Макс острогин все книги: Макс Острогин — Новинки книг 2020 – скачать или читать онлайн

Содержание

Макс Острогин - Большая Красная Кнопка читать онлайн бесплатно

Макс Острогин

Большая Красная Кнопка

Тикает.

Часы. Я взял книжечку, тонкую, в зеленой пластиковой одежке. Осторожно, кончиками пальцев, чтобы страницы не рассыпались в серый прах.

«Видеомагнитофон JVC – DR 1019, руководство по эксплуатации». Само по себе странное слово – «видеомагнитофон». Из старинных, даже из мертвых, из тех, что окончательно позабылись по причине своей ненадобности, сгинули, растаяв в непредсказуемом прошлом. Вот слово «электричество», тоже старое, но в то же время и сегодняшнее, мы все знаем, что это такое – искры, тепло, свет, может и ударить, если дурак. «Видеомагнитофон» ни о чем мне не говорил. Судя по картинке в руководстве, плоский черный ящик с кнопками. В него вставлялись кассеты с записями, после чего изображение выводилось на монитор.

Монитор я знал. На Варшавской их было много, только все неисправные. Петр немного разбирался в электричестве, так вот, Петр говорил, что поломалось все из-за импульса. Электромагнитного. Когда-то давно очень мощный всплеск выжег почти всю тонкую электронику, даже ту, что на складах хранилась. А оставшаяся почти вся испортилась от времени. Во всяком случае, Петр не смог починить ни один прибор сложнее печки. Егор же, вернее, его отец предполагал, что на телецентре аппаратура должна была сохраниться лучше. И чтобы подготовиться как следует, он читал руководства. Ну, куда втыкать и на что нажимать. Теперь вот и я эти руководства изучал. Каждый день по три часа. Понималось туго. Настройки, переключения, каналы какие-то, слишком много незнакомых слов. Хотя все эти старинные устройства работали более-менее одинаково: суешь кассету, или диск, или карточку, оно сразу само начинает показывать. Я, конечно, не очень умный человек, но с такой техникой даже я управлюсь.

«Видеокамера Панасоник GS 12, руководство по эксплуатации», в красной обложке, похожей на кожу крокодила. Начал с первой страницы.

Лежал, читал. Наверху звякали на веревочках гильзы, выл в старых антеннах ветер. И тикали часы. Спокойно так, хорошо. Тик-так, тик-так, шестеренки перекатываются, отмеряют минуты, часы, спать охота. Стрелки вроде замерли, но если напрячь как следует зрение и затормозить посильнее мозг, то видно, что они ползут по кругу. Медленно и неукротимо. Пока идут часы, время есть. Если будильники перестанут тикать, стрелки замерзнут и проржавеют колокольчики, тогда и все, значит, конец.

То, что время тикает, – это верный признак. Мир вертится, и надежда есть.

Егор должен бы уже и вернуться. Уже час как. Тут недалеко ведь. Подземный магазин, совершенно неразграбленный. То есть его, конечно, разграбляли, но не все кому попало, а только родственники Егора. И оберегали от остальных, чтобы посторонние не безобразничали. Да и не было тут этих посторонних.

Егор наведывался в магазин раз в неделю. Приносил консервы. Сироп. Спирт для отопления, свечи для освещения, другие припасы, таскал все это рюкзаками, каждый раз приговаривая, что запасов много, до весны вполне хватит, слон морозоустойчивый, в слоне хорошо…

Пару раз я собирался с ним, только не получалось, ноги подводили каждый раз, шатание в них пробуждалось и полная неходь, поэтому я в магазин так и не выбрался, хотя поглядеть собирался.

Обычно Егор уходил с утра. Брал с собой обрез, винтовку, гранаты. Возвращался после обеда, нагруженный добычей и злой от страха. Ничего, пусть привыкает к самостоятельности, не все мне ему сопли вытирать…

Сегодня он что-то слишком долго привыкает. Подождем…

Закрыл глаза и еще полчаса думал о спокойном. Потом только начал волноваться. Вообще-то магазин недалеко, добраться дотуда любой может.

Даже я.

Еще через полчаса я выбрался из койки и стал собираться. Егор не пришел, скорее всего, вляпался. Надо выручать. Ничего без меня не могут.

Оделся. Натянул куртку, шлем. Постучал по нему пальцем согнутым. Звук должен правильный получаться, если неправильный, значит, в шлеме трещины. Хотя, если честно, в шлеме не может случиться трещин – это же какой-то там необычный кевлар, прочнейшая вещь, но что-то я стал в последнее время подозрительным человеком, подозреваю все.

С ботинками промучился минут двадцать, не меньше. Ноги подпухшие, трудно лезут, еще труднее вылезают, борьба. Хотел даже подрезать ботинки, но решил подождать. Ноги в норму придут, а обуви не вернуть. А я к ним привык, в моем возрасте от привычек уже сложно отказываться.

Взял ружье, вертикалку. Чем-то напоминает карабин, только не такой тяжелый.

Ну и костыль. Костыль у меня отличный, титановый. Удобный, легкий, а если нажать на пружину, то из нижней части выставляется особое пыряло, им легко пырять. И даже звездочки на костыле есть, выцарапанные, не знаю, чего они означают, счет, может. Сколько владелец убил. Сумраков, волкеров, кровожадных старушек.

Рюкзак тоже прихватил, со всем, что нужно в походе. Потому что Гомер учил – идешь на минуту, собирайся на век. Нужное, ненужное тоже, потому что может пригодиться все.

Спуск на землю – целое приключение, костыль – мой верный друг, без него я никак и никуда, особенно на лестницах. Интересно, а есть стреляющие костыли? Удобно, наверное, прыгнула на тебя бабушка-убийца, а ты ее разрывным костылем, наверное, раньше так все и было.

Три раза чуть не упал, один раз почти головой, Алиса бы посмеялась…

Алиса бы посмеялась. Обозвала бы меня рыбцом. Или Рыбинском. Егору тоже бы придумала название. Козявочник, Сопля, Кактус-Какашка, воображение у нее богатое. Егор тут книжку мне принес, про ту самую Алису. Перечитал. Та тоже была сумасшедшая, еще сумасшедшее нашей. И вокруг нее тоже один другого лучше. Одна улыбка кошачья чего стоит. А уж природа-то какая…

Наверное, про нашу жизнь тоже можно безумную книжку сочинить. Я буду Чеширским котиком, Егор Безмозглым Шляпником.

А Алиса будет Алисой.

А на улице совсем осень. Редкие деревья вокруг зоопарка так и не смогли уронить листья, поскольку по причине жаркого лета никаких листьев на деревьях не завелось, я шагал в тени высотки, под ботинками скрипели пирамидки утреннего льда, дышалось легко. Оздоровительно. Я люблю первые заморозки. Когда на лужах прозрачные корки, земля твердая и не держит след, воздух звонок и слышимость простирается в два раза дальше, чем в обычные дни, и весь прах, накопившийся в воздухе летом, садится на землю за одну октябрьскую ночь. Хотя я не был уверен, что сейчас октябрь, месяцы давно рассыпались и растерялись.

Осень.

Я достал карту. Магазин рядом. Под землей. И чего они все так под землю влезть старались? Полгорода расположено под землей, большая часть. Вот я бы на месте старинных людей не под землю стремился, а наоборот. Вверх. А они все вниз да вниз, не могли освободиться от своих норных привычек. Да и сейчас не сильно освободились.

Читать дальше

Макс Острогин - Здравствуй, брат, умри » Книги на любой вкус читать онлайн бесплатно без регистрации

⭐⭐⭐⭐⭐В 2023 году международная арктическая экспедиция, действующая в районе базы «Руаль», достигла линзы подледного озера «Восток 18». В пробах воды был обнаружен ретровирус. При случайном контакте с атмосферой он перешел в активное состояние. Несмотря на принятые меры, сдержать его распространение не удалось. Население Земли, а также орбитальных станций и планетарных колоний почти полностью вымерло…Алекс единственный оставшийся человек. Но однажды он замечает, что на планете больше не один. Кто-то разворовывает примеченные им магазины и квартиры, хозяйничает в его лесах, убивает его животных. И, кажется, начал охоту на него самого.

Макс Острогин

ЗДРАВСТВУЙ, БРАТ, УМРИ

Возможно, что некоторое время они питались крысами и всякой другой мерзостью. Даже и в наше время человек гораздо менее разборчив в пище, чем когда-то, — значительно менее разборчив, чем любая обезьяна.

Герберт Уэллс «Машина Времени»

Глава 1

Волк убрался

— А Наф-Наф был таким хитрожопистым поросенком, он не стал домик из соломы строить, не стал. И из веток домик не стал строить, и из глины, пошел он в город и наковырял из стен красных кирпичей. А между кирпичей все-таки глину проложил. И домик получился крепкий. Когда пришел Волк, Наф-Наф кинул в него кочергой — и в лобяру сразу. Волк рассвирепел и стал дуть в дверь. Легкие у Волка были сильнейшие, но все-таки не как самолетная турбина, дверь не пошелохнулась даже. Разозлился Волк, стал в дверь лбом стучать. С разбега. Но домик был стойким, он выдержал, двери выдержали, а у Волка, наоборот, лоб чуть по шву не треснул. Тогда Волк уже очень разозлился и полез на крышу, а с крыши уже в трубу ввинтился, эквилибрист сплошной. Но Наф-Наф был как всегда готов, развел снизу огонь и поставил котел с кипящим маслом. Волк упал в котел, обжарился слегка и очень громко закричал. Затем выскочил в окно, сразу из котла — и в окно, убежал и больше никогда-никогда не прибегал, шкура с него обваливалась клочками. И Наф-Наф, Нуф-Нуф и Ниф-Ниф жили долго и счастливо…

Долго и счастливо.

Я так и рассказываю. Не совсем гладко. То есть иногда гладко, а иногда так — туда сюда, как оно получится. Я все-таки по-правильному так и не научился, нет навыка разговора. Только я начал немножко научаться говорить по-правильному, как все и оборвалось. Вспоминаю еще много по пути. Но ничего ведь не поделаешь. Я на самом деле вспоминаю в самых разных местах, будто выскакивает откуда-то все… Каша у меня в голове, мне Хромой и раньше об этом говорил. Ну да, Ниф и Наф жили долго и счастливо, а сейчас свиней и нет почти, кабаны, да и тех редко встретишь…

Я поднял голову Волка и кинул ее в смолу. В асфальт. Асфальт был холодным, голова влиплась, постояла, подумала будто и стала медленно погружаться. Очень-очень медленно, Волк еще долго смотрел на меня желтыми и уже равнодушными глазами. Потом совсем утонул, одно ухо торчало чуть дольше. Поверху деревьев шуганул ветер, и Волка засыпало желтыми листьями, и стакан стал похож на осеннюю лесную полянку, аккуратную и мирную, аккуратную и мирную.

Когда я кинул в смолу Хромого, он тоже долго проваливался. Очень долго. Уже даже стало темнеть, а он все проваливался и проваливался, ссутулившись, как большая черная цапля. Пришлось мне взять березку и его немного подтолкнуть для скорости. Тогда тоже была осень, поздняя уже, асфальтовая смола вязкая. Зато получилось торжественно. Хромой погружался, уходил в черноту и смотрел на меня серебряными денежками — их ему я вставил в глазницы на распор: на одной написано «25», на другой «50». Хромой опустится до дна стакана, после этого пройдет сорок дней, и он из стакана пошагает по лестнице на небо, где уже будет его ждать Петр со связкой ключей. Хромой отдаст ему деньги, и Петр откроет скрипучие ржавые ворота. Кто такой этот Петр?

И вообще, конечно, никуда Хромой не пойдет, так и проторчит тысячу лет в стакане в этом, хотя в книжках некоторых и пишут, что так все оно и происходит — человек помирает — и по лестнице на небо, к облачным воротам. Это называется суевериями, я читал. Вера в то, чего на самом деле нет.

Да, если бы я Хромого тогда не подтолкнул, то он долго бы еще проваливался, дня два, наверное.

А на Волка у меня даже монет не нашлось настоящих. Вставил от патронных гильз донышки, получилось как-то несерьезно и весело, пришлось выковырнуть. А закрывать глаза не стал, не знаю почему, такой экспонат получился.

Зато Волка подталкивать не пришлось.

— И они жили долго и счастливо, — сказал я, когда было уже совсем все.

Это его любимая сказка. Про Наф-Нафа и его братьев. Любимая сказка Волка.

Теперь у меня волка нет. Это плохо. Без волка жить трудно, без волка ты как дикий делаешься. Если ты заболеешь, кто тебе еду станет носить? Кто ночью посторожит? Придется на деревьях ночевать, это невменяемо вообще — утром спускаешься, шея заклинена, а в уши клещей по килограмму забралось, а от них в голове менингит, нет, точно дико.

Не, без волка плохо. Будет плохо.

Да и так уже все плохо. Уже давно все плохо. Хромой говорил, что жизнь — это лестница. Или вниз летишь так, что ребра трещат, или вверх карабкаешься, так что двадцать семь кишок выскакивает. Ничего хорошего, ничего приятного. Как у Дарвина в книжке — естественный отбор, выживает тот, у кого длиннее зубы и толще шкура, я самого Дарвина не читал, но про него читал. Правда, тоже всю книжку так и не одолел, съедена оказалась, но Хромой про лестницу зря все-таки говорил — накаркал себе лестницу.

И мне заодно.

Сейчас у меня вот вниз. Качусь по ступенькам, подпрыгиваю, как бильярдный шарик, стукаюсь лбом — бум, бум, бум, шишки сводить не успеваю, жаб не хватает. На самом деле, очень на лестницу походит. И ступеньки, то есть неудачи, следуют одна за одной, никак не могут остановиться. Видимо, крепко зацепил Невезенье. Горе-Злосчастье, оно бородатое, Кручина зеленая, ну ее.

Вот взять последние мои дни. Питался ведь я одними рыжиками. Рыжиками, лисичками, боровиками и даже черными подземными грибами — их Волк отыскивал очень легко. Вообще осень выдалась жирная, сытая, перепела так и прыгали из-под ног, кабарга скакала, утки крякали, всякой дичи вообще полно, мы с Волком пробирались через леса к югу и не делали никаких запасов: зачем было запасаться, когда вокруг всего-всего? Даже охотиться не надо — с вечера ставь силки, а утром готово — или кролик, или перепел, быстренько на углях испек — и дальше, а о рыбалке я вообще позабыл уже. Волк, правда, уже тогда не ел совсем, заяц его прицапнул, а после этого есть не особенно хочется, я-то знаю.

А потом совершенно вдруг мы вошли в какую-то странную пустоту. Лес как лес, не изменился, деревья росли, только исчезли все. И вокруг никого, только какая-то жуткая тишина, даже птицы куда-то делись, короедами подавились, что ли…

Я никак это обстоятельство не мог объяснить, так, предполагал только разное. Ну, к примеру, животные могли уйти из-за диких. Дикие мяса не жрут, но жить рядом с ними никто не захочет, они вонючие и беспокойные, хуже обезьян.

Или из-за стихийного бедствия. Я читал, что многие животные очень хорошо предчувствуют разные опасные события. Пожары, ураганы, извержения вулканов и даже настоящие цунами, звери предвосхищают их издали. Цунами еще только через месяц собирается, а акулы всякие, электрические скаты и прилипалы уже вовсю налаживаются подальше, в отмели, в ил зарываются.

Это, кстати, и по Волку виднелось, хотя он и не скат, а все предчувствовал. Вот, устроимся на ночевку, огонь запалим, заварим чагу со смородиновыми почками, и уже расслабление такое, и уже все в порядке, и книжку открываешь, «Исландскую новеллу» или «Очищение организма перекисью водорода», полный консилиум, одним словом, экстра, лежи себе, радуйся жизни. И вдруг Волк как начнет возиться! Как начнет перекладываться, блох выкусывать, чесаться, подвывать и в небо посматривать так тоскливо-тоскливо, так грустно-грустно, что самому страшно становится. Понимаю я, что не нравится Волку эта ночевка, не хочется ему тут задерживаться, словно на ежах он весь, словно стрекоза ему в легкие залетела.

Ну и собираемся, в путь идем.

Отхлынем на километр, устроимся заново, и что же ты думаешь — в эту же ночь в место старой стоянки ударит звезда, и такая яма образуется, что хоть землянку ставь!

Нет, они чуют, у всех животных на опасность чутье, пожар еще через неделю случится, а дичь уже загодя разбегается, и нет разницы, в воде они живут или по суше перепрыгивают. Если бы у меня имелась такая чувствительность, я бы вообще жил просто здорово. Я бы даже дожди обходил, мне дожди очень не нравятся, землетрясения разные. Землетрясений, правда, на моей памяти не тряслось, и для цунами не было никакой почвы — до ближайшего моря полгода пути, вулканическая активность никак себя не проявляла, а лесные пожары, конечно, случались. Только летом. Летом, когда жара и грозы. Молния ударит — и горит. Лесу много, есть чему гореть.

Волк, кстати, и тогда тоже беспокоился, только я никак это беспокойство не мог распознать. Что-то его маяло… Не предчувствие смерти, нет, звери смерти не знают… Но чего-то он боялся.

Да и самому мне в этом лесу пустом было неуютно. С другой стороны, обходить его тоже не хотелось, ноги не стеклопластиковые, короче, нырнули мы с Волком в эту мертвечину, и скоро есть стало нечего. Хорошо хоть грибов много тут водилось. И даже не просто много, а очень много, шагаешь по лесу, и только шляпки под ногами похрустывают. Грибной год.

Острогин Макс - Мертвецы не танцуют » Лучшая Библиотека (Более 150тыс.) Книг Читать Бесплатно

Поход на Запад, к Центру, заведомо провальное дело. Мрак там сильнее. Настоящий, жирный и бесспорный. Не мелкая грязная погань, назойливо повисающая на ногах и пытающаяся выклевать глаза, – настоящая тьма. Община уже посылала туда людей. Три отряда по восемь человек – все сгинули. А людские ресурсы надо беречь. Свои все наперечет. И главное тут слово «свои»… Чужака никогда не жалко. А он в клане чужой. Да, метко стреляет и быстро бегает. Да, умеет выживать в любых условиях, спать в земле, дышать под водой. Но не «свой». Значит, он и пойдет туда, откуда никто не возвращался. Но смерть снисходительна к героям. Как будто дает им шанс показать, чего они стоят.

Острогин Макс

Мертвецы не танцуют

Глава 1. Землетряс

Винтовка сработала непривычно мягко, почти без отдачи, почти без звука. Негромкий шелест. Точно в левое плечо, не мне, тетке. Тетку развернуло, секунду она пыталась балансировать, размахивала сумкой.

Интересно, ее с сумкой, что ли, похоронили? Чего она ее таскает-то? Вроде вполне мреческая тетка, почерневшая, подгнившая, заросшая этой паскудной мертвецкой коростой, а с сумкой. Нашла, видимо, где-то. Шла себе дохлая, вдруг видит – сумка, ну и взяла. Рефлекторно. Иногда такое случается, сам видел. Мрец с костылем. А другой с велосипедом, я его даже за человека сначала принял – идет человек, велосипед рядом с собой катит. Я к нему познакомиться, а он как кинется. Велосипед, значит, как маскировку использовал, хитрость проявлял. Хотя, может, он раньше велосипедистом был знаменитым, раньше люди на велосипедах только так гоняли…

Тетка с сумкой не удержалась, сорвалась в провал. Жаль.

Патрона жаль, на мреца – и целый патрон! Расточительство. Хотя плевать, у меня этих патронов… Четыре ведра.

Простые. Трассеры. Разрывные. Бронебойные. Это чтобы не скучно, это чтоб весело. Я тут уже неделю сижу, дежурю. Погань лезет и лезет, а я стреляю и стреляю. Тоска, поэтому разные патроны и использую. Вот, к примеру, разрывной. Здесь надо подкараулить, пока тварь не подберется к провалу поближе, и только тогда стрелять. Башка у мреца в клочья, а сам он аккуратненько в яму, хорошая работа.

Или трассер. Трассером красиво. Видно, куда стреляешь, можно даже в прицел не смотреть, трассеры я больше всего люблю.

Или бронебойный, с сердечником. Им легко сразу нескольких завалить, главное, подловить, пока они на одной линии расположатся – бац – и сразу три штуки. Хотя обычно только первый успокаивается окончательно, остальным кому руку, кому ногу отрывает, мерзкое зрелище получается. Потому что шевелятся. И мрецы, и руки-ноги ихние. За день набьешь сотню, а они шевелятся, скребутся, аж тошнит, вечером приходится идти к провалу, чистить, чтобы не скапливались, огнеметиком.

Они на той стороне беснуются, до меня добраться стремятся, а я на этом берегу. И с огнеметом. Плюк. Смесь тоже беречь нечего, Петр ее много наварил. Вот я и не берегу, поливаю щедро. От огня они бегать начинают, не любят огонь, как и любая погань. Туда-сюда, туда-сюда, друг о друга стукаются, в провал проваливаются. Вообще мрецы хорошо горят. Утром, когда прихожу, один пепел остается, да и тлеет еще кое-где. Ими, наверное, печь топить можно. Вот если не думать, что это мрец, а думать, что полено. Надо предложить проект Япету – топить мрецами. Только топить у нас нечего, все на электричестве…

Девять.

И снова в провал. Непонятно, мужик или тетка, старый уже мрец, мумифицированный. В ногу ему, в колено, сразу в ров полетел.

Вчера сорок шесть штук подбил. Из винтовки все, из карабина я по этой погани не стреляю, не достойны они. Винтовкой обхожусь, не скучно.

Тут у нас постоянный пост, засечная черта. Постепенно зачищаем территорию, огораживаемся. Провалы, машины, в домах двери завариваем, ловушки устанавливаем, баррикады. Тут самое важное – чтобы естественно все это выглядело, будто само оно образовалось. Чтобы человеческое отребье не лезло. А погань, конечно, пробирается, но немного. Так что днем вокруг Варшавской разрешается даже немного погулять. Особенно если стрелки на постах.

Порядок. Хоть какой-то.

Был.

До прошлой недели.

Неделю назад к северу от нас проревел торнадо. Небо загустело, почернел воздух, и в молниях и грохоте сатана явил свой разрушительный палец. Серафима отмечала – четыре километра прошел, с востока на юго-запад. Снес два квартала. Ну, и кладбища причесал. Два. Ободрал весь верхний слой. И теперь они бродят. Много, сотни, может, тысячи удивительно хорошо сохранившихся мрецов. И все прут, чуют мясо.

А я их отстреливаю. Возле провала. Улица тут широкая, провал чуть наискосок, глубокий, метров двадцать. Я на кране сижу. Рядом к недостроенному дому прицеплен кран, в кабине оборудован пост. Ничего, уютно, запросто дней пять продержаться – даже диван кто-то втащил, что удобно, – сиди на диване, постреливай.

Провал как на ладони, и едва поганец приближается к краю, я его успокаиваю. С одного, разумеется, выстрела. И летит он в яму. А я в журнал записываю – Япет велит учет производить для научных целей.

Десять.

Сразу двоих, но записываю как одного.

Серафима вчера приходила, стрелять училась. Встала возле провала и давай палить из автомата. Два диска расстреляла, набила кучу, ко мне забралась с довольным видом, учись, говорит, как надо, сразу полсотни штук Дура. Сегодня тоже прийти грозилась, отрабатывать стрельбу с обеих рук.

Ну пусть приходит, все веселее. Болтает много, анекдоты рассказывает, увлечение у нее такое – анекдоты сочинять. Несмешные, кстати.

Одиннадцать.

Двенадцать, тринадцать, еще два выстрела.

Я высунулся из кабины.

Вспомни Серафиму – она тут как тут. С пистолетами. Вся просто увешана пистолетами, наверное, по-оружейки приволокла.

Рукой мне помахала – и к провалу. Мрецы почуяли, оживились, стали поближе подбираться, а что, в Серафиме килограмм, наверное, пятьдесят, ценный продукт.

Мрецы наступали, Серафима дождалась, пока они не подойдут к краю провала, выхватила пистолеты, заорала что-то воинственное и начала отстрел. Дура.

Бестолковое занятие – стрелять вот в упор, да еще по почти неподвижным мишеням. Тупой и бессмысленный расход патронов, мне совсем не нравится, один выстрел, один труп, так всегда Гомер говорил.

Я старался сначала всего этого безобразия не замечать, но Серафима развела настолько оглушительно беспорядочную стрельбу, что у меня голова заболела. Даже Папа недовольственно мяукнул. Я плюнул и полез вниз.

Серафима упражнялась. Довольно неуклюже. Старалась стрелять из-за спины, из положения лежа, на звук. Грому много, толку мало.

– Ну как? – поинтересовалась Серафима, когда я подошел. – Шестнадцать штук уже завалила.

– Бестолковое занятие, – сказал я.

– Почему же? Сокращаю численность – это полезно.

– Это бесполезно. Трупов на каждом кладбище по несколько миллионов. Разной степени разложения. На всех патронов не хватит.

– Ты это Япету скажи.

– Я говорил, он не слушает.

– И правильно делает.

Серафима застрелила длинного мреца, никогда таких длинных не видел, две пули ей понадобилось, перерасход.

Неприятно все-таки. Когда они вот, в пяти метрах. И вонь слышно, и зубы видно – ногти, зубы и волосы продолжают расти. У некоторых. Хорошо хоть прыгать не умеют.

– Правильно делает, – повторила Серафима. – Тебя слушать… Неизвестно, что ты за человек пока, чтобы тебя слушать… А правда, что ты с навкой гулял? Говорят, у вас любовь…

Серафима захихикала, мне немедленно захотелось столкнуть ее в ров. Но я только сказал:

– Дура ты.

– Ага, дура… А правда, что она тебя тоже? Ну, типа, любит?

– Я же говорю – дура. Ты дура.

– Ага. Говорят, что она тоскует без тебя. Когда ты уходишь, она на стены кидается. Любовь, точно. Чудовище и красавец!

Едва не замахнулся. Честно, еще бы секунду, и влупил бы ей, прямо в лоб, в лобешник..

– Спокойно, спокойно! Это так трогательно, что я не могу просто.

Серафима снова стала стрелять. Пистолеты дергались у нее в руках, кисти слабые, никуда не годится. Но попадала. В упор любая дура попадет.

Патроны закончились, она спрятала пистолеты и достала револьвер. С коротким стволом, черный. Я позавидовал, сам давно хочу себе револьвер, даже у Петра одна рухлядь, а самоделку не хочется.

А у этой есть.

– Говорят, ты и сейчас к ней ходишь…

Бук Револьвер звучал совсем по-другому, серьезнее. И убойнее, мрецов отбрасывало на несколько метров, видимо, Серафима подточила пули.

– Говорят, ты ее выкрасть два раза пытался…

– Такие же дуры, как ты, и говорят.

Я разозлился и направился обратно, к крану. Зря она приперлась, только настроение портит. Бестолковая. Все они тут бестолковые, один другого хуже. Но эта Серафима… И чего она ко мне привязалась?

Мяв. Папа мяучил. Громко. Отрывисто.

– Кошака пора кормить, – усмехнулась Серафима. – Скорее, а то он тебе в ботинки нагадит!

При чем здесь ботинки? Нет, все же дура…

И тут же звук. Протяжный и страшный, как будто со всех сторон, и с неба, и из-под земли.

Я остановился. Оглянулся.

Мрецы замерли. Окоченели, как-то головы наклонили. Тоже, что ли, слушают…

Серафима перестала стрелять. Отбежала от провала. Ко мне поближе.

– Опять смерч, что ли… – перезаряжала револьвер. – Вот привязались… Про дожди из мертвецов слышал?

– Нет.

– А они бывают. Шнырь рассказывал. Один смерч разрывает кладбище, труперы вылезают, а другой их подхватывает. А потом они сыплются. Здорово?

– Здорово.

– А правда, что Петр за твой «Эндфилд» предлагал любую пушку, какая у него есть?

Макс Острогин - Бог калибра 58 » Читать 📖 Читать онлайн 👀 Читаемые книги читать онлайн бесплатно ❤️‍🔥 booksread-online.com

Каков он, мир «послезавтра», когда реальность, какой мы ее знаем, исчезнет навсегда, все погрузится в хаос, и мор, спящий до срока, пробудится и обернется порождениями Inferno? Есть ли в нем место герою, Праведнику, Истребителю погани? Хватит ли у него сил остановить порождения тьмы? И какой будет цена?

Макс Острогин

Бог калибра 58

Я увидел рюкзак. На дороге. Лежал одиноко.

— Может, он все-таки убежал? — спросил Ной.  — Скинул груз, оторвался. Бывало ведь…

— По асфальту-то?

— Сбросил рюкзак, опять свернул…

Я помотал головой.

— Нет, он мертв. Ты считал?

Ной кивнул.

— Сколько?

— Три пятьдесят.

— У меня три двести, — сказал я. — Гомер выстрелил где-то на пятьдесят первой минуте. То есть на пятьдесят первой минуте его и догнали. Если бы жнец не приблизился, Гомер бы не стал палить. Так?

— Так, — согласился Ной.

— После выстрела он, конечно, сбросил штуцер, ушло четыре килограмма. Возможно, он пробежал еще метров двести-триста. И все. Гомер мертв.

Ной хлюпнул носом, вытер соплю рукавом.

— Может, мы неправильно считали?

Ной старался заглянуть мне в глаза, ненавижу эту его привычку.

— Я иногда сбиваюсь. — Ной продолжал утираться. — Секунду не за два шага считаю, а за три. Пять минут ведь всего… Могли и просчитаться.

Я никогда не ошибаюсь. То есть не считаю секунду за три шага, всегда за два. Этому меня сам Гомер учил — это ведь жизненно важно, чуть просчитался — и все, вынос. А Ною очень хотелось, чтобы Гомер остался жив. Потому что он виноват, Ной. Руки чесались сказать ему об этом. И по шее. Хотя мне и самому желалось верить, если честно.

— Может, и просчитались. Посмотрим. Надо с торбой разобраться. Дай брезент.

Ной расстелил брезент, я вытряхнул на него содержимое рюкзака.

Три пластиковые бутылки с порохом — самое ценное. В каждой на пятьсот зарядов. Тысяча пятьсот выстрелов. Настоящее сокровище. Одну бутылку Ною, две мне. Потому что я сильнее. Хотя нет, ему нельзя порох доверять, все мне.

Пулелейка. Пулелейка нам совсем ни к чему. Гомер пользовался старым винтовым штуцером, мы гладкоствольными карабинами. Штуцер четыре килограмма, карабин два. Разница. К тому же Гомер был очень удачным — я имею в виду рост и силу. Еще старая генетика. А мы новая. Захудалая. Немочь. Особенно Ной. И не вырастем больше. Так что штуцер нам не уволочь.

— Может, продадим? — спросил жадный Ной.

— Да кому она нужна? У всех свои калибры… и тяжелая еще.

Я столкнул пулелейку с брезента на асфальт.

Запасной нож В ножнах. Рукоятка красивая, наборная, из дерева и из меди, зверь какой-то вырезан. Лошадь с рогом. Вытянул из ножен. Нож был в желтоватой смазке, я вытер лезвие об рюкзак. На медном кольце вырезано имя.

Кира.

Никаких Кир я не знал, размахнулся, разрубил пулелейку на две блестящие части.

— Ого! — восхитился Ной. — Вот это да! Булат?

Я посмотрел на лезвие, полюбовался узором, оценил на пальце центровку, выкинул в придорожную канаву.

— Булат.

— Ты что! — возмутился Ной. — Им же можно гвозди рубить!

— Ты когда-нибудь рубил гвозди? — спросил я.

Ной промолчал.

— Вот и я не рубил. Он же затупится мгновенно. А просто так его не наточить, точило особое нужно. Ты будешь с собой точило таскать? И точить два дня? И смазку варить?

— Зачем тогда его Гомер держал?

— Откуда я знаю? Может, память какая. Только он почти полкило весит, зачем нам такой нож?

— Не знаю. Острый…

Острый. Такой острый, что не заметишь, как пальцы себе отрежешь. И ржавеет. Абсолютно ненужная вещь. Смазывай его, точи, снова смазывай, да еще сам берегись. А хватит на три удара. Да и ударять кого?

Пули. Почти сотня. Обычные, свинцовые. Тоже ни к чему. У нас хороший запас, и пули, и дробь, и картечь, и пулелейки есть на всякий случай, тяжесть долой. Я собрал пули в горсть и выкинул в кусты.

— Ты что все выкидываешь? — с недовольством спросил Ной. — Все может пригодиться…

— Заткнись лучше, — посоветовал я. — Чем меньше вес — тем шибче скорость, ты это знать должен.

Аптечка. Тут, конечно, я ничего выкидывать не стал. Шприц забрал себе, бинты, батарейки и спирт честно поделили пополам.

Патроны. Две пачки. Пять сорок пять. В зеленой маслянистой коробке.

— О! — застонал Ной. — Патроны! Их тоже выкинешь?!

Я думал. Патроны вещь, конечно, не совсем бесполезная. Да в походе от них особого толку нет. Потому что тяжелые. Каждый грамм веса — это лишние секунды выносливости, лишние сто метров бега. А это решает все. С другой стороны, патроны можно обменять, Гомер говорил, что у Кольца они ценятся. Там люди по подземельям сидят, в дальние походы не ходят, там патроны в цене. Если, конечно, оружие осталось в исправности. Пять сорок пять, частый калибр.

— Давай я понесу, — вызвался Ной. — Патроны. А что, я легко…

Жадность — грех. Так говорил Гомер.

Я снял с пояса складень, вытянул плоскогубцы.

— Нет… — прохныкал Ной. — Не надо.

Свернул с патронов пули, высыпал порох в рожок Хотел отковырять капсюли, но поопасался.

— Я не могу, — Ной почесал голову. — Ты все не так делаешь, ты…

— Заткнись, — еще раз посоветовал я. — Теперь я старший, теперь ты меня слушайся.

Ной пробормотал что-то недовольное.

Блохоловка. Почти новая. Ной сразу на нее принялся смотреть хищно.

— Интересно, почему он ее не носил? — спросил Ной.

— У него две всегда было, — ответил я. — Одну носил, другая отдыхала. Очень блох не любил, культурный человек…

— Как делить будем?

— По справедливости, как же еще…

Я расстегнул ворот, достал цепочку с блохоловкой. У меня плохая, не очень эффективная, из старых портянок, смазанных жиром. Блохи на нее, конечно же, лезут, но тут же и соскакивают, приходится часто доставать, стряхивать. Другое дело Гомера блохоловка — настоящее произведение искусства, полет разума, что говорить.

Поэтому я свою сразу выкинул подальше, а эту, круглую и хорошую, надел.

Ной надулся.

— А ты что думал? Тебе, что ли? Недостоин ты. Радуйся, что вообще жив. Это из-за тебя Гомер погиб.

— Да я не смог…

— Смог не смог — теперь уже поздно гадать, Гомера не возвернешь. Но что-то мне подсказывает, что он бы вряд ли тебе ее оставил.

— Откуда ты знаешь?

Но я уже закрючил куртку на вороте и вступать в дальнейшие споры о блохоловке был не намерен, я и так ее судьбу уже определил.

Продолжили разбирать рюкзак.

Тюбики. Белые. Разноцветные. Некоторые пустые, я их сразу отшвыривал, своих пустых полторбы, в других были мелкие вещи. Нитки-иголки — оставил, спички — долой, белые шарики — какие-то неизвестные лекарства, попробовали по штуке, капсюли — поделили.

В красном тюбике пиявочный порошок, я его сразу по запаху узнал, полезная вещь. Если вдруг тромб зацепишь, только это и спасает, сразу пол-ложки нужно глотать. Поделили.

В желтом тюбике обнаружился мед. Горький и сладкий одновременно. Мы его съели, сожрали, не подумав, и я вспомнил. Чревоугодие. Тоже грех. Смертельный. То есть смертный. Через чревоугодие, пресыщение плоти своей без удержу многие люди, даже из великих, попрощались с жизнью.

Вот и наш Гомер тоже.

Правда, пресыщал не он, а Ной, но какая здесь разница? Ибо распространяется грех не только на грешника, но и на всех, кто подле, как сыть, как поганый микроб, выедающий мозг. Так все было.

Восьмой день мы продвигались на юг. Сначала через привычный лес, потом начались руины, Гомер так и сказал:

— Запомните, это руины. Настоящие.

Руины были похожи на свалку. Ну, только не совсем, какой-то порядок в этих руинах наблюдался. Квадратного много. Гомер рассказал, что раньше тут стояли города. Только города, никакого леса, никакой воды, вся вода под землей, в трубах. А если надо, то краник открываешь — она и течет. Потом случилась Мгла, и все перемешалось. В окрошку.

У нас, кстати, тоже руины есть, рядом со станицей все-таки город, хотя и маленький. Но нашим руинам с этими не тягаться.

Через руины пробираться оказалось нелегко. К тому же сам Гомер не спешил, все прислушивался да принюхивался, не отрывался от бинокля, сидел много, думал. На Папу поглядывал.

Папа недовольно лежал в своей клетке, бурчал.

Ной дразнил его соломиной, тыкал в нос, Папа ярился, выдвигал сквозь прутья лапу, шипел, старался Ноя загрызть. Это было смешно, но мы не смеялись. Позавчера Иван посмеялся, теперь его нет.

Вообще, Ною нельзя было с нами идти — он же не чувствует ничего, калека, отброс, ему коврики вязать с бабами, траву кроликам собирать… Но сталось так. Вряд ли Ной был рад нашему походу. Особенно на третий день. И на пятый, ближе к вечеру. А на восьмой день нас осталось всего трое: я, Гомер и Ной.

Из шести.

С утра нам попался еж. Пробирались через эти самые руины, а потом вдруг раз — и бор, все деревья сгорелые, но так и растут. И маленькие, и большие. Шагали, как всегда, не спеша, слушали, и вдруг Папа у Гомера на спине зашевелился. Зашевелился, зашевелился, забурчал утробой — верный признак, что впереди еда какая-то, он до еды жаден.

Эстроген (пероральный, парентеральный, местный, трансдермальный) Использование по назначению

Использование по назначению

Информация о лекарствах предоставлена: IBM Micromedex

Принимайте это лекарство только по указанию врача. Не принимайте больше, не принимайте и не используйте дольше, чем предписал врач. Пациентам, принимающим какой-либо из эстрогенов внутрь, старайтесь принимать лекарство в одно и то же время каждый день, чтобы снизить вероятность побочных эффектов и дать ему возможность лучше подействовать.

Это лекарство обычно поставляется с информацией для пациента или указаниями. Внимательно прочтите инструкции во вкладыше и следуйте им. Спросите своего врача, если у вас есть какие-либо вопросы.

Для пациентов, принимающих любой из эстрогенов перорально или путем инъекции:

  • Тошнота может возникнуть в течение первых нескольких недель после начала приема эстрогенов. Этот эффект обычно исчезает при продолжении использования. Если тошнота беспокоит, ее обычно можно предотвратить или уменьшить, принимая каждую дозу во время еды или сразу после еды.

Для пациентов, использующих трансдермальный (кожный пластырь):

  • Тщательно вымойте и вытрите руки до и после работы с пластырем.
  • Нанесите пластырь на чистую, сухую, нежирную кожу в нижней части живота, бедрах ниже талии или ягодицах, на которых мало или совсем нет волос и на которых нет порезов или раздражения. Производитель пластыря 0,025 мг рекомендует накладывать пластырь только на ягодицы. Кроме того, каждый новый патч следует применять к новому сайту приложения.Например, если старый патч был снят с левой ягодицы, затем примените новый патч к правой ягодице.
  • Не наносить на грудь. Кроме того, не наносите на талию или где-либо еще, где обтягивающая одежда может растерзать заплату.
  • Плотно прижмите пластырь ладонью руки примерно на 10 секунд. Убедитесь, что есть хороший контакт, особенно по краям.
  • Если пластырь отсоединяется или отваливается, вы можете повторно нанести его или отказаться от него и применить новый пластырь.
  • Каждую дозу лучше всего наносить на разные участки кожи в нижней части живота, бедрах ниже талии или ягодицах, чтобы пройти не менее 1 недели, прежде чем снова использовать ту же область. Это поможет предотвратить раздражение кожи.

Для пациентов, использующих эмульсию для местного применения (лосьон для кожи):

  • Тщательно мойте и сушите руки перед каждым нанесением.
  • Применяйте, когда вам удобно сидеть. Каждое утро прикладывайте по одному пакетику к каждой ноге.
  • Нанесите все содержимое одного пакетика на чистую сухую кожу левого бедра. Втирайте эмульсию во все бедро и икры в течение 3 минут до полного впитывания.
  • Нанесите все содержимое второго пакетика на чистую сухую кожу правого бедра. Втирайте эмульсию во все бедро и икры в течение 3 минут до полного впитывания.
  • Нанесите оставшуюся эмульсию обеими руками на ягодицы.
  • Тщательно вымойте и высушите руки после нанесения.
  • Чтобы избежать передачи другим людям, дайте области нанесения полностью высохнуть, прежде чем накрывать одежду.

Если вы используете трансдермальный спрей Evamist®:

  • Распылите лекарство на кожу на внутренней стороне предплечья, между локтем и запястьем.
  • Не позволяйте ребенку прикасаться к той области руки, на которую распыляли лекарство. Если вы не можете избежать сближения с ребенком, наденьте одежду с длинными рукавами, чтобы закрыть место нанесения.
  • Если ваш ребенок непосредственно контактирует с рукой, на которую распылено лекарство, немедленно промойте кожу ребенка водой с мылом.
  • Не позволяйте домашним животным лизать или касаться руки, на которую распыляли лекарство.

Дозирование

Дозы лекарств этого класса будут разными для разных пациентов. Следуйте указаниям врача или указаниям на этикетке. Следующая информация включает только средние дозы этих лекарств.Если ваша доза отличается, не меняйте ее, если это вам не скажет врач.

Количество лекарства, которое вы принимаете, зависит от его силы. Кроме того, количество доз, которые вы принимаете каждый день, время между приемами и продолжительность приема лекарства зависят от медицинской проблемы, для которой вы принимаете лекарство.

Для конъюгированных эстрогенов
  • Для пероральной лекарственной формы (таблеток):
    • Для лечения рака груди у женщин после менопаузы и у мужчин:
      • Взрослые? 10 миллиграммов (мг) три раза в день в течение не менее 3 месяцев.
    • Для лечения кожных заболеваний половых органов (атрофия вульвы), воспаления влагалища (атрофический вагинит) или симптомов менопаузы:
      • Взрослые? 0,3 миллиграмма (мг) в день. Ваш врач может попросить вас принимать лекарство каждый день или только в определенные дни месяца. Ваш врач может изменить дозу в зависимости от того, как ваше тело реагирует на лекарство.
    • Чтобы предотвратить потерю костной массы (остеопороз):
      • Взрослые - 0.3 миллиграмма (мг) в день. Ваш врач может попросить вас принимать лекарство каждый день или только в определенные дни месяца. Ваш врач может изменить дозу в зависимости от того, как ваше тело реагирует на лекарство.
    • Для лечения проблем с яичниками (женский гипогонадизм или начало полового созревания):
      • Взрослые и подростки? От 0,3 до 0,625 миллиграмма (мг) в день. Ваш врач может попросить вас принимать лекарство только в определенные дни месяца.
    • Для лечения проблем с яичниками (отказ или удаление обоих яичников):
      • Взрослые - 1.25 миллиграмм (мг) в день. Ваш врач может попросить вас принимать лекарство каждый день или только в определенные дни месяца.
    • Для лечения рака простаты:
      • Взрослые? 1,25 до 2,5 миллиграмм (мг) три раза в день.
  • Для инъекционной лекарственной формы:
    • Для контроля аномального маточного кровотечения:
      • Взрослые? 25 миллиграммов (мг) вводят в мышцу или вену.При необходимости это можно повторить через шесть-двенадцать часов.
Для этерифицированных эстрогенов
  • Для пероральной лекарственной формы (таблеток):
    • Для лечения рака груди у женщин после менопаузы и у мужчин:
      • Взрослые? 10 миллиграммов (мг) три раза в день в течение как минимум трех месяцев.
    • Для лечения кожных заболеваний половых органов (атрофия вульвы) или воспаления влагалища (атрофический вагинит) или для предотвращения потери костной массы (остеопороз):
      • Взрослые - 0.От 3 до 1,25 мг в день. Ваш врач может попросить вас принимать лекарство каждый день или только в определенные дни месяца.
    • Для лечения проблем с яичниками (отказ или удаление обоих яичников):
      • Взрослые? 1,25 мг в день. Ваш врач может попросить вас принимать лекарство каждый день или только в определенные дни месяца.
    • Для лечения проблем с яичниками (женский гипогонадизм):
      • Взрослые - 2.От 5 до 7,5 мг в день. Эту дозу можно разделить и принимать меньшими дозами. Ваш врач может попросить вас принимать лекарство каждый день или только в определенные дни месяца.
    • Для лечения симптомов менопаузы:
      • Взрослые? 0,625 до 1,25 мг в день. Ваш врач может попросить вас принимать лекарство каждый день или только в определенные дни месяца.
    • Для лечения рака простаты:
      • Взрослые - 1.От 25 до 2,5 мг 3 раза в день.
Для эстрадиола
  • Для пероральной лекарственной формы:
    • Для лечения рака груди у женщин после менопаузы и у мужчин:
      • Взрослые? 10 миллиграммов (мг) три раза в день в течение не менее 3 месяцев.
    • Для лечения кожных заболеваний половых органов (атрофия вульвы), воспаления влагалища (атрофический вагинит), проблем с яичниками (женский гипогонадизм или недостаточность или удаление обоих яичников) или симптомов менопаузы:
      • Взрослые? Сначала 1-2 миллиграмма (мг) один раз в день в течение как минимум 3 месяцев.Ваш врач может попросить вас принимать лекарство каждый день или только в определенные дни месяца. Вашему врачу также может потребоваться изменить дозу в зависимости от того, как ваш организм реагирует на лекарство.
    • Для лечения рака простаты:
      • Взрослые? 1-2 миллиграмма (мг) три раза в день.
    • Чтобы предотвратить потерю костной массы (остеопороз):
      • Взрослые? 0,5 ​​миллиграмма (мг) в день. Ваш врач может попросить вас принимать лекарство каждый день или только в определенные дни месяца.
  • Для лекарственной формы эмульсии для местного применения (лосьона для кожи):
    • Для лечения симптомов менопаузы:
      • Взрослые? 1,74 г (один пакетик) наносить на кожу каждой ноги (бедра и голени) один раз в день утром.
  • Для трансдермальной лекарственной формы (кожные пятна):
    • Для лечения кожных заболеваний половых органов (атрофия вульвы), воспаления влагалища (атрофический вагинит), симптомов менопаузы, проблем с яичниками (женский гипогонадизм или недостаточность или удаление обоих яичников) или для предотвращения потери костной массы (остеопороз):
      Для патчей Climara
      • Взрослые - 0.От 025 до 0,1 миллиграмма (мг) (один пластырь) наносят на кожу и носят в течение одной недели. Затем удалите этот патч и примените новый. Новый пластырь следует применять один раз в неделю в течение трех недель. В течение четвертой недели вы можете носить пластырь, а можете и не носить его. Ваш лечащий врач скажет вам, что вам следует делать на этой четвертой неделе. По прошествии четвертой недели вы повторите цикл.
      Для пластырей Alora, Estraderm, Estradot, Vivelle или Vivelle-Dot
      • Взрослые - 0.От 025 до 0,1 мг (один пластырь) наносят на кожу и носят половину недели. Затем удалите этот патч, примените и носите новый патч до конца недели. Новый пластырь следует применять два раза в неделю в течение трех недель. В течение четвертой недели вы можете применять или не применять новые патчи. Ваш лечащий врач скажет вам, что вам следует делать на этой четвертой неделе. По прошествии четвертой недели вы повторите цикл.
Для ципионата эстрадиола
  • Для инъекционной лекарственной формы:
    • Для лечения проблем с яичниками (женский гипогонадизм):
      • Взрослые - 1.5–2 миллиграмма (мг) вводят в мышцу один раз в месяц.
    • Для лечения симптомов менопаузы:
      • Взрослые? От 1 до 5 миллиграммов (мг) вводят в мышцу каждые 3-4 недели.
Для валерата эстрадиола
  • Для инъекционной лекарственной формы:
    • Для лечения кожных заболеваний половых органов (атрофия вульвы), воспаления влагалища (атрофический вагинит), симптомов менопаузы или проблем с яичниками (женский гипогонадизм или недостаточность или удаление обоих яичников):
      • Взрослые? 10-20 миллиграммов (мг) вводят в мышцу каждые 4 недели по мере необходимости.
    • Для лечения рака простаты:
      • Взрослые? 30 миллиграммов (мг) вводят в мышцу каждые 1-2 недели.
Для эстрон
  • Для инъекционной лекарственной формы:
    • Для контроля аномального маточного кровотечения:
      • Взрослые? От 2 до 5 миллиграммов (мг) в день, вводятся в мышцу в течение нескольких дней.
    • Для лечения кожных заболеваний половых органов (атрофия вульвы), воспаления влагалища (атрофический вагинит) или симптомов менопаузы:
      • Взрослые - 0.От 1 до 0,5 миллиграмма (мг) вводят в мышцу 2 или 3 раза в неделю. Ваш врач может захотеть, чтобы вы принимали лекарство каждую неделю или только в определенные недели месяца.
    • Для лечения проблем с яичниками (женский гипогонадизм, недостаточность или удаление обоих яичников):
      • Взрослые? От 0,1 до 1 миллиграмма (мг) в неделю. Он вводится в мышцу в виде разовой дозы или делится на более чем одну дозу. Ваш врач может захотеть, чтобы вы принимали лекарство каждую неделю или только в определенные недели месяца.
    • Для лечения рака простаты:
      • Взрослые? От 2 до 4 миллиграммов (мг), вводимые в мышцу 2 или 3 раза в неделю.
Для эстропипата
  • Для пероральной лекарственной формы (таблеток):
    • Для лечения кожных заболеваний половых органов (атрофия вульвы), воспаления влагалища (атрофический вагинит) или симптомов менопаузы:
      • Взрослые - 0.75-6 миллиграммов (мг) в день. Ваш врач может попросить вас принимать лекарство каждый день или только в определенные дни месяца.
    • Для лечения проблем с яичниками (женский гипогонадизм, недостаточность или удаление обоих яичников):
      • Взрослые? От 1,5 до 9 миллиграммов (мг) в день. Ваш врач может попросить вас принимать лекарство каждый день или только в определенные дни месяца.
    • Чтобы предотвратить потерю костной массы (остеопороз):
      • Взрослые - 0.75 миллиграмм (мг) в день. Ваш врач может посоветовать вам принимать лекарство каждый день в течение двадцати пяти дней из тридцатиодневного цикла.
Для этинилэстрадиола
  • Для пероральной лекарственной формы (таблеток):
    • Для лечения рака груди у женщин после менопаузы и у мужчин:
      • Взрослые? 1 миллиграмм (мг) три раза в день.
    • Для лечения проблем с яичниками (женский гипогонадизм, недостаточность или удаление обоих яичников):
      • Взрослые - 0.05 миллиграмм (мг) один-три раза в день в течение 3-6 месяцев. Ваш врач может попросить вас принимать лекарство каждый день или только в определенные дни месяца.
    • Для лечения рака простаты:
      • Взрослые? От 0,15 до 3 миллиграммов (мг) в день.
    • Для лечения симптомов менопаузы:
      • Взрослые? 0,02-0,05 миллиграмма (мг) в день. Ваш врач может попросить вас принимать лекарство каждый день или только в определенные дни месяца.
Для этинилэстрадиола и норэтиндрона
  • Для пероральной лекарственной формы (таблеток):
    • Для лечения симптомов менопаузы:
      • Взрослые? 1 таблетка (5 мкг этинилэстрадиола и 1 мг норэтиндрона) каждый день.
    • Чтобы предотвратить потерю костной массы (остеопороз):
      • Взрослые? 1 таблетка (5 мкг этинилэстрадиола и 1 мг норэтиндрона) каждый день.

Пропущенная доза

Если вы пропустите прием этого лекарства, примите его как можно скорее. Однако, если пришло время для следующей дозы, пропустите пропущенную дозу и вернитесь к своему обычному графику дозирования. Не принимайте двойные дозы.

Если вы пропустите прием этого лекарства, примените его как можно скорее. Однако, если пришло время для следующей дозы, пропустите пропущенную дозу и вернитесь к своему обычному графику дозирования.

Если вы забыли надеть или сменить нашивку, наденьте ее как можно скорее.Если уже почти пора наложить следующий патч, дождитесь этого момента, чтобы применить новый патч, и пропустите тот, который вы пропустили. Не применяйте дополнительные пластыри, чтобы восполнить пропущенную дозу.

Хранилище

Храните лекарство в закрытом контейнере при комнатной температуре, вдали от источников тепла, влаги и прямого света. Беречь от замерзания.

Хранить в недоступном для детей месте.

Не храните устаревшие лекарства или лекарства, которые больше не нужны.

Спросите у лечащего врача, как следует утилизировать любое лекарство, которое вы не используете.

Последнее обновление частей этого документа: 1 августа 2021 г.

Авторские права © IBM Watson Health, 2021 г. Все права защищены. Информация предназначена только для использования Конечным пользователем и не может быть продана, распространена или иным образом использована в коммерческих целях.

.

Книги Тони Парсонса о Максе Вулфе по порядку - Dead Good

Ищете по порядку книги Тони Парсонса о Максе Вулфе? Не смотрите дальше!

Триллеры DC о Максе Вулфе Тони Парсонса - это жесткие, захватывающие полицейские процедуры, идеально подходящие для поклонников Яна Рэнкина и Питера Джеймса.

Макс Вулф - герой нашего времени - крутой человек с мягким сердцем, который не остановится ни перед чем, чтобы добиться справедливости и защитить тех, кого он любит. Базируясь в отделе убийств лондонского Вест-Энда Сентрал, он днем ​​выслеживает жестоких серийных убийц, возвращаясь домой к своей маленькой дочери и собаке - его небольшой, но крепкой семейной единице.

Вот по порядку дегустатор книг Тони Макса Вульфа.

Книги Тони Парсонса Макса Вулфа в порядке

The Murder Bag Тони Парсонса

1. Сумка для убийства

Двадцать лет назад семь богатых, привилегированных учеников подружились в своей эксклюзивной частной школе Potter’s Field. Теперь они начали умирать самым жестоким образом, который только можно представить.

Детектив Макс Вулф недавно прибыл в отдел по расследованию убийств лондонского Вест-Энда Сентрал, 27 Сэвил-Роу. Вскоре он идет по кровавому следу от закоулков и ярких огней города к самым темным уголкам Интернета и вплоть до коридоров власти.

По мере того, как тела накапливаются, Макс обнаруживает, что досягаемость убийцы становится все ближе ко всему - и всем, - что он любит. Вскоре он борется не только за справедливость, но и за свою жизнь.

Убийца Тони Парсонс

2. Резня

Богатая семья найдена убитой в эксклюзивном закрытом поселке на севере Лондона, их младший ребенок украден. Орудие убийства - ружье для оглушения скота перед тем, как его зарежут, - приводит Макса в пыльный угол Черного музея Скотланд-Ярда, посвященный убийце, который тридцать лет назад был известен как Палач.

Но Палач сделал свое время и теперь стар и умирает. Сможет ли он вернуться в игру? И было ли убийство счастливой семьи бессмысленным чередом убийств, гротескным почтением убийцы-подражателя или хитом по контракту, призванным подставить умирающего?

Все, что знает Макс, - это то, что ему нужно найти пропавшего ребенка и остановить убийцу, прежде чем он уничтожит еще одну невинную семью - или найдет путь к своей входной двери.

Висячий клуб Тони Парсонс

3. The Hanging Club

Отряд палачей бродит по Лондону жаркими летними ночами, похищая злых людей и вешая их за шею до смерти.

Пока тела накапливаются, а в душном городе вспыхивают бунты, DC Макс Вулф охотится на банду убийц, которых многие считают героями, и обнаруживает, что жажда мести начинается очень близко от дома…

Die Last Тони Парсонс

4. Die Last

С наступлением рассвета снежным февральским утром в центре китайского квартала Лондона припаркован грузовик-рефрижератор.Внутри двенадцать женщин, по всей видимости, нелегальных иммигрантов, умерли от переохлаждения. Но в кабине заброшенного грузовика смерти DC Макс Вулф из Вест-Энда находит тринадцать паспортов.

Охота на пропавшую женщину перенесет Макса Вулфа в темное сердце мира контрабанды людей, массовой миграции и невольничьих рынков 21 века, поскольку он вынужден задать вопрос, который не дает покоя нашему времени: что бы вы сделали для дом?

Девушка в огне Тони Парсонс

5. Девушка в огне

Когда террористы используют беспилотник, чтобы сбить самолет в одном из самых оживленных торговых центров Лондона, это запускает цепочку событий, в которые вовлечены как невиновные, так и виновные.

DC Макс Вулф попадает под перекрестный огонь в городе, который кажется все более опасным и враждебным.

Но исходит ли опасность от кровожадных преступников, которых выслеживает Макс? Или людей, которых он пытается защитить? Или настоящая угроза для Макса кроется ближе к дому?

# Взято Тони Парсонс

6. #Taken

Они думали, что похищают любовницу одного из самых влиятельных гангстеров Лондона. Но они взяли не ту женщину. И ошибся сыщиком.

Охота детектива Макса Вулфа за пропавшей женщиной переносит его из легендарного Музея черных в Нью-Скотланд-Ярде в сверкающие особняки профессиональных преступников, от неряшливых стриптизерш до секретных сексуальных темниц - и к невыразимо темным делам, совершенным несколько десятилетий назад.

Это мир семейных тайн, сексуальной ревности и жажды мести, который также может стать могилой Вулфа ...

Вот и все - книги DC Тони Парсонса о Максе Вулфе в порядке! Сколько ты прочитал? Дайте нам знать в комментариях ниже…

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку ПОДПИСАТЬСЯ

Получайте еженедельные рекомендации в нашем бесплатном информационном бюллетене ПОДПИСАТЬСЯ

Злоключения Макса Крамбли 3 | Книга Рэйчел Рене Рассел | Официальная страница издателя

Злоключения Макса Крамбли 3 1.ЗАГРУЖЕН В ДАМПСТЕР DOOM!
Я знал, что в средней школе будет очень тяжело, но я никогда не ожидал, что буду ЗАХОРОННУЮ ЖИВОЙ в ДАМПСТЕРЕ, полном ГРОМКОГО МУСОРА, в КОСТЮМЕ ЛЕДЯНОЙ ПРИНЦЕССЫ и БАЙКЕРСКИХ БОТИНКАХ!

Мы уже развлекаемся ?! Дай мне передохнуть!

Моя жизнь как подражатель супергероя ПОЛНОСТЬЮ ВЕРНУЕТ!

Ладно, это УДИВИТЕЛЬНО-ВКУСНЫЙ запах, который я чувствую, на самом деле является мусорным контейнером, а не моей жизнью. Но до сих пор . . . !

Есть только ОДНО УНИЧИТЕЛЬНЕЕ, чем попасть в ловушку в ШКОЛЕ в Грязном мусорном контейнере посреди НОЧИ.И это оказывается в ловушке с ЭРИН МЭДИСОН, симпатичным компьютерным гением и САМЫМ УМНЫМ ребенком во всей школе. И . . . НЕТ! Я НЕ влюбляюсь в нее!

В любую минуту нас АРЕСТОВАЕТ ПОЛИЦИЯ и бросит в тюрьму за проникновение, уничтожение собственности и несколько преступлений! . . .

НАКОНЕЦ! Вот мой шанс стать НАСТОЯЩИМ СУПЕРГЕРОМ и спасти Эрин, вытащи нас из этого мусорного контейнера, пока не стало слишком поздно.

Если бы это была сцена из моего любимого комикса о супергероях, она была бы такой:

Когда мы в последний раз оставляли нашего отважного героя и его верного друга CRUSH, они сидели в куче гниющего загадочного мяса, вонючих спортивных носков. , заляпанный рвотой матрас от койки в кабинете школьной медсестры и другие ужасно мерзкие вещи, безнадежно ЗАКОНЧИВАЕМЫЕ в четырех каменных стенах, когда к месту происшествия мчались полицейские.

Будет ли наш отчаянный динамичный дуэт ОБРЕЧЕН от этой ужасной и отвратительно грязной БЕДСТВИТЕЛЬНОСТИ ?!

Или они будут разочарованы своей слабостью, не сумев сбежать из этой грязной пятнадцатифутовой крепости ?!

Могут ли наши герои использовать свои супермарины и сверхъестественное творчество, чтобы построить два луча антигравитационной энергии из случайного перерабатываемого мусора в мусорном контейнере ?!

Просто продолжайте читать, чтобы узнать, удастся ли нашим Мастерам озорства избежать этой катастрофической катастрофы и смело взлететь в ночное небо, как две пылающие РАКЕТЫ! .. .

ЭРИН И МЕНЯ, взрывающиеся. . .

. . . К СВОБОДЕ !!

ЧУДЕСНЫЙ

УДИВИТЕЛЬНЫЙ !! ВЕРНО?!

Эй! Это действительно могло случиться!

НЕ !!

Супергерои позволяют ЛЕГКО выбраться из такой НЕВОЗМОЖНОЙ ситуации.

Но давайте будем реальными, люди. У меня нет никаких сверхспособностей!

И все же каким-то образом я осуществил ЭПИЧЕСКИЙ захват трех преступных МАСТЕРМИНТОВ, планирующих украсть новые дорогие компьютеры нашей школы!

Хорошо, может, они не совсем вдохновители.

«МЯСНЫЕ ГОЛОВКИ», вероятно, лучшее описание. Несмотря на то, что у них был совокупный IQ красного карандаша, они были подлыми, безжалостными и очень опасными!

Эрин и я объединились и объявили им ВОЙНУ сегодня вечером.

Это было похоже на настоящую битву в видеоигре, только в десять раз СТРАШЕ! У меня был с собой телефон Эрин, и она «подыгрывала» дома на своем компьютере, помогая мне расставлять ловушки в школе. Это заняло у нас несколько часов, но мы надрали им задницы и вытащили их по одному.

В конце концов, мы не только перехитрили их, но и заминировали этих трех MENACES, а затем оставили их в школе, чтобы власти их нашли.

Эти парни НИКОГДА больше не будут свободно бродить !!

Не верите?

Вот мое ДОКАЗАТЕЛЬСТВО! . . .

Единственная проблема в том, что если мы с Эрин не сможем понять, как выбраться из этого ДУРАЧНОГО мусорного контейнера, МЫ, возможно, никогда больше не будем свободно бродить !!

ДЛЯ НАСТОЯЩЕГО !!

Это все МОЯ вина, что она попала в ГОРЯЧУЮ МАССУ!

Все равно сирены мы не слышим.

Но это потому, что приехала ПОЛИЦИЯ и припарковалась прямо у этой кирпичной стены!

Мы оба ПОЛНОСТЬЮ СОБИРАЕМСЯ!

Я не собираюсь вам врать. Сейчас дела у нас выглядят довольно МЯСНЫМИ.

Вот почему я все записываю в свой дневник: Злоключения Макса Крамбли!

Если полиция действительно найдет меня, они, вероятно, бросят меня в ЗАЛОГ за:

1. Незаконное проникновение на территорию школы

2.с намерением нанести серьезные телесные повреждения смертельной пластиковой оберткой

3. Нападение и нанесение побоев баскетбольным кольцом

4. Жестокое и необычное использование питона в качестве опасного оружия

И, наконец, что не менее важно, самое серьезное и гнусное преступление. . .

5. Злые преступления против моды (я уже упоминал, что на мне костюм ледяной принцессы / супергероя ?!).

Надеюсь, однажды кто-нибудь найдет мой журнал, спрятанный в этом мусорном контейнере.

Тогда весь мир узнает правду о ночи, когда я ТАИНСТВЕННО исчез и НИКОГДА не вернулся в среднюю школу Саут-Ридж!

Даже если я не смогу спасти СВОЮ жизнь, я хотя бы спасу ЭРИН.

А может даже. . . ТВОЙ!

Эй, я не пытаюсь быть супер ДРАМАТИЧЕСКИМ. Но к тому времени, как вы это прочтете, я, вероятно, буду ВРАЩАТЬСЯ в ТЮРЬМЕ и буду работать над своим НОВЫМ планом побега! . . .


ЭРИН, ПРИНОСИ МНЕ ОЧЕНЬ ВКУСНЫЙ ШОКОЛАДНЫЙ ТОРТ С НОЖОВКОЙ С НОЖОВКОЙ!

Но не надо крутить!

Я не сдавался. . . ВСЕ ЖЕ!

ИЗВИНИТЕ!

Но Max C. НЕ ТАК падает !!!

ВНИМАНИЕ!

Этот журнал может заканчиваться большим, толстым ОБОЛОЧКОМ, как мои первые два!

Так что, если у вас случится крах, вам, вероятно, следует прекратить читать это СЕЙЧАС!

Может быть, ваши родители вместо этого прочтут вам симпатичную сказку на ночь про пушистого кролика.

В противном случае пристегнитесь и приготовьтесь к очередной мучительной поездке на американских горках по коридорам и ужасам средней школы.

А теперь давайте все вместе, люди. . . .

БЫЛИ ТАМ!

СДЕЛАНО!

ПОЛУЧИЛ ФУТБОЛКУ !!

Эй, не беспокойтесь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *