Территория ирана: Все о стране , язык, религия, валюта, транспорт, кухня, магазин

Содержание

МИД Ирана заявил, что удивлен словами Алиева и не потерпит присутствие Израиля у границ — Международная панорама

ТЕГЕРАН, 28 сентября. /ТАСС/. Тегеран удивлен заявлениями президента Азербайджана Ильхама Алиева в адрес иранской стороны и не потерпит присутствие израильских сил у своих границ. Об этом заявил во вторник официальный представитель МИД Ирана Саид Хатибзаде.

«В ситуации, когда отношения двух стран являются хорошими и строятся на взаимном уважении и существуют привычные каналы связи между двумя сторонами на самом высоком уровне, сделанные таким образом высказывания вызывают удивление», — цитирует его пресс-служба ведомства. Слова дипломата стали ответом на вопрос журналиста о заявлении Алиева в отношении Ирана.

Официальный представитель МИД Ирана отметил, что военные маневры Ирана вблизи границы с Азербайджаном «связаны с вопросом суверенитета и осуществлялись в интересах стабильности и спокойствия всего региона». «Иран не потерпит никакого присутствия Израиля вблизи своих границ и на этом направлении будет предпринимать любые необходимые действия для обеспечения своей национальной безопасности», — сказал он.

В понедельник Алиев в интервью Anadolu заявил, что Азербайджан принял меры по пресечению въезда иранских грузовиков в Карабах, который Баку считает незаконным. По его словам, с 11 августа по 11 сентября около 60 грузовых автомобилей из Ирана въехали на территорию Карабаха, и азербайджанская сторона неоднократно выражала недовольство Тегерану по этому поводу. Кроме того, он выразил обеспокоенность проведением военных маневров Ираном на границе с Азербайджаном.

В конце сентября в СМИ появилась информация о переброске иранских военнослужащих и военной техники к азербайджанской границе для проведения военных учений. Пятничный имам иранского горда Ардебиль Хасан Амели в ходе своего выступления заявил, что маневры стали ответом на присутствие израильских сил на территории Азербайджана. В то же время посол Ирана в Баку Аббас Мусави отметил, что учения были запланированы заранее, и заверил, что действия иранских ВС не угрожают Азербайджану.

Иранский «шах»: создает ли Тегеран военную угрозу Баку | Статьи

Иран начал масштабные учения на границе с Азербайджаном — маневры стартовали в пятницу, 1 октября. Они стали крупнейшими с регионе со времен распада СССР. Как рассказали «Известиям» знакомые с ситуацией источники, на границе уже действует одна дивизия. Но в самое ближайшее время Тегеран может серьезно нарастить группировку. В этом году и без того непростые отношения стран испортились из-за помех проезду иранских грузовиков с топливом через Нагорный Карабах. Ближайший союзник Баку — Турция — внимательно отслеживает ситуацию на границе, в воздухе постоянно находятся несколько беспилотников Bayraktar. Может ли напряженность перерасти в серьезный конфликт и каков баланс сил между сторонами, разбирались «Известия».

Впервые за десятилетия

Пока задействованные Ираном силы оцениваются приблизительно в одну дивизию, рассказали «Известиям» источники, знакомые с обстановкой. Но их могут быстро нарастить до армейского корпуса неполного состава — это около 10 тыс. военнослужащих. Кроме того, государственные СМИ страны уже сообщили, что к маневрам подключатся вертолеты и беспилотники большой дальности, а также подразделения воздушно-десантных войск.

Руководить учениями будет главком сухопутных войск бригадный генерал Киумарс Хейдари. Запланировано также присутствие офицеров из Генштаба страны.

Фото: Global Look Press/Iranian Army Office

Всю неделю Иран сосредотачивал на границе с Нахичеванской Автономной Республикой Азербайджана тяжелую бронетехнику и мотопехоту. В колоннах помимо танков и самоходных установок залпового огня были замечены современные системы ПВО средней дальности

.

Турция на этой неделе тоже усилила свою приграничную группировку неподалеку от этой зоны. Туда переброшены дополнительные наземные войска. Участок постоянно патрулирует несколько тяжелых разведывательных беспилотников, способных заглядывать на 15–20 км вглубь территории соседних государств.

Напряженность в отношениях Тегерана и Баку внезапно выросла в конце августа — начале сентября этого года. Азербайджан стал ограничивать проезд иранских грузовиков с нефтепродуктами, следующими по территории Карабаха в Степанакерт и Армению, требуя с каждого водителя не менее $100 в качестве налога и платы за транзит. Двоих иранцев задержали азербайджанские пограничники.

Официально начало учений не связано с этими инцидентами. Представитель МИД Ирана Саид Хатибзаде в заявлении на сайте ведомства назвал их «вопросом суверенитета»

и добавил, что Тегеран «не потерпит присутствия сионистского режима вблизи наших границ», намекнув на тесные отношения Азербайджана с Израилем.

Президент Ильхам Алиев сразу же раскритиковал официальный Тегеран за учения, назвав их «очень удивительным событием».

Иранский солдат на военных учениях, недалеко от иранско-азербайджанской границы

Фото: Global Look Press/Iranian Army Office

«Каждая страна может провести любые военные учения на своей территории. Это их суверенное право. Но почему сейчас и почему на нашей границе? Почему это делается после того, как мы освободили эти земли после 30 лет оккупации?» — заявил он в интервью турецкому информационному агентству. Лидер Азербайджана отметил, что таких маневров не проводилось со времен распада Советского Союза.

— Иран уже перебрасывал свои войска к границе с Азербайджаном во время прошлогоднего конфликта в Карабахе, — рассказал «Известиям» военный эксперт Юрий Лямин. — Но настолько масштабных маневров там я в последние десятилетия припомнить не могу.

Эксперт отмечает, что вероятность конфликта между Азербайджаном и Ираном сейчас невелика, если не произойдет каких-то новых событий. Тегерану не выгодно создавать для себя еще одну проблемную точку. Но он хочет напомнить соседу, что является мощным региональным игроком, с военной силой которого надо считаться, добавил Юрий Лямин.

Давние счеты

Проблемы в отношениях Тегерана и Баку копятся уже не первый год. Одна из основных причин этого — тесное военное сотрудничество Азербайджана с Израилем — заклятым врагом исламской республики.

Тель-Авив и Баку поддерживают дипломатические отношения с 1992 года. Между странами установилось экономическое партнерство в двух стратегических областях: военно-технической и энергетике.

По данным сайта SIPRI, в общей сложности 60% импорта оружия Азербайджаном приходится на долю Израиля. В свою очередь, еврейское государство — второй по величине импортер азербайджанской нефти.

Во время войны в Нагорном Карабахе в 2020 году Израиль оказал своему азербайджанскому союзнику военную помощь. Определяющую роль в победе над Арменией сыграли «умные» боеприпасы, разведывательные беспилотные летательные аппараты (БЛА), управляемые и баллистические ракеты.

Средневысотный беспилотный летательный аппарат Hermes-900 производства израильской компании Israel Aircraft Industries

Фото: TAСС/Валерий Шарифулин

Среди них были израильские барражирующие боеприпасы HAROP, противотанковые Spike, высокоточные баллистические ракеты класса «земля–земля» LORA (дальность до 430 км). Кроме того, Азербайджан обзавелся эффективными разведывательными беспилотниками, включая большие Hermes-900.

Беспокойство Ирана вызывает то, что для обучения и обслуживания разведывательных систем в Азербайджане постоянно присутствуют израильские специалисты. Тегеран подозревает, что они параллельно ведут военную разведку.

Дополнительным источником напряжения в этом году стало укрепление альянса Азербайджана с Турцией. В июне в городе Шуши главы двух государств подписали декларацию о союзнических отношениях. Она предполагает дальнейшее расширение военного сотрудничества. К тому же президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган не исключил возможности создания военной базы в Азербайджане.

Военный дисбаланс

И по численности населения, и по мощи вооруженных сил Азербайджан радикально уступает Ирану. Нахичеванская АР, у границы которой начались маневры, защищена еще слабее

. Эксклав, отделенный от остальной части страны территорией Армении, защищает отдельная общевойсковая армия из трех мотострелковых бригад и частей специального назначения. Перебросить подкрепления и снабжение туда можно только по воздуху.

Обе страны не могут похвастаться сильными ВВС и полагаются на большое количество современных дронов. Иран имеет превосходство в корабельных силах в Каспийском море.

— Вооруженные силы сторон выступают в разных весовых категориях, — рассказал «Известиям» Юрий Лямин. — Иран попросту больше и богаче. Флот Азербайджана очень старый и не имеет противокорабельных возможностей. Там даже морские пограничные силы лучше смотрятся.

У Ирана в Каспии есть достаточно современные ракетные катера. Но его реальная сила в другом. Своими дронами-камикадзе и крылатыми ракетами он может одним мощным ударом разрушить всю нефтяную и газовую инфраструктуру Баку в Каспийском море и на его берегах

, отметил эксперт.

Иранская армия во время военных учений

Фото: Global Look Press/Iranian Army Office

Серьезным аргументом исламской республики во всех конфликтах является накопленный ею арсенал из тысяч дальнобойных баллистических и крылатых ракет. Азербайджан не располагает достаточными силами противовоздушной обороны, чтобы отразить такие удары.

В то же время заключенные межгосударственные соглашения позволяют Баку рассчитывать на военную поддержку извне. В последние годы Турция и Азербайджан регулярно проводят совместные военные учения. Этим летом они отрабатывали оборону Нахичеванской АР, возле которой сейчас упражняются иранцы.

Прошедшие в сентябре учения «Три брата – 2021» в Каспийском море, в которых кроме Азербайджана и Турции принимали участие вооруженные силы Пакистана, вызвали серьезное недовольство Ирана. Он посчитал их нарушением подписанной в 2018 году Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. По существующему договору, военное присутствие в Каспии не могут иметь не выходящие к нему страны.

Сегодня отношения между Баку и Тегераном находятся на самой низкой в современной истории отметке. Но несмотря на явно разные «весовые категории» армий этих государств, запугать Азербайджан будет трудно. Он недавно победил в исторической для себя войне и пользуется полной военной и политической поддержкой чрезвычайно влиятельного регионального игрока — Турции.

Административное деление Ирана

Административное деление Ирана

Иран делится на провинции (остан), которые, в свою очередь, подразделяются на округи (шахрестан), следующим уровнем территориального деления является район (бахш).

Районы подразделяются на сельские округа (дехестаны).

ПровинцияПлощадь кв. км.Население тыс. чел. (2011 г.)Административный центр
Альборз58332412,5г. Кередж
Ардебиль178001248,4г. Ардебиль
Бушир227431032,9г. Бушир
Восточный Азербайджан456503724,6г. Тебриз
Гилян140422480,8г. Решт
Голестан203671777,0г. Горган
Западный Азербайджан374113080,5г. Урмия
Зенджан217731015,7г. Зенджан
Илам20133557,5г. Илам
Исфаган1070294879,3г. Исфаган
Йезд734771074,4г. Йезд
Казвин155671201,5г. Казвин
Керман1817852938,9г. Керман
Керманшах249981945,2г. Керманшах
Кохгилуйе и Бойерахмед15504658,6г. Ясудж
Кум115261151,6г. Кум
Курдистан291371493,6г. Сенендедж
Лурестан282941754,2г. Хурремабад
Мазендеран238423073,9г. Сари
Северный Хорасан28434867,7г. Боджнурд
Семнан97491631,2г. Семнан
Систан и Белуджестан1807262534,3г. Захедан
Тегеран1298112183,3г. Тегеран
Фарс1226084596,6г. Шираз
Хамадан193681758,2г. Хамадан
Хорасан-Разави1188545994,4г. Мешхед
Хормозган706971578,1г. Бендер-Аббас
Хузестан640554531,7г. Ахваз
Центральный291271413,9г. Эрак
Чехармехаль и Бахтиярия16332895,2г. Шехрекорд
Южный Хорасан151193662,5г. Бирдженд

Альборз
http://p-alb.ir/
г. Кередж

Ардебиль
http://www.ostan-ar.ir/
г. Ардебиль

Бушир
http://ostb.ir/
г. Бушир

Восточный Азербайджан
http://ostan-as.gov.ir/
г. Тебриз

Гилян
http://www. gilan.ir/
г. Решт

Голестан
http://www.golestanp.ir/
г. Горган

Западный Азербайджан
http://www.ostan-ag.gov.ir/
г. Урмия

Зенджан
http://www.ostandari-zn.ir/
г. Зенджан

Илам
http://site.portal-il.ir/
г. Илам

Исфаган
http://www.ostan-es.ir/
г. Исфаган

Йезд
http://www.ostanyazd.ir/
г. Йезд

Казвин
http://ostan-qz.ir/
г. Казвин

Керман
http://gov.kr.ir/
г. Керман

Керманшах
http://www.ostan-ks. ir/
г. Керманшах

Кохгилуйе и Бойерахмед
http://www.ostan-kb.ir/
г. Ясудж

Кум
http://ostan-qom.ir/
г. Кум

Курдистан
http://www.ostan-kd.ir/
г. Сенендедж

Лурестан
http://www.ostan-lr.ir/
г. Хорремабад

Мазендеран
http://www.ostan-mz.ir/
г. Сари

Меркези
http://ostan-mr.ir/
г. Эрак

Северный Хорасан
http://www.nkhorasan.ir/
г. Боджнурд

Семнан
http://www.ostan-sm.ir/
г. Семнан

Систан и Белуджистан
http://www. sbportal.ir/
г. Захедан

Тегеран
http://ostan-th.ir/
г. Тегеран

Фарс
http://www.farsp.ir/
г. Шираз

Хамадан
http://www.ostan-hm.ir/
г. Хамадан

Хорасан-Резави
http://www.ostandari.khorasan.ir/
г. Мешхед

Хормозган
http://www.hormozgan.ir/
г. Бендер-Аббас

Хузестан
http://www.ostan-khz.ir/
г. Ахваз

Чехармехаль и Бахтиария
http://ostan-chb.ir/
г. Шехре-Корд

Южный Хорасан
http://www.sk-portal.ir/
г. Бирдженд

Дата последнего изменения: 18. 07.2015

Распоряжение Правительства РФ от 06.03.2020 N 550-р

ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РАСПОРЯЖЕНИЕ

от 6 марта 2020 г. N 550-р

В целях обеспечения безопасности государства, защиты здоровья населения и нераспространения новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV) на территории Российской Федерации:

1. ФСБ России с 00 часов 00 минут местного времени 7 марта 2020 г. временно приостановить пропуск через государственную границу Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства, прибывающих с территории Исламской Республики Иран, въезжающих на территорию Российской Федерации в целях обучения и осуществления трудовой деятельности, а также в частных, туристических и транзитных целях, за исключением граждан государств — членов Евразийского экономического союза, экипажей воздушных судов, членов официальных делегаций и лиц, имеющих вид на жительство в Российской Федерации.

2. Росавиации в суточный срок проинформировать публичное акционерное общество «Аэрофлот — российские авиалинии» и иные соответствующие авиакомпании о временном запрете перевозки иностранных граждан и лиц без гражданства с территории Исламской Республики Иран в целях транзитного проезда через территорию Российской Федерации (в рамках статьи 31 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию»).

3. МВД России и его территориальным органам временно приостановить прием документов, оформление и выдачу приглашений на въезд в Российскую Федерацию с частной целью, в целях обучения и осуществления трудовой деятельности иностранным гражданам и лицам без гражданства, находящимся либо проживающим на территории Исламской Республики Иран, а также разрешений на привлечение и использование иностранных работников и разрешений на работу указанным гражданам.

4. МИДу России:

временно приостановить прием документов, оформление и выдачу рабочих, частных, учебных и туристических виз иностранным гражданам и лицам без гражданства, находящимся либо проживающим на территории Исламской Республики Иран, в Посольстве и консульских учреждениях Российской Федерации в Исламской Республике Иран;

уведомить Исламскую Республику Иран о предусмотренных мерах, подчеркнув, что они обоснованы особыми обстоятельствами и носят исключительно временный характер.

Председатель Правительства

Российской Федерации

М. МИШУСТИН


Открыть полный текст документа

Алексей Куприянов: Что помешало существованию курдской республики на территории Ирана

Алексей Куприянов

| Профиль

«Друзья мои, мне осталось жить всего несколько часов, и я прошу вас: во имя Господа прекратите враждовать друг с другом. Держитесь вместе, прикрывайте спину друг другу в бою с подлым и безжалостным врагом, не продавайтесь ему за пригоршню монет. Мы нужны нашим врагам лишь для достижения их собственных целей, жалость им неведома.

У курдов много врагов, и враги эти жестоки, хладнокровны и лишены совести. Успех нации – в ее единстве; если нация не будет едина, она всегда будет под пятой своих врагов. Мы, курды, нация не хуже прочих; наоборот, мы куда больше готовы к тому, чтобы сбросить с себя ярмо, чем многие, кто сделал это до нас. Но те, кто освободился раньше, были едины. Чтобы стать единым народом, мы должны перестать драться друг с другом, покончить с завистью и перестать продаваться врагу. Только тогда мы будем свободны и станем жить в свободной стране».

Президент курдской Мехабадской республики Кази Мохаммед (в центре), 1947 год ©Historic Collection / Vostock Photo

Человек, произнесший эти слова, Кази Мохаммед, первый и последний президент Мехабадской республики, спустя несколько часов был вместе со своими братьями повешен персидскими солдатами на главной площади Чарчара – там, где почти год назад он объявил о создании первого курдского государства на территории нынешнего Ирана. Это было странное образование – одно из тех, что появляются после больших войн, недолго живут и трагически умирают, не найдя места в послевоенном мироустройстве.

Тяжелые годы приходят

«Профиль» уже писал о нелегком пути курдов к независимости. После распада Османской империи курды поднимали восстание за восстанием, но все безрезультатно: уставшие от войны великие державы не желали поддерживать мятежи, устраиваемые полудикими горцами. Курды рассчитывали в основном на Англию и Францию, еще недавно сражавшихся против турок. Но Лондон и Париж успели найти с бывшим противником общий язык и не были заинтересованы в дестабилизации ситуации в Турции, поэтому предпочитали закрывать глаза на жестокости, творимые солдатами Ататюрка в Турецком Курдистане.

©Zeitung Photo / Vostock Photo

В Иракском Курдистане дела обстояли похоже. Британцев вполне устраивало правление короля Фейсала I и его сына Гази. Хотя оба монарха стремились к реальной независимости от Лондона (Фейсал в 1932 году сумел добиться отмены мандата, согласно которому Ирак находился под британской опекой), они были договороспособны и сдерживали националистическую оппозицию и различные нацменьшинства, позволяя тем самым иностранным компаниям беспрепятственно качать нефть. В итоге несколько курдских восстаний окончились провалом.

Все изменила Вторая мировая война. Мир с ускорением катился в тартарары, и в этих условиях казавшиеся незыблемыми правила игры на Ближнем Востоке начали терять силу. Причем шанс курдам представился там, где его меньше всего ждали, – в стабильной до того шахской Персии, лидер которой Реза Пехлеви формально поддерживал нейтралитет, но при этом сохранял связи с гитлеровской Германией и отказывался выслать из страны немецких граждан, невзирая на все требования Москвы и Лондона. 1941 год оказался для хитроумного шаха роковым.

Мы вас предупреждали

«За последнее время… враждебная СССР и Ирану деятельность фашистско-германских заговорщических групп на территории Ирана приняла угрожающий характер. Пробравшиеся на важные официальные посты германские агенты всячески стараются вызвать в Иране беспорядки и смуту, нарушить мирную жизнь иранского народа, восстановить Иран против СССР, вовлечь его в войну с СССР… Они в настоящее время дошли до крайних пределов в своей подрывной работе по организации диверсионных и террористических групп для переброски в Советский Азербайджан и в Советский Туркменистан, с одной стороны, и по подготовке военного переворота в Иране – с другой…

Советское правительство трижды предупреждало иранское правительство об угрожающей его интересам, а также интересам СССР и Великобритании опасности для принятия необходимых мер. Иранское правительство отказалось принять меры, которые положили бы конец затеваемым германскими агентами на территории Ирана смуте и беспорядкам, тем самым поощряя этих агентов Германии в их преступной работе. Вследствие этого Советское правительство оказалось вынужденным принять необходимые меры и ввести временно в целях самообороны на территорию Ирана свои войска».

Эту ноту 25 августа 1941 года советский представитель в Тегеране Андрей Смирнов вручил иранскому шаху Резе Пехлеви. К тому моменту судьба иранского государства уже была предрешена: советские войска с севера, а британские – с юго-запада вступили в персидские пределы. Шах спросил у Смирнова и британского посланника Ридера Балларда, остановят ли союзники наступление, если он примет все ранее выдвигавшиеся условия и вышлет из страны немецких агентов. Вопрос повис в воздухе. В отчаянии шах отбил телеграмму американскому президенту Рузвельту, прося его вмешаться. Ответ пришел обескураживающий: США сообщали, что как нейтральная держава помочь ничем не могут, но надеются, что союзники будут уважать территориальную целостность Ирана.

Совместная советско-британская операция была проведена быстро и сравнительно малой кровью. Три армии с севера и ударный кулак из двух дивизий и трех бригад с запада с легкостью взломали иранскую оборону. Авиация союзников захватила господство в воздухе, беспрепятственно бомбя иранские позиции и города, причем особенно доставалось Тегерану. Когда иранские бомбардировщики попытались нанести воздушный удар по британской колонне, их тут же сбили. Были потоплены два шлюпа, команды которых отказались немедленно сдаться. Генералы саботировали приказы своего главкома, пытаясь втихаря договориться с союзниками о капитуляции. Через четыре дня все было кончено: большая часть персидских дивизий оказалась разгромлена, армия разбегалась, советские танки прорвались в Казвин в 150 километрах от Тегерана. Шах сдался.

Главным итогом операции стало то, что южный маршрут ленд-лиза – через Персидский залив, Трансиранскую железную дорогу и далее через Каспий – заработал на полную мощность. Северная часть Ирана была оккупирована советскими войсками, юго-западная – британскими; центральной частью страны формально правил Мохаммед Реза Пехлеви, сын низложенного шаха. Союзники в основном были озабочены тем, чтобы поток грузов и нефти шел через иранскую территорию беспрепятственно, а у молодого шаха не хватало сил на то, чтобы восстановить полноценный контроль даже над теми землями, которые ему оставили.

Молодежь выходит на сцену

Иранские курды испокон веков жили на западе страны, на Армянском нагорье и в долинах северо-западной части Загроса. Еще в XV веке в районе обитания племенной федерации мукри возник независимый эмират, правители которого мечом расширяли свои границы и отчаянно сопротивлялись попыткам персидских шахов подчинить их. В итоге после долгих войн и многочисленных битв персидские власти и правители Мукринского Курдистана сошлись на том, что формально территория мукри с центром в городе Мехабад числилась в составе Персии, а реально жила по собственным законам. В 1930‑х шах Реза, пытавшийся модернизировать и вестернизировать страну, решил покончить с фактической автономией курдского Мехабада, отправив туда карательную экспедицию. Противопоставить ей курдам было нечего, так что в результате Мукринский Курдистан не только формально, но и фактически вошел в состав Ирана; но недовольство курды затаили.

Когда в 1941 году солдаты разгромленной шахской армии разбредались кто куда, пытаясь быстрее добраться до дома, запасливые курды старались заполучить их оружие, иногда покупая за символическую сумму, а то и попросту отнимая. В итоге племена на Армянском нагорье и в отрогах Загроса оказались вооружены до зубов. Часть из этих племен попала в советскую зону оккупации, часть – в британскую. Ни РККА, ни англичане не собирались ссориться с горцами: им дали понять, что до тех пор, пока они будут сидеть тихо и продавать зерно оккупационным войскам, проблем не будет.

Вход советских войск в Тавриз, 26 августа 1941 годаДмитрий Минскер / РИА Новости

Но средняя часть курдской зоны, в которую попал и Мехабад, оказалась на ничейной земле. В 1943‑м группа молодых курдов – чиновников, мелких торговцев и представителей интеллигенции – создала там организацию под названием «Комитет курдской молодежи», или «Комала». Работа ее была организована в лучших традициях подпольных групп, в состав принимали только этнических курдов – единственное исключение делалось для детей, родившихся от браков курдов с ассирийками. Ячейки «Комалы» быстро появились во всех крупных городах не только Иранского, но и Иракского Курдистана. Это встревожило британцев, ориентировавшихся не на курдов, а на арабов. Москва же отнеслась к ситуации совершенно иначе.

Сигареты для ленинградцев

Отношения курдов и советской власти были довольно противоречивыми. Еще в 1923 году на территории Советского Азербайджана был создан Курдский уезд, прозванный также Красным Курдистаном. Спустя шесть лет он был упразднен, но в 1930‑м был образован уже Курдистанский округ, впрочем, просуществовавший меньше года. С другой стороны, в 1937 году курды из Азербайджана и Армении были депортированы в Среднюю Азию. В 1944‑м последовала вторая волна депортации, на сей раз из Грузии; но в обоих случаях депортация была лишь частичной. С третьей – многие советские курды в годы Великой Отечественной отважно сражались с немцами, и некоторые из них достигли больших чинов.

Как бы то ни было, курдским вопросом советские лидеры заинтересовались, похоже, в 1942‑м, когда в Баку была приглашена делегация старейшин из различных племен. К 1944 году работа среди курдов шла уже полным ходом: как доносила британская разведка, сотрудники советских спецслужб из числа этнических курдов чувствовали себя как дома среди племен, активно вербуя агентуру. Как с тревогой доносили агенты MI6, особую активность проявляли некий капитан Джафаров и два его сотрудника – Абдуллахов и Хаджиев. Первый из них, судя по британским сводкам, и вышел в конце концов на лидеров «Комалы». Слово за слово, и вскоре уже между лидерами курдов Мехабада и советскими дипломатами и разведчиками установились прочные контакты. В Мехабаде даже появилось Курдско-советское общество культурных связей, члены которого отправили десять ящиков сигарет защитникам Ленинграда.

В апреле 1945‑го «Комала» наконец вышла из подполья. В честь этого события был устроен торжественный концерт в местном клубе, куда в качестве почетных гостей пригласили советского консула и главу местного отделения Всесоюзного общества культурных связей с заграницей. Гвоздем программы стала патриотическая опера, по сюжету которой женщина, символизировавшая курдскую Родину-мать, подвергалась многочисленным оскорблениям со стороны обидчиков, которых звали Иран, Ирак и Турция. Но заканчивалось все хорошо: на помощь Родине-матери приходили ее курдские сыновья, которые наказывали негодяев.

«Публика, непривычная к подобным представлениям, была глубоко тронута, – вспоминал один из очевидцев. – Многовековые кровавые раздоры были забыты, когда наследственные враги рыдали друг у друга на плече, словно дети, и хором клялись отомстить за поруганный Курдистан». В сентябре курдская делегация посетила Советский Азербайджан, где встретилась с первым секретарем ЦК Багировым, который обещал курдам поддержку; месяц спустя на основе «Комалы» была создана Демократическая партия Иранского Курдистана, главой которой был провозглашен Кази Мохаммед – судья и градоначальник Мехабада.

В ноябре 1945‑го в Тебризе с санкции Сталина было провозглашено Азербайджанское народное правительство. Этот шаг поддержали местные жители, недовольные политикой иранизации, которую проводил шах, запретивший даже использование азербайджанского языка. Вслед за азербайджанцами настала очередь курдов: в январе 1946 года на площади Чарчара Кази Мохаммед объявил о создании Курдской Народной Республики. «Мы – отдельная нация, мы живем на своей земле и имеем не меньше права на самоопределение, чем другие», – заявил он. Над зданием, где располагалась канцелярия градоначальника, был спущен персидский флаг; вместо него взвился флаг молодой республики – красно-бело-зеленый, с золотым солнцем и книгой, обрамленными колосьями. Курдская республика тут же установила связи с Народным Азербайджаном и принялась устраивать свою жизнь.

Президент со знанием эсперанто

О жизни тогдашнего Иранского Курдистана мы знаем как из советских документов того времени, так и из очерков американских и французских журналистов, успевших побывать в молодой республике (англичан курды не пускали, считая их врагами). В административном плане мало что изменилось по сравнению с шахскими временами: по-прежнему на местном уровне основную роль играли помещики и племенные вожди. Они поддерживали порядок при помощи набранных из соплеменников жандармов, одетых в красочные курдские костюмы, которыми командовали присланные из Мехабада курдские офицеры в форме советского образца. Сам Мехабад расцвел: его улицы были полны людей в ярких одеждах, которые праздновали освобождение от персидского владычества.

Во главе республики стоял Кази Мохаммед – человек неординарный, производивший на всех, кто с ним встречался, глубокое впечатление. «Невысокий мужчина пятидесяти лет, одетый в старую армейскую шинель, с легкой небритостью, аскетичным лицом и слегка желтоватой из-за проблем с желудком кожей, – описывал его позже со слов журналистов один из британских офицеров. – Он не курил, не пил, был крайне умерен в еде.

И был настоящим интернационалистом – интересовался всеми народами мира и знал множество языков, включая русский и эсперанто, а также немного говорил по-английски. Его стол был вечно завален книгами на иностранных языках. Кази Мохаммед считал, что курды происходят от древних мидийцев, и очень много внимания уделял возрождению и развитию курдского языка и культуры. Он даже держал при своем штабе двух молодых поэтов, которые писали поэмы на курдском. Эти стихи, а также политический журнал и газета под названием «Курдистан» и еще два литературных журнала регулярно, несмотря на недостаток бумаги, печатались в подаренной Красной армией типографии».

Век существования Мехабадской республики был ярок, но недологHistoric Collection / Vostock Photo

И при этом республика находилась в состоянии перманентной войны. Шахское правительство не желало признавать ее самостоятельности. Иранская Четвертая дивизия под командованием талантливого генерала Хомаюни регулярно пробовала границу Курдистана на прочность; племенные ополчения давали иранцам отпор, но ситуация складывалась явно не в пользу курдов. Положение изменилось лишь после того, как из Ирака в Курдскую Народную Республику прорвался со своими бойцами неистовый Мустафа Барзани, один из вождей племени барзан, за два года до того поднявший мятеж и успешно громивший иракские силы.

Мустафа получил генеральский чин и сразу взялся за реорганизацию армии: было создано ополчение из мужчин от 15 до 60 лет, костяком армии стали три батальона из курдов племени барзан, во главе которых стояли бывшие кадровые иракские офицеры.

Энергичный и талантливый Барзани сумел переломить ход боевых действий. В сражении на высотах Карава 29 апреля 1946 года он разгромил иранские войска, взяв 120 пленных и захватив две пушки и 17 пулеметов. Через несколько дней в его засаду угодила иранская колонна: 20 солдат погибли, 34 попали в плен, курды взяли два пулемета и более 4 тысяч патронов. На этом их успехи временно закончились: Хомаюни отступил и закрепился на удобных позициях, выбить его оттуда с ходу не удалось. Курды и иранцы заключили временное перемирие, однако обе стороны готовились к новым боям: Барзани даже получил четыре танка, переданных в дар братским правительством Народного Азербайджана, но воспользоваться ими уже не успел. Грянул иранский кризис.

Последний поход

В момент окончания Второй мировой войны исчез формальный предлог для нахождения советских войск на иранской территории. Тем не менее Москва не спешила выводить свои контингенты: в военные годы на севере Ирана, были обнаружены крупные нефтяные месторождения. В это время союзники уже вовсю разрабатывали нефтяные поля на юге Ирана и Советский Союз не собирался отставать.

До сих пор неизвестно, чего точно хотел Сталин: собирался ли он использовать советское влияние на севере Ирана, для того чтобы выторговать лучшие условия для своих концессий в Иране, или всерьез планировал отторгнуть северные территории страны, создав там новые советские республики. Как бы то ни было, шахское правительство при поддержке Британии и США решилось на конфронтацию и подало жалобу на СССР в свежесозданный Совет Безопасности ООН – первую в истории этого органа.

Дело шло к конфликту, и в этой ситуации Москва отступила, предпочтя не обострять отношения с западными странами и с Тегераном. В апреле СССР и Иран подписали соглашение, в соответствии с которым советские войска покидали иранскую территорию, а Тегеран в обмен соглашался создать совместное нефтяное общество, которое бы получило концессии на разработку нефтяных полей на севере страны. 9 мая вывод советских войск был завершен, после чего иранский меджлис неожиданно отказался ратифицировать заключенное соглашение. О новой оккупации не могло быть и речи.

Вывод советских войск означал, что народные республики обречены. Вопрос заключался лишь в том, как именно они интегрируются обратно в состав Ирана – мирно или силовым путем. Еще летом Кази Мохаммеду вроде бы удалось договориться с Тегераном о том, что Курдистан получит широкую автономию, но чем больше проходило времени, тем жестче становились условия Тегерана. Шахские войска явно готовились к наступлению на Народный Азербайджан и Мехабадскую республику. Кази Мохаммед обратился к вождям курдских племен с просьбой собрать ополчение и выступить на фронт, но получил отказ: курдская верхушка думала только о том, как бы повыгоднее сдаться. Роптали и простые люди: вся экономика Иранского Курдистана была завязана на выращивание и сбор табака и продажу его в Иран. Игры в независимость уже привели к тому, что население начало стремительно нищать, а новая война не сулила ничего хорошего.

21 ноября иранский премьер Ахмад Кавам объявил, что в ближайшее время войска шаха возьмут под контроль Азербайджан и Курдистан, чтобы обеспечить свободу выборов в иранский парламент – меджлис. 10 декабря иранские войска после боев, которые продолжались почти сутки, прорвали оборону войск Азербайджанского демократического правительства; азербайджанская столица Тебриз пала, лидеры сопротивления бежали в СССР. Народный Курдистан оказался полностью отрезан от советской помощи.

Кази Мохаммед отправил своего брата, депутата иранского парламента Садра Кази, к генералу Хомаюни с сообщением, что Мехабад готов сдаться без боя. Барзани отказался капитулировать и ушел со своими людьми в горы. Он продержится там еще несколько месяцев, разгромит иранские войска в трехдневном сражении при Мако (невзирая на наличие у иранцев бронетехники и поддержки с воздуха, курды будут расстреливать их, как в тире, и потеряют всего четыре человека убитыми) и после долгого рейда по горам выйдет с отрядом к советской границе.

Судьба Кази Мохаммеда сложилась трагичнее. Он отказался уходить, заявив, что до конца останется со своим городом. Изначально иранские офицеры обращались с ним со всем уважением, но спустя несколько дней сам Мохаммед и его братья – министр обороны республики Сейф Кази и посредник в переговорах с Тегераном Садр Кази – были брошены в тюрьму, а затем публично повешены за измену.

Шахское правительство сделало все, чтобы стереть следы Мехабадской республики. Выпуск газет на курдском языке был прекращен, обучение на нем запрещено, все книги торжественно сожжены, 11 вождей курдских племен, которых обвинили в симпатиях к республике, расстреляны. Но не прошло и 15 лет, как бывший генерал Курдской Народной Республики Мустафа Барзани, прошедший военную подготовку в Советском Союзе, возглавил Сентябрьское восстание курдов в Ираке. Оружием его, по иронии судьбы, снабжал Иран, заинтересованный в дестабилизации обстановки в соседнем государстве. Шах Ирана обещал курдам постоянную финансовую и военную помощь, а Барзани в обмен на это обязался не пытаться вновь поднять мятеж среди иранских курдов. Мустафа свое слово сдержал, а шах – нет. Но это уже совсем другая история.

Материалы по теме

Метки: Курдистан

«Ильхам Алиев показал Ирану свой кулак» — Haqqin

В последние дни напряженность между Ираном и Азербайджаном, религиозные, исторические и культурные связи между которыми всегда особо подчеркивались, достигла своего пика. Баку, обвинив Тегеран в доставке сепаратистам на территории Азербайджана, где временно размещены российские миротворцы, грузов сомнительного содержания, начал проверять иранские грузовики на освобожденном участке автомагистрали Горис — Кафан.    

Тегеран же обвиняет Баку в том, что Азербайджан разместил на своей территории у границы с Ираном военные базы Израиля, задержал двоих иранских водителей, перевозивших грузы в Армению. Вслед за этим Иран стянул часть своих вооруженных сил к границе с Азербайджаном и начал военные учения.      

Как сообщает Азербайджанская служба Би-Би-Си, напряженность между двумя странами может перейти в открытый конфликт.

А как оценивают граждане Ирана подобное развитие событий? Азербайджанская служба BBC побеседовала с рядовыми иранцами, узнав их мнение по этому вопросу. Для безопасности респондентов их имена и фамилии изменены.

41-летний житель города Кередж Ирана Мухаммед Гаими считает, что «корень этих проблем упирается в карабахский конфликт»: «Израиль был рядом с Азербайджаном, что принесло победу Азербайджану в этой войне. Помимо этого, приближение Израиля к своим границам Тегеран считает серьезной угрозой. Азербайджан, в свою очередь, недоволен поддержкой Ирана Армении».

«Но в войну это не перерастет. В иранском Азербайджане миллионы с любовью относятся к Азербайджану, и иранское государство не пойдет на такой риск», — уверен Гаими

43-летний Эльназ Берги из Тебриза считает, что «Иран сам не ведает, что творит». «Если бы знал, то не трогал бы Азербайджан. Даже если в Южном Азербайджане есть те, кто поддерживает Иран, народ в целом рядом с Азербайджаном. Иран считает Карабах исламской землей, но помогает армянам оружием. Какой логике это подлежит? Мы ничем не отличаемся от северных азербайджанцев. Они наши сестры и братья. Как мы может оторваться от своего языка и истории? Ильхам Алиев во время посещения Худаферина сказал, что это братская граница, однако в Иране этого не заметили. После этого Алиев показал кулак. Мы не хотим войны, но даже если будет война, мы не будем рядом с Ираном».

43-летний Хамид Небидост из города Маранд: «Азербайджан — это древняя иранская земля. Впрочем, Армения и Грузия тоже. Но нынешняя реальность другая, они сегодня совсем другие государства и нации, так же, как и Иран. Азербайджан и Армения – наши соседи, но Азербайджан не имеет права перекрывать нашу сухопутную дорогу с Арменией. Помимо этого, Азербайджан привел Израиль прямо к границам Ирана. Израиль – враг всех мусульман, в том числе и Азербайджана».

Иранский азербайджанец из Хамадана 46-летний Алирза Бахари считает, что Тегеран обеспокоен именно фактором иранского Азербайджана. «Все страхи Ирана – это мы. Иран опасается пробуждения иранских тюрок. Армяне и Израиль – это лишь повод. После победы в карабахской войне персы словно почувствовали себя проигравшими. Иран будет греметь, но войну не начнет. За Азербайджаном стоит Турция, еврейское лобби и такое важное в мусульманском мире государство, как Пакистан. А Иран? Хочу сказать, что Иран в мире одинок и не сможет найти в себе смелость и вступить в войну», — считает Бахари.

60-летний житель Тегерана Короош Ярванди считает, что «то, что сегодня называется Азербайджаном, на самом деле это Иран, и он должен быть возвращен Ирану. Эти земли у нас насильно отобрали русские. Настоящее название этой территории — Аран. Азербайджан – это территория Ирана. Его украли у нас. Вообще они (азербайджанцы – ред.) считают себя иранцами. Там Северный Иран. Даже весь Кавказ наш. Я не хочу войны, не хочется воевать на своих землях, но вернуть свои древние земли, Баку для нашей армии дело нескольких часов».

39-летний Шадмехр Мисаги из Тегерана говорит, что он не знаток в этих вопросах, но своим мнением может поделиться. Он считает, что «в мире и на Ближнем Востоке добрососедство весьма важно для каждого государства. Однако, к сожалению, Иран этого не понимает. Тегеран вместо добрососедства создает вооруженные формирования, а это приводит к проблемам и напряжению в регионе. Как Иран создал в Йемене хуситов, так и в Азербайджане попытался создать «Общину Хусейния», но Азербайджан не допустил этого. Иран, может, даже их руками хотел освободить Карабах, но и это стало невозможно, не смогли. Близкие отношения Ирана с Арменией подтолкнули Азербайджан к сближению с Израилем. Безусловно, самым главным врагом Ирана является Израиль».

45-летний Яшар Хагани из Тебриза: «Я так и не понял, чего все-таки хочет Иран. Это государство даже не думают о людях. Все хотят уехать из Ирана. Ни один из соседей не удовлетворен Ираном. Нашему народу во всех отношениях близок Азербайджан, а никак не Армения. Я говорю, пусть с обеими народами Иран будет близок, но почему бы не поддержать мусульманский Азербайджан? Истина в том, что и мы, иранский народ, и народы Ближнего Востока устали от действий Ирана. Конечно, война была бы самым худшим вариантом, и здесь кто пострадает, так это мы — и с той, и с этой стороны».

45-летний Кавех Никтан из Тегерана считает, что «иранское государство, чтобы скрыть свои внутренние проблемы, искусственно выпячивает другие, внешние и мучает своих хороших соседей. Я также хочу сказать, что мы, иранцы, особенно близки в культурном отношении к Азербайджану и Турции. Однако со многими странами, и особенно с соседями. не можем наладить отношений. Совсем не могу поверить в военный исход вопроса».

Марджан Мардвешти из города Шираз: «Если честно, я не знаю, с чего все началось, но иранскому режиму для того, чтобы скрыть свои внутренние проблемы, нужны причины извне. Иран сделал столько ошибок, неверных шагов, что уже даже когда говорит правду, ему не верят. Безусловно, с этой точки зрения, я не говорю, что Иран прав. Я знаю, что для азербайджанцев, которые являются гражданами Ирана, это очень чувствительный вопрос, и иранское государство прекрасно об этом знает, но зачем так делают – не знаю. Если так пойдет и дальше, наш конец будет таким же, как у Северной Кореи или Югославии».

Восемь принципов добрососедства. Политика Ирана в отношении нагорно-карабахского конфликта — Клуб «Валдай»

 

Упомянутые восемь принципов могут прояснить вероятные двусмысленности:

1. Признание права правительства Азербайджана на суверенитет в отношении Карабахского региона и семи районов вокруг него

С самого начала карабахского кризиса в начале 1990-х годов правительство Ирана признало Карабахский регион и районы вокруг него частью территории Азербайджанской Республики. Эта позиция не менялась за последние три десятилетия. По сути, противодействие Ирана этническим движениям и сепаратизму является одним из фундаментальных факторов внешней политики Ирана на Южном Кавказе. Иранское общество состоит из различных этнических групп, и поэтому Иран выступает против любых сепаратистских этнополитических движений. В этом контексте Иран никогда не признавал независимость Карабаха, Абхазии и Южной Осетии, несмотря на хорошие и близкие отношения между Ираном и Арменией, а также между Ираном и Российской Федерацией. В последние десятилетия иранский подход к этническим движениям и сепаратизму не менялся, и это наблюдается в Чечне, Дагестане на Северном Кавказе, а также в Иракском Курдистане.

2. Непризнание Республики Арцах и другие политические события в Карабахском регионе

В соответствии с вышеупомянутым принципом Иран не признал никаких внутриполитических перемен в Карабахе, включая само существование Республики Арцах, а также результаты референдумов и выборов, проведённых в этом регионе армянами. Тегеран отверг их все как недействительные и считает, что любые политические преобразования в этом регионе должны происходить после разрешения спора и заключения мирного договора, на который согласны все конфликтующие стороны, а именно правительство Армении, Карабахского региона и правительство Азербайджана.

3. Сбалансированный подход и поддержание отношений как с Арменией, так и с Азербайджанской Республикой

У Ирана пятнадцать соседей. Это число сопоставимо только с такими странами, как Китай и Россия. Основной политикой Ирана является добрососедство, поэтому он никогда не инициировал разрыва отношений с кем-либо. В этом контексте с начала 1990-х годов Иран выступал за сбалансированный подход и поддержание связей с правительствами как Армении, так и Азербайджанской Республики. Таким образом, позиция Ирана по нагорно-карабахскому конфликту отличается от позиции Турции, Королевства Саудовская Аравия, Йемена и Пакистана, которые либо порвали с Арменией, либо не признали её в качестве независимой страны. Ирландский востоковед Фред Холлидей называл такой подход «политикой цветочных букетов» . Шведский политолог Сванте Корнелл писал о «беспристрастном игроке» , а для американского исламоведа и ираниста Ширин Хантер это «прагматизм» .

Независимо от того, как называть эту политику, именно в соответствии с ней Иран с начала 1990-х годов оказывал гуманитарную и финансовую помощь как Армении, так и Азербайджану. Вопреки некоторым утверждениям паназербайджанских и пантюркистских сил, Иран с начала 1990-х годов снабжал народ Азербайджана, в частности жителей Нахичевани, газом, электричеством и предметами первой необходимости и принимал тысячи азербайджанцев, ставших беженцами в результате войны. Подобные действия Ирана упоминаются в воспоминаниях президентов Азербайджана Абульфаза Эльчибея и Гейдара Алиева, а также президента Ирана Хашеми Рафсанджани.

Сбалансированный подход и политика добрососедства Ирана на Южном Кавказе применимы не только к Армении и Азербайджанской Республике, но и к Грузии. С этой точки зрения Иран занимает особое и выдающееся место на Южном Кавказе, поскольку из всех соседних держав только он имеет устойчивые дипломатические отношения со всеми тремя странами Южного Кавказа, включая христианские Армению и Грузию и мусульманскую и шиитскую Азербайджанскую Республику. Отметим, что с 1993 года по настоящее время между Арменией и Турцией нет политических контактов, Россия и Грузия заморозили взаимодействие с 2008 года. Это обеспечивает Ирану уникальную позицию на Южном Кавказе.

4. Противодействие войне и использованию силы для разрешения карабахского кризиса

В соответствии со сбалансированным подходом и политикой добрососедства Иран выступает против любой войны и применения силы для разрешения карабахского кризиса, будь то Арменией или Азербайджаном. Как уже говорилось, Иран – в отличие от Грузии, России и Турции – граничит со спорным регионом Карабаха, и потому любое военное столкновение на этой территории может угрожать безопасности северо-западных приграничных районов иранских провинций Восточный Азербайджан и Ардебиль, задеть этнические и религиозные чувства миллионов людей внутри Ирана. Следуя такому подходу, Иран активно включился в процесс посредничества между армянской и азербайджанской сторонами в 1990-х годах и поддерживал любые инициативы по прекращению огня и установлению мира, согласованные обеими сторонами. По этой причине, при столкновениях последних нескольких лет, включая четырёхдневные войны апреля 2016 года и июля 2020 года, а также последнее столкновение, начавшееся 27 сентября 2020 года, иранские высокопоставленные официальные лица немедленно призывали к прекращению огня в Карабахе. Продолжение войны у иранской границы представляет серьёзную угрозу национальным интересам и безопасности Ирана.

5. Обеспечение прав и безопасности армян Карабаха в мирных планах

Подход Ирана к карабахскому конфликту не является односторонним. Для Тегерана права и безопасность армян Карабаха важны и должны уважаться. В любом мирном плане и в случае любого развития событий, включая возвращение азербайджанских беженцев из Азербайджанской Республики в Карабах и в семь районов вокруг него, или любое другое политическое и правовое развитие событий, такое как референдум, право на самоопределение армян Карабаха надо уважать. С точки зрения Ирана, игнорирование этого может привести к возобновлению конфликта между армянами и азербайджанцами, что, в свою очередь, может спровоцировать войну или конфликт в регионе и разрушить мирное урегулирование в Карабахском регионе.

6. Противодействие вмешательству внерегиональных сил в урегулировании карабахского кризиса

В соответствии со своей внешней и оборонной политикой Иран выступает против любого вмешательства внерегиональных сил, таких как США и НАТО, в урегулирование карабахского кризиса. Иран относится к карабахскому кризису так же, как и к другим кризисам в регионе, включая Афганистан, Ирак, Йемен и Сирию, и считает, что он должен быть разрешён при наличии политической воли двух стран – Армении и Азербайджана. Соседние страны, в частности Грузия, Россия, Турция и Иран, могут присоединиться к этому процессу в различных формах, если Ереван и Баку попросят об этом.

7. Противодействие размещению международных миротворческих сил на линиях соприкосновения в Карабахе вблизи иранской границы

В соответствии с принципом противодействия вмешательству в урегулирование карабахского кризиса Иран также выступает против размещения международных миротворческих сил, особенно если они включают внерегиональные силы на линиях соприкосновения в Карабахе вблизи границы с Ираном. Вместо этого Иран поддерживает местные и региональные механизмы в целях прекращения огня и установления мира в Карабахе, а также в целях обеспечения безопасности жителей Карабаха – как армян, так и азербайджанцев.

8. Посредничество в процессе установления мира и разрешения споров по просьбе правительств Азербайджана и Армении

В начале 1990-х годов правительство Ирана активно посредничало между Азербайджаном и Арменией по их просьбе. Это привело к мирному соглашению между Якубом Мамедовым (исполняющим обязанности президента Азербайджана) и Левоном Тер-Петросяном, тогдашним президентом Армении, при посредничестве тогдашнего президента Ирана Хашеми Рафсанджани в мае 1992 года. К сожалению, из-за некоторых событий, включая оккупацию города Шуша армянами 8 мая 1992 года (всего через день после заключения Тегеранского соглашения), это посредничество не удалось. Иран тогда не смог повторить успешный опыт посредничества в гражданской войне в Таджикистане, которое способствовало подписанию мирного соглашения между правительством Таджикистана и Партией исламского возрождения (ПИВТ) в 1997 году, где, кстати, также была задействована Российская Федерация. Несмотря на этот неудачный опыт и отсутствие Ирана в Минской группе Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, правительство Ирана поддерживало любое посредничество по прекращению огня и установлению мира между Арменией и Азербайджанской Республикой по карабахской проблеме. Иран всегда настаивал на том, что его участие в подобных инициативах зависит от желания руководителей Армении и Азербайджанской Республики.

В свете восьми упомянутых принципов Иран с тревогой следит за столкновениями между Арменией и Азербайджанской Республикой, начавшимися с 27 сентября 2020 года, которые, в отличие от двух предыдущих четырёхдневных войн, представляют собой серьёзное нарушение режима прекращения огня от 1994 года.

Новые столкновения в Карабахе стали беспрецедентными с точки зрения разрастания и масштабов конфликта. Большие человеческие и финансовые потери, высокий уровень боеготовности, введение комендантского часа и всеобщей мобилизации внутри Армении и Азербайджана, а также тотальная политическая и военная поддержка со стороны турецкого правительства усиливают обеспокоенность Ирана событиями в регионе. Требование Ирана в нынешней ситуации – это быстрое прекращение огня двумя сторонами, чтобы предотвратить новые человеческие и финансовые потери и сдержать перерастание конфликта в тотальную войну на Кавказе, которая сделает ситуацию неуправляемой для всех сторон. Проигравшими могут оказаться весь Кавказ (Армения, Азербайджанская Республика и Грузия) и три соседние страны – Иран, Россия и Турция.

Геополитические истоки ирано-иракской войны в JSTOR

Абстрактный

Истоки ирано-иракской войны являются геополитическими по двум причинам. Территориальные вопросы, включая границу Шатт-эль-Араб и пять других зон, были прямой причиной разногласий. Нетерриториальные конфликты также играли ключевую роль, но территория была мерой при оценке их результатов. Контроль над спорной землей является основным средством демонстрации господствующей власти.

Информация о журнале

Являясь старейшим журналом в Соединенных Штатах, посвященным исключительно географии, и ведущим географическим журналом за последние 150 лет, Geographic Review содержит оригинальные и авторитетные статьи по всем аспектам географии.Географическое обозрение приветствует авторитетные, оригинальные, искусно иллюстрированные и хорошо написанные рукописи по любой географической теме. В частности, приветствуются материалы в областях человеческой географии, физической географии, природы / общества и ГИС-наук, особенно потому, что они могут быть поняты широкому кругу читателей. Мы поощряем эмпирические исследования, основанные на теории, инновационные синтезы, которые предлагают более глубокое понимание явления, и исследования, которые приводят к потенциальным рекомендациям политики.Писания в «Географическом обозрении» всегда были качественными, интересными и доступными как для специалистов, так и для неспециалистов. Авторам рекомендуется писать статьи, которые им самим понравится. Географический обзор также включает специальные статьи, статьи на форумах и специальные обзорные статьи, написанные по заказу редактора. Каждый выпуск включает обзоры последних книг, монографий и атласов по географии и смежным областям.

Информация об издателе

Основываясь на двухвековом опыте, Taylor & Francis за последние два десятилетия быстро выросла и стала ведущим международным академическим издателем.Группа издает более 800 журналов и более 1800 новых книг каждый год, охватывающих широкий спектр предметных областей и включая журнальные оттиски Routledge, Carfax, Spon Press, Psychology Press, Martin Dunitz и Taylor & Francis. Тейлор и Фрэнсис полностью привержены делу. на публикацию и распространение научной информации высочайшего качества, и сегодня это остается первоочередной задачей.

Международные отношения США, 1964–1968, Том XXII, Иран

Международные отношения США, 1964–1968, том XXII, Иран

139.Разведывательный меморандум1

№ 1355/66

Вашингтон, 21 мая 1966 г.

АРАБСКАЯ УГРОЗА ИРАНУ

1.
Внешняя и военная политика Ирана находится под сильным влиянием Вера шаха в то, что арабский национализм, олицетворяемый президентом Египта Насир стремится доминировать в богатой нефтью и уязвимой юго-западной Иран и район Персидского залива.Его беспокойство было усилено уменьшение роли Великобритании в персидском Залив Шиекдомс.
2.
С геополитической точки зрения опасения шаха за безопасность юго-западный Иран и Персидский залив не безосновательны. Масло объекты в провинции Хузистан и на прибрежных островах обеспечивают почти 75 процентов валютных поступлений Ирана и, следовательно, являются основной источник средств экономического развития Ирана.Эти очень сконцентрированные объекты представляют собой чрезвычайно уязвимые цели для саботаж.
3.
иранских транспортных маршрутов в западный мир также уязвимый. До главного океанского порта Хорремшехр можно добраться только через контролируемые Ираком воды Шатт-эль-Араб.Враждебный араб шейх в Ормузском проливе — устье Персидского залива — мог поставить под угрозу все иранские судоходства в Индийском океане. Иран пытается децентрализовать нефтяную промышленность и открыть новые порты вдоль Персидского залива вне контроля Ирака. Самым важным новым объектом станет порт. в Бендер-Аббасе, на иранской стороне пролива Ормузского.Это также будет главная военно-морская база Ирана. Bandar Аббас, как ожидается, не будет завершен раньше 1968 год, однако.
4.
Психологические и политические факторы заставили шаха поверить в то, что Арабский национализм представляет «явную и реальную опасность» для иранского народа. безопасность.Он горько возмущается претензией Насира на лидерство «Прогрессивные силы» на Ближнем Востоке против «реакционеров» (включая шаха), особенно ввиду его амбициозных социальных «Революция» в Иране. Шах чувствует, что его оскорбили Прекращение дипломатического отношений в 1960 году и последующими пропагандистскими атаками Насира против его страна и он сам.Он также может опасаться, что агрессивный и нейтралистский национализм и его харизма докажут заразны для некоторых иранцев.
5.
Шах возлагает на Насира ответственность за претензии, иногда высказываемые различных арабских лидеров в Хузистан («Арабистан») и за их презумпция называть Персидский залив «Персидским заливом».Шах, вероятно, убежден, что Египет, Ирак и Сирия, которые шах называет одной недоброжелательной силой, являются активно планирует захват иранской территории, и опасается, что почти 500 000 арабов, проживающих в Хузистане — большинство населения провинции население — может стать «пятой колонной».
6.
Тесные отношения Ирака с Египтом после переворота в ноябре 1963 года, и присутствие египетских войск в Ираке убедило шаха в том, что иракское правительство является инструментом Насира и этой сети арабских национализм усиливается вокруг Ирана.[3 строки исходный текст не рассекречен] Кроме того, фактическая граница инциденты между иранскими и иракскими войсками в ходе курдской мятеж подлил масла в огонь в сознании шаха. Там есть также поступали сообщения о поставках оружия из Ирака диссидентам среди Племена кашкаев и белуджей. Склонность шаха верить в худшее Насира заставляет его помещать все имеющиеся факты, слухи, разведданные отчеты и подозрения в шаблон, который доказывает ему, что Насир чтобы свергнуть его правительство.
7.
Образец, который он видит, является преувеличенной версией того, что Насир на самом деле делал и делает так, чтобы «угрожать» безопасности Ирана. Насир вполне может подбадривать и оказывать какую-то скрытую помощь Арабские националисты замышляют заговор против шаха. Египет регулярно светит пропаганда в Иран — Каирское радио вещает на персидском языке по два часа каждое день, и тайный «Голос иранской нации» исходит из Египетская территория по четыре часа в день.Более того, Насир напал Шах прямо в последних выступлениях. Насир активно занимается подрывная деятельность шейхов Персидского залива и его усилия в конечном итоге преуспеть в Британии, поскольку доминирующее влияние среди них могло быть истолковано с некоторой долей обоснованности как представляющее долгосрочную угрозу иранскому транзитом через Ормузский пролив.
8.
Другая информация указывает на общую опасность, которую Насир представляет для Иран в лучшем случае является потенциальным и косвенным в настоящее время. [3 строки исходного текста не рассекречены] небольшие египетские силы из 350 человек в Ираке, которые беспокоят шаха, — это всего лишь символическая сила в самом узком смысле этого слова и предназначена для влиять на политические события в Ираке.Нет планов использовать его против Ирана. Режим покойного премьер-министра Ирака Арифа, погибшего в крушение вертолета в начале этой весны было явно про-насиристским, но не угрожать шаху или его владениям. Арабское большинство в Хузистане обычно неактивен политически, [1 строка исходного текста не рассекречено]. «Фронт освобождения Хузистана», базирующийся в г. Кувейт с офисом в Сирии, вероятно, получит некоторую поддержку от обоих Каир и Багдад, но, похоже, не имеют большого влияния в Хузистан.
9.
Отвечая на арабскую «угрозу», шах проводил политику поддержка правительств, элементов и действий, которые могут удержать его враги отвлечены и заняты. Правительство Ирана направило враждебная — иногда резкая — пропагандистская кампания против Насира, как в Иране и за границу.Иран предоставил курдскому курдскому союзу военную технику и финансовую помощь. восстание, из-за которого большая часть иракских войск скована северный Ирак. [3–1 / 2 строки исходного текста не рассекречено] Иранцы открыто пытались заручиться поддержкой среди лидеров исламской группы шиитского меньшинства в Ираке. Иран имеет закупил оружие для Саудовской Аравии для передачи йеменскому роялисту сил и поддерживал тесную связь с основным противником Насира, Израиль.Среди арабских государств с более консервативным правлением шах особенно пытался добиться расположения Саудовской Аравии и Иордании и дал сочувственное внимание к предложению саудовского короля Фейсала, которое Насир выступает против исламской солидарности. Есть даже свидетельства того, что Шах надеялся, что его сближение с СССР заставит Советы проявить некоторую сдержанность. над Насиром — хотя недавний визит премьер-министра Косыгина в Египет мог разбил эти слабые надежды.
10.
Однако шах уделяет наибольшее внимание укреплению иранской обороны, особенно военно-морской и воздушный, в Персидском заливе и на юго-западе Ирана. А потребуется значительное наращивание обороны для обеспечения надежного сдерживающий фактор для враждебных арабских стран, у которых в настоящее время военное превосходство, по крайней мере, с точки зрения боевого порядка — были ли они в Фактически настроен на нападение на Иран.Более того, шах подозревает, что в в случае нападения США могут оказаться посередине и могут даже прекратить продавать оружие, как это было с Пакистаном во время конфликта с Индия прошлой осенью. Экономическая помощь США Насиру имеет тенденцию укреплять Убеждение Шаха в том, что ему придется противостоять арабам в одиночку. Он подает все признаки решимости существенно расширить свои вооружения страны, будь то США или нет.С. Правительство соглашается с его оценка арабской угрозы, и дал понять, что он пойдет в другом месте, если он не может быстро приобрести дополнительное военное оборудование и на желаемых условиях из США (MAP)

международных отношений США, 1958–1960, Ближневосточный регион; Ирак; Иран; Аравийский полуостров, Том XII

287.От редакции

На 436-м заседании Совета национальной безопасности, 10 марта, директор Центральной разведки Аллена Даллес проинформировал Совет по Ирану следующим образом:

«Mr. Даллес сказал, что осветит определенные ситуации которые сложились во время отсутствия президента на юге Америка. В отношениях между Ираном и СССР.[4-½ строки исходного текста не рассекречено] СССР продолжает настаивать на том, что Иран должен запретить все военные баз, в то время как шах не желает идти дальше, чем давать гарантии что он не допустит размещения ракетных баз большой или средней дальности. установлен на иранской территории. Кампания советского давления против Ирана усиливается, при этом российская радиопропаганда призвана играть на нервы шаха, подчеркивая заговоры против его жизни.Мистер. Даллес чувствовал, что есть основания для полагая, что заговоры против шаха действительно существовали. Бахтияр делал непредвиденные обстоятельства планы на ситуацию, которая существовала бы в случае проигрыша шаха контроль. Советские агенты и агенты Туде пытались установить контакты с Иранские диссиденты. Савак, иранская организация безопасности, имела недавно арестовали несколько иранских офицеров за подрывную деятельность и поставил под наблюдение граждан Блока в Иране.Мистер. Даллес сомневался, что советские подрывные действия одного было бы достаточно, чтобы свергнуть шаха, но свидетельства недовольства в армии. Во всяком случае, ситуация в Иран продолжал быть критическим. Президент посчитал, что волноваться неправильно постоянно о симптомах в Иране вместо того, чтобы заниматься основными причины иранской ситуации.Он задавался вопросом, почему офицер иранской армии будет склоняться к коммунизму. Наша политика явно неэффективна Достаточно правильно сориентировать иранский народ. Неру сказал ему, что если шах предложили адекватную программу земельной реформы, ситуация в Иране была бы материально улучшено. Шах предложил программу земельной реформы. и тем не менее у нас все еще есть сомнения в стабильности правительство.Ни правительство Ирана, ни правительство США не делают то, что он должен делать. Г-н Даллес сказал, что Иранцы очень небрежно относились к своим планам; кроме того, в кругах, близких к Шах. Г-н Диллон добавил, что это Потребовалось много времени, чтобы ощутить влияние программы земельной реформы. Президент заявил, что шах явно намеревался завершить земельную реформу. в течение двух лет.В любом случае казалось, что мы всегда пытались придумать экстренные меры по устранению критической ситуации. Мистер. Даллес считал одной из трудностей в Иране была старая клика чиновников, окружавшая шаха, клика которую не смогли сломить молодые и способные чиновники. Президент сказал, что ситуация в Иране казалась безнадежной ». (Библиотека Эйзенхауэра, Уитмен File, NSC Records)

Последствия ирано-иракской войны

Через 25 лет после ее окончания ирано-иракская война, доминировавшая в ближневосточных событиях 1980-х годов, поставила регион в новую геополитическую ситуацию.Однако, как и сама война, ее вклад в формирование современного Ближнего Востока уходит из памяти.

Последствия для Ирака и Ирана

В двух воюющих странах война оказала аналогичное влияние: она укрепила и стабилизировала политические системы, в то же время ухудшив экономику и ввергнув две страны в глубокий кризис, который будет продолжаться еще долгое время после окончания войны.

В Ираке Саддам Хусейн использовал правила войны и чрезвычайного положения как предлог для установления беспрецедентной тоталитарной диктатуры.Саддам сокрушил и искоренил организованную шиитскую оппозицию незадолго до войны, тем самым лишив большинство населения Ирака инструмента для выражения своего негодования. Это позволило Саддаму полагаться на армию с шиитским большинством среди рядовых солдат для борьбы с шиитским Ираном. Под влиянием Сталина Саддам представил войну как иракский эквивалент «Великой Отечественной войны» (Второй мировой войны на советском языке), вызвав некоторое патриотическое рвение даже среди шиитских воинов. Коммунистическая партия Ирака, ранее представлявшая собой реальный вызов Баасу, не пережила чистку 1977 года и перестала представлять реальную угрозу режиму Саддама в 1980-х годах.С другой стороны, для курдов война была возможностью возобновить восстание. Курдские повстанцы установили новое руководство и возобновили восстание на севере. Используя боевые действия иракской армии на фронте, курдские повстанцы взяли под свой контроль некоторые районы и на северном фронте тесно сотрудничали с иранцами. Однако война закончилась самой страшной катастрофой для иракских курдов: в марте 1988 года иракская армия обстреляла город Халабджу с применением химического оружия, а позже в том же году иракский режим провел кампанию геноцида против курдского населения, убив примерно 189000 человек. частные лица.

В экономическом плане растущая иракская экономика 1970-х годов, выигравшая от национализации нефти в 1972 году и достигнув рекордной добычи нефти в 3,3 миллиона баррелей в день к началу 1980 года, резко упала в течение года до 0,8 миллиона баррелей в день как прямой результат. войны. Только в 2012 году Ирак достиг довоенного уровня производства. Издержки войны тяжело сказались на экономике Ирака, которая теперь не в состоянии оплачивать импорт. В конце войны Ирак накопил внешний долг в размере более 100 миллиардов долларов.Война истощила людские ресурсы Ирака: помимо примерно 180 000 убитых, 340 000 раненых и 50 000 военнопленных, в конце войны иракская армия насчитывала 1,2 миллиона солдат при населении в 18 миллионов человек.

Перед началом войны Ирак под влиянием Саддама Хусейна переориентировал свою внешнюю политику с акцента на арабо-израильском конфликте на Персидский залив. Война, наряду с экономической зависимостью, приблизила Ирак к консервативным, прозападным государствам арабского мира: Саудовской Аравии, Кувейту, Иордании и даже Египту.На международной арене Ирак проводил классическую политику третьего мира: он получал огромное количество оружия от СССР и его ставленников и от Китая, но также возобновил отношения с США в 1984 году.

В Иране сложилась более уникальная политическая система. После непродолжительного периода нестабильности возникла первая в мире Исламская республика, возглавляемая «духовным лидером» и управляемая избранным президентом и парламентом. Пожилой аятолла Хомейни, переживший войну и умерший в 1989 году, определенно способствовал возникновению политической системы из хаоса революции и войны.Но то же самое произошло с войной и ее продолжением. Между 1980-1982 годами иракские войска находились на территории Ирана, и их изгнание было патриотической миссией. Когда это было достигнуто в июне 1982 года, победивший Иран стремился продвинуть боевые действия на иракскую территорию и не был готов согласиться на прекращение огня. Только к 1987 году, после пяти лет постоянных тщетных попыток добиться значительных территориальных успехов, иранское население проявило признаки военной усталости.

Иран также пострадал экономически. Его нефтяной сектор, в основном расположенный в районах боевых действий на юго-западе Ирана, постоянно подвергался ударам со стороны иракцев.В отличие от иракцев, которые перевели экспорт нефти из раздираемого войной Персидского залива в другие направления, иранцы продолжали рассчитывать на экспорт через регион Персидского залива. Ядерный проект, начатый еще при шахе, был отложен.

Кроме того, Иран также пострадал от международной изоляции. Провозглашенная политика «ни востока, ни запада» в сочетании с сильной антиамериканской риторикой и опасениями Советского Союза по поводу наличия революционной исламской теократии на их границах не вызвали симпатии к Ирану у сверхдержав.Его шиизм и революционное рвение отдалили большинство арабских стран от Ирана. Единственным исключением был союз с Сирией и растущее участие в Ливане. Эта изоляция оказала серьезное влияние на военный потенциал Ирана, поскольку Исламская Республика была не в состоянии закупить оружие и столь необходимые запасные части.

Военные последствия войны

Иран Война в Ираке была не только самой продолжительной войной в двадцатом веке, но и последней войной с применением обычных вооружений в истории.Большую часть боевого распорядка составляли танковые и пехотные бои, артиллерийские и авиационные удары.

Однако в двух аспектах эта война знаменовала начало новой эры. Ирак первым применил химическое оружие собственного производства против иранской армии с очень ограниченным воздействием. В марте 1988 года иракские военно-воздушные силы подвергли бомбардировке курдский город Халабджа, в результате чего погибло от 3000 до 5000 человек, что на сегодняшний день стало крупнейшей химической атакой на гражданскую цель в истории Ближнего Востока. В условиях бездействия мира это дало иракскому режиму стратегическое преимущество перед курдами и способствовало развитию более нетрадиционных вооружений.

В конце 1987 года Ирак модифицировал советскую ракету «Скад Б», чтобы увеличить дальность ее действия. На протяжении всей войны обе страны использовали авиацию дальнего действия и баллистические удары по городам и экономической инфраструктуре. Однако активное использование Ираком ракет большой дальности в феврале 1988 года в значительной степени способствовало капитуляции Ирана и ввело Ближний Восток в баллистическую эру, затронувшую не только Персидский залив, но и арабо-израильский конфликт.

Экономические последствия войны

Война привела к сокращению мировой и региональной добычи нефти.Иран и Ирак, основные страны-производители и члены ОПЕК, не смогли выйти на довоенный уровень добычи. Цены на нефть значительно выросли. Хотя Саудовская Аравия была бесспорным крупнейшим производителем нефти, ее нефтяная промышленность, расположенная очень близко к фронту войны и экспортным линиям, пострадала от продолжения войны. Фактически война затронула нефтедобычу во всем районе Персидского залива. С 1987 года «танкерная война» расширилась, включив в нее танкеры, экспортирующие нефть из других стран Персидского залива. Это была иранская инициатива, призванная остановить поддержку Ирака в Персидском заливе.Вместо этого это привело к первому массовому развертыванию американских военных в этом районе для защиты танкеров Персидского залива от иранских атак.

Ирано-иракская война была первым крупным региональным конфликтом в Персидском заливе, переросшим в настоящую войну. Это показало, насколько уязвима и уязвима нефть Персидского залива и насколько опасной может быть чрезмерная зависимость от нее. В этом смысле война способствовала усилиям по диверсификации источников добычи нефти во всем мире

Прибыль от войны, особенно от поставщиков оружия двум воюющим сторонам, не принесла особой выгоды.Иран и Ирак накопили внешние долги, которые они не смогли выплатить после окончания войны. Это оказало разрушительное влияние на крупных поставщиков, таких как СССР и его доверенных лиц. Это может частично объяснить послевоенный экономический и политический коллапс этих стран. Другие страны, в первую очередь Саудовская Аравия и Кувейт, оказывая экономическую и финансовую поддержку, потеряли миллиарды долларов по займам Ираку, которые так и не были возмещены.

Региональные последствия войны

Война переключила внимание мира на Ближнем Востоке с арабо-израильского конфликта на регион Персидского залива.Это вывело Ирак из любой возможной организации «Восточного фронта» в войне против Израиля. Фактически, с подписанием мира между Египтом и Израилем планирование «Восточного фронта» против Израиля стало практически невозможным. Таким образом, ирано-иракская война косвенно способствовала безопасности Израиля. Война разрушила ось радикальных арабских стран, в которую входили Ирак, Ливия, Сирия и Южный Йемен. Во время войны Ирак вышел из радикального лагеря и присоединился к Египту, Иордании и странам Персидского залива, в то время как Сирия осталась единственным арабским союзником Ирана.

Война в регионе Персидского залива подтвердила крайнюю уязвимость всех стран Персидского залива. Таким образом, война ускорила процесс наращивания межгосударственного сотрудничества, в основном в рамках Совета сотрудничества стран Персидского залива. Под прямой угрозой со стороны Ирана и потенциальной будущей угрозой со стороны Саддамовского Ирака страны Персидского залива больше полагались на американскую военную мощь, которая, следовательно, резко возросла к концу войны.

Дальше на север война помогла Турции добиться регионального превосходства.Стабильная после многих лет внутренней борьбы и экономическое процветание, Турция использовала свое геополитическое положение во время войны. Позволив Ираку проложить на своей территории крупный трубопровод, Турция предоставила альтернативу маршруту через Персидский залив и стала основными экономическими воротами Ирака. Турция показала, что нефть и газ можно экспортировать из Персидского залива через ее территорию без использования танкеров.

Последствия для США, СССР и Китая

Для Советов, которых больше всего беспокоило увязание в Афганистане и экономические проблемы внутри страны, ирано-иракская война была в первую очередь экономическим делом.СССР поставлял оружие обеим сторонам, которые расплачивались нефтью на бартерной основе. СССР поставил Ираку гораздо больше оружия всех видов как прямо, так и косвенно через его государства-сателлиты в Восточной Европе. Это могло быть мотивировано политическими причинами, но более вероятно, что иранский рынок был более ограниченным, поскольку регулярная армия нуждалась в западном оружии, а Стражи исламской революции также закупали китайское оружие. Тем не менее, долги Ирака по оружию тяжело скажутся на советской экономике после войны.На последних этапах войны СССР, теперь также страдающий от проблем с руководством, не смог предотвратить американское военное вторжение в Персидский залив.

Для Китая война была первой возможностью продать продукцию своей военной промышленности в обмен на иракскую и иранскую нефть, чтобы поддержать его экономический скачок. Впервые Китай стал крупным поставщиком оружия в ближневосточном вооруженном конфликте, продав почти равное количество оружия Ирану и Ираку. Вероятно, именно во время войны Китай стал зависимым от нефти Персидского залива и особенно от иранской нефти.Доступ к свободной нефти позволил Китаю успешно завершить экономическую и политическую трансформацию.

С падением шаха США потеряли главного союзника и клиента в регионе. В начале войны ни одна из воюющих сторон не была союзником Америки, и единственными союзниками США в регионе были страны Персидского залива. Таким образом, интересы Америки в этом районе заключались в первую очередь в защите экспорта нефти странами Персидского залива и решении проблем безопасности этих стран.Однако они также впервые рассматривали потенциальные дестабилизирующие опасности политического ислама в регионе с его антиамериканской риторикой и, таким образом, имели тенденцию предпочитать Ирак Саддама Хусейна как «меньшее зло». Иракско-американское сближение было ограниченным по времени и масштабам и, безусловно, было более выгодным для иракцев. С 1987 года процесс, приведший к развертыванию американских войск в Персидском заливе, играл на руку иракцам и укреплял их доверие. Хотя к началу 1990 года американцы находились в процессе вывода войск, их первое приключение в Персидском заливе заложило основу для более массового и постоянного присутствия в результате войны в Персидском заливе.

В известном смысле ирано-иракская война ознаменовала как конец старости, так и начало новой. В военном отношении это была война старого стиля, в основе которой лежали пехота, артиллерия, бронетехника и авиация. Продолжая «холодную войну», две сверхдержавы по-прежнему играли активную и значительную роль на протяжении всей войны, но только активное американское вмешательство в Персидском заливе могло бы стать решающим фактором. Тем не менее, мой анализ последствий показывает, что война была скорее средством перемен, чем продолжением старого порядка.Это изменение по-прежнему является характерной чертой современной действительности на Ближнем Востоке.

Ронен Зейдель — заместитель руководителя Центра иракских исследований Хайфского университета. Он является автором множества статей по истории, культуре и обществу Ирака и соредактором книги «Ирак между оккупациями: перспективы с 1920 года по настоящее время» (New York: Palgrave, 2010).

Дополнительная литература:

Чубин, Шахрам и Чарльз Трипп, Иран и Ирак в войне (Боулдер: Вествью, 1988).

Кордесман, Энтони Х. и Абрахам Р. Вагнер, Иранско-иракская война (Боулдер: Вествью, 1990).

Донован, Джером, Иранско-иракская война: предпосылки эскалации конфликта (Лондон: Рутледж, 2011).

Уоркман, У. Том, Социальные истоки ирано-иракской войны (Боулдер и Лондон: Линн Риннер, 1994).

Виллет, Эдвард, Иранско-иракская война (Нью-Йорк: Розен, 2004).

Вудс, Кевин М., Мюррей Уильямсон и др., Генералы Саддама: перспективы ирано-иракской войны (Вашингтон, округ Колумбия: Институт оборонного анализа, 2011).

Дополнительная литература по электронным международным отношениям

Командующий армией говорит, что Иран не потерпит изменений на своих северных границах

Командующий сухопутными войсками иранской армии говорит, что Исламская Республика не потерпит никаких изменений официальных границ вблизи иранской территории.

Замечания бригадного генерала Кьюмарса Хейдари в интервью официальному информационному агентству IRNA прозвучали в связи с началом крупных иранских военных учений вдоль границы Ирана с Азербайджанской Республикой в ​​пятницу, а видео и фотографии, опубликованные в социальных сетях, демонстрируют массовое развертывание иранских сил и средств массовой информации. военная техника в регион.

Хейдари сказал: «В нашем регионе есть нежелательные элементы, которые хотят дестабилизировать регион и подорвать его безопасность». Он добавил: «Мы более внимательно относимся к событиям на наших границах с тех пор, как израильские элементы прибыли в наш регион. Мы следим за их действиями».

В прошлом году, когда между Азербайджаном и Арменией произошла война за Нагорный Карабах, иранские официальные лица и военное командование заявили, что в регионе присутствуют израильские элементы и что Азербайджан и Турция разместили сирийские джихадистские ополчения в районе, близком к границам Ирана.

Иранский командующий повторил: «Мы до сих пор не уверены в том, что террористы, прибывшие в регион из Сирии, покинули этот регион», одновременно настаивая на том, что «Иран чувствителен к изменениям официальных границ в его окрестностях и не может принять их.»

Фотография иранской армии с изображением военных учений.

Четко ссылаясь на Армению, потерпевшую поражение в войне 2020 года, Хейдари сказал: «Возможная слабость одной страны в защите своих границ не дает другим странам повода менять границы.Исламская Республика этого не допустит ». В последнее время появились признаки того, что Азербайджан играет мускулами в узкой полосе южной провинции Армении, которая соединяет Иран с Арменией, Грузией и за ее пределами на севере.

Генерал Хейдари далее сказал, что иранские военные учения «направлены на оценку и повышение боевой готовности иранских сил, поскольку в нашем районе проводится еще несколько военных учений». Он добавил: «За последний месяц к северу от наших границ было проведено четыре или пять учений, и в настоящее время Турция также проводит еще одни военные учения возле наших северных границ.»

Хейдари, однако, настаивал на том, что Иран никогда не нападал на какую-либо страну в течение последних двух столетий, и что Иран подчеркивал территориальную целостность Азербайджана, когда Карабах находился под армянской оккупацией.

Он настаивал на том, что транзитные поездки в регионе должны оставаться безопасными. страны региона должны уважать безопасные и транзитные маршруты для торговли и передачи энергии.Он явно имел в виду препятствия транзитному путешествию иранских трекеров со стороны Азербайджана в последние месяцы.

Между тем, обмен сообщениями между пользователями социальных сетей из Ирана и Азербайджана продолжался в течение последних 24 часов. Твиттер, в котором иранских пользователей Твиттера спрашивали , пойдут ли они на войну с Азербайджаном, если разразится такая война, понравился почти 600 пользователям, он ретвитнул около 20 раз, и около 200 пользователей ответили, что они начнут войну с Азербайджаном в течение несколько часов публикации твита.

Твиттер-аккаунт Азариха процитировал депутата Азбарджани Фазиля Агамали , который сказал, что Азербайджан способен ответить на возможное нападение Ирана.Отчет ответил, что, похоже, азербайджанцы забыли, что иранские учения начались как реакция на трехсторонние учения Азербайджана, Турции и Пакистана в регионе, и что Азербайджанская Республика нарушила каспийский правовой режим, распространив эти учения на Каспийское море.

30 сентября аккаунт в Твиттере Chamroush разместил видео , на котором иранские войска репетируют часть военных учений, обстреливая холмы в приграничной зоне.

Между тем иранских депутатов также ответили на угрозы из Азербайджана в Twitter. Джалал Рашиди Кучи, депутат от Марвадашта и Пасаргады, написал: «Терпению Ирана есть предел. На каждую пулю, выпущенную в Иран, ответят ракетным обстрелом тех, кто стреляет, а также другими ракетами, выпущенными по Хайфе, Тел. Авив и другие города Израиля ».

Мохсен Дехнави, депутат от Тегерана, написал в твите: «Америка и Израиль подтолкнули лидера Азербайджана Эльхама Алиева к опасному сценарию, чтобы создать геополитические изменения против Ирана и России.Сердце 6 миллионов шиитов в Азербайджанской Республике — фунт за Иран! »

В иранской прессе на прошлой неделе единственный антиазербайджанский комментарий был замечен в ежедневной газете Kayhan рядом с офисом верховного лидера Али Хаменеи . Кайхан писал: «Иран не потерпит изменений на своих северных границах, направленных на подрыв интересов Ирана и России». Указывая на резкий конец своего анализа Азербайджанской Республики, Кайхан также напал на Армению и обвинил президента Никола Пашиняна в разумный акт против Армении, согласившийся с турецко-американским заговором.»

Азербайджан возобновляет наступление в риторической войне с Ираном

Азербайджан усиливает свое риторическое контрнаступление против Ирана, выдвигая, казалось бы, спланированную серию обвинений в предательстве со стороны Тегерана.

В последние дни официальные лица Азербайджана и полуофициальные источники обвинили вооруженные силы Ирана в кратковременном вторжении на юг Азербайджана во время прошлогодней войны с Арменией, его клерикалы в управлении сетью секретных агентов в Азербайджане, а его банки — в использовании финансовых институтов в Карабахе для отмывать миллиарды долларов.

Кампания, похоже, представляет собой смену тактики Азербайджана, который ранее был более оборонительным, поскольку Иран проводил беспрецедентные военные игры на границе между двумя странами. Очевидно, неспровоцированные военные учения сопровождались серией резких критических замечаний в адрес Азербайджана со стороны иранских властей, в основном сосредоточенных на тесных отношениях Азербайджана с заклятым врагом Ирана, Израилем.

Усиливающиеся нападения из Баку происходят по мере того, как антиазербайджанская риторика со стороны иранских официальных лиц, кажется, несколько утихла.Однако Баку не прекращает ссоры. В то время как его первоначальная реакция заключалась в том, чтобы в обороне отбросить обвинения Ирана, в последнее время он восстановил свои позиции и не уклоняется от борьбы.

«В последние дни стало появляться много фактов об Иране. Интересно, а почему именно сейчас? » — написал на сайте minval.az комментатор Максуд Салимов. «Вряд ли мы услышали бы обо всем этом без нынешнего обострения напряженности в отношениях с Ираном. В любом случае, именно Тегеран должен внести ясность в эти вопросы.”

Иран традиционно оставался нейтральным (и относительно далеким) в конфликте между Арменией и Азербайджаном. Но по мере роста напряженности нарратив в Азербайджане сместился в сторону изображения Ирана как чисто и активно проармянского.

Самым большим сенсацией в новой кампании Азербайджана стал видеоотчет, опубликованный на выходных веб-сайтом военных новостей Caliber.az, связанным с правительством. В сообщении утверждалось, что иранские вооруженные силы ненадолго пересекли границу Азербайджана во время прошлогодней войны с Арменией, что вызвало военный и дипломатический кризис, который в то время держался в секрете.«Теперь, когда все маски сняты, больше нет причин скрывать историческое предательство Ирана», — сказал диктор видео.

Согласно отчету, в котором не указаны источники, когда азербайджанские силы продвигались на запад в сторону Зангилана вдоль реки Арас, которая образует границу с Ираном, они натолкнулись на иранское подразделение, которое пересекло границу и заблокировало дорогу.

Иранские полевые командиры заявили, что прибыли сюда, чтобы охранять стратегическую плотину в Худаферине.Азербайджанские командиры на местах не смогли разрешить ситуацию и отступили в другой город, Солтанлы, расположенный в 14 км, «чтобы избежать риска столкновения с иранскими войсками и открытия второго фронта».

Тем временем в Баку МИД Азербайджана объявил демарш Тегерану. «Баку пригрозил предать общественности предательство Ирана, что неизбежно приведет к реакции миллионов азербайджанцев по обе стороны границы», — сказал рассказчик.Это была ссылка на большое этническое азербайджанское меньшинство Ирана, которое сосредоточено в этой приграничной зоне и является постоянным источником напряженности между двумя государствами.

Такой публичный призыв к этническим азербайджанцам Ирана был бы чрезвычайно эскалационным шагом со стороны Баку, так как Тегеран, вероятно, будет рассматривать его как экзистенциальную угрозу его собственной территориальной целостности.

Но в отчете неоднократно упоминалась идея о том, что иранские азербайджанцы могут выступить в качестве пятой колонны против Тегерана.В нем утверждалось, что иранские разведывательные подразделения наблюдали за перемещением азербайджанских войск через реку и якобы передавали информацию армянам. «Но мы также не можем игнорировать тот факт, что простые люди Ирана были на стороне Азербайджана», — говорится в сообщении. изображения людей, очевидно болеющих за Азербайджан на иранской стороне границы.

Даже если принять за чистую монету описание в завораживающем видео, эпизод был относительно незначительным и был разрешен в течение дня с помощью военного атташе Ирана в Баку.Тем не менее, рассказчик сказал: «Иран выиграл этот день у Азербайджана, день, когда Азербайджан потерял драгоценное время» и позволил армянам перегруппироваться. «Кто знает, сколько наших мальчиков было бы живо сегодня», если бы не вторжение.

Видео было широко распространено в социальных сетях Азербайджана и подпитывало уже растущие антииранские настроения. Официальных комментариев по поводу обвинений не последовало, но депутат парламента Фазиль Мустафа заявил 12 октября, что Азербайджан должен подать на Иран в международный суд в связи с инцидентом.

Появились и другие новые обвинения.

Депутат парламента Захид Орудж заявил, что более 25 иранских банков и более 400 компаний на протяжении десятилетий использовали Нагорный Карабах, контролируемый поддерживаемой Арменией самопровозглашенной Нагорно-Карабахской Республикой, для уклонения от международных санкций.

Еще один член парламента, Джавид Османов, обвинил Неджата Оджага, бакинского представителя верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи, в управлении «агентурной сетью» в Азербайджане.Власти Азербайджана закрыли офис Оджага неделей ранее, хотя тогда в качестве причины они назвали высокий уровень заражения COVID.

«Азербайджан разоблачает вандализм и разрушительную миссию Ирана на исторических землях Азербайджана», — сказал Османов новостному порталу Report.

Это все продолжалось, в то время как количество атак со стороны Ирана, которые продолжались неуклонно в течение нескольких дней, когда несколько иранских официальных лиц делали заявления каждый день, заметно утихло, если не исчезло совсем.И в последнее время не было новостей о самом агрессивном шаге Ирана: военных учениях на границе с Азербайджаном, которые начались 1 октября. Неясно, продолжаются ли они до сих пор.

В интервью 11 октября ливанскому телевидению министр иностранных дел Ирана Хосейн Амир-Абдоллахян повторил уже заученные жалобы Тегерана на Азербайджан, сосредоточив внимание на Израиле, а также на предполагаемом присутствии «террористов-такфири», что является очевидной ссылкой на сирийских наемников, которых Азербайджан нанял на прошлогодней войне.«Мы сказали Азербайджану, что присутствие сионистского режима в стране не будет способствовать региональному миру», — сказал Абдоллахян.

Официальный Баку по большей части уклонился от любых обсуждений своего союза с Израилем, вместо этого сосредоточив внимание на своих связях с Турцией, что также является раздражителем для Тегерана, хотя, возможно, не столь серьезным, и гораздо более надежным для мобилизации внутренней общественной поддержки.

Тем не менее, кружка региональных аналитиков, которые в последнее время внезапно и энергично занялись делом Азербайджана в мировых СМИ, были менее застенчивы.В недавнем анализе для National Interest Тарас Кузио утверждал, что «азербайджанское меньшинство в Иране является важным источником человеческого интеллекта для Израиля».

Майкл Доран в Wall Street Journal сформулировал ситуацию несколько более осторожно: «На самом ли деле Израиль получает прямую помощь [от Азербайджана] для своих тайных операций — можно только догадываться. Как бы то ни было, израильтяне ясно осознают, что подъем Азербайджана выводит Исламскую Республику из равновесия.”

И многих поклонников азербайджано-израильских отношений обрадовал твит от 9 октября посольства Азербайджана в Тегеране. На нем была отмечена годовщина повторного взятия Азербайджаном карабахского города Гадрут. На нем была изображена фотография азербайджанского солдата с винтовкой на груди. Пользователи социальных сетей быстро определили винтовку как TAR-21 израильского производства.

Иранская стратегия в Сирии | Институт изучения войны

Уилл Фултон, Джозеф Холлидей и Сэм Уайер

Краткое содержание

Исламская Республика Иран провела обширные, дорогостоящие и комплексные усилия по удержанию президента Башара аль-Асада у власти как можно дольше, создавая условия для сохранения своей способности использовать сирийскую территорию и активы для отстаивания своих региональных интересов в случае падения Асада. .

Иранские службы безопасности и разведки консультируют и помогают сирийским военным, чтобы сохранить власть Башара Асада. Эти усилия превратились в экспедиционную тренировочную миссию с участием Сухопутных войск Корпуса стражей исламской революции (КСИР), Сил Кудс, разведывательных служб и правоохранительных органов. Развертывание сухопутных войск КСИР для ведения конфликта за границей является заметным расширением готовности и способности Ирана проецировать военную силу за пределы своих границ.

Иран поставляет Асаду основные военные поставки, в основном по воздуху. Успехи оппозиции в Сирии привели к перекрытию многих наземных маршрутов снабжения между Багдадом и Дамаском, а относительная редкость иранских портов в Сирии предполагает, что морские пути Ирана в Сирию носят скорее символический, чем практический характер. Таким образом, воздушное сообщение между Ираном и Сирией является ключевым уязвимым местом для иранской стратегии в Сирии. Иран не смог бы поддерживать свой нынешний уровень поддержки Асада, если бы этот воздушный маршрут был перекрыт через запретную для полетов зону или если бы повстанцы захватили сирийские аэродромы.

Иран также помогает проправительственным ополченцам шабиха, отчасти чтобы застраховаться от падения Асада или вторжения режима в Дамаск и прибрежный анклав алавитов. В таком сценарии ополченцы станут еще более зависимыми от Тегерана, что позволит Ирану сохранить некоторую способность действовать в Сирии и проецировать силы из нее.

Ливанская «Хезболла» начала играть более непосредственную боевую роль в Сирии, когда режим Асада начал терять контроль над сирийской территорией в 2012 году.«Хизбалла» поддержала Асада сильными, хорошо обученными силами, участие которых в конфликте согласуется со стратегическими интересами Ирана, как признал 30 апреля в Тегеране генеральный секретарь Хасан Насралла. Однако приверженность «Хезболлы» не безгранична, потому что Насралла должен тщательно согласовывать свою поддержку Асада с его домашними обязанностями, чтобы избежать отчуждения его основного электората в Ливане.

Иракские шиитские боевики также сражаются в Сирии в поддержку Асада.Их присутствие стало очевидным в 2012 году с формированием Бригады Абу аль-Фадля аль-Аббаса, проправительственного ополчения, которое представляет собой конгломерат сирийских и иностранных шиитских боевиков, включая членов ливанской Хезболлы и базирующейся в Ираке Асаиба. Ахль аль-Хак и Катаиб Хезболла. Как и другие полувоенные формирования, действующие в Сирии, эти боевики усилили свое участие, поскольку конфликт перерос в гражданскую войну. Открытое участие иракских шиитских боевиков в Сирии является тревожным индикатором распространения межрелигиозного конфликта по всему региону.

Сирийский конфликт уже ограничил влияние Ирана в Леванте, и падение режима Асада еще больше снизит способность Тегерана проецировать власть. Однако стратегия хеджирования Ирана направлена ​​на обеспечение того, чтобы он мог продолжать преследовать свои жизненно важные интересы в случае краха режима, используя части Сирии в качестве базы до тех пор, пока сирийская оппозиция не сможет установить полный контроль над всей сирийской территорией.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.