Кувейт монархия: Кувейт — О стране | Болеро Тур

Содержание

Кувейт нарушает режим – Газета Коммерсантъ № 199 (4984) от 23.10.2012

В Кувейте прошли самые масштабные в истории страны антиправительственные акции. Существует реальная угроза, что "нефтяной эмират" станет первым государством среди монархий Персидского залива, где в результате социальных волнений сменится власть. Кровопролитные столкновения в экономически стабильной аравийской стране показывают: высокие доходы от добычи нефти и щедрые социальные пособия не являются надежной гарантией безопасности авторитарного режима.

Эмир Кувейта Сабах аль-Ахмед ас-Сабах две недели назад распустил парламент. Новые выборы назначены на 1 декабря. После того как в июне Конституционный суд признал недействительными выборы, на которых победила оппозиция, в стране разразился политический кризис. Половина депутатов сложили полномочия в знак протеста против решения суда. Чтобы избежать дальнейшего противостояния парламента и правительства, контролируемого правящей династией, премьер решил изменить закон о выборах — теперь от одного округа может избираться только один депутат.

Оппозиция, недовольная этими нововведениями, призвала бойкотировать предстоящие выборы и собрала самую массовую акцию протеста за всю историю страны. Вчера на улицы Эль-Кувейта вышло, по разным оценкам, от 30 тыс. до 100 тыс. человек. Многие из них были с оранжевыми лентами. Демонстранты требовали расследовать деятельность правительства и отправить в отставку премьера.

Как говорится в заявлении МВД Кувейта, полиция вмешалась в тот момент, когда "демонстрация перестала носить мирный характер". Ранения получили более 100 человек, в том числе 11 полицейских. Многие лидеры оппозиции, в основном исламисты, арестованы.

Эмир Кувейта, судя по всему, крайне встревожен последними событиями — волнения никогда еще не принимали такого размаха. Как сообщило государственное информагентство KUNA, он собрал экстренное заседание вождей наиболее влиятельных кланов, чтобы те присягнули ему на верность. Власти пообещали "дать решительный отпор" оппозиционерам.

Когда на протяжении двух последних лет конфликты вспыхивали в других арабских странах, власти Кувейта обычно кивали на шиитский фактор. Например, побывавший на днях в Москве бывший вице-премьер и глава МИД Кувейта Мухаммад ас-Сабах заявил, что Тегеран стоит за гражданской войной в Сирии, а также за событиями в Бахрейне и Саудовской Аравии. Однако в случае самого Кувейта Иран обвинить не удастся: подавляющее большинство населения страны — сунниты. Силовые акции и щедрые социальные пособия, которые помогли справиться с беспорядками властям Бахрейна и Саудовской Аравии, в Кувейте, похоже, не работают. Не помогли эмиру успокоить население даже высокие доходы от добычи нефти, запасы которой оцениваются в 100 млрд баррелей — они позволяют обеспечить среднюю зарплату в $3,5 тыс.

Акции протеста против коррупции и авторитаризма становятся все более массовыми. В результате Кувейт может стать первым среди суннитских аравийских монархий, где в результате массовых акций протеста сменится власть. И это несмотря на то, что у 83-летнего правителя страны репутация самого либерального среди аравийских монархов. В 2006 году, придя к власти, он провел демократические реформы, отменив закон о запрете публичных собраний, приняв самый либеральный в арабском мире закон о свободе СМИ и разрешив женщинам занимать посты в государственном аппарате.

Мария Ефимова


Кувейт на мели: у нефтяной монархии закончились деньги

https://ria.ru/20200905/kuveyt-1576796509.html

Кувейт на мели: у нефтяной монархии закончились деньги

Кувейт на мели: у нефтяной монархии закончились деньги - РИА Новости, 23.11.2020

Кувейт на мели: у нефтяной монархии закончились деньги

Один из ведущих мировых экспортеров нефти — на пороге банкротства из-за падения цен на сырье. Казна арабского государства, которую на 90 процентов наполняют... РИА Новости, 23.11.2020

2020-09-05T08:00

2020-09-05T08:00

2020-11-23T17:11

анас аль-салех

опек

саудовская аравия

кувейт

катар

экономика

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdn24.img.ria.ru/images/155158/83/1551588338_0:0:3086:1736_1920x0_80_0_0_545fa6117669812f3c58e999e8aa781a.jpg

МОСКВА, 5 сен — РИА Новости, Наталья Дембинская. Один из ведущих мировых экспортеров нефти — на пороге банкротства из-за падения цен на сырье.

Казна арабского государства, которую на 90 процентов наполняют доходы от продажи углеводородов, настолько истощена, что денег едва хватает на зарплаты госслужащим. Уже через пару месяцев, предупредили в Минфине, Кувейт не сможет выполнять социальные обязательства. Как богатейшая страна оказалась на мели — в материале РИА Новости. Бюджет трещит по швамС начала года мировой нефтяной рынок пережил несколько волн падения: подкосили перепроизводство сырья и обрушение спроса из-за пандемии коронавируса. Ситуацию усугубил мартовский развал сделки ОПЕК+. Это больно ударило по всем нефтедобывающим странам, но наиболее драматичная ситуация в Кувейте: государственный бюджет трещит по швам. Прогнозы пессимистичные: дефицит может достичь 40 процентов ВВП, заявили в Нацбанке. По расчетам Bloomberg, это 46 миллиардов долларов.Фонд преткновенияВ Минфине официально признали: ситуация близка к критической. Как сообщил министр финансов ближневосточной монархии, у правительства "заканчиваются деньги" и уже в ноябре возникнут трудности с зарплатами госслужащим, а в госсекторе занято 80 процентов работников.
В резервном фонде — всего 6,54 миллиарда долларов, а только на текущие расходы требуется 5,56 миллиарда в месяц.Сейчас от этого правила решили отказаться. Появится еще 12 миллиардов, чего тоже явно недостаточно. Более того, без экономических реформ, отмечает Bloomberg, денег фонда хватит всего на 15–20 лет.Что делать и как покрывать дефицит уже сейчас, непонятно. К тому же между правительством и парламентом возник конфликт. Так, в Минфине уверены, что залезать в суверенный фонд нет никакого резона: это долгосрочная подушка безопасности, при низких процентных ставках он обеспечивает доходность инвестиций и к тому же временно не пополняется. В ведомстве считают, что нужно срочно влезать в долги. Закон, принятия которого добивается Минфин, позволил бы разместить еврооблигации и занять на внутреннем и внешних рынках до 65 миллиардов долларов. Так, например, поступила Саудовская Аравия, тоже столкнувшаяся с серьезными бюджетными трудностями. Уже в апреле саудиты привлекли семь миллиардов долларов на долговом рынке, выпустив еврооблигации, номинированные в долларах, со сроком погашения через пять с половиной, десять с половиной и 40 лет.
Другие ближневосточные соседи, Катар и Абу-Даби, тоже нарастили внешний долг, реализовав облигации на 17 миллиардов.Тем не менее Нацбанк предупредил: закон о долге абсолютно необходим. Дефицит непрерывно увеличивается, цены на нефть низкие, а резервы стремительно тают.Подвели нефтедолларыНынешних 40-45 долларов за баррель катастрофически мало для Кувейта, а подорожания нефти не предвидится. Наблюдатели прочат стране полномасштабный финансовый кризис. В этом году, как ожидается, экспорт углеводородов из ближневосточной монархии будет почти в два раза меньше, чем в 2014-м, когда был максимальный показатель. Пока правительство и парламент спорили, как финансировать дефицит, добыча нефти сократилась на 60 процентов. Одна из причин — протесты персонала, недовольного перспективами урезания зарплат и соцпакета. Аналитики констатируют: страны Персидского залива не сумели вовремя скорректировать свою привычку к крупным расходам, не заметив падения доходов от нефти, и теперь пришел час экономической расплаты. Еще в 2016-м тогдашний министр финансов Анас Аль-Салех предупреждал, что экономику нужно диверсифицировать и готовиться к эпохе после нефти. Однако его не восприняли всерьез те, кто "вырос на, казалось, нескончаемом потоке нефтедолларов", указывает Bloomberg. В результате всего четыре года спустя одна из самых богатых стран мира едва сводит концы с концами.

https://ria.ru/20200903/neft-1576643869.html

https://ria.ru/20200420/1570211377.html

https://ria.ru/20200402/1569470314.html

саудовская аравия

кувейт

катар

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn24.img.ria.ru/images/155158/83/1551588338_314:0:3045:2048_1920x0_80_0_0_22382a43480e28cbf7ecb52e225fc239.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

анас аль-салех, опек, саудовская аравия, кувейт, катар, экономика

МОСКВА, 5 сен — РИА Новости, Наталья Дембинская. Один из ведущих мировых экспортеров нефти — на пороге банкротства из-за падения цен на сырье. Казна арабского государства, которую на 90 процентов наполняют доходы от продажи углеводородов, настолько истощена, что денег едва хватает на зарплаты госслужащим. Уже через пару месяцев, предупредили в Минфине, Кувейт не сможет выполнять социальные обязательства. Как богатейшая страна оказалась на мели — в материале РИА Новости.

Бюджет трещит по швам

С начала года мировой нефтяной рынок пережил несколько волн падения: подкосили перепроизводство сырья и обрушение спроса из-за пандемии коронавируса. Ситуацию усугубил мартовский развал сделки ОПЕК+. Это больно ударило по всем нефтедобывающим странам, но наиболее драматичная ситуация в Кувейте: государственный бюджет трещит по швам.

В завершившемся 1 апреля финансовом году бюджетный дефицит подскочил на 68,6 процента — до 18,44 миллиарда долларов. По оценкам Национального банка Кувейта, это почти десять процентов валового внутреннего продукта. До этого был профицит — 4,8 процента ВВП.

Прогнозы пессимистичные: дефицит может достичь 40 процентов ВВП, заявили в Нацбанке. По расчетам Bloomberg, это 46 миллиардов долларов.

3 сентября 2020, 08:00

Нефти предрекли будущее: Россию ждет большой риск и большие доходы

Фонд преткновения

В Минфине официально признали: ситуация близка к критической. Как сообщил министр финансов ближневосточной монархии, у правительства "заканчиваются деньги" и уже в ноябре возникнут трудности с зарплатами госслужащим, а в госсекторе занято 80 процентов работников. В резервном фонде — всего 6,54 миллиарда долларов, а только на текущие расходы требуется 5,56 миллиарда в месяц.

Но это так называемый Общий резервный фонд. Есть и другой — закрытый Фонд будущих поколений, четвертый по объему в мире, оцениваемый в 550 миллиардов долларов. Туда направляют десять процентов годовых доходов государства от нефти и инвестируют в зарубежные активы.

Сейчас от этого правила решили отказаться. Появится еще 12 миллиардов, чего тоже явно недостаточно. Более того, без экономических реформ, отмечает Bloomberg, денег фонда хватит всего на 15–20 лет.

Что делать и как покрывать дефицит уже сейчас, непонятно. К тому же между правительством и парламентом возник конфликт.

Так, в Минфине уверены, что залезать в суверенный фонд нет никакого резона: это долгосрочная подушка безопасности, при низких процентных ставках он обеспечивает доходность инвестиций и к тому же временно не пополняется.

В ведомстве считают, что нужно срочно влезать в долги.

20 апреля 2020, 08:00

Цена нефтяной войны: саудитам пришлось залезть в долги

Закон, принятия которого добивается Минфин, позволил бы разместить еврооблигации и занять на внутреннем и внешних рынках до 65 миллиардов долларов.

Так, например, поступила Саудовская Аравия, тоже столкнувшаяся с серьезными бюджетными трудностями. Уже в апреле саудиты привлекли семь миллиардов долларов на долговом рынке, выпустив еврооблигации, номинированные в долларах, со сроком погашения через пять с половиной, десять с половиной и 40 лет. Другие ближневосточные соседи, Катар и Абу-Даби, тоже нарастили внешний долг, реализовав облигации на 17 миллиардов.

Однако финансового-экономическая комиссия кувейтского парламента законопроект отклонила. "Это позор, что, располагая четвертым по объему Фондом национального благосостояния в мире, правительство стремится в долговую яму. Это свидетельство неудач кабмина", — заявили законодатели.

Тем не менее Нацбанк предупредил: закон о долге абсолютно необходим. Дефицит непрерывно увеличивается, цены на нефть низкие, а резервы стремительно тают.

2 апреля 2020, 00:27Распространение коронавирусаООН оценила экономические последствия COVID-19 для арабских стран

Подвели нефтедоллары

Нынешних 40-45 долларов за баррель катастрофически мало для Кувейта, а подорожания нефти не предвидится. Наблюдатели прочат стране полномасштабный финансовый кризис. В этом году, как ожидается, экспорт углеводородов из ближневосточной монархии будет почти в два раза меньше, чем в 2014-м, когда был максимальный показатель.

Пока правительство и парламент спорили, как финансировать дефицит, добыча нефти сократилась на 60 процентов. Одна из причин — протесты персонала, недовольного перспективами урезания зарплат и соцпакета.

Аналитики констатируют: страны Персидского залива не сумели вовремя скорректировать свою привычку к крупным расходам, не заметив падения доходов от нефти, и теперь пришел час экономической расплаты.

"Однажды мы проснемся и поймем, что потратили все сбережения, но не из-за того, что не проверили банковскую выписку, а потому, что проверили и не поверили ей. Мы сочли данные банковским сбоем, а потом пошли и просто купили себе последнюю версию Rolex, — отметил глава фирмы по политическим и финансовым коммуникациям Bensirri Фаваз Аль-Сир.

Еще в 2016-м тогдашний министр финансов Анас Аль-Салех предупреждал, что экономику нужно диверсифицировать и готовиться к эпохе после нефти. Однако его не восприняли всерьез те, кто "вырос на, казалось, нескончаемом потоке нефтедолларов", указывает Bloomberg. В результате всего четыре года спустя одна из самых богатых стран мира едва сводит концы с концами.

Энергополитика монархий Персидского залива в преддверии энергоперехода

Алексей Мастепанов

Заведующий Аналитическим центром энергетической политики и безопасности ИПНГ РАН, член Совета директоров Института энергетической стратегии, д.  э. н., профессор РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина, академик РАЕН
e-mail: [email protected]
Андрей Сумин

Ведущий научный сотрудник Аналитического центра энергетической политики и безопасности ИПНГ РАН, к. ю. н.
e-mail: andrey-­[email protected]

Аннотация. В статье проанализирована энергетическая политика арабских монархий Персидского залива в аспекте развития возобновляемой энергетики. Дана характеристика состоянию энергетического сектора региона и подчеркнута специфика ТЭК каждого из расположенных там арабских государств. Проанализированы вызовы, с которыми сталкивается энергетический сектор в канун энергетического перехода. Раскрыты особенности подхода каждой из арабских монархий к возобновляемой энергетике. Охарактеризована роль ВИЭ в укреплении энергетической безопасности в регионе. Сделан акцент на усилиях некоторых стран по развитию водородной энергетики. Описаны основы стратегии каждого государства по развитию возобновляемой энергетики и отводимая ей роль в экономических преобразованиях на ближайшую перспективу. Перечислены факторы, как благоприятствующие, так и препятствующие развитию возобновляемой энергетики в указанных государствах. Дана характеристика усилиям стран-­производителей углеводородов с целью оказать влияние на формирование глобальной дискуссии по изменению климата. Сделан прогноз относительно перспектив развития возобновляемой энергетики в регионе и роли «чистой» энергии как фактора трансформации ТЭК арабских монархий.
Ключевые слова: Персидский залив, нефтяные монархии, «чистая» энергия, возобновляемая энергетика, ВИЭ, энергетическая безопасность, энергетический переход, солнечная энергетика, ветроэнергетика, водород, ископаемые углеводороды.

Введение

Обеспечивая порядка 30 % поставок нефти и столько же природного газа на мировые энергетические рынки, арабские монархии Персидского залива (Саудовская Аравия, Катар, Кувейт, ОАЭ, Оман и Бахрейн) являются одним из основных конкурентов России в этой сфере.
В 2000‑е годы, следуя общим тенденциям мирового развития, в том числе тренду на энергопереход, эти государства стали диверсифицировать свою экономику, вошли в число крупнейших производителей нефтегазохимической продукции, стали активно развивать возобновляемую энергетику, заговорили о водороде.
Насколько значимы эти преобразования для рассматриваемых стран, как они реализуются, и какие проблемы возникают у них на этом пути? Достижимы ли заявленные цели? Отразится ли достижение этих целей (и как?) на роли стран Персидского залива на мировых энергетических рынках? И как такая политика может «откликнуться» России?
Попробуем найти ответы на некоторые из этих вопросов.

Немного истории

С момента открытия первых нефтяных месторождений и до настоящего времени – в короткий с точки зрения цивилизационного развития период – расположенные в регионе Персидского залива арабские государства с монархической формой правления совершили головокружительный скачок в социально-­экономическом развитии. Всего за несколько десятилетий Саудовская Аравия, Оман, Катар, Бахрейн, Кувейт и Объединенные Арабские Эмираты превратились из отсталых племенных территорий со средневековым экономическим укладом, в богатейшие государства, где уровень душевого дохода и потребления подданных – один из высочайших в мире .

Рис. 1. Нефтяные монархии Персидского залива – члены Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ)
Источник [1]


Своими успехами в развитии эти монархии обязаны в основном двум факторам – крупным месторождениям углеводородов и взрывному спросу на них в мире в послевоенную эпоху. Углеводороды стали также основным фактором, определяющим внутреннюю энергетическую политику стран региона. Стабильный приток больших объемов экспортной выручки на протяжении десятилетий гарантировал им бюджетный профицит. В свою очередь, это позволяло правящим династиям наращивать внутреннее потребление, причем не в последнюю очередь – за счет обеспечения населения дешевыми, субсидируемыми энергией и топливом .
После окончания Второй Мировой вой­ны и вплоть до начала предыдущего десятилетия арабские монархии Персидского залива занимали неизменную и четко определенную роль в мировой экономике. С одной стороны они являлись важным поставщиком нефти для многих стран мира (в том числе – для большинства государств Запада), с другой – крупным импортером практически всей номенклатуры западной промышленной и сельскохозяйственной продукции. Особенно сильной была взаимозависимость арабских государств Персидского залива с США и Великобританией. Для этих государств арабские монархии представляли особую ценность еще и потому, что десятилетиями являлись стабильным и емким рынком сбыта продукции их оборонно-­промышленного сектора, традиционно обладающего сильным лоббистским влиянием в высших эшелонах власти обеих англосаксонских держав. В свою очередь, огромные долларовые поступления от экспорта нефти стран Персидского залива, хранящиеся в основном в банках США и Великобритании, а также вложенные в их государственные долговые обязательства, являлись для последних достаточно значимым дополнительным финансовым ресурсом. Такой симбиоз гарантировал арабским монархиям стабильную поддержку на самом высоком международном уровне.

Реакция на основные вызовы, появившиеся на рубеже веков


Здесь следует особо подчеркнуть, что нефть для рассматриваемых государств все эти годы была больше, чем просто вид энергии, чем даже энергетика в целом. Нефть для них являлась (и является до сих пор) основой самого существования, источником топлива и энергии, бюджетных доходов и валютных поступлений, занятости населения и богатства элиты. Однако резкое падение мировых цен на нефть 1986–1988 гг. и в 1999 г. показало определённую зыбкость этого нефтяного фундамента. Уже в конце 1980‑х – начале 1990‑х гг. политики и официальные лица рассматриваемых стран залива начали понимать необходимость дополнить нефть другими источниками развития.
С началом мирового финансового кризиса 2008 г. начала испытывать первые потрясения и устоявшаяся за десятилетия взаимозависимость арабских государств Персидского залива с США и Великобританией, а обвал цен на нефть в 2014 г. повлек резкое сокращение бюджетных доходов во всех без исключения государствах региона [3]. Как следствие упала и их кредитоспособность – немыслимая за весь послевоенный период ситуация. В последующие годы, и об этом ещё будет сказано ниже, взаимозависимость арабских монархий Персидского залива и западных стран стала подвергаться и другим новым испытаниям.

Нефть для стран Персидского залива – это основа благосостояния наций
Источник: direktno.hr


Осознавая, что надвигается кризис, в арабских монархиях залива, начиная с середины 1990‑х гг. и особенно в 2000‑е гг., предпринимаются многочисленные попытки диверсифицировать экономику и расширить производственную базу. Политическую обкатку прошли реформы, призванные расширить промышленно-­экономическую базу ради снижения зависимости от нефтегазовых доходов [4]. Более того, с конца ХХ века монархии залива стали ускоренными темпами принимать в этой области и практические меры: начали структурную трансформацию своих экономик, развернули инфраструктурное строительство, включая развитие электроэнергетики.

Добыча нефти в Кувейте
Источник: Fluor Corporation


Процесс поиска выхода из сложившейся ситуации, отвязки от нефтяной зависимости, идёт уже не один десяток лет, ослабевая в периоды увеличения глобального спроса на нефть и другие углеводороды, и, соответственно, роста цен на них, и вновь активизируясь в годы их спада. Мировой экономический кризис 2008–2009 гг. вызвал очередную вспышку интереса к такой активизации, в очередной раз поставил арабские монархии Персидского залива перед необходимостью глубокого реформирования всей их экономики и финансовых систем, перед необходимостью фундаментальной, пусть даже и болезненной, реформы рынка труда и системы образования  [1]. Но и на этот раз процесс таких преобразований идёт не всегда последовательно.
Результат неосуществлённых реформ в полной мере проявился в 2019–2020 гг. Ценовые и торговые вой­ны и резко возросшая волатильность на мировых сырьевых рынках, дополненные коронавирусной пандемией, сопровождаемой экономическим спадом и дальнейшим обвалом цен на энергоносители, обрушили финансовую стабильность арабских монархий залива. Так, по последним оценкам МВФ, ВВП этих стран в 2020 г. сократится от 4,5–4,9 % в Катаре и Бахрейне, до 8,1–10 % в Кувейте и Омане (в Саудовской Аравии – на 5,4 %) [5]. По оценкам S&P Global Ratings, суммарный дефицит бюджетов стран GCC, при цене нефти порядка 40 долларов за баррель в 2020–2023 г. , может достичь 490 млрд долларов. Антирекордным ожидается и сам 2020 г., в котором рост дефицита бюджетов этих стран может составить около 100 млрд долларов [6]. Как заявил в мае 2020 г. министр финансов Саудовской Аравии Мухаммед аль-­Джадаан, «Мы сталкиваемся с кризисом, которого мир никогда не видел в современной истории» [7].

Энергетическая политика монархий Персидского залива

Естественно, всё вышесказанное самым непосредственным образом отражается и на формировании энергетической политики стран региона. Следует, однако, отметить, что поскольку нефть (в Катаре – природный газ) в этих странах определяет буквально всё, то даже собственно энергетической политики как таковой в них до последнего времени не было: была нефть, и государственная политика, определяющая, сколько её добывать, и как тратить вырученные от её продажи деньги. Так, в Саудовской Аравии государственная политика была направлена на дальнейшую добычу нефти и воспроизводство её запасов, а также на внедрение систем сбора попутного газа для его использования в электрогенерации. И такая политика была стабильной в течение десятилетий [8].
Лишь с развёртыванием реформ, направленных на структурные изменения в экономике, наряду с нефтяной политикой стали формироваться элементы государственной политики в области развития электроэнергетики, энергетической инфраструктуры, эффективности использования энергоресурсов . Так, в той же Саудовской Аравии в 2008 г. приступили к реализации Национальной программы энергоэффективности. В 2010 г. здесь были созданы Государственный центр энергоэффективности (Saudi Energy Efficiency Centre) и Центр по освоению атомной и возобновляемой энергии имени короля Абдаллы (King Abdullah City for Atomic and Renewable Energy – KACARE), который проводит исследования, устанавливает и реализует национальную политику в области атомной и возобновляемой энергетики [9].
Аналогичные по смыслу шаги и меры сделаны и приняты и в других арабских монархиях Персидского залива.

Новые вызовы – в поисках ответных реакций

Выше уже отмечалось, что взаимозависимость арабских монархий Персидского залива и западных стран в 2000‑е гг. подверглась и другим новым испытаниям. Причиной тому стало развитие энергетических технологий. Внедрение технологий и методов сжижения и доставки природного газа ускорило формирование глобального газового рынка, что удешевило газ как источник энергии и сделало его более привлекательным для потребителя.

СПГ-завод компании Qatargas в Катаре
Источник: straitstimes.com

Новые методы извлечения углеводородов из сланцевых пород позволили США – одному из важнейших в послевоенные десятилетия рынков сбыта ближневосточной нефти – резко нарастить собственную добычу. Быстрое освоение новых технологий и взрывной рост нефтедобычи в Северной Америке привели к насыщению мирового рынка нефти и дальнейшему сокращению доходов ближневосточных стран от экспорта углеводородов. Наконец, с помощью прорывных технологий в области освоения ВИЭ западные страны – традиционные импортеры углеводородов сделали первый шаг к экономически целесообразному производству и потреблению существенных объемов «чистой» энергии, которая, в свою очередь, отвоевывает долю рынка у ископаемых энергоносителей.
Все эти события совпали по времени с новым раундом глобальных дебатов по проблемам экологии. К ставшей уже традиционной теме загрязнения природной среды продуктами сжигания ископаемых энергоносителей и пластиковым мусором добавилась и новая – ответственность производителей и потребителей угля и нефти за ускорение потепления климата на планете. В фокус критического внимания мировой общественности в этой связи впервые попали также производители углеводородного сырья из региона Персидского залива. Достоянием гласности становилась информация, доселе интересовавшая преимущественно специалистов. К примеру, в 2019 г. сообщалось, что ОАЭ принадлежат к числу государств, в которых объем выбросов парниковых газов на душу населения – один из самых высоких в мире [3]. В конце того же 2019 г. британская газета Guardian сообщала, что именно саудовский государственный энергетический концерн Aramco еще с 1965 г. считается мировой компанией-­чемпионом по выбросам углекислоты в атмосферу [10].

Отгрузка нефти в Кувейте
Источник: wiwo. de


Перечисленные изменения мирового масштаба стали настоящим вызовом для консервативных арабских монархий Персидского залива. По сути, под вопрос поставлена сама парадигма существования большинства из них в прежнем виде. Как уже было отмечено выше, добыча и экспорт углеводородов являются ни много ни мало основой государственности этих относительно молодых стран. Все эти причины побудили правящие династии региона по-новому оценить перспективы сохранения своих моделей хозяйствования. Появилось понимание того, что в новых условиях уже недостаточно получать доходы от нефтегазовой отрасли. Она должна способствовать диверсификации экономики путём создания новых секторов и рабочих мест. Традиционными рецептами в подобных случаях являются – наряду с более рациональным использованием имеющихся возможностей – поиск новых драйверов развития и задействование не использовавшихся прежде внутренних резервов с целью диверсификации экономики. Применительно к региону Персидского залива одним из таких факторов является развитие возобновляемой энергетики.
Стоит отметить, что курс на использование ВИЭ как нового фактора обеспечения экономического роста является для стран региона не столько результатом следования мировым тенденциям, сколько назревшей объективной потребностью и попыткой хотя бы отчасти разрешить накопившиеся финансово-­экономические проблемы [3].
Характерно, что еще в 2010 г. большинство стран региона и не помышляло о масштабном использовании ВИЭ [10]. Тем не менее, уже только за 2014–2018 гг. в Саудовской Аравии, ОАЭ, Бахрейне, Катаре, Омане и Кувейте суммарная мощность работающих на ВИЭ электростанций увеличилась более чем в три раза [3]. Переворот в мышлении представителей правящих династий стал, в том числе, следствием осознания преимуществ, которые способны дать ВИЭ в качестве дополнения к традиционно используемым для электрогенерации углеводородам.

Ормузский пролив
Источник: theepochtimes.com

Возобновляемая энергетика Саудовской Аравии


Наглядным примером здесь служит Саудовская Аравия – крупнейшая экономика в регионе Персидского залива. В последние годы энергопотребление здесь возрастает примерно на 8 % ежегодно [11]. В 2019 г. потребление в королевстве первичной энергии на душу населения вчетверо превышало среднемировой уровень [12]. Увеличение потребления энергии объясняется стабильно быстрым приростом населения, характерным для всех монархий региона. Рост населения автоматически влечет за собой расширение строительства, увеличение спроса на электроэнергию для охлаждения и для прочих нужд в промышленном и коммунальном секторе. Отдельно необходимо упомянуть все возрастающее потребление воды, которую в силу природно-­климатических особенностей региона приходится в основном получать путем опреснения морской воды, что само по себе требует сжигания больших объемов добываемых здесь нефти и природного газа. Использование ВИЭ для генерации электроэнергии потенциально способно высвободить указанные объемы углеводородов для экспорта и пополнения резервов с целью воздействия на баланс спроса и предложения на мировых энергетических рынках.

Солнечная электростанция в г. Саккака, Саудовская Аравия
Источник: энергосми.ru

Кроме того, местные природно-­климатические особенности весьма благоприятствуют развитию основных, используемых в настоящее время, видов возобновляемой энергетики – солнечной и ветровой. Уровень солнечного излучения в регионе составляет 2,2 тыс. тепловых кВт·ч на 1 м2 земной поверхности – один из самых высоких в мире [12]. Наличие обширных незаселенных пустынных пространств идеально подходит для размещения крупных объектов солнечной генерации. Колоссальные ресурсы песка на Аравийском полуострове являются дешевым и доступным материалом для организации прямо на месте производства кремниевых панелей для солнечных электростанций. Наконец, государства региона располагают необходимыми средствами для финансирования развития возобновляемой энергетики. Перечисленные условия позволяют производить в регионе «зеленую» электроэнергию с низкой себестоимостью. К примеру, отпускная цена производимого на саудовской солнечной электростанции (СЭС) в г.  Саккака электричества составляла в конце 2019 г. всего-­навсего 2,36 центов США за кВт·ч [13]. Аналогично и в соседних странах: так, в ходе состоявшихся в начале 2020 г. в Дубае аукционных торгов электроэнергией, производимой на местной СЭС имени Мохаммеда бин-­Рашида-аль-­Мактума, также была зафиксирована одна из самых низких в мире отпускных цен – 5,85 центов США за кВт·ч [14].
Стратегию Саудовской Аравии по развитию возобновляемой энергетики можно охарактеризовать как самую амбициозную, но и одновременно как самую непоследовательную в регионе. Первой саудовской инициативой в области возобновляемой энергетики стало учреждение в 2010 г. государственного органа в ранге агентства – Центра по освоению атомной и возобновляемой энергии имени короля Абдаллы, о котором уже было сказано выше. Под его эгидой был реализован первый в королевстве проект в сфере ВИЭ – СЭС мощностью в 3,5 МВт. В 2012 г. саудовские власти заявили о намерении инвестировать свыше 100 млрд долларов в производство «чистой» электроэнергии на период до 2030 г. Проект предусматривал сооружение генерирующей инфраструктуры (в основном объектов солнечной энергетики) совокупной мощностью в 41 ГВт, что на тот момент составляло треть потребностей королевства в электроэнергии [12]. К 2040 г. суммарную мощность объектов возобновляемой энергетики планировалось довести до 54 ГВт [3]. Но уже в 2015 г. плановые показатели были резко пересмотрены в сторону снижения. Видоизмененный проект предусматривал строительство в период до 2023 г. генерирующих объектов суммарной мощностью всего лишь в 9,5 ГВт (14 % общего объема потребления электроэнергии). Тем не менее, реализация данной задачи также пробуксовывала – главным образом в силу слабой координации усилий между отвечающими за проект государственными и полугосударственными структурами [12].

Проект экологически чистого города The Line
в Саудовской Аравии
Источник: nv.ua


С учетом этого негативного опыта в Саудовской Аравии была принята новая государственная программа освоения ВИЭ – Национальная программа по развитию возобновляемой энергетики (англ.  – National Renewable Energy Program, сокр. NREP) [15]. Программа стала частью обнародованного в 2016 г. широкомасштабного стратегического плана экономических реформ наследного принца Мухаммеда бен Сальмана Vision‑2030, разработанного в целях диверсификации нефтяной экономики, снижения зависимости страны от экспорта нефти и перевода её на инновационный путь развития, а также повышения уровня жизни граждан, в том числе благодаря сокращению безработицы [16] . Для реализации программы стимулирования производства и использования чистой энергии были учреждены специальные ведомства, задачей которых стали определение приоритетных направлений по размещению инвестиций и разработка нормативно-­правовой базы [14]. Координация взаимодействия между ведомствами и общее руководство ими было возложено на специально созданное в мае 2016 г. и наделенное обширными полномочиями Министерство энергетики, промышленности и минеральных ресурсов. Финансирование программы планировалось вести, в том числе, из средств саудовского суверенного фонда, объем которого составлял в то время около 2 трлн долларов. Особенностью программы являлся официально закрепленный приоритет освоения ВИЭ, а ее реализация должна была проводиться на основе государственно-­частного партнерства. По мнению саудовского эксперта в сфере энергетики Имана Абдуллы Амана, возобновляемая энергетика была призвана стать ключом к диверсификации экспортных доходов и энергетического баланса, укрепить энергетическую безопасность страны и в конечном итоге обеспечить переход экономики страны к низкоуглеродному будущему [12]. Во исполнение данной программы министр энергетики Саудовской Аравии Халид Аль-­Фалих в начале 2017 г. объявил о намерении на период до 2023 г. вложить до 50 млрд долларов в производство электроэнергии из ВИЭ. Предусматривалось возведение генерирующих мощностей совокупной производительностью около 10 ГВт, что соответствует производственному потенциалу семи-восьми современных атомных реакторов. Часть производимой электроэнергии планировалось экспортировать в соседние государства – Йемен, Египет и Иорданию – посредством высоковольтных линий, которые также планировалось построить [11]. Согласно плану Vision‑2030, Саудовская Аравия должна в перспективе стать крупнейшим на Ближнем Востоке экспортером электроэнергии [12].

Добыча нефти в Саудовской Аравии
Источник: cityam.com


Вместе с тем именно Саудовская Аравия демонстрирует примеры, когда анонсируемые масштабные проекты в сфере ВИЭ зачастую остаются нереализованными. Показательна в данной связи судьба одного из проектов в рамках плана Vision‑2030. В марте 2018 г. принц Сальман подписал с главой японского технологического холдинга Softbank Group Масаёси Соном предварительное соглашение (The preliminary agreement) – «огромный шаг в истории человечества» по выражению принца, предусматривающее сооружение в Саудовской Аравии СЭС совокупной мощностью около 200 ГВт [17]. В создание солнечной генерации планировалось инвестировать в общей сложности около 200 млрд долларов; под размещение инфраструктуры должны были быть выделены сотни квадратных километров в пустынных районах [10,17]. На сегодняшний день это крупнейший в мире проект такого рода: для его реализации власти королевства и Softbank Group объявили о намерении учредить совместный инвестиционный фонд объемом 100 млрд долларов. Предусматривалось, что первые СЭС в рамках этого проекта, общей мощностью 7,2 ГВт на импортном оборудовании, заработают уже в 2019 г. [17]. Саудовские власти планировали в дальнейшем наладить собственное производство солнечных панелей с целью отказаться от их импорта, а в перспективе – и организовать их экспорт в другие арабские страны, где есть интерес к развитию солнечной генерации. По расчетам саудовских экспертов, новая отрасль способна создать в стране до 100 тыс. рабочих мест. Широкомасштабная выработка электроэнергии с низкой себестоимостью позволила бы сделать экономически привлекательным и развертывание на территории королевства энергоемких отраслей промышленности – цементной, сталелитейной, нефтехимической [12]. В конечном итоге возобновляемая энергетика призвана дать дополнительный импульс переходу на новый уклад пока еще основанной на нефти национальной экономики.
Тем не менее, уже в октябре того же 2018 г. действие соглашения с Softbank Group было приостановлено, и его перспективы остаются до сих пор неясными [10]. Аналогичная судьба постигла и многие другие проекты такого рода [3]. Практические результаты реализации грандиозных планов по освоению ВИЭ также нельзя назвать убедительными: так, если в 2014 г. в королевстве функционировали объекты возобновляемой энергетики суммарной мощностью в 24 МВт, то по состоянию на 2018 г. этот показатель возрос до 142 МВт. Несмотря на количественный скачок, достигнутый в 2018 г. результат составил всего 1,5 % от запланированного к началу 2023 г. показателя в 9,5 ГВт. Тем самым удельный вес ВИЭ в саудовском энергетическом балансе составил в 2018 г. скромные 0,2 % [3]. В конце 2019 г. года была, наконец, введена в эксплуатацию первая в стране крупная СЭС в г. Саккака в провинции в Аль-­Джуф мощностью в 300 МВт [13], о которой уже было сказано выше. В январе 2019 г. саудовское государственное ведомство по реализации проектов в области возобновляемой энергетики (англ. – Renewable Energy Project Development Office, сокр. REPDO) заявило о начале реализации второй фазы программы создания возобновляемой энергетики в королевстве, объявив тендер на проектирование и сооружение еще семи СЭС совокупной мощностью в 1515 МВт [13].

АЭС Барака в ОАЭ
Источник: madenergy.ru


Подытоживая анализ саудовских инициатив по развитию возобновляемой энергетики, нужно отметить, что, невзирая на их размах и на готовность властей инвестировать в их реализацию колоссальные средства, они в 2019–2020 гг. ушли из перечня приоритетных задач королевства. Финансирование программы Vision‑2030 в 2020 г. сократилось на 8 млрд долларов, что дало основание аналитику по Ближнему Востоку в королевском институте объединенных служб в Лондоне Майклу Стивенсу сделать вывод, что Vision‑2030 придется отложить в долгий ящик. «Я думаю, что с Vision‑2030 пока более или менее закончено», – приводит его слова The New York Times [18].
По мнению Айши Аль-­Сарихи, эксперта саудовского центра нефтяных исследований имени короля Абдаллы, самой насущной необходимостью для саудитов является в настоящий момент повышение мировых нефтяных котировок и сохранение высоких экспортных доходов от нефти [3], без чего невозможно сохранение финансовой, экономической и внутриполитической стабильности в стране на перспективу. Поэтому маловероятно, что Саудовской Аравии удастся построить к 2023 г. солнечные электростанции даже с заявленной совокупной мощностью в 9,5 ГВт.

Альтернативная энергетика ОАЭ

Среди арабских монархий Персидского залива первенство в развитии альтернативной энергетики принадлежит ОАЭ. Это государство раньше своих соседей приступило к освоению ВИЭ в промышленном масштабе. Еще в 2008 г. в ОАЭ при участии Массачусетского технологического института и ряда западных технологических компаний был основан исследовательский центр Masdar City, задачей которого стало изучение зарубежного опыта и разработка собственных технологий и внедренческих решений с учетом местных условий. Развитие возобновляемой энергетики с самого начала пользовалось поддержкой местных властей, которые рассматривают ВИЭ не только как дополнительный драйвер экономического развития, но и как фактор улучшения имиджа страны в глазах мировой общественности [3]. В 2012 г. вице-президент ОАЭ Мохаммед бин-­Рашид-аль-­Мактум обнародовал общенациональную программу под лозунгом «Зеленая» экономика для устойчивого развития» (англ.  – Green Economy for Sustainable Development), которая предусматривала, помимо прочего, и масштабное развитие возобновляемой энергетики. Программа стала первой в ряду инициатив такого рода, которые правительство ОАЭ обязалось принять на период до 2021 г. [19]. Важной вехой в развитии возобновляемой энергетики стало принятие ОАЭ в 2017 г. общегосударственной Энергетической стратегии на период до 2050 г. (англ. – UAE Energy Strategy 2050). Энергетическая стратегия предусматривает радикальную диверсификацию энергобаланса, благодаря чему к 2050 г. доля «чистой» электроэнергии в ОАЭ будет составлять уже 50 %. Предполагается, что целых 44 % её будет приходиться на генерацию из ВИЭ и еще 6 % – на атомную энергетику. Планируется также к 2050 г. снизить на 70 % объем выбросов в атмосферу углекислоты, образующейся при производстве электроэнергии [20]. Здесь необходимо подчеркнуть, что ОАЭ – единственная среди нефтяных монархий региона, которая в рамках увеличения производства «чистой» энергии делает ставку и на развитие атомной энергетики. В августе 2020 г. в западной части страны была запущена первая в регионе АЭС Barakah, потенциально способная покрывать до четверти потребностей ОАЭ в электроэнергии. В сентябре 2020 г. министр энергетики ОАЭ подтвердил приверженность правительства достижению заявленных целей Энергетической стратегии [21].

Солнечная электростанция, ОАЭ
Источник: constructionweekonline.com


Достаточно результативно осуществляется в ОАЭ и освоение ВИЭ. Еще в 2013 г. в Дубае была введена в строй первая очередь СЭС мощностью в 13 МВт. В 2014 г. в Абу-­Даби была сдана в эксплуатацию СЭС «Шамс» мощностью в 100 МВт [14]. Там же, в Абу-­Даби, запланирован к реализации проект строительства СЭС «Аль-­Дхафра» мощностью 2 ГВт, которое будет вестись консорциумом компаний Abu Dhabi National Energy Company, Masdar, EDF и JinkoPower. В октябре 2020 г. консорциум в составе компаний Siemens, DEWA и Expo 2020 Dubai начал строительство новой очереди СЭС имени Мохаммеда бин-­Рашида-аль-­Мактума проектной мощностью в 5 ГВт, которая после планируемого на 2030 г. ввода в эксплуатацию станет крупнейшим объектом такого рода в мире [21].
В целом же последовательная политическая, организационная и финансовая поддержка властей позволила ОАЭ добиться наибольших успехов в развитии возобновляемой энергетики в рассматриваемом регионе. Если в 2014 г. в этом государстве функционировали объекты возобновляемой энергетики суммарной мощностью в 137 МВт, то в конце 2018 г. этот показатель увеличился уже до 589 МВт – то есть налицо рост более чем в 3 раза. Удельный вес ВИЭ в энергетическом балансе составил 2 % – намного больше, чем у всех соседних стран. Тем самым по состоянию на конец того же 2018 г. ОАЭ уже ввели в строй 5 % от заявленной на 2050 г. цели в 11,88 ГВт возобновляемой энергетики – опять же самый высокий показатель в регионе Персидского залива [3]. Таким образом, ОАЭ наиболее успешно из арабских нефтяных монархий реализует свои цели по укреплению энергетической безопасности и диверсификации экономики за счет развития возобновляемой энергетики.

Освоение ВИЭ в Бахрейне и Катаре

Достижения в освоении ВИЭ у других расположенных в регионе арабских монархиях куда скромнее. В королевстве Бахрейн создано Ведомство по устойчивой энергетике (англ. – Sustainable Energy Authority, сокр. – SEA), которое в октябре 2016 г. инициировало разработку системной программы освоения ВИЭ – Национального плана развития возобновляемой энергетики (англ. – National Renewable Energy Action Plan, сокр. – NREAP). Документ получил одобрение бахрейнского кабинета министров в январе 2017 г. План NREAP определяет круг возможностей Бахрейна по освоению имеющихся в его распоряжении ВИЭ, закрепляет цели развития возобновляемой энергетики и средства их достижения. По сути, это – программный документ, официально закрепляющий намерение королевства двигаться в направлении энергетического перехода согласно целям ООН в области устойчивого развития и в рамках Парижского соглашения по климату, к которому страна тоже присоединилась. Согласно NREAP, Бахрейн обязуется довести долю ВИЭ в энергетическом балансе до 5 % к 2025 г. и до 10 % к 2035 г. [22]. В 2018 г. общая мощность объектов возобновляемой энергетики в стране составляла 6 МВт или 3 % от показателя в 196,05 МВт, которыми королевство намерено обзавестись к концу 2025 г., а удельный вес «чистой» энергии в совокупном энергопотреблении находился в пределах статистической погрешности, составив всего 0,1 % [3]. Как видно, королевство не ставит перед собой слишком амбициозных задач в приближении энергетического перехода. Причиной данного настроя является тот факт, что бахрейнская экономика, в отличие от соседей по региону, не столь сильно страдает от колебаний мировых цен на нефть [3].

Абу-Даби
Источник: затуром.рф


Сдержанный подход к развитию возобновляемой энергетики демонстрирует и Катар. Падение нефтяных цен в 2014 г. практически не отразилось на эмирате, поскольку основа его экономики – не нефть, а природный газ. Эмират обладает третьими по величине разведанными запасами (proved reserves) природного газа в мире, равными, по состоянию на конец 2019 г. , 24,7 трлн м3 [23]. Более того, формирование в последние годы глобального газового рынка исключительно благотворно сказалось и на состоянии финансов страны. В обеспечении национальной энергетической безопасности Катар также полагается на собственные газовые месторождения. Соответственно, страна не рассматривает развитие возобновляемой энергетики в качестве приоритета. В 2014 г. суммарная мощность работающих на ВИЭ объектов составляла 42 МВт; в 2018 г. она возросла до 43 МВт. На ВИЭ в энергетическом балансе Катара в конце 2018 г. приходилось 0,4 %. Тем самым заданная цель – ввести в эксплуатацию к 2030 г. работающие на ВИЭ генерирующие объекты совокупной мощностью в 1,8 ГВт – реализована пока на 2,4 % [3].

Оман – ставка на солнечную и ветровую электрогенерацию

Как достаточно последовательное стоит охарактеризовать развитие возобновляемой энергетики в Омане. Программа по освоению ВИЭ предусмотрена Национальной энергетической стратегией, которая, в свою очередь, является составной частью Стратегии развития Омана на период до 2040 г. (англ. – Oman Vision 2040). Программа оговаривает необходимость диверсификации энергетического баланса и закрепляет условие, согласно которому к 2030 г. как минимум 30 % потребностей страны в электроэнергии должно покрываться из ВИЭ [24]. Как и соседи по региону, Оман делает ставку на солнечную и ветровую электрогенерацию. Стимулами к развитию возобновляемой энергетики руководство Омана считает диверсификацию экономики, усиление ее конкурентоспособности и снижение объема выбросов парниковых газов. Среди приоритетов заявлено также укрепление энергетической безопасности в форме увеличения предложения объемов энергии с целью гарантированного удовлетворения потребностей постоянно увеличивающегося населения. Общее руководство развитием возобновляемой энергетики c 2018 г. возложено на Министерство нефти и газа [24], а практическая его реализация – на оманское Ведомство по освоению нефтяных ресурсов (англ. – Petroleum Development Oman, сокр. – PDO). Юридически PDO представляет собой вертикально интегрированную структуру – полугосударственное, получастное совместное предприятие, в котором 60 % уставного капитала принадлежит правительству Омана, 34 % – концерну Shell, 4 % – концерну Total и 2 % – компании Partex [25]. C 2018 г. PDO уже успело реализовать ряд проектов в сфере солнечной энергетики. В частности, все принадлежащие ведомству здания потребляют исключительно электричество, поступающее с СЭС, что ежегодно экономит 3,1 млн м3 природного газа. Произведенная на СЭС электроэнергия используется также для производства пара, который, в свою очередь, применяется в термических процессах нефтедобычи. Успешно реализованы и небольшие пилотные проекты по использованию электричества, выработанного СЭС. В деле снабжения коммунальной инфраструктуры «чистой» энергией PDO взаимодействует с оманским Управлением по водо- и электроснабжению.


Солнечные панели в Саудовской Аравии
Источник: fishki.net


Неплохо развивается в Омане и ветроэнергетика. Реализацией ветроэнергетических проектов занимается консорциум, учрежденный местной компанией Rural Areas Electricity Company и фирмой из ОАЭ Masdar. Под руководством консорциума иностранные подрядчики возводят в южной части страны крупный (площадью 1900 га) ветропарк. Оборудование поставила компания General Electric. Проектная мощность ветропарка составляет 50 МВт; производимая электроэнергия должна обеспечивать потребности 16 тыс. домохозяйств. Проект носит статус пилотного: его успешная реализация даст «зеленый свет» реализации новых ветроэнергетических проектов в Омане и других государствах Персидского залива.

Солнечные электростанции в Омане
Источник: protenders.com


Обращает на себя внимание наличие в Омане хорошей нормативно-­правовой базы, регулирующей развитие возобновляемой энергетики. Соответствующие нормы содержатся в финансовом, трудовом, медицинском, природоохранном и других отраслях законодательства. Сюда же относятся разного рода технические регламенты, устанавливающие обязательные стандарты безопасности [26].
Падение доходов от экспорта энергоносителей затронуло в последние годы и Оман. Бюджетные неурядицы негативно сказались также на финансовых возможностях PDO, в том числе и на способности компании развивать возобновляемую энергетику. Хотя за 2014–2018 гг. суммарная мощность объектов возобновляемой энергетики увеличилась с 1 до 8 МВт, в настоящий момент стране еще далеко до реализации намеченной на 2024 г. задачи – довести этот показатель до 2,6 ГВт. По состоянию на конец 2018 г. удельный вес ВИЭ в энергетическом балансе Омана составил лишь 0,1 % [3]. В течение 2020 г. власти султаната изыскивали возможности привлечения стороннего финансирования PDO. Решение было найдено 7 декабря 2020 г., когда был учрежден холдинг Energy Development Oman (сокр. – EDO), в структуру которого вошел и PDO. Кроме того, перечень задач PDO отныне пополнился и развитием компетенций в сфере низкоуглеродных технологий [27].

Солнечная электростанция Дофар, Оман
Источник: masdar.ae
Кувейт: лучше позже, чем никогда

В отличие от ОАЭ и других монархий залива, правительство Кувейта ранее не стремилось развивать компетенции в области возобновляемой энергетики, в результате чего вплоть до недавнего времени не имело ни соответствующих технологий, ни стратегии их внедрения. Так, еще в 2014 г. возобновляемая энергетика в этом государстве полностью отсутствовала – власти эмирата выбрали выжидательную тактику, оценивая опыт соседних стран по созданию технологических наработок, а также по формированию финансовой и нормативно-­правовой базы для их внедрения в практику. В настоящий момент Кувейт находится в стадии создания технологических партнерств с международными игроками. В стране реализуется несколько пилотных проектов в сфере солнечной энергетики; главным образом речь идет о размещении солнечных батарей на крышах зданий. По состоянию на 2018 г. суммарная мощность объектов возобновляемой энергетики в Кувейте достигла 79 МВт, а доля производимой ими «чистой» электроэнергии в общем объеме её потребления равнялась 0,4 %. Данный показатель составил всего-­навсего 0,88 % от намеченной ранее цели в 11 ГВт, которой Кувейт намеревался достичь в 2020 г. [3]. Между тем по прогнозам кувейтских экспертов потребление электроэнергии в стране возрастет к 2035 г. на треть по отношению к уровню 2019 г. Власти эмирата отдают предпочтение ускоренному развитию газовой генерации [28, с. 35], а возобновляемой энергетике отводится второстепенная роль. Ожидается, что в 2035 г. удельный вес «чистой» электроэнергии составит 3 % энергопотребления страны, хотя власти не исключают доведения этого показателя до примерно 15 % к 2030 г. [28, с. 16, 24; 29].

И не только ВИЭ

В самое последнее время страны региона стали проявлять интерес и к такому направлению энергетического перехода, как водородная энергетика. Так, это инновационное направление вошло в стратегию Vision‑2030 Саудовской Аравии, где, реализуя программу повышения эффективности бизнеса компании Saudi Aramco, в рамках демонстрационного проекта этой компании с Saudi Arabian Basic Industries Corp. (SABIC) и Институтом экономики энергетики Японии (IEEJ) в сентябре 2020 г. была произведена и отгружена в Японию первая партия водорода в виде аммиака .

Добыча нефти Saudi Aramco
Источник: vestikavkaza.ru


Месяцем раньше американская международная корпорация Air Products and Chemicals, Inc. подписала соглашение с саудовской электроэнергетической компанией ACWA Power и особой экономической зоной Саудовской Аравии NEOM–City о создании консорциума, целью которого является строительство крупнейшего в мире завода по производству водорода стоимостью в 5 млрд долларов на побережье Красного моря. Этот завод будет производить «зелёный» водород электролизом воды, используя электроэнергию ветровых и солнечных электростанций. Пуск завода намечен на 2025 г. [31].
Пилотный проект по производству «зелёного» водорода методом электролиза воды реализуется и в ОАЭ. Здесь, в Дубае, рядом с СЭС им. Мохаммеда бин Рашид Аль Мактума, компания Siemens совместно с Управлением электроэнергетики и водных ресурсов Дубая (DEWA) и компанией Expo 2020 Dubai ведут строительство пилотного завода, пуск которого намечен «до начала ЭКСПО»  [32].

Эр-Рияд
Источник: badfon.ru


Конечно, не обошлось, как и в случае с ВИЭ, без «громких» заявлений. Так, в ноябре 2020 г. выступая на брифинге в Эр-­Рияде в преддверии саммита G20, министр энергетики Саудовской Аравии принц Абдулазиз бин Салман заявил, что у королевства есть амбициозные планы стать крупнейшим поставщиком водорода в мире («голубого» водорода на базе местных запасов природного газа) [34].
В целом же анализ показывает, что Саудовская Аравия не спешит отказываться от нефти и природного газа, и явно нацелена на сохранение своей роли важного поставщика энергоресурсов – как в виде традиционных углеводородов, так и новых, в том числе – водорода. При этом в руководстве страны растёт понимание того, что замена экспорта нефти новыми экологически чистыми энергоносителями, которые могут быть произведены с использованием существующей нефтегазовой инфраструктуры, в конечном итоге необходима для обеспечения долгосрочной жизнеспособности самой нефтяной промышленности [35].

Теневая сторона успехов

Тем не менее, несмотря на достигнутые нефтяными монархиями определенные успехи в развитии возобновляемой энергетики в соответствии с их стратегиями по диверсификации энергетического баланса и противодействию потеплению климата, перечисленные усилия имеют и другую, теневую сторону, о которой официальные представители предпочитают не распространяться.

Джидда
Источник: wildwestyblog.wordpress.com


Так, богатые нефтяные монархии Персидского залива сыграли одну из ключевых ролей в торможении повестки дня начатой в 1991 г. под эгидой ООН дискуссии о порядке и количественных параметрах снижения эмиссии парниковых газов в атмосферу. Особую активность проявляют – при поддержке лоббистских структур из других государств-­производителей углеводородов – делегации Кувейта и Саудовской Аравии. В частности, в свое время обе делегации настаивали, что все решения по снижению выбросов должны приниматься единогласно, а не большинством голосов представителей 195 государств-­членов ООН. В размывании особо чувствительных для экспортеров углеводородных энергоносителей предложений арабским делегациям помогали и представители некоторых государств Запада – к примеру, Австралии. С подачи государств региона Персидского залива на дискуссии по климату в рамках ООН выносились и предложения включить в перечень оснований для международной помощи не только урон, наносимый, к примеру, некоторым беднейшим странам повышением уровня Мирового океана вследствие потепления климата, но и ущерб, который в будущем возникнет у государств-­производителей углеводородов из-за согласованного на международном уровне перехода на более климатически нейтральные энергоносители [10].
Предпринимая различные по действенности меры по развитию возобновляемой энергетики, правительства всех без исключения монархий региона продолжают удерживать добычу углеводородов на высоком уровне и даже стараются нарастить ее. В частности, Саудовская Аравия в минувшее десятилетие увеличила суточную нефтедобычу на 2 млн барр. Похожая картина наблюдается и в ОАЭ, считающихся по праву региональным первопроходцем в освоении ВИЭ. Хотя на эту страну в 2016–2019 гг. приходилось примерно 70 % всех введенных в эксплуатацию генерирующих мощностей на ВИЭ в регионе, здесь за минувшее десятилетие добыча нефти выросла на 800 тыс. барр. в сутки [10].

Заключение

Подытоживая сказанное, можно отметить следующее.
Возобновляемая энергетика имеет несомненные перспективы в районе Персидского залива. ВИЭ (а именно энергия солнца и ветра) в регионе – неиссякаемый источник гарантированной и потенциально дешевой электроэнергии. Развитие возобновляемой энергетики приобретает особую важность для Саудовской Аравии, ОАЭ, Бахрейна, Омана и Кувейта еще и потому, что позволяет за счет внутренних ресурсов укрепить энергетическую безопасность, диверсифицировать энергетический баланс и, по крайней мере, частично, покрыть свои растущие потребности в электроэнергии. Такой подход дает возможность пяти перечисленным государствам изначально снизить использование природного газа в электрогенерации, что для них весьма критично в силу нестабильности их отношений с двумя важнейшими экспортерами газа в регионе – Ираном и Катаром [3].
Строительство новых генерирующих мощностей и удешевление производства оборудования для возобновляемой энергетики в будущем позволят производителям снижать оптовые цены на «чистую» электроэнергию, что в конечном итоге должно снизить и тарифы для конечных потребителей. Так, за 2010–2017 гг. среднемировые отпускные цены на электроэнергию снизились в ветровой энергетике (наземные ветропарки) на 22 %, а в солнечной – даже на 73 % [3]. Таким образом, электроэнергия станет более доступна и для промышленных, и для бытовых потребителей, что явится дополнительным стимулом для экономического роста в районе Персидского залива и, возможно, на всем Ближнем Востоке и в Северной Африке [14]. Использование ВИЭ как внутреннего резерва развития и дополнительного драйвера экономического роста способно также смягчать в перспективе неблагоприятное воздействие на местные экономики колебаний мировых цен на ископаемые энергоносители.
С другой стороны, имеется ряд присущих именно нефтяным монархиям объективных факторов, препятствующих развитию возобновляемой энергетики. К их числу относятся финансовые и организационные проблемы, а также острый дефицит высококвалифицированных национальных кадров всех уровней. Успешная реализация долгосрочных программ по освоению ВИЭ невозможна без инвестиций в техническое образование и подготовку кадров, что само по себе требует грамотного планирования на десятилетия вперед. Проблемы, с которыми столкнулся регион Персидского залива при осуществлении проектов в сфере возобновляемой энергетики, а также способы их решения представляют несомненный интерес и для других стран, в том числе и для России. Из опыта арабских монархий видно, что для освоения ВИЭ уже недостаточно двух, казалось бы, основных предпосылок – политической воли и необходимых финансовых ресурсов. Практическая реализация проектов в сфере «чистой» энергии должна увязываться с потребностями экономики в национальном и региональном масштабах, а не быть данью политической моде. Примеры стран Персидского залива демонстрируют, что успешное развитие возобновляемой энергетики требует современного и мотивированного управленческого аппарата. А это, в свою очередь, немыслимо без развитого нормативно-­правового регулирования, которое позволяет оперативно и гибко реагировать на различного рода вызовы.
Сложившаяся в последние годы в арабских государствах Персидского залива ситуация наглядно показывает, что состояние экономик нефтяных монархий на обозримую перспективу все равно будет зависеть от мировой конъюнктуры на ископаемые углеводороды со всеми вытекающими последствиями. Поэтому, при всей значимости и необходимости подобных преобразований, они останутся в числе основных поставщиков углеводородного топлива на мировые рынки, а нефть и газ по-прежнему будут краеугольным камнем их экономики и международных отношений. И конкуренция с ними на этом сужающемся рынке будет только возрастать. Можно даже предположить, что сами цели энергоперехода, как и развитие возобновляемой энергетики и соответствующей риторики, может быть дополнительным средством укрепления позиции этих стран на энергетических рынках.
Более того, поскольку Энергетической стратегией России поставлена задача вхождения Российской Федерации в число мировых лидеров по производству и экспорту водорода, то страны Персидского залива могут стать основным конкурентом России и на этом пути.

Использованные источники
  1. Кито де Бур, Джон Тернер. Диверсификация по-арабски. Вестник McKinsey. Номер 16 (2007). – URL: http://vestnikmckinsey.ru/strategic-planning/diversifikaciya-po-arabski
  2. Krane Jim. Energy Kingdoms: Oil and Political Survival in the Persian Gulf / Columbia University Press, 2019. – URL: https://www.amazon.com/Energy-Kingdoms-Political-Survival-Persian/dp/0231179308
  3. Renewable Energy in the Gulf Arab States. – URL: https://ccas.georgetown.edu/2019/11/18/renewable-energy-in-the-gulf-arab-states/
  4. Кристиан Коатс-Ульрихсен. Персидский залив: есть ли жизнь после нефти?// Журнал «Россия в глобальной политике». – URL: https://globalaffairs.ru/articles/persidskij-zalivest-li-zhizn-posle-nefti/
  5. IMF Country information. – URL: https://www.imf.org/en/Countries
  6. Мануков С. Странам Персидского залива необходимы более высокие цены на нефть. – URL: https://expert.ru/2020/09/29/gulf/
  7. The end of the Arab world’s oil age is nigh. – URL: https://www.economist.com/middle-east-and-africa/2020/07/18/the-end-of-the-arab-worlds-oil-age-is-nigh
  8. Saudi Arabia’s Energy Policy. A Disciplined Approach to Forward-looking Policymaking. August 31, 2012. – URL: https://csis-website-prod.s3.amazonaws.com/s3fs- public/legacy_files/files/publication/120831_Akhonbay_SaudiArabiaEnergy_Web.pdf
  9. Climate Change Legislation — Saudi Arabia. – URL: https://www.lse.ac.uk/GranthamInstitute/wp-content/uploads/2015/05/SAUDI_ARABIA.pdf
  10. How real is Saudi Arabia’s interest in renewable energy? – URL: https://www.theguardian.com/environment/2019/oct/12/how-real-saudi-arabia-interest-renewable-energy
  11. Saudis bauen Ökostrom massiv aus. – URL: https://www.n-tv.de/wirtschaft/Saudis-bauen-Okostrom-massiv-aus-article19564271.html
  12. Solar Energy in Saudi Arabia: Perspectives. – URL: https://www.ecomena.org/solar-saudi-arabia/
  13. Saudi Arabia’s 300 MW Sakaka solar plant comes online. – URL: https://www.pv-magazine.com/2019/11/27/saudi-arabias-300-mw-sakaka-solar-plant-comes-online/
  14. Renewables Market in MENA. – URL: https://www.bioenergyconsult.com/renewables-market-mena/
  15. The National Renewable Energy Program. – URL: https://www.powersaudiarabia.com.sa/web/index.html
  16. Vision 2030. – URL: https://vision2030.gov.sa/en
  17. Riyadh and Japanese investment fund are seeking to develop 200GW of solar projects throughout the kingdom. – URL: https://www.meed.com/saudi-arabia-softbank-sign-agreement-200bn-solar-venture/
  18. Будущее откладывается. Саудовская Аравия прощается с сырьевым благополучием. – URL: https://finance.rambler.ru/markets/44214256/?utm_content=finance_media&utm_medium=read_more&utm_source=copylink
  19. Green economy for sustainable development. – URL: https://www.khaleejtimes.com/article/20120115/ARTICLE/301159883/1002
  20. UAE Energy Strategy 2050. – URL: https://u.ae/en/about-the-uae/strategies-initiatives-and-awards/federal-governments-strategies-and-plans/uae-energy-strategy-2050
  21. UAE’s clean energy goals are not limited to solar, says energy minister. – URL: https://www.world-nuclear-news.org/Articles/UAEs-clean-energy-goals-are-not-limited-to-solar-s
  22. National Renewable Energy Action Plan (NREAP). – URL: http://www.sea.gov.bh/nreap/
  23. BP Statistical Review of World Energy 2020. 69th edition. – URL: https://www.bp.com/content/dam/bp/business-sites/en/global/corporate/pdfs/ energy-economics/statistical-review/bp-stats-review-2020-full-report.pdf
  24. Oman’s Renewable Energy Projects. – URL: https://www.trade.gov/market-intelligence/omans-renewable-energy-projects
  25. A dynamic market leader. – URL: https://theenergyyear.com/companies-institutions/petroleum-development-oman/
  26. Clean Energy in Oman. – URL: https://www.tamimi.com/law-update-articles/clean-energy-oman/
  27. Energy Development Oman holding launched. – URL: https://theenergyyear.com/news/energy-development-oman-holding-launched/
  28. Kuwait Energy Outlook — 2019. Sustaining Prosperity Through Strategic Energy Management / Energy Building and Research Center, Kuwait Institute for Scientific Research, 2019. – 84 c.
  29. Kuwait Inaugurates Renewable Energy Project with 70 MW Production Capacity. – URL: https://english.aawsat.com/home/article/1601581/kuwait-inaugurates-renewable-energy-project-70-mw-production-capacity
  30. Саудовская Аравия запускает крупнейшее
  31. в мире производство «зеленого» водорода. – URL: http://rcc.ru/article/saudovskaya-araviya-zapuskaet-krupneyshee-v-mire-proizvodstvo-zelenogo-vodoroda-74878
  32. Green hydrogen to be «the new oil» in the next 20 years, says Siemens Middle East. – URL: https://www.arabianbusiness.com/energy/438001-green-hydrogen-to-be-the-new-oil-in-the-next-20-years-says-siemens-middle-east-chief-manuel-kuehn
  33. Саудовская Аравия раскрыла план стать глобальным водородным гигантом. – URL: https://www.arabianbusiness.com/energy/454835-saudi-arabia-reveals-plan-to-be-global-hydrogen-giant
  34. Saudi Aramco отгрузила в Японию первую партию «голубого» аммиака. – URL: https://rupec.ru/news/45293/
  35. Экспо-2020 Дубай. Даты проведения. – URL: https://dubai-expo-2020.ru/daty-provedeniya/
  36. Bassam Fattouh. Saudi Oil Policy: Continuity and Change in the Era of the Energy Transition// OIES PAPER: WPM 81, January 2021. – URL: https://www.oxfordenergy.org/wpcms/wp-content/uploads/2021/01/Saudi-Oil-Policy-Continuity-and-Change-in-the-Era-of-the-Energy-Transtion-WPM-81.pdf

Объятия посреди пандемии: Саудовская Аравия и ее союзники помирились с Катаром

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

Молодые правители Саудовской Аравии и Катара обнялись, но разногласия между ними никуда не делись

После трех лет дипломатического конфликта и торговой блокады группа арабских стран во главе с Саудовской Аравией и ОАЭ восстанавливает отношения с Катаром.

Символом примирения стала сцена у трапа самолета: наследный принц Саудовской Аравии заключил в объятия своего гостя, эмира Катара.

В 2017 году именно принц Мухаммед бин Салман был одним из инициаторов блокады, но теперь молодые лидеры (принцу 35 лет, а эмиру Катара Тамиму бен Хамаду Аль Тани - 40 лет), похоже, готовы оставить прошлые разногласия позади.

Формальный повод для встречи - саммит Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. В преддверии саммита границы между монархиями открылись впервые с 2017 года, когда группа арабских стран обвинила Катар в пособничестве терроризму (в Дохе отвергли эти обвинения). Кроме Саудовской Аравии, к торговой блокаде тогда присоединились дружественные или зависимые от нее страны: ОАЭ, Египет, Бахрейн и Йемен.

Примирению предшествовали усилия США - уходящая администрация Трампа уговаривала своих арабских союзников восстановить отношения и сообща бороться с Ираном.

Джаред Кушнер, зять и советник президента, также прилетел в Саудовскую Аравию, чтобы стать свидетелем события.

Важную роль сыграли и дипломатические усилия Кувейта - еще одной богатой нефтью монархии Персидского залива. Именно глава МИД этой страны Ахмад Насер Аль-Сабах объявил о прорыве в переговорах в ночь на вторник.

Из-за чего поссорились монархии?

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Население Катара - 2,6 млн человек, но лишь 300 тыс. из них - граждане эмирата

Конфликт в Персидском заливе - отражение идеологического конфликта, который во многом определяет события на Ближнем Востоке в последнее десятилетие. Это не спор суннитов и шиитов или демократий и монархий - это спор об одной идеологии, так называемом политическом исламе (или исламизме).

Катар и Турция поддерживают умеренные исламистские партии в регионе, а Саудовская Аравия, ОАЭ и Египет (после поражения там "арабской весны") считают их террористическими и борются с ними.

Самая известная из таких политических сил - зародившееся в Египте в 1940-х годах движение "Братья-мусульмане" (запрещено в России), идеология которого совмещает демократию и стремление к установлению шариата.

Разногласия между Катаром и его соседями стали особенно острыми после "Арабской весны", когда волна протестов и революций охватила арабский мир.

Автор фото, EPA

Подпись к фото,

Трамп вначале поддержал Саудовскую Аравию в конфликте с Катаром - однако затем занял нейтральную позицию

Многие протестующие разделяли идеи исламизма, а кандидат от "Братьяв-мусульман" победил на президентских выборах после революции в Египте. В Тунисе на первых после революции выборах победила умеренная исламистская "Партия Возрождения".

Катар - единственная монархия Персидского залива, поддерживающая политический ислам и "Братьев-мусульман". Более того, ряд экспертов связывают масштаб "Арабской весны" с ролью "Аль-Джазиры" - катарского государственного телеканала, активно освещавшего протесты (и вдохновлявшего их, по мнению некоторых).

Именно разделение на эти два лагеря - противников и сторонников политического ислама - во многом определяет политические альянсы региона. В ряде вопросов Катар солидарен с Ираном и Турцией, где правящая "Партия справедливости и развития" президента Реджепа Тайипа Эрдогана разделяет многие положения этого учения.

Связи Катара с Ираном и поддержку политического ислама эксперты называют причиной ссоры между Катаром и его соседями. Саудовская Аравия и ОАЭ считают идеологию опасной и вредной. Кроме того, одним из требований к Дохе было закрытие телеканала "Аль-Джазира" и турецкой военной базы в Катаре.

И несмотря на символическую важность примирения Катара с соседями, они остаются по разные стороны конфликта в ряде региональных конфликтов - в том числе гражданской войне в Ливии.

Катар и Турция в нем поддерживают признанное ООН правительство в Триполи, в которое входят представители "Братьев-мусульман", а ОАЭ - армию генерала Халифы Хафтара.

Тюменский индустриальный университет » Страны Персидского залива

Страны Персидского залива

Нефтегазоносный бассейн Персидского залива – область уникальной концентрации нефти и газа. С начала 40-х гг. занимает лидирующее положение среди нефтедобывающих регионов мира. Начальные промышленные запасы (1986) 53,6 млрд. т нефти и 26,7 трлн. м 3 газа.

Бахрейн — конституционная монархия. В 1971 году получил независимость от Соединенного Королевства Великобритании. Нефтяная концессия на Бахрейне, принадлежащая в настоящее время исключительно и на равных правах «Стандард ойл компани оф Калифорния» и «Тексас компани», первоначально, в 1925 г., была предоставлена независимой английской компании. С момента начала промышленной добычи в 1934 г. и до конца 1948 г. на Бахрейне было добыто 98,8 млн. баррелей нефти. Отчисления за добываемую нефть делятся на три равные части. Одна часть отчислений идет в личное распоряжение шейха, другая – государству Бахрейн для капиталовложений, а третья – на общественные работы, образование, полицию и общеадминистративные расходы.

Кувейт стал независимым государством с 1961 г., отказавшись от контроля Великобритании. В 1930-х годах были открыты нефтяные месторождения. В 1970 – 1980-е гг. благодаря экспорту нефти Кувейт превратился в одно из богатейших государств мира, с одним из самых высоких в мире качестве жизни. Хотя Кувейт сейчас добывает нефти значительно меньше своих возможностей из-за сокращения квоты ОПЕК в 2001 и 2002 годах, он продолжает разрабатывать стратегию по наращиванию мощностей.

В Саудовской Аравии залегает около 1/5 от всех нефтяных запасов в мире. По состоянию на конец 2019 г., общие доказанные запасы государства составляют 258,6 млрд баррелей нефтяного эквивалента. По количеству богатств королевство уступает только Венесуэле с нефтяными запасами в около 300 млрд баррелей.

В 1925 г. на территории Аравийского полуострова было создано объединенное Королевство Неджд и Хиджаз, в 1932 г. переименованное в Саудовскую Аравию. Молодое бедное государство начало бурить колодцы в поисках питьевой воды. После осмотра местности специалисты убедились, что перед ними копия бахрейнского острова на материке. После исследований решили, что местом их работы будет Даммамский купол, а нефть здесь следует искать на глубине бахрейнского слоя, на уровне 600 метров. В районе Джебель Духхан (Дымная гора) в 1932 году была найдена первая нефть Аравии. С 1935 года начато бурение первой скважины Даммам-1 (Д-1) на нефть. Хорошие результаты ознаменовало открытие нового для региона нефтеносного слоя в пласте, который геологи окрестили Аравийской зоной.

Вернуться в раздел Южная Америка               Перейти в раздел Африка

 

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Домены Кувейта – Зарегистрировать домены Кувейта - Получить домен Кувейта

Описание

Кувейт — государство (эмират) в Юго-Западной Азии, расположенное на северо-востоке Аравийского полуострова; граничит с Ираком на севере и западе, с Саудовской Аравией — на юге, с востока омывается Персидским заливом. Численность населения составляет около 3,5 млн. человек, занимаемая площадь - 17820 квадратных километров. Первыми арабскими поселенцами на территории нынешнего Кувейта стали бедуинские кланы, объединившиеся в ХVIII веке в племя Бану Утуб. Большую часть XIX века Кувейт формально находился под управлением Османской империи, хотя его экономические связи с соседними арабскими эмиратами были гораздо более развиты, чем с турецкими городами. После окончания Первой мировой войны и окончательного разгрома Османской империи Кувейт перешел под протекторат Британской империи. В 1914 году британское правительство подписало договор, по которому Кувейт считался «Независимым княжеством под британским протекторатом». В 30-х годах прошлого века на территории страны были обнаружены крупные нефтяные месторождения.

В 1961 году Кувейт приобрел независимость от Великобритании и благодаря экспорту нефти в последующие десятилетия превратился в одно из богатейших государств мира. В 1990 году Кувейт был оккупирован Ираком. На помощь Кувейту пришли войска международной коалиции, которые под руководством Соединенных Штатов смогли освободить Иран после 7-месячной оккупации. Однако при отступлении иракские войска применили тактику выжженной земли и подожгли в общей сложности 773 нефтяных скважин, что привело к экологической и экономической катастрофе в стране (по самым осторожным оценкам, Кувейт потерял 30—50 млрд. долларов) и разрушению инфраструктуры. Несмотря на огромный урон, Кувейту за несколько лет удалось восстановить былое процветание.

По конституции, принятой в 1962 году, Кувейт является конституционной монархией. Глава государства, эмир, назначает главу правительства. Законодательная власть принадлежит эмиру и однопалатному Национальному собранию «Маджлис аль-Умма» (Национальная Ассамблея). Политической и экономической столицей государства является город Эль-Кувейт. 80% своих доходов страна получает от разработки нефтяных месторождений и продуктов нефтепереработки.

Bloomberg предрек закат и падение нефтяной империи Персидского залива

Ценовые войны могут не иметь отношения к неизбежному краху

Нью-Йорк, 24 мар - ИА Neftegaz.RU. Саудовская Аравия и другие монархии Персидского залива могут в скором времени столкнуться с мощнейшим финансовым кризисом.
Такое мнение выразил автор агентства Bloomberg Д. Фиклинг в своей статье 22 марта 2020 г.

По мнению автора статьи, для большей части мира «нефтяная игла» - это проклятие.
Обладая достаточными запасами углеводородов, такие страны, как Нигерия, Ангола, Казахстан, Мексика и Венесуэла, растрачивали эти богатства впустую, и так и не став финансово стабильными и процветающими.

Другое дело - Персидский залив, где нефть стала благословением для национального строительства.
Открытие месторождений нефти в середине 20го века превратило анархический, отчаянно бедный регион в одно из самых богатых мест на планете.

Катар, Кувейт и Объединенные Арабские Эмираты стали богаче Швейцарии.
Саудовская Аравия, Бахрейн и Оман сегодня находятся на одном уровне экономического развития с Японией или Великобританией.

Трансформация была настолько полной, что стало легко поверить в тот факт, что причина богатства этих стран - естественная эволюция.
Но это не совсем так.
Нынешняя ценовая война на нефтяных рынках лишь ускорит наступление того момента, когда неустойчивый характер экономики стран Персидского залива столкнется с жестокой расплатой.

Прямо сейчас все 6 монархий присоединяются к России и «открывают краны», чтобы затопить рынок нефтью и вытеснить более дорогостоящие добывающие страны.

Запланированное увеличение добычи нефти Саудовской Аравией на 2,5 млн баррелей/сутки – это цунами, но лишь одна из волн, ведь другие игроки тоже не сдерживают себя.
США будут ежедневно «выливать» на рынок около 200 тыс. барр. или больше, по данным консалтинговой компании Rystad Energy, Кувейт поднимет добычу на 110 тыс. барр., а Россия увеличит суточную добычу на 200 тыс. барр.

Вы удивитесь, но этот всплеск поставок не связан с геополитикой.
Это всего лишь математический результат снижения цены на нефть.
С меньшим количеством долларов, поступающих за каждый баррель сырой нефти, монархии Персидского залива должны качать гораздо больше, чтобы поддерживать что-то похожее на текущие доходы.

Конечно, даже при самом экстремальном сценарии, когда цены на нефть упадут до 10 долл. США/барр., и почти вся мировая нефтяная промышленность потеряет миллиарды, добывающие страны Персидского залива останутся в плюсе.
Но проблема гораздо глубже: она спрятана в экономиках этих стран, которым жизненно необходима гораздо более высокая цена на нефть, чтобы сбалансировать свои бюджеты и поддержать валюты, привязанные к доллару.

Центральные банки региона и суверенные фонды благосостояния собрали огромные суммы, чтобы помочь им пережить такой кризис, а также более долгосрочный риск снижения спроса. Однако, столкнувшись с более низкими ценами, эти буферы могут быстро закончиться.

Возьмите чистые финансовые активы, принадлежащие правительству Саудовской Аравии - резервы Центрального банка, плюс активы Фонда национального благосостояния, минус государственный долг.
Они снизились всего до 0,1% от ВВП с 50% за 4 года до 2018 г., поскольку нефть упала с уровней около 100 долл. США/барр. в конце 2014 г.
Теперь королевство, скорее всего, станет чистым должником в обозримом будущем, даже если цены снова поднимутся выше 80 долл. США/барр.

Согласно исследованию, проведенному Международным валютным фондом (МВФ) в феврале 2020 г., за те же 4 года чистые финансовые активы, принадлежащие 6 монархиям Персидского залива, упали примерно на 1,5 трлн долл. США, до примерно 2 трлн долл. США.
Это говорит о том, что даже если пикового спроса на нефть не случится до 2040 г., оставшаяся сумма может быть исчерпана к 2034 г.
Нефть по 20 долл. США/барр. опустошит казну еще быстрее - уже к 2027 г.

Согласно еще одному докладу МВФ в 2019 г., при ценах на нефть в диапазоне 50 - 55 долл. США/барр. международные резервы Саудовской Аравии упадут примерно до 5 - месячного покрытия импорта уже в 2024 г.
Это крайне тревожная перспектива, которая приведет королевство в течение нескольких месяцев к немыслимому кризису платежного баланса и отказу от привязки к доллару, которая поддерживала глобальную торговлю нефтью в течение целого поколения.
Однако цены, которые мы видим сегодня, делают это почти похожим на оптимистичный сценарий.

Еще есть время предотвратить это будущее, но оно повлечет за собой серьезные изменения в наших представлениях о заливе и его роли в мировой экономике.
Правительства стран Персидского залива уже ввели бюджетные сокращения после снижения цен на нефть в 2014 г., убрав субсидии и добавив налоги с продаж, тем самым пошатнув свой имидж роскошных государств всеобщего благосостояния.

Если цены упадут еще больше, возникнет необходимость добавить еще налоги и уменьшить социальные выплаты.
Ни то, ни другое не будет популярно среди граждан.
Щедрые расходы на оборону и безопасность, которые составляют почти 1/3 бюджета Саудовской Аравии, также могут сократиться.

Эпоха, когда страны Персидского залива и их суверенные фонды благосостояния были волшебными банкоматами, готовыми платить за активы на каждом континенте, может подойти к концу. Вероятно, что им даже придется превратиться в обычных продавцов нефти.
А это означает, что, возможно, залив все же не был избавлен от нефтяного проклятия.
Этот момент был только отсрочен.

На очереди: Наследование и кувейтская монархия

23 июля -го года эмир Кувейта прибыл в Соединенные Штаты для дальнейшего лечения после хирургической операции в его родной стране. Шейх Сабах аль-Ахмад аль-Джабер аль-Сабах, которому 91 год и который в последние годы столкнулся с рядом проблем со здоровьем, является широко уважаемым и популярным лидером как дома, так и за рубежом. Однако этот драматический эпизод, когда эмир путешествовал в летающем госпитале с отделением интенсивной терапии, вызвал новый раунд дебатов о том, как будет выглядеть государство Персидского залива, когда на трон вступит новый лидер.

В Кувейте иная политическая система, чем в других странах Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССЗ): есть как королевская семья, так и парламентский орган - Национальное собрание. В отличие от других представительных советов в ССЗ, Национальная ассамблея Кувейта обладает значительной властью. Его члены могут смещать министров и отменять вето эмира двумя третями голосов. Однако один из механизмов, который приводит к дисбалансу между монархией и Собранием, заключается в том, что первая имеет право распустить вторую.Эти полномочия использовались много раз на протяжении десятилетий, последний раз в 2016 году.

Гибридная политическая модель Кувейта делает его самой демократичной страной ССЗ, где ведутся серьезные политические дискуссии и пристальное внимание правительства в целом приемлемо, хотя прямая критика эмира карается по закону. Кувейтцы привыкли к политическому театру и конкуренции между фракциями, борющимися за власть. Это соревнование распространяется и на внутренние дела королевской семьи Аль-Сабах.

С 2006 года шейх Сабах является эмиром, а его сводный брат шейх Наваф аль-Ахмад аль-Сабах - наследным принцем. Хотя шейх Наваф должен стать следующим эмиром, широко распространено предположение, что другие члены семьи могут оспорить его положение. Кувейтцы также задаются вопросом, кого из будущих эмир Наваф избрал бы своим наследным принцем. Конституция страны гласит, что каждый новый наследный принц должен быть одобрен большинством в Национальном собрании, поэтому кандидат должен иметь прочные отношения с членами собрания.Внутренние обсуждения Аль-Сабаха о том, кого назначить наследным принцем, обычно непрозрачны.

В прошлом наследный принц Наваф занимал должности заместителя начальника Национальной гвардии, заместителя премьер-министра и министра внутренних дел. Несмотря на то, что он занимал эти должности, он не часто оказывался в центре внимания, и его лидерские способности остаются в значительной степени непроверенными. Наследному принцу тоже 83 года. В то время как процедура наследования диктует, что наследный принц станет следующим эмиром, борьба за власть не исключена.В соседней Саудовской Аравии сын короля Салмана, принц Мохаммед бин Салман, несколько лет назад сменил принца Мохаммеда бин Найфа на посту наследного принца. Хотя Кувейт и Саудовская Аравия сильно различаются в сфере управления и политики, этот эпизод продемонстрировал, что даже в регионе, где традиции и старшинство являются центральными, возможны драматические смены власти.

Само назначение шейха Навафа наследным принцем Кувейта было, по сути, отклонением от установленных норм, хотя и не без прецедентов.Несмотря на то, что было стандартной практикой чередовать эмира и наследного принца между ветвями Аль-Джабера и Аль-Салема семьи Аль-Сабах, шейх Сабах решил назвать своего брата наследным принцем. Эта возможность появилась благодаря уникальному моменту в кувейтской преемственности, когда шейх Саад аль-Абдалла аль-Салем аль-Сабах стал эмиром, а через несколько недель был отстранен от должности из-за слабого здоровья. Шейх Сабах взял на себя управление в разгар этого кризиса и использовал свой новообретенный статус для консолидации власти в ветви Аль-Джабера, сделав шейха Наваф наследным принцем и премьер-министром шейха Насера ​​Мохаммеда Аль Ахмада Аль-Сабаха.

Еще один человек, по мнению многих кувейтцев, обладающий влиянием и способностями, чтобы обосновать, почему он должен быть следующим эмиром, - это шейх Насер Сабах Аль Сабах. Шейх Насер был заместителем премьер-министра и министром обороны; он также был главой Amiri Diwan (королевского двора) с 2006 по 2017 год. Он амбициозен и активно выступает за такие громкие проекты, как предлагаемый мегапроект Silk City на севере Кувейта. В стране, где экономика в значительной степени находится в застое и зависит от доходов от нефти, смелые идеи и антикоррупционная риторика шейха Насера ​​привлекательны для многих кувейтских политиков и бизнесменов.Его интерес к реформам и диверсификации контрастирует с наследным принцем Навафом, который больше привязан к статус-кво и не проявляет значительного интереса к крупномасштабной реформе.

Хотя Шейх Насер - грозная фигура, которая могла бы направить Кувейт в новом направлении, он не лишен противоречий. В 2019 году он был снят с поста министра обороны после публичной вражды по поводу государственных расходов, завершившейся отставкой премьер-министра и кабинета министров. Шейх Насер утверждает, что основной причиной отставки была растрата сотен миллионов долларов из Министерства обороны до того, как он стал руководителем.Его отношения с отцом также временами были натянутыми.

Несмотря на то, что он немолод, 72-летний шейх Насер на одиннадцать лет моложе наследного принца Навафа. Он показал себя уверенно на публичной сцене и часто использует обвинения в коррупции, чтобы указать пальцем на своих оппонентов. 23 июля -го -го шейх Насер написал в Твиттере о борьбе с коррупцией и отметил, что ни один Кувейт не стоит выше закона. Имея крупную платформу и влиятельных покровителей, шейх Насер может либо попытаться стать эмиром над наследным принцем Навафом, либо стать следующим наследным принцем под руководством будущего эмира Навафа.Шейх Насер обращается к значительному числу кувейтцев, особенно к тем, кто стремится отойти от традиционной кувейтской экономики. И наоборот, те, кто извлекает выгоду из стандартного кувейтского способа ведения бизнеса - например, состоятельные члены Национальной ассамблеи, выступающие за истеблишмент, - могут рассматривать шейха Насера ​​как угрозу для предпочитаемой ими версии страны.

Если бы шейх Насер попытался стать преемником нынешнего эмира, ему пришлось бы предпринять беспрецедентные шаги против действующего наследного принца и доказать, что его руководство принесет пользу стране, наиболее продвигающейся вперед.Даже если наследный принц Наваф станет эмиром из-за своего возраста и проблем со здоровьем, вполне возможно, что шейх Насер может перейти от наследного принца к эмиру за относительно короткий период времени. В качестве альтернативы наследный принц Наваф мог отказаться от должности, оставив шейха Насера ​​главным претендентом. Контраст между наследным принцем Навафом и шейхом Насером также выдвигает на первый план более широкий вопрос: куда должен идти Кувейт? После травмы, нанесенной иракским вторжением в 1990 году, Кувейт в целом был осторожной страной, не склонной к большим изменениям.Шейх Насер может открыть новую эру напористости.

Независимо от того, кто станет следующим кувейтским эмиром, внешняя политика страны, вероятно, останется сбалансированной и проамериканской. Помимо текущих сценариев преемственности, будет интересно наблюдать, как власть передается следующему поколению семьи Аль-Сабах. Один из представителей следующего поколения, который берет на себя большую ответственность, - это министр иностранных дел шейх Ахмад Насер Аль Мохаммад Аль Сабах, которому примерно 50 лет.Поскольку нынешний эмир ранее был министром иностранных дел, эту должность можно рассматривать как потенциальную ступеньку на пути к тому, чтобы стать будущим эмиром. Несмотря на возвышение шейха Тамима в Катаре и наследного принца Мохаммеда бен Салмана в Саудовской Аравии, кувейтская монархия остается в руках пожилых людей, у которых постоянно возникают проблемы со здоровьем. Молодые кувейтцы будут рады поддержать эмира, который лучше понимает их интересы и чаяния.

Однако пока остается главный вопрос: кто займет место прославленного шейха Сабаха? Помимо наследного принца Навафа и шейха Насера, среди других потенциальных имен есть бывший министр нефти шейх Ахмад Аль Фахад Аль Сабах и бывший заместитель премьер-министра и министр иностранных дел шейх Мохаммед Сабах Аль Сабах, который имеет докторскую степень в Гарварде.Поскольку Кувейт сталкивается с бюджетным кризисом и пандемией COVID-19, может возникнуть усиление давления, чтобы следовать установленному порядку преемственности, если новый эмир придет к власти в ближайшем будущем.

Бейли Уиндер поступает на степень магистра делового администрирования в Оксфордский университет. Следуйте за ним в Twitter @BaylyWinder.

Политика Кувейта - Хроника Fanack.com

Это объясняется несколькими факторами. Кувейт богаче, чем большинство стран региона, и правительство быстро использовало свои экономические ресурсы, чтобы предотвратить протесты.Кувейт также является наиболее политически открытой страной в Персидском заливе и, следовательно, предложил оппозиции множество вариантов ненасильственного выражения несогласия.

Выборы в феврале 2012 г. привели к отстранению от должности большого числа должностных лиц. Кандидаты-исламисты получили четырнадцать мест. Кандидаты от племен, около половины из которых также были исламистами, получили 21 место. Либералы не справились: переместились с восьми мест на пять, и ни одна из четырех женщин, избранных в 2009 году, не была возвращена. Количество мест для шиитов было сокращено с девяти до семи.В результате выборов образовалась рыхлая исламистско-племенная коалиция.

Последовал период усиления напряженности между исламистско-племенной коалицией и правительством. После постановления Конституционного суда Кувейта об отмене выборов и объявления эмира о чрезвычайном положении, вызвавшего новые протесты, политический тупик привел к новому раунду выборов в декабре

Выборы 1 декабря 2012 года, бойкотированные оппозицией, привели к меньшей явке избирателей, чем в предыдущие. лет и победа провластных кандидатов.Кандидаты-шииты, которые, как известно, являются проправительственными, получили 17 из 50 мест. Исламисты-сунниты и кандидаты от племен проиграли. Кроме того, три женщины были избраны во второй раз.

Оппозиция, потерявшая свои позиции в Национальном собрании, с тех пор проводит регулярные акции протеста с требованием упразднения нового парламента и отмены постановления с одним голосом.

Несмотря на то, что оппозиция, потерявшая свои позиции в Национальном собрании, организовывала акции протеста с требованием роспуска парламента и отмены закона о единоличном и едином голосовании, Конституционный суд оставил закон в силе.

В 2013 году Конституционный суд распустил Национальную ассамблею, избранную в 2012 году. Вследствие этого в июле 2013 года были проведены парламентские выборы. Либералы добились небольшого выигрыша (три места), а кандидаты-шииты потеряли девять мест. Напротив, кандидаты-сунниты получили семь мест, а племенные группы удержали у власти 24 места.

В 2016 году на фоне обострения напряженности между правительством и рядом депутатов из-за повышения цен на топливо парламент снова был распущен, на этот раз эмиром Кувейта шейхом Сабахом аль-Ахмадом ас-Сабахом.После четырехлетнего бойкота в знак протеста против системы «один человек - один голос» оппозиция приняла участие в выборах в ноябре 2016 года. Он получил 24 места, почти половину парламента. В то же время избиратели нанесли тяжелый удар по депутатам уходящего парламента, сохранив лишь 40 процентов из них. Это уменьшило подавляющий контроль правительства в предыдущем собрании до хрупкого большинства. Эмир поручил шейху Джаберу Мубараку ас-Сабаху, премьер-министру, сформировать правительство. Мазук Али аль-Ганим, спикер Национального собрания, также сохранил свой пост.

Сценарий наследования монархии Кувейта - New Delhi Times

В то время как шейх Наваф должен стать следующим эмиром, широко распространено предположение, что его власть будет оспорена другими членами семьи

14 сентября генерал-майор Шейх Салем Наваф аль-Ахмад ас-Сабах, сын заместителя эмира Кувейта и наследного принца шейха Навафа аль-Ахмада, был назначен главой Бюро государственной безопасности. Шейх Наваф Аль-Ахмад - сводный брат эмира Кувейта Сабаха Аль-Ахмада Аль-Джабера Аль-Сабаха.

С 23 июля 2020 года 91-летний правитель Кувейта Эмир Шейх Сабах аль-Ахмад ас-Сабах находится в Соединенных Штатах для лечения, а назначенный преемник наследного принца шейха Наваф аль-Ахмеда временно взял на себя некоторые из конституционные обязанности правителя. Многие политические обозреватели также утверждают, что наследный принц в настоящее время является фактическим правителем Кувейта.
Хотя шейх Наваф должен стать следующим эмиром, широко распространено предположение, что его власть будет оспорена другими членами семьи.Таким образом, назначение его сына главой Бюро государственной безопасности рассматривается многими аналитиками как сигнал к укреплению его положения в иерархии власти Кувейта. Наваф ас-Сабах также является заместителем командующего вооруженными силами, а трое других его сыновей также занимают руководящие должности в вооруженных силах или службах безопасности.

В ноябре 2019 года эмир удалил своего старшего сына Насера ​​Сабаха аль-Ахмада аль-Сабаха, который тогда занимал посты заместителя премьер-министра и министра обороны, по обвинениям во взяточничестве.Насер Сабах аль-Ахмад аль-Сабах рассматривается как главная движущая сила «Шелкового города», одного из мегапроектов Кувейта с инвестициями, оцениваемыми более чем в 100 миллиардов долларов США.

Насер Сабах в настоящее время возглавляет Высший совет планирования. Его экономические идеи находят отклик у кувейтских бизнесменов. С другой стороны, Наваф ас-Сабах более консервативен в своих взглядах и не проявляет особого интереса к крупномасштабным реформам.

Если Насер Сабах Аль-Ахмад Аль Сабах будет назначен следующим наследным принцем, диверсификация экономики, вероятно, получит больший приоритет в свете того факта, что Кувейт зафиксировал дефицит бюджета в размере 46 миллиардов долларов США на 2020-21 финансовый год, 52 % увеличения по сравнению с первоначальным прогнозируемым дефицитом до последствий пандемии COVID-19 и обвала мировых цен на нефть.Наваф аль-Ахмад, обеспечивающий преемственность, увеличивает вероятность того, что правительство Кувейта примет чрезвычайный указ о принятии закона о долге после завершения работы Национального собрания в конце сентября перед выборами в законодательные органы.

Наваф ас-Сабах, как известно, выступает за менее радикальную программу экономического развития и публично не выступает за широкомасштабные экономические или социальные реформы.

Последующее назначение Насера ​​Сабаха аль-Ахмада наследным принцем также продолжит нынешнюю схему предпочтения ветви Аль-Джабер семьи Аль-Сабах, которая была создана при нынешнем эмире.

Фото: Getty Images

Нравится:

Нравится Загрузка ...

Связанные

Кувейт: богатая нефтью монархия Персидского залива с активной политикой

Богатый нефтью Кувейт, который принял присягу нового эмира в среду, находится под управлением семьи Ас-Сабах в течение двух с половиной столетий, но в отличие от других монархий Персидского залива имеет активную политическая сцена.

После смерти шейха Сабаха в возрасте 91 года в американской больнице во вторник его сводный брат, 83-летний наследный принц шейх Наваф аль-Ахмад аль-Сабах, был назначен его преемником в среду.

Кувейт, член Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК), получает около 90 процентов своих доходов от нефти.

Как и другие страны Персидского залива, он сильно пострадал от падения цен на сырую нефть с середины 2014 года и в начале года принял бюджетный дефицит шестой год подряд.


Он также сильно пострадал от экономических последствий пандемии Covid-19 и строгих мер изоляции.

Кувейт, добывающий около 2,7 миллиона баррелей в день, имеет в своем распоряжении огромные финансовые резервы, оцененные Международным валютным фондом в 644 миллиарда долларов (584 миллиарда евро).

Но, по данным МВФ, его экономика выросла всего на 0,7 процента в 2019 году и, как ожидается, сократится на 1,1 процента в этом году.

Небольшой эмират площадью 17 818 квадратных километров (6880 квадратных миль) является домом для большого количества иностранцев, в основном рабочих из стран Ближнего Востока и Азии.

В июне Кувейт заявил, что хочет сократить количество иммигрантов до 30 процентов от 4,8 миллиона жителей, по сравнению с 70 процентами сейчас.

2 августа 1990 года армия иракского диктатора Саддама Хусейна вторглась в Кувейт, аннексировав соседнюю территорию.

Семь месяцев спустя Ирак был изгнан международной коалицией под руководством США.

Между двумя странами возникло несколько споров, наиболее сложные из которых касались их границ - яблоко раздора со времен обретения Кувейтом независимости в 1961 году.

Кувейт поддерживает дипломатические отношения с Ираном, в отличие от своего могущественного соседа Саудовской Аравии, которая разорвала связи с Тегераном, обвинив его во вмешательстве во внутренние дела нескольких арабских стран.

Он также поддерживает хорошие отношения с Катаром и играет посредническую роль в дипломатическом кризисе, разразившемся в 2017 году между Дохой и некоторыми из его соседей по Персидскому заливу, включая Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты.

Кувейт и Соединенные Штаты связаны соглашением об обороне, срок действия которого истекает в 2022 году. Альянс был скреплен после первой войны в Персидском заливе против Ирака в 1991 году.

Кувейт был первым арабским государством Персидского залива, принявшим парламентскую систему в 1962 году.

Конституция предусматривает Национальное собрание из 50 членов, избираемых на четыре года.

Политические партии запрещены, но многие группы, включая исламистов, свободно действуют как фактические партии.

Кувейт в течение многих лет сотрясал череду политических кризисов.В них участвовали правительство, члены королевской семьи и парламент, который неоднократно распускался, особенно при шейхе Сабахе.

С середины 2006 по 2013 год, и особенно после восстаний «арабской весны» 2011 года, страна пережила период политических потрясений, в течение которых около 10 правительств ушли в отставку.

Правление шейха Сабаха, вступившего на престол в 2006 году после беспрецедентного политического кризиса, ознаменовалось демонстрациями и арестами оппонентов.

Кувейтские женщины получили право голосовать и баллотироваться на выборах в 2005 году.

В начале сентября Кувейт привел к присяге восемь женщин-судей, что стало первым после долгой судебной тяжбы за то, чтобы позволить женщинам выступать в этой должности.

Однако некоторые традиционные семьи накладывают жесткие ограничения на передвижения своих родственниц.

Население, ВВП, Инфляция, Бизнес, Торговля, ПИИ, Коррупция

Скачать PDF
Факты
  • Население:
  • ВВП (ППС):
    • 308 долл. США.7 миллиардов
    • Рост на 0,7%
    • 0,2% Совокупный годовой рост за 5 лет
    • 51 912 долларов на душу населения
  • Безработица:
  • Инфляция (ИПЦ):
  • Приток ПИИ:

Оценка экономической свободы Кувейта - 64.1, что делает его экономику 74-й среди самых свободных в Индексе 2021 года. Его общая оценка увеличилась на 0,9 балла, в первую очередь за счет повышения эффективности судебной системы. Кувейт занимает 8-е место среди 14 стран в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, а его общая оценка выше средних региональных и мировых показателей.

Экономика Кувейта находилась в категории умеренно свободных с момента начала составления Индекса в 1996 году. Чтобы расширить экономическую свободу, правительству пришлось бы ограничить государственные расходы и провести значительные реформы для укрепления верховенства закона, обуздания коррупции и уменьшить раздутую и неэффективную бюрократию.Также необходимы усилия по улучшению относительно плохого делового и инвестиционного климата.

ВЛИЯНИЕ COVID-19: По состоянию на 1 декабря 2020 года пандемия в Кувейте привела к 881 смертельному исходу, и прогнозировалось, что экономика сократится на 8,1 процента за год.

Фон

Бывший британский протекторат Кувейт является конституционной монархией и находится под управлением династии ас-Сабах с 18 века. Подавление эмиром Сабахом аль-Ахмадом аль-Джабр ас-Сабахом растущей оппозиции со стороны исламистов и племенных популистов с 2012 года привело к протестам.На выборах 2020 года 24 из 50 мест в Национальном собрании получили кандидаты, принадлежащие к оппозиции или склоняющиеся к ней, по сравнению с 16 местами на выборах 2016 года; 31 кандидат (среди которых нет женщин) - новичок в собрании. Это большое изменение может стимулировать новые усилия по осуществлению экономических реформ. Кувейт контролирует примерно 6 процентов мировых запасов нефти. На нефть и газ приходится почти 60 процентов ВВП и около 92 процентов экспортных доходов. Правительство ежегодно экономит не менее 10 процентов доходов, чтобы защитить себя от возможных последствий снижения цен на нефть.

Верховенство закона Просмотр методологии

Государство контролирует большую часть земли Кувейта. Однако из-за слабой системы регистрации прав собственности и регистрации правительство не полностью осознает, чем оно владеет, и это способствует нерациональному распределению ресурсов. Как правило, граждане стран, не входящих в Совет сотрудничества стран Персидского залива, не могут владеть землей. Правовая система развита слабо, и всех судей назначает эмир. Коррупция широко распространена, особенно среди правящих элит.

Правительственный размерПросмотр методологии

Доходы физических лиц налогом не облагаются. Фирмы и совместные предприятия с иностранным капиталом - единственные предприятия, которые облагаются фиксированным 15-процентным корпоративным подоходным налогом. Общее налоговое бремя составляет 1,4 процента от общего внутреннего дохода. Государственные расходы составили 51,2 процента от общего объема производства (ВВП) за последние три года, а профицит бюджета в среднем составил 6,7 процента ВВП. Государственный долг эквивалентен 11.6 процентов ВВП.

Методология анализа нормативной эффективности

Кувейт устранил избыточные процедуры, связанные с получением коммерческой лицензии, и упростил онлайн-регистрацию компании. Получить электричество стало проще. Многие граждане Кувейта не хотят работать в частном секторе, предпочитая работать на правительство. Вместо того, чтобы сокращать очень высокие субсидии, правительство, вероятно, будет поддерживать их за счет дефицитных расходов.

Методология Open MarketsView

В Кувейте действуют три соглашения о преференциальной торговле. Средневзвешенная тарифная ставка составляет 4,6 процента, действуют 55 нетарифных мер. Экономика выигрывает от открытости для иностранных инвестиций, хотя некоторые сектора закрыты. Современная система финансового регулирования облегчает и приветствует портфельные инвестиции. Банковский сектор остается хорошо капитализированным, и развивается более динамичный рынок капитала.

Правитель Кувейта шейх Сабах ас-Сабах умер в возрасте 91 года | Кувейт

Эмир Кувейта шейх Сабах аль-Ахмад ас-Сабах, архитектор современной внешней политики страны и один из самых влиятельных голосов в регионе, умер в возрасте 91 года.

Монарх умер во вторник в Майо в клинике в Рочестере, штат Миннесота, где он восстанавливался после операции в июле. Его тело отправляли в Кувейт для захоронения.

Его сводный брат, наследный принц шейх Наваф аль-Ахмад ас-Сабах, будет приведен к присяге в качестве его преемника поздно вечером в среду.

Сабах правил с 2006 года и руководил его внешней политикой более 50 лет.

«С глубокой печалью и скорбью для кувейтского народа, исламского и арабского мира и людей дружественных наций, Амири Диван [королевский дворец] оплакивает смерть шейха Сабаха аль-Ахмада аль-Джабера ас-Сабаха, эмир Кувейта », - сказали в его офисе.

Спекуляции по поводу наследования начались вскоре после того, как государственное телевидение прервало трансляцию, чтобы сыграть стихи из Корана - верный признак смерти правящей семьи.Объявление вскоре последовало, и военные страны были переброшены на улицы Кувейта в качестве меры предосторожности.

Аналитики считают, что за кулисами будут вестись интенсивные переговоры о том, кто станет следующим наследным принцем страны.

Из ведущих семей Кувейта раздались призывы к смене поколений, назначив более молодую фигуру во главе государства.

«Кувейтцы… задаются вопросом, кого из будущих эмир Наваф выберет своим наследным принцем.Конституция страны гласит, что каждый новый наследный принц должен быть одобрен большинством в Национальном собрании, поэтому кандидат должен иметь прочные отношения с членами собрания », - говорится в недавнем августовском отчете Фонда Карнеги за международный мир.

Сабах позиционировал себя и страну как устойчивые и осторожные во время потрясений и перемен в регионе.

Он сыграл важную роль в стратегическом союзе с США, последовавшем за вторжением Ирака в Кувейт в 1990 году.Богатое нефтью государство также поддержало вторжение США в своего северного соседа в 2003 году и поддерживало тесные связи с Великобританией.

В последние десятилетия он считался одним из последних представителей старой гвардии региона и использовал свой статус, чтобы попытаться смягчить такие споры, как противостояние между Катаром и странами Персидского залива, возглавляемыми Саудовской Аравией и ОАЭ.

Он также пытался выступить посредником в войне в Йемене, принимая лидеров обеих сторон конфликта, и председательствовал на конференциях по оказанию помощи жертвам сирийской войны.

Сабах был обеспокоен более решительным подходом наследника престола Саудовской Аравии Мохаммеда бин Салмана и больше относился к отцу наследного принца, королю Салману, с которым он поделился более близким мнением по таким вопросам, как израильско-палестинский конфликт. .

Сабах был против недавних мирных соглашений с Израилем, подписанных с ОАЭ и Бахрейном, которые были заключены, несмотря на рамки 2002 года, которые рассматривались как план для широкого признания арабами, и предлагал палестинцам несколько уступок.

Еще этим летом он сказал другим региональным лидерам, что Кувейт будет последним государством, которое последует его примеру вне согласованной формулы для решения о создании двух государств.

Его смерть вызвала излияние горя в арабском мире и за его пределами.

«С уходом шейха Сабаха мы теряем мудрого лидера, который посвятил свою жизнь служению своей стране, а также арабским и исламским народам», - написал в Twitter министр иностранных дел Саудовской Аравии принц Фейсал бин Фархан.

«Эмир был человеком глубокого сострадания, человечности и достоинства, который всю свою жизнь неустанно трудился во благо своей страны и региона», - сказал бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр.«Его глубоко уважали на Ближнем Востоке. Он проявил храбрость во время вторжения в Кувейт и мудрость в восстановлении своей страны впоследствии ».

Кувейт и Катар по JSTOR

Информация о журнале

Comparative Politics - международный журнал, издающий научные статьи, посвященные сравнительному анализу политических институтов и поведение. Он был основан в 1968 году для дальнейшего развития сравнительной политическая теория и применение сравнительно-теоретического анализа к эмпирическое исследование политических проблем.Сравнительная политика передает новые идеи и результаты исследований социологам, ученым и студентам. Незаменим для специалистов в исследовательских организациях, фондах, консульствах и посольствах на всей территории мир. Comparative Politics спонсируется, редактируется и публикуется доктор философии Программа по политологии Городского университета Нью-Йорка. Мнения, выводы или заключения, выраженные в журнале, принадлежат авторов и не обязательно отражают точку зрения редакторов или Городской университет Нью-Йорка.Сравнительная политика издается ежеквартально в январе, апреле. Июль и октябрь.

Информация об издателе

Доктор философии Программа по политологии Городского университета Нью-Йорка, расположен в аспирантуре и университетском центре городского университета Нью-Йорка на Пятой авеню, 365 в Нью-Йорке, состоит из сообщества ученые, посвященные задачам приобретения, расширения и передачи достоверные знания о политических явлениях. Его основная функция - обучать профессиональных политологов, способных к независимым исследованиям и имеет квалификацию для карьеры в академических учреждениях, государственных учреждениях, некоммерческие организации и частный сектор.Хотя доктор философии Программа в политологии отличается разнообразием подходов, все студенты ожидается как специализация, так и понимание дисциплина в целом. Сравнительная политика была основана Программа политических наук Городского университета Нью-Йорка в 1968 г. продвигать свою научную миссию, продвигая исследования в области сравнительной политики и является неотъемлемой частью ее вклада в дисциплина политология.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *