Столица мьянмы: Недопустимое название

Содержание

Столица Мьянмы

Нейпьидо — столица Мьянмы

В 2005 году небольшое поселение в 320 километрах от Янгона было выбрано как место новой столицы. Место было выбрано из-за лучшей защищенности и нахождения в глубине континента, а дата официального переноса — 6 ноября 2005 года в 6 часов 37 минут утра — была назначена астрологами.

Янгон — старая столица Мьянмы

Главная достопримечательность города – знаменитая пагода Шведагон — великая буддистская реликвия. Пагода построена ориентировочно в V в. до н.э., а в современном виде известна с XVIII в., расположена на вершине холма, окружена множеством пагод, статуй, храмов, ступ и павильонов, изысканно и роскошно украшенных.

Высота пагоды около 100 метров, на ее украшение израсходовано 8 тыс. золотых листов, 5 тыс. алмазов и 2 тыс. драгоценных и полудрагоценных камней. В пагоде хранятся 4 волоса Будды. Англичане утверждают, что в пагоде Швегдагон золота больше, чем в хранилищах Национального банка Великобритании.

Золотая ступа ежедневно собирает на площадях у своего подножия тысячи паломников, туристов и местных жителей.

При входе можно купить легчайшие прозрачные листочки с нанесенным на них тонким слоем золота, чтобы нанести это золото на статую Будды. Невероятно эффектно, фантастично золотая пагода смотрится на фоне черного грозового неба.

Монахи в бордовых одеждах очень органичны на фоне окружающего. В этой стране каждый мужчина обязан дважды в жизни побыть монахом. Первый раз в детстве, второй – в зрелом возрасте. Сроки монашества невелики, примерно около месяца. Но некоторые, нашедшие в этом свое призвание, служат Будде всю жизнь. Мьянмарцы очень религиозны и охотно делают щедрые пожертвования. Уровень жизни в стране весьма невысок, но буддистские монастыри и храмы роскошны и величественны.

Захватчики в разное время дважды пытались вывезти колокол из страны, но всякий раз при переправе через реку Иравади, в бассейне которой расположена Мьянма, колокол тонул. Никому не удавалось его поднять, кроме самих мьянмарцев, после чего покушения на драгоценную реликвию прекратились.

Почему переехала столица Мьянмы/Бирмы? Текст научной статьи по специальности «История и археология»

Васильев В.Ф.

ИВ РАН

ПОЧЕМУ ПЕРЕЕХАЛА СТОЛИЦА МЬЯМЫ/БИРМЫ?

Истории известны немало случаев переноса столицы государства из одного места в другое (хотя это происходит не так часто). У нас это было, например, в петровское время и при советской власти с Санкт Петербургом (Петроградом) и Москвой. На нашей памяти столица Бразилии была перенесена из Рио-де-Жанейро в новостройку «Бразилиа», а столица Нигерии — из Лагоса в Абуджу. Совсем недавно столицей Казахстана стала северная новостройка Астана (вместо южного города Алматы). В давние времена столицы менялись или возводились по воле новых королей-правителей, особенно на Востоке и при появлении новой династии.

Что касается Мьянмы/Бирмы, то ее столицами были Сри Ксетра (в древности), а с 11 века н. э. — Паган, Таунгу, Пегу, Ава, Амарапура. Последней до английского завоевания столицей Мьянмы стал с 1860 г. Мандалай в среднем течении реки Иравади. В колониальный, а затем и в независимый период, т.е. с конца XIX века и весь ХХ век и даже несколько лет начала XIX века столицей Мьянмы/Бирмы был приморский город Рангун (Янгон).

Казалось бы, Бирме в ХХ и начале XXI века было более чем достаточно разнообразной политической и иной турбулентности, создавшей немалые трудности и проблемы для страны. Но оказалось, что нет. История «подбросила» ей новую трудную задачу, новые испытания, причем на фоне других острых и нерешенных.

Речь идет о том, что военное правительство Мьянмы в начале XIX века в условиях полной секретности разработало и приняло план строительства особого военно-

административного центра государства в глубине страны в труднодоступном гористом районе джунглей (и малярийных болот) около уездного города Пьинмана. Этот план возник, вероятно, после вторжения США в Ирак в 2003 г. и обострения

отношений Америки с Ираном из-за ядерных амбиций последнего. Надо особенно помнить, что США не являются «добрым другом» для военного режима современной Мьянмы. После подавления там армией демократической революции 1988 г. и установления неконституционных диктаторских порядков США постоянно критикуют этот режим за подавление демократии и нарушение прав человека, накладывают на него с середины 90-х гг. беспрерывные экономические и другие санкции в попытке и добиться вместе с бирманской демократической оппозицией, которую они поддерживают, проведения в стране обещанных хунтой двадцать лет назад демократических реформ. Поэтому в головах военных правителей Мьянмы, возможно, возникла идея обезопасить себя, «уйти» из открытого города-столицы Янгона и как-то «упрятаться», «укрыться» от возможных антибирманских действий США (по сценарию Ирака) где-то среди гор, джунглей и построенных подземных бункеров, тоннелей и складов.

Реальность или нереальность американского удара по Мьянме — это другой вопрос.

Отвлекаясь от вопроса реальности или нереальности военных действий США против Мьянмы, можно тем не менее допустить, что политически и психологически бирманский генералитет мог действительно обеспокоиться неясными последствиями развития военно-стратегической и политической обстановки во всей Южной Азии и попытаться на всякий случай принять какие-то контрмеры тоже военно-стратегического характера.

Корреспондент ИТАР-ТАСС в Бангкоке Ю. Денисович сообщал, ссылаясь на информированные источники, что район Пьинманы первоначально задумывался как центр управления вооруженными силами страны, с современной инфраструктурой, защищенной от атак с воздуха. В последние 5-6 лет, пишет этот корреспондент, местные строители с помощью коллег из КНДР и Китая в обстановке строгой секретности возводили этот центр в глубине Мьянмы1.

Но, по-видимому, внутри военной хунты возникли разногласия и борьба по поводу целей и масштабов начатого строительства в Пьинмане и по другим вопросам политики . В конце концов, судя по всему, одержали верх сторонники главы хунты

— старшего генерала Тан Швэ, который выступил за превращение этого центра в новую столицу Мьянмы вместо Рангуна. Поэтому на деле речь пошла не о Пьинмане, а о строительстве по соседству с ней (примерно в 30 км от нее) сначала укреп-района (гористый рельеф и джунгли позволяли создать систему подземных ходов, бункеров и складов). А затем было приступ-лено к возведению целого нового города, получившего название Нейпьидо («столичный» или «королевский»)3. Развернулось строительство зданий для вооруженных сил Мьянмы (для генштаба, министерства обороны и др.), а также административных и жилых зданий (в том числе здание для главы хунты, напоминающее по архитектуре, как говорят, прежние королевские дворцы), здания для правительства и министерств, для парламента — будущего, ибо парламента в Мьянме нет, как пока нет конституции и выборов)4.

В силу секретности всего проекта переноса бирманской столицы на новое место, скудости официальных разъяснений и ограниченности сообщений корреспондентов на этот счет, трудно представить себе всю последовательность (и непоследовательность) действий властей. Многое остается неясным. Не все факты и события состыковываются. Бесспорно только то, что «движение («переселение») на север» вылилось в строительство и провозглашение новой столицы, в присвоении ей древнего имени «Нейпьидо» и в презентации этой новой столицы высшим бирманским руководством иностранным гостям, дипломатам и прессе (хотя строительство нового столичного города отнюдь не было завершено и будет завершаться годами).

Материалами по теме, кроме упоминаемой выше статьи Ю. Денисовича, можно также считать регулярные (но редкие) сообщения ИТАР-ТАСС за рассматриваемый период, публикации (тоже редкие) нашей прессы. Но стоит обратить внимание на статьи и заметки в «Коммерсанте» (например, на статью А. Иванова в номере от 2.6.06, озаглавленную «Правительство Мьянмы скрылось в джунгли»). Фактическая информация о положении в Мьянме содержалась в лондонском «Есопош181». Особый интерес представляет большая статья А. и Л. Буко на две газетные полосы о переносе столицы и положении в Бирме

в «Le Monde diplomatique» за ноябрь 20065. Заслуживает специального внимания опубликованная в самом конце октября 2007 г. статья прямо по теме, написанная специалистом по Мьянме старшим научным сотрудником Института востоковедения РАН Аидой Симония6.

Сведения о том, что бирманская хунта размышляет о том, чтобы покинуть «небезопасный Янгон», просочились в иностранную прессу уже в июле 2005 г. Район Пьинманы, описываемый в туристских справочниках, как место «зеленого очарования», мог стать для высшего руководства Мьянмы «городом куда бежать» («escape city») в чрезвычайных обстоятельствах. Сообщалось также, что осенью того же года министры отбудут туда, оставив своих заместителей в Янгоне для связей с иностранными дипломатами и посетителями. Работа по созданию нового города длилась до этого якобы уже 3-4 года. Бирманские власти обратились за помощью к иностранным экспертам, особенно к России7. (О китайцах и северо-корейцах уже выше упоминалось). Все это распространялось на уровне слухов и неофициальных сведений, но бирманские власти не подтверждали и не отрицали эти слухи.

Все же по немногочисленным, отрывочным и кратким данным можно попытаться установить приблизительную динамику событий, связанную с передислокацией из Рангуна в район Пьинмана-Нейпьидо.

Физический перенос бирманской столицы начался 6 ноября 2005 г., когда по секретному приказу властей, доведенному накануне вечером участникам переезда, сотни военных грузовиков, нагруженных имуществом и архивами ведущих бирманских министерств и ведомств, вместе с персоналом из госслужащих (но без семей и только с личной одеждой и пакетом небольшой еды) отправились на север на новые необжитые места работы и жительства. Эти ездки с имуществом и чиновниками осуществлялись затем многократно по шоссе к Пьинмане. В первую очередь перебрасывались министерства торговли, иностранных дел, внутренних дел, ведомства почты и телекоммуникаций, сельского хозяйства. Затем шли другие ведомства, не говоря уже о военных, которые, видимо, передислоцировались по своему особому плану и графику. Было ясно, что вся эта

«внутренняя экспедиция» подготавливалась правительством в секторе в течение многих месяцев . Перемещение министерств и чиновников шло параллельно со строительством нового города, административных и жилых зданий, военных объектов, дорог и т.п.

На следующий день после приказа о переезде министр информации военного правительства бригадный генерал Чжо Схан подтвердил новость о переезде государственных учреждений в район Пьинманы и дал публичное официальное пояснение этому событию. Он сказал, что до настоящего времени Янгон (Рангун) был местом пребывания правительства, столицей нескольких сменявших друг друга правительств страны. Но сейчас «в силу изменившихся обстоятельств, когда Мьянма пытается превратиться в современную нацию, стало необходимым, чтобы правительство располагалось в месте, которое бы находилось ближе к центру страны»9 (в отличие от находящихся на «выходе из страны» морского порта Янгона). Несколько позже министр пояснил репортерам, что этот район (Пьинма-ны) «имеет быстрый доступ во все части страны»10. Эти аргументы имеют явно военно-стратегический и военнополитический характер. Иметь «быстрый доступ» ко всем частям страны, например, надо особенно тогда, когда в них что-то неладно и беспокойно (как в районах этнических меньшинств, населяющих в основном периферию).

Далее события с переносом столицы получили несколько большую публичность. Так 17 февраля 2006 г. лидер военного правительства генерал Тан Швэ прибыл в новую административную столицу Мьянмы, и об этом было сообщено в прессе. В корреспонденции ИТАР-ТАСС из Ханоя 29 марта 2006 г. передавалось, что в День вооруженных сил Мьянмы в Пьинмане прошла официальная церемония презентации новой столицы государства. Состоялся военный парад в связи с регулярно отмечаемым в Мьянме Днем вооруженных сил (27 марта). На главной площади Пьинманы были построены 12 тысяч военнослужащих, которые, как сообщал корреспондент, промаршировали в парадных колоннах перед трибуной с руководством страны и гигантскими статуями трех бирманских королей, из-

вестных своими военными походами, ставшими символами славного прошлого Мьянмы11.

Обращаясь к участникам торжеств, главы хунты и одновременно министр обороны генерал Тан Швэ сказал, что главная задача нации состоит в укреплении вооруженных сил для защиты национального суверенитета. «С целью отвести угрозу нашей стране необходимо крепить единство военных и гражданского населения, союз которых должен быть сильным, эффективным, патриотичным и современным»12. Тема единства армии и народа против врагов — внешних и внутренних — была и осталась главным лозунгом и идеей жесткой официальной пропаганды и политики военного режима Мьянмы, особенно в обстановке трудностей для режима.

Следующая — 62 годовщина Дня вооруженных сил — отмечалась 27 марта 2007 г. в новой столице, которая в средствах информации уже четко именовалась как Нейпьидо — «вновь построенная столица страны», а не Пьинманой, как за год до этого. Это говорило о том, что новостройка уже принимала облик отстроенного в своих основных элементах города и что новое название столицы уже «пустило корни» и стало применяться как само собой разумеющееся. В этот день в столице снова состоялся военный парад с участием 10-15 тыс. военнослужащих. Они снова прошли перед лидерами военного режима во главе с генералом Тан Швэ на фоне тех же громоздящихся на высоких постаментах статуй упоминавшихся трех исторических бирманских королей-завоевателей.

Старший генерал Тан Швэ снова выступил на церемонии с обычной для него жесткой речью, призвав солдат сохранять бдительность перед лицом иностранных держав, стремящихся

13

ослабить страну . Он обещал «рука-об-руку со всем народом сокрушить любую угрозу внешних и внутренних разрушительных элементов, которые ставят препятствия на пути стабильно-

14

сти и развития страны» .

Хотя публику на церемонию не допустили, она была необычной прежде всего тем, что на нее пригласили иностранных корреспондентов, которые впервые въявь увидели Нейпьидо и могли рассказать об этом миру.

Данные СМИ от конца марта 2007 г. показывают хотя бы частично, как формировалась и что представляет собой внешне новая столица.

Как сказал министр информации Мьянмы, сейчас в Ней-пьидо насчитывается 925 тыс. жителей (?!), площадь города составляет 7 кв. км15. Корреспонденты сообщают, что больше всего в городе видны строительные работы, завершающие строительство «грандиозных зданий». Вооруженные солдаты патрулируют дороги. Здание парламента на тот момент еще не было закончено, хотя, как выше говорилось, заседать в нем пока некому. Но большая часть новой столицы, по этим сообщениям, была завершена.

Город разделен на зоны, связанные километрами новых гладких шоссе, что является редкостью для Мьянмы.

В «министерской зоне» здания окрашены розовой или голубой краской и появляются среди зарослей кустарника как бы из земли. Они похожи друг на друга по дизайну и цвету, но некоторые из них уже имеют следы порчи поверхности из-за климата и погоды. «Зона отелей» была полна иностранными корреспондентами. Отели в стиле вилл усеивают холмы на окраинах города.

«Военная зона» является закрытым местом (ясно, что это «святая святых» военного режима). Конный транспорт и моторикши, привычные для этих мест, заменили здесь роскошные автомобили и мотоциклы военных.

Город растет. Появляются торговые предприятия. Но, как кажется, застраиваться новой столице по-настоящему придется еще долго. И весь этот процесс, начиная с перевозки имущества и людей и до строительства административных и жилых зданий и инфраструктуры (расширения дорог, аэродрома и железнодорожного вокзала и т.д.), обойдутся в огромную финансовую тяготу для бирманского бюджета в стране, до сих пор являющейся экономически отсталой и самой бедной среди других стран АСЕАН, членом которой Мьянма является с 1997 г.

* * *

Теперь, обрисовав общую канву событий с переездом в новую столицу, попробуем ответить на вопрос, заданный в заголовке данной статьи. Действительно, почему переехала сто-

лица Мьянмы? Нельзя ли ответить на него какой-то четкой единой формулой? Думается, что нельзя. Ответ в данном случае не может не быть многосторонним, многофакторным.

Объективное, логичное и структурированное объяснение можно найти в упоминавшейся выше статье А. и Л. Буко16. Авторы пишут, что идея переноса столицы принадлежит генералу Тан Швэ. По мнению военных, новая столица отвечает трем задачам. Во-первых, она символизирует возвращение к традиции королевской власти, тогда как Рангун был городом британских колонизаторов. Во-вторых, в ней устранена опасность дезорганизации страны в случае народного восстания, как, например, восстания 1988 г. В-третьих, при агрессии со стороны США она лучше защищена. Авторы напоминают, что в феврале 2005 г. госсекретарь США Кондолиза Райс включила Бирму в список стран «форпостов тирании». Идея удаления от побережья и укрытия в глубине территории, пишут далее авторы, стала лейтмотивом стратегии военной хунты, достигнув своего апогея во время американского вторжения в Ирак в 2003 г. И тут же авторы делают важное добавление: Тан Швэ решил ускорить перенос столицы по рекомендации своих астрологов.

В статье А. и Л. Буко придается должное внимание расколу в хунте, падению премьера Кхин Ньюна и тому факту, что старший генерал Тан Швэ поручил одному из своих верных сторонников, третьему человеку в иерархии хунты, генералу Тхура Швэ Манну взять под контроль и ускорить строительные работы в Пьинмане. Правда, делают пояснение авторы, тогда шла речь только о переезде военного министерства. Они рассказывают также, что множество фирм получили подряды на участках гигантской стройки в Нейпьидо. Самые крупные из них были не только близки к властям, но и замешаны в нелегальных операциях. Авторы делают принципиально важное замечание, что для генерала Тан Швэ перенос столицы это и возможность усиления своей власти. Для обеспечения безопасности новой столицы к двенадцати военным подразделениям был добавлен дополнительный «региональный полк Нейпьидо». Контроль Тан Швэ над хунтой усилился. Власть военных в стране еще никогда не была столь всеохватной. Что касается затрат огромных средств на перенос столицы, это выглядит,

пишут авторы, кощунственно на фоне экономической разрухи в Мьянме и плачевных условий жизни населения.

Как видно, в рассмотрении вопроса о новой столице Мьянмы у разных авторов и в разных источниках переплетаются многие элементы. Это и аспекты внутренней политики и положения в стране, это и внешнеполитические, международные аспекты, есть моменты чисто военные, внутрихунтовской борьбы, национализма, традиционализма, народного движения, демократии, экономики и даже астрологии и т.п. Казалось бы, кое-что стало яснее, понятнее. Тем не менее, автор данной статьи не может найти главного позитивного резона в переносе столицы из развитого, современного по масштабам Мьянмы портового города Янгона в бирманскую глухомань, которую еще надо отстраивать, включать в большую страну тысячами видимых и невидимых новых связей и увязок. В официальной бирманской пропаганде это подается как прогресс, рывок в мо-дернити. А не является ли это рывком в регресс, в прошлое или в новый авторитаризм и изоляционизм нового военного типа? Экономически «уход» столицы от морского порта внутрь страны в отсталый район гор и джунглей с плохой или отсутствующей инфраструктурой выглядит, например, явным регрессом. Не является ли это в особенности проявлением страха нынешних военных правителей не столько перед теоретически предполагаемым, но на самом деле нереальным военным вмешательством США в Мьянму, сколько перед своим будущим, поскольку рано или поздно так или иначе, в той или иной форме Мьянме предстоят конституционные реформы, всеобщие выборы и новая структура организации власти, в которую хунта будет вынуждена допустить гражданские элементы, которые являются антагонистами политическому господству армии. «Буддийская революция» в Мьянме в сентябре-октябре 2007 г. показала, что в стране осталось живо активное недовольство военным режимом и готовность бороться за демократию и политическую свободу, несмотря на все жестокие меры подавления оппозиции разного рода. Вот перед этой перспективой неизбежных реформ хунта и озаботилась создать для себя и будущих пока неизвестных конституционных органов некий новый изолированный город-полигон, где бы новая или

подновленная государственная система была одновременно и под присмотром армии, и проходила бы курс неясной «дисциплинарной демократии»?

Конечно, в конце концов, армия может дать согласие на реформы, на ограниченное «огражданствление» органов власти, что возможно на основе компромисса с национальной демократической и малой этнической оппозицией. Если это будет так, то это создаст улучшенную примирительную политическую среду в стране, и тогда Нейпьидо сможет претендовать на «столицу долгожданных реформ» и государственнополитического обновления. Но пока это не так, и остается только надеяться на то, что лучшее, а не худшее впереди.

Пока же новая столица Мьянмы политически и экономически — это «кот в мешке». Этот кот пока не виден и не отождествлен.

* * *

Как была воспринята новость о перемещении столицы в Пьинману-Нейпьидо? Что касается рангунских госслужащих -переселенцев в новые места, то это вызвало шок у них и членов их семей. Ведь напрочь нарушался привычный уклад жизни для многих. Иностранные посольства в Рангуне-Янгоне прямо отказались от переселения, чего не могли сделать рангунские служащие моложе 50 лет, без риска быть немедленно уволенными.

Реакция обычных жителей Мьянмы недостаточно известна. Возможно, что некоторые из них смогли или смогут найти работу на новостройках новой столицы.

В мире эта дислокация не вызвала специального интереса. В конце концов, в зарубежных странах ее могли рассматривать просто как технологический случай, в принципе в истории человечества известный. Однако в западной прессе прогнозируется усиление бирманского изоляционизма.

Нет официальных реакций из стран АСЕАН.

Несколько парадоксальную информацию передало из Пекина агентство Рейтер о реакции Китая на строительство новой столицы Мьянмы. МИД Китая опубликовал лишенный хвалеб-ности отчет о Нейпьидо и выразил удивление, что столь бедная страна могла предпринять столь дорогостоящую стройку и да-

же не сообщала об этом Китаю. Китайские дипломаты выразили нежелание переезжать в Нейпьидо и вообще новая столица, ее транспортные службы, в частности, вызвали критику этих

-17

китайских представителей .

Есть и крайняя точка зрения на вопрос. В редакционной статье «Japan Times» приводится мнение, что идея перенесения столицы из Янгона в неясную Пьинману относится к числу «полностью глупых». В заключение редактор статьи пишет, что «придет время, когда законное правительство (Мьянмы) проведет операцию обратно в Янгон» . Как говорится — вольному воля, добавим мы от себя.

1 Ю. Денисович. Мьянма: что кроется за строительством новой столицы. ИТАР, «Компас», М., 2QQ6, № 21, с. 65-66. Ниже в других публикациях даются более сокращенные и поздние сроки начала работ.

Громким свидетельством этих противоречий и борьбы были арест в ноябре 2QQ4 г. и осуждение по суду (якобы за коррупцию) тогдашнего премьер-министра Мьянмы Кхин Ньюна, секретаря № 1 хунты и шефа военной разведки, который оценивался в западной прессе как более умеренный политик, модератор разногласий с оппозицией и Западом.

3 Это слово можно также перевести как «родина» или «родная страна». Исторический термин «Нейпьидо» было лестным названием, применявшимся к владениям короля Мьянмы/Бирмы (См. 6, с. АК-11.

12 Там же.

13 Газета «Дело». М., 29.3.2QQ7; «The Straits Times», 28.3.2QQ7. Агентство Франс Пресс.

14 «The Straits Times», 28.3.2QQ7.

15 Здесь и ниже см. там же. Неясно, за счет кого и чего произошел такой скачкообразный рост населения новой столицы. Откуда могли прибыть сотни тысяч новых жителей?

16 См. «Mond Diplomatique», ноябрь 2QQ6. (Перевод в «Новой газете», № 91, 2QQ6, с. Ю-11).

17

«The Straits Times», 24.5.Q7. (Агентство Рейтер).

18

«Japan Times». 2Q. 11.2QQ5. «Myanma goes deep».

Новая столица Мьянмы на пути к «организованной демократии»

В мае намечено проведение референдума по проекту конституции, согласно которой в Мьянме появится президент, избираемый коллегией выборщиков. Его дворец в Нейпьидо еще не достроен, но время еще есть. Выборы в парламент должны состояться в 2010 году.

В Нейпьидо, название которого переводится с бирманского просто как «новая столица», уже живут немногим более 900 тысяч человек, как сообщил столичный мэр, полковник У Тун Чжи (U Htun Kyi) группе российских журналистов, посетивших в эти дни Мьянму по инициативе МИД РФ.

Официальная должность мэра — секретарь Комитета развития Нейпьидо. По его словам, ожидается, что население города достигнет со временем численности 2 миллиона человек.

Прямая, как стрела, бетонированная дорога, напоминающая взлетно-посадочную полосу проходит мимо двухэтажного дома, окруженного низким забором.

«Можем ли мы вам помочь?», — написано на фасаде здания в виде лозунга. Вывеска на заборе свидетельствует, что это здание — полицейский участок.

Автобус с журналистами катится по ребристому бетону, других машин почти не видно. Впереди начинает просматриваться какой-то дворец, напоминающий президентские резиденции в среднеазиатских республиках СНГ. Это здание мэрии, Комитета развития Нейпьидо.

Мэр У Тун Чжи — высокий жизнерадостный военный — рассказывает и показывает на проекционной схеме, как Нейпьидо превратится в «город-сад».

Он занимает площадь в 2724,75 квадратных метра, на которых размещаются президентский дворец, построенный пока на 75%, здание парламента, министерства, 45 индивидуальных домов для министров, многоквартирные дома для 465 семей сотрудников министерств и 514 семей обслуживающего персонала. Для одиноких сотрудников правительства строится общежитие на 132 человека.

В городе заканчивается обустройство шестого отеля, еще будет разбито четыре поля для гольфа и четыре стадиона.

На юге Нейпьидо разместится дипгородок, однако пока все посольства находятся в Янгоне (бывший Рангун), который останется деловой столицей Мьянмы.

Надо сказать, что Нейпьидо не оригинален: похоже выглядят такие специально созданные столицы других государств, как австралийская Канберра или бразильская Бразилиа. Но размах новой столицы Мьянмы шире, а жизнь явно скромнее.

К примеру, средний чиновник живет примерно на том же уровне, что и его коллега, скажем, в Северной Корее.

Российские журналисты посетили жилище Мьин Све (Myint Swe) — начальника одного из отделов министерства информации Мьянмы. Не перегруженная излишествами четырехкомнатная квартира с крохотным метражом выдается чиновнику на время службы в правительстве. Сюда он может перевезти всех родственников, а его прежняя квартира, к примеру, в Янгоне, остается в собственности. После отставки чиновник теряет казенную жилплощадь и возвращается обратно на старое место жительства.

В подъезде дома, где живут сотрудники министерств, установлен телефонный аппарат общественного пользования. На стенах вывешены объявления, в том числе об организации летних курсов английского языка для детей.

В квартире Мьин Све, где он проживает с женой, двумя детьми и родителями, нет прихожей — сразу попадаешь в гостиную. Из мебели — небольшой диван и журнальный столик, в углу небольшой старенький холодильник и телевизор на тумбочке с DVD-плеером. При входе также установлен семейный алтарь со статуэткой Будды, возле которого поставлены живые цветы в вазах, чашки с вареным рисом и палочки для благовоний. Отдельно установлена чаша для подношений с зелеными бананами, кокосовым орехом посередине и ламинированными банкнотами.

На стене гвоздиком прикреплен календарь с золотыми пагодами и военная фуражка, оставшаяся от воинской службы. Рядом — подобие комода, в котором выставлены какие-то регалии и награды, семейные фото и этажерка с лекарствами.

Кухня — крохотное помещение с кафельным столом и раковиной, на столе — электроплитка с нагревательной спиралью, аккуратно сложенная алюминиевая посуда. В остальных комнатах обстановка почти аскетическая и ничего лишнего.

На работу сотрудники министерств в правительстве Мьянмы добираются на общественном транспорте — всего в Нейпьидо действует один маршрут, по которому курсируют 120 автобусов.

Пока в Нейпьидо размеренно идет работа по обустройству, все внимание властей сейчас сосредоточено на проведении референдума о будущей конституции. В стране действует непримиримая оппозиция во главе с Аун Сан Су Чжи дочерью национального героя Бирмы Аун Сана. Противники военной диктатуры отвергают идею референдума и призывают народ не голосовать, поскольку не верят генералам.

Среди иностранных наблюдателей в Янгоне бытует мнение о том, что перенос столицы в Нейпьидо обусловлен единственной причиной — оградить правительство от собственного народа и обезопасить себя.

Но совершенно по-другому объяснил мотивы переезда правительства один из главных идеологов властей, министр информации бригадный генерал Чо Сан (Kyaw Hsan). По его словам, согласно проекту новой конституции, в стране будет закреплено 7 штатов, 7 регионов и самоуправляемых районов. В каждом из них будет действовать местный парламент («хлудо») и собственное правительство.

«Поэтому бывшая столица Янгон станет административным центром Янгонского региона, а нам нужна некая союзная территория в качестве места для союзного правительства».

Затерянный в центре страны город Нейпьидо, по замыслу властей Мьянмы, подходит для этого лучше всего.

В Мьянме родились сиамские близнецы с общим телом и двумя головами

https://ria.ru/20200917/bliznetsy-1577402502.html

В Мьянме родились сиамские близнецы с общим телом и двумя головами

В Мьянме родились сиамские близнецы с общим телом и двумя головами

В одной из больниц столицы Мьянмы Нейпьидо родились сиамские близнецы, выглядящие как один ребенок с двумя головами, сообщает в четверг на своей… РИА Новости, 17.09.2020

2020-09-17T18:12

2020-09-17T18:12

2020-09-17T18:12

близнецы

мьянма

в мире

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn23.img.ria.ru/images/07e4/09/11/1577400564_245:0:2801:1438_1920x0_80_0_0_6e1d1c3bd99d3617a29e42182f3b0b43.jpg

БАНГКОК, 17 сен — РИА Новости. В одной из больниц столицы Мьянмы Нейпьидо родились сиамские близнецы, выглядящие как один ребенок с двумя головами, сообщает в четверг на своей интернет-странице министерство информации и общественных связей страны. Министерство публикует две фотографии, на которых четко видно, что у новорожденного мальчика очень широкая верхняя часть тела, широкие плечи и две головы при обычном количестве конечностей, как это бывает только у редчайшего типа сросшихся близнецов – дицефалов (двухголовых). В сообщении нет других подробностей о родившихся близнецах, названы только имена их отца и матери – У Тейн Тхаи и Ма Эй Санда Мьин, а также возраст матери – 29 лет.Самая известная в мире подобная пара близнецов-дицефалов – 30-летние американки Абигайль и Бриттани Хэнсел, родившиеся с «одним телом и двумя головами», а на самом деле имеющие на двоих две пары легких, два сердца, частично сросшиеся участки спинного мозга, два позвоночника (от копчика и выше), три почки, одну печень, сросшиеся кишечники и две головы, каждая из которых управляет одной из двух рук. Ноги у американских близнецов две, как и у родившихся в Мьянме мальчиков. Девушки сильно отличаются друг от друга по характеру. Они ведут нормальный образ жизни, обе получили высшее образование и работают учителями средней школы. Дицефалы – чрезвычайно редкое явление даже среди сиамских близнецов, одна пара которых рождается в одном случае из 200 – 500 тысяч. Исторически к настоящему времени известны только пять пар близнецов-дицефалов, включая родившихся в Мьянме мальчиков.

https://ria.ru/20200707/1574027911.html

мьянма

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn21.img.ria.ru/images/07e4/09/11/1577400564_117:0:2846:2047_1920x0_80_0_0_53cb8f31fc60ce290770eb7d4ce45f82. jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

близнецы, мьянма, в мире

БАНГКОК, 17 сен — РИА Новости. В одной из больниц столицы Мьянмы Нейпьидо родились сиамские близнецы, выглядящие как один ребенок с двумя головами, сообщает в четверг на своей интернет-странице министерство информации и общественных связей страны.

Министерство публикует две фотографии, на которых четко видно, что у новорожденного мальчика очень широкая верхняя часть тела, широкие плечи и две головы при обычном количестве конечностей, как это бывает только у редчайшего типа сросшихся близнецов – дицефалов (двухголовых). В сообщении нет других подробностей о родившихся близнецах, названы только имена их отца и матери – У Тейн Тхаи и Ма Эй Санда Мьин, а также возраст матери – 29 лет.

အဆိုပါ ကလေးငယ်မှာ ကိုယ်လေးချိန် ၂ ဒသမ ၅ ကီလိုဂရမ်ရှိ၍ စအိုပေါက်တစ်ခုနင့် ကျန်ရှိသော ကိုယ် အင်္ဂါများသည်…

Опубликовано The Myanmar Times Четверг, 17 сентября 2020 г.

Самая известная в мире подобная пара близнецов-дицефалов – 30-летние американки Абигайль и Бриттани Хэнсел, родившиеся с «одним телом и двумя головами», а на самом деле имеющие на двоих две пары легких, два сердца, частично сросшиеся участки спинного мозга, два позвоночника (от копчика и выше), три почки, одну печень, сросшиеся кишечники и две головы, каждая из которых управляет одной из двух рук. Ноги у американских близнецов две, как и у родившихся в Мьянме мальчиков. Девушки сильно отличаются друг от друга по характеру. Они ведут нормальный образ жизни, обе получили высшее образование и работают учителями средней школы.

Дицефалы – чрезвычайно редкое явление даже среди сиамских близнецов, одна пара которых рождается в одном случае из 200 – 500 тысяч. Исторически к настоящему времени известны только пять пар близнецов-дицефалов, включая родившихся в Мьянме мальчиков.

7 июля 2020, 20:26

Итальянские врачи разделили сросшихся черепами сиамских близнецов

главный город, но не столица Мьянмы

Янгон – главный город, но не столица Мьянмы.

Янгон (Yangon) он же Рангун – самый большой город Мьянмы. Янгон – главный город, но не столица Мьянмы, как очень часто многие путают. Столицы здесь вообще постоянно переносятся из одного города в другой, чтобы не было застоя. 🙂 Сейчас столица Мьянмы – город с прекрасным названием Нейпьидо. Янгон город большой и густонаселенный, с большими контрастами небоскребов и трущоб. До того как местные военные устроили переворот и выгнали англичан, город строился в европейском стиле. Здесь можно найти много построек колониальной эпохи.

Сюда мы приехали после пляжного отдыха в Нгве Саунг на автобусе. 6 часов пути по местным дорогам с осмотром достопримечательностей из окна за 17 $ с человека. 🙂

Максимальная загрузка транспортного средства и оптимизация затрат на логистику присутствует по всей стране. 🙂

Автобус привез нас к западному автовокзалу Янгона Hlaing Thar Bus Station, от которого мы взяли такси до забронированной гостиницы. Стоимость составила около 10 $.

От вокзала мы около 40 минут ехали до гостиницы по кварталам города. Здесь очень много пробок. Этот факт следует учитывать при дороге в аэропорт.

Днём температура держится в районе + 36 градусов по цельсию.

Типичные городские дома со спутниковыми антеннами.

Заселившись в отель, мы решили идти гулять по городу. Тротуаров здесь также мало как и в Тайланде. В центре города можно встретить наследие английского правления – цероковь Иммануила (Immanuel Baptist Church).

Все здания колониальной эпохи как музей, с абсолютно не характерной архитектурой для местных построек. Церковь Святой Троицы (Holy Trinity Anglican Church).

Еще одна церковь – Святой Марии (Saint Mary Church). Нам сразу вспомнился Кельнский собор (K?lner Dom) в Германии.

В центре города возвышается Монумент Независимости и небольшой парк вокруг него, который, на всякий случай, огражден колючей проволоки. Вдруг кто попытается посягнуть. 🙂

Современные небоскребы также построены в Янгоне – основном деловом центре Мьянмы. Как же без них, в развивающемся городе.

Буквально в паре километрах от центра архитектура меняется. Возле железной дороги, проложенной вокруг города, можно встретить трущобы…

По городу проезжают местные маршрутки с контроллером на ступеньках.

Центральным местом отдыха для местных жителей можно назвать парк вокруг Kandawgyi Lake и сказочный корабль Karaweik. Корабль красивый и выглядит достаточно необычно, издали напоминаю утку. В настоящее время он используется как ресторан. Вход в парк для мьянманцев бесплатный, для остальных надо приобретать билет.

Буддистские монахи прогуливающиеся под зонтиком от палящего солнца рядом с бизнес-центром. Духовность и цивилизация. 🙂

Янгон – главный город, но не столица Мьянмы. Это излюбленное место для прибывания европейских и американских туристов. Вечером можно посетить Китайский квартал, что неподалеку от пагоды Суле (Sule Pagoda). Здесь также можно купить разных фруктов и посмотреть на бурлящую вечернюю жизнь мьянманского города.

Поделиться записью:

Друзья! Не откладывайте для себя открытие новых и прекрасных мест на потом, до лучших времён. Узнайте оптимальные цены на проживание и перелеты в представленной ниже форме.
Спланируйте и осуществите путешествие Вашей мечты!!!



Booking.com

Вам может быть также интересно:

Общество дружбы и сотрудничества с Республикой Союз Мьянма

  • Отношения дружбы и сотрудничества между народами России и Мьянмы (ранее Бирмы) имеют многолетнюю историю и традиции. В январе 1962 года было создано «Советское общество культурных связей с Бирмой». Его первым…

  • Республика Союз Мьянма, сокращённо — Мьянма, ранее Бирма (до 1989 года — Социалистическая Республика Бирманский Союз) . Современное название — с октября 2010 года, тогда же были изменены герб и флаг государства. Столица Мьянмы — город Нейпьидо (Мандалайский административный округ), образованный на месте…

  • Дипломатические отношения между СССР и Бирмой (прежнее название Мьянмы) были установлены 18 февраля 1948 г. СССР оказал этой стране существенную техническую и материальную помощь. В частности, были построены технологический институт и гостиница в…

  • Инфраструктура и отели Дорога в Мьянму Информация для туристов Виза в Мьянму Прежде всего, эта страна привлекает любителей курортного отдыха. И совершенно заслуженно, так как качество пляжного отдыха в Мьянме…

  • Мьянма — наследница древних цивилизаций, необыкновенное сочетание восхитительной природы Азии, буддийских святынь и отличных курортов. Настоящее сокровище Юго-Восточной Азии. Великолепная Пагода Шведагон в Янгоне, песчаные пляжи Сандовея (Нгапали), уникальное козеро…

Новости и статьи

  • Пресс-секретарь Президента России Дмитрий Песков отметил, что Москва обеспокоена поступающей информацией о жертвах среди гражданского населения. В ходе брифинга для журналистов он, в частности, сказал: «Мы оцениваем ситуацию как тревожную….

    Опубликовано Новости

  • Недавние события в Мьянме комментирует член ОДСРСМ, эксперт РСМД, доцент кафедры востоковедения МГИМО, кандидат политических наук Ксения Ефремова.  Рано утром 1 февраля 2021 г. телеканал Мьявади, принадлежащий мьянманским вооружённым силам (Тамадо),…

    Опубликовано Новости

  • Комментарий официального представителя МИД России М.В.Захаровой в связи с введением в Республике Союз Мьянма режима чрезвычайного положения: Внимательно следим за развитием событий в Республике Союз Мьянма. К сожалению, основным политическим силам…

    Опубликовано Новости

  • Российская Федерация и Республика Союз Мьянма подписали Соглашение о безопасности полетов воздушных судов. От российской стороны под документом поставил подпись заместитель Министра обороны РФ генерал-полковник Александр Фомин. Соглашение было подписано…

    Опубликовано Новости

  • Министр обороны Российской Федерации генерал армии Сергей Шойгу возложил венок к мемориалу павшим героям в Нейпьидо (Республика Союз Мьянма), где находится с официальным визитом. Мемориал является национальным достоянием государства и…

    Опубликовано Новости

  • Министр обороны Российской Федерации генерал армии Сергей Шойгу провел переговоры с главнокомандующим вооруженными силами Республики Союз Мьянма старшим генералом Мин Аунг Хлайном. «Рассматриваем сегодняшние переговоры как возможность дальнейшего развития сотрудничества,…

    Опубликовано Новости

  • 15 января с.г. Посол России в Мьянме Н.А.Листопадов принял участие в формате видеоконференции в праздновании 57-й годовщины основания Янгонского университета иностранных языков. В приветствии участникам мероприятия Посол подчеркнул важность изучения…

    Опубликовано Новости

  • Наша страна уже поставила этому азиатскому государству самолеты МиГ-29 и Як-130, а также ударные и транспортные вертолеты. Россия рассматривает возможность поставки в Мьянму бронетехники и средств противовоздушной обороны. Об этом…

    Опубликовано Новости

  • Президент ОДСРСМ М.А. Дмитриев направил на имя Посла Мьянмы в России У Ко Ко Шейна новогоднее поздравление с пожеланиями народам РСМ в наступающем году мира, процветания и дальнейшего экономического роста. В послании выражается уверенность, что сотрудничество между двумя…

    Опубликовано Новости

  • При поддержке Министерства иностранных дел Российской Федерации Общество дружбы по инициативе члена Правления А.В. Островского организовало отправку новогодних подарков для детей и сотрудников Посольства России в Мьянме. Несмотря на перенос чартерного авиарейса вплотную…

    Опубликовано Новости

Навигация по записям

Туры в Мьянму (Бирму) из Москвы от туроператора KMP Group. Информация о Мьянме (Бирме).

Туроператор по Мьянме KMP Group предлагает вам посетить одну из самых интригующих и пока наименее известных для российских туристов страну Юго-Восточной Азии. Поездка в Мьянму с ее особенным колоритом подарит вам массу положительных впечатлений.

Климат Мьянмы

Мьянма, как ее соседи на полуострове Индокитай, находится в зоне тропического муссонного климата, а южные районы страны находятся под влиянием субэкваториального климата. В силу этого, здесь туристов ждут два сезона: сезон дождей и сухой сезон. Первый длится с июня по октябрь, а второй – с ноября по май. С ноября по февраль здесь более прохладно: температура воздуха здесь может быть около +16 °С, а в период с марта по май в Мьянме становится жарко – и воздух может прогреваться до +40 °С. Влажность также очень сильно зависит от региона: в центральных областях более суха, а в южных – влажно.

Мьянма, которая ранее называлась Бирмой, — одно из сравнительно новых туристических направлений. Только в последние годы российские туристы стали открывать для себя это древнюю страну с удивительной культурой и чарующей природой.

Мьянма – это рай для любителей восточной экзотики. Здесь вы увидите огромное количество буддийских пагод, ступ и монастырей. В рамках экскурсионных туров в Мьянму вы увидите храмовый комплекс Шведагон. Это, пожалуй, одна из основных буддийских достопримечательностей этой буддийской страны, поражающую своей красотой и величием.

Вы побываете в древнем городе Багану с огромным количеством изящных ступ, пагод и храмов, многим из которых более 800 лет. Вы посетите удивительный город Амарапура («Город Бессмертия»), где увидите местные чудеса архитектуры: буддийскую ступу Патододжи, мост У Бейн, соединяющий берега озера (его длина 1,2 км) и монастырь Багайя Чьяун. Среди достопримечательностей Мьянмы выделяется Янгон – древняя столица Мьянмы. Здесь вы прогуляетесь по одному из самых популярных туристических маршрутов в Азии.

В ходе туров в Бирму вы насладитесь прекрасным путешествием по озеру Инле. Далее вы посетите поселение Ивама, восхитительную деревню на берегах Инле, и увидите местные храмы и пагоды, которые просто невероятно красивы!

Туры в Мьянму – это также и неповторимые пляжи Нгапали, Кантая и Нгве-Саунг. В Нгапали вы сможете насладиться отличной погодой, белым песком и высоким уровнем сервиса в 5-звздных отелях.

В Мьянме вы сможете увидеть самую большую в мире книгу, которая находится в пагоде Kuthodaw (Мандалай). Сделана она из мрамора и содержит буддийский канон – Типитаку. Эта книга была «напечатана» в 1857 году по приказу короля Миндон Мина, который рассчитывал таким образом увеличить свою «заслугу». Каждый ее лист – это мраморная плита высотой 1,5 метра. Если читать эту книгу ежедневно по восемь часов, то понадобится 450 дней, чтобы прочитать все 729 «листов». Проект по созданию этого произведения искусства  в камне занял 9 лет.

Это восхитительно путешествие в Мьянму подарит вам огромное количество позитивных впечатлений. Вас ждут древние достопримечательности Мьянмы. Приезжайте в Мьянму!

Мьянма – очень древняя буддийская страна, на ее территории находится огромное количество священных объектов, которые почитаются верующими из разных стран Азии. К примеру, именно здесь находится известная всем золотая пагода Швезигон, которая была построена в XI веке и где хранится копия зуба Будды Шакьямуни. В Мьянме так много различных культовых сооружений, что их невозможно посетить в рамках одного тура. Мы постарались составить программы наших экскурсионных туров так, чтобы вы увидели самые значимые из них: храм Ананды, пагоду Швезандау, монастырь Махагандайон, Нга Пхе Кьяунг, пагоду Паунг Дау Оо и другие бирмаснкие достопримечательности.

Причудливая столица Бирмы: гигантский кусок постапокалиптического пригорода | Города

Проезжая через Нейпьидо, специально построенную столицу Бирмы, можно легко забыть, что вы находитесь в центре одной из беднейших стран Юго-Восточной Азии. По обе стороны улицы, казалось бы, бесконечная череда гигантских отдельно стоящих зданий, отелей в стиле вилл и торговых центров выглядит так, будто они упали с неба, и все они окрашены в мягкие пастельные тона: светло-розовый, голубой, бежевый. Дороги недавно заасфальтированы, усажены цветами и тщательно подстриженными кустарниками.Тщательно оформленные карусели украшены большими скульптурами цветов.

Масштабы этого сюрреалистического города трудно описать: он простирается примерно на 4800 квадратных километров, что в шесть раз превышает размер Нью-Йорка. Все выглядит огромным. Улицы, явно предназначенные для автомобилей и кортежей, а не для пешеходов или неспешных прогулок, имеют до 20 полос и простираются настолько далеко, насколько может видеть глаз (ходят слухи, что эти грандиозные бульвары были построены для того, чтобы на них могли приземляться самолеты в случае аварии. антиправительственные протесты или другие «беспорядки»).Здесь есть сафари-парк, зоопарк с кондиционируемой средой обитания пингвинов и как минимум четыре поля для гольфа. В отличие от большей части страны, здесь надежное электричество. Во многих ресторанах есть бесплатный быстрый Wi-Fi.

Единственное, чего, похоже, нет в Нейпьидо, — это людей. Огромные дороги совершенно пусты, и в воздухе царит тишина. Ничего не движется. Официально население города составляет 1 миллион человек, но многие сомневаются, что это хоть сколько-нибудь близко к истинной цифре. Ясным воскресным днем ​​улицы тихие, рестораны и вестибюли отелей пусты.Это похоже на жуткую картину постапокалиптического пригорода Америки; как фильм Дэвида Линча в Северной Корее.

Подметально-уборочные машины в жилом массиве для государственных служащих. Фотография: Ник Данлоп / Panos Pictures

Добро пожаловать в одну из самых необычных столиц мира. Построенный с нуля посреди рисовых полей и полей сахарного тростника, Нейпьидо (часто переводится как «резиденция короля») был объявлен новой столицей Бирмы в ноябре 2005 года тогдашним военным режимом. По слухам, его строительство обошлось в 4 миллиарда долларов в стране, которая тратит всего 0 долларов.4% ВВП страны направляется на здравоохранение — это самый низкий показатель в мире.

В последние годы причудливый городской план и странная пустота стали чем-то вроде международного любопытства. Команда BBC Top Gear восхищалась пустынными бульварами города, когда они побывали в прошлом году в рамках специального эпизода, снятого в стране, играя в футбол, устраивая дрэг-рейсинг по огромным пустым дорогам и шутя о трудностях ориентироваться в несуществующем утреннем часе пик в столице.

Но сосредоточиться на широких пустых улицах Нейпьидо — значит рискнуть не заметить вездесущих дворников, которые являются их единственными пешеходами, которые ходят парами в своих неоново-зеленых жилетах и ​​ежедневно часами подметают и без того нетронутые улицы. Или небольшая армия чернорабочих, складывающих кирпичи голыми руками, пока продолжается строительство города.

Хотя номинально гражданское правительство управляет Бирмой с 2011 года, местные жители опасаются разговаривать с нами. Те, кто настаивает на том, чтобы их настоящие имена не использовались.«Это небезопасно, — говорит один человек, переехавший в Нейпьидо два года назад. «Правительство сменилось, но осталось прежним».

Нейпьидо — это этюд контрастов; два мира, живущие бок о бок — причудливый пригородный город, расположенный посреди отчаянно бедной страны. «Этот город в основном предназначен для государственных служащих, правительственных зданий», — сетует мужчина, сидя в торговом центре, где он работает. «Здесь не очень интересно. Большинство людей не так счастливы; они просто живут здесь, потому что могут зарабатывать деньги, потому что они могут здесь работать.”

Пагода Уппатасанти является точной копией знаменитой пагоды Шведагон в Рангуне. В отличие от оригинала, этот полый. Фотография: Ник Данлоп / Panos Pictures

Сила исполнительной власти настолько вездесуща, что нужно быть очень храбрым мужчиной или женщиной, чтобы нарушить закон в этом паноптикуме в стиле Беверли-Хиллз. Согласно «Репортерам без границ», в 2006 году местный фотокорреспондент и писатель религиозного журнала были приговорены к трем годам тюремного заключения только за то, что сфотографировали Нейпьидо.

О происхождении города ходят слухи и предположения. Некоторые называют это тщеславным проектом бывшего военачальника страны Тан Шве. Многие полагают, что «дерзкое» название, данное городу, может отражать «иллюзии величия или … возможно, еще один признак возможного слабоумия [Тан Шве]», согласно одной дипломатической телеграмме правительства США от 2006 года, опубликованной среди множества документов, опубликованных Wikileaks.

Другие теории указывают на все более параноидальную хунту, желающую отодвинуть столицу от моря, опасаясь морского вторжения США.Вместо этого центр военной и политической власти теперь находится ближе к беспокойным регионам, где сепаратистские движения и этнические группы настаивают на расширении прав сильно угнетенных меньшинств, включая карен и рохинджа.

Режим и Тан Шве назвали переезд в Нейпьидо сродни строительству новой Канберры или Бразилиа, административной столицы вдали от пробок и перенаселения Рангуна. Не многие верят в эту историю. «Уводя из крупного города Рангун, Тан Шве и руководство…. укрылись от любого народного восстания », — предлагают активисты Бенедикт Роджерс и Джереми Вудрам в своей книге« Тан Шве: разоблачение тирана Бирмы ».

Монументальный комплекс парламентских зданий в Нейпьидо окружен рвом. Максимум, до которого вы можете добраться до того, как вас остановят, металлические ворота и солдаты по-прежнему мешают должным образом разглядеть здания. Также ходят слухи об обширной сети туннелей под городом — с фотографиями, по всей видимости, появляющимися на фотографиях техников из Северной Кореи, которые советуют правительству, как их строить.

Нижняя палата парламента Бирмы. Фотография: Ник Данлоп / Panos Pictures

Дорога в Нейпьидо из Рангуна тянется более чем на 300 км на север через поля и холмы. По воскресеньям он почти полностью пустой, тихо, если не считать случайных автомобилей или грузовиков, везущих десятки пассажиров, упакованных в кузове, как импровизированный микроавтобус. Вдоль обочины дороги знаки напоминают водителям о необходимости соблюдать осторожность и соблюдать ограничения скорости: «Жизнь — это путешествие. Завершите это », — призывает один из них.

Несмотря на то, что шоссе пустое, и путешественники говорят, что это лучшая дорога в стране, сообщения о несчастных случаях со смертельным исходом по нему очень много.Некоторые зашли так далеко, что окрестили его «Шоссе Смерти», а критики заявили, что дорога в новую столицу была поспешной, и на меры безопасности было вложено мало средств.

В Рангуне иностранные гуманитарные работники смеются, когда их спрашивают, готовы ли они переехать в Нейпьидо. Вместо этого они совершают пятичасовую поездку на машине или, в последнее время, самолетом. Поскольку перелеты стоят до 350 долларов в оба конца, трудно не задаться вопросом, является ли поездка на работу хорошим использованием денег на развитие.

«Это вызов», — признает один британский сотрудник неправительственной организации в Рангуне; она и двое других коллег вылетели в Нейпьидо накануне утром на встречу, а вечером снова вылетели.«Это довольно странно и совершенно пусто. Странное место, да, но столица там, так что тебе пора.

«Я вернулся только вчера вечером. Я снова уезжаю завтра », — добавляет высокопоставленный представитель иностранной помощи в Рангуне. «Я хожу раз в неделю и провожу там две ночи — спрашиваю жену и детей, что они думают».

Другая говорит, что утром она прилетит в Нейпьидо и вернется около полудня на крошечном коммерческом самолете на 66 мест, каждый из которых обычно полон. «Я думаю, что мы уже привыкли к этой схеме», — говорит она.«Иногда мы в шутку говорим, что провести несколько дней в Нейпьидо — это здорово. По крайней мере, там нет пробок ».

Сидя под зонтиками кафе у одного из гигантских торговых центров Нейпьидо, пара консультантов ООН болтает со своими ноутбуками на столе. Это их первый визит в Бирму, и они проклинают свою удачу из-за того, что их отправили сюда, а не в Рангун.

«Отели действительно забавные, они кажутся дешевыми — красивыми снаружи и не такими хорошими внутри, все разваливается и нет горячей воды, плесневелые, вонючие», — говорит один из консультантов, который также спрашивает остаться анонимным из-за ее работы с правительством.

«Мы действительно не знали, чего ожидать, когда приехали сюда; мы думали, что Бирма все еще недостаточно развита, поэтому не ожидали появления этих огромных дорог », — добавляет она. «Он супер-пустынный, как город-призрак… Мне здесь так неловко».

Рабочие строят дорогу в Нейпьидо. Фотография: Ник Данлоп / Panos Pictures

Нейпьидо — не единственный «политически мотивированный» город, построенный с нуля. Созданный авторитарными мастерами-планировщиками, он содержит отголоски других поселений, таких как Астана в Казахстане, Ояла в Экваториальной Гвинее или причудливая застройка Гбадолита Мобуту Сесе Секо, бывшего диктатора нынешней Демократической Республики Конго.Сама Бирма имеет долгую историю перемещения столицы по стране: Мандалай, ее последняя королевская столица, на восточном берегу реки Иравади, была построена королем Миндоном в конце 19 века.

Нейпьидо разбит на большие громоздкие «зоны» — отели; правительственные здания; резиденции чиновников; военный комплекс (окруженный металлическими заборами и солдатами), из-за чего очень сложно определить, где на самом деле находится центр города. Возможно, это тоже было сделано намеренно: нет естественного общественного места в стиле площади Тахрир, где можно было бы собраться.Один индийский журналист, посетивший город, охарактеризовал его как «диктатуру картографии».

Кажется, что это авторитарное чувство встроено в сам дизайн города. Истории о людях, которые были вынуждены переехать в Нейпьидо — или уехать отсюда, — запятнали тщательно рассчитанный триумф этой специально построенной столицы с самых первых дней ее существования.

«В новой столице, — говорится в другой дипломатической телеграмме США за 2006 год, также опубликованной Wikileaks, — отсутствует необходимая инфраструктура; перемещенные правительственные учреждения не могут нормально функционировать; и тысячи государственных служащих, которым приказано переехать, сталкиваются со значительными личными трудностями.Бирманский режим, добавлено в нем, «пригрозил суровыми тюремными сроками или отказом в выплате пенсий государственным служащим, отказавшимся переехать; поступили сообщения о нескольких арестах ».

Никто точно не знает, когда в городе начались работы, так как все они велись тайно. Но, глядя на масштабы этого предприятия, было бы трудно представить, что можно будет спроектировать и построить его менее чем за десять лет.

«Территория вокруг Нейпьидо была обезлюдена, чтобы изолировать огромный комплекс от внешнего мира», — писала тогда местная тайская газета.«Целые деревни исчезли с карты, их жители изгнаны с земель, которые их семьи обрабатывали веками. Сотни, а возможно, и тысячи присоединились к подвергшейся насилию армии Бирмы «внутренне перемещенных лиц». Однако трудоспособные сельские жители были «привлечены» к участию в строительстве новой столицы ».

Городские планировщики включили в свои проекты ряд мероприятий, чтобы «смягчить» столицу. Помимо городского зоопарка и множества полей для гольфа, здесь есть гигантский, тщательно ухоженный парк площадью 165 акров, а также эко-курорт с водными горками, спа и пляжем на берегу искусственного озера недалеко от города.Но немногие из малообеспеченных жителей Нейпьидо могут позволить себе насладиться этими достопримечательностями.

Одно из многих полей для гольфа Нейпьидо. Фотография: Ник Данлоп / Panos Pictures

В воскресенье днем ​​полдюжины людей стоят посреди поля для гольфа, одетые в одинаковые синие рубашки-поло, тренируя свои удары на идеально ухоженной траве. Позади них в лучах солнца блестит золотая пагода. Прогуливаясь по зеленой лужайке, когда вдалеке слабо гудят разбрызгиватели, вам будет простительно забыть, что вы находитесь в центре одной из беднейших стран мира, где двое из пяти детей в возрасте до пяти лет недоедают.

Однако поверните не туда у подножия поля для гольфа Епьяра, и вы окажетесь на грязной грунтовой дороге с разбросанным налево и направо мусором. Маленький ребенок идет босиком мимо крохотного ларька, который служит единственным магазином на улице, в нем есть все виды жевательных конфет, но нет еды и воды.

Посмотрите также на золотую пагоду Уппатасанти, сияющую в солнечном свете, и вы увидите точную копию, синтетическую копию древней пагоды Шведагон в Рангуне.В Нейпьидо все так — очень мало здесь, возрастом более десяти лет.

Вниз по улице находится гигантский выставочный зал драгоценных камней и ювелирных изделий, в просторном зале которого установлено 40 блестящих прилавков с ювелирными изделиями высокого класса. Женщины за прилавком, кажется, улыбаются натянуто, как будто их нарисовали, и их глаза следят за вами по комнате. Здесь работают десятки людей, но нет клиентов. Совершенно тихо.

В соседней «гостиничной зоне» вы можете пообедать или выпить мартини в Cafe Flight, ресторане, построенном внутри утилизированного самолета, который, по-видимому, потерпел крушение и привезли сюда посетителей, жаждущих местной кухни.Он пуст, если не считать одинокую пару, наслаждающуюся тихим обедом в День святого Валентина. Обед стоит 5 долларов — более чем в два раза больше, чем за день зарабатывают многие малообеспеченные рабочие в стране.

В жилых зонах города крыши имеют цветовую маркировку в зависимости от того, где люди работают в «зоне служения». Многие рядовые государственные служащие живут в общежитиях и казармах военного типа, в то время как высшие должностные лица живут в роскошных особняках. Ходят слухи, что у оппозиционных политиков жилье меньше, чем у боссов правящей партии — возможно, мелочь, но полностью соответствует этому памятнику иерархии.

В последние годы Нейпьидо присоединился к глобальным саммитам, проводя мероприятия и встречи с мировыми лидерами и специалистами. Барак Обама был в городе в прошлом году; Дэвид Кэмерон приехал в 2012 году. В том же году, выиграв свое историческое место в парламенте, Аунг Сан Су Чжи, заноза на боку режима, также перебралась в Нейпьидо, чтобы жить. Официальные лица ее партии НЛД говорят, что она арендовала дом в пригороде — в отличие от знаменитой виллы на берегу озера Иня, где она находилась под домашним арестом в течение 15 лет.

Нейпьидо тоже далек от сияющей эмблемы «новой Бирмы», которую пытается продвигать правительство. С его сверкающим новым международным аэропортом город чувствует себя экстремальным испытанием теории «если вы его построите, они придут». Но пока что правительство уже переместило по крайней мере одно из своих инвестиционных агентств обратно в Рангун, и это выглядит впечатляющим провалом.

Мэтт Кеннард и Клэр Провост — научные сотрудники Центра журналистских расследований в Лондоне.Путешествие для этой истории было поддержано финансированием Пулитцеровского центра кризисных сообщений. Новая книга Кеннарда «Ракетка» выходит в апреле.

Внутри столичного города-призрака Бирмы, который в 4 раза больше Лондона с небольшой долей населения | The Independent

Столица Мьянмы, Нейпьидо, имеет площадь 7054 квадратных километров, что примерно в четыре с половиной раза больше Лондона (1569 квадратных километров).

Но этот город — город-призрак. Его население составляет всего 924 608 человек, тогда как в Лондоне в 2016 году было 8 человек.63 миллиона.

Столица Мьянмы была перенесена из Янгона в Нейпьитау (что означает резиденция короля) тогдашним военным режимом в ноябре 2005 года.

По данным The Guardian, по слухам, это стоило 4 миллиарда долларов (3,2 миллиарда фунтов стерлингов) построить город с 20-полосными шоссе и широкими улицами, рассчитанными на расширение в будущем.

Он имеет надежное электричество, поля для гольфа, отели, торговые центры, рестораны и кафе с быстрым и бесплатным Wi-Fi, что редко встречается в остальной части страны.

Однако, несмотря на миллиарды государственных инвестиций, городу не удалось привлечь бирманских жителей или значительное количество туристов.

Репортеры Guardian, посетившие город в марте 2015 года, сказали: «Огромные шоссе совершенно пусты, и в воздухе царит тишина. Ничего не движется».

Фотограф Тейлор Вайдман запечатлел безлюдные улицы Нейпьидо на изображениях ниже.

Это Нейпьидо, столица Мьянмы. Несмотря на то, что он в четыре раза больше Лондона, его население в девять раз меньше.

(Taylor Weidman / Getty Images

(Taylor Weidman / Getty Images)

В Нейпьидо нет часа пик. Здесь мотоциклист-одиночка едет по 20-полосному шоссе …

(Taylor Weidman / Getty Images)

… и старый автобус единолично контролирует широкую дорогу.

(Taylor Weidman / Getty Images

(Taylor Weidman / Getty Images)

) Все дороги идеально вымощены и благоустроены, но здесь никого нет

(Тейлор Вайдман / Getty Images

(Тейлор Вайдман / Getty Images)

Здесь бирманская женщина идет по пустому шоссе, не заботясь о машинах.

(Нейпьитав

(Нейпьитав)

Ей принадлежит весь перекресток.

(Нейпьитав

(Нейпьитав)

) Здесь, видная достопримечательность пагоды Уппатасанти, совершенно пуста, хотя сейчас август — во многих других городах

(Нейпьидо

(Нейпьитав)

Самый загруженный, похоже, бывает, показан ниже, где друзья фотографируют перед искусственными водопадами в саду фонтанов Нейпьидо.

(Naypyitaw

(Naypyitaw)

Торговые центры, построенные с учетом растущего города, также заброшены.

(Naypyitaw

(Naypyitaw)

) Торговый центр настолько пуст, что рабочие ищут вещи, чтобы do.

(Naypyitaw

(Naypyitaw)

) В крупных отелях, построенных в специально отведенной «гостиничной зоне», включая Mingalar Thiri Hotel, не так много гостей.

(Naypyitaw

(Naypyitaw)

» Ясным воскресным днем ​​на улицах царит тишина, рестораны и вестибюли отелей пусты », — сообщает The Guardian.«Это похоже на жуткую картину постапокалиптического пригорода Америки; как фильм Дэвида Линча, снятый в Северной Корее».

Охранники охраняют ворота штаб-квартиры партии «Союз солидарности и развития». Непонятно, от кого они защищают здание.

(Naypyitaw

(Naypyitaw)

Тем не менее бирманский флаг гордо развевается над Национальным музеем города, который, конечно, полностью свободен от людей.

(Taylor Weidman / Getty Images

(Taylor Weidman / Getty) Изображений)

Подробнее:

• Неисправный холодильник Hotpoint стал причиной катастрофического пожара в башне Гренфелл
• Брексит, проведенный через год, доказывает, что это была дьявольская и дорогостоящая трата времени
• Новый опрос показывает, что британская общественность сочла выступил против «жесткого Брексита»

Прочтите оригинальную статью на Business Insider UK.© 2016. Следите за новостями Business Insider UK в Twitter.

Призрачная столица Мьянмы восходит из джунглей: NPR

Рабочие проходят мимо арки у входа в парк в Нейпийдау, новой столице Мьянмы, в январе. Тогдашние военные правители страны Юго-Восточной Азии внезапно перенесли столицу из Янгона в отдаленный Нейпийдау в 2005 году. Соэ Тан Вин / AFP / Getty Images скрыть подпись

переключить подпись Соэ Тан Вин / AFP / Getty Images

Рабочие проходят мимо арки у входа в парк в Нейпийдау, новой столице Мьянмы, в январе.Тогдашние военные правители страны Юго-Восточной Азии внезапно перенесли столицу из Янгона в отдаленный Нейпийдау в 2005 году.

Соэ Тан Вин / AFP / Getty Images

Правительство Мьянмы запрещает или строго ограничивает передачу сообщений иностранным корреспондентам. NPR не раскрывает имя журналиста-ветерана, который недавно приехал в страну и подал эту историю, чтобы защитить его личность и его способность вернуться в будущем.

Самая новая и самая красивая дорога в Мьянме, как это ни парадоксально, одна из самых пустынных: только горстка машин едет по пустынному четырехполосному шоссе в никуда, по крайней мере, так кажется.

Но на самом деле он ведет в Нейпийдау, новый город в одной из беднейших стран мира, вырезанный из джунглей и построенный с нуля стареющим авторитарным лидером, который затем перенес туда резиденцию правительства страны. и бочка.

Этот лидер, старший генерал.Тан Шве ушел в отставку в этом году — по крайней мере, теоретически — но город, который он приказал построить, почти закончен.

Люди возносят молитвы в недавно построенной пагоде Уппатасанити в Нейпийдау в начале этого года. Неясно, когда началось строительство новой столицы и во сколько это обошлось этой обедневшей стране, где круглосуточное электроснабжение — большая редкость. Соэ Тан Вин / AFP / Getty Images скрыть подпись

переключить подпись Соэ Тан Вин / AFP / Getty Images

Люди возносят молитвы в недавно построенной пагоде Уппатасанити в Нейпийдау в начале этого года.Неясно, когда началось строительство новой столицы и во сколько это обошлось этой обедневшей стране, где круглосуточное электроснабжение — большая редкость.

Соэ Тан Вин / AFP / Getty Images

Странная роскошь в джунглях

Нейпийдо — это место, куда очень немногие ходят охотно. Но если бы они это сделали, они бы нашли более новую и лучшую версию национального зоопарка, который был в бывшей столице Янгоне. В последнее время шумные гиббоны кажутся счастливыми, хотя посетителей мало, даже в отпуске.Но зоопарк по-прежнему впечатляет, с кондиционированным домом для пингвинов и аквариумом.

В феврале военные еще немного позолотили клетку, открыв по соседству сафари-лагерь, в котором есть львы, тигры и жирафы, кенгуру, валлаби и носороги. Здесь тоже почти нет посетителей.

Но неважно, есть много дешевой рабочей силы, чтобы все работало бесперебойно. И даже больше, похоже, чтобы сохранить пышные новые сады Нейпийдау и середины его обширных восьмиполосных бульваров, ухоженных до совершенства, в основном вручную.

Новая столица может похвастаться круглосуточным электроснабжением — редкость для Мьянмы — двумя новыми торговыми центрами и несколькими супермаркетами с хорошим ассортиментом. Здесь есть поля для гольфа, два новых кинотеатра и полная копия знаменитой пагоды Шведегон в Янгоне. Есть также коллекция отелей в стиле Вегаса на главном бульваре города. Почти все они почти пустые.

Расположенный на соседней вершине холма, Mount Pleasant Hotel — еще одно хорошее место для проживания. Отсюда открывается фантастический вид на горы Шан и огромный новый город внизу.Персонал ресторана говорит, что Тан Шве, глава бывшего правящего военного правительства, и новый президент страны Тейн Сейн часто бывают там.

Тайная поездка по городу дает более подробное представление о том, что можно построить за несколько миллиардов долларов — и, как некоторые говорят, принудительный труд.

В Нейпийдау армии рабочих в рубашках с длинными рукавами и широкополых шляпах, защищающих их от палящего солнца, заботятся о пышных новых садах, выполняя большую часть работы вручную. Любезное фото скрыть подпись

переключить подпись Любезное фото

В Нейпийдау армии рабочих в рубашках с длинными рукавами и широкополых шляпах, защищающих их от палящего солнца, заботятся о пышных новых садах, выполняя большую часть работы вручную.

Любезное фото

Цитадель собственных граждан?

С виду город впечатляет. Но это проблематично, учитывая невероятную бедность страны, и вызывает вопросы о том, сколько денег было потрачено на этого белого слона в джунглях.

В то время — в 2005 году — правительство заявило, что существующая столица Янгон слишком многолюдна и слишком далеко от остальной части страны, чтобы функционировать в качестве столицы.Официальные лица заявили, что выбрали Нейпийдау, потому что он находится в фактическом географическом центре страны.

Неофициальное и более странное объяснение этого шага состоит в том, что Тан Шве, глава правящего военного правительства, испугался, потому что астролог сказал ему, что идет атака — возможно, со стороны американцев — и что он должен покинуть Янгон, как только как можно быстрее. Он сделал именно это, взяв всю инфраструктуру, просто подняв ее и переместив в джунгли, в 210 милях к северу от Янгона.Этой версии верят многие в Мьянме.

И многие также считают, что военные двинулись, потому что они тоже боялись своего собственного народа, и, несмотря на свою власть, чувствовали себя в большей безопасности в месте, где не было людей — кроме тех, которых они выбрали.

Этот кокон для военных строился в основном в секрете, и в 2005 году правительство внезапно переехало, дав государственным служащим 48 часов на переезд, как гласит история, или иначе. Это привело к разделению семей, многие из которых по выходным все еще загружаются на автовокзал новой столицы, чтобы поехать в Янгон или из него.

Однако иностранные правительства пока отказываются переместить свои посольства в этот форпост в джунглях.

Сейчас рабочие изо всех сил пытаются закончить строительство нового стадиона на 30 000 мест, который строится к Играм Юго-Восточной Азии в 2013 году. Мероприятие пройдет в Нейпийдау. Это своего рода вечеринка для выходцев из города, который до недавнего времени был закрыт для иностранцев и далек от тех, кого военные могут бояться больше всего, граждан Мьянмы.

Нейпьидо, Мьянма: руководство по перемещению для экспатриантов

Введение в Нейпьидо

Нейпьидо — это то, что большинство людей назовет чистым листом.После объявления армией столицей Мьянмы в 2005 году, Нейпьидо заменил Янгон и стал столицей страны. Находясь в относительно новом городе, эмигранты должны быть готовы к отсутствию инфраструктуры, коммерческой застройки и поддержки. Даже сегодня в Нейпьидо проживает не более одного миллиона жителей, несмотря на его большой географический размер в 4800 квадратных километров.

Город был первоначально построен из полей сахарного тростника и рисовых полей для переноса столицы Мьянмы из Янгона.В Нейпьидо, с первого взгляда, есть все, что нужно для столицы: широкие шоссе, модернизированные правительственные здания, пятизвездочные отели и большие торговые центры, но, похоже, не хватает одного жизненно важного компонента: людей. Журналисты и туристы, побывавшие в Нейпьидо, часто называют его «пустым или постапокалиптическим городом», потому что улицы всегда почти пусты, если не считать случайных дворников и бирманских рабочих, идущих на работу и с работы.

С другой стороны, Нейпьидо может быть полон возможностей.Например, предприниматели извлекают выгоду из отсутствия конкуренции и имеют шанс доминировать на местном рынке. Из-за небольшой численности населения такие секторы, как электронная коммерция, которые также получают доход из других городов, будут более устойчивыми. Большие мечтатели могут подойти к задаче по привлечению туристов — то, что правительство не смогло преодолеть, — открыв места для притяжения. Между тем, независимые эмигранты, ищущие новую жизнь и место, чтобы пережить это, также оценят его тихую безмятежность.

Эмигранты, которые собираются переехать в Нейпьидо, должны ожидать тропического муссонного климата, который делится на три сезона. Самый жаркий сезон — с февраля по май, сезон дождей — с мая по октябрь, а затем лучшее время года — с октября по февраль, когда погода прохладная и сухая.

Большинство жителей Нейпьидо говорят на официальном языке страны, бирманском, в то время как некоторые этнические меньшинства используют широкий спектр китайско-тибетских, индоевропейских и австронезийских диалектов.Мьянма также является бывшей британской колонией, а это означает, что многие местные жители, особенно в столице, говорят по-английски. Вы не можете ожидать, что люди будут бегло говорить, но они широко известны как очень дружелюбные и стараются наладить общение с иностранцами.

Хотя Нейпьидо и считается более дешевым, чем его азиатские столицы, он по-прежнему остается самым дорогим городом в Мьянме. Стоимость проживания и транспорта высока, но все равно будет сильно зависеть от вашего образа жизни и финансового планирования.В городе также есть собственная торговая зона или коммерческий район, где вы найдете рынок Myoma, Junction Center и несколько ресторанов.

Название города, которое означает «Обитель короля», намекает на то, что именно здесь происходят важные государственные предприятия. В Нейпьидо вы увидите знаменитое Hluttaw, огромное здание парламента, состоящее из 31 здания. Здесь также находится парк водных фонтанов, который является отличным развлечением для вас и вашей семьи. Посетители могут подняться на башню парка и полюбоваться захватывающим видом на город.Парк водных фонтанов лучше всего посещать во время заката, где вы увидите главное шоу фонтанов, которое танцует под местную музыку.

Поскольку Нейпьидо в основном служит резиденцией правительства Мьянмы и политической деятельности, следует ожидать нескольких ограничений из-за строгого соблюдения мер безопасности. Вы сразу же заметите предупреждающие знаки, разбросанные по городу, которые говорят туристам и посетителям не вторгаться. Вам следует воздержаться от посещения без разрешения двух областей: Военная зона, где проживают высокопоставленные военные, и министерская зона, где расположены правительственные министерства.Нейпьидо также строги, когда дело касается фотографии, когда туристам не разрешается фотографировать общественные или правительственные здания и военных.

Само существование Нейпьидо породило множество слухов и теорий заговора. Есть предположения, что это «тщеславный проект», созданный для конкуренции с другими процветающими странами, результат совета, данного гадалкой суеверному политику, и даже в качестве меры предосторожности против вторжения США через моря в Янгон.

Узнайте больше об этой прекрасной мировой столице из информации ниже:

Это руководство по перемещению предоставлено http://www.expatfinder.com, авторское право © 2016 Interexpat Pte. Ltd. Все права защищены. Ни Интерэкспат, ни S.A.S. ACS может нести ответственность за любые ошибки или упущения, а также за любые убытки или ущерб, которые могут возникнуть в результате использования этой информации. Эта информация не является советом.

Появление нового пространственного порядка в столице Мьянмы на сайте JSTOR

Аннотация

В последние годы в Янгоне, столице Мьянмы, произошли перемены.В частности, создание трех новых городов правящим Государственным советом по восстановлению правопорядка (SLORC) в конце 1980-х увеличило площадь города более чем в два раза по сравнению с предыдущей площадью. Скорость, с которой были созданы самые последние новые города, их размер и радикальное изменение формы города, вызванное созданием этих новых городов или поселков, отличает их от новых городов, возникших в конце 1950-х гг. начало 1960-х. В центре внимания этой статьи находятся два основных компонента роста Янгона: демографическая и территориальная экспансия, в которой внимание обращается на политический аспект роста городов в Мьянме.

Информация о журнале

SOJOURN: Journal of Social Issues in Sout-Eastern Asia — междисциплинарный журнал, посвященный изучению социальных и культурных проблем в Юго-Восточной Азии. Статьи эмпирических и теоретических исследований публикуются с целью продвижения и распространения научных знаний в регионе и за его пределами. Особую озабоченность вызывают этническая принадлежность, религия, урбанизация, миграция и развитие. SOJOURN выходит трижды в год: в марте, июле и ноябре.Журнал включает статьи, исследовательские заметки и комментарии, а также рецензии на книги. SOJOURN входит в список более 100 наиболее важных периодических изданий по азиатским исследованиям, выбранных Ассоциацией азиатских исследований для индексации.

Информация для издателя

ISEAS — Институт Юсофа Исхака — это региональный центр, занимающийся изучением социально-политических тенденций и тенденций в области безопасности и экономики, а также событий в Юго-Восточной Азии и ее более широкой геостратегической и экономической среды. Исследовательскими программами института являются региональные экономические исследования (ВИЭ, включая АСЕАН и АТЭС), региональные стратегические и политические исследования (RSPS) и региональные социальные и культурные исследования (RSCS).ISEAS Publishing, авторитетная академическая пресса, выпустила более 2000 книг и журналов. Это крупнейший научный издатель исследований Юго-Восточной Азии в регионе. ISEAS Publishing работает со многими другими академическими и отраслевыми издателями и дистрибьюторами, чтобы распространять важные исследования и аналитические материалы из Юго-Восточной Азии и о них по всему миру.

Призрачная столица Мьянмы — Глобалист

5 февраля 2005 года, как гласит история, правящие генералы Мьянмы приказали государственным служащим страны паковать чемоданы.

Им придется уехать утром в свой новый дом и новую столицу страны Нейпьидо.

Новая столица Мьянмы Нейпьидо, раскинувшаяся на площади более 2700 квадратных миль, была построена на пустых пастбищах в 450 милях к северу от старой столицы Янгона.

В стране, где все еще можно увидеть детей, роющих мусор в придорожных кучах мусора, новая столица является свидетельством излишеств. Он отличается неслыханной роскошью, такой как круглосуточное электроснабжение, ландшафтные сады, поля для гольфа, виллы на одну семью и зоопарк с пингвинами.

Невозможно точно сказать, сколько стоил новый капитал, но по большинству оценок он составляет около 5 миллиардов долларов. Во время официального переезда доход на душу населения в стране, по некоторым данным, составлял всего 280 долларов в год.

Мьянма — не первое современное государство, изменившее столицы. На самом деле решения стран о переносе столиц, хотя зачастую и драматические, не редкость.

Перемещение столиц

После Первой мировой войны произошло 17 перемещений капитала, примерно по одному перемещению каждые пять-шесть лет.Страны разнообразны по географии, демографии и политике — среди них Россия, Австралия, Новая Зеландия, Нигерия, Руанда, Чили и Казахстан.

И Нейпьидо, конечно, не единственный пример неортодоксальной столицы.

Хотя Претория является административным центром Южной Африки и местом расположения иностранных посольств, на самом деле в стране три столицы. Исполнительная власть находится в Претории, законодательная — в Кейптауне, а судебная — в Блумфонтейне.

Когда финский президент каждое лето переезжает из Хельсинки в летнюю резиденцию в городе Наантали, переносятся и заседания президентского правительства.

Но Нейпьидо в Мьянме действительно представляет собой одно из наиболее экстремальных и, на первый взгляд, необъяснимых движений капитала в наше время.

Иногда государства перемещают свои столицы, чтобы укрепить национальное единство или ослабить географическую или этническую напряженность.

В 1865 году столица Новой Зеландии переместилась из северного Окленда в Веллингтон, расположенный на самой южной оконечности северного острова Новой Зеландии. Этот шаг был попыткой предотвратить возможное стремление к независимости южного острова, на котором находилась большая часть золотых месторождений страны.

В 1991 году Нигерия перенесла свою столицу из прибрежного Лагоса во внутреннюю Абуджу. Ключевым моментом было то, что он расположен между мусульманским севером страны и христианским югом.

В случае Нейпьидо была явная попытка государственного строительства и укрепления легитимности военного режима, который пользовался небольшой поддержкой населения.

Одним из лучших примеров грандиозности города является пагода Уппатасанти, которая возвышается на северной окраине города. Пагода является копией знаменитой пагоды Шведагон в Янгоне, самого почитаемого буддийского места во всей Мьянме.

Очарование белых слонов

Сразу за углом пагоды Уппатасанти виден небольшой вольер, в котором находится, пожалуй, один из самых ценных предметов Мьянмы — белые слоны.

Летом 2010 года режим объявил об обнаружении двух белых слонов. Их статус исторически граничил с божественным и часто рассматривался как знак силы и процветания.

Очарование белого слона было настолько велико, что в 16 веке королевство Бирма вело войну с королевством Сиам.Предметом разногласий было то, какой из правителей мог по праву претендовать на оспариваемый титул «Повелитель Белого слона».

Для автократического режима, правившего нацией, пропитанной традициями символизма, внезапное появление этих легендарных существ было находкой.

Но это не решило некоторых очень практических проблем. В частности. Похоже, что в Нейпьидо нет никого, кто был бы свидетелем всех националистических эксцессов. Несмотря на то, что он входит в десятку самых быстрорастущих городов мира, в Нейпьидо, похоже, нет людей.

Единственный реальный признак жизни — это отдельные строительные бригады, строящие дороги вручную.

В то время как знаменитая пагода Шведагон в Янгоне ежедневно привлекает тысячи туристов и паломников, дешевый самозванец в Нейпьидо, кажется, привлекает лишь десятки посетителей.

Почему они это сделали?

Может быть гораздо более прозаичное объяснение того, почему некоторые правительства, в том числе правительство Мьянмы, решают перенести свои столицы. Это бегство от собственного народа.

Только подумайте о недавних вспышках крупномасштабных гражданских протестов по всему миру, от арабской весны до недавних потрясений в Бангладеш, Турции и Бразилии .

Обычно такие протесты вспыхивают в известных общественных местах . Логика кажется простой: переместите резиденцию правительства из-под большого общественного пространства, и вы устраните — или, по крайней мере, уменьшите — угрозу дестабилизирующей демонстрации.

В Янгоне, бывшей столице Мьянмы, пагода Шведагон долгое время служила центром политических демонстраций.

В 1940-х годах генерал Аунг Сан, отец современного политического активиста Аунг Сан Су Чжи, использовал его для вынесения обвинительных заключений против британского колониального господства, призывая к немедленной независимости.

В 1988 году, в разгар гражданских протестов, представляющих самую большую угрозу для военного режима на сегодняшний день, Аунг Сан Су Чжи была там, чтобы выступить перед почти полумиллионной толпой.

Когда в сентябре 2007 года в Мьянме вспыхнули общенациональные демонстрации, десятки тысяч буддийских монахов и монахинь прошли маршем по пагоде.

Чтобы понять, есть ли во всем этом более широкая логика, Филипе Кампанте, профессор Гарвардской школы государственного управления им. Кеннеди, выступил соавтором исследования по изучению взаимосвязи между распределением населения и управлением.

При авторитарных правительствах чем более изолирована столица от населения страны, тем хуже в стране качество управления.

Небезопасные автократические режимы изолируют себя для защиты. Это, в свою очередь, может сделать политические элиты более безопасными в отношении рентоориентированного поведения, что приведет к возникновению порочного круга.

Только в двух из 17 исследованных переездов столиц население новой столицы было больше, чем в предыдущей.

Многие изменения поражают тем, насколько меньше новая столица по сравнению со старой.В случае с Мьянмой столица переехала из города с населением почти пять миллионов человек, что составляет примерно 10% всего населения страны, в новый город, построенный с нуля, с населением 900 000 человек — или менее 2% всей страны.

И все же случай с Мьянмой может привести к противоположному выводу. Страна фактически либерализовала свою политическую систему. Удивительно, но переезд в Нейпьидо и большая изоляция, которую он предоставил, могли открыть пространство для политических реформ Мьянмы последних лет .

По мнению некоторых, уроки «арабской весны» и падения Мубарака в Египте, Бен Али в Тунисе и Салеха в Йемене заключаются в том, что в ответ на народные протесты нет золотой середины. Ограниченные реформы, будь то пустые или подлинные, рассматриваются как только обнадеживающие протестующие и ускоряющие движение к собственному свержению.

Но генералы Мьянмы, вдохновленные чувством физической и психологической безопасности, обеспечиваемой изолированной столицей, возможно, увидели возможность провести ограниченные реформы.Та же самая либерализация может принести им экономическую выгоду, но при этом избежать свержения, которое случилось с другими недемократическими режимами.

Правительство могло чувствовать себя более защищенным из-за своей географической изоляции и, следовательно, более уверенным в открытии некоторого политического пространства без того же страха перед нестабильностью, как это было до переноса столицы.

Переворот, кризис и капитал в Мьянме — Spectre Journal

Сопротивление перевороту началось с остановки работы в государственном секторе, переросло в крупные уличные демонстрации и продемонстрировало значительный размах в пространстве (по всей стране) и, действительно, с точки зрения композиции.Самой заметной формой сопротивления, безусловно, было открытое неповиновение военным на уличных демонстрациях в Янгоне, Мандалае, Нейпьидо и других городах. Эти протесты в основном приняли форму массовой блокады городских центров. Десятки тысяч людей постоянно собирались вокруг центра Хледан и пагоды Суле в Янгоне, например, в то время как аналогичные, хотя и меньшие по размеру перекрестки отмечали уличные демонстрации и в других местах, таких как Давэй на крайнем юге.В то время как пагода Шведагон в прошлом была основным местом протестов, теперь основной стратегией является захват центральных городских пространств.

Мы также наблюдаем заметный сдвиг в сторону блокирования дорог и нарушения торговли — не только из-за этих массовых занятий, но и из-за того, что разбитые машины забивают ключевые перекрестки, небольшие группы протестующих блокируют шоссе, поваленные стволы деревьев уложены поперек железной дороги. следы и блокаду дорог на важном пункте приграничной торговли с Китаем.Эта интуиция о логистической уязвимости, на мой взгляд, является одним из наиболее продуктивных аспектов текущего сопротивления, не в последнюю очередь потому, что оставляет некоторое правдоподобное отрицание для людей, которые могут или не могут быть на улице — кто может сказать, что я не против режима, я просто не мог выйти на работу, потому что дорога была перекрыта. 2 Экономическое и политическое слияние продолжается как открытое сопротивление перевороту.

Я должен добавить, что были также передвижные протесты — по крайней мере, в Янгоне — против офисов ООН, посольств и некоторых работодателей в государственном секторе.Будучи меньше по размеру и более мобильным, они напоминают о некоторых формах сопротивления «флешмоб» и «будь как вода», которые мы видели в Гонконге и Таиланде, хотя более крупным собраниям уделялось больше внимания. Тем не менее, мы видели несколько способов сопротивления, некоторые из которых были более прямыми, некоторые в меньшей степени — некоторые обращались к мифическому международному сообществу (см. Ниже), а некоторые бросали вызов военным более фронтально.

По поводу состава можно много сказать. Короче говоря, сопротивление теперь кажется менее привязанным к какой-то одной теме, чем, скажем, 2007 год (сангха , 3 ) или 1988 год (теоретически студенты, хотя на самом деле это восстание было гораздо меньше вызвано студентами, чем официальная версия. предлагает).На этот раз работники государственного сектора выступили на раннем этапе, а рабочие-швейники сыграли решающую роль в организации некоторых из первых массовых протестов. Группы этнических меньшинств были особенно заметны как в Янгоне, так и в самих районах проживания меньшинств (за пределами крупных низинных городов Мьянмы). ЛГБТ-группы также активно участвовали в протестах. Возникли и сознательные протесты, возглавляемые фермерами. И хотя монахи были активны, сами по себе они не играли ведущей роли.

Много обсуждений было сосредоточено на роли миллениалов Мьянмы и поколения Z как особенно активных, не в последнюю очередь с довольно большим количеством остроумных, ориентированных на мем протестных знаков и лозунгов.Возможно, это сопротивление является первым в Мьянме, которое связано с поколением, выросшим в Интернете и в Интернете — прежде всего с Facebook в Мьянме, — поскольку широкий доступ к Интернету появился только в период после 2011 года. Однако на фоне такого большого интереса к сетевым, ориентированным на сеть репертуарам протеста я действительно обеспокоен тем, что решающая роль рабочих — от медицинских работников до государственного сектора в более широком смысле, а также, безусловно, рабочих-швейников — рискует остаться в тени. .

Как бы то ни было, было бы ошибкой относить это сопротивление к единственному политическому субъекту, основанному на рабочем классе или ином.Скорее, мы можем увидеть попытки составить политическую борьбу через различия — силу, исходящую не из формального целого, а из конкатенации множества фрагментов. Здесь люди, которые не обязательно имеют много общего — трансвеститы и швейные работники, создатели мемов Зумеров и горные фермеры — внезапно оказываются сброшенными вместе, пытаясь скоординировать действия практически для того, чтобы свергнуть этот режим. Кто-то думает о единстве в разделении, революции без революционеров или, возможно, об этих линиях, взятых из совершенно другой обстановки:

Современные движения — это не коалиции между уже существующими политическими группами или организациями.Скорее, сегодняшние движения собирают единичных индивидуумов в их уникальности, не объединяя их в формальное целое. В то время как горнило улиц всегда будет порождать новые практические образования, которые могут (мы молимся) посеять важные новые жизненные пути в предстоящих долгих чрезвычайных ситуациях, бесполезно просить наши движения объединить их в однородность здесь и сейчас.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.