Водная артерия пакистана: Водная артерия пакистана 3. Индия

Содержание

Кабул (река) — это… Что такое Кабул (река)?

  • КАБУЛ (река) — КАБУЛ (у античных авторов Кофен; в древнеиндийских источниках Кубха), река в Афганистане (см. АФГАНИСТАН) и Пакистане (см. ПАКИСТАН), самый большой правый приток реки Инд (см. ИНД). Длина 460 км, площадь бассейна около 75 тыс. км2. Истоки на… …   Энциклопедический словарь

  • Кабул (река) — У этого термина существуют и другие значения, см. Кабул (значения). Кабул пушту کابل, дари کابل …   Википедия

  • КАБУЛ — река в Афганистане и Пакистане, правый приток Инда. 460 км, площадь бассейна ок. 75 тыс. км&sup2. Течет главным образом в отрогах Гиндукуша. Средний расход воды ок. 700 м&sup3/с. Используется на орошение. Гидроэлектростанции, водохранилища.… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Кабул (значения) — Кабул: Кабул  столица Афганистана Кабул (провинция) Кабул  река в восточном Афганистане и северном Пакистане Кабул  арабская деревня в северном округе Израиля.

    Персоналии: Юнес Кабул (1986)  французский футболист марокканского …   Википедия

  • Кабул — столица Афганистана. Впервые упоминается во II в. Назван по реке, на которой находится. Происхождение названия реки не установлено. См. также Кандагар. Географические названия мира: Топонимический словарь. М: АСТ. Поспелов Е.М. 2001. Кабул …   Географическая энциклопедия

  • Кабул — I река в Афганистане и Пакистане, правый приток Инда. 460 км, площадь бассейна около 75 тыс. км2. Течёт главным образом в отрогах Гиндукуша. Средний расход воды около 700 м3/с. Используется для орошения. ГЭС, водохранилище. Судоходна на 120 км.… …   Энциклопедический словарь

  • река — реченька, речка, речонка, речушка, (водная, голубая) (артерия, дорога, магистраль, трасса), голубой нил, устье, приток, поток, протока Словарь русских синонимов. река поток / образно: голубая дорога Словарь синонимов русского языка. Практический… …   Словарь синонимов

  • Кабул приток Инда — река Индии, единственный большой западный приток реки Инд, иначе называется Джуи Шир, берет начало на высоте 8400 около 32°21 с. ш. и 63°20 в. д.; течет в восточном направлении на протяжении 900 км, принимая в себя много притоков, и впадает в Инд …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • кабул — сущ., кол во синонимов: 4 • город (2765) • река (2073) • соус (45) • столица …   Словарь синонимов

  • Кабул — I Кабул         река в Афганистане и Пакистане, самый большой правый приток р. Инд. Длина 460 км. Истоки на склонах хребта Баба. В верховьях имеет горный характер, затем пересекает Джелалабадскую межгорную впадину, а от г. Пешавар течёт по… …   Большая советская энциклопедия

  • Гидроресурсы как фактор геополитики в Южной и Центральной Азии Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

    Б. Волхонский,

    кандидат исторических наук (РИСИ) ГИДРОРЕСУРСЫ КАК ФАКТОР ГЕОПОЛИТИКИ В ЮЖНОЙ И ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

    Тема «водных войн» в последние годы стала одной из доминирующих в политологической литературе. По мнению многих аналитиков, в XXI в. именно вода станет главной причиной межгосударственных конфликтов, подобно тому как в XX в. войны шли за нефть и газ. «В войнах вчерашнего дня бои шли за землю, -пишет известный индийский ученый, автор книги «Вода: новое поле битвы в Азии» Брахма Челлани. — В войнах сегодняшнего дня — за источники энергии. Но битвы завтрашнего дня будут происходить из-за воды. И нигде эта перспектива не выглядит более реальной, чем в Азии»1.

    Уже сегодня для целей экономического развития водные ресурсы являются вторыми по значимости после нефтегазовых. Между тем из всей имеющейся на Земле воды 97% — это непригодная для использования без применения дорогостоящих и энергоемких технологий опреснения вода морей и океанов. Более двух третей общего объема пресной воды представлено ледяными шапками полярных областей и ледников, еще 30% — подземные воды. Лишь 0,3% всей пресной воды технически доступно для использования.

    Согласно докладу ЮНЕСКО «Вода в изменяющемся мире», примерно 700 млн человек в 43 странах располагают водными ресурсами в объеме ниже минимальной потребности человека2. К 2025 г. эта цифра может возрасти до 3 млрд, поскольку потребность в воде будет нарастать в Китае, Индии, странах Африки к югу от Сахары. Около 540 млн человек в Северном Китае уже сегодня живут в условиях недостатка воды. Человеку в сутки необходимо минимум 20 л воды. Однако 1,1 млрд человек в развивающихся странах мира используют не более 5 л в день3.

    Глобальные изменения климата и усиленное таяние горных ледников в последние годы еще более усугубили проблему. Экологические последствия ощущаются уже сегодня — это, с одной стороны, катастрофические наводнения (примером может служить наводнение в Пакистане летом 2010 г., от которого в той или иной степени пострадало более 2 млн человек), а с другой — истощение водных запасов рек и связанные с этим засухи.

    Наиболее остро проблемы водопользования проявляются в тех случаях, когда водотоки протекают по территории нескольких государств. В таких случаях государства, в ведении которых находятся верховья, оказываются в положении монополистов, способных по собственному усмотрению регулировать сток воды, отводя воду для нужд орошения, строя гидротехнические сооружения и т. д.

    Следствием такой ситуации становится обострение межгосударственных конфликтов: государства, расположенные ниже по течению рек, выступают против несправедливого распределения водных ресурсов.

    В марте 2012 г. дирекция Национальной разведки США опубликовала доклад о положении дел с пресной водой в разных частях мира. Выводы авторов доклада состоят в том, что в ближайшие десять лет вероятность полномасштабных войн за воду невелика, но в перспективе нехватка воды будет только нарастать, соответственно — увеличится риск возникновения войн. Самыми уязвимыми регионами мира названы Южная Азия, Ближний Восток и Северная Африка4.

    По сути, войны за воду идут уже сейчас.

    Во всяком случае, проблема дележа водных ресурсов является важной составной частью многих международных вооруженных конфликтов5.

    Еще более продолжительный и не менее кровопролитный конфликт, индийско-пакистанский спор вокруг Кашмира, тоже имеет к воде непосредственное отношение. Истоки практически всех рек, протекающих по территории Пакистана, в том числе главной водной артерии, Инда, находятся в Кашмире, и многие из них — на территории, контролируемой Индией. В Британской Индии была создана целая система оросительных каналов, позволявшая использовать воды Инда для нужд земледелия. После 1947 г. эта ирригационная система оказалась разделенной между Индией и Пакистаном, в частности между индийским штатом Пенджаб и одноименной провинцией Пакистана. Уже в первый год после провозглашения независимости обоих государств, весной 1948 г., Индия продемонстрировала соседу действенность «водного оружия», перекрыв снабжение водой каналов, оказавшихся на пакистанской территории (подробнее о проблеме дележа водных ресурсов между Индией и Пакистаном см.

    ниже).

    При всей сложности межгосударственных проблем, связанных с использованием трансграничных водоемов и водотоков, в международном праве отсутствует единый для всех свод зако-

    нов, регулирующих правила взаимоотношений государств, находящихся выше и ниже по течению. Две главные международные конвенции — Конвенция по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер Европейской экономической комиссии ООН от 1992 г. (далее — Конвенция 1992 г.) и Конвенция о праве несудоходных видов использования международных водотоков, принятая Генеральной Ассамблеей ООН в 1997 г. (далее — Конвенция 1997 г.) — имеют целый ряд ограничений. Конвенция 1992 г. является документом регионального значения (членами ЕЭК являются 56 государств Европы и СНГ). Для вступления в силу Конвенции 1997 г. необходима ее ратификация как минимум 35 странами, а на данный момент ее ратифицировали только 12 государств6, и дальнейшего расширения числа участников Конвенции не предвидится, поскольку с 2008 г.

    она закрыта для подписания.

    Кроме того, обе конвенции устанавливают лишь самые общие правила, затрагивающие преимущественно экологические проблемы и в меньшей степени — проблемы управления водными ресурсами. К тому же они имеют рекомендательный характер, и в них практически отсутствует механизм разрешения международных споров. Таким образом, единая правовая база для решения споров о правилах использования трансграничных водотоков отсутствует. Не существует и международных организаций, которые были бы способны эффективно воздействовать на проблематику трансграничных водных конфликтов.

    Соответственно, водные споры могут решаться лишь на основе национального законодательства, а также двусторонних и многосторонних соглашений по каждому конкретному бассейну. В мире насчитывается более 260 пограничных водных бассейнов и сотни пограничных водохранилищ, а число международных двусторонних и многосторонних договоров по конкретным водоемам превышает 300.

    На практике же государства-монополисты, контролирующие истоки международных рек, де-факто руководствуются доктриной Хармона, названной так по имени генерального прокурора США Джадсона Хармона, выдвинувшего в 1895 г. идею об абсолютном территориальном суверенитете. Согласно этой хорошо известной доктрине, каждое национальное государство может использовать воды международных рек, текущих по их территории, по собственному усмотрению, не обращая внимания на последствия для других государств и не вступая с ними в консультации.

    Однако парадокс ситуации состоит в том, что одно и то же государство в отношении разных водотоков может оказаться и в положении монополиста, контролирующего верхнюю часть бассейна одной реки, и страной, находящейся ниже по течению другой реки и страдающей от действий государства, контролирующего ее верхнее течение. Так происходит, например, с Индией, которая контролирует верхнее течение истоков Инда и большую часть бассейна Ганга и тем самым способна оказывать давление на страны, находящиеся ниже по течению этих рек, — Пакистан и Бангладеш соответственно. Но сама Индия оказывается в зависимом положении от действий Китая в верхнем течении одного из главных притоков Ганга — Брахмапутры.

    Азия, как часть света, где проживает около 60% населения Земли, а обеспеченность пресной водой которой — наихудшая, является тем регионом, для которого проблема водопользования стоит наиболее остро. В данной статье рассматриваются два соседних региона — Центральная и Южная Азия, где эти проблемы в течение десятилетий осложняют межгосударственные отношения.

    При этом, естественно, не удастся избежать освещения проблем, связанных с государством, непосредственно не принадлежащим к названным регионам, но занимающим особое положение по отношению к обоим. Речь идет о Китае. Уникальность го положения связана с тем, что Китаю принадлежит Тибетское нагорье, которое вместе с окружающими его горными системами является крупнейшим в мире (после полярных шапок) резервуаром поверхностных пресных вод. И именно Китай по отношению ко всем соседним странам выступает как «верхняя» страна, а в своей политике в сфере водопользования де-факто руководствуется доктриной Хармона. Как правило, он либо вовсе игнорирует интересы стран, лежащих ниже по течению, либо в лучшем случае решает проблемы на двусторонней основе, всячески противясь решению их в многостороннем формате, даже если конкретная река протекает по территории трех и более стран. А от того, как будут решены проблемы водопользования в этой части Азии, зависят судьбы более 3 млрд человек.

    Наконец, очерченные выше экономические, социальные, экологические, политико-правовые проблемы приобретают особую остроту и чреваты серьезным осложнением в будущем, учитывая, что три государства региона — Китай, Индия и Пакистан -обладают ядерным оружием.

    Рогунская ГЭС и проблемы взаимоотношений

    Таджикистана и Узбекистана

    С точки зрения распределения углеводородных и гидроресурсов пять стран Центральной Азии можно разделить на две группы: богатые углеводородами, но испытывающие нехватку гидроресурсов Казахстан, Узбекистан и Туркменистан, и, наоборот, не имеющие собственных месторождений углеводородов, но обладающие богатыми водными ресурсами Киргизстан и Таджикистан. При этом «верхние» страны заинтересованы в использовании рек в гидроэнергетическом режиме, «нижние» — в оросительном.

    В советские времена централизованное планирование позволяло устранять дисбаланс в отношениях: в обмен на свободный доступ «нижних» стран к гидроресурсам «верхние» страны получали углеводородное топливо по льготным тарифам. С распадом СССР и разрывом прежних народнохозяйственных связей дисбаланс обозначился со всей очевидностью: углеводородное топливо «верхние» страны вынуждены покупать, тогда как вода достается «нижним» странам по-прежнему бесплатно.

    С наибольшей остротой эти проблемы проявились в отношениях между Узбекистаном и Таджикистаном. Они и без водных споров оставляют желать лучшего. Президент Таджикистана Эмо-мали Рахмон вечно подозревает узбекского президента Ислама Каримова в намерениях дестабилизировать существующий в Таджикистане режим. Хотя обе страны являются членами одних и тех же межгосударственных объединений и региональных организаций (СНГ, ШОС, ОДКБ, ЕврАзЭС), между ними действует жесткий визовый режим, транспортное сообщение крайне затруднено, а часть таджикско-узбекской границы и вовсе заминирована со стороны Узбекистана.

    Особенно обострились отношения после объявления Таджикистаном планов строительства Рогунской ГЭС на реке Вахш -одном из главных истоков Амударьи, а в перспективе также серии гидроэлектростанций на других притоках Амударьи — Пяндже и Зеравшане. Рогунскую ГЭС начали строить еще в 1976 г. После распада СССР на основе межправительственного соглашения между Таджикистаном и Россией контракт на постройку ГЭС был передан российской компании «Русал». В 2005 г. парламент Таджикистана денонсировал соглашение с РФ о достройке ГЭС, а затем обвинил компанию в бездействии. Наряду с этим российской

    компании было отказано в продаже Таджикского алюминиевого завода, на котором она рассчитывала использовать энергию ГЭС7.

    Главная причина разрыва контракта заключалась в том, что по первоначальному проекту планировалось возведение насыпной плотины высотой 285 м. Контракт был разорван в августе 2007 г. после того, как «Русал» отказался выполнить требование таджикской стороны и достроить плотину до 325 м.

    Для Узбекистана, сельское хозяйство которого (и прежде всего хлопководство) во многом зависит от летней ирригации с использованием вод Амударьи, повышение уровня плотины на 40 м представляет собой прямую угрозу. С учетом предполагаемой площади водохранилища объем воды в нем при таком повышении уровня плотины увеличивается примерно на 3 км3, что равняется среднему стоку Вахша за 50 дней. Таким образом, в руках Таджикистана оказываются дополнительные рычаги манипулирования стоком и политического шантажа.

    Президент Узбекистана Ислам Каримов назвал еще более впечатляющие цифры. В октябре 2010 г., поясняя причины, по которым Узбекистан возражает против строительства Рогунской ГЭС, он заявил, что процесс наполнения водохранилища водой может растянуться на восемь лет. «Как же мы можем допустить, чтобы жители Узбекистана жили без воды восемь лет, пока полностью заполнится Рогунское водохранилище. Чем же будут заниматься земледельцы всё это время?» — цитирует слова президента Узбекистана информационное агентство «Kazakhstan Today»8.

    Как отмечает большинство аналитиков, спор о целесообразности строительства Рогунской ГЭС практически невозможно решить на двусторонней основе. Таджикистан приводит массу доводов «за», считая, что строительство ГЭС отвечает его национальным интересам, и отвергает все обвинения в том, что ГЭС представляет угрозу для Узбекистана. Узбекистан приводит такое же количество доводов «против», упирая как на необходимость воды для орошения полей на его территории, так и на возможные экологические последствия, связанные, в частности, с тем, что район строительства — небезопасный в сейсмическом отношении, и обрушение плотины в результате землетрясения может привести к катастрофе со множеством человеческих жертв и невосполнимыми потерями для экономики.

    В связи с невозможностью решить вопрос на двусторонней основе в конце 2011 г. к его решению были привлечены эксперты Всемирного банка, а основные работы по возведению плотины

    были приостановлены. Однако, как отмечает А. Грозин, «какое бы заключение ни выдал Всемирный банк — проузбекское или про-таджикское — вторая сторона с этим заключением не согласится». Поэтому документ, по мнению эксперта, «скорее всего, будет носить очень расплывчатый характер, который позволит каждой из сторон спора толковать его в свою пользу»9.

    Подтверждением правоты этого мнения стало новое обострение между соседями в марте 2012 г., когда Узбекистан в одностороннем порядке прекратил поставки газа в Таджикистан. Душанбе в ответ обвинил узбекские власти в «сознательном провоцировании социального напряжения в Таджикистане», припомнив «транспортную блокаду», в том числе задержку грузов для строительства Рогунской ГЭС, недопуск на территорию Таджикистана электроэнергии из Туркменистана, отказ от ликвидации минных полей на границе и закрытие большинства пунктов перехода границы.

    Отношения между другими странами Центральной Азии в вопросах водопользования не столь остры, как узбекско-таджикские, однако и здесь существуют свои сложности. Так, после аномально холодной зимы 2007-2008 гг., когда уровень воды в крупнейшем в Киргизии Токтогульском водохранилище упал в два раза, Бишкек резко ограничил сток воды на территории Узбекистана и Казахстана. Несогласованность сброса воды из Токто-гульского водохранилища уже не раз приводила к конфликтам с властями Узбекистана и Казахстана, требующими ограничить сброс в зимнее время и увеличить его летом. Доходило до того, что Ташкент грозил Бишкеку отключениями газа. Есть опасения, связанные с тем, что строительство Камбаратинской ГЭС в Кир-гизстане на р. Нарын — одном из главных истоков Сырдарьи — может привести к нехватке воды и необратимым экологическим последствиям ниже по течению: в Ферганской долине и на территории Казахстана.

    Обострению водных проблем способствует и общая политическая нестабильность в регионе, и близость Афганистана. К факторам, ведущим к обострению проблемы, можно отнести нерациональные способы ведения сельского хозяйства, когда значительные объемы воды пропадают впустую либо возвращаются в водотоки и водоемы, неся с собой массу вредных веществ, используемых в сельском хозяйстве. Важно также учитывать и колоссальную коррупционную составляющую, в частности при строительстве гидроузлов. В международно-правовом плане

    ситуация осложняется тем, что из всех стран Центральной Азии к водной Конвенции 1992 г. присоединились только Казахстан и Узбекистан10.

    Индийско-пакистанский спор

    о водопользовании в верховьях Инда

    Индийско-пакистанский конфликт из-за Кашмира, пожалуй, самый острый и самый долгий из межгосударственных конфликтов, в которых проблемы водопользования играют далеко не последнюю роль. Большинство рек, питающих главную водную артерию Пакистана — Инд, берут свое начало именно в Кашмире.

    В конце XIX — начале XX в. в исторической провинции Пенджаб (единой до индийско-пакистанского размежевания) была создана разветвленная система плотин и каналов, позволявшая использовать воды пяти притоков Инда для орошения земель. Два из этих притоков, Джелам и Чинаб, как и сам Инд, пересекают земли бывшего княжества Джамму и Кашмир. После событий 19471948 гг. головные сооружения ряда плотин, построенных на трех других притоках — Рави, Беасе и Сатледже, оказались на территории индийской части Пенджаба. Весной 1948 г. правительство индийского штата Пенджаб перекрыло снабжение водой каналов, орошающих поля в пакистанской провинции Пенджаб. Конфликт удалось разрешить мирно, но Пакистану показали, насколько велика его зависимость от соседа11.

    В 1960 г. при посредничестве Всемирного банка Дели и Исламабад подписали Договор о разделе водных ресурсов Инда. По этому договору Индия получила право распоряжаться водой Сатледжа, Рави и Беаса, а Пакистан получил право на воду Инда и его притоков Джелама и Чинаба12.

    В литературе, посвященной проблемам использования вод трансграничных водотоков, индийско-пакистанский договор 1960 г. часто рассматривается как образцовый — стороны соблюдали его положения даже в период открытых вооруженных конфликтов. Однако в последнее время в Индии часто раздаются голоса, требующие пересмотреть условия договора как не соответствующие изменившимся реалиям.

    Следует отметить, что за шесть десятилетий независимости обеспеченность как Индии, так и Пакистана пресной водой в пересчете на душу населения резко сократилась: в Индии она упала с 5 тыс. м3 в год на человека до 1,8 тыс., а в Пакистане — с 5,6 тыс. м3

    до 1,2 тыс., притом что показатель в 1 тыс. м3 считается критическим, за которым наступает острый дефицит воды.

    На фоне сокращающихся запасов гидроресурсов и грозящего стране хронического водного дефицита особое беспокойство в Пакистане вызвали планы строительства гидроузла Баглихар на р. Чинаб в индийской части Джамму и Кашмира. По проекту плотина должна достичь высоты 145 м. И это только один из 11 разрабатываемых в Индии проектов строительства гидроузлов в Джам-му и Кашмире, причем девять из них должны быть возведены на р. Чинаб, отведенной по договору 1960 г. в пользование Пакистана13.

    Двусторонние переговоры между Индией и Пакистаном по поводу планов строительства гидроузла Баглихар, проводившиеся в первые годы XXI в., ни к чему не привели, и в 2005 г. Пакистан обратился во Всемирный банк за посредничеством. Однако проблема до сих пор остается неразрешенной14.

    Другой крупный проект, также начатый Индией в бассейне одной из рек, отведенных в пользование Пакистана, — Тулбулский проект возведения системы плотин и шлюзов для улучшения судоходства на озере Вулар, питаемом водами р. Джелам. Работы по реализации этого проекта были начаты еще в 1984 г., но в 1986 г. приостановлены из-за возражений Пакистана. В марте 2012 г., как сообщила газета «Хинду», Индия объявила, что более не желает вести бесконечные дискуссии и намерена обратиться в международный арбитраж15.

    Главная проблема в отношениях Индии и Пакистана — кашмирская — остается неразрешенной, и перспектив ее решения в ближайшем будущем не видно. Можно согласиться с теми авторами, которые утверждают, что корень этого конфликта лежит именно в неразрешенности проблем водопользования, которые для Пакистана становятся проблемами выживания, а всё прочее -вопросы самоопределения, соблюдения прав человека и т.п. -только отвлекает внимание от главной проблемы16.

    В последнее время в связи с предстоящим выводом войск западной коалиции и началом активного взаимодействия и соперничества мировых держав и соседних государств за сферы влияния в послевоенном Афганистане в проблематике индийско-пакистанского спора о дележе водных запасов Инда наметился новый аспект. Один из главных притоков Инда — река Кабул — берет начало на территории Афганистана и на первый взгляд никак не связан с индийско-пакистанским спором о разделе вод Инда. Однако

    Индия в последние годы четко обозначила свои стратегические интересы в Афганистане и фактически конкурирует с Китаем за право называться главным иностранным инвестором в экономику этой страны. Один из проектов, к осуществлению которого при финансовой и технико-экономической поддержке Индии уже приступил Афганистан, — строительство гидроузла Кама на р. Кабул, способного еще больше повлиять на объемы стока Инда и негативно сказаться на экономике Пакистана17.

    Проблемы водопользования в бассейне Инда имеют значение не только для межгосударственных индийско-пакистанских отношений, но вызывают и обострение внутренних проблем в обеих странах. В Индии это — постоянные трения между штатами Пенджаб и Харьяна. Для Пакистана проблема стоит еще более остро, поскольку вся территория страны находится в бассейне Инда, и от этой главной водной артерии зависит жизнь буквально каждого пакистанца. Центральная власть Пакистана во все времена отдавала преференции двум провинциям — Синду и Пенджабу, которые вели постоянную борьбу за сферы влияния. Это вызывало и продолжает вызывать естественное раздражение жителей других провинций, которые начинают выдвигать свои требования к правительству, вплоть до открыто сепаратистских, как в случае с одной из самых экономически отсталых провинций — Белуджистаном.

    Китайские планы поворота тибетских рек

    и реакция Индии и Бангладеш

    Если в бассейне Инда Индия выступает как «верхняя» страна, способная диктовать свои условия расположенному ниже по течению Пакистану, то в случае с бассейном другой великой реки Индостана — Ганга — Индия оказывается в двойственной ситуации. С одной стороны, она контролирует большую часть бассейна и является «верхней» страной по отношению к располагающейся в дельте Ганга Бангладеш. Так, плотина Фаракка, построенная в начале 1970-х годов в штате Западная Бенгалия менее чем в 20 км от границы с Бангладеш, предназначалась для вымывания ила и осадочных пород в р. Хугли (один из главных рукавов в дельте Ганга), с тем чтобы улучшить навигационные условия в порту Калькутты. Однако эта плотина уменьшила приток речной воды в Бангладеш, тем самым открыв доступ соленой морской воде к водотокам и сельскохозяйственным угодьям в прибрежных

    низинах, что вызвало естественное недовольство бангладешской стороны18.

    С другой стороны, один из важнейших притоков Ганга -Брахмапутра (Ярлунг-Цангпо по-тибетски) — берет начало с противоположной стороны Гималайского хребта, на Тибетском нагорье, и Индия и Бангладеш оказываются зависимыми от хозяйственной активности Китая в том, что касается управления водными ресурсами этой реки. В последние годы Китай приступил к активной реализации проекта переброски вод с юга на север (проект «Юг -Север»). Проектом предусматривается сооружение сети каналов -Восточного, Центрального и Западного, по которым в северном направлении, для орошения земель в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР), будет перебрасываться часть стока рек Янцзы, Хуайхэ, Хуанхэ и Хайхэ. Общая протяженность каналов -1300 км, и по ним будет ежегодно перекачиваться до 50 млн м3 воды.

    При этом Китай, будучи естественным монополистом, не является участником ни одной международной конвенции (на Генеральной Ассамблее ООН он голосовал против Конвенции 1997 г.), а также ни одного из региональных многосторонних соглашений по использованию ресурсов трансграничных водотоков. Так, например, Китай не участвует на постоянной основе в работе Комиссии по реке Меконг, созданной в 1995 г. Таиландом, Лаосом, Камбоджей и Вьетнамом.

    Все проблемы с соседями Китай предпочитает решать исключительно на двусторонней основе. При этом между Индией и Китаем какое-либо соглашение о дележе трансграничных водотоков отсутствует19. Это уже само по себе вызывает плохо скрываемое недовольство индийской стороны. «Уникальный статус Китая как источника трансграничных рек, текущих в наибольшее число стран мира, а также его споры из-за воды почти со всеми государствами, расположенными по течению этих рек, имеют серьезные последствия для его главного соседа на юго-западе — Индии», —

    отмечают Брахма Челлани и эксперт Центра Карнеги Эшли Тел-

    20

    лис .

    В ноябре 2010 г. Китай официально объявил о начале работ по перекрытию Ярлунг-Цангпо (Брахмапутры) в округе Шаньнань Тибетского автономного района, всего в 30 км от индийской границы. Строящаяся дамба должна стать основой для возведения электростанции мощностью 510 мегаватт. В индийской прессе почти сразу же появились сообщения, что дело не ограничится строительством ГЭС (это было бы наименьшим злом, поскольку

    вода, используемая для производства электроэнергии, возвращается в реку). Заговорили о том, что воды Брахмапутры будут использованы для заполнения западного, самого проблемного и дорогостоящего канала в рамках проекта «Юг — Север» и что в планы Китая входит отвод 200 м3 воды в год21.

    В начале 2013 г. в индийской печати появились сообщения о том, что в добавление к уже строящейся плотине Китай намерен возвести еще три плотины на Брахмапутре, что вновь обострило старые споры из-за воды22.

    Озабоченность планами Китая высказала и Бангладеш. Однако бывший представитель этой страны при отделении ООН в Женеве Харун-ур-Рашид отметил с некоторым злорадством: «Если верить сообщениям, то Китай делает в отношении Индии то же самое, что сама Индия делала со своими трансграничными реками в отношении Бангладеш». И далее: «Китай не считает необходимым консультироваться, обсуждать и садиться за стол переговоров с Индией по вопросу о предполагаемой переброске вод с Тибетского нагорья. Но не может быть одних правил для отношений Индии и Китая и других — для отношений Индии и Бангла-

    23

    деш» .

    Китайская официальная позиция состоит в том, что отвода рек из Брахмапутры не будет, поскольку это грозит непредсказуемыми экологическими последствиями и может нанести вред двусторонним отношениям. Однако и китайские авторы не отрицают планов масштабного строительства гидроузлов в верхнем течении Ярлунг-Цангпо.

    Как отмечают некоторые авторы, Китаю следует опасаться возможных экологических последствий столь масштабных проектов, как «Север — Юг», не меньше, чем странам, располагающимся ниже по течению24. Тем более что негативные экологические последствия такого масштабного проекта, как «Три ущелья» (Санься) на р. Янцзы, ощущаются уже сейчас: по данным Министерства земельных ресурсов Китая, число оползней в районе ГЭС выросло на 70% после того, как вода достигла максимального уровня в 2010 г. Из района строительства уже пришлось переселить 1,4 млн человек, еще как минимум 100 тыс. придется переселить в ближайшие три-пять лет. Кроме того, экологи предупреждают об опасности каскадных обрушений, поскольку гидроузел находится в сейсмически опасном районе25.

    Заключение

    Всё вышесказанное только подчеркивает необходимость выработки универсальных, взаимоприемлемых для «верхних» и «нижних» стран и обязательных для исполнения правил. Выработка их возможна только на многосторонней основе. При этом главным камнем преткновения на этом пути остается позиция Китая -естественного монополиста и «верхней» страны по отношению ко всем без исключения соседям, предпочитающего решать все проблемы на двусторонней основе с позиции силы.

    Помимо означенных выше проблем во взаимоотношениях Китая с соседями можно также отметить масштабные планы отвода вод трансграичных рек для нужд гидроэнергетики, нефтяной, других отраслей промышленности, орошаемого земледелия, животноводства в СУАР, которые влекут за собой негативные последствия и для соседей Китая на северо-западе и севере — Казахстана и России.

    Эти планы в основном затрагивают такие реки, как Или, впадающую в расположенное на территории Казахстана озеро Балхаш, и Черный Иртыш — важнейший исток трансграничной реки Иртыш, протекающей по территории Китая, Казахстана и России.

    Из-за перемены русла Черного Иртыша Россия уже недополучает свыше 2 км3 воды в год, из-за чего без воды могут остаться Омская, Курганская и Тюменская области РФ. По самым пессимистичным прогнозам, к 2020 г. русло Иртыша на всей территории Казахстана и вплоть до Омска, где в него впадает река Омь, может превратиться в цепь болот и стоячих озер. А это будет иметь катастрофические последствия для экономики и экологии не только Казахстана, но и российских областей Западной Сибири.

    При этом многосторонний формат, в рамках которого можно было бы обсудить и попытаться разрешить проблему с учетом интересов всех сторон, существует. Это — Шанхайская организация сотрудничества (ШОС). Все рассматриваемые страны либо являются полноправными членами ШОС, либо, как Индия и Пакистан, имеют статус наблюдателей и находятся в шаге от обретения полноправного членства.

    В последнее время критики ШОС много говорили о том, что организация исчерпала свой потенциал и нужна только одному ее члену — Китаю — для установления своего доминирования в Центральной Азии26. Однако если бы ШОС включила в повестку

    дня вопрос о разработке региональной конвенции по водопользованию в Азии, это могло бы придать новый импульс и новый смысл ее существованию. В перспективе к такой конвенции могли бы присоединиться страны АСЕАН, у которых есть серьезные разногласия с Китаем по поводу дележа гидроресурсов Меконга, а впоследствии эта региональная конвенция могла бы стать основой для юридически обязательной всемирной конвенции.

    Важно также добиться того, чтобы предполагаемое вступление Индии и Пакистана в ШОС в качестве полноправных членов не превратило эту организацию в арену нового противостояния, а наоборот — способствовало бы сглаживанию имеющихся проблем между ними, в том числе в сфере водопользования. Необходимо понимать, что попытка вести «игру с нулевой суммой» на практике, как правило, ведет к ситуации, в которой проигрывают все.

    Поэтому только координация усилий всех заинтересованных сторон будет способствовать тому, чтобы мрачные прогнозы о «водных войнах», о которых говорилось в самом начале статьи, не сбылись.

    Примечания

    Chellaney В. Averting Asian Water Wars. — Japan Times, October 2, 2008: http://www.japantimes.co.jp/text/eo20081002bc.html

    Water in a Changing World. — The United Nations World Water Development Report 3 (WWDR 3). — Paris: UNESCO, 2009.

    Проблема пресной воды: Глобальный контекст политики России. Экспертно-аналитический доклад. — М., 2011. С. 7-8: http://www.mgimo.ru/files2/y06_ 2011/190229/IMI_Water. pdf

    Quinn A. U.S. intelligence sees global water conflict risks rising.-Reuters, March 22, 2012: http://in.reuters.com/article/2012/03/22/climate-water-brahmaputra-idINDEE82L0DU20120322?feedType=RSS&feedName=rtopNews& utm_source=feedburner&utm_medium=feed&utm_campaign=Feed%3A+reuters% 2FINtopNews+%28News+%2F+IN+%2F+Top+News%29

    См.: Соловьев В., Волхонский Б. Непреодолимые междуречья. — Коммерсантъ -Власть, № 37 (741), 24.09.2007: http://www.kommersant.ru/Doc/806999 Проблема пресной воды: Глобальный контекст политики России. — С. 32. Кожантаева У. Водные ресурсы Центральной Азии никак не могут поделить. -Деловая неделя, 11.05.2008: http://eurasianhome.org/xml/t/digest.xml? lang=ru&nic=digest&pid=2765&s=h53xql455wvuwxnruig3h5mg Жители Узбекистана должны жить без воды 8 лет, чтобы заполнилось Рогун-ское водохранилище — Каримов. — Kazakhstan Today, 08.10.2010: http://www. kt. kz/index.php?lang=rus&uin=1253258757&chapter= 1153525867

    2

    3

    4

    5

    6

    7

    8

    Грозин А. К чему приведет конфликт между Узбекистаном и Таджикистаном? -Пресс-конференция, 11.04.2012: http://lenta.ru/conf/grozin

    Рысбеков Ю. О двух «водных» Конвенциях ООН. — Навстречу 6-му Всемирному Водному форуму — совместные действия в направлении водной безопасности. Международная конференция, 12-13 мая 2011 г., Ташкент: http:// cawater-info.net/6wwf/conference_tashkent2011/files/discussion_note_2_wat_ conv_rus.pdf

    Белокреницкий В. Пакистан — Индия: Конфронтационная стабильность? -Международные процессы. Т. 4. 2006, № 2 (11): http://www.intertrends.ru/elev-enth/003.htm

    Жмуйда И.В., Морозова М.Ю. Водные войны в Пакистане. — Институт Ближнего Востока, 29.11.2007: http://www.iimes.ru/rus/stat/2007/29-11-07.htm#top Robert G. Wirsing and Christopher Jasparro. Spotlight on Indus River diplomacy: India, Pakistan, and the Baglihar dam dispute. — Asia-Pacific Center for Security Studies, May 2006: http://www.apcss.org/Publications/APSSS/lndusRiverDiplo-macy.Wirsing.Jasparro.pdf

    Dr. Gopal Siwakoti ‘Chintan’. Trans-boundary River Basins in South Asia: Options for Conflict Resolution. — International Rivers. Kathmandu, 2011: http://www.in-ternationalrivers.org/files/TransboundaryRiverBasins.pdf

    Gargi Parsai. India for arbitration of Tulbul row. — The Hindu, March 30, 2012: http://www. thehindu.com/news/national/article3259314.ece

    Waslekar S. The Final Settlement. Restructuring India-Pakistan Relations. Mumbai: Strategic Foresight Group, 2005. — P. 59.

    Abdul Rauf Iqbal. Water wars and navigating peace over Indus river basin. — Institute for Strategic Studies, Research & Analysis, National Defence University Islamabad, Pakistan. Monograph Vol. I, Issue II, 2010. P. 7: http://www.ndu.edu. pk/issra/issra_pub/Monograph_Vol_I_lssue_II.pdf

    Harun ur Rashid. Proposed Diversion of Brahmaputra River by China. — http:// www.sydneybashi-bangla.com/Articles/Harun_Diversion%20of%20Brahmaputra %20River%20by%20China.pdf

    Chok Tsering. Changing Discourse on the Diversion of the Brahmaputra. — Institute of Peace & Coflict Studies. India — Articles, #3492, 18 November 2011: http:// www. ipcs.org/article/india/changing-discourse-on-the-diversion-of-the-brahmaputra-3492.html

    Brahma Chellaney, Ashley J. Tellis. A Crisis to Come? China, India, and Water Rivalry. — Carnegie Endowment for International Peace, Washington, September 13, 2011: http://carnegieendowment.org/2011/09/13/crisis-to-come-china-india-and-water-rivalry/54wg

    Hari Bansh Jha. Diversion of the Brahmaputra: Myth or Reality? — IDSA Comment. August 9, 2011: http://www.idsa.in/idsacomments/Diversionofthe-BrahmaputraMythorReality_hbjha_090811

    China to construct three more dams on Brahmaputra River. — Times of India, January 2013: http://timesofindia.indiatimes.com/world/china/Ghina-to-construct-three-more-dams-on-Brahmaputra-river/articleshow/18257155.cms Harun ur Rashid. Proposed Diversion of Brahmaputra River by China. Tashi Tsering. China’s Plans to Divert Water on the Tibetan Plateau. -http://www.asiapacificmemo.ca/china-plans-to-divert-water-on-the-tibetan-plateau.

    10

    12

    13

    14

    15

    16

    17

    18

    19

    20

    21

    25 Dangers from China’s Three Gorges Dam may force another 100,000 people to be displaced. — Associated Press, April 18, 2012: http://www.washingtonpost.com/ world/asia_pacific/dangers-in-chinas-3-gorges-region-may-force-another-100000-people-to-be-displaced/2012/04/18/glQAhSrYPT_story. html

    26 См., напр., раздел «ШОС как инструмент экономической экспансии Китая в Центральной Азии». — Страны СНГ и Балтии в глобальной политике Китая. -М., 2013. — С. 86-90.

    «Государство, общество, международные отношения на мусульманском Востоке», М., 2014 г., с. 530-542.

    Внутренние различия и города Пакистана

    Будучи молодым государством, Пакистан еще не обладает устоявшейся отраслевой и территориальной структурой хозяйства. Экономические районы находятся в стадии становления. Вместе с тем пространственные различия в хозяйстве, выявившиеся в ходе исторического развития отдельных областей, бесспорно, существуют и остаются весьма значительными. Поэтому ниже дается характеристика историко-географических областей, которые в территориальном отношении в основном совпадают с административными провинциями — Панджабом, Синдом, Белуджистаном и Северо-Западной Пограничной провинцией, включая в последнюю полосу племен.

    Панджаб — наиболее мощный в экономическом отношении район страны. На него приходится более 2/3 общепакистанского урожая таких важнейших сельскохозяйственных культур, как пшеница, хлопчатник, сахарный тростник. Слабее позиции Панджаба в национальном промышленном производстве — 40%, что связано с ярко выраженной территориальной концентрацией промышленности в Карачи (Синд).

    Наиболее освоенными, густонаселенными издревле были в Панджабе предгорные округа и прилегающая к ним на юго-востоке плоская равнина (ареал Лахор — Гуджранвала), где плотность населения достигает 300 человек на 1 кв. км, Эти округа представляют собой типичный пример крестьянского малоземелья: как правило, наделы не превышают 2 га, а распахано уже до 70% территории.

    Земледелие в предгорьях, зависящее от муссонных дождей, дополняемых более скудными зимне-весенними осадками, неполивное, но нередко подкреплено колодезным орошением. Специализация сельского хозяйства выражена слабо. Помимо основной культуры — пшеницы сеют также многие другие зерновые (в частности, на заболоченных землях— рис). Среди технических важны хлопчатник, сахарный тростник, масличные культуры. Близостью больших городов обусловлено развитие овощеводства (цветная и кочанная капуста, шпинат, салат, горох) и высокая доля в посевах кормовых трав, на которых базируется молочное стойловое животноводство.

    В последние 20—30 лет серьезная угроза местному земледелию создавалась в результате интенсификации эрозионных процессов и усиления выноса песка на равнину с обезлесенных склонов; эрозией уже повреждено свыше 20% пахотных площадей. Увеличивается также и заболачиваемость, которая влечет за собой распространение малярии.

    Фабрично-заводская промышленность в районе ориентирована на переработку сельскохозяйственного сырья — текстильного, пищевого, кожевенного.

    Среди многочисленных городов района много довольно крупных центров: Сиял-кот, Касур, Гуджранвала, но резко выделяется Лахор (почти 3 млн. жителей) — по своим историческим и культурным традициям и архитектурным памятникам город, бесспорно, замечательный. Расцвет Лахора приходится на XVI в., отчасти на XVII в., когда город был столицей огромной империи Великих Моголов. В начале XIX в. Лахор стал главным городом державы сикхов, но прежнего величия не достиг.

    Лахор расположен на левом берегу старого русла р. Рави, которая в прошлом омывала стены крепости-форта. Город территориально расширялся от форта главным образом в южном и юго-восточном направлениях. Превращенный ныне в музей Лахорский форт интересен многими архитектурными сооружениями, построенными в индомавританском стиле. Среди них — дворец могольских императоров, Шиша-Махал (Зеркальный дворец), стены которого украшены блестящей мозаикой из стекол и маленьких выпуклых зеркал разных цветов. В старом городе и на его периферии сосредоточены многие из памятников архитектуры, включая одну из крупнейших мечетей в мире— Бад-шахи-Масджит с огромным квадратным двором, где в дни религиозных праздников собираются многие десятки тысяч верующих.

    Старый Лахор был окружен стеной, которая почти не сохранилась. Город давно «перешагнул» за линию стены’; расположенный к юго-западу район Анар-кали знаменит своим базаром, который служит также центром ремесла; местные кустари занимаются изготовлением металлических тарелок, светильников, пуговиц, плетением корзин, салфеток, скатертей. Сохраняется строгое цеховое разделение профессий — они передаются по наследству, от поколения к поколению. В кварталах Анаркали имеются и европейского стиля магазины, а также различные учреждения, кино, театры и Хати-Паон, через которые совершали на слонах парадный выезд императоры.

    Рынки Анаркали по направлению к югу и юго-востоку постепенно сменяют обширные кварталы европейской застройки с чистыми зелеными улицами. Здесь живут богатые бизнесмены, чиновники, преуспевающие представители интеллигенции. Эти кварталы пересекает главная улица Лахора, носящая имя Мухаммада Али‘Джинны— основателя Пакистана; на ней сосредоточены лучшие магазины, отели, рестораны, кинотеатры, клубы, конторы ведущих торговых фирм. Здесь же находятся и важнейшие официальные учреждения города, а также университет, колледжи, больницы, Центральный музей, существующий уже более 100 лет и располагающий лучшей в мире коллекцией древнебуддийской скульптуры. Застройку города на востоке ограничивает железнодорожная линия, протянувшаяся с северо-запада на юго-восток. В районе железной дороги выросли поселения городской бедноты и беженцев.

    За последние годы вокруг Лахора построены три города-спутника. Они отлично спланированы: широкие асфальтированные улицы, много площадей, в бетонированных арыках течет вода. Фасады зданий в красочной разнообразной облицовке, за решетками — молодые деревца.

    В нескольких километрах восточнее Лахора в эпоху могольских императоров был разбит замечательный парк— «сады Шалимар» (Шалимар означает «источник радости»), известность которого далеко переросла пределы Лахора и всего Пан-джаба. Парк, хотя и пришел в упадок в сравнении с былыми временами, оставляет незабываемое впечатление своей изысканной планировкой, висячими террасами, многочисленными искусственными водоемами с художественно выполненными фонтанами, изящными павильонами.

    Лахор — видный промышленный центр страны. Особенно здесь выделяются металлообрабатывающие предприятия и фабрики по переработке пищевого сырья. К юго-востоку от Лахора, в Мог-халпуре, расположены большие железнодорожные мастерские.

    Центральная часть Панджабской равнины благодаря строительству крупных ирригационных каналов превратилась в главный сельскохозяйственный район в бассейне Инда. На землях новоорошен-ных массивов в отличие от ареалов старого освоения господствует упорядоченный сельскохозяйственный ландшафт. Землеустройство проводилось заранее, и прямоугольным очертаниям наделов было отдано явное предпочтение. С воздуха это похоже на шахматную доску с клетками полей пшеницы, хлопчатника, кормовых трав, реже — сахарного тростника, с многочисленными вкраплениями земель под паром и зловещими пятнами песка ближе к периферии района. Аккуратно распланированные прямоугольные деревни с широкими улицами и аллеями контрастируют с поселениями предгорной полосы, которым огораживающая их стена и подступающие к ней возделываемые земли не давали разрастаться вширь. Именно поэтому дома в таких селениях располагаются беспорядочно и скученно.

    Находящийся у скрещения железных дорог Фейсалабад, или Лаялпур (свыше 1 млн. жителей), превратился в главный торговый и промышленный пункт центральной части Панджабской равнины.

    Периферийные равнинные территории Панджаба обычно объединяются под названием «засушливые окраины». Они частично еще орошаются каналами паводкового заполнения, полностью зависимыми от режима рек. Но и в зонах, обслуживаемых современными ирригационными системами на Инде, воды для использования всей осваиваемой площади недостаточно, и поэтому предпочтение по-прежнему отдается менее влаголюбивым культурам. Своего зерна не хватает; на знойной равнине к югу от Мултана (более 500 тыс. жителей) — крупнейшего города «засушливых окраин» — финики служат главной пищей населения по крайней мере треть года.

    Зимой с нагорий на нераспаханные местные земли со своими стадами овец и коз откочевывают белуджи и пуштуны.

    Деревень в обычном смысле встречается мало. Чаще 4—5 хижин собраны вокруг редких колодцев, дающих жизнь небольшим оазисам.

    На Потварском плато ведется ненадежное неполивное земледелие. Реки текут, глубоко врезанные в лёссовые отложения, и не могут быть использованы на орошение. Зато общепакистанское значение имеет добыча местных полезных ископаемых. Среди них нефть, доставляемая по трубопроводу с промыслов Потварского плато в Равалпинди; лигнит, добыча которого сосредоточена в Дандо-те; известняк и гипс, служащие сырьевой базой для цементных заводов в Дандоте, Вахе, Даудхейле; различные соли, в особенности каменная ( в копях Майо, Варч, Калабаг).

    Крупнейший город всего северо-восточного Панджаба — Равалпинди (почти один млн. жителей) вырос как важная крепость при скрещении путей из Панджаба в Пешаварскую долину и Кашмир. Построенные в колониальный период кварталы с казармами, складами, арсеналом, госпиталями раскинулись на многие километры. Город имеет промышленное значение: в нем размещаются нефтеперегонный завод, арсенал, железнодорожные мастерские, хлопчатобумажные и шерстяные фабрики. В начале 60-х годов Равалпинди временно был столицей страны, пока в 10 км к северо-западу от него велось строительство Исламабада.

    Исламабад (город ислама) — столица Пакистана — новый город, построенный во исполнение принятого в 1959 г. решения правительства о переносе столицы из Карачи на Потварское плато. В городе 300 тыс. жителей. Столица обладает выгодным транспортно-географическим положением, находится в горной, опоясанной зеленой грядой отрогов Гималаев долине с мягким климатом и хорошими условиями водоснабжения.

    Планировочное решение города разрабатывалось видным греческим архитектором А. Доксиадисом и его сотрудниками и предусматривает возможность территориального роста Исламабада из долины лишь в одном направлении— на запад. В отдаленной перспективе возможно слияние Исламабада и Равалпинди и образование единой крупной агломерации. Архитектурный ансамбль столицы создан усилиями ряда известных иностранных, а также пакистанских зодчих и включает в себя как черты современного европейского города, так и элементы традиционного и формирующегося пакистанского зодчества.

    Для города характерно четкое деление на районы: административный, кварталов дипломатического корпуса, промышленный, жилые (для последних выдержан принцип строгой социальной дифференциации и одновременно функциональной завершенности кварталов). К югу и юго-востоку от Исламабада заложен Национальный парк, где будут находиться несколько научных учреждений общенационального значения, в частности Институт атомной энергии, Национальный университет, Национальный центр здоровья, а также спортивные сооружения.

    Синд — важный сельскохозяйственный район страны, специализирующийся на выращивании хлопчатника и зерновых. Приморское положение Синда сравнительно мало отразилось на экономическом развитии внутренних его частей, но обусловило возникновение и рост крупнейшего в Пакистане города и порта — Карачи, влияние которого распространяется не только на всю территорию провинции, но и за ее пределы. Возможность использования дешевого морского транспорта для импорта промышленного сырья и топлива позволяет Синду частично преодолевать собственную бедность энергетическими и минеральными ресурсами.

    Подобно тому как Египет начына даром Нила, Синд — дар Инда. Это положение справедливо вдвойне: в буквальном смысле слова, ибо земля Синда создана отложениями могучей реки, и в переносном, поскольку только с водой приходит жизнь в пустыню, а Инд — единственная имеющаяся здесь водная артерия. К зоне непосредственного воздей – ‘ ствия реки всегда тяготели почти все крупные синдские города и культурные I земли. Неоднократно покидавший свое прежнее русло Инд определял судьбы местных поселений; многие из них запу – I стели после того, как река изменила свое направление и ушла из-под городских стен.

    При всей широте амплитуды блужданий Инда выделяются два места, к которым всегда было привязано его русло. Первое из них — у Суккура, второе — близ Хайдарабада. И здесь и там на поверхность выходят в виде невысоких холмов известняки, послужившие надежным фундаментом для перегородивших реку плотин — Суккурской (введена в строй в 1932 г.) и Гулам-Мухаммади (1955 г.). Последняя из плотин, построенных на синдском отрезке Инда, — Гуду (1963 г.) расположена выше Суккура и в основном предназначена для орошения правобережных равнинных земель, административно относящихся уже преимущественно к Белуджистану.

    Все три плотины совместно с базирующейся на них сетью ирригационных каналов, орошающих в общей сложности примерно 4 млн. га, представляют собой сложные гидротехнические системы, существенно преобразившие хозяйство синдской деревни. Создание густой сети каналов постоянного заполнения не только сопровождалось расширением посевных площадей, но и содействовало прогрессивной тенденции — вытеснению засухоустойчивых просяных, грама и масличных более ценными культурами — хлопчатником и пшеницей, особенно на левобережье. В западной части долины, где грунтовые воды залегают очень близко к поверхности и способствуют засолению и заболачиванию орошаемых массивов, ведущей сельскохозяйственной культурой стал рис. Сеют рис также в дельте Инда, где обширные заливные земли, освобождающиеся из-под воды в сухой сезон, служат в основном пастбищами для буйволов, их разводят на продажу в другие районы.

    Несмотря на проведенное ирригационное строительство, воды не хватает, чтобы оросить всю земельную площадь района. Зимой фактически занято под посевы 35% земель, в летний сезон — 30—35%. В результате местный культурный ландшафт мало напоминает оазис. Участки посевов и отдельные сады манго и цитрусовых перемежаются с пустующими, кажущимися заброшенными землями, о принадлежности которых к поливным массивам свидетельствуют только земляные валики, огораживающие поля, и сухие канавы.

    Деревни тяготеют к прирусловым валам и насыпным холмам и вытянуты вдоль дорог, которые обычно проложены по гребням. В непосредственной близости от главных железнодорожных и шоссейных трасс людность многих таких деревень превышает 2 тыс. человек.

    Крестьянская усадьба в Синде состоит из глинобитной хижины и огороженного земляной стеной двора, где содержится скот и выделена площадка для помола зерна. Построенные из глины плоскокрышие дома хорошо сохраняют прохладу. Обычно жилище включает одну комнату, узкую веранду и маленький дворик, на котором семья проводит большую часть свободного времени.

    Крупнейший город в долине Инда — Хайдарабад (800 тыс. жителей) расположен несколько выше начала дельты на известняковой гряде. Формально современный Хайдарабад был основан как крепость в 1768 г. , но у него были предшественники, ибо местоположение города очень удобно в военно-стратегическом отношении. Мощные кирпичные стены крепости и башни с бойницами и площадками для пушек поныне господствуют над Хайдарабадом.

    Наиболее старая часть города находится у форта и представляет собой лабиринт узких кривых переулков с одноэтажными домами, мастерскими ремесленников и лавочками. Хайдарабад постепенно разрастается. Ближе к окраинам появились широкие улицы с домами в 3—4 этажа, среди которых часто встречаются здания в европеизированном архитектурном стиле. В Хайдарабад, как древнюю столицу провинции, возвращались проводить свою старость синдхи, которым посчастливилось нажить состояние в других районах Индии или за границей. Поэтому в городе много богатых домов, хотя на улицу они выходят голыми фасадами с крошечными окнами. Почти каждая комната в домах Хайдарабада имеет открытый камин с бадгиром — бризоуловителем на верхнем конце; тысячи уловителей, поднимающихся над крышами,- придают городу очень своеобразный вид.

    Славится Хайдарабад своими ремесленными изделиями; вышивки по тканям золотом и серебром, эмалированные и лакированные изделия неоднократно удостаивались отличий на промышленных выставках в Европе. В Хайдарабаде появилось несколько значительных промышленных предприятий — хлопчатобумажных, стекольных, цементных, пищевых. Они концентрируются на южной окраине города.

    На самом юге Пакистана, невдалеке от устья величественного Инда и подножий гор Белуджистана на берегу Аравийского моря, лежит город Карачи. Возникновением в этом месте город обязан удобной глубоководной бухте, вход в которую защищает от океана небольшой скалистый остров. Эта бухта была известна и привлекала к себе внимание с древнейших времен. По преданию, именно отсюда отправилась в обратный путь армия Александра Македонского. Однако только экономическое развитие внутренних районов этой части субконтинента, и прежде всего Панджа-ба, вызвало к жизни постоянную необходимость в торговом центре на берегу Индийского океана.

    Превращение Карачи в крупный порт начинается с середины XIX в., после завоевания Синда англичанами. Тогда же проводятся первые мелиоративные работы: заболоченные, поросшие мангровой растительностью земли были частично осушены, гавань углублена, построены волнорезы, пирсы, доки. В настоящее время Карачинский порт может принимать любые океанские суда, хотя для поддержания глубин требуются землечерпательные работы. В 1930-х годах близ города возник крупный аэропорт. И все же до 1947 г. Карачи оставался средним по размерам, тихим городом; по переписи 1941 г., в нем насчитывалось 365 тыс, жителей.

    Создание независимого Пакистана превратило Карачи на 12 лет в столицу шестого по численности населения государства мира. Приток огромного количества беженцев привел к тому, что уже в 1951 г. число жителей в городе превысило 1 млн. человек. В 1980 г. оно достигло 5,4 млн.

    Важнейшая городская магистраль Бандерроуд пересекает по диагонали весь город с юго-запада на северо-восток, На этой многолюдной и шумной улице расположены учреждения культурного, бытового и торгового обслуживания. По левую сторону от Бандер-роуд лежит «Старый город» — лабиринт узких кривых улиц с перенаселенными одно – и двухэтажными домами. Наиболее интересны торговые улицы с открытыми, «вылезающими» прямо на тротуар лавочками, которые размещаются в первом этаже здания; выше живут сами торговцы со своими семьями. Базары — красочные и оживленные, как и повсюду на Востоке, частью крытые для защиты от знойного солнца; на них не только торгуют— на базаре находятся мастерские ремесленников, предлагают свои услуги знахари, демонстрируют мастерство фокусники.

    Другой облик присущ району, заключенному между Бандер-роуд и Маклеод-роуд. Там, в солидных массивных зданиях деловой части Карачи, сосредоточились банки, биржи, лучшие магазины, страховые компании, пароходные и авиационные агентства, канцелярии различных фирм. Архитектуре центральных кварталов присущи пестрота и смешение стилей. Отдельные импозантные здания, среди которых упомянем Огромные ультрамодернистские кубы отеля «Интерконтинен-тал», серое викторианское здание хлопковой биржи, построенный по американскому проекту в виде круглой башни-небоскреба дом Пакистанского государственного банка и причудливо сочетающее в себе готику и мавританский стиль здание муниципалитета, тонут в довольно безликой массе домов в два—пять этажей, образующих основную застройку города.

    В этих кварталах, где английский язык слышен столь же часто, как урду, не утрачен местный колорит. Навстречу стремительному «кадиллаку» неторопливо шествуют верблюды, тянущие груженые повозки на огромных деревянных колесах, а у подъездов официальных зданий новейшей архитектуры из стекла и железобетона можно увидеть маленькие пролетки, в которые запряжены мулы.

    В районе, расположенном юго-восточнее деловой части города, вблизи моря, где жару ослабляют морские ветры — бризы, находятся наиболее богатые кварталы— Сивил-лайнз и Сад-дар-базар, где белоснежные особняки скрываются в зелени садов или четко вырисовываются на фоне цветников и зеленых лужаек. Из Сивил-лайнза всего ближе до лучшего в окрестностях Карачи морского пляжа в Клифтоне, главного места отдыха горожан.

    Карачи в колониальный период почти не имел промышленности, не считая солеварен в окрестностях города и одного цементного завода. За время независимости Карачи превратился в главный индустриальный центр Пакистана, в котором сосредоточено до 30% всей его фабрично-заводской промышленности. Было создано крупное текстильное, в первую очередь хлопчатобумажное, производство и разнообразные отрасли пищевкусовой промышленности. Машиностроительные, металлообрабатывающие и электротехнические предприятия, как правило, небольшие. Имеются судостроительная верфь, автосборочный завод, химические предприятия, нефтеперерабатывающий завод.

    Среди важнейших учебных, научных и культурных учреждений города — университет, политехнический институт, Национальный музей.

    В районе Пипри-Нала, в 35 км к востоку от Карачи, вокруг металлургического завода быстро растет новый промышленный город.

    Белуджистан — обширная пустынная область, редко населенная и лишенная крупных экономических центров. Относительно невысокие хребты разделяют ее на отдельные,’ обособленные плато, долины и котловины, слабо связанные между собой. Отсутствие крупных рек с постоянным стоком определило основную черту ландшафта: маленькие оазисы разбросаны среди безбрежных пространств, годных в лучшем случае для выпаса мелкого рогатого скота. Местный климат не только засушлив и суров; изматывающая летняя жара долин сменяется большими холодами и сильными ветрами зимой. Природа требует от людей выносливости, подвижности и постоянной готовности преодолевать лишения.

    Вопреки широко распространенному представлению основным занятием жителей Белуджистана служит не скотоводство, а земледелие. Однако возделывается ежегодно лишь около 3% территории, причем в дождливые годы посевная площадь увеличивается, в засушливые — резко снижается. Часть обрабатываемых массивов постоянно пускают под пар или в перелог, а вместо них распахивают отдыхавшую несколько лет землю.

    Кяризы, которых в Белуджистане насчитывается несколько сот, обеспечивают полив около половины засеваемой площади. Используют для орошения также паводковые и дождевые воды, их задерживают и отводят на поля с помощью простейших плотин и запруд. Чтобы уменьшить поверхностный сток, пашни обваловывают и террасируют. Все эти методы ирригации требуют больших затрат труда, но в условиях острого дефицита влаги они оправданны.

    В оазисах, которые лучше обеспечены водой, выращивают плодовые и овощные культуры, в остальных ограничиваются возделыванием зерновых. Главная из них — пшеница, распространенная повсеместно, кроме приморской низменности, где преобладают посевы сорго-джовара. В обожженных солнцем длинных узких долинах западного Белуджистана облик оазисов определяет финиковая пальма — наиболее характерное дерево пустыни.

    Крупнейший из оазисов Белуджистана — Кветтский, где основу хозяйства составляет садоводство (яблоки, абрикосы, сливы и др.) и виноградарство, Успешному развитию этих отраслей способствовали не только щебнистые почвы оазиса, хороший дренаж и сухой солнечный климат, обеспечивающий высокую сахаристость плодов, но*и выгодное транспортное положение Кветты и наличие рынка для сбыта фруктов.

    Земледелие в провинции неразрывно сочетается с пастбищным скотоводством, Около % населения (особенно брагуи и пуштуны, меньше — белуджи) ведет кочевой образ жизни, следуя за своими стадами. В некоторых случаях кочевники ежегодно преодолевают большие расстояния. Так, брагуи, спасаясь от зимни холодов на Калатском плато, перебираются со своими стадами на пустынные земли низменности Качхи или в поиндские округа Синда. Через Белуджистан пролегают также пути пуштунских торгово-скотоводческих племен.

    Более 30% поголовья разводимого в провинции скота составляют козы и мясо-шерстные овцы, круглый год пасущиеся на подножном корму. Шерсть — главный товарный продукт в хозяйствах местных кочевников. Высоко ценятся белуджские и брагуйские верблюды, которых выращивают на продажу в другие районы.

    Перевозка грузов по караванным дорогам, мелкая торговля и различные кустарные промыслы дополняют занятия жителей, принося небольшой добавочный доход. Около 100 тыс. человек из Белуджистана ежегодно отправляются на зиму в Синд в поисках работы, в частности в качестве погонщиков верблюдов.

    Кое-где в провинции встречаются мелкие очаги горного дела. Добыча хромитов ведется у Хиндубага, угля — близ Кветты, в Болане и некоторых других местах, эпизодические, полукустарные разработки залежей высококачественной серы приурочены к вулкану Кохи-Султан. Только добыча природного газа в Суй приобрела крупные промышленные размеры.

    География населенных пунктов отражает зависимость земледелия от природной среды и его тесную связь с кочевым скотоводством. Даже оседлые группы населения вынуждены ввиду периодической смены возделываемых земель и истощения источников воды — кяризов и колодцев— прибегать к перемещению деревень. Этим объясняется наличие здесь многочисленных форм селений — от палаточного лагеря кочевников до крупных сельских пунктов, перерастающих в маленькие глинобитные города, а также вынужденная простота, даже примитивность жилищ, которые часто приходится или переносить на новое место, или забрасывать. Преобладают небольшие деревни, насчитывающие до 100— 150 Жителей. Самый значительный город провинции — Кветта (300 тыс. жителей) — важный транзитный пункт, через который перевозились грузы из Афганистана (фрукты, шерсть, кожи). Растет популярность Кветты как летнего куной Пограничной провинции в сравнении с равнинными частями страны. И это несмотря на то, что область богата энергоресурсами, в особенности гидроресурсами, рудными ископаемыми и лесом, через ее территорию пролегают важные торговые пути, ведущие из Афганистана на Индскую равнину.

    Основные очаги земледелия и вообще всей хозяйственной жизни приурочены в провинции к межгорным котловинам — Пешаварской, Банну, Кохат. Пшеница почти повсеместно служит главной культурой, занимая до половины посевных площадей. В Пешаварской котловине, орошаемой довольно крупными каналами, пшеницу дополняют кукуруза, сахарный тростник, табак и кормовые культуры. Распахано до 70% площади. В округах Банну и Кохат ведется преимущественно неполивное земледелие и поэтому широко возделываются засухоустойчивые зерновые. В межгорных котловинах и долинах разбиты большие сады персиков, абрикосов, слив, груш, айвы, гранатов; плоды в прошлом вывозились оттуда в столь отдаленные города, как Бомбей, Калькутта, Рангун.

    В Банну и в особенности в Кохате обширные пространства еще находятся под кустарниковыми пустошами, сухими пастбищами или заняты парами. На них выпасают овец мясных и шерстных пород, коз, верблюдов; особенно ценны эти земли как кормовые угодья зимой, когда выше в горах ложится снег.

    Построенные на реках Варсак и Сват три гидроэлектростанции питают ряд промышленных предприятий, разместившихся преимущественно в небольшом городе Наушахра (химические заводы, хлопчатобумажные и картонажная фабрики).

    Переработкой местного сырья заняты три сахарных завода (один из них — в Мардане — принадлежит к числу крупнейших в Южной Азии) и предприятия по консервированию фруктов. Часть вырабатываемой электроэнергии передается в Панджаб. Можно ожидать, что ввод в строй самой большой в Пакистане ГЭС Тарбела на Инде (мощностью 1,5 млн. кВт) даст новый импульс для промышленного развития провинции.

    Административный центр провинции — Пешавар (около 550 тыс. жителей), один из древнейших городов Пакистана, возник как крепость, контролирующая подходы к Хайберскому перевалу. Четырехугольный форт, построенный из обожженного кирпича у северо-западных стен города, символизирует первоначальные военные функции Пешавара. Город издревле служил также важным рыночным центром торговли с государствами Средней и Центральной Азии.

    Пешавар в прошлом неоднократно подвергался разрушениям, и потому зданий, представляющих архитектурную ценность, сохранилось мало. Извилистые, узкие улицы и закоулки Пешавара часто на всем своем протяжении заняты лавками и мастерскими ремесленников. Многие улицы приобрели довольно четкую специализацию: на одних чинят и шьют обувь, на других торгуют драгоценностями, на третьих продают шелковые ткани и т. п. Кустари Пешавара известны как замечательные мастера по выделке оружия, посуды, изделий из шелка.

    У Пешавара— богатые культурные традиции. В городе работают университет, Научно-исследовательский институт животноводства, Лесной институт, при котором имеется Музей леса. Пешавар-ский музей располагает одной из лучших в мире коллекций так называемой ганд-харской школы изобразительного искусства.

    В большинстве горных районов население остро страдает от малоземелья. На полях нередко камни занимают больше места, чем пригодная к обработке пашня. Поэтому, несмотря на дополнительное занятие отгонным или полукочевым животноводством, горцы вынуждены уходить на отхожие промыслы в города Пенджаба и Синда, наниматься на охрану дорог, заготавливать для продажи на базарах дрова, древесный уголь, сено. У некоторых племен развиты кустарные промыслы — плетение сетей, циновок, выделка изделий из железа, изготовление шерстяных одеял, тканей.

    В прошлом горцы нападали на торговые караваны и совершали набеги на равнины. Не случайно селения вазиров и живущих близ Хайберского перевала аф-ридиев напоминают крепости: дома, поднимаясь один над другим, тесно прижимаются к горному склону, сами же деревни обнесены высокой глинобитной стеной со сторожевыми башнями, а нередко— каменной стеной с башнями и бойницами. Межплеменная рознь не изжита окончательно, и в разбросанных по крутым склонам селениях мужчины носят оружие и опоясаны патронташем.

    Лучше других экономическое положение юсуфзаев, обитающих в широких межгорных долинах рек Свата и Дира. С террассированных поливных земель здесь можно снимать по два урожая в год. Сеют пшеницу, кукурузу, горчицу, в поймах — рис и клевер. В горах ведут заготовку дров. В последние годы развивается товарное садоводство (апельсиновые сады в Свате).

    Проживающие на горном севере страны читральцы и другие дардские народности (шина, калаши и так называемые кохистанцы, т. е. горцы) занимаются главным образом земледелием в долинах рек, выращивая просяные и ячмень. Важную роль в их хозяйстве играет скотоводство, в основном стойловое. В некоторых деревнях развиты ремесла, особенно кузнечное дело и изготовление медной утвари. Существенное значение имеет у этих народностей садоводство, сбор дикорастущих плодов и ягод. Занимаются они также бортничеством (сбором меда диких пчел). Мужчины летом выгоняют стада в горы и совершают небольшие перекочевки. В это время заготовляют козий пух, шерсть и готовят впрок масло и сыр.

    Информация о празднике ˮКупалье“ (ˮАлександрия собирает друзей“)

    18. 06.2020 г.

    Праздник ˮКупалье“ (ˮАлександрия собирает друзей“) в 2020 году планируется провести 11-12 июля в агрогородке Александрия Шкловского района.

    В разгар лета в Беларуси отмечают Купалье – один из древнейших народных праздников, посвященный солнцу и расцвету земли. Праздники в честь летнего солнцестояния есть у многих народов Европы: Янов день в Болгарии, святой Ян в Венгрии, Сан-Хуан в Испании, Лиго в Латвии. У восточных славян это Иван Купала, но, пожалуй, именно в Беларуси наиболее полно сохранились традиции Купалья, которое отмечают с особым размахом.

    С 2010 года, в ночь на Ивана Купалу, тысячи гостей, профессиональных и любительских творческих коллективов, мастеров декоративно-прикладного искусства собираются на праздник в Александрию Шкловского района Могилевской области. В мероприятии принимает участие Президент Республики Беларусь Александр Григорьевич Лукашенко. Празднование традиционно проходит на берегу реки Днепр, русло которой служило колыбелью культуры многих славянских народов, а водная артерия некогда была неотъемлемой частью большого торгового пути ˮИзваряг в греки“. Издревле Днепр соединял белорусов, россиян и украинцев. Он и сегодня остается важнейшей коммуникационной осью, способствует взаимовыгодному торгово-экономическому и социально-культурному сотрудничеству приднепровских регионов Беларуси, России и Украины, расширению межрегиональных интеграционных связей. Этот масштабный творческий проект направлен на сохранение и развитие культурных традиций, взаимообогащение культур. Его география постоянно расширяется.

    Ежегодно в течение двух дней для гостей праздника организаторы готовят тематические площадки, концертные и развлекательные программы, конкурсы, в которых принимают участие творческие коллективы, народные театры Могилевской области, выступают лучшие мастера искусств из всех регионов Республики Беларусь, а также участвуют творческие делегации из России, Украины, Латвии, Литвы, Эстонии, Польши.

    На празднике все области нашей страны и г.Минск представляют экспозиционно-тематические купальские подворья, где можно познакомиться с брендовыми фестивалями, конкурсами, праздниками, пленэрами, отражающими неповторимый культурный облик своего города, района, сохраняют и популяризируют существующие только в этом регионе традиции, обычаи, легенды, предания, историко-культурные ценности, ремесла, блюда и т.д.

    Ежегодно организаторы готовят новые творческие проекты в рамках праздника: ˮНа лучший купальский венок“, ˮЛучший купальский костюм“ и другие. Кульминацией праздника является гала-концерт, который завершается красочным фейерверком.

    Во время ˮКупалья“ для удобства посетителей устанавливаются информационные тумбы (на центральном входе и у главной сцены), работают волонтеры, камеры хранения, пункт обмена валют. Для доставки гостей и участников к месту проведения праздника выстроена удобная транспортная логистика. Составлены графики и расписание движения железнодорожных поездов региональных линий и автомобильного транспорта, увязанные с началом и окончанием всех мероприятий.

    Торговые объекты представляют широкий ассортимент продовольственных и непродовольственных товаров. Приоритетным направлением является приготовление пищи на виду у посетителей. Во время праздника также организуются дегустации. На молодежной площадке традиционно демонстрируются различные спортивные, творческие, научно-технические программы и достижения молодежи, проводятся музыкально-игровые программы молодежных творческих коллективов, квесты, мастер-классы, выставки-ярмарки изделий учреждений образования, осуществляется показ лучших образцов декоративно-прикладного и технического творчества, выполненных в различных техниках и материалах. Гости праздника могут посмотреть цирковые выступления, полеты самолетов и парашютистов, посетить аттракционы. Для памятных фото на территории оборудуются фотозоны.

    Версия для печати

    РСМД :: Вода без границ

    Воду уже давно называют нефтью XXI века. Только в отличие от нефти ее нечем заменить. Оттого она ценнее. Год за годом потребление воды растет. Уже сейчас от вододефицита страдают больше двух миллиардов человек. Почти треть населения всей планеты. И эта цифра, по оценкам ученых, будет стремительно расти. А значит, недалек тот день, когда именно питьевая вода, а не нефть, золото или другие природные ресурсы, станет недоступной многим роскошью, признаком благосостояния и мощным рычагом в международных отношениях.

     

    Эксперты говорят, что ситуацию с мировым вододефицитом может усугубить жесткая гидрополитика некоторых стран. В их числе Китай. На территории Поднебесной берут начало многие реки Центральноазиатского региона и большой части Южной и Юго-Восточной Азии. Согласно нормам международного права, Китай является хозяином этих речных стоков, но обязан распоряжаться этими водами рационально, то есть без ущерба для экологии и хозяйственной деятельности территорий, находящихся ниже по течению этих рек. В Пекине уже не раз обещали не обделять соседей водой, но на деле руководствуются только своими интересами. Власти КНР не ставят подписи под международными соглашениями, которые регулируют правила водопользования и тем самым избавляют себя от необходимости информировать соседей о своей деятельности и компенсировать им негативные последствия в случае неумеренного использования вод трансграничных рек. В том, что такие последствия не заставят себя ждать, мало кто сомневается. Перенаселенный Китай активно осваивает свои западные, наименее обеспеченные водой, территории. Согласно амбициозным замыслам китайского руководства, засушливые земли должны превратиться в цветущий сельскохозяйственный, промышленный и густонаселенный регион.  Поить новые китайские города будет Иртыш – важная водная артерия для Казахстана и России. Судьба соседей Пекин, похоже, не сильно заботит, поскольку китайская сторона ежегодно без стеснения увеличивает водозабор из Черного Иртыша (название реки в ее верхнем течении). Его воды питают два канала, построенных в Синьцзянь-Уйгурском Автономном Районе: Черный Иртыш-Карамай и Иртыш-Урумчи. По первому часть стока Иртыша перебрасывают в озеро Улюнгур. Благодаря этому площадь водоема выросла на 200 квадратных километров. Кроме того, этот канал питает Карамайский нефтяной промысел. Второй канал обеспечивает водой территории Таримского нефтегазового бассейна. Там также идет активная разработка месторождений черного золота. В будущем для этих двух каналов Китай планирует отбирать из Черного Иртыша порядка 5-6 кубических километров воды ежегодно. А это половина общего стока реки. Казахстанские эксперты бьют тревогу и предупреждают, что даже если Китай будет забирать только 30% от общего стока Иртыша ежегодно, то это уже грозит масштабной экологической катастрофой на территории Казахстана и России. Там, где еще недавно ходили многотонные суда, воды скоро будет по колено. Иртыш может превратиться в череду илистых островков, топей и стоячих вод, а уникальное озеро Зайсан, которое питается водами этой реки – в огромное высыхающее болото.

     

    Заложниками эгоистичной гидрополитики КНР могут стать и районы вдоль другой трансграничной с Казахстаном реки — Или, впадающей в озеро Балхаш. Эти территории уже сегодня признаны вододефицитными. А китайская сторона намерена только увеличивать водозабор. Власти КНР собираются развернуть у истоков Или масштабное строительство. В планах — возведение свыше 30 электростанций, больше десяти крупных водохранилищ, плотин и других гидротехнических сооружений. По оценкам экспертов, реализация этих проектов приведет к тому, что к 2050 году сток реки Или в Казахстане уменьшится на 40%. Это грозит резким обмелением Балхаша. Ведь Или обеспечивает почти 75% от всего притока воды в озеро. Эксперты не исключают, что Балхаш может повторить судьбу Арала. И тогда ветры поднимут тысячи тонн соли со дна высохшего озера и отнесут их в сторону Восточного Казахстана. А это, в свою очередь, грозит таянием ледников Алатау и селями крупнейшему мегаполису Республики – городу Алматы. При этом стоит отметить, что если уровень воды в жизненно важных для Казахстана реках будет падать, то уровень их загрязнения с реализацией планов китайской стороны будет неуклонно расти. Набирающие обороты промышленные мощности Синьцзянь-Уйгурского Автономного Района не могут не сказаться на объеме вредных сбросов в Иртыш и Или. 

     

    Надо понимать, что такой, без преувеличения, апокалиптический сценарий грозит не только проблемами с водообеспечением населения Казахстана и России, но и, в целом, нарушением экологического равновесия в регионе, необратимыми изменениями климата,  опустыниванием поймы многих рек, исчезновением лесов, сокращением урожайности, деградацией животноводства и ухудшением эпидемиологической обстановки. Столь стремительный и масштабный природный дисбаланс в столь немаленьком регионе планеты неминуемо повлечет за собой сбой в ее экологической и экономической системах. 

     

    Казахстан пытается договориться с китайской стороной вот уже 15 лет, но ощутимых результатов до сих пор нет. Справедливо поделить пока удалось только одну реку – Хоргос. После 10 лет непростых переговоров Астана и Пекин договорились и уже построили на ней объединенный гидроузел, который позволяет равномерно забирать воду с обеих сторон. Но это капля в море. По остальным трансграничным водным артериям (а по территории Казахстана со стороны КНР протекает более двух десятков рек) договориться пока не удается. Пекин не только отказывается присоединяться к международным конвенциям по трансграничным водам, но и упорно настаивает на урегулировании этих вопросов путем проведения только двусторонних переговоров, по отдельности с Астаной и Москвой. Мол, для каждой из сторон нужен индивидуальный подход. Вполне очевидно, к чему это ведет: решение жизненно важных не только для Казахстана, но и всего региона вопросов может вылиться в долгие дискуссии. Логично предположить, что Пекин избрал такую тактику, чтобы просто потянуть время и завершить собственные проекты в запланированные сроки, а уже потом поставить соседей перед фактом. 

     

     

    Надо сказать, что не менее эгоистично Китай ведет себя и с другими соседями. В Пекине разрабатывают проекты отвода в северо-западные районы вод Брахмапутры, что определенно повлечет обмеление реки на территории Индии и Пакистана. Кроме того, КНР активно осваивает ресурсы реки Меконг – крайне важной водной артерии для Таиланда, Вьетнама и Камбоджи. Урегулировать вопрос водопользования с Китаем этим странам тоже пока не удается. 

     

    Назвать тактику КНР рациональной и добрососедской трудно. Насколько она дальновидна и выгодна даже в собственных интересах,  покажет время. Нужно лишь помнить, что во взаимосвязанном и взаимозависимом мире невозможно выиграть  в одиночку: или выигрывают все или никто. Земля не дает другого выбора.  

    Кроме того, ученые предупреждают, что в новом мире, где вода станет главным стратегическим ресурсом, доминировать, как ни парадоксально, будут вовсе не те, кому она принадлежит. Ведь продавать воду в глобальных масштабах, как нефть, например, не получится. Слишком дорого обойдется ее транспортировка на большие расстояния. Дешевле будет экономить воду и эффективно ее использовать. 

     

     

    gaz.wiki — gaz.wiki

    Navigation

    • Main page

    Languages

    • Deutsch
    • Français
    • Nederlands
    • Русский
    • Italiano
    • Español
    • Polski
    • Português
    • Norsk
    • Suomen kieli
    • Magyar
    • Čeština
    • Türkçe
    • Dansk
    • Română
    • Svenska

    Плотины в бассейне Меконга грозят экологическим адом by Brahma Chellaney

    БАНГКОК – Строительство крупных гидроэлектростанций стало любым занятием некоторых авторитарных правительств, а лидером среди них является Китай. Но вопреки обещаниям сторонников этих проектов, большие плотины не спасают от дефицита воды, а, наоборот, способствуют истощению рек и серьёзно усугубляют засухи. И нигде это так не очевидно, как в бассейне реки Меконг, уровень воды в которой опустился до рекордно низких отметок.

    1. A Big Step Forward for Global Tax Justice Photo by Ivan RomanoGetty Image

    Река Меконг, которую в Лаосе и Таиланде называют «матерью вод», течёт с Тибетского нагорья, контролируемого Китаем, в Южно-Китайское море через территорию Мьянмы, Лаоса, Таиланда, Камбоджи и Вьетнама. Крестьяне, работающие в бассейне этой реки (её называют рисовой житницей Азии), производят достаточно риса, чтобы накормить 300 миллионов человек ежегодно. Бассейн Меконга является также крупнейшим в мире центром пресноводного рыболовства; согласно оценкам, на долю региона приходится 25% объёмов мирового улова в пресных водоёмах.

    Эта ключевая водная артерия оказалась сейчас под угрозой, и главным образом из-за серии мегаплотин, построенных Китаем в пограничном районе на Тибетском нагорье, откуда река течёт в страны Юго-Восточной Азии. Сейчас здесь работают 11 ГЭС общей мощностью 21300 мегаватт, что больше установленной мощности ГЭС всех стран, расположенных ниже по течению реки, вместе взятых. И эти плотины наносят экологический, экономический и геополитический ущерб.

    Начать с того, что эти мегаплотины сократили приток пресной воды и богатых питательными веществами отложений с Гималайских гор в море, что привело к отступлению границ дельты Меконга в южном Вьетнаме. Начавшееся из-за этого вторжение морской воды заставляет фермеров, производивших рис, переключаться на выращивание креветок и тростника.

    Кроме того, согласно докладу Комиссии по реке Меконг, к 2040 году развитие гидроэнергетики, включая ещё несколько китайских мегаплотин, которые строятся или планируются, приведёт к сокращению рыбных запасов на 40-80% (по объёмам биомассы). Мигрирующие рыбы исчезнут из значительной части реки, которая сегодня уступает лишь Амазонке по разнообразию видов рыб.

    Плотины нарушают годовой цикл разливов Меконга, которые помогают удобрять сельскохозяйственные земли естественным образом, покрывая их богатым питательными веществами илом, не говоря уже об открытии гигантских естественных питомников для рыб. В начале нынешнего лета ремонтные работы на китайской ГЭС Цзинхун привели к сбросу огромного количества воды. Результатом этого стали наводнения в Таиланде и Лаосе, уничтожившие посевы и нарушившие жизнь рыб, что нанесло ущерб жизнедеятельности местных жителей.

    Subscribe to Project Syndicate

    Subscribe to Project Syndicate

    Enjoy unlimited access to the ideas and opinions of the world’s leading thinkers, including weekly long reads, book reviews, topical collections, and interviews; The Year Ahead annual print magazine; the complete PS archive; and more. All for less than $9 a month.

    Subscribe Now

    После этого Китай стал обратно наполнять водохранилище ГЭС Цзинхун, используя воду Меконга. Спад уровня реки ниже по течению усугубил ситуацию с дефицитом воды, которая стала следствием снижения на 40% количества муссонных осадков в июне и июле. Как отмечается в докладе Комиссии по реке Меконг, вместо летнего разлива в реке наблюдалось снижение уровня воды до рекордно низкого уровня, что уменьшило рыбные запасы и нанесло урон производству риса. В Таиланде общая доступность воды из водоёмов сократилась на 24% (год к году), а засуха оказалась настолько сильной, что таиландское правительство, возглавляемое генералом Праютом Чан-оча, приказало армии прийти на помощь.

    Несмотря на всё это, Китай не демонстрирует никаких признаков ослабления лихорадки строительства плотин. Для китайского правительства мегаплотины являются гордым символом инженерных достижений страны. У Китая не просто больше действующих крупных ГЭС, чем у всех остальных стран мира вместе взятых; он обладает ещё и самой крупной в мире ГЭС «Три ущелья» и собирается построить даже более крупную плотину вблизи спорной гималайской границы с Индией.

    Впрочем, строительство плотин Китаем – это не только вопрос национальной гордости. Засухи становятся всё более частыми и суровыми, а сеть плотин обеспечивает Китаю мощный рычаг давления на страны, расположенные ниже по течению. В 2016 году во время сильной засухи в этих странах Китай сбросил «чрезвычайные объёмы воды» с одной из своих плотин. Сегодня он опять обещает спускать больше воды – и это стало шокирующим напоминанием о том, как сильно страны ниже по течению Меконга теперь зависят от доброй воли Китая.

    В следующий раз Китай вполне может потребовать чего-нибудь взамен, а мучимые жаждой страны, наверное, не будут иметь возможности ему отказать. Иными словами, Китай сможет с помощью своих плотин превратить воду в оружие.

    Но хотя Китай является ведущим в мире строителем плотин (и на сегодня у него наиболее амбициозная программа переброски воды между речными бассейнами), не только он этим занимается. Лаос, не имеющий выхода к морю, стремится сделать экспорт гидроэлектроэнергии, особенно в Китай и Таиланд, основой своей экономики. С этой целью Лаос только что завершил – вопреки возражениям Вьетнама и Камбоджи – профинансированное Таиландом строительство ГЭС Сайнябули, которая сейчас проходит тестовые испытания и начнёт производить электроэнергию в октябре.

    Плотина Сайнябули меньше, чем китайские мегаплотины выше по течению, однако она уже привела к негативным последствиям. Уже одно только наполнение водохранилища и тестирование ГЭС повлияли на течение притоков Меконга в расположенном ниже по течению Таиланде, что усугубило засуху в этой стране. Эффект оказался настолько заметным, чтобы тайское правительство, согласившееся покупать 95% произведённой на этой ГЭС электроэнергии, обратилось к Лаосу с просьбой отложить испытания до тех пор, пока не отступит засуха.

    Но и здесь Китай играет важную роль. Будучи крупнейшим инвестором в Лаосе, Китай финансирует и строит более половины проектов больших плотин в стране. А в Камбодже Китай недавно завершил свой седьмой – и далеко не последний – проект строительства ГЭС.

    Плотины обычно создают победителей выше по течению рек (там у людей улучшается доступ к воде и гидроэлектроэнергии) и проигравших ниже по течению. В регионе Меконга проигравших намного больше, чем победителей, – в краткосрочной перспективе. Но в долгосрочной перспективе экологическое разрушение гарантированно приведёт к тому, что победителей не будет вообще. Единственный способ избежать такого мрачного будущего – покончить с вызывающим строительством плотин в одностороннем порядке и поддержать институционализированное сотрудничество всех стран бассейна реки Меконг. Такое сотрудничество должно быть направлено на защиту прав каждой страны и на выполнение ими своих обязательств – перед своими народами, соседними государствами и планетой.

    Система внутренних водных путей Инда — следующее большое событие для Азии? — Пакистан

    В мире мало речных систем с такой протяженностью и надежностью, как Инд. Река и ее притоки соединяют большинство крупных городов Пакистана друг с другом и с Аравийским морем, а также с Кабулом в Афганистане и такими городами, как Гурдаспур и Лудхиана в Индии.

    Если будет разработана тщательно спроектированная система внутренних водных путей Инда (IIWS), соединяющая несколько городов в трех странах с Аравийским морем, это может принести огромное экономическое благо всему региону, населенному 500 миллионами человек, включая западный Китай и центральную часть страны. Азия.

    Экономика и преимущества внутренних водных путей хорошо задокументированы, в том числе в торговле, коммерции и машиностроении.

    История упущенных возможностей

    Исторически этот потенциал существовал со времен британского владычества. Со строительством Суэцкого канала в 1869 году британцы развили порт в Карачи и улучшили транспортное сообщение с внутренними регионами через автомобильные, железные дороги и пароходы в Инд.

    Несмотря на то, что были выдвинуты предложения по строительству междугородних соединительных каналов через Инд, британские инженеры увидели больший экономический потенциал в строительстве оросительных каналов (аналогичная вещь произошла в системе Ганга).

    В то время как развитие железных дорог позволило удовлетворить потребности внутреннего транспорта, реки были отведены в оросительные каналы, чтобы преобразовать речной бассейн в то, что сейчас известно как крупнейшая непрерывная ирригационная система в мире — IBIS (система орошения бассейна реки Инд).

    И он высосал реки досуха.

    С одной стороны, за исключением дождливых месяцев, дельта Инда почти не получает воды, впадающей в море, а с другой стороны, постоянно растущие потребности в орошении требуют создания дамб или отвода даже оставшихся вод из экологически деградированных реки.

    Кажется почти невозможным, чтобы ирригационный сектор выпустил свои воды для морских перевозок.

    Надежда на эффективность сельского хозяйства

    Однако есть луч надежды. Эффективность орошения в IBIS — одна из самых низких в мире. Это только половина долины Империал в США и около двух третей ее аналогов в долине Нила и индийском Пенджабе.

    Эффективное орошение может сэкономить половину воды, забираемой из рек. Это будет иметь экономический смысл только в том случае, если вода, сэкономленная за счет повышения эффективности, может привести к увеличению прибыли.IIWS предоставляет этот двигатель.

    База данных по мировой экономике за 2015 год Международного валютного фонда (МВФ) сообщает, что общий вклад сельскохозяйственного сектора в валовой внутренний продукт (ВВП) Пакистана составляет 23%, или 60 миллиардов долларов США.

    Орошаемое земледелие обеспечивает около 45 миллиардов долларов из этой суммы. Напротив, водные пути Миссисипи обслуживают около 200 миллионов человек с годовым оборотом в 70 миллиардов долларов США.

    Полностью разработанный МИСВ потенциально мог бы обслуживать более 500 млн человек в регионе и мог бы внести гораздо больший вклад в ВВП, чем текущая доля орошаемого земледелия.

    Но IIWS не заменит сельское хозяйство, вместо этого он повысит продуктивность сельского хозяйства. Следовательно, бассейновые инвестиции в эффективность орошения имеют хороший экономический смысл.

    Даже при использовании нынешних ирригационных технологий эффективность может удвоиться, а с новыми появляющимися ирригационными технологиями мы сможем производить такую ​​же сельскохозяйственную продукцию, используя только пятую часть воды.

    Пробный пуск

    Правительство Пенджаба (Правительство Пенджаба) выступило с инициативой испытать запуск 200-километрового коммерческого водного пути на реке Инд между Аттоком и Даудхелем.В рамках государственно-частного партнерства Правительство Португалии создало Компанию по развитию внутреннего водного транспорта (IWTDC). Миссия компании — соединить порт Касим с Новшехрой.

    Пилотный проект, очевидно, является шагом в правильном направлении, но текущее видение IWTDC ограничено небольшим сегментом огромной системы. Это видение не объединяет и не объединяет другие секторы, такие как ирригация и окружающая среда, и полностью игнорирует потенциал восточных притоков Инда до Индии и реки Кабул до Афганистана.Возможно, GoP еще не рассматривает эффективность орошения как ключ к раскрытию полного потенциала системы.

    Пилотный проект IWTDC вызвал некоторые опасения у экологов. К ним относятся опасения по поводу естественных прибрежных местообитаний, которые могут быть нарушены дноуглубительными работами, выпрямлением каналов и возможным загрязнением из-за речного транспорта.

    В число критиков входит Министерство по изменению климата, которое сосредоточило свои опасения на возможных разливах топлива. Однако, если водные пути спроектированы должным образом с необходимыми смягчающими мерами, они действительно могут помочь экосистемам процветать.

    При запуске новой системы в целом правила, положения, подзаконные акты и институциональные структуры могут быть разработаны не только для обеспечения устойчивого функционирования водных путей, но и для планов устойчивого развития потенциальных внутренних портов и городов.

    Возможности полностью разработанной системы безграничны

    Полностью развитый IIWS, соединяющий все крупные города Пакистана с городами Индии и Афганистана, также будет служить экономическим интересам Центральной Азии и западного Китая.

    Помимо чисто экономических преимуществ, есть и другие положительные моменты. Снижение спроса на воду может снизить напряженность, связанную с водой, между Пакистаном и Индией, а также между Пакистаном и Афганистаном. В обоих случаях верхние прибрежные государства получат выгоду, выпустив воду из рек, текущих через Пакистан в Аравийское море.

    Эффективные методы орошения помогут остановить деградацию земель, предотвратить загрязнение и повысить урожайность с акра.

    Транспортный сектор сэкономит топливо и поможет сократить выбросы углерода. С большим количеством воды в реках окружающая среда вплоть до дельты Инда будет процветать, поощряя экотуризм.

    Прибрежные леса и водно-болотные угодья выиграют от потока воды и помогут улавливать больше углерода и парниковых газов. Все это, в свою очередь, очень хорошо согласуется с целями Организации Объединенных Наций в области устойчивого развития и поможет стране достичь или, возможно, превысить предполагаемые определяемые на национальном уровне взносы в соответствии с Рамочной конвенцией Организации Объединенных Наций об изменении климата.

    Развитие внутренних водных путей — единственный экономически жизнеспособный способ вернуть столь необходимую воду в реки и, следовательно, беспроигрышный как для экономики, так и для окружающей среды.

    Все начинается с эффективного орошения.

    Эта статья изначально была опубликована в журнале «Третий полюс» и воспроизводится с разрешения.

    Новое давление на глобальную безопасность и здоровье человека

    Am J Public Health. 2011 May; 101 (5): 786–788.

    Во время исследования Грегори Паппас работал в Департаменте общественных наук о здоровье Университета Ага Хана, Карачи, Пакистан.

    Автор, ответственный за переписку.

    Рецензирование

    Авторское право © Американская ассоциация общественного здравоохранения, 2011 г. Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

    Abstract

    Река Инд является основным источником воды для более чем 180 миллионов человек в Пакистане. Быстро увеличивающееся население за последние 60 лет создало новую нагрузку на воду, которая когда-то была изобильным ресурсом для здоровья и развития страны.

    Рост напряженности между Индией и Пакистаном, на которых протекает поток Инда, может привести к ожесточенной конфронтации в и без того нестабильной части земного шара. Недавнее наводнение, от которого пострадали более 20 миллионов человек, привлекло внимание к неэффективному управлению реками Пакистана.

    Общественное здравоохранение обладает научными знаниями и профессиональным потенциалом, чтобы помочь разработать методы управления водными ресурсами, которые могут улучшить здоровье населения в Пакистане.

    ДАВЛЕНИЕ НА ВОДУ реки Инд, основного источника воды для более чем 180 миллионов человек, проживающих в Пакистане, растет, что имеет серьезные последствия для здоровья населения.Сельские пакистанцы (более половины населения) используют воду для орошения из реки для бытовых нужд, хотя она непригодна для питья и является основной причиной задержки роста и диареи. 1 Диарея является причиной 21,6% младенческой смертности в сельских районах Пакистана. 2 По оценкам, в Карачи, мегаполисе с населением примерно 18 миллионов человек, более 30 000 человек, 20 000 из которых — дети, ежегодно умирают из-за небезопасной воды. 3 Контроль над речным стоком по-прежнему является серьезной проблемой для страны, что было трагически продемонстрировано во время недавнего наводнения, от которого пострадали 20 миллионов человек, и было охарактеризовано генеральным секретарем Организации Объединенных Наций как худшее бедствие, которое он когда-либо видел. 4

    Помимо прямого воздействия на здоровье человека, споры по поводу течения Инда могут перерасти в военный конфликт между Индией и Пакистаном, поставив под угрозу жизни и безопасность миллионов людей. 5 Будущему водному потоку в Инде также угрожают региональные изменения окружающей среды. 6 Специалисты общественного здравоохранения должны быть полностью вовлечены в разработку этого важного ресурса для страны и здоровья ее населения.

    ПАКИСТАН И РЕКА ИНДУС

    Пакистан был создан в 1947 году в результате раздела Британской Индии, став первой исламской республикой.Население Пакистана, являющегося одним из самых быстрорастущих в мире, в 2009 году составляло 180,8 миллиона человек, а к 2020 году, по прогнозам, оно достигнет 208 миллионов. 7 Примерно 20% населения живет за международной чертой бедности, составляющей 1,25 доллара США в день. . 8 Медицинские и социальные показатели отставали от показателей других стран Южной Азии, чьи экономические условия хуже, чем в Пакистане. 9

    Стратегическое значение Пакистана претерпело важные сдвиги: сначала пакистано-индийский конфликт, начавшийся после раздела 1947 года, затем развязка холодной войны, а теперь и война с террором.Геополитическое значение Пакистана, который граничит с Ираном, Индией, Китаем и Афганистаном, также возросло, когда он стал ядерной державой в 1998 году.

    Большинство людей в Пакистане живут недалеко от реки Инд, самой длинной реки в страна и 21-я по величине река в мире по годовому стоку (∼207 км 3 ). Снега и ледники Тибета, Индии и Пакистана питают реку. Начиная с Гималаев, Инд протекает на всем протяжении Пакистана — в общей сложности 1976 миль — и впадает в Аравийское море недалеко от главного порта Пакистана, Карачи.До 65% сельскохозяйственных земель в Пакистане орошаются водой из Инда, на долю которой приходится примерно 90% производства продовольствия и волокна в стране.

    ДОГОВОР О ПРОМЫШЛЕННЫХ ВОДАХ

    В первые годы после раздела разногласия по поводу течения реки Инд привели к опасности военного конфликта; к 1951 году две стороны больше не встречались, и ситуация казалась неразрешимой. 10 Контроль Индии над верховьями Инда дал ей силу превратить плодородный Пакистан в пустыню.Конфликт из-за Кашмира и травма раздела все еще в памяти, угроза «водной» войны стала неизбежной.

    Дэвид Лилиенталь, бывший председатель Управления долины Теннесси и Комиссии по атомной энергии США, посетил регион в 1951 году, чтобы написать серию статей для журнала Collier’s . Работая за кулисами с Государственным департаментом США и Всемирным банком, он привлек правительства Индии и Пакистана к переговорам, которые длились девять лет.Эти переговоры привели к Договору о водах Инда, подписанному в 1960 году. Это соглашение добросовестно выполнялось и поддерживалось как Индией, так и Пакистаном, и было самым длительным соглашением между двумя странами. 11 Соглашение дает Индии исключительное право на использование всех вод Восточных рек и их притоков до точек, где реки впадают в Пакистан. Точно так же Пакистан имеет исключительное использование Западных рек. Пакистан также получил единовременную финансовую компенсацию за потерю воды в Восточных реках.

    Продолжающаяся напряженность между Индией и Пакистаном, однако, начала подрывать доверие к договору. 12 Индия имеет большую переговорную власть над Пакистаном, потому что верхнее течение находится на ее территории, а права Пакистана на воду в соответствии с договором трудно обеспечить. Критики договора предполагают, что выгоды получили крупные игроки, а не наиболее нуждающиеся. В Кашмире, где орошается только 40% обрабатываемых земель, результатом стало ограниченное экономическое развитие.Четверть жителей Кашмира не имеют электричества, а 55% — чистой питьевой воды. 13 Кашмир также остается в центре политической напряженности между Индией и Пакистаном.

    План Индии по строительству плотины на притоке Инда в пределах своих границ создал новую напряженность. Строительство плотины дало бы Индии еще больший контроль над течением реки. 14 Обрушение плотины может вызвать катастрофу в северных районах Пакистана, и история Индии с разрушением плотины значительна.Продолжающаяся политическая конфронтация между Индией и Пакистаном делает будущее Договора по водам Инда неопределенным. 15 Еще хуже то, что война — самая серьезная угроза общественному здоровью в мире — все более вероятно, разразится из-за водоснабжения Индии и Пакистана. 16 Быстро меняющиеся вопросы, связанные с качеством воды и доступом к воде для удовлетворения основных потребностей человека, придали новое направление дискуссиям о глобальной безопасности. Заместитель генерального секретаря ООН Аша-Роуз Мигиро сказала:

    По прогнозам, к 2050 году доступность воды для потребления людьми снизится на 40 процентов.Вероятно, следующий крупный конфликт будет из-за воды. 17

    НОВОЕ ДАВЛЕНИЕ НА РЕКЕ

    Интенсификация водопользования в Пакистане угрожает качеству воды в Инд. Быстрый рост населения за последние полвека усилил давление на сельское хозяйство и потребность в воде для орошения. 18 Управление стоком исторически было неэффективным из-за плохой емкости для хранения воды, просачивания и неадекватного обслуживания резервуаров.Интенсивное орошение и просачивание нарушили дренаж орошаемых земель, что привело к накоплению солей на поверхности почвы и сделало большие участки земли непригодными для сельскохозяйственного производства. 19 Эта неэффективность помешала Пакистану достичь продовольственной самообеспеченности. 20

    Ухудшение состояния окружающей среды реки Инд и других водно-болотных угодий в Пакистане создало дополнительные риски для здоровья населения. 21 Загрязнение воды в Инде происходит из ряда источников, в том числе возвратных стоков от сельского хозяйства, которые добавляют в реку нитраты натрия, фосфаты и пестициды.Кроме того, в реку сбрасываются неочищенные или не полностью очищенные сточные воды из городов вдоль реки Инд. Река также принимает широкий спектр промышленных отходов: органические вещества и ионы, такие как натрий, калий, кальций, магний, карбонаты, бикарбонаты и хлориды, а также неорганические отходы, такие как фторид, диоксид кремния и цианид. Наконец, тепловые электростанции вдоль реки Инд вызывают внезапное повышение температуры поверхностных вод, что наносит вред морской жизни.

    На сегодняшний день проведено мало исследований по влиянию загрязнения рек на здоровье человека в Пакистане, но эту проблему не следует недооценивать.Большая часть населения вдоль реки Инд зависит от реки как источника питьевой воды, а кипячение не удаляет загрязняющие химические вещества. Загрязнение воды в реке Инд привело к сокращению видового разнообразия рыб и сокращению запасов пищи для многих людей, живущих рядом с рекой. В некоторых частях дельты нижней части Инда мангровые заросли, которые когда-то были изобильны морской жизнью и являлись важным источником пищи для прибрежного населения, почти исчезли из-за токсического воздействия загрязненной воды, попадающей в эту экосистему.

    Города у реки являются крупными водопользователями. Карачи необходимо огромное количество воды как для людей, так и для промышленных нужд. Река Инд на востоке и река Хаб на западе являются основными источниками воды для Карачи. Управление водными ресурсами в городе — серьезная проблема; четверть населения не имеет водопровода, а четверть городской воды тратится на неисправные трубы.

    Очистка сточных вод в Карачи была хаотичной на протяжении многих лет. 22 Канализационная система, созданная британцами в колониальные времена, была перегружена и находится в плохом состоянии.Открытая канализация, неочищенные сточные воды, выходящие за пределы улиц, и загрязнение водопроводов сточными водами — обычное дело в Карачи. В городе ежегодно случаются вспышки холеры. В газетных отчетах документируются тысячи госпитализаций, связанных с разрывом канализационных сетей и их слиянием с водопроводом. Половина детей среднего класса в Карачи заражены кишечными паразитами.

    Также от Инда зависят Лахор (население шесть миллионов) и Фейсалабад (население пять миллионов). Уровень грунтовых вод в Лахоре падает со скоростью 30 сантиметров в год в центральной части города из-за чрезмерного использования воды растущим городским населением. 23

    Изменение климата в регионе также угрожает будущему водотока Инда и миллионам людей, которые от него зависят. Недавние высокие темпы таяния ледников и более высокие температуры могут привести к серьезному уменьшению речного стока. 24 Одна из предполагаемых причин быстрого таяния этих ледников — осаждение аэрозольной сажи и частиц на ледяной поверхности. Это «азиатское коричневое облако», возникшее в результате сжигания ископаемого топлива и биомассы более чем миллиардом человек, живущих на субконтиненте, можно увидеть из космоса.Когда облако оседает на белом ледяном льду, свет и тепло поглощаются, а не отражаются, таяя лед. 25 Даже небольшое уменьшение стока рек, питаемых этими ледниками (Инд и Ганг), имело бы огромные последствия для сельскохозяйственного производства и жизни людей.

    НОВЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДИПЛОМАТИИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

    Здоровье стало проблемой глобальной безопасности, и потребности населения в воде стали частью этой проблемы. 26 После раздела Британской Индии, Пакистан и Индия начали делить реку Инд, но спорные отношения между странами уже спровоцировали две войны, и водные проблемы могут вызвать дальнейший конфликт.Новое давление на воду в Пакистане включает интенсификацию использования воды для удовлетворения быстро растущих потребностей сельского хозяйства и промышленности, экологическую деградацию реки и увеличение использования воды городами.

    Эти новые проблемы будут иметь серьезные последствия для здоровья людей, живущих в этом регионе, и должны быть включены в повестку дня дипломатии здравоохранения. Улучшение управления рекой Инд может улучшить здоровье жителей Пакистана. Общественное здравоохранение играет важную роль в достижении этой цели и в глобальной дипломатии по защите водоснабжения и здоровья человека.

    Благодарности

    Я благодарю преподавателей Департамента общественных наук о здоровье Университета Ага Хана за их поддержку и Зафара Фатми за его работу по защите окружающей среды и здоровья в Пакистане.

    Список литературы

    1. Ван дер Хук В., Феенстра С.Г., Конрадсен Ф. Доступность поливной воды для домашнего использования в Пакистане: ее влияние на распространенность диареи и состояние питания детей. J Health Popul Nutr. 2002; 20 (1): 77–84 [PubMed] [Google Scholar] 2.Фикри Ф.Ф., Азам С.И., Берендес Х.В. Пора сосредоточить программы выживания детей на новорожденных: оценка уровней и причин младенческой смертности в сельских районах Пакистана. Bull World Health Organ. 2002; 80 (4): 271–276 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 3. Кугельман М., Хэтэуэй Р. Бег на пустом месте: водный кризис в Пакистане. Вашингтон, округ Колумбия: Центр Вильсона; 2009 [Google Scholar] 6. Уайт Ф. Вода: жизненная сила или орудие войны? Ланцет. 2002; 360 (Suppl): s29 – s30 [PubMed] [Google Scholar] 9. Мундиаль Б. Доклад о мировом развитии 2006: Справедливость и развитие.Вашингтон, округ Колумбия: Всемирный банк; 2007 [Google Scholar] 10. Ахмад М., Катчер Г.П. Планирование орошения с учетом окружающей среды. Пример пакистанского бассейна Инда. Вашингтон, округ Колумбия: Всемирный банк; 1992. Технический доклад 166 [Google Scholar] 11. Барретт С. Конфликт и сотрудничество в управлении международными водными ресурсами. Вашингтон, округ Колумбия: Всемирный банк; 1994. Рабочий документ исследования политики 1303 [Google Scholar] 15. Sahni HK. Политика водных ресурсов в Южной Азии: случай договора по водам Инда. SAIS Rev.2006; 26 (2): 153–165 [Google Scholar] 16. Леви БС, Сидел VW. Война и общественное здоровье: обзор. : Леви Б.С., Сидел Ф.В., Война и общественное здравоохранение. Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2008: 8–20 [Google Scholar] 18. Всемирный банк Водное хозяйство Пакистана: иссяк. Исламабад, Пакистан: Всемирный банк; 2005 [Google Scholar] 19. Сингх NT. Орошение и засоление почв на Индийском субконтиненте: прошлое и настоящее. Вифлеем, Пенсильвания: издательство Lehigh University Press; 2005 [Google Scholar] 20. Хуссейн А. Стратегические вопросы экономической политики Пакистана.Лахор, Пакистан: Progressive Publishers; 1988 [Google Scholar] 22. Паппас Г. Гигиена Пакистана хиджинкс. Антрополь сейчас. 2010; 2 (1): 40–47 [Google Scholar] 26. Институт медицины Приверженность США глобальному здоровью: рекомендации для новой администрации. Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия прессы; 2009 [Google Scholar]

    рыбаков присоединились к борьбе за спасение исчезающего пакистанского дельфина

    Дельфины реки Инд когда-то переплыли из Гималаев в Аравийское море.

    Пресноводные дельфины процветают на участке главной реки Пакистана после руки помощи рыбаков, мобилизованных для защиты редких видов, которые почти исчезли.

    Дельфины реки Инд, опознаваемые по их пилообразным клювам, когда-то плавали из Гималаев в Аравийское море, но теперь в основном группируются на 180-километровом (110-мильном) водном пути в южной провинции Синд.

    Дельфин прорезает мутную воду, чтобы хватать ртом воздух, — обычное явление на берегу могучей реки, но большинство жителей окрестных деревень не знали, что их соседи находятся на грани исчезновения.

    «Нам пришлось объяснить, что это уникальный вид, который встречается только в Инде и нигде больше», — сказал AFP Абдул Джаббар, который бросил рыбалку ради работы в команде по спасению дельфинов на берегу канала Даду, который он патрулирует. на мотоцикле.

    Десятилетия неконтролируемого рыболовства и утраты среды обитания из-за загрязнения и искусственных плотин привели к тому, что на рубеже веков популяция дельфинов упала примерно до 1200 человек.

    Международный союз охраны природы классифицирует их как исчезающий вид, заявляя, что с 1940-х годов их численность сократилась более чем на 50 процентов.

    Горячая линия для дельфинов

    Стремясь изменить судьбу млекопитающих, пакистанские чиновники по охране дикой природы начали кропотливую кампанию по информированию местных рыбаков на берегах рек и в артериальных каналах.

    Увидеть дельфина, прорезающего мутную воду, чтобы хватать ртом воздух, — обычное явление на берегу могучей реки, но большинство жителей окрестных деревень не подозревали, что их соседи находятся на грани исчезновения.

    Они дали советы по поводу сетей, удобных для дельфинов, и предостерегли от вредного и незаконного отравления — практики использования химикатов для умерщвления мелкой рыбы, используемой в качестве корма для домашней птицы.

    Всемирный фонд дикой природы также предложил ссуды на сумму один миллион рупий (6300 долларов США), поощряя рыбаков к созданию альтернативных предприятий.

    С помощью провинциального департамента дикой природы они создали сеть наблюдения за дельфинами из 100 добровольцев и горстки оплачиваемых сотрудников, а также круглосуточную телефонную линию помощи, по которой жители деревни могли позвонить, если увидят дельфина, терпящего бедствие.

    Обязательства Джаббара теперь безграничны.

    Недавно он пропустил рождение ребенка, когда дельфин оказался в ловушке в одном из каналов реки.

    «Врачи готовились к кесареву сечению, и мне нужно было быть с женой. Но когда позвонили, я бросился той ночью, чтобы спасти дельфина», — сказал он AFP.

    Последний опрос, проведенный в 2017 году, показал, что их численность возросла до 1800, и официальные лица, занимающиеся вопросами охраны дикой природы, ожидают, что с тех пор популяция еще больше увеличилась.

    Десятилетия неконтролируемого рыболовства и утраты среды обитания из-за загрязнения окружающей среды и искусственных плотин привели к тому, что на рубеже веков популяция дельфинов упала примерно до 1200 человек.

    Уменьшение территории

    Местная легенда гласит, что первым дельфином реки Инд когда-то была женщина, преобразованная проклятием святого человека, разгневанного на то, что она однажды забыла покормить его.

    Предыдущие поколения считали, что дельфины, известные как быки, были прокляты.

    Они эволюционировали, чтобы быть функционально слепыми, что позволило обострить чувство сонара, когда они рассекают мутные воды реки, охотясь за добычей.

    Вредные методы рыболовства — не единственная опасность, с которой сталкиваются дельфины.

    Каждый январь, когда уровень воды является самым низким, шлюзы каналов закрываются для очистки, создавая бассейны и лагуны, которые становятся смертельными ловушками для выброшенных на берег морских обитателей.

    Представитель

    Департамента дикой природы Аднан Хамид Хан сказал AFP, что недавний устойчивый рост числа дельфинов был «историей успеха».

    «Но с увеличением населения наступает нехватка продовольствия, уменьшается диапазон передвижения — их нерестилище и территория сузились».

    • Абдул Джаббар бросил рыбалку ради работы в команде по спасению дельфинов.
    • Местная легенда гласит, что первым дельфином реки Инд когда-то была женщина, преобразованная проклятием святого человека, разгневанного на то, что она однажды забыла покормить его.

    Дельфины реки Инд впервые оказались под угрозой во время британского колониального правления, когда были построены плотины для контроля водного потока, а затем из-за сброса опасных химикатов, когда на его берегах возникли фабрики.

    Неочищенные сточные воды быстро расширяющихся городов также сбрасываются в воду, сказал Хан.

    Но с рыбаками на их стороне, у этого вида есть некоторая надежда.

    «Теперь мы спасаем дельфинов с такой же самоотдачей, как и люди», — сказал Гулам Акбар, другой наблюдатель-волонтер, который также занялся рыбной ловлей на ферме, пытаясь ограничить свое воздействие на реку.

    «Они дышат, как и мы, люди. Каждый сострадательный мужчина должен их спасти.»


    Вымирающие дельфины — это разные виды, выяснили ученые

    © 2021 AFP

    Ссылка : Враг другу: рыбаки присоединяются к борьбе за спасение исчезающих пакистанских дельфинов (2021, 15 июля) получено 29 июля 2021 г. с https: // физ.org / news / 2021-07-foe-friend-fishermen-endangered-pakistan.html

    Этот документ защищен авторским правом. За исключением честных сделок с целью частного изучения или исследования, никакие часть может быть воспроизведена без письменного разрешения. Контент предоставляется только в информационных целях.

    Водный путь Пакистана — 83 ответа

    9 букв

    HUB RIVER (3,5)

    NAL RIVER (3,5)

    10 букв

    РЕКА БАРА (4,5)

    РЕКА БЕЖИ (4,5)

    РЕКА ДРАС (4,5)

    РЕКА ХАРО (4,5)

    РЕКА КЕЧ (4, 5)

    РЕКА ЛОРА (4,5)

    РЕКА МУЛА (4,5)

    РЕКА НАРИ (4,5)

    РЕКА РАВИ (4,5)

    РЕКА СОАН (4,5)

    СУРУ РЕКА (4,5)

    SWAT RIVER (4,5)

    TAWI RIVER (4,5)

    РЕКА ZHOB (4,5)

    11 букв

    BASOL RIVER (5,5)

    BOLAN RIVER (5,5)

    DASHT RIVER (5,5)

    GOMAL RIVER (5,5)

    GUJJAR NALA (6, 4)

    РЕКА ХУНЗА (5,5)

    РЕКА ХАШЕ (5,5)

    РЕКА ИНДУС (5,5)

    РЕКА КАБУЛ (5,5)

    РЕКА КУНАР (5,5)

    ЛИНГ ПОТОК (4,6)

    РЕКА ЛЯРИ (5,5)

    РЕКА МАЛИР (5,5)

    РЕКА НУБРА (5,5)

    ОРАНГИ НАЛА (6,4)

    РЕКА ДЖИНДИ (5,5 )

    РЕКА РУПАЛ (5,5)

    РЕКА ШЁК (5,5)

    РЕКА СИРАН (5,5)

    БАССЕЙН ТАРИМА (5,5)

    РЕКА ТАРИМА (5,5)

    ТЕРРИТОРИЯ ПУСТЫНИ (4,6)

    РЕКА ТОЧИ (5,5)

    РЕКА ЯСИН (5,5)

    12 букв

    РЕКА АСТОРЕ (6,5)

    РЕКА БРАЛДУ (6,5)

    РЕКА ЧЕНАБ (6,5)

    РЕКА ГИЛГИТ (6,5)

    РЕКА ХИНГОЛ (6,5)

    РЕКА ХИНГОЛ (6,5) 5)

    РЕКА ГИСПАР (6,5)

    ИНДУСНЫЕ РАВНИНЫ (5,6)

    РЕКА ДЖЕЛУМ (6,5)

    РЕКА КУНДАР (6,5)

    РЕКА КУНХАР (6,5)

    КУРРУМ РЕКА (6,5)

    РЕКА ЛУТХО (6,5)

    РЕКА МИСГАР (6,5)

    РЕКА НАЛТАР (6,5)

    РЕКА НЕЕЛУМ (6,5)

    РЕКА ПОНЧ (6,5 )

    РЕКА ПОРАЛИ (6,5)

    РЕКА ШИГАР (6,5)

    РЕКА ШИНГО (6,5)

    БАССЕЙН СИСТАНА (6,5)

    РЕКА СУТЛЕЖ (6,5)

    РЕКА ТАНГИР (6,5)

    13 букв

    РЕКА АНАМБАР (7,5)

    РЕКА ГАГГАР (7,5)

    РЕКА ГЕЛЬМАНД (7,5)

    РЕКА ЛОРАЛАЙ (7,5)

    МАШКАР (7,5)

    МАШКАР 5)

    РЕКА ПАНЖНАД (7,5)

    РЕКА РАКШАН (7,5)

    РЕКА САЛТОРО (7,5)

    РЕКА ЯРКАНД (7,5)

    14 букв

    РЕКА ИШКУМАН (8,5)

    РЕКА ПАНЖКОРА (8,5)

    ПОТОК САТПАРА (7,6)

    РЕКА ШАКСГАМ (8,5)

    РИВЕР ШАКСГАМ (8,5)

    5)

    15 букв

    РЕКА АРГАНДАБ (9,5)

    РЕКА ЧАПУРСАН (9,5)

    ХАМУН-И-МАШКЕЛЬ

    РЕКА ХУНДЖЕРАБ (9,5)

    АНДА

    LOE , 5)

    17 букв

    INDUS RIVER BASIN (5,5,5)

    18 букв

    MANAWAR TAWI RIVER (7,4,5)

    Наводнение в Пакистане

    × Эта страница содержит заархивированный контент и больше не обновляется.На момент публикации он представлял наилучшую доступную науку.

    Наводнение продолжалось 10 августа 2010 года по реке Инд. BBC сообщила, что паводок прошел более 1000 километров (600 миль) от северных окраин страны до житницы Пакистана в провинции Пенджаб и далее в провинцию Синд. .В Синде уже эвакуировались два миллиона человек.

    Спектрорадиометр среднего разрешения (MODIS) на спутнике НАСА Aqua сделал эти изображения 10 августа 2010 г. (вверху) и почти ровно годом ранее, 11 августа 2009 г. (внизу). На изображениях показано нижнее течение реки Инд на границе провинций Пенджаб и Синд. Оба изображения используют комбинацию инфракрасного и видимого света для увеличения контраста между водой и землей. Вода имеет разные оттенки синего. Растительность зеленая, а голая земля розовато-коричневая.Цвет облаков варьируется от бледно-сине-зеленого до ярко-бирюзового.

    В 2009 году Инд выглядит как тонкая река — плетеный ручей к северу от Суккура (где плотина влияет на течение воды) и очень узкий извилистый водный путь к югу от этого города. В 2010 году река полностью заполнила речную долину, сливаясь с переплетенными ручьями к северу от Суккура и местами выталкивая воду по берегам реки. К северо-западу от долины реки, вокруг города Сиби, видна стоячая вода на том, что обычно представляет собой засушливую землю.Водные бассейны также появляются к востоку от Сиби, на другой стороне реки.

    10 августа 2010 г. река Инд к югу от Суккура вздулась меньше, чем к северу от города, но даже по сравнению с изображением, полученным 8 августа, уровень воды ниже по течению от Суккура кажется выше. Рано утром 9 августа, как сообщает BBC, зарегистрированный расход воды через плотину Суккур составлял до 1,4 миллиона кубических футов в секунду (cusecs). Заграждение рассчитано только на то, чтобы выдержать максимум 900 000 кубических сусек.

    Согласно Агентству Франс-Пресс, Управление Организации Объединенных Наций по координации гуманитарных вопросов заявило, что масштабы разрушений от наводнения, вызванного муссонными дождями в Пакистане в июле и августе 2010 г., превзошли масштабы разрушений от цунами 2004 г. в Индийском океане, землетрясения на севере Пакистана 2005 г. землетрясение 2010 года на Гаити вместе взятое.

    Изображения НАСА любезно предоставлены группой быстрого реагирования MODIS в NASA GSFC. Подпись Мишон Скотт.

    пакистанских рыбаков присоединились к борьбе за спасение исчезающих пресноводных дельфинов

    Мужчины прыгают в канал, чтобы охладиться в Лахоре, столице пакистанской провинции Пенджаб, 30 мая 2021 года.По данным метеорологического департамента Пакистана, в воскресенье температура достигла 38 градусов по Цельсию в Лахоре. (Фото: Синьхуа)

    Пресноводные дельфины процветают на участке главной реки Пакистана после того, как рыбаки мобилизовали руку помощи для защиты редких видов животных. почти исчезновение.

    Дельфины реки Инд когда-то плавали из Гималаев в Аравийское море, их можно было распознать по пилообразным клювам, но теперь они в основном собираются на 180-километровом водном пути в южной провинции Синд.

    Дельфин, пробивающийся сквозь мутную воду, чтобы хватать ртом воздух, — обычное явление на берегу могучей реки, но большинство жителей окрестных деревень не подозревали, что их соседи были на грани исчезновения.

    «Нам пришлось объяснить, что это уникальный вид, который встречается только в Инде и больше нигде», — сказал AFP Абдул Джаббар, который бросил рыбалку ради работы в команде спасения дельфинов на берегу канала Даду. он патрулирует на мотоцикле.

    Десятилетия неконтролируемого рыболовства и утраты среды обитания из-за загрязнения и искусственных плотин привели к тому, что на рубеже веков популяция дельфинов резко упала примерно до 1200 человек.

    Они классифицируются как находящиеся под угрозой исчезновения Международным союзом охраны природы, который утверждает, что их численность сократилась более чем на 50 процентов с 1940-х годов.

    Стремясь изменить судьбу млекопитающих, пакистанские чиновники по охране дикой природы начали кропотливую кампанию по информированию местных рыбаков на берегах рек и артериальных каналов.

    Они дали советы по поводу сетей, удобных для дельфинов, и предостерегли от вредного и незаконного отлова ядовитых веществ, практики использования химикатов для умерщвления мелкой рыбы, используемой в качестве корма для домашней птицы.

    Всемирный фонд дикой природы также предложил ссуды на сумму 1 миллион рупий (6300 долларов США), поощряя рыбаков к созданию альтернативных предприятий.

    С помощью провинциального департамента дикой природы они создали сеть наблюдения за дельфинами из 100 добровольцев и горстки оплачиваемых сотрудников, а также круглосуточную телефонную линию помощи, по которой жители деревни могли бы позвонить, если увидят дельфина, терпящего бедствие.

    Последнее исследование, проведенное в 2017 году, показало, что их численность возросла примерно до 1800, и официальные лица, занимающиеся вопросами охраны дикой природы, ожидают, что с тех пор популяция еще больше увеличилась.

    Вредные методы рыболовства — не единственная опасность, с которой сталкиваются дельфины.

    Каждый год в январе, когда уровень воды находится на самом низком уровне, шлюзы каналов закрываются для очистки, создавая бассейны и лагуны, которые становятся смертельными ловушками для выброшенных на берег морских обитателей.

    Представитель Департамента дикой природы Аднан Хамид Хан сказал AFP, что недавний устойчивый рост числа таких дельфинов был «историей успеха».

    AFP

    «Развитие вдоль Инда угрожает слепым дельфинам»

    Инициативы по развитию вдоль реки Инд представляют угрозу безопасности видов-жертв, особенно слепых дельфинов, заявили официальные лица Всемирного фонда дикой природы Пакистана (WWF-P).

    В заявлении, опубликованном в субботу по случаю Всемирного дня речных дельфинов, они утверждали, что плотины изменили экологию реки и сток наносов, что, в свою очередь, повлияло на гидрологию и сток реки.

    Это представляет угрозу для видов-жертв и их нерестилищ, в частности, для слепых дельфинов и их естественной среды обитания, отметили они.

    Кроме того, они добавили, что проект внутреннего водного пути, запланированный для освоения реки Инд для перевозки грузов на судах, также может нанести ущерб популяции дельфинов Инда.

    Координатор Инициативы речных дельфинов WWF-P в Азии доктор Узма Хан напомнила, что слепые дельфины Инда когда-то были обнаружены во всех крупных реках Пакистана, включая Сатледж, Рави и Джелум. Однако развитие инфраструктуры уничтожило население этих рек, и теперь они встречаются только в реке Инд, сказала она.

    Доктор Хан заявил, что из-за строительства плотин наблюдалось сокращение численности слепых дельфинов Инда примерно на 80 процентов.

    Далее она сказала, что перекатывание каналов на берег — обычное явление, и в среднем ежегодно в водные каналы попадали восемь дельфинов. Затем они должны быть физически перемещены обратно в основное русло реки Инд, объяснил доктор Хан.

    «Помимо фрагментации среды обитания, неустойчивые и незаконные методы рыболовства [также] представляют угрозу для популяции слепого дельфина Инда», — добавила она.

    Маркировка

    Согласно заявлению, для мониторинга миграционного движения и поведения пресноводных видов WWF-P в сотрудничестве с Департаментом дикой природы Синда и Департаментом дикой природы и парков Пенджаба планирует вскоре пометить трех дельфинов.

    Слепой дельфин Инда был помечен в 2009 году, и этот шаг позволил получить ключевую информацию об этом виде, а также продемонстрировал, что дельфины могут перемещаться вверх и вниз по течению в плотине Суккур.

    По словам WWF-P, отметка большего количества дельфинов поможет получить информацию о влиянии сезонных колебаний и изменений в потоках пресной воды и качестве воды.

    Всемирный фонд дикой природы (WWF-P) отмечает, что Пакистан представляет уникальную возможность для мечения, поскольку дельфинов здесь регулярно спасают из каналов после того, как их вылавливают.

    Согласно последнему опросу, проведенному в 2017 году, в реке Инд было зарегистрировано 1816 дельфинов, при этом самая большая популяция, состоящая из 1075 особей, проживала на участке длиной 200 километров между плотиной Гудду и плотиной Суккур. — вместе объявлены заповедником дельфинов Инда в 1974 году.

    Ранее было проведено три исследования в 2001, 2006 и 2011 годах, в ходе которых было обнаружено 965, 1410 и 1452 дельфина, соответственно.

    WWF-P заявил, что благодаря участию местных сообществ в инициативах по сохранению дельфинов, партнерствах и информационных кампаниях, количество дельфинов почти удвоилось за последние два десятилетия.

    Международный фонд защиты животных считает, что запутывание в рыболовных сетях, нехватка пресной воды, строительство каналов и заграждений на реке Инд и загрязнение воды являются ключевыми угрозами для уже находящихся под угрозой исчезновения слепых дельфинов Инда.

    Однако осведомленность населения и участие в спасательных операциях, участие академических и исследовательских институтов и других соответствующих заинтересованных сторон могут сыграть решающую роль в сохранении пресноводных китообразных.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.