Польша политический режим: CONSTITUTION OF POLAND

Содержание

Польша в ХХ веке: Очерки политической истории

Фундаментальная монография на актуальную научную тему написана историками ряда институтов РАН, МГУ им. М. В. Ломоносова и Пермского государственного университета на базе современной отечественной и зарубежной литературы и документов, в том числе новых, из архивов России и Польши. В книге исследуется политическое развитие страны с конца XIX и до начала XXI в. Показаны процесс рождения польских политических движений и партий в борьбе за независимое государство, оформление и эволюция партийно-политической системы от парламентской демократии к режиму «санации» в межвоенное время; представлены политически многоликое движение Сопротивления 1939–1945 гг., противостояние сил в определении границ и облика послевоенной Польши. Значительное внимание уделено роли СССР в решении польского вопроса, включению Польши в сферу его интересов; участию в подавлении подполья, содействию властной гегемонии коммунистов и созданию системы народной демократии. Рассмотрены монополизация власти коммунистами и особенности режима советского типа, попытки его демократизации, причины и итоги кризиса 1956 г., переход ПОРП к авторитарным методам управления, специфика курса партии в 60–70-е гг.; показаны рождение движения «Солидарность», его внутренняя эволюция, особенности продвижение Польши от государственного социализма к демократии западного образца в конце XX в.

См. полный текст книги

Редакционная коллегия: Г. Ф. Матвеев, А. Ф. Носкова (отв. ред.), Л. С. Лыкошина

Рецензенты: доктор исторических наук Е. Ю. Гуськова, доктор исторических наук Л. Н. Шишелина

Содержание

К читателям XXI века

 

Раздел I. Последние годы неволи

 

Очерк I. Поиск новых путей к независимости

I.1. Польские земли на рубеже веков

I.2. Формирование новой политической сцены

I.3. Революция 1905–1907 гг.

 

Очерк II. Канун великой войны. Россия и польский вопрос

II. 1. Борьба за язык и умы в Царстве Польском

II.2. Борьба за язык и землю в Германии

II.3. Политическая жизнь на польских землях Австро-Венгрии (Галиция)

 

Очерк III. Великая война и судьбы польского вопроса

III.1. Довоенные концепции решения польского вопроса: проверка практикой

III.2. Поворот в истории польского вопроса (ноябрь 1916 — март 1917 г.)

III.3. На пути к окончательному решению польского вопроса

 

Примечания

 

Р а з д е л II. Вторая Речь Посполитая (1918–1939)

 

Очерк I. Конституирование Польской республики 1918–1923 гг.

I.1. Становление институтов государственной власти: правительство, начальник государства, парламент, армия

I.2 Политическая система периода учредительного сейма

I.3. Борьба за международно-правовое признание Польши и ее границ

I.4. Конфликт между Ю. Пилсудским и парламентом по вопросам внешней и военной политики. Конституция 1921 г.

 

Очерк II. Польская демократия образца 1921 г. в действии

II.1. Первый кризис режима парламентской демократии

II.2. Начальный этап становления «польского большинства» в сейме

II.3. От правительства национального единства к государственному перевороту 1926 г.

 

Очерк III. На пути к квазипрезидентской республике

III.1. Легитимизация режима «санации» и корректировка политической системы

III.2. Борьба за овладение парламентом

III.3. Начальный этап консолидации оппозиции

 

Очерк IV. Политическая система режима «санации»

IV.1. Подчинение парламента и плоды триумфа «санации»

IV.2. Решение конституционного вопроса

IV.3. Внешнеполитический маневр Пилсудского

 

Очерк V. Польша после Пилсудского

V.1. Общественное фиаско «санации». Перегруппировка политических сил

V.2. Зигзаги внешней политики

 

Примечания

 

Раздел III. Военные годы: от сентябрьской катастрофы к освобождению и возрождению страны (1939–1945)

 

Очерк I. Сентябрь 1939 — июнь 1941 г.: Военно-политическое поражение «санации». Правительство в эмиграции. Организация сопротивления

I.1. Накануне нападения Германии

I.2. Сентябрьская катастрофа: политические последствия и территориальные потери

I.3. Польские земли под властью гитлеровцев: оккупационный режим, германизация, депортации, террор

I.4. Правительство в эмиграции: политический облик, организация сопротивления, международное взаимодействие

I.5. Западная Украина и Западная Белороссия: советизация, деполонизация власти, репрессии

 

Очерк II. Июль 1941 — 1943 г. Советско-польские отношения. Консолидация левых сил. Размежевание в подполье. Конференция в Тегеране

II.1. Советско-польские отношения: декларации, противоречия, интересы

II.2. Правительственные подпольные структуры. Армия Крайова и переход к боевым действиям

II.3. Консолидация левых организаций. ППР и попытка объединения подполья

II.4. Разрыв отношений Москвы с правительством Польши. Перемены в подполье. Польский вопрос на конференции в Тегеране

 

Очерк III. СССР и оформление левой альтернативы. Противостояние в борьбе за власть и границы (1943 — январь 1945 г.)

III.1. Польская эмиграция в СССР: общественно-политические и военные организации

III.2. Весна 1944 г.: тактика «лондонского» правительства и шаги Москвы

III.3. Решающее лето: КРН в Москве, встречи в Лондоне, создание ПКНО

III.4. Варшавское восстание: обреченность замысла, героизм повстанцев. Советско-англо-польские переговоры

III.5. Положение на освобожденных землях. От ПКНО к Временному правительству

 

Очерк IV.

От Временного правительства к правительству национального единства и международному признанию (январь–август 1945 г.)

IV.1. Освобождение; ситуация в стране. Польские проблемы на конференции в Ялте

IV.2. Реализация Ялтинских договоренностей. Польский аспект конференции в Потсдаме

 

Примечания

 

Раздел IV. От народной демократии к сталинизму. кризис 1956 г. и попытки десталинизации 1945–1959 гг .

 

Очерк I. Режим народной демократии: замыслы и реальность (лето 1945 — 1947 гг.)

I.1. Новая политическая «сцена»: правящая коалиция и оппозиция

I.2. Проба сил: избирательный блок и референдум

I.3. ППР–ППС: политические противоречия. Выборы в сейм

I.4. Закат» ПСЛ. «Польский путь к социализму»

 

Очерк II. От политической гегемонии ППР к монопольной власти ПОРП (1947–1948 гг.)

II.1. Начало холодной войны. Создание Коминформбюро и перемены в курсе ППР

II.2. На пути к объединению ППР и ППС. Отставка В. Гомулки и создание ПОРП

 

Очерк III. Сталинизм в польском варианте (1949–1953 гг.)

III.1. Властная монополия ПОРП. Формирование правящего слоя. Конституция 1852 г.

III.2. Политические репрессии: инструмент устрашения общества, и большевизации ПОРП

III.3. Государство и Польская римско-католическая церковь: от содействия возрождению к конфронтации и присяге на верность власти

 

Очерк IV. Общественно-политический кризис 1956 г. и попытки десталинизации (1953–1959)

IV.1. Предкризисная ситуация: «брожение умов»

IV.2. ХХ съезд КПСС. Начало перемен. Беспорядки в Познани. VII пленум ЦК ПОРП

IV.3. Политический перелом: VIII пленум ЦК ПОРП и встреча в Бельведере

IV.4. После кризиса: попытки десталинизации. Выборы в сейм

IV.5. Рост недовольства. Перемены в церковной политике государства. Советско-польские переговоры

 

Примечания

 

Раздел V. Социализм эпохи Владислава Гомулки и Эдварда Герека (1960–1970-е годы )

 

Очерк I. Политическая ситуация в стране в 1959–1967 гг.

I.1. Ужесточение политики ПОРП на рубеже 1950–1960-х годов. Нарастание оппозиционных настроений среди творческой интеллигенции

I.2. Политика Гомулки по отношению к католической церкви

I.3. Группировки в руководстве ПОРП

I.4. Экономическая политика и социальные проблемы

 

Очерк II. Кризис 1968 г.: студенческий бунт, репрессии, «кадровая революция»

II.1. Мартовские события 1968 г. и их последствия

II.2. Гомулка и «пражская весна»

II.3. Советско-польские отношения

 

Очерк III. Конец эпохи В. Гомулки

III.1. Подспудная борьба за власть в 1969–1970 гг.

III.2. Механизмы осуществления власти

III.3. Декабрьские события 1970 г.

 

Очерк IV. На волне морально-политического подъема (1971–1976 гг.)

IV.1. Новый политический стиль Э. Герека. Стабилизация положения в стране

IV.2. Новая концепция развития Польши. Формирование «команды»

IV.3. По пути успехов

IV.4. Появление первых трудностей

IV.5. Отношения Герека с католической церковью

IV.6. Настроения оппозиционной интеллигенции

IV.7. Советско-польские отношения

 

Очерк V. Трудное пятилетие (1976–1980 гг.)

V.1. Драматические события июня 1976 г.

V.2. Нарастание трудностей

V.3. Зарождение внесистемной оппозиции

V.4. Накануне нового взрыва

 

Примечания

Раздел VI. На пути от социализма к демократии (80-е годы XX – начало XXI в.)

 

Очерк I. «Солидарность»: легенда 80-х и реальность (1980–1989 гг.)

I.1. Становление «Солидарности». Противостояние власти и профсоюза

I.2. ПОРП: попытки сохранить позиции

I.3. Первый съезд «Солидарности»: выработка программы действий

I.4. Введение военного положения. «Солидарность» в подполье: поиски новой тактики борьбы

I.5. Трудное сближение власти и оппозиции

I.6. Польская «рефолюция», или «круглый стол»

 

Очерк II. Движение «политического маятника» (90-е годы ХХ в. — начало ХХI в.)

II.1. Взрыв многопартийности. Несолидарная «Солидарность». Выборы 1990 г.

II.2. Формирование партийной системы и парламентские выборы 1991 г.

II.3. Горькие плоды политического плюрализма. Парламент в 1991–1993 гг.

II.4. «Новые левые» в новой Польше

II.5. Движение политического маятника вправо. Парламентские выборы 1997 г.

II.6. Левица вновь во власти

II.7. Правый поворот. «Гражданская платформа» — партия прагматиков

II.8 Партия «Право и справедливость» и «польско-польская война

»

II.9. Левица в оппозиции

II.10. Популизм в политической жизни Польши

II.11. Президентские выборы 2010 г.

 

Очерк III. Геополитические приоритеты Республики Польша

III.1. Российско-польские отношения на рубеже веков

III.2. Польша на пути в ЕС и НАТО

III.3. Польша в региональном сотрудничестве

 

Примечания

Польша хочет продлить режим ЧП на границе с Беларусью | Новости из Германии о Европе | DW

Польша хочет продлить чрезвычайное положение на границе с Беларусью еще на 60 дней в связи с притоком нелегальных мигрантов из соседней страны. Глава МВД Польши Мариуш Каминский сообщил в понедельник, 27 сентября, что предложит кабинету министров обратиться к президенту с просьбой о продлении режима ЧП.

По словам Каминского, в настоящее время на польско-белорусской границе сложилась серьезная ситуация. «Имел место ряд провокационных инцидентов с участием белорусских военнослужащих и попытки нарушить целостность нашей границы», — сказал он.

В свете миграционного кризиса польские власти 2 сентября ввели на отдалении 3 км от границы с Беларусью режим чрезвычайного положения. Изначально предполагалось, что он продлится 30 дней. На этот период был введен запрет на любые акции в зоне действия ЧП, а также фото- и видеосъемки пограничных объектов, военнослужащих, полицейских и пограничников. Любые поездки журналистов в регионы чрезвычайного положения запрещены.

Для продления режима ЧП необходимо согласие парламента.

Месть Лукашенко Евросоюзу

Правительство в Варшаве обвиняет белорусского правителя Александра Лукашенко в организованной доставке беженцев из кризисных регионов к внешней границе Евросоюза. Лукашенко уже объявил в конце мая, что его страна больше не будет препятствовать проезду мигрантов в ЕС — так официальный Минск отреагировал на ужесточение западных санкций против Беларуси.

Каминский сообщил, что с начала августа было зафиксировано более 9400 попыток незаконного проникновения в Польшу. Примерно 8200 из них были предотвращены. Около 1200 беженцев были доставлены в охраняемые лагеря для приема мигрантов.

По словам главы МВД, в одной группе из примерно 200 мигрантов у 50 нашли подтверждения тому, что они имели связи с исламистскими или преступными организациями. «Это молодые мужчины, имеющие боевую подготовку, которые участвовали в вооруженных формированиях на Ближнем Востоке», — сказал Каминский.

Смотрите также:

  • Санкции против Беларуси: кто в списках и что под запретом?

    Кризис с мигрантами — новые санкции?

    Страны Балтии обвиняют Александра Лукашенко в создании кризиса с мигрантами на границе Беларуси с ЕС и призывают Брюссель расширить санкции против Минска. Литва выступает за новые меры против «Белавиа», так как, по данным литовского МИД, авиакомпания вовлечена в перевозку нелегальных мигрантов. О санкциях Запада, уже принятых после выборов президента Беларуси в 2020 году, — в фотогалерее DW.

  • Санкции против Беларуси: кто в списках и что под запретом?

    Ответ ЕС на насилие

    Санкции против Минска стали ответом на фальсификацию итогов выборов, жесткий разгон мирных протестов и репрессии против гражданского общества. Первыми их ввели Великобритания и Канада в сентябре 2020 года. Лондон включил в черный список восемь человек, включая Александра и Виктора Лукашенко, на тот момент главу МВД Юрия Караева, командира минского ОМОНа Дмитрия Балабу. Оттава — 11 человек.

  • Санкции против Беларуси: кто в списках и что под запретом?

    В санкционном списке ЕС — глава Центризбиркома

    В октябре 2020 года ЕС включил в санкционный список 40 человек. Среди них — руководители силовых органов, в частности, теперь уже экс-глава МВД Юрий Караев и командир ОМОНа в Минске Дмитрий Балаба, начальник изолятора на Окрестина Иван Соколовский. Под санкции попал весь состав Центризбиркома, включая его главу Лидию Ермошину. Для них действуют запрет на въезд в ЕС и заморозка европейских активов.

  • Санкции против Беларуси: кто в списках и что под запретом?

    Лукашенко в черном списке ЕС

    Сам Александр Лукашенко оказался в санкционном списке ЕС в ноябре. Брюссель считает его ответственным за жестокие репрессии в стране. Во втором перечне лиц, попавших под санкции, — на то время советник Лукашенко по нацбезопасности его старший сын Виктор, пресс-секретарь Наталья Эйсмонт, глава КГБ Иван Тертель, председатель Конституционного суда Петр Миклашевич и еще 10 человек.

  • Санкции против Беларуси: кто в списках и что под запретом?

    Третий пакет санкций Евросоюза

    Еще спустя месяц, в декабре 2020-го, за политические репрессии и агрессивную пропаганду, в которой в частности обвиняют белорусское гостелевидение, под персональные санкции попали еще 29 высокопоставленных лиц. В их числе — спикер верхней палаты парламента Наталья Кочанова, вице-премьер Анатолий Сивак и генпрокурор Андрей Швед, а также глава Белтелерадиокомпании Иван Эйсмонт.

  • Санкции против Беларуси: кто в списках и что под запретом?

    Штрафные меры против белорусских предприятий

    В перечень вошли и семь предприятий и компаний, включая «140-й ремонтный завод», ремонтирующий танки, завод «Агат», Минский завод колесных тягачей (МЗКТ), выпускающий колесные базы для комплексов вооружений, «Белтехэкспорт», продающий военную технику в другие страны, застройщик Dana Holdings и IT-компания «Синезис», которая предоставляет властям Беларуси платформу для видеонаблюдения.

  • Санкции против Беларуси: кто в списках и что под запретом?

    Авиабойкот после инцидента с Ryanair

    В начале 2021 года репрессии в Беларуси продолжались, но Брюссель новых санкций не вводил. Однако после принудительной посадки в мае самолета Ryanair и ареста блогера Романа Потасевича и его спутницы Софии Сапеги ЕС призвал европейских авиаперевозчиков избегать перелетов над Беларусью. А с июня самолетам «Белавиа» и других госкомпаний РБ запрещено летать над ЕС и приземляться в его аэропортах.

  • Санкции против Беларуси: кто в списках и что под запретом?

    МАЗ и БелАЗ в штрафном списке

    В ответ на перехват самолета последовал четвертый пакет санкций ЕС. В нем еще 78 имен: помимо второго сына Лукашенко Дмитрия и супруги Виктора Лукашенко Лилии это силовики, военные, судьи, ректоры вузов, депутаты парламента, а также бизнесмены, связанные с Лукашенко — Михаил Гуцериев, Алексей Олексин, Сергей Тетерин. В список вошли и восемь компаний, включая МАЗ и БелАЗ.

  • Санкции против Беларуси: кто в списках и что под запретом?

    Секторальные санкции Евросоюза

    В этот пакет вошли и санкции в отношении ключевых секторов экономики РБ. Они запрещают ввоз в ЕС белорусских нефтепродуктов и калийных удобрений, поставку Беларуси сырья для табачной промышленности, оборудования для перехвата телефонных и интернет-коммуникаций, а также товаров двойного назначения, которые могут использоваться для репрессий. Ограничен Минску и доступ к рынкам европейского капитала.

  • Санкции против Беларуси: кто в списках и что под запретом?

    Совместный ответ на перехват Ryanair

    Вместе с ЕС санкции в ответ на перехват самолета Ryanair и нарушение прав человека в Беларуси приняли США, Великобритания и Канада. Вашингтон включил в черный список пять организаций и 16 граждан Беларуси. В нем, в частности, Наталья Эйсмонт, Наталья Кочанова, Николай Карпенков, Андрей Швед, Иван Тертель. Лондон внес 11 человек и две организации. Оттава — 17 физических и пять юридических лиц.

  • Санкции против Беларуси: кто в списках и что под запретом?

    Масштабные санкции из США

    Еще в апреле США возобновили действие санкций против РБ, приостановленных в 2015 году. Под удар попали 9 предприятий нефтехимии. А в годовщину выборов 9 августа были введены ограничения против 23 физлиц и 21 организации. В черный список, в частности, вошли НОК Беларуси, Следственный комитет, «Беларуськалий», «Белнефтегаз». В действиях режима Лукашенко Белый дом видит угрозу нацбезопасности США.

  • Санкции против Беларуси: кто в списках и что под запретом?

    Новые санкции Великобритании и Канады

    А Великобритания и Канада ввели в августе 2021 года секторальные санкции, аналогичные принятым ЕС. Торговые ограничения затрагивают калийные удобрения, нефтепродукты, поставку в Беларусь товаров для производства сигарет и технологий двойного назначения. Запрещается покупка белорусских ценных бумаг и предоставление кредитов. Лондон запретил и техобслуживание авиапарка Лукашенко и его приближенных.

  • Санкции против Беларуси: кто в списках и что под запретом?

    Белорусская оппозиция «за» санкции

    Демократические силы Беларуси во главе с экс-кандидатом в президенты Светланой Тихановской уверены, что экономическое и политическое давление может заставить власти изменить их поведение, сесть за стол переговоров с оппозицией и провести новые, честные выборы президента. Санкции, по их мнению, нацелены и на то, чтобы Лукашенко освободил всех политзаключенных — сейчас их в стране более 600.

  • Санкции против Беларуси: кто в списках и что под запретом?

    Когда снимут санкции с Беларуси

    Отмена санкций станет возможной только тогда, когда власти Беларуси будут полностью придерживаться принципов демократии и верховенства права и прекратят репрессии, подчеркивает Брюссель. «ЕС продолжит поддерживать демократическую, независимую, суверенную, процветающую и стабильную Беларусь. Голос и волю народа Беларуси не удастся подавить», — отмечается в его заявлении к годовщине выборов.

    Автор: Янина Мороз


Другая Польша – Власть – Коммерсантъ

Результат воскресных парламентских выборов в Польше, завершившихся поражением правящей центристской партии «Гражданская платформа» и победой их традиционных и принципиальных соперников — правых консерваторов из партии «Право и справедливость», фактически означает конец политической системы Польши в том виде, в каком мы ее знаем. Новая конфигурация политических сил, которая будет представлена в Сейме, означает, что в стране перестали действовать — временно или окончательно — те механизмы, которые обеспечивали долговременное равновесие польского политического мира, в том числе и те, что были заложены при формировании постсоциалистической Польши в 1989 году.

Станислав Кувалдин

Согласно предварительным итогам выборов в польский парламент, партия «Право и справедливость» (ПиС), возглавляемая Ярославом Качиньским (братом-близнецом Леха Качиньского — президента Польши в 2005-2010 годах, погибшего в авиакатастрофе под Смоленском), получила 37,58% голосов избирателей. Если сравнивать с результатами предыдущих выборов в парламент 2011 года, на которых победила «Гражданская платформа» (ГП), то в этот раз победитель собрал даже несколько меньшую долю голосов (тогда ГП получила чуть больше 39%). Однако на этот раз в Сейм в целом прошло меньше политических сил, и результат ПиС будет иметь больший политический вес при распределении мандатов. Партия Качиньского получает абсолютное большинство в Сейме и сможет самостоятельно сформировать правительство.

Однопартийного правительства не удавалось сформировать ни одной партии современной Польши. Необходимость заключения коалиций и процесса переговоров с разными политическими силами (даже при наличии доминирующих партий) была одной из констант польской политической системы. При этом с лета этого года после проведения президентских выборов на посту главы польского государства также находится представитель ПиС Анджей Дуда. Таким образом, вся полнота государственной власти может быть сосредоточена в руках одной политической силы. Партия «Право и справедливость» превращается в самую влиятельную политическую силу в Польше — структуры, имеющей подобную степень контроля над властью, в новейшей истории Польши еще не было.

Одна из причин, по которой «Право и справедливость» получит большинство мандатов в Сейме, связана с поражением «Объединенных левых сил». В это объединение вошли отдаленные наследники Польской объединенной рабочей партии — Союз демократических левых сил, уже давно находящийся в серьезном кризисе, а также остатки левопопулистской структуры «Твое движение». Вместе им удалось собрать 7,5% голосов. Для прохождения в парламент партии или избирательному комитету достаточно 5%, однако «Объединенные левые силы» зарегистрировались как коалиция, а в этом случае порог прохождения повышается до 8%. Таким образом, в новом парламенте Польши не будут представлены левые силы. И это тоже принципиальное изменение политической карты — начиная с 1989 года левые, в том числе посткоммунистические силы, влияли на польский политический мир, причем иногда это влияние бывало довольно значительным — с занятием постов президента и премьера. «Гражданская платформа», получившая 24% голосов, разумеется, сохраняет заметную долю влияния в парламенте. Однако фактически это один из немногих прежних игроков политической сцены Польши, кто будет там представлен. Несколько мест в Сейме сохранила лишь Польская крестьянская партия — многолетний партнер ГП по формированию правительства. Однако результат чуть больше 5% означает, что и эта партия (с еще довоенными политическими традициями, одним из внешних символов преемственности в польском политическом мире) почти растеряла свое влияние. Новой силой, которая вошла в парламент, оказалось наспех созданное политическое движение польского рокера Павла Кукиза, ставшего сенсацией президентских выборов. Сумев набрать 15% голосов в первом туре, его правопопулистское движение «Кукиз 15» в итоге набрало почти 9% голосов. В составе движения в Сейм вошли крайние националисты, такие как деятель «Всепольской молодежи» Роберт Винницкий. Эти силы также никогда не были представлены в высшей политической лиге Польши. Кроме того, в парламент вошла партия «Новочесна», созданная либеральным экономистом Рышардом Петру — также совершенно новым лицом в польской политике.

Новой силой, которая вошла в парламент, оказалось политическое движение польского рокера Павла Кукиза

Прецедент нынешних выборов отчасти показывает и то, что для столь фундаментального перекраивания политической карты страны иногда невозможно отыскать какой-то причины столь же фундаментального свойства. Партия «Гражданская платформа», прежняя правящая сила в Польше, была сформирована в середине нулевых ее будущим многолетним лидером Дональдом Туском. Под его руководством она превратилась в чрезвычайно эффективную политическую машину. В 2007 году Туск, выиграв выборы, сформировал правительство, вырвав исполнительную власть из рук «Права и справедливости» и лично Ярослава Качиньского, возглавлявшего польское правительство. Первые годы управления должны были убедить польских избирателей, что политика Польши может быть «нормальной», то есть избавленной от эксцессов довольно агрессивной правоконсервативной линии, занятой тогда «Правом и справедливостью». Правление Качиньских (пост президента в те годы занимал Лех Качиньский) запомнилось довольно жесткой евроскептической линией, напряженными отношениями с Германией и Россией, поддержкой традиционных католических ценностей и усиленными поисками агентов прежних коммунистических спецслужб среди действующих польских политиков. Дональд Туск и «Гражданская платформа» достаточно убедительно доказали, что польское государство может проводить грамотную и прагматичную политику, сосредоточившись на решении экономических проблем и повышении своего влияния в ЕС. Туск оказался первым из польских лидеров с 1989 года, кто смог продержаться на посту премьера более одного парламентского срока. В связи с этим некоторые сравнивали его с Берлускони. Попытки же «Права и справедливости», возглавляемой Качиньским, вернуться к власти довольно эффективно блокировались простым напоминанием о том, что собой представляли годы правления ПиС, тем более что сам Качиньский некоторыми своими резкими и не вполне продуманными заявлениями давал повод для таких напоминаний. ПиС превратилась в эффективное политическое пугало, его избиратели своим видом и взглядами должны были отпугивать остальных и обеспечивать «Гражданской платформе» победу.

Однако в последние полтора года что-то пошло не так. Возможно, все началось с того, что в 2014 году у Дональда Туска наступил новый этап карьеры. Его умение выстраивать эффективную политическую машину и добиваться результатов в переговорах с разными игроками обратили на себя внимание в Брюсселе. Туску было предложено возглавить Европейский совет, став, таким образом, формально главным европейским политиком («королем Европы», как это назвал один польский обозреватель). Отъезд Туска в Брюссель и отстранение от прямого руководства партией показало, что по-настоящему эффективной ГП могла быть лишь под руководством одного человека. Пришедшая на смену Туску Эва Копач, несмотря на определенную личную популярность, не смогла справиться с задачей.

Одновременно Ярослав Качиньский, сохранивший полный контроль над своей партией (собственно, довольно часто Качиньского на польском политическом жаргоне принято называть Prezes, т. е. Председатель — это весьма красноречиво говорит о степени его влияния на партию), решился на достаточно важный для себя шаг, просто устранившись от прямого ведения политических кампаний. Партия впервые стала ассоциироваться не только со своим председателем (чьи взгляды вызывали раздражение у заметной части польских избирателей). Это принесло очевидный успех на президентских выборах, победителем которых стал Анджей Дуда (при том что в начале избирательной кампании она виделась наблюдателям как необременительная процедура переизбрания Бронислава Коморовского, выходца из «Гражданской платформы»). В нынешней избирательной кампании в качестве главного лица партии и кандидата в премьеры выступал не Качиньский, а его заместитель Беата Шидло. Она также показала, что ПиС избавилась от прежней репутации партии ретроградов и национальных параноиков (на победу ПиС, как считается, оказали влияние голоса молодежи, прежде никогда не поддерживавшей партии,— смена поколений привела к тому, что напоминание о «страшных» результатах 2005-2007 годов просто перестало работать).

Отношения с Россией достигли естественных пределов своего ухудшения и стабилизировались на холодном, но безопасном уровне

Национальная экономика в Польше при этом демонстрирует достаточно стабильные результаты. Здесь продолжается экономический рост. Безработица на уровне 9% хотя и относительно велика, однако снижается по сравнению с прежними показателями. При этом уменьшается безработица и среди молодежи (традиционная проблема Польши). «Гражданская платформа» передает Польшу преемникам в весьма приличном состоянии. Проблема, видимо, в том, что польский избиратель просто устал. Видимо, такие факторы, как желание поменять прежнюю картину, убрать из политики надоевшие лица, могут быть важными в демократической системе. Новые лица, пришедшие на смену, в основном правые. Но, возможно, дело в том, что традиционные левые были слишком связаны с предыдущей политической системой. При этом сама «Право и справедливость» провела кампанию под социальными лозунгами, включая снижение пенсионного возраста. Так что в этом смысле экономическая «левая» повестка сохраняет свою популярность (хотя и представленная консерваторами).

Один из вопросов: что может означать власть нынешней ПиС для России? Главный ответ — ничего совсем уж страшного. В предвыборной кампании тема России почти не звучала. Кажется, все представители польского политического класса понимают, что эти отношения достигли естественных пределов своего ухудшения и стабилизировались на холодном, но безопасном уровне. По-видимому, политики ПиС традиционно постараются поставить вопрос об усилении в Польше и Центральной Европе структур НАТО, но решения в этом вопросе зависят не от Варшавы. Как-то будет усилена и политика в восточноевропейских странах, в том числе и на Украине (это традиционное направление для политиков ПиС), но и здесь Польше придется учитывать мнение очень многих игроков, включая Брюссель. Есть надежда, что идти на конфронтацию с влиятельными европейскими силами Польша не захочет. Выводы из политики 2005-2007 годов все-таки извлечены.

Польша объявила чрезвычайное положение на границе с Белоруссией

Президент Польши Анджей Дуда подписал указ о введении режима чрезвычайного положения на приграничных с Белоруссией территориях. Соответствующие меры приняты в связи с ситуацией с нелегальными мигрантами. Об этом в четверг, 2 сентября, сообщило агентство PAP.

Согласно документу, режим ЧП будет действовать в течение 30 дней и может быть продлен. Он затронул 183 населенных пункта, в которых будут запрещены массовые мероприятия. На их территорию не смогут въехать люди, которые там не проживают, в том числе и журналисты. Нарушителям грозит штраф или арест.

Миграционный кризис

Миграционный кризис на границах Белоруссии с Польшей, Литвой и Латвией резко обострился в последние несколько недель. Так, 28 августа военнослужащие Польши были вынуждены установить колючую проволоку для борьбы с нелегальными мигрантами.

Как указал премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий, кабмин страны продолжает придерживаться «жесткой политической риторики по вопросу нелегальной миграции» и Варшава намерена бороться с незаконным въездом на территорию республики.

23 августа в Польше заявили о строительстве забора на границе с Белоруссией.

Власти соседней Литвы объявили экстремальную ситуацию на государственном уровне в начале июля, они также начали устанавливать стену на границе с Белоруссией. Режим чрезвычайной ситуации из-за наплыва нелегальных мигрантов там объявлен до 10 ноября.

17 августа Служба охраны госграницы Литвы опубликовала кадры с вытеснением белорусскими погранвойсками группы беженцев на территорию республики. В связи с произошедшим Вильнюс направил Минску ноту протеста.

В свою очередь действующий президент Белоруссии Александр Лукашенко ранее поручил силовикам усилить охрану границы, призвав закрыть «каждый ее метр».

Напомним, из-за отказа Минска в ответ на западные санкции сдерживать поток нелегальных мигрантов в направлении ЕС, на белорусско-польской границе резко участились случаи попытки ее незаконного пересечения. В Варшаве называют происходящее «гибридной агрессией» со стороны белорусских властей.

Минимум ограничений…

Как указал заместитель главы МВД Польши Блажей Побожи, связанные с режимом ЧП ограничения гражданских прав и свобод в польских воеводствах, граничащих с Белоруссией, будут сведены к абсолютному минимуму.

Он добавил, что соответствующие меры необходимо принять в интересах польского государства и для обеспечения его безопасности, а также безопасности граждан. Люди, проживающие в приграничной зоне, находятся под ударом, поскольку «любой крупный кризис или кризис, который может распространиться, затронет в первую очередь их», констатировал Побожи.

…но максимум контроля

Введение режима ЧП в приграничной зоне на востоке Польши является «необходимым шагом во избежание серьезного миграционного кризиса», указал в свою очередь министр обороны республики Мариуш Блащак.

«Уже несколько месяцев подряд нелегальные мигранты из стран Ближнего Востока и Африки стоят возле нашей границы в Белоруссии и пытаются незаконными путями попасть в Польшу. Те, кто хочет спровоцировать кризис, надеются на повторение сценария 2015 года, когда на Евросоюз обрушилась волна мигрантов. Режим Александра Лукашенко пытается спровоцировать подобный кризис на восточной границе Польши», — заявил Блащак.

«Чрезвычайный режим значительно усилит контроль над приграничной территорией, что не оставит нелегалам никаких шансов пересечь нашу границу», — считает он.

По данным польской стороны, в приграничной полосе уже установлены более 100 км новых ограждений. При этом в ближайшее время будут проложены еще 50 км. На помощь пограничникам направилось около тысячи военнослужащих.

Ранее сообщалось, что польские пограничники задержали в районе села Уснаж-Гурны 13 человек, пытавшихся разрушить заграждение. Замминистра иностранных дел Польши Марцин Пшидач назвал эту ситуацию «неприемлемой».

Среди 13 задержанных оказались 12 поляков и один гражданин Нидерландов. В их числе был и глава совета фонда «Открытый диалог» Бартош Крамек, которого в июне задержали по подозрению в предоставлении ложных сведений и отмывании денег. Интересно, что несколько дней назад замминистра иностранных дел Польши Павел Яблоньский направил в прокуратуру уведомление о статье Бартоша Крамека в Gazeta Wyborcza, в которой тот призывал разбирать заграждения на границе.

Польша может национализировать «Ямал» — Ведомости

Польская государственная компания Gaz-System обнародовала план развития газотранспортной системы страны на 2022–2031 гг. и отправила его на рассмотрение в правительство. Существенным элементом этого плана является полный переход под контроль Варшавы польского участка газопровода «Ямал – Европа». Поскольку совладельцем этой магистрали является российский «Газпром», пока не обнаруживающий никакого желания с ней расстаться, забрать трубопровод Польша может только посредством самого серьезного конфликта с Россией.

Тут нужно учесть, что Варшава ставит перед собой поистине наполеоновские энергетические планы, заявляя, что хочет сбросить с себя «энергетическое рабство» «Газпрома», обеспечивающего 68% совокупного потребления газа в стране. Для этого польская государственная нефтегазовая компания PGNiG в 2018 г. приобрела солидную долю в норвежских месторождениях. «Энергетическая независимость» от России подается в Польше практически на уровне национальной идеи.

В этом плане поляков очень воодушевила достигнутая в конце прошлого года судебная победа над «Газпромом». Опуская детали: Польша выиграла в Стокгольмском арбитраже у России иск о ценах на газ и получила право эти цены пересчитать в соответствии с «изменившимися рыночными условиями». Эту победу в Польше восприняли как сигнал к дальнейшим действиям. Ведь страна не просто желает обеспечить только себя норвежским газом, а претендует на большее – на роль нового газового хаба в Восточной Европе. В апреле прошлого года президент Анджей Дуда тожественно провозгласил начало строительства Балтийского газопровода, который соединит Польшу с месторождениями в Норвегии. Запустить его в эксплуатацию планируется 1 октября 2022 г.

Кроме того, Польша расширяет свой терминал сжиженного природного газа (СПГ) в Свиноуйсьце (с 5 млрд до 7,5 млрд куб. м в год) и собирается создать в Гданьске аналогичный терминал на 4,5 млрд куб. м. На этих двух терминалах будет регазифицироваться СПГ, поступающий в Польшу из США и Катара. Также ведется строительство трубопровода GIPL, призванного соединить Польшу с Литвой. В Варшаве мечтают, как посредством GIPL страна получит доступ к рынкам Литвы, Латвии, Эстонии и Финляндии. Планируется, что, например, из Польши в Литву можно будет подавать 2,4 млрд куб. м в год.

Реализация всех этих планов предполагает капитальную реконструкцию уже имеющейся газотранспортной структуры Польши. Как раз под эти цели в Gaz-System и хотят перепрофилировать транзитный газопровод «Ямал – Европа». Этот трубопровод мощностью 33 млрд куб. м работает на Германию, но часть газа из него поступает и непосредственно в Польшу – во Влацлавеке в центре и во Львувеке на западе страны. В целом польский участок газопровода насчитывает 683 км линейной части и пять компрессорных станций.

В Gaz-System намереваются соединить польский участок «Ямал – Европа» отдельной магистралью с СПГ-терминалом в Свиноуйсьце и Балтийским газопроводом, а после 2024 г. – и со СПГ-терминалом в Гданьске. Для этого польский оператор предполагает после 2024 г. построить на «Ямал – Европе» четыре дополнительные точки входа-выхода и добавить к пяти компрессорным станциям еще одну во Львувеке. Таким образом «Ямал – Европа» будет интегрирован в газотранспортную систему Польши и переведен в реверсный режим.

Но как же именно Польша хочет получить газопровод? На настоящий момент владельцем польского участка «Ямал – Европы» числится предприятие EuRoPol Gaz. Оно на 48% принадлежат «Газпрому» и на 48% – PGNiG. Захотят ли поляки выкупить газопровод у россиян? И захочет ли Москва его продать? Теоретически это, наверное, было бы возможно – особенно после того, как заработает «Северный поток – 2». Проблема в том, что выкуп по рыночной цене не даст полякам особой экономии.

Не исключено, что Варшава пойдет по пути искусственного снижения рыночной стоимости спорного актива. Польша может попытаться снизить долю «Газпрома» в EuRoPol Gaz, инвестируя в «свой» участок «Ямал – Европы», а потом постарается принудительно выкупить его по той цене, которую сама же назначит. В случае несогласия Москвы можно повторить кейс со Стокгольмским арбитражем – изменить цену и выкупить по комфортной для себя стоимости. Если в Варшаве решатся пойти на такую «мягкую национализацию» «Ямал – Европы», то это окончательно подорвет российско-польские отношения, и так теплотой не отличающиеся. Кроме того, это долгий и ненадежный путь, ведь суд может встать на сторону Москвы.

Есть другой вариант: в польском законодательстве прописана процедура настоящей национализации, которая возможна в случае некой «экстраординарной ситуации». Консервативные публицисты открыто призывают польское правительство к этом шагу. Войчех Якубик, главный редактор портала Biznes Alert, который издает польская Национальная экономическая палата и информационное агентство ISB News, даже придумал для этой операции название – «полонизация газопровода».

На фоне конфликта между Москвой и странами Восточной Европы, вызванного шпионским скандалом в Чехии, момент для попытки обозначить намерение такой «экспроприации» сейчас, возможно, самый для Польши подходящий. Угрожать национализацией могут специально, чтобы потом сбить цену. По этой логике, Москва заранее должна свыкнуться с мыслью, что так или иначе придется «Ямал» отдать.

Польский аналитик предложил один из способов обойти ограничения для «СП-2»

Для соответствия газовой директиве Евросоюза владельцами «Северного потока — 2» могут стать европейские партнеры трубопровода, заявил в беседе с «Польским радио» аналитик Даниэль Чижевский.

По его мнению, финансирование проекта компаниями Royal Dutch Shell, OMV, Engie, Uniper и Wintershall может дать некоторое поле для маневра.

«В конечном итоге, владельцем «Северный поток – 2″ может стать конгломерат евросоюзных компаний, которые и так принимают участие в проекте, и тогда все будет в соответствии с газовой директивой», — высказался Чижевский. При этом он назвал такой сценарий крайним вариантом, сообщает РИА Новости.

5 октября глава пресс-службы Федерального сетевого агентства Германии Фите Вульф заявил, что все технические предпосылки для запуска «Северного потока-2» выполнены.

Строительство газопровода полностью завершено 10 сентября. Сейчас идет сертификация проекта.

Против проекта активно выступают США, которые продвигают в ЕС свой сжиженный природный газ, а также Украина, Польша (в Варшаве настолько уверовали в энергетическую независимость своей страны, что даже не стали продлевать контракт с «Газпромом»; более того, польская компания PGNiG включена в процесс сертификации нового газопровода, но без права вето) и прибалтийские страны.

«Факт строительства «Турецкого потока», «Северных потоков» лежат в одной плоскости – это непредсказуемость Украины и неспособность Европы найти с Россией консенсус по поводу Украины. А этот консенсус был очень простой: не надо поощрять западный вектор движения Украины, интеграцию ее в НАТО, ЕС», – заявил в программе «Железная логика» на радио Вести FM (эфир от 7 октября 2021) российский политолог Сергей Михеев.

Он отметил, что примерно через три года истекают сроки эксплуатации украинского транзитного газопровода. «А ремонтировать его никто не собирается. У Украины денег нет. Точнее, есть деньги на всякую ерунду, например, на устройство майданов, гей-парадов в Киеве, поддержание националистов, а на ремонт трубы, которая стала для них чуть ли ни фетишем – на это денег нет».

«Кто будет вкладываться в ремонт на нестабильной Украине? В 2004 году там была одна революция, в 2014 – другая; сейчас идет гражданская война», – сказал политолог. По его словам, пока политический режим в этой стране не сменится на вменяемый, ответственный и договороспособный, вкладываться в нее рискованно.

«Я могу подсказать Европе, как заставить Россию сохранить транзит через Украину. Поменяйте политический режим на Украине… Или выкупите трубу у Украины, модернизируйте ее, но Запад же этого не делает», – добавил Сергей Михеев.

«Откровенный цинизм». Как Польша и Белоруссия снова поссорились из-за массового убийства времен Второй мировой войны: Белоруссия: Бывший СССР: Lenta.ru

Отношения Польши и Белоруссии в последний год переживают не лучшие времена, а недавно их еще больше испортил очередной скандал. Белорусские спецслужбы арестовали активистов Союза поляков, обвинив их в героизации польских националистов, занимавшихся геноцидом белорусов в годы Второй мировой войны. Варшава отрицает обвинения и утверждает, что президент Александр Лукашенко преследует своих граждан по национальному признаку и нарушает базовые права человека. Стороны взаимно выслали несколько дипломатов и не собираются на этом останавливаться. Из-за чего разгорелся очередной конфликт и как он связан с симпатией Польши к белорусской оппозиции — в материале «Ленты.ру».

9 марта белорусский МИД потребовал от польского генерального консула в Бресте Ежи Тимофеюка покинуть страну, обвинив его в грубом нарушении Венской конвенции. Причиной стало участие дипломата в школьном мероприятии 28 февраля, посвященном Дню проклятых солдат. Так в Польше называют участников антикоммунистического подполья 1940-1950-х годов. Основу подполья составляли бойцы Армии Крайовой (АК), подчинявшейся правительству довоенной независимой Польши в изгнании.

Государственное телевидение показало кадры с Дня памяти в школе скаутов в Бресте, на котором присутствовал лично консул Тимофеюк. Школу закрыли. Ее директора Анну Панишеву арестовали. А 24 марта в Гродно задержали главу Союза поляков Белоруссии Анжелику Борис. Против нее возбудили уголовное дело по статье «Разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни».

Кадр: CTVBY / YouTube

В Генпрокуратуре Белоруссии заявили, что на мероприятии молодые люди «исполняли песни и читали стихи во славу военных преступников». По данным ведомства, с 2018 года члены Союза поляков провели еще и в Гродно «ряд незаконных массовых мероприятий по чествованию участников антисоветских бандформирований, действовавших во время и после Великой Отечественной войны, совершавших грабежи, убийства мирного населения Белоруссии, уничтожение имущества». В акциях, по данным властей, снова участвовали дети.

Помимо Борис и Панишевой, были арестованы еще три представителя Союза поляков. Правозащитники признали их политзаключенными. В офисе организации и ее изданий прошли обыски. Журналист Анджей Писальник и его жена, редактировавшие сайт Союза, бежали из страны, заявив, что у них угрожали отобрать сына. По словам Писальника, его вызвали на допрос в прокуратуру и заявили, что его деятельность вредит интересам Белоруссии.

Особенно усердствует в героизации бандитов Армии Крайовой стремительно теряющая поддержку в [польском] обществе консервативная партия политиканов. То есть это внутренняя проблема уже в Польше

президент Белоруссии Александр Лукашенко

В начале апреля президент Белоруссии Александр Лукашенко во время совещания резко высказался о происходящем. Он заявил, что «политические контакты» с Польшей никогда не были идеальными. Белорусы, «в силу своего характера и менталитета», пытались найти компромисс, но в Варшаве это восприняли как слабость.

«Последней каплей, которая переполнила чашу терпения, стали неприкрытые попытки героизации бандитов и военных преступников», — заявил Лукашенко. Для этого, по его словам, «деструктивная группа этнических поляков» устраивала несанкционированные акции для молодежи в Бресте и Гродно. «Весь этот шабаш» проходит в год 80-летия начала Великой Отечественной войны в Белоруссии, которая потеряла треть своего населения во время войны, подчеркнул Лукашенко.

Шествие в День памяти проклятых солдат. Варшава, 2017 год

Фото: NurPhoto / Contributor / Getty Images

Данный эпизод в истории не первый раз становится камнем преткновения в отношениях Польши и Белоруссии из-за разницы в трактовке событий.

Польское антикоммунистическое подполье, получившее собирательное название «проклятых (отверженных) солдат», сформировалось во второй половине Великой Отечественной войны из разных партизанских объединений и действовало вплоть до 1956 года. Оно занималось борьбой с советским режимом в разных формах — от шпионажа до нападений на тюрьмы и даже покушений на функционеров и чиновников. В советское время их даже считали пособниками нацистов, однако это обвинение пришлось пересмотреть: с немецкой оккупацией партизаны тоже боролись. Но в Белоруссии их не любят по другой причине.

Дело в том, что командиры подпольщиков проводили этнические чистки на территории, которую считали своей, — в населенных белорусами районах, переданных Белорусской ССР в 1939 году по пакту Молотова — Риббентропа и снова вошедших в состав Польши в 1944-м. Одним из самых известных таких командиров был Ромуальд Райс по прозвищу Бурый. В январе-феврале 1946 года он вместе со своим отрядом сжег пять деревень и зверски убил 79 человек. Жертвами Райса были белорусы, которых «проклятые солдаты» априори считали врагами и пособниками оккупантов. Известно, что убийцы отпустили тех жителей, которые смогли прочесть «Отче наш» по-польски и креститься по-католически.

Ромуальд Райс

В 1948 году Райс был арестован и через год повешен при общем согласии всех заинтересованных сторон. Но еще через 50 лет, после крушения социалистической системы, в Польше решили пересмотреть официальное отношение к тем событиям. В середине 1990-х годов суд отменил смертный приговор Бурому, заявив, что тот боролся за независимость и просто действовал в экстремальных условиях. Жертв тех событий возмутило это решение, началось расследование. По его итогам в 2005 году Институт национальной памяти Польши официально признал, что убийство 79 человек «имело признаки геноцида» по отношению к православным белорусам.

Но спустя 14 лет, когда к власти в Польше пришла консервативная партия «Право и справедливость», эти выводы снова назвали ошибочными. В Польше заявили, что Райс не имел намерений убивать белорусское население, а расправа над пятью деревнями «носила политический характер и была связана с активной поддержкой местным населением коммунистического режима».

Вина Бурого состоит в том, что он создал ситуацию, с которой не мог справиться и в результате которой, независимо от его намерений, люди, которые ни при каких обстоятельствах не должны были пострадать, были убиты

историк Казимеж Краевский и адвокат Гжегож Висовский

Белорусский МИД назвал такую трактовку событий откровенным цинизмом. Польского посла тогда вызывали в МИД. Теперь же, как утверждает Минск, Варшава начала героизировать убийцу уже в самой Белоруссии. В польском посольстве утверждают, что на школьном мероприятии в Бресте не вспоминали Райса. Арестованная директриса тоже отрицает все обвинения. А Варшава в ответ обвиняет Лукашенко в преследовании поляков по национальному признаку. «Это шокирует, что диктатор из-за восточной границы преследует собственных граждан только потому, что они принадлежат к другой национальности», — заявил глава канцелярии премьер-министра Польши Михал Дворчик.

Националист в толстовке с изображением Ромуальда Райса, Польша, февраль 2020 года

Фото: SOPA Images / Contributor / Getty Images

Польша объявила персонами нон грата трех белорусских дипломатов. В сейме провели специальное заседание, на котором заслушали отчет министра иностранных дел о положении поляков в Белоруссии. В нем говорилось, что против них усилены репрессии, работа польских дипломатических учреждений парализована, Минск объявил о перерегистрации всех учебных заведений, в которых преподают польский язык.

Наши соотечественники в Белоруссии могут быть практически лишены возможности реализовать право на образование на родном языке и доступ к родной культуре, что является стандартом европейского права и прав национальных меньшинств

из отчета в польском сейме

Депутаты Сейма призвали ввести очередные антибелорусские санкции против всех лиц, причастных к происходящему, а также против их родственников. Прежде всего предлагается запретить им въезд в Евросоюз. Конфликт дошел до ОБСЕ. Глава организации Хельга Шмидт на встрече с президентом Польши Анджеем Дудой пообещала защищать белорусских поляков, заявили в Варшаве. Жесткая реакция объясняется тем, что это уже не первый скандал вокруг польских организаций в Белоруссии.

Арестованная ныне Анжелика Борис была избрана главой Союза поляков Белоруссии в 2005 году. Ее кандидатура не устроила власти в Минске, которые хотели видеть на этом посту лояльного Тадеуша Кручковского. При нем организация прекратила любые контакты с белорусской оппозицией. Поэтому власти объявили избравший Борис съезд незаконным и провели новый. С тех пор в Белоруссии два Союза поляков. Один из них официально признается Минском, но не признается Варшавой. Другой, которым до недавнего времени руководила Борис, — наоборот.

Минск неоднократно заявлял, что посольство Польши через «свой» Союз поляков занимается подрывной деятельностью и пытается устроить в постсоветской республике «новое Косово». Лукашенко объяснял происходящее геополитикой: Польша, Литва и Украина проводят проамериканскую политику и пытаются реанимировать идею Балто-Черноморского региона, для чего стремятся дестабилизировать ситуацию в Белоруссии. Но местные поляки не будут «пушечным мясом ни у Варшавы, ни у Вашингтона», заверил президент.

287 000

этнических поляков проживают сейчас в Белоруссии

Как раз тогда, в середине 2000-х годов, в постсоветских республиках началась эпоха так называемых цветных революций. В Грузии, Украине и Киргизии сменилась власть после массовых акций протеста, основными участниками которых была молодежь. Аналогичный сценарий мог реализоваться и в Белоруссии после президентских выборов в марте 2006 года.

Тогда Лукашенко, заранее переписав конституцию, переизбрался на третий срок в первом туре. Оппозиция объявила результаты сфальсифицированными и разбила палаточный городок в центре Минска. Протест оказался достаточно многочисленным для современной истории Белоруссии, но его быстро и жестко разогнали. Аресты участников несостоявшейся революции осудили на Западе. США и Евросоюз ввели очередные санкции против белорусских властей: запрет на въезд и заморозку активов. Но это была не единственная реакция западных стран.

Акция протеста в Минске, 21 марта 2006 года

Фото: Vasily Fedosenko / Reuters

Именно после поражения «белорусского майдана» Польша запустила для белорусских студентов, отчисленных за политическую активность, программу имени Кастуся Калиновского (один из лидеров Польского восстания против Российской империи 1863-1864 годов — прим. «Ленты.ру»), которая давала студентам и аспирантам возможность поступать в польские университеты и получать государственную стипендию.

Как рассказывал в интервью директор программы Ян Малицкий, проект родился в ночь после того, как соперник Лукашенко на выборах Александр Милинкевич обратился к Польше с просьбой помочь студентам, которых отчислили за участие в протестах.

В следующем году уже появилась «карта поляка» — документ, который облегчает иностранцам с польскими корнями возможность въезда и проживания в Польше. Как писала «Лента.ру», почти половина всех выданных «карт поляка» приходится на граждан Белоруссии. Среди получателей оказались даже чиновники, которым потом запретили ею пользоваться. Минск грозился в ответ создать «карту белоруса», позже от идеи отказались. В том же 2007-м Польша запустила спутниковый телеканал «Белсат», в основном вещающий на белорусском языке. «Первое независимое телевидение в Беларуси» официально финансирует польское правительство.

43

процента

всех выданных «карт поляка» приходится на граждан Белоруссии

Был все же короткий период улучшения отношений между Польшей и Белоруссией. Украинские события 2014 года сблизили соседей. Минск в рамках многовекторности начал активнее работать с польской общиной и приглашать в страну католических иерархов. В 2016 году отношения двух стран даже называли оттепелью. Тогда Польша приветствовала освобождение политзаключенных в Белоруссии и поддержала смягчение санкций против ее властей. В Минск зачастили с визитами высокопоставленные польские чиновники, спикер сената Станислав Карчевский даже назвал Лукашенко «теплым человеком». Варшава урезала свои белорусские проекты, а Лукашенко заявил о готовности развивать двусторонние отношения.

Впрочем, разрядка длилась недолго. В 2017 году в Белоруссии разогнали очередные протесты, на этот раз против «декрета о тунеядстве». Польский МИД осудил «произвольные и беспорядочные» задержания, посчитав их нарушением прав человека. В конце 2017 года деньги на польский канал «Белсат» решила давать и Великобритания. Тогдашний премьер-министр Тереза Мэй заявила, что необходимо противодействовать российской пропаганде, которую транслирует Минск.

Независимый телеканал «Белсат» в Минске, 7 октября 2015 года

Фото: Sergei Grits / AP

Отношения официального Минска и Варшавы при Лукашенко всегда были натянутыми и напряженными, заявил «Ленте.ру» белорусский политолог Дмитрий Болкунец. За 27 лет своего президентства Лукашенко только один раз встречался с президентом Польши — с Александром Квасьневским в 1996 году, и неоднократно давил на Союз поляков, который не поддерживал его политику.

Большинство белорусской молодежи уже ориентируется на Запад, особенно учитывая неодобрительное отношение России к происходящим в стране протестам, продолжает эксперт. Польше, конечно, выгодно привлекать студентов из Белоруссии, но существенного влияния на политику соседа Варшава не оказывает, хотя сейчас в Белоруссии действительно есть запрос на альтернативные точки зрения, поэтому ресурсы, которые вещают из Польши, находят своего адресата, отмечает Болкунец.

Есть некоторое влияние через католическую церковь, она традиционно была важным институтом. Но я бы не сказал, что религия играет серьезную роль в белорусском обществе. Оно такое атеистически-религиозное, люди ходят в церковь только по праздникам.

политолог Дмитрий Болкунец

Свою роль в нынешнем обострении отношений сыграла и та позиция, которую Варшава заняла во время событий 2020 года, считает собеседник «Ленты.ру». В прошедшем году Белоруссию охватили беспрецедентные по масштабам протесты после президентских выборов, на которых в очередной раз с огромным отрывом победил Лукашенко. Экономические проблемы, пандемия коронавируса, аресты соперников Лукашенко и жесткий разгон первых акций протеста на протяжении нескольких месяцев выводили на улицы сотни тысяч белорусов.

Запад резко осудил действия белорусских властей и ввел против них санкции за фальсификацию выборов и репрессии в отношении протестующих. Польша, наряду с республиками Прибалтики, стала одной из стран, наиболее активно поддерживающих белорусскую оппозицию.

Именно в Польше находится редакция Telegram-канала NEXTA, который выступал главным координатором в первые дни протестов. Туда переехали некоторые оппозиционные политики, в том числе Павел Латушко — бывший министр культуры, а ныне один из немногих оставшихся на свободе лидеров Координационного совета оппозиции. Туда же перебрался и основатель Парка высоких технологий Валерий Цепкало, выдвинувший свою кандидатуру на президентских выборах, но получивший отказ в регистрации. В Варшаве проживают участники объединения бывших силовиков BYPOL, которое прославилось публикацией скандальных записей о работе правоохранительных органов Белоруссии.

Александр Лукашенко

Фото: Reuters

Лукашенко все эти месяцы утверждал, что за протестами стоят внешние силы, которые хотят уничтожить страну. Он заявлял, что Польша превратилась в полигон для тренировок войск НАТО, под Варшавой работает центр спецслужб США, и поляки платят бастующим белорусским рабочим. По его словам, поляки вели двойную игру: перед выборами выражали готовность идти навстречу Минску, а затем начали предоставлять убежище «беглым предателям и экстремистам».

Материалы по теме

00:01 — 24 сентября 2020

00:04 — 31 июля 2020

Всадники дестабилизации

Лукашенко обвинил Россию в попытке сорвать выборы. Но белорусы не поверили и массово вышли на улицы

Все дело в том, что Польша хочет отобрать у белорусов Гродненскую область, а также повысить свою значимость в Евросоюзе, объяснял президент. Лукашенко уже давно искал внешних врагов, чтобы как-то объяснить, почему люди в Белоруссии протестуют, считает Болкунец. Но в этом вопросе он не сразу нашел виновников всех бед и долгое время традиционно балансировал между Западом и Востоком, напоминает политолог.

Еще до выборов Лукашенко утверждал, что за его противниками стоят «кукловоды» как из Польши, так и из России. Белорусское телевидение показывало разоблачительные фильмы о связях с Москвой экс-главы Белгазпромбанка Виктора Бабарико, который считался главным соперником действующего президента в предстоящем голосовании, а затем был арестован. В конце 2020 года КГБ обещало предъявить гражданам «русских кукловодов» протестов и провести над ними открытый судебный процесс.

Они пытаются доказать, что Лукашенко хотят свергнуть внешние силы, а не белорусское общество. Это делается сознательно, чтобы достучаться до населения, что нужно сплотиться вокруг Лукашенко.

политолог Дмитрий Болкунец

По мнению Болкунца, в нынешнем обострении с Польшей белорусские власти тоже работают на внутреннюю аудиторию и хотят отомстить за санкции и поддержку оппозиции. Кроме того, Минск может попытаться использовать арестованных активистов Союза поляков для торга с Варшавой, но вряд ли у него получится, отметил политолог.

Польша, со своей стороны, может ввести конкретные санкции против Белоруссии. «Украина уже ввела пошлины на машиностроение, это минус 120-150 миллионов долларов в год для Беларуси. Если Украина откажется от белорусских нефтепродуктов, это минус два миллиарда долларов. Польша может сделать то же самое, закрыть свои возможности для бизнес-коммуникаций», — рассуждает Болкунец.

Митинг сторонников оппозиции в Минске, 27 сентября 2020 года

Фото: Reuters

Евросоюз ввел уже три пакета санкций, обвинив власти Белоруссии в фальсификации президентских выборов в августе 2020 года и репрессиях против протестующих. Свои санкционные списки приняли США, Британия, Прибалтика, Швейцария и Канада. По данным белорусской оппозиции, под ограничения попали 208 человек. Бывший кандидат в президенты Светлана Тихановская 19 апреля заявила, что в скором времени будет принят четвертый пакет, в котором будет 70 человек и компаний. Польша вполне может принять и отдельные санкции, однако пока ограничительные меры всерьез не повлияли на ситуацию в Белоруссии.

PAIH | Политическая система


Польша — страна с хорошо развитой системой демократического правления. Наша республика — многопартийная демократия с двухпалатным парламентом.

Глава государства — президент, избираемый большинством голосов на пятилетний срок.

Верхняя палата парламента — Сенат, состоящий из 100 сенаторов; тогда как в нижней палате Сейма 460 членов. Парламент избирается большинством избирателей сроком на 4 года.

Внутренняя и внешняя политика государства определяется правительством, то есть Советом министров, деятельность которого направляется председателем Совета министров, то есть премьер-министром. Премьер выбирается президентом, как и министры по его рекомендации.

Должностным лицом государственного управления и представителем правительства в воеводствах является воевода. С 1 января 1999 года, принятым законом от 24 июля 1998 года, действует трехуровневое деление территории страны.Субъекты трехуровневого территориального деления государства делятся на: гмины, повяты (местные органы власти) и воеводства (региональные органы власти). С 1 января 1999 г. страна разделена на 16 воеводств.

Столица Польши — Варшава (494 км, 2 ) — 1 755 000 жителей.
Официальный язык — польский.
Валюта — 1 злотый (PLN) = 100 грошей.

Членство в важнейших международных организациях:

  • Европейский Союз (ЕС)
  • Организация Объединенных Наций (ООН)
  • Совет государств Балтийского моря (CBS)
  • Центральноевропейское соглашение о свободной торговле (CEFTA)
  • Международный валютный фонд (МВФ)
  • Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО)
  • Международный чрезвычайный детский фонд Организации Объединенных Наций (ЮНИСЕФ)
  • Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ)
  • Всемирная торговая организация (ВТО)
  • Центральноевропейская инициатива (CEI)
  • Организация сотрудничества и развития (ОЭСР)
  • Организация Североатлантического договора (НАТО)

Польша может потерять демократию

В нескольких минутах ходьбы от центра Гданьска, с его церквями из красного кирпича и мощеными улочками, гигантская вывеска без засечек приветствует посетителей исторической верфи города: STOCZNIA GDAŃSKA.

Пройдя через ворота под модернистскими белыми буквами, вы попадаете в бордовый музейный зал в форме корабля. Возведенный несколько лет назад при финансовой поддержке Европейского Союза, он рассказывает историю «Солидарности», или «Солидарности», профсоюза, который зародился на этих верфях и в 1980-х годах стал грозным противником коммунистической диктатуры Польши. Выставка прослеживает историю «Солидарности» от списка первоначальных требований до круглого стола, на котором Лех Валенса, лидер профсоюза, обсуждал переход Польши к демократии.

Выставка задумана как радостное чествование отважных активистов, которые ускорили распад Советского Союза и проложили путь к самому счастливому периоду в истории Польши: впервые на памяти о том, что страна свободна, богата и в мире со своими соседями. Он должен дать стране единый нарратив. Но короткой прогулки по направлению к гавани достаточно, чтобы увидеть подразделения, раздирающие страну.

В нескольких сотнях ярдов от Европейского центра солидарности находится небольшая казарма военного типа, которая раньше служила штаб-квартирой Солидарности.Валенса сохраняет офис в первом, но уже много лет не ступает во второе. Он и профсоюз, который он когда-то возглавлял, теперь находятся по разные стороны политического раскола страны: как и многие из его рабочих, новое руководство «Солидарности» в значительной степени поддерживает популистское правительство, которое, по словам Валенсы, угрожает жесткой экономике страны. -выиграли демократию.

Прочтите: Предупреждение из Европы: худшее еще впереди

На первых демократических выборах в Польше после падения коммунизма Валенса поддержал список кандидатов в Сейм, парламент страны.Среди них были близнецы Лех и Ярослав Качиньские. Когда Валенса был избран первым президентом Польши, в конце 1990 года Ярослав стал его главой администрации.

Медовый месяц продлился недолго. Хотя он превозносил Валенсу как героического лидера оппозиции, Качиньский вскоре обвинил его в тайном пособничестве коммунистическому режиму и организовал бурные протесты против президента; на одном было горящее изображение его давнего союзника.

Как и многие в остальном мире, Качиньский когда-то считал, что польская демократия берет свое начало в широком народном движении против коммунистической диктатуры; теперь он утверждал, что он был построен на неприемлемом компромиссе с коммунистическими аппаратчиками, которые тайно сохраняли контроль над политическими и культурными учреждениями Польши.

Вместе со своим братом Лехом Ярослав основал крайне правое движение, построенное на серии теорий заговора. Новая партия «Право и справедливость» утверждала, что либералы, гомосексуалисты и коммунисты стремились подорвать истинный характер нации изнутри. Извне Германия и Россия замышляли отомстить за свои недавние поражения. Только бескомпромиссные защитники традиционных польских ценностей, такие как близнецы Качиньские, имели шанс спасти нацию.

К удивлению политологов, это параноидальное тушение страха оказалось политически мощным.Качиньские пришли к власти в 2005 году: Ярослав был премьер-министром, а Лех — президентом. Их власть ускользнула, когда другая партия, на которую опирались «Право и справедливость» для своего парламентского большинства, дезертировала, и Лех погиб в трагической авиакатастрофе. Но осенью 2015 года Качиньский успешно вернулся: партия, которую он возглавляет, заняла пост президента, а также впервые получила абсолютное большинство в сейме.

За последние четыре года Качиньский использовал свою власть для организации массированной атаки на демократические институты Польши.За поразительно короткий промежуток времени он превратил государственные телеканалы в надежных поставщиков правительственной пропаганды; получил эффективный контроль над судебной системой страны; ослабили независимость избирательной комиссии; ограниченная свобода слова; и инициировал ряд громких судебных процессов над политическими оппонентами, включая директора Европейского центра солидарности. Как заявил Валенса в публичном письме, подписанном 14 другими высокопоставленными государственными деятелями, представляющими весь политический спектр, правительство неоднократно критиковало «разделение властей» в стране способами, которые серьезно угрожали «основам демократического государства».

Прочтите: Долгое падение Польши

Заговорщическое мышление Качиньского и его нападки на независимые институты обострили глубокую напряженность — между городом и деревней, востоком и западом, светской и религиозной — которая давно характеризует Польшу. Даже глубже, чем в Соединенных Штатах, теперь кажется, что страну распилили пополам. Это преимущественно столичная Польша, состоящая из хорошо образованных и богатых оптимистов, благодарных за возможности, которыми они воспользовались с тех пор, как страна вышла из коммунизма.Кроме того, есть преимущественно сельская и пригородная Польша тех, кто опасается, что их традиционный образ жизни вот-вот исчезнет, ​​и интуитивно чувствует, что победители экономических преобразований в стране стали смотреть на них свысока.

Оппозиция по большей части избегала распрей. Хотя формальная политическая оппозиция простирается от правоцентристской Гражданской платформы, которая управляла страной до победы Качиньского четыре года назад, до левых партий, таких как Альянс левых демократов, этим разрозненным интересам удалось скоординировать свое сопротивление режиму.На выборах в Европейский парламент в мае этого года они даже сформировали совместный список — Европейскую коалицию.

Однако, несмотря на эту демонстрацию единства, результаты этих выборов были горьким разочарованием: партия «Право и справедливость» стала крупнейшей партией, а Европейская коалиция заняла далекое второе место. Опросы на предстоящих парламентских выборах, назначенных на эти выходные, предсказывают еще более сокрушительное поражение оппозиции. Правительство, вероятно, наберет около 45 процентов голосов, что почти на 20 пунктов больше, чем ближайшая оппозиционная партия.Благодаря избирательной системе страны, которая дает значительный бонус крупнейшей политической силе, «Право и справедливость», вероятно, получат практически полную свободу действий, чтобы активизировать свои атаки на польскую демократию.

Наблюдая за польской политикой издалека, я долго озадачивался провалом оппозиции. Это правительство, которое распространяет неподдерживаемые теории заговора, усиливает жестокую культурную войну против сексуальных меньшинств и подвергается жесткой критике со стороны международных организаций, которые по-прежнему пользуются большой популярностью в стране.Почему относительно сплоченная и профессиональная оппозиция оказалась настолько бессильной организовать против нее более широкое большинство? После поездки в Польшу несколько недель назад я дал три совпадающих объяснения.

«Право и справедливость» приносят ощутимые выгоды своим сторонникам. Ключевым элементом кампании 2015 года было обещание ввести ежемесячную выплату не менее 500 злотых каждой семье с двумя и более детьми. Когда «Право и справедливость» пришли к власти, они внедрили систему, отправляя ежемесячные платежи на банковские счета многих польских избирателей.Теперь Качиньский распространил схему «500 плюс» на семьи с одним ребенком.

Ощутимые достижения правительства проявляются еще ярче, потому что оппозиции не удалось сплотиться вокруг харизматичного лидера, способного сформулировать позитивное видение будущего страны. Гжегож Схетина, лидер Гражданской платформы, широко высмеивается как профессиональный политик, который не желает формулировать четкую позицию по ключевым культурным вопросам, таким как права геев, или ключевым экономическим вопросам, таким как 500 Plus.В результате он не смог активизировать свою базу или разыграть консервативных избирателей, обеспокоенных раскольническим тоном правительства.

Наконец, лидеры оппозиции и газеты изо всех сил пытаются скрыть свое презрение к тем, кто голосовал за правительство в прошлом. Вместо того, чтобы рассматривать их как соотечественников, которых можно было бы убедить принять иное видение политики, они говорят о сторонниках правительства как о неисправимых неудачниках. Всякий, кто голосует за «Закон и справедливость», череда местных оппозиционеров сказала мне с разной степенью ясности, является религиозным фанатиком, необразованным рубцом или обманутым идиотом.

Политологи, вероятно, будут продолжать спорить о точных причинах слабости оппозиции еще долгие годы. Но одно неоспоримо: сейчас он глубоко деморализован. С выборами, которые могут решить судьбу польской демократии всего за несколько дней до этого, никто из тех, кого я встречал в стране, похоже, не верит, что у оппозиции есть шансы. Страна, которая так отважно боролась за свободу в 1980-х годах, теперь кажется странно апатичной перед лицом серьезной угрозы ее демократии.

Яша Моунк: Что делать с европейскими выборами

Чтобы демонтировать демократию, нужно время.

От Венгрии до Турции популисты, пришедшие к власти в глубоко разделенных обществах, столкнулись с серьезным противодействием в первые же сроки своего пребывания в должности. После того, как им удалось переизбраться, это сопротивление начало падать. К тому времени, когда они были у власти в течение восьми или десяти лет, им удалось захватить институты своих стран до такой степени, что оппозиция больше не могла конкурировать на равных условиях.

Вряд ли можно сомневаться в том, что Качиньский надеется на такой же результат.Через несколько дней после того, как его партия выиграла выборы в 2015 году, он провел день с Виктором Орбаном, премьер-министром Венгрии-популистом. Если правительство будет переизбрано, как недавно пообещал вице-премьер, это усилит «реполонизацию» СМИ страны.

Эти нападения на демократию в Польше напрямую угрожают американским ценностям и интересам. Если Варшава станет напоминать Будапешт, а Польша погрузится в популистскую диктатуру, это разрушит одну из самых больших историй успеха либеральной демократии после падения Берлинской стены.Трансформация страны также ввергнет Европейский Союз в экзистенциальный кризис; в конце концов, граждане полных демократий в Берлине или Париже могут не испытывать особого энтузиазма в отношении того, чтобы разделить свой суверенитет с начинающим диктатором в Варшаве.

Любое американское правительство на недавней памяти при таких обстоятельствах выразило бы серьезную озабоченность по поводу событий в Польше и попыталось бы поддержать демократические силы внутри страны. Белый дом Дональда Трампа, напротив, постоянно сигнализировал о своей поддержке Качиньского.Когда Трамп впервые приехал в Варшаву в июле 2017 года, он безоговорочно поддержал опасения правительства по поводу внутренних и внешних врагов: «Мы должны работать вместе, чтобы противостоять силам, исходящим изнутри или снаружи, с юга или востока, которые угрожают всем. время… стереть узы культуры, веры и традиций, которые делают нас такими, какие мы есть ».

Очевидно, решив повысить шансы Качиньского на переизбрание, администрация также оказала ему большую услугу на заключительном этапе его кампании по переизбранию: в течение последних двух десятилетий каждое польское правительство боролось за то, чтобы польские граждане могли выезжать в США. Государства без необходимости подавать заявление на визу в местном консульстве.В прошлую пятницу администрация Трампа неожиданно предоставила польским гражданам такую ​​привилегию.

Популистское правительство в крупной европейской стране теперь может достоверно утверждать, что в случае переизбрания оно будет иметь более тесные отношения с Соединенными Штатами, чем умеренная оппозиция, которая пытается спасти демократические институты страны. Демократия в Польше находится в смертельной опасности — и президент Соединенных Штатов на стороне ее потенциальных убийц.

Польша: Страновой отчет о свободе в мире за 2020 год

С момента прихода к власти в 2015 году правительство PiS предприняло активные действия, чтобы установить контроль над судебной системой.Одним из первых шагов было принятие закона, призванного ограничить полномочия Конституционного трибунала (ТЗ) и установить в его состав проправительственных судей. В 2017 году были приняты три важные судебные реформы. Первый дает министру юстиции право назначать и увольнять председателей и заместителей председателей судов. Второй, вступивший в силу в 2018 году, предписывал, чтобы 15 из 25 членов Национального совета судебной власти (KRS), который отвечает за назначение судей, назначались парламентом, а не избирались судебной властью.А в июле 2018 года вступил в силу новый, более низкий возраст выхода на пенсию для Верховного суда, что фактически означает, что 27 из 73 судей должны были уйти в отставку, если они не получили одобрения президента остаться. В других частях нового закона о Верховном суде были созданы новые мощные палаты — Палата чрезвычайного контроля и по связям с общественностью (ответственная за объявление законности выборов) и Дисциплинарная палата. Закон также установил новую систему чрезвычайных апелляций, которая позволила бы возобновить рассмотрение дел до двадцати лет, потенциально допуская ретроспективные, политически мотивированные нарушения.Игнорируя постановление Верховного суда о приостановлении части реформ до тех пор, пока Европейский суд не вынесет по ним решения, новый KRS начал ускоренный процесс назначения новых судей, многие из которых связаны с правящим лагерем.

Европейская комиссия возбудила против Польши судебное разбирательство по делу о нарушении закона о Верховном суде, и Европейский суд удовлетворил ее запрос о приостановлении действия нового пенсионного возраста в Польше до вынесения окончательного решения по делу. Следовательно, польский парламент принял закон о восстановлении в должности судей в отставке, который был подписан президентом Дудой в декабре 2018 года.В 2019 году Европейский суд дважды постановил, что некоторые аспекты закона о пенсионном возрасте нарушили законодательство ЕС.

В апреле 2019 года Европейская комиссия запустила еще одну процедуру нарушения, утверждая, что Дисциплинарная палата, созданная законом о Верховном суде, подрывает независимость судей и не обеспечивает «необходимых гарантий для защиты судей от политического контроля». В июне генеральный адвокат Европейского суда высказал мнение, что KRS страдает недостатками, которые, по всей видимости, могут поставить под угрозу его независимость от законодательной и исполнительной власти.В октябре Европейская комиссия официально направила Польшу в Европейский суд по поводу нового дисциплинарного режима, сославшись на неудовлетворительные ответы на ее первоначальные запросы. В ноябре Европейский суд постановил, что Верховный суд Польши сам должен вынести решение о независимости новой Дисциплинарной палаты.

Палата по трудовым спорам Верховного суда незамедлительно постановила, что «KRS не является беспристрастным и независимым органом, а Дисциплинарная палата [Верховного суда] не является судом по смыслу законодательства ЕС и национального законодательства.В ответ PiS поспешила принять закон через Сейм, чтобы усилить и расширить дисциплинарные меры для наказания отдельных судей, которые ставят под сомнение законность KRS, новой дисциплинарной палаты Верховного суда или других аспектов судебных реформ. Критики обвинили партию в попытке «заткнуть рот» судьям. Правительство проигнорировало просьбу вице-президента Европейской комиссии Веры Йоуровой приостановить законодательный процесс до проведения надлежащих консультаций. Сенат Польши, контролируемый оппозицией, теперь может отложить, но не заблокировать принятие законопроекта в закон.

В августе и сентябре 2019 года в сообщениях СМИ утверждалось, что заместитель министра юстиции вступил в сговор с несколькими недавно назначенными членами KRS с целью преследовать и публично скомпрометировать судей, которые выступали против судебных реформ правительства. Впоследствии заместитель министра подал в отставку.

Политическая легитимность и кризис в Польше по JSTOR

Информация о журнале

Ежеквартальный журнал политических наук — самый старый и широко распространенный. читать политологический журнал в стране.Издается с 1886 г. PSQ предлагает критический и своевременный анализ как внутренних, так и вопросы внешней политики, а также политических институтов и процессов. PSQ не имеет идеологической или методологической предвзятости и редактируется сделать понятными даже технические выводы политологам, историкам, и другие социологи независимо от подполя. Каждый выпуск состоит из пять или шесть содержательных статей ведущих ученых, а также от 30 до 40 научные и полезные книжные обзоры. Для просмотра и поиска выпусков, опубликованных за последние пять лет, посетите http: // www.psqonline.org.

Информация об издателе

Академия политических наук — это беспартийная некоммерческая организация, основанная в 1880 году с тройной миссией: (1) внести свой вклад в научный экзамен политических институтов, процессов и государственной политики (2) для обогащения политических обсуждать и направлять лучшие исследования в области социальных наук в понятном путь к политическим лидерам для использования в выработке государственной политики и процессе управления, и (3) просвещать широкую публику, чтобы они стали информировали избирателей о демократическом процессе.Основные средства достижения эти цели — его журнал, Ежеквартальный вестник политических наук, Академия. конференций, а также публикацию трудов или симпозиумов, основанных на конференции презентации. Престиж и авторитет Академии таковы, что государственные деятели и ученые всех политических убеждений зарегистрировались в качестве членов, участвовали на своих конференциях и способствовал его публикациям. Бывшие президенты Джеральд Форд, Джимми Картер, Рональд Рейган и Джордж Буш — почетные члены Академия.Для получения информации об институциональных подписках, индивидуальном членстве, назад вопросы, перепечатки, разрешения или отправка рукописей обращайтесь в Академию политологии. Эта информация также доступна на http://www.psqonline.org/.

Почему польская партия «Право и справедливость» до сих пор так популярна?

Правящая партия Польши «Право и справедливость» лидирует в опросах, проводимых в преддверии парламентских выборов в стране 13 октября. Алекс Щербяк пишет, что, несмотря на резкую критику внутри страны и за рубежом, партия остается популярной, потому что ей доверяют в социально-экономических вопросах, которые больше всего волнуют избирателей.

Парламентские выборы в Польше 13 октября, вероятно, станут одними из самых важных и значимых после краха коммунизма в 1989 году. В течение последних четырех лет нынешнее правительство, возглавляемое правой партией «Право и справедливость» (ПиС), подвергся резкой критике со стороны своих политических оппонентов за якобы подрыв демократии и верховенства закона в своем подходе к судебной системе, средствам массовой информации, государственным назначениям и гражданским правам.

Он также находится в непрекращающемся конфликте с политическим истеблишментом ЕС и подвергается интенсивной критике со стороны большей части западных СМИ, формирующих общественное мнение. Тем не менее, «Право и справедливость» остается очень популярной и уверенно лидирует в опросах общественного мнения. Веб-сайт Ewybory, на котором собраны опросы о намерениях при голосовании, показывает, что партия в среднем составляла 45% по сравнению с 26% для избирательного альянса Гражданской коалиции (КО) во главе с либерально-центристской Гражданской платформой (ПО), правящей партией страны в период с 2007 по 2015 год. в настоящее время основная оппозиционная группировка.

Польские выборы более открыты, чем кажется на первый взгляд. Даже если, что кажется почти наверняка, «Право и справедливость» получит наибольшую долю голосов, далеко не ясно, сохранит ли она свое общее парламентское большинство и продолжит ли она управлять, не нуждаясь в поддержке других партий. Это зависит от точной доли и окончательного распределения голосов между правящей партией и оппозиционными группировками, особенно от того, сколько последних попадает в парламент, и от голосов, отданных за партии, которые не смогли преодолеть порог представительства.В любом случае на исход могло бы повлиять относительно небольшое количество голосов. Тем не менее, при нынешней ситуации существует большая вероятность того, что «Закон и справедливость» обеспечат переизбрание на второй срок.

Так почему же «Закон и справедливость» по-прежнему так популярны? Во-первых, и это, возможно, наиболее важно, избиратели доверяют партии по социально-экономическим вопросам, которые их больше всего волнуют, потому что она выполнила многие из громких обязательств по социальным расходам, которые стали ключом к успеху закона и справедливости на выборах 2015 года.Самым значительным из них была его чрезвычайно популярная флагманская программа субсидирования детей «500+», которая была расширена в этом году, чтобы охватить все семьи с любым количеством детей.

Программа «500 с лишним» оказала важный символический эффект, обеспечив значительный и четко идентифицируемый финансовый импульс для многих семей с низкими доходами, которые были разочарованы тем, что они недостаточно участвовали в посткоммунистической экономической трансформации Польши. Многие поляки считают, что, хотя политики часто обещали помочь менее обеспеченным, «Право и справедливость» — первая правящая партия, которая действительно выполняет эти обещания в таком масштабе.В то же время, хотя оппоненты правительства утверждают, что огромное увеличение социальных расходов и снижение налогов создают огромную нагрузку на государственные финансы, экономический рост является высоким, безработица находится на самом низком уровне за многие годы, а увеличение налоговых поступлений фактически привело к сокращению в дефиците государственного бюджета.

На сентябрьском предвыборном митинге, посвященном планам партии по построению «процветающего государства» (państwo dobrobytu), основанного на социальной солидарности, «Право и справедливость» расширили свои обязательства по социальному обеспечению, объявив о планах почти удвоить минимальную заработную плату к концу 2023 года. , а также ввести регулярные ежегодные выплаты денежных премий пенсионерам и пенсионерам.Вместе с ранее объявленными взносами на социальное обеспечение эти программы нацелены на повышение избирательных ставок для ключевых групп основных избирателей Закона и Справедливости, тем самым побуждая их голосовать в октябре из опасения, что оппозиция может их ослабить или отказаться от них, если это произойдет. завоевать офис.

Защита национальной идентичности и традиционных ценностей

Во-вторых, «Право и справедливость» возглавили крестовый поход морали, представляя партию защитником традиционной семьи, польской национальной идентичности, христианских ценностей и культуры.Он утверждает, что они стабилизируют общественный порядок и способствуют общему благу, но им угрожает «великое наступление зла» (wielka ofensywa zła). Первоначально это можно было увидеть в решительном противодействии партии крайне непопулярной схеме принудительного переселения мигрантов в ЕС в преддверии выборов 2015 года, когда закон и справедливость утверждали, что мусульманских мигрантов из Ближнего Востока и Северной Африки будет трудно ассимилировать. и угрожали национальной безопасности Польши. Совсем недавно партия выступила против того, что она называет «идеологией ЛГБТ»: якобы агрессивное движение и политическая повестка дня, основанная на иностранных идеях, продвигаемых левыми врагами западной цивилизации.

Это, безусловно, поляризующие вопросы, которые вызывают эмоциональный отклик у многих поляков, потому что они связаны с столкновением основных морально-культурных ценностей и отражают некоторые из самых глубоких разногласий в польском обществе. Защита традиционных моральных кодексов и противодействие западному культурному либерализму всегда были ключевым элементом обращения «Право и справедливость» к более социально консервативным избирателям. Следовательно, повышение значимости проблемы (по мнению оппозиции, цинично в качестве предлога для создания атмосферы моральной паники), безусловно, помогает мобилизовать основных сторонников партии в небольших городах и сельских районах, где такие ценности все еще имеют существенное влияние.

Кредит: Прахатаи (CC BY-NC-ND 2.0)

Но «Закон и справедливость» сформулировали свои аргументы таким образом, что они не просто мобилизуют ее основной электорат, но и завоевывают более широкую общественную поддержку партии. Подавляющее большинство поляков поддержали решительную оппозицию правительства «Право и справедливость» схеме обязательного переселения ЕС, стремясь избежать проблем в области культуры и безопасности, с которыми, по их мнению, западноевропейские страны столкнулись из-за приема большого числа мусульманских мигрантов.Тот факт, что, в отличие от многих западноевропейских городов, в Польше не было террористических атак исламистов, усилил у поляков ощущение того, что они живут в относительно безопасной стране и что этому угрожает мультикультурализм, навязанный ЕС.

Точно так же, в то время как поляки кажутся все более терпимыми к образу жизни ЛГБТ, общественное признание начинает снижаться, когда повестка дня выходит за рамки того, как люди предпочитают жить своей частной жизнью, в области, которые, по их мнению, принадлежат к сфере семейной жизни, например, появляющиеся предложения. уменьшить роль родителей как основных учителей своих детей в вопросах сексуальных отношений и нравственности.В то время как поляки довольно равномерно разделены по вопросу о юридическом признании однополых гражданских партнерств, значительное большинство выступает против однополых браков (закрепленных в Конституции Польши как союз мужчины и женщины) и в подавляющем большинстве против предоставления прав усыновления. однополым парам. Многие, в том числе не особо религиозные, также крайне враждебно настроены к осквернению католических символов активистами ЛГБТ, поскольку в Польше многие из них также рассматриваются как более широкие национальные символы.

Перераспределение престижа

В-третьих, негативная огласка, связанная с различными утверждениями о правительственных скандалах и злоупотреблении государственными должностями политиками Закона и Правосудия в пристрастных или частных целях, похоже, не нанесла сколько-нибудь значительного ущерба правящей партии. «Право и справедливость» в целом быстро предприняли решительные действия по нейтрализации этих скандалов, при необходимости уволив причастных к этому должностных лиц. Например, в июле Марек Куччинский был вынужден уйти в отставку с поста спикера парламента «Право и справедливость» после обвинений в том, что он использовал служебный самолет для частных полетов.Сторонники партии, по-видимому, считают такие утверждения либо ложными, либо случайными упущениями в целом честной партии, либо присущими польской политике Закона и Справедливости, по крайней мере, пытаясь гарантировать, что не только правящие элиты разделили плоды экономической деятельности. трансформация.

Аналогичным образом, «Право и справедливость» тактически ловко зная, когда нужно разрядить, а не тратить слишком много политического капитала на спорные вопросы, и отступить, когда партия не считает это приоритетами или ключевыми элементами своей программы управления.Хорошим примером этого была проблема абортов, когда, хотя они лично поддержали ужесточение уже ограничительного закона Польши, осенью 2016 года, столкнувшись с неожиданно большой массой общественного протеста, парламентарии от закона и справедливости проголосовали против закона, спонсируемого католическими общественными организациями, представляющими партию. основной электорат «религиозного права» объявить эту практику незаконной во всех случаях, кроме случаев, когда жизнь матери подвергалась опасности.

В-четвертых, поляки были готовы сильно ослабить закон и справедливость.Несомненно, партия решительно отвергла утверждения оппозиции о том, что она подрывает демократию и верховенство закона. Многие поляки принимают аргумент правительства о том, что его действия были необходимы для восстановления плюрализма и баланса институтов, которые, по их словам, были экспроприированы чрезвычайно хорошо укоренившимися и часто глубоко коррумпированными посткоммунистическими элитами. Более того, даже если у них есть опасения по поводу некоторых конкретных мер правительства, особенно его подхода к конституционным вопросам и гражданским правам, многие другие по-прежнему считают, что, несмотря на все свои недостатки, Закон и справедливость, по крайней мере, пытались решить некоторые из явно неразрешимых проблемы и недостатки польского государства, которые игнорировались предыдущими администрациями.

Важным элементом этого, который был связан с простым вопросом финансовых трансфертов, но выходил за его рамки, было то, что некоторые комментаторы назвали «перераспределением престижа»: когда многие простые поляки, которые раньше считали себя гражданами второго сорта, начали чтобы восстановить чувство собственного достоинства и что, по их мнению, их правительство, наконец, позаботилось о менее обеспеченных и пытается восстановить элементарное чувство справедливости и морального порядка.

Слабая и неубедительная оппозиция

Наконец, закон и справедливость извлекли выгоду из того факта, что либерально-центристская оппозиция не смогла разработать убедительную и привлекательную программную альтернативу по ключевым социально-экономическим вопросам.У оппозиции также нет убедительного представителя власти, вокруг которого она могла бы сплотиться. Лидер «Гражданской платформы» Гжегож Схетина является чрезвычайно эффективным закулисным политическим деятелем, но ему не хватает динамизма и харизмы, и в настоящее время он является наименее надежным политиком в Польше. Признавая отсутствие у него широкой привлекательности, Схетина отошел на второй план в предвыборной кампании, где «Гражданская платформа» выдвинула более мягкого, но сдержанного бывшего спикера парламента Малгожату Кидава-Блоньскую в качестве кандидата на пост премьер-министра.

Оппозиционные стратеги признают, что вместо того, чтобы пытаться перебить цену, которую Закон и справедливость привел к огромному расширению индивидуальных социальных трансфертов и программ социального обеспечения (хотя он и обещал продолжать их реализацию), им следует вместо этого сосредоточиться на повышении качества государственных услуг, особенно в сфере здравоохранения и социальной защиты. образование. Однако, хотя многие поляки считают, что этими услугами пренебрегли, они также сомневаются в том, что оппозиция — которая слишком связана с предыдущей дискредитированной администрацией Гражданской платформы — предлагает надежную альтернативу и действительно ли принесет какие-либо улучшения.Победа закона и справедливости на выборах отразила широко распространенное разочарование в правящей элите страны и сильное преобладающее мнение о том, что пришло время перемен, и правящая партия просто имеет гораздо большее доверие по этим вопросам социальной политики, выполнив большинство обещаний по расходам, по которым она была избранный.

Самоуспокоенность — величайшая угроза

Оппозиция не должна быть списана со счетов и сохраняет значительные политические активы, включая: значительную потенциальную базу народной поддержки; значительные финансовые ресурсы и поддержка большинства частных СМИ; а также значительное влияние и широкая поддержка культурной, правовой и деловой элиты страны.Избирательные кампании также могут, конечно, развить свою собственную специфическую динамику, и изменение политического контекста или возникновение конкретной проблемы может все же изменить положение вещей, учитывая, что правительственные и оппозиционные лагеря фактически остаются довольно равномерно сопоставимыми с точки зрения их совокупных показателей. общие уровни поддержки. Тем не менее, при нынешних обстоятельствах наибольшая угроза Закону и справедливости, вероятно, исходит не от оппозиции, а от опасности того, что ее собственные лидеры и сторонники уступят самоуспокоенности и самоуверенности.

Пожалуйста, прочтите нашу политику в отношении комментариев, прежде чем комментировать .

Примечание. Эта статья изначально была опубликована в личном блоге Алекса Щербяка . В статье изложена точка зрения автора, а не позиция EUROPP — European Politics and Policy или Лондонской школы экономики.

_________________________________

Об авторе

Алекс Щербяк Университет Сассекса
Алекс Щербяк — профессор политики и современных европейских исследований в Университете Сассекса.Он автор книги «Польша в Европейском Союзе?» Новый неудобный партнер или новое сердце Европы? (Routledge, 2012) и «Политизация коммунистического прошлого: политика раскрытия правды в посткоммунистической Польше» (Routledge, 2018). Он регулярно пишет в блоге о событиях на польской политической сцене на http://polishpoliticsblog.wordpress.com/

.

Польша: правительство и политика

После многих лет стремления взять на себя ответственность за свои дела поляки сумели свергнуть поддерживаемый Советским Союзом авторитарный режим, который правил страной в течение нескольких десятилетий.Теоретически Польша была независимой страной, преследующей свою судьбу. На самом деле ее политическое руководство получило инструкции из Москвы. Марионеточные режимы часто сталкиваются с недовольством населения, и политические обстоятельства в Польше не были исключением. Многие, если не большинство, поляков никогда не выступали за коммунистическое правительство и были против чего-либо, кроме демократии. Таким образом, по этим и вышеупомянутым историческим и культурным причинам Польша всегда рассматривалась под увеличительным стеклом советской подозрительности.

Наиболее значимое событие периода коммунистического господства 1945–1989 годов произошло в результате открытого недовольства политикой тоталитарного правительства в 1981 году.В том же году недавно созданный профсоюз рабочих гданьской судоверфи под названием «Солидарность» столкнулся с давлением с требованием распустить его. Ядро этого союза составили люди, которые не сочувствовали коммунистам — они просто хотели провести политические реформы. После нескольких лет постепенного улучшения личной свободы в 1970-е годы простые поляки почувствовали, что они в состоянии улучшить свою жизнь. Под угрозой внезапного роста популярности «Солидарности» вмешалось правительство. Тем не менее, несмотря на свои репрессивные меры, он не смог предотвратить распространение растущей веры в необходимость проведения политических реформ.Менее чем через десять лет коммунизм как политическая сила практически исчез из Польши. Он исчез и из других восточноевропейских стран.

Наиболее значительным влиянием «Солидарности» стало создание и распространение идеи о том, что непопулярные тоталитарные режимы можно свергнуть ненасильственными средствами. Польская борьба за перемены ускорила реформы в других коммунистических странах. Когда Михаил Горбачев, лидер Советского Союза, провел реформы (которые в конечном итоге привели к падению его собственного режима), он понял, что люди желают серьезных перемен, как они это сделали в Польше в 1981 году.Другие страны, от Чехословакии до Болгарии, следовали с переменным успехом. Сегодня все они являются демократическими странами, несмотря на то, что коммунистические партии в большинстве своем участвуют в политическом процессе.

Лидер «Солидарности» Лех Ваэса быстро вырос как политическая фигура. Он был заключен в тюрьму на какое-то время и вывезен из Гданьска только для того, чтобы вернуться позже. В последующие годы он продолжал выступать за политические реформы. Это лидерство и, как следствие, широкая популярность принесли Ваисе Нобелевскую премию мира в 1983 году, и он выиграл первые полностью демократические президентские выборы в Польше в 1990 году.Однако вскоре после этого поляки стали недовольны медленным продвижением реформ и постепенно изменили свое отношение к Ваисе. Он проиграл свою заявку на переизбрание в 1995 году и с тех пор остается политически маргинализованным. Его оппонент, Александр Квасьневский, отсидел два срока и, в связи с ограничениями по срокам, ушел в отставку в 2005 году.

СТРУКТУРА ПРАВИТЕЛЬСТВА

Как и в Соединенных Штатах, власть в Польше разделена между тремя ветвями власти: законодательной, исполнительной и судебной.Однако есть некоторые существенные отличия. Например, избирательный процесс работает по принципу пропорционального представительства. Каждая партия получает количество мест пропорционально проценту голосов, полученных ею на национальных выборах. Кроме того, повседневная исполнительная деятельность правительства осуществляется премьер-министром, который назначается президентом и кабинетом министров. Польша — это парламентская демократия, система, которую разделяет большинство европейских стран. Представители политических партий избираются для работы в национальном собрании, аналогично американской системе, но с некоторыми фундаментальными отличиями.

В то время как американский электорат голосует за отдельного человека, польские избиратели (граждане старше 18 лет) голосуют за политические партии. Каждая партия составляет список своих кандидатов в иерархическом порядке. Например, если на национальных выборах партия получает 25 процентов от общего числа голосов, этой партии разрешается иметь 115 депутатов в нижней палате парламента, состоящей из 460 членов, называемой Сеймом. В верхнюю палату Польского национального собрания входят 100 сенаторов. Одним из преимуществ этой системы является то, что она позволяет присутствовать в собрании более мелких политических партий.Многие партии незначительно представлены на национальном уровне, но весьма важны на местном уровне (особенно в этнически разнообразных регионах). Более того, даже местные выборы основаны не на принципе «победитель получает все», а на пропорциональном представительстве. Сопутствующим преимуществом является необходимость включения в коалиционные правительства двух или более партий вместо одной доминирующей партии. Европейцы считают, что такая система ведет к большему диалогу и сотрудничеству.

После завершения выборов и выбора представителей президент Польши выбирает кандидата на пост премьер-министра.Человек почти всегда принадлежит к партии, получившей наибольшее количество представителей. Его или ее (в Польше была только одна женщина-лидер, Ханна Сухоцка, которая недолго работала с 1992 по 1993 год) цель состоит в том, чтобы сформировать кабинет министров, который должен быть одобрен ассамблеей. Если собрание не одобряет выбор президента большинством голосов, он или она может представить другое лицо или в конечном итоге потребовать проведения новых всеобщих выборов. Помимо того, что он является официальным лидером страны, президентские полномочия чаще всего используются для содействия избирательному процессу и предотвращения конституционных и других кризисов.

Интересное и довольно своеобразное распределение власти было создано после недавних парламентских и президентских выборов. Впервые в истории лидерство оказалось в руках близнецов. Лех Качиньский был избран президентом в 2005 году, а в 2006 году назначил на пост премьер-министра своего брата-близнеца Ярослава. Ярослав Качиньский возглавляет партию «Право и справедливость», которая имеет большинство в Сейме. Его назначение было одобрено Сеймом, но вызвало некоторую озабоченность по поводу разделения исполнительной и законодательной властей.Летом 2007 года правительство оказалось под давлением общественности; Ярослав был решительно избран премьер-министром, и за него проголосовали Дональд Туск из партии «Гражданская платформа». Поляки все больше беспокоятся из-за отсутствия реформ и из-за того, что правительство признано многими самым непредсказуемым в Европе.

Как член Европейского Союза Польша также предоставляет представителей в Европейский парламент. Этот орган является основным законодательным крылом организации, и его цели аналогичны целям отдельных национальных собраний.Члены Европейского парламента избираются от каждой страны, размер делегации определяется численностью населения страны. Делегация Польши занимает пятое место в Европейском парламенте. С 38 миллионами жителей, равным населению Испании, Польша имеет возможность играть серьезную роль в европейских делах. Только Германия, Великобритания, Франция и Италия имеют более крупные делегации.

Судебная ветвь власти в первую очередь играет ту же роль, что и судебные ветви других демократических стран.В его компетенцию входит надзор за любыми нарушениями конституции, конфликтами интересов между двумя другими ветвями и защита гражданских прав.

Административное деление

Административная власть регулируется на нескольких уровнях. Самый высокий уровень — wojewodztwa или воеводства. Это эквиваленты штатов, провинций или автономных республик в других странах, и они обладают определенной автономией в своих политических и экономических внутренних делах. Термин «воеводство» имеет славянское происхождение и означает «герцогство».Исторически он использовался во всех славяно-говорящих регионах Европы. В Польше этот термин также имеет историческую связь со старым региональным делением.

В настоящее время в составе Польского государства 16 воеводств, что значительно меньше, чем в предыдущих 49 административных единицах. По отдельности они различаются по площади и / или населению, но каждый из них имеет значительный город в качестве политического и экономического ядра. Самым крупным из них является Мазовецкое воеводство, которое охватывает
центрально-восточных районов Польши вокруг Варшавы и имеет население более 5 миллионов человек.Привлекательность Варшавы способствовала развитию этого региона. С другой стороны, самым маленьким воеводством является Любуш, в основном сельский район, прилегающий к границе с Германией, с населением чуть более одного миллиона человек.

Каждое воеводство разделено на многочисленные повяты. Они похожи на американские округа и имеют местное руководство, которое управляет основными местными делами. Самыми маленькими административными единицами в стране являются муниципалитеты, которые могут состоять из одного города или небольшой сельской местности.

ТЕКУЩИЕ ИНОСТРАННЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Большинство текущих вопросов внешней политики Польши частично или полностью связаны с интеграцией в Европейский Союз (ЕС). Предыдущие правительства и внутренняя политика нынешнего руководства были далеки от независимости с точки зрения принятия Польшей собственных решений. Каждый раз, когда страна присоединяется к Европейскому Союзу, она должна на какое-то время отказаться от своего реального или предполагаемого суверенитета. Тем не менее, большинство стран готовы пойти на этот шаг, потому что он предлагает огромные выгоды в будущем.В Польше, конечно, раздавались сильные голоса несогласных. Многие опасались, что, став партнером в ЕС, Польша потеряет независимость и снова станет чем-то вроде государства-сателлита. Этого не произошло.

Позиция Польши в европейских делах хрупкая, но мощная. Его голос в Европейском парламенте является одним из самых сильных, поскольку в его составе 785 человек 54 члена. Это число может повлиять на решение, когда требуется консенсус по конкретному критическому вопросу.Например, во время переговоров о стратегии реформ ЕС твердая позиция Польши способствовала различным уступкам в пользу страны. Никогда за всю свою историю независимый польский голос не пользовался такой силой и влиянием в Европе.

Есть также некоторые обязанности, которые Польша должна выполнять в этих отношениях. К началу 2008 года Польша полностью выполнит Шенгенское соглашение, которое позволяет убрать границы между странами-членами, но требует улучшений в надзоре за границами, не входящими в ЕС.Например, польская граница с Литвой, являющейся страной ЕС, не будет применяться, как это было в прошлом. Границы с соседними Беларусью и Украиной, которые не являются членами ЕС, будут тщательно контролироваться. После того, как человек переезжает из Украины в Польшу, он или она может продолжать свободно путешествовать по Европейскому Союзу, но поляки должны предоставить другим членам данные для въезда.

Одной из проблем, связанных с пограничными вопросами, является граница Польши с российским эксклавом (часть страны, отделенная от остальной территории страны другой страной) Калининградской области.Эта небольшая часть территории, которая до 1945 года принадлежала Германии, полностью окружена территорией Польши и Литвы. Жители Калининградской области могут поехать в Россию по суше, только если они пересекают Польшу или Литву, обе страны ЕС. Россия возражает против трудностей, с которыми сталкиваются ее граждане в поездках, просто потому, что они не проживают в Европейском Союзе. С другой стороны, страны Шенгенского соглашения опасаются, что разрешение россиянам из Калининграда свободно путешествовать по Европе вызовет серьезные проблемы с безопасностью.Они утверждают, что никто не сможет подтвердить, кем на самом деле являются свободно путешествующие русские или их намерения.

Отношения Польши с США были позитивными, и страны полностью сотрудничают через Организацию Североатлантического договора (НАТО) и другие организации. Фактически, Польша была одним из ведущих голосов поддержки во время американской интервенции на Ближнем Востоке и направила войска в Ирак после вторжения 2003 года. В рамках миссии НАТО в конфликте в Афганистане около 1200 польских солдат вместе с другими силами служат для поддержания мира и предотвращения возвращения талибов.

Это может измениться с приходом нового правительства в Польше.

В 2007 г. возникла еще одна геополитическая проблема, в решении которой Польша активно участвует. Запад все больше обеспокоен возможностью ракетного удара Ирана с ядерными боеголовками по Европе. В результате рассматривается вопрос о создании сети раннего предупреждения и противоракетного щита от такого нападения. Соединенные Штаты предложили Польшу как одно место для установки военной техники.Это предложение привлекло внимание России, которая считала, что такая сеть нарушит ее собственные интересы национальной безопасности. Президент России Владимир Путин громко выразил протест против дополнительной милитаризации у границ России. И снова, как это уже неоднократно случалось в прошлом, решения Польши были восприняты в России с подозрением, и наоборот. Тем не менее, как показано в следующей главе, растущий экономический статус и мощь России слишком важны, чтобы их игнорировать.

И действительно, у нового правительства в Польше может быть иная позиция, чем у предыдущего.

Польша отступает от демократии?

Дождливым мартовским днем ​​долговязая фигура Анджея Новака вырисовывалась в тесном вестибюле Института истории Тадеуша Мантейфеля на рыночной площади в Старом городе Варшавы. Последние двадцать пять лет Новак, заслуженный историк Польши и России, регулярно беседует с Ярославом Качиньским, лидером Консервативной политической партии «Закон и справедливость», пришедшей к власти в Польше в 2015 году.С тех пор либеральные лидеры и интеллектуалы в Западной Европе начали опасаться, что страна после двух десятилетий образцового изучения европейского либерализма отступает от демократии. Критики указывают на лоялистов во главе государственных СМИ, растущее преследование оппозиционных политиков и судей, отказ страны принять квоту беженцев, установленную Европейским союзом, и, особенно, серию радикальных реформ судебной системы, которые могут укрепить контроль Закона и Справедливости.Партия заявляет, что это необходимая модернизация шатких институтов Польши, которые в основном были созданы после того, как страна договорилась о прекращении коммунистического правления в 1989 году. «Вы можете не согласиться, — сказал мне Новак. «Но Качиньский понимал, что отсутствие революционных изменений после 1989 года — это то, за что Польша очень дорого заплатила».

В 2016 году законодатели закона и правосудия представили законопроект, известный как «Поправка о польских лагерях смерти», обновление закона 1998 года, касающееся отрицания военных преступлений.Поправка предусматривала наказание в виде лишения свободы сроком до трех лет за любое ложное утверждение о том, что «польский народ или Республика Польша несут ответственность или соучастники в нацистских преступлениях, совершенных Третьим рейхом». Поправка была отчасти призвана положить конец словосочетанию «польские лагеря смерти», которое, по мнению многих поляков, обвиняет страну в варварстве, имевшем место на польской земле. Одна популярная польская сказка гласит, что эту фразу распространило послевоенное западногерманское разведывательное подразделение, чтобы реабилитировать немецких новобранцев, которые работали в лагерях.

Новак сказал, что западноевропейская и американская пресса, говоря о виновных в Холокосте, никогда не использует слово «немец». «Всегда есть одно слово:« нацист », — сказал он мне. Есть опасения, что со временем люди могут начать предполагать, что нацистские лагеря смерти в Польше на самом деле были польскими.

Эта фраза получила широкое распространение. Президент Барак Обама использовал его на церемонии в 2012 году в честь Яна Карского, бойца польского сопротивления, который в 1943 году рассказал Франклину Рузвельту свидетельство очевидца о перевозке евреев в Белжец.(Сам Карский использовал эту фразу в качестве названия статьи для Collier’s .)

За два года после того, как закон был предложен, он прошел через законодательный процесс, несмотря на предупреждения парламентских комитетов о плохой формулировке. и это было практически неосуществимо. 26 января 2018 года, за день до Международного дня памяти жертв Холокоста, законопроект был одобрен польским парламентом, и в начале февраля президент Анджей Дуда из организации «Право и справедливость» подписал его, хотя и отправил его на рассмотрение в конституционный трибунал. зная, что его части, скорее всего, будут отклонены.

Посол Израиля в Польше Анна Азари заявила, что закон можно рассматривать как криминализацию выживших в Холокосте, многие из которых были преданы нацистам поляками просто за то, что они рассказали о своем опыте. Последовавший за этим фурор стало ясно, что закон дал обратный эффект: друг-поляк рассказал мне о меме, показывающем двух пришельцев, недавно прибывших на Землю в конце января. «Теперь даже мы слышали о польских лагерях смерти!» — восклицают они.

Новак выступил против законопроекта — он считал, что исследования, а не правовое регулирование, должны формировать наши суждения об истории, но он сказал, что это была «неловкая реакция на реальную проблему.Он процитировал речь, которую Джеймс Коми, тогдашний директор ФБР, произнес в 2015 году в Музее Холокоста в Вашингтоне, в которой он говорил о виновных в Холокосте и их сообщниках: нацистах, поляках и венграх. «Он перечислил только эти три имени: неназванные нацисты и две другие страны», — сказал Новак.

В отличие от большинства европейских государств, оккупированных немцами, Польша не сотрудничала с Гитлером в каком-либо официальном качестве. После вторжения Германии в Польшу в сентябре 1939 года правительство отправилось в изгнание, руководя Армией Крайовой, главной организацией, возможно, самой большой силы сопротивления в Европе, из Лондона.В отличие от Франции или Бельгии, польское государство не управляло своей оккупацией и не контролировало лагеря смерти, созданные немцами, в основном для польских евреев. Польских частей, работающих под Waffen S.S., не было, как в случае с голландскими, норвежскими и эстонскими частями.

В Варшаве Армия Крайовой руководила информационными и образовательными сетями, снабжала евреев, скрывающихся за пределами гетто, документами, удостоверяющими личность, и заявляла, что прием на работу в концлагерь будет считаться предательством.Он казнил поляков, которые предали евреев или пытались их шантажировать. Летом 1942 года польское правительство в изгнании передало американцам и британцам разведданные о массовом убийстве нацистов в Треблинке, призывая союзников что-то сделать. Они ничего не сделали.

Варшава пострадала во время войны, как никакая другая европейская столица. Девяносто пять процентов построек в Старом городе, где расположен институт Мантейфеля, были разрушены немцами в конце лета 1944 года во время Варшавского восстания, отчаянной попытки жителей города добиться своего суверенитета.В течение девяти недель было убито более ста пятидесяти тысяч поляков.

Когда в 1945 году Советы взяли Варшаву у нацистов, они начали расстреливать солдат Армии Крайовой за участие в политических акциях, которые не были организованы коммунистами. «Армию Крайовой называли фашистской, — сказал Новак. «Даже сразу после войны польские жертвы были признаны виновными». Он утверждал, что это продолжение исторической традиции, восходящей, по крайней мере, к восемнадцатому веку, когда Вольтер, под влиянием своего восхищения Екатериной Великой, написал, что Польша была домом «хаоса», «варварства» и «фанатизма». .«На протяжении сотен лет соседи Польши, Германия и Россия, изображали Польшу отсталой и непросвещенной, заслуживающей вторжения.

В 2012 году Новак присоединился к Reduta Dobrego Imienia, Польской лиге против диффамации, организации частных лиц, которые писали письма и помогали возбуждать иски против СМИ, особенно немецких, которые увековечивали неточные характеристики польской истории. Но сейчас, сказал Новак, в группе нет необходимости; Правительство Качиньского делало эту работу.

«Звон — это сломанный клапан, а стук — это какой-то чувак в багажнике».

Через несколько дней после встречи с Новаком я посмотрел речь Коми. Новак — осторожный оратор, поэтому я был удивлен, обнаружив, что то, что он мне сказал, было не совсем правдой. В своем обращении Коми сказал, что он спрашивал каждое ФБР. Специального агента он нанял для посещения Музея Холокоста, чтобы понять человеческую склонность к моральной капитуляции. «По их мнению, — сказал Коми, — убийцы и сообщники Германии, Польши, Венгрии и многих, многих других мест не совершили ничего злого.Они убедили себя, что поступили правильно ».

Ян Петржак, приветливый восьмидесятилетний парень с густыми белыми волосами и белыми усами, ухмыльнулся толпе, собравшейся перед большой сценой перед Королевским замком в Варшаве, огромной усадьбе цвета папайи. на окраине Старого города. «У меня есть благословение президента быть здесь!» — крикнул он в микрофон. «И это большая перемена для меня». В то утро президент Дуда стоял на той же сцене, чтобы отпраздновать годовщину принятия Конституции 3 мая 1791 года, второй национальной конституции в мире.В 1792 году Польша была захвачена Россией. Каждый год в День Конституции Патриотическая ассоциация Яна Петрзака устраивает представление полонеза, традиционного танца. «Правительство Качиньского — первое, кто действительно делает ставку на польские интересы», — сказал мне Петржак.

Петрзак — стендап-комик и артист, прославившийся в шестидесятых годах прошлого века как основатель труппы Kabaret pod Egidą, высмеивающей коммунистический режим. В конце семидесятых годов, движимый жестоким подавлением рабочих демонстраций, Петржак написал песню «Пусть Польша будет Польшей», которая стала неофициальным гимном «Солидарности», профсоюза, который начал свою деятельность в 1980 году на судостроительном заводе им. Ленина в Гданьске. лучшая оплата, более безопасные условия и свобода слова для работников.Петрзак был одним из первых сторонников «Солидарности», и по мере роста движения он исполнял свою песню на рабочих собраниях. В 1982 году, после того, как польский режим объявил военное положение, название песни было передано на американском телевидении в специальный выпуск, организованный Чарлтоном Хестоном, в котором через элегии Рональда Рейгана, Маргарет Тэтчер, Кирка Дугласа и Генри Фонда рассказывается история борьбы за Солидарность. . «Песня, которую вы слышите, — говорит Хестон, посвятив« свет свободы »народу Польши, — была написана недавно молодым поляком.(Пьетшаку в то время было сорок четыре.) Солидарность стала широким общественным движением, возглавляемым электриком Лехом Валенсой, которое заставило режим вступить в переговоры с целью бескровного прекращения коммунистического правления.

Перед Королевским замком Петрзак заорал: «Самым последним актом восстановления независимости были выборы 2015 года!» Он отошел к задней части сцены, которая заполнилась молодыми парами. Женщины в длинных шифоновых платьях, их волосы были заплетены в густые косы, закрученные вокруг головы, закрученные вокруг своих партнеров, которые носили двубортную форму кавалеристов восемнадцатого века.Они спустились в толпу, увлекая сотни зрителей на прогулку по вымощенной булыжником площади, в то время как «Полонез № 3» Шопена играл в громкоговорители, а Петрзак увещевал тех, кто отказался присоединиться. Премьер-министр Дональд Туск, который был членом либеральной партии «Гражданская платформа». Туск, избранный в 2007 году, руководил, пожалуй, самым драматическим периодом роста в истории Польши. С девяностых годов и экономика, и зарплаты выросли вдвое.Крестьяне, исторически являвшиеся крупнейшим социальным классом Польши, почти исчезли. Среди громоздких сталинских кварталов в центре Варшавы взметнулись небоскребы — Axa, Deloitte, MetLife. Разрастались суши-магазины и эспрессо-бары. «В скольких городах этой страны вы ели латте до 2005 года?» Дариуш Стола, заведующий еврейским историческим музеем Polin , пошутил.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.