Немцы это германия: Немцы — это… Что такое Немцы?

Содержание

Немцы — это… Что такое Немцы?

Немцы

Мартин Лютер • Людвиг ван Бетховен • Отто фон Бисмарк • Иммануил Кант
Макс Планк • Ида Ноддак • Ангела Меркель • Клаудия Шиффер
Самоназвание

Deutsche

Современный ареал расселения и численность

Всего: 140 000 000[13]
 Германия: 75 000 000[1]
 США: 47 901 779 (2010)[2]
 Бразилия: 5 000 000
 Канада: 3 179 425 (2006)[3]
 Аргентина: 2 800 000
 Франция: 1 500 000
 Австралия: 742 212 (2001)[4]
 Россия: 394 138 (2010)[5]
 Казахстан: 178 409 (2009)[6]
 Польша: 152 897 (2002)[7]
 Чили: 70 000[8]
 Румыния: 59 764 (2002)[9]
 Чехия: 39 106

(2001)[10]
 Украина: 33 302 (2001)[11]
 Азербайджан: 700[12]
 Армения: 300

Язык

немецкий

Религия

Протестантизм (Лютеранство, Евангелизм, Кальвинизм), Католицизм

Расовый тип

европеоиды

Родственные народы

англичане, нидерландцы, фризы, датчане, норвежцы, шведы, исландцы, фарерцы

Этнические группы

баварцы, саксы, швабы

Происхождение

древние германцы

Информация в этой статье или некоторых её разделах устарела. Вы можете помочь проекту, обновив её и убрав после этого данный шаблон.

Не́мцы (нем. Deutsche

) — народ, произошедший от древних германцев, основное население Германии. Общая численность около 140 миллионов. Язык — немецкий германской группы индоевропейской семьи.

Этимология слова

Славянское слово «ньмьць» означало «человек, говорящий неясно, непонятно». В более широком смысле слово обозначало всех иностранцев, говорящих «непонятно», в том числе и другие германские народы: шведов, датчан и другие. Такая трактовка встречается в новгородских летописях, где норвежцы назывались «каинскими немцами». В актах археографической экспедиции за 1588 год этноним «немец» распространяется на англичан, шотландцев, брабантцев, венецианцев, голландцев, пруссов и другие народы Европы[14]. Корень используется во многих славянских языках для обозначения государства немцев, их самоназвания и названия их языка: немец/немски — в болгарском, нiмецький — в украинском, nemecký/nemčina — в словацком, и т.

 д. Одна из теорий происхождения такого названия указывает на германское племя неметов[15].

Немецкое же слово Deutsche происходит от древневерхненемецкого слова diutisc (от diot, что значит «народ»), которое использовалось в словосочетании «народный язык», как называли немецкий язык[16]. Слово ein diutscher в смысле одного представителя немецкого народа появилось в средневерхненемецком языке во второй половине XII века[17]. Корень закрепился во многих современных германских и некоторых языках Юго-Восточной Азии: в африкаанс (Duitsland, Duits), фарерском (Týskland, Týskt), датском (Tyskland, tysk), нидерландском (Duitsland, Duits), шведском (Tyskland, tysk(a)), японском (ドイツ, ドイツ人 или ドイツ語), корейском (독일, 독일인 или 독일사람) и других.

В других языках распространены иные корни. Латинский корень german употребляется для обозначения немцев и немецкого языка в английском (

Germany, German), индонезийском (Jerman, Jerman), румынском (Germania, germana) и в других языках. В русском языке корень употребляется только в названии страны (Германия), тогда как название языка и определение «немецкий» образованы от славянского «ньмьць». В других языках используются корни от названия германского народа алеманнов[18]. В большинстве своём это романские языки: французский (allemand), португальский (alemão), испанский (alemán) и другие. Этот же корень существует в арабском (almāniyy — الألمانية) и турецком языке (Alman). Менее распространённые корни этнонима, которые происходят от названий других германских племён: saksa — от племени саксов (в эстонском языке), bawerski — от племени баваров (в лужицких языках).

Так же следует отметить, что восточными славянами и балтами для обозначения конкретно германцев использовался термин «тевтоны», ведущий от латинского названия германских племён «Teutoni» упоминаемых вместе с кимврами

[19]. Он же дал название Тевтонскому Орден (официальное «Тевтонской братии церкви Святой Марии Иерусалимской»), так это не самоназвание, так называли лишь жители ВКЛ, Польши и племена балтов.

Расселение

Около половины немцев живёт за пределами Германии. Большая часть населения Австрии, Швейцарии, Лихтенштейна и Люксембурга, где распространён немецкий язык в собственных национальных вариантах, в последнее время считает себя не немцами, а австрийцами, швейцарцами и лихтенштейнцами.

Значительные общины немцев живут в Бельгии (около 70 тысяч, имеют культурно-языковую автономию), Дании, Франции (Эльзас и Лотарингия (северо-восток департамента Мозель)), Италии, Польше, Чехии, Словакии, Венгрии, Румынии (румынские немцы), России (российские немцы), Казахстане (также причисляемые к российским немцам в силу общности происхождения и культурно-языковой близости), а также в Бразилии, других странах Латинской Америки, Намибии и США (при этом по данным переписи населения лица немецкого происхождения представляют в США наиболее многочисленную группу, опережая по численности выходцев из Англии).

Немцы в России

Немцы внесли заметный вклад в развитие российской науки и культуры. Многие из них отличились, находясь на государственной и военной службе в период объединения земель вокруг Москвы и особенно в Российской империи.

Немцы в США

Немцы в Казахстане

Происхождение

Германские племена между 100 и 400 годами нашей эры.

Основу формирования немецкого этноса составили такие германские племена, как алеманны, бавары, франки, саксы, лангобарды, маркоманы, готы, неметы, швабы и другие, заселившие в Средние века территорию нынешней Германии.

После раздела Франкской империи в 843 году образовалось Восточно-Франкское королевство, с X века оно стало называться Тевтонским (лат. Regnum Teutonicorum, от германского племени тевтонов).

Самоназвание немцев, «дойч» (нем. Deutsch), происходит от индоевропейского слова teutā, что значит «народ». Сейчас в итальянском языке называют их тедесками, в скандинавских языках — тюсками, во французском и испанском языках — алеманами (от племени алеманнов), на таджикско-фарси и в некоторых тюркских языках — олмонами, алманами, в финском и эстонском — саксами, в славянских языках (кроме болгарского) и венгерском языке — немцами (от «немой», говорящий на другом языке, неметы — германское племя), в английском, болгарском и румынском — германцами.

Долгое время Германия была феодально раздробленной, поэтому до сих пор в ней сохраняется много областных самоназваний — швабы, баварцы, саксонцы, франконцы и так далее. Решающую роль в объединении нации сыграло наиболее сильное во второй половине XIX века немецкое государство — Пруссия.

Немецкая нация была окончательно сформирована после объединения в 1871 году. Индустриализация и связанный с ней отход населения в города способствовали нивелированию региональных и этнографических различий.

Субэтносы

По языковому признаку среди немцев Германии наиболее выделяются следующие субэтносы:[1]

  • Собственно немцы, говорящие на стандартном немецком языке, включая cредненемецкие и восточно-нижненемецкие диалекты — около 50,3 млн чел. в северо-восточной и средней частях Германии
  • Нижнесаксонские немцы, говорящие на нижненемецких (нижнесаксонских) диалектах — около 7,2 млн чел. на северо-западе Германии (Нижняя Саксония, Шлезвиг-Гольштейн, Северный Рейн-Вестфалия и др.
    )
  • Баварцы, говорящие на баварском — около 6,0 млн на юге Баварии (округа Верхняя Бавария, Нижняя Бавария, Верхний Пфальц)
  • Франконцы, говорящие на франконских (восточно-франкских) диалектах — около 4,9 млн на севере Баварии (округа Верхняя Франкония, Нижняя Франкония, Средняя Франкония)
  • Саксонцы (верхнесаксонцы), говорящие на саксонском языке (верхнесаксонском диалекте) — около 2,0 млн чел. в Саксонии — по языку вместе с тюрингцами объединяются в тюрингско-верхнесаксонскую группу диалектов (вместе с которыми расселены также в Тюрингии и Саксонии-Анхальт)
  • Швабы, говорящие на швабском — около 0,8 млн чел. на юге Германии, в Баден-Вюртемберге и юго-западе Баварии (округ Швабия)

Язык

Немецкий язык относится к германской группе индоевропейской языковой семьи. По́зднее образование единого немецкого государства способствовало откладыванию кодификации норм немецкого языка, общего для всех немцев, и сохранению сильных различий между субэтническими группами немцев.

По этой причине в Германии существует широкое диалектное разнообразие, в котором большинство диалектов зачастую значительно отличаются в произношении, грамматике и словоупотреблении от общепринятого литературного языка (нем. Hochdeutsch) и друг от друга вплоть до проблем взаимопонимания между носителями диалектов[20].

Традиционное хозяйство

В строительстве являются классическими каркасные (фахверковые дома), среди более крупных сооружений — готические соборы. Фахверковые дома часто встречаются и в городах.

Выделяется 4 типа сельских домов:

  • Нижненемецкий дом — одноэтажный, каркасный, все помещения — под одной крышей, для отопления использовался очаг, в XIX веке он заменён камином. Жилище было разделено на несколько комнат.
  • Средненемецкий дом — двухэтажный, каркасный, внизу — жилая часть, вверху — подсобные помещения; хозяйственные постройки — во дворе. Внутри — очаг и печь.
  • На юге Германии распространён альпийский дом, характерный также для австрийцев.
  • В земле Баден-Вюртемберг — шварцвальдский, переходный от средненемецкого к альпийскому.

Местные различия выражены и в мебели: если на севере в украшении преобладает резьба, то на юге — роспись.

Традиционная немецкая одежда сложилась в XVI—XVII веках, но вышла из употребления уже в XIX веке. Женщины носили корсажи, кофты, разной длины юбки, передники, наплечные платки, в Верхней Баварии — платье. Мужчины носили рубахи, короткие и длинные штаны, безрукавки, жилеты, шейные платки. Обувь — кожаные башмаки с пряжками, сапоги, изредка — деревянные башмаки. Позже на юге стал популярен тирольский костюм — короткие штаны на подтяжках, белая рубаха, красная безрукавка, чулки до колен, туфли, шляпа с пером.

Пища — в зависимости от типа хозяйства. На севере — картофель и блюда из него, ржаной хлеб, на юге — мучные изделия, лапша, клёцки, пшеничный хлеб. Сосиски и колбасы считались общенемецкими продуктами. Один из классических напитков — пиво. Праздничная пища — свиная голова, свинина, гусь, карп, квашеная капуста, много мучных — торты, пряники, печенье.

Праздники

Главные праздники — общие, Рождество и Новый год. В январе и феврале проводятся карнавалы (широко известен Кёльнский карнавал).

Вальпургиева ночь — это наиболее значительный из языческих праздников, посвященный плодородию. Вальпургиева ночь отмечается ночью 30 апреля в ознаменование расцветающей весны.

Название Вальпургиевой ночи связано с именем святой Вальпурги, уимбурнской монахини, приехавшей из Англии в Германию в 748 году с целью основания монастыря. Она умерла 25 февраля 777 года в Хайденхайме. Она пользовалась чрезвычайной популярностью, и её очень скоро начали почитать как святую. В римском списке святых её день — 1 мая.

В средние века существовало поверье, что Вальпургиева ночь является ночью пиршества ведьм во всей Германии и Скандинавии. Ведьмы садились верхом на метлы и слетались на горные вершины, где проводили время в диких пирах, плясках и совокуплении с демонами и дьяволом.

Вальпургиева ночь в чём-то схожа с Хэллоуином.

Религия

Большинство верующих немцев — протестанты-лютеране, живущие в основном на севере и востоке Германии, и католики, которые расселены на западе и юге страны.

См. также

Субэтнические группы

Примечания

Литература

  • Энциклопедия «Народы и религии мира». — М., 1998.
  • История зарубежной литературы. — М., 1987.
  • Зайдениц Ш., Баркоу Б. Эти странные немцы = The Xenophobic Guide to the Germans. — М.: Эгмонт Россия Лтд, 2001. — 72 с. — ISBN 5-85044-302-9
  • Немцы // Сибирь. Атлас Азиатской России. — М.: Топ-книга, Феория, Дизайн. Информация. Картография, 2007. — 664 с. — ISBN 5-287-00413-3
  • Народы России. Атлас культур и религий. — М.: Дизайн. Информация. Картография, 2010. — 320 с. — ISBN 978-5-287-00718-8

Ссылки

Немцы — это… Что такое Немцы?

Немцы

Мартин Лютер • Людвиг ван Бетховен • Отто фон Бисмарк • Иммануил Кант
Макс Планк • Ида Ноддак • Ангела Меркель • Клаудия Шиффер
Самоназвание

Deutsche

Современный ареал расселения и численность

Всего: 140 000 000[13]
 Германия: 75 000 000[1]
 США: 47 901 779 (2010)[2]
 Бразилия: 5 000 000
 Канада: 3 179 425 (2006)[3]
 Аргентина: 2 800 000
 Франция: 1 500 000
 Австралия: 742 212 (2001)[4]
 Россия: 394 138 (2010)[5]
 Казахстан: 178 409 (2009)[6]
 Польша: 152 897 (2002)[7]
 Чили: 70 000[8]
 Румыния: 59 764 (2002)[9]
 Чехия: 39 106 (2001)[10]
 Украина: 33 302 (2001)[11]
 Азербайджан: 700[12]
 Армения: 300

Язык

немецкий

Религия

Протестантизм (Лютеранство, Евангелизм, Кальвинизм), Католицизм

Расовый тип

европеоиды

Родственные народы

англичане, нидерландцы, фризы, датчане, норвежцы, шведы, исландцы, фарерцы

Этнические группы

баварцы, саксы, швабы

Происхождение

древние германцы

Информация в этой статье или некоторых её разделах устарела. Вы можете помочь проекту, обновив её и убрав после этого данный шаблон.

Не́мцы (нем. Deutsche) — народ, произошедший от древних германцев, основное население Германии. Общая численность около 140 миллионов. Язык — немецкий германской группы индоевропейской семьи.

Этимология слова

Славянское слово «ньмьць» означало «человек, говорящий неясно, непонятно». В более широком смысле слово обозначало всех иностранцев, говорящих «непонятно», в том числе и другие германские народы: шведов, датчан и другие. Такая трактовка встречается в новгородских летописях, где норвежцы назывались «каинскими немцами». В актах археографической экспедиции за 1588 год этноним «немец» распространяется на англичан, шотландцев, брабантцев, венецианцев, голландцев, пруссов и другие народы Европы[14]. Корень используется во многих славянских языках для обозначения государства немцев, их самоназвания и названия их языка: немец/немски — в болгарском, нiмецький — в украинском, nemecký/nemčina — в словацком, и т.  д. Одна из теорий происхождения такого названия указывает на германское племя неметов[15].

Немецкое же слово Deutsche происходит от древневерхненемецкого слова diutisc (от diot, что значит «народ»), которое использовалось в словосочетании «народный язык», как называли немецкий язык[16]. Слово ein diutscher в смысле одного представителя немецкого народа появилось в средневерхненемецком языке во второй половине XII века[17]. Корень закрепился во многих современных германских и некоторых языках Юго-Восточной Азии: в африкаанс (Duitsland, Duits), фарерском (Týskland, Týskt), датском (Tyskland, tysk), нидерландском (Duitsland, Duits), шведском (Tyskland, tysk(a)), японском (ドイツ, ドイツ人 или ドイツ語), корейском (독일, 독일인 или 독일사람) и других.

В других языках распространены иные корни. Латинский корень german употребляется для обозначения немцев и немецкого языка в английском (Germany, German), индонезийском (Jerman, Jerman), румынском (Germania, germana) и в других языках. В русском языке корень употребляется только в названии страны (Германия), тогда как название языка и определение «немецкий» образованы от славянского «ньмьць». В других языках используются корни от названия германского народа алеманнов[18]. В большинстве своём это романские языки: французский (allemand), португальский (alemão), испанский (alemán) и другие. Этот же корень существует в арабском (almāniyy — الألمانية) и турецком языке (Alman). Менее распространённые корни этнонима, которые происходят от названий других германских племён: saksa — от племени саксов (в эстонском языке), bawerski — от племени баваров (в лужицких языках).

Так же следует отметить, что восточными славянами и балтами для обозначения конкретно германцев использовался термин «тевтоны», ведущий от латинского названия германских племён «Teutoni» упоминаемых вместе с кимврами[19]. Он же дал название Тевтонскому Орден (официальное «Тевтонской братии церкви Святой Марии Иерусалимской»), так это не самоназвание, так называли лишь жители ВКЛ, Польши и племена балтов.

Расселение

Около половины немцев живёт за пределами Германии. Большая часть населения Австрии, Швейцарии, Лихтенштейна и Люксембурга, где распространён немецкий язык в собственных национальных вариантах, в последнее время считает себя не немцами, а австрийцами, швейцарцами и лихтенштейнцами.

Значительные общины немцев живут в Бельгии (около 70 тысяч, имеют культурно-языковую автономию), Дании, Франции (Эльзас и Лотарингия (северо-восток департамента Мозель)), Италии, Польше, Чехии, Словакии, Венгрии, Румынии (румынские немцы), России (российские немцы), Казахстане (также причисляемые к российским немцам в силу общности происхождения и культурно-языковой близости), а также в Бразилии, других странах Латинской Америки, Намибии и США (при этом по данным переписи населения лица немецкого происхождения представляют в США наиболее многочисленную группу, опережая по численности выходцев из Англии).

Немцы в России

Немцы внесли заметный вклад в развитие российской науки и культуры. Многие из них отличились, находясь на государственной и военной службе в период объединения земель вокруг Москвы и особенно в Российской империи.

Немцы в США

Немцы в Казахстане

Происхождение

Германские племена между 100 и 400 годами нашей эры.

Основу формирования немецкого этноса составили такие германские племена, как алеманны, бавары, франки, саксы, лангобарды, маркоманы, готы, неметы, швабы и другие, заселившие в Средние века территорию нынешней Германии.

После раздела Франкской империи в 843 году образовалось Восточно-Франкское королевство, с X века оно стало называться Тевтонским (лат. Regnum Teutonicorum, от германского племени тевтонов).

Самоназвание немцев, «дойч» (нем. Deutsch), происходит от индоевропейского слова teutā, что значит «народ». Сейчас в итальянском языке называют их тедесками, в скандинавских языках — тюсками, во французском и испанском языках — алеманами (от племени алеманнов), на таджикско-фарси и в некоторых тюркских языках — олмонами, алманами, в финском и эстонском — саксами, в славянских языках (кроме болгарского) и венгерском языке — немцами (от «немой», говорящий на другом языке, неметы — германское племя), в английском, болгарском и румынском — германцами.

Долгое время Германия была феодально раздробленной, поэтому до сих пор в ней сохраняется много областных самоназваний — швабы, баварцы, саксонцы, франконцы и так далее. Решающую роль в объединении нации сыграло наиболее сильное во второй половине XIX века немецкое государство — Пруссия.

Немецкая нация была окончательно сформирована после объединения в 1871 году. Индустриализация и связанный с ней отход населения в города способствовали нивелированию региональных и этнографических различий.

Субэтносы

По языковому признаку среди немцев Германии наиболее выделяются следующие субэтносы:[1]

  • Собственно немцы, говорящие на стандартном немецком языке, включая cредненемецкие и восточно-нижненемецкие диалекты — около 50,3 млн чел. в северо-восточной и средней частях Германии
  • Нижнесаксонские немцы, говорящие на нижненемецких (нижнесаксонских) диалектах — около 7,2 млн чел. на северо-западе Германии (Нижняя Саксония, Шлезвиг-Гольштейн, Северный Рейн-Вестфалия и др. )
  • Баварцы, говорящие на баварском — около 6,0 млн на юге Баварии (округа Верхняя Бавария, Нижняя Бавария, Верхний Пфальц)
  • Франконцы, говорящие на франконских (восточно-франкских) диалектах — около 4,9 млн на севере Баварии (округа Верхняя Франкония, Нижняя Франкония, Средняя Франкония)
  • Саксонцы (верхнесаксонцы), говорящие на саксонском языке (верхнесаксонском диалекте) — около 2,0 млн чел. в Саксонии — по языку вместе с тюрингцами объединяются в тюрингско-верхнесаксонскую группу диалектов (вместе с которыми расселены также в Тюрингии и Саксонии-Анхальт)
  • Швабы, говорящие на швабском — около 0,8 млн чел. на юге Германии, в Баден-Вюртемберге и юго-западе Баварии (округ Швабия)

Язык

Немецкий язык относится к германской группе индоевропейской языковой семьи. По́зднее образование единого немецкого государства способствовало откладыванию кодификации норм немецкого языка, общего для всех немцев, и сохранению сильных различий между субэтническими группами немцев. По этой причине в Германии существует широкое диалектное разнообразие, в котором большинство диалектов зачастую значительно отличаются в произношении, грамматике и словоупотреблении от общепринятого литературного языка (нем. Hochdeutsch) и друг от друга вплоть до проблем взаимопонимания между носителями диалектов[20].

Традиционное хозяйство

В строительстве являются классическими каркасные (фахверковые дома), среди более крупных сооружений — готические соборы. Фахверковые дома часто встречаются и в городах.

Выделяется 4 типа сельских домов:

  • Нижненемецкий дом — одноэтажный, каркасный, все помещения — под одной крышей, для отопления использовался очаг, в XIX веке он заменён камином. Жилище было разделено на несколько комнат.
  • Средненемецкий дом — двухэтажный, каркасный, внизу — жилая часть, вверху — подсобные помещения; хозяйственные постройки — во дворе. Внутри — очаг и печь.
  • На юге Германии распространён альпийский дом, характерный также для австрийцев.
  • В земле Баден-Вюртемберг — шварцвальдский, переходный от средненемецкого к альпийскому.

Местные различия выражены и в мебели: если на севере в украшении преобладает резьба, то на юге — роспись.

Традиционная немецкая одежда сложилась в XVI—XVII веках, но вышла из употребления уже в XIX веке. Женщины носили корсажи, кофты, разной длины юбки, передники, наплечные платки, в Верхней Баварии — платье. Мужчины носили рубахи, короткие и длинные штаны, безрукавки, жилеты, шейные платки. Обувь — кожаные башмаки с пряжками, сапоги, изредка — деревянные башмаки. Позже на юге стал популярен тирольский костюм — короткие штаны на подтяжках, белая рубаха, красная безрукавка, чулки до колен, туфли, шляпа с пером.

Пища — в зависимости от типа хозяйства. На севере — картофель и блюда из него, ржаной хлеб, на юге — мучные изделия, лапша, клёцки, пшеничный хлеб. Сосиски и колбасы считались общенемецкими продуктами. Один из классических напитков — пиво. Праздничная пища — свиная голова, свинина, гусь, карп, квашеная капуста, много мучных — торты, пряники, печенье.

Праздники

Главные праздники — общие, Рождество и Новый год. В январе и феврале проводятся карнавалы (широко известен Кёльнский карнавал).

Вальпургиева ночь — это наиболее значительный из языческих праздников, посвященный плодородию. Вальпургиева ночь отмечается ночью 30 апреля в ознаменование расцветающей весны.

Название Вальпургиевой ночи связано с именем святой Вальпурги, уимбурнской монахини, приехавшей из Англии в Германию в 748 году с целью основания монастыря. Она умерла 25 февраля 777 года в Хайденхайме. Она пользовалась чрезвычайной популярностью, и её очень скоро начали почитать как святую. В римском списке святых её день — 1 мая.

В средние века существовало поверье, что Вальпургиева ночь является ночью пиршества ведьм во всей Германии и Скандинавии. Ведьмы садились верхом на метлы и слетались на горные вершины, где проводили время в диких пирах, плясках и совокуплении с демонами и дьяволом.

Вальпургиева ночь в чём-то схожа с Хэллоуином.

Религия

Большинство верующих немцев — протестанты-лютеране, живущие в основном на севере и востоке Германии, и католики, которые расселены на западе и юге страны.

См. также

Субэтнические группы

Примечания

Литература

  • Энциклопедия «Народы и религии мира». — М., 1998.
  • История зарубежной литературы. — М., 1987.
  • Зайдениц Ш., Баркоу Б. Эти странные немцы = The Xenophobic Guide to the Germans. — М.: Эгмонт Россия Лтд, 2001. — 72 с. — ISBN 5-85044-302-9
  • Немцы // Сибирь. Атлас Азиатской России. — М.: Топ-книга, Феория, Дизайн. Информация. Картография, 2007. — 664 с. — ISBN 5-287-00413-3
  • Народы России. Атлас культур и религий. — М.: Дизайн. Информация. Картография, 2010. — 320 с. — ISBN 978-5-287-00718-8

Ссылки

Немцы — это… Что такое Немцы?

Немцы

Мартин Лютер • Людвиг ван Бетховен • Отто фон Бисмарк • Иммануил Кант
Макс Планк • Ида Ноддак • Ангела Меркель • Клаудия Шиффер
Самоназвание

Deutsche

Современный ареал расселения и численность

Всего: 140 000 000[13]
 Германия: 75 000 000[1]
 США: 47 901 779 (2010)[2]
 Бразилия: 5 000 000
 Канада: 3 179 425 (2006)[3]
 Аргентина: 2 800 000
 Франция: 1 500 000
 Австралия: 742 212 (2001)[4]
 Россия: 394 138 (2010)[5]
 Казахстан: 178 409 (2009)[6]
 Польша: 152 897 (2002)[7]
 Чили: 70 000[8]
 Румыния: 59 764 (2002)[9]
 Чехия: 39 106 (2001)[10]
 Украина: 33 302 (2001)[11]
 Азербайджан: 700[12]
 Армения: 300

Язык

немецкий

Религия

Протестантизм (Лютеранство, Евангелизм, Кальвинизм), Католицизм

Расовый тип

европеоиды

Родственные народы

англичане, нидерландцы, фризы, датчане, норвежцы, шведы, исландцы, фарерцы

Этнические группы

баварцы, саксы, швабы

Происхождение

древние германцы

Информация в этой статье или некоторых её разделах устарела. Вы можете помочь проекту, обновив её и убрав после этого данный шаблон.

Не́мцы (нем. Deutsche) — народ, произошедший от древних германцев, основное население Германии. Общая численность около 140 миллионов. Язык — немецкий германской группы индоевропейской семьи.

Этимология слова

Славянское слово «ньмьць» означало «человек, говорящий неясно, непонятно». В более широком смысле слово обозначало всех иностранцев, говорящих «непонятно», в том числе и другие германские народы: шведов, датчан и другие. Такая трактовка встречается в новгородских летописях, где норвежцы назывались «каинскими немцами». В актах археографической экспедиции за 1588 год этноним «немец» распространяется на англичан, шотландцев, брабантцев, венецианцев, голландцев, пруссов и другие народы Европы[14]. Корень используется во многих славянских языках для обозначения государства немцев, их самоназвания и названия их языка: немец/немски — в болгарском, нiмецький — в украинском, nemecký/nemčina — в словацком, и т.  д. Одна из теорий происхождения такого названия указывает на германское племя неметов[15].

Немецкое же слово Deutsche происходит от древневерхненемецкого слова diutisc (от diot, что значит «народ»), которое использовалось в словосочетании «народный язык», как называли немецкий язык[16]. Слово ein diutscher в смысле одного представителя немецкого народа появилось в средневерхненемецком языке во второй половине XII века[17]. Корень закрепился во многих современных германских и некоторых языках Юго-Восточной Азии: в африкаанс (Duitsland, Duits), фарерском (Týskland, Týskt), датском (Tyskland, tysk), нидерландском (Duitsland, Duits), шведском (Tyskland, tysk(a)), японском (ドイツ, ドイツ人 или ドイツ語), корейском (독일, 독일인 или 독일사람) и других.

В других языках распространены иные корни. Латинский корень german употребляется для обозначения немцев и немецкого языка в английском (Germany, German), индонезийском (Jerman, Jerman), румынском (Germania, germana) и в других языках. В русском языке корень употребляется только в названии страны (Германия), тогда как название языка и определение «немецкий» образованы от славянского «ньмьць». В других языках используются корни от названия германского народа алеманнов[18]. В большинстве своём это романские языки: французский (allemand), португальский (alemão), испанский (alemán) и другие. Этот же корень существует в арабском (almāniyy — الألمانية) и турецком языке (Alman). Менее распространённые корни этнонима, которые происходят от названий других германских племён: saksa — от племени саксов (в эстонском языке), bawerski — от племени баваров (в лужицких языках).

Так же следует отметить, что восточными славянами и балтами для обозначения конкретно германцев использовался термин «тевтоны», ведущий от латинского названия германских племён «Teutoni» упоминаемых вместе с кимврами[19]. Он же дал название Тевтонскому Орден (официальное «Тевтонской братии церкви Святой Марии Иерусалимской»), так это не самоназвание, так называли лишь жители ВКЛ, Польши и племена балтов.

Расселение

Около половины немцев живёт за пределами Германии. Большая часть населения Австрии, Швейцарии, Лихтенштейна и Люксембурга, где распространён немецкий язык в собственных национальных вариантах, в последнее время считает себя не немцами, а австрийцами, швейцарцами и лихтенштейнцами.

Значительные общины немцев живут в Бельгии (около 70 тысяч, имеют культурно-языковую автономию), Дании, Франции (Эльзас и Лотарингия (северо-восток департамента Мозель)), Италии, Польше, Чехии, Словакии, Венгрии, Румынии (румынские немцы), России (российские немцы), Казахстане (также причисляемые к российским немцам в силу общности происхождения и культурно-языковой близости), а также в Бразилии, других странах Латинской Америки, Намибии и США (при этом по данным переписи населения лица немецкого происхождения представляют в США наиболее многочисленную группу, опережая по численности выходцев из Англии).

Немцы в России

Немцы внесли заметный вклад в развитие российской науки и культуры. Многие из них отличились, находясь на государственной и военной службе в период объединения земель вокруг Москвы и особенно в Российской империи.

Немцы в США

Немцы в Казахстане

Происхождение

Германские племена между 100 и 400 годами нашей эры.

Основу формирования немецкого этноса составили такие германские племена, как алеманны, бавары, франки, саксы, лангобарды, маркоманы, готы, неметы, швабы и другие, заселившие в Средние века территорию нынешней Германии.

После раздела Франкской империи в 843 году образовалось Восточно-Франкское королевство, с X века оно стало называться Тевтонским (лат. Regnum Teutonicorum, от германского племени тевтонов).

Самоназвание немцев, «дойч» (нем. Deutsch), происходит от индоевропейского слова teutā, что значит «народ». Сейчас в итальянском языке называют их тедесками, в скандинавских языках — тюсками, во французском и испанском языках — алеманами (от племени алеманнов), на таджикско-фарси и в некоторых тюркских языках — олмонами, алманами, в финском и эстонском — саксами, в славянских языках (кроме болгарского) и венгерском языке — немцами (от «немой», говорящий на другом языке, неметы — германское племя), в английском, болгарском и румынском — германцами.

Долгое время Германия была феодально раздробленной, поэтому до сих пор в ней сохраняется много областных самоназваний — швабы, баварцы, саксонцы, франконцы и так далее. Решающую роль в объединении нации сыграло наиболее сильное во второй половине XIX века немецкое государство — Пруссия.

Немецкая нация была окончательно сформирована после объединения в 1871 году. Индустриализация и связанный с ней отход населения в города способствовали нивелированию региональных и этнографических различий.

Субэтносы

По языковому признаку среди немцев Германии наиболее выделяются следующие субэтносы:[1]

  • Собственно немцы, говорящие на стандартном немецком языке, включая cредненемецкие и восточно-нижненемецкие диалекты — около 50,3 млн чел. в северо-восточной и средней частях Германии
  • Нижнесаксонские немцы, говорящие на нижненемецких (нижнесаксонских) диалектах — около 7,2 млн чел. на северо-западе Германии (Нижняя Саксония, Шлезвиг-Гольштейн, Северный Рейн-Вестфалия и др. )
  • Баварцы, говорящие на баварском — около 6,0 млн на юге Баварии (округа Верхняя Бавария, Нижняя Бавария, Верхний Пфальц)
  • Франконцы, говорящие на франконских (восточно-франкских) диалектах — около 4,9 млн на севере Баварии (округа Верхняя Франкония, Нижняя Франкония, Средняя Франкония)
  • Саксонцы (верхнесаксонцы), говорящие на саксонском языке (верхнесаксонском диалекте) — около 2,0 млн чел. в Саксонии — по языку вместе с тюрингцами объединяются в тюрингско-верхнесаксонскую группу диалектов (вместе с которыми расселены также в Тюрингии и Саксонии-Анхальт)
  • Швабы, говорящие на швабском — около 0,8 млн чел. на юге Германии, в Баден-Вюртемберге и юго-западе Баварии (округ Швабия)

Язык

Немецкий язык относится к германской группе индоевропейской языковой семьи. По́зднее образование единого немецкого государства способствовало откладыванию кодификации норм немецкого языка, общего для всех немцев, и сохранению сильных различий между субэтническими группами немцев. По этой причине в Германии существует широкое диалектное разнообразие, в котором большинство диалектов зачастую значительно отличаются в произношении, грамматике и словоупотреблении от общепринятого литературного языка (нем. Hochdeutsch) и друг от друга вплоть до проблем взаимопонимания между носителями диалектов[20].

Традиционное хозяйство

В строительстве являются классическими каркасные (фахверковые дома), среди более крупных сооружений — готические соборы. Фахверковые дома часто встречаются и в городах.

Выделяется 4 типа сельских домов:

  • Нижненемецкий дом — одноэтажный, каркасный, все помещения — под одной крышей, для отопления использовался очаг, в XIX веке он заменён камином. Жилище было разделено на несколько комнат.
  • Средненемецкий дом — двухэтажный, каркасный, внизу — жилая часть, вверху — подсобные помещения; хозяйственные постройки — во дворе. Внутри — очаг и печь.
  • На юге Германии распространён альпийский дом, характерный также для австрийцев.
  • В земле Баден-Вюртемберг — шварцвальдский, переходный от средненемецкого к альпийскому.

Местные различия выражены и в мебели: если на севере в украшении преобладает резьба, то на юге — роспись.

Традиционная немецкая одежда сложилась в XVI—XVII веках, но вышла из употребления уже в XIX веке. Женщины носили корсажи, кофты, разной длины юбки, передники, наплечные платки, в Верхней Баварии — платье. Мужчины носили рубахи, короткие и длинные штаны, безрукавки, жилеты, шейные платки. Обувь — кожаные башмаки с пряжками, сапоги, изредка — деревянные башмаки. Позже на юге стал популярен тирольский костюм — короткие штаны на подтяжках, белая рубаха, красная безрукавка, чулки до колен, туфли, шляпа с пером.

Пища — в зависимости от типа хозяйства. На севере — картофель и блюда из него, ржаной хлеб, на юге — мучные изделия, лапша, клёцки, пшеничный хлеб. Сосиски и колбасы считались общенемецкими продуктами. Один из классических напитков — пиво. Праздничная пища — свиная голова, свинина, гусь, карп, квашеная капуста, много мучных — торты, пряники, печенье.

Праздники

Главные праздники — общие, Рождество и Новый год. В январе и феврале проводятся карнавалы (широко известен Кёльнский карнавал).

Вальпургиева ночь — это наиболее значительный из языческих праздников, посвященный плодородию. Вальпургиева ночь отмечается ночью 30 апреля в ознаменование расцветающей весны.

Название Вальпургиевой ночи связано с именем святой Вальпурги, уимбурнской монахини, приехавшей из Англии в Германию в 748 году с целью основания монастыря. Она умерла 25 февраля 777 года в Хайденхайме. Она пользовалась чрезвычайной популярностью, и её очень скоро начали почитать как святую. В римском списке святых её день — 1 мая.

В средние века существовало поверье, что Вальпургиева ночь является ночью пиршества ведьм во всей Германии и Скандинавии. Ведьмы садились верхом на метлы и слетались на горные вершины, где проводили время в диких пирах, плясках и совокуплении с демонами и дьяволом.

Вальпургиева ночь в чём-то схожа с Хэллоуином.

Религия

Большинство верующих немцев — протестанты-лютеране, живущие в основном на севере и востоке Германии, и католики, которые расселены на западе и юге страны.

См. также

Субэтнические группы

Примечания

Литература

  • Энциклопедия «Народы и религии мира». — М., 1998.
  • История зарубежной литературы. — М., 1987.
  • Зайдениц Ш., Баркоу Б. Эти странные немцы = The Xenophobic Guide to the Germans. — М.: Эгмонт Россия Лтд, 2001. — 72 с. — ISBN 5-85044-302-9
  • Немцы // Сибирь. Атлас Азиатской России. — М.: Топ-книга, Феория, Дизайн. Информация. Картография, 2007. — 664 с. — ISBN 5-287-00413-3
  • Народы России. Атлас культур и религий. — М.: Дизайн. Информация. Картография, 2010. — 320 с. — ISBN 978-5-287-00718-8

Ссылки

О мужчинах и сквозняках: привычки немцев, которые сложно понять | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Дана Регев родилась и выросла в Израиле, поэтому после переезда в Германию многие здешние культурные и социальные нормы были для нее непривычными. Например, немцы спокойно относятся к наготе на общественных пляжах или в саунах, и для них не проблема обругать на улице незнакомца, если им кажется, что он сделал что-то не так. А еще немцы охотнее купят пиво в киоске, чем отправятся в какой-нибудь бар, хотя сэкономят на этом всего пару центов.

За пять лет в Германии Регев и сама стала многое делать как местные жители — например, расплачиваться наличными или тщательнее планировать собственный отпуск. Но некоторые привычки немцев до сих пор приводят ее в замешательство.

Ограничения скорости? Ха-ха!

Не нужно долго находиться в Германии, чтобы заметить, насколько важны для большинства немцев их автомобили и все, что с ними связано. Немецкие автобаны — относятся к этой же категории.

На некоторых участках ограничения скорости не действуют. Любая попытка ввести эти ограничения  встречает жесткую критику. В защиту противников скоростного лимита: действительно, статистика показывает, что 60 процентов всех смертельных ДТП происходят не на автобанах, а на проселочных дорогах с максимально разрешенной скоростью в 100 км/ч. Однако Регев переехала в Германию из страны, где дорожные аварии — наиболее частая причина смерти, поэтому ей крайне сложно понять, почему некоторым немцам так важно гнать на скорости 250 км/ч. «Я уже не говорю о том, что лихачи сигналят фарами или подъезжают вплотную к тем, кто едет медленнее», — замечает журналистка.

Воскресенья в Германии

Нерабочие воскресенья в Германии стали для Даны открытием, несмотря на то, что в Израиле ситуация во многом похожа — иудаизм предписывает раз в неделю полностью воздерживаться от работы — в шабат. Но, по мнению Регев, даже шабат не соблюдается так строго большинством израильтян, как воскресенья в Германии.

Фактически, говорит она, у немцев в неделе шесть дней, а не семь. Воскресенья, конечно, можно найти в календаре, но иногда об их существовании лучше забыть: все магазины в этот день закрыты — работают только некоторые кафе и рестораны. Общественный транспорт ходит реже, даже в Берлине все замедляется. И, похоже, никому это не мешает.

Дана Регев

«Поймите правильно, — говорит Регев, — я за один или даже за несколько дней отдыха в неделюю И я очень благодарна за это профсоюзам, но как работник с полной занятостью я задаюсь вопросом: разве не было бы здорово делать все, что хочешь, и по воскресеньям».

Только бумажные документы

Германия известна своей дотошностью в плане переработки мусора, но в то же время, по мнению Регев, здесь используют слишком много бумаги. В 2018 году каждый немец в среднем расходовал 241,7 кг бумаги, что делает Германию одним из крупнейших потребителей бумаги в мире. Среди стран «большой двадцатки» Германия занимает второе место по расходу бумаги, уступая лишь США.

Возможно, одна из причин кроется в любви немцев к бюрократии. Почти вся документация должна быть представлена в бумажном виде. Так что имейте в виду: если вы хотите расторгнуть договор, будьте готовы отправить письмо по обычной почте, а если вы получили квитанции по электронной почте, придется их распечатать.  Немцы убеждены: надежнее всего иметь бумажную копию.

Работа в Германии — только работа

Немцы редко считают своих коллег лучшими друзьями, и для Регев это поначалу было очень непривычно. «Начальство никогда не спрашивало меня о личной жизни, и мне приходилось изворачиваться в разговоре, чтобы они узнали обо мне немного больше, чем имя и место рождения», — признается она.

Проводя с коллегами большую часть дня, Регев привыкла обмениваться с ними и какой-то личной информацией. Однако для многих немцев разделять личную и профессиональную жизнь — абсолютно нормально. «Для меня как для израильтянки это настоящая проблема, — говорит Регев. — Я привыкла не просто делить с коллегами офис, но и поддерживать общение в нерабочее время и вести с ними разговоры о жизни».

Смертельная опасность сквозняков

Отношения немцев с ветром кажутся Регев очень запутанными. С одной стороны, всегда найдется коллега, который настоит на том, чтобы открыть окно и проветрить помещение, когда на улице минусовая температура, а с другой — как только этот воздух приходит в движение, он становится источником всевозможного зла.

Немцы ненавидят сквозняки, которые, по их мнению, очень опасны для человека: могут привести к ригидности затылочных мышц, простуде или даже пневмонии. Израильтянка Регев так и не поняла, как ветерок из необходимого всем свежего воздуха превращается в угрозу для жизни.

Бонус: свидание с немцем

Немецкие мужчины остаются большой загадкой для многих женщин, считает Регев. Уже в ее первую неделю ее предупредили об «особенности» немцев. Общаться с обычным немецким мужчиной, по мнению Регев, непросто, не говоря уже о том, чтобы ходить с ним на свидание.

Манеры общения немецких мужчин кажутся ей странными и непредсказуемыми. Немцы, по ее наблюдениям, могут избегать популярных платформ вроде WhatsApp и Facebook, а еще им нужно много времени, прежде чем они будут готовы признать, что между вами есть «отношения».

Смотрите также:

  • Как не ошибиться в общении с немцами

    «Привет» или «Добрый день»

    Приветствие «Hallo!» в Германии означает примерно то же, что русский «Привет!». Как раз по телефону немцы отвечают так редко. По телефону принято, поднимая трубку, называть свое имя, — особенно, если вам звонят на работу. Что касается «Hallo!», то людей старшего возраста и начальство все же лучше приветствовать более почтительно: «Guten Tag!» — то есть «Здравствуйте!», «Добрый день!»

  • Как не ошибиться в общении с немцами

    Рукопожатие всегда

    Иностранцы нередко подтрунивают над немцами, иронизируя по поводу их привычки пожимать руки друг другу по любому поводу. Руку в Германии подают все — мужчины, женщины и даже дети. Подают при встрече, при прощании, заключая сделку, поздравляя кого-то с днем рождения или, скажем, с успешно выдержанным экзаменом.

  • Как не ошибиться в общении с немцами

    Сколько раз целоваться

    С кем целоваться при встрече и сколько раз: один, два (в обе щеки) или три? Сколько раз — этого в Германии точно не знает никто. Но целуются и заключают в объятия, разумеется, лишь родных и друзей. Просто хороших знакомых и коллег немцы часто приветствуют, комбинируя рукопожатие с последующим поцелуем (можно и в обе щеки).

  • Как не ошибиться в общении с немцами

    «Ты» или «Вы»?

    При знакомстве в Германии всегда сначала выбирают официальное обращение «Вы». Так следует обращаться и к шефу, независимо от его возраста. На «ты» немцы обычно переходят с близкими знакомыми, коллегами примерно одного возраста и в кругу ровесников – приятелей. Если разница в возрасте между двумя людьми существенна, принято, чтобы старший предлагал младшему перейти на «ты». Если, конечно, захочет.

  • Как не ошибиться в общении с немцами

    Извините, пожалуйста!

    «Entschuldigen Sie, bitte!» или «Verzeihung!», то есть «Извините, пожалуйста» или «Прошу прощения», в Германии произносят, если, скажем, случайно кого-то толкнули. Но также если хотят спросить о чем-то или о чем-то попросить.

  • Как не ошибиться в общении с немцами

    Пунктуальность

    Опаздывать даже на свидания или в гости, не говоря уже о деловых встречах, немцы очень не любят. Они ценят и собcтвенное время, и чужое. Правда, немецкая молодежь в этом случае более либеральна (скажем так). В любом случае, если вы опаздываете, лучше предупредить об этом своевременно — например, по телефону.

  • Как не ошибиться в общении с немцами

    Разуваться или нет?

    Гостям в немецких квартирах разуваться не обязательно — если, конечно, это не просят специально хозяева. Часто они и сами ходят по дому в уличной обуви. Если же вы хотите, чтобы гости сняли ее, — предложите им тапочки.

  • Как не ошибиться в общении с немцами

    Приятного аппетита!

    Приступать к трапезе, пока не подали еду всем, считается в Германии неприличным. Исключением может быть лишь настоятельная просьба хозяев начать есть, «пока не остыло». И обязательно надо пожелать друг другу приятного аппетита.

    Автор: Инга Ваннер


Герман Парцингер: ″Предки немцев — не только германцы, но и славяне″ | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Экспонаты выставки о скифах в Берлине

Об уникальных находках немецких и российских археологов на территории Тувы, Монголии и Алтайского края в интервью «Немецкой волне» рассказал руководитель экспедиции и будущий глава фонда Прусского культурного наследия Герман Парцингер (Hermann Parzinger), который привез из своих экспедиций не только исторические реликвии, но и прекрасный русский язык.

DW: Как случилось, что немецкий археолог, родившийся в Мюнхене и работающий в Берлине, ведет раскопки на границе с Китаем?

Герман Парцингер: В 1995 году Германский археологический институт основал новый отдел: Евразийский институт. Меня выбрали директором. Институт имеет своей целью изучение культур степей Евразии – в том числе на территории бывшего Советского Союза.

В это время мы начали строить отношения с коллегами из России, Украины, Казахстана. Сразу определились интересные темы, которые мы хотели изучать совместно. Одной из этих тем был вопрос: как начинается культура скифов, точнее – ранних кочевников? Зарождается эта культура в южной Сибири. Так я попал в Сибирь.

— Ваш институт был назван «институтом Евразии». Само понятие евразийства, как правило, знакомо нам либо из литературы и философии, либо как понятие идеологическое или геополитическое, связанное с представлением России о себе как о государстве, «держащим щит между монголом и Европой». Насколько уместно оно в археологическом контексте?

— Когда мы основывали институт, была долгая дискуссия именно по поводу названия. Потому что Евразия в географическом смысле — это все вместе: Азия и Европа. Нам же было ясно, что речь идет прежде всего о зоне, связывающей эти два континента. Это степь и граничащие с ней регионы. Для нас, археологов, «евразийство» – это культуры, строящие связи между Азией и Европой, можно сказать, от Китая до Центральной Европы, от неолита до, если угодно, средневековья…

— Жители Тувы охотно производят себя от скифов, то же делают в Монголии, Калмыкии. Россия, скорее, кокетничает с этим имиджем – дескать, «Да, скифы — мы! Да, азиаты — мы, с раскосыми и жадными очами». Между тем скифский воин, мумия которого найдена вами в вечной мерзлоте горного Алтая, был высоким блондином…

— В истории человечества всегда были миграции. В Центральной Азии вплоть до скифского времени жили европейцы. Но люди здесь, в Германии, в Европе вообще, этого часто не знают или не понимают.

В выставочном зале Martin Gropius Bau во время подготовки выставки

Этническая ситуация раньше была совсем другая. На большой части территории Центральной Азии от неолита и бронзового века до эпохи скифов жили именно европейцы. В эпоху скифов — это мы прекрасно знаем, это видно и по мумиям, найденным на Алтае, — начинает появляться азиатский элемент. И потом, уже в скифо-сорматское время, ситуация начинает меняться, и окончательно изменяется во время древних турок. После этого европейцев можно найти только на Западе.

Но это тоже не геополитический аргумент – это факт истории. В эпоху великого переселения народов германские племена тоже жили в южной России и в южной Украине, а в Центральной Европе и на территории современной Германии во времена раннего средневековья жили славяне. Это часть нашей истории, поэтому так важно, чтобы мы понимали: все эти культуры – наше общее культурно-историческое наследие. Скажем, для нас, немцев, предки – это не только германцы или кельты, это и славяне. И вашими предками были не только славяне, но и другие народы.

— Морально жителям Германии, боюсь, будет довольно сложно прописать скифов в пантеон своих предков. Куда привычнее производить себя от древних греков или римлян, по крайней мере, в том, что касается культуры…

— Да, для Германии привычен взгляд на юг, на ранние цивилизации. Археология как наука начиналась в 18 и 19 веках с исследования античных древностей в Риме и Афинах. Там же открылись два первых отделения Германского археологического института – в начале 19 века в Риме, и потом в Афинах. И до эпохи классицизма существовала фиксация именно на греко-римской культуре. Но потом ученые, слава Богу, поняли, что это еще не все. Даже наши культуры к северу от Альп имеют огромное значение: и кельты, и римские провинции, и еще более древние культуры, названия которых мы не знаем, и Восток.

Через историю нашей науки последних 200 лет, через выставки, как эта, наша, не только ученые, но и простые люди поняли: сегодня, во время глобализации, все важно. Особенно то, что происходило на евразийском пространстве. Если бы люди всегда понимали общность культуры и истории каждой из стран в Европе и всех вместе, то некоторые события в нашей общей истории не были бы возможны.

Если люди будут знать, что история Германии и история России – это не только славяне и германцы, что есть так много фактов и элементов, которые у нас общие, — никто и подумать не сможет, что он лучше или хуже, чем другой. В этом тоже заключается роль истории и археологии: научить людей уважать друг друга.

— И все таки, возвращаясь к вашим первым экспедициям в Россию: почему вы выбрали себе именно такую зону научного интереса? И не воспринимали ли вас российские коллеги в качестве «нашествия с Запада»?

— Первый раз мы приехали в Россию в 1994 году. Наш Евразийский институт еще не был основан, но мы знали уже, что он скоро появится. Поэтому уже во время первых поездок мы искали возможности и контакты для совместных проектов. И уже во время первых встреч коллеги из России меня неизменно принимали очень тепло. Сегодня это не просто коллеги, это друзья. А из Москвы мы сразу отправились в Туву и прямо в Аржан.

— Почему в Аржан?

— Потому что великий русский ученый Михаил Петрович Грязнов копал в Аржане в 1970-е годы. Он раскопал курган Аржан-1. Курган был полностью разграблен, но имел очень интересную конструкцию: каменная платформа, а на ней – деревянная структура с расходящимися коридорами-лучами. Несмотря на то, что курган был разграблен, археологам удалось сделать там немало интересных находок, которые помогли фиксировать самый ранний скифский горизонт: конец 9 – начало 8 века до нашей эры.

Грязнов сумел доказать на примере Аржана, что именно в Южной Сибири зарождалась культура ранних кочевников, и потом развитие пошло на запад. В Украине скифская эпоха, началась, скажем, на сто лет позже. Поэтому для нас было крайне интересно продолжить исследования именно в Аржане, чтобы найти больше свидетельств самой ранней эпохи.

— А как вы выбрали в качестве объекта для раскопок именно курган, который сегодня получил название «Аржан-2» — странно расположенный, прямо у дороги, уже полуразрушенный?

— Да, это было действительно странно. Но уже когда мы там были в первый раз – а это было в 1996 году — мы с моими коллегами, Константином Чугуновым из Петербурга и Анатолием Наглером из Берлина, испытали странное чувство. Я не могу это объяснить… Мы сразу сказали: «Этот курган – тот самый».

Конечно, были и некоторые аргументы: все остальные курганы стояли так «красиво», что были еще хуже разграблены. Честно говоря, и в Аржане-2 мы не надеялись на значительные находки – нам просто было интересно изучить его структуру, архитектуру такого кургана. Часть была совсем разрушена, поэтому мы решили – тем лучше, мы можем спокойно раскапывать сохранившуюся часть. И потом мы нашли эту царскую могилу.

— Ваши следующие экспедиции увели вас еще дальше – в горный Алтай. Одна из ваших центральных находок — мумия воина, сохранившаяся в вечной мерзлоте, — сейчас находится в лаборатории в Гёттингене. Что вы надеетесь узнать об этом человеке? Какую «степень погружения» позволяет современная наука?

— Тут очень важно взаимодействие разных наук. Сотрудничество осуществляется между Улан-Батором, Берлином и Новосибирском. Большая часть находок сосредоточена в Новосибирске, там, в Институте археологии и этнографии Сибирского отделения РАН, работают прекрасные специалисты, они реставрировали находки из Алтая, из Укока: мумии, одежду, ткани.

Также нам помогают специалисты из института микробиологии: мы взяли образцы льда из захоронений, они изучают, какие микробы и бактерии существовали в те времена. Это уникальные исследования, которые не делались никогда прежде. Найденная нами мумия воина находится в Гёттингене, это правда. Мы надеемся, что при помощи генетики и палеопатологии мы узнаем больше о том, как эти люди жили, что ели, чем болели.

— Вы знаете уже достаточно много: что это были люди разных генотипов, европеоиды и монголоиды, блондины и брюнеты, среднего, по нынешним временам даже маленького роста, чуть больше 160 сантиметров. Они ели не только мясо, но и большое количество рыбы, кишевшей в степных реках. Пили неразбавленное вино, не брезговали коноплей. Любили нарядные одежды, украшенные золотом, покрывали тело татуировками. Палеопатологические исследования показали, что найденный вами скифский князь умер мучительной смертью: он болел раком, множественные метастазы, скорее всего, приковали его в последние годы жизни к носилкам… Что еще?

— Да, все, как вы говорите… Что они были блондинами – не удивительно: среди кочевников 80 или 70 процентов составляли европейцы. По зубам можно сказать, что они прежде всего ели мясо. Впрочем, это не сильно изменилось и сегодня – кочевники, которые живут в Алтае, и казахи сегодня едят прежде всего продукты животноводства.

— А теперь все-таки признайтесь: как же человек, который половину жизни провел, как говорят археологи, «в поле», который так любит свое дело – как вы решились перейти на «административную должность»? Ведь с осени вы возглавите фонд Прусского культурного наследия, то есть, станете руководителем всех столичных музеев и ряда научных организаций. ..

— Для меня это будет не только административная должность. Пять лет назад меня выбрали президентом Германского археологического института, и тогда тоже все говорили: «Все, теперь будешь заниматься только организацией и администрацией, возможности копать не будет». И… была возможность копать. Если хочешь – всегда найдешь дорогу. Для меня очень важно продолжать научную работу.

Конечно, на первом месте сейчас эта должность: организация строительства музеев в Берлине, другие вопросы. Но очень многое уже сделано в этом направлении моим предшественником, профессором Леманом. Надо продолжать его дело. С другой стороны, берлинские музеи знамениты не только художественными, но и археологическими коллекциями. Поэтому я не вижу ничего удивительного в том, что главой фонда Прусского культурного наследия на этот раз станет археолог.

— И все-таки в силу новой должности вам придется заниматься рядом сложных проблем, которые до сих пор вас миновали. Одна из них – трофейное искусство. Что вы собираетесь делать?

— Это очень сложный вопрос. Я ученый, а этот вопрос должны решать политики. Но как ученый я могу и буду продолжать сотрудничество, разрабатывать материалы, публиковать результаты. Мы будем осуществлять совместные проекты, выставки, экспозиции. Между учеными должны быть очень хорошие связи, и они уже есть. Важно, чтобы мы в Германии знали, какие именно трофейные вещи еще есть в России. Остальное – вопрос наших президентов, который однажды решится.

— На открытии выставки говорилось о ряде сложностей, сопровождавших ее организацию. Что это были за сложности?

— Сложность состояла прежде всего в объеме. Это очень большая выставка, экспонаты для нее пришли из восьми разных стран. Очень сложно было найти деньги. К сожалению, ни одна крупная российская или немецкая фирма не захотела стать нашим спонсором. Необходимые средства – полтора миллиона евро – нам пришлось изыскивать самостоятельно, прежде всего из бюджета берлинских музеев и министерства иностранных дел Германии.

— Выставка построена как настоящий спектакль – она начинается как будто в глубине кургана, «выстроенного» из натянутых канатов, и потом ведет нас из зала в зал, с востока на запад, вслед за кочевниками. Насколько важна инсценировка в подобных проектах?

— Знаете, если повесить картину – она говорит сама за себя. Горшок или даже золотое украшение этого не делают. Нам было очень важно, чтобы наша выставка состояла не только из витрин с золотыми украшениями. Мы хотели рассказать, как жили и живут сегодня разные регионы великой степи. Все это стало возможным только благодаря поддержке наших коллег в разных странах.

— Если вам все-таки удастся выбраться на раскопки – например, следующим летом, — куда вы отправитесь? Снова в Туву?

— Еще не знаю, если честно. Мне очень хотелось бы продолжить изучение культуры ранних кочевников. Очень мало мы знаем, например, об археологии Китая.

10 черт национального немецкого характера

Вы наверняка не раз слышали шутки и анекдоты про немцев, их исключительную педантичность, законопослушность и отсутствие чувства юмора. А иногда и вовсе говорят что-нибудь вроде «что русскому хорошо, то немцу – смерть», но так ли это на самом деле?

Большинство иностранных студентов, которые приезжают учиться в Германию, легко находят язык с местными жителями и в один голос говорят, что у них действительно есть чему поучиться.

Мы решили рассказать вам о главных чертах национального немецкого характера, которые делают немцев такими уникальными, а саму Германию – одной из лучших европейских стран для жизни.

Порядок и аккуратность

Без сомнений, одно из главных слов, определяющих жизнь немца, — это «Ordnung», то есть порядок. Оно вмещает в себя педантичность, желание досконально организовать и упорядочить все стороны жизни, стремление к чистоплотности, аккуратности, корректности и пристойности.

Когда немец хочет сказать, что у него все хорошо, он говорит «alles in Ordnung». Это значит, что все идет по плану, все так, как и должно быть. Такой подход к жизни отражается даже в немецкой философии. Категорический императив Канта гласит «Ordnung muss sein», то есть «порядок превыше всего». И немцы с удовольствие следуют этому нравственному принципу.

Германия – это лучшие в Европе (и при том бесплатные!) дороги, сеть которых охватывает всю страну, прекрасный сервис, налаженная даже в маленьких населенных пунктах инфраструктура и предприятия, которые работают точно как часы. Здесь все подчинено порядку и дисциплине, а люди трудолюбивы и ответственны.

Вместе с тем, еще Бернард Шоу писал, что «немцы обладают большими достоинствами, но имеют и одну опасную слабость — одержимость всякое хорошее дело доводить до крайности, так что добро превращается в зло». И у немецкой любви к порядку тоже есть обратная сторона.

Возможно, уже вскоре после переезда в Германию вы отметите, что местные жители уж слишком серьезно все воспринимают и совершенно не способны с легкостью и иронией относиться к жизни. Отсюда и многочисленные шутки не тему «немецкого юмора», а точнее – его отсутствия.

Закон превыше всего

Еще до революции в России ходил анекдот про немецких рабочих, которые решили устроить бунт и пошли колонной по Унтер-ден-Линден, но дошли ровно до тех пор, пока не натолкнулись на табличку «Проход запрещен». На этом бунт закончился, и рабочие благополучно разошлись по домам…

Кончено, звучит очень утрированно. Но в этой шутке есть доля правды!

Немцы на редкость законопослушны. Они уважат и сами законы, и правительство, которое эти законы создает. Законы в Германии регламентируют буквально все, даже высоту подрезки кустов и время, когда можно собственно заниматься их подрезкой. Если на улицах других стран можно увидеть скорее запрещающие что-то таблички, то в Германии вешают таблички разрешающие: вот газон, по которому можно пройти, вот место, в котором можно курить, и т.д.

Не стоит пытаться нарушить эти многочисленные законы и правила. Вам даже не придется ждать стражей порядка, чтобы получить выговор за свой проступок – в Германии законы охраняют сами немцы. Если вы вовремя не заглушите двигатель в общественном месте, неправильно рассортируете мусор или затеете ремонт в неурочный час, к вам наверняка подойдут и сделают замечание. По-немецки вежливо, но строго.

А еще, иностранцы часто делятся «возмутительными» историями о том, как их собственные соседи-немцы доносят на них в полицию, если те плохо припаркуют автомобиль или начнут шуметь в выходные дни. Как к этому относиться – пусть каждый решит сам для себя.

Любовь к машинам и… велосипедам!

Как говорят, в раю немцы — механики, а в аду — полицейские. И если с законами мы уже разобрались, то тема немцев-инженеров представляет собой еще один важный элемент национального немецкого характера.

Всем известно, что любовь к автомобилям и всевозможным механизмам у немцев в крови. Эта нация достигла невероятных высот в производстве автомобилей, а для рядового жителя Германии его машина – это одновременно и друг, и удобство, и показатель социального класса.

Тем не менее, в последние десятилетия автомобили на немецких дорогах, особенно в крупных городах, потеснил еще один вид транспорта – велосипеды. Кажется, немцы полюбили их не меньше, чем машины. В центре Берлина вам придется быть предельно внимательным, чтобы не наткнуться на очередного велосипедиста. Двухколесные друзья здесь припаркованы на каждом тротуаре, а на дорогах оборудованы специальные полосы для езды на велосипеде. Уже сейчас число велосипедистов в дорожном движении по всей Германии составляет более 10%. Ничего удивительного, ведь передвижение на велосипеде получает максимальную поддержку от правительства страны.

Образование – это круто

На протяжении веков немецкое образование считается одним из лучших в Европе. Вполне закономерно, что в немецком обществе очень высоко ценится образованность и большой багаж знаний. В Германии знания – это повод для гордости. Здесь никто не посчитает, что вы умничаете или задираете нос, если в компании вы разок-другой блеснете интеллектом.

А еще, для немцев очень важны степени и квалификации. Когда-то немцы уделяли огромное внимание всевозможным титулам и делению на сословия. Сегодня же на смену дворянским титулам пришли академические «герр доктор», «герр профессор», которые звучат сейчас не хуже, чем «барон» или «герцог». Более того, если у человека есть, например, две степени, не зазорно будет при знакомстве сообщить собеседнику об обеих.

Свободная молодость и старость

Несмотря на то что жизнь немцев во многом определяется установленными законами и порядками, в молодости и старости немцы позволяют себе немного расслабиться.

Во-первых, в Германии не принято чрезмерно опекать детей. Примерно с 14 лет подростки считаются достаточно взрослыми, чтобы вести более-менее самостоятельный образ жизни. Здесь не принято «держаться за мамину юбку», молодежь обычно стремится как можно раньше начать жить отдельно от родителей и быть как можно более независимыми. Не возбраняется среди молодежи и яркий ночной образ жизни. Если среднестатистический взрослый работающий немец обычно рано ложится и рано встает, то немецкая молодежь известна на всю Европу своими шумными вечеринками, которые заканчиваются только под утро.

Во-вторых, для немцев пенсия – это не приговор. На сегодняшний день Германия является одной из самых возрастных стран мира. Средний возраст немцев составляет 40 лет, а размер пенсий в стране повышается чуть ли не каждый год. Многие пожилые немцы предпочитают продолжать работать или занимаются собственным бизнесом, чтобы оставаться все такими же активными членами общества, а для других выход на пенсию – это отличный повод посвятить все время своему хобби, например, путешествиям. Кстати, в Германии не принято отдавать детей на воспитание бабушкам и дедушкам, поэтому старики здесь чувствуют себя по-настоящему свободными.

И все же, не стоит думать, что такая независимость родственников друг от друга как-то разобщает людей. Напротив, для немцев очень важны семейные традиции и домашний очаг. Они тщательно заботятся о красоте и уюте своих домов и любят собираться вместе на все праздники, в первую очередь – на Рождество.

Вкусной еды не бывает много

Если раньше жизнь немецкой женщины составляли «три K», то есть «Kuche, Kinder, Kirche» («кухня, дети и церковь»), то сегодня из этих составляющих остается актуальной, пожалуй, только «Kuche». Немцы действительно любят готовить и еще больше любят вкусно поесть.

Немецкая кухня – очень сытная и далеко не диетическая. Особенно это касается Баварии, с ее обилием мясных блюд, всевозможных колбасок, пирогов, картошки и сладостей. На немецком телевидении транслируется несметное количество кулинарных шоу, а сами немцы очень гордятся своим хлебом, которого тут производят более 200 (!) сортов, и, конечно же, пивом, которое, со слов немцев, у них бывает только хорошее или очень хорошее.

С другой стороны, стоит отметить, что по-настоящему традиционная кухня процветает сегодня только в немецкой провинции. Жители крупных городов, вроде Берлина и Гамбурга, все чаще отдают предпочтение здоровому образу жизни и, как следствие, здоровому диетическому питанию.

Не можем умолчать и о том, что в Германии присутствует целый культ турецких дёнер–кебабов. Эксперты даже говорят о настоящем экономическом чуде, ведь в этой стране изготовление дёнера превратилось в целую отрасль пищевой промышленности. В любом городе Германии кебабные можно найти буквально на каждом углу, да и самая известная в Европе кебабная с постоянными огромными очередями находится именно в Берлине.

Атмосфера немецкого праздника

Где немцы по-настоящему дают волю эмоциям и отвлекаются от повседневной серьезности, так это на праздниках и народных гуляниях, которые здесь очень любят. Германия занимает одно из первых мест в мире по количеству ежегодных ярмарок, фестивалей, выставок и праздников! Здесь же расположены три из наибольших мировых ярмарочных территорий.

Немцы любят заранее и с удовольствием готовиться ко всем праздникам, а гуляния часто затягиваются сразу на несколько дней. Прежде всего, для немцев исторически важны религиозные торжества, здесь все отмечают Рождество, Пасху и день Святого Николауса. При этом, степень вашей религиозности на сегодняшний день не так уж и важна.

Множество туристов и самих немцев ежегодно привлекают такие мероприятия и фестивали, как Праздник трех королей, Весенний карнавал Фашинг, Вальпургиева ночь, Фестиваль фейерверков «Кельнские огни», фестиваль пива «Октоберфест», День святого Мартина и многие другие. Зимой путешественники со всего мира приезжают в Германию, чтобы полюбоваться немецкими рождественскими и новогодними ярмарками – самыми веселыми и красочными в Европе. Есть чем заняться в Германии и любителям культурного досуга. Каждый год здесь проходит популярный кинофестиваль «Берлинале» и Франкфуртская книжная ярмарка.

Для самих немцев праздники – это повод расслабиться и провести время в компании родных и друзей. Здесь очень любят долгие посиделки за столом, которые традиционно сопровождаются распитием пива и национальными песнями.

Границы дозволенного

Многие иностранцы, которые живут в Германии, отмечают, что немцы могут быть одновременно довольно открытыми, но сдержанными. Все дело в том, что для них очень важно личное пространство и соблюдение субординации, а вот проявление чрезмерных эмоций считается неуместным.

Работающие немцы зачастую придерживаются строгого расписания, поэтому даже встречи с друзьями принято планировать заранее. Что же касается общения, то в немецком обществе принято вести светскую беседу, которая не переходит на личности, не предполагает задушевных откровений и не касается таких тем, как зарплата, здоровье, сексуальная ориентация, политика и религия.

Немцы умеют разделять личную и рабочую жизнь. Поэтому, даже если на корпоративе в Германии вы пили за чье-то здоровье и весело общались с коллегами, это не дает вам никакого права начать называть их друзьями и проявлять какое-либо панибратство в общении с ними.

Питомец как лучший друг

В Германии с трепетом относятся к животным, особенно к кошкам и собакам. Здесь в большинстве семей есть питомцы, а вот бездомные животные отсутствуют напрочь. По всей стране работает огромное количество первоклассных приютов, где зверей содержать с любовью и заботой. А еще, здесь есть специальные отели для животных, а также гостиницы, кафе и рестораны, которые можно посетить вместе со своим любимцем.

Для любого немца забота об окружающей среде – это не пустые слова. Здесь подчеркнуто бережно относятся к природе, стараются использовать природные ресурсы экономно и рационально. Подавляющее большинство немцев тщательно сортирует мусор, при чем его распределяют не только по типу материала, но также разделяют стекло разных цветов и пластик по целому ряду критериев.

Экономные мечтатели

Есть и еще несколько интересных особенностей, без упоминания о которых рассказ о немецком характере будет неполным…

Вопреки тому, что иногда немцев характеризуют как людей скупых и прижимистых, на самом деле куда правильнее назвать их экономными и рациональными. В Германии любят заранее планировать все покупки и расходы, многие немцы также стараются экономить на электроэнергии, воде и отоплении.

И все же, несмотря на весь свой рационализм, сами немцы любят говорить, что им не чужды фантазии и мечтания. В стремлении отвлечься от чрезмерно серьезного отношения к жизни, ответственности, выполнения всевозможных норм и порядков многие немцы склонны пускаться в философские размышления и придаваться мечтательности.

В Германии принято думать, что виной тому – непоколебимое стремление каждого настоящего немца к некому идеалу. Одним словом, неудивительно, что именно немецкая земля стала родиной многочисленных литераторов, музыкантов, великих мыслителей и философов, таких как Гёте, Ницше и Кант.

Зачем учиться в Германии?

Где находятся университеты Германии?

Почему немцев называют немцами, а не германцами?

Жители Германии называют себя немцами, а не германцами. С точки зрения этнологии это правильно, поскольку в формировании немецкой нации участие принимали не только древние германские племена. Их прямыми предками историки считают жителей Скандинавии.

В публикациях СМИ, художественной литературе, некоторых научных статьях и монографиях термины «германцы», «готы» и «немцы» упоминаются, как синонимы. Но это не верно.

Истоки

Современный немецкий этнос формировался много столетий. Участие в этом процессе принимали многочисленные германские племена, например:

  • Неметы;
  • Швабы;
  • Готы;
  • Алеманны;
  • Бавары;
  • Саксы;
  • Франки;
  • Маркоманы.

На территории Европы они появились в первые столетия нашей эры. К началу 5 в. племена освоили западные регионы континента, в том числе территорию современной Германии. Историки нашли достоверные доказательства того, что огромное влияние на генетическом уровне на образование этноса оказывали славянские племена. Скорей всего, это были вагры и ободриты (многие названия местностей в Восточной Германии являются славянскими).

Самоназвание

Немцы сами себя называют «дойч», что означает народ. Этнолингвистам удалось проследить историю слова и доказать, что оно имеет индоевропейское происхождение.

Соседи же немцев, в частности, испанцы, французы и итальянцы, величали их алеманнами. Это было прямое указание на связь с одноименным древнегерманским племенем, которое проживало в центральной части Европы в период раннего средневековья.

Финны называют немцев саксами, англичане – германцами (german), а славяне и венгры – немцами. Английская версия оказалась самой живучей, которая и вызвала путаницу с терминами. В переводе с английского языка german – это немец, а Germany – страна немцев. Хотя понятие Германия появился еще во времена Юлия Цезаря, который так географически обозначил местность, где проживали германские племена.

Жители Туманного Альбиона, скорей всего, название «германцы» одолжили у кельтов. Таким словом называли тех, кто жил рядом (территориально). Так кельты подчеркивали свою уникальность и отличие от племен-соседей.

Культурная составляющая

Археологи и историки ведут длительные споры относительно того, где же находится прародина германцев. Раскопки, которые проводились в Ютландии, в нижних и средних участках реки Эльбы, говорят, что в этой местности возникла особая германская этно-лингвистическая общность.

До начала железного века, т.е. до 1 в. до н.э., в этих краях обитали племена, которые ученые относят к археологической Ясторфской культуре. Представителей других племен в это время в Ютландии и Эльбе не проживало, хотя археологические находки более позднего периода ставят под сомнения подобные доводы. Тем не менее, ученые доказали, что периодом формирования германцев как отдельного этноса, является время от 6 до 1 вв. до нашей эры. Этот процесс охватил следующие регионы Европы:

  • Южную часть Скандинавского полуострова;
  • Нижнее течение реки Эльбы;
  • Ютландию.

Дальнейшие этнические процессы

Огромное влияние на развитие этноса имел период, который в истории принято называть Великое переселение народов. Оно вызвало крах могущественной Римской империи и способствовало образованию первых варварских государств в Европе.

Сначала на континент проникли готы, прибыв с острова Готланд (1-2 вв. н.э.). Они освоили территорию Балтики и нижнего течения Вислы. Уже в 3-4 вв. готы двинулись на восток, дойдя до причерноморских степей. Оттуда их выгнали другие германцы – гунны, из-за чего готы оказались на территории Римской империи, потом перекочевали в Испанию, и там ассимилировались с местным населением.

В 3 в. и 4 в. из Ютландии и Эльбы в континентальную Европу двинулись еще одни древние германцы, окончательно развалившие Римское государство. Варварские племена между собой «не дружили», воевали и искореняли противников. Поэтому и вышло так, что современные немцы возникли на основе синтеза многих германских племен, с четким выделением кельтской составляющей.

Как немцы дошли до этого?

Когда вы говорите о перевоспитании целой нации, такой как Германия, вам нужно кое-что знать о том, как немцы стали такими, какие они есть. Вы должны спросить себя, как вы собираетесь заставить целую нацию по-другому думать о себе и своем месте в упорядоченном мире.

Чтобы изменить предрассудки и мнения нации, необходимо нечто большее, чем переписанные учебники и реорганизованные школы. Такие вещи основаны на том, как люди думают, и на том, чему их учили — не только о последних двадцати пяти годах, но и о столетиях их истории.

Немецкая вера в немецкую мощь была лишь частично результатом двенадцати лет обучения тирании и жестокости под властью нацистов. Этот короткий период может объяснить фанатизм молодежи, у которой не было других наставников. В руках Гитлера они были восковыми.

У взрослого населения было немного иначе. Сначала либералы были подавлены или сосланы, профсоюзы ликвидированы, а церкви — как католические, так и протестантские — опорочены. Тогда большие массы охотно подчинились правлению меньшинства гангстерскими методами.Деспотизм, который был бы немыслим в Норвегии, Голландии, Англии или Соединенных Штатах, был принят массами немцев, и в конце года они защищали его до смерти .

Было предложено множество причин для объяснения прихода Гитлера к власти. Следует помнить, что в Германии не было древних традиций самоуправления, конституций, парламентов или свободной прессы, которые бы противостояли ему. Ответ на вопрос, почему немецкая нация могла поверить в силу и попытаться сделать порабощение своих соседей решением своих международных отношений, в значительной степени лежит в истории Германии, особенно в истории последних ста лет.Если мы посмотрим на это так, как смотрели на это немцы со времен Бисмарка, мы лучше поймем проблему их перевоспитания.

Раньше была Германия

Германия находится в центре Европы. Римляне принесли свой закон и язык во Францию ​​и Испанию. Некоторое время они прочно удерживали Англию. Но та часть Европы, где сейчас находится Германия, никогда не попадала под цивилизаторское правление Рима. Трир на Мозеле, Кельн на Рейне и Вена на Дунае были форпостами на северной границе Рима.

Около 800 г. н.э. Карл Великий, столицей которого был Ахен, временно раздвинул границы своей империи до Берлина. Когда империя Карла Великого пала, после его смерти в 814 году, Европа смутно проявила черты современного национального разделения. С тех пор каждой нации в Европе потребовались столетия, чтобы достичь единства. Из великих стран Германия прошла самый длинный путь.

Мечта о единстве

Сотни лет у немцев было видение, но не реальность. национальное единство.Земли племен превратились в герцогства и графства, которые, в свою очередь, разделились и умножились. Почти тысячу лет назад саксонский герцог по имени Генрих Птицарь и его сын Отто I заставили другие германские герцогства подчиниться. Затем Отто и его преемники упустили возможность германского единства, в то время как они сражались в Италии, чтобы получить тщетную честь быть коронованным папой в качестве императоров новой «Священной Римской империи».

Последний германо-римский император, имевший хоть какое-то подобие национального признания, Фридрих Барбаросса умер во время крестового похода на Святую Землю в 1190 году.Долгое время существовала легенда о том, что этот поистине великий правитель спал в пещерах горы Кифхаузер и однажды проснется, чтобы восстановить утраченное единство и величие Германии. Мечта была тщетной, хотя стремление к единству было реальным. Корона Священной Римской империи, подданными которой были в основном германцы, перешла к австрийским Габсбургам. Потомки этого дурака носили его 600 лет, пока Наполеон в 1806 году грубо не сбил его с головы.

Эти шесть веков привели не к Германии, а только к Германии, .Существовали сотни региональных подразделений и лояльностей — герцогств и графств, а также десяток или более вольных городов, таких как Гамбург, Франкфурт и Любек. Это была Германия, захваченная Наполеоном (1806–1813 гг.), И двумя веками ранее, в Тридцатилетней войне (1618–1648 гг.), Была захвачена Испанией, Францией, Данией, Швецией и армиями так называемого немецкого государства. император в Вене. Разрушения той войны были равны или превзойдены только теми разрушениями, которые нацисты нанесли сегодня Германии или нанесли их собственными руками.

Тем не менее мечта о единстве сохранялась. Это не могло быть реализовано вокруг величайшего государства, Австрии, чей эрцгерцог был номинальным императором и на своих территориях правил больше славянами и венграми, чем немцами. В конечном итоге только какое-то государство к северу от Дуная, ближе к центру полностью немецкой земли, могло надеяться взять на себя лидерство. Некоторые герцогства приобрели значительную державу. У них были древние правящие семьи, которые в качестве выборщиков прошли через пустую формальность, выбирая теневого императора в Вене.

Государством, которое возглавит остальных, могло быть Саксония, Бавария или Ганновер. У их правителей были амбиции, и все они были автократами. У них были суды, имитирующие Людовика XIV в Версале. Все играли в его пользу, а иногда и за английскую или другую иностранную поддержку, всегда работая на себя, а не на большую Германию. В этом они ничего не уступят.

Со временем другое северогерманское государство, Пруссия — наименее германское, наименее благоприятное по своим землям и расположению — превзошло их всех в династическом мастерстве и завоеваниях.Его правитель стал в 1871 году императором объединенной Германии.

Восходящая звезда Гогенцоллернов

Как случилось, что Гогенцоллерн из Берлина, столицы Бранденбург-Пруссии, был поставлен на штыки всей Германии к этой высокой чести? Как прусский король стал современным Фридрихом Барбароссой и в 1870 году осуществил мечту о политически единой, непобедимой в военном отношении Германии?

Вся история охватывает более тысячи лет, но суть ее можно кратко изложить без искажений.Карл Великий в свое время, около 800 г., установил охраняющие военные посты, «марши» или «знаки», которые они называли, под управлением Маркграфа (графа) и епископа. Меч и крест были опорой его роли на далеких рубежах.

Центром одной из этих военных колоний, визитной карточки Бранденбурга, был Берлин, расположенный на песчаной равнине на медленной реке Шпрее. В последующие века даже теневые императоры никогда не забывали, что Бранденбург был важным военным форпостом, и они: пытались сохранить его в руках способных правителей.Однако часто они мало что могли сделать, чтобы поддержать даже сильных Маркграф , а когда в 1219 году наиболее сильная линия вымерла, последовали два столетия феодальной анархии.

Затем, в 1415 году, первый Гогенцоллерн получил сомнительную награду в виде курфюрста (правителя) Бранденбурга. Гогенцоллерны прибыли в приграничную провинцию со скудными природными ресурсами и без естественных границ. Только сражающиеся армии могли обозначить и удерживать границы такого государства. Шансы на выживание здесь, даже больше, чем где-либо в средневековье, зависели от силы и хитрости.Иногда нужно было отступить, чтобы нанести удар в более благоприятный день, когда договор или семейный пакт можно было нарушить с выгодой.

Прусское возвышение

Гогенцоллерн последовал за Гогенцоллерном. Некоторые из них были слабыми и тщеславными, но все боялись одного — заклеймить их как разрушителя государства. Если они не могли добавить территорию одним способом, они пробовали другой. По мере расширения Бранденбурга их соседи становились более завистливыми, многочисленными и могущественными. В 1618 году, накануне Тридцатилетней войны, смерть дальнего родственника предоставила Гогенцоллернам в Берлине владение Прусским герцогством на Балтике и отрезало их от территории Польши.А потом они получили несколько маленьких территорий на Рейне и несколько разбросанных между ними епископств — ничего твердого и связанного.

Все можно потерять, но большего можно добиться только путем успешных войн и союзов. С Польшей, Саксонией, Швецией, Данией, Ганновером и Голландией в качестве соседей, при бдительности Австрии и Франции, это была опасная игра. Но теперь Гогенцоллерны родили за полтора века (1640–1786) трех правителей, умевших использовать армию, тщательно заполненную казну и извилистую дипломатию.

Величайшим из трех был последний, Фридрих II, прозванный Великим. Пока мы вели войну между французами и индейцами в Северной Америке, он с некоторой помощью Питта в Англии победил русских, французов и австрийцев, которые однажды загнали его в угол и были готовы принять яд. Русские ненадолго оккупировали Берлин в 1760 году.

В конце концов, Фридрих Великий участвовал в разделе Польши и оставил армию, которая не была побеждена, и народ, который признал доминирование вооруженных сил в жизни страны.Своих офицеров и многих дипломатов он взял из сословия дворян-землевладельцев Юнкера. Как класс они стали более роялистами, чем сам король; По отдельности они погибли за него на поле боя.

При Фридрихе Великом Пруссия опередила все другие германские государства, и слава прусских побед была присвоена всеми немцами. Через двадцать лет после смерти Фридриха Наполеон разгромил Пруссию. Но он разгромил Австрию и все другие германские государства, так что, когда Пруссия встала позади армий Наполеона во время его роковой русской кампании, она возглавила Германию.

Либеральные надежды против бисмарковского реализма

Немцы снова мечтали об объединенной Германии. Многие надеялись на конституцию и свободы для граждан в награду за их участие в Освободительной войне против Наполеона. Они считали без князей и забыли, что еще предстоит решить, будет ли Пруссия или Австрия возглавить объединенную Германию. У них была только пустая конфедерация, в то время как Пруссия приобрела половину Саксонии и Рейнских провинций. Прусская военная мощь заслужила это и дала Пруссии стражу на Рейне против другого Наполеона.

Когда в 1848 году революция распространилась из Парижа через Рейн, либералы в Германии возлагали большие надежды на то, что собрание избранного съезда во Франкфурте объединит Германию и даст ей конституцию, парламент и свободы, которые они видели в Англии. Это была тщетная надежда. Напуганные князья пришли в себя, и прусская армия подавила последнее восстание.

Один прусский юнкер читал уроки 1848 года иначе, чем либералы. Отто фон Бисмарк хотел, чтобы Австрия была изгнана, а Пруссия стала лидером любой будущей объединенной Германии.По его замыслу, немецкие князья и короли останутся с уменьшенной властью, но народ будет сплачен некоторыми уступками. Не письменными конституциями, а кровью и железом Германия должна была быть объединена и имперская корона возложена на голову Гогенцоллернов.

Армия была реформирована. Австрия была изолирована и в 1866 году побита за шесть недель. Четыре года спустя война с наполовину подготовленной Францией закончилась миром, продиктованным Германией в Версале. Милитаризм, армия, принцип грубой силы в международных отношениях привели от триумфа к триумфу: Фридрих Великий и Бисмарк сделали то, чего не могли сделать либерализм и парламенты.Германия была великой державой.

Единство было достигнуто, но ценой господства государства и армии над отдельным гражданином. Объединенная Германия была создана кровью и железом, а не бюллетенями. По словам ее руководителей, только таким образом можно будет обеспечить будущее Германии и укрепить ее могущество.

Так правители и могущественная военная клика читали историю Пруссии и Германии. Так его учили. Герои нации были инициаторами войны и победителями в ней.Американские солдаты видели памятники им, а также Бисмарку и императору Вильгельму I по всей Германии. Они почти не видели памятников либеральным, демократическим и мирным лидерам.

Так были образованы поколения до того, как Гитлер, австриец, когда-либо возвысил свой голос.

Таким образом, была поставлена ​​основная задача перевоспитания Германии: как изменить веру нации в вооруженную силу и верховное государство?

Первая мировая война и ее последствия

Поражение в Первой мировой войне не привело к окончательному обращению немецкого народа к путям мира.Германия в 1918 году не пережила вторжения и оккупации и, несмотря на тяжелые потери и жесткую блокаду, была относительно неповрежденной. Быстро распространился миф о том, что немецкая армия никогда не была побеждена, что ее предали дома, что нация подвела армию, а не армия нация. Было сказано, что были допущены ошибки, которых Германия сможет избежать в следующий раз. «Der Tag» придет снова.

Гитлер сыграл на чувстве разочарования и унижения побежденной Германии после пятидесяти лет триумфа.Не характерные для Германии экономические проблемы и безработица сыграли ему на руку. Снова и снова он повторял миф о непобедимой армии и о том, как ей «ударили ножом в спину». Урок 1914-1915 годов заключался не в том, как сохранять мир, а в том, как его нарушить. Евреи и коммунисты, а затем и все либералы стали объектами презрения и репрессий. Для нацистов и многих других немцев республиканский режим 1919–1933 годов был позорной интермедией.

Третий Рейх смел республику, основанную в Веймаре, и, в конце концов, бросил вызов миру и всем его цивилизованным устоям.Сейчас Третий Рейх лежит в руинах. Немцы, которые руководили им, немцы, которые согласились с ним в течение короткого дня его триумфов, и поколение немцев, чьи умы отравлены варварскими доктринами нацизма, — это немцы, которых необходимо перевоспитать, чтобы извлечь уроки. последний.

Решающее поражение на этот раз

Первым сокровищем, которое должно было быть достигнуто раньше всех остальных и прежде, чем у других появится шанс, было полное и сокрушительное поражение Германии в каждом центре, в каждой деревне, на всем протяжении каждого шоссе с севера на юг и с востока на Запад.Никогда больше ни один немец, настоящий или будущий, не сможет найти оправдания тому, что Германия не была побеждена или непобедима. Никогда больше он не должен думать, что он принадлежит к высшей расе или что диктаторы — надежные лидеры, а демократия — декадентская. Что-то из того, что Германия навязала другим, за исключением массовых убийств и голодных лагерей, должно быть сурово и справедливо отнесено к ней.

Теперь, когда полное поражение разрушило идею о том, что Германия может достичь своих целей силой — идея, которую немцы извлекли из военных успехов Пруссии и которое поражение в Первой мировой войне не выбило из них, — может быть место или надежда для вещи, обсуждаемые в этой брошюре.Наши солдаты, наряду с солдатами Великобритании, России и Франции, являются одними из первых учителей в процессе перевоспитания Германии. Их задача продолжится в период оккупации. Они будут самыми многочисленными и вездесущими представителями наций и идей, которые нацисты поносили как безжалостных агрессоров, замышляющих уничтожить немцев как народ. Эта идея будет отвергнута строгим, но справедливым правилом. То, что некоторые завоеватели подчиняются законам и не обращают народы в рабство, — еще один урок, который солдат преподает народу Германии.

И что тогда?

Что дальше? Можно ли заставить немцев увидеть, что настоящий период их позора только что закончился? Может ли нация, которая со времен Бисмарка признала могущество столь же правильным, сделав государство верховным над личностью, извлечь другой и отличный урок из истории? Можно ли научить самоуправлению и ответственности правителей перед управляемыми людей, которые теперь говорят о павших нацистах и ​​их преступлениях: «Мы не имели к этому никакого отношения»?

Если через двенадцать лет гангстеры смогут запугивать и пропагандировать народ, заставляя его принять нацистские доктрины, можно ли научить тех же людей принимать противоположные идеалы национальных и международных действий? Как много времени это займет? Кто это будет делать? Как это сделать? Будет ли оно прилипать? Или немцы когда-нибудь поверит, что они были героической нацией воинов, которую мог победить только целый мир, и что именно завоеватели стали причиной разрушения их городов и святынь? Будет ли Гитлер еще одним Барбароссой?

Пока рано говорить, каковы будут ответы на эти вопросы.Однако можно с уверенностью предположить, что они не будут благоприятствовать интересам союзников, если мы, без всяких иллюзий, не предпримем решительных усилий, чтобы понять немецкий народ.

Последние 1500 лет Центральная Европа, от Балтики до Балкан, была ареной беспощадной, эгоистичной и жестокой борьбы за власть. В этой борьбе христианин противопоставляется туркам и язычникам, католики — протестантам, немцы — славянам, а немцы — своим собратьям-немцам.На протяжении веков между этими враждующими элементами не существовало постоянного равновесия. Следовательно, никакое прочное чувство социальной или политической безопасности не могло развиться, сравнимое с тем, которое росло в Англии или Америке, где относительная географическая изоляция способствовала политическому единству и поощряла безопасность за естественными преградами на суше и на море.

Прошедшие столетия упорной борьбы оставили свой отпечаток не только на немецком темпераменте и характере, но и на немецком образе жизни.Тип демократии, развитый англоязычными народами, так и не смог пустить корни в Германии. Развиваемый им индивидуализм требует столетий относительной политической безопасности для достижения полного роста. Именно такой безопасности у немецкого народа никогда не было. В этих обстоятельствах было бы ошибкой предполагать, что наш собственный особый вид демократии будет понят или оценен средним немцем. Самое большее, на что мы можем надеяться, — это помочь немцам выработать собственное политическое спасение для себя в рамках такого мирного мира, который победоносная Организация Объединенных Наций желает создать.

Нам также следует признать тот факт, что будущая Германия должна будет основываться на таких прошлых немецких традициях, которые могут быть разделены немецким народом с остальным западным миром, а не на каких-либо чуждых традициях, навязанных им. их извне победившим врагом. Другими словами, немцы должны научиться поощрять развитие тех элементов в своей прошлой цивилизации, которые наиболее совместимы с нашим образом жизни и с нашими чаяниями на будущее.В том, что такие элементы давно существуют в Германии, не подлежит сомнению, но в последние десятилетия они подавлялись так безжалостно, что сегодня они будут почти забыты. Их повторное открытие, несомненно, окажется трудным; в худшем случае это может оказаться невозможным. Посмотрев на темную сторону, а она очень темная, мы теперь в какой-то мере осознаем сложность решения проблемы перевоспитания немцев. К счастью, темная сторона — не единственная. Люди доброй воли, которые знают, что будущий мир во всем мире может зависеть от того, насколько они максимально используют хорошее и возможное, могут не терять надежды.В этой дискуссии мы должны будем обратить внимание на лучшее, что есть в нас, и на лучшее, что мы можем найти в Германии, понять которую отчаяние всего мира.

Из EM 26: Можно ли перевоспитать немцев? (1945)

Немецкое общество

Богатство, правовая безопасность и свобода вероисповедания

В списке «10 самых пригодных для жизни городов мира», составленном консалтинговой компанией Mercer, есть три немецкие записи: Дюссельдорф, Мюнхен и Франкфурт.Рейтинг основан на критериях политической стабильности, преступности, экономических условий, индивидуальной свободы, свободы прессы, здравоохранения, школьной системы, жилья, загрязнения окружающей среды и возможностей для отдыха.

Германия может претендовать на множество социальных достижений, и они ценятся многими людьми независимо от пола, возраста или происхождения. К таким достижениям относятся политическая и экономическая стабильность страны, ее заботливое общество с целым рядом сетей социальной защиты, ее уважение к свободе мнений и религии, ее система всеобъемлющего и доступного здравоохранения, поддержание верховенства закона, важная роль, которую она сыграла. неправительственными организациями и профсоюзами, и большое значение, придаваемое образованию.В то же время Германия — одна из самых мирных стран мира. В стране уже много десятилетий не наблюдается социальных или политических волнений.

Как страна иммиграции, Германия также является домом для самых разных религий.
Люди самого разного религиозного происхождения встречаются ежедневно. Свобода вероисповедания очень ценится в Германии. Это закреплено в статье 4 Основного закона:

(1) Свобода веры и совести, а также свобода исповедовать религиозные или философские убеждения неприкосновенны.
(2) Гарантируется беспрепятственное отправление религиозных обрядов.

Большинство жителей Германии — христиане (55 процентов) и члены либо римско-католической церкви, либо евангелической церкви в Германии. Ислам, составляющий почти пять процентов населения, является третьей по величине религией в Германии. Кроме того, в Германии существует более 70 других религиозных общин. Более 36 процентов населения не признаются.

11 вещей, которые Германия делает лучше, чем где-либо еще

(CNN) — Автомобили.Эффективность. Кожаные шорты. Германия известна во всем мире своими достижениями в самых разных областях. Сами немцы известны как дружелюбные и гостеприимные люди, даже если все думают, что у нас несуществующее чувство юмора.

Страна также может похвастаться двумя тысячелетиями истории, которая, как хорошо, так и плохо, сформировала мир в том виде, в каком мы его знаем сегодня. Но в этой большой стране, расположенной в центре Европы, есть гораздо больше, чем стереотипы и шутки о войне.

Вот 11 вещей, которые делают Германию особенной:

1.Смешивание воды, ячменя и хмеля

The Deutsches Reinheitsgebot: Сохранение Германии достойного пива с 1516 года.

Getty Images

Немцы пьют, дышат, едят и спят пиво. Хорошо, в основном мы просто пьем пиво. Более 1300 пивоварен и 5000 различных брендов пива помогают нам выпивать больше пива на человека, чем в любой другой европейской стране, за исключением Чешской Республики. И, да, мы знаем, что в Соединенных Штатах теперь есть тонна новых крафтовых пивоварен. Нам все равно.

В Германии действуют особые законы о пиве — так называемое постановление Deutsches Reinheitsgebot, впервые введенное в 1516 году, гласит, что можно использовать только воду, ячмень и хмель.И у нас есть тонна новых крафтовых пивоварен.

2. Как добраться из пункта А в пункт В

При таком большом количестве великих производителей автомобилей можно простить мысль, что мы все ездим на BMW, Audi и Mercedes. Но пока весь остальной мир пускает слюни над нашими автомобилями премиум-класса — или, в случае владельцев Volkswagen, ломает голову над уровнем выбросов, — мы обычно едем на поезде.

Отличная железнодорожная сеть Германии по-прежнему в основном принадлежит государству, а Deutsche Bahn, или DB, обслуживает большинство поездов как на пассажирских, так и на грузовых маршрутах.

Около семи миллионов относительно счастливых пассажиров и 1 138 000 тонн грузов ежедневно совершают 26 000 поездок по ее 33 000-километровой сети.

Несмотря на все это движение, немецкие поезда обычно идут вовремя — или, по крайней мере, в пределах пяти минут от расписания. Есть высокоскоростные поезда ICE, связывающие крупные города со скоростью до 300 км / ч. Вы можете попробовать сделать это на BMW — на некоторых из наших автобанов нет официального ограничения скорости — но вы поедете на поезде домой, когда двигатель откажется.

3. Водная жизнь

Когда немцы не зацикливаются на пиве, они одержимы водой. Не пить, а выходить на улицу, заниматься парусным спортом, серфингом, водными лыжами, плаванием, каякингом, греблей на каноэ и виндсерфингом — в любую погоду. И неудивительно.

В стране более 12 200 живописных озер, большинство из которых доступны для любого занятия в течение года. Некоторые из лучших альпийских пейзажей можно увидеть с берегов баварских озер, таких как Кенигзее или Тегернзее.

Мекленбург-Передняя Померания и Бранденбург также изобилуют озерами — есть даже пешеходная тропа, соединяющая все 66 озер Бранденбурга.

Европейский рейтинг, опубликованный в 2013 году, показал, что в Германии одно из самых больших количеств «отличных» озер и рек для купания. Если все эти упражнения разжигают жажду пива, тем лучше.

4. Раздеваемся в общественных местах

Не о немецком экспорте, о котором большинство людей думает в первую очередь.

АНДРЕ ФЕРНАНДЕС / AFP / Getty Images

Когда дело доходит до раздевания на природе, никакая другая национальность не может сравниться с этим.Мы не можем обвинять вас в том, что вы держитесь на расстоянии, просто не осуждайте нас.

5. Выпечка хлеба

Некоторые французские ценители вин по запаху откупоренной бутылки могут определить не только место выращивания винограда, но и направление склона виноградника. Вполне могло быть то же самое в Германии с хлебом.

Хлеб здесь — это больше, чем просто часть повседневной еды. Это часть культуры. В каждом регионе есть свои разновидности — их более 1500 — от темного и тяжелого ржаного хлеба на севере до более легкого пшеничного хлеба на юге.Немцы съедают в среднем 87 килограммов хлеба в год, и на каждые 2100 человек приходится пекарня.

И да, мы знаем, что загрузка углеводов сказывается на нашей талии. Но мы все еще раздеваемся на природе.

6. Бюрократия

Неудивительно, что в Германии существует множество законов, регулирующих почти все аспекты жизни. И хотя такое чрезмерное регулирование может показаться нам негибким, это то, что дает нам репутацию эффективных.

Эта любовь к правилам проявляется во многих отношениях. Переход улицы в качестве пешехода на красный светофор не одобряется, и любой, кого поймает полиция, может быть оштрафован.

Мы также активно занимаемся сортировкой отходов. В каждом доме есть как минимум четыре разных мусорных бака: пластик, бумага, органические отходы и обычный мусор. Неправильное размещение мусора может привести к наложению штрафа.

Чтобы держать весь этот потенциал социального хаоса под контролем, есть даже правительственное учреждение под названием Ordnungsamt, что буквально переводится как «служба порядка».«Смейтесь, сколько хотите, но это один из способов достижения одного из самых низких уровней безработицы в Европе.

7. Перемещение всего

Немецкие дома и квартиры, которые предлагаются в аренду, никогда не меблированы. Это означает, что даже кухня или ванная комната оборудование является обязательным предметом. Поэтому, когда немцы перемещаются, они перемещают всю свою мебель, включая духовку, холодильник, столешницы, шкафы и даже раковину.

Дни переезда — это своего рода национальное времяпрепровождение, в котором часто участвуют друзья и семья, а не профессионалы. .Это означает, что вы положите достаточно пива и еды, чтобы все остались, пока место не опустеет. И, конечно же, последний мусор был отправлен в правильную корзину.

8. Замки

Как Диснейленд, без мышей.

Шон Гэллап / Getty Images

В наши дни в немецких домах не так много сказок, вероятно, потому, что мы все слишком заняты чтением расписания поездов и сортировкой мусора. Но страна по-прежнему усеяна множеством прекрасных замков давно минувших дней.

Здесь есть средневековые крепости на вершинах холмов, замки эпохи Возрождения с рвом и дворцы романского возрождения XIX века, такие как знаменитый Нойшванштайн в Баварии (якобы являющийся источником вдохновения для замка Уолта Диснея). Сегодня в Германии более 25000 замков (не считая разрушенных, которые все еще можно посетить). и в большинстве из них расположены музеи, рестораны и даже отели. Некоторые готовы сдавать отдыхающим. Назовите нас сумасшедшими, но мы даже выбросим кухонную раковину.

9. Прогулки по выходным

Вот еще одна причина, чтобы сойти с автобана и отказаться от Audi — леса, горы, реки и побережья Германии являются домом для 200 000 километров пешеходных маршрутов.

От цветущих пастбищ до высоких гор, они покрывают невероятное разнообразие ландшафта. Вы можете совершить приятные, неторопливые походы по тропам без подъемов или сложные для физической нагрузки карабки по узким извилистым тропинкам.

Бранденбург, Бавария, Саксонская Швейцария и регион вокруг Рейна и Мозеля — все они имеют все необходимое для отличной пешеходной экскурсии или даже для полноценного пешего отпуска.

10. Спускаемся

Карневаль: Когда Германия серьезно относится к хладнокровию.

Getty Images

Лучший карнавал в Рио-де-Жанейро, верно? Нейн! Это в Германии. В Бразилии, где у всех прохладно 364 дня в году, устроить грандиозную вечеринку в 365-й день — не проблема.

В Германии, где все серьезны 364 дня в году, устроить грандиозную вечеринку — серьезное дело. В Рейнской области на северо-западе Германии проводится ежегодный карневал в форме парада Розового понедельника, во время которого до двух миллионов посетителей в костюмах собираются на улицах Кельна и Дюссельдорфа.

В южной Германии на праздниках, известных как Фашинг и Фастнахт, люди носят традиционные маски или одеваются как дьяволы или дикие звери. Где бы ни проходили торжества, все заканчивается в Пепельную среду, когда все снова становятся серьезными и работоспособными, хотя иногда и с легким похмельем.

11. Мета-шутки

Дело не в том, что немцы не умеют рассказывать анекдоты, просто на то, чтобы рассказать некоторые из лучших анекдотов, уходит 50 лет.

Возьмем нашу любовь к «Ужину на одного», якобы несмешному британскому телевизионному скетчу, который потерял популярность на своей родине вскоре после того, как был показан более полувека назад.Пьеса о пожилой даме и ее пьяном дворецком повторяет фразу «та же процедура, что и в прошлом году», и завершается двусмысленной изюминкой, которая, возможно, была неожиданной сразу после взятия Берлинской стены, но теперь актуальна. истощены.

Веселая пьеса или нет, на самом деле не имеет значения. Настоящий юмор исходит от обнадеживающего факта, что он транслируется в Германии почти без исключения каждую канун Нового года с 1963 года.

Та же процедура, что и в прошлом году.

К 2063 году это станет настолько забавным, что «службе порядка», возможно, придется принять законодательные меры против этого.

Марсель Крюгер — немецкий писатель и переводчик из Дублина и Берлина. В основном он пишет об истории, путешествиях и пиве — или обо всех трех вместе взятых.

Что делает немцев такими упорядоченными?

Культура и идентичность | Психология

Что делает немцев такими упорядоченными?

(Изображение предоставлено bluejayphoto / Getty Images)

На протяжении веков Германия была синонимом порядка.Так как же у правящей нации может быть дух всего-навсего?

O

В скоростном поезде, плавно двигавшемся из Берлина в Дюссельдорф, молодой человек начал со мной болтать. В конце концов он спросил: «Какие культурные различия вы заметили между немцами и американцами?»

Как по команде, женщина средних лет нависла над нами и резко крикнула: «Шшш!» прижав палец к губам. Она указала на знак мобильного телефона с крестиком, означающий, что мы были в Ruhebereich , тихом вагоне поезда.

«Вы должны вести себя тихо», — сказала она, прежде чем вернуться на свое место.

«Это», — сказал я человеку, сидящему рядом со мной. «Это другое.»

Идея о том, что немцы любят правила и порядок, была глобальным стереотипом на протяжении многих поколений (Фото: Руди Баласко / Getty Images)

За почти четыре года, которые я прожил в Германии, выговор этой женщины был лишь одним из многих примеров, которые я Я испытал немцев, строго соблюдающих правила во имя сохранения Ordnung (порядок).Потому что в Германии, как гласит известное выражение, « Ordnung muss sein » («должен быть порядок»). Фактически, эта пословица настолько прочно укоренилась в душе немцев, что стала культурным клише для немцев во всем мире и образом жизни для них дома.

В Германии коричневые бутылки необходимо перерабатывать отдельно от прозрачных. Вы должны вести себя тихо после 22:00. Вы должны всегда подчиняться красному человеку на перекрестке, даже если машины не едут. И если вы хотите что-то сделать в этой стране, вам нужно распечатать и заполнить соответствующие формы, записаться на прием, взять свой номер телефона и дождаться, когда вам позвонят, чтобы узнать, следовали ли вы правилам или пропустили что-то, напечатанное мелким шрифтом. — что вы, вероятно, сделали.

На первый взгляд, «Ordnung muss sein» кажется основой личного и общественного поведения немцев. Но если отвлечься от стереотипов, действительно ли Германия «упорядочена»?

На первый взгляд, чистота товарных знаков немцев, кажется, влияет на большинство аспектов культуры страны (Источник: bluejayphoto / Getty Images)

Как и во многих других «немецких» вещах, ответ, возможно, принадлежит Мартину Лютеру. Помимо того, что навсегда изменили культуру Германии (и всего мира), многие личные предпочтения скромных реформаторов (от любви к пиву к книгам и строгого дизайна, вдохновляющего Баухаус) продолжали формировать немецкую культуру на протяжении последних 500 лет.Фактически, согласно 67-му тому его текста Sämmtliche Werke, именно сам щеклый монах, кажется, первым написал самую раннюю итерацию этого выражения.

Лютер писал: « Ordnung muss sein unter den Leuten » (буквально: «В людях должен быть порядок»). Но доктор Вольфрам Пита, директор факультета современной истории Штутгартского университета, утверждает, что Лютер не имел в виду добродетель, подчеркнутую в современном использовании слова «Ordnung muss sein».

«Лютер в своих богословских сочинениях призывал к повиновению авторитету, — сказал Пита. «Но это не тождественно… выражению« Ordnung muss sein », которое не обязательно направлено на государственный порядок, а скорее на порядок в частной жизни».

Немецкая идея о том, что «должен быть порядок», восходит к Мартину Лютеру примерно 500 лет назад. New York Times заявила, что Поль фон Гинденбург, последний президент Веймарской республики, сделал фразу «всемирно известной».Выражение стало еще более связанным с немецкой культурой, когда Гинденбург украсил обложку журнала TIME в 1934 году восклицанием «Ordnung muss sein!» напечатан под его фотографией. В статье на обложке «Германия: суть кризиса» Гинденбург выкрикивает свой «полезный афоризм, который служит ему на все случаи жизни» в адрес Адольфа Гитлера во время обсуждения политики.

Вас также может заинтересовать:
• Самый романтичный почтовый ящик в мире
• Немецкая деревня, разделенная стеной
• Крошечная географическая странность Германии

«Порядок считается прусской ценностью наравне с выполнением обязательств , пунктуальность, трудолюбие и честность », — сказала Кристина Рёттгерс, эксперт по немецкой культуре, которая помогает международным компаниям понять немецкое мышление, чтобы работать с ними эффективно.

Каким бы ни было истинное происхождение этого выражения, «Ordnung muss sein», безусловно, встроен в ткань немецкого общества. Но что интересно, немцы не обсуждают это, потому что, согласно Реттгерсу, ценности и правила, связанные с этим, уже усвоены. Никому не нужно говорить о правилах, потому что предполагается, что все их уже знают.

Порядок — это не то, что большинство немцев обсуждает, потому что они уже усвоили связанные с ним правила (Фото: Freeartist / Getty Images)

«Порядок находится в водоснабжении», — пошутил Иоахим Крюгер, немецкий профессор психологии в Браун. Университет.«Каждый ребенок узнает это высказывание, когда убирается в своей комнате», — добавил Рёттгерс. «Для самих немцев это часть их повседневной жизни, но они не думают об этом больше, чем кто-то думает о грамматике во время разговора».

Верена Нетчер, консультант по персоналу из Кельна, согласилась. «Я думаю. это то, что существует в умах людей в Германии, — сказала она. — Но я не думаю, что кто-то особенно стремится достичь этого идеала ».

По всей стране каждый немец, которого я спрашивал, соглашался с мнением Netscher.«Есть порядок, и это хорошо, — написал мне Лукас Пьетрек, студент юридического факультета из Дюссельдорфа. «Но, тем не менее, многие люди слишком упорядочены и скучны».

Для обеспечения порядка в Германии работает полиция общественного порядка (Фото: Джо Баур)

Излишне говорить, что Ordnung вошел в повседневный немецкий лексикон. Если вы выглядите обезумевшим, прохожий может спросить: «Alles in Ordnung?». По-английски это «Все в порядке?», Но буквально они спрашивают: «Все ли в порядке?».Если все в порядке, значит, вы «в Орднунге».

Также вышито на униформе мужчин и женщин, работающих в Ordnungsamt (Управление общественного порядка Германии). По сути, это специальные полицейские силы, которые занимаются проступками, которые в Германии включают в себя громкую музыку в тихие часы, нарушения правил парковки и принуждение к тому, когда и как долго вашей собаке разрешено лаять (10 минут за раз и не более 30 минут за раз). день в нерабочее время по решению суда).Если вас поймают не на той стороне Ordnungsamt, вы получите Ordnungswidrigkeit — проступок.

Тем не менее, всякий раз, когда вы упоминаете «Ordnung muss sein», немцы сразу же упоминают другое выражение: « Ordnung ist das halbe Leben » («Порядок — это половина жизни»). А когда они прибегают к остальной части выражения, это переворачивает с ног на голову товарный знак немцев: « Unordnung die andere Hälfte » («И расстроить вторую половину»).

«Ordnung» повсюду в Германии, но немцы выборочно выбирают, когда и где быть беспорядочным (Фото: Джо Баур)

Никто не станет отрицать, что в Германии есть всплески беспорядков.Пассажиры по всей стране врываются в поезда, прежде чем люди успевают выйти; люди обычно вандализируют мусорные баки с надписью «Ordnung!» на них; и «новейший» аэропорт страны наконец-то готов к запуску в октябре после девятилетней задержки из-за недостатков конструкции, скандалов и общего хаоса.

Фактически, уже более 100 лет — от гедонистических вечеринок в Веймарской республике до бохо-сквот-рейвов до объединения и до современных техно-храмов — мой дом в Берлине известен во всем мире как лаборатория всевозможных вещей. культурных экспериментов.Спустя почти 20 лет после того, как бывший мэр города назвал его «бедным, но сексуальным», люди со всего мира по-прежнему переезжают сюда именно для того, чтобы освободиться от жестких жизненных планов и быть кем угодно и чем угодно без осуждающего взгляда.

Но даже в городе, известном своей распутной терпимостью и анархическим духом, все еще существуют строгие неписаные правила. Хотите захватить краску из баллончика и пометить часть Берлинской стены? В Мауэрпарке есть специальный раздел, где это можно сделать. Хотите стать естественным? В центральном городском парке Тиргартен и окружающих озерах есть немаркированные участки, где одежда является крайне неодобрительной.И хотите употреблять наркотики и заниматься сексом с незнакомцами? В большинстве берлинских клубов никто не будет моргнуть глазом, если вы ведете свой бизнес в правильной комнате.

Даже в Берлине, городе, известном своей беспредельностью, существуют неписаные правила относительно того, где и когда допустимо беспорядок (Фото: Шон Гэллап / Getty Images)

Берлин может быть особенным зверем, но чем глубже погружаешься , тем больше вы будете видеть это беззаботное культурное отношение по всей Германии. Во Франкфурте растет квартала Bahnhofsviertel , полный борделей и клубов.Гамбургский район Санкт-Паули — один из самых шумных кварталов красных фонарей в Европе. Даже самые консервативные уголки Баварии и бывшей Восточной Германии охватывают Freikörperkultur (культура свободного тела) отдыха в определенных кемпингах, на пляжах и на курортах.

Конечно, каждый из этих примеров по-прежнему хорошо вписывается в специфическое чувство порядка в Германии: речь идет не столько о запрете определенных вещей, сколько о том, чтобы убедиться, что вы делаете их в надлежащем, назначенном месте.Тихо поговорите в тихом вагоне поезда, и вас, скорее всего, отругают. Но выпейте пива в берлинском метро, ​​и никто не скажет ни слова из-за еще одного неписаного правила, согласно которому употребление алкоголя в общественных местах — и даже в общественном транспорте — обычно считается приемлемым.

«Большинство придерживаются правил, потому что они узнали, что правила разумны, — пояснил Рёттгерс. — Но у каждого свое толкование правил, потому что люди индивидуальны».

Хотите взять аэрозольный баллончик и пометить Берлинскую стену в хороший день? Конечно! Для этого есть специальное место (Источник: Tom Stoddart / Getty Images)

Конечно, если вы столкнетесь с чьей-то интерпретацией правил , многие незнакомцы могут с радостью сообщить вам, что вы нарушили их порядок.«Немцы не стесняются указывать, когда другие нарушают правила», — сказал Рёттгерс. «Незнакомцы будут упрекать вас, потому что есть ожидание, что все будут следовать правилам».

Это объясняет, почему мой сосед поделился видео о том, как правильно разобрать картонную коробку для мусорной корзины в чате WhatsApp в моем многоквартирном доме. «За пять секунд коробка становится маленькой. Если я могу это сделать, то сможете и вы. Сообщение было подписано смайликом с улыбающимся лицом.

Но в целом немецкий заказ довольно прагматичный.«Ordnung muss sein» не означает создание ложной реальности. Это означает, что немцы требуют наличия систем, предотвращающих худшее, например, Kurzarbeit (короткое задание) — программа, которая позволяет предприятиям сокращать количество рабочих часов своих сотрудников во время кризиса (например, финансового кризиса 2008 года и продолжающегося пандемия коронавируса), и правительство выплатит 60% оставшейся зарплаты, чтобы избежать массовой безработицы.

Немецкое чувство порядка гораздо более прагматично и прогрессивно, чем думает большинство людей. Лес до Балтийского моря.Но я также видел, как немцы бросали этот приказ за борт в «приемлемые» моменты — будь то охота на свое плотское ядро ​​на карнавале, крики на орды бронированных охранников на футбольных матчах или запуск фейерверков с переполненных улиц и балконов в канун Нового года.

В конце концов, Германия, как и любая страна, — это больше, чем одна фраза.

«Есть много выражений, которые, если сложить их вместе, создают картину культуры», — сказал Рёттгерс. «Ordnung muss sein — это всего лишь отрывок.

Теперь, если вы меня извините, у меня есть несколько картонных коробок, которые нужно «сделать маленькими» и убедиться, что моя собака не лает больше, чем ее дневной лимит.

Почему мы такие, какие мы есть — это серия сериалов BBC Travel, посвященная характеристикам страны и выяснению их истинности.

Присоединяйтесь к более чем трем миллионам поклонников BBC Travel, поставив нам лайк на Facebook или подписавшись на нас в Twitter и Instagram .

Если вам понравилась эта история, подпишитесь на еженедельник BBC.com предлагает информационный бюллетень под названием «The Essential List». Тщательно подобранная подборка историй из BBC Future, Culture, Worklife и Travel, которые доставляются на ваш почтовый ящик каждую пятницу.

В Германии нет нацистских мемориалов

Недавно посетитель южной плантации написал вирусный твит, в котором жаловался на гида, который заставил ее провести отпуск, слушая о рабстве. Некоторые туристы в Монтичелло и Маунт-Вернон Томаса Джефферсона, The Washington Post сообщила на прошлой неделе, публикуют негативные отзывы на TripAdvisor и в других местах из-за малейшего упоминания афроамериканцев, которые были вынуждены работать в доме третьего президента, создавая большую часть богатство, сделавшее возможной славу Монтичелло.

Как американского еврея с юга, который жил в Берлине на протяжении десятилетий, меня спрашивали, должны ли американцы, созерцая плантационный дом, статую Конфедерации или какой-либо другой памятник рабского прошлого нашей страны, подражать тому, как относятся к немцам. Нацистские мемориалы. На что я отвечаю: Нет. В Германии нет памятников, посвященных нацистским вооруженным силам, хотя многие деды сражались или пали за них. Вместо этого у него есть головокружительное количество и разнообразие памятников жертвам его кровавого расизма.

В Германии нет нацистских участков в том смысле, что в Соединенных Штатах есть плантации. Единственными аналогичными объектами, которые сейчас существуют в Германии, являются концентрационные лагеря. * На месте Бухенвальда, где содержалось до четверти миллиона заключенных, музей опровергает любые предположения о том, что жители близлежащей культурной столицы Веймара не знали. что происходило среди них во время Второй мировой войны. Мысль о том, что туристы будут посещать такое место в поисках улыбающихся женщин в дирндлях — так же, как некоторые посещают американские плантации в поисках женщин в юбках-кольцах, — непристойна.Даже члены правой партии Германии «Альтернатива Германии» не предложили бы прославлять эту часть прошлого.

Преднамеренное национальное покаяние, которое сейчас большинство немцев принимает как должное, представляет собой разительный контраст с тем, как американцы противостояли нашим собственным национальным преступлениям.

Мой двоюродный дедушка не был расистом, он просто боролся, чтобы защитить свой дом. Мой дед умер за родину, которую любил; что случилось с этим? Подобные настроения покажутся вам знакомыми, если вы следили за затянувшимися дебатами об удалении флагов и памятников Конфедерации в Соединенных Штатах — дебатами, которые усилились после того, как в 2015 году в Чарльстоне, Южная Каролина, были убиты девять чернокожих прихожан.Некоторые из этих замечаний были сделаны сторонниками превосходства белой расы, которые, явно разгневанные присутствием чернокожего человека в Белом доме, точно знали, почему они хотели сохранить флаги Конфедерации. Другие, менее злонамеренные, а может быть, и менее честные, делают подобные заявления с расплывчатыми ссылками на семейные традиции.

Но вы, вероятно, будете удивлены, узнав, что потомки нацистских вооруженных сил — Вермахт — когда-то предъявляли точно такие же заявления, что и потомки армии Конфедерации, и не только в темные, контуженные дни, последовавшие за Безоговорочная капитуляция под Берлином в 1945 году.Высказывания, оправдывающие немецких солдат, продолжали публично высказываться до конца 20-го века. Вермахт, насчитывающий 18 миллионов членов, охватывал более широкий круг немецкого общества, чем любая другая организация. Даже у немцев, которые не служили в нем, были отцы, сыновья, кузены или братья, которые служили. До тех пор, пока знаменитая выставка Вермахта не объехала Германию с 1995 по 1999 год, демонстрируя фотографические свидетельства военных преступлений, совершенных средними войсками, многие все еще верили в миф о том, что Вермахт был чистым, даже храбрым. Те храбрые люди, которые защищали свою родину от угрозы большевиков, были не лучше и не хуже, чем миллионы солдат до или после них.

В американской жизни символическое значение нацистов находится в обратной зависимости от того, что мы о них знаем. Нацистский просто означает: черная дыра в центре истории, вершина зла, грех, за который нет осуждения и искупления. Конечно, англоязычные историки опубликовали множество исследований о нацистском периоде.Более проблематичной является общественная память: то, что каждый полуобразованный член культуры знает в своих сухожилиях, потому что это просочилось в них, прежде чем он смог вспомнить. Такие вещи, как география вашей страны: немногие американцы должны задуматься, находится ли Мичиган к северу от Аризоны или Коннектикут к востоку от Калифорнии. Если вы забыли все остальное из школьных дней, вы, вероятно, это запомните. Для большинства американцев нацистов сжаты в один момент геноцида, обозначивший внешний предел преступлений Третьего рейха: транспортировку гражданских лиц в вагонах для скота в лагеря смерти, где они были убиты отравляющим газом.Сосредоточившись на этом моменте, не глядя на то, что произошло до или после него, мы теряем возможность извлечь что-нибудь полезное из Холокоста, уроки которого нам велят запомнить. Мы все еще слишком мало знаем о том, как Германия достигла точки совершения этих преступлений. Мы также не знаем, как немецкое общество медленно и неспешно примирилось со своей насильственной расистской историей — процесс, у которого другие страны, в том числе Соединенные Штаты, могут извлечь уроки.

Прочитано: Преподавание Холокоста в Германии как возрождающиеся ультраправые ставят под сомнение

Я прибыл в Берлин в 1982 году в качестве стипендиата программы Фулбрайта, чтобы закончить работу над диссертацией на Иммануила Канта.Тем не менее, Холокост был неизбежен. В следующем году исполнилось 50 лет со дня захвата власти нацистами, и в процессе подготовки тысячи берлинцев искали способы смириться с тем, что произошло. Были исторические выставки, театральные и художественные постановки, а также бесконечные книги и дискуссии. Проекты время от времени финансировались, но никогда не организовывались государством. Все они были созданы гражданами, возмущенными действиями своих родителей и учителей и полными решимости раскрыть правду о себе.Их неофициальный лозунг, напечатанный на многих плакатах, звучал так: «Коллективная вина? Нет! Коллективная ответственность? Да!»

Начав свою жизнь белой девушкой на Юге, раздираемом движением за гражданские права, я, скорее всего, закончу ее как еврейка в Берлине. Я провел большую часть прошедших лет, наблюдая, как Германия примирилась со своей историей. Если демонстрации сторонников превосходства белой расы в Шарлоттсвилле в 2017 году установили что-то вне всяких сомнений, так это то, что нацисты — проблема не только Германии. Не все, кто стремится сохранить символы Конфедерации, являются нацистами.Но приверженность нацистов делу Конфедерации ясно показывает: любой, кто борется за эти символы, борется за нацистские ценности. Ведь памятники — это не только наследие или ненависть. Это ценности, которые стали видимыми. Вот почему мы возводим памятники одним историческим событиям и игнорируем другие. Они воплощают идеи, которые мы выбираем, чтобы напомнить себе и нашим детям, что эти идеи воплощены храбрыми мужчинами и женщинами.

В Германии нет памятников, посвященных Вермахту.Решив вспомнить, что когда-то делали его солдаты, он сделал выбор в отношении ценностей, от которых он хочет отказаться. Другие варианты, такие как стеклянные стены в правительственных зданиях, от купола Рейхстага и ниже, отражают ценности, которые он хочет поддерживать: демократия должна быть прозрачной. Когда пала Берлинская стена, она оставила после себя первоклассную недвижимость в самом центре города. Вместо того, чтобы продать его одному из многих участников торгов, парламент решил выделить 4,5 акра под то, что стало Мемориалом убитым евреям Европы, вместе со многими более мелкими памятниками, разбросанными по всему городу.Восстановление Берлина — долгий, иногда до безумия дискурсивный процесс, в котором историки, политики и граждане обсуждали более десяти лет — было желанным. Никто, особенно немец, не станет утверждать, что переименование и перестройка общественных пространств искоренили корни расизма. Город не был перестроен, чтобы отражать то, что есть, а то, что должно быть. Общественное пространство Берлина представляет собой осознанные решения о том, какие ценности воссоединенная республика должна придерживаться — решения, с которыми сейчас борются американцы.

Сама борьба — хорошие новости. Мы узнали, что неизученное прошлое гноится и становится открытыми ранами. Как и большинство белых американцев, меня учили истории, которая одновременно утешала и торжествовала. Я, конечно, не был полностью игнорирую то, как страна не смогла соответствовать идеалам, на которых она была основана, но эти неудачи оставались второстепенными и составляли часть повествования, ведущего к прогрессу. Рабство было преступлением, но мы вели войну, чтобы объявить его вне закона; сегрегация была несправедливой, но движение за гражданские права преодолело ее.Президентство Барака Обамы казалось естественной кодой в этой обнадеживающей истории. Мало кто верил, что избрание президента афроамериканца может полностью положить конец расизму, но никто не ожидал негативной реакции, которую мы наблюдаем сейчас. Если у Белого дома есть луч света, который — в своих публичных заявлениях, политических решениях и политической стратегии — регулярно сигнализирует о своей поддержке белого национализма, так это то, что белые американцы были вынуждены публично изучить историю своей страны, как никогда раньше.

Всего несколько лет назад ведущим национальным СМИ пришлось терпеливо объяснять, что памятники, прославляющие солдат Конфедерации, были не невинной данью уважения недавно павшим предкам, а преднамеренной попыткой таких организаций, как «Дочери Конфедерации», распространять ложную информацию о Гражданском обществе. Война, поддерживающая идеологию превосходства белой расы.Для тех из нас, кто не является профессиональными историками, годы между провозглашением эмансипации и автобусным бойкотом в Монтгомери были в основном пустыми. Информация всегда была доступна — в первую очередь в книгах и документах, гораздо реже в фильмах или других средствах массовой информации, — но требовалось потрудиться, чтобы ее найти. Даже название «эпоха Джима Кроу» было обманчивым. Без особых знаний о том, каким образом рабство превратилось в черные коды, аренду для осужденных и расистский террор, белые американцы могли и дальше избегать признания того, насколько центральным был расизм в нашей национальной истории.Теперь эту информацию сложнее избежать. Он появляется в специальных выпусках PBS и в турах по плантациям, которые больше не описывают мебель из красного дерева, а жизни тех, кто сделал возможным такое богатство.

Прочтите: мир полон отрицателей Холокоста

Эта публичная история неизбежно повлияет на то, как будущие поколения придут к пониманию своей истории.

От Ньюта Гингрича до Fox News, консервативные голоса назвали это новое направление пропагандой левых радикалов. Такая реакция была неизбежна.В Германии тоже правые всегда атаковали упражнения своей страны по самоанализу, как упражнения по ненависти к себе — по грязному собственному гнезду. Фактически, готовность Германии признать свое преступное прошлое была актом очистки гнезда после многих лет выметания всей грязи под ковер. Без этого вряд ли Германия была бы вновь принята в семью цивилизованных наций, не говоря уже о том, чтобы стать ведущей державой в Европе.

Конечно, обстоятельства, окружавшие расизм в Германии и Америке, в прошлом и настоящем, не совпадают.История так же специфична, как и люди, которые ее создают и делают ею; то, что работало в одном месте, нельзя напрямую перенести в другое. В некотором свете различия между немецкими и американскими расистскими историями очевидны. Как видно из другого, важно то, что общие черты могут научить нас в отношении вины и искупления, памяти и забвения, а также присутствия прошлого в подготовке к будущему.

Исследуя эти общие черты, я провел полгода в Миссисипи, но не потому, что американский расизм ограничен Югом, а потому, что глубокое, хотя и часто ложное, понимание своей истории в регионе делает его увеличительным стеклом для остальной страны.Невозможно проехать более нескольких миль, не увидев дорожного знака, обозначающего место памяти одного конфедерата или другого; но знаки, недавно установленные в ознаменование линчевания Эммета Тилла в дельте Миссисипи, регулярно изрешечены пулевыми отверстиями. Достаточно интересно, что больше всего надежд тамошним активистам за социальную справедливость, работающим над расовым примирением, вселяло осознание того, что немцы не раскаивались в ужасе в ту минуту, когда война закончилась, а отреагировали во многом так же, как защитники Конфедерации «Заблудшее дело».Те активисты, которые пытаются убедить своих соседей в том, как их расистское прошлое сообщает об их расистском настоящем, прежде всего, осознают, насколько все это сложно. Признания носят слишком оборонительный характер, расизм слишком настойчив, импульс настаивать на собственной виктимизации слишком силен. Осознание того, что потребовались десятилетия упорного труда, прежде чем те, кто совершил то, что обычно считается величайшими преступлениями в истории, смогли признать эти преступления и начать искупать их, приносит огромное облегчение тем, кто все еще работает над аналогичным признанием в Соединенном Королевстве.S. Если даже немцам, выросшим в самом сердце тьмы, нужно время и усилия, чтобы увидеть свет, почему бы не потребовать времени и усилий, чтобы заставить американцев, годами воспитанных на посланиях своей исключительной добродетельности, примириться с доморощенными преступлениями? Послевоенный опыт Германии был медленным и ошибочным процессом. Его успехи и неудачи предвещают робкие шаги, которые Америка предпринимает на пути к справедливости и примирению. Еще слишком рано говорить о том, насколько успешными будут эти шаги, но недавняя борьба за американскую историю дает нам основания надеяться.


* Эта статья была обновлена, чтобы уточнить описание исторических мест нацистской эпохи, сохранившихся до наших дней.

немцев выберут новое правительство после ухода Ангелы Меркель: NPR

В четверг люди в Гельзенкирхене, Германия, передают предвыборные плакаты кандидатов в канцлеры Христианско-демократического союза Армина Лашета (справа), Анналены Баербок из зеленых, Олафа Шольца из Социал-демократической партии и Кристиана Линднера из Свободной демократической партии. Мартин Мейснер / AP скрыть подпись

переключить подпись Мартин Мейснер / AP

В четверг люди в Гельзенкирхене, Германия, передают предвыборные плакаты кандидатов в канцлеры Христианско-демократического союза Армина Лашета (справа), Анналена Бербок из зеленых, Олафа Шольца из Социал-демократической партии и Кристиана Линднера из Свободной демократической партии.

Мартин Мейснер / AP

БЕРЛИН — Миллионы немцев пойдут на избирательные участки на федеральных выборах в воскресенье, которые определят, кто станет преемником Ангелы Меркель после 16 лет пребывания на посту канцлера Германии.

Согласно последним опросам, левоцентристская Социал-демократическая партия Германии немного опережает правоцентристский Христианско-демократический союз (ХДС) Меркель и его баварский партнер — Христианско-социальный союз.За ними внимательно следят «зеленые», крайне правая Альтернатива для Германии и либертарианская Свободная демократическая партия, и все они держатся за двузначные цифры опросов перед воскресными выборами.

Йозеф Яннинг, старший научный сотрудник Немецкого совета по международным отношениям, говорит, что две традиционные партии большого шатра не смогли получить поддержку за пределами своих традиционных баз в более диверсифицированной Германии со многими избирателями, которые больше не связаны классом или религией. .

«Они менее склонны идти на компромисс внутри своего сегмента общества», — говорит Дженнинг. «Они предпочли бы преследовать свои собственные интересы и предпочтения с группами единомышленников».

И, по его словам, это приводит к «гораздо более фрагментированной партийной системе, где главную партию, вероятно, следует рассматривать как партию, которая может набрать более 20% голосов».

Еще одним фактором, влияющим на этот широкий спектр электоральной политики, является вакуум, оставленный уходом Ангелы Меркель.

«Я бы хотела, чтобы она снова баллотировалась и осталась канцлером», — говорит 27-летняя избиратель Джессика Лауфер, ученый, живущий в городе Штральзунд на Балтийском море. «Мне не нравится кандидат в канцлер ХДС, и маловероятно, что мы увидим канцлера Зеленых, так что очень жаль, что она уходит в отставку».

Лауферу было 11 лет, когда Меркель стала канцлером. Теперь, когда у Лауфер есть собственные дети, она говорит, что предпочла бы, чтобы кандидат от партии зеленых Анналена Бербок победила, но она не видит, что партия Бербока получит львиную долю голосов.Как и многие молодые родители в Германии, Лауфер голосует за зеленых, потому что она говорит, что хочет лучшего климата для своих детей, и считает, что традиционные партии Германии не делают достаточно для решения проблемы изменения климата.

Другой избиратель, Кристоф Хомс, живет недалеко от Гамбурга и традиционно голосовал за правоцентристскую партию Меркель, но он не в восторге от кандидата ХДС на пост канцлера Армина Лашета.

«Он как марионетка», — говорит Хоумс, признавая, что он верит, что кандидат от социал-демократов Олаф Шольц, скорее всего, победит. «Да, Олаф Шольц будет хорошим канцлером, но он, вероятно, в конечном итоге станет править вместе с зелеными, и тогда нам, избирателям , все станет дорого».

И ХДС, и социал-демократы выразили заинтересованность в формировании коалиции с зелеными. Что ясно из данных опроса, так это то, что кто бы ни вышел на первое место, следующее правительство Германии, скорее всего, будет коалицией трех политических партий — редкость в немецкой политике.

Эсме Николсон внесла свой вклад в эту историю из Берлина.

Новый способ справиться с прошлым: молодое поколение в Германии избавляется от беспокойства, вызванного ксенофобией

Студенты в современной Германии учатся рано: их прошлое невозможно отрицать. Учителя истории говорят им, что то, чем могли быть их бабушка и дедушка во время Второй мировой войны, к ним напрямую не относится. Однако в некоторых частях мира они по-прежнему сталкиваются с предрассудками, с сохраняющимися подозрениями, что Германия так и не отказалась от своего антисемитского и расистского прошлого.
С тех пор, как доказательства показали, что не только горстка людей участвовала в ужасах нацистского режима, но и что обычные люди молча терпели зверства, целая нация предстала перед миром перед обвинением в том, что произошло во время Третьего Рейха. Но гораздо хуже, чем международная перспектива, немцы смотрят на самих себя. Благодаря давней коллективной памяти и когда-то необходимой самокритике возникла нация, которая 60 лет спустя все еще не уверена в разнице между национальным шовинизмом и патриотизмом и поэтому продолжает характеризовать себя как виновная в ксенофобии.В сегодняшней Германии, которая воссоединилась почти 20 лет и граждане которой входят в число тех, кто больше всего путешествует, «новому» молодому поколению трудно принять такие ярлыки, когда оно считает себя открытым и либеральным.
Похоже, что многие немцы воспринимают широкомасштабное сопротивление проявлениям патриотизма как результат клейма Второй мировой войны и Холокоста. Например, заявление политического деятеля в марте 2001 года о том, что он «горд тем, что он немец» вызвало массовую критику и возобновило дискуссию о том, следует ли приравнивать немецкий патриотизм в двадцать первом веке к Третьему рейху и его ценностям.Другой недавний пример демонстрирует неоднозначность обращения с прошлым. Юрген Камм, студент из Штутгарта, продал несколько футболок с разбитыми свастиками и другими мотивами, предназначенными для борьбы с любой формой национал-социализма. В 2006 году его обвинила мать мальчика, который купил некоторые из его футболок, а затем оштрафовал его примерно на 5000 долларов за нарушение статьи 86а уголовного кодекса Германии, запрещающей использование и демонстрацию нацистской символики любого рода.Напротив, Рафаэль Селигман, немецко-еврейский историк, потребовал, чтобы книга Гитлера «Майн кампф» была наконец опубликована в стране после 60-летнего запрета. Он объяснил, что освобождение книги от публикации отнимет ее престиж, которого книга не заслуживает, сделав ее бесплатным доступом и подвергнув насмешкам: шаг в правильном направлении?
К сожалению, в последние годы были неоднократные инциденты, которые привлекли внимание международного сообщества и усугубили продолжающееся неправильное представление граждан Германии.Один из них произошел в городе Хойерсверда в Восточной Германии в 1991 году, когда толпы неонацистов напали на общежитие для просителей убежища и ранили 30 человек в последовательные дни столкновений. Кроме того, недавние статистические данные показывают, что не только увеличилось количество насильственных преступлений, совершаемых неонацистами — шесть иностранцев, пятеро из которых были африканцами, были убиты в результате нападений на бывшем коммунистическом Востоке с момента воссоединения Германии в 1990 году, — но и было усиление поддержки ультраправых групп, продвижение их в политический мейнстрим.Политические партии, такие как Национал-демократическая партия Германии (НДПГ), которая открыто восхваляла Гитлера и пропагандировала расистскую позицию, заняли места в региональном парламенте земли Мекленбург-Передняя Померания, набрав удивительно 7 процентов голосов.
В апреле 2006 года, за два месяца до чемпионата мира по футболу Международной федерации футбольных ассоциаций (ФИФА), противоречивый спор между двумя немцами и немцем эфиопского происхождения Эрмьясом Мулугетой в Потсдаме закончился тем, что последний был госпитализирован с обширным черепом. и травмы ребер, при которых врачи вызвали искусственную кому.Полиция арестовала двух мужчин, подозреваемых в покушении на убийство на расовой почве; один из них был связан с правыми экстремистами. Кроме того, жертва позвонила своей жене незадолго до нападения, и ее голосовая почта записала, что один из нападавших назвал Мулугету «негром».
Дело сразу же было обсуждено на национальном уровне и вылилось в череду заявлений и осуждений со стороны политиков и других общественных деятелей. Федеральный прокурор Кай Нехм оправдал принятие этого дела, заявив, что оно похоже на другие нападения неонацистов в последние годы.Офис федерального канцлера Ангелы Меркель заявил, что нападение было «жестоким и бесчеловечным. Мы абсолютно осуждаем ненависть к иностранцам, ультраправое насилие, а также любое другое насилие». Напротив, некоторые политики, такие как министр внутренних дел Вольфганг Шойбле, похоже, хотели преуменьшить угрозу расистского насилия, заявив, что «светловолосые голубоглазые люди также являются жертвами насилия». Консервативный таблоид Bild писал: «Если злоумышленники виновны, то посадите их на всю жизнь! Это единственное решение проблемы расизма в Германии.
При освещении этого дела почти все немецкие СМИ столкнулись с одной непростой задачей: как относиться к Эрмьясу Мулугета, который родился в Эфиопии, но позже получил немецкое гражданство. Для нападавших он был «негром». В результате освещения в прессе журналисты, всегда старающиеся оставаться политкорректными, по-разному называли Мулугету «черным немцем», «немцем африканского происхождения», «эфиопским немцем» или «немцем черного цвета кожи». Немецкая либеральная газета taz посоветовала журналистам придерживаться ярлыков, используемых соответствующими группами.Кажется, что наиболее популярной самоидентификацией немцев африканского происхождения является просто термин «deutsche Schwarze» («немецкие негры»).
Большинство немцев были встревожены нападением на Мулугету и проявили сочувствие во время спонтанно организованных бдений при свечах и мирных демонстраций с лозунгами типа «Каждая жертва — одна жертва, слишком много объединились против нацистов», призывая политиков принять срочные меры. действие. Тем не менее, в сообщениях в нескольких газетах также говорилось, что потерпевший в тот вечер употребил слишком много алкоголя, а также участвовал в ссоре на дискотеке.После того, как Мулугета очнулся от комы и его спросили, верит ли он, что подозреваемые были двумя мужчинами, которые напали на него, он ответил, что не может с уверенностью сказать, что это были они. Подозреваемые были освобождены за отсутствием улик, дело остается нераскрытым.
После нападения Африканский совет, головная организация африканских общественных групп и активистов в Германии, опубликовал руководство с запретными зонами, основанное на опасениях по поводу безопасности «небелых» футбольных фанатов во время чемпионата мира по футболу. .В заявлении правительства Германии руководство названо «чепухой» и обвинено в том, что оно «вызывает панику», а берлинская полиция заверила путешествующих футбольных болельщиков, что в немецкой столице нет «закрытых зон». В конце концов, правительство и бизнес уже потратили более 28 миллионов долларов на совместную маркетинговую кампанию со слоганом «Die Welt zu Gast bei Freunden» («Мир как гость среди друзей»), нацеленную на 1 миллион иностранцев, которые, как ожидается, посетят. страна. Вопреки всем ожиданиям, чемпионат мира оказался очень мирным турниром и чрезвычайно позитивной рекламой для страны-организатора.Этому способствовала масштабная операция по обеспечению безопасности, в которой было задействовано в общей сложности 266 000 полицейских, и радостное настроение, которому способствовали необычайные 30 дней солнечного света. Выход немецкой команды в полуфинал против Италии также не повредил патриотизму. Впервые со времен Второй мировой войны сотни тысяч флагов черного, красного и золотого цветов развевались над городскими площадями по всей Германии, где толпы восторженно приветствовали «Deutschland! Deutschland!». Люди со всего мира собрались в общественных местах, чтобы посмотреть футбольные матчи, и никому не было стыдно за массовую публичную демонстрацию новой «немецкости».В прошлом остальной мир встретил бы такое зрелище с тревогой и даже страхом.
В 2006 году миллионы иностранцев приветствовали новую любовь немцев к своей стране и присоединились к «самой большой вечеринке, когда-либо проводившейся между Гамбургом и Мюнхеном». Чемпионат мира действительно изменил самооценку Германии. Немецкий патриотизм пережил мирное возрождение, и даже в бывшей Восточной Германии молодым людям особенно нравится новая идея единой мирной нации. Немцы сейчас озабочены тем, продлится ли только что вспыхнувший «футбольный патриотизм».Вопрос уже не в том, сколько машин ездят с немецкими флагами на лобовых стеклах; скорее, теперь речь идет о том, чтобы гордо защищать страну, не забывая о ее темном прошлом.
Международное сообщество признало усилия, которые Германия проявляла как член демократического мира с 1945 года.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.