 10 июня 1962 года, до июльского приезда Рауля Кастро в Москву, на совещании в Политбюро ЦК КПСС министр обороны СССР маршал Родион Малиновский представил проект операции по переброске ракет на Кубу. Он предполагал размещение на острове двух видов баллистических ракет - Р-12 с радиусом действия около 2 тысяч километров и Р-14 с дальностью в 4 тысячи километров. Оба типа ракет были снабжены ядерными боеголовками мощностью в одну мегатонну.

Текст соглашения о поставке ракет был передан Фиделю Кастро 13 августа послом СССР на Кубе Александром Алексеевым. Фидель немедленно подписал его и направил с ним в Москву Че Гевару и председателя Объединенных революционных организаций Эмилио Арагонеса, якобы для обсуждения "актуальных экономических вопросов". Никита Хрущев принял кубинскую делегацию 30 августа 1962 года на своей даче в Крыму. Но, приняв соглашение из рук Че, он даже не удосужился подписать его. Таким образом, это историческое соглашение осталось оформленным без подписи одной из сторон.

К тому времени, советские приготовления к отправке на остров людей и техники уже начались и приняли необратимый характер.

О цели миссии не знали капитаны

Операция "Анадырь" по переброске людей и техники через моря и океаны из СССР на Кубу вписана золотыми буквами в анналы мирового военного искусства. Такой ювелирной операции, проведенной под носом у сверхмощного противника с его образцовыми на тот момент системами слежения, мировая история не знает и не знала до этого.

Технику и личный состав доставили в шесть разных портов Советского Союза, на Балтике, Черном и Баренцевом морях, выделив для переброски 85 кораблей, которые в общей сложности совершили 183 рейса. Советские моряки были убеждены, что они отправляются в северные широты. В целях конспирации на суда грузили маскировочные халаты, лыжи, чтобы создать иллюзию "похода на Север" и тем самым исключить любую возможность утечки информации. У капитанов судов имелись соответствующие пакеты, которые нужно было вскрыть в присутствии замполита только после прохождения Гибралтарского пролива. Что говорить о простых моряках, если даже капитаны судов не знали, куда они плывут и что везут в трюмах. Их изумлению не было предела, когда, вскрыв пакет после Гибралтара, они читали: "Держать курс на Кубу и избегать конфликта с кораблями НАТО". Для маскировки военные, которых, естественно, всю поездку нельзя было держать в трюмах, выходили на палубу в штатской одежде.

Общий замысел Москвы состоял в развертывании на Кубе Группы советских войск в составе воинских соединений и частей Ракетных войск, ВВС, ПВО и ВМФ. В итоге на Кубу прибыло более 43 тысяч человек. Основу Группы советских войск составила ракетная дивизия в составе трех полков, оснащенных ракетами средней дальности Р-12, и двух полков, на вооружении которых находились ракеты Р-14 - всего 40 ракетных установок с дальностью действия ракет от 2,5 до 4,5 тысячи километров. Хрущев писал позднее в своих "Воспоминаниях", что "этой силы было достаточно, чтобы разрушить Нью-Йорк, Чикаго и другие промышленные города, а о Вашингтоне и говорить нечего. Маленькая деревня". Вместе с тем перед этой дивизией не ставилась задача нанесения упреждающего ядерного удара по Соединенным Штатам, она должна была служить сдерживающим фактором.

Только спустя десятилетия стали известны некоторые, до той поры секретные, детали операции "Анадырь", которые говорят об исключительном героизме советских моряков. Людей на Кубу перевозили в грузовых отсеках, температура в который при входе в тропики доходила до 60 с лишним градусов. Кормили их два раза в сутки в темное время. Пища портилась. Но, несмотря на тяжелейшие условия похода, моряки перенесли длительный морской переход в 18-24 суток. Узнав об этом, президент США Кеннеди заявил: "Если бы у меня были такие солдаты, весь мир был бы под моей пятой".

Первые корабли пришли на Кубу в начале августа 1962 года. Один из участников этой беспримерной операции позже вспоминал: "Бедняги шли из Черного моря в трюме грузового судна, перевозившего до этого сахар с Кубы. Условия, конечно, были антисанитарные: наспех сколоченные многоэтажные нары в трюме, никаких туалетов, под ногами и на зубах - остатки сахарного песка. Из трюма выпускали подышать воздухом по очереди и на очень короткое время. При этом по бортам выставляли наблюдающих: одни следили за морем, другие - за небом. Люки трюмов оставляли открытыми. В случае появления какого-нибудь постороннего объекта "пассажиры" должны были быстро вернуться в трюм. Тщательно замаскированная техника находилась на верхней палубе. Камбуз был рассчитан на приготовление пищи для нескольких десятков человек, составляющих команду судна. Так как людей было значительно больше, то кормили, мягко говоря, неважно. Ни о какой гигиене, конечно, не могло быть и речи. В общем, провалялись в трюме две недели практически без дневного света, без минимальных удобств и нормальной пищи".

Пощечина для Белого дома

Операция "Анадырь" стала крупнейшим провалом американских спецслужб, аналитики которых все высчитывали, сколько человек могли перевезти на Кубу советские пассажирские суда. И получалась у них какая-то до смешного маленькая цифра. Они не понимали, что на этих теплоходах можно было разместить значительно больше людей, чем положено для обычного рейса. А то, что людей можно перевозить в трюмах сухогрузов, им не могло прийти и в голову.

В начале августа американские спецслужбы получили от западногерманских коллег информацию о том, что Советы почти в десять раз увеличивают число своих судов в Балтике и Атлантике. А кубинцы, которые проживали в США, узнавали от своих родственников, находившихся на Кубе, о завозе на остров "странных советских грузов". Впрочем, американцы до начала октября просто "пропускали эту информацию мимо ушей".

Скрывать очевидное для Москвы и Гаваны означало бы подогреть еще больший интерес американцев к отправке грузов на Кубу и, главное, к их содержимому. Поэтому 3 сентября 1962 года в совместном советско-кубинском коммюнике о пребывании в Советском Союзе делегации Кубы в составе Че Гевары и Э. Арагонеса отмечалось, что "советское правительство пошло навстречу просьбе кубинского правительства об оказании Кубе помощи вооружением". В коммюнике было сказано, что это вооружение и военная техника предназначены исключительно для целей обороны.

Обнародован список официальных потерь советских граждан с 1 августа 1962 года по 16 августа 1964 года. В скорбном реестре 64 имени

Факт поставки СССР ракет на Кубу был делом абсолютно легальным и разрешенным международным правом. Несмотря на это, американская пресса опубликовала ряд критических статей о "приготовлениях на Кубе". 4 сентября президент США Джон Кеннеди сделал заявление о том, что Соединенные Штаты не потерпят размещения на Кубе стратегических ракет типа "земля-земля" и других видов наступательного оружия. 25 сентября 1962 года Фидель Кастро заявил, что Советский Союз намерен создать на Кубе базу для своего рыболовного флота. Поначалу ЦРУ действительно полагало, что на Кубе идет строительство крупного рыбацкого поселка. Правда, потом в Лэнгли стали подозревать, что под его видом на самом деле Советский Союз создает крупную судоверфь и базу для советских подводных лодок. Наблюдение американской разведки за Кубой было усилено, значительно увеличилось число разведывательных полетов самолетов У-2, которые беспрерывно фотографировали территорию острова. Вскоре американцам стало очевидно, что Советский Союз сооружает на Кубе стартовые площадки для зенитных управляемых ракет (ЗУР). Они были созданы в СССР несколько лет назад в глубоко засекреченном конструкторском бюро Грушина. С их помощью в 1960 году был сбит американский самолет-разведчик У-2, пилотируемый летчиком Пауэрсом.

Ястребы были за удар по Кубе

2 октября 1962 года Джон Кеннеди отдает приказ Пентагону привести американские вооруженные силы в состояние боевой готовности. Кубинским и советским руководителям стало ясно, что необходимо ускорить строительство объектов на острове.

Тут на руку Гаване и Москве, обеспокоенным скорейшим завершением наземных работ, сыграла плохая погода. Из-за сильной облачности в начале октября полеты У-2, приостановленные к тому времени на шесть недель, начались только 9 октября. Увиденное 10 октября поразило американцев. Данные фоторазведки показали наличие хороших автомобильных дорог там, где еще недавно была пустынная местность, а также огромных тягачей, не вмещавшихся в узкие проселочные дороги на Кубе.

Тогда Джон Кеннеди дал распоряжение активизировать фоторазведку. В этот момент на Кубу обрушился новый тайфун. И новые снимки с самолета-шпиона, барражировавшего на крайне низкой высоте в 130 метров, были сделаны только в ночь на 14 октября 1962 года в районе Сан-Кристобаля в провинции Пинар-дель-Рио. На их обработку ушли сутки. У-2 обнаружил и сфотографировал стартовые позиции советских ракетных войск. Сотни снимков свидетельствовали, что на Кубе уже установлены не просто зенитные ракеты, а ракеты "земля-земля".

16 октября советник президента Макджордж Банди доложил Кеннеди о результатах облета кубинской территории. Увиденное Джоном Кеннеди в корне противоречило обещаниям Хрущева поставлять на Кубу только оборонительное оружие. Обнаруженные самолетом-шпионом ракеты были способны стереть с лица земли несколько крупных американских городов. В тот же день Кеннеди собрал в своем кабинете так называемую рабочую группу по кубинскому вопросу, в которую вошли высокопоставленные сотрудники Госдепартамента, ЦРУ и министерства обороны. Это было историческое совещание, на котором "ястребы" всячески давили на президента США, склоняя его к немедленному удару по Кубе.

Генерал Николай Леонов вспоминал о том, как тогдашний шеф Пентагона Роберт Макнамара сообщил ему на конференции в Москве в 2002 году, что большинство в политической элите США в октябре 1962 года настаивало на ударе по Кубе. Он даже уточнил, что 70 процентов лиц из тогдашней администрации США придерживались подобной точки зрения. К счастью для мировой истории, возобладала точка зрения меньшинства, которой придерживались сам Макнамара и президент Кеннеди. "Надо отдать должное мужеству и смелости Джона Кеннеди, который нашел нелегкую возможность пойти на компромисс наперекор подавляющему большинству из своего окружения и проявил удивительную политическую мудрость", - говорил автору этих строк Николай Леонов.

До кульминации Карибского кризиса, о котором расскажет "РГ", оставались считанные дни…

Цитата

Николай Леонов, генерал-лейтенант госбезопасности в отставке, автор биографий Фиделя и Рауля Кастро:

- ЦРУ откровенно проморгало переброску такого большого количества людей и оружия с одного полушария на другое, причем в непосредственной близости от берегов Соединенных Штатов. Переместить скрытно сорокатысячную армию, огромное количество боевой техники - авиацию, бронетанковые силы и конечно же сами ракеты - такая операция, на мой взгляд, является образцом штабной деятельности. Равно как классическим примером дезинформации противника и маскировки. Операция "Анадырь" была разработана и проведена так, что комар носа не подточит. Уже во время ее проведения приходилось принимать экстренные и оригинальные решения. Например, ракеты, уже при транспортировке на самом острове, попросту не вписывались в рамки узких кубинских сельских дорог. И их приходилось расширять.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

"История меня оправдает" // Смотрим

Лидер кубинской революции Фидель Кастро, скончавшийся на 91 году жизни, останется в истории как один из наиболее ярких и сильных лидеров XX века.

Лидер кубинской революции Фидель Кастро, скончавшийся на 91 году жизни, останется в истории как один из наиболее ярких и сильных лидеров XX века.

О смерти своего брата Рауль Кастро действующий президент Кубы, сообщил по государственному телевидению. Президент Кубы заявил о том, что тело Фиделя в соответствии с его волей будет кремировано.

"Можете осуждать меня. Это не имеет значения – история меня оправдает"

Уход из жизни Фиделя Кастро вызвал неоднозначную реакцию в мире – от соболезнований до ликования его противников.

Президент России Владимир Путин выразил соболезнования народу и правительству Кубы, отметив, что "имя Фиделя Кастро по праву считается символом целой эпохи".

Президент Чили Мишель Бачеле отметила, что Фидель Кастро был "лидером достоинства и социальной справедливости": "Я выражаю мои соболезнования президенту Раулю Кастро по случаю кончины Фиделя, лидера достоинства и социальной справедливости на Кубе и в Латинской Америке".

Mis condolencias al Presidente Ra∎l Castro por la muerte de Fidel, un l∎der por la dignidad y la justicia social en Cuba y Am∎rica Latina.

— Michelle Bachelet (@mbachelet) 26 ноября 2016 г.
Уходящий президент США Барак Обама заявил, что о том, что Соединённые Штаты "молятся'' о кубинском народе:

"Сегодня мы выражаем соболезнования семье Фиделя Кастро и молимся о кубинском народе. В последующие дни они будут вспоминать о прошлом и станут смотреть в будущее. Делая это, кубинский народ должен знать, что Соединённые Штаты Америки – их друг и партнёр".

Новости о смерти Фиделя Кастро в американском штате Флорида встретили наиболее бурно и с наибольшим злорадством. Многие кубинские эмигранты и их потомки буквально праздновали произошедшее.

В западных СМИ фигуру Кастро уже начали представлять как "преувеличенную". В статье Associated Press, в частности, отмечается:

"Кастро до конца остался противоречивой фигурой. Для многих он был борцом за права бедных, который вместе с Эрнесто Че Геварой превратил насильственную революцию в романтический идеал, символ освобождения от диктатора, принесший бесплатное образование и здравоохранение народным массам. Для эмигрантов, которые давно ждали кончину Кастро, он олицетворял репрессивный режим, который посадил политических оппонентов, подавляет гражданские свободы и уничтожил экономику острова.

Сотни тысяч кубинцев побежали на север почти сразу после революции Кастро, произошедшей в 1959 г., по мере того, как он начал превращать Кубу от капиталистического в социалистическое государство. Этот исход трансформировал не только Кубу, но также и части США, наиболее заметно – южную часть Флориды, ставшую центром противников Кастро.

Однако вне зависимости от того любите ли вы его или ненавидите, несомненно, что Кастро играл преувеличенную роль на мировой арене в течение большей части XX века, прямо со своего острова, меньше Пеньсильвании, который когда-то был лучше известен как место для азартных игр и загара".

На самом деле о его роли, как Кастро отметил сам, будет судить только история, и пока что она сложилась так, что он смог изменить расклад сил на Кубе, которая не хотела оставаться "игорным домом" для США, подконтрольным, как отзывались американские политики, "нашему сукину сыну" генералу Фульхенсио Батисте.

Бывшая испанская колония, перешедшая к США после недолгой борьбы с Испанией, подконтрольная американскому капиталу, влиянию и правительству, как признают западные СМИ, фактически так и осталась в колониальном статусе курорта, плантации и игорного дома.

Доктрина Монро

Президент США Джеймс Монро официально озвучил тезис "Америка для американцев", положенный основу своего ежегодного обращения к конгрессу от 2 декабря 1823 г. "Доктрина Монро" получила развитие в создании Панамериканского союза стран (впоследствии – Организации американских государств) во главе с США. В декларации принципов внешней политики США в рамках "доктрины Монро" Северная и Южная Америки объявлялись зоной, закрытой для вмешательства европейских стран, при этом также провозглашалась концепция невмешательства США во внутренние дела Европы.

Однако многие отмечают, что США и послушные им страны в Южной Америке в рамках этой организации фактически представляли собой "Акулу и сардинок".

Под видом защиты общих интересов стран США стремились установить гегемонию в Латинской Америке.

Об этом, в частности, довольно подробно написал бывший президент Гватемалы Хуан Хосе Аревало.

Борьба за независимость Кубы

Фидель Кастро познакомился с марксизмом и приобрел антиимпериалистические убеждения во время учёбы на юридическом факультете Гаванского университета.

Он принимал участие в мятежах против правительств Доминиканской Республики и Колумбии. В конце 1947 г. Кастро выступил с речью, в которой заявил, что "богатства Кубы находятся в иностранных руках", и призвал товарищей по университету к вооруженной борьбе с лозунгом "молодая нация никогда не сдается".

Кубинская революция фактически началась с неудавшегося штурма военного городка Монкада в Сантьяго-де-Куба, втором по величине городе Кубы.

26 июля 1953 г группа кубинских повстанцев-революционеров во главе с малоизвестным тогда Фиделем Кастро попыталась взять штурмом казармы. Атака оказалась почти самоубийственной. Большинство из отряда численностью от 134 до 160 человек (по разным оценкам) были убиты или расстреляны после ареста.

Фото из карточки арестанта Фиделя Кастро, 1953 г.

Фидель Кастро на допросе, 1953 г.

Фидель также был арестован, приговорен к 15 годам тюремного заключения, но был помилован на следующий год.

В 1955 г. Фидель вылетел в Мексику, чтобы сформировать "революционный отряд" для высадки на Кубу и захвата власти. В мексике совместно с Эрнесто Че Геварой и братом Раулем Фидель создал революционное "Движение 26 июля".

В 1956 г. кубинские революционеры во главе с Фиделем Кастро на яхте "гранма" высадились на побережье Кубы – и вскоре, после боя возле поселка Алегрия-дель-Пио понесли серьезные потери. После этого отряд переходит в горы Сьерра-Маэстра.

В следующие несколько лет отряд под предводительством Кастро становится образцом для подражания для партизанских движений. Революционеры проводят несколько крупных и десятки мелких операций против Фульхенсио Батисты. 1 января 1959 г. повстанческая армия Кастро входит в Гавану.

Рауль и Фидель Кастро

Че Гевара, Рауль и Фидель Кастро

Кастро становится премьер-министром Кубы в 1959 г. и сохраняет этот пост до 1976 г. После этого Фидель Кастро занимает должность председателя Госсовета Кубы (вплоть до 2008 г.)

В этом же 1959 г. Фидель Кастро совершает первый официальный визит в США. 19 апреля в Вашингтоне он встречается с Ричардом Никсоном, занимавшим на тот момент пост вице-президента США. Позднее Фидель Кастро вспоминал:

"С моей стороны это был очень откровенный разговор. Я объяснил Никсону, какой мы видели ситуацию на Кубе и какие меры намеревались предпринять. В целом, он не вступал в дискуссию и, демонстрируя дружелюбие, выслушал все, что я хотел сказать. Наш разговор ограничился этим. Я понял, что он сделал свои выводы. Думаю, что именно после той встречи американцы начали разрабатывать планы нападения".

В январе 1961 г. в должность президента США вступает Джон Кеннеди. Он дает "зеленый свет" на проведение операции по вторжению на Кубу 15 апреля 1961 г. самолёты B-26 "Инвэйдер" бомбят аэродромы кубинских ВВС. На следующий день, во время похорон жертв бомбардировок, Кастро провозглашает социалистический характер кубинской революции и заявляет:

"Они не могут нам простить того, что мы находимся у них под носом, и что мы совершили социалистическую революцию под носом у Соединённых Штатов!"

Куба стала первым в Западном полушарии однопартийным государством под руководством коммунистической партии. Кубинские революционеры смогли отразить последовавшую десантную операцию и выиграть сражение при Плайя-Хирон. Интервенция, подготовленная США в Латинской Америке, окончилась полным провалом.

Наемники ЦРУ США, плененные кубинцами в заливе Свиней

Издание Slate отмечает, что власти США неоднократно пытались убить Фиделя Кастро и после этого. "Батиста был марионеткой американских интересов и одной из главных задач кубинской революции было оборвать эти ниточки.

Директор ЦРУ Аллен Даллес отстаивал мнение о том, что никакой другой лидер Кубы не будет пользоваться "таким же ослепительным обаянием" и поэтому смерть Фиделя "серьезно ускорит крах режима".

Комиссия Черча в нескольких докладах в 1970-х годах обнародовала документы о том, что ЦРУ несколько раз предпринимала безуспешные попытки убить Кастро – в том числе используя мафию как посредника в этих операциях".

Под руководством Фиделя Кастро Куба смогла выдержать экономическую блокаду США, санкции, попытки свержения власти.

В конце 1970-х гг. появилась одна из "цитат" Фиделя, подлинность которую, однако, установить не удалось.

"США пойдут на переговоры с нами, когда у них будет черный президент, а папой римским станет латиноамериканец"

Об этом Фидель Кастро якобы заявил на пресс-конференции в 1977 г. в ответ на вопрос, когда наладятся отношения между Кубой и США. Вполне вероятно, что Кастро таким образом дал понять, что улучшение произойдет, "когда рак на горе свистнет".

31 июля 2006 г. Кастро по состоянию здоровья передает исполнение обязанностей на всех своих ключевых должностях брату Раулю. 24 февраля 2008 г. он покидает все государственные должности. 19 апреля 2011 г. покидает пост главы правящей партии Кубы.

Последней каплей, которая убедила власти США в бесполезности попыток "сломать" Кубу, стала провальная попытка проведения "цветной революции" с помощью соцсетей.

∎Кубинский твиттер∎

Агентство Associated Press (AP) провело собственное расследование деятельности USAID на Кубе: ∎US Secretly Created ∎Cuban Twitter∎ To Stir Unrest∎.

Как выяснилось, целью USAID на этот раз были не ∎честные выборы∎, а создание и организация протестного движения в соцсети и контроль над развитием протестного движения. По данным экспертов AP, USAID создало на Кубе специальную соцсеть, аналогичную микроблогинговому сервису Twitter, для распространения протестных настроений – в основном среди кубинской молодежи.

Портал под названием ZunZuneo имел около 40 тыс. подписчиков. Пользователи не знали, что сайт является продуктом USAID и что с его помощью о них собирается персональная информация. Согласно материалам, которые стали доступны AP, USAID оплачивало счета кубинским провайдерам-монополистам через подставные компании.

Foreign Policy, 2014: "∎Cuban Twitter∎ and other times USAID pretended to be an Intelligence Agency"

"Иностранные правительства уже давно обвиняют Агентство США по международному развитию в прикрытии ЦРУ и других групп, чья деятельность направлена на их развал. В случае с Кубой они, похоже, оказались правы.

Власти США в 2010 г. создали на Кубе соцсеть наподобие Twitter, которая могла бы стать платформой для ∎Кубинской весны∎ и в перспективе помочь добиться свержения коммунистического правительства на острове. По данным расследования Associated Press, в рамках проекта так и не удалось создать какую-либо базу для политической нестабильности.

При этом данным проектом воспользовались в Гаваны: власти смогли собрать данные по 40 тыс. кубинцам, которые использовали ZunZuneo. Этот пример шокирующего уровня некомпетентности оказался "цифровым заливом Свиней" для США∎.

Два "залива Свиней" для США оказалось слишком много.

США и Куба объявили о нормализации отношений в конце 2014 г. 20 июля 2015 г. в Вашингтоне открылось посольство Кубы, в начале 2016 г. начало работать дипломатическое представительство США в Гаване.

"В течение этих 50 лет США поддерживали демократию и права человека на Кубе. Мы делали это, в основном, при помощи политики изоляции острова. Изоляция не сработала. Пришло время для нового подхода. Сегодня Кубой по-прежнему руководит семья Кастро и коммунистическая партия, которая пришла к власти полвека назад. Теперь я намерен поставить интересы народов обеих стран на первое место в нашей политике. Я проинструктировал госсекретаря США Джона Керри немедленно начать переговоры с Кубой по возобновлению дипломатических отношений, которые были прерваны с января 1961 года".

Фактически США признали провал внешней политики последних 50 лет. Куба стала одним из первых и бесповоротных промахов "Доктрины Монро", первой "сардинкой", об которую "акула сломала зубы".

Фиделя Кастро по-прежнему обвиняют в "тирании" и неспособности создать "сильную и процветающую" Кубу. Однако, ни одна из окружающих Кубу стран Карибского бассейна на сегодня не сумела прожить более 50 лет под санкциями и тем более сохранить бесплатную медицину и бесплатное образование. Например, один из "пятьдесят первых штатов" США, Пуэрто-Рико, находится в состоянии банкротства. Частные кредиторы уже советовали властям страны закрыть школы, чтобы расплатиться по долгам.

Пример Кубы показал, что даже небольшие, не обладающие большим промышленным потенциалом и ресурсами, страны могут проводить самостоятельную политику, находясь в непосредственной близости и сфере интересов США и постоянно испытывая внешнеполитическое и экономическое давление со стороны США.

В этом несомненная заслуга Фиделя Кастро и его слава как сильного лидера останется непререкаемой в истории.

Стоит также отметить, встреча между двумя основными ветвями христианства, имеющая огромное значение и для всего человечества, стала возможной именно при Фиделе Кастро и состоялась именно на Кубе (а не в Южном Майами, например).

Кубик Ушакина (Антология как прием)

Yuri Leving. Oushakine’s Cube

Сергей Ушакин при составлении трехтомной антологии, посвященной формальному методу, должен был столкнуться с проблемой, напоминающей решение всем знакомого кубика Рубика.

Механическая головоломка венгерского скульптора и преподавателя архитектуры Эрнё Рубика представляет собой пластмассовый куб.

Грани куба вращаются вокруг внутренних осей.

Их нужно скомбинировать.

Вместо 54 цветных квадратиков у вас есть по 5 авторов в каждом томе.

У каждого автора есть по две дюжины исследований.

Тексты можно — и даже нужно — вертеть всеми способами: по темам, по названиям, по направлениям, по степени неизвестности (или, наоборот, предполагаемой хрестоматийности).

И они будут неожиданно раскрываться перед читателем в новых ракурсах.

* * *

Три тома Ушакина — не последовательность статей, выстроенных в хронологическом порядке или по тематическим кластерам. Книги комплексно взаимодействуют друг с другом: «системы» первого тома раскрывают структурные связи формального метода, а «материалы» второго предлагают вещественное наполнение этих систем, в то время как «технологии» третьего тома дают читателю возможность понять, как именно материалы встраиваются в систему[1].

Каждая из шести граней куба Рубика состоит из девяти квадратов и в собранном виде окрашена в один из шести цветов: красный, оранжевый, белый, желтый, синий, зеленый.

В 1924 году в манифесте «Элемент и изобретение» Эль Лисицкий проповедовал: «КУБ — он включает в себя ровные поверхности, грани и прямые углы, направляемые в трех основных направлениях. Если куб стоит на одной из граней, его абрис будет квадратно-статичным, если на угле — будет шестиугольно-динамичным». Потребовалось полстолетия, чтобы венгр воплотил в трехмерной модели то, о чем писал его русский предшественник.

Тот же Лисицкий учил про построение «новой книги»:

…Автор должен быть полиграфистом, т.е. когда он видит, как она будет выглядеть в печатном виде, и, наоборот, технический редактор должен быть автором, т.е. он может материал, который хотел рассказать автор данной книги о той или другой вещи, подать так, чтобы читатель получил определенное впечатление. А отсюда мы получаем новую книгу [ФМ 3: 206].

На обложках трех томов «Антологии русского модернизма» — разноцветные круги. В них вписаны названия: ФОРМАЛЬНЫЙ МЕТОД. Круги — красный, оранжевый, синий.

Я слышал, что Ушакин готовит четвертый том.

По-хорошему этих томов всего должно быть шесть, как сторон в кубе.

Мы ждем от Сергея Ушакина новых кругов и цветов.

Читатели, мы будем переупорядочивать цветные круги обложек, как повороты кубика Рубика. Или как «новую книгу» будущего Лисицкого.

* * *

Как «собрать кубик Рубика», читая тексты из разных томов?

Поворачивая грани куба, мы составляем квадраты одного цвета.

Фундаментальный обзор исследовательских практик и наследия формализма по обе стороны океана предлагается в предисловии.

За век существования формальный метод, «не стесненный дисциплинарной пропиской, стал за рубежом мощным источником интеллектуальных проектов, течений и движений» [ФМ 1: 10]. Почему же на родине «судьба формального метода сложилась не очень удачно» и почему ему не удалось развернуться «в пространстве» [ФМ 1: 11]?

«Став неотъемлемой частью западной истории модернизма, формальный метод не перестает менять свои очертания и глубину», — заявляет Ушакин [ФМ 1: 10]. После долгой паузы — сдвиг: интерес к поколению формального метода возродился во время «оттепели». В первой половине 1960-х годов возникли последователи в лице Московской и Тартуской школ семиотики. Следующий поворот: американская версия формализма, написанная учениками Якобсона.

Не каждая грань кубика складывается так, чтобы не нарушилась цветовая целостность другой грани.

Роман Якобсон писал об «историках» и «архивистах», имеющих отношение к производству и циркуляции знания в обществе. Ушакин выступает таким «кладовщиком» и «инвентаризатором» знания в XXI веке для филологов. С той разницей, что составитель «Формального метода» — не простой кладовщик и поэтому не складывает аккуратно упакованные интеллектуальные теории ровными рядами.

Он высматривает противоречия, указывая на парадоксы в изучении формалистов столпами филологии.

Для М. Чудаковой проблема литературы и литературного текста вытесняется «проблемой писателя», утверждает Ушакин. Вместо разбора формальных структур на первое место у нее выходят попытки описать «блуждания [опоязовцев] в поисках самоориентации в современной культуре» [ФМ 1: 28]. Он же считает, что О. Ханзен-Лёве фактически уравнивает Потебню и Шкловского в психологизирующем подходе, и это приводит к тому, что литературоведение самих формалистов оформляется не просто как исторически сложившаяся колония психологии, но как проявление «колониальной мимикрии».

Ушакин в буквальном смысле занимается реконтекстуализацией рамок формального метода.

Регистрация принципиально противоположных стратегий чтения приводит к тому, что составитель формулирует свою задачу как попытку остранить сам формальный метод, т.е. создать дистанцию по отношению к идеологическому содержанию литературы, которая даст возможность воспринять «формальные структуры как формальные структуры».

В качестве удачного примера подобной попытки Ушакин приводит важную работу Ильи Калинина «Севастополь в августе 1855 года. Война, фотография и хирургия: Рождение поэтики модерна» [Калинин 2012]. Под редакцией самого Калинина, уже после публикации «Формального метода», вышел первый (и единственный на сегодняшний день) том обновленного собрания сочинений В.Б. Шкловского, которое вводит в оборот малоизвестные, архивные и никогда не переиздававшиеся тексты [Шкловский 2018].

Еще одна задача Ушакина — «расширить геокультурные рамки» и «глобализовать» формальный метод [ФМ 1: 30]. В самой антологии установка, кажется, не получает развития; впрочем, это — скорее как раз дело будущих томов, которые ждут очереди на публикацию.

Обещания для прорыва есть: на с. 39 первого тома подверстаны две иллюстрации — на них почти не задерживается читательский взгляд, не обращает внимания печатный дискурс. Слева — репродукция конструкции со вшитыми светодиодами, похожей на люстру, — «Фонтан света» (2007) Ай Вейвея. Справа — изображение модели под названием «3G International» Аристарха Чернышева и Алексея Шульгина: Татлинская башня из светящихся, спиралью загибающихся айфонов.

Мы хотим знать больше про современность: не только об усвоении русского конструктивизма и формализма западной литературой (как фикшн, так и нон-фикшн) и литературоведами, но и о применении новаторских идей в постмодернистской архитектуре и промышленном дизайне.

Где нашла применение урбанистическая философия и оптика Лисицкого и Родченко — от шедевров Нормана Фостера (чья башня-яйцо в Лондоне, по размышлении, является вариацией на тему Памятника III Коммунистического интернационала) до космических, освободивших архитектурную геометрию форм Захи Хадид (и тут тоже кажется неслучайным, что Притцкеровскую премию последней вручали в 2004 году в бывшем Петрограде, а спустя десять лет удостоили ретроспективной выставки в Эрмитаже)?

Между тем это и есть импликация формалистских концепций, их странная метаморфоза: бытование революционных форм, которые не воплотились в условиях убогой соцэкономики, но вырвались наружу в уродливо-прекрасном капиталистическом ландшафте!

* * *

Подробный анализ формального метода в медиальном проекте русского модернизма заслуживает особого обсуждения. Здесь же я хотел бы обозначить только одну тенденцию, отчетливо выраженную у авторов антологии, — тенденцию, которую Ю. Тынянов определял как «прицел слова на вещь». И которая, в свою очередь, неизбежно сосуществует с «прицелом слова на слово».

Поэтому мне хотелось бы сказать о «стилистической дерзости» Ушакина — до известной степени оправданной, ведь только так можно выбраться из-под гнета великолепных писателей (в первую очередь, Шкловского и Тынянова), чтобы не впасть в понятную зависимость от их мощного слога.

В предисловии составитель находит свежие сравнения, умело «остраняя» свой дескриптивный филологический инструментарий переводом формалистских тезисов на понятный человеку модерности язык. Ушакин замечает, что лошадь становится магическим объектом, превращающим обычного человека в специалиста, способного использовать знания о лошади целенаправленно, цитируя «Zoo» В. Шкловского:

Больше всего меняет человека машина. <…>

Пулеметчик и контрабасист — продолжение своих инструментов. <…>

Оружие делает человека храбрее.

Лошадь обращает его в кавалериста.

Вещи делают с человеком то, что он из них делает.

И комментирует следующим образом:

Контрабас превращается в киборга, дополняя себя живым «продолжением», которое обучили звукоизвлечению. Вещь здесь — это не только материал и программное обеспечение, управляющее действиями пулеметчика или коровы на льду. Вещь — это еще и способ деланья человека, это метод спецификации, благодаря которому индивид «обращается», скажем, в «кавалериста» [ФМ 1: 46—47].

И как для Шкловского материальная вещь работала приглашением к обновлению словаря выразительных средств, к смене устоявшихся приемов и способов описания и в конечном счете к пересмотру методов «сцепления мыслей» [ФМ 1: 50], так сам Ушакин предлагает нам фактом своей новой сборки пересмотреть наследие формалистов в его совокупности. Так сказать, разглядеть в контрабасе киборга.

Конечно, это упражнение — искусственный эксперимент, и он заведомо не без изъяна, ведь антология не является тотальным собранием сочинений всех входивших в движение формалистов его идейных носителей и выразителей, но дело именно в методе «сцепления мыслей».

Другими словами, в трехтомном объекте под условным названием «кубик Ушакина» читателю предлагается не столько антология, структурно организованная как набор из ключевых категорий формального метода — от «приема» Шкловского до «органичности» Татлина, — сколько материализованное на бумаге желание составителя спровоцировать новые диалогические отношения между авторами формального метода, их текстами и их сегодняшними читателями.

Спорное, возможно, для кого-то решение Ушакина и издателя оставить за скобками «все богатство текстологического аппарата, которое было создано несколькими поколениями комментаторов», объясняется так:

Лишенные разъясняющего и нормализующего эффекта академических комментариев, эти статьи… дадут читателю возможность самостоятельно выстроить свои собственные «сцепления», пережить свои собственные «невязки», а главное — почувствовать нерв, радость и боль людей, строивших новую науку и искусство вместе с новым миром [ФМ 1: 59].

С этим утверждением можно соглашаться, и ему есть что возразить, однако безусловно одно: в таком решении есть свой резон, даже если само решение (пожалуй, слишком прямолинейно) апеллирует — воспользуемся терминологией героев антологии — к «деавтоматизации» восприятия не литературы вообще, а литературы формализма и литературы о формализме.

* * *

Неослабевающая привлекательность формалистов состоит в том, что они были поколением людей, устремленных в будущее (и неважно, что многие из них до него не дожили, а те, кто выжил, оказались жестоко разочарованы).

Дзига Вертов провозглашал в манифесте «Мы»: «МЫ утверждаем будущее киноискусства отрицанием его настоящего. Смерть “кинематографии” необходима для жизни киноискусства. — МЫ призываем ускорить смерть ее» [ФМ 2: 24]. Антология Ушакина призывает ускорить смерть восприятия формализма, чтобы обновить оптику и вернуться к его наследию свежим взглядом.

Формальный метод синонимичен движению вверх и по диагонали («ход коня»), это — преодоление сопротивляющегося материала, скорость ассоциаций и нестандартность мышления. Эль Лисицкий говорил, что небоскреб обязан быстрым развитием изобретению и усовершенствованию в конце XIX века лифта, а также появлению железопрокатной балки («Небоскреб уже не является простой арифметической суммой из слоев инертной каменной кладки — он выражение нового разума, нового интегрального математического мышления и новой экономической механики» [ФМ 3: 116]). Сталь и бетон сталинских высоток не выразили новый разум или сделали это превратно; но что сказать о Москве-Сити, возведенном из стали и стекла анклаве путинской столицы?

И о каких цифровых книгах в докомпьютерную эпоху мечтал Лисицкий — визионер, пророчествовавший в 1923 году, что печатный лист преодолеет пространство и время: «Печатный лист, бесконечность книги, сам должен быть преодолен. Электро-библиотека» [ФМ 3: 197]?

Чтобы собрать кубик Рубика по неписаным правилам, сначала нужно его разбить на части. В крайнем случае, осторожно разобрать.

Галифакс, Канада



[1] Подробнее о принципах отбора текстов и их организации см. в: [ФМ 1: 57].

Сейшелы — информация о стране

Республика Сейшельские Острова – островное государство в Восточной Африке. Расположено в западной части Индийского океана, немного южнее экватора, примерно в 1600 км к востоку от африканского материка, севернее Мадагаскара. В состав республики входят 115 островов, обитаемы только 33. Площадь государства – 455 км². Самый большой остров – Маэ (142 км²). На нём находится столица государства – Виктория и международный аэропорт. Другие крупные острова – Силуэт, Праслен, Ла-Диг. Множество мелких коралловых островов. Население – около 88 тыс. человек (2010).

Виктория – одна из самых маленьких столиц мира, единственный крупный порт Сейшельских островов и единственный город в стране. В городе множество ресторанов с креольской кухней, сувенирных лавок и магазинов, фруктовых и овощных рынков, а также художественных галерей. Виктория – очень красивый и невероятный уютный город, его традиционные дома с маркизами и ажурными балконами буквально утопают в зелени, со всех сторон городок окружен плантациями корицы. С расположенных вокруг города холмов Сигнал, Крэв-Кер и Ниоль, а также с вершины горы Три Брата (699 м) можно полюбоваться необыкновенными по красоте видами на океан и другие острова архипелага. Отдых на Сейшелах – это не только престижный атрибут жизни преуспевающего человека, но и реальное удовольствие для всех пяти чувств. Природа этих островов находится в девственном состоянии, и правительство страны очень деятельно охраняет эту живую красоту.

Религия

90% населения Сейшел – христиане, в основном католики, есть также приверженцы англиканской церкви. Кроме того, на острове живут мусульмане, бахаисты и индуисты.

Язык

Английский и французский. Местные жители говорят на креольском наречии «креол сеселва» – смеси французского языка и местных диалектов.

Население

Около 82 тыс. человек, в основном креолы Сейшельских островов и метисы европейского, китайского и индийского происхождения.

Транспорт

Сообщение между островами осуществляют Сейшельские Авиалинии. Есть регулярные рейсы на Праслин, Фрегат, Дероше, Берд и Денис, чартеры на другие острова. Регулярно курсируют паромы компании Schooner - между Маэ, Праслином и Ла Дигом. Чтобы добраться до других островов, нужно нанять лодку. На острове Маэ много автобусных маршрутов. На всех островах есть так называемые "мини-ослики" – автомобили для найма. Такси с фиксированным тарифом есть на островах Маэ, Праслин и Ла Диг. Движение левостороннее. Максимальная скорость в городе – 45 км/час, за пределами населенных пунктов – 65 км/час, на магистрали, ведущей к аэропорту – 80 км/час. На островах Праслине и Ла Диг можно взять напрокат велосипед. Дороги там хорошие, и велосипедные прогулки превращаются в сплошное удовольствие.

Климат

Климат Сейшел тропический, очень мягкий, без значительных колебаний температуры в течение года. Здесь никогда не бывает ни слишком холодно, ни слишком жарко. Среднегодовая температура воздуха +26...+30 °C. Скорее для проформы принято все же различать два сезона: условно жаркий (декабрь – май) и условно прохладный (июнь – ноябрь), когда дуют муссоны. Во время «условно жаркого» сезона выпадает большая часть годовых осадков, в основном на гористых островах Маэ и Силуэт. Самым дождливым месяцем считается январь. Дожди сильные, но непродолжительные. Теплым сезоном на Сейшельских островах считается период с ноября по март, когда ветры дуют с северо-запада, а холодным сезоном – период с мая по сентябрь, когда ветры дуют с юго-востока. Апрель и октябрь являются «переходными» месяцами между двумя сезонами муссонов, когда направление ветра меняется на противоположное. Зимой, в сезон муссонов погода, как правило, более теплая и дождливая, тогда как летом – более сухая и прохладная. Туры на Сейшелы можно покупать в любое время – пляжный сезон длится практически круглый год.

Пляжи

Все пляжи муниципальные, песчаные, в виде небольших бухточек. У каждого отеля есть свой участок пляжа, но не факт, что на нём будут загорать только туристы из этого отеля. Зонтики и лежаки – бесплатно.

Национальная кухня

Местная кухня сформировалась на основе традиционных рецептов островитян, но под мощным влиянием европейских, особенно французских, кулинарных традиций, при этом еще и с заметным индийским уклоном. Основа здешней креольской кухни – морепродукты, рис, кокосы и карри, а самое популярное сейшельское кушанье – «пвасон ек дири» (рыба с рисом). Также стоит попробовать суп из морских раковин тек-тек, рагу из летучей мыши, тушеные плоды хлебного дерева, тушенные на французский манер бананы «сен-жак», пудинг из бананов и кокосовых орехов как-кат. В окрестных водах Сейшельских островов водится тысяча видов рыбы (и не только рыбы), поэтому представить креольский стол без морских блюд просто невозможно. Особенно популярны запечённая рыба-буржуа, небольшие крабы «трулулу», лангусты в лимонном соусе, кари из осьминога в овощах, «краб-жираф» в кокосовом кари, а также «зурит» — осьминоги в кокосовом кари. Типичные местные напитки – пиво «Сейбрью», перебродивший кокосовый сок «калу», достаточно крепкий «бака» – перебродивший сок сахарного тростника, а также настойка лимонной мяты «дите зитронель». Кроме того, на острова ввозится большое количество первоклассного южно-африканского и французского вина. В огромном количестве употребляется чай (чёрный или с ванилью), а также вошедший в моду в последнее время кофе, импортируемый из Эфиопии, Колумбии и Йемена.

Курорты

Маэ. Если Вы отправились на Сейшелы путевка в эту страну сначала приведет Вас на остров Маэ. Маэ – самый большой остров в архипелаге, здесь находится столица Сейшел – город Виктория. Остров гранитный, с гористым рельефом, очень зеленый, самая высокая точка – 907 м над уровнем моря. На острове 70 пляжей, самый популярный из них – Бо Валон на северном побережье. Рядом с Маэ есть группа из 4 маленьких островков, в 1973 г. они были объявлены Национальным морским парком. В здешних водах обитает свыше 150 видов рыб, растут уникальные кораллы. Рыбалка, сбор раковин и кораллов запрещены.

Праслин – второй по размерам остров, его называют "Райским садом". Здесь находится уникальный национальный парк Вэлли-де-Мэй («Майская долина», включена в список Всемирного Наследия ЮНЕСКО), там растут более 7 тыс. знаменитых пальм «коко де мер» и обитает редчайший черный попугай. Районы Кот д`Ор, Вольбер, Консоласьон, залива Св. Анны, мыса Св. Марии, бухт Лацио, Ла-Благ, Пети-Ланс-Керлан славятся красивыми ландшафтами. На острове работает фабрика по производству копры, есть плантации ванили, отличные пляжи Гранд-Анс, Будем, Жоржетт, Ари-Матeлo, Ари-Пети-Кур и др. К услугам туристов роскошные отели, Сейшелы обрадуют гурманов изысканными ресторанами. Неподалеку от Праслина находится остров-заповедник Арид. Это второй по значению природный заповедник архипелага, где обитает больше морских птиц, чем на всех остальных островах вместе взятых.

Остров Ла-Диг – это отличные пляжи, совершенно чистое морское дно, прозрачная вода и буйная растительность. Жизнь в этом месте не изменилась за последние два столетия. Единственный вид транспорта – воловьи упряжки. «Визитная карточка острова» – красивейшая бухта Сурс-д'Аржан и мыс Тюрси. Если Вы любите уединение и покой, и попали на Сейшелы отдых в окружени–и величественных скальных ландшафтов ждет туристов в бухтах Пети-Ари, Гранд-Анс, Анс-Коко, Реюньон, Север, Палат, Гулетт, Грос-Рош, Банан и Фурми. В Ла-Пассе, столице острова, много старинных креольских деревянных домов, а также единственная крупная гостиница острова – «Ла-Диг Лодж».

Остров Силуэт – находится напротив пляжа Бо-Валон, здесь самый красивый в регионе Индийского океана экваториальный лес. Для туристов созданы комфортабельные условия, небольшой местный «лодж» предоставляет все для роскошного отдыха. Если вы любите эксклюзивные туры Сейшелы обрадуют Вас именно на этом потрясающем острове-отеле.

Остров Кузен – охраняется Международным комитетом по охране птиц. Прямо на тропинках уникальные виды птиц выводят птенцов, а редчайшие морские черепахи откладывают яйца на побережье.

Остров Бёрд – здесь с мая по ноябрь живет около 1,5 млн черных крачек. Именно на этом островке прописалась сейшельская легенда – гигантская черепаха-долгожительница Эсмеральда.

Остров Денис – находится на севере архипелага. Это одно из самых популярных мест отдыха на Сейшелах, «империя кокосовых пальм». На острове великолепная рыбалка, здесь установлено 5 мировых рекордов по лову тунца. К услугам любителей рыбной ловли здесь предоставляется самое современное оборудование. Если Вы выбрали Сейшелы, тур, цена Вас устроили и Вы страстный рыболов- у Вас есть все шансы поймать лучшую добычу в своей жизни. Кроме тунца, здесь вылавливали с десяток самых крупных рыбин разных видов.

Альдабра – самый большой в мире коралловый атолл, его внутренняя лагуна площадью около 200 кв. км включена в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Атолл разделен на четыре части узкими проливами. Во время отливов дно лагуны почти полностью обнажается, и можно увидеть заросли кораллов и морских обитателей. На Альдабре много колоний гигантских сухопутных черепах и различных птиц. Остров управляется Фондом Сейшельских Островов и считается научной станцией.

Остров Фрегат – самый восточный в архипелаге. Это бывшее пиратское убежище. Здесь растут плодовые деревья, живет много птиц и черепах. Отдых на Сейшелах предполагает определенный уровень сервиса и комфорта, близость к природе, но расположенный на острове Фрегат отель, состоящий из нескольких вилл – это совершенно особенное место, рай для избранных.

Очень привлекательны для посещения мелкие островки («зиль элванниен»). Островок Коэтиви известен выращиванием креветок. Дерош, главный в группе Амирантских островов, является центром подводного спорта в отеле «Дерош-Айленд Лодж». Подводные «стены» и коралловые «сады»вокруг острова очень красивы и привлекают дайверов.

Д'Аррос славится великолепной лагуной с коралловым песком и большой рощей из кокосовых пальм. Архипелаг Фаркуар – группа небольших островов (15 км в длину и меньше 1 км в ширину). Они образуют атолл площадью 720 га. Здесь местные жители производят копру и ловят рыбу. Туры на Сейшелы могут предоставить Вам уникальную возможность совершить погружение там, где до Вас никто не бывал. Сюда любят приезжать дайверы, атолл также славится увлекательной рыбалкой в водах 30-километровой отмели Провиденс.

Медицина и лечение

Прививок не требуется, так как на Сейшелах нет серьезных инфекций. Это значит, что Вы можете купить горящие туры на Сейшелы и срочно вылететь на острова. Рекомендуются повышенные меры защиты от солнечной радиации и укусов кровососущих насекомых. Сейшелы – самая оснащенная с медицинской точки зрения страна африканского региона. Центральная больница находится в Виктории, есть клиники в других районах, а также на Праслине и Ла Диге. В неотложных случаях в большинстве отелей врача можно вызывать круглосуточно.

Валюта

Денежная единица Республики Сейшельские Острова – сейшельская рупия, 1 рупия = 100 центам. В обращении казначейские билеты в 5, 10, 20, 50 и 100 сейшельских рупий, монеты в 1 и 5 рупий и 1, 5, 10 и 25 центов. На Сейшельские острова рекомендуется привозить наличные доллары США или дорожные чеки в этой же универсальной валюте. Принимаются к оплате основные международные расчетные карточки Visa, Visa Premier и др.

Таможенные правила Сейшел

Нет ограничений на ввоз и вывоз иностранной валюты. Ввоз и вывоз местной валюты разрешен в пределах 2 тыс. сейшельских рупий. Лицам в возрасте более 19 лет разрешен беспошлинный ввоз до 400 сигарет или 500 г табака; спиртных напитков – до 2 л; парфюмерии – до 200 мл. Ввоз спортивного оборудования ограничен суммой в 500 рупий, изделий из драгоценных металлов – до 500 рупий, других товаров и вещей личного пользования – до 3 тыс. рупий. Нижеследующие товары ввозятся на беспошлинной основе, но требуют уплаты депозита на границе для последующего вывоза: видеокамера и другое съемочное оборудование, музыкальные инструменты, спортивное оборудование, портативные электронные приборы (медиапроигрыватели и др.) и другое оборудование для досуга. При выезде из страны депозит возвращается. Запрещен ввоз оружия (в том числе пневматического и для подводной охоты), взрывчатых веществ (в том числе фейерверков), чая, семян, овощей, фруктов, растений и их рассады, почвы, неконсервированного мяса и мясопродуктов, а также медикаментов, ядов и наркотиков. Запрещен вывоз кокосовых орехов «коко-де-мер» (для вывоза требуется специальное разрешение Отдела окружающей среды Сейшельских островов, стоимость оформления - 10 рупий), раковин, кораллов, живой рыбы и любых изделий из неё, а также изделий из панциря черепах.

Сувениры

В качестве подарка можно приобрести орех «коко-де-мер» своеобразной формы, ликер из него или макеты парусников, сделанные руками местных умельцев. Также в ассортименте – весь стандартный «сувенирный» набор в виде футболок, шляп, парео и раковин. В столичных магазинах продают интересные украшения из жемчуга, а в картинных галереях – полотна местных художников. Цены на сувениры здесь повыше, чем в остальных странах, а торг не приветствуется. В целом шоппинг на островах минимальный – с Сейшел привозят главным образом сувениры, кокосовые орехи и загар. «Коко-де-мер» растёт на острове Праслин, там же его лучше всего и покупать – выбор шире, а цены ниже. Стоимость – от 200 USD, обязательно нужно обратить внимание на наличие акцизной марки. Вообще, на все вывозимые «природные» сувениры необходимо получить разрешение.

Куба в 1898 году - Мир 1898 года: Испано-американская война (латиноамериканский дивизион, Библиотека Конгресса)

Хосе М. Эрнандес

В 1898 году Куба была геополитической аномалией. Лежа всего в 90 милях от Флориды Ключи, по обе стороны от входа в Мексиканский залив, он был отделен от Испании обширным пространством Атлантического океана. И все же Куба оставалась одним из две колонии в Новом Свете. (Другой был Пуэрто Рико.) Он управлялся из Мадрида во многом так же, как он управлялся с тех пор, как он был впервые заселен и заселен испанцами в 1511 году.

Не то чтобы кубинцы были так сговорчивы в 1898 году, как во время большую часть колониального периода, особенно когда другие испанские Американцы разорвали связи с метрополией в 1820-е гг. В то время Куба развивалась из медленно растущей колония в ведущего мирового производителя сахара, развитие что потребовало ввоза постоянно увеличивающегося количества Африканские рабы. В результате к 1840 году на острове было приблизительно 430 000 рабов, приблизительно 60 процентов население было черным или мулатом.Опасаясь повторения переворот, уничтоживший в 1791 году класс белых плантаторов на Гаити, Кубинские креолы (коренные кубинцы европейского происхождения) воздержались от подражания своим собратьям на материке и рисковать всем в кровавое и разрушительное противостояние с военными метрополии мощь.

После распада остальной части Испано-американской империи, тем не менее, колониальное правительство Кубы постепенно становилось все более деспотический. Члены класса плантаторов и интеллектуалы которые изначально выступали против независимости, затем начали проявлять неудовлетворенность.Некоторые, отдавая предпочтение реформам перед революцией, предпочли требуя самоуправления в рамках империи. Другие стремились присоединиться к Соединенным Штатам как средство обретение политической и экономической свободы при сохранении рабства. Ни одно движение не продвинулось. Аннексионизм стал непрактично после гражданской войны в США. И перспектива уступки со стороны Испании сошли на нет после провала в апреле 1867 г. Хунты информации, созванной Мадридским правительство обсудить реформы, которых требуют кубинцы.Чувство влияние увеличения налогообложения и международной экономической кризис, группа плантаторов, скотоводов и других патриотов подняла знамя независимости 10 октября 1868 года.

Так началась Десятилетняя война. Кубинцы не смогли свергнуть испанскую власть на острове, но тем не менее старые колония, основанная на рабстве и аристократии, скончалась после раздоры закончились миром без победителей в 1878 году. сложившаяся диктаторская правительственная машина была демонтирована, и, по крайней мере теоретически кубинцам было гарантировано представительство в Cortes (испанском парламенте) и некоторых выборных учреждения дома.Закон об эмансипации был принят в 1880 году. и шесть лет спустя рабству наконец пришел конец. Кубинское общество затем начал постепенно развиваться в сторону более эгалитарной модели расовых отношений, которые были заметно менее напряженными, чем в Соединенные Штаты. В то же время из-за большого притока Испанские иммигранты (с 1868 по 1894 год прибыло около 709000 человек), Население Кубы подверглось процессу интенсивной испанизации, особенно заметно в крупных городах.

Экономика Кубы стала еще более тесно связанной с экономикой Соединенные Штаты, чем это было в начале века.На одном стороны, табачная промышленность была частично перенесена в Североамериканский юг. С другой - из-за резкого падения сахара цены, которые имели место с начала 1884 года, старый кубинский "сахар" дворянство, "неспособное механизировать и сократить расходы, начало распадаться и терять свою доминирующую роль в экономике острова и общество. Это облегчило проникновение США на Кубу. экономия. Сахарные имения и горнодобывающие интересы перешли из Испании. и Куба в руки США, и это был капитал США, машины и техников, которые помогли спасти оставшиеся сахарные заводы конкурентоспособен с европейским свекольным сахаром.Кроме того, как зависимость кубинского сахара от рынка США увеличилась, кубинский производители сахара все больше и больше зависели от США. переработчики, которым они продавали свой сахар-сырец. В 1894 г. около 90 процентов экспорта Кубы шло в Соединенные Штаты, которые в В свою очередь, Куба обеспечивала 38% импорта. В том же году Испания занимала лишь 6 процентов экспорта Кубы, обеспечивая ее всего 35 процентов импорта. Ясно, что Испания перестала быть Экономический мегаполис Кубы.

К этому времени националистический дух воспламенился и укрепился Десятилетием. Война породила организованное движение за независимость, какого никогда не было. был замечен на Кубе раньше. Это было многорасовое и мультиклассовое движение, сильный массовый характер. Его лидеры больше не были членами креолов. элита, но люди скромного социального происхождения. Его вдохновляющий гид и промоутер был Хосе Марти, поэт из среднего класса и журналистка. Где-то в 1894 году Марти определил, что условия в острова созрели для еще одной попытки обрести независимость.Экономическая ситуация была критично в связи с расторжением торгового соглашения с Соединенные Штаты. Кроме того, стало ясно, что широко разрекламированные планы Испании Правление Кубы как еще одной испанской провинции было просто «ловушкой для легковерных». 24 февраля 1895 г. снова вспыхнули боевые действия, вызвавшие несколько восстаний на востоке. острова. Чернокожие и мулаты стали основой того, что впоследствии стала кубинской освободительной армией.

Новая война все еще бушевала в 1898 году, несмотря на 220 285 люди, посланные Испанией, чтобы подавить это, самая большая армия когда-либо переходила Атлантика до Второй мировой войны.Сначала повстанцы смог провести успешную кампанию и продвинуться с востока на запад, где находилось сахарное сердце острова. Но Затем Испания взбесилась и назначила главнокомандующим. главный безжалостный генерал Валериано Вейлер, кто вернул инициативу при поддержке значительных подкрепление. Стремясь заморить голодом повстанцев, действующих в сельской местности, он загнал сельское население в гарнизоны города, где плохое и неадекватное питание и отсутствие санитарии принесли смерть тысячам крестьян - около 50 тысяч в Гаване только провинция.Эти крайние меры, тем не менее, не помогли подавить восстание, потому что повстанцы отступили в сельские районы в восточных провинциях и оттуда продолжили партизанские операции. Таким образом, война перешла к одному из истирание и разрушение. Поскольку испанцы не смогли победить повстанцев, и повстанцам не хватало ресурсов для разгона их с острова, никто не знал наверняка, как долго это продлится Продолжать.

Это не то, что Марти (убитый одним из первых стычки) имел в виду.Прожив много лет в Новой Йорк в изгнании, он знал, что Соединенные Штаты всегда жаждал Кубы и знал обходные пути Севера Американский экспансионизм. Он опасался, что если борьба Кубы за независимость продолжалась бесконечно без неминуемой перспективы успеха это создаст условия, которые приведут к тому, что США интервенция и, в конечном итоге, аннексия острова. В один момент он даже пришел к выводу, правильно или ошибочно, что там существовал «беззаконный план по оказанию давления на остров и довести его до войны, чтобы сфабриковать предлог для вмешательства в его дела и с кредитом, полученным в качестве поручителя и посредника, сохраняют это как свое собственное."По этой причине он думал, что кубинцы должны одержать быструю победу, а затем преподнести Вашингтону свои политическая эмансипация как свершившийся факт. В противном случае они вполне могли пролить свою кровь только для того, чтобы обменять одного хозяина для другого.

Страхи Марти были бы еще сильнее, если бы у него подозрения, насколько уязвима для иностранного проникновения Куба будет после трех с половиной лет разрушительных военных действий. Остров лежал в руинах. Конфликт, совмещенный с испано- U.С. тарифные споры 1890-х годов уничтожили две трети его производственная мощность. Почти 20 процентов довоенного По оценкам, погибло 1800000 человек, а для тех, кто выжил, будущее действительно было мрачным. Кубинцы не имели капитала и были по уши в долгах. Им не хватало ресурсов, необходимых для реконструкция страны. Обнищавшие массы, которые включал значительную (примерно 500 000) и еще более бедную черную или мулатское меньшинство, был невнятным, в основном неграмотным (около 60 процентов от общего количества), и апатичный.Все, что осталось от подавленная сахарная аристократия наконец сдалась. Таким образом, Куба больше не мог рассчитывать на стабилизирующее влияние сильного гражданская элита.

Это правда, что Куба разработала хорошо определенный испанский тип общества, и что настоящая национальная традиция существовала в делают в стране много десятилетий. Но лоялист торговцы, спекулянты и правительственные чиновники также потеряли их превосходство, и многие кубинцы стали ненавидеть и презирать все испанское, думая только о коррупции и гнетущее испанское владычество.Был тоже высший класс Кубинцы (и, конечно, испанцы), которые не разделяли любви к отечеству и его символам: флаг и гимн. Эти элементы думали о восстании против Испания как расовая и социальная борьба за контроль над островом, и предсказал, что после ухода испанцев погрузиться в анархию, расовую войну и, возможно, в латиноамериканскую разделение на две части, добивался присоединения к США как средство сохранения своего богатства.

Отчасти такое отношение было связано с тем, что среди мирных жителей Кубинцы не имели ни одного социального положения, способного на осуществляя какое-то лидерство в то время. В другом Испано-американские республики во время критического перехода к независимой жизни, было хотя бы одно учреждение, наделенное с влиянием и авторитетом: католическая церковь. Но поскольку епископы кубинской церкви, а также многие священники себя полностью с испанской стороной во время войны, во время войны В конце концов, Церковь была политически дискредитирована как институт.Это достигла пика своего престижа. В 1898 г. была только одна политическая сила, все еще действующая на кубинской сцене, и это были сторонники независимости, из которых Самой компактной и значительной составляющей была освободительная армия. Когда Вашингтон вступил в борьбу Кубы за независимость и в конечном итоге уничтожил повстанческую военную организацию и созданных ею институтов Куба снова стала политически tabula rasa .

К началу


Мир 1898 г. Домой | Введение | Хронология | Индекс | Библиография | Литература | Карты | Американская память

Библиотека Конгресса
Комментарии: Спросите библиотекаря ( 22 июня 2011 г. )
Legal | Заявление об отказе от ответственности по внешней ссылке

Куба история.org - Испанское поселение

После открытия Кубы Христофором Колумбом 28 октября 1492 года на острове возникло испанское поселение.

Прибыли колонизаторы и раз и навсегда навязали обычаи, культуру и обычаи, которые до тех пор все должны были видеть в том, кем они составляли коренное население.

Завоевание острова для Испании почти начинается для Ориенте Кубы через два десятилетия после первой поездки Колона, как часть процесса оккупации, который был нанесен на различные земли Карибского бассейна.

Диего Веласкес, один из самых богатых колонистов Испании, взял на себя ответственность за покорение кубинской территории, которая началась в 1510 году с затяжной операции признания и завоевания, охваченной кровавыми инцидентами.

Предупрежденный о бесчинствах, совершенных испанцами на соседних островах, абориген Ориенте Кубы оказал сопротивление латиноамериканскому вторжению под руководством Яхатуея или Хатуэя, беглого касика испанца, который в конце концов был схвачен и сожжен заживо в качестве наказания.

Восстание Хатуэ

Положение завоевателей в Баракоа стало очень тяжелым. Они надеялись найти послушное и мирное население, но вскоре им пришлось столкнуться с нападением своих жителей. Хатуэй прибег к партизанской тактике против испанцев и смог удержать их в их форте в Баракоа. Хатуэй смог собрать около 300 вооруженных людей с маканами, каменными топорами и деревянными копьями, чтобы противостоять завоевателям ... читать дальше.

Поселок

После окончания восстания Хатуея Диего Веласуэс был полон решимости начать завоевание и колонизацию остальной части острова.И с этой целью он организовал своих людей в группы, в которые были включены некоторые индейцы, чтобы использовать их в самых тяжелых работах, например, прокладывать дороги среди густых лесов, грузить им на спину оружие и инструменты и искать пищу ... читать более.

Рабство и восстание на Кубе

Первое разрешение короля Испании на привлечение черных рабов на Кубу было получено в 1512 году. Основной причиной их приезда была их сила и работоспособность по сравнению с аборигенами... читать далее.

Стадия развития и цивилизации

В начале XVII века остров Куба, на котором на тот момент проживало около 30 000 жителей, был разделен на два правительства, одно в Гаване, а другое в Сантьяго-де-Куба ...

Новые фабрики или трапы располагались в окрестностях городских центров. В 1740 году была основана Настоящая Торговая Компания Гаваны ...

За очень короткий двухлетний период в Гаване восстанавливаются крепости Эль Морро, Ла Фуэрса и Ла Пунта... К 1774 году система была дополнена замками Сан-Северино в Матансасе и Эль-Морро в Сантьяго-де-Куба ...

Гавана увеличила pavimentación и начала освещение улиц, подготовила санитарные меры и начала строительство первой гаванской пешеходной улицы Ла-Аламеда-де-Паула ... подробнее.

Узнайте больше об истории Кубы

Откройте для себя историю Кубы от ее дофиделевской эпохи до Кубы, которую мы все знаем сегодня.Книга «Куба: что нужно знать каждому» - это краткий и доступный портрет острова с использованием новаторского формата вопросов и ответов, который освещает уникальное место Кубы на мировой арене за последние пятьдесят лет.

С яркой историей Кубы и особенно сложными и противоречивыми отношениями с Америкой, все хорошо представлено на Кубе для начинающих. Шуточный иллюстрированный справочник по всей истории Кубы.

Захватывающая и сложная история Кубы

Именно Таино встретил Колумб, когда впервые ступил на кубинские берега.Он очень высоко отзывался о них, говоря, что «они лучшие люди в мире… [они] нежные и всегда смеются». Естественно, из этого следовало, что «… Они должны быть хорошими слугами».

Вскоре последовали новые испанские поселенцы в поисках золота в Новом Свете. Они заставили Taíno работать. Интересно, что испанцы не назвали такое обращение с таино рабством. Рабство было технически запрещено, поэтому конкистадоры утверждали, что туземцы работали крепостными в рамках испанской миссионерской деятельности.

Сын Колумба, Диего Колумб, прибыл на Кубу вместе с четырьмя кораблями, полными поселенцев в 1511 году. Первым он основал город Баракоа, а затем Сантьяго-де-Куба и Тринидад.

Спустя 100 лет после прихода испанцев таино и другие коренные народы вымерли. Они работали до смерти на плантациях и в шахтах или умерли от испанских болезней, таких как оспа и корь. Многие испанские конкистадоры взяли себе в жены туземцев, создав новую популяцию этнически смешанных кубинцев, известную как криолло.

Куба со временем стала центром испанского экспорта. Вскоре после того, как испанцы прибыли на Кубу, они начали торговать на Филиппинах. По пути в Испанию испанские корабли останавливались в портовом городе Гавана, прежде чем отправить их в Европу. Испанские корабли собрались в значительный флот перед тем, как отправиться в путешествие через океан в рамках усилий по сдерживанию пиратов. Британское правительство поощряло британских пиратов - или пиратов - нападать на испанские корабли.

Пиратские войны 18-го века и борьба за Кубу

В 1537 году пираты совершили набег на Гавану.Французский пират Жак де Сорес возглавил атаку, и вскоре вся Гавана была разорвана в клочья.

В конце концов Голландия, Франция и Англия объединились, чтобы поддержать пиратов, нападавших на испанские корабли. В отместку испанская армада атаковала британский флот у берегов Англии. Но флот королевы Елизаветы I разгромил испанскую армаду, оставив Испанию в политически нестабильной ситуации.

Англия и Испания имели многочисленные конфликты на протяжении 18 века, и в результате контроль над Кубой переходил между двумя странами.

В 1763 году Испания уступила Кубу Англии в обмен на контроль над Флоридой в рамках Парижского договора. Карл III в то время был королем Испании и, в отличие от своих предшественников, позволял другим странам свободно торговать с Кубой.

Рост сахара и монокультуры

Одним из заинтересованных инвесторов были недавно образованные Соединенные Штаты. В 1770-х годах американские предприятия способствовали росту кубинских сахарных плантаций.

В 1791 году восстание на Гаити привело на Кубу французских плантаторов.У этих плантаторов были более совершенные методы выращивания сахара, чем у кубинских фермеров, и производство сахара улучшилось. В результате Куба стала все больше полагаться на сахар как основную часть экономики.

Испания подписала с Англией соглашение об отмене работорговли в 1817 году. К сожалению, это не замедлило работорговлю, поскольку кубинских чиновников в то время было легко подкупить. Куба оставалась местом остановки работорговцев в 19 веке.

На протяжении начала и 19 века последовательно сменявшие друг друга У.Президенты С. сделали ставки на покупку Кубы у Испании. После Гражданской войны в США США обратили внимание на то, чтобы положить конец оставшейся на Кубе форпосту работорговли.

Десятилетняя война: 1868–1878 гг.

С начала испанской колонизации только коренные испанцы имели права. В 19 веке кубинцы не могли владеть бизнесом, занимать государственные должности или путешествовать без разрешения. В середине 19 века напряженность усилилась. В 1868 году фермер-криолло освободил своих рабов, что спровоцировало начало войны.Генералы Антонио Масео и генерал Максимо Гомес возглавили восстание, двое мужчин, которых теперь кубинцы считают национальными героями.

В итоге 250 000 кубинцев погибли вместе с 80 000 испанцев. Десятилетняя война закончилась Занджонским пактом, который предоставил рабам Кубы свободу. Однако кубинские криолло не получили той независимости, которой они хотели.

После войны североамериканские предприятия по низкой цене купили землю, разрушенную испанцами.

Хосе Марти и семена революции

Хосе Марти был кубинским писателем и интеллектуалом. Он наиболее известен своими стихами и однажды сказал: «Одной крупицы поэзии достаточно, чтобы приправить столетие». Он также выступил против испанцев и поддержал отмену рабства. Испанцы считали его слишком опасным, чтобы находиться рядом, и многие годы становления он прожил в изгнании. В конце концов он переехал в Соединенные Штаты и оттуда спланировал кубинское восстание.

В 1892 году Марти сформировал Кубинскую революционную партию, а в 1895 году он объединил свои силы с генералом Максимо Гомесом и генералом Антонио Масео.Гомес и Масео никогда не соглашались с условиями Заньонского пакта и согласились снова сражаться за освобождение Кубы от Испании.

В рамках восстания сторонники Марти сожгли поля сахарного тростника, главного источника денег Кубы. В отместку испанский губернатор Валериано Вейлер отправил кубинских фермеров в лагеря для заключенных.

Марти погиб в битве с испанцами, и его восстание не смогло обеспечить независимость Кубы от Испании. Сегодня Марти - один из самых запоминающихся национальных героев Кубы, а Фидель Кастро защищает себя как революционного преемника Марти.

Испано-американская война и новые колонизаторы

5 февраля 1898 г. Мэн взорвался, стоя на якоре в гавани Гаваны, в результате чего погибли 258 человек. Корабль был отправлен для защиты американцев, живущих на Кубе, поскольку надвигалась угроза войны между Испанией и Соединенными Штатами. Историки считают, что взрыв произошел случайно, но президент МакКинли заявил, что за атакой стояли испанцы.

Война длилась всего десять недель, и в конце концов испанцы согласились отказаться от контроля над Кубой (вместе с Пуэрто-Рико и Филиппинами).1 января 1899 года началась военная оккупация Кубы США, и колониальная власть Испании, наконец, подошла к концу. Но сложные отношения Америки с Кубой только начинались.

В 1906, 1912 и 1917 годах США отправили на Кубу морских пехотинцев, чтобы оказать военную помощь населению, которое угрожало восстанием в любой момент. Генерал Херардо Мочадо использовал мошенничество, чтобы выиграть выборы на Кубе в 1924 году. Он улучшил инфраструктуру Кубы, но заботился об интересах США больше, чем о здоровье и благополучии кубинских граждан.

С 1915 по 1920 год Куба переживала сахарный бум. США закупали огромное количество сахара, и большая часть земли Кубы использовалась для выращивания сахара на экспорт, а не на продукты питания для кубинцев. На тот момент Куба была самой богатой страной на Карибах, как из-за сахара, так и из-за притока туристов из США. Устали от сухого закона, многие богатые американцы отдыхали на Кубе, чтобы попить на солнышке. Курорты и казино стали обычными туристическими достопримечательностями, и многие из них принадлежали и управлялись американской мафией.

Коррупция Батисты и победа Кастро

1925 год привел к краху сахарного рынка. Кубинцы инвестировали только в выращивание сахара, и в результате экономика рухнула. Последовавшая депрессия принесла кубинцам много страданий.

Фульхенсио Батиста занимал пост президента с 1934 по 1944 год. После того, как он ушел на пенсию во Флориду, власть взяли на себя гангстеры. Коррупция и убийства стали безудержными. В 1954 году Батиста вернулся к власти на Кубе по указанию У.С. Правительство и мафия.

Батиста и мафия работали вместе, чтобы построить больше казино и отелей, и мафия дала Батисте долю прибыли.

Молодой политик по имени Фидель Кастро уже вел избирательную кампанию, когда Батиста пришел к власти в 1954 году. В этот момент Кастро решил взять дело в свои руки. 26 июля 1953 года Кастро напал на казармы Монкада Батисты. 26 июля - федеральный праздник на Кубе, который считается первым шагом на пути к власти Кастро.

Кастро получил поддержку, передав свою историю в радиопередаче. О скандальном нападении на казармы Монкада Кастро сказал знаменитое заявление: «История меня прощает». Многие кубинцы считали его нападение безрассудным - в то время у Кастро было лишь крошечное количество людей и ограниченные припасы.

Войска Батисты захватили Кастро и посадили его в тюрьму. Из-за внимания средств массовой информации Батиста освободил Кастро, но вынудил его уехать в изгнание в Мексику в 1955 году. Там Кастро заручился поддержкой Мексики партизанской армии для вторжения на Кубу.Во время пребывания в изгнании он произносил речи в Соединенных Штатах, чтобы заручиться большей поддержкой своего дела.

25 ноября 1956 года Кастро прибыл на Кубу на переделанном круизном судне «Гранма». Армия Батисты была готова, и Кастро пришлось бежать в горы. Стычки продолжались и прекращались, поскольку крестьяне в горах помогали защищать силы повстанцев.

По неизвестным причинам ЦРУ в это время отправлял деньги Кастро. Эта часть американской истории до сих пор считается секретной информацией, поэтому неизвестно, в какой степени U.С. участвовал в подъеме Кастро к власти. В конце концов, именно советники из Вашингтона, округ Колумбия, убедили Батисту отказаться от президентства. Сдача Батисты произошла в казармах Монкада, на месте первоначальной попытки Кастро совершить революцию.

Кастро изначально не объявлял себя лидером Кубы. При президенте Уррутии Фидель Кастро занимал пост премьер-министра. Но за кулисами он твердо контролировал правительство. После того, как Кастро пришел к власти, сторонников Батисты кубинцев посадили в тюрьму и казнили - процесс, который контролировал Че Гевара.Только когда международный протест стал слишком сильным, казни прекратились.

В 1959 году Кастро манипулировал Уррутией, чтобы он ушел с поста президента Кубы. Кастро был теперь полностью у власти и объяснил свою победу волей кубинского народа, заявив, что ему не нужны выборы.

В начале своего правления Кастро снизил арендную плату на жилье на 50 процентов. Другие изменения не были столь желанными. Национальный институт аграрной реформы Кастро (INRA) принял сахарные плантации для перераспределения правительством.Захват этих ферм вдохновил первую волну богатых кубинцев, уехавших во Флориду.

1960-е годы и эмбарго

250 000 кубинцев бежали к 1963 году. Этот исход состоял в основном из кубинцев из профессиональных классов, которые не хотели принимать социальную заработную плату. Когда Кастро стал более авторитарным, многие интеллектуалы перестали поддерживать его правительство.

В 1960 году Кастро заключил союз с Советским Союзом, и Россия начала посылать на Кубу военное подкрепление.Кастро хотел, чтобы Советский Союз помог удержать США от захвата власти, как это было во время испанской революции.

В качестве последней демонстрации американского империализма Кастро национализировал принадлежащие американцам нефтеперерабатывающие заводы.

В 1961 году президент Кеннеди принял ответные меры, разорвав дипломатические отношения и введя эмбарго. В разгар холодной войны у Кеннеди были все основания опасаться подъема социалистической страны всего в нескольких минутах езды на лодке от земли США.

17 апреля 1961 года ЦРУ организовало нападение группы кубинских эмигрантов на Кубу.Они высадились на пляже Плайя-Хирон, известном в Америке как Залив свиней. Армия Кастро успешно отогнала их, а вторжение в залив Свиней осудили как плохо спланированное бедствие. После этого знаменательного момента Кастро полностью осознал идентичность Кубы как коммунистической страны. Кастро начал еще больше усиливать контроль за интеллектуальной свободой и посадил в тюрьму тысячи диссидентов.

При администрации Кеннеди ЦРУ планировало убить Кастро. В ответ Кастро попросил Советский Союз прислать ядерные ракеты.Это привело к напряженному периоду, известному как Кубинский ракетный кризис, который длился 13 дней. Все это время мир беспокоился о приближении ядерной войны. В конце концов СССР согласился не предоставлять Кубе ядерное оружие при условии, что США пообещали не вторгаться на Кубу.

В 1962 году началось нормирование, и так начался подъем ныне процветающего черного рынка Кубы.

Кастро повысил уровень грамотности и образования в целом и работал над тем, чтобы обеспечить всем кубинцам доступ к медицинскому обслуживанию.В то же время его неэффективное управление экономикой привело к тому, что посевы не распределялись эффективно, и многие люди остались без электричества.

Особый период

Куба присоединилась к советской экономической организации под названием СЭВ в 1976 году и стала основным поставщиком сахара во все социалистические страны Европы. Куба также начала поддерживать коммунистические революции в других частях Южной Америки.

В 1989 году пала Берлинская стена, а в 1992 году распался Советский Союз. На этом этапе Кастро больше не мог рассчитывать на поддержку коммунистов.Условия жизни на Кубе быстро ухудшились, и многим кубинцам пришлось жить без электричества. Эти темные дни называются «особым периодом».

На протяжении 90-х кубинцы продолжали мигрировать в США. Обострилась напряженность между Кубой и США из-за кубинских иммигрантов. Президент Клинтон сделал блокаду между США и Кубой постоянным законом, а не указом исполнительной власти.

Куба сегодня

В 2000 году полемика с Элианом Гонсалесом вдохновила еще больше на анти-U.С. настроения среди кубинцев. Гонсалес был маленьким мальчиком, мать которого взяла его на плоту во Флориду. Плот потерпел катастрофу, и Гонсалес оказался под опекой родственников в Майами. Кастро боролся за возвращение Гонсалеса на Кубу, и в конце концов победил. Сегодня Гонсалес - кубинский военный кадет, который нежно отзывается о Кастро.

Туризм помог экономике Кубы оправиться от трудностей 1990-х годов. Куба - особенно популярное туристическое направление для итальянцев, и здесь также проживает немало канадцев.Кастро приобрел сильных международных союзников в лице Китая и Уго Чавеса.

Кастро заболел в 2008 году и передал власть своему брату Раулю. В 2018 году Рауль уйдет в отставку, и ожидается, что его место займет вице-президент Мигель Диас-Канель.

Рауль предоставил больше экономической свободы, чем его брат. После восстановления дипломатических отношений между США и Кубой есть надежда, что кубинское общество станет более свободным в ближайшем будущем.

Ранняя история | Куба без ограничений

НАЧАЛО КУБЫ - 1868: КОЛОНИАЛИЗМ, МЕЖДУНАРОДНАЯ ТОРГОВЛЯ САХАРОМ И РАЗВИТИЕ НАЦИОНАЛИЗМА

Куба служит ярким примером глобальной взаимозависимости, уходящей корнями в ранние колониальные времена.На протяжении своей истории Куба играла решающую роль в геополитических событиях в Карибском бассейне, Европе, Соединенных Штатах и, конечно же, Испании. Когда испанцы начали свое правление над Кубой, остров стал частью взаимозависимого мира, в котором доминировали империи. Следовательно, Куба уже давно борется за то, чтобы контролировать свою судьбу.

Когда Христофор Колумб впервые прибыл на Кубу в 1492 году, он обнаружил остров, на котором уже проживали три разные группы коренных народов: таинос , кибоней и гуанахатабей .В настоящее время, по оценкам ученых, на острове в то время проживало от 50 000 до 300 000 коренных жителей. Однако в течение семидесяти лет эти коренные народы были в значительной степени искоренены посредством болезней и испанской жестокости во время имперского правления или поглощены испанскими линиями происхождения через смешанные браки на протяжении 1400-х и 1500-х годов.

Гуанахатабеи, люди, живущие в пещерах, были первой группой коренного населения, населявшей остров. Ciboneys первоначально были членами группы Arawak из Южной Америки, которая позже распространилась по всей Вест-Индии.На Кубе кибони были слугами более продвинутых таинос - крупнейшей группы коренных жителей Кубы, прибывших на остров в 1400-х годах из Вест-Индии.

Ранняя кубинская культура

В культурном отношении коренные народы действительно влияли на испанский язык, на котором говорят на острове, они не оказали значительного влияния на его социокультурное или экополитическое развитие. Скорее, культура острова во многом сформировалась под влиянием испанского колониализма, ввоза африканских рабов и преобладания торговли сахаром.Однако сегодня существует несколько индийских деревень, таких как Эль Кобре, расположенный недалеко от Сантьяго, Гуанабакоа, который находится недалеко от Гаваны, и Пуэбло Вьехо, который находится недалеко от Баямо.

Испанский колониализм на Кубе был вызван интересом короны к золотым и другим месторождениям полезных ископаемых, преданностью миссионерской работе по обращению коренных народов и рвением конкистадоров и других поселенцев, намеревающихся исследовать Новый Свет. Под ложным впечатлением, что Куба насыщена месторождениями золота, Себастьян де Окампо исследовал остров и его окружающие воды в 1508 году.Диего Веласкес продолжил это первоначальное предприятие в 1511 году, когда он основал первое испанское поселение недалеко от Баракоа. Как первый губернатор, он также установил систему энкомьенд, в которой коренные народы были законно привязаны к испанцам в качестве рабочих, а обращение в христианство было обязательным.

Конкистадоры и плантации

Благодаря торговле и дальнейшему освоению Испанией Нового Света на протяжении 1500-х годов, Гавана и ее порт быстро стали важным переходным пунктом для испанских конкистадоров, отправляющихся в Новый Свет и возвращающихся с ними грузов.В более широком смысле Карибский бассейн стал местом соперничества конкурирующих империй, особенно Англии, Франции и Нидерландов. К 1600-м годам европейцы создали своих собственных пиратов, которые служили наемниками для нападения на другие поселения. Английский пират, Генри Морган , терроризировал колонистов в восточной части острова, пытаясь закрепиться в Карибском море.

К этому моменту Куба стала зависимой от своих сахарных плантаций, а также от рабов, импортированных из Африки.В мире, который неуклонно движется к прекращению работорговли и ее отмене, Куба сохраняла свою зависимость от социальной структуры и часто прибегала к незаконным методам, чтобы продолжить ее. Однако рынок сахара усугубил экономическое неравенство на острове и в конечном итоге ослабил националистическое движение за независимость Кубы, потому что это стало идеологическим разделением между элитами. На протяжении 19 - годов Куба продолжала находиться под влиянием международных держав, и их расширяющиеся сахарные плантации служили катализатором националистических надежд на экономическую и политическую свободу.

Движение за независимость Кубы | История и десятилетняя война

Движение за независимость Кубы , националистическое восстание на Кубе против испанского владычества. Оно началось с неудачной Десятилетней войны (Герра-де-лос-Диес-Аньос; 1868–1878 гг.) И завершилось интервенцией США, положившей конец испанскому колониальному присутствию в Америке ( см. Испано-американская война).

Подробнее по этой теме

Куба: флибустьерство и борьба за независимость

Спрос на сахар - рабочие, капитал, машины, технические навыки и рынки - обострил этнические отношения, обострил политические и экономические отношения...

Недовольные коррумпированной и неэффективной испанской администрацией, отсутствием политического представительства и высокими налогами, кубинцы в восточных провинциях объединились под руководством богатого плантатора Карлоса Мануэля де Сеспедеса, провозгласившего независимость в октябре 1868 г. Яра »), знаменовавший начало Десятилетней войны, в которой погибло 200 000 человек. Сеспедес пользовался поддержкой некоторых землевладельцев, основным интересом которых была экономическая и политическая независимость от Испании, в то время как фермеры и рабочие были больше озабочены немедленной отменой рабства и большей политической властью для простого человека.

В 1876 году Испания послала генерала Арсенио Мартинеса Кампоса подавить революцию. Не имея организации и значительной внешней поддержки, повстанцы согласились на перемирие в феврале 1878 года (Пакт Занхона), условия которого обещали амнистию и политическую реформу. Второе восстание, La Guerra Chiquita («Маленькая война»), спровоцированное Каликсто Гарсией, началось в августе 1879 года, но было подавлено превосходящими силами Испании осенью 1880 года. Испания предоставила Кубе представительство в кортесах (парламенте) и отменила рабство в 1886 году. .Однако другие обещанные реформы так и не были реализованы.

В 1894 году Испания аннулировала торговый договор между Кубой и США. Введение новых налогов и торговых ограничений подтолкнуло экономически неблагополучных кубинцев в 1895 году к развязыванию кубинской войны за независимость, возобновившей ранее начатую борьбу. Поэт и журналист Хосе Хулиан Марти, идеологический представитель революции, разработал планы вторжения на Кубу, когда жил в изгнании в Нью-Йорке. Максимо Гомес-и-Баес, командовавший войсками повстанцев во время Десятилетней войны, был среди тех, кто присоединился к силам вторжения Марти.Хотя Марти был убит (и замучен) в бою примерно через месяц после начала вторжения 11 апреля 1895 года, Гомес и Антонио Масео применили изощренную партизанскую тактику, возглавив революционную армию, чтобы взять под контроль восточный регион. В сентябре 1895 года они провозгласили Республику Куба и послали войска Масео для вторжения в западные провинции.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

К январю 1896 года повстанческие силы контролировали большую часть острова, и испанское правительство заменило Мартинеса Кампоса генералом.Валериано Вейлер-и-Николау, который вскоре стал известен как Эль Карничеро («Мясник»). Чтобы лишить революционеров поддержки в сельской местности, от которой они зависели, Вейлер ввел жестокую программу «переконцентрации», заставив сотни тысяч кубинцев селиться в лагерях в городах и поселках, где они умирали от голода и болезней десятками человек. тысячи.

В 1897 году Испания отозвала Вейлера и предложила Кубе самоуправление, а в следующем году приказала прекратить реконцентрацию. Тем временем повстанцы продолжали контролировать большую часть сельской местности.Возможно, что более важно, они завоевали симпатию подавляющего большинства кубинского народа к своему делу. Более того, новости о зверствах испанцев и рассказы о храбрости повстанцев были замечены в желтых заголовках газет Уильяма Рэндольфа Херста New York Journal , которые били в барабаны войны.

Когда USS Maine затонул в гавани Гаваны в феврале 1898 года после загадочного взрыва, у Соединенных Штатов появился предлог для войны, и последовала испано-американская война.К моменту американской интервенции на Кубе в апреле 1898 года Масео был убит, но война оказалась короткой и односторонней. Все закончилось к 12 августа, когда США и Испания подписали предварительный мирный договор. По Парижскому договору от 10 декабря 1898 года Испания вышла из состава Кубы. Оккупационные силы США оставались более трех лет и ушли только после того, как в конституцию новой Республики Куба были включены положения поправки Платта (1901 г.).Законопроект об ассигнованиях, в котором оговаривались условия вывода американских войск. Среди этих условий были (1) гарантия того, что Куба не передаст свои земли какой-либо иностранной державе, кроме Соединенных Штатов, (2) ограничения на переговоры Кубы с другими странами, (3) создание военно-морской базы США на Кубе. и (4) право США вмешаться в дела Кубы для сохранения независимости Кубы. Таким образом, 20 мая 1902 года была создана Республика Куба.

Колониальная эпоха (1492–1898) | Энциклопедия.com

ЗАВОЕВАНИЕ И КОЛОНИЗАЦИЯ

Христофор Колумб прибыл на Кубу 27 октября 1492 года и на следующий день высадился в порту Бариай, который он назвал Сан-Сальвадор. Хотя он был впечатлен ее красотой, он потерял интерес к этой земле. Он вернулся во время своего второго плавания и поплыл вдоль южного побережья. Он считал, что это часть азиатского континента, а не остров, и зарегистрировал его как таковой 12 июня 1494 года. Завоевание Америки началось с Эспаньолы, и Куба имела второстепенное значение.В 1504 году король Фердинанд II попросил Николаса де Овандо проверить, действительно ли он обладает приписываемыми ему богатствами. В 1508 году Себастьяну де Окампо было предъявлено обвинение в измерении его периметра, обязательство было завершено в июле 1509 года, когда Диего Колумб стал губернатором Эспаньолы. Диего Колумб организовал завоевание острова, чтобы удовлетворить королевские желания и обезопасить территории, открытые его отцом, поручив эту задачу Диего Веласкесу, которого он назначил своим Аделантадо. Конкистадор выступил из Сальватьерра-де-ла-Сабана в Испании в 1510 году в сопровождении примерно 300 человек.Он высадился на юго-восточном побережье между Гуантанамо и Майси, где он встретил группу людей во главе с Хатуэем, вождем, спасшимся от злоупотреблений колонистов в Эспаньоле. Повстанцы сопротивлялись около трех месяцев, но были вынуждены бежать в горы. Хатуэй был схвачен и приговорен к сожжению на костре.

Веласкес основал свою резиденцию и организовал Кабильдо в регионе коренных жителей Баракоа, который он назвал Богоматерь Успения.Затем начались экскурсии на запад с целью мирно покорить жителей и избежать ужасных последствий жестокого обращения в Эспаньоле. Тем не менее Франсиско Моралес жестоко расправился с жителями Маниабона и был уволен. Панфило де Нарваес действовал с большей жестокостью, но остался безнаказанным, возглавив резню араваканского народа в районе реки Заза. С 1512 по 1515 год было основано семь поселений: Баракоа, Баяно, Тринидад, Санкти-Спиритус, Ла-Гавана (Гавана), Пуэрто-Принсипи и Сантьяго-де-Куба.В 1515 году остров был назван Фернандина, но позднее преобладало обычное название Куба.

Когда Веласкес был назначен дистрибьютором в Индии в 1513 году, начался период горных энкомьенд, открывший путь для постоянного поселения. Энкомиенды стали самой жестокой формой рабства. Коренные кубинцы были вынуждены выполнять интенсивный труд, противоречащий их социальной организации и традициям производства, и были истреблены. Благодаря этой эксплуатации коренного населения наступил период быстрого роста, основанного на добыче золота и сельском хозяйстве на Эстансиасе, что позволило первым колонистам накопить огромное богатство.

Веласкес не довольствовался Кубой. Он знал о существовании империи Мотекухзомы и получил королевское разрешение начать экспедиции в Мексику. Он отправил экспедицию, покорившую Мексику, под командованием Эрнана Кортеса. Кортес предал Веласкеса и разбил Панфило де Нарваеса, которого послали поработить его. Когда Веласкес умер в 1524 году, остров Куба вступил в период упадка из-за истощения запасов золота и депопуляции, начавшейся с завоеванием Мексики.Как только новости о богатствах Мексики распространились, исход с Кубы усилился, что привело к все большим и новым восстаниям коренных жителей. Поскольку города подвергались все большей опасности, возникла необходимость запретить людям покидать остров.

В результате истощения запасов золота, восстания и действий брата Бартоломе де лас Касаса были введены новые законы 1542 года, провозглашающие свободу коренных жителей и подданных короны. Колонисты выступили против Новых законов и сумели отложить их введение до 1553 года.

ВВЕДЕНИЕ РАБСТВА

Вторая половина шестнадцатого века принесла значительные изменения. Создание системы ежегодного флота (1561 г.), введение африканских рабов и распределение земли cabildos (городскими советами) - все это способствовало долгосрочному заселению городов и созданию баз для систематическая эксплуатация. Экономическая деятельность включала животноводство, выращивание табака и, в первую очередь, в Гаване, сферы услуг и военное строительство.К концу века возникло другое рабовладельческое предприятие - производство сахара.

Долгое время основным занятием Гаваны было размещение экипажей и пассажиров флотов, а также ремонт и поставка галеонов для морских переходов. В 1553 году резиденция губернатора была перенесена из Сантьяго-де-Куба в Гавану, которая была реорганизована и преобразована в цитадель, с укреплениями, оплаченными за счет доходов Новой Испании, что обеспечило ее превосходство. Рабство черных, которых называли «чернокожими добытчиками», стало нормой в городе.Рабы использовались во всех видах труда, включая военное строительство и сельское хозяйство. Подавляющая часть их доходов шла их владельцам.

Оккупация западных территорий приняла форму мерседесов (земельные наделы) или круглых гасиенд, находящихся под контролем кабильдо в Гаване. mercedes были двух типов: corrales , предназначенные для разведения свиней; и hatos для домашнего скота, такого как коровы, быки, лошади или мулы. Существовало также estancias , на которых выращивали второстепенные культуры, а также сады и обрабатываемые участки, окружающие город.С некоторыми отличиями, остальные cabildos работали таким же образом. Так называемая торговля «выкупом» ( реанимировать ) практиковалась во внутренних регионах. Эта практика позволила уклониться от монополии Торгового дома в Севилье путем обмена товаров, в основном кожи и табака, для чего были доставлены корабли из других европейских стран.

Несмотря на риск нападения на Кубу из-за продолжающихся войн между Испанией и другие силы, а также неоднократные угрозы со стороны корсаров и пиратов, криолло-общество утвердилось в семнадцатом веке.Стратегическое положение Кубы сделало ее жизненно важным центром связи между Европой и Америкой. В то время как система флота сохранялась, на западе Кубы существовала экономика, которую Мануэль Морено Фрагиналс классифицировал как производство услуг, разделенное между судостроением и готовой древесиной. Необходимость снабжения флотов и армад стимулировала как крупные, так и мелкие операции, которые сосуществовали с экстенсивным животноводством и в конечном итоге вытеснили его.

В первой половине восемнадцатого века были установлены формы землепользования, которые стали характерными чертами кубинской аграрной структуры.Формируются основы для развития рабовладельческих плантаций. Землевладельцы накопили богатство за счет обширной эксплуатации огромных животноводческих ферм и уничтожения или разделения примитивных гасиенд. Это сделало возможными инвестиции в производство сахара, наиболее важным из которых было рабское приобретение. Редкое население позволило мелким белым фермерам, в основном с Канарских островов, селиться на небольших участках. Некоторые чернокожие также имели доступ к земле из-за существования законных средств, с помощью которых рабы могли получить свою свободу.Население свободных негров росло, и они стали занимать должности в городах. Наличие этих средних секторов не позволяло Кубе следовать тем же маршрутом, что и большинство колоний в Карибском бассейне. Хотя существовали так называемые «чернокожие наемные работники» и домашние рабы, рабство на Кубе в целом было сельским явлением. Тем не менее средний сахарный завод в районе Гаваны имел от двадцати до тридцати рабов.

Непрерывные войны Испании имели множество последствий для Кубы. Война за испанское наследство принесла французские эскадры в сопровождении торговцев и рабов.С территориальными уступками по Утрехтским договорам 1713–1714 годов англичанам рабы стали прибывать в большем количестве и в лучших условиях, и стало легче помешать испанской торговой монополии. Корона стала более заинтересованной в эксплуатации богатств Кубы. После того, как кубинский табак стал известен в Европе, была создана государственная монопольная компания, которая продавала весь кубинский табак по фиксированной цене. Это привело к восстанию кубинских табаководов в 1717 году, что привело к временной приостановке монополии.Попытка восстановить монополию привела ко второму восстанию в 1720 году, после которого было решено, что производители могут продавать излишки табака Испании и ее колониям после удовлетворения своей квоты на Factoría (Королевское агентство). Третье восстание в 1723 году было встречено с жестокой военной силой, в результате чего некоторые люди погибли, но была разрешена свободная торговля табаком.

Интерес к земле рос вместе с надеждой получить прибыль от ее продажи. Королевский указ 1729 г. запретил муниципалитетам выдавать еще Mercedes .Однако он был ратифицирован лишь десятью годами позже. После этого приобретение земли было осуществлено посредством так называемого « composición », когда земли продавались на аукционе в пользу королевской казны.

К 1740 году сахарная промышленность вступила в кризис. В том же году была разрешена коммерческая монополия под контролем Королевской коммерческой компании Гаваны. Монополия отрицательно сказалась на табаководах, импортные товары стало труднее найти, а стоимость жизни выросла.Но монополия способствовала растущему преобладанию сахарной промышленности и плантаций рабов. Было введено несколько тысяч рабов, и новая олигархия криоллов стала получать дворянские титулы. Соответственно росли и культурные учреждения, такие как семинария Сан-Базилио-эль-Маньо, основанная в Сантьяго-де-Куба в 1722 г., и Гаванский университет (1728 г.). Возникли новые городские центры, стимулирующие новое гражданское и церковное строительство. Первые историки - такие как Амбросио Заяс Базан, Педро Агустин Морель де Санта-Крус, Хосе Мартин Феликс де Аррате и Игнасио Хосе де Уррутия - появились в эту эпоху.

Первым прямым наступлением англичан на Кубу было занятие части залива Гуантанамо в 1741 году. Не сумев взять Сантьяго-де-Куба, они отступили через пять месяцев. В июне 1762 года в Гавану прибыла английская эскадра численностью более 10 000 человек. Несмотря на укрепление, город имел слабое место. Англичане взяли под свой контроль Лас Кабаньяс, что позволило им взять форт под названием Эль Морро. Несмотря на сильное сопротивление, город был окружен. Он сдался 12 августа. Значительная добыча, захваченная оккупантами, продемонстрировала экономический прогресс, достигнутый Кубой.Хотя английское господство технически распространялось на территорию под юрисдикцией Гаваны, которая составляла западную часть острова, на практике оно ограничивалось территорией вокруг самого города.

Историки и идеологи из числа землевладельцев, в первую очередь Франсиско де Аранго-и-Парреньо, утверждали, что английская оккупация дала фундаментальный импульс кубинской экономике. Историк Рамиро Герра, однако, указывает, что Гавана не была жалким форпостом, а, скорее, уже стала жизненно важным торговым и культурным центром, считающимся торговым центром богатства и одним из самых важных городов Нового Света с населением больше, чем Бостон, Нью-Йорк или Филадельфия.Более поздние расследования подтвердили утверждение Герры. Испания отвоевала Гавану в 1763 году в обмен на Флориду, которая была непродуктивной и практически необитаемой.

После оккупации города были построены новые укрепления Ла Кабанья, Атарес и Эль Принсипи, а также новый арсенал. Экономика возродилась, и выросла торговля с другими испанскими портами. Гавана стала одним из самых важных укрепленных городов мира. Королевское агентство было восстановлено, и доходы Кубы начали расти.Организовано Финансово-таможенное управление. Постановление 1778 года о свободной торговле между Испанией и Индией увеличило количество испанских портов, с которыми можно было вести дела, разрешило перевозки между колониями, снизило тарифы и отменило пошлины на десять лет на некоторые продукты, включая кубинский сахар. Во время Войны за независимость США Франция объявила войну Англии. Испания поддержала Францию, и Куба стала базой для операций по отвоеванию Флориды. В 1779 году была разрешена свободная торговля с Северной Америкой.Это длилось четыре года и принесло Кубе пользу.

СИСТЕМА ПЛАНТАЦИЙ

Разрушение плантаций и упадок торговли сахаром во время Гаитянской революции сразу почувствовали себя на Кубе. Аранго-и-Парреньо увидел возможность для Кубы превзойти богатую французскую колонию в международной торговле. Он получил разрешение на бесплатное введение рабов и освобождение от налогов на открытие новых сахарных заводов. Такие учреждения, как Патриотическое общество (1793 г.) и Королевское консульство сельского хозяйства, промышленности и торговли (1795 г.) оказали влияние на экономические преобразования и культурный рост.С решительной трансформацией сахарной промышленности плантации рабов начали процветать. Увеличилось количество и размер сахарных заводов. Участие Кубы в международной торговле сахаром резко возросло. Открытая работорговля позволила увеличить рабочую силу и регулярно заменять измученных тяжелым трудом рабов. Торговцы черными рабами накопили огромные состояния, которые они реинвестировали в сахар. Население, особенно рабов, быстро росло.

За относительно короткое время Куба превзошла Гаити как поставщик сахара и значительно увеличила производство кофе на экспорт.В 1792 году на Кубе в рабстве находилось 84 496 чернокожих - 30 процентов ее населения. Рабы не подчинялись пассивно, и по мере того, как их эксплуатация усиливалась, усиливалась и их борьба с ней. Закованные в цепи и беглые рабы были обычным явлением. Свободные черные не оказывали открытого сопротивления до 1795 года, когда Николас Моралес возглавил заговор в Баямо, требуя равных прав. Его обнаружили и казнили.

Высокопоставленные криоллы не выступали за независимость, но группа состоятельных молодых людей пыталась добиться ее.Хоакин Инфанте, Роман де ла Луз и Луис Франсиско Басаве предстали перед судом за подстрекательство к восстанию в 1810 году. Они были депортированы в Испанию, но Инфанте бежал в Южную Америку, где опубликовал первый план независимой кубинской конституции. Хосе Антонио Апонте, свободный черный, организовал широкое движение, которое распространилось на другие регионы и призывало к отмене рабства и ниспровержению колониального режима. Он и его основные сотрудники были осуждены и казнены в 1812 году. В 1820 году начался заговор, вдохновленный движениями на латиноамериканском континенте.Он был известен как Солнца и Лучи Боливара. Поэт Хосе Мария Эредиа участвовал в этом до того, как сбежал в Соединенные Штаты. Франсиско Агуэро и Мануэль Андрес Санчес высадились из экспедиции, начавшейся на Ямайке, и были схвачены и казнены в Пуэрто-Принсипи. Также был раскрыт заговор Черного орла (1828 г.), который имел поддержку в Мексике.

Работая на профессиональной кафедре в семинарии Сан-Карлоса, Феликс Варела-и-Моралес оказал влияние на мышление многих молодых людей. Он был избран представителем в испанские кортесы в 1822 году и предложил конституцию автономии заморских провинций Испании.Он не смог изложить свой план отмены рабства, потому что был вынужден бежать, когда Фердинанд VII был восстановлен на престоле в 1823 году. Из Филадельфии он опубликовал периодическое издание El Habanero , в котором он открыто продвигал свои идеи, отдавая предпочтение своим идеям. независимость. Среди его последователей и сторонников были блестящие интеллектуалы, в том числе Хосе Антонио Сако, Доминго дель Монте и Хосе де ла Луз-и-Кабальеро, которые оказали сильное влияние на кубинскую мысль.

Ряд мер стимулировал экономическое развитие: государственная монополия на табак была ликвидирована, земля, предоставленная компанией cabildos (mercedes) , была признана, и был объявлен открытый рынок.В 1817 году Испания была вынуждена подписать договор с Англией, по которому работорговля была объявлена ​​вне закона. Хотя этот договор вступил в силу в 1820 году, он положил конец только законной работорговле; торговля рабами продолжалась и увеличивалась. Поощрялась иммиграция белых на Кубу, и в прибрежных районах создавались новые колонии. Процветающая экономика и расовый дисбаланс, вызванный чрезмерным увеличением количества рабов, настраивали землевладельцев против любой деятельности в поддержку независимости. Восстания рабов неоднократно подавлялись.К 1827 году количество рабов достигло 286 946 человек, или около 40,7 процента от общей численности. На рабов и свободных чернокожих вместе взятых приходилось 55 процентов.

В 1830-х годах паровая машина стала обычным явлением, были построены большие склады и построена первая железная дорога (1837 г.). Но колониальное правительство менялось. В 1825 году всесторонние полномочия были предоставлены генерал-капитанам, а в 1837 году было решено, что колонии будут управляться особыми законами и больше не будут иметь представителей в испанских кортесах.

Усиливанием своей эксплуатации рабы ответили восстаниями на сахарных заводах и кофейных плантациях. Белые жили в ужасе. Английские аболиционисты развернули интенсивную пропагандистскую кампанию. Среди них выделялись консулы Дэвид Тернбулл и Ричард Мэдден. В 1843 году был раскрыт обширный заговор с участием рабов и свободных чернокожих, получивший название «Лестничный заговор» (Ла Эскалера), и последовала жестокая и жестокая реакция против всех чернокожих.Среди причастных к заговору был поэт-мулат Габриэль де ла Консепсьон Вальдес (Пласидо). Обвинялись и белые интеллектуалы, в том числе Доминго дель Монте и Хосе де ла Луз-и-Кабальеро. Землевладельцы начали беспокоиться о росте чернокожего населения и добивались прекращения работорговли. Их самым блестящим голосом был Хосе Антонио Сако, который осудил правящий режим и был сослан.

СИСТЕМА В КРИЗИСЕ

Хотя плантационная экономика продолжала расти, а фабрики полагались на рабочую силу рабов, сокращение рабства в целом стало очевидным.Скорость роста рабского населения резко снизилась. Из-за сложности замены отработанных рабов начались интенсивные исследования трудосберегающих методов, которые позволили бы сократить размер рабочей силы. Были представлены азиатские кули и наняты наемные рабочие из Испании и Канарских островов.

С самого начала политики США проявляли интерес к Кубе. Доктрина Монро 1823 года подтвердила право США аннексировать Кубу, но европейская оппозиция препятствовала попыткам сделать это.Первая попытка аннексии изнутри Кубы была явно прославлянием. В связи с надвигающейся перспективой отмены смертной казни потребовалась поддержка южных штатов США. Между 1846 и 1848 годами аннексионисты объединились в Гаванский клуб, в который входили видные землевладельцы и интеллектуалы. В Пуэрто-Принсипи группа во главе с Гаспаром Бетанкуром Сиснеросом (Эль-Лугареньо) также провела аннексионистскую пропаганду. Обе эти группы создали кубинский совет в Нью-Йорке в 1848 году. В этот период У.Президент С. Полк предпринимал попытки купить Кубу за 100 миллионов долларов.

При поддержке южных штатов США и при важном участии североамериканцев Нарсисо Лопес возглавил экспедицию, которой удалось захватить город Карденас и впервые вывесить кубинский флаг в 1850 году. Он встретил отсутствие поддержки и отступил. . Его следующая попытка в Пинар-дель-Рио также не удалась. Группа была схвачена и приговорена к смертной казни. Подобная судьба постигла движения Хоакина де Агуэро в Пуэрто-Принсипи (1851 г.) и Исидро Арментероса в Тринидаде.Казнь Рамона Пинто и Франсиско Эстрампеса в 1855 году положила конец вооруженным попыткам аннексии.

Помещики вернулись к реформизму. В 1865 году Хосе Рикардо О'Фаррилл и Мигель Альдама организовали Партию реформистов, рупором которой было периодическое издание El Siglo . Они предложили тарифную реформу, прекращение работорговли, представительство в испанских кортесах и постепенную отмену рабства с компенсацией. Сахарные заводы росли без ограничений, а внедрение новых технологий уменьшило потребность в рабах.Изменения и конкуренция требовали новых форм организации.

В 1866–1867 годах Совет по информации о реформах на Кубе и Пуэрто-Рико, созванный Испанией, встретился с кубинскими реформаторами, которые добивались постепенной отмены с компенсацией, прекращением работорговли, иммиграционным планом, свободным коммерческим обменом и ассимиляцией. Куба - персонаж испанской провинции. Испания ответила применением 10-процентного прямого налога на доход без отмены тарифов и не присоединилась ни к одному из других предложений Совета.Этот провал и новый налог привели к сепаратистскому восстанию (Грито де Яра) 10 октября 1868 года. Восстание под руководством Карлоса Мануэля де Сеспедеса положило начало десятилетней войне, в конце которой ситуация в стране стала критической. . Многие криолло потеряли свой капитал из-за резкого роста военных налогов, которые выросли до 30 процентов от чистой прибыли. Районы, в которых происходили сражения, были опустошены.

Закон 1880 года, призывающий к учреждению patronato (опеки), положил начало процессу экономических изменений, которые привели к общественному разделению труда в сахарной промышленности, ознаменовав переход от рабовладельческого производства к капиталистической промышленности. Patronatos , который предлагал ежемесячные стипендии и условия для обретения свободы, заменил традиционное рабство. Война способствовала ликвидации неэффективных заводов на востоке и ускорила развитие деловых районов. Эти экономические изменения создали атмосферу для эффективной отмены рабства в 1886 году. С отменой в том же году патроната началась массовая иммиграция рабочих из Испании для выращивания сахарных культур.

Одним из последствий Занджонского пакта, положившего конец Десятилетней войне, стало изменение политики метрополий, сделавшее возможным создание политических партий.Также была предоставлена ​​свобода печати, собраний, ассоциаций и вероисповедания. Возникли две партии: Партия автономистов, стремившаяся к самоуправлению, и Партия конституционного союза, которая предложила некоторые реформы, но выступила против независимости. Они представляли противоположные интересы кубинцев и испанцев. Автономисты, среди которых были Рафаэль Монторо, Элисео Гиберга и Энрике Хосе Варона, требовали для кубинцев гражданских и экономических прав, равных тем, которые существовали для испанцев. Их немногочисленные представители в кортесах неоднократно выражали протест против несправедливости Кубы и защищали ее интересы.В их рядах фигурировали выдающиеся интеллектуалы и блестящие ораторы.

В экономической сфере дифференцированное право флагов - шкала тарифов, основанная на национальном флаге, под которым плавает судно, которое взимает меньшую плату с судов, плавающих под испанским флагом, - было приостановлено, а налоговая система была упорядочена. Начались переговоры о заключении договоров с Соединенными Штатами. До 1890 года отношения с Соединенными Штатами определялись политикой, благоприятствовавшей экспорту на этот важный рынок.Осуществление Закона Мак-Кинли о тарифах (1890 г.) поставило эту торговлю с Соединенными Штатами под угрозу. Этот закон предусматривал беспошлинный импорт сахара в Соединенные Штаты в обмен на взаимное торговое соглашение. Финансовые корпорации и политические партии объединились в Экономическое движение. В 1891 г. между Испанией и США был подписан договор о предпочтении сахара-сырца, но не готовых табачных изделий. Закон о тарифах Вильсона-Гормана 1894 г. отменил принцип взаимности, что ухудшило ситуацию, созданную кризисом 1893 г.

Автономисты не теряли надежды. Группа участников Десятилетней войны начала заговор. Будучи обнаруженными в 1879 году, Гильермо Монкада, Хосе Масео и Кинтин Бандерас возглавили быстрые восстания на востоке, а другая группа восстала в Лас-Вильяс. Когда в 1880 году прибыл Каликсто Гарсия, движение, известное как Маленькая война, уже потерпело неудачу. Среди его заговорщиков был Хосе Марти, который знал, что еще не пришло время возобновлять борьбу. Однако были и другие отдельные попытки.Между 1884 и 1886 годами Максимо Гомес и Антонио Масео объединились в движение, известное как План Гомеса-Масео. Масео отправился на Кубу в 1890 году и подтвердил, что идеал независимости все еще жив.

Среди эмигрантов в Соединенных Штатах во главе с Хосе Марти уже формировалась Кубинская революционная партия. Партия была официально объявлена ​​10 апреля 1892 года, и Марти был назначен ее представителем. С самого начала группа посвятила себя сбору средств и объединению кубинцев для подготовки к войне.В условиях критической экономической ситуации, падения цен на сахар и провала плана реформ, предложенного министром иностранных дел Антонио Маура, вооруженная борьба оказалась единственным выходом. План одновременных восстаний потерпел неудачу, когда в Фернандине было конфисковано оружие. Тем не менее, план был реализован, когда 24 февраля 1895 г. произошло ограниченное восстание. Когда прибыли Масео, Марти и Гомес, началась Война за независимость. Смерть Марти в Дос Риос не остановила революцию.Вторжение шло на запад и переросло в всеобщую войну, стоившую Кубе крупномасштабных разрушений, многочисленных жизней и обнищания подавляющего большинства ее жителей. Когда в 1897 году была окончательно провозглашена автономия, ход событий изменить было невозможно. Конгресс США одобрил совместную резолюцию, открывающую путь вмешательству США в войну. Предложения и ультиматумы были отправлены в Мадрид, но отклонены. В мае 1898 года войска США были отправлены в Сантьяго-де-Куба. С помощью кубинских войск город был окружен и взят.Он сдался 16 июля.

Начались переговоры между Испанией и США. Основное беспокойство вызывала задолженность Кубы в размере 500 миллионов долларов, которая ложилась тяжелым бременем на ее казну. К этому были добавлены расходы на обе войны за независимость, экспедиции и дипломатическую деятельность с Испанией. С подписанием Парижского мирного договора остров был освобожден от этого тяжелого бремени. Независимость Кубы началась 20 мая 1902 года, через три года после того, как генерал Джон Р. Брук возглавил правительство Кубы.

См. Также Колумб, Христофор; Куба, Политические партии: Автономистская партия; Система флота: колониальная Испанская Америка; Новые законы 1542 года; Рабство: Испанская Америка; Сахарная промышленность; Десятилетняя война; Табачная промышленность.

БИБЛИОГРАФИЯ

Дополнительная библиография

Казановас, Джоан. Хлеб или Пули! Городской труд и испанский колониализм на Кубе, 1850–1898 гг. . Питтсбург, Пенсильвания: Университет Питтсбурга, 1998.

Диас, Мария Елена. Богородица, король и королевские рабы Эль-Кобре: переговоры о свободе на колониальной Кубе, 1670–1780 гг. . Стэнфорд, Калифорния: Stanford University Press, 2000.

Гимера Равина, Агустин и Фернандо Монж. Гавана, Колониальный Пуэрто (сиглос XVIII-XIX) . Мадрид: Fundación Portuaria, 2000.

Johnson, Sherry. Социальные преобразования Кубы восемнадцатого века . Гейнсвилл: Издательство Университета Флориды, 2001.

Ла Роса Корсо, Габино. Поселения беглых рабов на Кубе: сопротивление и репрессии . Чапел-Хилл: Университет Северной Каролины Press, 2003.

Перес, Луи А. Куба между империями, 1878–1902 гг. . Питтсбург, Пенсильвания: Университет Питтсбурга, 1983.

Pruna, P. M. Ciencia y científicos en Cuba, колониальная: La Real Academia de Ciencias de la Habana, 1861–1898 . Гавана: Sociedad Económica de Amigos del Pais: Редакционное Academia, 2001.

Tornero Tinajero, Pablo. Crecimiento ecónomico y transformaciones sociales: Esclavos, hacendados y comerciantes en la Cuba columns (1760–1840) . Мадрид: Ministerio de Trabajo y Seguridad Social, 1996.

Fe Iglesias Garca

Борьба Кубы за независимость | Энциклопедия.com

Испано-американская война, которая велась с апреля по август 1898 года, была короткой, но жестокой войной между Испанией и ее колонией Куба, которую поддерживали Соединенные Штаты. Это было продолжением Второй войны Кубы за независимость, которая началась в 1895 году. Кубинцы искали свободы от Испании и права на самоуправление, чтобы улучшить свою экономическую и социальную жизнь.

Первоначально Соединенные Штаты не участвовали в конфликте на Кубе. Все еще оправляясь от экономической депрессии, начавшейся примерно в 1893 году, Соединенные Штаты зависели от хороших международных отношений для развития международной торговли и возрождения своей экономики.Возмущенные газетными статьями, описывающими жестокое обращение Испании с кубинским мирным населением, большинство американцев высказались за войну с Испанией. Президент США Уильям МакКинли (1843–1901; служил в 1897–1901 годах; см. Запись в разделе «Биографии») с трудом не устоял перед этим желанием после американского линкора U.S.S. Мэн, загадочным образом взорвался в кубинской гавани 15 февраля 1898 года, в результате чего погибло более 250 солдат на борту. После того, как видные СШАМак-Кинли согласился с тем, что бизнес-лидеры выразили свою поддержку войне в марте 1898 года.

Вступив в конфликт на стороне Кубы в апреле 1898 года, Соединенные Штаты воевали против Испании в наземных и морских сражениях в испанских колониях Куба, Пуэрто-Рико и Филиппины, пока две страны не заключили перемирие в августе 1898 года. Испания почти на каждом шагу, Соединенные Штаты доминировали в мирных переговорах, которые привели к подписанию Парижского договора в декабре 1898 года. По условиям договора Соединенные Штаты взяли на себя контроль над Пуэрто-Рико, Гуамом и Филиппинами и установили влияние на новые независимая Куба.Жителям бывших колоний не разрешили участвовать в разработке договора.

Ближе к концу боевых действий американский посол в Великобритании Джон Хэй (1838–1905) назвал это «маленькой великолепной войной». Хотя эта оценка, возможно, отражала популярное мнение того времени, она игнорировала ужас войны. Около 5500 американцев умерли, в основном от желтой лихорадки и других болезней, обнаруженных в тропических зонах боевых действий.

Помимо борьбы Кубы за независимость, сражений и кровопролития, испано-американская война история того, как Соединенные Штаты официально стали империалистической нацией.Империализм - это акт осуществления государственного контроля над иностранцами. Хотя Соединенные Штаты потратили девятнадцатый век на завоевание коренных американцев, они официально выступили против империализма в пользу демократии, что означает государственный контроль со стороны людей, которыми они управляют. Приобретя оставшиеся колонии Испании, Соединенные Штаты отказались от демократии, чтобы управлять людьми, не имеющими представительства в столице своей страны. История войны началась на красивом острове в Карибском море, жители которого хотели разорвать оковы испанского империализма и начать самоуправление.

Кубинская колония в Испании

Куба является частью цепи Антильских островов, дугой протянувшейся вокруг Карибского моря. Расположенная в девяноста милях к югу от Флориды, «жемчужина Антильских островов» была домом с благоприятным климатом и богатыми почвами, что делало ее ценным местом для сельского хозяйства. В 1492 году жители Кубы были потомками выходцев из Южной Америки, включая такие племена, как аравакен (на Кубе называемые таино), гуанахатабей и чибони. Когда 27 октября 1492 года прибыл Христофор Колумбо (Христофор Колумб, 1451–1506), Куба приняла коренное население численностью около пятидесяти тысяч человек и захватила остров для Испании.

Куба сначала служила базой для освоения Испанией Нового Света, как раньше называли Америку. В течение следующих пятидесяти лет экспедиции конкистадоров, болезни и жестокое обращение с туземцами уменьшили население острова примерно до пяти тысяч к 1550 году. В течение следующих полутора столетий болезни, пиратство и соперничество между Испанией и другими европейскими захватчиками продолжались. чума Куба. В восемнадцатом веке Испания увеличила объем сельскохозяйственного производства на острове, в первую очередь сахарного тростника.Импортируя людей из Африки и загоняя их в рабство на плантациях сахарного тростника, испанская родина посеяла семена революции.

В девятнадцатом веке производство сахарного тростника начали механизироваться с помощью технологий, созданных во время промышленной революции. Промышленная революция началась примерно в 1760 году, когда сырье, такое как железо и сталь, и источники энергии, такие как уголь и электричество привело к замене ручного труда автоматизированными машинами.Состоятельные эмигранты из Испании контролировали как эти новые средства производства, так и колониальное правительство Кубы, что привело к политике и налогам, которые угнетали мелких землевладельцев, рабочих и рабов. Между тем, с 1810 по 1825 год оставшиеся колонии Испании в Новом Свете восстали против империи и добились своей независимости, оставив под контролем Испании только Кубу и Пуэрто-Рико.

Десятилетняя война

В 1842 году население Кубы составляло около миллиона человек, включая 436 495 черных рабов, 152 838 свободных черных и 448 291 белых.У белого населения было два основных социальных класса - Peninsulares и креолов. Peninsulares были испанскими коренными жителями, поселившимися на Кубе. Креолы были людьми испанского происхождения, которые родились на Кубе. Вообще говоря, Peninsulares контролировали торговлю, занимали большинство позиций в колониальной правительство, и естественно были лояльны к Испании. Креолы были в первую очередь землевладельцами, фермерами и профессиональными людьми.

Испанские налоги и ограничения на торговлю с другими странами угнетали креолов.Коррумпированное правительство полуострова на благо испанской промышленности также не удовлетворило креолов. Хотя они хотели большего политического влияния и экономической свободы, они полагались на правительство и вооруженные силы в другом виде угнетения - поддержании рабства. Эта зависимость не позволяла креолам развернуть серьезное движение за независимость до 1860-х годов.

К 1865 году окончание Гражданской войны в США (1861-65) в Соединенных Штатах показало, что с рабством можно победить.Тем временем экономические и социальные волнения на Кубе обострились, в результате чего Испания создала Комиссию по колониальной реформе для обсуждения предложений по реформе (улучшение экономической и социальной политики) на Кубе и в Пуэрто-Рико. Противодействие реформам со стороны консервативного элемента испанской законодательной власти в Мадриде - кортесов - привело к провалу усилий по реформе. Затем, в 1867 году, Испания ввела новые налоги на недвижимость, прибыль и бизнес на Кубе, добавив к и без того чрезмерным таможенным пошлинам - государственные сборы на товары, ввозимые и вывозимые из колонии.Испания просто отказалась прекратить использовать свои колонии для собственной экономической выгоды.

В ответ на трудности в октябре 1868 года на Кубе вспыхнула революция с выпуском Grito de Yara (Плач Яры). Возглавляемые такими военачальниками, как Максимо Гомес и Баес (1836–1905; см. Запись в разделе «Биографии») и Антонио Масео (1845–1896), повстанцы боролись за независимость в течение следующих десяти лет. Соединенные Штаты, занятые периодом реконструкции (1865-1877 гг.) После Гражданской войны, предпочли не вмешиваться.Вместо этого Америка надеялась, что Испания решит продать колонию.

Первая революция Кубы за независимость потерпела неудачу по ряду причин. Расизм помешал многим повстанцам отвергнуть рабство и пригласить черных в борьбу. Точно так же революционеры не могли договориться о том, борются ли они за полную независимость или только за политическую реформу. Более того, многие из двадцати тысяч мамбисов , или , как назывались силы повстанцев, сражались только мачете (большим ножом с широким лезвием), в то время как испанцы использовали современные винтовки.

Однако продолжающийся военный тупик (тупик) вынудил закончить войну в 1878 году перемирием, получившим название Занджонский пакт. Известно, что Масео отказался подписать пакт, в основном потому, что он не смог положить конец рабству на Кубе. Во время восстания погибло более двухсот тысяч человек.

Испанский генерал Арсенио Мартинес де Кампос (1834-1900), возглавлявший оборону на Кубе с 1876 года, стал премьер-министром Испании после подписания Занджонского пакта.Многие надеялись, что он проведет реформы, которые положат конец революционным проблемам Кубы, как он и обещал. делать при переговорах с повстанцами о мире. Однако сопротивление реформам со стороны консервативных членов кортесов помешало Мартинесу де Кампосу сдержать свое обещание.

Многие повстанцы, подписавшие Занджонский пакт, начали новое восстание в августе 1879 года на восточной оконечности Кубы, где проживали самые бедные общины. Испания быстро положила конец этому восстанию, назвав его Герра Чикита, или Маленькая война.В декабре 1879 года правительство Мартинеса де Кампоса потерпело неудачу, что привело к его замене премьер-министром Антонио Кановасом дель Кастильо (1828-1897), консерватором, который положил конец надеждам на решение проблем Кубы.

Подготовка к независимости

К началу 1890-х годов кубинцы начали организовывать новую революцию. В Нью-Йорке 5 января 1892 года изгнанный кубинский поэт и философ Хосе Хулиан Марти-и-Перес (1853-1895) помог сформировать El Partido Revolucionario Cubano, Кубинскую революционную партию.Совет партии действовал из Нью-Йорка, чтобы организовать поддержку грядущей революции. Марти также выпустил газету Patria, что означает , что означает «Отечество», для распространения информации в поддержку права Кубы на свободу.

Хотя Кубинская революционная партия искала финансовой и философской поддержки у американцев, Марти и другие хотели, чтобы революция была в руках только кубинцев. Марти наблюдал, как производители ананасов на Гавайях проявляют интерес к контролю Соединенных Штатов над этой островной республикой.Ему было хорошо известно, что американские компании инвестировали около 50 миллионов долларов на Кубу и ежегодно совершали торговые операции с колонией на 100 миллионов долларов. Марти опасался, что Соединенные Штаты могут захотеть заменить Испанию в качестве иностранной державы, контролирующей его родину. «Куба должна быть свободна от Испании и Соединенных Штатов», - сказал Марти, согласно Ивану Музыканту в «Империи ».

После создания партии и ее функционирования Марти решил организовать военное руководство революцией.В сентябре 1892 года он попросил ветерана Десятилетней войны Максимо Гомеса стать генералом повстанческой армии. Гомес согласился, получив официальное назначение на эту должность в январе 1893 года. Позже в том же году, в июне, Марти обратился к Антонио Масео. Названный Бронзовым Титаном, Масео жил в Коста-Рике и сначала сопротивлялся вступлению в партию, опасаясь очередного провала. После Однако, узнав, насколько хорошо Марти все организовал, Масео согласился присоединиться к нему.

К концу 1894 года Марти очень хотел начать свою революцию.Некоторые богатые плантаторы на Кубе предложили свою поддержку, если повстанцы отложат боевые действия до сбора урожая сахарного тростника. Однако Марти не поверил этому обещанию помощи. говоря, опять же согласно Musicant, «богатые люди никогда не вступят в революцию».

Экономическое положение среднего и низшего классов на Кубе продолжало ухудшаться. Соединенные Штаты ввели высокие пошлины - или налоги - на сахар, импортируемый с Кубы в Америку. В ответ Испания подняла тарифы на американские товары, продаваемые на Кубе, что повысило и без того непомерно высокую стоимость жизни в колонии.Растущий разрыв в уровне благосостояния сделал революцию неизбежной.

Начало второй революции Кубы

Революция, возглавляемая бывшим рабом Хуаном Гуальберто Гомесом, началась 25 февраля 1895 года с Грито де Байре , или Протест Бэра. Названный в честь маленького городка, в котором начались боевые действия, Grito de Baire поначалу казалось, что это может обернуться новой маленькой войной. Испанские власти довольно легко сокрушили революционеров и захватили их лидеров, что привело к появлению небольших сообщений в печати в Испании и США о том, что восстание ни к чему не приведет.

Однако все изменилось после того, как Масео 31 марта достиг Кубы, а Марти и Гомес достигли острова 11 апреля. Эти три лидера наконец встретились 4 мая в Ла Мехорана, чтобы сформулировать стратегию возрождения революции. Гомес объявил политику выжженной земли в отношении военных действий. Полагая, что неравенство в богатстве создает проблемы Кубе, Гомес сказал, что решение состоит в том, чтобы нанести удар по этому богатству, разрушив плантации сахарного тростника и другие богатые предприятия. Эта стратегия уменьшит доход Испании, который пришли из налогообложения предприятий.Гомес чувствовал, что сделав войну дорогостоящей для Испании, повстанцы сравняли бы шансы против большой, хорошо оснащенной испанской армии.

Вернувшись в Испанию, когда правительство планировало свой ответ на восстание, скандал, связанный с критикой в ​​газетах испанских военных, вынудил премьер-министра Пракседеса Матео Сагасту (1825–1903) уйти в отставку. Его сменивший Антонио Кановас дель Кастильо решил отправить ветерана Десятилетней войны Арсенио Мартинеса де Кампоса губернатором и военным генералом Кубы. Мартинес де Кампос намеревался положить конец революции, введя в действие новые законы, чтобы минимизировать облегчение политических и экономических проблем Кубы.

Мартинес де Кампос разработал военную стратегию, аналогичную той, которую он использовал в Десятилетней войне. Сначала он разделил армию на две части. Одна часть осталась в городах и поселках, чтобы защищать их от нападения повстанцев. Вторая часть бродила по сельской местности, чтобы вступить в бой с повстанцами. Используя испанские trochas - укрепленные заграждения, которые в какой-то момент пересекали весь остров между Мариэлем и Майаной - Мартинес де Кампос надеялся загнать в угол, окружить, а затем сокрушить армию повстанцев большим количеством испанских войск.

Армия повстанцев, сильнейшая в беднейшей восточной части острова, намеревалась доминировать в сельской местности с помощью своей политики выжженной земли. При поддержке сельских жителей кубинские повстанцы планировали прорваться через главную троху , простирающуюся на западной оконечности острова, и заморить страну голодом с экономическими разрушениями. Сражаясь без Марти, который погиб в своем первом сражении 19 мая 1895 года, повстанческая армия реализовала эту стратегию в июне того же года.Гомес приказал своим солдатам убить владельцев плантаций и рабочих, которые сопротивлялись экономической тактике армии. Он также запретил перевозку товаров, таких как кожа, дерево, табак, кофе и мед, в города, принадлежащие испанской армии.

К январю 1896 года Освободительная армия, как стали называть повстанцев, достигла величайшего военного успеха. Войска под командованием Гомеса и Масео прорвали главную троху и распространились на запад. Мартинес де Кампос объявил состояние войны в столице Кубы Гаване, столкнувшись с угрозами со стороны повстанческих сил.

Испания направила 186000 солдат для борьбы с повстанческими силами, которые бродили группами из сотен и тысяч человек. люди. Несмотря на это огромное численное преимущество, испанская армия столкнулась с военным тупиком (тупиком) из-за плохой стрельбы своих солдат, ее привычки уходить в городские гарнизоны (военные посты) после побед, чтобы избежать засад, и особенно из-за тропических летних болезней Кубы. Когда его попросили назвать своих лучших генералов, Гомес назвал июнь, июль и август, по словам Филипа С.Фонер в г. Испано-кубино-американская война и рождение американского империализма.

Введите «мясник»

Вернувшись в Испанию, недовольство Мартинесом де Кампосом достигло предела. Многие считали, что он слишком снисходителен к повстанцам. Столкнувшись с этим давлением, Мартинес де Кампос ушел в отставку 17 января 1896 года. Премьер Кановас заменил его генералом Валериано Вейлер-и-Николау (1838-1930), которого Chicago Times-Herald назвал «самым жестоким и бессердечным солдатом, которого только можно было найти. в якобы цивилизованной стране.

Вскоре после прибытия на Кубу Вейлер издал первый из множества приказов о переконцентрации, или переконцентрации. Его стратегия заключалась в том, чтобы лишить повстанцев продовольствия, жилья и другой поддержки, которую они получали от мирных жителей, живущих в сельской местности. Вейлер приказала тихоокеанским народам, , как называли не повстанцев, покинуть свои дома и перебраться в оккупированные испанцами города и поселки. Затем испанская армия уничтожила продовольствие и укрытие, оставленные тихоокеанскими островами.

Политика переконцентрации Вейлера оказалась верной. стать для Испании катастрофой в международных отношениях с общественностью.В городах, занятых испанскими войсками, уже не хватало еды и жилья. Переселившиеся тихоокеанские жители оказались голодными и грязными, живя в грязных условиях, которые означали смерть для сотен тысяч из них. Американская пресса, уже склонная к поддержке кубинских повстанцев, раскритиковала бесчеловечную политику Вейлера и назвала его «мясником». И все же СМИ обычно не осуждали бесчеловечную тактику, используемую повстанческой армией. Такое предвзятое освещение помогло заручиться общественной поддержкой в ​​Соединенных Штатах их возможной войны с Испанией.

В кубинской сельской местности истощающаяся армия Масео держала испанские войска в бегах. Масео, однако, пожаловался революционному правительству, что он не получает свою справедливую долю оружия и боеприпасов, в проблеме, которую он обвинил в расизме. Масео удалось продержаться почти год против сил Вейлера. Затем, 7 декабря 1896 года, после перехода по морю около троча , повстанцы Масео столкнулись с необычным ночным сражением у Сан-Педро-де-Эрнандес. Спящий в гамаке и ослабленный от многочисленных боевых ран, Масео был не готов к битве, потому что испанцы обычно ночью отступали в безопасные гарнизоны.Сражаясь верхом на лошади, Масео получил две пули, которые положили конец его жизни.

Без Масео, который руководил наиболее эффективными атаками на оккупированные испанцами города во время революции, война продолжала оставаться военным тупиком. Вейлер контролировал города, порты и военные форты. Гомес и повстанцы контролировали сельскую местность. Еще в октябре 1896 года в Испании было давление, чтобы отозвать Вейлера, который создавал плохую международную прессу, но не смог положить конец революции.

В августе 1897 года премьер Кановас погиб от пули убийцы.Королева-регент Испании вскоре вернула либерального Сагасту в кабинет премьер-министра, и Сагаста заменил Вейлера генералом Рамоном Бланко-и-Эренасом (1831–1906). При Сагасте испанское правительство в конце концов согласилось положить конец концлагерям, прекратить боевые действия и сделать Кубу свободной единицей правительства под управлением Испании. Куба, однако, хотела полной независимости, и события начала 1898 года привели Испанию к войне с Соединенными Штатами.

Дополнительная информация

Коллинз, Мэри. Испано-американская война. Нью-Йорк: Детская пресса, 1998.

Долан, Эдвард Ф. Испано-американская война. Брукфилд, Коннектикут: MillbrookPress, 2001.

Фонер, Филип С. Испано-кубино-американская война и рождение американского империализма. Нью-Йорк: издательство «Ежемесячный обзор», 1972.

Гей, Кэтлин и Мартин К. Гей. Испано-американская война. Нью-Йорк: Книги двадцать первого века, 1995.

Голей, Майкл. Испано-американская война. Нью-Йорк: факты о файле, Inc., 1995.

Грейвс, Керри А. Испано-американская война. Манкато, Миннесота: Capstone Books, 2001.

Лангелье, Джон П. Маленькие войны дяди Сэма: Испано-американская война, Филиппинское восстание и восстание боксеров, 1898–1902. Филадельфия, Пенсильвания: Дом Челси, 2002.

Линдерман, Джеральд Ф. Зеркало войны: американское общество и испано-американская война. Анн-Арбор, Мичиган: Издательство Мичиганского университета, 1974.

Музыкант, Иван. Империя по умолчанию: Испано-американская война и начало американского века. Нью-Йорк: Генри Холт и компания, 1998.

О'Тул, Г. Дж. А. Испанская война: американская эпопея-1898. Нью-Йорк: W. W. Norton & Company, 1984.

Смит, Ангел и Эмма Давила-Кокс, ред. Кризис 1898 года: колониальное перераспределение и националистическая мобилизация. Нью-Йорк: St. Martin's Press, Inc., 1999.

Somerlott, Robert. Испано-американская война: помните Мэн! Беркли-Хайтс, Нью-Джерси: Enslow Publishers, Inc., 2002.

Вуковиц, Джон Ф. Испано-американская война. Сан-Диего, Калифорния: Lucent Books, 2001.

Зинн, Ховард. Народная история Соединенных Штатов: 1492-настоящее время. 20-летие изд. Нью-Йорк: Харпер Коллинз, 1999.

Хосе Хулиан Марти-и-Перес (1853-1895)

Знаменитый революционный патриот Кубы родился в Гаване 28 января 1853 года. Его родителям Леонору Пересу Марти и Мариано Марти-и-Наварро было лет. Peninsulares. Peninsulares были выходцами из Испании, поселившимися на Кубе.Отец юного Хосе учил его быть строго преданным Испании в соответствии с традициями. Однако мальчик пошел по другому пути.

Около 1865 года Марти познакомился с Рафаэлем Марией де Мендиве, учителем, директором и поэтом Городской средней школы для мальчиков Гаваны. Мендив стал наставником Марти, обучая его тому, что независимость Кубы - единственное приемлемое решение проблем, вызванных экономической политикой Испании. Когда в 1868 году разразилась Первая война за независимость Кубы - Десятилетняя война - Марти написал революционные стихи и организовал клуб мальчиков в поддержку повстанцев.

Когда власти нашли одно из стихотворений Марти во время обыска дома Мендива в январе 1869 года, они бросили Марти в тюрьму. Он оставался там девять месяцев, прежде чем ему были предъявлены обвинения. На суде Марти сказал, что Куба имеет право быть свободной от Испании и иметь собственное правительство. Осужденный за нелояльность, Марти столкнулся с шестью годами каторжных работ в известняковом карьере, находясь в тюрьме в Гаване Presidio (испанский военный пост).

Марти так и не закончил приговор. Из-за грыжи, полуслепого и травмированного хлыстом он был изгнан с Кубы, сначала на соседний остров Пайнс, а затем в Испанию, прибыв туда в 1871 году.В Испании Марти продолжил свое образование и письмо, получив степени в области права и философии в Университете Сарагосы в 1874 году. Затем он провел несколько лет во Франции, Мексике, Гватемале, Кубе (используя другое имя), Испании, Франции, Новой Зеландии. Йорк, а затем Венесуэла, прежде чем окончательно обосноваться в Нью-Йорке в 1881 году. В это время Марти продолжал писать политические статьи и вести деятельность, которая привела ко второй революции Кубы за независимость в 1895 году. Лига (Лига), клуб бедных чернокожих кубинских эмигрантов.Марти считал, что бедные люди должны возглавить грядущую революцию.

5 января 1892 года Марти создал El Partido Revolucionario Cubano, Кубинскую революционную партию. Целью партии было вызвать и организовать поддержку и сочувствие независимой Кубе. Сначала партия была сосредоточена на организации в кубинских общинах в Соединенных Штатах, особенно во Флориде. Позже он получил поддержку американской прессы и профсоюзов. Марти выступил против усилий в партия дискриминирует черных и социалистов - людей, которые считают, что доходы и собственность должны распределяться обществом, а не рыночными силами.Будучи лидером партии, Марти предпочел называться делегатом, а не президентом.

Когда 25 февраля 1895 года разразилась Вторая война Кубы за независимость, Марти вместе с генералом Максимо Гомесом и Баесом (1836–1905) и другими отправился воевать на Кубу, где они высадились 11 апреля. Некоторые сторонники считали, что Марти лучше послужит. революция как организатор в США. Критики интересовались, готов ли худой мужчина к драке. В письме, написанном накануне его отъезда на Кубу, по словам Филиппа С.Фонер в г. Испано-кубино-американская война и рождение американского империализма, Марти сказал: «Я призвал к войне; моя ответственность начинается, а не заканчивается на ней… Но единственным моим желанием было бы стоять рядом с последним деревом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *