Персия это иран или ирак: Иран или Ирак? | Ближний Восток | В мире

Содержание

Современная Персия — Mировая цифровая библиотека

Описание

Книга «La Perse d’aujourd’hui» представляет собой рассказ о путешествиях, совершенных автором по отдельным областям Персии (современный Иран) и Месопотамии (современный Ирак) во второй половине 1906 года и первой половине 1907 года. В результате последовавших территориальных преобразований часть областей, которые посетил автор, в настоящее время входит в состав Азербайджана и восточной Турции. Месопотамия в то время была частью Османской империи. Автор книги, Леон Эжен Обен Куллар Дескос (1863‒1931 гг.), был французским дипломатом и писателем, который в период с 1905 по 1907 год служил французским дипломатическим представителем в Тегеране. Большинство глав книги посвящены различным поездкам или местам, например, дороге в Тавриз (современный Тебриз), городу Тебризу, путешествию вокруг озера Урмия, курдским регионам к западу от озера Урмия, поездке из Тебриза к Каспийскому морю, путешествию из Тегерана в Исфахан и пребыванию в городе Исфахане.

В других главах описаны отдельные темы, в том числе шиизм, Англо-русское соглашение 1907 года, Иранская революция 1905–1906 годов, персидские обычаи и священные города шиитов. В книге содержится большая цветная складная карта, на которой изображена Персия и частично Ирак, Афганистан, Азербайджан и Турция, а также обозначены маршруты путешествий Обена в 1906–1907 годах. На карте-врезке в верхнем правом углу показано озеро Урмия, к востоку от которого находится Тебриз, а к западу — Курдистан. На небольшой врезке в левом нижнем углу показана российская, британская и нейтральная зоны влияния, на которые была поделена Персия в соответствии с Англо-русским соглашением от 31 августа 1907 года. Обен опубликовал несколько книг под псевдонимом Эжен Обен. Он также является автором работ
«Les Anglais aux Indes et en Égypte»
(1899 год), «Le Maroc d’aujourd’hui» (1904 год), «Le Chiisme et la Nationalité persane» (1908 год) и «En Haïti: Planteurs d’autrefois, nègres d’aujourd’hui» (1910 год).

Советская Социалистическая Республика в Иране: как большевики наступали на Тегеран

Продолжить революцию за пределами России, донести ее до исламского мира и дальше к берегам океана желали охваченные воодушевлением красные на исходе Гражданской войны. Первая остановка на этом пути — Иран. В 1920 году поэт Велимир Хлебников призывал сделать Персию «советской страной». Приблизить эту мечту к действительности попробовал командующий Волжско-Каспийской флотилией Федор Раскольников. В мае того же года его войска овладели иранским городом Энзели, добрались до соседнего административного центра Решта и помогли основать Гилянскую Советскую Социалистическую Республику. На их пути оказались белые во главе с полковником Всеволодом Старосельским, служившим шаху. РСФСР оказалась перед выбором: воевать ей в Иране за дело мировой революции или отступить.

Советская Персия, советская Индия, советский Ирак.

..

На эту тему

Первым, кто обратил внимание большевиков на Восток, был нарком по военным и морским делам Лев Троцкий. В 1919 году он предложил нанести удар по «цепи» враждебно настроенных к коммунистам стран Персия — Бухара — Хива — Афганистан и прорвать ее. Цель военной операции — Индия. В секретной записке к политбюро Троцкий предлагал создать «штаб азиатской революции», подчинив ему конный корпус численностью 30–40 тыс. человек. «Дорога на Париж и Лондон лежит через города Афганистана, Пенджаба и Бенгалии», — убеждал своих однопартийцев будущий идеолог перманентной революции.

С подачи Троцкого (или пытаясь заслужить его одобрение) газета «Правда» печатала стихи о большом коммунистическом походе на Восток.

Погребем в своих душах глубо́ко

Колебанья и тоску.

Да станет Москвою Востока

Опаленный восстаньем Баку.

Возрожденному Азербайджану

Ослепительная звезда

Указывает путь к Тегерану,

На Индию, на Багдад.

Поэт-футурист Велимир Хлебников, называвший себя председателем земного шара, призывал в свидетели основателя древней иранской религии Зороастра, что именно так и случится.

Клянемся волосами Гурриэт эль Айн,

Клянемся золотыми устами Заратустры —

Персия будет советской страной.

Так говорит пророк!

Еще не завершившаяся Гражданская война предоставила красным повод для продвижения на юг. Весной 1920 года отступавшие белые увели корабли своей Каспийской флотилии в порт иранского Энзели. Преследуя неприятеля, Федор Раскольников высадил на берегу десант и под прикрытием артиллерийского огня овладел городом. Застигнутые врасплох персидские части не оказали сопротивления: вместе с помогавшими им англичанами и белогвардейцами спешно отступили вглубь страны.

Первоначально Раскольников рассчитывал захватить корабли и возвратиться домой, однако легкая победа навела его на другие мысли: развить успех, подняв коммунистическое восстание там, где он оказался. Для этого требовалось найти союзников среди иранцев. Казалось, что за этим дело не станет, ведь жители Энзели, недовольные шахом, не любившие британцев, искренне приветствовали большевиков.

Коммунисты находят лесных братьев

На эту тему

Еще с 1915 года в персидской провинции Гилян, к которой относится Энзели, продолжались волнения, получившие название дженгелийских. Их поднял мятежный полевой командир Мирза Кучек-хан, не смирившийся с тем, что сам он считал предательством родины: согласием шаха на ввод британских и российских войск во время Первой мировой войны. Однако к 1920 году успехи восставших были далеко в прошлом. Иранская армия при поддержке англичан нанесла им серьезные поражения, вытеснив в труднодоступную, поросшую лесом местность на окраине региона. Там за ними и закрепилось прозвище дженгелийцев — от слова на фарси, означающего лес.

Утвердившись в Энзели, Раскольников вступил в переговоры с Кучек-ханом, предложив ему советскую военную помощь. Находившийся в безвыходном положении партизан согласился. В мае 1920 года кавалерийский дивизион красноармейцев перешел границу с Персией и влился в ряды подразделений Кучек-хана, которые сразу обрели второе дыхание. В начале июня они с наскока взяли Решт, столицу провинции Гилян, где провозгласили советскую власть, о чем выпустили торжественный манифест.

«Яркий свет зажегся в России, но первоначально мы были так ослеплены его лучами, что даже отвернулись от него, — объяснялся Кучек-хан на революционном митинге. — Но теперь мы поняли все величие этого лучезарного светила». Советская власть не оставила без внимания речи повстанца, наградив его орденом Красного Знамени.

Вид на Тегеран через бинокль

На эту тему

Несмотря на интерес к Востоку и симпатию к Кучек-хану, в Кремле все равно не спешили с официальной поддержкой гилянских коммунистов. Весной 1920 года продолжались переговоры с Ираном, завершившиеся 20 мая установлением дипломатических отношений. Чтобы сгладить возникшую неловкость, министр иностранных дел РСФСР Чичерин заявил, что большевики не имеют к каспийскому мятежу никакого отношения, назвав его самодеятельностью вышедшего из-под контроля Раскольникова. Инструкции представлять дело именно так отсылал в Гилян и Троцкий: революцию следовало «иранизировать», всю занятую с помощью красноармейцев территорию передать под управление Кучек-хана и не предпринимать «никаких действий под русским флагом». Но местных бойцов отчаянно не хватало, и поэтому в ход шли деньги: большевики тратили их на вербовку закавказских и туркестанских персов и азербайджанцев, готовых включиться в установление советской власти.

Уклоняясь от официального покровительства восставшим, Кремль не переставал надеяться на их успехи и особенно прорыв к Тегерану, усиленный эффектом неожиданности. К середине июня 1920 года персидские коммунисты вышли к городу Менджиль, однако дальше продвинуться из-за эпидемии малярии не смогли. «Сообщите о ходе персидской революции. Приостановка ее движения — опасный симптом. Только непрерывный натиск смог бы обеспечить быструю победу», — телеграфировал в Гилян Троцкий. Но обнадежить его было некому. Ходили скверные слухи, будто бойцы не только завязли под Менджилем, но и пристрастились там к курению опия.

К середине лета коммунистическим руководителям стало ясно, что быстрой смены власти в Иране не случится. На фоне неудач инициатива перешла к скептикам, предлагавшим не слишком вкладываться в застопорившееся предприятие. Гилянские события можно было повернуть и иначе: использовать как аргумент в дипломатическом торге с Лондоном. И если Великобритания пошла бы Советской России на уступки, от утверждения коммунизма на южном берегу Каспия можно было бы временно отказаться.

Правда, другого мнения придерживались закавказские лидеры РКП(б) — Анастас Микоян, Буду Мдивани, выходцы из регионов, исторически связанных с Ираном. Именно эти партийцы предприняли попытку перезапустить персидскую революцию, ради чего лично прибыли в Гилян.

Последний рывок на юг

На эту тему

У тех, кто мечтал довести восстание до конца, все большее раздражение вызывал сам Кучек-хан, чьи коммунистические убеждения без труда можно было поставить под сомнение. Номинального лидера восставших быстро стали подозревать в двойной игре: попытках установить связи с англичанами и даже с шахским правительством.

Свою роль сыграло то, что при Кучек-хане передел земли, затеянный большевиками, шел ни шатко ни валко. Привлечь на свою сторону массы бедных крестьян, настроив их против богатых, не удавалось. А какая же революция без этого?

Микоян и Мдивани, на помощь которым прибыл успевший прославиться террорист Яков Блюмкин, приняли решение избавиться от Кучек-хана, заменив его на местного леворадикала Эсхануллу, известного прискорбным пристрастием к опию. Прийти к власти собственными силами расслабленный политик не мог, поэтому переворот организовали для него советские специалисты. По собственному признанию, особую роль при этом сыграл Блюмкин. Кучек-хана удалось отстранить от власти без единого выстрела и принудить к бегству. Однако даже после этого возобновившееся наступление на Тегеран не принесло успехов.

Оправившаяся от шока иранская армия привлекла к отражению атаки свое русское подразделение — Персидскую казачью дивизию под руководством полковника Всеволода Старосельского, созданную по образцу более не существовавшего Терского казачьего войска.

В августе законные власти вновь овладели Рештом, однако почти сразу же были оттуда выбиты десантом из Баку. Фронт стабилизировался ненадолго. В августе 1920-го до Ирана дошли новости из Польши: Красная армия потерпела поражение на Висле. Гражданская война принимала невыгодный для большевиков оборот. В Крыму активизировались последние белые, сражавшиеся под командованием барона Врангеля: они планировали наступление в Донбассе. Военная удача явно отворачивалась от большевиков, и в ухудшившейся обстановке на иранскую революцию уже не хватало ни людей, ни денег. Точка зрения скептиков побеждала: из Ирана следовало уходить, по возможности дорого продав то, что там получилось достичь.

К счастью для большевиков, этой цели удалось добиться. На продолжившихся переговорах с Ираном из Гиляна сделали разменную монету, добившись выгодного для Москвы договора о дружбе с Тегераном 1921 года.

Игорь Гашков

Рассекречены документы СВР после ввода советских войск в Иран

От Муссолини и Гитлера к «Согласию»

В этой истории не обойтись без предисловия, которое бы объясняло, почему Гитлер рассчитывал на помощь Ирана во Второй мировой войне и почему в ближневосточной стране царили пронацистские настроения.

— Все началось задолго до начала войны, еще в 1925 году, — говорит историк разведки Сергей Анатольевич. — Тогда произошел дворцовый переворот, была основана новая династия, а Персия объявлена Ираном, что означало «страна ариев». Знаете, кому подражали, кого обожали иранские элиты? Муссолини! Главный основатель итальянского фашизма был им близок своими идеями о превосходстве одних наций над другими, замыслом строительства полицейского государства. А Гитлера они восприняли даже с еще большим восторгом. Итог: Иран и Германия с 1933 года тесно сотрудничают. Причем Берлин делает большие ставки на стратегического партнера. Один лишь пример: иранская молодежь и военные всех возрастов проходили обучение в Третьем рейхе.

Накануне начала Второй мировой войны Иран и вовсе стал превращаться в своего рода «филиал» фашистской Германии. Немцы работали там на всех стратегически важных объектах в должностях советников и даже руководителей. Страна стала пристанищем для немецких шпионов, которые вели свою подрывную деятельность против СССР.

Авиационная техника на одном из иранских аэродромов, готовая к перелету в СССР. 1943 год.

ЦИТАТА

«Немцы из Ирана руководят разведкой, работающей в СССР. Немцы «перелетают» из Ирана в СССР и обратно, как саранча».

Тегеранская резидентура — Центру.1941 год.

Первые месяцы войны показали сильную уязвимость использования морских путей, ведущих в северные порты СССР, для союзнических поставок. Иран с его незамерзающим Персидским заливом и пересекавшей всю его территорию с юга на север железнодорожной магистралью мог стать и в дальнейшем стал стратегическим путем для поставок в Советский Союз вооружений, боеприпасов, продовольствия, сырья, горючего и иных грузов по ленд-лизу.

Была также реальная опасность, что при прорыве немецких войск из Северной Африки в Палестину, Сирию, Ирак с юга и на Кавказ с севера, вступление Турции и Ирана в войну на стороне Германии было бы вопросом решённым. От иранской границы до нефтепромыслов Баку было всего лишь полторы сотни километров. Без бакинской нефти Красная Армия не продержалась бы и месяца.

— Когда началась Вторая мировая война, правительство Ирана заявило о своем нейтралитете, — продолжает Сергей Анатольевич. — На требование Гитлера вступить в войну против СССР шах Ирана ответил отказом. Но ситуация могла поменяться в любой момент – правящая элита страны и ее военные были на стороне Гитлера. Советская разведка получила сведения о готовящемся дворцовом перевороте.

Речь идёт о тайном визите в начале августа 1941 года в Тегеран шефа германской разведки адмирала Канариса, для обсуждения всех деталей такого переворота. По данным нашей разведки, обговаривалась и была назначена его дата — 28 августа.

Надо ли говорить, что СССР и Англия не могли позволить Германии использовать Иран?! Что самое интересное, у СССР для этого были все юридические основания. Дело в том, что 26 февраля 1921 года между молодой Советской республикой и в то время Персией был заключен договор. Один из его пунктов гласил: если со стороны третьих стран происходят попытки превратить Персию в базу для военных выступлений против России, то последняя имеет право ввести войска на территорию соседа.

— Трижды власти нашей страны обращались к руководству Ирана с требованием выслать всех граждан Германии, которые ведут деятельность, «несовместимую с нейтралитетом», — говорит Сергей Анатольевич. — Реакции не было. Отклонил Иран и аналогичное требование Британии. 21 августа 1941 года было принято решение о вводе в Иран союзнических войск — СССР и Великобритании.

25 августа, на рассвете, началась операция. Послы СССР и Великобритании вручили ноту иранскому премьер-министру Али Мансуру. В ней говорилось, что советские войска вошли в Иран на севере, а британские на юге. Когда (через несколько часов) посол Германии фон Эттель вручил иранскому лидеру ультиматум Гитлера с требованием вступить в войну с СССР, тот ответил: «Обстановка коренным образом изменилась». Через день иранское правительство отдало приказ о прекращении сопротивления войскам СССР и Британии. Фактически же операция «Согласие» была завершена 29 августа. То есть все заняло меньше недели.

Введение СССР и Великобританией войск в Иран стало первой совместной военно-политической акцией стран, только-только ставших союзниками в войне с Германией. В Иране под воздействием существенно изменившихся геополитических условий отрабатывались взаимодействие и договоренности, с помощью которых СССР и Великобритания перешли от многолетнего противостояния к сотрудничеству, в том числе спецслужб.

«Голубая партия» в Иране

«Совершенно секретно. Младший лейтенант из авиации Хади Рахбари рассказал, что в Тегеране существует фашистская организация, называемая «Гизби Кабуд». В эту организацию входит много офицеров. Она создана депутатами меджлиса, выступавшими в свое время против тройственного пакта… Организация ставит своей целью приход немцев в Иран.

Называется она «Кабуд» («Голубой») по той причине, что при утверждении в меджлисе договора с союзниками голосовавшие против депутаты опускали голубые карточки. Примечание: об организации «Гизби Кабуд» имеется информация от источника, который вошел в таковую, руководит организацией депутат меджлиса Нонбахт. Дано задание источнику сблизиться в Хади Рахбари и попытаться подробнее узнать об организации «Кабуд».

Этот документ никогда нигде не публиковался. Несколько подписей на листке, который затерт до дыр (видимо, столько раз его читали), хотя есть пометка, что исполнен он в двух экземплярах.

И вот еще один никогда не видевший свет документ:

«11 мая 1942 года, в день заранее обусловленного свидания, я посетил депутата Нонбахта. Последний от меня потребовал отчет о проделанной работе. Я его информировал, что уже мною намечено вовлечь в организацию 25 человек мастеров строительства, где работаю.

Нонбахт заявил, что необходимо ускорить их оформление, причем порядок присяги изменил. А именно письменной присяги брать не требуется, достаточно устной. Далее Нонбахт дал мне следующий инструктаж:

1) Через членов ячейки выявить, какие в городе Тегеран существуют политические партии. Их состав и деятельность. Особенно разузнать о настроениях «Тудь» и «Эдалет».

2) Установить местожительство английских работников, взять их на учет и вести наблюдение, кто посещает их квартиры, так как эти места являются центром шпионажа. Нонбахт заявил, что он опасается особенно англичан. Потому что они проводят неясную политику в Иране, русских же он не опасается, так как их политика ясна. Англичане — это акробаты, которые ведут обманную политику, их следует остерегаться и быть готовыми ко всему. Спустя несколько минут после нашей беседы вошли двое неизвестных мне лиц, которые стали беседовать с Нонбахтом по вопросу событий на фронте. Они высказали свое мнение о том, что в случае если немцы согласятся отдать туркам Иранский Азербайджан, Ирак и другие местности, ранее входившие в Турцию, то последние выступят на их стороне, начав наступление на Кавказ. В этом случае в Иране развернутся большие события».

— В этих документах сообщается о деятельности в Иране прогерманских националистических партий, — комментирует Сергей Анатольевич. — К 1942 году их было уже не меньше 20. Главной стала «Голубая партия». Ее создал депутат меджлиса Нонбахт (именно так правильно пишется его фамилия. — Авт.), который учился в Германии. Он в свое время перевел на персидский язык книгу Гитлера «Майн кампф». Ветераны нашей разведки рассказывали, что он был фанатиком национализма. Страшный человек, который готов был жизнь отдать, чтобы расчистить дорогу в Иран для Гитлера. Он смог завербовать в свою партию около трех тысяч человек. Именно завербовать, поскольку это была законспирированная организация, которая напоминала больше агентурную сеть, чем партию. Она представляла себой пять секций, в каждой из которых был старший. И только они имели право и возможность связываться с руководством «Голубой партии». Внедриться туда было достаточно сложно, но советские разведчики это успешно сделали. А главное — они работали с теми членами партии, которые реально могли влиять на её деятельность и сообщать достоверную информацию. Кстати, имя того агента-строителя, который рассказал о встрече с депутатом, до сих пор составляет тайну: обратите внимание, его имени нет в рассекреченном документе.  

В тексте действительно есть «белые пятна» как раз в тех местах, где по смыслу должно быть имя.

«Голубая партия» позже стала, по сути, частью другой партии — «Иранские националисты» («Меллиюн-Иран»). Для нее штурмбаннфюрер СС Рихард Август, известный как Франц Майер, разработал не только программу, но и все атрибуты, включая военную форму (сапоги, черные бриджи, голубая рубашка, эмблема, похожая на нацистскую свастику).

Документ, рассекреченный архивом СВР России.

Форд против могильщика Майера

Все дипломатическое представительство Германии было выслано из Ирана после операции «Согласие». Но это не означало, что немцы больше не предпринимали попыток захватить страну. Противоборство разведок — советской и нацистской — на территории Ирана продолжалось до конца войны.

«Треша и драйва» (как выразились бы современники), которые сопровождали эту битву, хватило бы на сериал, не менее интересный, чем легендарные «Семнадцать мгновений весны».

Мне показали рассекреченные документы, где речь идёт о мерах, которые были приняты руководством разведки для «усиления оперативно-чекистской работы на территории Ирана». Напомним, что в сложные военные годы — с 1939 по 1946 — внешнюю разведку возглавлял Павел Михайлович Фитин. Документы говорят о создании и успешной деятельности в Тегеране уникальной разведывательной сети, которой руководил Иван Агаянц — легендарная личность.

Главную резидентуру возглавил опытный разведчик И.И.Агаянц.

ИЗ ДОСЬЕ «МК»

Агаянц в совершенстве владел французским, турецким, испанским, итальянским, фарси и английским. В Иран он приехал по приказу Павла Фитина летом 1941 года, будучи всего лишь 30-летним. Причем приехал с супругой, которая, к слову, в тот момент была беременна. Занимал должность советника посольства СССР в Иране под псевдонимом Иван Авалов. В реальности же был главой резидентуры.

Главное достижение «Форда» (под этим именем он проходил в секретных документах): агентурная сеть, в которой было не меньше 400 человек. И это не простые жители Ирана, а высокопоставленное богатые известные люди, многие из которых служили на военных и государственных объектах. Вербовка каждого такого агента — настоящая спецоперация.

Геворк Вартанян, работавший под руководством «Форда», рассказывал обозревателю «МК» незадолго до своей смерти:

— Однажды Агаянц дал мне задание: перепроверить одного иранского армейского генерала, который демонстрировал всяческую готовность нам помогать. Но что-то в этом иранце насторожило главу резидентуры. Мы придумали следить за генералом под видом мальчишек-велосипедистов. Выяснили, что он сам печатает фальшивки. Это был канал дезинформации.

А еще люди «Форда» выявляли шпионов, которых готовили на территории Ирака для последующего заброса в СССР.

Германские спецслужбы были представлены резидентурами внешнеполитической разведки и военной разведки — абвера. До войны они работали под прикрытием дипломатических и консульских ведомств, а также фирм, таких как «Сименс». Самым активным и опасным был штурмбаннфюрер СС Рихард Август, он же Франц Майер (идеолог «Меллиюн-Иран»).

— Это был настоящий талант, — говорит Сергей Анатольевич. — Он мог перевоплощаться в кого угодно. Когда он остался без связи с Берлином, то выдавал себя за могильщика на кладбище!

Вот как описывали советские разведчики Майера в донесениях в Центр: «37 лет, высокого роста, лицо круглое, глаза голубые, слева от глаза до уха шрам, имеется шрам от ожога на груди, безымянный палец на левой руке короткий. Свободно владеет персидским языком. Фанатик нацизма, истеричный, бесстрашный, себя представляет как сверхчеловека».

Еще один фанатик нацизма — майор абвера Бертольд Шульце-Хольтус. До операции «Согласие» он работал в Иране под «крышей» германского генерального консульства в Тавризе. После высылки немецких дипломатов на родину нашел новое место работы… в посольстве Швеции в Иране. Но не надолго — советские разведчики доложили о нем иранскому правительству, а то потребовало от шведских властей «нежелательный элемент».

— Шульце-Хольтус, как и Майер, перешел на нелегальное положение, — рассказывают в СВР. — Из шведского посольства он бежал. Но остался в Иране. Переоделся иранцем, отрастил бороду, которую покрасил хной. Замаскировался под муллу. И в таком виде выживал. И действовал. Связь с Берлином «мулла» восстановил только с помощью японской разведки, которая снабдила его аж пятью радиостанциями.

Еще один документ рассказывает о том, что резидентура разведки в Тегеране сообщает руководству СССР, что «Меллиюн-Иран», созданная немецкими разведчиками Майером, Гамоттой и Шульце, устраивает теракты. По заданию германской разведки она проводит шпионскую и диверсионную работу против СССР и Англии. После этого правительство Советского Союза потребовало от иранских властей ареста 167 активистов ««Меллиюн-Иран». Материалов, которые собрали наши разведчики, было достаточно для того, чтобы убедиться: иранскими партиями руководят фашисты. Арестовать в итоге удалось 140 человек. Потом были еще аресты, и еще. Немецких шпионов во второй раз с позором изгнали из Персии.

Легендарная тегеранская конференция 1943 года, на которой лидеры «большой тройки» смогли обсудить совместные действия в ходе войны и в послевоенное время, состоялась во многом благодаря успешно проведённой операции «Согласие». 

Краткая история нефти | Высшая школа инновационного бизнеса МГУ

Доля нефти в общем потреблении энергоресурсов постоянно растет: если в 1900 году на долю нефти приходилось 3% мирового энергопотребления, то к 1914 году ее доля выросла до 5%, в 1939 году — до 17.5%, достигла 24% в 1950 году, 41.5% в 1972 году и примерно 65% — в 2000 году.

Примерно 3 тыс. лет до н. э. Жители Ближнего Востока начинают использовать нефть в качестве топлива, для изготовления оружия, для светильников и строительного материала (битум, асфальт). Нефть собирали с поверхности открытых водоемов.

347 год н. э. В Китае впервые пробурили скважины в земле для получения нефти. В качестве труб использовались полые стволы бамбука.

7 век н. э. В Византии или Персии изобретено супероружие того времени — «греческий огонь», изготавливаемый на основе нефти.

1264 год. Итальянский путешественник Марко Поло, проезжавший по территории современного Азербайджана, сообщил, что местные жители собирали нефть, просачивающуюся из земли. Примерно в это же время отмечено начало торговли нефтью.

Примерно 1500 год. В Польше впервые стали использовать нефть для освещения улиц. Нефть поступала из района Карпат.

1848 год. Первая в мире нефтяная скважина современного типа пробурена на Апшеронском полуострове неподалеку от Баку.

1849 год. Канадский геолог Абрахам Геснер\Abraham Gesner впервые получил керосин. В 1857 году была изобретена керосиновая лампа. Это изобретение позволило сохранить мировое поголовье китов, поскольку керосин, заменивший китовый жир, стал более популярным и удобным источником энергии для освещения жилищ. До начала массового производства керосина галлон (около 4 литров) китового жира стоил около $1. 77. После появления керосиновых ламп цена упала до $0.40 — керосин продавался по цене $0.07 за галлон. Мировой китобойный промысел оказался в глубоком кризисе.

1858 год. Нефть начали добывать в Северной Америке (Канада, провинция Онтарио).

1859 год. Начало нефтедобычи в США. Первая скважина (глубиной 21 метр) пробурена в штате Пеннсильвания. Она позволяла добывать 15 баррелей нефти в день.

1962 год. Появление новой единицы объема, которой измерялось количество нефти -«баррель»\ barrel\»бочка». Нефть тогда перевозили в бочках — железнодорожные цистерны и танкеры еще не были изобретены. Баррель нефти равен 42 галлонам (в одном галлоне примерно 4 литра). Этот объем нефтяной бочки равен официально признанному в Великобритании объему бочки для перевозки селедки (соответствующий указ в 1492 году подписал король Эдуард Четвертый). Для сравнения, «винный баррель» равен 31.5 галлонам, «пивной баррель» — 36 галлонам.

1870 год. Первый опыт создания нефтяной монополии. Джон Рокфеллер\J. D.Rockerfeller основал компанию Standard Oil, которая на момент создания контролировала 10% нефтедобычи в США. Через два года доля Standard Oil выросла до 25%, а еще через пять лет — до 90%. Впоследствии, политика Standard Oil привела к принятию в США первого в мире антимонопольного законодательства. В 1911 году Верховный Суд США\Supreme Court постановил разделить Standard Oil на 39 мелких компаний, чтобы положить конец монополизму в нефтяной сфере.

1877 год. Россия впервые в мире начинает использовать танкеры для доставки нефти из бакинских месторождений в Астрахань. Примерно в том же году (данные из различных источников расходятся) в США построена первая железнодорожная цистерна для перевозки нефти.

1878 год. Американский изобретатель Томас Эдисон\Thomas Edison изобрел электрическую лампочку. Массовая электрофикация городов и снижение потребления керосина на короткое время ввергло мировую нефтяную промышленность в состояние депрессии.

1886 год. Германские инженеры Карл Бенц\Karl Benz и Вильгельм Даймлер\Wilhelm Daimler создали автомобиль, работавший на бензиновом двигателе. Ранее бензин был лишь побочным продуктом, образовавшимся при изготовлении керосина.

1890 год. Германский инженер Рудольф Дизель\Rudolf Diesel изобрел дизельный двигатель, способный работать на побочных продуктах переработки нефти. Ныне индустриально развитые страны мира активно ограничивают использование дизельных моторов, которые наносят значительный ущерб окружающей среде.

1896 год. Изобретатель Генри Форд\Henry Ford создал свой первый автомобиль. Через несколько лет он впервые в мире стал применять конвейерный метод сборки, что значительно снизило стоимость автомобилей. Это стало началом эры массовой автомобилизации. В 1916 году в США было 3.4 млн. автомобилей, через три года их количество увеличилось до 23.1 млн. За это же время среднестатистический автомобиль стал проезжать вдвое большее расстояние за год. Развитие автомобилестроения привело к бурному росту числа автозаправочных станций. Если в 1921 году в США было 12 тыс. АЗС, то в 1929 — 143 тыс. Нефть стала рассматриваться, прежде всего, как сырье для производства бензина.

1903 год. Первый полет самолета. Его совершили братья Райт\Wilbur and Orville Wright, считающиеся «отцами» современной авиации. В начале развития авиации (примерно до 1917 года) к авиационному бензину не предъявлялось особых требований. В 1920-е годы начались масштабные исследования, поставившие своей задачей создать особо чистое авиационное топливо — от этого напрямую зависели и продолжают зависеть летные качества самолетов.

1904 год. Крупнейшими странами-производителями нефти стали США, Россия, современная Индонезия, Австро-Венгрия, Румыния и Индия.

1905 год. В Баку (Азербайджан, тогда Российская Империя) случился первый в мировой истории масштабный пожар не нефтяных приисках.

1907 год. Британская компания Shell и голландская Royal Dutch слились в Royal Dutch Shell

1908 год. Открыты первые нефтяные месторождения в Иране. Для их эксплуатации создана Англо-Персидская Нефтяная Компания\Anglo Persian Oil, позднее ставшая компанией British Petroleum.

1914- 1918 годы. Первая Мировая война. Впервые война велась, в том числе, и для получения контроля за месторождениями нефти.

1918 год. Впервые в мире Советская Россия национализировала нефтяные компании.

1924 год. Первый «нефтяной» скандал в большой политике. Президент США Уоррен Хардинг\Warren Harding доверил надзор за нефтяными резервами, предназначенными для снабжения военно-морского флота, главе Министерства Внутренних Дел Альберту Фоллу\Albert Fall. Фолл обязан был курировать состояние дел в стратегическом нефтехранилище «Типот Дом»\Teapot Dome — поэтому скандал и получил это название. От Фолла зависел выбор поставщиков ВМФ. Нефтяные компании, которые были заинтересованы в государственных заказах, сумели подкупить чиновника. Проверка показала, что Фолл не только получал взятки, но и закупал нефтепродукты худшего качества по более высоким ценам. В отношении президента Хардинга проводилось расследование, но Хардинг умер до его окончания. Его подлинная роль в нефтяном скандале осталась неясной. Фолл был заключен в тюрьму. Нефтяные бароны, которые давали ему взятки, были оправданы судом.

1932 год. Месторождения нефти открыты в Бахрейне.

1938 год. Месторождения нефти открыты в Кувейте и Саудовской Аравии.

1939-1945 год. Вторая Мировая война. Контроль над месторождениями нефти в Румынии, Закавказье и на Ближнем Востоке был важнейшей частью стратегии противоборствовавших сторон.

Нацистская Германия и Италия полностью зависели от поставок нефти из Румынии. Одной из целей нападения Германии на СССР была попытка получить доступ к советским месторождениям нефти на Кавказе. Аналогичные цели преследовало наступление нацистов на Сталинград. Африканский экспедиционный корпус Роммеля должен был разбить британские войска в Северной Африке и перекрыть Суэцкий канал, через который британские войска в Средиземноморье снабжались нефтью. Более масштабные планы Германии предусматривали захват ближневосточных месторождений нефти. После того как Румыния перешла на сторону антигитлеровской коалиции, и поставки нефти в Германию прекратились, германская армия оказалась практически без топлива. Наступление германских войск в Арденнах против армий западных союзников было предпринято с целью захватить склады горючего, которыми пользовались англо-американо-французские войска. Наступление было успешным, но союзники успели уничтожить запасы горючего.

Впервые в истории Германия предприняла значительные усилия, чтобы найти замену нефти. Германские химики смогли изготовить эрзац-бензин из каменного угля. Впоследствии эта технология практически не применялась.

Япония получала 88% нефти от канадских, голландских (тогда контролировали территорию современной Индонезии) и американских компаний. Япония напала на США, в том числе и потому, что незадолго до этого США ввели эмбарго на поставку нефти в Японию. Это эмбарго поддержали Великобритания и правительство Нидерландов в изгнании. Япония рассчитывала, что ее нефтяных запасов хватит на 2-3 года войны. Япония захватила Индонезию (тогда колония Нидерландов), чтобы получить доступ к месторождениям нефти.

1951 год. Впервые в истории США нефть стала главным источником энергии, оттеснив уголь на второе место.

1956 год. Суэцкий кризис. После вторжения англо-французских войск в Египет мировые цены на нефть за короткое время выросли вдвое.

1956 год. Месторождения нефти открыты в Алжире и Нигерии.

1959 год. Первая попытка создать международную организацию поставщиков нефти. В Каире (Египет) прошел Арабский Нефтяной Конгресс, участники которого заключили джентльменское соглашение о совместной нефтяной политике, которая должна была увеличить влияние арабских государств в мире.

1960 год. В Багдаде (Ирак) образована Организация Государств-Экспортеров Нефти (ОПЕК)\OPEC. Ее основателями стали Иран, Ирак, Кувейт, Саудовская Аравия и Венесуэла. Ныне в состав ОПЕК входят 11 стран.

1967 год. Шестидневная Война между Израилем и коалицией арабских государств. Мировые цены на нефть выросли примерно на 20%.

1968 год. Открыты крупные нефтяные месторождения на территории Аляски.

1969 год. Первая крупная экологическая катастрофа, причиной которой стал разлив нефти. Причиной стала авария на нефтедобывающей платформе неподалеку от побережья Калифорнии.

Месторождения нефти открыты в Северном море, их промышленная разработка начата в 1975 году.

1971 год. Первое международное соглашение о согласованном повышении цен на нефть. Ливия, Саудовская Аравия, Алжир и Ирак договорились поднять цены на нефть с $2.55 до $3.45 за баррель.

1973 год. Первое нефтяное эмбарго. В канун еврейского праздника Йом Кипур войска Сирии и Египта, поддержанные СССР, атаковали Израиль. Израиль обратился за помощью к США, которые ответили на эту просьбу согласием. В ответ арабские страны-экспортеры нефти постановили ежемесячно снижать добычу нефти на 5% и полностью запретить экспорт нефти в страны, которые поддержали Израиль — США, Нидерланды, Португалию, ЮАР и Родезию (ныне Зимбабве).

В результате, мировые цены не нефть выросли с $2.90 до $11.65. В США автомобильный бензин подорожал в 4 раза. США ввели жесткие меры, направленные на экономию нефти. В частности, все АЗС не работали в воскресенье, одна заправка машины ограничивалась 10 галлонами (около 40 литров). США начали строить нефтепровод с Аляски. Европейские государства и США начали масштабные научные изыскания, призванные найти альтернативные источники энергии. Начиная с 1978 года Министерство Энергетики США\Department of Energy ежегодно вкладывает в научные исследования, призванные найти способы экономичного использования нефти, более $12 млн.

В 1974 -1975 годах страны Северной Америки и Западной Европы вошли в период тяжелого экономического кризиса. В свою очередь, СССР получил колоссальные доходы от продажи нефти (на его долю СССР приходилось 15% мировой добычи), что позволило не только стабилизировать ситуацию в экономике, но и начать масштабные программы военного строительства и поддержки дружественных режимов и движений в Африке, Азии и на Ближнем Востоке. Кризис показал, что нефть стала также важна для мировой экономики, как и доллар.

1975 год. Конгресс США\US Congress принял решение создать стратегический нефтяной запас в стране для того чтобы снизить зависимость экономики от экспортной нефти в будущем. Запасы нефти находятся в глубоких пещерах, их объем оценивается в 700 млн. баррелей — по состоянию на начало 2003 года в них хранилось около 600 млн. баррелей. Кроме того, Конгресс принимает решение ввести жесткие правила экономии энергии. Аналогичные шаги предпринимают все индустриально развитые страны мира. В 1977 году Президент США Джимми Картер\Jimmy Carter принимает решение создать Национальный Энергетический План. Его цель — снизить зависимость от импортируемой нефти. План, в частности, предусматривал введение норм экономичности (миль на галлон бензина) для автомобилей.

1979 год. Череда политических событий привела к резкому повышению цен на нефть — исламская революция в Иране, после чего в Тегеране были взяты в заложники американские дипломаты, крупномасштабный инцидент с АЭС в США, Саддам Хусейн стал президентом Ирака, нападение Ирака на Иран. За два года цены на нефть выросли с $13.00 до $34.00 за баррель.

1981 год. Страны ОПЕК снизили производство нефти примерно на четверть по сравнению с 1978 годом. Цены на нефть удвоились.

1982 год. Страны ОПЕК впервые установили квоты на добычу нефти. К 1985 году производство нефти еще более уменьшилось: если в 1980 году Саудовская Аравия добывала 9.9 млн. баррелей в день, то в 1985 году — 3.4 млн. Однако появление экономичных автомобилей позволило смягчить этот кризис.

1986 год. Резкое падение мировых цен на нефть.

Авария на Чернобыльской АЭС.

1986 — 1987 годы. «Танкерная война» между Ираком и Ираном — нападения авиации и военно-морских сил враждующих сторон на нефтепромыслы и танкеры. США создали международные силы по охране коммуникаций в Персидском заливе. Этим было положено начало постоянному присутствию ВМФ США в зоне Персидского залива

1988 год. Крупнейшая в истории авария на нефтяной платформе. Британская платформа в Северном Море Piper Alpha загорелась. В результате погибло 167 человек из 228, находящихся на ней.

1989 год. При посредничестве ООН Ирак и Иран подписали соглашение о прекращении огня.

Крупнейшая в истории авария нефтяного танкера Exxon Valdez у побережья Аляски. Более 2.1 тыс. км. побережья Аляски были загрязнены. Спасательные работы продолжались почти два года. Несмотря на все усилия спасателей, погибло огромное количество обитателей моря (к примеру, популяция лосося в этом районе уменьшилась в 10 раз и не восстановилась до сих пор). Цены на нефть несколько выросли.

1990 год. Ирак захватил Кувейт. ООН ввела санкции против Ирака. Мировые цены на нефть выросли вдвое. За период с конца июля до конца августа мировые цены на нефть поднялись с $16 за баррель до $28. В сентябре они достигли $36.

1991 год. Войска коалиции, образованной 32 государствами, разбили иракскую армию и освободили Кувейт. Отступая иракцы подожгли кувейтские нефтяные скважины. После того как скважины были потушены, мировые цены на нефть резко упали.

Война сопровождалась крупнейшей в истории экологической катастрофой. До 4 млн. баррелей нефти вылилось в Персидский залив. Так как шли боевые действия, с последствиями катастрофы некоторое время никто не боролся. Нефть покрыла примерно 1 тыс. кв. км. поверхности залива и загрязнила около 600 км. побережий.

Распад СССР, после которого поставки советской нефти за рубеж резко уменьшились.

1993 год. Впервые в истории США импортировали больше нефти, чем добыли ее.

1994 год. Создан первый автомобиль, использующий в качестве топлива водород — VW Hybrid.

1995 год. Компания General Motors продемонстрировала первый электромобиль — EV1.

1997 год. Компания Toyota создала первый массовый автомобиль, работающий на бензине и электричестве — Prius.

1998 год. Крупномасштабный экономический кризис в Азии. Мировые цены на нефть резко снизились. Причиной этого стала необычно теплая зима в Европе и Северной Америке, увеличение производства нефти в Ираке, потребление нефти странами Азии и ряд других факторов. Если в1996 году средняя цена барреля нефти составляла $20.29, в 1997 году — $18.68, то в 1998 году она упала до $11. Падение цен на нефть привело к крупнейшему финансовому кризису в России. Чтобы остановить падение цен страны ОПЕК уменьшили производство нефти.

Подписан 50-летний мораторий на разработку месторождений нефти в районе Антарктиды.

Крупные слияния нефтяных компаний: British Petroleum приобрела Amoco, а Exxon -компанию Mobil.

1999 год. Слияние крупнейших французских нефтяных компаний: Total Fina и Elf Aquitaine.

2000 год. Россия заняла третье место в мире по объемам добытой нефти, пропустив на первую и вторую позицию Саудовскую Аравию и США. Россия добыла 9.1% мировой нефти, Саудовская Аравия — 12%, США — 10%. Для сравнения, по данным Международного Энергетического Агентства\International Energy Agency, в 1973 году на долю СССР приходилось 15% мировой добычи. Большинство импортируемой нефти США получали из Канады, Саудовской Аравии, Венесуэлы, Мексики и Нигерии.

2001 год. Террористическая атака на США.

2002 год. В результате общенациональной забастовки Венесуэла резко уменьшила экспорт нефти. По данным Администрации Энергетической Информации\Energy Information Administration, в 2001 году главным поставщиком нефти в США была Саудовская Аравия. В 2002 году крупнейшим поставщиком нефти на рынок США стала Канада (1 926 тыс. баррелей в день). В десятку крупнейших стран-поставщиков нефти в США ныне входят лишь две страны из Персидского залива — Саудовская Аравия (1 525 тыс. баррелей) и Ирак (449 тыс. баррелей). Большую часть нефти США получают из Канады (1 926 тыс.), Мексики (1 510 тыс.), Венесуэлы (1 439 тыс.), Нигерии (591 тыс.), Великобритании (483 тыс.), Норвегии (393 тыс.), Анголы (327 тыс.) и Алжира (272 тыс.).

Начато строительство нефтепровода Баку-Джейхан.

Объединились крупнейшие нефтяные компании Conoco и Phillips.

У побережья Испании потерпел крушение танкер Prestige — в море вылилось вдвое больше топлива, чем в 1989 году (Exxon Valdez).

Начались массовые продажи автомобилей, работающих на альтернативном топливе.

2003 год. США начали войну в Ираке. British Petroleum приобрела 50% крупной российской нефтяной компании THK. Сенат США отверг предложение начать разработку нефти на территории крупнейшего заповедника на Аляске. Мировые цены на нефть значительно выросли (главные причины — война в Ираке, забастовка в Венесуэле, разрушительный ураган в Мексиканском заливе) и достигли примерно $30 за баррель.

2004 год. Цены на нефть достигли рекорда, превысив $40 за баррель. Главными факторами считаются проблемы США в Ираке и рост потребления нефтепродуктов в странах Азии, особенно в Китае, который впервые в истории стал импортировать нефть. В пятерку крупнейших мировых импортеров нефти в мире входят США, Япония, Южная Корея, Германия и Италия.

По оценкам аналитиков компании Amoco, на территории государств Персидского залива содержится две трети всех мировых запасов нефти. Государства Персидского залива в 2001 году обеспечили 22.8% всего импорта нефти в США. На территории Ирака разведаны нефтяные месторождения, в которых находится 112.5 млрд. баррелей нефти. По данным BP Statistical Review of World Energy, Ирак обладает вторыми по величине нефтяными запасами в мире, уступая только Саудовской Аравии (261. 8 млрд. баррелей). Запасы Кувейта оцениваются в 98.6 млрд. баррелей, Ирана — 89.7, России — 48.6. При этом себестоимость иракской и саудовской нефти самая низкая в мире.

(По материалам сайта http://www.washprofile.org)

 

 

http://hsib.web.ru:11080/node/157

 

Оформить медицинскую страховку со скидкой 15% в Иран

Исламская Республика Иран, в прошлом – Персия, одно из древнейших государств. Расположена республика на Иранском плато, большую часть которого занимают горные цепи и хребты, а также пустыни и полупустыни.

 

Визу в Иран нужно оформлять в соответствии со строгими правилами, с которыми необходимо ознакомиться заблаговременно. Например, женщинам до 35-ти лет и незамужним дамам желательно въезжать в страну с сопровождающим мужского пола.

 

Страна постепенно оживает после Ирано-Иракской войны. Туристический поток постепенно увеличивается, и это не удивительно, ведь в Иране очень много исторических памятников и интересных мест. Например, пустыня Лут или шикарная мечеть Nasir al-Mulk в Ширазе с узорами на коврах, горы вблизи могилы Саади или таинственные Башни молчания в Язде, многочисленные и колоритные базары или пропитанная духом времени столица республики – Тегеран. Следует попробовать местные сладости и местную кухню.

 

                   

 

Невероятные по красоте музеи и храмовые комплексы поражают воображение своей роскошью, а уникальный быт не оставит равнодушным даже самого привередливого туриста.

 

Медицина развита на достаточном уровне, и продолжает развиваться. Даже в сельских районах построены медицинские учреждения, персонал достаточно квалифицирован. Однако стоимость лечения для туриста может оказаться довольно высокой, поэтому настоятельно рекомендуется оформление страхового полиса перед поездкой в Иран.

 

Чего стоит опасаться в Иране?

 

Рекомендуется регулярное использование солнцезащитного крема, причем не только для лица, но и для рук.

 

— В Иране исламские обычаи. Стоит это учитывать. Например, алкоголь невозможно просто так купить в магазинах.

 

— Всем женщинам необходимо голову и шею покрывать платком, а ноги закрывать по щиколотку. Верхняя одежда должна прикрывать ягодицы. Если дама выходит в общественное место без платка, служащие мягко напомнят о таком упущении. Мужчинам также запрещено появляться в шортах и с голым торсом. Если же упущение турист исправлять не собирается – ему грозит штраф.

 

— Не следует выражать свои пылкие чувства на публике.

 

— В связи с санкциями, в Иране невозможно использовать такие платежные систем, как Visa и MasterCard, даже онлайн.

 

— При заселении в отель, паспорт изымается в качестве залога – такие правила.

 

— Пляжи раздельные: мужские и женские.

 

— Также следует соблюдать элементарные правила безопасности – не носить с собой оригиналы документов, не оставлять вещи без присмотра, не оставлять вещи в номере отеля.

 

— Не стоит забывать о дополнительных опциях, которые необходимо внести в страховой полис, если в планах есть активные или экстремальные виды отдыха.

 

 

Почему выгодно покупать страховку в Иран на КОНТИ ТРЕВЕЛ?

 

 

Вместо того чтобы тратить время на посещение нескольких страховых компаний для сравнения их цен и условий, можно воспользоваться оперативным и выгодным способом оформления необходимого, отвечающего Вашим требованиям, страхового полиса онлайн.

 

Для оформления страхового полиса онлайн потребуются всего лишь паспортные данные, наличие электронного адреса, наличие возможности оплаты счета онлайн и несколько минут свободного времени.

 

Страховой полис в электронной форме высылается на почту, указанную при оформлении. Для завершения процесса оформления нужно распечатать страховой полис и поставить свою подпись. Готово.

 

На нашем сайте можно легко и просто рассчитать стоимость страховки в Иран, а также оперативно купить онлайн на самых выгодных условиях страховой полис для несчастного случая со скидкой 15% по промокоду 000766917

 

 

Древний Иран – оплот толерантности.

Жуковская Д.

     Современный Иран совершенно не похож на своего прародителя, империю Персов, которая была настоящим убежищем для преследуемых евреев, александрийских ученых и учеников Афинской школы.

 

 

Чем мы обязаны персам:

Слова: персидский, шаль, тюрбан, тафта, перкаль (ткань), пижама, тюльпан, жасмин, шпинат, фисташка, бадьян, шафран, плов, шакал, диван, киоск, камфора, базар, караван,

Работы: оперы Генделя («Ксеркс»), Рамо («Зороастрийы»), философские романы Монтескье («Персидские письма») и Вольтера («Трактат о веротерпимости»). Также сасанидская архитектура оказала большое влияние на римские храмы и сооружения.

Государство с правами человека:

     Где был составлен свод законов Хаммурапи, один из самых старых сводов законов, дошедших до нас, возраст которого 3 750 лет? Куда смогли  отправиться евреи из вавилонского заточения в 539 г. до н. э.,  и кто помог им восстановить Храм в Иерусалиме? Где достигла своего расцвета в 271 г. академия Гундишапур, являвшаяся одновременно больницей, университетом и универсальной библиотекой, распространяющей знания греков, индийцев и вавилонян?
     Ответ один: В Персии.

     Окруженный со всех сторон естественными защищенными границами, Иран  — достаточно труднодоступное место. Средняя высота над уровнем моря – 700 м. Его длинная история перемежается периодами расцвета и глубокого упадка. Греки называли его Персией. Ахеменидские цари, Дарий и Ксеркс широко насаждали арийский язык, письменность и историю, и в III в. н. э. имя Иран прочно закрепляется за бывшей персидской империей. Первые сасанидские цари назвали его «Элам», «страной ариев». После того, как их династия пала в 650 г, территорию вновь начинают называть Персией. Так продолжается до 1934 г., когда династия Пахлави вновь принимает в качестве официального название «Иран».
     До наступления мусульманской эры, две больших империи сменяются на территории современного Ирана, формируя культуру, веротерпимость и менталитет персов. Каждая из империй названа по имени своего основателя: Ахемен создал империю ахеменидов (-559/-330) и Сасан  — империю сасанидов (226/650). В промежутке между двух династий мы видим империю селеквидов и парфян, которые также внесут лепту в формирование национальной принадлежности, клановости персов. Первая из них (-330/-170) прямая наследница Александра Македонского содействовала синтезу двух антагонистских цивилизаций: греческой и месопотамской. Вторая (-170/226) напротив способствовала формированию аутентичного персидского характера, перерезав, наконец, пуповину, соединявшую Иран с эллинизмом, что позволило тому выбрать свой, азиатский, путь развития.
      Империя ахеменидов – самый большой конгломерат царств, существовавший когда-либо на отдельно взятой территории. Она поистине уникальна в своем роде. Сама империя была построена в достаточно короткий промежуток времени, невзирая на довольно милитаризированных соседей – мидийцев и ассирийцев, которые беспрестанно угрожали ей. Уникальность заключается и в том, что несмотря на огромные, трудноуправляемые в те времени территории, ахеменеды были образцом веротерпимости и мирного сосуществования, феномен, не повторявшийся более никогда в истории. Простираясь от восточных берегов Средиземного моря и от Нила до Индии, империя покровительствует расцвету и смешиванию всех культур, обычаев и религий, находящихся на ее территории. Она включает в себя практически все берега Черного моря, северо-восток Греции, Турцию, часть Египта, Ливию, весь Ближний Восток, северную часть аравийского полуострова, Армению, Ирак, Иран, Афганистан и часть Пакистана – всего ок. 8 млн. квадратных километров, это 14 современных Франций. Для сравнения Римская империя того времени – это 6 млн. квадратных километров.

 

     Исторические источники, описывающие Иран того времени, достаточно скупы, фрагментарны и малочисленны. В основном, о Персии писали греческие авторы (Геродот, Ктесий, Полибий, Страбон). Источником может служить также Библия (книги Ездры, Исайи, Есфири), административные архивы тех или иных сатрапов, надписи на стеллах и монументах.
      Царь Кир II был полной противоположностью Дария, своего потомка. Он защищал свои идеалы, в которые беззветно верил, вместо того, чтобы диктовать придворным писцам сказки, рассказывающие о победах. Нужно отметить тот факт, что письменная история ахеменидов, дошедшая до нас, зачастую очень противоречива и грешит неувязками. Можно предположить даже, что она была фальсифицирована узурпатором Дарием, чтобы добавить себе легитимности. Дарий отстоит от Кира на целое столетие и в настоящее время не удается проследить какой-либо родственной связи между двумя правителями.

 

     Кир врубается на всем скаку в тихую жизнь, которую ведет империя. И вот уже номады теснят оседлое население, городская жизнь приходит в упадок, спокойных и благодушных крестьян сметают грубые наемники, и сила пришла на смену закону. Многочисленные погромы опустошили поля и пастбища и степь и пустыня захватывают все новые и новые территории. Начиная с этого времени власть полукочевых наместников, которых Кир отправил в Ассирию, Вавилон и Мидию вопрос нескольких месяцев.
      Кир покорил Месопотамию, но не разрушил ее. Люди, уставшие от постоянных набегов и погромов уже не боялись фанатиков-ассирийцев, самых кровавых воинов, повинующихся малейшему жесту далекого и невидимого правителя. Все – от мала до велика, бедные и богатые, обличенные властью и простолюдины покорились воле Кира. Царь не жаждет видеть свое население, все что ему нужно – это покорность всех народов. Однако, Кир понимает, что жестокость и страх, который он внушает своим подданым,  не лучшие союзники в политических вопросах. Возможно, он и не ученный муж, разум его косен и неповоротлив, тем не менее, нельзя отрицать, что царь обладает благородством. Он не рисуется, он действительно проявляет великодушие. И люди это чувствуют. Крез – царь Лидии, испытал милосердие Кира на себе. После поражения в войне Кир не только оставил ему жизнь, но и сохранил за ним дворец, слуг и повелел обеспечивать царю тот образ жизни, который он вел ранее. Корону, конечно, не оставил. Кир выдвинул также идею, вполне революционную для того времени, говорившую, что тот, кто собирает получает много больше того, кто разделяет.
     Гений Кира состоял в прививание имперской идеи единения всем народам, разбросанным по великой стране персов, поскольку разность и непохожесть религий и культур – основная причина разведения этих народов в стороны, все дальше и дальше. Древние тексты говорят о том, что отныне Кир считает нации входящие в империю вовсе не вассалами своего трона, но полноправными членами (акционерами, если говорить современным языком), решающими судьбу всего государства в целом.
      В огромной империи, где господствует разница культур, религий, языков, Кир устанавливает принципы правления, которые защищают и охраняют все возможные меньшинства. Он провозглашал: «Я не разрешаю никому плохо обращаться с моими поддаными и разрушать города и села. Я приказываю, чтобы никто не прикасался к жилищу моего подданого и никто не смел воровать. Каждый может почитать своих богов. Повелеваю, что каждый свободен в выборе места жительства, богов, мыслей, перемещений и никто не может препятствовать этому». Такое развитие региональных культур, децентрализация власти, с установлением местных органов управления, так называемых сатрапий, абсолютная веротерпимость  привели к тому, что за исключением Египта ни один из народов, входящих в империю не чувствовал власть ахеменидов, как нечто чуждое, навязанное извне. Чтобы еще более сплотить народы под своей властью царь вместе с двором постоянно ездил в различные провинции своей державы. Это было своего рода бесконечное блуждание между Сузами, Вавилоном, Экбатаной, Арбелой или Персеполисом, который и был назначен столицей. Царь, однако, появлялся в столице редко.
      Древнеперсидский язык постепенно вытесняется арамейским (на котором говорил Иисус и была написана часть Ветхого Завета), более простым в изучении и использовании, настоящей лингва-франкой всего Леванта. На арамейском теперь ведется административная переписка, язык становиться как бы цементом, соединяющим провинции между собой.
      Смешивание населения ускорило развитие науки и техники, появилось много ученых мужей. Была создана «царская дорога», покрывающая 10 000 км от Эфеса на берегах Средиземного моря до Кабула и дальше до Индии. Межевые столбы были поставлены через 10 стадий (ок. 2 км) и через каждые 120 стадий имелось место смены лошадей. Всевозможные дороги соединяли и  другие города – Сузы, Пасаргады, Кандагар.
      В 539 г. до н. э. Кир выпускает свой самый знаменитый указ: он освобождает евреев, томящихся в ссылке в Вавилоне десятки лет, а также предлагает весьма ощутимую финансовую помощь для реконструкции Храма в Иерусалиме.  Пурим, который празднуется и сейчас, спустя 2,5 тысячелетия, и есть годовщина этого указа. С тех пор император считается у евреев пророком.

 

     Но не только евреи воспользовались свободами Кира. По сути он открывает персам, коренному населению, греческую философию, маздеистский мистицизм, арабский аскетизм, индийскую медицину и самое главное способность свободно мыслить. Придворные врачеватели сплошь и рядом иностранцы: египтяне и греки. Геродот приводит даже их имена: Демосед, Кротон, Ктесий и родом из Книда. Все греческие авторы восхваляют моральный облик персов. Главным грехом, абсолютным злом, скорее даже не религиозным, а метафизическим, считается у персов ложь.
      Женщины также не забыты. Полигамия в империи вне закона, представительницы прекрасной половины могут занимать высокие посты, например в царской мануфактуре или в многочисленных фермерских хозяйствах. Почти за 8 веков до Каракаллы Кир делает всех подданных империи равными перед законом.
      Кир сделал для Ирана столько же, сколько Петр I для России, Елизавета Английская для Британии, Людовик XIV для Франции и Карл V для Испании. Именно во время его царствования Иран достиг наивысшего расцвета, стал оплотом научного знания, веротерпимости и толерантности. Его примеру будут подражать многие потомки. Как, например, Косро I (531-579 гг.), который, проявив великодушие, помиловал собственного сына, составившего заговор против него. Его веротерпимость распространялась даже на прозелитов, представлявших большую угрозу для маздеистской религии, сторонником которой он сам и являлся.
      Эта веротерпимость и открытость внешнему миру, прежде всего эллинской культуре усиливает в конечном итоге греков. Именно эта толерантность заложит дальнейшие победы Александра Македонского, вскормленного на этом симбиозе культур. Другими словами, многие современные историки полагают, что несмотря на бравый марш македонских кавалькад, оснащенных по последнему слову тогдашней техники, несмотря на то, что удача, казалось, сопутствует ему во всех битвах, именно культурное влияние персидского востока на воспитание и становление личности Македонского и его генералов способствовали всем его оглушительным победам. Александр, придя в Персию нашел страну в упадке, сам он мало способствовал этому упадку, лишь только чуть ускорив его своими завоевательными походами.

 

     Династические распри погубили великое государство. С приходом Александра Македонского все народы империи покорились ему, и началась совсем уже другая история.

 

     Дворцовые убийства династии афшаридов (XVII век), репрессии Савака — тайной политической полиции шаха Мохаммеда Реза Пехлеви – все это настоящее Ирана, наследника великой Персии. К сожалению, наследство досталось разграбленным и разоренным. Однако, не стоит забывать, что не темные силы сожгли и уничтожили бесценные папирусы и свитки из библиотек Персеполиса и Вавилона, все это – заслуга Александра Великого.
     Осталась ли сегодня надежда на возрождение великой империи персов? Является ли современный Иран ее наследником?

Понравилась статья? Отправьте автору вознаграждение:

10 фильмов, с которых стоит начать знакомство с иранским кино — Российская газета

Иранский кинематограф считается на данный момент одним из ключевых в мире среди вдохновляющих, самобытных, сохранивших душевный подход при минимуме спецэффектов и при этом весьма и весьма метафоричным из-за цензуры.

Ниже приведена небольшая подборка лент разного времени, чтобы можно было представить, насколько самобытно развивалось иранское кино, которое по праву считается одним из самых душераздирающих и сильных в мире.

1. «Сезон носорогов» / Fasle kargadan, реж. Бахман Гобади, 2012

Фильм примечателен уже тем, что продюсером числится Мартин Скорсезе, а одну из женских ролей сыграла Моника Беллуччи.

Многострадальный сюжет рассказывает о поэте Сахели, который был осужден режимом на тридцать лет, а его родные и близкие уже успели его похоронить.

Гобади, как и многие ведущие иранские режиссеры, не боится говорить прямо о проблемах прав женщин, ирано-иракских военных конфликтах (так называемый Ирангейт) и т.д.

Известный и популярный на Западе сюжет «Смерти коммивояжера» снова в центре внимания, но уже как сильная метафора в руках художника.

Основное внимание уделено отношениям главных героев Эмада и Раны. Приятная пара с идеальными, как им кажется, отношениями, репетируют по вечерам искомую пьесу, давшую название фильму, за авторством Артура Миллера. Но в один не очень прекрасный момент, после нападения на Рану грабителя, атмосфера в их доме перестает быть тихой, уютной и безопасной, а театральный драматизм потихоньку начинает выходить за пределы лишь сцены.

Несмотря на то, что сюжет очень сильно тяготеет к детективной линии, основной упор все же сделан на разницу между женским и мужским восприятием в современном иранском мире.

Награда за лучшую мужскую роль и лучший сценарий, «Оскар»-2017 за лучший фильм на иностранном языке.

Асгар Фархади твердо держит марку одного из ведущих режиссеров.

3. «История Элли» / Darbareye Elly, реж. Асгар Фархади, 2009

Иранский кинематограф всегда славился своими невероятно красивыми актрисами и еще один фильм Фархади тому подтверждение.

Сюжет играет на поле лучших женских триллеров — Ахмад, отсутствовавший долгое время на родине, возвращается на период отпуска и встречает в компании друзей молчаливую красавицу Элли, воспитательницу в детском садике.

Пока Ахмад пытается разгадать ее тайну, Элли таинственно исчезает.

Разгадка этой тайны позволит ему ответить на вопрос о том, насколько же хорошо он понимает современное иранское общество и женский ум в частности.

Серебряный медведь за лучшую режиссерскую работу, 2009.

4. «Башу — маленький чужой среди своих» / Bashu, gharibeye koochak, реж. Бахрам Бейзаи, 1990

Главному герою, мальчику по имени Башу, не позавидуешь: семья погибла под авиаударами, а он сам отправлен в приемную семью в небольшой деревушке, где нет никого, похожего на него. Но именно через такие трения и зарождается диалог не только между людьми, но и культурами.

Однако режиссер Бейзаи опять-таки не был бы собой, если бы оснащенный тяжелыми эмоциональными поворотами и конфликтами сюжет не наполнил светлым итогом, пусть и не без скорбных элементов. Именно благодаря мастерской руке режиссера сюжет клещами вытаскивает даже из самой циничной и прожженной печки зрительского восприятия самый настоящий одухотворенный катарсис.

5. «Развод Надера и Симин» / Jodaeiye Nader az Simin, реж. Асгар Фархади, 2011

Одна из самых громких картин иранского кинематографа последних лет, первая из иранских лент получившая «Оскар» («Лучший иностранный фильм»), а также несколько наград от Берлинского кинофестиваля.

В центре внимания Фархади исследование проблемы мужа и жены, проживших много лет в браке и столкнувшихся с непростой моральной дилеммой.

Симин хочет уехать из страны и забрать с собой дочь, но та очень любит папу, который уезжать не планирует из-за своего больного отца.

Эмоционально сложная картина, в которой для усиления драматизма режиссер демонстрирует историю с разных сторон (а-ля «Расемон»), чтобы зритель попробовал сам решить, на чьей он стороне.

6. «Девушка возвращается одна ночью домой» / A Girl Walks Home Alone at Night, реж. Ана Лили Амирпур, 2014

Встречайте новое поколение иранских авторов, где находится место не просто женщине-автору (что сложно было бы представить в более ранние периоды), но и весьма тонкому и вместе с тем лиричному постмодернисту.

По сути, перед зрителем медитативно-стильный неовестерн об иранской девушке-вампире. Город-призрак пропитан готическим страхом, но за каждым скрипом ужаса в головах жителей и прочего обязательного антуража наследия Брэма Стокера, Энн Райс и прочих Эдгаров По прослеживается весьма отчетливая метафора положения женщин и ситуации «свой среди чужих».

Имя девушки так и не откроется, но оно и не требуется. Подобного рода визуальные новеллы внушают серьезную надежду на дальнейшее раскрытие автора как самостоятельную страну кинематографической планеты.

К примеру, в недавнем фильме «Плохая партия» у Амирпур уже снимались Джейсон Момоа, Джованни Рибизи, Киану Ривз и Джим Керри.

Вполне многообещающее развитие карьеры.

Фильм был снят на два айфона и видеорегистратор. Режиссер, самолично исполнивший роль водителя такси, общается с пассажирами (их сыграли непрофессиональные актеры, знакомые и друзья режиссера). Они не всегда тактично обсуждают проблемы в социальной структуре страны, системе наказаний, просто бытовые ситуации и т.д.

Председатель берлинского жюри Даррен Аронофски назвал «Такси» любовным письмом кинематографу.

8. «Приходит дракон» / A Dragon Arrives!, реж. Мани Хагиги, 2016

О режиссере Хагиги, как и о почти всех иранских режиссерах, повторимся, можно делать отдельную статью или фильм (или все вместе). Он и в своих работах, и в интервью вальсирует между безумной искренностью страстного поэта с большими амбициями и исповедями постмодерниста с хитрой ухмылкой.

Сюжет картины «Приходит дракон» основан на реальном событии: убийстве премьер-министра Ирана Хасана Али Мансура в 1965 году.

Но Хагиги, с каждым фильмом все увереннее скользя по границе между Вуди Алленом, Дэвидом Линчем и братьями Коэн, в этой работе умудрился совместить сюрреалистичный детектив, псевдодокументальную съемку, исторические метафоры и отсылки в упаковке притчи-рекурсии.

К примеру, это и упомянутая в картине борьба с португальцами и англичанами в XVII в., и «Белая революция», и модернизация города при сохраняющихся архаических оккультных суевериях глубинки, и «золотой» период правления династии Пехлеви, вновь Ирангейт (фраза про погибшего от ракет сына), иранская служба безопасности под названием САВАК (напрямую не называется, но догадаться труда не составит) и т.д.

9. «Где дом друга?» / Khane-ye doust kodjast?, реж. Аббас Киростами, 1987

Герой фильма 8-летний мальчуган пообещал непременно вернуть школьному другу тетрадь с домашним заданием. Наступающий на пятки детский страх — ничто перед долгом, и мальчик шагает в чужое, незнакомое ему селение.

Отдельного упоминания достойны эпизоды с проявлением доброты, мужественности и совершенно недетского чувства ответственности, которые принесли режиссеру и картине заслуженное уважение.

10. «Яблоко» / Sib, Самира Махмальбаф, 1998

Непростая драма, снятая по реальным событиям, — о семье, где незрелость и перезрелая паранойя главы семейства привела к тому, что он решил больше не выпускать из дома своих дочерей.

Об этом прознают соседи и пытаются помочь девочкам, вызвав социальные службы. Те в итоге срочно отправляют дочерей на реабилитацию, подальше от безумного папаши, ибо дети полностью отстали от своих ровесников в развитии.

Несмотря на подобное невменяемое поведение отца девочек, после лечения власти все же решают дать ему еще один шанс с условием, что дочек он больше запирать не будет.

Но тот вскоре нарушает ничего не значащее для него обещание, и семейный ад вновь возвращается на свои места.

Если бы не мужество няни-воспитательницы, присматривавшей за девочками и умудрившейся ради их спасения в один прекрасный момент насильно запереть их отца в комнате, вся картина могла бы превратиться лишь в эпитафию.

Персия, тысячелетнее название Ирана


Персия, тысячелетнее название Ирана
Автор: Педжман Акбарзаде, 2003

Помимо политических проблем того периода и импульса приближения к Германии и Гитлеру, что было основной причиной такой смены названия в по приказу Реза-шаха некоторые люди считали, что название Персия просто относится к части страны с иранской точки зрения; в то время как имя было связано с нашей родиной для иностранцев на протяжении последних 2600 лет.Таким образом, название Персия следует использовать в диалогах на европейских языках, а не в дискуссиях с иранцами. Вот почему впечатление, производимое именем на умы иностранцев, имеет значение, а не его влияние на наши умы.

Не должно быть никаких предубеждений относительно использования иностранцами названия «Иран» на том основании, что мы сами называем этим именем свою родину. Фактически, несколько стран по всему миру называют своими коренными именами.

«Иран» — почетное имя для иранцев и персидцев, в то время как в мировой культуре «Персия» представляет древнюю культуру страны для неиранцев. Изменение названия нашей страны с Персии на Иран отделило ее от исторического и культурного фона в сознании людей всего мира. Количество людей на Западе, для которых «Иран» и «Персия» имеют одно и то же значение, ограничено. В отличие от убеждений иранских государственных деятелей 30-х годов, сегодня никому неизвестна не связь между «Ираном» и «арийской расой», а из-за большого сходства в названии и европейском произношении имен «Иран» и « Ирак », большое количество жителей Запада, особенно молодое поколение, смешивают Иран с недавно основанной землей Ирака, расположенной к западу от Ирана.

Близкая аналогия двух имен на Западе, очевидно, была связана с восприятием их идентичности. Даже те, кто отличает Иран от Ирака, считают Иран территорией, граничащей с Персидским заливом, с запасами нефти и идентичностью, почти схожей с арабской, не имеющей четкой связи с древней «Персией».

Значительная часть годового бюджета стран мира направляется на продвижение их художественной продукции на международной арене. Почтовые марки, недавно распространенные швейцарским правительством по всему миру, могут быть лучшим примером.Хотя страна официально называется Швейцарией, марки из гордости носят название «Гельвеция». Страна, известная сегодня как Швейцария, несколько веков назад называлась латинским названием Гельвеция, которое больше не используется.

Прошло около 70 лет с тех пор, как на международной арене название нашей Родины было изменено на Иран. Тем не менее, во многих случаях, особенно по вопросам, связанным с историей, культурой и искусством Ирана, иранские и неиранские исследователи используют имя «Персия» и прилагательное «персидский» вместо «Иран» и «иранский» соответственно. учитывая, что последние слова не связаны с каким-либо конкретным понятием с исторической и культурной точек зрения.

Название «Персия» для «Ирана» и такие сочетания, как «Персидский ковер», «Персидский залив», «Персидская миниатюра», «Персидский сад», «Персидская кошка» и т. Д., Были зарегистрированы в крупных мировых масштабах. энциклопедии.

В 1935 году иранское правительство призвало другие страны использовать Иран и иранский язык вместо Персии и Персидского соответственно в своей официальной переписке. Эти два слова, отражающие весь исторический и культурный фон страны за рубежом, постепенно исчезли из коллекции обычно используемых слов западных языков, в то время как прилагательное «персидский» все еще используется для обозначения языка, на котором говорят в стране.

Тем не менее, после миграции миллионов иранцев в Европу, Австралию и Америку в последние годы и с учетом невнимательности и незнания некоторых иранских экспатриантов к этому вопросу, а также недостаточного внимания со стороны некоторых ответственных национальных учреждений, особенно Ирана Академия культуры, к сожалению, слово «персидский», обычно используемое в европейских языках, включая английский, теперь заменено на «фарси», новое имя в западной литературе, которое совершенно не в состоянии описать исторический фон страны и представить письменные произведения персидских литераторов.

Некоторые английские периодические издания и телеканалы как внутри страны, так и за рубежом, большое количество иранцев, имеющих веб-сайты в Интернете, различные информационные агентства, компьютерные компании (особенно те, которые производят персидское программное обеспечение), многие университеты с так называемой высокой репутацией и центры языковой подготовки , несут ответственность за развитие этой культурной дилеммы, имеющей тенденцию к росту. На самом деле ими манипулируют враги Ирана.

Тем не менее, по всей видимости, никто другой, кроме нас, не несет главной ответственности за похоронение культурного фона нашей родины.Несколько лет назад мы начали использовать фарси вместо персидского. Базирующиеся в Тегеране ежедневные англоязычные газеты, телепрограммы, транслируемые на английском языке, и программа в международной сети Сахар под названием «Давайте изучать фарси» являются примерами использования этого слова.

Растущее применение фарси вместо персидского проложило путь к его попаданию во всемирные энциклопедии. Например, Оксфорд последние несколько лет добавляет следующее объяснение «персидскому»: «Теперь его обычно называют иранским или фарси… »

Следует отметить, что «фарси» — это коренное название языка, а «персидский» — его международный эквивалент. Точно так же местные названия немецкого и греческого языков — «Deutsch» и «Ellenika» соответственно, тогда как в английском они никогда не заменяют немецкий и греческий.

К сожалению, сегодня иранская молодежь вообще не знакома с такими словами, как «Персия», «Персидский» и даже «Персидский залив». Слово «Персия» обычно напоминает им Peugeot Persia (!) И Персеполис (Takht-e Jamshid или Parseh), самый известный исторический памятник в мире, который в их сознании ассоциируется с футбольной командой!

Применение «Персия» и «Иран» в европейских языках уже долгое время является предметом широкого обсуждения среди иранцев, особенно среди эмигрантов.

Как обычно, одна группа одобряет, а другая отклоняет. У некоторых наших соотечественников, похоже, преобладает неправильное представление о том, что «Персия» — это устаревшее историческое название провинции Фарс, представляющее зороастрийскую культуру.

Тем не менее, без влияния каких-либо неправомерных предрассудков и с учетом существующих надежных исторических и политических документов, легко доказать, что «Персия» — это просто английский эквивалент «Ирана».

Согласно доступным неоспоримым документам, это слово официально использовалось для обозначения Ирана в период с 600 г. до н.э. до 1935 г., в то время как в некоторых случаях оно также использовалось неофициально в европейских языках и вовсе не является исключительным для ахаменидов и сасанидов. эпох.

Настоящий «Иран» такой же, как «Персия». Революции, происходящие в истории большинства народов, не оправдывают изменения их исторических названий. Точно так же современный Египет несравним с землей, существующей 7000 лет. Точно так же территория и политическая позиция современной Греции сильно отличаются по сравнению с 3000 лет назад.

По всей видимости, с середины 80-х несколько иранских интеллектуалов занялись освещением этого вопроса, опубликовав некоторые статьи в иранских периодических изданиях как внутри страны, так и за рубежом.Их цель состояла в основном в том, чтобы привлечь внимание общественности и учреждений, ответственных за проблему, и предоставить им правильные знания, что в конечном итоге не дало никаких ощутимых результатов. Профессор Колумбийского университета в Нью-Йорке и координатор энциклопедии Iranica Эхсан Яршатер, профессор Южно-Австралийского университета в Аделаиде Казем Абхари, профессор Дублинского университета Хормоз Фархат и Амир-Ростам Бейги, житель Хьюстона в американском штате Техас, являются среди лиц, активно вовлеченных в эту область, и данная статья частично основана на их письменных работах.

В 1992 году несколько иранских экспатриантов, проживающих в Австралии, которые были вовлечены в культурную жизнь, особенно профессор Абхари, призвали Академию персидского языка и литературы в Тегеране выступить с заявлением против использования фарси вместо персидского. «в переписке МИД, ведущейся на европейских языках. Между тем, сами власти академии считали, что такое изменение вызовет непонимание среди жителей Запада и заставит их предположить, что под этим словом подразумевается новый язык, отличный от того, о котором они знали раньше.Обращаясь также к злобе, проявленной определенными кругами, руководство академии заявило, что ожидает, что правительство будет следить за такими злонамеренными мерами по противодействию интриге.

Тем не менее, заявление не приветствовалось и вскоре было забыто. Он был опубликован только в ежеквартальном выпуске академии, а его копия была отправлена ​​в некоторые австралийские институты. Руководители академии не обращали внимания на то, что они сами заявляли. Таким образом, попытки независимых иранских лиц на этот счет были недооценены.

В марте 1998 года профессор Хормоз Фархат составил письмо о том, как предпринять более серьезные шаги в этом отношении и основать Персидское общество. И снова мероприятие было отложено, потому что люди, участвовавшие в проекте, географически находились слишком далеко друг от друга. В основном они были сосредоточены на поощрении писателей, исследователей, художников, журналистов, редакторов и издателей использовать слово «Персия», когда пишут об Иране на западных языках. Более того, они предложили заменить «фарси» на «персидский», когда речь идет о языке и использовании Персидского залива вместо Персидского.

Основание «Оперативной группы по Персидскому заливу» в 1999 году группой иранских ученых-экспатриантов, живущих в Европе и Соединенных Штатах, было последним шагом в этом направлении, который оказался относительно успешным. Они запустили широкое продвижение через свой веб-сайт в Интернете по следующему адресу и сумели привлечь сотни участников со всего мира. Им удалось предпринять позитивные шаги к тому, чтобы побудить международные СМИ, музеи, географические фонды, а также исторические, культурные и высшие учебные центры заменить «Персидский залив» и «Персидский залив» на «Персидский залив», а «язык фарси» на « Персидский язык ».

Основным достижением на сегодняшний день является то, что, несмотря на действенные последствия принятых мер, нельзя ожидать благоприятного результата без полной поддержки правительства Ирана.

Чтобы защитить наши национальные интересы, а также исторические и культурные связи нашей родины на международной арене, мы рекомендуем использовать «Персия» и «Персидский» в европейских языках. Это просто ради нашей истории, цивилизации, культуры, искусства, языка и людей.

* * * Примечание: PERSIA — это историческое название Ирана на английском, итальянском и испанском языках, а LA PERSE — его французский эквивалент, а его немецкий термин — DAS PERSIEN.

Арабы и персы за пределами геополитики Персидского залива

«Если бы иранцы не пытались установить правительство и культуру Аббасидов в Багдаде, или их великие мыслители и добровольцы не стремились и даже не пожертвовали своими жизнями в 1920 году за независимость Ирака, иракцы не могли бы теперь гордиться своим прошлым. история ». Министр иностранных дел Ирана, 1965 г., цитируется у Джасима Абдулгани, Ирак и Иран (Лондон: Крум Хелм, 1984) с.21.

‘О чем все время кричат ​​эти персы? Мы были шиитами до того, как они стали шиитами. У нас была революция до революции ». Беседа автора в Багдадском сук, апрель 1980 г. .

1 В геополитике современного Персидского залива доминирует треугольный конфликт между тремя наиболее могущественными государствами региона — Ираном, Ираком и Саудовской Аравией.Возникший в результате более ранней истории западного вмешательства и процесса государственного строительства в странах Персидского залива в период после 1918 года, этот конфликт доминировал в регионе в течение последней четверти века и не имеет никаких признаков ослабления: нет стабильного разрешения конфликта, в котором каждое государство чувствует себя в потенциально невыгодном положении, еще не достигнуто. Однако если эта нестабильность очевидна для всех, причины ее остаются менее очевидными. На первый взгляд, нет непреодолимого международного препятствия миру между этими тремя государствами; существует множество механизмов, которые могли бы решить эти разделяющие их вопросы — территориальные, экономические, политические.Именно эту очевидную загадку и пытается исследовать следующая статья: как возник этот явно надуманный конфликт и каковы его определяющие факторы. Центральный тезис заключается в том, что причины нестабильности в Персидском заливе, прошлых конфликтов и возможных будущих, гораздо меньше кроются в непрерывной истории или в самой геополитике, в прошлом внешнем вмешательстве или отношениях между местными государствами, а больше в современных внутренних политика этих стран. Это история о том, как в современный период политика создала связи между двумя народами, которых до сих пор не существовало, и в то же время создала новые барьеры между ними, а также между двумя крупнейшими арабскими государствами Персидского залива. .

2 С этой точки зрения конфликт между государствами Персидского залива, а также между арабами и персами является продуктом не столько империалистического вмешательства или длительных, тысячелетних или атавистических исторических антагонизмов, сколько двух взаимосвязанных современных процессов формирования государства. и рост национализма. Это видно по природе психологического разрыва, который отделяет арабов от иранцев: одна из наиболее устойчивых черт стратегической ситуации в Персидском заливе — разрыв, как психологический и культурный, так и экономический, военный или политический, между арабскими странами. и восприятие иранцами региона — момент, который я хотел бы проиллюстрировать анекдотом.Весной 1980 года я посетил Центр исследований Персидского залива при университете Басры. Центр располагался в университетском городке на окраине Басры, но в нескольких милях от границы с Ираном. Чтобы добраться до Ирана, потребовалось бы чуть больше часа. Через несколько месяцев в этом районе должна была произойти война, которая продлилась следующие восемь лет. В ходе беседы с преподавателями я спросил, был ли кто-нибудь из них когда-либо в Иране. Ответ был отрицательный.Я попросил показать иранские газеты, которые были у них в библиотеке: были выпущены несколько старых экземпляров английского издания Kayhan времен шаха. Я спросил, говорит ли кто по-персидски. Был произведен младший коллега: палестинец, который был экспертом по Хафезу и Саади. У этого академического центра, тесно связанного с партийными и государственными структурами Ирака, не было ресурсов, с помощью которых можно было бы оценить, не говоря уже о том, чтобы понять могущественного соседа, лежащего поблизости.

3 Цель этой истории не в том, чтобы выделить факультет Центра исследований арабского залива в Басре.Это иллюстрирует более широкую характеристику отношений между двумя общинами, которая, безусловно, может быть воспроизведена и на иранской стороне. Арабский мир занимает место в сознании и истории современного Ирана, но во многом как символическая точка отсчета, негативная для иранских светских националистов, выборочно позитивная для исламистов. Ирак был важен как место расположения святейших городов шиитского ислама, Наджафа и Кербелы, и вокруг этих маршрутов паломничества выросли сети священнослужителей и торговцев.Но в современный период такие связи по большей части не имели политического значения. Таким образом, хотя ссылки на Россию и Великобританию, Америку и Германию были бы обязательными, можно было бы написать современную политическую историю Ирана до времени революции, вообще не упоминая Ирак или арабский мир. То же самое относится, grosso modo, к Ираку вплоть до падения хашимитской монархии1. Арабы и персы знают о существовании друг друга и о долгой истории культуры, религии и политики, которая их связала.Между ними нет той пропасти, которая, по крайней мере, совсем недавно разделяла арабов и израильтян. Тем не менее, близость не произвела и не производит большего знания или понимания. Антагонизм или отсутствие общего восприятия между двумя сторонами сохраняется и является важным составляющим элементом нестабильной стратегической ситуации в Персидском заливе.

4 В таких обстоятельствах, безусловно, легко прибегнуть к объяснению «истории»: есть много историй, на которые стоит ссылаться, прежде всего потому, что разделительные линии были если не непрерывными, то определенно повторяющимися.С доисламских времен можно сослаться на конфликты между персами и их западными соседями, месопотамцами и мидянами: во время ирано-иракской войны иракская пропаганда в значительной степени утверждала, что Хомейни был магом и , древним персидским царем. Иракские и другие арабские националисты осуждают иранский экспансионизм al-tawassu ‘al-irânî , делают большую часть этой связи. Современные политики часто ссылаются на завоевание Ирана арабскими армиями и победу Кадисии: если иранские светские националисты осуждали арабское завоевание и стремились заявить о своей легитимности с доисламских времен, что привело даже к языковым искажениям пехлевийцев. В период, Саддам поспешил использовать Кадисию как мобилизационный символ в своей войне с Исламской Республикой2.Последующая история имеет свои собственные темы, подходящие для определения различия: враждебность арабов к персам, традиционно обозначаемая презрительным термином ‘ajam , соответствует характеристике Фердоуси арабов как «пожирателей ящериц» 3. Возрождение отдельных иранских государств в средневековый период связано с восстановлением особой персидской культуры и политических интересов. Кульминацией этого стало создание династии Сефеви в 1501 году: помимо создания сильного иранского государства, которое несколько раз вторгалось османами в Ирак, сефевиты продолжали столкновения с османами из-за границы между двумя государствами, и в частности по разграничению реки Шатт-эль-Араб.Ряд договоров действительно позволил определить большую часть сухопутной границы между Сафави и Османской империями, но проблема Шатта и связанная с ней проблема лояльности групп, живущих за границами, оставались нерешенными4. Сефевиты также институционализировали то, что должно было стать еще одним определяющим различием между арабами и персами, — преобладание шиитского ислама в Иране. Это сделало формальным религиозное различие между арабами и персами, которое тлело с первых лет ислама.В последующей националистической риторике иранцев можно было рассматривать как шуабийин , перебежчиков как из арабизма, так и из ортодоксальной веры5, в то время как в риторике Хомейни Саддам ассоциировался с Язидом, тираном Умейядов, убившим Хусейна в Кербеле в 680 году нашей эры6.

5 С этой точки зрения враждебность между арабами и иранцами была стойкой чертой Персидского залива на протяжении веков, если не тысячелетий. Именно так современные националисты и те, кто рассматривает регион с точки зрения вневременных культурных сил, часто представляют текущие конфликты.Но такой подход сомнительный. История не однозначна: несмотря на все конфликты и завоевания, оскорбления и разногласия, объединить и сплотить арабов и иранцев было столько же, сколько и разделить их. Язык, религия, паломничество, миграция, торговля связывали регионы обоих народов вместе на протяжении всей истории. Большую часть времени они жили в мире, а не на войне. Более того, сама постановка вопроса в терминах двух противоположных, конфликтующих «наций» вводит в заблуждение: политические границы не соответствуют четким этническим и языковым разделениям.На территории нынешних арабских владений всегда существовали общины с иранскими чертами; в Ираке, открытом на протяжении веков для иранского влияния, не в последнюю очередь в период персидской империи Аббасидов, сама культура арабских носителей пропитана иранским влиянием. Достаточно послушать разговорный иракский7 или посмотреть на бирюзовые купола мечетей иракских городов, чтобы увидеть, насколько сильно иранское влияние, не забывая о том, что половина всего населения Ирака — шииты, а другая четверть составляют курды, которые по языку и культуре в значительной степени относятся к иранской культурной сфере8.С иранской стороны письменность, лексика и религия имеют арабское происхождение. Если кто-то рискнет войти в сложную и часто тенденциозную область расовых характеристик, ситуация достаточно ясна: лица, физические характеристики, язык тела в Багдаде и Басре мало чем отличаются от лиц в Тегеране и Исфахане, если вообще отличаются. «Мы» и «они» не даны историей, а являются продуктом конкретных, часто сознательных, политических вмешательств.

6 Чтобы ответить на вопрос, откуда взялось это заблуждение, недостаточно ссылаться на «историю»: на самом деле, если история не является объяснительным фактором, причиной, было бы лучше увидеть эту историю, или, точнее, его современная интерпретация, как результат действия других факторов.Несмотря на то, что они опираются на прошлое, все национализмы и все официальные идеологии « исторического » национального конфликта являются современными продуктами, результатом интеллектуальных и экономических процессов последних двух столетий и, в частности, возникновения современных форм коммуникации и государства 9. Это относится как к Персидскому заливу, так и ко всему остальному. Если мы зададимся вопросом, из чего состоит нынешнее разделение в Персидском заливе, включая неправильные представления, ответ следует искать в формах государства, созданных в регионе в современный период, и в том, как две группы Люди, ранее почти полностью отделенные друг от друга, вступили в контакт с современными политическими силами, в частности, двумя такими силами: сначала внешней, имперской интервенцией, а затем внутренней, ростом национализма.Здесь мы должны рассмотреть формирование и интересы государств, а также механизмы — образование, социализацию в вооруженных силах, труды националистов, печатные и электронные СМИ, — которые служили для формирования и распространения таких идей. Формы, которые принимают сегодня отношения между арабами и иранцами, во многом связаны с этими двумя факторами, а не в меньшей степени с мидянами или персами, суннитами или шиитами, османами или сефевитами. Чтобы проиллюстрировать этот аргумент, можно разделить современную историю Персидского залива на три периода: 1921–1958; 1958–1979; и с 1979 года по настоящее время.

7 Возникновение современной межгосударственной системы в Персидском заливе и лежащих в ее основе антагонизмов можно рассматривать как продукт навязывания современных форм государственного образования и связанных с ним националистических или революционных идеологий. ранее существовавшая мозаика народов, языков и верований в этой области Западной Азии. Первоначальное территориальное деление было результатом формирования имперского государства с пятнадцатого до начала двадцатого веков.Граница между сефевитами и османами была местом серьезных войн в шестнадцатом-восемнадцатом веках, но постепенно стабилизировалась посредством договоров, начиная с Зухаба (Касри-Ширин) в 1639 году и заканчивая Эрзурумским договором 1847 года, в то время как То, что между двумя вторгающимися современными империями, Российской и Британской, постепенно развивалось с конца восемнадцатого века и далее: Романовы захватили иранскую территорию в Закавказье, в то время как британцы наступали на восточную границу Ирана через Индию (ныне Пакистан) и Афганистан. , а с конца девятнадцатого века также вторглись на арабские территории, лежащие на южной стороне залива.

8 Первая мировая война должна была создать новую стратегическую ситуацию и создать структуру межгосударственных отношений, которая продолжалась после этого. Границы Ирана с российским, теперь большевистским государством и с Британской Индией оставались неизменными, но территории, ранее находившиеся под властью османов, были разделены на теперь независимую Турцию на северо-востоке и новое государство Ирак, образованное из трех османских держав. вилайет , на запад и юго-запад. После османского коллапса должно было произойти еще одно изменение: в оазисах центральной и восточной Аравии, регионах, слабо подверженных влиянию османов или британцев, племенной конфедерации во главе с семьей Саудов, провозглашающей возрождение ваххабитов. секта, впервые появившаяся в восемнадцатом веке, захватила большие территории (включая две трети Кувейта) и в 1926 году основала Королевство Саудовская Аравия.Таким образом, через год после того, как Реза-хан основал новую династию в Иране, на Аравийском полуострове возникла династия Саудовской Аравии. Хотя в то время это, вероятно, мало беспокоило Тегеран, но позже, как Шаха, так и Имама; для иракцев же, с другой стороны, этот повстанческий режим, изгнавший хашемитов с Аравийского полуострова, должен был оставаться соперником и, в лучшем случае, непростым союзником на десятилетия вперед.

9 В течение следующих четырех десятилетий доминирующей державой в Персидском заливе были не арабские и персидские страны, а Британия, формально контролировавшая Ирак и большую часть побережья полуострова от Кувейта до Адена.Таким образом, стратегическая ситуация была такой, при которой Великобритания сохраняла свое военное и административное господство: местные государства, включая Иран, вели свои отношения в основном с Великобританией и другими крупными державами. Между государствами региона было очень мало существенных контактов. Иран и Саудовская Аравия официально признали друг друга. Однако сначала Иран отказался признать Ирак, поскольку Багдад отказался предоставить соответствующие гарантии персам, проживающим на его территории10. Позднее Реза Хан был втянут в свободные, симпатичные отношения с Ататюрком, Ираком и Афганистаном и официально закреплен в Саадабадском пакте 1937 года: но это были второстепенные, в основном неэффективные действия.Настоящий бизнес был связан с великими державами: следовательно, из-за британского контроля над Ираком граница между Ираком и самим Ираном, особенно вдоль Шатт-эль-Араб, отражала интересы Ирака.

10 Там, где происходили потрясения, националистические и социальные, в этих государствах они имели мало общего с другими региональными народами и имели много общего с внешним, имперским господством. Таким образом, восстание 1920 года в Ираке или мобилизация в Иране между 1941 и 1953 годами не были в сколько-нибудь значительной степени подвержены влиянию событий где-либо еще на Ближнем Востоке11.Действительно, в отчетах о политике этих стран об этом региональном измерении почти или совсем не упоминается. Это было наиболее очевидно в случае периода Мосадека в самом Иране: вызов Ирана западным государствам и нефтяным компаниям произошел после первой войны за Палестину и совпал с египетской революцией 1952 года. В арабском мире не было эха того, что происходило в Иране, и арабские волнения мало повлияли на Иран. Если и было взаимодействие, то оно было негативным: национализация нефти Ираном и эмбарго на экспорт нефти, впоследствии введенное западными государствами, предоставили арабскому миру возможность продвигать свои собственные интересы.Кувейт увеличил производство, чтобы заполнить пробел, оставленный Ираном, в то время как в британской колонии Аден BP построила нефтеперерабатывающий завод взамен утерянного в Абадане. Использование арабским миром трудностей Ирана подтвердило разрыв между двумя региональными блоками и должно было вызвать некоторую горечь в Иране в последующие годы.

11 После восстановления шаха к власти в августе 1953 года США начали поощрять формирование регионального военного блока, что привело в 1955 году к подписанию Багдадского пакта, в который вошли Иран, Ирак и Турция.Хотя это в значительной степени отражало продолжающееся доминирование внешних, западных, стратегических интересов, это также отражало общие интересы, которые были у монархов Ирана и Ирака перед лицом растущей националистической волны в регионе: шах уже выдержал шторм Мосадека. В течение многих лет хашемиты в Ираке все больше беспокоились о вызове из Египта. На этой основе был сформирован первый открытый альянс в Персидском заливе. Однако все должно было измениться в 1958 году, когда иракская монархия была свергнута, и Ирак стал нестабильной революционной республикой, местом смены националистических военных режимов, которые рассматривались как вызов политической системе Ирана и региональному влиянию.Равным образом иракская революция вновь открыла два других вопроса, которые должны были иметь постоянное дестабилизирующее воздействие на регион: территориальные претензии к соседним государствам (Кувейт и иранская провинция Хузистан) и курдский вопрос.

12 Эта картина явно раздробленного Ирана и арабского мира в период до 1958 года требует, однако, одного важного уточнения, которое должно было сыграть важную роль в более поздние периоды. Ибо, если внешние отношения в основном велись без привязки друг к другу, Иран и арабы, особенно Иран и Ирак, стремились определить эту новую национальную идентичность и территорию в отличие от других.В то время как Реза Хан ликвидировал автономный арабский регион, управляемый шейхом Хазалом, в Хузистане, новые правители Багдада начали оказывать давление на персидских жителей Ирака12. В то же время каждый использовал восприятие друг друга как важный элемент центрального компонента нового процесса формирования государства, а именно образования. Государства после Первой мировой войны как в Иране, так и в Ираке стремились укрепить свою власть в обществе путем развития образования и распространения государственной идеологии национальной идентичности: как и везде, такая идентичность предполагала как восстановление прошлого, так и просеянных или даже изобретенных для удовлетворения настоящих целей, и определение того, что отличает их собственный народ или «нацию» от других.Именно здесь, прежде всего, в условиях строительства национального государства, сформировались идеологии антагонизма. С иранской стороны, монархия Пехлеви стремилась отличить Иран от арабов, подчеркивая славу доисламского прошлого, способствуя изменениям в символике, словарном запасе и личных именах, а также идентифицируя Иран как « арийский » в отличие от Семитская культура и люди. Как в официальном, так и в неофициальном национализме арабский мир отождествлялся с тем, чем не был Иран, с тем, что ослабляло его в прошлом13.На иракской стороне имел место аналогичный процесс с образовательной программой, которая в значительной степени опиралась на труды арабского националиста Сати аль-Хусри. Аль-Хусри, который работал в Ираке и писал художественные рассказы о подозрительном влиянии Ирана на арабов, не только обыгрывал уникальные национальные особенности арабов, но и идентифицировал Персию как великого врага арабского народа14. Приписывать последующие враждебные действия между Ираном и Ираком просто таким идеологиям было бы упрощением: но распространение таких идей государствами, намеревающимися мобилизовать свое население с помощью националистической идеологии, было прелюдией к более поздним межгосударственным конфликтам.

13 Таким образом, если и произошло одно событие, которое сломало стереотип прежней политики в Персидском заливе и заложило основы для последующих десятилетий нестабильности и соперничества в Персидском заливе, так это иракская революция 1958 года. раздробленность, которая отделила внутреннюю политику арабского мира от политики Ирана и вызвала серьезную тревогу внутри самого иранского режима15.Во-первых, падение хашимитской монархии в Ираке ознаменовало начало конца британского влияния в Персидском заливе, которое наступило через полтора года после англо-французского разгрома в Суэце: деколонизация уже витала в воздухе. Однако падение багдадской монархии, хотя и в стране, формально независимой с 1932 года, стало серьезным дополнительным ударом по британскому влиянию и престижу. Последовал вывод войск из других сравнительно менее важных государств: Кувейт в 1961 г., Южный Йемен в 1967 г., Бахрейн, Катар и Эмираты в 1971 г., Оман в 1977 г.Частично место Великобритании — военное, политическое, экономическое — заняли США, которые начали развивать свои позиции на полуострове в 1940-х годах и воспользовались кризисом в Иране, чтобы вытеснить Великобританию как главного союзника шаха. . Но США, увеличивая свое военно-морское присутствие и становясь основным поставщиком оружия в прозападные региональные государства, не желали дублировать британское присутствие. В результате Иран стал все больше и больше позиционировать себя как доминирующую державу в Персидском заливе: он развивал свой военно-морской флот и, особенно после 1971 года, настаивал на том, чтобы Персидский залив назывался Персидским заливом.В 1970-х годах это утверждение гегемонии Ирана было подкреплено желанием шаха сделать Иран великой экономической державой, « второй Японией »: этот имперский проект задумывался как противовес арабскому миру в целом, и Иран стремился развивать свои военные и экономические связи с блоком неарабских государств — Турцией, Пакистаном, Афганистаном, Индией — в качестве противовеса арабам.

14 Это утверждение иранского влияния в Персидском заливе было, однако, результатом другого фактора, а именно улучшения отношений с СССР.Если после переворота 1953 года отношения между Тегераном и Москвой были прохладными, достигнув критической точки в 1959 году, то после этого произошло значительное улучшение, так что к середине 1960-х годов Иран почувствовал, что он не сталкивается с серьезной угрозой на севере. Фактически это означало, что Иран мог переориентировать свои силы, чтобы противостоять возможному вызову на юге, со стороны Ирака, и продвигать свое присутствие в Персидском заливе. С иракской стороны революция 1958 года также открыла путь к усилению конфронтации с Ираном: утверждение иракских националистических устремлений, с одной стороны, и участие Ирана, реальное или воображаемое, в теперь фрагментированной внутренней политике Ирака сделало связь с Ираном впервые стала фактором иракской политики16.Тем более, что на региональный конфликт теперь наложился конфликт «холодной войны»: Ирак в союзе с СССР столкнулся с Ираном, союзником США. Иран рассматривался как потенциальный сторонник как курдских, так и шиитских движений. В результате тон арабских националистических ссылок на Иран стал гораздо более напористым и критическим: Иран обвиняли в экспансионизме, в использовании иранских мигрантов в Персидском заливе в качестве агентов, в проникновении в иракскую систему образования и так далее. Эти темы особенно присутствовали в баасистской идеологии, где под влиянием аль-Хусри Иран представлялся извечным врагом арабов.

15 Аль-Хусри оказал влияние на иракскую систему образования в период монархии, но именно баисты, получившие образование в тот период и которым суждено было прийти к власти позже, воплотили его идеи в полной мере, официальные и расистские. кульминация. Для баасов их панарабская идеология была пронизана антиперсидским расизмом, так же как их интерпретация международной роли Ирака и характера иракского общества основывалась на преследовании антиперсидских тем.Таким образом, за полтора десятилетия после прихода к власти Багдад организовал изгнание иракцев персидского происхождения, начиная с 40 000 курдов-фейли, но в общей сложности до 200 000 и более к началу самой войны. Такая расистская политика подкреплялась идеологией: в 1981 году, через год после начала ирано-иракской войны, государственное издательство «Дар аль-Хуррия» выпустило «Три человека, которых Бог не должен был создавать: персы, евреи и мухи» . Автор, Хайралла Тулфа, был приемным отцом и тестем Саддама Хусейна17.Именно баисты, утверждая, что они защитники «арабизма» на восточных границах, выдвинули на первый план шовинистический миф о персидских мигрантах и ​​общинах в Персидском заливе, которые можно сравнить с сионистскими поселенцами в Палестине18.

16 Таким образом, была подготовлена ​​почва для затяжного военного соперничества между Ираном и арабскими государствами, которое длилось два десятилетия между свержением хашемитов в Багдаде и падением пехлевитов в Тегеране.После революции 1958 года Иран начал поддерживать курдов в северном Ираке, приверженность, которая достигла своего пика в период 1969-1975 годов, когда Иран и Ирак вели контролируемую, но временами интенсивную пограничную войну. Ирак, со своей стороны, оказал некоторую помощь курдским группам внутри Ирана, а с 1965 года начал отстаивать интересы арабского населения юго-западного Ирана. По большей части открытый конфликт между двумя государствами был связан с вопросом о границе: неблагоприятное урегулирование, навязанное Великобританией Ирану в 1937 году, было отвергнуто Ираном в 1969 году, но этот пограничный вопрос сам по себе был не столько вопросом существа, сколько разумным компромиссом. возможно в любой момент, и более того — символ, вокруг которого может происходить межгосударственная и националистическая мобилизация.Урегулирование, достигнутое Ираном и Ираком в Алжире в 1975 году, соглашение, ставшее возможным из-за истощения сил Ирака и прекращения Советским Союзом поставок оружия в Багдад, содержало три элемента: соглашение по спорной сухопутной границе, соглашение по воде Шатт-эль-Араб. граница, а главное — договор о невмешательстве во внутренние дела друг друга. Именно вокруг этой третьей проблемы бушевал конфликт с 1958 года, который должен был вызвать следующую, и гораздо более кровавую конфронтацию после иранской революции.

17 Концентрация на конфликте с Ираком не помешала Ирану отстоять свою позицию по отношению к другим государствам в регионе. Отношения с третьим могущественным государством Персидского залива, монархом Саудовской Аравией, оставались правильными, но между двумя королевскими семьями существовали подозрения, не в последнюю очередь из-за близости Тегерана к хашемитам в Багдаде. Когда британцы ушли, США пытались продвигать свободный союз, политику «двух столпов», вовлекая Иран и Саудовскую Аравию в формальный «пакт о Персидском заливе»: однако это так и не было реализовано, и саудовцы, не имея значительного военного потенциала , с подозрением относились к иранцам.Со своей стороны, Иран продолжал настаивать на признании «персидского» характера Персидского залива и в значительной степени враждебно относился к конституционным планам, разработанным для ухода Великобритании из более мелких государств Персидского залива в период с 1968 по 1971 год. Таким образом, сначала Иран выступил против независимости Бахрейна и признал его суверенитет только после «консультации» ООН с населением островов. Менее официально, но безошибочно говоря, он также настаивал на том, чтобы уступки Бахрейну были компенсированы приобретением трех небольших островов, Тамбс и Абу-Муса, принадлежащих Эмиратам: когда не было достигнуто никакого соглашения, Лондон согласился с иранским соглашением. захват островов в ноябре 1971 г., накануне вывода британских войск.Иран также воспользовался кризисами в других государствах региона, чтобы утвердить свое военное влияние: таким образом, он направил поддержку силам роялистов в Северном Йемене после 1962 года, направил несколько тысяч солдат для помощи султану Омана в борьбе с марксистскими партизанами в его южном Дофаре. между 1973 и 1975 годами, и предоставил правительству Бхутто в Пакистане боевые вертолеты, чтобы помочь подавить партизан, действовавших при некоторой поддержке Ирака в Белуджистане в начале 1970-х годов19.

18 Эти конфликты из-за влияния, номенклатуры и военной мощи, противостоящие Ирану арабским государствам, были, однако, не единственной стороной картины.На другой, очень важной арене, нефти, возникла другая модель, в которой разделительная линия соответствовала не арабо-иранскому различию, а демографии и экономической логике. Иран и арабские государства были членами ОПЕК с момента ее основания в 1960 году, но с начала 1970-х годов начали проявляться расхождения, иранцы заключили союз с арабскими государствами, в том числе радикальными, с целью повышения цен. Здесь у Ирана и Ирака было общее дело, которое противопоставило их саудовцам и другим арабским странам Персидского залива, хотя последние извлекали выгоду из более высоких цен.В течение следующих двух с половиной десятилетий Иран и Ирак, несмотря на все другие различия, разделяли в целом общую позицию по ценам на нефть и квотам: в чем бы то ни было, их разногласия не были результатом расхождения в экономических интересах.

19 Конфликты, развязанные иракской революцией 1958 года, длились почти двадцать лет и привели к увязке политики Ирана и арабских государств, которая ранее отсутствовала. Однако к 1975 году казалось, что эта напряженность утихла: Иран и Ирак уладили свои разногласия в Алжире, когда Ирак признал тальвег или принцип среднего течения при разделении реки Шатт-эль-Араб, революционное движение в Дофаре потерпело поражение. и иранцы и саудиты, хотя и подозрительно относились друг к другу, научились жить вместе.Со своей стороны, русские и американцы в духе преобладающих тогда переговоров договорились уменьшить свое соперничество в регионах Западной Азии и Индийского океана. Они не хотели неприятностей. Однако все это длилось довольно недолго: четыре года спустя политику стран Персидского залива пришлось потрясти еще одним потрясением, столь же внезапным и драматичным, как и то, что потрясло Ирак в 1958 году, а именно иранской революцией 1978 года. -1979.

20 Хрупкое понимание середины 1970-х годов было отменено иранской революцией и ее влиянием на арабские государства Персидского залива.Как и в случае со всеми революциями, интерпретации имеют тенденцию расходиться относительно того, было ли последующее ухудшение отношений результатом действий революционного режима, основанных на различных формах интернационалистского обращения, или основная ответственность лежит на государствах, выступающих против. к революции, которая использовала предполагаемую «угрозу», в данном случае из Тегерана, для достижения своих собственных политических целей внутри страны и в регионе. Реальность, как в случае иранской революции, так и в случае других революций, вовлеченных в такие конфликты (Франция после 1789 г., Россия после 1917 г., Китай после 1949 г., Никарагуа после 1979 г. и т. Д.)) заключается в том, что действуют оба фактора. Ни один объективный читатель отчета не может сомневаться в том, что иранские лидеры действительно обращались к своим собратьям-революционерам, в частности к шиитам, за пределами их собственных границ, и что по крайней мере некоторые части иранского государства оказывали активную финансовую и военную поддержку таким людям. силы. Никто не может сомневаться в том, что иногда иранские лидеры бросали вызов границам: они позволяли столкновениям развиваться вдоль сухопутной границы с Ираком, а некоторые пытались пересмотреть соглашение по Бахрейну, которое шах заключил в 1971 году20.В то же время столь же очевидно, что арабские режимы, и иракский режим в частности, отреагировали на иранскую революцию, стремясь отстаивать свои собственные интересы в Персидском заливе: другими словами, помимо вполне реальных опасений относительно потенциального воздействия Иранская революция против их собственного народа, и прежде всего против курдов и шиитов, режим Багдада считал, что у него есть возможность вырвать господство над Персидским заливом у Ирана и выдвинуть свои территориальные и другие претензии против самого Ирана.Мы никогда не узнаем всей истории, но вполне вероятно, что отчасти под влиянием преувеличенных сообщений иранских изгнанников, отчасти обманутых их собственными фантазиями и отсутствием информации, иракский режим полагал, что, напав на Иран, он может привести к падение самого режима Хомейни21. Результатом этих многочисленных сил стало нападение Ирака на Иран в сентябре 1980 года и последовавшая за ним восьмилетняя война, вторая по продолжительности война между государствами в двадцатом веке22.

21 Как и в любой войне, слишком легко определить одну-единственную причину: обе стороны способствовали началу военных действий в сентябре 1980 года, которым предшествовали месяцы взаимных обвинений и пограничных столкновений, и в каждом случае, похоже, действовали несколько факторов. .Безусловно, присутствовали международные факторы: Иран увидел возможность продвигать свой революционный посыл против иракских и других арабских лидеров; Ирак считал, что он может отменить свое принятие в 1975 году раздела тальвег в Шатт-эль-Арабе и спроецировать свою мощь в Персидском заливе. В обоих государствах тоже были группы, которые рассматривали иранскую революцию как возможность возродить свои дела и стать политически активными — курды и шииты в Ираке, курды и арабы в Иране. Вернулся старый страх, который испытывали оба государства по поводу внешней поддержки внутренней оппозиции.

22 Однако сами по себе эти причины вряд ли могли привести к войне. В каждом случае решающие факторы были внутренними. С иранской стороны революция, как и все подобные процессы, вызвала политический процесс, в котором призывы к революции за границей и утверждения важности, которую новый режим имел в других странах, были частью внутренней легитимности самого государства. Кроме того, в иранской, как и в других революциях, идеология революции побудила ее сторонников отрицать саму легитимность или важность межгосударственных границ: когда Хомейни провозгласил, что « Ислам не имеет границ », он просто повторял в измененном виде. форма, которую провозгласили революционеры последних двух столетий23.Причиной этого была в первую очередь логика самой идеологии: если идеалы, во имя которых был свергнут старый режим и создавался новый режим, должны были быть узаконены, это не могло быть сделано просто ссылкой на то, что было происходящие в Иране. Если они и имели какое-то значение, то только международное. С иракской стороны действовали два очень важных фактора: с одной стороны, страх перед внутренними вызовами, в большей или меньшей степени официально поощряемый Ираном, с другой — соблазн укрепить внутреннюю легитимность актом международной бравады, который мобилизует патриотические настроения внутри24.Никакое объяснение начала войны не может не учитывать ту роль, которую сыграли эти внутренние факторы, являющиеся продуктом противоположных приоритетов двух вовлеченных государств.

23 Последствия войны было три. Во-первых, нападение Ирака не только не привело к краху иранского режима, но и позволило Исламской Республике укрепить свою политическую и административную власть в стране. В течение трех лет после начала войны и, что наиболее показательно, во время противостояния с Муджахидин-и Хальком в июле 1981 года, режим противостоял всем основным оппозиционным течениям в стране и победил их.В то же время он не только перестроил регулярную армию, но и развил военизированные учреждения, basij и pasdaran , которые выполняли как внутриполитические, так и передовые функции. Долгосрочная цена войны для Ирана была огромной с точки зрения разрушений и упущенных возможностей, но непосредственным результатом было придание режиму патриотической легитимности, которой ему катастрофически не хватало, не в последнюю очередь из-за чувства, широко распространенного в 1978 и 1979 годах. , что на Хомейни слишком повлияли арабы.За короткое время Иран восстановил жизнеспособную, хотя и дезорганизованную, армию и военно-воздушные силы; в долгосрочной перспективе война привела к мобилизации большого числа молодых людей в военные и полувоенные формирования25. На уровне идеологии режим также скорректировал свое послание, включив в его призыв патриотические, а также строго исламские элементы: Хомейни в первые дни революции говорил только о «людях ислама», а теперь начал говорить. разговоры об Иране и о необходимости защищать эту конкретную страну ( mihan ).

24 Во-вторых, нападение Ирака на Иран привело к реорганизации других арабских государств Персидского залива. Было бы ошибкой сказать, что они просто поддержали Ирак. Они продолжали опасаться Ирака и, в различных мерах, поддерживали отношения с Ираном: в то время как Саудовская Аравия и Кувейт были ближе всего к Ираку и оказали существенную финансовую поддержку Багдаду, которая к концу войны оценивалась примерно в 30 миллиардов долларов, некоторые из них находятся в нижнем течении Персидского залива. государства, особенно Дубай и Оман, поддерживали коммерческие и дипломатические связи с Тегераном.Одним из наиболее ярких показателей этой двойной озабоченности, направленной как на Багдад, так и на Тегеран, было создание Совета сотрудничества стран Персидского залива. За годы до иранской революции раздались призывы, в первую очередь США и Ирана, к созданию альянса или пакта в Персидском заливе: причина его отсутствия заключалась в том, что арабы, и особенно Саудовская Аравия, боялись Иранское господство. В то же время арабские монархии опасались Ирака, так же как, в меньшей степени, они боялись Йемена. Богатые монархии с небольшим населением опасались более крупных государств, не в последнюю очередь арабских республик, с большим населением и сравнительно меньшими запасами нефти.Именно эта двойная озабоченность объясняет выбор времени создания ССЗ: март 1981 года. Было возможно установить этот союз арабских монархов, только когда и Иран, и Ирак были отвлечены иным образом: основная функция ССЗ заключалась не в этом, поскольку он мог появиться в то время, чтобы контролировать иранское влияние, но, скорее, чтобы защитить арабские монархии от влияния Ирака. Его правильное название могло быть «Не подпускать Саддама Хусейна к Совету Персидского залива».

25 Время основания ССЗ важно, однако, потому что это произошло в то время, когда Ирак находился в более сильной военной ситуации и, казалось, был способен одержать победу над Ираном: другие государства Персидского залива очень хорошо понимали, что это могло значит для них.Они оказали помощь Ираку, но в то же время опасались его триумфа. Когда с середины 1982 года волна войны обрушилась на Ирак и стало казаться, что Иран может победить, их проблема в значительной степени была решена: теперь они могли поддержать Ирак, не опасаясь негативных последствий для себя. В 1984 году это союзничество с Ираком пошло еще дальше, когда Ирак, стремясь интернационализировать войну, начал атаковать иранское судоходство: поскольку из-за иракской блокады иракских портов у Ирана не было иракского судоходства, на которое он мог бы нанести ответный удар, Иран начал атаковать корабли ближайших союзников Ирака — Саудовской Аравии и Кувейта.«Танкерная война», в которой США и другие военно-морские силы были в конечном итоге втянуты на сторону Ирака, началась.

26 Третьим последствием войны стало постепенное отчуждение Ирана от населения стран Персидского залива. Это не та проблема, по которой можно было бы быть точной: необходимо скептически относиться к утверждениям либо о том, что Иран проявил большую симпатию к Ирану сразу после прихода к власти Хомейни, либо о том, что последующие события полностью оттолкнули арабское общественное мнение.Реальность такова, что, учитывая недемократический характер этих государств, никто не может быть уверен, и в любом случае настроения по таким вопросам, вероятно, были путаными. Иранцы надеялись, что угнетенные массы, мустазафин , Персидского залива, как и везде, поддержат иранскую революцию. Они, должно быть, также надеялись, что там, где есть шиитское население, оно сыграет ведущую роль в противостоянии существующим правительствам. Последняя точка зрения была в значительной степени обоснованной: в Ираке поддержка подпольного движения ад-да’ва аль-исламия возросла в 1979 и 1980 годах, а партизанская война на низком уровне, которая велась в иракских городах, должна была быть фактор, способствовавший решению Саддама начать войну с Ираном; в Бахрейне подпольная шиитская организация вплотную подошла к восстанию в 1981 году; В Кувейте с 1983 по 1985 год велась партизанская кампания бомбардировок городов некувейтцами при некоторой поддержке шиитов в Кувейте26.Однако эти движения не только не увенчались успехом, но и есть убедительные доказательства того, что даже среди шиитов поддержка иранской революции была квалифицированной. В Кувейте большинство шиитов, община, составляющая около четверти населения, по-прежнему поддерживала государство. В Бахрейне шииты, симпатизируя Ирану, продолжали работать в рамках политических рамок Бахрейна, призывая к восстановлению конституции, отмененной в 1975 году. Прежде всего, в Ираке масса шиитского населения, негодующего на Саддама , оставался благосклонным и не пытался подняться в ответ на иранские призывы.Было бы слишком просто сказать, что иранская революция воспринималась просто как шиитская революция или как еще одна глава в истории иранского экспансионизма. Но некоторая подозрительность к Тегерану и некоторая поддержка арабского или иракского патриотизма, похоже, были очевидны27. Таким образом, результатом войны было то, что она не только не укрепила связей или солидарности между арабами и персами, но и усугубила те разногласия, которые возникли в результате прежней государственной политики и националистических движений.

27 Окончание войны в Персидском заливе привело к некоторому улучшению отношений между Ираном и странами Персидского залива, но подозрения с обеих сторон остались.Некоторое время сохранялась напряженность в связи с участием Ирана в хадже , саудовские организаторы полагали, что иранские паломники использовали свой визит в Мекку и Медину в политических целях. Отношения с Эмиратами оставались сложными из-за нерешенного вопроса Тамбс и Абу-Муса: шаги Ирана по укреплению своих позиций на этих островах вызвали протесты со стороны арабских стран. Однако, прежде всего, прекращение огня между Ираном и Ираком в августе 1988 г. привело не к новому периоду стабильности в Персидском заливе, а, скорее, после полутора лет кажущегося спокойствия, к новому кризису, на этот раз между Ираком и Кувейт, кульминацией которого стала иракская оккупация государства в августе 1990 года.

28 Существует так же мало согласия о причинах вторжения Ирака в Кувейт в 1990 году, как и о его вторжении в Иран в 1980 году28. Один контраст достаточно очевиден: если в случае Ирана в 1980 году можно было бы, по крайней мере, утверждать, что Иранская революция представляла политическую и военную угрозу иракскому режиму, чего не было в 1990 году. Нападение Ирака на Кувейт, однако, можно рассматривать как следование логике, сравнимой с его более ранним нападением на Иран.Были международные причины, в частности, чувство Ирака, которое в данном случае разделяет Иран, что его экономическая мощь подрывается более низкими ценами на нефть, тенденция, поощряемая экспортом Кувейта и Абу-Даби сверх их квот ОПЕК. Опасения по поводу того, что страны Персидского залива, чтобы сохранить слабость Ирана и Ирака, были очевидны как в Багдаде, так и в Тегеране. В то же время Ирак, возможно, чувствовал, что на Ближнем Востоке существует политический вакуум, вызванный отсутствием прогресса в арабо-израильском контексте, который Ирак мог бы заполнить динамичным шагом.Но, как и в 1980 году, внутренние факторы были важны, и в частности связь между тупиковой ситуацией в отношении Тегерана и внутренними настроениями: Саддам воевал в восьмилетней войне с Ираном и выжил, но ему было мало что показать. . Сотни тысяч иракцев погибли, десятки тысяч были взяты в плен иранцами, государственный долг вырос примерно до 80 миллиардов долларов29. Сразу после прекращения огня он, возможно, почувствовал, что может навязать Ирану неблагоприятный мир, и, похоже, хотел подождать, чтобы посмотреть, как отреагирует Тегеран.Но события, последовавшие за смертью Хомейни в июне 1989 года, за которыми последовали массовые извержения горя и поддержки режима, а также быстрая реорганизация иранского правительства, возможно, убедили его в том, что он не будет добиваться новых уступок от Ирана. Можно утверждать, что нападение на Кувейт было связано не столько с конфликтом с арабским миром, сколько с неспособностью Саддама поставить Исламскую Республику на колени. В этих обстоятельствах он, по-видимому, чувствовал, что в случае неудачи какого-либо прорыва на востоке Ирак должен вместо этого попытаться напасть на Кувейт в качестве компенсации.Цена бездействия внутри страны была слишком высока; перспективы получения международной выгоды были слишком велики.

29 События, последовавшие за вторжением Ирака в Кувейт, не нуждаются в подробном повторении здесь: достаточно сказать, что, несмотря на его враждебность к любому внешнему вмешательству в регионе Персидского залива, Иран не выступал против возглавляемой США коалиции в ее войне с Ираком30. И все же война, хотя она и обратила вспять аннексию Кувейта Ираком и уменьшила мощь Ирака, не решила самых важных проблем в самом Персидском заливе, которые в первую очередь привели к кризису.Что касается международных вопросов, то прогресса не было: Ирак продолжал оспаривать границу с Кувейтом, особенно после того, как ООН изменила ее в пользу Кувейта; не было никакого прогресса в вопросе «унитизации», касающегося нефтяных месторождений, лежащих ниже их общих границ; вопрос о ценах на нефть оставался вне каких-либо дипломатических или переговорных процессов, а Ирак оставался под полным эмбарго; за пределами конкретных ограничений, установленных для оружия массового уничтожения Ирака, не обсуждались многосторонние меры контроля над вооружениями для стран Персидского залива в целом, и гонка вооружений продолжалась быстро31.Что наиболее важно, основные политические причины обеих войн, характер политических режимов в Иране и Ираке и, соответственно, в других государствах остались в основном неизменными. Во всяком случае, ситуация ухудшилась: в то время как в Кувейте произошло некоторое политическое улучшение, связанное с парламентскими выборами в октябре 1992 года, саудовская элита по-прежнему обеспокоена националистическим и религиозным недовольством, а ее конституционные реформы малоэффективны; В Иране режим, находящийся под воздействием экономического и социального давления и продолжающий сталкиваться с трудностями за границей, подвергся более тяжелым испытаниям, чем когда-либо после кризиса 1981 года.Таким образом, трудности регионального приспособления и соблазны внешней конфронтации остались.

30 Таким образом, в значительной степени за драмой 1990–1991 гг. Последовал возврат к непростому status quo ante с той разницей, что Ирак, по крайней мере, на какое-то время был ослаблен. Принятие Ираном Персидского залива и реакция США на вторжение Ирака в Кувейт не привели к какому-либо заметному улучшению отношений с Саудовской Аравией или в отношениях с Ираком: напротив, после войны в Кувейте возникли как минимум два вопроса, чтобы наладить отношения с Саудовской Аравией. Аравия и другие государства сложнее.Одним из них был продолжающийся конфликт между Ираном и Западом, и в частности, США, который теперь усугубляется увеличением прямого присутствия США в Персидском заливе после войны в Кувейте. Любые перспективы улучшения отношений между Тегераном и Вашингтоном, существовавшие сразу после войны в Кувейте, вскоре рассеялись: к началу правления администрации Клинтона Иран и США снова оказались на пути к столкновению, и Вашингтон разработал политику « двойное сдерживание как в отношении Ирана, так и Ирака.Как и в случае с политикой «сдерживания» в отношении СССР, явная цель предотвращения внешней экспансии этих государств сопровождалась неявной целью — ослабить их внутри. Хотя Вашингтону не удалось заручиться полной поддержкой этой политики со стороны Запада и Японии, Вашингтон смог оказать значительное экономическое давление на Иран. Со своей стороны, несмотря на некоторые разногласия между ними в отношениях с Ираном, государства Персидского залива отвергли настойчивые требования Тегерана о том, что проблемы безопасности в Персидском заливе должны решаться без внешнего вмешательства и, в частности, без участия США.Для Саудовской Аравии и Кувейта, вся политика безопасности которых основывалась на гарантиях США, это было неприемлемо. США оправдывали свое сдерживание Ирана ссылкой на четыре вопроса: противодействие Ирана арабо-израильскому мирному процессу, поддержку Ираном «терроризма», включая его призыв к убийству Салмана Рушди, его предполагаемые планы создания ядерного оружия и его внутренние планы. , права человека, запись. Как и в случае более ранней политики «сдерживания» по отношению к СССР, впервые провозглашенной в 1940-х годах, очевидная цель политики — до сдерживания — расширение революционного государства скрывало другую цель — , подорвав его в целом. , лишая его международной идеологической легитимации, распространение революции32.

31 Другой проблемой, отделявшей Иран от Персидского залива, менее четко сформулированной, но присутствующей в умах правителей Персидского залива, было опасение, что в случае кризиса в Ираке и если режим рухнет под международным или внутренним давлением, Иранцы воспользуются этим и установят своих сторонников в Багдаде. Ирану не удалось спровоцировать восстание в Ираке во время восьмилетней войны, и он не решился воспользоваться возможностью, открывшейся иракским восстанием в марте 1991 года; но Иран, очевидно, сохранял долгосрочный интерес к политическому будущему Ирака и мог быть ожидается, что он воспользуется преимуществом любого нового кризиса для продвижения своих интересов через своих курдских и шиитских партнеров.Для саудовцев и, вероятно, для других, ослабленный баасистский режим, даже во главе с Саддамом, считался более предпочтительным, чем создание проиранской Исламской Республики Ирак33.

32 С точки зрения середины 1990-х годов Персидский залив мог бы показаться одним из потенциально наиболее нестабильных регионов мира, учитывая сочетание экономических ресурсов, милитаризованной напряженности и внутренней политической нестабильности. Тем не менее, помимо этой очевидной нестабильности, стоит изучить, в чем заключаются трудности.Что касается международных вопросов, то можно выделить как минимум шесть областей напряженности: территория, этнические и религиозные меньшинства, нефть, гонка вооружений, конфликты во внешнеполитической ориентации и вмешательство во внутренние дела друг друга. Тем не менее, явное скопление этих вопросов не должно приводить к паническим выводам. При правильном решении территориальные вопросы могут быть решены путем компромисса, будь то Шатт-эль-Араб или Тамбс и Абу-Муса: по стандартам других пограничных споров это относительно второстепенные дела.Вопрос меньшинств снова может быть решен, если его не усугубить внешними факторами. Ирак не имеет официальных претензий на Хузистан, в то время как Иран признает суверенитет стран Персидского залива, в которых проживают иранские меньшинства. Эти сообщества становятся серьезной международной проблемой только тогда, когда государства по другим причинам решают сделать их таковыми. Что касается нефти, то существуют разногласия и интересы, но, как и в 1970-х годах, они соответствуют не какому-либо ирано-арабскому разделению, а разделению, лежавшему в основе нападения Ирака на Кувейт в 1990 году, а именно разделению между нефтедобывающие государства с большим и малым населением, а также между государствами, которые оспаривают ограниченный мировой рынок.Именно коммерческие и демографические факторы, а не религия или история, объясняют эту проблему, которая также может быть решена путем многосторонних переговоров: для этого ОПЕК остается очевидным форумом. Проблема гонки вооружений в равной степени должна быть открыта для решения при подходящих политических условиях: несмотря на то, что гонка вооружений рассматривается как имеющая свою собственную автономию, неподвластную политическому обоснованию или контролю, что и в Персидском заливе рождены очевидными политическими подозрениями трех основных государств друг к другу и чувством того, что каждое из них может быть соблазнено по причинам политического расчета участвовать в дальнейших военных авантюрах в будущем.То же самое применимо, a fortiori , к двум последним вопросам, упомянутым выше, невмешательству и координации внешней политики: первое является чистой функцией политической воли, расчета режимами того, в чем заключаются их государственные и национальные интересы; последний — это то, что можно легко разрешить путем сочетания терпимого разнообразия, как в арабо-израильском вопросе, и широких консультаций.

33 Наибольшие проблемы создают не сами вопросы, а, скорее, незащищенность трех основных режимов по отношению к их собственным народам и их опасения относительно того, чем другие будут стремиться воспользоваться.В таких обстоятельствах отношения между Ираном и арабами, а также идеологии соперничества и подозрительности, порождаемые странами Персидского залива, отражают политический характер самих этих государств. То, что мы видим в 1990-х годах, — это то, что было закономерностью с тех пор, как столкновение арабского национализма с интересами иранского государства впервые возникло в 1958 году: потрясения как в арабских государствах, так и в Иране создали ситуацию, в которой политики всех стран теперь взаимосвязаны. но эта взаимосвязь сопровождалась вмешательством государств, идеология которых подчеркивает различия и усиливает психологический разрыв между иранцами и арабами.Возвышение современного государства и связанных с ним форм радикального национализма и революционной идеологии, поэтому, помимо отделения Ирака от арабских монархий Персидского залива, послужило еще более глубокому расколу, чем когда-либо прежде, между арабским миром. и Ирану конец.

персидских в Ираке | Проект Джошуа

Введение / История

По определению персы (также известные как иранцы) являются этнической группой, коренной в Иране. Персидский язык, называемый фарси, является частью индоиранской языковой семьи и является официальным языком Ирана.Дари, язык элиты Афганистана, является диалектом современного персидского языка.

Около 1000 г. до н.э. персидские группы начали селиться на территории, которая сейчас является Ираном. Слабо связанные персидские племена стали более сплоченной политической единицей при династии Ахеменидов. Их единство вскоре сделало их доминирующей этнической группой в регионе.

В течение 1200 лет Персия поддерживала культуру, которая становилась все более сложной и жесткой. Это заложило основу для успешного арабского завоевания в седьмом веке нашей эры.D. Только после исламской революции 1979 года как в Иране, так и в персидском народе произошли огромные изменения.

Хотя подавляющее большинство персов сейчас живет либо в Иране, либо в одной из близлежащих стран Ближнего Востока, небольшие персидские общины также можно найти во многих других странах по всему миру.


Какова их жизнь?

На Ближнем Востоке около половины персов — фермеры, которые сильно зависят от методов искусственного орошения. Они также делают такие поделки, как изделия ручной работы, ковры и гончарные изделия.Добыча нефти также дала персам множество рабочих мест. Фактически, многие персы, живущие за границей, работают в этой области.

Типичный сельский персидский дом представляет собой одноэтажное жилище из глины. Он построен на основе деревянных колонн, с плоской крышей и без окон. Свет проникает либо через дверь, либо через проем в крыше. Население в деревнях варьируется от нескольких домохозяйств до более тысячи человек. Размер каждой деревни зависит в первую очередь от наличия сельскохозяйственных угодий и воды.Дома в городах обычно строят из жженого кирпича. Они построены на высоком фундаменте и имеют террасы.

Городские персы более или менее делятся на пять четко определенных социальных классов. Самый низкий класс — это бывшие сельские жители, которые стекались в города в период с конца 1950-х до начала 1970-х годов. Эти неквалифицированные рабочие живут в густонаселенных общинах, расположенных на окраинах крупных городов. Этот класс составляет большинство местных ремесленников. Верхнюю часть составляют инвесторы в недвижимость, торговцы и другие коммерческие и промышленные бизнесмены.Священники и другие священнослужители составляют класс, известный как улемов.

Основной социальной и экономической единицей в персидской культуре является нуклеарная семья; однако некоторые семьи объединяются в более крупные единицы. Семьи традиционно патриархальные, патрилинейные и патрилокальные. Это означает, что в их обществе строго доминируют мужчины. Линия происхождения прослеживается через отца; собственность и наследство передаются по наследству через мужчин; Семья и политическое правление принадлежат мужчинам.Персидские женщины публично покорны своим мужьям; однако они часто обладают значительными полномочиями по принятию решений в частном порядке. Мужчины являются хранителями и защитниками семейной чести и несут ответственность за сохранение целомудрия своих дочерей и сестер.

Браки по-прежнему заключаются, но только после переговоров и одобрения обоими родственниками. Предпочтительны браки между двоюродными братьями и сестрами.


Каковы их убеждения?

До арабских вторжений религией персов был зороастризм.Эта религия учила, что между силами добра и зла идет вечная борьба. Шиитский ислам стал национальной религией Ирана в шестнадцатом веке, когда улама (духовенство) стало играть важную роль как в социальной, так и в политической жизни людей.

Сегодня большинство персов — мусульмане-шииты из ветви Итна ашари, радикально придерживающиеся исламских законов и принципов.

Ислам — основная мировая религия, основанная на учении пророка Мухаммеда.Говорят, что Коран или священная книга ислама был передан Мухаммеду ангелом Гавриилом.

В исламе есть пять основных обязанностей: (1) Мусульманин должен утверждать, что «нет бога, кроме Аллаха, и Мухаммед — его пророк». (2) Пять раз в день он должен молиться лицом к Мекке. (3) Он должен ежегодно платить обязательный процент (очень похожий на десятину). (4) Он должен поститься во время Рамадана, девятого месяца мусульманского года. (5) Он должен попытаться совершить хотя бы одно паломничество в Мекку в своей жизни.Мусульманам также запрещено употреблять алкоголь, есть свинину, играть в азартные игры, воровать, использовать обман, клеветать и делать идолов.


Каковы их потребности?

На исламский мир чрезвычайно трудно повлиять с помощью Евангелия. Мусульмане-фундаменталисты очень откровенно и даже воинственно настроены против христианства. Чтобы разрушить преграды, отделяющие их от Истины, требуется много молитв.

Господь увеличивает Свою Церковь в Иране, и в последние годы многие пришли к вере. Молитва необходима, чтобы поддерживать этот рост в грядущие дни.


Молитвенные пункты

* Молитвы из Священных Писаний за персов в Ираке.

* Просите Господа призвать людей, которые готовы протянуть руку помощи и поделиться с ними любовью Христа.
* Молитесь, чтобы Бог воздвиг верных ходатаев, которые будут стоять в пропасти за персов.
* Просите Бога укрепить, ободрить и защитить персов, бывших мусульманами, которые уверовали во Христа.
* Молитесь, чтобы их традиционная мусульманская культура смягчилась, создавая открытые двери для проповедования Евангелия среди них.
* Просите Святого Духа открыть сердца персов по отношению к христианам, чтобы они были восприимчивы к Евангелию.
* Просите Господа воздвигнуть сильные поместные церкви среди персов.


Профиль Источник: Всемирный молитвенный центр Вифании

человек изучают раздираемый войной Иран: последствия ирано-иракской войны | Ассоциация иранских исследований (AIS)

Внедрение Интернета и распространение новых медиа-технологий существенно повлияли на памятные практики, с помощью которых народы вспоминают, увековечивают и пытаются устранить воспоминания о борьбе, сопротивлении, насилии и войне, а также сделать прошлое значимый в нашем нынешнем веке.Подобно традиционным мемориальным сайтам, а именно названиям улиц, музеям и памятникам, которые создают повествования о прошлом, веб-сайты поминовения способствуют тому, что французский историк Пьер Нора назвал lieux of memoire, буквально включающим в себя «(веб) сайты памяти» или короткие веб-мемориалы. Хотя веб-мемориалы, как правило, не имеют архитектурного впечатления от общественных памятников и статуй, расположенных в центральных общественных местах и ​​лишенных священности, связанной с ними, веб-сайты в Интернете более инвариантны и менее статичны, чем другие мнемонические приемы.Они представляют собой слияние различных элементов и содержания (звук-изображение-текст) в разных контекстах, что приводит к детемпорализации и детерриториализации мест, времени и событий, поскольку к ним можно получить доступ в любое время и отовсюду. Веб-мемориалы также способствуют появлению новых стратегий и методов запоминания с помощью различных способов связи. Они внедряются и распространяются через социально-технические практики, таким образом воплощая реконфигурацию человеческой способности запоминать, например, посредством приложений напоминаний о событиях и готовых сообщений соболезнования.

В рамках этой теоретической основы статья исследует проект поминовения иранских военных мучеников, уделяя особое внимание веб-мемориалам и популярным мнемоническим схемам, с помощью которых их воспоминания широко распространяются в Интернете. Веб-мемориалы относятся к набору веб-сайтов, посвященных памяти отдельных лиц, групп, событий или дат, связанных с военными мучениками Ирана, которые одобрены органами культуры и государственными учреждениями, такими как Фонд по делам мучеников и ветеранов и Верховный Совет культурной революции.Определяя точки пересечения между коммуникационными платформами (веб-мемориалы), феноменами коммуникации (повествованиями и представлениями) и создателями коллективной памяти, газета предложит обновленный отчет о поминовении мучеников в послевоенном Иране и внесет новые идеи в его оцифровку.

Иран и Ирак | Иран Букварь

Майкл Эйзенштадт

  • Длинная, прозрачная граница и обширные политические, экономические, религиозные и культурные связи обеспечивают Ирану потенциал для значительного влияния в Ираке.
  • Однако попытки Ирана усилить влияние часто приводили к обратным результатам, что приводило к националистической реакции иракцев и напряженности в отношениях с иракским правительством.
  • Уход США из Ирака в 2011 году позволил Ирану усилить свое влияние, пытаясь включить Ирак в «ось сопротивления».
  • Возвышение так называемого «Исламского государства» создало новые возможности для Ирана расширить свое влияние в Ираке и представить себя спасителем страны.

Обзор

С древних времен Ирак и Иран были столицами соперничающих государств и империй. Месопотамия, нынешний Ирак, была домом для Ассирийской, Вавилонской и средневековой империй Аббасидов. В Персии правили династии Ахеменидов, средневековых Сефевидов и раннего современного Каджаров.

Ирак также имел особое значение для Ирана с тех пор, как династия Сефевидов сделала шиизм государственной религией в 16 -х гг. гг. Шиитский ислам родился в Ираке.Священные шиитские города Наджаф и Кербела — традиционные шиитские центры обучения и назначения для религиозных паломников. На протяжении веков в священных городах было сильное персидское присутствие. В результате Иран рассматривает южный Ирак как часть своей исторической сферы влияния.

Это древнее соперничество продолжается и в наши дни. Недавно созданная Исламская Республика попыталась экспортировать свою исламскую идеологию в Ирак, предоставив Саддаму Хусейну предлог для его вторжения в 1980 году.Иракский лидер, в свою очередь, попытался нанести смертельный удар своему главному региональному сопернику и завладеть его нефтяными богатствами. Вместо этого вторжение привело к долгой, кровавой и безрезультатной восьмилетней войне, в результате которой погибло и было ранено более 1 миллиона человек.

Свержение Саддама Хусейна в 2003 году силами США и коалиции, таким образом, предоставило Ирану историческую возможность расширить свое влияние в Ираке и превратить его из врага в партнера или союзника. А создание так называемого «Исламского государства», также известного как ИГИЛ, ИГИЛ или Даиш, на севере и западе Ирака в 2014 году позволило Ирану усилить свое влияние в Багдаде и представить себя защитником Ирака.По состоянию на 2015 год, еще неизвестно, сможет ли он достичь этих целей.

Политическая стратегия

После падения Саддама Хусейна в 2003 году Иран пытался повлиять на политику Ирака, работая с шиитскими и курдскими партиями, чтобы создать слабое федеральное государство, в котором доминируют шииты и которое поддается иранскому влиянию. Тегеран также поддерживал шиитские повстанческие группы и ополчения и усиливал свою мягкую силу в экономической, религиозной и информационной областях.

Стратегия Ирана заключалась в объединении шиитских партий Ирака, чтобы они могли преобразовать свой демографический вес в политическое влияние, тем самым укрепив шиитское первенство в Багдаде. Тегеран призвал своих ближайших союзников — Бадра, Высший исламский совет Ирака (ISCI), Даву и садристов — участвовать в политике и помогать формированию зарождающихся институтов Ирака. Он поддерживал ряд разрозненных партий и движений, чтобы максимально использовать свои возможности и обеспечить продвижение своих интересов, независимо от того, какая из иракских сторон вышла на первое место.

Высший исламский совет Ирака (ISCI) был основан в Тегеране в 1982 году иракскими эмигрантами и базировался там до возвращения в Ирак в 2003 году. Его ополчение, Корпус Бадра, обучалось и контролировалось исламскими Корпус стражей исламской революции сражался бок о бок с иранскими войсками во время ирано-иракской войны. После 2003 года тысячи ополченцев Бадра вошли в южный Ирак из Ирана, чтобы помочь обезопасить эту часть страны.Многие впоследствии были интегрированы в иракские силы безопасности, особенно в армию и национальную полицию. Аммар аль Хаким возглавляет ISCI после смерти своего отца, Абд аль Азиза аль-Хакима, в 2009 году.

Организация Badr Organization отделилась от ISCI в 2012 году и с тех пор действует как независимая партия. После захвата Мосула ИГИЛ в июне 2014 года Бадр и его лидер Хади аль Амири возглавили военную кампанию против ИГИЛ, значительно повысив внутриполитический профиль организации.По состоянию на 2015 год Хади аль Амери был одним из ближайших союзников Тегерана в Ираке.

«Дава », основанная в конце 1950-х годов, пользовалась поддержкой Исламской Республики на последнем этапе ее подпольного существования в Ираке. После 2003 года Дава присоединился к политическому процессу, но его потенциал был ограничен из-за отсутствия вооруженного ополчения. Его лидер, Нури аль-Малики, был выбран более могущественными ISCI и садристами в качестве компромиссного выбора для премьер-министра в 2005 году, но впоследствии он использовал это положение для создания опоры власти в правительстве и армии, части которых функционировали как личная и партийная милиция.После выборов 2014 года Малики был заменен на посту премьер-министра другим членом Давы, Хайдаром аль-Абади.

Малики разделял общую близость с шиитским исламистским мировоззрением Тегерана, но не с его доктриной клерикального правления. Помня о своей зависимости от Вашингтона в плане выживания, он попытался выбрать средний путь между Тегераном и Вашингтоном и избегал полномасштабных объятий Тегерана.

Абади, который провел годы в изгнании в Соединенном Королевстве, представлял менее замкнутую тенденцию внутри партии.Он продолжил политику Малики, пытаясь найти золотую середину между Вашингтоном и Тегераном, призывая к примирению с суннитской арабской общиной Ирака. Но влияние сектантских элементов в рамках его Коалиции «Правовое государство» и правящего Иракского национального альянса помешало ему реализовать эту повестку дня.

садристов стали главной силой в политике и на улицах Ирака с 2003 года. Их лидер, Муктада аль-Садр, играл на своей фамилии как единственный выживший сын уважаемого аятоллы Мухаммада Садика аль-Садра, который был убит агентами режима в 1999 году.Его популистская, антиамериканская риторика, а также сила и покровительство, предлагаемые его ополчением «Джайш аль-Махди» («Армия Махди»), недавно переименованным в Сарайя аль-Салам («Компании мира»), снискали ему поддержку среди шиитской городской бедноты.

Хотя садристы политически связаны с ISCI, Бадром и Давой, они также имели противоречивые и жестокие отношения с некоторыми из этих партий. Садр бежал в Иран в 2007 году, чтобы избежать нападения со стороны американских и иракских войск и продолжить свое религиозное обучение.Он вернулся в Ирак в 2011 году и продолжал играть важную роль в иракской политике, хотя часто дистанцировался от иранской политики.

Курдские партии — Курдская демократическая партия (ДПК) и Патриотический союз Курдистана (ПСК) — имеют давние связи с Ираном. Курдские партизаны (пешмерга) сражались на стороне Ирана во время ирано-иракской войны. И Тегеран вооружал ПСК во время его боев с ДПК с 1994 по 1998 год. Иран продолжает поддерживать тесные связи с ПСК и ДПК, а также с региональным правительством северного Курдистана (РПК) Ирака.В прошлом Тегеран периодически наносил трансграничные артиллерийские удары по иранским курдским партизанам, базирующимся в северном Ираке, хотя в последние годы эта деятельность снизилась. Отношения Ирана с курдами также улучшились, поскольку регион РПК стал важным торговым партнером с Ираном — центром отмены международных санкций в отношении Исламской Республики.

Способы влияния

Иран осуществляет свое влияние через свое посольство в Багдаде и консульства в Басре, Кербеле, Эрбиле и Сулеймании.Оба его посла после 2003 года — Хасан Каземи-Коми и Хасан Данаифар, родившиеся в Ираке, но чья семья была изгнана Саддамом Хусейном, — служили в элитном отряде «Кодс» Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Их назначения отражают роль иранских служб безопасности в разработке и проведении политики в Ираке. Qods Force — это подразделение КСИР, отвечающее за наиболее важные тайные иностранные операции Ирана.

Сообщается, что Иран пытался повлиять на исход парламентских выборов 2005 и 2010 годов и провинциальных выборов 2009 года, финансируя и консультируя своих кандидатов.Командующий силами Кодса Касем Сулеймани якобы сыграл ключевую роль в переговорах по формированию иракского правительства в 2005 году. Он также, как сообщается, выступал посредником в прекращении огня между Верховным советом и Армией Махди в 2007 году и между правительством Ирака и Армией Махди в 2008 году. Иран безуспешно. призвал ISCI, Dawa и садристов баллотироваться на выборах 2010 года единым блоком. Сообщается, что после выборов 2010 года спикер Меджлиса Ирана Али Лариджани подтолкнул эти партии к формированию коалиционного правительства.

Иран играл менее заметную роль в процессе формирования правительства после выборов 2014 года. Его предпочтительный кандидат на пост премьер-министра Нури аль-Малики был заменен Хайдаром аль-Абади по настоянию Соединенных Штатов и, что более важно, великим аятоллой Али Систани. Секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана адмирал Али Шамхани впоследствии сыграл ключевую роль в процессе формирования правительства (заменив Сулеймани, чья постоянная поддержка Малики на третий срок сделала его неподходящим для этой задачи).

Иран также боролся за иракские «сердца и умы», транслируя новости и развлекательные программы на арабском языке на Ирак (и арабский мир) по телевизионной сети al-Alam . Программы отражают пропагандистскую линию Тегерана в новостях, касающихся региона. Аль-Алам был спущен на воду накануне вторжения США в Ирак в 2003 году.

Ополченцы и повстанцы

Во время оккупации Иран поощрял своих иракских политических союзников к сотрудничеству с Соединенными Штатами.Но его Qods Force вооружал, обучал и финансировал ополченцев, связанных с этими партиями, а также радикальные повстанческие группы, которые атаковали силы США. Эти группы продолжают предоставлять Тегерану возможность отомстить 3500 американским советникам и инструкторам, которые в настоящее время находятся в Ираке, если Соединенные Штаты (или Израиль) нанесут ущерб интересам Ирана в других частях региона.

После 2003 года Иран сначала сосредоточил свои ресурсы на своих традиционных союзниках в составе корпуса Бадра ISCI. Но вскоре он расширил свою помощь, включив в нее Садристскую армию Махди, связанные с ней специальные группы и даже некоторые суннитские повстанческие группы.Иногда оно использовало арабоязычных ливанских боевиков «Хезболлы» для содействия этим усилиям.

Поддержка Ираном Армии Махди оказалась особенно проблематичной. После 2003 года ополчение садристов резко расширилось, что привело к включению в него многих криминальных элементов. Радикальная программа ополчения и ее борьба за власть в шиитском сообществе вскоре привели к конфликту как с Верховным советом, так и с правительством Ирака, тем самым подорвав усилия Ирана по объединению шиитской общины.

Сообщается, что Иран также содействовал деятельности «Ансар аль-Ислам», салафитской джихадистской группировки на севере Ирака, которая давала рычаги воздействия на курдское региональное правительство и входила в суннитские джихадистские круги.

К 2010 году Иран сузил свою поддержку до трех вооруженных шиитских групп: бригады обещанного дня Садра — преемницы Армии Махди — и двух специальных групп: Асаиб Ахль аль-Хакк (Лига праведников) и Ката. иб Хезболла (Батальоны Хезболлы).Сообщается, что иранские советники вернулись в Ирак в середине 2010 года вместе с боевиками Катаиб «Хезболла», обученными в Иране способам нападения на американские войска при их отступлении. Их цель заключалась в том, чтобы создать впечатление, будто Соединенные Штаты вытеснены из Ирака.

После ухода США из Ирака в 2011 году многие из этих группировок ушли. Но когда ИГИЛ захватило Мосул и начало наступление на Багдад, великий аятолла Систани издал фетву, призвав иракцев сплотиться в поддержку Иракских сил безопасности (ИСБ), чтобы защитить свою страну, свой народ и свои святые места.Огромное количество добровольцев-шиитов были организованы в различные ополчения, известные как отряды народной мобилизации (также известные как PMU или al Hashd al Shaabi).

Добровольцы были организованы в более чем 50 новых ополченцев численностью от 60 000 до 90 000 человек. Многие были вооружены Ираном и отражали хомейнистскую идеологическую ориентацию. Эти группировки, наряду с традиционными союзниками Ирана, такими как Бадр, Асаиб Ахль аль-Хакк и Катаиб Хезболла, сыграли ведущую роль в борьбе с ИГИЛ.Но они были сектантскими деятелями, придерживавшимися жесткой военной стратегии, и часто были причастны к нарушениям прав человека арабов-суннитов. Таким образом, они также способствовали сектантской поляризации иракского общества.

По состоянию на 2015 год долгосрочные последствия роста групп народной мобилизации оставались неясными. Многое будет зависеть от того, будут ли они в конечном итоге интегрированы в ИСБ или послужат плацдармом для амбициозных радикальных шиитских политиков, стремящихся превратить свои военные достижения в политический капитал.Они также могут оставаться параллельной военной силой, используемой радикальными шиитскими политиками-популистами для давления на правительство — или Ираном для продвижения своих интересов в Ираке, во многом так же, как «Хезболла» в Ливане.

Торговля

Иран поддерживает торгово-экономические связи с Ираком для получения финансовой выгоды и получения рычагов влияния на своего соседа. Сообщается, что Иран является крупнейшим торговым партнером Ирака. Официальные лица Ирана и Ирака заявили, что общий объем торговли между двумя странами в 2013 и 2014 годах достиг 12 миллиардов долларов.Но официальная иранская статистика показывает, что общий объем торговли в тот период составлял около 6 миллиардов долларов, причем почти вся эта сумма приходилась на иранский экспорт в Ирак. Экспорт состоит из свежих продуктов и переработанных пищевых продуктов, строительных материалов, недорогой бытовой техники и автомобилей. Иранские инвесторы и строительные фирмы также активны в Багдаде, преимущественно шиитском южном Ираке и Курдистане.

Демпинг Ираном дешевых субсидированных продуктов питания и потребительских товаров в Ирак (а также контрпродуктивная политика иракского правительства) подорвали сельскохозяйственный сектор и легкую промышленность Ирака, вызвав недовольство иракцев.Строительство Ираном плотин и отвод рек, питающих водный путь Шатт-эль-Араб, также подорвало иракское сельское хозяйство на юге и препятствовало усилиям по возрождению иракских болот. И хотя Иран восполнил дефицит электроэнергии в Ираке, предоставив от пяти до 10 процентов имеющихся поставок в Ираке (доля, которая намного выше для нескольких провинций, граничащих с Ираном), многие иракцы считают, что Иран временами манипулировал этими поставками в политических целях. заканчивается.

Религиозное влияние

Иран работает над обеспечением превосходства духовных лиц, обученных в Куме, пропитанных официальной идеологией Исламской Республики, над священнослужителями, обученными в относительно неполитических «квиетистских» традициях академий Наджафа .Его цель — сделать так, чтобы его версия ислама стала доминирующей идеологией среди шиитов во всем мире.

Иран теперь может быть готов к достижению этой цели благодаря:

  • Щедрое использование государственных средств для деятельности своих политизированных клерикалов.
  • Смерть в 2010 году великого аятоллы Хусейна Фадлаллаха, влиятельного ливанского священнослужителя, прошедшего обучение в Наджафе.
  • И преклонный возраст Великого аятоллы Али Систани — выдающегося члена школы Наджафа и марджи, или источника подражания, возможно, для 80 процентов всех шиитов.Он родился в 1930 году и, как сообщается, болеет.

Ирак стал одним из основных направлений для иранских религиозных туристов. С 2013 по 2014 год 1,2 миллиона иранских религиозных туристов посетили святые места в Наджафе, Кербеле, Кадхимии и Саммарре. Аналогичным образом, за этот период Иран посетили 1,7 миллиона иракцев. Иран ежегодно инвестирует десятки миллионов долларов в строительство и улучшение туристических объектов для своих паломников.

Пределы влияния

Несмотря на значительные инвестиции для расширения своего влияния в Ираке, усилия Ирана дали лишь смешанные результаты.Цель шиитского единства в Ираке оказалась недостижимой. Отношения между его иракскими клиентами часто были чреваты напряженностью и насилием, и он потратил много времени и усилий на посредничество между ними. Вмешательство Тегерана в иракскую политику иногда было обузой, вызывая националистическую реакцию против Ирана и его местных союзников.

Но рост ИГИЛ и быстрая реакция Ирана с оружием, военной поддержкой и советниками после падения Мосула (по сравнению со сравнительно медленным и сдержанным U.S. response) предоставил Ирану возможность изобразить себя спасителем Ирака. С тех пор его поведение повысило его авторитет в глазах многих иракцев.

И все же Иран иногда переигрывал. Официальные лица от Касема Сулеймани до советника президента и бывшего министра разведки Али Юнеси хвастались влиянием Ирана в Ираке, что вызвало негативную реакцию среди иракцев. И его предпочтительный военный подход — опора на ГУП — не привел к решающим военным результатам к концу 2015 года, одновременно способствуя сектантской поляризации иракского общества.Однако сдержанность и сдержанность США могут гарантировать, что Иран продолжит играть важную военную роль в Ираке — по крайней мере, пока ИГИЛ остается неминуемой угрозой, а Ирак окажется неспособным справиться с этой угрозой в одиночку.

Trendlines

  • География, политика, экономика и религия гарантируют, что Иран сохранит значительное влияние в Ираке. Всегда будут иракцы, желающие сотрудничать с Ираном по прагматическим, идеологическим или корыстным причинам, особенно до тех пор, пока Иран рассматривается как восходящая держава и лидер самой сплоченной оси региона.
  • Самыми мощными ограничителями влияния Ирана в Ираке остаются иракский национализм, собственная политика Ирана, а иногда и его властное поведение. Но без решительных усилий США по противодействию иранскому присутствию Иран останется самой влиятельной внешней державой в Ираке.
  • В долгосрочной перспективе отношения Ирака с Ираном будут в значительной степени зависеть от ситуации с его безопасностью (особенно от судьбы ИГИЛ), политической окраски его правительства и типа долгосрочных отношений, которые он устанавливает с Соединенными Штатами. и его арабские соседи.

Майкл Эйзенштадт — научный сотрудник Кана и директор программы исследований в области вооруженных сил и безопасности Вашингтонского института ближневосточной политики.

Фото предоставлено: Абади и Рухани через President.ir; Кассем Сулеймани, Аслан Медиа через Flickr Commons [CC BY-NC-ND 2.0]; Саддам Хусейн через Wikimedia Commons; Аммар аль Хаким, Государственный департамент США через Flickr Commons (обрезано)

Эта глава была первоначально опубликована в 2010 году и обновлена ​​по состоянию на август 2015 года.

Иран во время Второй мировой войны

Фон

Во время и сразу после Первой мировой войны британские и российские (позже советские) войска оккупировали большие части некогда независимой Персии, ныне известной как Иран, несмотря на объявленный ею нейтралитет.

Военный офицер Персидской казачьей бригады и ярый персидский националист Реза Хан возглавил военный заговор, направленный на восстановление суверенитета Ирана при сильном центральном правительстве.При поддержке британцев Реза Хан возглавил государственный переворот в феврале 1921 года, захватив контроль над Тегераном и вынудив слабого и коррумпированного Каджар-шаха назначить журналиста Сайида Зия ад-Дина Табатабая премьер-министром, а себя — Реза Хан — министром. войны. После того, как он подавил несколько восстаний и установил подобие централизованного контроля в стране, персидское национальное собрание назначило Реза Хана премьер-министром в 1923 году с фактической диктаторской властью.

После подавления арабского националистического восстания и при поддержке Великобритании Реза Хан убедил собрание свергнуть катарского шаха и назначить себя шахом 13 декабря 1925 года.Реза взял имя Пехлеви при основании своей новой династии. Собрание также признало наследником престола его старшего сына Мухаммада-Резу. Во время своего правления Реза-шах провел реформы по восстановлению страны и восстановлению политической и экономической независимости. Он стремился к современной стране с сильной армией, объединенной как единое целое, а не разделенной множеством религиозных и племенных групп, и к лидерству, свободному от иностранного влияния. Характер его правления был противоречивым: с одной стороны, он воспринимался как фактор модернизации Ирана; с другой стороны, его частое прибегание к грубой силе и его зависимость от этнического фаворитизма для обеспечения династии Пехлеви эффективно препятствовали развитию современной демократии или плюралистического правительства в Иране.

В 1935 году персидское правительство изменило название страны с «Персия» на «Иран», историческое название страны и обозначение, которое использовалось внутри страны на протяжении веков. Новое обозначение одновременно отвлекло внимание от традиционного западного обозначения «Персия» (термин греческого происхождения). «Персидский» — это историческое название одной из этнических групп в Иране. После реформ, проводимых Реза-шахом, принятие нового названия для страны рассматривалось как восстановление исторического наследия Ирана.Пока Персия пала жертвой империализма, Иран будет свободен от иностранного контроля.

Иран после начала Второй мировой войны

Адольф Гитлер, лидер нацистской партии, писал о предполагаемой расовой неполноценности неевропейцев, особенно арабов и индийцев, в книге Mein Kampf , опубликованной в 1925 году. Гитлер также презирал антиколониальные движения, имея в виду для них как «коалицию калек», которые никогда не могли быть настоящими партнерами для немцев.После того, как нацисты пришли к власти в 1933 году, и особенно после того, как нацистское руководство развязало Вторую мировую войну, вторгшись в Польшу в 1939 году, немецкие солдаты и дипломаты, надеясь подорвать мощь британской и французской колониальных империй, активно стремились влиять на стратегические и экономические вопросы. события в Иране, Индии и арабском Ближнем Востоке. Следовательно, они преуменьшают расистские ссылки на нееврейские народы на Ближнем Востоке в публичных выступлениях. В цели летнего наступления нацистской Германии в Советском Союзе в 1942 году входила немецкая оккупация Кавказского региона, а оттуда вторжение в Ирак и Иран в надежде перерезать транзитные маршруты Великобритании в Британскую Индию и внутрь Советского Союза.

Несмотря на отношение нацистской Германии к расовой неполноценности жителей Ближнего Востока, Реза-шах симпатизировал Германии, поскольку, в отличие от Великобритании или Советского Союза, Германия в прошлом не вмешивалась во внутренние дела Ирана или оккупировала его. Иранская территория. Реза Шах намеревался узнать о политическом менеджменте и промышленных технологиях в Германии. Он также хотел уменьшить торговлю с Советским Союзом. К 1940–1941 годам почти половина всего иранского импорта приходилась на Германию; Туда шло 42% всего иранского экспорта.

Персидское отделение пропагандистской радиослужбы нацистской Германии, Radio Zeesen, транслировало передачи на исламские религиозные темы, поскольку нацистский расовый антисемитизм и национализм не находили отклика у иранской аудитории. Среди тем немецкой пропаганды было представление о том, что Гитлер был шиитским Мессией или Двенадцатым имамом, который вернулся, чтобы уничтожить евреев и коммунистов. Борьбу Гитлера сравнивали с борьбой пророка Мухаммеда против евреев, проводя параллели между главами Корана о столкновениях пророка Мухаммеда с еврейскими племенами в Аравии и враждебными действиями шиитских иранцев против Великобритании и Советского Союза.Такие усилия по вовлечению шиитского населения вызвали обеспокоенность у недавно коронованного Мухаммеда Резы Пехлеви, поскольку он считал, что его более светский режим подрывается, и возражал против того, чтобы Гитлер был назван Мессией.

Иранских еврея, которыми правил Реза Шах, а затем его сын Мухаммад Реза Пехлеви, пользовались многими правами и свободами, которых они раньше не испытывали, включая относительную культурную и религиозную автономию, возросшие экономические возможности и значительные политические права.Евреи также выиграли от склонности Пехлеви к более светской внутренней политике. Правительство Ирана сообщило немцам, что считает иранских евреев полностью ассимилированными иранцами. Многие польские евреи среди 116 000 польских беженцев, которым в 1942 году было разрешено покинуть советские районы, куда они бежали в 1941 году или были депортированы в 1939–1940 годах, благополучно прошли через Иран по пути в Палестину или Великобританию, где многие из польских беженцев, в том числе евреи, попавшие в британские воинские части.Иранское правительство также разрешило лидерам иракского правительства, поддерживающего Оси, бежать после того, как британские войска свергли его в конце мая 1941 года, включая бывшего премьер-министра Рашида аль-Килани и палестинского лидера Амина аль-Хусейни, бежать через Иран в Италию.

Реза-шах объявил Иран нейтральным в начале Второй мировой войны. Он опасался как советских, так и британских амбиций в своей стране и, несмотря на преимущества экономических отношений с Германией, считал, что Германия слишком привержена своей программе расовой экспансии и идеологии.Ни одна из сторон не имела в виду интересы Ирана. После драматических побед Германии над Советским Союзом летом 1941 года и британское, и советское правительства оккупировали южный и северный Иран соответственно, используя отказ Реза-шаха выслать немецких граждан в качестве предлога, но на самом деле из опасения, что Успешное наступление Германии на Кавказ не остановится на иранской границе, а сохранение нейтралитета Ирана будет препятствовать транзиту грузов из Британской Индии в Египет и британским маршрутам поставок в Советский Союз.В намерения союзников в Иране входило также защита контролируемых Великобританией нефтяных месторождений, направление военных поставок в Советский Союз по Трансиранской железной дороге (основная железная дорога, связывающая Тегеран с Персидским заливом и Каспийским морем) и прекращение поставок Германии разведывательные операции в Иране.

11 сентября 1941 года британский посланник сэр Ридер С. Буллард встретился с премьер-министром Ирана Мохаммед-Али Фуруки, чтобы потребовать немедленного смещения Реза Шаха в пользу его сына Мухаммада Реза Пехлеви, который, как известно, был сторонником Британский.Пять дней спустя, 16 сентября, Реза-шах отрекся от престола и отправился в изгнание, оставив своего сына шахом. Реза Шах умер в Йоханнесбурге, Южная Африка, 26 июля 1944 года.

В январе 1942 года Иран, Советский Союз и Великобритания подписали Трехсторонний союзный договор. В этом соглашении союзники признали территориальную целостность, суверенитет и политическую независимость Ирана. Они также обязались защитить иранскую экономику от последствий войны. Самое главное, они обещали уйти с иранской территории в течение шести месяцев после окончания войны.К весне 1942 года Иран разорвал все отношения с державами оси и изгнал всех их граждан, проживающих в Иране.

— [credit = d466e2c0-bd0a-4630-a1f5-21f3d6755164]

9 сентября 1943 года Иран объявил войну Германии. Вскоре после этого, между 28 ноября и 1 декабря 1943 года, лидеры «большой тройки» встретились в Тегеране. Президент США Франклин Рузвельт, премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль и Генеральный секретарь Советской коммунистической партии Иосиф Сталин обсудили военные стратегии против Германии и Японии и период после Второй мировой войны.Они также подписали «Декларацию трех держав относительно Ирана» — соглашение об оказании Ирану экономической помощи во время и после войны. Правительства союзников также заявили, что все они разделяют «стремление к поддержанию независимости, суверенитета и территориальной целостности Ирана». Британские и американские войска ушли из Ирана в январе 1946 года. Советы ушли в мае 1946 года только после того, как Организация Объединенных Наций оказала давление.

Последствия Второй мировой войны

Влияние Второй мировой войны на Иран было разрушительным.Иранский нейтралитет был проигнорирован, и страна потеряла фактическую независимость из-за оккупационных сил. Британские и советские власти доминировали в использовании основных дорог и Трансиранской железной дороги в своих целях, а также изолировали и развернули иранскую рабочую силу и оборудование для военных действий. Из-за того, что для ведения сельского хозяйства осталось мало ресурсов, в сочетании с неурожаем в 1942 году и огромным наплывом европейских беженцев, распространился голод, и многие люди умерли. Росла нестабильность на политической и социальной арене, страдала экономика.

Авторы): Мемориальный музей Холокоста США, Вашингтон, округ Колумбия

ВОЙНА ЗАЛИФА и ПЕРСИЯ — Энциклопедия Ираника

ВОЙНА ЗАЛИВА и ПЕРСИЯ (правильно Война в Персидском заливе).Иран / Персия придерживались политики нейтралитета во время войны между Ираком, войска которого оккупировали Кувейт 2 августа 1990 года, и коалицией во главе с США. Министерство иностранных дел Ирана немедленно осудило нападение на Кувейт и призвало к выводу иракских войск, и в то же время выразило обеспокоенность тем, что агрессия послужит поводом для входа внешних сил в регион (Tehran Television Service на персидском языке, 2 Август 1990 г., в FBIS-NES-90-150, 3 августа 1990 г., стр.47; выдержки, цитируемые в Iran Times , 10 августа 1990 г., стр. 1). Иран решительно выступал против военного присутствия Соединенных Штатов в Персидском заливе и особенно против размещения американских войск в Саудовской Аравии на том основании, что это поставит под угрозу региональную безопасность. Иранцы противопоставляли быстрые усилия Запада по оказанию помощи Кувейту безразличием, проявленным к Персии после вторжения Ирака в него в 1980 году. Они также возмущались серьезной помощью, оказанной Кувейтом Ираку во время ирано-иракской войны («Papers View Invasion», в FBIS-NES -90-151, 6 августа 1990 г., стр.68-69). В редакционной статье Jomhuri-e eslāmi от 14 августа, в FBIS-NES-90-169, 30 августа 1990 г. было заявлено, что «Америка является преступником, и ее самое большое преступление заключалось в том, что она спровоцировала реакцию Ирака и арабов против исламской революции». , п. 64).

Война обострила напряженность между радикальными и умеренными фракциями в Иране и привела к интенсивным национальным дебатам по поводу правильной политики. Радикалы считали американское военное присутствие серьезным вызовом для Ирана и исламского мира, и эта точка зрения отражена в газете Jomhuri-e eslāmi. Старший военный командующий Мосен Ренани, командующий Корпусом стражей революции (Sepāh-e pāsdārān-e enqelāb), заявил, что присутствие американских войск в Персидском заливе более опасно для региона, чем оккупация Ираком Кувейта (Тегеран, Германия). 9 августа 1990 г., IRNA на английском языке, в FBIS-NES-90-155, 10 августа 1990 г., стр. 66-67). Jomhuri-e eslāmi назвал присутствие американских войск в Саудовской Аравии «ужасным позором для исламского мира» и заявил, что «точно так же, как Ирак аннексировал Кувейт к своей территории, Соединенные Штаты присоединили Саудовскую Аравию к своей территории» ( в FBIS-NES-90-164, 23 августа 1990 г., стр.46-47). Спикер Меджлиса Махди Карруби заявил 21 августа, что США являются «лидером агрессии в мире» и что они вошли в регион «с целью подавить истинный ислам и обеспечить соблюдение своей собственной версии ислама» (Тегеран, IRNA на английском языке, 21 августа 1990 г., в FBIS-NES-90-162, 21 августа 1990 г., стр. 52). Мусульманская ассоциация студентов колледжей осудила американское присутствие, заявив, что «они находятся в этом регионе с целью захвата ресурсов и богатства мусульманских стран», и организовала демонстрации в ряде городов (Тегеран, IRNA на английском языке, 13 августа , 1990, в FBIS-NES-90-158, 15 августа 1990 г., стр.55-56).

Радикальный гнев усилился после начала воздушной войны против Ирака 16 января 1991 года. Однако марш через Тегеран, организованный Союзом мусульманских студенческих обществ университетов ( Etteḥādiya-ye anjomanhā-ye eslāmi-e dānešjuyān- e dānešgāhhā-ye sarā-sari-e kešvar ), осуждающая военное присутствие США 17 января, привлекла лишь около 5 000 человек (по оценке информационного агентства Reuters).

Попытка радикалов привлечь к себе внимание была перевешена нейтральной позицией правительства Рафсанджани.Хорошие отношения Ирана с Францией, Советским Союзом, Турцией и Сирией помогли укрепить этот нейтралитет. Немногие иранцы сочувствовали правительству Ирака, с которым Иран недавно вел восьмилетнюю войну. Еще 9 августа газета Tehran Times , которую считают близкой к президенту Хашеми Рафсанджани, поддерживала иностранное военное вмешательство в кризис, пока оно находилось под контролем Организации Объединенных Наций (Тегеран, 9 августа, AFP, в FBIS-NES-90 -154, 9 августа 1990 г., с. 60). Министерство иностранных дел стремилось напомнить Организации Объединенных Наций о ее долге помочь разрешить кризис (Международная служба Тегерана на арабском языке, 11 августа 1990 г., в FBIS-NES-90-158, 15 августа 1990 г., стр.56).

Иран извлек выгоду из конфликта по-разному, прежде всего за счет уменьшения иракской военной угрозы. В начале конфликта Иран считал, что он выиграл крупную уступку со стороны Ирака, который 14 августа 1990 года, похоже, согласился вернуться к Алжирскому договору 1975 года и признать тальвег или середину водного пути Шаг-эль-Араб в качестве общей границы. (в начале войны с Ираком в сентябре 1980 года Саддам Хусейн в одностороннем порядке расторгнул это соглашение; Бахаш).Ирак также согласился вывести свои войска из восьми районов, которые он занимал вдоль границы (см. Maryam Daftari, tr.). Эти уступки, призванные нейтрализовать любую угрозу со стороны иранских войск, в то время как Ирак столкнулся с союзной коалицией, позволили Ирану объявить о запоздалой победе. Иран также счел оправданным ссылку Генерального секретаря Организации Объединенных Наций Хавьера Переса де Куэльяра на агрессию Ирака против Ирана в докладе Совету Безопасности от 9 декабря 1991 г. (документ ООН S / 23273, «Дальнейший доклад Генерального секретаря о выполнении Резолюция 598 Совета Безопасности, 1987 г. »).

Иран возобновил обмен военнопленными с Ираком; с середины августа по середину сентября было освобождено почти 75 000 военнопленных с обеих сторон. В конце января 1991 года Ирак направил 115 военных самолетов и 33 пассажирских самолета для укрытия в Иране, по-видимому, без предварительного разрешения Тегерана. Иран, который признал получение только 22 самолетов, утверждал, что будет конфисковывать их, пока продолжаются боевые действия (подробности см. В Багдаде, INA на арабском языке, 12 апреля 1991 г., в FBIS-NES-91-072, 15 апреля 1991 г. , п.26 и Тегеран IRNA на английском языке, 14 апреля 1991 г., в FBIS-NES-91-073, стр. 49). К началу 2002 года эти самолеты все еще не были возвращены, и они могут быть оставлены в качестве разменной монеты с Ираком или в качестве компенсации за ущерб, нанесенный во время ирано-иракской войны.

Война дала Ирану возможность улучшить отношения с Европой, государствами Совета Корпорации Персидского залива и даже США. Пытаясь повлиять на послевоенное урегулирование, президент Хашеми Рафсанджани, подчеркивая нейтралитет Ирана, в феврале 1991 г. предположил, что Иран может предложить мирный план, но это было в значительной степени проигнорировано (Тегеран, IRNA на английском языке, 4 февраля 1991 г., в FBIS-NES- 91-023, 4 февраля 1991 г., стр.87-88). Страх монархов Персидского залива, что Иран является источником подрывной деятельности, уменьшился, и Иран стремился играть более значительную роль в Персидском заливе. Согласно статье от 12 декабря в арабской газете al-Šarq al-awsaṭ (паб. В Лондоне), «позиция Ирана, отвергающая иракскую оккупацию и изменяющая карту местности, была оценена всеми странами Персидского залива без исключения. »(В JPRS-NEA-91-004, 11 января 1991 г., стр. 3-4). Отношения с Саудовской Аравией, разорванные с 1988 года, были нормализованы 26 марта 1991 года.

Соединенные Штаты были удовлетворены тем, что Иран соблюдал санкции Организации Объединенных Наций в отношении Ирака и не пришел на помощь Ираку во время конфликта (см. Комментарии президента Джорджа Буша на его пресс-конференции 5 февраля 1991 года в журнале Weekly Compilation of Presidential Documents XXVII , № 6, 11 февраля 1991 г., стр. 129). Когда госсекретарь Джеймс А. Бейкер изложил свои послевоенные цели Комитету по иностранным делам Палаты представителей 6 февраля, он сказал, что Иран может сыграть роль в будущих мерах безопасности в Персидском заливе ( фактов в файле , 14 февраля 1991 г., стр. .92). К облегчению Соединенных Штатов, Иран воздержался от оказания значительной помощи шиитским восстаниям, вспыхнувшим на юге Ирака в марте 1991 года.

После поражения Ирака Иран возмущался продолжающимися попытками исключить его из региональных дел. В «Дамасской декларации» от 6 марта 1991 г. содержался призыв к обеспечению безопасности Персидского залива в руках государств Совета Корпорации Персидского залива при поддержке 100 000 египетских и сирийских военнослужащих. Этот план так и не был реализован. Вскоре возобновилась критика Ирака по таким вопросам, как нарушение границ, военнопленные и проблема самолетов.Комментарий в Kayhan International гласил: «Следует быть дураком, принимая Багдад за его слова, потому что он дает обещания нарушить их» (28 апреля 1991 г., стр. 2, в JPRS-NEA-91-033, 12 июня 1991 г. , стр. 52-53). Введение в мае 1993 года политики «двойного сдерживания» в США было направлено на то, чтобы исключить как Иран, так и Ирак из дел Персидского залива.

Библиография:

основных тегеранских газет, в том числе утренние ежедневные газеты Jomhuri-e eslāmi и Abrār и дневные ежедневные газеты Kayhān , Eṭṭelāʿāt и Resālat , а также на английском языке: Kayhan International , Tehran Times и Iran Times (еженедельно, Вашингтон).Некоторые статьи в этих публикациях доступны на английском языке в Daily Reports (FBIS) и Joint Publications Research Service (JPRS) Reports, публикуемых правительством США, и в BBC Summary of World Broadcasts (SWB). Шауль Бахаш, «Иран: война закончилась, враждебность продолжается», в Amatzia and Barry Rubin, ред., Иракский путь к войне , Нью-Йорк, 1993, стр. 219–31.

Maryam Daftari, tr., Тексты писем, которыми обменивались президенты Исламской Республики Иран и Республики Ирак 1369 (1990) , Тегеран 1374 Š./ 1995.

Элахе Мохташам, «Иранская перспектива», в издании Джеймса Гоу, Ирак: конфликт в Персидском заливе и мировое сообщество, , Лондон, 1993, стр.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.