Утилизация кораблей в бангладеш – Как в Бангладеш разбирают корабли на металлолом

Содержание

Как в Бангладеш разбирают корабли на металлолом

Как и все, сделанное руками человека: транспортные средства от автомобилей и грузовиков до самолетов и локомотивов, корабли имеют свой срок жизни, и когда это время истекает, их отправляют на металлолом. Такие большие громады, конечно же, содержат много металла, и крайне рентабельно их потрошить и металл перерабатывать. Добро пожаловать в Читтагонг (Chittagong) — один из крупнейших в мире центров по слому кораблей. Здесь одновременно работало до 200тыс. человек.

На долю Читтагонга приходится половина всей стали, производимой в Бангладеш.


После Второй мировой войны судостроение стало переживать небывалый подъем, огромное количество металлических кораблей строилось по всему миру и все больше – в развивающихся странах. Однако вскоре возник вопрос по утилизации отработавших свое кораблей. Более экономичней и выгодней оказалось производить разбор старых кораблей на металлолом в бедных развивающихся странах, где десятки тысяч низкооплачиваемых трудящихся демонтировали старые корабли в несколько раз дешевле, чем в Европе.

Плюс ко всему немаловажную роль сыграли такие факторы, как строгие требования охраны здоровья и окружающей среды, дорогостоящие страховки. Все это сделало слом кораблей в развитых европейских странах невыгодным. Здесь такая деятельность ограничивается, в основном, утилизацией военных судов.

Утилизация старых судов в развитых странах в настоящее время чрезвычайно высока также из-за дороговизны: стоимость утилизации токсичных веществ, таких как асбест, ПХБ и содержащих свинец и ртуть — зачастую выше, чем стоимость металлолома.

История развития центра утилизации кораблей в Читтагонге восходит к 1960 году, когда после шторма на песчаный берег Читтагонга было выброшено греческое судно MD-Alpine. Пять лет спустя после нескольких неудачных попыток повторного снять судно MD Alpine с мели — оно было списано. Тогда местные жители и начали его разбор на металлолом.

К середине 1990-х в Читтагонге развился масштабный центр по слому кораблей. Это было вызвано также и тем, что Бангладеше при разборке кораблей стоимость металлолома выше, чем в любой другой стране.

Однако условия труда на разборке кораблей были ужасными. Здесь каждую неделю из-за нарушений безопасности труда погибал один рабочий. Нещадно использовался детский труд.

В конце концов, Верховный суд Бангладеша наложил минимальные стандарты безопасности, а также запретил все виды деятельности, которые не отвечают этим условиям.

В результате количество рабочих мест уменьшилось, стоимость работ возросла и бум утилизации кораблей в Читтагонге пошла на спад.

В бангладешском Читтагонге утилизируется около 50% мирового объёма кораблей, списанных на металлолом. Сюда приходят 3-5 судов еженедельно. Непосредственно сами корабли разбирает около 80 тысяч человек, ещё 300 тысяч работает в смежных отраслях. Ежедневная зарплата рабочих составляет 1,5-3 доллара (при этом рабочая неделя – 6 дней по 12-14 часов), а сам Читтагонг считается одним из самых грязных мест в мире.

Списанные корабли сюда начали приходить в 1969 году. К нашему времени в Читтагонге разбирается 180-250 кораблей ежегодно. Береговая полоса, где суда находят своё последнее пристанище, тянется на 20 километров.

Их утилизация происходит самым примитивным способом – с помощью автогена и ручного труда. Из 80 тысяч местных рабочих примерно 10 тысяч – это дети от 10 до 14 лет. Именно они являются самыми низкооплачиваемыми работниками, получая в среднем 1,5 доллара в день.

Ежегодно на разборке судов гибнет около 50 человек, ещё примерно 300-400 становятся калеками.

80% этого бизнеса контролируется американскими, германскими и скандинавскими компаниями – металлолом затем отправляется в эти же страны. В денежном выражении разбор кораблей в Читтагонге оценивается в 1-1,2 млрд. долларов в год, в Бангладеше в виде зарплат, налогов и взяток местным чиновникам от этой суммы остаётся 250-300 млн. долларов.

Читтагонг одно из самых грязных мест в мире. При разборке кораблей машинные масла сливаются прямо на берег, там же остаются свинцовые отходы – так, ПДК по свинцу тут превышен в 320 раз, ПДК по асбесту – в 120 раз.

Лачуги, в которых живут рабочие и их семьи, тянутся на 8-10 км вглубь территории. Площадь этого «города» – около 120 квадратных километров, и в нем проживает до 1,5 млн. человек.

Город-порт Читтагонг (Chittagong) лежит в 264 км к юго-востоку от Дакки, приблизительно в 19 км от устья реки Карнапхули.

Это второй по величине населенный пункт Бангладеш и самый известный её туристический центр. Причиной тому удачное расположение города между морем и горными районами, хорошее морское побережье с обилием островов и отмелей, большое количество древних монастырей сразу нескольких культур, а также множество самобытных горных племен, населяющих районы знаменитых холмов Читтагонга. Да и сам город за свою историю (а основан он был ориентировочно на рубеже новой эры) пережил немало интересных и драматических событий, поэтому славится характерным смешением архитектурных стилей и различных культур.

Главное украшение Читтагонга — лежащий вдоль северного берега реки старый район Садаргхат. Родившийся вместе с самим городом где-то на рубеже тысячелетий, он издревле заселялся богатыми торговцами и капитанами судов, поэтому с приходом португальцев, которые почти четыре столетия держали под контролем всю торговлю на западном берегу Малаккского полуострова, здесь же вырос и португальский анклав Патергхатта, застроенный богатыми по тем временам виллами и особняками. Кстати, это и один из немногих районов в стране, который до сих пор сохранил христианство.

Вот что пишут об условиях работы в этом месте:

«…Используя только паяльные лампы, кувалды и клинья они вырезают огромные куски обшивки. После того, как эти фрагменты рушатся вводу наподобие отколовшихся кусков ледника, их волокут на берег и режут на мелкие части, весящие сотни фунтов. Их переносят на грузовики команды рабочих, поющих ритмичные песни, поскольку перенос очень тяжелых толстых стальных пластин требует идеальной слаженности действий. Металл будет продан с огромной выгодой для владельцев, которые живут в роскошных особняках в городе.

Разделка судна продолжается с 7:00 до 23.00 одной командой рабочих с двумя получасовыми перерывами, и часом на завтрак (ужинают они после того, как вернутся домой в 23.00). Итого — 14 часов в день, 6-1/2 дневная рабочая неделя (полдня в пятницу свободно, согласно требованиям ислама). Рабочим платят 1.25 $ в день»

И небольшое видео об условиях труда

Взят у masterok в Кладбище кораблей

Жми на кнопку, чтобы подписаться на "Как это сделано"!

Если у вас есть производство или сервис, о котором вы хотите рассказать нашим читателям, пишите Аслану ([email protected]) и мы сделаем самый лучший репортаж, который увидят не только читатели сообщества, но и сайта Как это сделано

Подписывайтесь также на наши группы в фейсбуке, вконтакте, одноклассниках и в гугл+плюс, где будут выкладываться самое интересное из сообщества, плюс материалы, которых нет здесь и видео о том, как устроены вещи в нашем мире.

Жми на иконку и подписывайся!

kak-eto-sdelano.livejournal.com

Как разделка старых кораблей превратилась в одну из самых опасных работ в мире

Приговоренный металлический гигант, всю свою жизнь перевозивший нефть, или контейнеры, или пассажиров, или даже оружие, в последний раз набирает скорость. Этот рейс будет совсем коротким: всего через несколько минут корабль на полном ходу врежется в песчаный пляж. В этот момент он напоминает несчастного кита, решившего выброситься на берег, но если поведение китов для людей до сих пор остается загадкой, то с кораблем все предельно ясно. На него немедленно, словно муравьи, забираются маленькие люди, чтобы с помощью газовых резаков и отбойных молотков начать терзать его борта. Это последние месяцы жизни судна и одновременно высокоприбыльный, но чрезвычайно опасный бизнес, уносящий десятки жизней. Onliner.by рассказывает, как на побережье Индийского океана приходят умирать почти все корабли-ветераны мира.

Рождение идеи

Век большинства кораблей, бороздящих реки, моря и океаны мира, очень недолог. Строго говоря, это даже не век, а так, несколько десятилетий. Дольше живут лишь некоторые уникальные суда, чем-то особенно ценные для человечества. Остальные же через 30—40 лет активной эксплуатации, скорее всего, отправятся на убой, если, конечно, сперва не окажутся на дне волей чрезвычайных обстоятельств. Раньше, в теплые и ламповые деревянно-парусные времена, дела с их утилизацией обстояли проще: почти все, из чего тогда делали корабли, с тем или иным удовольствием горело, не нанося природе никакого вреда. Но с тех пор как люди принялись делать суда из металла, засовывать внутрь корпуса различные двигатели, а затем и перевозить с их помощью всякие вредные вещества, ситуация изменилась. Металл отвратительно горел, да и стоил (пусть и в изможденном тяжелой работой виде) куда дороже дерева.

Поначалу процесс разделки приговоренных ветеранов носил цивилизованный характер и был выгоден как бывшим владельцам корабля, так и нанятым для утилизации компаниям. Судно загоняли в сухой док, к пирсу, иногда просто садили на мель — и аккуратно резали его на куски, бо́льшая часть которых затем находила себе повторное применение. Как обычно, все изменил случай.

В 1960 году с греческим сухогрузом MD Alpine приключилось несчастье. Корабль угодил в жестокий шторм, который в конце концов выбросил его на берег у города Ситакунда, находившегося в области Читтагонг, которая, в свою очередь, была частью Восточного Пакистана (нынешнее независимое государство Бангладеш). У владельцев судна не хватило ни ресурсов, ни технических возможностей, чтобы оперативно вернуть сухогруз обратно в воду. Его фактически бросили, и за пять следующих лет предприимчивые местные жители стащили с MD Alpine все, что представляло хоть какую-то ценность. Впрочем, самое главное украсть у них не получилось — корпус судна так и ржавел на берегу Индийского океана. В 1965-м на него обратило внимание руководство местного металлургического завода, отчаянно нуждавшегося в сырье. Остатки корабля были куплены у его владельца, порезаны на металлолом и отправлены в электросталеплавильные печи, где, вероятно, стали частью какого-то нового полезного металлического изделия.

В начале 1970-х подобная операция была повторена уже с пакистанским судном Al Abbas, необратимо поврежденным в ходе войны за независимость Бангладеш. Отличие было в одном: Al Abbas специально отбуксировали на побережье Читтагонга, где уже имелись работники с навыками разделки корабля. Его отправили вслед за греческим сухогрузом уже куда оперативнее, и, вероятно, где-то в этот момент в чью-то голову пришла неплохая с первого взгляда идея: сделать уничтожение морских судов отдельным бизнесом.

Всемирное кладбище кораблей

Во многом это была гениальная беспроигрышная задумка. Во-первых, у свеженезависимой Бангладеш не осталось значимых источников сырья для своей металлургической промышленности, а спрос на ее продукцию у страны был чрезвычайно высок. Решить (хотя бы частично) эту проблему мог бы металлический лом — к примеру, остатки старых кораблей.

Во-вторых, в Бангладеш существовал феноменальный избыток дешевой рабочей силы. Население страны уже в середине 1970-х годов превысило 70 млн человек и продолжало стремительно расти, к настоящему моменту достигнув 160 млн. Слишком много из этих миллионов готовы были работать на любых условиях, без социальной защиты, наплевав на технику безопасности и медицинское обслуживание, без выходных и с точки зрения развитых стран почти даром.

Наконец, в-третьих, сами природные условия Читтагонга способствовали выбранному способу утилизации кораблей. Широкие песчаные пляжи с очень пологим уходящим в океан уклоном, высокие приливы позволяли значительно упростить «выброску» приговоренных к смерти металлических «китов» на берег.

Район Читтагонга не был уникальным местом на земле. Подобными же преимуществами (в первую очередь природными и трудовыми) могли похвастаться и еще два места относительно неподалеку. После того как бангладешское побережье в течение буквально нескольких лет обросло десятками участков для судоразделки, а со всего мира к ним потянулись ставшие ненужными хозяевам старые контейнеровозы, танкеры, сухогрузы и даже пассажирские лайнеры, аналогичная промышленность возникла у индийского города Аланг в бедном штате Гуджарат и в пакистанском Гадани, в 50 километрах к северо-западу от Карачи. Все это были части бывшей Британской Индии, превратившиеся в крупнейшее кладбище кораблей планетарного масштаба, по сей день контролирующее 80% этого рынка стоимостью в миллиарды долларов.

На относительно компактных (10—30 километров) участках побережья возникли сотни судоразделочных «платформ», которые на самом деле, конечно, не были никакими платформами, а представляли собой узкие полоски земли, каждая из которых была предназначена для уничтожения одной жертвы.

Как это устроено

Строго говоря, «кладбищами кораблей» ни Читтагонг, ни Аланг, ни Гадани не являются. Это у мавританского Нуадибу в Африке в прямом смысле гниют сотни кораблей, просто брошенных там на произвол погоды и естественных процессов коррозии металла. В утилизационных центрах Бангладеш, Индии и Пакистана от пришедшего туда судна не остается буквально ничего всего за несколько месяцев. Вне зависимости от страны процесс разборки выглядит примерно одинаково.

В большинстве случаев владелец старого корабля для начала продает его посреднику. Часто тот немедленно меняет его название и страну приписки (многие развитые страны Европы и Америки сейчас запрещают уничтожение судов под своим флагом неквалифицированными бедняками из Южной Азии), а потом выставляет на аукцион. Затем на торгах его покупает условная компания, владеющая одной или несколькими «платформами» где-нибудь в Аланге. Иногда судно фрахтуется для рейса (пусть и малоприбыльного) куда-то в район своей будущей смерти: все делается для извлечения максимальной прибыли. Приговоренный корабль доставляет свой последний груз, после чего отправляется к своей «платформе».

Во время прилива опустевшая жертва на полном ходу фактически выбрасывается на разделочный пляж и в отлив прочно «садится» на его песок, а далее начинается его утилизация. Десятки рабочих, включая несовершеннолетних, забираются на борт корабля и для начала снимают с него все мало-мальски ценное: кресла и другую мебель, оставшееся оборудование, даже кабели, в которых есть цветной металл. Параллельно из топливных баков и инженерных систем (включая, например, систему пожаротушения) сливаются остатки технологических жидкостей. Затем к делу приступают бригады, вооруженные газовыми резаками, которые буквально начинают кромсать судно на мелкие части.

Процесс этот максимально примитивен и почти не механизирован. С корпуса и его надстроек постепенно срезаются небольшие куски металла, которые отправляются на землю. Также разделывают двигательные установки, винты и все остальное, что можно отправить на последующую переработку. Как показывает практика, в странах этого региона полезным оказывается практически все. От погибшего на берегу кита остается хотя бы скелет, от пришедшего к месту своей смерти корабля — пустое место, которое вскоре занимает новый объект.

Бурный рост судоразделочной отрасли в странах Южной Азии, казалось, был выгоден всем. Аланг, Читтагонг и Гадани в 1970—1990-е годы постоянно соревновались между собой за звание крупнейшего в мире центра уничтожения кораблей. Ежегодный счет жертв шел на сотни, а их грузоподъемность — на миллионы тонн. Крайне выгодной была такая схема и для бывших судовладельцев. Они не только избавлялись от ставшего обузой устаревшего корабля и необходимости проводить технологически сложную и дорогую в европейских или американских доках процедуру его утилизации, но и получали за это свои миллионы долларов. Довольны были и металлургические предприятия, ежегодно получавшие сотни тысяч тонн качественного металлолома. Естественно, неплохо зарабатывали и владельцы «разделочных пляжей». Ненужными людьми при этом оставались, как обычно, те, кто непосредственно занимался изнуряющим физическим трудом — те самые нищие бангладешцы, индусы и пакистанцы, которые от беспросветной безнадеги готовы были браться за такую работу.

При этом особого выхода у них не было. Индустрия, приносившая ее хозяевам миллиарды, была способна обеспечить заработком сотни тысяч страждущих и членов их семей. Это были небольшие даже по нашим меркам деньги: даже лучшие, самые опытные специалисты зарабатывают по $10—15 за 12-часовой рабочий день, зарплата рабочих низшего звена на порядок меньше, но и за такую сумму недостатка в желающих подняться с газовым резаком на палубу до сих пор нет.

При этом риски для жизни и здоровья для них огромны, а никаких прав, даже самых базовых для развитых стран, у них, по сути, нет. В топливных баках и других емкостях корабля могут скапливаться опасные концентрации легковоспламеняющихся газов, а правильной дегазацией в погоне за экономией часто пренебрегают. При разделке с помощью резаков эта смесь может взорваться, но такие происшествия становятся известны лишь в самых одиозных случаях. 1 ноября 2016 года в пакистанском Гадани при разделке нефтяного танкера Mobil Flinders произошел взрыв. В результате него и последовавшего пожара погибли по меньшей мере 19 человек, еще 59 получили ожоги различной степени тяжести.

И это лишь один из самых свежих примеров ЧП эпохи социальных сетей и повсеместного распространения смартфонов. Сколько аналогичных трагедий случилось в годы, когда фотографию горящего корабля нельзя было немедленно выложить в интернет, когда доступ на «разделочные пляжи» был закрыт для посторонних, сложно представить. Рабочий мог погибнуть при взрыве, сгореть в пожаре, задохнуться в замкнутом пространстве от скопившихся газов, отравиться любым другим вредным веществом, в достатке имеющемся на борту такого сложного механизма, как крупное судно. Несчастного безвестного бедняка из условного штата Гуджарат могло убить и травмировать до полной потери трудоспособности металлическим листом, отрезанным от корабля. Здоровье могло быть потеряно даже неочевидным образом: в старых судах было велико содержание асбеста, свинца, тяжелых металлов, длительное воздействие которых могло привести к серьезным заболеваниям, в том числе онкологическим.

Экологический урон от утилизации судов не так очевиден для повседневной жизни, но от этого не менее тяжелый. Естественно, в условиях, когда пренебрегают даже человеческим здоровьем, о природе не думает вообще никто. По установленным специальной Базельской конвенцией правилам, все вредные вещества, получаемые в ходе разделки кораблей, должны сортироваться на месте, храниться в специально отведенных для этого местах и соответствующим образом уничтожаться. По факту самым удобным местом, чтобы избавиться от них, оказался такой близкий Индийский океан. Прибрежные воды и собственно «разделочные пляжи» представляют собой зону экологического бедствия, на судьбу которой всем наплевать.

На берегах Читтагонга, Аланга и Гадани закончили свое существование тысячи кораблей, включая и бывшие советские военные и гражданские суда. Эти три центра продолжают контролировать до 80% всей индустрии. Еще 15% приходится на турецкие и китайские предприятия такого рода, куда более цивилизованные, но все же также вызывающие критику со стороны прогрессивной общественности. Лишь 5% отрасли составляют прошедшие сертификацию доки и верфи, где технологический процесс полностью отвечает всем требованиям техники безопасности и экологическим нормам. Несмотря на то что в последнее время ситуация на солнечных пляжах Южной Азии существенно улучшилась, они по-прежнему представляют угрозу для своих обитателей. И рай для фотографов, ведь редкое зрелище потрясает больше, чем вид беспомощных, умирающих гигантов, конец которых неизбежен.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. [email protected]

realt.onliner.by

Утилизация кораблей и судов в России, Индии и Бангладеш

Скопление отслужившего морского транспорта в припортовых водах и образование «кладбищ кораблей» – одна из проблем современной экологии. Для очистки воды и освобождения места в водных путях необходимо проведение мер по уничтожению заброшенных судов.

Утилизация кораблей – процесс уничтожения водных транспортных средств с вышедшим сроком эксплуатации. Старые лодки, теплоходы, баржи подлежат разбору и дальнейшей переработке материалов, из которых они изготовлены. Эта процедура относится к дорогостоящим и проводится в определённых местах утилизации.

Зачем утилизировать корабли?

Скопление заброшенных судов в морской акватории загрязняет воду, влияет на флору и фауну, мешает навигации. Водные транспортные средства скапливаются на «кладбищах кораблей» и находятся в воде десятилетиями. Отсутствие мер по утилизации влечёт изменения в экологии и захламление водных пространств.

Срок эксплуатации водного транспорта ограничен 20-30 годами. Судовладельцу, который не утилизирует испорченное водное транспортное средство в положенные сроки, полагается уголовное наказание. Причины, по которым необходима утилизация старых суден:

  • отсутствие мест на стоянках;
  • захламление водного пространства;
  • загрязнения территорий вблизи портов;
  • повышенная вероятность столкновения теплоходов с заброшенными кораблями;
  • вредные вещества в составе материалов, из которых сделан морской транспорт;
  • пожароопасные краски и покрытия для теплоизоляции;
  • отсутствие систем пожаротушения на случай возгорания.

Заброшенные ржавые корабли привлекают внимание искателей приключений, включая детей. Нахождение на старом корабле представляет опасность для жизни человека. Люди стремятся обследовать заброшенные суда, перемещаются по ржавым балкам и разрушенным палубам. Экстремальное развлечение сопряжено с травмами и вероятностью смертельного исхода. Утилизация водных транспортных средств требуется для защиты населения от опасного пребывания на кладбищах кораблей.

Нахождение заброшенного морского транспорта в воде вредит морской экосистеме из-за утечек вредных веществ, входящих в состав материалов судового оборудования. Отдельную опасность представляют заброшенные и утонувшие подводные лодки, работающие на ядерных реакторах.

Процесс уничтожения водного транспорта сложнее, чем сухопутного. Разбор крупного судна проводится под открытым небом, требуется привлечение значительного числа рабочих. Детали от разобранного судна пригодны для переработки и использования в действующем транспорте.

Где утилизируют корабли?

Утилизация судов проводится в портах Турции, Индии, Бангладеша, Пакистана. Существуют места утилизации в России, США и ряде других стран. Разбор морского транспорта проходит на судоремонтных заводах. Наибольший объём работы приходится на точки утилизации в Бангладеше. Рабочие трудятся в опасных для жизни условиях.

Высокая смертность возникает из-за обрушений конструкций, пожаров, отравлений химическими веществами. Теплоходы покрыты пожароопасной краской и утеплителем, которые создают угрозу пожаров во время работ по разбору. Труд рабочих относится к низкооплачиваемым. Работать на верфях разрешается с 14 лет.

Ситуация с условиями труда в точках утилизации водного транспорта постепенно улучшается. В Индии были повышены требования безопасности во время рабочего процесса, но проблема труда в сфере утилизации остаётся открытой.

Как происходит процесс утилизации кораблей?

Утилизация водных транспортных средств не автоматизирована. Большие суда нельзя перевезти в сухой док. Разбор судов на металлолом проводится в ручном режиме под открытым небом. Исключение составляют военные лайнеры, оснащённые секретным оборудованием, в т.ч. атомные подводные лодки. После снятия засекреченной техники в сухом доке судно переводят в верфь и уничтожают обычным методом.

Специальных аппаратов для разбора кораблей нет. Используются столярные инструменты, лебедки, подъёмники, резаки. Судно обносится строительными лесами. Работы проводятся с внешней стороны и изнутри. Разобранные детали судна грузятся на наземный транспорт и отвозятся из дока в места переработки.

Подготовка судна

Перед утилизацией корабля тщательно изучается сопроводительная документация, проверяется наличие ядовитых химикатов в составе материалов. Процесс ликвидации морского транспорта зависит от уровня токсинов, горючих веществ, от присутствия опасных жидкостей. В условиях повышенного контроля уничтожаются радиоактивные элементы.

Демонтаж оборудования

В условленном месте судно сажают на мель. Места для разбора морского транспорта расположены близи железнодорожных путей. Операция по ликвидации корабля проводится во время прилива.

Когда уровень воды снижается, большая часть судна остаётся на открытом воздухе. С корабля снимается вся техника, узлы, кабели и т.д. Демонтаж оборудования занимает до 10 дней. После демонтажа должен оставаться только корпус.

Разделка корпуса

Когда всё оборудование снято, вокруг судна устанавливают строительные леса. При помощи газовых резаков корпус разрезают на части. Деление происходит по отсекам. Дно разделывают изнутри, борт – снаружи.

Разделка секций

После распила корпуса образовавшиеся секции разрезают на блоки. По завершении процесса резки оставшиеся детали корпуса переносят на сушу и разбирают на детали, подходящие для перевозки наземным транспортом.

Сортировка

Материалы, из которых изготавливаются водные транспортные средства, содержат ценные металлы и сплавы, пригодные для дальнейшего использования после разбора корабля. Блоки сортируют и отправляют в центры переработки металла.

Особенности утилизации подводных лодок

Подводные суда, которые работают на ядерном топливе, имеют ограниченный срок годности. Средний срок службы подводной лодки – 25 лет. Утилизация подводных лодок – опасная и дорогостоящая процедура, сопряжённая с опасностью утечки радиации. Доставка подводного судна до места уничтожения осуществляется наземным транспортом или водным буксиром.

Разбор лодки должен проводиться в условиях строгого соблюдения мер безопасности. Процесс состоит из нескольких этапов:

  1. Демонтаж оборудования.
  2. Вывод из реакторов радиоактивных веществ.
  3. Перевод судна в док.
  4. Вырезание отсеков, в которых расположены реакторы.
  5. Герметизация трёхотсечных блоков.
  6. Перемещение реакторов в места долгосрочного хранения.
  7. Утилизация концевых отсеков судна.

Отдельную опасность представляют аварии на атомных лодках. При взрывах на подводных судах происходит попадание радиоактивных веществ в водное пространство. Для сохранения экологии необходим подъём судна на поверхность и дальнейшее уничтожение.

После списания со службы атомная лодка 2-3 года находится в очереди на утилизацию. Разбор подводной лодки занимает до одного года. В России разбор единиц подводного флота проводится на оборудованных судоремонтных заводах.

Утилизация дюралевой лодки

Частные маломерные суда, которые после истечения срока годности остаются на воде, тоже загрязняют морские и речные пространства. Владелец должен утилизировать дюралевую лодку или катер. Дюраль – сплав алюминия, часто используемый в производстве лодок. Отслужившую лодку необходимо передать в службу по переработке дюралевого металла.

Предварительно снимается оборудование (мотор, кабели и т.д.). За сдачу водного транспортного средства на металлолом владелец может получить денежную выручку, но стоимость дюраля ниже, чем стоимость изделий из чистого алюминия. В службе по утилизации сданную лодку распиливают и отправляют на заводы для дальнейшей переработки металла.

Утилизация кораблей в России

Проблема утилизации кораблей в России до конца не решена. Остро стоит вопрос о необходимости уничтожения кораблей с вышедшим сроком годности, затонувших теплоходов и т.д. В 2012 году правительством РФ было издано постановление №620, согласно которому водные транспортные средства должны быть утилизированы в соответствии с экологическими требованиями.

Процесс разбора кораблей сопряжён с повышенной опасностью для жизни человека. Стоимость утилизации высокая, поэтому большинство судовладельцев не готово платить назначенную сумму. Частные суда остаются в открытой воде, ржавеют и тонут. Обязать владельца уничтожить корабль способен только суд.

Экологический вопрос сквозь призму утилизации кораблей

Ржавые заброшенные суда способствуют выбросу в воду значительного количества токсичных и отравляющих веществ. Нахождение старого теплохода в открытом водном пространстве приводит к загрязнению водной акватории:

  1. Металлические детали оседают на дно. Течение способно разнести детали корабля на километры от места затопления.
  2. Загрязненные воды наносят ущерб растениям и животным, обитающим в близлежащих водах.
  3. Морские суда покрываются краской, которая легко воспламеняется. При возгорании судно сгорает дотла, происходит выброс химических веществ в атмосферу.
  4. Штормовые ветра способны сдвинуть корабль и унести его в море. Дрейфующие суда представляют угрозу для навигации.

Вопрос утилизации судов остаётся открытым. Разбор отслуживших кораблей и лодок способствует очищению водного пространства и сохранению морской экологии, но стоимость процедуры отпугивает судовладельцев. Для решения проблемы требуется внесение законодательных изменений и строгий государственный контроль над заброшенными суднами.

bezotxodov.ru

Кладбище кораблей: Балтийск, Бангладеш, Мурманск, Пакистан

Кладбище кораблей – уникальное место, где покоятся небольшие старинные галеоны, огромные современные лайнеры, легкие парусники, фрегаты. Таких «погостов» по миру насчитываются десятки, большинство из них сокрыты морскими пучинами. Первыми появились те, которые приняли в морские недра легкие суденышки, созданные более 4000 лет назад.

Интересно! Историки утверждают, что за три тысячи лет (начиная от 10 века до н. э., заканчивая 20 веком н. э.) успело затонуть около трех миллионов судов. Причем до изобретения парового двигателя суда успевали затонуть в течение первых двух лет после спуска на воду.

Историческая справка

Причинами кораблекрушений в прошлом могли служить штормы, бури, пиратские нападения, столкновения с разными объектами в море. Однако чаще всего гибли суда в силу плохой погоды, что в корне изменилось, когда человечество смогло прогнозировать природные явления с большой точностью.

И если до начала 19 века основной причиной появления новых корабельных «погостов» были морские сражения, стычки с пиратами, а также ветхость суденышка, то с развитием судостроения ситуация в корне поменялась. В настоящее время основанием для того, чтобы забросить судно, становится элементарная нехватка средств на его утилизацию. Огромные затраты на демонтаж всех элементов судна с последующей процедурой оформления, сдачей в утиль сделали свое «черное» дело.

Современное человечество не привыкло «убирать» за собой водные просторы. Известно, что многие суда дрейфуют по океанам, покинутые своей командой. Некоторые дотягивают хотя бы до окончательного пункта назначения – города Читтагонг – кладбище кораблей в Бангладеш, другие – бросают посреди моря, океана.

Кладбища кораблей – заработок для стран третьего мира

Адская работа на кладбище кораблей в Бангладеш

Часто кладбище погибших кораблей – это сущее наказание для страны, в бухте или около берегов которой накапливаются «скелеты» погибших судов. Однако есть страны, жизнь в которых давно находится за чертой бедности. К таким относится Бангладеш. Если не бы не утилизация морских судов, отработавших свой ресурс, многим людям не за что было бы купить провиант, чтобы выжить.

Внимание! Официально никаких разборок судов в этой стране нет, поскольку сама деятельность незаконная, крайне опасная. По факту – в стране тысячи людей заняты на демонтаже устаревших кораблей, владельцы которых приводят их в это место, чтобы оставить. Приличную мзду за это получает «прораб» – тот, кто дает работу простым работягам. Последние же в день за опасную работу получают сущие гроши – в пределах 2–4 долларов.

Правительство не раз порывалось запретить такую деятельность, но сами работники выступили против этого. Если не будет кладбища кораблей в Бангладеш, им не за что будет жить сами, содержать свои семьи.

Кладбище кораблей в Бангладеш

Каждую неделю на разборе судов погибает 3–4 человека… Достаточно взглянуть на фото, чтобы оценить тяжесть адского труда, от которого люди не в состоянии отказаться.

А что в других бедных странах?

Немногим отключается кладбище кораблей в Пакистане, Индии, Индонезии от того, для которого нашлось место в Бангладеш.

Чаще всего в здешние воды попадают те суда, которые были отправлены в эти края после выработки своего ресурса. Редко это военные суда, если только они вышли из строя недалеко от берега. Нередкими «гостями» становятся рыболовецкие шхуны, парусные суда, реже – лайнеры.

Пакистан известен на весь мир своим утильным промыслом. Именно это привлекает внимание владельцев различных суден.

Как обстоят дела в России?

Если в Пакистане, Индии, Индонезии, Бангладеш все отработанные суда рассматриваются с точки зрения утилизации, то в нашей стране дела обстоят иначе. Часто кладбище кораблей в России – это исторические центры на воде. Музеи в отработанных судах создаются достаточно часто, особенно тех, которые сыграли определенную роль в истории страны.

корабль музей Аврора

Однако не все корабли удостаиваются чести стать объектом внимания туристов. Существуют те, что отправлены «догнивать» свой век в разных точках страны. К таким можно отнести кладбище кораблей в Москве, а также многие другие места.

Самые известные корабельные кладбища мира

Индия

Аланг – кладбище кораблей в Индии

Аланг – кладбище кораблей в Индии, слава о котором ходит по всей планете. Расположен город всего в 50 км от крупного города Бавнагар. Городок небольшой с несколькими тысячами жителей, он занимает огромное пространство на берегах Камбейского залива. Вся территория разбита на четыре сотни платформ – фактически площадок, куда загоняют гигантов для последующей разборки.

Интересно! Для разбора одного гиганта требуется порядка 300–400 человек, пару месяцев. Хода чужакам в эти края нет, хотя познакомиться со здешним «колоритом» позволяют фото, видео.

Саргассово море

Саргассово море

Огромная территория становится последним пристанищем для десятков кораблей. С каждым годом количество морских «жертв» растет, пополняя кладбище кораблей в Саргассовом море. Причиной тому становится не людская халатность, но особенности здешних мест, которые часто сравнивают с Бермудским треугольников. Никакой мистики здесь нет.

Интересно. Порядка 6 млн. квадратных километров в Саргассовом море покрыта водорослями. Это настоящая ловушка для морских судов. Выбраться из нее не всегда под силу даже гигантам.

Интересная особенность здешних мест в том, что Саргассово море не имеет берегов, оно просто находится внутри океана, получила свои течения. Фактически море, вращаясь, находится в воронке, где температура выше той, что установлена за его пределами. В этих краях опасно находиться даже самолетам, которые могут потерпеть крушение из-за климатических особенностей.

Кладбища кораблей России

Военно-морской флот страны обширный. Каждый год на воду спускается масса новых кораблей, а старые приходят в негодность, отправляются в утиль. Участь не у всех завидная. Далеко не каждое судно становится музеем, рестораном или гостиницей на воде. многие пополняют официальные или стихийно образованные погосты.

Краснодар

Краснодар

Здесь нашли последнее пристанище речные суда, которые были отправлены прямиком на кладбище кораблей в Краснодаре. Прячется за речным портом в Затоне. Дно илистое, глубина небольшая, а потому все стоящие на вечном «приколе» баржи постепенно врастаю в затон. Пока что у местной власти не хватает средств решить проблему.

Крым

подводное кладбище в Крыму

Это место становится настоящий Меккой для туристов, которые хотят изучить корабли, сокрытый морем. Подводное кладбище кораблей в Крыму стало достопримечательностью полуострова. Самыми примечательными стали такие объекты:

  • Бухта Омега – позволяет дайверам погружаться на небольшую глубину, наблюдать с большого расстояния на затонувшие суда. Видимость отличная.
  • Карантинная бухта, Херсонес Таврический с древними артефактами, а не только судами.
  • Зловещие скалы – это опасные каньоны, лабиринты под водой. В некоторых местах глубина внушительная – до 12 метров.
  • Ушаковская стена – с гротами, пещерами, располагается на глубине 15 метров, позволяет оценить не только морские суда, многочисленную живность, здесь живущую.

Это далеко не все примечательности полуострова, который предстоит изучить, покорить. Находить подходящие места для погружения рекомендуется по запросу к местным туристическим компаниям, специально составленным картам.

Балтийск

кладбище кораблей в Балтийске

Кладбище военных кораблей в Балтийске – еще один объект, где нашли покой военные суда. Именно в этом месте заканчивают чаще всего свой путь военные суда.

Некоторым из них все же посчастливится стать музеями, за которыми будут ухаживать, хранить для потомков, другие отправятся в утиль.

Мурманск, Новосибирск

Кладбище кораблей в Новосибирске – это места, где покоятся военные суда, рыболовецкие корабли, выходившие на промысел несколько десятилетий назад.

кладбище кораблей Новосибирск

Кладбище кораблей в Мурманске – это покинутые суда, которые располагаются на заброшенных пристанях, являют печальное зрелище. Здесь немало рыболовецких, утилизировать которых получается слишком накладно.

кладбище кораблей Мурманск

Упадок рыбной отрасли, первые заброшенные корабли здесь появились в начале 60-х годов. В Мурманске можно найти деревянные корабли, которые находятся здесь уже более столетия. Некоторые «останки» находятся в живописном заливе. Это место любят туристы, которые смогут оценить сочетание красоты природы, корабельных остовов.

Урал

кладбище кораблей в Перьми

Располагается одно из самых известных в стране речное кладбище кораблей в Перми. В отличие от других описанных мест, здесь еще жив рыбный промысел, но это не исключает появления вечной стоянки отработанный судов. В начале говорили об утилизации, со временем дальше разговоров власти не двинулись, оставив многие «Метеоры», «Ракеты» дожидаться последнего часа.

Владивосток

Суровый край также отметился на карте, здесь есть свое собственное кладбище военных кораблей на острове Русский во Владивостоке. Старт ему был положен в 1974 году, когда со стоянок сюда стали стягивать отработавшие суда. На данный момент в здешних водах упокоились 42 корабля, многие из них полузатоплены, другие вообще лежат на дне. Государство в последние годы проявляет интерес к месту, пытаясь их поднять с морского дна.

На Карибы за романтикой

кладбище кораблей карибы

Это настоящая находка для тех, кто любит пиратские саги. Именно это место для путешествий, торгового дела выбирали суда, державшие путь в Америку после открытия континента. За 500 с хвостиком лет здесь прошли тысячи судов, парусников, погибло не так уж и мало – до 3 тысяч единиц. Они лежат на дне, привлекая дайверов красотой, возможностью быстро обогатиться.

surzhykeduard.net

Как в Бангладеш разбирают корабли на металлолом

Как и все, сделанное руками человека: транспортные средства от автомобилей и грузовиков до самолетов и локомотивов, корабли имеют свой срок жизни, и когда это время истекает, их отправляют на металлолом. Такие большие громады, конечно же, содержат много металла, и крайне рентабельно их потрошить и металл перерабатывать. Добро пожаловать в Читтагонг (Chittagong) — один из крупнейших в мире центров по слому кораблей. Здесь одновременно работало до 200тыс. человек.

На долю Читтагонга приходится половина всей стали, производимой в Бангладеш.
После Второй мировой войны судостроение стало переживать небывалый подъем, огромное количество металлических кораблей строилось по всему миру и все больше – в развивающихся странах. Однако вскоре возник вопрос по утилизации отработавших свое кораблей. Более экономичней и выгодней оказалось производить разбор старых кораблей на металлолом в бедных развивающихся странах, где десятки тысяч низкооплачиваемых трудящихся демонтировали старые корабли в несколько раз дешевле, чем в Европе.

Плюс ко всему немаловажную роль сыграли такие факторы, как строгие требования охраны здоровья и окружающей среды, дорогостоящие страховки. Все это сделало слом кораблей в развитых европейских странах невыгодным. Здесь такая деятельность ограничивается, в основном, утилизацией военных судов.

Утилизация старых судов в развитых странах в настоящее время чрезвычайно высока также из-за дороговизны: стоимость утилизации токсичных веществ, таких как асбест, ПХБ и содержащих свинец и ртуть — зачастую выше, чем стоимость металлолома.

История развития центра утилизации кораблей в Читтагонге восходит к 1960 году, когда после шторма на песчаный берег Читтагонга было выброшено греческое судно MD-Alpine. Пять лет спустя после нескольких неудачных попыток повторного снять судно MD Alpine с мели — оно было списано. Тогда местные жители и начали его разбор на металлолом.

К середине 1990-х в Читтагонге развился масштабный центр по слому кораблей. Это было вызвано также и тем, что Бангладеше при разборке кораблей стоимость металлолома выше, чем в любой другой стране.

Однако условия труда на разборке кораблей были ужасными. Здесь каждую неделю из-за нарушений безопасности труда погибал один рабочий. Нещадно использовался детский труд.

В конце концов, Верховный суд Бангладеша наложил минимальные стандарты безопасности, а также запретил все виды деятельности, которые не отвечают этим условиям.

В результате количество рабочих мест уменьшилось, стоимость работ возросла и бум утилизации кораблей в Читтагонге пошла на спад.

В бангладешском Читтагонге утилизируется около 50% мирового объёма кораблей, списанных на металлолом. Сюда приходят 3-5 судов еженедельно. Непосредственно сами корабли разбирает около 80 тысяч человек, ещё 300 тысяч работает в смежных отраслях. Ежедневная зарплата рабочих составляет 1,5-3 доллара (при этом рабочая неделя – 6 дней по 12-14 часов), а сам Читтагонг считается одним из самых грязных мест в мире.

Списанные корабли сюда начали приходить в 1969 году. К нашему времени в Читтагонге разбирается 180-250 кораблей ежегодно. Береговая полоса, где суда находят своё последнее пристанище, тянется на 20 километров.

Их утилизация происходит самым примитивным способом – с помощью автогена и ручного труда. Из 80 тысяч местных рабочих примерно 10 тысяч – это дети от 10 до 14 лет. Именно они являются самыми низкооплачиваемыми работниками, получая в среднем 1,5 доллара в день.

Ежегодно на разборке судов гибнет около 50 человек, ещё примерно 300-400 становятся калеками.

80% этого бизнеса контролируется американскими, германскими и скандинавскими компаниями – металлолом затем отправляется в эти же страны. В денежном выражении разбор кораблей в Читтагонге оценивается в 1-1,2 млрд. долларов в год, в Бангладеше в виде зарплат, налогов и взяток местным чиновникам от этой суммы остаётся 250-300 млн. долларов.

Читтагонг одно из самых грязных мест в мире. При разборке кораблей машинные масла сливаются прямо на берег, там же остаются свинцовые отходы – так, ПДК по свинцу тут превышен в 320 раз, ПДК по асбесту – в 120 раз.

Лачуги, в которых живут рабочие и их семьи, тянутся на 8-10 км вглубь территории. Площадь этого «города» – около 120 квадратных километров, и в нем проживает до 1,5 млн. человек.

Город-порт Читтагонг (Chittagong) лежит в 264 км к юго-востоку от Дакки, приблизительно в 19 км от устья реки Карнапхули.

Это второй по величине населенный пункт Бангладеш и самый известный её туристический центр. Причиной тому удачное расположение города между морем и горными районами, хорошее морское побережье с обилием островов и отмелей, большое количество древних монастырей сразу нескольких культур, а также множество самобытных горных племен, населяющих районы знаменитых холмов Читтагонга. Да и сам город за свою историю (а основан он был ориентировочно на рубеже новой эры) пережил немало интересных и драматических событий, поэтому славится характерным смешением архитектурных стилей и различных культур.

Главное украшение Читтагонга — лежащий вдоль северного берега реки старый район Садаргхат. Родившийся вместе с самим городом где-то на рубеже тысячелетий, он издревле заселялся богатыми торговцами и капитанами судов, поэтому с приходом португальцев, которые почти четыре столетия держали под контролем всю торговлю на западном берегу Малаккского полуострова, здесь же вырос и португальский анклав Патергхатта, застроенный богатыми по тем временам виллами и особняками. Кстати, это и один из немногих районов в стране, который до сих пор сохранил христианство.

Вот что пишут об условиях работы в этом месте:

«…Используя только паяльные лампы, кувалды и клинья они вырезают огромные куски обшивки. После того, как эти фрагменты рушатся вводу наподобие отколовшихся кусков ледника, их волокут на берег и режут на мелкие части, весящие сотни фунтов. Их переносят на грузовики команды рабочих, поющих ритмичные песни, поскольку перенос очень тяжелых толстых стальных пластин требует идеальной слаженности действий. Металл будет продан с огромной выгодой для владельцев, которые живут в роскошных особняках в городе.

Разделка судна продолжается с 7:00 до 23.00 одной командой рабочих с двумя получасовыми перерывами, и часом на завтрак (ужинают они после того, как вернутся домой в 23.00). Итого — 14 часов в день, 6-1/2 дневная рабочая неделя (полдня в пятницу свободно, согласно требованиям ислама). Рабочим платят 1.25 $ в день»

Источник

kak-eto-sdelano.ru

Как в Бангладеш разбирают корабли на металлолом: si_ven — LiveJournal

Как и все, сделанное руками человека: транспортные средства от автомобилей и грузовиков до самолетов и локомотивов, корабли имеют свой срок жизни, и когда это время истекает, их отправляют на металлолом. Такие большие громады, конечно же, содержат много металла, и крайне рентабельно их потрошить и металл перерабатывать. Добро пожаловать в Читтагонг (Chittagong) — один из крупнейших в мире центров по слому кораблей. Здесь одновременно работало до 200тыс. человек.

На долю Читтагонга приходится половина всей стали, производимой в Бангладеш.


После Второй мировой войны судостроение стало переживать небывалый подъем, огромное количество металлических кораблей строилось по всему миру и все больше – в развивающихся странах. Однако вскоре возник вопрос по утилизации отработавших свое кораблей. Более экономичней и выгодней оказалось производить разбор старых кораблей на металлолом в бедных развивающихся странах, где десятки тысяч низкооплачиваемых трудящихся демонтировали старые корабли в несколько раз дешевле, чем в Европе.

Плюс ко всему немаловажную роль сыграли такие факторы, как строгие требования охраны здоровья и окружающей среды, дорогостоящие страховки. Все это сделало слом кораблей в развитых европейских странах невыгодным. Здесь такая деятельность ограничивается, в основном, утилизацией военных судов.

Утилизация старых судов в развитых странах в настоящее время чрезвычайно высока также из-за дороговизны: стоимость утилизации токсичных веществ, таких как асбест, ПХБ и содержащих свинец и ртуть — зачастую выше, чем стоимость металлолома.

История развития центра утилизации кораблей в Читтагонге восходит к 1960 году, когда после шторма на песчаный берег Читтагонга было выброшено греческое судно MD-Alpine. Пять лет спустя после нескольких неудачных попыток повторного снять судно MD Alpine с мели — оно было списано. Тогда местные жители и начали его разбор на металлолом.

К середине 1990-х в Читтагонге развился масштабный центр по слому кораблей. Это было вызвано также и тем, что Бангладеше при разборке кораблей стоимость металлолома выше, чем в любой другой стране.

Однако условия труда на разборке кораблей были ужасными. Здесь каждую неделю из-за нарушений безопасности труда погибал один рабочий. Нещадно использовался детский труд.

В конце концов, Верховный суд Бангладеша наложил минимальные стандарты безопасности, а также запретил все виды деятельности, которые не отвечают этим условиям.

В результате количество рабочих мест уменьшилось, стоимость работ возросла и бум утилизации кораблей в Читтагонге пошла на спад.

В бангладешском Читтагонге утилизируется около 50% мирового объёма кораблей, списанных на металлолом. Сюда приходят 3-5 судов еженедельно. Непосредственно сами корабли разбирает около 80 тысяч человек, ещё 300 тысяч работает в смежных отраслях. Ежедневная зарплата рабочих составляет 1,5-3 доллара (при этом рабочая неделя – 6 дней по 12-14 часов), а сам Читтагонг считается одним из самых грязных мест в мире.

Списанные корабли сюда начали приходить в 1969 году. К нашему времени в Читтагонге разбирается 180-250 кораблей ежегодно. Береговая полоса, где суда находят своё последнее пристанище, тянется на 20 километров.

Их утилизация происходит самым примитивным способом – с помощью автогена и ручного труда. Из 80 тысяч местных рабочих примерно 10 тысяч – это дети от 10 до 14 лет. Именно они являются самыми низкооплачиваемыми работниками, получая в среднем 1,5 доллара в день.

Ежегодно на разборке судов гибнет около 50 человек, ещё примерно 300-400 становятся калеками.

80% этого бизнеса контролируется американскими, германскими и скандинавскими компаниями – металлолом затем отправляется в эти же страны. В денежном выражении разбор кораблей в Читтагонге оценивается в 1-1,2 млрд. долларов в год, в Бангладеше в виде зарплат, налогов и взяток местным чиновникам от этой суммы остаётся 250-300 млн. долларов.

Читтагонг одно из самых грязных мест в мире. При разборке кораблей машинные масла сливаются прямо на берег, там же остаются свинцовые отходы – так, ПДК по свинцу тут превышен в 320 раз, ПДК по асбесту – в 120 раз.

Лачуги, в которых живут рабочие и их семьи, тянутся на 8-10 км вглубь территории. Площадь этого «города» – около 120 квадратных километров, и в нем проживает до 1,5 млн. человек.

Город-порт Читтагонг (Chittagong) лежит в 264 км к юго-востоку от Дакки, приблизительно в 19 км от устья реки Карнапхули.

Это второй по величине населенный пункт Бангладеш и самый известный её туристический центр. Причиной тому удачное расположение города между морем и горными районами, хорошее морское побережье с обилием островов и отмелей, большое количество древних монастырей сразу нескольких культур, а также множество самобытных горных племен, населяющих районы знаменитых холмов Читтагонга. Да и сам город за свою историю (а основан он был ориентировочно на рубеже новой эры) пережил немало интересных и драматических событий, поэтому славится характерным смешением архитектурных стилей и различных культур.

Главное украшение Читтагонга — лежащий вдоль северного берега реки старый район Садаргхат. Родившийся вместе с самим городом где-то на рубеже тысячелетий, он издревле заселялся богатыми торговцами и капитанами судов, поэтому с приходом португальцев, которые почти четыре столетия держали под контролем всю торговлю на западном берегу Малаккского полуострова, здесь же вырос и португальский анклав Патергхатта, застроенный богатыми по тем временам виллами и особняками. Кстати, это и один из немногих районов в стране, который до сих пор сохранил христианство.

Вот что пишут об условиях работы в этом месте:

«…Используя только паяльные лампы, кувалды и клинья они вырезают огромные куски обшивки. После того, как эти фрагменты рушатся вводу наподобие отколовшихся кусков ледника, их волокут на берег и режут на мелкие части, весящие сотни фунтов. Их переносят на грузовики команды рабочих, поющих ритмичные песни, поскольку перенос очень тяжелых толстых стальных пластин требует идеальной слаженности действий. Металл будет продан с огромной выгодой для владельцев, которые живут в роскошных особняках в городе.

Разделка судна продолжается с 7:00 до 23.00 одной командой рабочих с двумя получасовыми перерывами, и часом на завтрак (ужинают они после того, как вернутся домой в 23.00). Итого — 14 часов в день, 6-1/2 дневная рабочая неделя (полдня в пятницу свободно, согласно требованиям ислама). Рабочим платят 1.25 $ в день»

И небольшое видео об условиях труда

Взят у masterok в Кладбище кораблей

Если у вас есть производство или сервис, о котором вы хотите рассказать нашим читателям, пишите Александру Куксе ([email protected]) и мы сделаем самый лучший репортаж, который увидят не только читатели сообщества, но и сайта Бигпикча и Как это сделано

Подписывайтесь также на наши группы в фейсбуке, вконтакте, одноклассниках и в гугл+плюс, где будут выкладываться самое интересное из сообщества, плюс материалы, которых нет здесь и видео о том, как устроены вещи в нашем мире.

Жми на иконку и подписывайся!

si-ven.livejournal.com

Кладбище кораблей - Мастерок.жж.рф — LiveJournal

Некоторое время назад мы уже с вами поднимали тему кладбища кораблей на примере местечка в Индии: Аланг – «Берег мертвецов». Оказывается такое место не единственное.

Как и все, сделанное руками человека: транспортные средства от автомобилей и грузовиков до самолетов и локомотивов, корабли имеют свой срок жизни, и когда это время истекает, их отправляют на металлолом. Такие большие громады, конечно же, содержат много металла, и крайне рентабельно их потрошить и металл перерабатывать. Добро пожаловать в Читтагонг (Chittagong) —  один из крупнейших в мире центров по слому кораблей. Здесь одновременно работало до 200000 человек.

На долю Читтагонга приходится половина всей стали, производимой в Бангладеш.

Фото 2.

 

После Второй мировой войны судостроение стало переживать небывалый подъем, огромное количество металлических кораблей строилось по всему миру и все больше – в развивающихся странах. Однако вскоре возник вопрос по утилизации отработавших свое кораблей. Более экономичней и выгодней оказалось производить разбор старых кораблей на металлолом  в бедных развивающихся странах, где десятки тысяч низкооплачиваемых трудящихся демонтировали старые корабли в несколько раз дешевле, чем в Европе.

 

Фото 3.

 

Плюс ко всему немаловажную роль сыграли такие факторы, как строгие требования охраны здоровья и окружающей среды, дорогостоящие страховки. Все это сделало слом кораблей в развитых европейских странах невыгодным. Здесь такая деятельность ограничивается, в основном, утилизацией военных судов.

Фото 4.

 

Утилизация старых судов в развитых странах в настоящее время чрезвычайно высока также из-за дороговизны: стоимость утилизации токсичных веществ, таких как асбест, ПХБ и содержащих свинец и ртуть — зачастую выше, чем стоимость металлолома.

 

Фото 5.

 

История развития центра утилизации кораблей в Читтагонге восходит к 1960 году, когда после шторма на песчаный берег Читтагонга было выброшено  греческое судно MD-Alpine. Пять лет спустя после нескольких неудачных попыток повторного снять судно MD Alpine с мели  — оно было списано. Тогда местные жители и начали его разбор на металлолом.

 

Фото 6.

 

К середине 1990-х в Читтагонге развился масштабный центр по слому кораблей. Это было вызвано также и тем, что Бангладеше при разборке кораблей стоимость металлолома выше, чем в любой другой стране.

Однако условия труда на разборке кораблей были ужасными. Здесь каждую неделю из-за нарушений безопасности труда погибал один рабочий. Нещадно использовался детский труд.

 

Фото 7.

 

В конце концов, Верховный суд Бангладеша наложил минимальные стандарты безопасности, а также запретил все виды деятельности, которые не отвечают этим условиям.

В результате количество рабочих мест уменьшилось, стоимость работ возросла и бум утилизации кораблей в Читтагонге пошла на спад.

 

Фото 8.

 

В бангладешском Читтагонге утилизируется около 50% мирового объёма кораблей, списанных на металлолом. Сюда приходят 3-5 судов еженедельно. Непосредственно сами корабли разбирает около 80 тысяч человек, ещё 300 тысяч работает в смежных отраслях. Ежедневная зарплата рабочих составляет 1,5-3 доллара (при этом рабочая неделя – 6 дней по 12-14 часов), а сам Читтагонг считается одним из самых грязных мест в мире.

Списанные корабли сюда начали приходить в 1969 году. К нашему времени в Читтагонге разбирается 180-250 кораблей ежегодно. Береговая полоса, где суда находят своё последнее пристанище, тянется на 20 километров.

 

Фото 9.

 

Их утилизация происходит самым примитивным способом – с помощью автогена и ручного труда. Из 80 тысяч местных рабочих примерно 10 тысяч – это дети от 10 до 14 лет. Именно они являются самыми низкооплачиваемыми работниками, получая в среднем 1,5 доллара в день.

Ежегодно на разборке судов гибнет около 50 человек, ещё примерно 300-400 становятся калеками.

 

Фото 10.

 

80% этого бизнеса контролируется американскими, германскими и скандинавскими компаниями – металлолом затем отправляется в эти же страны. В денежном выражении разбор кораблей в Читтагонге оценивается в 1-1,2 млрд. долларов в год, в Бангладеше в виде зарплат, налогов и взяток местным чиновникам от этой суммы остаётся 250-300 млн. долларов.

 

Фото 11.

 

Читтагонг одно из самых грязных мест в мире. При разборке кораблей машинные масла сливаются прямо на берег, там же остаются свинцовые отходы – так, ПДК по свинцу тут превышен в 320 раз, ПДК по асбесту – в 120 раз.

Лачуги, в которых живут рабочие и их семьи, тянутся на 8-10 км вглубь территории. Площадь этого «города» – около 120 квадратных километров, и в нем проживает до 1,5 млн. человек.

 

Фото 12.

 

Город-порт Читтагонг (Chittagong) лежит в 264 км к юго-востоку от Дакки, приблизительно в 19 км от устья реки Карнапхули.

Это второй по величине населенный пункт Бангладеш и самый известный её туристический центр. Причиной тому удачное расположение города между морем и горными районами, хорошее морское побережье с обилием островов и отмелей, большое количество древних монастырей сразу нескольких культур, а также множество самобытных горных племен, населяющих районы знаменитых холмов Читтагонга. Да и сам город за свою историю (а основан он был ориентировочно на рубеже новой эры) пережил немало интересных и драматических событий, поэтому славится характерным смешением архитектурных стилей и различных культур.

 

Фото 13.

 

Главное украшение Читтагонга — лежащий вдоль северного берега реки старый район Садаргхат. Родившийся вместе с самим городом где-то на рубеже тысячелетий, он издревле заселялся богатыми торговцами и капитанами судов, поэтому с приходом португальцев, которые почти четыре столетия держали под контролем всю торговлю на западном берегу Малаккского полуострова, здесь же вырос и португальский анклав Патергхатта, застроенный богатыми по тем временам виллами и особняками. Кстати, это и один из немногих районов в стране, который до сих пор сохранил христианство.

 

Фото 14.

 

Сейчас в старой части города заслуживают внимания похожая на крепость мечеть Шахи-Джама-э-Масджид (1666 г.), мечети Квадам-Мубарак (1719 г.) и Чанданпура (XVII-XVIII вв.), святыни Даргах-Сах-Аманат и Байязид-Бостами в самом сердце города (здесь есть большой бассейн с сотнями черепах, считающихся потомками злого джинна), мавзолей Бада-Шах, величественный комплекс суда (XVII в.) на Фэйри-Хилл, и множество старых особняков всех стилей и размеров. Многие из них находятся далеко не в лучшем состоянии, но по большому счету это только придает им колорита. Также стоит посетить Этнологический музей в современном районе Модерн-Сити, который имеет интересные экспозиции, рассказывающие о племенах и народах Бангладеш, Мемориальное кладбище жертв Второй мировой войны, живописное водохранилище Фой (приблизительно 8 км от центра города, местные жители называют его озером, хотя оно образовалось при строительстве железнодорожной дамбы в 1924 году), а также пляж Патенга.

Прекрасный вид на город открывается с холмов Фэйри-Хилл и района Бритиш-Сити. К тому же здесь, что немаловажно в условиях постоянной местной жары, постоянно дуют прохладные морские бризы, что делает район популярным местом жительства состоятельных жителей города. Однако большинство туристов задерживаются в городе буквально на один день, поскольку главной точкой притяжения являются все-таки холмистые районы восточнее Читтагонга.

 

Фото 15.

 

Область холмов Читтагонга включает в себя большую область (площадь около 13191 кв. км) лесистых возвышенностей, живописных ущелий и утесов, заросших плотным покровом джунглей, бамбуком, вьюном и диким виноградом, и населенных горными племенами, имеющими свою самобытную культуру и уклад жизни. Это одна из самых дождливых областей Южной Азии — ежегодно здесь выпадает до 2900 мм осадков, и это при среднегодовой температуре воздуха около +26 C! Область включает в себя четыре главные долины, сформированные реками Карнапхули, Фени, Шангу и Матамухур (впрочем, у каждой реки здесь по два-три имени). Это нетипичный по топографии и культуре район Бангладеш, где проживают, в основном, буддистские племена и плотность населения относительно невысока, что позволило сохранить природную среду региона в относительно нетронутом состоянии.

Как ни странно, холмы Читтагонга — наиболее неспокойный регион в стране и поэтому посещение многих районов ограничено (без специальных разрешений сроком действия 10-14 дней можно посетить только районы Рангамати и Каптаи).

 

Фото 16.

 

Вот что пишут об условиях работы в этом  месте:

«…Используя только паяльные лампы, кувалды и клинья они вырезают огромные куски обшивки. После того, как эти фрагменты рушатся вводу наподобие отколовшихся кусков ледника, их волокут на берег и режут на мелкие части, весящие сотни фунтов. Их переносят на грузовики команды рабочих, поющих ритмичные песни, поскольку перенос очень тяжелых толстых стальных пластин требует идеальной слаженности действий. Металл будет продан с огромной выгодой для владельцев, которые живут в роскошных особняках в городе. …Разделка судна продолжается с 7:00 до 23.00 одной командой рабочих с двумя получасовыми перерывами, и часом на завтрак (ужинают они после того, как вернутся домой в 23.00). Итого — 14 часов в день, 6-1/2 дневная рабочая неделя (полдня в пятницу свободно, согласно требованиям ислама). Рабочим платят 1.25 $ в день»

 

Фото 17.

Фото 18.

Фото 19.

Фото 20.

Фото 21.

Фото 22.

Фото 23.

Фото 24.

Фото 25.

Фото 26.

Фото 27.

Фото 28.

Фото 29.

Фото 30.

Фото 31.

Фото 32.

Фото 33.

Фото 34.

Фото 35.

Фото 36.

Фото 37.

Фото 38.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Разборка на металлолом старых кораблей в Читтагонге (Бангладеш).

Разборка на металлолом старых кораблей в Читтагонге (Бангладеш).

Разборка на металлолом старых кораблей в Читтагонге (Бангладеш).

Разборка на металлолом старых кораблей в Читтагонге (Бангладеш).

Разборка на металлолом старых кораблей в Читтагонге (Бангладеш).

Разборка на металлолом старых кораблей в Читтагонге (Бангладеш).

Разборка на металлолом старых кораблей в Читтагонге (Бангладеш).

Разборка на металлолом старых кораблей в Читтагонге (Бангладеш).

Разборка на металлолом старых кораблей в Читтагонге (Бангладеш).

Разборка на металлолом старых кораблей в Читтагонге (Бангладеш).

Разборка на металлолом старых кораблей в Читтагонге (Бангладеш).

Разборка на металлолом старых кораблей в Читтагонге (Бангладеш).

 

Фото 39.

 

 

 

 

[источники]

источники

http://guide.travel.ru/bangladesh/chittagong/

http://ttolk.ru/?p=1087

http://www.asenbrennerova.com/index.php#mi=2&pt=1&pi=10000&s=3&p=4&a=0&at=0

http://terraoko.com/?p=53353

 

Вспомним еще как заканчивает свою жизнь техника: вот Кладбище самолетов или вот Кладбище телевизоров. Не совсем в тему, но вот Кладбище сервисов Google Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=46614

masterok.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о