Приливы и отливы занзибар график: Время приливов и отливов в Занзибаре

Содержание

Выбираем пляж на Занзибаре в Танзании — Новое направление

Основным критерием выбора пляжа на о. Занзибар является величина приливов и отливов в океане. В разных частях острова они выражены по-разному, наименее всего на севере острова и более ярко в других его частях. На севере острова расположены два самых популярных курорта Кендва и Нунгви с развитой туристической и отельной инфраструктурой.

Север острова – самый популярный, наименьшие приливы/отливы.

 

Кендва

Кендва (север) широка пляжная полоса, белоснежный песок, самый красивые пляжи с плавным заходом в воду, похожие на Мальдивы, хорошая туристическая инфраструктура, пешая доступность к еще одному популярному поселку Нунгви на севере.

Рекомендуемые отели:

  • Varadero Zanzibar Hotel & Restaurant 2*
  • Tropicana Kendwa Beach 3*+
  • La Fontana Bungalows 3*
  • Sunset Kendwa Bungalows 3*
  • Sun Sea Bar 3*+
  • Palumbo Kendwa 4*
  • Kendwa Rocks 4*
  • Royal Palm By Tropicana 4*
  • Gold Zanzibar Beach House & Spa 5*
  • Zuri Zanzibar 5*

 

Нунгви

НУНГВИ (север) тоже красивый живописный пляж, местами с выходами известняка, отливы минимальны, здесь сосредоточена самая развитая инфраструктура острова для всех категорий туристов.

Рекомендуемые отели:

  • Paradise Bungalows 3*
  • ZanExpress Kihori Bungalows 3*
  • Amman Bungalows Beach Resort 4*
  • Sandies Baobab Beach 4*
  • Smiles Beach Hotel 4*
  • Riu Palace Zanzibar 5*
  • The Royal Zanzibar Beach Resort 5*

 

Матемве и Пвани Мчангани

МАТЕМВЕ и ПВАНИ МЧАНГАНИ (северо-восток) приливы и отливы выражены средне, до 100 м, купаться в отлив можно, практически нет инфраструктуры, хорошо подойдет для спокойного отдыха.

Рекомендуемые отели:

  • Coral Reef Resort 3*
  • Zanzibar Bahari Villas 4*
  • Neptune Pwani Beach Resort & Spa 5*

 

Кивенгва

КИВЕНГВА (северо-восток) отлив до 500 м, но купаться можно, цвет песка не такой белоснежный как на севере, могут встречаться водоросли, на берегу есть пальмовые рощи, инфраструктура здесь развита слабо.

Рекомендуемые отели:

  • Sea Crest Hotel 3*
  • Melia Zanzibar 5*
  • Ocean Paradise Resort & Spa 5*

 

Понгу

ПОНГУ (восток) отлив выражен до 300 м, живописный пляж средней ширины с пальмами и хвойными деревьями на берегу, инфраструктуры нет, подойдет для романтического отдыха.

Рекомендуемый отель:

 

Уроа

УРОА (восток) наиболее выраженные приливы/отливы, более 1км, купаться невозможно, во время отлива открывается коралловая плита и по ней можно гулять, хорошая инфраструктура, низкие цены, расположены фермы морской капусты.

Рекомендуемые отели:

  • Palumboreef Beach Resort 3*
  • Samaki Lodge & Spa 4*
  • Paradise Beach Resort 4*
  • Zanzibar Bay Resort 4*

 

Мичамви, Пингу и Донгве

МИЧАМВИ, ПИНГУ и ДОНГВЕ (юго-восток) отлив до 150-200 м, купаться можно, но заход в воду с каменистыми и коралловыми зонами, инфраструктура слабая, подойдет для парного отдыха

Рекомендуемые отели:

  • Karafuu Beach Resort & Spa 5*
  • Pearl Beach Resort & Spa 5*

 

Бведжу

БВЕДЖУ (юго-восток) отлив выражен сильно, до 400-500 м, пляж широкий с плавным заходом в воду, средняя инфраструктура с несколькими кафе и магазинами, красивая природа и уединение.

Рекомендуемые отели:

  • The Palms 5*
  • Breezes Beach Club 4*+
  • Baraza Resort & Spa 5*

 

Паже

ПАЖЕ (юго-восток) отлив до 200-300 м, на пляже сильные волны, чем прекрасен для любителей кайт-серфинга с хорошо развитой инфраструктурой, самый развитый поселок на юге.

Рекомендуемые отели:

  • Panorama Ocean View 3*
  • White Sand Luxury Villas 5* Deluxe

 

Джамбиани и Макундучи

ДЖАМБИАНИ и МАКУНДУЧИ (юго-восток) отлив до 200-400 м, инфраструктура слабая, но есть коралловый риф и ферма морской капусты.

Рекомендуемый отель:

 

Кизимкази

КИЗИМКАЗИ (юг) отливы до 200-300 м, инфраструктуры нет, для любителей природы и пар.

Рекомендуемые отели:

  • Unguja Lodge 4*
  • Fruit & Spice Wellness Resort 5*

 

Бубубу и Мангапвани

БУБУБУ и МАНГАПВАНИ (северо-запад) отливы 100-200 м, каменистый пляж с резким заходом в воду, инфраструктура слабая, к посещению мангровые формации, пещеры и гроты, для любителей уединения.

Рекомендуемый отель:

  • Sea Cliff Resort & Spa 5*

 

Занзибар. Отливы: sam_plahotin — LiveJournal

Пожалуй, самая удивительная вещь на острове – это его отливы. Причем недостатком назвать это тяжело. Это скорее особенность острова, придающая Занзибару еще большую индвидиуальность.

Хотя, скажу честно, неподготовленному человеку, настроенному исключительно на пляжный отдых с купанием, будет достаточно сложно. Сложно с доступностью того самого купания. Занзибар не самый лучший вариант, при котором можешь купаться в любое время и в любом месте, где есть море. Собственно, о «минусах» у меня всё.

Понятно, что приливы и отливы связаны с положением Луны и Солнца относительно Земли и бла бла бла. Но даже просматривая в интернете расписание отливов на острове, предугадать как будет выглядеть конкретное место сегодня после обеда или завтра сутра, у меня не получалось. Поэтому, для нас всегда было неожиданностью – одно и то же место в плюс-минус одно и то же время, но в разные дни, выглядит совершенно по-разному.

Что ж, ослепительное солнце, белоснежный песок и бирюзовое море – все в купе это усиливает эмоции от увиденного. Дальше постараюсь передать те самые эмоции.

Пляжи Нунгви в отлив. Обратите внимание на деревянные стойки.

А вот они же (центр кадра), но спустя 5 часов.

Почти все деревни на Занзибаре рыбацкие, а вот одна из рыбацких бухт. Север, Нунгви, отлив.

Та же бухта в прилив.

По оголенному берегу сутра бродят местные жители в поисках моллюсков и ракушек.

Отлив — лучшее время бродить по недавнему океанскому дну в поисках всякой живности. Но обязательно внимательно и аккуратно — в некоторых местах полно морских ежей, острых камней, ракушек и обломков кораллов.
Заблудившийся на мелководье осьминог.

Так дно вылядит поближе.

Самые северные точки острова.

И в прилив. Для сравнения ориентируйтесь по металлическом штырю, торчащему из камня.

Отлив запросто может оголить пару километров дна.

По этой скале отлично видно многлетнее воздействие приливов.

Маяк на севере Занзибара, Нунгви.

Иногда даже кажется, что эти пейзажи не с на нашей планеты.

Но приходит вода и все становится на свои места.

Впечатляют именно эти изменения. Всего 5 часов разницы во времени.

Один из дорогих 5-звездочных отелей Занзибара, Essque Zalu за 600$/ночь.

Он же, но с водой.

Честное слово, это был самый эмоциональный момент на острове — вернуться сюда спустя 5 часов и увидеть уровень воды по самые скалы, да еще такого невероятно голубого цвета!

А это уже самый юг острова — деревня Кизимкази, в вечерний прилив.

И утренний отлив.

В Кизимкази риф относительно недалеко от берега. Но дойти до рифа во время отлива ни в одной точке острова мы так и не решились в виду отсутствия специальной обуви. Босиком и в мутной воде большие риски себе испортить отдых.

А это одна из визитных карточек Занзибара — ресторан The Rock.

В прилив гостей туда доставляет лодка.

Восток острова — Буэхху (Bwejuu), около Paje, прилив.

Начало отлива. На этой фото очень хорошо видно, как в Африке важно соблюдать «режимное время» для съемок — испарения очень мылят кадры.

Отлив на западе, в деревне Бубубу (Bububu). Вообще странный пляж, а по соседству очередной отель из серии оллинклюзив.

Зато в Кендве почти не заметен отлив, если не присматриваться. Здесь почти всегда так, как на фото.

О пляжах и возможности купания я расскажу отдельно.

Пляжи Занзибара | Экваториал

Пляжи Занзибара

Пляжи Занзибара признаны одними из лучших в мире. Если вы мечтаете покупаться в чистейшем спокойном океане, полежать на белоснежном, словно сахарная пудра песке, погулять по бескрайнему безлюдному побережью, пора собираться на Занзибар.

Все занзибарские пляжи бесспорно красивы, но вы можете выбрать свой по вкусу. Песок на местных пляжах чистый, белый и мелкий, а вода чистая и прозрачная. Особый колорит отдыху придают рыбацкие поселки, которые тянутся вдоль всего побережья. Недалеко от столицы находятся пляжи

Фужи и Чуини с богатым выбором видов водного спорта, а севернее есть очень тихий и уединённый пляж Мангапвани. На северном окончании острова близ местечка Нунгви можно искупаться в красивых коралловых лагунах. На северо-восточном побережье Занзибара расположены пляжи Матенве, Мапензи, Кивенга и Уроа, уже давно облюбованные дайверами. Другие хорошие пляжи, Пингве, Бреуу и Джамбиани, находятся на юго-восточном побережье. Там гости с севера могут заняться водными видами спорта и рыбалкой, а также праздно понаблюдать за трудом местных рыбаков.

Пляжи Занзибара можно условно разделить на такие побережья: северное, восточное, южное и западное побережья.

Характеристика пляжей, рекомендуемые отели
Западное побережье

Пляжи около Стоун-Тауна

Стоун-Таун — это старый центр острова в городе Занзибар.

Это шумный и грязный город в арабском стиле, с многочисленными рыночками, кафешками, сувенирными лавками и отелями. Здесь всегда жарко и суетливо. О Стоун-Тауне мы расскажем в отдельной публикации, а сейчас заметим, что, по нашему мнению, хотя в городе и поблизости есть песочные пляжи, довольно неплохие, все же тут порт, столица, транзитный пункт, и поэтому купаться в Стоун-Тауне мы не рекомендуем. Этот город лучше использовать для экскурсий.

Посмотреть на карте

Mangapwani

Пляж Мангапвани — это пляж чрезвычайной красоты, к тому же безлюдный. Еще одним неоспоримым плюсом пляжа является то, что здесь, так как это западное побережье Занзибара, отливы не сильно заметны.

К тому же рядом находятся достопримечательности. Это камеры, где раньше прятали рабов перед отправкой в другие страны.

Название пляж получил от слова «манго», что значит «торговец». Да, да, имелись ввиду именно работорговцы. Хотя торговали они отнюдь не только рабсилой.

Посмотреть на карте

Bububu

Пляж Бубубу лежит севернее Стоун-Тауна, но не очень далеко от него, примерно в получасе езды. Это первый стОящий пляж на вашем пути и один из самых уединенных на острове. Здесь расположено несколько отелей почти у кромки воды, путь к которым пролегает через местные деревеньки со всем вытекающим отсюда колоритом.

Пляж этот очень разнообразный. Например, в небольшой лагуне здесь расположился отличный отель Hakuna Matata. Лагуна здесь чистая, в меру мелкая, в меру глубокая, с множеством морских обитателей. Во время отлива вода ее полностью покидает, так что из лагуны на общий пляж можно выйти пешком. Хотя «общий» сказано довольно смело, поскольку людей на пляжах вокруг лагуны практически нет. Можно иногда заметить пару-тройку человек через 500 метров от вас. А можно не заметить никого. Или увидеть стадо коров.

По нашему мнению, существенный плюс пляжа Бубубу состоит в том, что отливы здесь не сильные, всего несколько метров, и поэтому вам не придется брести 2 километра под жарой в поисках воды.

Минус пляжа Бубубу в том, что дно здесь местами каменистое. Нужно постараться, чтобы найти песочек. Хотя в лагуне присутствует именно он. Но в ней вы будете купаться, только если остановитесь в Hakuna Matata.

Экзотический элемент пляжа вокруг лагуны – мангровые деревья, возвышающиеся прямо над водой. И, если вы ищете экологичного и уединенного отдыха, то вам сюда.

Посмотреть на карте
Южное побережье

Kizimkazi

Пляж Кизимкази расположен на юге острова. Свое название он получил благодаря близлежащей рыбацкой деревне, в которой находится самая древняя в Восточной Африке действующая мечеть Shirazi.

Пляж Kizimkazi по праву считается лучшим местом для отдыха на всем Занзибаре. Но стоит учесть, что южные пляжи Занзибара больше подходят тем, кто уверенно чувствует себя в воде, так как нередко здесь бывают волны. Кстати, восточные пляжи Занзибара тоже отличаются более крупными волнами, нежели западные.

Можно сказать, что на западном побережье вообще почти всегда штиль. И если еще не так давно местность влекла к себе путешественников уединенными бухтами, древнейшими постройками и возможностью понаблюдать за дельфинами в Kizimkazi Mkunguni не заплывая далеко от берега, то, после открытия на южной оконечности Занзибара отеля The Residence Zanzibar, ко всем достоинствам Kizimkazi прибавились роскошь и комфорт.

Отличительная особенность пляжа, где расположен The Residence Zanzibar заключена в абсолютной уединенности. Здесь вас не потревожат назойливые продавцы сувениров, которыми изобилует северное побережье. Пляж круглосуточно охраняется, поэтому попасть на белоснежный песок омываемый водами изумрудной лагуны, могут только гости отеля. Так что вам даже не нужно с раннего утра занимать лежак, чтобы понежится под лучами солнца, потому что он ваш собственный, а если места под солнцем вдруг не хватит, что признаться, со дня открытия отеля еще ни разу не случалось, внимательный персонал мгновенно организует для вас все необходимое.

Когда вам надоест принимать солнечные ванны, то можно совершить прогулку в рыбацкую деревню Kizimkazi, от которой и пошло название пляжа. Территория деревни примечательна тем, что здесь, в Kizimkazi Dimbani, находится самая древняя религиозная постройка не только на Занзибаре, но и, возможно, во всей Восточной Африке. Куфические надписи на стенах мечети Shirazi датируются 1107 годом, ее несколько раз перестраивали, но михраб (ниша в стене, указывающая направление, где расположена Кааба в Мекке) в виде трилистника оставался неприкосновенным на протяжении многих столетий. Отыскать самим место поклонения исламской реликвии достаточно сложно, поэтому имеет смысл обратиться за помощью к местным жителям, которые с удовольствием проведут вас к святыне. Женщинам вход в мечеть разрешен, только не забудьте перед входом снять обувь и надеть соответствующую случаю одежду (голова, плечи и колени должны быть закрыты), вам также будут признательны, если уходя, вы пожертвуете несколько долларов на восстановление храмового комплекса.

Посмотреть на карте
Северное побережье

Nungwi

Nungwi, находится приблизительно в 60 километрах на север от Zanzibar Town — крайняя северная точка острова. Этот пляж является одним из самых популярных туристических мест на острове, предлагающее прекрасное местоположение путешественникам, желающим объединить пляжный отдых с бурной ночной жизнью.

Главными достопримечательностями Nungwi принято считать достойный внимания искушенных любителей глубоководного плавания, коралловый риф, это одно из лучших мест для погружения на Занзибаре, маяк, куда можно забраться вовнутрь за небольшое вознаграждением смотрителю, а также аквариум с морскими черепахами на северной оконечности мыса. Но надо учесть, что ночная жизнь на Занзибаре подразумевает спокойную обстановку вечернего бара, куда приходят пропустить по бокалу пива или насладиться коктейлем, а не неистовые танцы до утра. Однако, даже, если и музыка, едва доносящаяся из бара для вас слишком шумно, то у вас всегда есть выбор: переехать на южное побережье в The Residence Zanzibar, где вас уж точно никто не потревожит.

Пляж настолько поражает своей красотой, белоснежным, как мука, песком и по-настоящему бирюзовой водой, что тяжело оторвать взгляд, думаешь, что вот так вот должен выглядеть Рай.

Посмотреть на карте

Kendwa

Пляж Кендва cчитается одним из лучших пляжей Занзибара, но отзывы о нем противоречивые. Иногда здесь бывает мутная вода. Но коралловый песочек белый, мелкий как мука и вода, обычно, бирюзовая. Тропические пальмы обрамляют побережье. Достопримечательностей на этом пляже нет, ну и зачем, если бесконечный океан манит расслабиться, забыть о всех проблемах и наслаждаться жизнью.

Также тут довольно много людей, так как вокруг расположены крупные отели. С другой стороны, можно недорого поесть в силу того, что конкуренция между пляжными заведениями высока.

Пляж расположен по дороге на юго-запад от Nungwi. Дорога не совсем хороша для самостоятельного вождения автомобиля, особенно, если учесть, что на Занзибаре правосторонне движение, но в конце пути вашим стараниям будет достойная награда: белоснежный пляж с коралловым песком в окружении пальм и мистические виды на остров Tumbatu. Но это, к сожалению, все. Так что пляж подойдет исключительно любителям отдыха «дикарями», поскольку никаких более-менее приличных кафе, а тем более баров, здесь отыскать проблематично. Если вы собираетесь провести на пляже не больше дня, то захватите с собой напитки и ланч-бокс. Решите задержаться дольше, то самый минимум необходимого найдется и в ближайшем отеле, где вы решите задержаться, на ваш выбор. Место и по сей день сохраняет статус легенды бэкеперов.

Пляж Kendwa отделяет от Nungwi высокий деревянный причал La Gemma Dell`Est и, если вы просто переезжаете с одного пляжа на другой, то им вполне можно воспользоваться. В случае, если вы хотите попасть на Kendwa из Zanzibar Town, то используйте в качестве ориентира первый поворот, расположенный приблизительно в пяти километрах от Nungwi. И да, мы предупреждаем, дорога идет через деревню и сплошь изрыта ухабами, так что будьте осторожны.

Посмотреть на карте
Северо-восточное побережье

Matemwe

Деревня Matemwe расположена на северо-восточном побережье Занзибара, приблизительно в 50 километрах от Stone Town. Великолепный белоснежный пляж, омываемый бирюзовой водой, а вдалеке мистические виды на остров Mnemba. Вода здесь чистая, пологий вход и множество морских обитателей.

Чем ближе к океану, тем больше и больше предстает вашему взору холмистая местность северо-восточного побережья и то тут, то там на небольшом отдалении поблескивают дразнящие разгоряченное воображение путника блики океана. Но вот вы приближаетесь к заветной цели, и у ваших ног оказывается великолепный белоснежный пляж, омываемый бирюзовой водой, а вдалеке призывно маячит очертаниями остров Mnemba, до которого можно легко добраться, арендовав одну из рыбацких лодок. Сама Matemwe – деревня средних размеров, с соломенными зданиями и множеством уличных торговцев рыбой, у которых можно купить немного улова для обеда или на ужин.

Посмотреть на карте
Восточное побережье

Kiwengwa

Пляж расположен приблизительно в 40 км к северо-востоку от Stone Town. Это одно из излюбленных мест отдыха на Занзибаре для итальянских туристов. Пляж чистый и поражает своей тропической красотой.

Kiwengwa еще недавно была маленькой деревушкой, но в настоящее время, курортные комплексы, выстроенные на месте крестьянских домов, растянулись уже по всему побережью, почти поглотив в жерле музыки и развлечений, рассчитанных на европейского туриста, аутентичную атмосферу африканской деревни. Однако если вы желаете получить свою толику тишины и спокойствия от отдыха на пляже Kiwengwa, то можно остановиться в одном из частных пансионов, которые еще умудряются сохранять подлинную Занзибарскую атмосферу искреннего радушия и гостеприимства.

Посмотреть на карте

Uroa

Пляж Uroa, расположенный в 40 километрах от столицы Zanzibar Town, в первую очередь, будет интересен любителям понаблюдать за жизнью местного населения. Это очень колоритное и аутентичное место.

В этой местности океан наиболее сильно подвержен приливам и отливам, так что пока океан «не ушел» можно неплохо искупаться, но как только уровень воды начинает понижаться, на берег высыпают местные женщины, которые занимаются сбором крабов и моллюсков и выращивают плантации морской капусты, представляющие занимательное зрелище для отдыхающих. Как говорится, можно бесконечно смотреть на то, как работают другие. Но если вдруг вам надоест загорать и выступать в роли «надзирателя», то оправляйтесь прогуляться в деревню, где уже десятки любопытных детских глаз будут наблюдать за вами. Здесь же вы сможете посетить ферму морских водорослей.

Посмотреть на карте

Chwaka

В 40 километрах от Zanzibar Town находится пляж Chwaka и одноименная деревня, вместе занимающие большую часть восточного побережья. Лежа на берегу можно наблюдать, как просвечивает в дымке горизонта полуостров Michamvi , отделяемый от Занзибара небольшим заливом. Со стороны острова вас окружают останки былого британского превосходства. Во времена колониального правления Британии на Занзибаре именно здесь находились многочисленные английские офисы и правительственные виллы. Но после революции в 1964 году, все здания были национализированы и сегодня представляют весьма плачевное зрелище, разрушаясь и постоянно требуя к себе не только внимания туристов, но и строительных служб.

Кроме своего прошлого, место любопытно самым большим на острове рыбным рынком, где можно с интересом провести время и перекусить блюда из свежевыловленных морепродуктов, приготовленных в масле или на углях, по вашему желанию. Также именно здесь заброшенные виллы времен правления Британии.

Пляж усыпан рыбацкими лодками и ракушками, он довольно грязный. Посмотреть на него стоит, но останавливаться здесь для пляжного отдыха – нет.

Посмотреть на карте

Bwejuu

Пляж, расположенный в большой деревне Bwejuu находится приблизительно в 55 километрах от от Zanzibar Town, и в трех километрах севернее Paje. Перемещаться от пляжа к пляжу можно на занзибарском общественном транспорте dala- dala, чей маршрут проходит через Bwejuu и Paje. Особую живописность колорит пляжу придают постройки из кораллового камня, крытые соломой, который растянулись вдоль всей береговой линии. Для любителей тишины пляж может показаться немного шумным, но умиротворяющий шелест пальм и магазины в шаговой доступности скрашивают незначительные недостатки пляжа Bwejuu.

Посмотреть на карте

Paje

Paje — сонная небольшая рыбацкая деревня на восточном побережье Занзибара, расположенная на Юго-Востоке острова между Bwejuu на севере, и Jambiani на юге, приблизительно в 50 километрах вдоль главной дороги из Stone Town. Сюда просто добраться на собственном автомобиле или общественном транспорте и здесь же находится самый красивый пляж восточного побережья. Здесь же расположены плантации морской капусты, пляж чистенький и с белоснежным песком, как на многих других пляжах Занзибара.

Вдоль пляжа тянется деревенька с симпатичными каменными домиками и несколько отелей на побережье. Часть пляжа занимает Paje Palace, частный жилой комплекс, богато украшенный красной, мерцающей под лучами солнца плиткой в окружении белоснежных каменных стен. Там же располагается и небольшой зверинец, в котором содержат павлинов, фламинго и верблюда.

Посмотреть на карте

Jambani

Пляж находится приблизительно в 40 километрах от Zanzibar Town, протянувшись на пару километров южнее побережья Paje. Название этих мест пошло от слова «jambiya», что на суахили означает кинжалы, которые были найденные в больших количествах, оставшись, видимо от первых арабских переселенцев. Но, несмотря на грозное название, деревенские жители весьма дружелюбны, а одноименный пляж эффектно выделяется среди прочих чистотой песка и прозрачными водами.

Если вам вдруг захочется немедленно отправить домой открытку с видами пляжа Jambani или посылку с сувенирами из магазина Muhy , то в деревеньке можно отыскать крошечное почтовое отделение с красующимися вдоль здания двадцати пятью почтовыми ящиками. Кстати, в сувенирном магазине стоит обратить внимание на канга, которые ткут джамбанийские мастерицы, а также пополнить запас воды.

Pingwe

Пляж вполне пристойный, расположен на восточном побережье Занзибара. Хотя мы были здесь днем, отлив нашли незначительным. Хотя на Занзибаре в этом плане день на день не приходится: один день отлив может быть огромным, а в другой – едва ощутимым. Пляж Пингу чистый, белоснежный, длинный, людей мало, хотя вдоль побережья расположены кафешки и отельчики.

Посмотреть на карте

Michanwi Pingwe

Находится рядом с предыдущим на восточном побережье. Дно океана здесь каменисто-песчаное, отливы сильные. Этот пляж, а точнее, территория недалеко от него, славится оригинальным рестораном The rock («Скала»). Это дорогой ресторан, в котором подаются блюда из морепродуктов и коктейли. Во время отлива к нему можно дойти пешком, а во время прилива он оказывает в воде, поэтому туда возят на лодочках. Как вы понимаете, именно в это время он выглядит максимально романтично.

Посмотреть на карте

Dongwe

Пляж Донгве расположен на востоке острова Занзибар. Он красивый, но отливы здесь сильные и дно не только песочное, но и каменное. Многое будет зависеть от правильного выбора отеля и места.

Посмотреть на карте

Pwani Mchangani

Курорт Пвани — один из лучших на восточном побережье Занзибара. Здесь туристы найдут все атрибуты райского острова — лазурную воду, комфортабельные отели в традиционном африканском стиле.

Посмотреть на карте
Если вы хотите моря и солнца, но еще сомневаетесь, что выбрать, выбирайте пляжный отдых на Занзибаре — не пожалеете!

Показываю, какие отливы и приливы на пляже отеля «Роял Занзибар», район Нунгви и прошелся до Кендвы | Полезные советы от Мишани

Отличное место для пляжного отдыха.

Меня спрашивают, когда происходят отливы-приливы. Могу ответить , что закономерности, как таковой нет, зависит от многих факторов.

Но для пляжей Нунгви и Кендва, отливы и приливы не помеха для комфортного купания в море, в отличии от других занзибарских пляжей, где океан может уходить на пару километров.

Вот к примеру , выход на пляж отеля «Роял Занзибар». Это отлив. Океан ушел на 50 метров

отлив

отлив

А вот уже фото с такого ракурса, только при приливе. Водичка рядом.

Дискомфорта никакого, плавай в любое время..

Роял Занзибар находится на краю пляжа Нунгви, если идти вправо от отеля, то там уже прибрежная полоса не очень и народ идет на наш пляж.

Который спрятался за этим мыском(если повернуть сразу налево, от отеля), во время прилива, туда не пройдешь, только вплавь

прилив, не пройдешь

прилив, не пройдешь

При отливе, проходишь пешком, по берегу можно спокойно дойти до Кендвы, что я и с делал(читайте и смотрите фотоотчет о прибрежной полосе, нашел заброшенный отель 5*, раньше считавшийся очень крутым, походил по пляжу Кендва(приливы и отливы те же 50-100 метров), снял много интересного материала)

отлив

отлив

Главное успеть пройти до прилива, а то можно и не вернуться

прохожу при отливе

прохожу при отливе

Зачем народ стремиться к этому месту. По расспросам других туристов, в других местах мало морских звезд, а нас их очень много. Не могу утверждать, как обстоят дела с такой красотой на ближайших пляжах, но у нас их действительно много:

минимум с десяток расцветок

минимум с десяток расцветок

Не переживайте, при съемках, ни одна морская звезда не пострадала, все благополучно отправились в океанскую пучину
Следующий рассказ будет про морских ежей и медуз, которых тоже обнаружил. Чуть позже впечатления об экскурсиях. Материала много. Интернет плохой, фото долго загружаются.

Если интересно мое повествование, то подписывайтесь и ставьте лайки!

Танзания, Занзибар | туристические компании омска

Танзания остров Занзибар чартерный рейс.


На минуточку представьте себе такую картину! Вы и необитаемая Африка)!

Идеальный климат, минимум влажности, очень тёплая, но не знойно жаркая погода. Кристально чистый воздух!

Яркое солнце не печёт, а греет и словно ласкает вас своими лучами.

Безупречно прозрачный и лазурный Индийский океан, настолько прозрачный, что можно разглядеть даже самую мелкую песчинку на дне.

Разноцветные морские звёздочки подплывают прямо к берегу и словно просятся к вам на руки для потрясающего фото.

Белоснежный коралловый песок, мягкий как шёлк и рассыпчатый как мука, который не нагревается от солнца и имеет просто идеальную температуру.

Где это? На экзотическом острове Занзибар!


С радостью сообщаем вам о прямом чартерном рейсе на Занзибар из Москвы.

Полетная программа с октября 2017 каждые 12 дней.Теперь попасть на остров Занзибар довольно просто!

Пакетные туры из Москвы на прямом чартерном рейсе.

В состав тура также уже включен трансфер до отеля, медицинская страховка на весь период поездки и услуги русских сопровождающих гидов.

Прямой чартерный рейс Москва-Занзибар-Москва а/к Нордвинд, борт Боинг 777-200 / 300.

Большие комфортные самолеты. Компоновка: эконом, премиум, бизнес класс.
Расстояние между креслами в экономе: 88 см, премиум: 99 см, бизнес: 112 см.

Каждое кресло оборудовано мониторами с пультом управления, в том числе эконом класс.

  • Обратите внимание! Дьюти фри в аэропорту Занзибара нет.
туры на занзибар
Итак, немного расскажем вам о стране Танзания и острове Занзибар.

Что такое Занзибар?

Занзибар  – это небольшой архипелаг остров в Индийском океане, на африканском континенте, с самым крупным одноименным островом.

Занзибар принадлежит государству Танзания, но является полуавтономным, имеет свою столицу Стоун Таун (так называю её местные жители), собственный парламент и президента.

Размеры острова Занзибар.
Остров Занзибар довольно небольшой по площади, в длину он составляет 80 км, в ширину – 38 км. Трансфер с аэропорта до отеля занимает в среднем 30 – 60 минут в зависимости от расположения пляжа.

Язык на Занзибаре.
Местное население говорит на английском и языке суахили. В некоторых отелях есть русско-говорящий персонал.

Время на Занзибаре. Местное время совпадает с московским.

Сезон отдыха на Занзибаре.
Идеальное время для отдыха на острове Занзибар: с ноября по март. В этот период практически никогда не бывает дождей, не знойно и не так влажно. С середины марта по май и с сентября по середину октября – сезон дождей.

Виза на Занзибар.
Для граждан РФ по прилету на остров необходимо оформить визу. Стоимость: 50$.
Процедура выдачи очень простая, с собой иметь лишь действующий заграничный паспорт сроком действия 6 месяцев с даты въезда. А также на границе необходимо взять и заполнить миграционную карточку и анкету о состоянии здоровья. Кроме этого вам нужно будет предъявить ваучер на отель и авиабилеты.

  • Совет! Чтобы быстрее пройти визовые формальности в аэропорту лучше заполнить бланки анкеты и миграционки дома и взять их с собой. В аэропорту вам нужно будет занять очередь лишь в одно окно – окно оплаты. При бронировании турпактеа наши менеджеры, конечно же, предоставят вам все бланки и образцы их заполнения.

Деньги на Занзибаре.
Денежной единицей острова Занзибар является танзанский шиллинг. По прилету необходимо поменять доллары на местные шиллинги. Другая валюта здесь почти не в ходу, за исключением экскурсий, которые вы можете приобрести у туроператора. Обратите внимание: не принимают к обмену купюры старше 2006 года.

1 $ примерно равен 2 200 TZS. Здесь вы сразу же по прилету становитесь местным миллионером).

  • Берите с собой доллары, так как на месте $ и € обменивают по одному курсу.
  • Самые выгодные обменники в столице – Стоун таун, недалеко от от рынка. Добраться туда можно на такси (80-100$) или купив экскурсию (20-30$).
  • По прилету поменяйте доллары на местную валюту в аэропорту. В отеле курс будет менее выгодный. Инфраструктура курортов очень не развита, и на месте вы можете не встретить обменники, кроме как в отеле.

Религия на острове Занзибар.
Большинство местного населения исповедует ислам, но они очень веротерпимы и лояльны к другим религиям, поэтому конфликтов на фоне разных культур не возникает почти никогда. Также встречаются католики и язычники.

Местное население Занзибара.
Остров Занзибар населяют “ширази“, именно так они себя называют еще с древних времен персидских поселенцев. Это темнокожие люди, которые довольно доброжелательны к отдыхающим, не слишком навязчивы и немного ленивы.

Приливы и отливы на острове Занзибар.

Океан – это несомненно главная достопримечательность острова Занзибар! Он здесь потрясающе красивый, бирюзовый, яркий от солнечных лучей, богатый подводным миром! Приливы и отливы океана – это естественное явление, которое зависит от фаз луны. Океан не подстраивается под ваше настроение и график отпусков!  Океан живет и дышит.

Первая береговая линия, но в то же время “отсутствие” океана могут порядком испортить настроение, ведь мы приезжаем на остров понежиться в ласковых водах и погреться на белоснежном песочке. Поэтому стоит обратить внимание не только на расположение отеля относительно океана (так называемую первую линию), но и на приливы/отливы, которые на Занзибаре случаются ежедневно.

На некоторых пляжах отливы совсем незначительны и уже к 1200 часам океан возвращается, но может встретиться и так, что отливы достигают 1-1,5 км и вода возвращается лишь к 1500 часам дня. Приливы и отливы на Занзибаре зависят от Луны.

Классифицировать приливы/отливы по расположению курортных поселков почти невозможно, на одном и том же пляже, к примеру Нунгви, в одном отеле отлив может быть порядка 150 метров, а в другом порядка 1500 метров и вернуться только после обеда.

И если вы подумали, что океана утром нет нигде, то это тоже не верно!

К примеру на пляже Нунгви в отеле

Amaan Nungwi Beach отливы случаются после 1700 и к 0100 ночи океан уже возвращается.

Большой отлив (1500 метров) в районе отеля Tanzanite Beach 3* северо-восток Нунгви.
Очень комфортные отливы в районе Кивенгва, в некоторых отелях океан отходит всего на 15-30 метров и к 1200 уже возвращается. К примеру отель Kiwengwa Beach Resort 5*.

В каждом отеле на ресепшене как правило вывешано расписание приливов/отливов, поэтому перед тем как бронировать отель, попробуйте связаться с ним, почитать отзывы и найти информацию в интернете.

Наши менеджеры при выборе и бронировании отеля предоставят вам информацию по приливам/отливам в конкретных отелях на острове Занзибар.


туры на Занзибар
Как передвигаться по острову Занзибар. Аренда транспорта.

Можно ли взять в аренду байк или мопед на Занзибаре?
Для того чтобы арендовать байк/мопед в вашем водительском удостоверении должна быть категория А.

Можно ли взять в аренду автомобиль на Занзибаре?
Да, но одного водительского удостоверения международного образца будет не достаточно. В столице острова городе Стоун Таун в местной полиции вам необходимо получить специальное разрешение – пермит, стоит оно 10$, выдается на 10 или 90 дней. Оформляется пермит довольно быстро, в день обращения. Пункты досмотра по острову встречаются часто, и каждая остановка властями без разрешения будет стоить вам 10-20$.
Примерная цена аренды автомобиля: 40-60$ за машину на 1 день. Дополнительно оплачивается бензин: примерно 1,5$ за литр.

Такси на острове Занзибар.
Такси является самым распространенным способом передвижения на острове Занзибар. В среднем поездка в такси на Занзибаре стоит 40-50$ в одну сторону. К примеру, расстояние от Стоун Таун до курортной зоны (40 км), или расстояние между пляжами и курортными зонами.

Чем заняться и что посмотреть на Занзибаре?

Приехав на остров Занзибар, будьте готовы к тому, что инфраструктура в курортных зонах не развита, и по близости с отелем вы мало где встретите даже фруктовые или сувенирные лавки. Многие отели находятся в джунглях, на побережье океана.
Поэтому рекомендуем вам при бронировании турпакета брать систему питания всё включено или как минимум завтрак+ужин.

Более развитым по инфраструктуре является северная часть острова, в районе пляжа Нунгви. Здесь даже проводятся местные пляжные дискотеки, на которые с удовольствием приходят развлечься и туристы. Все мирно отдыхают, слушают музыку, веселятся и танцуют.

Итак, чем же развлечь себя на острове Занзибар, если вокруг одни джунгли, а впереди лишь бескрайний океан?

Кроме дайвинга, СПА, катамаранов, прогулок на велосипедах и шикарного пляжного отдыха на Занзибаре можно:Выехать на экскурсию в столицу острова Стоун Таун.

На самом деле город называется также как и остров – Занзибар, но местные по старинке величают его Стоун Таун. Это довольно древний город, один из самых крупных на острове. Тут вы встретите узкие улочки, настолько узких, что передвигаться по городу можно преимущественно пешком.   Также здания довольно обычной архитектурной постройки, многочисленные мечети, несколько католических церквей. Посетите дом, в котором родился Фредди Меркури. А также прогуляетесь по местному рынку, где можно  очень недорого купить больших скатов, огромных кальмаров и другие дары моря. Где приготовить все эти изыски вы подумаете потом).

Поехать в Стоун Таун рекомендуем даже только для того, чтобы купить сувениры на память об острове. Сувенирный рынок и главный сувенирный магазин острова – Мемориз – находится именно здесь. Сувениров здесь огромное количество! Очень популярны изделия из дерева, которые могут вырезать прямо при вас с нужной надписью типа: “Привет Ивану с Занзибара”. Трогательно, мило и индивидуально! Купить сувениры около отеля зачастую просто негде.
Примерная стоимость экскурсии: 25-30$. Продолжительность: 4-5 часов.

Также взять экскурсию на острова:

Исчезающий остров на Занзибаре. Звучит очень мистически, таинственно и загадочно). Но по сути – это коса, которая появляется и исчезает благодаря отливам Индийского океана. Здесь туристы могут насладиться великолепными пляжами, понырять с маской: в районе острова встречаются разные цветные рыбки, подобно тем, что плавают в мультике Немо, кораллы и много-много морских ежей. Будет обед и затем отъезд в отель.
Примерная цена экскурсии: 80-100$. Продолжительность: 4-5 часов.


Призон Айлэнд (Prison Island) – остров на котором раньше была настоящая тюрьма и содержали непокорных рабов, а сейчас там выстроен отель. Очень маленький остров, обойти который можно за 20 минут. Основная фишка этой экскурсии в том, что Призон Айлэнд – это место обитания гигантских морских черепах. Здесь их очень много, они не боятся людей, выходят к ним, охотно кормятся прямо с рук, вытягивают шею и почти мурлыкают, когда их поглаживают. Эмоции великолепные!
Примерная цена экскурсии: 80-100$. Продолжительность: 3-4 часа.

  • Самая крутая во всех смыслах этого слова экскурсия с острова Занзибар – на материк в национальный заповедник Серенгети!

Серенгети – это национальный заповедник и основная достопримечательность Танзании! Именно здесь вы можете лично наблюдать за миграцией диких животных, за их жизнью в естественных условиях обитания. Именно здесь снимаются многочисленные передачи о животных, которые транслируют на National Geographic и прочих каналах о животных.
Экскурсия 2-ух или 3-ех дневная. Добираемся на самолете до материка. По заповеднику двигаемся на открытых джипах.

Каких только животных вы тут не встретите: бегемоты, жирафы, буйволы, антилопы, гиппопотамы, гепарды, львы, слоны и так далее.

Отправляясь в Серенгети следует четко знать и помнить, что вы елите в гости к диким животным, которые могут вести себя весьма непредсказуемо, неприятно и даже опасно! Поэтому все свои эмоции по возможности держите в себе! Никаких громких высказываний, резкий и быстрых движений, никаких ароматов и духов, никакой яркой одежды и прочих мелочей, которые могут привлечь внимание диких животных и вызвать в них непредсказуемые реакции от любви до агрессии). Это может быть очень опасным! Серенгети – это не контактный зоопарк, а место обитания диких животных.

В целом, по впечатлениям экскурсия в заповедник Серегнети очень насыщенная. Здесь и восторг и страх и страсть и удивление и радость! Оно того точно стоит!
Для своего успокоения вы можете в составе экскурсии заказать себе личного телохранителя с огромной винтовкой, который будет не чеку и в нужную минуту среагирует. Но даже при этом, про меры предосторожности забывать нельзя ни на минуту!
Примерная цена экскурсии в заповедник Серенгети с острова Занзибар: 900$, в т.ч. перелёт.

  • Итак, очень плавно мы подготовили вас к тому, чтобы озвучить опасности, которые могут ожидать вас на острове Занзибар.

Помните слова из стихотворения К.Чайковского:
“Маленькие дети! Ни за что на свете! Не ходите, дети, в Африку гулять!”

Однако злого Бармалея здесь нет, зато есть местное племя, которое по сей день занимается чёрной магией, проводит аборигеновские обряды с жертвоприношением и прочими вытекающими последствиями. Ездить туда не нужно! Их боятся даже местные жители.
Особенно эффективными члены этого племени считают обряды с людьми – альбиносами. Если у вас есть такие знакомые или родственники, ни в коем случае не пускайте их на Занзибар. Их выкрадут и с огромной вероятностью вы их больше не увидите!

А еще “В Африке Горилы! В Африке большие злые крокодилы!”

Однако это тоже не про курортный остров Занзибар, а вот Чёрная и зелёная мамба – самые ядовитые змеи на планете – обитают на островах архипелага Занзибар. Хотя в курортных зонах они не встречаются и случаи смертельных укусов туристов почти не зарегестрированы.

Малярийные комары и желтая лихорадка – еще одна опасность, которая может ожидать туристов на Занзибаре.

Но тут мы вас сразу немного успокоим. По заявлениям властей Танзании остров Занзибар избавлен от жёлтой лихорадки, и встречается она лишь на материке. Заразиться жёлтой лихорадкой на острове Занзибар практически невозможно.

Что касается малярии! Комаров в курортных зонах довольно не много, кроме того, периодически проводится химическая обработка домов среди местного населения. Поэтому элементарные правила безопасности не сведут вас с этими коварными насекомыми.

  • Итак, пользуемся специальными спреями или мазями, различными фумигаторами, спиралями, носим закрытую одежду, в номерах включаем кондиционер (комары не терпят низких температур), пейте побольше тоника, там содержится хинин.

Практически все номера в отелях оборудованы москитными сетками.

Для личного успокоения и,  конечно, профилактики перед поездкой на Занзибар мы рекомендуем вам сделать прививки. Обязательными для въезда в Танзанию из России они не являются.
Чтобы защитить себя от малярии вы можете пропить специальные препараты, типа Каортем и взять в поездку специальные тесты на малярию, которые по капле крови определят, есть ли у вас вирус. Однако все таблетки имеют побочные эффекты, поэтому пить или не пить, решать вам!


Как вы помните, в детском стишке про Бармалея для Танечки и Ванечки всё закончилось хорошо! Вот и мы подготовили для вас общую обзорную информацию про остров Занзибар, про некоторые особенности отдыха, опасности и прелести, чтобы ваше путешествие завершилось максимально благоприятно!


И напоследок еще аргументы ЗА, чтобы поехать на Занзибар!

  • Занзибар – рай для гурманов!

Фрукты на Занзибаре! Очень большой выбор экзотических фруктов разных сортов и пород! Вкусные, спелые, сочные! Одних только бананов тут 25 сортов, разные виды медово-сладкого манго, кокосы, джекфруткы, рамбутаны, сахарные ананасы и много других диковинок. Даже если вы уже проехали всю Азию, с уверенностью можем вам сказать, что таких сладких, сочных ананасов вы еще не пробовали!

Морепродукты на Занзибаре. Разные виды омаров, креветок, кальмаров, гребешков, мидий и других диковинок с моря. Дары моря – основные блюда национальной кухни Занзибара!

Также вам будут тут готовить разные виды мяса, и кроме привычной свинины или говядины, здесь вы можете попробовать мясо диких животных и птиц: антилопы, слона, крокодила, буйвола. И много других экзотических блюд, таких как салат из несладких бананов, салат из водорослей, жаркое из страуса, утка с рисом потушенная в кокосовом молоке.
Неповторимый изысканный вкус, уникальные рецепты и оригинальное оформление блюд не оставят равнодушным ни одного гурмана!

Мы приводим средние цены на питание на острове Занзибар:
Самое недорогое место общественного питания на острове Занзибар – столовая Люкмаан (Lukmaan) в Стоун Таун. Пообедать здесь можно за 5-10$.
Средний чек в кафе / ресторане еда+напитки: 25-40$
Фрукты/ягоды: бананы – 2$ за связку (10-12 бананов), ананас – 1,5-2$ за штуку, манго 0,5-1$ за штуку, кокосы – 0,5$ за штуку, маракуйя – 2$ за кг, арбуз – 2-4$ за штуку.
Алкоголь: местное пиво – 2$, местное вино – 9$.

  • Любимое развлечение местных – петушиные бои!

Для этого они специально заказывают и выращивают боевых петухов. Проводят турниры, делаю ставки, болеют. Вы, дорогие туристы, сами решайте, нужны ли вам эти зрелища, бои безжалостны! Поэтому не всем это может доставить удовольствие, которое получают от боёв местные.

  • Масаи – местная охрана в отелях на острове Занзибар.

Немного хочется сказать о местном племени масаи, которые зачастую охраняют ваш безмятежный отдых на Занзибаре. На самом деле масаи – это кочующие племена, и на Занзибаре они обустроились не с таких уж и древних времен, о которых они могут вам рассказывать. В целом, Масаи очень позитивные, дружелюбные ребята, немного ленивые, которые любят рассказывать туристам множество легенд и продавать свои сувениры. Масаи можно узнать по яркой красно-коричневой одежде в полоску или клетку, “палкам-харкалкам” и дубинкам, которые часто при них.
туры на занзибар

  • Колобусы – местная экзотика!

Рыже-красные мартышки с длинными хвостами, очень миловидные и миролюбивые, встречаются по всему острову Занзибар. Они живут с вами по соседству, выходят к людям, не боятся их, и не причиняют никакого вреда. Вы смело можете пробовать сделать крутые селфи и фотки! Обитаютколобусы на деревьях, днём бодрствуют, ночью – спят. Кушают в основном листья, побеги, незрелые плоды деревьев. Не пытайтесь накормить их сладкими фруктами, это вредно для их желудков.
туры на занзибар

туры на занзибар
Итак, вы уже готовы отправиться в путешествие по Африке?

Такой загадочной и экзотичной, необычной по своей культуре и кухне, с древними дикими и цивилизованными племенам, с необычными обрядами и традициями, богатой животным миром, с шикарной флорой и великолепными белоснежными пляжами! Тогда самое время позвонить нам или отправить заявку на подбор тура на Занзибар!

туры на занзибар

туры на занзибар

Агентство Путешествий Калейдоскоп.
ТУРЫ I ВИЗЫ I БИЛЕТЫ I ЭКСКУРСИИ I САНАТОРИИ

49-30-49
8-913-615-16-86, 8-904-587-22-84, 8-902-823-61-38, 8-953-399-09-79

Омск, ул. 2-ая Дачная, 4. 2  этаж. Остановка городок Водников
E-mail: [email protected] Все контакты.
Звоните! На все обращения оперативно реагируют квалифицированные специалисты.

Способы оплаты туров: наличный расчет в кассе / безналичная оплата по счету / оплата пластиковой картой Виза, Мастеркард / оплата переводом на карту Сбербанк, ВТБ 24, карта рассрочки Свобода, Сбербанк онлайн (зачисление на р/с без %).  


Советуем вам подписку на выгодные предложения и горящие туры Loading. ..

*введите ваш email и нажмите кнопку subscribe

#приливыотливы Instagram posts — Gramhir.com

Между прочим, в среду рано утром я успела ревакцинироваться от ковид Спутником Лайт. И вот, мне уже третий чип вживили, но 5G все ещё в отрубе, и телефон от руки не заряжается. А мне бы ох как пригодилось, пауэрбанки тяжёлые, а без них мой старый айфон не функционирует. Приходится довольствоваться антителами) Из позитивного: «Лайт» действительно «лайт» в 8 утра привилась, а дальше отвези, привези, мастерские проведи, покорми, отвези, привези и так до 21.00 а после ещё еду приготовь) И никаких мышечных болей, озноба и желания прилечь поскорее. Говорю же — Лайт😝 Из негатива: медсестры, которые делают прививки куда попало и как придётся) ну серьезно, на руке моей хорошо видно, где заканчивается дельтовидная мышца плеча (та, в которой должны оказаться шприцы с большей частью, если не со всеми вакцинами), а мой Лайт чип оказался где-то ближе к локтю, очень надеюсь, что на эффективности это не сильно скажется. На мой вопрос, а почему так низко делаете, медсестра просто пожала плечами. Организационно все быстро. Пришла, согласие подписала, подождала пока врач ворох  документов заполнит, пошла прививаться. С записью тоже проблем не было. Но как и в прошлые два раза: потоки не разделены, на прививку, на флюшку, на анализы — все в кучу в тесном коридоре. Ну как бы там ни было #япривитотковид уже три раза👌 Через месяц буду искать Ультрикс квадри где-нибудь у метро, чтобы быстро, бесплатно и без тесных коридоров) PS остаток пути в электричке пересматривала фотки из отпуска, нашла вот себя красивую. Купаться не решилась, остановилась на мытье головы) Белое море — моя ♥️ навсегда! #привитиживздоров #привит_и_жив_здоров #прививайсяеслихочешьбытьздоров #белоеморе #отпуск #карелия #карелияотдых #растьнаволок #беломорск #спутникv #спутник #приливыотливы #спутниклайт #стопковид

Самый романтичный ресторан в мире

Привезите сюда девушку и успех вам обеспечен. ..
Кто устоит против ужина в ресторане на необитаемом острове?
Даже не на острове, а на крохотной скале, которую омывают воды Индийского океана и на которой приютился глинобитный дом под соломенной крышей.
Здесь всего 14 столиков и чтобы отпраздновать, например, Новый год, бронировать места приходится не позднее, чем за 9-10 месяцев.
Место просто чумовое…


2. Ресторан называется The Rock и его смело можно назвать одним из самых известных и популярных мест острова Занзибар.
The Rock находится на восточном побережье острова, недалеко от пляжа Пингве (на карте оно обозначен как Michanwi Pingwe)

3. С берега ресторан выглядит не очень большим, но это обманчивое впечатление. Помещение там довольно просторное, кроме того в противоположной стороны есть открытая терраса

4. На человека, который не слышал об этом месте ранее, скала-ресторан способна произвести незабываемое впечатление. Если хотите сделать девушке сюрприз, не рассказывайте заранее о его особенностях, а перед тем, как привести ее сюда, изучите график приливов и отливов. И приведите девушку во время отлива.
В этой время к нему можно спокойно подойти по каменистому пляжу. Поднимайтесь наверх, делайте заказ и наслаждайтесь цветами Индийского океана

5. Внутри помещения расположены трапезные столики, на террасе лаунж-зона с видом на океан

6. Сидя на террасе или внутри помещения, ты не видишь что происходит внутри.
Помните о графике приливов и отливов? Снова обращаемся к нему и заканчивайте свой обед или ужин во время крайней фазы прилива. Поверьте, ваша спутница будет поражена и шокирована увиденным, когда вы выйдете из ресторана на лестницу, чтобы спуститься вниз.
Пока вы наслаждались кухней и видами. Ресторан превратился в тот самый необитаемый остров-скалу, от которой до берега несколько десятков метров

7. Ничего страшного в этом нет, глубина в этих местах небольшая. В крайне фазе прилива, конечно, можно намочить одежду, если идти на берег самостоятельно. Можно воспользоваться лодкой, на которой кто нибудь из местных  жителей всегда с удовольствием за доллар-другой перевезет вас на берег

8. Теперь с берега ресторан выглядит уже совершенно по-другому…

9. Да, имейт в виду, график приливов и отливов в разные дни, даже соседние, может очень сильно отличаться про времени, т.к. он зависит не от продолжительности календарных суток, а от лунных фаз…
\

Ценник здесь немного выше, чем в других занзибарских ресторанах, примерно в 1,5 раза. Помимо еды есть и пиво, и крепкие алкогольные напитки, и довольно неплохие коктейли.


Предыдущие мои фоторепортажи и фотосюжеты:


При использовании материалов или фотографий, активная ссылка на источник обязательна

На приливе и отливе морского пиратства 21 века ‹Литературный центр

Индийский океан меньше Тихого или Атлантического, но даже его масштабы трудно себе представить. В самом узком месте он составляет чуть более шести тысяч миль в ширину, что более чем в два раза превышает ширину Соединенных Штатов. Он покрывает 27 миллионов квадратных миль поверхности Земли и проходит по краям четырех континентов: Азии на севере, Африки на западе, Австралии на востоке и Антарктики на юге (после того, как она сливается с прибрежной зоной Южного океана). ).Два миллиарда человек живут на его побережьях. Даже современному высокоскоростному кораблю требуется почти пять с половиной дней, чтобы добраться до побережья Африки или Ближнего Востока. В течение этого периода крайне маловероятно, что он столкнется с одним другим кораблем или обнаружит какую-либо форму человеческой деятельности, кроме людей на самом корабле.

Это меняется, когда корабли приближаются к побережью Занзибара в пределах тысячи миль. А затем, миля за милей, шансы встретить другой корабль начинают расти.И это нехорошо.

Стоять на берегу Индийского океана Занзибара — значит переноситься в прошлое. Мягкий белый песок Занзибара и его вода с умеренным климатом, бирюза, переходящая в аквамарин, не уступают самым живописным островам Карибского моря. Везде запах гвоздики пропитан воздухом. Гвоздичные деревья были посажены на Занзибаре в 1818 году султаном Омана, стремящимся нарушить монополию Индонезии на эту наиболее прибыльную часть торговли пряностями. Ярко-красный перец горошком покрывает поле за полем внутренних ферм.

Восточное побережье Африки было местом сражений между империями за контроль над торговлей. Самая успешная империя в истории Восточной Африки, пожалуй, наименее известная — Оманская империя, которая с начала 17 века властвовала над полосой территории, простирающейся более чем на тысячу миль к северу и на такое же расстояние к югу от своей базы. в Маскате, Оман. На Аравийском полуострове оманцы разработали передовые технологии мореплавания, которые позволили им навязать свое присутствие и расширить торговлю специями и рабами на север, вплоть до современного Ирана, порта Гвадар в Пакистане, и на юг через современное Сомали через Кению. и Занзибар (в современной Танзании).Оманская империя в XIX веке была настолько значимой, что личный секретарь султана Омана Ахмад бин Нааман Аль Кааби стал первым арабским эмиссаром, посетившим Соединенные Штаты, отплыв из Занзибара в Нью-Йорк в 1840 году, где он встретился с вице-президентом Ричардом Ментором Джонсоном.

Побережье Занзибари снова прославилось опасностями иного рода: современными пиратами.

Победив португальцев в Момбасе (тогда главный портовый город Восточной Африки) в 1698 году, оманцы основали новую столицу в легендарном городе Занзибар в 1832 году и перенесли центр своих операций из Маската в Каменный город на острове Занзибар.По сей день Каменный город по-прежнему в значительной степени отражает архитектурное и культурное наследие оманской оккупации. Лабиринт узких улочек с высокими стенами окружен трехэтажными домами из серого камня, которые возвышаются над внутренними улочками города. В центре города стоит Дворец чудес, дом второго султана Занзибара, с его высокой башней с часами, которую лучше всего рассматривать с крыши близлежащего отеля Emerson, излюбленного западными туристами на заре развития Занзибара. Огромные двери из красного дерева с замысловатой резьбой отмечают входы в наиболее важные общественные здания города.Его рынки украшены кикоями, сотканными всех цветов под тропическим солнцем, импортными товарами из Индии, а также дешевыми товарами из пластика и полиэстера, импортируемыми из Китая, которые сейчас доминируют на всех рынках Ближнего Востока. Руины оманских укреплений до сих пор можно найти на восточном побережье Занзибара, откуда дау, все еще построенные по оманским проектам, курсируют на рыболовных промыслах в продуктивных водах Восточной Африки.

Немецкая колония в Восточной Африке Танганьика обрела независимость в 1961 году, а в 1964 году присоединилась к Занзибару, образовав современную нацию Танзания.С тех пор здесь царит мир. Тем не менее, это одна из самых бедных стран в мире, и на протяжении десятилетий она работала при социалистическом правительстве, которое сочетало в себе коррупцию и неэффективность. Он получил форму демократии в 1990-х годах, а к середине 2000-х начал экономически развиваться. Его материковый порт Дар-эс-Салам (Дом мира) в настоящее время является вторым по величине на восточном побережье Африки.

Но любой, кто плывет на большом контейнеровозе мимо острова Занзибар в порт Дар-эс-Салам, не сосредоточен на росте Танзании.Начиная с середины 2000-х годов, побережье Занзибари снова прославилось опасностями другого рода. На этот раз рыбацким дау угрожала не далекая империя, а современные пираты, угрожающие океанским лайнерам и контейнеровозам.

Одно из наиболее серьезных и серьезных нападений у побережья Занзибари произошло в 2011 году, когда семь пиратов на небольшой лодке напали на разведочное судно Ocean Rig Poseidon , принадлежащее бразильской компании Petrobras. Это было частью крупного бразильского совместного предприятия с Танзанией по разведке новых газовых месторождений в территориальных водах Танзании в Индийском океане.Атака, в результате которой несколько человек получили ранения, была в конечном итоге отражена охраной корабля, и танзанийская спасательная команда была быстро отправлена ​​на место происшествия в 82 морских милях от побережья от Дар-эс-Салама. В общей сложности власти арестовали 18 пиратов за нападения в водах Занзибари в том году — все сомалийские.

Пираты Малакки, возможно, имеют давние традиции на своей стороне, но сегодня самые изощренные пираты — сомалийцы. Они курсируют на этом древнем корабле по маршруту, который имеет почти такую ​​же досягаемость, что и Оманская империя.Из городов на побережье Сомали, часто используя руины оманских крепостей в качестве своего центра, они плывут на небольших дау с подвесными моторами вверх и вниз по белоснежным берегам Сомали, Кении, Танзании, Йемена и Омана. и до воды у побережья Пакистана. С 2008 года они провели тысячи задокументированных атак.

Для западной аудитории популярный дебют сомалийских пиратов состоялся в фильме 2013 года « Капитан Филлипс », основанном на реальном происшествии.Утром 8 апреля 2009 года Maersk Alabama направлялся в Момбасу, Кения, когда он был захвачен пиратами у побережья Сомали. Что эта команда имела ввиду, чего не делали предыдущие цели пиратов, так это то, что ее капитан Ричард Филлипс был американцем. Впервые за сто лет США понадобилось спасти американца на борту захваченного пиратами корабля. Пиратской команде, которая взялась за борт Alabama , пришлось столкнуться с крупнейшими и мощнейшими военно-морскими силами мира — современными военно-морскими силами США. 9 апреля USS Bainbridge перехватил корабль. Вскоре после этого экипаж Bainbridge поднялся на борт судна Alabama , захватив большую часть пиратов и спас команду. Капитан сбежал на спасательной шлюпке, но пираты снова выследили его и взяли на борт. 12 апреля морские котики США совершили налет на спасательную шлюпку, освободив капитана, убив трех пиратов и схватив четвертого, Абдували Абдукадира Мьюса. Muse стала первым пиратом за столетие, которого судили в американском суде.С точки зрения истории, это был замечательный поступок Соединенных Штатов — они продемонстрировали военно-морскую мощь и защитили своих граждан от пиратов на полмира вдали от своих берегов.

Тем не менее, хотя военно-морской флот США в значительной степени является крупнейшим в мире, даже военно-морской флот США не может в одиночку патрулировать весь Индийский океан. Таким образом, подобно тому, как Королевский флот в период своего расцвета обращался за помощью к голландцам в борьбе с пиратством на Малакке, военно-морской флот США обратился за помощью к своим союзникам. И некоторых интересных партнеров.

Ричард Филлипс был американцем; Впервые за сто лет США понадобилось спасти американца на борту захваченного пиратами корабля.

В 2005 году Международная морская организация ООН из своей штаб-квартиры в Лондоне на берегу Темзы начала предупреждать об учащении пиратских нападений в Аденском заливе, который выходит в Индийский океан. За предыдущее десятилетие было несколько атак, но затем в 2005 году произошло их резкое увеличение — до более чем десяти.В том году и в каждом из следующих двух лет было около дюжины атак. Обеспокоенность по поводу них усугублялась тем фактом, что в Йемене, на северном берегу Аденского залива, находится филиал «Аль-Каиды». Второй филиал «Аль-Каиды», «Аль-Шабаб», закреплялся на анархической земле Сомали.

С 2007 по 2008 год ситуация ухудшилась. Количество атак выросло до 51 в 2007 году, а затем до 111 в 2008 году. Атаки распространились из Аденского залива в Индийский океан.А в 2007 году сомалийские пираты напали на корабль, входивший в состав конвоя Мировой продовольственной программы, доставлявший продукты для облегчения кризиса в Сомали, где, по оценкам, от 2 до 3 миллионов сомалийцев столкнулись с голодом.

Правительства начали реагировать, начиная с Совета Безопасности ООН, где они выступили с коллективным призывом принять быстрые меры для защиты кораблей Мировой продовольственной программы и решения растущей проблемы пиратства. Это заставило юристов-международников изо всех сил пытаться выяснить одну из старейших областей международного права, право пиратства — в основном ряд юридических договоренностей между европейскими державами 18-го века, которые практически не обновлялись с 19-го века.

Чтобы обновить свод правил пиратства 21 века, юристы предприняли два последовательных шага. Один из основополагающих принципов современного международного права заключается в том, что государственный суверенитет распространяется на моря, то есть каждому государству с береговой линией предоставляется 12-мильная зона исключительного суверенитета в так называемых «территориальных водах». Другие страны могут плыть через эти воды через положение, известное как «мирный проход», которое (необычно для международной правовой концепции) фактически объясняет поставленный на карту принцип: суда других государств могут проходить через исключительные воды суверенного государства, если их присутствие в каких-либо способ угрожает или вредит данному государству. Однако это означало, что иностранные военно-морские силы не могли на законных основаниях заходить в территориальные воды Сомали для борьбы с пиратами, потому что их действия не были «невиновными». Так что все, что пиратам нужно было сделать, это отступить к внешней полосе территориальных вод в двенадцати милях от берега, чтобы избежать преследования. Для борьбы с сомалийскими пиратами Совет Безопасности ООН отказался от этого положения, предоставив любому государству, желающему участвовать в борьбе с пиратством, право входить в территориальные воды Сомали для борьбы с пиратами.И это дало этим государствам право использовать «любые средства» для подавления пиратов, то есть право применять силу.

Как оказалось, в Аденском заливе уже патрулировала группа кораблей. После 11 сентября Соединенные Штаты создали так называемую Объединенную оперативную группу 150 для защиты от террористической деятельности в Персидском заливе. Он объединил военно-морские силы основных союзников по НАТО, таких как Германия и Великобритания, и других американских партнеров по безопасности. Часть этого подразделения была преобразована в Объединенную оперативную группу 151 с миссией по борьбе с пиратством, сосредоточенной на Аденском заливе.

Ответ сомалийских пиратов был быстрым. Далекие от того, чтобы отступить от атак в Аденском заливе, где патрулировала CTF 151, они просто расширили диапазон своей угрозы, продвигаясь дальше в Индийский океан, на юг к Занзибару и на север к Оману и Пакистану. Пиратские атаки продолжали расти, равно как и экономические издержки.

Европейский Союз вмешался в брешь, развернув свою собственную военно-морскую оперативную группу, операцию «Аталанта» (или объединенную оперативную группу 465). Двадцать шесть европейских стран участвовали в операции «Аталанта».А затем, чтобы еще больше расширить зону охвата патрулей, НАТО создала третью оперативную группу — операцию «Океанский щит». Ядро операции Ocean Shield составили пять союзников по НАТО: США, Дания, Италия, Турция и Великобритания. Другие страны — например, Украина — участвовали в вооруженных силах на основе договоренностей о партнерстве с альянсом. Но что действительно сделало морские операции у берегов Сомали интересными, так это то, что к ним присоединились несколько необычных партнеров: Республика Корея и Турция в операции Ocean Shield; Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн и Пакистан в составе объединенной оперативной группы 151.И военно-морские силы Китая и России начали патрулировать вместе с силами НАТО. Это было поразительное зрелище. Во время холодной войны западные державы вместе патрулировали и делились разведданными, но не дальше. И в первый период после окончания холодной войны западные державы взяли на себя более широкую, глобальную роль. Теперь влияние ряда незападных держав росло — либо впервые, либо вновь обретая власть. Ключевым вопросом было то, какие отношения они будут иметь с Западом и с установленной международной системой.Здесь они, похоже, были готовы сотрудничать с Западом.

Сначала были проблемы с координацией и споры о том, что делать с пиратами после того, как они попали в плен. Однако эти детали были прояснены и в сочетании с усилиями на суше — включая помощь ООН и Африканского союза в поддержании безопасности в порту Могадишо и морское патрулирование ЕС на сомалийских реках — пиратство стало уменьшаться. Усилия по борьбе с пиратством начали работать. Количество атак немного снизилось в 2010 году, а затем резко снизилось в 2011 году.

Это был более чем экономический успех. Казалось, это намекает на мир, в котором общие интересы Соединенных Штатов, Европы и «восходящих держав» — Китая, России, Турции, Индии, Бразилии и других — превзойдут исторический инстинкт конкуренции между ними. Все эти игроки были участниками единой интегрированной глобальной экономики, созданной морской торговлей. Это предвещало мир, в котором крупные военные державы могли отказаться от старых моделей соперничества и сотрудничать ради взаимной экономической выгоды.

Или это было слишком хорошо, чтобы быть правдой?

_______________________________________

Из книги Чтобы управлять волнами: как контроль над мировым океаном влияет на судьбу сверхдержав Брюс Джонс. Выдержка с разрешения Scribner, подразделения Simon & Schuster, Inc. Авторское право © 2021 Брюс Джонс.

Занзибар — Destinotes

Занзибар — Каменный город 2. — l.z. фото

Занзибар — Падже — пляж — л.z. фото

«Пройдите по улица и ваш нос обязательно будет щекотать запах сушки гвоздика. Придорожные торговцы продадут вам сладко-медовый ананас, а также кокосы и десять видов бананов, и все для ничего … Просверлив отверстие в кокосе и выпив освежающий сок, можно разделить его пополам и съесть вкусную мякоть.
Если вы хотите путешествовать как местный житель, то садитесь на борт дала-дала. Это микроавтобусы, которые доставят вас так далеко, как вы хотите. $ 0.50. Здесь нет такого понятия, как «полный» — они всегда найти место для еще одного. Вернувшись в город, обязательно попробуй чапати, который представляет собой лепешку, похожую на наан, из измельченной кукурузы и тростникового сахара, приготовленные на раскаленных углях. Вы можете свернуть их и наполнить сладкий, сладкий нектар, так что когда вы его выдавливаете, начинка сочится из. Дети все торопятся, кричат ​​о гигантском пипи — пипи — это вроде сладкий.

В каменном городе рынок, вы можете найти рыбу, морепродукты и практически все травы и специи в мире.Фруктовые рынки, узкие улочки, пекарни, продающие свежие, хрустящий хлеб, и дети, продающие горсти орехов за гроши. В вечерний рынок, который встречает вас атмосферой городской ярмарки, пропитан неописуемо соблазнительным ароматом морепродуктов на гриль.

Плавание с черепахи… Войдите в воду и прикоснитесь к проплывающей черепахе. к. На Тюремном острове вы можете полюбоваться гигантскими черепахами, которые несколько веков назад. Тем временем в туре по наблюдению за дельфинами вы может прыгать в воду и плавать с дельфинами, когда они скользят мимо в пределах досягаемости.Экскурсия по травам и специям показывает, насколько ароматны специи выращиваются и готовятся, а растения складываются в красивые ювелирные украшения.

На острове Мнемба можно полюбоваться подводным миром. Нырнуть с лодки в кристально-голубые воды лагуны или отправляйтесь в путешествие парусник, который перенесет вас во времени в золотой век пиратство. Нунгви — это место, где можно полюбоваться закатом на пляже, пока место, где мы остановились, Кили Маджу, идеально подходит для наблюдения за восходом солнца.

Пока ты там приятно что-то отдать. Мы принесли тетради из города в сельскую школу. К сожалению, большинство туристы никогда не видят подобных мест; многие дети даже не есть ручка, чтобы писать. Сама школа представляет собой недостроенное здание. с двумя сторонами, открытыми для элементов, и только каждый другой класс имеет учитель. В следующий раз мы постараемся привезти необходимые вещи. из дома. Каждый седьмой житель страны не имеет доступа для чистой питьевой воды, и по африканским стандартам это все еще считается настолько хорошо.

Мы встретили много местных жителей у которых нет электричества в домах, поэтому они заряжают свои телефоны у соседа. Обычно в окна. Тем не менее, все кажутся веселыми, и нет ничего депрессия, которая в наши дни настолько распространена в Европе ». (2019)

Занзибар 2

«Я никогда не был в Африку раньше, и я немного волновался, но вскоре я влюбился с местом. Великолепный пейзаж с белоснежными пляжами, песок мягкий, как мука, и приветливые местные жители.(Все улыбаются и говорят привет, а растерянному туристу всегда рады помочь). Там есть много возможностей для экскурсий, но никуда не деться невообразимая бедность, в которой живут многие люди ☹. Мое сердце временами разбивалось, когда я видел дома из камня / сырца без палка мебели. Вялые, безработные сидят на бетоне перед их домами. Нет дорог общего пользования и нет уличного освещения. Что мне нравилось, так это то, как здесь все дети играют на улице.Взрослые общаются, болтают и играют футбол вместе вечером. Никого не пленит их электронные устройства. Спокойствие.

Для всех рубрика на Занзибар я очень рекомендую молодого водителя ТАКСИ. Чрезвычайно надежный и дружелюбный. Он водит авианосец с кондиционером. что с комфортом поместятся девять. Найдите его в WhatsApp или Facebook.
Саиф Салим +255 773 299 070 😊 ” (B.V., 2019)

————————

«Мы взяли «Дополнительный» тур, в ходе которого побывали на нескольких островах. главная достопримечательность — фермы пряностей.Здесь мы смогли «на пятно, чтобы попробовать и понюхать эти ароматы и ароматы, пока свежие и узнайте много интересных фактов о том, как эти растения вырос. Мы также посетили Тюремный остров, где гигант, Живут 100-150-летние черепахи. Затем мы прогулялись по часть старого города, внесенная в список всемирного наследия, и, конечно же, занимала посмотреть (правда, к сожалению, только снаружи) на дом, где Родился Фредди Меркьюри.

Однажды утром на рассвете мы отправились на экскурсию по наблюдению за дельфинами, которую я почти соблазняю называют важным жизненным событием.Мы вышли на каноэ в открытую воду, где дельфины плыли и прыгнули в воду. Мы также пошли пешком, чтобы увидеть Занзибарские красные обезьяны-колобусы, уникальные для этого острова. Наш последние два дня были потрачены на отдых в отеле, который был полностью удовлетворительный во всех отношениях и прогулка по пляжу на низком уровне прилив, чтобы полюбоваться множеством маленьких существ, которые живут на мелководье вода вдоль берега. Масаи-торговцы ремесленного рынка возле гостиницы всегда были веселы, добродушны, веселы.

Учитывая в целом плохое впечатление, которое европейцы производят о ситуация с гигиеной и безопасностью в Африке к югу от Сахары, мы приехали подготовлен с запасом вакцин и незначительных химических / лекарственных вооружение — практически ходячая фармакопея. В отличие от наших предвзятые мнения, однако, мы обнаружили, что как туристы, пока мы соблюдали стандартные правила гигиены и безопасности, мы никогда не чувствовали в любой опасности. Туалеты в придорожных кафе были обычно чище и лучше, чем, например, в некоторых Восточноевропейские медицинские учреждения, на которые нам посчастливилось визит.В отелях всегда была вода в бутылках, даже для чистки зубов.

Местные жители были исключительно дружелюбны, гостеприимны и готовы помочь, и, несмотря на некоторые предупреждения об обратном, мы находились с ними в постоянном контакте. Это не доказало никаких проблем вообще. Питание в отелях было первоклассным, с огромным ассортиментом. вариантов и всевозможных вкусных специй. Мы перепробовали все приготовленные / запеченные продукты и все фрукты, которые можно было очистить, и все было вкусно.Единственный легкий дискомфорт исходил от передозировка витамина D — я даже не слышал о таком перед этой поездкой. Тем не менее, если это цена, которую нужно заплатить за такой сказочная поездка, тогда я заплачу ее … в любой день! 😊 (б. зс., 2018)

———————————————

Занзибар 4

Я провел три недели на Занзибаре, и чем больше я путешествовал по острову, тем больше Я убедился, что это самое грязное место в мире.Куда бы я ни пошел, везде были вонючие груды мусора, а продавцы на рынках такие же бессовестные, как и приходят. Например, один парень попросил 250 долларов за пару потускневших серебряных сережек.

Двести пятьдесят. НАС. Долларов.

Они также заряжали возмутительные цены на довольно ужасную еду, особенно жесткую, некачественное мясо, которое может быть прогорклым, а может и не быть.

Обычные туалеты могут можно найти только в больших городах и крупных туристических объектах — в других местах нисколько.Даже когда вы его находите, он часто бывает настоящей мерзостью с нет туалетной бумаги. Такси экспоненциально дороже, чем автобусы, но насколько больше зависит от того, насколько вы щеголяете Деньги. Тем не менее, если вы иностранец на Занзибаре, они все все равно считай, что ты миллионер. И не заставляй меня начинать на пляжных хулиганах… Господи, я даже крикнул парочке, чтобы они оставь меня в покое. Извините, но я просто откровенен.
Это правда, я был там во время особенно дождливого периода, но комары съели меня заживо, и каждая река и ручей прорывались банки.Wi-Fi никогда не работал должным образом, не было горячей воды, и я получал один и тот же завтрак каждое утро. Я рад, что выжил, и я никогда не вернусь. Если ты идешь, ради бога, не надо снять бунгало, потому что это было похоже на катастрофу кино. Особенно с детьми — если они не любят тараканов! » (amd, 2018)

————-

Как только вы покидаете свой отель или курорт, вы чувствуете большой контраст, когда видите маленькие хижины местных жителей и пыльные грунтовые дороги. .К сожалению, общественного освещения нет, но, по крайней мере, общественная безопасность на высоте.
На острове мы платили только в долларах США; нам не нужны были танзанийские шиллинги. Они принимают только банкноты в долларах США, выпущенные после 2009 года.

Работорговля в Индийском океане и на Ближнем Востоке — африканистика

Введение

Хотя рабство и некоторая региональная работорговля существовали и в более ранние эпохи, распространение ислама в VII и VIII веках привело к увеличению торговли на дальние расстояния как в регионах Ближнего Востока, так и в Индийском океане, но изначально с довольно разными моделями.Африка стала новым источником рабов. Регион озера Чад и бассейн Нила снабжали местные региональные власти рабами и снабжали рынки Северной Африки и Египта через транссахарскую торговлю. Эти рынки также были транзитными пунктами для торговцев Средиземного и Красного морей, которые перевозили рабов в Османскую империю и другие части Ближнего Востока. Рог и Восточная Африка (от современного Сомали до Мозамбика) поставляли рабов местным державам, таким как Абиссиния, города суахили, а позже и Занзибар, а также торговцам Красного моря и Индийского океана.Африканцев отправляли в рабство в Аравию, на острова Индийского океана (включая Мадагаскар) и на Индийский субконтинент. До начала 20 века на эти широкие модели влияли приливы и отливы местных сил и торговых сетей, продолжающееся распространение ислама, изменение судьбы империй (в Северной Африке, Египте, на Ближнем Востоке, в Турции, Абиссинии, Персии). и Индия), а также колеблющийся спрос на другие международные товары, от золота, ткани и слоновой кости до страусиных перьев, гвоздики и сахара.Некоторые из этих товаров производились или перевозились рабами или продавались торговцами, которые также торговали рабами. Начиная с 10 века европейские державы усилили религиозное, военное и торговое давление на восточные побережья Средиземного моря и на Ближний Восток. К 1500 году глобальная досягаемость Европы расширилась до Индийского океана. К середине 17 века европейское военное вмешательство резко увеличилось, и морские империи были созданы вдоль побережья Индийского океана. К 19 веку европейское аболиционистское движение затронуло эти регионы, даже когда европейские империи расширились в Африке, на Ближнем Востоке, в Индии и в более широком регионе Индийского океана.Чтобы изучить не только эти общие закономерности, но и индивидуальную жизнь порабощенных африканцев, ученые рассмотрели широкий спектр источников и различные влияния и использовали повествовательные истории, рассказы путешественников, торговые документы, феодальные хартии, судебные записи, генеалогии, местные хроники. , устные эпосы, медицинские записи, судовые записи, биографии и рассказы рабов. Эти ученые также исследовали жизнь королевских наложниц, придворных евнухов, генералов-рабов, солдат, носильщиков, матросов, проституток, святых, духовных медиумов, миссионеров и новообращенных в ислам, христианство и другие религии.Подобное разнообразие подходов было использовано для интерпретации этих источников и их размещения в наиболее релевантных контекстах.

Общие обзоры

Работорговля в Индийском океане и на Ближнем Востоке возникла благодаря длительному взаимодействию между коренными африканскими культурами и пришельцами, сначала из Средиземноморья, Ближнего Востока и Южной Азии, а затем из Европы. Ханвик и Пауэлл 2001 представляют основные мусульманские тексты и точки зрения, которые изначально формировали контакты между мусульманами и чернокожими африканцами, уделяя особое внимание транссахарской торговле.Lovejoy 2011 описывает трансформацию в Африке и исторический контекст работорговли транссахарской и восточноафриканской рабов. Остин 1992 оценивает объем транссахарской работорговли на основе европейских источников. Харрис 1971 — одна из основополагающих работ по африканскому присутствию в Азии; это исходная информация, отправная точка для начинающих студентов и ориентир для научных исследований за последние четыре десятилетия. Кларенс-Смит 1989 собрал вместе ученых, изучающих африканские общества, из которых рабы были вовлечены в торговлю в Индийском океане, сети работорговли и многие из пунктов назначения, куда везли рабов в 19 веке.Эвальд 1992 предупреждает об опасностях овеществления ислама как объяснения различий в рабстве между «Атлантической Африкой» и «Исламской Африкой». Автор утверждает, что ислам был идеологией, ставшей предметом споров, поскольку хозяева и рабы пытались истолковать ее в своих собственных целях. Эвальд также предлагает сравнительную схему рабства и работорговли в трех условиях: региональные коммерческие сети, государства и домашние хозяйства. Этот подход позволяет проводить полезные сравнения, позволяет избежать чрезмерного упрощения и указывает, где требуется дополнительная работа.В соответствии с более поздним видением мировых исследований в Индийском океане, Alpers 2000 исследует основы африканских диаспор в Индийском океане. Он начинается с регионов, которые были источниками работорговли, и переходит к местным промыслам, широким структурам спроса на рабочую силу и разнообразию культур в мире Индийского океана: исламские элементы; Суахили Восточной Африки; Индуисты, мусульмане и христиане в Индии; Малагасийская культура Мадагаскара; и христиане в Южной Африке. Альперс иллюстрирует свое исследование ссылками на конкретные повествования и инвентарь рабов, а также на культурные следы диаспоры в более широком регионе, вплоть до наших дней.Джайсурия и Панкхерст 2001 обсуждают работорговлю в Индийском океане в более широком контексте существования давней африканской диаспоры в этом регионе.

  • Альперс, Эдвард А. «Воспоминания об Африке: диаспорная память в мире Индийского океана». В г. Спецвыпуск о диаспоре . Под редакцией Джудит Байфилд. Обзор африканских исследований 43.1 (апрель 2000 г.): 83–99.

    DOI: 10.2307 / 524722

    Краткое введение в африканское рабство в мире Индийского океана с продуманной библиографией.Доступно онлайн по подписке.

  • Остин, Ральф А. «Средиземноморская исламская работорговля из Африки: предварительная перепись». Рабство и отмена 13.1 (1992): 214–248.

    DOI: 10.1080 / 01440399208575059

    Оценки работорговли транссахарских и средиземноморских рабов, с библиографией. Доступно онлайн для покупки или по подписке.

  • Clarence-Smith, William Gervase, ed. Экономика работорговли в Индийском океане в девятнадцатом веке .London: Frank Cass, 1989.

    Эта антология, основанная на научной конференции, включает главы с широким географическим охватом работорговли в Индийском океане от Восточной Африки до Красного моря, Персидского залива, Мадагаскара и Маскаренов. Среди авторов многие из ведущих в то время имен в этой области.

  • Эвальд, Джанет Дж. «Обзор: рабство в Африке и работорговля из Африки». American Historical Review 97.2 (апрель 1992 г.): 465–485.

    DOI: 10.2307/2165729

    Размышление о состоянии отрасли в то время, которое предвещает продолжающиеся дебаты о важности ислама как объясняющего фактора при описании рабства. Доступно онлайн по подписке.

  • Харрис, Джозеф Э. Африканское присутствие в Азии: последствия работорговли в Восточной Африке . Эванстон, Иллинойс: Northwestern University Press, 1971.

    Классическая и влиятельная работа в этой области. Доступно для новичков, но все же полезно для ученых, выходящих за пределы своего обычного географического диапазона.

  • Ханвик, Джон О. и Ева Траут Пауэлл, ред. Африканская диаспора в средиземноморских странах ислама . Princeton, NJ: Markus Wiener, 2001.

    Сборник материалов для чтения для студентов университетов, с проницательными вводными эссе соредакторов, толкованиями соответствующих отрывков Корана и хадисов, примерами из исламского права, избранными первоисточниками по рабству и т. Д. работорговля от захвата до освобождения и более широкие взгляды на свободу и отмену рабства.

  • Джайсурия, Шихан де Силва и Ричард Панкхерст, ред. Африканская диаспора в Индийском океане . Трентон, Нью-Джерси: Africa World Press, 2001.

    Эта антология предназначена для широкой аудитории, включая студентов колледжей.

  • Лавджой, Пол Э. Трансформации в рабстве: история рабства в Африке . 3-е изд. Кембридж, Великобритания: Cambridge University Press, 2011.

    DOI: 10.1017 / CBO978113

    46

    Этот континентальный синтез является отличной отправной точкой для студентов.В самом последнем издании большая часть исходного текста осталась с некоторыми исправлениями, дополнениями и обновленной статистикой. Библиография сокращена по сравнению с первыми двумя изданиями.

Пользователи без подписки не могут видеть полный контент на эта страница. Пожалуйста, подпишитесь или войдите.

Факты и хронология истории Занзибара: Занзибар, Танзания, Восточная Африка

(Занзибар, Танзания, TZ, Восточная Африка)

Население Занзибара насчитывает более 50 000 лет благодаря обнаружению орудий труда каменного века на основных островах.

Однако исторические записи действительно начинаются в I веке нашей эры, когда греко-римские писания упоминают остров Менутиас, который сегодня более известен как Унгуджа.

Несколько веков спустя Занзибар стал свидетелем притока иммигрантов, которые бежали сюда из частей Азии, спасаясь от войн и ища новую жизнь.


Открытие торговых маршрутов

Африканские, арабские, индийские и персидские торговцы начали посещать Унгуджу, и вскоре на побережье острова появились богатые портовые города.К средневековью здесь прочно утвердилась культура суахили, и вокруг города Занзибар была создана большая гавань с защитной стеной.

Многие персидские торговцы начали использовать остров в качестве остановки на пути в Африку, Азию и Ближний Восток. Некоторые персы решили поселиться в районе Каменного города и торговали с городами на близлежащем побережье Восточной Африки. Впоследствии были построены многочисленные дома, храмы и мечети.

Португальский контроль

Васко да Гама, знаменитый исследователь из Португалии, прибыл на Занзибар в последние годы 15 века, принеся с собой вкус Европы.Всего несколько лет спустя колония Занзибар присоединилась к Португальской империи в попытке предотвратить войну.

Португальцы правили на расстоянии, и Унгуджа была предоставлена ​​самой себе в течение большей части следующих 200 лет. Английский парусник «Эдвард Бонавентура» пришвартовался в конце 16 века и сообщил, что португальцы были озабочены только своей торговой базой, откуда местные продукты экспортировались в Мозамбик.

В 1635 году португальцы снова проявили интерес к Занзибару и в этот исторический период построили обширные укрепления на острове Пемба, чтобы подавить беспорядки за независимое правление.На Пембе сохранилось множество исторических руин, таких как каменные дома, а на Унгудже, главном поселении Унгуджа Куу, археологических свидетельств этого периода мало.

История султаната

В конце 17 века Султанат Оман взял под свой контроль Занзибар, а примерно 130 лет спустя султан перенес свою столицу в Каменный город.

Большая часть XIX века была потрачена на управление Восточным побережьем Африки, территорией, простирающейся от Кипини (Кения) до мыса Дельгадо (Мозамбик).Слоновая кость принесла султанам огромное богатство, наряду с успешными плантациями пряностей и крупной работорговлей.

Прибытие британцев

Вскоре Занзибар перешел под власть Британской империи, и работорговля была в конечном итоге отменена. Британское правление продолжалось до конца XIX века и вплоть до 1963 года, когда острова Занзибар обрели независимость и было сформировано правительство, во главе которого стоял монарх.

Всего несколько месяцев спустя история помнит трагические события Занзибарской революции, когда многие тысячи индейцев и арабов были убиты или насильственно изгнаны из страны.

Как только напряженность улеглась, возникла Народная Республика Занзибар и Пемба, и нация объединилась с соседней Танганьикой на материке. Позднее он стал известен как Объединенная Республика Танганьика и Занзибар, а затем просто как Объединенная Республика Танзания, и с тех пор Занзибар функционировал как полуавтономный регион.


Тема для обсуждения: Истории Африки | Глобальное развитие

Ранее на этой неделе мы опубликовали вводную карту Африки с 1900 по 2011 год, когда различные национальные государства стали независимыми.После долгих мучений по поводу того, что только что нужно было включить, нам было бы интересно услышать, какие истории Африки вы читали и особенно какие порекомендовали бы. Команда глобальных разработчиков представила некоторые из своих самых интересных недавних чтений.

Один онлайн-ресурс, который мы сочли полезным, — это история Африки Всемирной службы Би-би-си, которая изо всех сил пытается восстановить баланс между тем, кто рассказывает историю — или истории — континента. Профессор Али Мазруи был одним из нескольких интересных консультантов по этому проекту.

Для тех, кто любит смотреть на карты, Гарвардская карта Африки имеет слои для исследования, библиотеки Техасского университета предоставляют полезный список онлайн-исторических карт Африки вместе со своими собственными коллекциями (что они пропустили?), И Атлас истории Африки Колина МакЭведи оказался особенно полезным справочником.

Жорж Нзонгола-Нталаджа «Конго от Леопольда до Кабилы: история народа» — это главное событие для Клэр Провост. Ранее в этом году, чтобы отметить 50-ю годовщину убийства Патриса Лумумбы, Нзонгола-Нталаджа написал статью для сайта, которая постоянно появляется на наших самых популярных страницах.

Одно из самых убедительных свидетельств конголезской истории, которое я читал, — это «Призрак короля Леопольда» Адама Хохшильда. Еще один доступный и показательный взгляд на годы Мобуту — это «По следам г-на Курца» Микелы Ронг. Джейсон Стернс берет начало истории середины 90-х в «Танцах во славе монстров».

Другие современные истории от Wrong включают: Настала наша очередь поесть разоблачений в Кении, и (настоятельно рекомендуется Марком Траном) я сделал это не для вас: как мир использовал и злоупотреблял маленькой африканской нацией в борьбе Эритреи за независимость.

Марк Тран также предлагает Бэзила Дэвидсона, историка, которого нельзя обвинить в наблюдении со стороны.

Воле Сойинка и Чинуа Ачебе обеспечивают четкие биографические или вымышленные маршруты в нигерийскую культуру. Рышард Капусцински дает свой собственный уникальный взгляд на свой опыт Африки. Его рассказ об Анголе в «Другой день жизни» был отмечен Лиз Форд как фаворит. Сундук Занзибара Адриана Хартли предлагает легко читаемый краткий снимок жизни, освещающий события в Африке.

Fahamu Books, Pambazuka Press и Zed Books, кажется, всегда есть что-то интересное. Кто-нибудь читал Жака Делепшена «Возвращение африканской истории»?

Итак, что вы порекомендуете? Сообщите нам свое мнение. Если у вас возникли проблемы с публикацией или вы предпочитаете комментировать анонимно, напишите нам по адресу [email protected], и мы добавим ваши мысли в обсуждение.

Ливингстон, Дэвид (1813–1873), исследователь и миссионер

Дэвид Ливингстон (1813–1873)

Ливингстон, Дэвид (1813–1873), исследователь и миссионер, родился 19 марта 1813 года в Блантайре, Ланаркшир.Он был вторым сыном Нила Ливингстона (1788–1856) и его жены Агнес (1782–1865), дочери Дэвида Хантера. Отец Нила, также Нил, был фермером-арендатором на острове Ульва, недалеко от Малла, который в 1792 году уехал с женой и семью детьми на хлопчатобумажные фабрики в центральной Шотландии и нашел работу в Блантайре, на реке Клайд. с Х. Монтейт. Его сыновья стали клерками фирмы, хотя младший Нил вскоре поступил в ученики к портному фирмы Дэвиду Хантеру, на дочери Агнес, на которой он женился в 1810 году.Младший Нил затем стал частным торговцем чаем. Его первый ребенок, Джон, родился в Глазго, но вскоре семья вернулась в Блантайр; они заняли однокомнатный многоквартирный дом на Шаттл-Роу, квартале, принадлежащем мельнице Монтейта, в которой выросла Агнес.

Ранние годы, 1813–1841 гг.

В этом многоквартирном доме родился Дэвид Ливингстон. Когда приехали другие дети, семья изо всех сил пыталась свести концы с концами, и с десяти лет Дэвид стал работать на фабрике (как и Джон) в качестве «сборщика кусочков», перевязывая оборванные нити на прядильных джинсах по двенадцать часов в день.Тем не менее, у Дэвида и нескольких других детей все еще оставались энергия и сила воли после работы, чтобы провести два часа в деревенской школе. Такая решимость должна была быть характерной для взрослого мужчины, но учеба также была семейной чертой. Чтение, соединенное с религией, серьезно воспринималось как Ливингстоунами, так и Охотниками. Нил Ливингстон, строгий трезвенник и учитель воскресной школы, распространял трактаты; он интересовался миссионерской работой и рассказами о зарубежных поездках. Он воспитывал своих детей в церкви Шотландии и тщетно давил на религиозную литературу Дэвиду, который предпочитал не только книги о путешествиях, но и науку, которую Нил не считал враждебной вере.Известняковые карьеры пробудили интерес Дэвида к геологии; если он опасался за свою душу, то это было из-за его увлечения астрологией, заложенной в книге Калпепера Herbal , одном из его помощников в сборе лекарственных растений.

В 1832 году, во время кризиса в Церкви Шотландии, отец и сын оба достигли духовного перелома. Дэвид наткнулся на недавние книги Томаса Дика, министра и астронома-любителя. Это давало ему уверенность, которую он искал, в том, что наука может быть согласована с христианской верой.Между тем проповедь канадского проповедника побудила Нила покинуть Шотландскую церковь в конгрегационалистскую церковь в Гамильтоне, недалеко от Блантайра; вскоре за ним последовал Дэвид. Оба слышали, как конгрегационалист из Глазго Ральф Уордлоу заявил, что искупление не ограничивается предопределенными избранниками. Оба они познакомились через церковь Гамильтона с либеральным богословием американца Чарльза Финни. В 1834 году Нил принес домой брошюру Карла Гуцлаффа с призывом к медицинским миссионерам в Китае. Дэвид ухватился за это, чтобы доказать отцу, что его растущее стремление изучать медицину может служить религиозным целям.Последние три года он работал прядильщиком хлопка и к 1836 году накопил достаточно, чтобы поступить в колледж Андерсона в Глазго в качестве студента-медика; он также посещал уроки греческого языка в университете Глазго и посещал лекции по богословию Вардлоу. Вероятно, в это время Дэвид был впечатлен кампанией против рабства в Глазго, в которой Уордлоу сыграл заметную роль.

В 1837 году церковь Гамильтона свела Дэвида с Лондонским миссионерским обществом (LMS), которое фактически было конгрегационной организацией.В апреле 1838 года фабрика в Блантайре отказалась разрешить Дэвиду продолжать зарабатывать деньги на обучение в колледже, работая на каникулах, и в августе он поехал в Лондон на собеседование. Его отправили на испытательный год для изучения Священных Писаний к священнику в Чиппинг-Онгар, Эссекс. Ливингстон надеялся, что его в должное время отправят в Китай, но к июню 1839 года это стало проблематичным (в сентябре разразилась Первая опиумная война). LMS предложила Ливингстону поехать в Вест-Индию; Ливингстон предпочитал Южную Африку.LMS продолжил его обучение, и в январе 1840 года он переехал в Лондон, чтобы читать лекции по анатомии и медицине, где его учителями были Ричард Оуэн и Джеймс Рисдон Беннетт. В том же году он встретил Роберта Моффата, находившегося в отпуске с заставы LMS в Курумане, к северу от Оранжевой реки и далеко за пределами Капской колонии. Моффат возбудил воображение Ливингстона разговорами о работе, которую предстоит проделать еще дальше на север. В июне 1840 года Ливингстон присутствовал на собрании в Эксетер-холле, на котором была начата злополучная экспедиция в Нигер 1841–18182 годов; он слышал Т.Ф. Бакстон разъясняет стратегию подрыва работорговли посредством «законной торговли» в сочетании с христианским Евангелием. Позже в 1840 году Ливингстон вернулся в Глазго для сдачи экзаменов; в ноябре он стал лицензиатом факультета врачей и хирургов Глазго. Вернувшись в Лондон, он был рукоположен 20 ноября в часовне Альбиона на Лондонской стене, которая принадлежала Конгрегационалистскому союзу Англии и Уэльса.

Южная Африка, 1841–1852

LMS назначила Ливингстона Куруману, и 8 декабря 1840 года он отплыл в Южную Африку.Гейлс заставил судно зайти в Рио-де-Жанейро, где Ливингстон провел некоторое время на берегу; он достиг Саймонова бухты 15 марта 1841 года, изучив основы навигации у капитана корабля. Он провел три недели в Кейптауне и остался с ветераном миссионера LMS Джоном Филипом, защитником африканцев против требований белых колонистов о земле и рабочей силе. Разногласия среди белых христиан побудили Ливингстона написать домой: «Я бы никогда не стал строить на чужом фундаменте. Я буду проповедовать Евангелие, превосходящее возможности любого другого человека » ( Дэвид Ливингстон: Family Letters , 1.31), фраза, которая повторяется в более поздних письмах. В конце июля он достиг Курумана. Он не был впечатлен этим как миссионерский центр: казалось, что там слишком мало людей. Роджерс Эдвардс, один из двух миссионеров-ремесленников в Курумане, уже решил посетить квена, народ, говорящий на языке сецвана, в 250 милях к северо-востоку. Он отправился с Ливингстоном в октябре, и они отсутствовали на шесть недель. Они определили место для новой миссии, но Ливингстон смотрел еще дальше: он был уверен, что северная Цвана будет приветствовать миссионеров в качестве союзников во время растущей небезопасности.Этот регион был обеспокоен наступлением трекберов и африканеров в Трансвааль, на восток, в то время как ндебеле (Матабеле), хотя теперь они обосновались далеко на севере, недалеко от Булавайо, все еще опасались как налетчиков. Масштабы насилия росли по мере того, как торговцы и охотники, европейские и африканские, все глубже проникали внутрь огнестрельного оружия.

В течение 1842 года Ливингстон совершил еще два длительных путешествия на север и к июню он свободно владел сетсваной; Затем он работал в Курумане проповедником, врачом, строителем и печатником, а также снова отправился на север.В декабре 1843 года Роберт Моффат вернулся с семьей в Куруман; В январе 1844 года Эдвардс, Ливингстон и африканский учитель Мебалве основали миссию в Маботсе, среди Кгатла. 2 января 1845 года в Курумане Ливингстон женился на старшей дочери Моффата, Мэри (1821–1862); в январе 1846 года она родила сына Роберта. Тем временем Эдвардс покинул Маботсу после ссоры с Ливингстоном, который сам начал работать на северо-востоке в Чонуане среди квена, чей вождь, Сечеле, вскоре научился читать.Ливингстон считал, что LMS должна больше использовать африканских евангелистов, и в Курумане в марте 1847 года ежегодный окружной комитет LMS единогласно поддержал его предложение оценить количество обращенных из Африки, подходящих для обучения в качестве учителей. Однако Ливингстон был невысокого мнения о своих коллегах, кроме Моффата; у него уже было более острое и более терпимое понимание африканских обычаев и верований, и он послал директорам в Лондон свои взгляды на стратегию миссии, а также на тактику.

В мае 1847 года Мария родила дочь Агнес; в июле Ливингстоуны вернулись в Чонуане. Водоснабжения там оказалось недостаточно, поэтому вместе с Сечеле они двинулись на запад, в Колобенг, недалеко от нынешнего Габороне. Когда Мэри поступила в детскую школу, Дэвид начал писать филологический анализ сеЦваны. В октябре Ливингстон стал единственным новообращенным в своей карьере: он крестил Сечеле после того, как вождь отослал всех, кроме своей старшей жены. Когда он забрал одну из отвергнутых жен, Ливингстон отстранил его от общения.Засуха сделала вероятным, что квена снова двинется: в целом перспективы миссии Ливингстона казались далекими от многообещающих, будь то среди квена или среди людей с востока, находившихся под бурским влиянием.

Однако теперь Ливингстон задумал новое направление. С самого прибытия на мыс его заинтриговали рассказы об озере в глубине (на самом деле, озере Нгами). В 1847 году он предложил поехать туда с Моффатом; в 1848 году он заручился поддержкой Уильяма Коттона Освелла, богатого спортсмена, который посетил Маботсу в 1845 году.Ливингстон отправил свою семью (теперь включая второго сына Томаса) в Куруман. Освелл прибыл в Колобенг в мае 1849 года с лошадьми, волами, телегами и припасами, необходимыми для годичной экспедиции. Момент был благоприятным: это было не только подходящее время для пересечения Калахари, но Ливингстон только что посетили посланники из Таваны, недалеко от озера, которые хотели постоянного белого человека: была также возможность встретить Себитуане, Вождь кололо, известный в Сечеле, недавно поселившийся к северу от озера Нгами.Экспедиция, в состав которой входил торговец Дж. Х. Уилсон, достигла реки Ботлетл в июле и проследовала по ней на запад к озеру. Озеро произвело меньшее впечатление на Ливингстон, чем река, которая соединялась с реками дальше на север и открывала «перспективу шоссе, по которому можно быстро пересечь лодку на большую часть густонаселенной территории» ( Миссионерская переписка Ливингстона , 133). Поскольку экспедиция в Нигер потерпела неудачу, Ливингстон полагал, что из всех миссионеров в Африке теперь у него есть « ключ от внутренних дел » (там же., 140). Однако без лодки продвинуться на север оказалось невозможно, и экспедиция вернулась в Колобенг.

Теперь целью Ливингстона было добраться до Себитуане. Освелл согласился вернуться на лодке, но прежде, чем он вернулся с мыса, в мае 1850 года, Ливингстон уже отправился на север, на этот раз со своей семьей и Сечеле. Они достигли Ботлетла, где их догнал Освелл, но двое детей заболели, и Ливингстоуны вернулись в Колобенг незадолго до рождения второй дочери (она прожила шесть недель).Это непродуманное путешествие было ранним примером ошибочного суждения Ливингстона, охваченного мощной идеей, но оно только укрепило его решимость найти «выход к морю на восточном или западном побережье… Миссия Бечуаны была фактически закрыта. в тупике »( Миссионерская переписка Ливингстона, , 157). Кроме того, послы Себитуане прибыли в Колобенг с дарами скота для цваны и просят помочь белым посетить его. Более того, когда семья находилась в Курумане, оправляясь от тяжелого испытания, пришло известие, что Ливингстон был награжден 25 гиней Королевским географическим обществом (RGS) за открытие озера Нгами.По правде говоря, это были совместные усилия, но Ливингстон первым представил свой доклад.

Освелл вернулся в Колобенг в 1851 году со свежими припасами и животными и снова отправился на север, на этот раз впереди Ливингстона, который проигнорировал просьбу матери Мэри оставить свою семью. Узнав, что к Кололо направляется еще одна группа белых путешественников, он рискнул сократить путь через пустыню к северу от Ботлетла. Группа чуть не умерла от жажды, но достигла реки Чобе.Ливингстон и Освелл встретились с Себитуане, который недавно завоевал королевство Лози на верхнем берегу Замбези. Себитуане едва успел выразить свое настоятельное желание иметь оружие, как внезапно скончался от пневмонии. Тем не менее теперь Ливингстон знал, что на севере протекает большая река, и 4 августа 1851 года он и Освелл достигли Замбези, недалеко от Сешеке. Это действительно казалось желанной дорогой к восточному побережью; более того, многие люди понимали сеЦвану. Эти факты были тем более значительными, что работорговцы из Анголы теперь посещали верхнюю часть Замбези.Вспоминая Бакстона, Ливингстон надеялся на законную торговлю английскими промышленными товарами, чтобы подорвать эту работорговлю. Однако сначала необходимо найти более здоровое место для миссии и торговой станции, чем малярийные болота, куда отступил Себитуане, опасаясь нападений ндебеле. Ливингстон воссоединился со своей семьей и увез их на юг; третий сын, названный в честь Освелла, родился на маршруте . Группа должным образом добралась до Колобенга, но затем двинулась дальше на юг, поскольку Ливингстон решил отправить свою семью в Великобританию, где он совершит более полное исследование Замбези.В марте 1852 года с помощью Освелла Ливингстоуны достигли Кейптауна; Мэри и дети отправились в Великобританию, где они провели следующие четыре года, не имея постоянного дома, и зависели от подачек от LMS.

Переход через Африку, 1852–1856 гг.

У Ливингстона были другие дела в Кейптауне. Ему удалили болезненный язычок. Вместе с Освеллом он составил свое первое прямое сообщение RGS, отчет об их недавнем путешествии. От королевского астронома Томаса Маклера Ливингстон научился проводить наблюдения с помощью секстанта и хронометра; после этого он регулярно отправлял свои результаты в Maclear.С дальнейшей помощью Освелла он снарядил свою новую экспедицию и пригласил Джорджа Флеминга, который работал на Освелла, сопровождать его торговыми товарами для покупки слоновой кости на Замбези. По возвращении на Куруман пришли новости о нападении буров в августе на жителей Сечеле и разграблении дома Ливингстона в Колобенге. Ливингстон считал, что квена была справедливо наказана за отвержение Евангелия; кроме того, он уже заявил: «Мы должны дать всем, если возможно, шанс, а не тратить целую вечность на одно племя или народ» ( David Livingstone: Family Letters , 1.14). Перед лицом неодобрения моффатов он отвернулся от Сечеле и в декабре отправился на север. 23 мая 1853 года он и Флеминг достигли Линьянти, столицы Кололо на реке Чобе.

Убеждение Ливингстона в том, что он был излюбленным орудием провидения, было подкреплено приемом, который он получил от Секелету, восемнадцатилетнего сына и преемника Себитуане, которому он дал порох и боеприпасы. Поиски места для миссии оказались безрезультатными: верхняя часть долины Замбези была заражена малярией, а сам Ливингстон перенес несколько приступов лихорадки.Горная местность ниже по течению казалась более многообещающей, но была уязвима для ндебеле. Тем временем на поиски Ливингстона торгового пути к морю повлияла встреча с двумя португальскими торговцами, прибывшими с западного побережья. Секелету стремился к сотрудничеству: он организовал экспедицию под руководством двух старших Кололо, чтобы открыть торговлю с Луандой. В ноябре 1853 года Ливингстон снова отправился с этой партией на Замбези; Со временем Флеминг отправился на юг.

После того, как экспедиция покинула территорию, контролируемую Кололо, Ливингстон сильно зависел от своих африканских товарищей в качестве переводчиков, поскольку он больше не мог общаться через сетсвану.Их продвижение было сглажено подарками Секелету вождям в виде волов и бус, но вскоре им пришлось отказаться от путешествия на каноэ, и, когда они двинулись на запад (Ливингстон верхом на быке), путь был очень трудным, так как сезон дождей уже наступил. Перспективы движения вагонов еще более ухудшились из-за мухи цеце, которая убивала домашних животных. Торговля рабами в регионе подняла цены, и когда экспедиция достигла реки Кванго 4 апреля 1854 года, они исчерпали свои товары для торговли и продали большую часть слоновой кости, предназначенной для побережья.Вскоре после этого они достигли Касанже, португальского военного и торгового поста, где Ливингстон был встречен желанным гостем. На последнем отрезке у Ливингстона случился серьезный приступ малярии; он потерял сознание, когда 31 мая прибыл в Луанду в доме Эдмунда Габриэля, местного британского уполномоченного по борьбе с работорговлей. Однако он отказался от прохода в Англию: он хотел посмотреть, может ли путь от Замбези к восточному побережью быть проще, чем путь на запад. Он должным образом отправился в путь 20 сентября с подарками для Секелету от правительства Анголы.

Возвращение в Линьянти заняло почти год — вдвое дольше, чем путешествие. На Секелету произвели впечатление рассказы путешественников и их подарки, и он отправил еще одну экспедицию со слоновой костью в Луанду под присмотром араба из Занзибара Саида б. Хабиба, который уже был в Бенгеле. (Это позволило Ливингстону отправить одному из своих португальских хозяев модель Хрустального дворца, которую он получил от своей сестры Агнес через короля ндебеле Мзиликази, который переслал почту Замбези, доставленную на север Моффатом в 1854 году.Известия о маршруте из Занзибара заинтриговали Ливингстона, но он продолжал настаивать на своем намерении найти водный путь к восточному побережью. Секелету тоже был увлечен этим проектом, и от имени Ливингстона он снарядил новую экспедицию под руководством Кололо; и Ливингстон согласился продать партию слоновой кости Секелету.

Экспедиция отправилась в Замбези в ноябре. Недалеко от Сешеке он доходил до колоссальных водопадов, известных в местном масштабе как Моси-оа-Тунья, «воды, которые гремят»; Ливингстон назвал их в честь королевы Виктории.Затем группа двинулась из долины на плато за северным берегом. К тому времени, когда они достигли реки Кафуэ, Ливингстон был уверен, что эта плодородная страна, «хорошо приспособленная для скота и здоровья», была именно тем, что он искал для своей миссии ( Livingstone’s African Journal , 348). В декабре они присоединились к Замбези недалеко от Зумбо, перешли реку дальше вниз и пошли по правому берегу к португальскому поселению в Тете. В результате Ливингстон не смог увидеть грозные пороги Кебрабасы, которые, как он убедил себя, были всего лишь «небольшим порогом».Они достигли Тете 2 марта, и Ливингстон нашел губернатора очень гостеприимным, как и большинство африканцев на протяжении всего путешествия. Он оставил большинство своих товарищей в Тете, где им дали землю для возделывания; Ливингстон намеревался сопровождать их домой, когда вернется из Великобритании. Из Тете он спустился вниз по реке на каноэ со своим главным проводником и переводчиком Секвебу, который очень хотел увидеть Британию. В мае, ослабленные лихорадкой, они достигли морского порта Келимане, где Ливингстон оставил слоновую кость Секелету.В июле они сели на корабль до Маврикия, но бурное море настолько разбалансировало разум Секвебу, что он утонул. Ливингстон горевал о потере «очень хорошего друга»; «Он был моей правой рукой и внес большой вклад в мой успех» ( Дэвид Ливингстон: Семейные письма , 2.291). На Маврикии Ливингстон поправился перед тем, как отправиться домой через Красное море. Мэри встретила его в Саутгемптоне 12 декабря 1856 года.

Ливингстон намеревался остаться в Британии всего на месяц или два: он не считал ни проблемы LMS, ни влияние собственной знаменитости.Его отчеты о путешествиях между 1849 и 1851 годами к озеру Нгами и Замбези были опубликованы РГО. Его президентом в 1851–1852 гг. (Как и в 1856–1876 гг. И между 1862–1871 гг.) Был геолог сэр Родерик Мерчисон. Британские исследования в Африке в настоящее время находились на низком уровне, даже несмотря на то, что немец Генрих Барт в 1849 году отправился по суше в Западную Африку при поддержке Великобритании. Ливингстон отправил Мерчисону десять писем во время его пересечения через Африку между 1854 и 1856 годами, и они тоже были должным образом опубликованы.К тому времени, когда новости о прибытии Ливингстона в Луанду достигли Лондона, Мерчисон побудил RGS в 1855 году наградить Ливингстона своей ежегодной золотой медалью. Ливингстон, в свою очередь, был знаком с работами Мерчисона; в Сешеке в октябре 1855 года он прочитал аргумент Мерчисона о том, что структура Африки была бассейновой, образованной хребтами у берегов — теория, подтвержденная его собственными трудными путешествиями. Таким образом, Ливингстон обратился к Мерчисону, когда, достигнув Келимана в мае 1856 года, он узнал, что директора LMS «ограничены в своих силах содействовать планам, лишь отдаленно связанным с распространением Евангелия».Так получилось, что LMS была по уши в долгах и, по понятным причинам, не хотела выходить на «неизведанные, отдаленные и трудные области труда» ( Миссионерская переписка Ливингстона, , 277). Ливингстон, однако, был глубоко ранен этим советом, который прямо бросил вызов его собственной концепции миссионерской работы. По пути на Маврикий Ливингстон сказал Мерчисону, что он предпочел бы работать в Африке в качестве «частного христианина» (Ливингстон, Zambezi Expedition , изд. J. P. R.Уоллис, 1956, xx). Он также нарисовал радужную картину коммерческих перспектив британских предприятий на Замбези, даже подразумевая возможность появления новых источников хлопка вместо рабовладельческих штатов США.

В Великобритании, 1856–1858 гг.

Через несколько дней после возвращения Ливингстона в Великобританию в 1856 году RGS провело специальное собрание 15 декабря, чтобы наградить его своей золотой медалью; на следующий день LMS устроила для него прием под председательством лорда Шефтсбери. На Рождество и новый год Ливингстон навестил свою мать и сестер в Гамильтоне (его отец умер в феврале 1856 года), после чего он начал работу в Лондоне над книгой, которую должен опубликовать (через добрые услуги Мерчисона) Джон Мюррей.В апреле Мерчисон убедил министра иностранных дел лорда Кларендона нанять Ливингстона в качестве консула в Центральной Африке. Сам Ливингстон скрывал это от LMS, даже после того, как убедил ее директоров (на основании его недавней информации о плато Кафуэ) поддержать миссию Замбези, возглавляемую им самим, в сочетании с миссией Моффата на ндебеле.

В окружении семьи Ливингстон написал свою книгу в большой спешке, сначала в квартире на Слоун-стрит, а затем, с мая по август, в Хэдли-Грин, Барнет.Название « миссионерских путешествий и исследований в Южной Африке» напоминает более ранние описания южной части Африки, в частности, Филиппа и Моффата, но книга Ливингстона выделяется среди них своей интеллектуальной широтой. На протяжении шестнадцати лет, проведенных в Африке, Ливингстон обеспечивал себя книгами по религии, медицине, естественной истории и физической антропологии. Более того, он поддерживал обширную переписку с друзьями в Глазго, Онгаре и Лондоне.А с 1851 года, зная о своей растущей репутации исследователя, он вел дневник. Здесь он записал множество размышлений и мелких наблюдений, которые свидетельствуют о широкомасштабном интересе к человечеству и миру природы и во многом обязаны его медицинскому образованию. Когда он пришел писать свою книгу, он обогатил захватывающее повествование, рассказанное в разговорной манере, с проницательностью, полученной информированными глазами и ушами, а также с помощью ядовитого юмора.

Однако Ливингстон стремился не только наставлять и развлекать.Мерчисон (который позаботился о том, чтобы книга была посвящена ему самому) мог бы оценить Missionary Travels как коммерческий проспект и подтверждение его собственных теорий; Ливингстон задумал это как пропаганду кампании против работорговли и своей роли в распространении христианского Евангелия. Книга представляла собой весьма застенчивую презентацию карьеры, которая, как считал Ливингстон, была предначертана Богом. Это окрашивало его репортаж. Теперь он считал, что законная торговля является предпосылкой для распространения христианства.Таким образом, у него была причина не только отмечать экономические ресурсы, но и преувеличивать их. Кроме того, его пожизненный страх быть «вырезанным» другими путешественниками привел его к мысли, что он был первым европейцем, который путешествовал между Анголой и верховьями Замбези. Миссионерские путешествия не упоминает ни Сильву Порто, ни Ладислава Мадьяра, которые сделали это в 1853 году, не говоря уже о более ранних пересечениях континента афро-португальскими или арабскими торговцами. Но это недостатки заведомо популярного произведения необычной человечности.Он не затронут «псевдонаучным расизмом» антропологии середины века, и, хотя Ливингстон смотрел на «англо-американскую расу» как на содействие свободе и прогрессу, он также мог оценивать поведение африканцев с точки зрения окружающей среды и истории, делая перекрестные выводы. культурные сравнения, чтобы поддержать его аргументы. Он пришел к выводу, что африканцы — «такая же странная смесь добра и зла, как и люди повсюду» (Ливингстон, Missionary Travels , 510).

Ливингстон провел вторую половину 1857 года в турне с лекциями.Одному слушателю он явился:

одет просто и довольно небрежно, среднего роста [он был 5 футов 8 дюймов], костлявого телосложения и гэльского лица, с коротко остриженными волосами и усами … Его лицо в глубоких морщинах и красивое хорошо загорелый… в возбужденном состоянии разнообразное выражение серьезного и доброжелательного чувства и замечательное наслаждение смехотворным… проходит мимо… Когда он говорит с вами, вы сначала думаете, что он француз; но когда он рассказывает вам шотландский анекдот на гласвежском диалекте, вы решаете, что он должен быть, как указывает его лицо, земляком с севера.

Г. Сивер, Дэвид Ливингстон , 1957, 286–7

В Дублине Ливингстон обратился к Британской ассоциации содействия развитию науки; в Манчестере, торговая палата. Он также выступал в Глазго, Блантайре, Эдинбурге, Лидсе, Ливерпуле, Бирмингеме и Оксфорде, где, как и в Глазго, он получил почетную степень. 4 декабря в Кембридже он был представлен в Сенате Уильямом Уэвеллом и геологом Адамом Седжвиком. Большая аудитория приветствовала его заключительный призыв к миссионерам:

Было бы ошибкой полагать, что любой , пока он благочестив, подойдет для этой должности.Пионерами во всем должны быть самые способные и высококвалифицированные люди … Прошу обратить ваше внимание на Африку … выполняете ли вы то дело, которое я начал?

Дж. Симмонс, Ливингстон и Африка , 1955, 79

К этому времени появилось миссионерских путешествий . Первое впечатление, 12 000, было распродано перед публикацией в ноябре, а к 1863 году в Великобритании было продано 30 000 экземпляров. Ливингстон хотел, чтобы книга принесла деньги; это принесло ему более 8500 фунтов стерлингов.Захватывающая драма самосовершенствования, расширения знаний и несектантской христианской стойкости вызвала восхищение Чарльза Диккенса, не друга миссионеров, чья собственная шаткая ранняя жизнь напоминала жизнь Ливингстона. Миссионерские путешествия совершенно затмили строгую эрудицию книги Барта Путешествий и открытий в Северной и Центральной Африке (1857–188).

Задолго до конца 1857 года Ливингстон стал национальным героем. В начале 1858 года он был избран членом Королевского общества, а в феврале получил аудиенцию у королевы.Помочь ему вернуться в Африку было делом общественного беспокойства. Поездки, которые сделали его знаменитым, финансировались доброжелателями в Африке, особенно Освеллом и Секелету. Его возвращению могли способствовать общественные подписки (в Глазго было собрано 2000 фунтов стерлингов), но на правительство (особенно со стороны манчестерских бизнесменов и Британской ассоциации) оказывалось давление, чтобы оно предоставило Ливингстону пароход для использования на Замбези. Хотя премьер-министр лорд Пальмерстон был озабочен восстанием в Индии, он отреагировал на это, в то время как лорд Кларендон уже пообещал Ливингстону предоставить консульство и недавно профинансировал торговую экспедицию Уильяма Бейки на Нигер и поддержал исследования в Восточной Африке Ричарда Бертона и Джона Хэннинга Спика.В конце октября 1857 г. Ливингстон прояснил свою позицию, официально уйдя из LMS. 1 декабря он отправил Кларендону планы экспедиции в Замбези, которая, как он предполагал, продлится два года; 11 декабря парламент утвердил субсидию на эти цели в размере 5000 фунтов стерлингов. В состав экспедиции, помимо Ливингстона, входило несколько европейцев; В их выборе ему была предоставлена ​​удивительно полная свобода действий, хотя Мерчисон заверил, что в их число входят ученые, чьи работы могут иметь практические результаты. Ливингстон выбрал Нормана Бедингфельда, которого он встретил в Луанде, в качестве командира парохода, а Джорджа Рэя из Блантайра в качестве инженера.Мерчисон выбрал геологом Ричарда Торнтона, недавнего выпускника Горной школы; в качестве экономиста-ботаника — Джон Кирк, молодой врач; и в качестве художника экспедиции Томас Бейнс, который в последнее время работал в RGS в Австралии. Наконец, что очень важно, Ливингстон создал туманную должность «морального агента» для своего младшего брата Чарльза Ливингстона, который недавно вернулся в Великобританию из США (он поехал туда учиться в 1839 году и стал пастором в Новой Англии).

Экспедиция Замбези, 1858–1864 гг.

Для правительства целью экспедиции было оценить перспективы британской торговли вверх по Замбези.Это включало переговоры в начале 1858 года с португальцами, карты которых были ограниченными и неоднородными, но которые претендовали на власть вплоть до Зумбо на западе и ограничивали иностранных торговцев устьем Замбези. Они освободили экспедицию от импортных пошлин, но в остальном твердо выступили против свободной торговли и признали Ливингстона британским консулом только в Келимане. Это поставило под сомнение конечную цель экспедиции, и Ливингстон был должным образом рассержен; кроме того, в частном порядке он лелеял надежду, что в результате экспедиции может появиться «английская колония на здоровых высокогорьях Центральной Африки» (Г.Сивер, Дэвид Ливингстон, , 1957, 308), хотя и сильно отличался по характеру от британцев в Южной Африке, которых он очень критиковал. В любом случае он продолжал оказывать давление на LMS в связи с миссией Кололо, хотя и не хотел принимать в ней участие; LMS, вопреки своему здравому смыслу, назначила собственную команду.

Экспедиция Замбези покинула Биркенхед 10 марта 1858 года на пароходе Pearl , на котором в трех секциях находился паровой катер, наспех построенный Макгрегором Лэрдом.Это называлось Ma-Robert , африканское имя Мэри Ливингстон, которая была на борту со своим младшим сыном Освеллом: другие дети остались с родственниками и содержались в целевом фонде из литературных доходов своего отца. Затем выяснилось, что Мэри беременна, и они с Освеллом остались в Кейптауне, чтобы ее родители отвезли их в Куруман. Корабль Pearl достиг Замбези в середине мая, но оказался слишком большим, чтобы проплыть, как предполагалось, через дельту до Тете; вместо этого запасные части пришлось заполнить реле на Ma-Robert .Тем временем Бедингфельд поссорился с Ливингстоном и подал в отставку. Ливингстон взял на себя Ma-Robert , который часто садился на мель на песчаных отмелях, а также потреблял много дров. В ноябре и декабре Ливингстон и Кирк исследовали катаракту Кебрабаса. Кирк понял, что это непреодолимое препятствие для навигации. Ливингстон отказался признать это; действительно, он просил британское правительство предоставить более мощный пароход и утверждал, что вся экспедиция ожидала, что пороги будут затоплены, когда река окажется в разливе.

Однако Ливингстон теперь имел в виду альтернативу Замбези в качестве «шоссе», ведущего во внутренние районы. Это была река Шир, которая присоединяется к Замбези ниже Сены с севера и, как говорят, вытекает из большого озера. К 9 января 1859 года Ливингстон и Кирк поднялись на 100 миль вверх по Ширу; снова они столкнулись с катарактой, и снова Ливингстон пролил на них свет. Более того, первый взгляд Ливингстона на холмистую местность над Широм убедил его в том, что эта местность, а также плато Кафуэ подходят как для миссии, так и для британской колонии, экспортирующей хлопок, даже если работорговля здесь также увеличивалась. .В марте и апреле Ливингстон, Кирк и другие достигли озера Ширва к северу от высокогорья. Клевета со стороны Чарльза Ливингстона заставила Дэвида уволить Торнтона в июне и Бейнса в июле. В августе Ливингстоуны, Кирк и Рэй с несколькими жителями Кололо в Тете снова поднялись в Шир; 17 сентября они достигли южной оконечности озера Ньяса. Ливингстон мало что мог сделать для реализации своих планов, пока не узнал, продлит ли правительство экспедицию сверх отведенных двух лет и заменит ли Ma-Robert .Он был полон решимости сопровождать Кололо обратно в верховья Замбези, но путешествие было невозможным до сбора нового урожая в странах, расположенных выше по течению. Рэй отправился домой в марте 1860 года, чтобы дать совет по строительству парохода, который можно было бы переправлять по частям мимо водопадов Шира и ставить на озеро Ньяса. Тем временем Ливингстон рассматривал еще один возможный водный путь во внутренние районы: реку Ровума. Позже это сформировало северную границу Мозамбика; Ливингстону это нравилось, потому что оно лежало далеко за пределами сферы деятельности португальцев, в которых он не только видел препятствие для любой будущей британской торговли, но и теперь полагал, что они причастны к расширяющейся работорговле в восточно-центральной Африке.

В мае 1860 года, на два года позже, чем он планировал изначально, Ливингстон с Чарльзом и Кирком отправились из Тете с теми немногими Кололо, которые хотели вернуться домой. На среднем Замбези они обнаружили выходы угля, дополняющие те, что были исследованы (и добыты) Торнтоном около Тете. В августе Ливингстон доставил Секелету товары, которые он заказал в 1856 году, но не сахарный завод (который оставался в Тете), винтовки и боеприпасы. Кололо рассказал Ливингстону о катастрофической миссии LMS, которая достигла Линьянти в апреле 1860 года: из европейцев трое из четырех взрослых умерли и трое из пяти детей, а также четверо африканцев.Во время этого путешествия в Замбези братья Ливингстон сильно поссорились; Дэвид пришел к выводу, что он слишком полагался на Чарльза. Однако ни Чарльз, ни Кирк (ненавидевший Чарльза) не воспрепятствовали безрассудному порыву Дэвида на обратном пути спуститься по самым верхним порогам Квебрабасы на каноэ: Кирк чуть не утонул и потерял свои записи, рисунки и инструменты. В Тете Ливингстон нашел депешу из Лондона, в которой экспедиция продлилась еще на три года. Это решение было принято нелегко.Министров не волновало видение Ливингстона британских колоний в тропической Африке, будь то фермеры-фермеры или городская беднота, которых « можно было достичь, только заставив пароходы подниматься по катарактам » (G. Martelli, Livingstone’s River , 1970, 108). В конце концов, однако, его смещение акцента на нагорье Шира было одобрено, вместе с его предложением исследовать Ровуму, и был отправлен новый пароход.

Миссионеры тоже подходили к нему. Ливингстон в 1859 году пытался заинтересовать Церковное миссионерское общество в высокогорье Шира; он также обратился к епископу Кейптауна Роберту Грею, который уже сообщил, что англиканцы из университетов Оксфорда, Кембриджа, Дарема и Дублина планируют миссию в Центральную Африку.К концу 1860 года это было организовано под руководством Чарльза Маккензи. В декабре Ливингстон спустился по Замбези и оставил протекающую Ma-Robert на песчаной отмели. В феврале 1861 года он встретил миссионеров, только что прибывших из Кейптауна вместе со своим новым кораблем Pioneer . Ливингстон настоял на том, чтобы Маккензи присоединилась к нему в разведке Ровумы. Эта диверсия оказалась бесплодной: Pioneer смог проехать всего 30 миль вверх по реке.Его хозяин подал в отставку, поскольку Ливингстон не принял его в качестве заместителя командира экспедиции. Только в июле миссия университетов в Центральной Африке (UMCA) обосновалась в высокогорье Шира, в Магомеро. Это была деревня Манганджа, которую преследовали работорговцы Яо. Поручив миссии брошенных рабов и сжег деревню рабов, Ливингстон роковым образом погрузил UMCA в местную политику.

Следующей заботой Ливингстона было исследование озера Ньяса. В августе с Чарльзом, Кирком и ирландским моряком Джоном Нилом Ливингстон отправился на север на четырехвесельной лодке.Прямо под озером он отметил, что комары «показали… присутствие малярии», но не догадался о причинной связи, несмотря на то, что знал, что мухи цеце и клещи являются переносчиками болезни. Оказавшись на озере, он надеялся найти выход к Ровуме, но он последовал за западным берегом и, задержанный равноденственным штормом, повернул обратно в залив Нката из-за отсутствия еды. Страна, которую они видели, была обеспокоена арабскими работорговцами, а также налетчиками нгони. В ноябре из Нижнего Шира Ливингстон спустился на Pioneer , чтобы встретить вновь прибывших.В конце января корабль с мыса доставил Рей с новым портативным пароходом Lady Nyassa . Ливингстону пришлось заплатить за это самому: Адмиралтейство посчитало, что он «уже открыл больше страны и больше людей, чем он может иметь дело» (Г. Мартелли, Livingstone’s River , 161). Была также Мэри Ливингстон, которая после рождения еще одной дочери, Анны Марии, в Курумане в ноябре 1858 года вернулась в Шотландию. В этом последнем путешествии ее сопровождал Джеймс Стюарт, молодой шотландский министр, который по собственной инициативе решил оценить перспективы шотландской миссии в регионе Замбези.

На сборку Lady Nyassa в Шупанге ушло более четырех месяцев; Между тем в марте пришло известие о смерти Маккензи и еще одного миссионера, а 27 апреля 1862 года умерла Мэри Ливингстон. (Использование хинина в качестве профилактического или лечебного средства от малярии все еще находилось на экспериментальной стадии; сам Ливингстон, по крайней мере, с 1853 года, во многом полагался на таблетки, сочетающие хинин и легкие слабительные.) Ливингстон настаивал; Lady Nyassa был спущен на воду в июне, но к тому времени Замбези был слишком низок для подъема, и вместо этого он отправился на Pioneer с Чарльзом, Кирком и Рэй обратно на Ровуму, где на этот раз они вошли в плавание. лодки.Решимость Ливингстона провести лодки через все мелководья вынудила Кирка (который в феврале объявил его «всегда очень хорошей компанией») сделать вывод, что «доктор Л. не в своем уме … он самый опасный руководитель» ( Zambesi Journal … Джона Кирка , 567, 475, 482). Сам Ливингстон знал, что такая неистовая деятельность была средством сдержать горе. После 160 миль даже ему надоело. К декабрю они вернулись в Шупанга, где по дороге домой встретили разочаровавшегося Джеймса Стюарта.

1863 год был еще более удручающим. В январе Pioneer и Lady Nyassa поднялись в долину Шира. Теперь это была сцена ужаса: в реке и на ее берегах лежали трупы, жертвы засухи и набегов рабов. Река была настолько низкой, что корабли достигли порога только в апреле. Именно здесь умер Ричард Торнтон (после увольнения в 1859 году он путешествовал по Восточной Африке, а в 1862 году вернулся в дельту Замбези, где Ливингстон восстановил его).Остальная часть экспедиции страдала тяжелой дизентерией, и 19 мая Кирк и Чарльз Ливингстон отправились в Келимане. Сам Ливингстон вместе с Рэй начал демонтаж Lady Nyassa и строительство дороги мимо водопадов, но голод поставил под угрозу запасы продовольствия. В этот критический момент 2 июля Ливингстон получил письмо из Лондона с отзывом об экспедиции. Корабли не могли спуститься вниз по реке до конца года, поэтому Ливингстон решил исследовать источники работорговли на северо-западе.Вместе с Томасом Уордом, стюардом на Pioneer , он достиг озера Ньяса в Нкхота-Кота, а затем проехал 100 миль на запад. Он вернулся на корабли 1 ноября и достиг устья Замбези в феврале 1864 года, узнав к своей ярости, что UMCA, теперь сильно истощенный, решил отступить. Из Мозамбика модель Pioneer вернулась на мыс, а Ливингстон и Рэй отправились на Lady Nyassa на Занзибар. С командой из двенадцати человек, но без Рэй, Ливингстон направил небольшой корабль в Бомбей как раз перед началом сезона дождей.Он оставил ее в Бомбее, где она позже была продана без прибыли; он вернулся в Лондон 23 июля.

В Британии, 1864–1865 гг.

На этот раз прием Ливингстона был сдержанным. Экспедиция Замбези обошлась гораздо дороже и достигла гораздо меньших результатов, чем ожидалось. На это было потрачено не менее 30 000 фунтов стерлингов (столько же, сколько на Нигерскую экспедицию 1857–1860 годов). В нем погибли Торнтон и Мэри Ливингстон, а также миссионеры LMS и UMCA, а также несколько моряков. Это длилось шесть с половиной лет, хотя из-за болезни и логистических проблем на путешествие над водопадом Шир и Замбези и на Ровуму было потрачено едва ли восемнадцать месяцев.Географические и научные результаты казались вряд ли соизмеримыми с затраченными усилиями, а планы по пресечению работорговли ни к чему не привели. Стюарт определил:

ошибку в методе Ливингстона. Он встречает трудность, преодолевает ее настойчивостью и затратами сил и денег, которые люди потратят один или два раза, но которые, как правило, будут губительны.

Кирк был вынужден написать Стюарту в 1864 году: «Я считаю, что в нем все добрые чувства полностью угасли» (Дж.П. Р. Уоллис, изд., The Zambesi Journal of James Stewart , 1952, 264, 228).

К счастью, это неправда. Ливингстон сожалел, что так мало видел своих детей, и в августе 1864 года он воссоединился со своей семьей в Гамильтоне, хотя Роберт уехал в США (а позже в том же году погиб, сражаясь за север в гражданской войне). Затем Ливингстон посетил западное нагорье, включая Ульву, в качестве гостя герцога Аргайлла. С сентября 1864 по апрель 1865 Ливингстон и его старшая дочь Агнес жили в Ньюстеде в Ноттингемшире, в доме У.Ф. Уэбб, которого он знал в Южной Африке. Здесь он работал над второй книгой. Первоначально это было задумано как брошюра, в которой португальцев обвиняли в разжигании работорговли в Центральной Африке; однако Чарльз сделал доступным свой собственный дневник, и Дэвид широко использовал его. Рассказ об экспедиции к Замбези и его притокам (1865) демонстрирует некоторые качества Миссионерские путешествия , но он более безличный и гораздо более тенденциозный. Учитывая ссоры и неудачи, омрачившие экспедицию, Ливингстон мог во многом повлечь за собой вину, и он стремился направить ее в другом направлении.

Ливингстон намеревался вернуться в Африку. По пути домой он узнал больше об арабской работорговле и увидел возможности законной торговли с Индией. Более того, он был убежден, что может пролить свет на проблему Нила. В 1862 году Спик обнаружил, что Белый Нил вытекает из озера Виктория, но Ливингстон не верил, что это был полный ответ: по крайней мере с 1857 года он думал, что исток Нила близок к источнику Замбези. Он хотел затмить Бертона так же, как и Спика, и к ноябрю 1864 года он договорился с Мерчисоном о том, что попытается «урегулировать» водоразделы центральной Африки, хотя он настаивал на том, что остается в первую очередь миссионером.Он планировал вернуться к Ровуме, пройти к северу от озера Ньяса, поискать истоки Нила, а затем отправиться в Удджиджи на озере Танганьика; но он все еще надеялся найти место для торговой миссии. Экспедиция должна была быть небольшой, без парохода и других европейцев. RGS внесло 500 фунтов стерлингов, как и британское правительство; и 1000 фунтов стерлингов поступил от Джеймса Янга, друга по студенчеству Ливингстона в Глазго, который разбогател на дистилляции парафина. Ливингстон был назначен бродячим консульством за пределами португальской сферы без зарплаты и пенсии.По мере приближения времени отъезда он продолжал проводить много времени с Агнес: месяц в Лондоне и два месяца в Шотландии (где он присутствовал на похоронах своей матери в июне). В августе он поселил Агнес в школе окончательного обучения в Париже, прежде чем отправиться на корабле из Марселя.

Последнее путешествие, 1866–1873 гг.

В Бомбее Ливингстон завербовал несколько сипаев и двенадцать африканцев из миссионерских школ, в том числе четырех, которых он привез в 1864 году. Его хозяином в Бомбее был губернатор сэр Бартл Фрер, который в В январе 1866 г. партия проехала на правительственном корабле на Занзибар.Сюда Ливингстон добавил десять человек с Коморских островов. Оказавшись на материке, экспедиция вскоре столкнулась с неприятностями. Чтобы добраться до озера Ньяса, не было ужасных свидетельств рабства, потребовалось четыре месяца, и к тому времени сипаи были отпущены. Слухи о войне заставили Ливингстона обогнуть южный конец озера, где коморцы сдались. В январе 1867 года, вскоре после перехода через реку Луангва, хронометры были повреждены, что привело к постоянным ошибкам в наблюдениях долготы. Затем временный носильщик унес аптечку.Ливингстон стремился к озеру Бангвеулу, которое, как он считал, связано с озером Танганьика (и, таким образом, как он думал, с Нилом), но сейчас был сезон дождей, и местность в этом направлении была настолько заболоченной, что он направился прямо к Озеро Танганьика, в гостях у короля бемба Читимукулу.

С этого момента прогресс неоднократно прерывался локальными войнами и болезнями. Ливингстон получил большую помощь от торговцев арабами и суахили, но он страдал от пневмонии, дизентерии, язв и геморроя.В период с ноября 1867 года по июль 1868 года он достиг озер Мверу и Бангвеулу и посетил короля Лунды Казембе на реке Луапула. В марте 1869 года он прибыл в Удзиджи, где нашел несколько магазинов, которые заказал на побережье. Теперь он считал вероятным, что верхний Нил можно отождествить с рекой Луалаба, к западу от озера Танганьика, но он не достиг этого до марта 1871 года, после получения дополнительных поставок, переданных Кирком, ныне вице-консулом на Занзибаре. В Ньянгве Ливингстон тщетно искал каноэ, чтобы исследовать течение Луалабы, и отказался от помощи арабов после резни в местной Маньеме в июле.Он вернулся в Удджиджи в октябре и обнаружил, что из Занзибара почти не осталось товаров, финансируемых британским правительством (по настоянию Мерчисона). Вместо этого в ноябре он был освобожден Е.М. Стэнли, которому редактор « New York Herald » велел «найти Ливингстона» и проследить его до Удзиджи, где он встретил его знаменитым и преднамеренным приветствием: «Доктор Ливингстон» , Я полагаю?’ (Х. М. Стэнли, Как я нашел Ливингстон , 1872, 412). Они вместе отправились к северной оконечности озера Танганьика и доказали, что у него там нет выхода.Они расстались 14 марта 1872 года в Таборе, на караванном пути к восточному побережью, где Ливингстон ждал, пока Стэнли пришлет свежие припасы. Они прибыли в августе вместе с пятьюдесятью шестью носильщиками, которые наняли его на работу, и пятью оставшимися из его первоначальной команды.

Ливингстон возобновил свои поиски. Он не был уверен, что Луалаба и есть Нил, но его одержимость поисками главного источника Нила заставила его искать не то, где Луалаба, а откуда она взялась.Таким образом, он отправился на юг от Таборы к юго-восточному берегу озера Танганьика и вернулся к озеру Бангвеулу. Однако его попытка в 1872–1872 годах пересечь «губки» вокруг озера и продвинуться на запад была сбита с толку ошибочными долготами 1867–1818 годов и была задержана проливными дождями и его собственной слабостью. К апрелю 1873 года у него началось обильное кровотечение, и вскоре его пришлось носить в носилках. Он умер в ночь на 30 апреля в деревне Читамбо, староста лала. Командование экспедицией взял на себя Абдулла Суси из Шупанги, который вместе с Яо Джеймсом Чума и Эдвардом Гарднером постоянно сопровождали Ливингстона.Сердце и внутренние органы были похоронены на месте, но Сюзи решила отнести тело Ливингстона, должным образом забальзамированное, на берег вместе с его вещами. В Таборе экспедиция Сюзи встретила поисковую группу во главе с В. Л. Камероном; вопреки его совету команда твердо придерживалась своей замечательной цели и достигла Багамойо в феврале 1874 года. Заместитель Кирка организовал отправку тела в Англию. 18 апреля 1874 года Ливингстон был похоронен в нефе Вестминстерского аббатства. Среди носителей гроб были Освелл, Кирк, Стэнли и Джейкоб Уэйнрайт, один из новобранцев Стэнли для последнего путешествия из Таборы.Мерчисон — «лучший друг, которого я когда-либо имел» ( Last Journals , 2.205) — умер в 1871 году, но Роберт Моффат был там, и Джеймс Стюарт.

Значение и репутация

После смерти Ливингстон снова стал национальным героем. Казначейство заплатило 500 фунтов стерлингов за похороны; Гладстон назначил пенсию дочерям Ливингстона; и последующее служение Дизраэли дало семье 3000 фунтов стерлингов. Хотя теория Ливингстона о Ниле уже была опровергнута, его снова провозгласили великим аболиционистом: его многочисленные отчеты о продвижении работорговцев через Африку с восточного побережья привели к заключению договора против торговли, навязанного султану Занзибара. в 1873 г.Вскоре миссионеры начали понимать видение Ливингстона рек и озер как магистралей для духовного и социального возрождения Африки, даже если его взгляды на коммерческую функцию миссий иногда оказывались более влиятельными, чем его пожизненная пропаганда «местной воли». Две шотландские миссии — одна под названием Ливингстония, а другая — Блантайр — отправились к озеру Ньяса и высокогорью Шира в 1875–186 годах. Оба были решающими факторами в британской оккупации того, что стало Ньясалендом, а затем Малави. Тем временем UMCA, вновь обосновавшаяся на Занзибаре, работала на материке; к 1878 году LMS была на озере Танганьика, а Церковное миссионерское общество было в Буганде в результате возвращения Стэнли в Восточную Африку.Сам Стэнли завершил географическую работу Ливингстона, достигнув Луалабы и проследовав по Конго к морю.

Стэнли, конечно же, возродил знаменитость Ливингстона, и его книга « Как я нашел Ливингстон » (1872 г.) представила путешественника как гениального святого. Гораций Уоллер, работавший в UMCA в Магомеро, скрупулезно отредактировал книгу Ливингстона «Последние журналы » (1874 г.), горькое свидетельство самоанализа, страданий, терпения и упорства.Эти книги и их производные внесли свой вклад в создание легенды о Ливингстоне, которая началась с «Миссионерских путешествий » и «». Это был своеобразный роман об одиноком миссионере, который все время вторгался в новую страну, озабоченный не обращением, а свидетельством христианства, проповедуя Евангелие, устраивая шоу с волшебными фонарями и выступая против рабства. Ливингстон стал символом того, во что британцы — и другие европейцы — хотели поверить в своих мотивах, когда они захватили тропическую Африку в конце девятнадцатого века: по сути, он искупил колониальный проект.В 1929 году на его родине, в Блантайре, герцогиня Йоркская открыла шотландский национальный памятник Дэвиду Ливингстону; к 1963 году его посетило 2 миллиона человек. В Африке он до сих пор упоминается в названиях двух городов: Блантайра в Малави и Ливингстона в Замбии рядом с водопадом Виктория.

В течение полувека после своей смерти Ливингстон был предметом агиографии, а не науки. Более реалистичные оценки стали возможны с доступом к документам Кирка и других участников экспедиции Замбези.Однако основная работа по переоценке была проведена в авторитетных изданиях журналов и писем Ливингстона Исаака Шапера вплоть до 1856 года. В конце двадцатого века в центре внимания оказался сложный персонаж: разносторонний в практических навыках, интеллектуально любопытный, поразительно свободный от религиозных или расовых соображений. предрассудки, обладающие необычным обаянием и вдохновляющие, по крайней мере, некоторых на большую преданность; но не обладающий политическим чутьем, бестактный, обидчивый, злопамятный, скупой на благодарность или поддержку, коварный и черствый, когда интересы других людей, казалось, противоречили его долгу перед Богом.Репутация Ливингстона в управлении африканцами, если не европейцами, основана на экспедициях 1853–1856 годов, организованных в основном африканцами, и на смягчающем издании его последних дневников Уоллера. Тем не менее его труды приобрели новую ценность как богатый источник по истории африканцев. Его новаторская картография восточной Анголы и того, что впоследствии стало Ботсваной, Замбией и Малави, была лишь одной из граней его навыков как полевого ученого-любителя в эпоху растущей специализации. Светские знания и материальное мастерство были неотъемлемой частью его миссиологии: промышленная революция была частью божественного плана.Ливингстон одновременно воплощал и преодолевал противоречие между религией и наукой в ​​девятнадцатом веке, и именно этим объяснялся масштаб и сложность его карьеры в Африке.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *