Население юго восточной азии: Юго-Восточная Азия (география, 7 класс) – отрасли, население

Содержание

Этнический состав

Этнический состав

На сравнительно небольшой территории Индокитая живут сотни крупных и мелких народов. Крупнейшим народом являются вьетнамцы – вьеты; по языку и культуре им близки мыонги, а также тхо, тит и другие народы, населяющие Вьетнам. На втором месте по численности стоят бирманцы; им близки карены, чины и качины и горные народы – акха, лису, лаху, нага, ну, мизо. К западу от вьетов живут народы, говорящие на тайских языках: сиамцы Таиланда, лао Лаоса и шаны Бирмы. Основное население Кампучии составляют кхмеры; им близки моны Бирмы и Таиланда и горные народы – кхму, катин, лава и др.

Кроме коренного населения в Юго-Восточной Азии живут выходцы из разных азиатских стран: китайцы, тамилы и другие дравидские переселенцы из Южной Индии, а также бенгальцы и родственные им индоарийские народы.

   
   
 Женщины пази. Вьетнам. 
А.И. Мухлинов. 1958

 Пассажиры общественного транспорта. 
Мьянма (Бирма).  Д. Шнеерсон, А .Губанов. 2000

Женщины ман шон дау. Вьетнам, пров. Тхай Нгуен. 
А.И. Мухлинов.1958

     
     
Работницы (тамилы)
Шри-Ланка (Цейлон), начало XX века
Девушка и юноша из народа нунг, 1958
Мухлинов А.И.
Жених и невеста нянг в свадебных нарядах, 1958
Мухлинов А.И.
     
     
Женщины пази, 1958
Мухлинов А. И.
Вьетнамские девушки в выходной одежде, 1958
Мухлинов А.И.
Женщины этнической группы хангтонг
Мухлинов А.И., 1962
     
     
Девушки нянг из деревни Ты до, 1958
Мухлинов А.И.
Дети народности акха
Тайланд
Пугачева Е.
Праздник народности акха
Тайланд
Пугачева Е.
     
     
Жительница г. Янгон — столицы Мьянмы (Бирмы)
Мьянма (Бирма), Янгон
Снатенков В.
Жительница г. Мандалай — одного из крупнейших буддийских центров Мьянмы
Мьянма (Бирма), г. Мандалай
Снатенков В.
     
   
 
Крестьянин из горной деревни
Мьянма (Бирма)
Снатенков В.
С лучшим другом
Мьянма (Бирма)
Шнеерсон Д.С., Губанов А.
Народ па о — прославленные земледельцы. Говорят, они выращивают лучший в Мьянме чеснок.
Мьянма (Бирма)
Шнеерсон Д.С., Губанов А.
     
     
Женщина из деревни на озере Инле (Восточная Мьянма)
Мьянма (Бирма)
Снатенков В.
Мужчина из деревни на озере Инле (Восточная Мьянма)
Мьянма (Бирма)
Снатенков В.
Крестьянка из провинции Шан
Мьянма (Бирма), провинция Шан
Снатенков В.
     
     
Мотоциклистам на заметку
Вьетнам
Колотов В. Н.
Вьетнамский цирюльник
Вьетнам
Колотов В. Н.
Мотоцикл — основное транспортное средство вьетнамских горожан
Вьетнам
Колотов В. Н.

Юго-Восточная Азия | Страны Мира

Юго-Восточная Азия — это субрегион Азии, площадь которого 5 миллионов км2. На территории этого региона проживает около 600 миллионов человек.

Карта Юго-Восточной Азии различна, но в основном к ней причисляют 11 стран, расположенных между Китаем, Индией и Австралией.

В геологическом отношении страны Юго-Восточной Азии находятся в одном из самых вулканических регионов планеты. Но это компенсируется тропическим климатом, разнообразной природой, которая захватывает своим разнообразием и количеством экзотических растений и животных.

Юго-Восточная Азия важная часть мировой торговой системы. Экономика стран региона значительно зависит от сельского хозяйства, при этом производство и услуги постоянно развиваются, вытесняя сельскохозяйственный рынок. Индонезия — крупнейшая экономика Юго-восточной Азии, при этом Сингапур и Бруней страны с самой развитой богатейшей экономикой. При этом туризм — это ключевой фактор развития стран региона.

Население Юго-Восточной Азии составляет около 600 миллионов человек, а более 1/5 из них живет на острове Ява (Индонезия), самом густонаселенном острове в мире. Индонезия считается самым густонаселенным государством, численность населения равна 230 миллионам человек.

Около 30 миллионов человек в регионе — это китайские эмигранты, проживающие в Малайзии, Филиппинах, Индонезии, Сингапуре и Тайланде.

Народы Юго-Восточной Азии разнообразны. В основном можно встретить малайцев, лао, тайцев, вьетнамцев, семанги, бирманцев, филиппинцев, индонезийцев, яванцев, а так же многих других менее численных народов.

Основной религией Юго-Восточной Азии является ислам, насчитывающий около 240 миллионов последователей. В Тайланде, Лаосе, Камбодже, Бирме, Сингапуре и Вьетнаме практикуется буддизм. Так же в Сингапуре и Вьетнаме встречается конфуцианство. А на некоторых территориях можно встретить протестантов и католиков.

Культура Юго-Восточной Азии — это, в основном, смесь индийского и китайского. А в Индонезии, Малайзии, Филиппинах и Сингапуре так же влияние оказывает арабская, испанская и португальская культуры. Все эти регионы оказали, в первую очередь, влияние на культуру питания. Во всех странах принято питаться с помощью палочек, распространен культ чая, который можно найти в любом уголке региона.

Особенности культуры той или иной страны региона можно отследить на примере живописи или музыки, которая незначительно, но все же отличается в каждой этнической группе.

8 советов для новичков рынка

Запуск продукта на новой территории — это всегда испытание. Порой основатели стартапов сталкиваются с такими проблемами, о которых даже не подозревали. За долгие годы работы директором программ MOX — одного из семи акселераторов венчурного фонда SOSV, я много раз видела, как разные компании совершали одни и те же ошибки. Пусть мои советы помогут вам избежать этих ошибок вне зависимости от сферы деятельности компании.

1. Рынок Юго-Восточной Азии сильно сегментирован. Выберите правильный регион для своего продукта

Сегодня Юго-Восточная Азия выглядит очень привлекательно для многих инвесторов и игроков венчурного рынка. Одна из причин такой привлекательности в том, что Юго-Восточная Азия, особенно Индонезия, для инвесторов выглядит как Китай десять лет назад. Уверена, все хотели бы тогда инвестировать в Китай, если бы могли предугадать будущее. Поэтому сейчас все пристально следят за этим рынком. Однако в отличие от Китая, ЮВА — это десяток разных рынков. Это не одна страна с одними законами и одним правительством. Если вы подумываете о выходе в этот регион, вы должны рассматривать его как совокупность отдельных рынков, где к каждому нужен свой подход. Также необходимо помнить о существенной разнице в численности населения. Общее население ЮВА составляет около 650 млн человек. Самая населенная страна — Индонезия, в ней проживает 265 млн, что делает ее четвертой страной мира по населенности. За ней идут Филиппины, Вьетнам, Мьянма, Таиланд и другие небольшие страны.

Рынок ЮВА ориентирован, в первую очередь, на мобильные устройства, что делает его очень похожим на китайский. Здесь высокий уровень проникновения технологий. У 90% интернет-пользователей есть смартфоны. В то же время страны очень различаются по уровню экономического развития. В Мьянме, Камбодже, Лаосе по-прежнему в основном используется ручной и низкооплачиваемый труд; другие страны делают упор на производство; а еще есть существенно более развитые экономически Сингапур и Бруней, где серьезные инвестиции идут в финансово-технологическую сферу.

Таким образом, нужно хорошо обдумать, какой из рынков подходит для вашего продукта. На какой рынок вы нацелены? Выбрали ли вы оптимальный рынок? Подходит ли ваш продукт для его уровня экономического развития?

2. Смиритесь с тем, что вы — чужак

Юго-Восточная Азия знает немало историй громкого успеха. Думаю, найдется десяток «единорогов», компаний, которым удалось преодолеть рубеж оценки в 1 миллиард долларов. Есть компания Grab, которая начинала в Сингапуре как сервис райдшеринга — совместного использования частных автомобилей. Затем GO-JEK — индонезийская компания из этой же сферы. Интересно, кстати, что в Индонезии массово используются мопеды, поэтому вы может вызвать водителя на мопеде, и он отвезет вас в нужную точку. Lazada — крупный игрок в сфере интернет-торговли, т.к. Amazon пока слабо представлен в этом регионе. Другие ключевые игроки рынка: группа компаний ACA (большая игровая платформа), Shopee (интернет-торговля) и AirPay (платежная платформа). Таким образом, мы видим, что в этом регионе есть свои яркие истории. И выходя на рынок другой страны, вы должны помнить, что вы — чужак. Еще один важный момент. Продукт может отлично подходить вашей стране, но задумайтесь: а нужен ли он кому-нибудь на том рынке, на который вы нацелились? Звучит просто, но на деле многие компании, с которыми мы работали, даже не анализировали, решает ли их продукт какие-либо проблемы на целевом рынке.

3. Чтобы добиться успеха, нужно стать местным

Чтобы быть местным в Юго-Восточной Азии, нужно понимать географические особенности конкретного рынка и региона, в который вы планируете выходить. У каждой страны свои особенности: в основе экономики одних стран лежит сельское хозяйство, другие страны — морские и состоят из множества мелких островов. Например, у вас есть решение для интернет-торговли или системы снабжения, и вы хотите выйти на рынок Индонезии, потому что это самая густонаселенная страна. В этом случае нельзя не учитывать тот факт, что она состоит из 17 тысяч островов. Нужно подумать, как вы обеспечите доставку своего продукта в любую точку страны. Мы обсуждали эту проблему с некоторыми компаниями. Они говорили, что пытались выйти на этот рынок, но их решение попросту не работало на всех островах.

Сегодня одна из важных тенденций в ЮВА — это персонализация. Все приходит к тому, что услуги должны быть персонализированы, что нужно анализировать все имеющиеся данные о клиенте и создавать для него полноценный продукт. Если вы это не делаете, найдется кто-то другой, кто сделает. И очень может быть, что это будет местный бизнес. В одной только Индонезии две тысячи стартапов. Они самостоятельно решают проблемы, знают рынок. Они местные. Они могут объединять свои данные с данными партнеров и создавать персонализированные решения. Нужно учитывать этот фактор, если хотите с ними конкурировать.


Цинпин Линь на конференции ФРИИ Russian Startups Go Global

4. Принимайте во внимание культурные и религиозные особенности

Необходимо помнить о культуре и религии вашего целевого рынка. Это особенно важно для ЮВА, поскольку регион очень разнородный. Индонезия — самая многонаселенная мусульманская страна мира. Официальная религия Малайзии — ислам, а на Филиппинах — христианство. В силу торговли и иммиграции большое влияние также оказали Индия и Китай. Степень влияния этих культур на разные страны региона также различается. Нужно понимать исторический контекст и культуру.

Не меньшее значение имеет язык. На территории ЮВА 50 основных языков. А с учетом диалектов в одной только Индонезии насчитывается 300 языков. Нужно решить, как вы будете локализовать свое приложение, на какие языки и на какой сегмент будете ориентироваться. Английский подойдет для Филиппин, потому что там большая доля англоязычного населения, но этот вариант не сработает в Индонезии.

5. Как можно больше узнайте о платежных системах целевого рынка

Со сложностями в вопросах платежей сталкиваются многие компании — общепринятые способы оплаты на рынках ЮВА также сильно различаются. Одна из самых больших ошибок, с которыми я сталкивалась: компании считают, что у каждого есть банковский счет, кредитная или хотя бы дебетовая карта. В ЮВА это совсем не так. В Сингапуре и Малайзии популярность банковских счетов и кредитных карт и правда высока, а вот в других странах ситуация отличается. Около 70% населения вовсе не имеют банковского счета и используют другие инструменты для сбережений и платежей.

Так что если вы хотите запустить свой продукт и успешно его монетизировать, нужно продумать, как вы будете получать деньги от клиентов. В некоторых из этих стран люди расплачиваются с помощью телефона: они делают покупки по телефону, используют телефонный кредит для оплаты товаров и услуг, даже платят за товары на местных рынках и могут снимать наличные с телефонного счета через банкомат. Необходимо иметь представление существующих в этих странах платежных решениях и знать, какие из них предпочитают ваши клиенты. Например, только когда я начала работать, узнала, что на Филиппинах особенно популярны ломбарды. Банковская сфера охватывает не всю страну, в некоторых областях вообще нет банков. Поэтому люди обращаются в ломбард, не только чтобы заложить вещи, но и чтобы разменять деньги, провести оплату счетов и т. д.

6. Узнайте как можно больше о местных нормах и законодательстве

Очевидный пункт, но вам нужно знать, что из себя представляет сфера политики и законодательства. Является ли ваш продукт законным в конкретной стране? Если хотите выполнять доставку, то каковы тарифы? Каковы нормы и правила, регулирующие вывод вашего продукта на рынок? Необходимо выяснить, нужно ли вам открывать компанию в стране, платить налоги, каковы условия найма работников. Советую не гадать, а обратиться за помощью к местным профессионалам.

7. Узнайте как можно больше вообще обо всем

Я рассказала о множестве проблем, стоящих перед теми, кто хочет выйти на рынок Юго-Восточной Азии. Но это не значит, что он недостижим. Конечно, придется потрудиться, провести исследование, уделить достаточное время и продумать, какие рынки подходят для вашего продукта. Затем потребуются время и усилия, чтобы наладить нужные связи. Все мы обладаем интуицией, но в первую очередь нам необходимо опираться на данные — как количественные, так и качественные.

Нужно собрать количественные данные о вашем продукте, о самих пользователях и о том, что они делают; провести статистический анализ. В чем сила информации? Используя такие данные, компания Grab в Индонезии смогла обойти Uber. Они лучше разобрались в местном рынке, проанализировав сведения о пользователях. Это путь к победе.

Собирайте качественные данные, общаясь с людьми и выстраивая отношения. Так вы сможете узнать то, что для местных очевидно. Ищите региональных партнеров; общайтесь с людьми, работающими над аналогичными проектами или в смежных областях; вращайтесь в стартап-сообществах на целевых рынках; смотрите, что делают другие стартапы. Беседуйте с трекерами и экспертами. Как известно, стартапы, которым помогали отличные трекеры, справлялись лучше. Поэтому ищите экспертов или трекеров, которые понимают вашу отрасль или целевой рынок — они помогут и направят вас. Поговорите с местными инвесторами — они знают рынок и понимают, что именно на нем востребовано. Такие люди могут поделиться с вами полезной информацией. Самое важное, что я усвоила: ни в чем нельзя опираться на догадки и предположения. Будьте непредвзяты, задавайте вопросы, проявляйте любознательность, просто слушайте местных, наблюдайте за происходящим, проводите исследования, упорно трудитесь и очень тщательно планируйте. Я часто встречаюсь с такой ошибкой: стартап хочет выйти на рынок нескольких стран одновременно. Тогда я спрашиваю: «Как вы будете делать все это сразу?» Нужно не торопиться и готовиться.

8. Что делать, если вы хотите работать с MOX (Mobile Only Accelerator)

Мы хотим найти стартапы, которым поможем выйти на новые рынки. Оценивая стартап, мы судим не только, насколько хороша идея. Мы смотрим, какой вклад стартап может принести нашему портфелю, как он может помочь другим нашим компаниям и как мы можем помочь ему. Если мы понимаем, что не сможем помочь, значит мы не подходим друг другу. Это не значит, что бизнес плох — просто он не подходит именно нам.

Мы рассматриваем преимущества стартапа, чем он выделяется, какой у него трекшн. Мы занимаемся акселерацией на ранних стадиях, но мы не инкубатор, поэтому нам нужен трекшн. В стартапе также должно быть нечто уникальное. Мы не ставим идею превыше исполнения. Необязательно представить изобретение, которого ни у кого нет. Это может быть инновационный подход или нечто, что позволяет стартапу лучше вести бизнес, выстраивать партнерские отношения. Я не считаю, что все должно быть инновационным. Интернет-торговля есть везде, и маловероятно, что кто-то создаст совершенно новую концепцию. Но на одних и тех же рынках всегда есть место для новых игроков. Особенно когда этот новый игрок учитывает местную специфику.

Нам неважно, где зарегистрирован стартап. Мы инвестируем на международном уровне. Мы ищем лучшие стартапы и работаем с компаниями по всему миру. В нашей последней серии были компании из Кореи, Литвы, Индии и Сингапура. Мы пригласили их в Тайбэй для участия в программе. Представители компаний могут приезжать из любой точки планеты. Мы также проводим для них ознакомительный тур по Юго-Восточной Азии, чтобы участники могли лучше познакомиться с культурой, рынком, наладить важные связи с местными.

Автор: Цинпин Линь — директор программ MOX, акселератора под управлением венчурного фонда SOSV. Получила техническое образование, обладает опытом работы в стартапах, научных сообществах и корпорациях. Последние 15 лет Цинпин Линь специализируется на вопросах международного и межкультурного развития бизнеса. Ее главная область — развивающиеся рынки Юго-Восточной Азии. Она работала во многих сферах, в том числе в здравоохранении, авиации, венчурном капитале.

список и их расположение на карте


Юго-восток Азии — это крупный мировой экономический центр, для большинства известный за счет популярных туристических направлений. Этот обширный регион очень разнообразен в плане этнического состава населения, культуры и вероисповеданий. Все это со временем отразилось на общем быте, вызывает огромный интерес у туристов со всего мира.

Юго-Восточная Азия на карте мира

Содержание материала

Общие сведения

Страны Юго-Восточной Азии — это обобщенное определение, относящееся к ряду государств, сосредоточенных южнее Китая, восточнее Индии и севернее Австралии. Несмотря на это, обычно карта юго-востока Азии включает 11 государств.

Начиная с середины прошлого столетия и посейчас, эта часть мира активно развивается и играет огромную роль в мировой экономике. Население юго-востока Азии составляет порядка 600 миллионов человек, самым густонаселенным государством является Индонезия, а самым густонаселенным островом — Ява.

Протяженность региона с севера на юг занимает 3,2 тысячи километров, а с запада на восток — 5,6. Странами Юго-Восточной Азии считаются следующие:

Ассоциация государств Юго-Восточной Азии — политическая, экономическая и культурная региональная межправительственная организация 10 стран, расположенных в Юго-Восточной Азии.

Иногда к этому списку относят некоторые другие территории, контролирующиеся государствами, которые входят в Азию, но в целом по расположению не из числа стран юго-востока. Чаще всего это острова и территории, подконтрольные Китаю, Индии, Австралии и Океании, в их число входят:

В странах Юго-Восточной Азии проживает, по разным данным, около 40 % населения планеты, многие объединились в Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество. Таким образом в 2021 году, здесь производится практически половина ВВП всего мира. Экономические характеристики последних лет ознаменованы высоким развитием в регионе во многих сферах.



Туристический сектор

Окончание войны между США и Вьетнамом положительно сказалось на популяризации курортов в конце 60-х годов. Они и сегодня активно развиваются, тем более что граждане нашей страны в большинство из этих государств могут отправиться по упрощенному визовому режиму, а во многие виза, вообще, не требуется. Страны Юго-Восточной Азии ввиду тропического климата годятся для пляжного отдыха круглый год.

Все же в отдельных частях этого гигантского полуострова климат в разное время года отличается, поэтому предварительно изучить карты будет нелишним. В середине и второй половине зимы лучше отправляться в Индию на остров Шри-Ланка или во Вьетнам, так как в это время года там нет постоянных осадков, присущих тропическому климату. Еще подойдет для отдыха Камбоджа, Лаос и Мьянма.

Мост Demodara в Элле, Шри-Ланка

Весенний отдых рекомендуется проводить во Вьетнаме, на Филиппинах или в Малайзии, а также можно отправляться туда в феврале. Ну а для тех, кто планирует отпуск летом, лучше в список для выбора включить такие страны:

  • юг Китая;
  • Индонезию;
  • Малайзию;
  • тихоокеанские острова.

Наиболее популярные направления среди наших туристов — это Таиланд, Вьетнам, Филиппины и Шри-Ланка.

Несмотря на высокое развитие стран в туристическом плане и меры по защите здоровья туристов, следует помнить о тропических болезнях, паразитах и душном климате (последнее замечание особенно актуально для людей с проблемами сердца).

Народы и культуры

Расовый и этнический состав Юго-Восточной Азии очень неоднородный. Относится это и к религии: восточная часть архипелага в большинстве своем населена последователями буддизма, а также встречаются конфуцианцы — ввиду большого количества китайских иммигрантов из южных провинций КНР их здесь порядка 20 миллионов. К этим странам относится Лаос, Таиланд, Мьянма, Вьетнам и ряд других государств. А также не редкость встретить индуистов и христиан. В западной части Юго-Восточной Азии преимущественно исповедуют ислам, именно эта религия занимает первое место по числу последователей.

Этнический состав региона представляют следующие народы:

  • тайцы;
  • вьетнамцы;
  • лао;
  • кхмеры;
  • бирманцы;
  • балийцы;
  • малайцы Аче;
  • батаки;
  • китайцы.

    Традиционный батакский дом на острове Самосир, Суматре, Индонезия, Юго-Восточной Азии

И в этом списке — лишь небольшая часть всех этнических групп и подгрупп, встречаются также и представители народов Европы. По большому счету культура юго-востока — это помесь индийской и китайской культур.

Большое влияние на население оказали испанцы и португальцы, колонизировавшие в этих местах острова. Огромную роль сыграла и арабская культура, исповедующих ислам здесь порядка 240 миллионов человек. С течением столетий здесь развивались общие традиции, практически повсеместно во всех этих странах люди питаются, используя китайские палочки, очень любят чай.

Все же есть удивительные культурные особенности, которые заинтересуют любого иностранца. Одним из наиболее суеверных народов на архипелаге являются вьетнамцы. Например, у них принято развешивать зеркала с внешней стороны входа: если придет дракон, он тут же убежит, испугавшись собственного отражения. Еще есть нехорошая примета повстречать утром, выйдя из дома, женщину. Или же считается дурным тоном раскладывать приборы на столе для одного человека. А также не принято прикасаться к плечу или голове человека, так как верят, что рядом находятся добрые духи, а прикосновение может их спугнуть.

Демография

В странах Юго-Восточной Азии за последние годы снизился уровень рождаемости, тем не менее эта часть мира занимает второе место по воспроизводству населения.

Индуистский храм Прамбанане. Остров Ява

Жители здесь расселены очень неоднородно, самым густонаселенным местом является остров Ява: плотность на 1 квадратный километр составляет 930 человек. Расселены все на полуострове Индокитай, занимающем восточную часть Юго-Восточной Азии, и на западном Малайском архипелаге, состоящем из множества крупных и мелких островов. Население предпочтительно проживает в дельтах многочисленных рек, высокогорные районы менее населены, а лесные массивы практически безлюдны.

Большая часть всех людей живет за пределами городов, остальные селятся в развитых центрах, чаще столицах государств, львиная доля экономики которых пополняется за счет туристического потока.

Таким образом, почти все эти города имеют население свыше 1 миллиона, все же большая часть населения живет за их пределами и занимается сельским хозяйством.

Экономика

Глядя на карту, можно страны Юго-Восточной Азии условно разделить на 2 лагеря. К первому можно отнести следующие:

  • Лаос;
  • Камбоджу;
  • Вьетнам.

В послевоенный период эти страны выбрали социалистический путь развития, когда, собственно, и началось территориальное деление с целью укрепить национальный суверенитет. Еще в 1980 годы у этих стран практически не было никакой обрабатывающей промышленности, местное население занималось преимущественно аграрным промыслом. По статистике ООН тех лет, эти государства имели низкий уровень развития, доход на душу населения обычно не превышал 500 долларов в год.

Второй лагерь включает следующие страны:

  • Индонезию;
  • Малайзию;
  • Сингапур;
  • Филиппины;
  • Таиланд;
  • Бруней.

Добыча угля, нефти во Вьетнаме

Страны из данного перечня объединились в Ассоциацию Юго-Восточной Азии (АСЕАН) и пошли по пути рыночной экономики. В результате социалистический лагерь добился меньшего успеха, хотя изначально шансы у всех этих стран были практически равными. Доход на человека в год составлял от 500 до 3 тысяч долларов.

Наиболее развитыми странами из числа состоящих в АСЕАН на сегодняшний день являются Бруней и Сингапур, на душу населения приходится около 20 тысяч долларов. Такие показатели были достигнуты благодаря тому, что в Сингапуре хорошо развита промышленность, а Бруней выступает в качестве экспортера нефтепродуктов. Развивающейся АСЕАН помогли несколько факторов:

  • Экспорт.
  • Промышленность.
  • Заграничные инвестиции.
  • Создание корпораций с гибкой жизнеспособной системой.
  • Реформы.

Успешно развиваться страны АСЕАН стали за счет наличия большого количества природных ресурсов, к тому же они постоянно занимаются экспортом своих товаров. Еще в странах Юго-Восточной Азии делаются комплектующие для различной бытовой техники, электроники и другого оборудования. Таиланд экспортирует еще и автомобили.

В странах, шедших по пути социализма, перестройка системы начала происходить в конце 1980 годов и дала видные результаты всего через несколько лет. Вьетнам занялся переработкой нефти, добычей природного газа, железной руды и другого. В эту страну вливался иностранный капитал из Сингапура, ряда европейских стран. В Лаос вкладывал инвестиции Таиланд, и в конце ХХ века оба государства тоже смогли присоединиться к АСЕАН.

Климат

Климатические условия в Юго-Восточной Азии примерно одинаковые. Это экваториальный и субэкваториальный климатический пояс, что обусловливает высокую влажность и среднегодовую температуру не менее +20 градусов. Что касается осадков, то они распределены сезонно, чаще случаются на материковой части, в основном дождливо здесь летом. На островах более сухой, экваториальный климат.

Растительность представлена в виде тропических лесов и лесопосадок, омывается регион водами Тихого и Индийского океана, а также здесь находится одно из самых больших в мире морей — Южно-Китайское. Температура межостровных вод круглый год сохраняется высокой, от +26 до +29 градусов по Цельсию.

Важно перед поездкой оформить страховку


Сегодня все побережье очень сильно видоизменено человеком, и это несколько повлияло на микроклимат в регионах, но в горных частях стран природа сохранила более или менее первозданный вид.

Поделиться записью:

Автор:

Специалист в создании аналитических материалов, который требует анализа и сравнения данных по разным странам и регионам с официальных источников. Путешественник, был в 19 странах.

Загрузка…

Юго-Восточная Азия — самая полная информация для туриста

Юго-Восточная Азия является наиболее географически разрозненным регионом Азии. Она расположена на континентальных и островных территориях между Индией, Китаем и Австралией. Включает в себя Малайский архипелаг и полуостров Индокитай.

Страны Юго-Восточной Азии:

  • Бруней
  • Бирма (Мьянма)
  • Камбоджа
  • Восточный Тимор
  • Индонезия
  • Лаос
  • Малайзия
  • Папуа-Новая Гвинея
  • Филиппины
  • Сингапур
  • Таиланд
  • Вьетнам

Наиболее популярные государства Юго-Восточной Азии для туристов – это Таиланд, Камбоджа, Малайзия, Вьетнам и Лаос…. но популярность этих туристических направлений не удерживает любителей азиатской экзотики от посещения такой страны, как Папуа-Новая Гвинея!

Климат Юго-Восточной Азии:

Климат в Юго-Восточной Азии можно охарактеризовать одним словом: тропический. Температура составляет 30 ° C круглый год, тропические штормы здесь случаются очень редко. Как правило, сезонные особенности региона можно разделить на две части: экваториальные районы имеют «влажной» климат зимой и «сухой» летом, в то время как остальные районы Юго-Восточной Азии (в их числе Таиланд, Камбоджа, Лаос и Вьетнам), как правило, имеют три сезона: Жаркий (март-июнь), Влажный (июль-октябрь) и Сухой (с ноября по февраль). Все сезоны имеют свои достоинства, как впрочем и недостатки, но “сухой” сезон в Юго-Восточной Азии является наиболее предсказуемым и вообще он самый популярный среди туристов и отдыхающих.

Экономика Юго-Восточной Азии:

Юго-Восточная Азия занимает значительное место в мировой торговой системе. Экономика государств данного региона зависит от сельского хозяйства, однако производство и сфера услуг находится в постоянном развитии и потихоньку вытесняют сельскохозяйственный рынок. Индонезия – страна с крупнейшей экономикой в Юго-Восточной Азии, но Бруней и Сингапур – самые экономически развитые страны. Туризм в Юго-Восточной Азии – это основной фактор развития государств данного региона.

Население Юго-Восточной Азии:

Население Юго-Восточной Азии составляет около 600 миллионов человек, а большинство из них ( 1/5 всего региона) населяют остров Ява (Индонезия),который считается самым густонаселенным островом в мире. В среднем, 30 миллионов человек, населяющие Юго-Восточную Азию, являются китайскими эмигрантами, проживающими в Индонезии, Филиппинах, Малайзии, Таиланде и Сингапуре.

Народы Юго-Восточной Азии:

Народы, населяющие территорию Юго-Восточной Азии, разнообразны, но в основном это:

  • малайцы
  • лао
  • тайцы
  • вьетнамцы
  • семанги
  • бирманцы
  • филиппинцы
  • индонезийцы
  • яванцы

Культура Юго-Восточной Азии

Культура Юго-Восточной Азии – это смесь китайского и индийского. На Индонезию, Малайзию, Филиппины и Сингапур оказывает влияние и арабская, португальская и испанская культуры. В первую очередь влияние они оказывают на культуру питания. Во всех странах принято питаться при помощи палочек, а также широко распространена культура чая, который можно легко найти на всей территории государств Юго-Восточной Азии.

Религия Юго-Восточной Азии:

Основная религия Юго-Восточной Азии – это ислам. В Камбодже,Тайланде, Бирме, Лаосе, Сингапуре, Вьетнаме также распространен буддизм. Кроме него во Вьетнаме и Сингапуре практикуется конфуцианство, в некоторых районах можно встретить католиков и протестантов.

Некоторые достопримечательности Юго-Восточной Азии:

• Таман Негара (Taman Negara). Это Национальный парк в Малайзии (п-ов Малакка). Он является старейшим тропическим лесом в мире.
• Ангкор-Ват (Angkor Wat). Древний храм, находящийся на территории Камбоджи. Это одна из наиболее ошеломляющих достопримечательностей в Юго-Восточной Азии.
• Ко Панган (Ko Pha Ngan). Остров в Сиамском заливе на территории Таиланда. Одно из самых зрелищных райских местечек.
Юго-Восточная Азия совершенно уникальная и особенная часть мира, и гарантированно оставит приятные воспоминая о себе надолго.
См. также:

Просмотры: 2 918

Юго-Восточная Азия 2019–2024

В 2019 г. исполнится 40 лет с тех пор, как в Юго-Восточной Азии в последний раз была большая межгосударственная война. Несмотря на почти постоянно существующие угрозы стабильности в большинстве государств региона, его считали местом, где мир и социальный порядок позволяли большинству стран иметь устойчиво высокие темпы экономического роста. Бедность снижалась, средний класс рос, выстраивались интеграционные механизмы. Однако тренды последних лет позволяют предположить, что ближайшее будущее региона может и не оправдать былого оптимизма.

Итоги 2018

Международные отношения в Юго-Восточной Азии уже стали привычно рассматривать через призму американо-китайской конкуренции. И хотя такой подход незаслуженно лишает сами страны региона большой части субъектности и упускает из вида целый пласт международных взаимодействий, с точки зрения «большой» геополитики, ЮВА остается скорее местом действия для великих держав, чем родиной для самостоятельно значимых игроков. В 2018 г. и США, и Китай продолжили действовать в прежней логике в отношении ЮВА, хотя появились и новые оттенки.

Китай стремился привязать к себе страны Южных морей (как их когда-то называли) инструментарием Инициативы Пояса и Пути, однако 2018 г. ознаменовал важное смещение ракурса ее восприятия. Отчасти благодаря усилиям международных СМИ и экспертных кругов китайские проекты стали все чаще вызывать сомнения в вопросах их устойчивости и безопасности для долговых систем стран-реципиентов.

В ЮВА такая обеспокоенность накладывается на опасения по поводу политического влияния Китая и историческое недоверие. Сразу два события ярко обозначили проблемы Инициативы в регионе. Пришедший к власти в Малайзии политический «тяжеловес» Махатхир Мохамад (о значении выборов см. ниже) объявил о том, что намерен пересмотреть китайские инфраструктурные проекты, договоренности по которым были достигнуты при прошлом премьере Наджибе Разаке. Заявления Махатхира стали одним из первых и точно крупнейшим информационным поводом в ЮВА, когда риски китайского инвестирования были оценены действующими властями принимающей стороны как требующие практических решений.

Второе событие — волна протестов во Вьетнаме, вызванных законопроектом [1] об особых экономических зонах. Законопроект подразумевал создание зон с особыми условиями для иностранных инвесторов, которые бы получили право на аренду земли на срок до 99 лет. На историческое недоверие широких слоев вьетнамского населения к Китаю наслоились внутренние проблемы с правом собственности на землю, однако протесты носили ярко выраженный антикитайский характер. Масштабные выступления в нескольких крупных городах показали, с какими трудностями в ЮВА будут сталкиваться китайские инвестиции, особенно когда они умножаются на политическую борьбу.

Однако китайская стратегия в ЮВА в 2018 г. заключалась не только в попытке усилить экономическую связанность, но и в военно-политическом вытеснении США из региона. На сегодняшний день Китай прочно закрепился и фактически контролирует центральную часть Южно-Китайского моря. Военная инфраструктура на искусственных островах позволяет Китаю проецировать военную мощь в самое сердце Юго-Восточной Азии. Яркой попыткой добиться вытеснения США на дипломатическом фронте стала выработка «единого черновика» [2] Кодекса поведения сторон в Южно-Китайском море между Китаем и АСЕАН. Этот документ собрал в себе все максимальные запросы сторон. Одно из китайских предложений было ограничение для стран АСЕАН возможности проводить совместные учения в ЮКМ с нерегиональными державами (США) и привлечение их к разработке полезных ископаемых.

В то же время американский ответ, хоть и набирает обороты, в 2018 г. так и не преодолел своей формы «автопилота» — то есть повторения того, что делала администрация Б. Обамы, но под другими вывесками. Вместе с тем вывесок в прошедшем году стало больше. Стратегия «свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона», наконец, дополнилась экономическими инструментами — «Индо-Тихоокеанским экономическим видением» и трехсторонним инфраструктурным партнерством США — Япония — Австралия. В то же время четырехсторонний диалог с участием этих трех стран и Индии, который грозит стать новой инфраструктурой военного сдерживания Китая в регионе, пока так и остается лишь диалоговым форматом. При этом в 2018 г. американские дипломаты активно работали над тем, чтобы идею Индо-Тихоокеанской четверки страны АСЕАН воспринимали в более или менее позитивном ключе.

На фоне усиливающейся геополитической конкуренции тренды на интеграцию не показывали столь уверенной динамики. Сингапурское председательство в АСЕАН не стало прорывным и не ответило на уже ставшие фирменными вызовами для группировки: разобщенность, нерасторопность и увлеченность компромиссом в ущерб эффективности. В то же время это было председательство, ориентированное на отраслевые диалоги, которые в ближайшие годы и могут стать основным локусом, где по линии АСЕАН будет происходить реальный прогресс.

В последние дни 2018 г. начинают снижаться тарифы в рамках соглашения о Всеобъемлющем и прогрессивном Транстихоокеанском партнерстве (ТТП-11). Несмотря на выход из соглашения США, странам партнерства удалось договориться, подписать, а в 2018 г. многим из них и ратифицировать соглашение. Конечно, без американского участия этот формат лишился своего масштаба, однако сохранил значительную часть глубины и прогрессивности в плане областей, которые регулирует соглашение. К тому же в ближайшие годы к уже участвующим в соглашении Малайзии, Вьетнаму, Сингапуру и Брунею могут присоединиться такие страны ЮВА как Таиланд и даже Индонезия.

Не менее интересные процессы в 2018 г. наметились и во внутренней политике стран региона. Самыми интересными выборами, конечно, стали всеобщие выборы в Малайзии, где буквально накануне все предвещали победу правившей с самого момента обретения страной независимости партии УМНО. Однако в результате головокружительного разворота к власти вернулся [3] отец малазийского экономического чуда 93-летний Махатхир Мохамад. Он поймал популистскую волну и широкий запрос на перемены, объединив старых и новых сторонников, но «привычность» его фигуры говорит также и о недостатке новых лиц, которые могли бы вести за собой разрозненное малазийское общество.

Выборов ждали в двух других странах региона — Камбодже и Таиланде. В Таиланде выборы предсказуемо перенесли на 2019 г., а в Камбодже — еще более предсказуемо — победу одержала [4] правящая Народная партия во главе с одним из самых долго правящих премьеров в мире Хун Сеном. Подход Хун Сена к внешней и внутренней политике Камбоджи в 2018 г. закрепил стимулирующие друг друга тренды на усиление зависимости от Китая и отторжение от стран Запада — вплоть до введения [5] торговых санкций против Камбоджи со стороны Евросоюза.

Дальше — больше

Почти нет оснований полагать, что в ближайшие годы конкуренция Пекина и Вашингтона за ЮВА будет ослабевать. В США развивается восприятие Китая как основного геополитического конкурента, и давление элит на любого американского президента будет склонять эту и следующую администрацию к поиску новых каналов сдерживания Китая. Можно предположить, что по мере того, как КНР движется к фактическому контролю за акваторией Южно-Китайского моря, все новые страны будут присоединяться к практике операций по свободе судоходства. Это будет означать новые инциденты, равно как и новое давление со стороны Китая на страны, которые ведут совместную разработку полезных ископаемых внутри «девятипунктирной линии» китайских претензий.

Американская реакция, судя по трендам последних двух лет, будет как минимум частично направлена на мобилизацию региональных игроков для сдерживания Китая. Первый круг этих партнеров — Япония и Австралия (Индию будут в это тянуть, но она будет сопротивляться). Второй круг — Вьетнам и Сингапур. Филиппины и Таиланд должны были быть в первых рядах, но внутриполитические факторы вряд ли позволят вовлечь эти страны в региональную систему сдерживания Китая в ближайшие годы.

Важнейшей ареной противостояния станут инвестиции, прежде всего, инфраструктурные. Страны ЮВА крайне нуждаются в обновлении и развитии инфраструктурных мощностей для удержания на плаву их экспортно-ориентированных экономик и вовлечения в цепочки добавленной стоимости, и они будут пользоваться американо-китайской конкуренцией. Китай уже приступает к обновлению как минимум имиджа Инициативы Пояса и Пути и в ближайшие годы попытается насытить его новым содержанием и качеством. США же, вместе с Японией, станут продвигать различные альтернативные концепции вроде «устойчивых» и «высококачественных» инвестиций. Вопрос только в том, будут ли условия инвестирования и кредитования действительно лучше и выгоднее для развивающихся экономик ЮВА.

Трудно предположить, что на фоне всех проблем, с которым сталкиваются прежние модели глобализации, региональные проекты экономической интеграции будут в ближайшие годы очень успешны. Как минимум, можно сомневаться в том, что Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство (ВРЭП) обретет, наконец, материальную форму в том виде, в котором оно задумывалось. Переговоры в тупике, выход из которого пока не виден. На этом фоне ТТП-11 может пополниться новыми членами, а лидировать продолжит Япония. В нынешнем виде проект уже не вызывает такого раздражения в Пекине, что дает дополнительные шансы на успех.

Значительным фактором неопределенности в ближайшие годы останется внутриполитическое развитие стран ЮВА. Международная экономическая конъюнктура может не оказаться столь благосклонной к развивающимся странам региона, а неспособность многих из них обновить модель развития в сочетании с внешним фоном и новой ролью социальных сетей может повлечь за собой всплеск политики идентичности. Ключевой проблемой станет борьба между новыми и старыми элитами и работоспособность локальных моделей модернизации и социальной интеграции.

Президентские выборы в Индонезии в 2019 г., вероятно, покажут, что без активизации политического ислама кандидатам будет трудно получить большинство, необходимое для поддержания легитимности. В Малайзии ключевым моментом станет обещанная передача власти от Махатхира Мохамада бывшему сопернику и нынешнему соратнику Анвару Ибрагиму. Если эта передача не произойдет, то правящей коалиции будет грозить разлад, а перед всей политической системой Малайзии встанут новые вызовы.

Предстоит пристально следить за транзитом власти (или отсутствием такового) в Таиланде, где переход от военного к гражданскому правлению предсказуемо задерживается. Таиландским элитам придется выбирать между политической раздробленностью и поляризацией, которую несет парламентаризм, и застоем, который сопровождает военное правление.

В ближайшие шесть лет политические риски будет сопровождать транзит власти и в других странах (во многих он неизбежен): лидеры Вьетнама, Филиппин, Лаоса, Малайзии и Мьянмы сегодня старше 70 лет. В 2018 г. генеральный секретарь ЦК Компартии Вьетнама Нгуен Фу Чонг занял и пост президента страны — такой практики во Вьетнаме не было со времен Хо Ши Мина. Основной вопрос — означает ли это слияние двух постов изменение системы коллективного руководства или же это временная мера, завязанная на конкретную политическую фигуру. Ответ на этот вопрос будет дан на следующем съезде КПВ в 2021 г., а, может быть, и раньше. Смена поколений будет непростой и в Сингапуре — четвертое поколение лидеров по-прежнему не произвело столь же консенсусных фигур, как нынешний премьер Ли Сяньлун.

На Филиппинах политическая система продолжает проходить испытание на устойчивость. Конституционная реформа и переход к федеративной модели могут вдохнуть новую жизнь в локальную политику, но в тоже время грозит только усилением местничества, закреплением власти региональных кланов и элитных групп.

Мьянма останется в крайне непростом внутриполитическом положении. Кризис рохинджа вряд ли будет урегулирован в ближайшие два года, так как до выборов 2020 г. и военные, и правящая Национальная лига за демократию будут бороться за голоса буддийского большинства. Национальные окраины на предыдущих выборах голосовали [6] за НЛД, надеясь договориться с Аун Сан Су Чжи и не желая голосовать за партию военных. Однако новый бирманский лидер не оправдывает их надежд, и это создает риски того, что этнические группировки и вовсе отвернутся от мирного процесса.

Так или иначе, радикальный экстремизм, сепаратизм и терроризм останутся в повестке стран ЮВА. Возвращающиеся с Ближнего Востока боевики будут активизировать местные группировки, все еще способные на многое, как свидетельствует многомесячная осада г. Марави в 2017 г. Главный же фактор радикализации вряд ли куда-то исчезнет — всепроникающие социальные сети будут основным каналом агитации для молодых людей, которым нынешние модели экономического развития не обещают счастливого будущего и интеграции с остальным обществом. Важнейшим риском будет использование мажоритаристских и ксенофобских настроений в ходе политических кампаний.

К этим рискам добавятся и новые, хотя и предсказуемые. Киберпреступность и кибероружие особенно угрожают региону ЮВА, где государства не защищены, а население неопытно, а потому окажется легко подвержено нападению со стороны злоумышленников. Под угрозой окажется не только информационное пространство, но и объекты критической инфраструктуры.

В ближайшие годы мы увидим, сколь серьезным фактором станет защита окружающей среды, природные катаклизмы и изменение климата. Экологическая повестка будет все чаще выходить на первый план, стихийные бедствия станут вызывать все большую обеспокоенность, граждане будут все сильнее требовать чистого воздуха и воды. Сотни тысяч людей, проживающие в прибрежных зонах и городах, уже в ближайшие годы могут потерять средства к существованию, дома и предприятия под воздействием засаливания почв, повышения уровня воды в море и проседания грунта (особенно заметно это будет в трущобах Джакарты, городах и селах дельты Меконга).

Россия: угрозы маргинализации

Для России вышеперечисленные тренды создадут серьезные вызовы. Поляризация региона между китайским и американским влиянием, безусловно, создаст запрос на всевозможные третьи силы и внутренние источники стабильности — не с перспективой полностью на них опереться, а чтобы расширить пространство возможностей. Проблема для России будет заключаться в том, что позиционирование себя как влиятельного игрока потребует инвестиций в экономическое сотрудничество, а возможностей стать крупным донором в регионе у России в ближайшие шесть лет вряд ли будет много, учитывая масштабные задачи в национальной экономике. Как и прежде, у России остаются технологические ниши, в которых она конкурентоспособна: вооружение и военная техника, энергетика, космос, отдельные сферы машиностроения, услуги в области кибербезопасности.

Однако в условиях ужесточения конкуренции между Китаем и США с одновременным нисходящим трендом в отношениях России и США, Москва будет встречаться со все новыми трудностями. Часть из них станет последствием американских вторичных санкций, особенно в области финансовых расчетов. В большинстве перечисленных отраслей в России доминируют крупные государственные компании, многие из которых находятся под санкциями.

Одновременно с этим холодные войны США — Китай и США — Россия затруднят проведение самостоятельной российской политики в ЮВА — ключевом регионе для китайского влияния. Странам региона нужно будет объяснять, почему Россию можно считать независимым игроком, и таких примеров, как военно-техническое сотрудничество с Вьетнамом, понадобится больше. Ключевой вопрос — станут ли США переносить свой конфликт с Россией в ЮВА или будут толерантно относиться к российским партнерствам в регионе, предпочитая российское влияние китайскому.

Такая обстановка создаст для России и возможности для поддержки теряющих надежду на успех многосторонних институтов безопасности вокруг АСЕАН. В момент, когда США и Китай будут растаскивать регион и покупать влияние, в АСЕАН формируется запрос на (пусть старомодный) мультилатерализм. Частично этот запрос станет удовлетворять Индия — ее активность в АСЕАН и в ее странах будет только расти. Это создает дополнительные возможности для относительно необременительного влияния России на элиты стран ЮВА.

Сергей Лавров начал визит в страны Юго-Восточной Азии — Российская газета

Накануне, совершив 13-часовой перелет из Москвы в Джакарту, глава МИД РФ Сергей Лавров начал рабочую поездку по странам Юго-Восточной Азии (ЮВА). В частности, 6-7 июля руководитель внешнеполитического ведомства России проведет переговоры в Индонезии и Лаосе.

Развитие отношений с десятью расположенными в ЮВА государствами и объединяющей их ассоциацией АСЕАН рассматривается в России как «один из приоритетов нашей политики в Азиатско-Тихоокеанском регионе». Именно так Лавров в интервью индонезийской газете «Ракьят Мердека» охарактеризовал подходы Москвы к диалогу с влиятельным и экономически развитым регионом, население которого превышает 700 миллионов человек.

«Поступательно развиваются политический диалог, контакты в области безопасности, торгово-экономической и гуманитарной сферах. Продвигается сотрудничество в рамках многосторонних форматов, включая ООН, асеаноцентричных объединений, а также «Группы двадцати», АТЭС, АСЕМ и многих других механизмов взаимодействия. Фактически наши связи вышли на уровень стратегического партнерства», — заявил министр в интервью.

Между тем, как сообщили в МИД России, в ходе своего визита в Индонезию Лавров обсудит с президентом страны Джоко Видодо и министром иностранных дел Индонезии Ретно Марсуди двусторонние отношения и борьбу с распространением COVID-19. В ходе встречи стороны также планируют обсудить спектр вопросов, касающихся международной и региональной повесток дня и подписать очередной план межмидовских консультаций, рассчитанный на период с 2021 по 2023 годы.

В программу пребывания Лаврова в Индонезии включено и проведение в видеоформате специального совещания министров иностранных дел России и АСЕАН по случаю 30-летнего юбилея российско-асеановских отношений и 25-й годовщины установления полномасштабного диалога нашей страны с юго-восточной азиатской «десяткой». Как уточнили на Смоленской площади, совещание будет сфокусировано на задачах дальнейшего развития стратегического партнерства РФ с АСЕАН и вопросах формирования архитектуры безопасности и сотрудничества в АТР. Кроме того, намечена отдельная беседа с генеральным секретарем этой организации Лим Джок Хоем.

А 7 июля Сергей Лавров посетит Лаос. В его столице — Вьентьяне — запланированы встречи с президентом, премьер-министром и главой МИД этой страны.

Страны Юго-Восточной Азии 2021

Как вы, возможно, уже знаете, Азия — самый большой континент на Земле, за ней следуют Африка, Америка, Антарктида, Европа и затем Австралия. Сама Азия разделена на восемь регионов, включая Западную Азию, Северо-Восточную Азию, Северную Азию, Юго-Восточную Азию, Среднюю Азию, Юго-Западную Азию, Южную Сибирь и Восточную Азию. В этой статье мы сосредоточим наше внимание на Юго-восточных странах Азии.

Юго-восточные страны Азии представляют собой совокупность островов и полуостровов с различными горными регионами, такими как Мьянма, и плато, например, рядом с Таиландом и Вьетнамом.Самые удаленные регионы Юго-Восточной Азии окружены различными архипелагами и коралловыми рифами. Интересным фактом о Юго-Восточной Азии является то, что горные районы на самом деле являются результатом раздробленных массивов суши. Независимо от того, какова конкретная причина трещин, интересно услышать, что отличительная особенность всего региона связана со сдвигом тектонических плит и взрывной вулканической активностью на протяжении многих-многих лет.

Юго-Восточная Азия расположена ниже Китая и к северу от австралийского континента, к востоку от Индии.Причина таких форм рельефа и преобладания вулканов в Юго-Восточной Азии в первую очередь связана с расположением региона на вершине двух линий разломов. Таким образом, ежегодно в Юго-Восточной Азии случаются многочисленные цунами.

Хотя это звучит очень жутко, Юго-Восточная Азия по-прежнему обитаема и ее стоит посетить, если у вас когда-нибудь появится прекрасная возможность сделать это. Благодаря своему расположению недалеко от экватора Юго-Восточная Азия также известна своей невероятно теплой погодой. Регион Юго-Восточной Азии, отличающийся тропическим климатом, время от времени переживает ливни, но чаще всего страны Юго-Восточной Азии испытывают изобилие тепла и солнечного света.

Юго-Восточная Азия — это регион Азии, который включает Таиланд, Сингапур, Малайзию, Индонезию, Камбоджу, Лаос, Тимор-Лешти, Вьетнам, Филиппины, Сингапур, Бруней и Бирму, которая взаимозаменяема с Мьянмой.

Таиланд

Согласно последним подсчетам населения страны, в Таиланде проживает около 69 279 051 человек. С таким населением страна Тайланд входит в список двадцати крупнейших стран по численности населения, занимая двадцать первое место.Общая площадь Таиланда составляет примерно 197 256 квадратных миль. Если вы разделите население на общую площадь страны, вы обнаружите, что в Таиланде плотность триста пятьдесят один человек на квадратную милю.

Сингапур

Численность населения Сингапура составляет 5 850 808 человек, что составляет примерно 0,08% от общей численности населения мира. Общая площадь Сингапура составляет около двухсот семидесяти квадратных миль, и в результате плотность населения Сингапура составляет 21 712 человек на каждую квадратную милю земли.Судя по размеру населения по всем направлениям, Сингапур является 114-й по величине страной по количеству жителей.

Малайзия

Малайзия — страна с населением 32 360 988 человек. Малайзия, занимающая 45-е место по величине страны на Земле, занимает в пределах своих границ 126 854 квадратных миль. На каждую квадратную милю земли в Малайзии приходится примерно 256 человек. В этой стране Юго-Восточной Азии есть одни из самых больших растений, которые вы когда-либо видели своими глазами.Это растение вырастает до невероятных размеров: три метра в высоту и два метра в ширину. Они огромные.

Индонезия

Население Индонезии невероятно велико. С более чем 268 933 842 человек, проживающих на земле Индонезии, страна занимает четвертое место в мире по сравнению со всеми другими странами на Земле. Насколько вам известно, другие три страны, которые больше Индонезии, включают США, Китай и Индию. Индонезия имеет общую площадь 735 358 квадратных миль земли.Тем не менее, население и общая площадь показывают нам, что плотность населения Индонезии составляет около 55 человек на квадратную милю.

На Индонезию приходится почти двадцать процентов всех людей, живущих в регионе Юго-Восточной Азии в мире. В Индонезии 15 000 островов, плюс-минус несколько. Однако люди обычно не расселяются по всем пятнадцати тысячам островов, особенно потому, что не все из них способны поддерживать жизнь. Большинство людей населяют индонезийский остров Ява.

Камбоджа

Население Камбоджи в настоящее время составляет 16 431 046 человек. При общей площади примерно 69 898 человек на квадратную милю в стране Юго-Восточной Азии проживает около 36 жителей Камбоджи на квадратную милю.

Лаос

По состоянию на 2019 год в Лаосе проживает около 7 041 417 человек. При общей площади, составляющей 89 112 квадратных миль, плотность населения Лаоса составляет примерно семьдесят человек на квадратную милю земли.Хотя Лаос считается 105-й по величине страной в мире, только около 0,09% от общей численности населения мира проживает в границах Лаоса.

Мьянма или Бирма

Население Мьянмы в настоящее время составляет около 54 230 060 человек. По численности населения Мьянма занимает двадцать шестое место по численности населения по сравнению с любой другой страной и зависимой территорией в мире. Земля Мьянмы занимает впечатляющую 252 237 квадратных миль, а плотность населения составляет двести пятнадцать человек на квадратную милю.

В Мьянме люди клянутся чаем. Если вы думали, что Англия была домом для любителей чая, вы не встречали никого из Мьянмы или Бирмы. Зеленый и черный чай — самые любимые напитки жителей Бирмы.

Здравоохранение и системы здравоохранения в Юго-Восточной Азии

2012 • 04 • 05

Джамал Хашим, Вирасакди Чонгсувиватвонг, Кай Хонг Фуа, Никола Покок, Яп Муи Тенг, Рети К. Чхем, Сисванто Агус Вилопо и Алан Лопес

Фото: Фото ООН / Eskinder Debebe

Юго-Восточная Азия, сформированная благодаря своей истории, географии и положению на перекрестке торговых путей, представляет собой регион огромного социального, экономического и политического разнообразия.Это способствовало неодинаковому состоянию здоровья различных групп населения региона и разнообразию его систем здравоохранения, которые находятся на разных этапах эволюции. Несмотря на свое разнообразие, страны Юго-Восточной Азии пытаются сформировать общую региональную идентичность в поисках взаимоприемлемых и эффективных решений ключевых региональных проблем здравоохранения. Эта статья основана на статье из серии Lancet о здоровье в Юго-Восточной Азии, в которой группа исследователей, в том числе Джамал Хашим из Международного института глобального здравоохранения УООН, представляет ключевые демографические и эпидемиологические изменения в регионе, исследует проблемы, стоящие перед здоровьем. систем, и обращает внимание на потенциал регионального сотрудничества.

• • •

Юго-Восточная Азия состоит из десяти независимых стран, расположенных вдоль континентальных дуг и прибрежных архипелагов Азии — Бруней, Камбоджа, Индонезия, Лаос, Малайзия, Мьянма (Бирма), Филиппины, Сингапур, Таиланд и Вьетнам, вместе известных как Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН). В этом регионе проживает более полумиллиарда человек, проживающих в самых разных странах, от экономических центров, таких как Сингапур, до более бедных экономик, таких как Камбоджа, Лаос и Мьянма.

По сравнению с Индией и Китаем, Юго-Восточная Азия менее заметна в мировой политике и экономике. То же самое и в отношении глобального здравоохранения. Мы проанализировали ключевые демографические и эпидемиологические изменения в регионе, чтобы очертить проблемы, с которыми сталкиваются системы здравоохранения, и подчеркнуть потенциал регионального сотрудничества в области здравоохранения. (Этот обзор закладывает основу для более подробного обсуждения конкретных вопросов здравоохранения в пяти последующих отчетах серии, посвященных здоровью матери и ребенка, инфекционным заболеваниям, неинфекционным заболеваниям, проблемам кадровых ресурсов здравоохранения и реформам финансирования здравоохранения.)

Данные были собраны после обращения к региональным экспертам за информацией по отдельным подтемам, связанным со здоровьем: география, история, демография, эпидемиология и системы здравоохранения. Количественные данные были получены из баз данных ВОЗ, Всемирного банка и Фонда народонаселения ООН, а также из научной литературы. Качественная информация была получена из серой литературы (например, отчетов ВОЗ), а также из академической литературы. Данные были подвергнуты критической оценке и анализу с целью выявления тенденций, прогнозов и взаимосвязей между социально-экономическими показателями и показателями здоровья населения.

Переходный период в области народонаселения и здравоохранения

В Юго-Восточной Азии проживает около 600 миллионов человек, или 9 процентов населения мира, причем Индонезия имеет самое большое население в регионе (и четвертое по величине в мире), а Бруней — самое маленькое.

Сорок три процента населения региона проживают в городских районах, но между странами существуют большие различия (от 15 процентов в Камбодже до 100 процентов в Сингапуре). Плотность населения колеблется от 27 человек на квадратный километр в Лаосе до 7022 человек на квадратный километр в Сингапуре.Кроме того, хотя размеры населения могут быть одинаковыми, большее разрастание может означать, что такие города, как Манила и Джакарта, менее густонаселены, чем Мумбаи и Дели.

Хотя ожидается, что урбанизация в регионе будет продолжать расти, население городских трущоб, по-видимому, менее обездоленно, чем где-либо еще, при этом около четверти живут в крайней нищете (определяемой ООН-Хабитат как домохозяйство в трущобах, лишенное трех или более из них). следующие условия: доступ к воде, доступ к санитарии, доступ к гарантированному владению, прочная жилищная структура и достаточное жилое пространство).

Тенденции смертности и рождаемости также различаются. Хотя продолжительность жизни во всех странах региона увеличилась, темпы прогресса значительно различались. В большинстве стран с 1950-х годов ожидаемая продолжительность жизни неуклонно растет. В некоторых случаях (Мьянма, Камбоджа) политические режимы и история конфликтов повлияли на прогресс, как и ВИЧ в Таиланде.

Возрастная структура населения стран региона сильно различается в результате прошлых различий в тенденциях рождаемости, смертности и миграции.

Распределение населения по возрасту в Юго-Восточной Азии, 2005 г.

На эти тенденции, в свою очередь, влияют экономические, социальные, культурные и политические события. Прогнозируется, что по мере увеличения продолжительности жизни темпы увеличения числа пожилых людей (в возрасте 80 лет и старше) в Юго-Восточной Азии превысят темпы роста в Восточной Азии в период 2025–2050 годов. Этот рост будет иметь важные последствия для управления бременем болезней и оказания медицинской помощи пожилым людям.

Увеличение продолжительности жизни является результатом уменьшения бремени инфекционных, материнских и перинатальных заболеваний, тогда как страны с пожилым населением имеют более высокое бремя неинфекционных заболеваний.Интересно, что показатели смертности от этих двух групп болезней, а также от травм взаимосвязаны. Страны с высоким уровнем смертности от инфекционных заболеваний также имеют высокий уровень смертности от хронических болезней. Смертность от инфекционных болезней по-прежнему высока в Камбодже, Мьянме и Лаосе. Травмы являются важной причиной смерти во всех странах, но в меньшей степени в Сингапуре и Брунее.

По мере того, как странам региона удается взять под контроль инфекционные заболевания, важность программ профилактики травматизма и борьбы с хроническими заболеваниями будет становиться все более актуальной.

По региону в целом нет надежных продольных данных по тенденциям болезней. Однако данные исследований распространенности болезней показывают сильную обратную связь с национальным богатством, что в значительной степени можно отнести к социальным детерминантам здоровья, включая обеспечение более эффективных систем здравоохранения с более широким охватом населения.

Окружающая среда и здоровье в регионах

Окружающая среда продолжает оставаться важным фактором, способствующим болезням и смертности в развивающихся странах, включая страны Юго-Восточной Азии, на которые приходится до четверти всех смертей.

Юго-Восточная Азия — один из наиболее подверженных стихийным бедствиям регионов мира; землетрясение в Индийском океане у побережья Суматры в 2004 году вызвало разрушительное цунами в Ачехе, Индонезия, и странах на окраине Индийского океана — одно из самых страшных стихийных бедствий, когда-либо зарегистрированных. Страны в северной части региона, такие как Филиппины и Вьетнам, сильно страдают от сезонных тайфунов, интенсивность которых со временем усиливается. Филиппины и Индонезия расположены в Тихоокеанском огненном кольце, зоне, подверженной землетрясениям и извержениям вулканов, где происходит около 90 процентов землетрясений в мире.

Неконтролируемые лесные пожары бушевали в индонезийских штатах Калимантан и Суматра в 1997 году. Сила пожаров была тесно связана с возникновением Южного колебания Эль-Ниньо, которое исторически привело к сильной засухе в Юго-Восточной Азии, создав условия, способствующие возникновению пожаров. . В 1997 году серьезность и масштабы загрязнения дымкой были беспрецедентными, от которых пострадали около 300 миллионов человек по всему региону. Затраты, связанные со здоровьем, оценивались в 164 миллиона долларов США. Влияние тумана 1997 года на здоровье в Юго-Восточной Азии хорошо задокументировано.

Изменение климата может также усугубить распространение новых инфекционных заболеваний в регионе, особенно трансмиссивных болезней, связанных с повышением температуры и выпадением осадков. Юго-Восточная Азия была определена как регион, который может быть уязвим для воздействия изменения климата на здоровье из-за большой изменчивости количества осадков, связанной с колебаниями Эль-Ниньо и Ла-Нинья, с соответствующими последствиями для систем здравоохранения.

Системы здравоохранения в Юго-Восточной Азии

Давление, оказываемое на национальные системы здравоохранения недавними демографическими и эпидемиологическими изменениями, усиливается растущими потребностями все более образованного и богатого населения в высококачественной медицинской помощи.Многие традиционные методы здравоохранения сохраняются наряду с использованием новых медицинских технологий и фармацевтических продуктов, что создает нормативные проблемы с точки зрения безопасности и качества.

Страны Юго-Восточной Азии и их реформы систем здравоохранения, таким образом, можно разделить на категории в соответствии с этапами развития их систем здравоохранения. Типология общих проблем, проблем и приоритетов генерируется для разнообразного сочетания систем здравоохранения на разных этапах социально-экономического развития.

1990-е годы начались с открытия социалистических государств и быстрого роста рыночной экономики в регионе. Перед финансовым кризисом в Восточной Азии в 1997–1998 годах и недавним глобальным экономическим спадом растущий средний класс городского населения крупных городов подтолкнул свой спрос на высококачественную медицинскую помощь к быстро развивающемуся частному сектору. В результате рыночные силы превратили многие аспекты здравоохранения в новую отрасль в таких странах, как Сингапур, Малайзия и Таиланд, внося свой вклад в деформацию рабочей силы для производства и распределения работников здравоохранения как внутри страны, так и между странами.

После уроков, извлеченных из прошлого финансового кризиса, большинство стран укрепили свои механизмы социальной защиты и основные службы здравоохранения. По всему региону было реализовано множество новаторских схем финансирования, ориентированных на бедных, таких как Медицинская карта и схемы 30 бат в Таиланде, Фонд здравоохранения для бедных во Вьетнаме, Фонды справедливости в области здравоохранения в Камбодже и Лаосе и даже в богатых Сингапур, Medifund, схема субсидирования малоимущих пациентов.

На данный момент системы здравоохранения с преобладающим налоговым финансированием достаточно стабильны, учитывая сильную роль правительств и эффективный контроль со стороны органов здравоохранения в преодолении проблем неравенства.Однако важнейшие вопросы включают рост затрат, будущую устойчивость централизованных систем, финансируемых за счет налогов, эффективность и качество государственных услуг, а также более высокие ожидания общественности.

Некоторые из наиболее инновационных и передовых форм сочетания государственного и частного секторов здравоохранения были разработаны в регионе — например, реструктуризация или акционирование государственных больниц в Сингапуре с 1985 года и более поздние больницы Сваданы (самофинансирование) в Индонезии.

В связи с ожидаемым ростом стареющего населения и будущими проблемами межпоколенческого финансирования через распределительные механизмы, проводятся эксперименты с новым финансированием здравоохранения, таким как обязательные медицинские сбережения и социальное страхование для долгосрочного ухода.Некоторые страны, такие как Вьетнам, Индонезия и Филиппины, радикально децентрализовали свои системы здравоохранения с передачей медицинских услуг местным органам власти — реструктуризация, которая повлияла на некоторые аспекты производительности и справедливости систем, хотя импульс к децентрализации был в основном политическим. . Следовательно, для обеспечения большего финансового охвата и доступности многие правительства приняли законы о создании национальных систем медицинского страхования и обязали всеобщий охват, хотя их реализация проблематична.При существующей политике децентрализации и либерализации вопросы справедливости и плохая инфраструктура будут по-прежнему препятствовать развитию сектора здравоохранения.

На пути к региональному сотрудничеству в области глобального здравоохранения

Эпидемия тяжелого острого респираторного синдрома (SARS) подчеркнула необходимость укрепления регионального сотрудничества в области здравоохранения. Это сотрудничество происходило по двум каналам: прямое двустороннее сотрудничество отдельных стран (министерств здравоохранения и иностранных дел) и стран под эгидой АСЕАН.

Энтузиазм к региональному экономическому сотрудничеству продолжает расти, о чем свидетельствует четкая цель Зоны свободной торговли АСЕАН по увеличению конкурентных преимуществ региона как производственной базы, ориентированной на мировой рынок. Лидеры АСЕАН определили здравоохранение как приоритетный сектор для общерегиональной интеграции. С экономической точки зрения открытие рынков здравоохранения сулит значительные экономические выгоды. В то же время, однако, этот процесс может также усугубить существующие проблемы в продвижении равного доступа к здравоохранению внутри стран.Это также может привести к нежелательным результатам, когда только состоятельные люди получат выгоды от либерализации торговой политики в области здравоохранения.

В условиях глобализации обеспечение доступности медицинских услуг для граждан больше не является исключительной обязанностью государства; Здравоохранение в Юго-Восточной Азии быстро становится отраслью на мировом рынке. Частный сектор в Сингапуре, Таиланде и Малайзии извлек выгоду из своих сравнительных преимуществ для продвижения медицинского туризма и путешествий, сочетая медицинские услуги для богатых иностранцев с развлекательными пакетами для увеличения потребления таких медицинских услуг.Из-за плохих местных экономических условий Филиппины проводили политику экспорта человеческих ресурсов здравоохранения во всем мире и в более богатые страны региона в качестве механизма получения дохода. Хотя финансовая отдача от этой стратегии кажется существенной, возникли вопросы справедливости, касающиеся негативных последствий международной торговли услугами здравоохранения и миграции рабочей силы для национальных систем здравоохранения, особенно в плане увеличения неравенства между сельским и городским или государственно-частным сектором.

Заключение

Юго-Восточная Азия — регион, характеризующийся большим разнообразием.Социальное, политическое и экономическое развитие в течение последних нескольких десятилетий способствовало значительному улучшению здоровья в одних странах и меньшим изменениям в других. Геология региона, которая делает его очень восприимчивым к землетрясениям и вызванным ими цунами, а также к сезонным тайфунам и наводнениям, еще больше увеличивает риски для здоровья населения в результате стихийных бедствий и долгосрочных последствий изменения климата. Государственная политика в этих странах не может игнорировать такие риски для здоровья, которые могут иметь важные социальные и экономические последствия.Региональное сотрудничество по обеспечению готовности к стихийным бедствиям, а также по надзору и реагированию систем здравоохранения на вспышки болезней имеет очевидные преимущества в качестве стратегии общественного здравоохранения.

В то же время все страны региона сталкиваются с крупными или надвигающимися эпидемиями хронических заболеваний. Даже среди беднейших слоев населения региона неинфекционные заболевания уже убивают больше людей, чем инфекционные, материнские и перинатальные заболевания вместе взятые, причем многие из этих смертей происходят до старости.

Значительно усиленные стратегии укрепления здоровья и профилактики заболеваний являются неотложным приоритетом, если мы хотим повторить впечатляющие достижения в области здравоохранения за последние несколько десятилетий в большинстве стран региона. Дальнейший рост и интеграция региона АСЕАН должны отдавать приоритет расширенному региональному сотрудничеству в секторе здравоохранения для обмена знаниями и рационализации работы систем здравоохранения, что приведет к дальнейшим улучшениям в области общественного здравоохранения для различных групп населения региона.

Юго-Восточная Азия теряет тигров, поскольку приближается крайний срок, чтобы удвоить популяцию к 2022 году

  • В 2010 году министры правительства из 13 стран, в которых все еще сохранились популяции диких тигров, обязались принять меры по удвоению численности больших кошек к 2022 году.
  • В Юго-Восточной Азии очень маловероятно, что эта цель будет достигнута, поскольку во многих странах региона популяции тигров фактически вымирают или сокращаются после того, как было дано обещание.
  • Уменьшение численности населения вызвано утратой среды обитания из-за лесозаготовок, расширения плантаций и добычи полезных ископаемых; незаконная торговля тигровыми продуктами; браконьерство и ловля.
  • Природоохранные организации призывают правительства в Азии постепенно отказаться от тигровых «ферм», которые подпитывают торговлю частями тигра, и возобновить свои обязательства по увеличению численности тигров.

Когда-то тигры бродили по густым лесным массивам материковой части Юго-Восточной Азии и на нескольких островах Индонезии. Находясь на вершине пищевой цепи, тигры поддерживают баланс экосистемы, и, защищая их, мы можем сохранить все биоразнообразные ландшафты.

Однако долгосрочное выживание этого ведущего охраняемого вида теперь висит на волоске. В 2010 году министры правительства из 13 стран, в которых все еще сохранились популяции диких тигров, обязались принять меры по удвоению численности диких кошек к 2022 году.

В Юго-Восточной Азии маловероятно, что эта цель будет достигнута. Фактически, во многих странах региона сейчас тигров меньше, чем когда было дано обещание. За последние несколько лет тигры вымерли в Камбодже, Лаосе и Вьетнаме; За последние два десятилетия в Индонезии, Малайзии, Мьянме и, в меньшей степени, в Таиланде произошло сокращение популяций тигров.

Менее 600 суматранских тигров ( Panthera tigris sumatrae ) остаются в Индонезии, и тенденции к снижению их статуса приводят к тому, что их статус находится под угрозой исчезновения.Их количество резко сократилось одновременно с повсеместным разрушением их лесной среды обитания, в первую очередь из-за вырубки и расширения плантаций масличных пальм и балансовой древесины. Сегодня только две популяции на острове сохраняют долгосрочную жизнеспособность, в каждой из которых насчитывается более 30 размножающихся самок. Более того, обе эти тигровые общины сейчас находятся под серьезной угрозой из-за запланированных дорожных проектов.

Суматранский тигр ( Panthera tigris sumatrae ). Фото Ретта А. Батлера / Mongabay

Как и повсюду в Юго-Восточной Азии, браконьеры преследуют тигров на Суматре, чтобы подпитывать незаконную внутреннюю и международную торговлю тигровыми продуктами.По данным МСОП, по крайней мере, 50 суматранских тигров были убиты в Индонезии каждый год в период с 1998 по 2002 год как для торговли, так и в результате конфликта между человеком и тигром.

Дальше на север малайский тигр ( P. t. Jacksoni ) держится в фрагментированных лесах на полуострове Малайзия. Согласно последней оценке МСОП, в 2014 году этот подвид находится под критической угрозой исчезновения, а численность его популяции оценивается от 80 до 120. Основными угрозами для тигра являются потеря и фрагментация среды обитания, вызванная коммерческим расширением плантаций и проектами добычи ресурсов.

В Малайзии давление со стороны развития затрагивает даже охраняемые районы, разделяя важные коридоры диких животных, которые позволяют тиграм бродить между оставшимися лесами. Например, планируемый рудник по добыче железной руды позволит вырыть более 60 гектаров (148 акров) лесного заповедника Сом, который соединяет четыре ключевых лесных комплекса Малайзии. Подъездные дороги, обслуживающие эти отрасли промышленности, также открывают для браконьеров доступ к некогда удаленным уголкам леса.

Наряду с потерей среды обитания, неизбирательная ловля считается самой большой угрозой для тигров в континентальной части Юго-Восточной Азии.По данным WWF, на охраняемых территориях Камбоджи, Лаоса и Вьетнама установлено около 12 миллионов ловушек — стран, где тигры уже вымерли.

Малайский тигр ( P. t. Jacksoni ). Фото Ретта А. Батлера / Mongabay

Тем не менее, совместные усилия государственных ведомств, НПО и местных сообществ по пресечению ловушек в Малайзии доказывают свою эффективность. Патрули по борьбе с браконьерством, возглавляемые общинами коренных народов в лесном комплексе Белум Теменгор в Малайзии, способствовали сокращению числа активных ловушек на 94% с 2017 года.«Теперь нам необходимо масштабировать это по всей стране и сочетать это с сильной политической волей и инвестициями», — заявила София Лим, исполнительный директор и главный исполнительный директор WWF-Малайзии. «Восстановление тигров Юго-Восточной Азии также поможет смягчить последствия изменения климата, защитить водосборные бассейны, уменьшить воздействие стихийных бедствий и обеспечить средства к существованию для местных сообществ».

Меры также доказали свою эффективность в Таиланде, где индокитайские тигры ( P. t. Corbetti ) имеют свой последний оплот.Предполагается, что в стране осталось менее 200 особей, но подтверждено несколько гнездящихся популяций: в Западном лесном комплексе недалеко от тайско-мьянманской границы и в лесном комплексе Донг-Паяйен-Као Яй. Сильная защита и взаимосвязь между местами обитания привели к тому, что тигры рассредоточились между охраняемыми территориями внутри этих комплексов, а также в Мьянму, где, по последним оценкам, численность тигров составляет менее двух десятков.

Тигровые «фермы» — еще одна серьезная угроза диким тиграм в Юго-Восточной Азии, которая продолжает подрывать усилия по сохранению и разжигает безжалостную торговлю частями тигра.По оценкам WWF, 8000 тигров содержатся в неволе в Китае, Лаосе, Таиланде и Вьетнаме, где их разводят, выращивают и убивают ради частей тела. Согласно отчету TRAFFIC за 2019 год, в период с 2000 по 2018 год в Юго-Восточной Азии у торговцев вылавливали в среднем 120 тигров в год. Более половины тигров, изъятых в Таиланде, и треть тигров во Вьетнаме были добыты в неволе.

Индокитайский тигр ( P. t. Corbetti ). Фото Ретта А. Батлера / Mongabay

Природоохранные организации призывают правительства Китая, Лаоса, Таиланда и Вьетнама постепенно свернуть тигровые фермы и положить конец торговле частями тигра, независимо от источника.

Предстоящая конференция министров стран Азии по сохранению тигров в Малайзии в ноябре 2021 года даст властям возможность подтвердить свои обязательства по увеличению численности тигров. Встреча будет включать предложения по увеличению бюджетов охраняемых территорий, чтобы высадить больше рейнджеров и расширить возможности для переселения и реинтродукции тигров.

«Реинтродукция тигра — это наиболее сложный подход к сохранению тигра, но он может быть успешным при поддержке со стороны правительств и в пределах хорошо управляемых охраняемых территорий и ландшафтов с достаточной добычей для тигров», — сказал Mongabay Томас Грей, руководитель отдела тигриных ландшафтов и восстановления в WWF, добавив, что данные из Индии и России доказывают, что реинтродукция тигров может работать.

«Возможная реинтродукция тигров в страны Юго-Восточной Азии, которые потеряли тигров, такие как Камбоджа, Вьетнам и Лаос, может оказаться долгосрочным процессом. Но это, безусловно, возможно, если удастся обезопасить большие ландшафты, защитить их от охоты и восстановить популяции жертв. И у ландшафта кардамоновых тропических лесов, и у ландшафта восточных равнин в Камбодже есть реальный потенциал для этого », — сказал Грей.

Однако в конечном итоге реинтродукция видов — это последнее средство. Что тиграм больше всего нужно, так это достаточная среда обитания в лесу, достаточное количество добычи и надежная защита.Если усилия по восстановлению тигров в Юго-Восточной Азии помогут воплотить эти элементы в жизнь, то, возможно, к 2022 году, по крайней мере, популяционные траектории пойдут в правильном направлении.

Изображение баннера: Тигр в Малайзии, пойманный на фотоаппарат исследовательской группой WWF. © WWF-Малайзия

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ: Используйте эту форму , чтобы отправить сообщение автору этого сообщения. Если вы хотите опубликовать публичный комментарий, вы можете сделать это внизу страницы.

Животные, Биоразнообразие, Сохранение, Вымирающие виды, Вымирание, Фрагментация лесов, Леса, Управление, Млекопитающие, Охраняемые территории, Спасение видов от исчезновения, Тигры, Дикая природа, Торговля дикой природой

ПЕЧАТЬ

Ключевые факты об американцах азиатского происхождения

Азиатское население США разнообразно. Рекордные 23 миллиона американцев азиатского происхождения уходят корнями в более чем 20 стран Восточной и Юго-Восточной Азии и Индийского субконтинента, каждая из которых имеет уникальную историю, культуру, языки и другие особенности.

19 крупнейших групп азиатского происхождения в Соединенных Штатах вместе составляют 97% всего азиатского населения страны. Ниже приведены основные выводы об этих американцах. (Этот анализ включает всех тех, кто идентифицирует свою расу только как азиатскую или как часть многорасового происхождения, независимо от латиноамериканского происхождения. Он сопровождается обновленными информационными бюллетенями, которые описывают ключевые демографические и экономические характеристики каждой группы азиатского происхождения, а также с помощью другого анализа, который детализирует разнообразие происхождения в азиатско-американском населении.)

Этот анализ и прилагаемые к нему информационные бюллетени об азиатском населении в Соединенных Штатах объединяют последние данные, доступные из различных источников. Основным используемым источником является трехлетний набор данных, созданный на основе общедоступных файлов обследования американских сообществ, проведенного Бюро переписи США за 2017–2019 годы, полученных из серии Integrated Public Use Microdata Series (IPUMS). ACS используется для представления демографических и экономических характеристик каждой группы. Дополнительные данные об оценках численности населения были получены из отчета Бюро переписи населения за 2012 год «Население Азии: 2010v» (2000 и 2010 годы) и таблиц, доступных через данные Бюро переписей.Прогнозы численности населения взяты из прогнозов населения Бюро переписи населения на 2017 год.

Оценки численности населения для всех азиатских групп включают смешанные расы и смешанные азиатские группы населения, независимо от латиноамериканского происхождения. В результате есть некоторое совпадение в числах для отдельных азиатских групп, потому что люди, происходящие из более чем одной группы, учитываются в каждой группе, к которой они принадлежат. Например, человек, идентифицированный как «китаец и филиппинец», будет включен в итоговые значения для всех китайцев и всех филиппинцев.

Все данные были собраны до пандемии COVID-19.

Согласно прогнозам, население Азии в США к 2060 году достигнет 46 миллионов человек. По данным переписи 1870 года, примерно 63000 человек были отнесены к азиатским счетчикам Бюро переписи населения США. К 1960 году респонденты переписи впервые смогли выбрать свою расу: 980 000 человек идентифицировали себя как азиаты. Азиатское население страны увеличилось до 11,9 миллиона к 2000 году, а затем почти удвоилось до 23,2 миллиона к 2019 году — рост на 95% за два десятилетия.В настоящее время азиаты составляют около 7% всего населения страны, а к 2060 году их число, по прогнозам, превысит 46 миллионов, что почти в четыре раза больше их нынешней общей численности. (В переписи населения, проводившейся в 1980 году и ранее, американцы азиатского происхождения и жители тихоокеанских островов указывались как одна группа.)

Представители одной расы неиспаноязычного происхождения азиатского населения США составляют подавляющее большинство (83%) всех азиатов в стране. Это население также является самой быстрорастущей расовой или этнической группой в стране.В период с 2000 по 2019 год их число выросло на 81%, опередив рост среди латиноамериканцев на 70%. Черное население выросло за этот период на 20%, в то время как численность белого населения практически не изменилась.

Многорасовые и латиноамериканские азиаты составляют 14% и 3% азиатского населения США, соответственно. Те, кто идентифицирует себя как азиат и белый, составляют подавляющее большинство (70%) неиспаноязычных многорасовых азиатов. Из 19 групп происхождения, включенных в этот анализ, американцы японского происхождения с большей вероятностью идентифицируют себя как многорасовые неиспаноязычные (32%).Примерно каждый пятый филиппинец (18%) и 15% корейцев также идентифицируют себя как многорасовый неиспаноязычный.

Между тем

выходцев из Латинской Америки — это самый маленький сегмент азиатского населения страны. 34% этой группы составляют филиппинцы.

Американцы китайского происхождения являются крупнейшей группой азиатского происхождения в США , что составляет 23% азиатского населения, или 5,4 миллиона человек. Следующие две крупнейшие группы происхождения — американцы индийского происхождения, на долю которых приходится 20% от общего числа (4.6 миллионов человек) и филиппинцы, на долю которых приходится 18% (или 4,2 миллиона человек). Те, кто имеет корни во Вьетнаме (2,2 миллиона), Корее (1,9 миллиона) и Японии (1,5 миллиона), имеют население не менее 1 миллиона человек. Остальные 13 групп в этом анализе составляют 12% всех азиатов США, всего 2,7 миллиона человек, и ни одна группа не превышает 600000 человек. Остальные 3% азиатов США указали другое происхождение или указали, что они азиатские, но не указали свое происхождение.

Почти половина U.Выходцы из Южной Азии (45%) живут на Западе, и почти треть (30%) — только в Калифорнии. Азиатское население Калифорнии в 2019 году составляло примерно 6,7 миллиона человек, что на сегодняшний день является крупнейшим в стране. За ним следуют Нью-Йорк (1,9 миллиона), Техас (1,6 миллиона), Нью-Джерси (958 000) и Вашингтон (852 000). Большинство азиатов США (55%) проживало в этих пяти штатах.

Помимо Гавайев, где выходцы из США составляли 57% населения в 2019 году, азиаты составляли самую большую долю от общей численности населения в Калифорнии (17%), Вашингтоне (11%), Нью-Джерси (11%) и Неваде ( 11%).

Хотя в 2019 году большинство американцев азиатского происхождения проживало на Западе, около 24% — на Юге, 19% — на Северо-Востоке и 12% — на Среднем Западе.

Около шести из десяти американцев азиатского происхождения (57%), включая 71% взрослых американцев азиатского происхождения, родились в другой стране. Для сравнения, 14% всех американцев и 17% взрослых родились в других местах.

Современная иммиграционная волна из Азии составила четверть всех иммигрантов, прибывших в США.S. с 1965. Но когда и как азиатские иммигранты прибыли в США, варьируется, что помогает объяснить, почему некоторые группы азиатского происхождения с большей вероятностью, чем другие, родились в США. Например, иммигранты составляют только 27% американцев японского происхождения, которые начали прибывать в 19 веке в качестве рабочих на плантациях на территории нынешнего штата Гавайи. Напротив, многие бутанцы прибыли недавно в качестве беженцев, и подавляющее большинство (85%) родились за границей.

Американцы азиатского происхождения, по прогнозам, станут крупнейшей группой иммигрантов в стране к середине века. Представители одной расы, нелатиноамериканские азиаты, по прогнозам, станут крупнейшей группой иммигрантов в стране, превзойдя латиноамериканцев в 2055 году. К тому времени ожидается, что азиаты будут составлять 36% всех иммигрантов в США, а выходцы из Латинской Америки — 34%. согласно демографическим прогнозам Pew Research Center.

Люди из Азии составили около 14% из 10,5 миллионов нелегальных иммигрантов в США в 2017 году. Четыре страны Азии вошли в число 15 стран с наибольшим количеством рождений для США.S. Незаконные иммигранты: Индия (525 000), Китай (375 000), Филиппины (160 000) и Корея (150 000).

Азиаты, родившиеся в США, значительно моложе остальной части американцев азиатского происхождения. По состоянию на 2019 год средний возраст азиатского населения в США составлял 34 года, что немного ниже, чем общий средний возраст по стране, равный 38. Но средний возраст выходцев из Азии, родившихся в США, составлял всего 19 лет — по сравнению с 36 годами среди всех людей, родившихся в США. . Между тем, средний возраст выходцев из Азии, родившихся за границей, совпадает с возрастом иммигрантов в стране (45 лет).

Относительная молодость азиатского населения, родившегося в США, отражена в разбивке по поколениям. В 2019 году почти шесть из десяти азиатов, родившихся в США (58%), были представителями поколения Z, то есть им было 22 года или моложе. Еще одна четверть азиатского населения, родившегося в США, в этом году принадлежала к поколению миллениалов, а каждый десятый или меньше принадлежали к поколению X или более старшему поколению.

В целом по состоянию на 2019 год 72% всех азиатов США «хорошо владели» английским, что означает, что они либо говорили только по-английски, либо очень хорошо говорили на нем. Почти все выходцы из Азии, родившиеся в США (95%), хорошо владели английским языком, по сравнению с 57% азиатов иностранного происхождения.

Около трети азиатов США (34%) говорят только на английском в своих домах. Остальные 66% говорят дома не на английском языке. Самый распространенный из них — китайский, включая мандаринский и кантонский, на котором говорят дома 34% азиатов. Хинди (13%) является вторым по распространенности неанглийским языком среди азиатов, за ним следуют тагальский и другие филиппинские языки (9%) и вьетнамский язык (7%).

Почти две трети выходцев из Азии (65%), родившихся в США, говорят дома только по-английски. Напротив, большинство иммигрантов из Азии говорят дома не на английском языке. Китайский язык является наиболее распространенным языком среди азиатского населения иностранного происхождения (22%), за ним следует хинди (18%).

Около четверти американцев азиатского происхождения (27%) живут в семьях, состоящих из нескольких поколений. Это сопоставимо с долей среди всех иммигрантов в США (28%), но выше, чем доля среди всех иммигрантов в Америке (19%).Азиаты-иммигранты с несколько большей вероятностью, чем выходцы из Азии, родившиеся в США, будут проживать в семьях с несколькими поколениями под одной крышей (29% против 23%).

У азиатов более низкий процент домовладельцев, чем у населения США в целом (59% против 64%). Тем не менее, доля домовладельцев среди американцев азиатского происхождения растет с 53% в 2000 году до 59% в 2019 году. Азиаты-иммигранты были немного чаще, чем выходцы из Азии, родившиеся в США, были домовладельцами в 2019 году (60% против 56%). . Среди всего U.Однако в 2019 году иммигранты были реже, чем в США, рожденными для владения домом (53% против 66%).

В целом американцы азиатского происхождения преуспевают в показателях экономического благосостояния по сравнению с населением США в целом, но этот показатель широко варьируется среди групп азиатского происхождения. В 2019 году средний годовой доход домохозяйств, возглавляемых выходцами из Азии, составил 85 800 долларов США по сравнению с 61 800 долларами США среди всех домашних хозяйств США. Азиатские домохозяйства иностранного происхождения зарабатывают немного больше, чем те, которые возглавляет У.Азиаты южнокорейского происхождения (88 000 долл. США против 85 000 долл. США).

Однако эти общие цифры скрывают различия между группами азиатского происхождения. Например, домохозяйства, возглавляемые бирманскими американцами, имели значительно более низкие доходы, чем американцы азиатского происхождения в целом (44 400 долларов против 85 800 долларов). Напротив, только две группы азиатского происхождения имели более высокие семейные доходы, чем среди американцев азиатского происхождения в целом: группы, возглавляемые американцами индийского происхождения (119 000 долларов США), и группы, возглавляемые американцами-филиппинцами (90 400 долларов США).

В целом, у 12 групп азиатского происхождения медианный доход домохозяйства был выше, чем средний среди всех американцев.

Азиаты реже, чем американцы в целом, живут в бедности (10% против 13% по состоянию на 2019 год). Уровень бедности среди азиатов, родившихся в США и за границей, в том году составлял 9% и 11% соответственно. Уровень бедности среди несовершеннолетних иммигрантов из Азии — младше 18 лет — был немного выше — 16%.

Опять же, существуют большие различия в уровнях бедности между азиатскими подгруппами. В большинстве проанализированных групп азиатского происхождения (12 из 19) уровень бедности был на уровне U или выше.Среднее значение в 2019 году. У монголов (25%) был самый высокий уровень бедности среди азиатских групп, тогда как самый низкий уровень был среди индийцев (6%).

Более половины азиатов в возрасте 25 лет и старше (54%) имеют степень бакалавра или более высокое образование по сравнению с 33% населения США того же возраста. Аналогичная доля выходцев из США (55%) и выходцев из Азии (54%), имеющих высшее образование. Обе цифры значительно выше, чем доля всех людей, родившихся в США, и всех жителей США.С. иммигранты с высшим образованием (по 32%).

Подобно экономическим тенденциям среди азиатского населения США, существуют большие различия между группами происхождения. Индийцы в возрасте от 25 лет и старше имеют самый высокий уровень образования среди азиатов США, при этом 75% имеют степень бакалавра или более в 2019 году. Взрослые жители Бутана являются наименее вероятной группой азиатского происхождения, имеющей высшее образование (15%).

Примечание. Это обновление сообщения, первоначально опубликованного 8 сентября 2017 г.См. Полную методологию здесь .

Эбби Будиман — бывший аналитик, специализирующийся на исследованиях расы и этнической принадлежности в Pew Research Center. Нил Дж. Руис — заместитель директора отдела исследований расы и этнической принадлежности в Pew Research Center.

Молодежь в Южной и Юго-Восточной Азии: общий знаменатель — AIIA

В Южной и Юго-Восточной Азии люди в возрасте от 15 до 24 лет составляют примерно одну пятую населения.Это дает возможность для трансграничного сотрудничества, в том числе в области высшего образования, предпринимательства и культурных связей.

Южная и Юго-Восточная Азия сегодня являются двумя наиболее быстрорастущими регионами. Оба имеют глубокие и древние культурные связи и за несколько десятилетий развили обширные политические, экономические, социальные и социальные связи. Однако их будущий прогресс и развитие вполне могут заключаться во взаимном использовании того, что является общим знаменателем и ресурсом для обеих сторон: молодежи.

Организация Объединенных Наций определяет молодежь как людей в возрастной группе от 15 до 24 лет. Эта демографическая категория является важнейшим элементом населения как Южной, так и Юго-Восточной Азии. Исходя из этого определения, пять крупнейших стран Южной Азии (по численности населения) — Индия, Пакистан, Бангладеш, Шри-Ланка и Афганистан — в совокупности имеют молодежную демографию более 300 миллионов человек, что в среднем составляет около одной пятой населения каждой страны. страна. Точно так же в пяти самых густонаселенных странах Юго-Восточной Азии — Индонезии, Филиппинах, Вьетнаме, Таиланде и Мьянме — вместе проживает более 90 миллионов молодых людей, или в среднем около 17 процентов населения каждой страны.

В настоящее время молодые люди в этих странах сталкиваются с серьезными проблемами. Плохая образовательная инфраструктура, бедность, хроническая нехватка навыков и безработица вместо этого превращают демографические дивиденды этих стран в демографическую бомбу замедленного действия. Потраченный впустую потенциал этой молодежи в конечном итоге дорого обойдется развитию их стран.

Перед лицом такой ужасной ситуации необходимы согласованные действия по всем направлениям. Хотя многие решения проблем молодежного сектора в государствах-членах зависят от внутренней политики, есть веские основания и для межрегионального молодежного сотрудничества.Такое сотрудничество важно по двум причинам. Во-первых, межрегиональное сотрудничество может помочь раскрыть более широкий спектр потенциальных возможностей. Например, в Индии наблюдается бум молодежного предпринимательства. Правительство признало это и поощряло развитие предпринимательства в нескольких секторах. Правительства отдельных индийских штатов также внедрили политику стартапов для поощрения инвестиций в стартапы, многие из которых работают в развивающихся отраслях, таких как финансовые технологии (финтех), здравоохранение и электронная коммерция.В то же время Юго-Восточная Азия — одна из самых быстрорастущих интернет-экономик в мире с огромным количеством подключенной и технически подкованной молодежи. Это означает, что индийские стартапы могут диверсифицировать свой охват за границей, осваивая молодежные рынки Юго-Восточной Азии.

Во-вторых, с точки зрения долгосрочной перспективы, молодежное сотрудничество между Южной и Юго-Восточной Азией имеет решающее значение по гораздо более важной причине. В сегодняшнем глобализированном мире, где цифровая связь стирает физические границы, страны больше не могут оставаться изолированными.Наряду с политическими и экономическими аспектами, такими как региональное сотрудничество, зоны свободной торговли и цепочки поставок, жизненно важен социальный аспект взаимодействия между людьми. Сегодняшняя молодежь будет лидерами и актерами завтрашнего дня. Таким образом, развитие молодежного сотрудничества, естественно, приведет в конечном итоге к более выгодным результатам для участвующих стран и регионов.

Какие действия можно предпринять после определения потенциала и причин молодежного сотрудничества между Южной и Юго-Восточной Азией? Три возможных шага, предпринятые в тандеме, заложат основу для сближения молодежи Южной и Юго-Восточной Азии и со временем создадут для нее непреходящую ценность.

Первым шагом является создание специальной долгосрочной программы для высших учебных заведений с обеих сторон по сотрудничеству в области образования, развития навыков и профессионального обучения. Такая программа должна включать и активно способствовать краткосрочным обменам, стажировкам, программам развития языковых навыков, социальным экспедициям и другим подобным инициативам с партнерскими организациями. Программа Европейского Союза ERASMUS уже доказала ценность таких обменов для развития молодежных связей и региональной идентичности.

Во-вторых, правительства обеих сторон должны объединиться, чтобы определить области молодежного сотрудничества и работать вместе, чтобы интегрировать их в свою соответствующую государственную политику. Хорошие примеры — предпринимательство и инновации. Здесь двусторонний подход может принести пользу странам, поскольку две страны со схожими социально-экономическими проблемами молодежи могут работать вместе. Очень важно, чтобы такое сотрудничество было ориентировано на долгосрочную перспективу.

Наконец, необходимо уделять большое внимание каждой стороне для повышения осведомленности молодежи о другом регионе.Это, вероятно, потребует активного сотрудничества между заинтересованными сторонами государственного и частного секторов, такими как правительство, бизнесмены, научные круги, диаспоры и другие. Южная и Юго-Восточная Азия обладают тем преимуществом, что их народы имеют исторические и культурные связи. Эти связи следует использовать для распространения информации среди молодежи. Например, исламские страны, такие как Пакистан, Бангладеш и Афганистан, могли бы сотрудничать с Малайзией и Индонезией для распространения знаний посредством богословского образования и туризма.Точно так же Шри-Ланка, Таиланд и Камбоджа могут привлекать молодежь через буддизм.

В заключение, на фоне широко разрекламированного «века Азии» Южная и Юго-Восточная Азия стоят на пороге новой эры прогресса и партнерства, ключом к которой является взаимное развитие молодежи. При правильном использовании молодые люди могут способствовать светлому будущему для всех своих сограждан, поскольку, как писал бывший премьер-министр Англии Бенджамин Дизраэли, «молодежь нации — опекуны потомков».

Анкуш Аджай Вагл — научный сотрудник Института исследований Южной Азии, автономной исследовательской организации Национального университета Сингапура. С ним можно связаться по телефону [email protected] . Все взгляды, выраженные здесь, принадлежат только автору.

Эта статья опубликована под лицензией Creative Commons License и может быть переиздана с указанием авторства.

Распознавание психических расстройств среди многорасового населения в Юго-Восточной Азии | BMC Psychiatry

Это национальное исследование показало, что менее половины взрослого населения Сингапура может правильно распознать одно из пяти распространенных психических расстройств.Самым распространенным из пяти расстройств было слабоумие. В Сингапуре одна из самых быстро стареющих групп населения в мире. Правительство осознает этот демографический сдвиг и активно решает связанные с этим новые проблемы в области общественного здравоохранения, а также социальные и экономические проблемы. Был реализован ряд мер, в том числе инициативы по просвещению населения [21, 22]. Кроме того, недавнее общенациональное эпидемиологическое исследование среди лиц в возрасте 60 лет и старше установило, что распространенность деменции составляет 10% [16], что, в свою очередь, вызвало значительный интерес в средствах массовой информации и широкой общественности.Относительно более широкое признание деменции могло быть следствием этих согласованных национальных усилий и разработок.

Чуть более половины респондентов также могли распознать злоупотребление алкоголем и депрессию. Эти пропорции значительно превосходят те, которые правильно распознают ОКР и шизофрению. Мы не можем дать однозначного объяснения; мы думаем, что эти различия не связаны с распространенностью расстройств среди населения: распространенность как злоупотребления алкоголем, так и ОКР составляет около 3% среди населения Сингапура [2], но темпы их распознавания значительно различались.Проблемы, связанные с алкоголем, а также депрессия более широко освещались в популярных средствах массовой информации, включая телевидение, фильмы, печать и социальные сети, в которых также были видны известные личности и знаменитости, признавшиеся в депрессии и проблемах, связанных с алкоголем, по сравнению с ОКР и шизофрения, которая могла бы привести к более высокому уровню распознавания того же самого.

В исследовании, проведенном в Шанхае (Китай), было обнаружено, что только около 8% участников правильно прикрепили ярлык шизофрении и психоза к виньетке [23].Авторы привели две возможные причины. Во-первых, это сильная стигматизация психических заболеваний и преобладающие традиционные верования, которые рассматривали психические заболевания как следствие «одержимости демонами; неправильная практика деторождения; или проступок своих предков ». Во-вторых, отсутствие общественного просвещения по вопросам психического здоровья и психических заболеваний.

Точно так же в этом исследовании шизофрения является наименее распознаваемым расстройством, и только 11,5% респондентов правильно определили состояние.Это еще более поразительно по сравнению с 42,5% взрослого населения Австралии, которое смогло правильно распознать это расстройство с помощью виньетки в 2003–2004 гг. [24]. Несмотря на то, что шизофрения может быть заболеванием с относительно низкой распространенностью — еще предстоит провести популяционное исследование для определения ее распространенности в Сингапуре — это отсутствие признания вызывает озабоченность из-за серьезности и хроничности этого расстройства и огромного воздействия на человека. , семья и общество.

Распознавание ОКР было также относительно низким в Сингапуре, подобно опросу сообщества в США, который показал, что только треть участников могла правильно распознать ОКР [25].Распространенность ОКР в Сингапуре составила 3,0% — показатель, который выше, чем в других странах, и был связан со значительным пробелом в лечении [26]. Таким образом, необходимо учитывать усилия по повышению грамотности при ОКР с помощью образовательных вмешательств.

Хотя депрессия была относительно хорошо известна, в то же время 17% респондентов, получивших виньетку о шизофрении, ошибочно назвали шизофрению депрессией. Этот феномен также наблюдался среди австралийской общественности, где исследование 2011 года показало, что использование ярлыка «депрессия» является «чрезмерно обобщенным» в том смысле, что оно также широко использовалось для описания других расстройств, таких как шизофрения, социальная фобия и пост- травматическое стрессовое расстройство [27].Авторы этой статьи утверждали, что, хотя использование депрессии при различных расстройствах может быть полезным для побуждения к обращению за профессиональной помощью, они также подчеркнули необходимость опираться на общественные знания о депрессии, чтобы отличать ее симптомы и методы лечения от других расстройств. . В связи с этим вопросом, треть респондентов в этом исследовании, получивших виньетку о депрессии, сочли проблему «психосоциальным стрессом».

В более раннем исследовании мы обнаружили, что разрыв в лечении БДР был самым узким по сравнению со злоупотреблением алкоголем, которое имеет наибольший разрыв в лечении 96%, и ОКР с разрывом в лечении 90% [3].Что касается психической грамотности в отношении трех расстройств как возможного посредника при обращении за помощью, она, по-видимому, соответствует уровню правильного распознавания, который был относительно высоким для депрессии и низким для ОКР. Однако было удивительно, что, несмотря на высокий уровень признания злоупотребления алкоголем, разрыв в лечении был огромен. Вполне возможно, что признание злоупотребления алкоголем не может означать необходимость в профессиональной помощи, чему способствует толерантность общества даже в случаях чрезмерного употребления алкоголя [28].Это может восприниматься скорее как социальная болезнь, чем как медицинская проблема, требующая лечения. Исследования, демонстрирующие эффективность вмешательств, ограничены [29], и поэтому у людей могут быть низкие ожидания от лечения.

Пол — еще один фактор, который может повлиять на грамотность в области психического здоровья. Гендерные различия в физическом и психическом здоровье проявляются в отношении заболеваемости, прогноза, заболеваемости и смертности [30–32]. Также были обнаружены различия в восприятии и осведомленности о болезни.В целом женщины, как правило, больше осведомлены о симптомах, чем мужчины, которые не подозревают о проблемах со здоровьем и с большей вероятностью откладывают обращение за помощью [31, 33]. Вывод этого исследования в отношении пола согласуется с основной частью существующей литературы: мы обнаружили, что женщины особенно лучше способны распознавать депрессию и ОКР. Аналогичная разница наблюдалась среди студентов немедицинских специальностей в Малайзии, где респонденты-женщины лучше знали симптомы депрессии [34]. Аналогичным образом, другое австралийское исследование показало, что мужчины менее грамотны в вопросах психического здоровья, чем женщины, в отношении депрессии [35].

Более высокий уровень образования также был связан с большей грамотностью в области психического здоровья в отношении деменции, депрессии, злоупотребления алкоголем и ОКР. Это может быть связано с приобретением некоторых аспектов грамотности в области психического здоровья в рамках образовательной системы и процесса, а также с улучшением доступа к информации о психическом здоровье и способностью воспринимать актуальность такой информации, которая поступает из более высокого уровня образования.

Обследования грамотности в области психического здоровья, проведенные в нескольких странах, показали значительные этнические различия в способах объяснения и обозначения психических заболеваний.Гонконгские китайцы с большей вероятностью верят в социальные факторы как в причину шизофрении по сравнению с англичанами в Англии, которые с большей вероятностью поддерживают генетические факторы [36]; а японцы реже использовали ярлыки психиатров по сравнению с австралийцами [37]. В этом исследовании мы обнаружили, что этническая принадлежность является фактором, связанным с грамотностью в области психического здоровья при некоторых расстройствах: индейцы менее способны выявлять депрессию и деменцию, а малайцы реже распознают деменцию. Они были склонны считать это «не расстройством» или использовали специфические для расстройства симптомы, такие как «потеря памяти» и «дряхлость», для описания расстройства.Это может быть связано со склонностью определенных этнических групп к «нормализации» или объяснением проявлений определенных психических расстройств причинами, отличными от болезненного состояния. Однако еще предстоит выяснить, являются ли они основными причинами этнических различий в грамотности в области психического здоровья.

К сильным сторонам исследования можно отнести тот факт, что это было общенациональное исследование с использованием репрезентативной выборки и имело хороший уровень отклика (71%). Виньетки были составлены с использованием данных психиатров, которые являются экспертами в данной области, и прошли когнитивную проверку перед использованием в опросе.Виньетки и анкеты были переведены на местные языки, что обеспечило инклюзивность. Однако результаты исследования следует интерпретировать с учетом некоторых ограничений. Несмотря на то, что в исследовании был достаточно хороший процент ответов, 29% идентифицированной выборки не принимали участие в исследовании. Возможно, что уровень грамотности в области психического здоровья этой группы значительно отличается от уровня грамотности оцениваемых, и это может повлиять на общие результаты. Данные о возрасте и этнической принадлежности не респондентов были доступны, но не об их образовательном статусе, который оказался значительной переменной в этом исследовании.Поэтому трудно предсказать, как процент непредоставления ответов мог повлиять на результаты исследования. Другое ограничение относится к виньеткам, в которых описываются люди с прототипическими и тяжелыми симптомами; виньетки с более тонкими или необычными симптомами могут не дать подобных результатов. Также возможно, что случайное распределение виньеток, учитывающих возраст и этническую принадлежность, привело к смещенному распределению с точки зрения других значимых переменных, таких как тип профессии (в частности, психиатрические работники) среди респондентов, что могло привести к более высокому признанию. в группе вводится определенная виньетка.Хотя мы не собирали подробную информацию о профессиональном статусе респондентов, исследование включало вопрос о том, работали ли они когда-либо на работе, связанной с предоставлением лечения или услуг человеку с такой проблемой, как респондент. Анализ ответов не выявил существенной разницы между виньетками с утвердительными ответами в диапазоне от 4,2% для деменции до 5,6% для депрессии.

взаимосвязанных вопросов развития сельских районов в Юго-Восточной Азии

Окружающая среда, женщины и население: взаимосвязанные вопросы развития сельских районов в Юго-Восточной Азии


Часть 1 — Окружающая среда, женщины и население: интегрированная реальность


Как заботливые женщины, мы говорим от имени тех, кто не мог быть с нами, миллионов женщин, которые ежедневно сталкиваются с насилием деградации окружающей среды, бедности и эксплуатации своего труда и тела, пока природа и женщины подвергаются насилию со стороны природы. — так называемая идеология «свободного рынка» и неправильные концепции «экономического роста», экологической безопасности быть не может.

Преамбула Повестки дня действий женщин на XXI век

Азиатско-Тихоокеанский регион уже достиг безопасных пределов горизонтального расширения сельского хозяйства. Это означает, что будущие потребности в растущем населении могут быть удовлетворены только путем интенсификации, что будет непросто, поскольку урожайность на некоторых почвах уже демонстрирует признаки застоя, вызванного повсеместной деградацией земель. Основной причиной деградации является эрозия, вызванная водой и ветром. Только ограниченная и сокращающаяся территория свободна от связанных с почвой ограничений для сельскохозяйственного производства.Эти ограничения включают в себя крутые склоны земли, серьезные ограничения плодородия почвы и добычу питательных веществ в почве.

Конференция ФАО / Нидерландов по сельскому хозяйству и окружающей среде: «Устойчивое сельское хозяйство и развитие в Азиатско-Тихоокеанском регионе» (региональный документ № 2, S-Hertogenbosch, Нидерланды, 15-19 апреля 1991 г.)

Эскалация роста населения, интенсификация посевов, широкомасштабная деградация земель и сокращение сельскохозяйственных угодий — все это ведет к экологическому кризису.Теперь необходимо рассмотреть альтернативные стратегии, чтобы остановить этот процесс и способствовать экологической устойчивости, особенно на уровне сельских общин. Ключевым подходом здесь является включение вопросов, касающихся окружающей среды, женщин и населения, во все процессы планирования и реализации политики. Таким образом, политикам и программистам следует рассматривать трилогию «окружающая среда — женщины — население» как единая реальность, которая оказывает глубокое влияние на целые сообщества. Важной частью решения является большее внимание к нуждам и правам женщин.Политика также должна быть разработана для устранения гендерных предубеждений в социальных, экономических и технологических условиях в сельском хозяйстве и развитии сельских районов. Это требует замены односекторных подходов межсекторальными, которые связывают окружающую среду, женщин и население во всех стратегиях и программах развития.

Эти руководящие принципы предоставляют основу и предложения для достижения такой интеграции. Такого рода прагматическая интеграция уже практикуется многими женщинами-фермерами при принятии ими собственных решений.

Население развивающихся стран по-прежнему в основном сельское — более 60 процентов в развивающихся странах, в целом и около 70 процентов в Юго-Восточной Азии. Несомненно, большинство из них по-прежнему будут проживать в сельских районах в 2015 году, когда в качестве целевого года выполняются рекомендации Международной конференции по народонаселению и развитию (МКНР), состоявшейся в Каире в 1994 году.

Проблемы народонаселения глубоко укоренились в сельском и сельскохозяйственном секторах общества. Практически везде фертильность в сельской местности выше, чем в городах.Сельская миграция также часто является основной причиной чрезмерно быстрой урбанизации. Большинство родов в развивающихся странах, в том числе в странах Юго-Восточной Азии, будут по-прежнему происходить в сельских районах еще примерно четверть века. В течение этого периода и далее материнская и детская смертность и другие проблемы со здоровьем останутся преимущественно сельскими. По этим немногим важным, но очевидным причинам динамика населения в сельских районах заслуживает гораздо большего внимания в политике и программах развития, чем им до сих пор.

Отсутствие четкого учета населения, окружающей среды и гендерных аспектов в политике развития неизбежно имеет серьезные социальные и демографические последствия. Поэтому лица, занимающиеся планированием политики, должны, по крайней мере, убедиться, что их программы и стратегии не приводят к дальнейшему ухудшению динамики населения, социального статуса и экологической устойчивости. Однако очень часто именно такие негативные последствия действительно сказываются на сельских женщинах. Политика, которая помогает только крупным фермерам, например, или развитие, сфокусированное на механизации для увеличения экспортных урожаев, слишком часто отталкивает более бедных фермеров от земли в целом. Оказавшись без земли, они должны искать работу в других секторах, обычно в городских районах, тем самым подпитывая еще больше. миграция в города и создание нехватки рабочей силы на фермах, особенно во время посадки и сбора урожая.Это, в свою очередь, часто подрывает такие жизненно важные национальные цели, как увеличение производства продуктов питания, улучшение питания и повышение общего благосостояния.

Таблица I Бедность в сельских и городских районах в отдельных странах в 1980-е годы

Страна

Сельское население (в процентах от общей численности)

Сельская беднота (в процентах от общей численности)

Младенческая смертность (на 1000 живорождений)

Доступ к безопасной воде (в процентах от населения)

Село

Городской

Село

Городской

Индия

77

79

105

57

50

76

Индонезия

73

91

74

5?

36

43

Филиппины

60

67

55

42

54

49

Таиланд

70

80

43

28

66

56

Источник: ООН, 1991.

Как распорядители природных ресурсов, сельские женщины обеспечивают питание и следят за общим благосостоянием семьи. Чаще всего женщины составляют основу мелкомасштабного сельскохозяйственного производства. Часто они являются ключом к изменению уровня фертильности. В конечном итоге они несут ответственность за структуру, рост, размер и распространение популяции. Однако рост населения и давление на ограниченную и все более деградировавшую базу природных ресурсов могут подорвать роль женщины как основного пользователя и менеджера ресурсов.Увеличивается количество времени и энергии, требуемых женщинами для их работы на ферме и надомном. Тем не менее, женщины по-прежнему сталкиваются с глубоко укоренившимися гендерными предрассудками, которые часто подкрепляются политикой и программами развития, которые ограничивают их социальные, экономические и юридические права, а также их доступ к современным технологиям.

Для преодоления безудержной деградации окружающей среды и постоянно растущей бедности необходимо значительно улучшить социальные и экономические условия, в которых живет большинство сельских женщин, и их доступ к технологиям.Без необходимых и отсутствующих технологий они будут все меньше и меньше справляться с растущим кругом задач на ферме и вне фермы, которые составляют основную часть их работы.

Любое сокращение повседневной тяжелой работы, выпадающей на долю бедных фермеров, само по себе стало бы большим шагом вперед в разрыве бесконечного цикла сельской бедности. Все эти необходимые улучшения в то же время дадут женщинам больший выбор и мотивацию для ограничения размера семьи до числа, более сбалансированного с реальностью наличия земли и других природных ресурсов, и улучшат их доступ к этим активам.Но если эти улучшения и впредь будут воздерживаться, мало что можно будет сделать ни для женщин, ни для развития сельских районов в целом.

Обеспечение таких улучшений, с другой стороны, сразу же явилось бы отправной точкой для удовлетворения потребностей сельской бедноты и запуска более рациональной и более справедливой стратегии продовольственной политики и развития сельского хозяйства. Понимание потребностей мелких землевладельцев и их способов принятия решений о том, как обеспечить выживание семьи, на самом деле является предварительным условием для разработки такой более разумной и справедливой стратегии.

Все это имеет прямое отношение к приросту сельского населения. По иронии судьбы, чем беднее и несчастнее живет сельская женщина, тем больше детей она может родить и вырастить или попытаться вырастить в бедности. Чем больше улучшений и, если хотите, надежд, которые вложены в ее жизнь, тем выше вероятность, что у нее будет меньше и будет на более здоровых, детей и более сбалансированный размер семьи. Несомненно, этого желают не только сами сельские бедняки, но и нация в целом.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.