Африканский регион: Африканский регион Сахель: основные проблемы и эффективные решения

Содержание

Глава II: C. Развитие Африки

Абиджан с высоты птичьего полета, Кот д’Ивуар. Фото ООН/Базиль Зома

Одним из важнейших приоритетов для меня является усиление деятельности Организации Объединенных Наций в Африке. Серьезность моих намерений в этом плане подтверждается тем, что первой моей поездкой в качестве Генерального секретаря была январская поездка в Аддис-Абебу для участия в Саммите Африканского союза, где я встретился с Председателем Комиссии Африканского союза Муссой Факи Махаматом. В апреле я созвал в Нью-Йорке первую ежегодную конференцию Организации Объединенных Наций и Африканского союза, в ходе которой мы обязались укреплять и углублять сотрудничество и подчеркнули важность стратегического партнерства между нашими двумя организациями в деле содействия устойчивому развитию, обеспечению мира и безопасности и осуществлению прав человека на Африканском континенте.

Сегодня Африка, как и другие регионы мира, — это динамично развивающийся континент, который, однако, характеризуется противоречивым сочетанием успехов и проблем.

С одной стороны, по темпам экономического роста некоторые африканские страны обогнали другие регионы мира, а доля обучающихся в начальной школе детей в странах Африки к югу от Сахары, как показывает статистика, значительно увеличилась (с 52 процентов в 1990 году до 80 процентов в 2015 году), что не может не радовать. Кроме того, существенно снизились показатели детской смертности. Вместе с тем некоторые регионы Африки сталкиваются с такими угрозами и вызовами, как, например, непрекращающееся насилие и отсутствие безопасности человека, которые тормозят развитие. Продолжающиеся конфликты оборачиваются серьезной угрозой голода, и сегодня три четверти стран, сталкивающихся с такой угрозой, — это страны Африки.

В экономическом плане Африканский континент по‑прежнему сильно зависит от сырьевого сектора, и вследствие неустойчивости мировых цен на сырье нестабильные доходы от экспорта во многих африканских странах оказывают существенное влияние на динамику их экономического роста. В будущем этот континент также ожидают трудности.

Согласно прогнозам демографического роста, быстрее всего численность населения будет расти именно в Африке, причем доля молодежи в составе всего населения достигнет к 2050 году порядка 60 процентов. Все эти молодые люди нуждаются в образовании, работе, жилье и здравоохранении, и правительствам будет непросто удовлетворить их потребности.

Африканский континент может использовать этот демографический дивиденд к своей выгоде, если будет инвестировать средства в качественное образование, подготовку преподавательских кадров, технологии и инновации, которые приведут к повышению производительности, созданию рабочих мест и стимулированию всеохватного экономического роста и процветания. Наращивание инвестиций и укрепление институционального потенциала для проведения в жизнь новаторских решений будет осуществляться по линии многосторонних партнерств, и здесь может быть полезна Организация Объединенных Наций. Огромное значение будут иметь создание новых возможностей и расширение прав и возможностей женщин и молодежи в качестве одной из целей в области развития.


 

Повестка дня на период до 2030 года очень важна для будущего Африки, и Организация Объединенных Наций в тесном сотрудничестве со своими африканскими партнерами добивается, чтобы осуществление целей в области развития и реализация Повестки дня Африканского союза на период до 2063 года представляли собой гармоничную и взаимоукрепляющую деятельность. В целях поощрения такой синергии Организация Объединенных Наций и Африканский союз совместно утвердили общую структуру отчетности с единой системой контроля и оценки. Кроме того, в декабре 2016 года Генеральная Ассамблея приняла Программу активизации партнерского сотрудничества между Организацией Объединенных Наций и Африканским союзом в осуществлении повестки дня в области интеграции и развития в Африке на период 2017–2027 годов (резолюция 71/254). Эта динамичная деятельность требует согласованных усилий, и все страны мира заинтересованы в целенаправленных действиях по подготовке фундамента для будущей сильной Африки.

 

РСМД :: Африка

Все темыАТРБезопасностьВнешняя политика РоссииГлобальное управлениеМир через 100 летМногополярный мирОбразование и наукаОбщество и культураТехнологииЭкологияЭкономикаЭнергетика

Все проектыБудущее Большой ЕвропыВекторы развития европейской части постсоветского пространства: вызовы для РоссииВосточная Азия: приоритеты внешней политики РоссииГлобализация 2. 0: новые подходы к преподаванию и исследованиямГлобальная наукаГородские завтраки РСМДГуманитарное измерение российско-европейских отношений: проблемы и перспективы развития науки, образования и культурыЕвразийская экономическая интеграция: эффективные модели взаимодействия экспертовЕжегодник СИПРИ 2011Зеленая повестка: политическое измерениеЗимняя школа РСМД «Миграция в глобальном мире»Искусство дипломатии и политический опыт: преемственность поколенийИсламский фактор в современной мировой политикеКонкурс «Глобальные перспективы»Конкурс молодых журналистов-международниковКонкурс онлайн-курсов по международным отношениямЛекции в Музее современной истории РоссииЛетняя школа «Дорожная карта международного сотрудничества в Арктике»Летняя школа «Интерактивные ресурсы для публичной и корпоративной дипломатии»Летняя школа «Молодежный саммит АТЭС: цели, приоритеты и перспективы»Летняя школа в Екатеринбурге «Ситуация в Центральной Азии: безопасность, экономика, человеческое развитие»Летняя школа ЕЭК и РСМД «Евразийская экономическая интеграция: приоритеты, перспективы, инструменты»Международное измерение информационной безопасностиМеждународное научно-техническое сотрудничество РоссииМеждународное сотрудничество в АрктикеМеждународные и социальные последствия использования технологий искусственного интеллектаМеждународные миграционные процессы: тренды, вызовы, перспективы Монография «Великая конвергенция: Азия, Запад и логика единого мира» Монография «Дилеммы Британии: российский взгляд»Новая Восточная Европа: анализ ситуации и стратегическое позиционирование России в регионах ЦВЕ, Балтии и на европейском фланге постсоветского пространстваНовая повестка российско-британских отношенийНовая повестка российско-французских отношенийОбразовательная и научная миграция в РоссиюОрганизация международной экспертизы проектов для РНФПовышение эффективности участия России в «Группе восьми», «Группе двадцати» и БРИКСПолитическая и экономическая динамика стран Центральной АзииПолитические риски для российских проектов в области мирного атомаПроблемы формирования нового мирового порядкаПрогнозирование динамики международной средыПути преодоления проблем российско-грузинских отношенийРазвитие механизмов и инструментов научной дипломатии в РоссииРазработка рекомендаций по интернационализации высшего образования России в целях повышения его качества и конкурентоспособности на период 2013–2017 гг.

Российская стратегия на Африканском континентеРоссийско-американский диалог в области кибербезопасностиРоссийско-германский диалог по международным отношениям (GRID)Россия — США — Китай: протекционизм, вопросы безопасности и конкуренция в сфере высоких технологийРоссия и АТР: концептуальные основы политики в области безопасности и развитияРоссия и Вьетнам: пределы и возможности двусторонних отношенийРоссия и Греция: перспективы и возможности двусторонних отношенийРоссия и Евроатлантическое сообществоРоссия и ЕС: возможности партнерства и построение сети экспертно-аналитических центровРоссия и Индия: к новой повестке двусторонних отношенийРоссия и Иран: становление стратегического сотрудничестваРоссия и Италия: двустороннее сотрудничество и региональный контекстРоссия и Италия: Средиземноморские диалогиРоссия и Китай: партнерство в контексте вызовов безопасности и развития в АТРРоссия и Мексика: новые двусторонние отношенияРоссия и Пакистан: подходы к безопасности в регионе Персидского заливаРоссия и Республика Корея: перспективы двусторонних отношенийРоссия и США: диалог о проблемах двусторонних отношений, региональных и глобальных вызовахРоссия и Турция: партнерство в контексте вызовов безопасности и развития в Западной АзииРоссия и Япония: пути решения проблем двусторонних отношенийСанкции против России: направления эскалации и политика противодействияСборник «Украинский кризис через призму международных отношений»Система безопасности на Ближнем ВостокеСправочник «Военно-политические исследования в России»Справочник «Международные исследования в России.
1000 экспертов и 100 организаций»Справочник «Международные исследования в России»Справочник «Миграционное поле России»Стратегическая стабильность и снижение риска ядерной угрозыТезисы о внешней политике России (2012–2018 гг.)тесттТрехтомная хрестоматия «Современная наука о международных отношениях за рубежом»Трехтомный сборник «Внешняя политика России: 2000–2020»Хельсинки +40Хрестоматии «Арктический регион: проблемы международных отношений»Хрестоматия «Миграция в России. 2000–2012»Хрестоматия «Мир через 100 лет»Хрестоматия «Россия в глобальном мире: 2000-2011»Хрестоматия «Теория международных отношений: современные тенденции»Хрестоматия «Эволюция постсоветского пространства: прошлое, настоящее, будущее»Электронная интернационализация российских университетовЮжная Азия: возможности и вызовы для России

Все материалыДоклады РСМДРабочие тетрадиАналитические запискиИтоги мероприятийУчебные материалыСпецпроектыИнфографикаАналитические статьиИнтервьюКомментарии членовЭкспертные колонкиНовости

Африке необходимо воспользоваться этой возможностью экономического роста

Вмешательство государства и корыстные интересы – факторы, сдерживающие развитие в регионе

Инвестиционный саммит «Великобритания-Африка», проходящий на этой неделе, послужит удачной деловой площадкой, на которой лидеры смогут проанализированы проблемы и возможности для стран Африки. В ходе работы этого форума я будут подчёркивать важность – и сложность – совершенствования экономических программ так, чтобы обеспечить преобразования. Более устойчивый, всеобъемлющий и быстрый экономический рост – это единственный способ создания рабочих мест и стабильности, которые нужны миллионам молодых людей, вступающих в трудоспособный возраст; он также абсолютно необходим для того, чтобы Всемирный банк мог выполнять свою миссию, связанную с сокращением масштабов бедности и повышением уровня жизни.   

Инвесторы крайне заинтересованы в том, чтобы внести положительный вклад в развитие, и при этом они желают диверсифицировать свои портфели и получить разумный доход. Формирование таких инвестиций было сопряжено с определёнными сложностями, однако при условии приложения усилий и инициативности у многих стран Африки имеется возможность стать конкурентоспособными. За последнее десятилетие в Африке был достигнут существенный прогресс благодаря действиям нового поколения лиц, ответственных за выработку политики, и руководителей бизнеса, которые появляются по всему континенту.

 

В таких странах, как Эфиопия, граждане призывают свои правительства осуществлять смелые и масштабные реформы. Распространение новых технологий и более грамотное финансовое регулирование, в частности, в Кении, позволили предоставлять цифровые финансовые услуги, благодаря чему дополнительно миллионы людей, включая женщин и представителей малого бизнеса, могут воспользоваться экономическими возможностями. Инвестиции в энергетику, предусматривающие низкие выбросы углерода, в том числе те, что поддержаны Международной финансовой корпорацией, входящей в Группу Всемирного банка, способны стимулировать экономический рост.

Примеры успехов в Африке доказывают, что страны могут расти. Как иностранные инвестиции, так и международная помощь на цели развития – в частности, предоставляемая Великобританией – сыграли важную роль. Однако требуется сделать ещё гораздо больше. 

Необходимые ингредиенты прогресса известны. Нужно, чтобы в странах присутствовали правовые нормы, которые поощряли бы конкуренцию, а их соблюдение должным образом обеспечивалось. Устойчивая валюта, дисциплина в расходовании бюджетных средств, доступ к чистой воде и надёжным источникам электроэнергии – всё это требуется для достижения прогресса. Налогообложение и регулирование должны быть сбалансированными и способствовать устойчивому экономическому росту, причём на начальном этапе акцент следует делать на более производительных сельскохозяйственных секторах, действующих на рыночных принципах. Важно располагать достаточным капиталом, причём наиболее ценной его разновидностью является человеческий капитал. Сформировать такой капитал можно благодаря эффективной работе систем здравоохранения и образования, пристальному вниманию к результатам и внедрению организационно-правовых форм, которые всем давали бы возможность достигать успеха.

Многим африканским странам до создания таких условий ещё очень далеко.  Слишком часто из-за наличия широкомасштабных, бессистемных стратегий и программ, которые осуществляются в директивном порядке, появляются возможности для представителей отдельных групп – как отечественных, так и зарубежных – преследовать собственные корыстные интересы и сопротивляться открытию рынков, из-за чего деловая среда в Африке оказывается менее привлекательной для инвестиций.   Представители таких групп очень часто способны влиять на тех, кто отвечает за выработку стратегий. Всё это сдерживает развитие, оставляя многие миллионы людей в ситуации неустойчивости и конфликта. 

Одним из основных препятствий для иностранных инвестиций является то, что в последние годы ряд крупнейших экономик Африки (например, Нигерия, Южная Африка и Ангола) демонстрируют не самые хорошие результаты.  Ещё одна проблема связана с тем, что международная торговля и инвестиции, которые жизненно необходимы для экономического роста, не обеспечивают достаточного прогресса, который позволил бы ускорить средние темпы роста на континенте. Корень обеих проблем — в наличии корыстных интересов определённых заинтересованных кругов.

Имеются четыре сферы, которые требуют неотложного внимания. Во-первых, это — реформирование государственных предприятий и демонополизация рынков с тем, чтобы повысить уровень конкуренции. Во многих странах присутствие государства в экономике остаётся чрезмерным, из-за чего частные структуры вытесняются из таких секторов как сельское хозяйство, транспорт и энергетика.  

Во-вторых, в Африке необходимо снизить барьеры, мешающие трансграничной торговле. Из-за бюрократических препон и избыточного регулирования товары, услуги, идеи и ресурсы не могут свободно перемещаться между странами. Расширение масштабов торговли в регионе может способствовать формированию заинтересованности в совершенствовании инфраструктуры и появлению потребных для этого ресурсов.

В-третьих, ситуация с государственными заимствованиями и инвестициями должна стать более прозрачной. Благодаря этому граждане смогут оказывать более существенное влияние на контракты и обязательства, которые заключает и принимает на себя государство, что служит крайне важной предпосылкой для обеспечения верховенства права.

В-четвёртых, в регионе нужно решить проблему «образовательной бедности». Недавно нами было проведено исследование, в рамках которого оценивалась способность детей в возрасте десяти лет прочитать простой текст. В некоторых африканских странах сделать этого не могут до 80 процентов детей.   Руководство Великобритании, включая премьер-министра, активно поддерживает программы, которые позволяют девочкам оставаться в школе достаточно долго, чтобы приобрести навыки и компетенции и вырваться из бедности.

Все мы, как доноры и инвесторы, можем согласиться с тем, что момент для Африки настал. Не нужно ждать, пока все экономические условия сложатся наиболее оптимальным образом. Давайте воспользуемся этим моментом и начнём немедленно обеспечивать положительные результаты, благодаря которым можно будет достичь быстрых преобразований в экономике и улучшить жизнь людей. 

Юрий Демченко ответил на вопросы ТАСС

Юрий Демченко ответил на вопросы ТАСС

14.09.2016 Интервью

Ответы на вопросы ТАСС главного советника генерального директора Рособоронэкспорт и главы делегации компании на выставке АФРИКА АЭРОСПЕЙС ЭНД ДИФЕНС Юрия Демченко

1. Какова для «Рособоронэкспорта» динамика развития присутствия на рынке вооружений африканского континента. Какой суб-регион доминирует в структуре поставок — Северная Африка или же Африка южнее Сахары? Доля поставок «Рособоронэкспорта» в Африканский регион в динамике.

— На протяжении последних лет этот перспективный для российских поставщиков рынок демонстрирует устойчивую тенденцию к росту. Здесь играют свою роль ряд объективных факторов. В первую очередь, это рост угроз терроризма, морского пиратства, наркотрафика, незаконных промыслов, в том числе углеводородного сырья и морепродуктов, необходимость защиты важных объектов инфраструктуры и противодействия экстремистским группировкам различного толка. Кроме того африканские государства увеличивают свое участие в региональных и международных миротворческих миссиях. Соответственно и приоритеты в продвижении российской продукции военного назначения (ПВН) в конкретные страны сильно зависят от влияния на них перечисленных факторов. Говорить же о доминировании одного из суб-регионов (Северная Африка и Африка южнее Сахары) над другим не совсем корректно из-за сильных различий в количестве стран в каждом из них и особенностях нынешнего состояния и развития государств Африканского континента.

В целом доля Африки в мировом экспорте оружия сравнительно невелика – например, Африка южнее Сахары занимает в этом секторе около 2 процентов. Однако динамика продвижения российской ПВН на континент по линии «Рособоронэкспорта» в последние годы показывает рост. Аналогичная ситуация наблюдается и в субрегионе Северной Африки, где ряд стран за последние годы существенно нарастили объемы закупок российских вооружений и вошли в число наших основных партнеров в сфере ВТС.

2. Что можно сказать о конкуренции с европейскими государствами, США и (в первую очередь) с Китаем на африканском рынке вооружений. Можно ли говорить о том, что Россия сохраняет лидерство по финансовым объемам поставки вооружений в регион?

— Данные о поставках продукции военного назначения в страны Африки повсеместно носят закрытый характер. Поэтому у нас нет возможности оперировать конкретными цифрами и дать точный анализ соотношения финансовых объемов поставок по линии «Рособоронэкспорта» и экспортеров из других государств мира. Тем не менее, информация из открытых источников позволяет утверждать, что Россия на этом рынке занимает одно из первых мест. Доля нашей страны в поставках только в страны Африки южнее Сахары является самой значительной и составила за период 2011-2015 годов около 30 процентов.

«Рособоронэкспорту», действительно, приходится действовать на африканском рынке оружия в условиях жесткой конкуренции со стороны иностранных экспортеров, прежде всего западных стран, а также Китая. В последнее время заметно возросла активность на этом рынке и одного из африканских экспортеров – Южно-Африканской Республики. Российский спецэкспортер при этом имеет большое конкурентное преимущество за счет выгодного соотношения цены и качества предлагаемой продукции. В африканских странах хорошо знают, в том числе по опыту боевого применения, и высоко ценят надежность и простоту в эксплуатации российского оружия в самых неблагоприятных условиях тропиков и пустыни.

3. Какой вид российской военной техники пользуется наибольшим спросом в Африканском регионе? Какова структура экспортных поставок в Африку по видам/типам ВиВТ.

— На протяжении многих лет самыми востребованными на африканском рынке остаются российские вертолеты, ракетно-артиллерийское вооружение, бронетехника, стрелковое оружие и средства ближнего боя, автомобильная техника, в том числе бронированная. В странах Северной Африки к этому перечню добавляются подводные лодки, танки, системы ПВО, боевые самолеты.

Значительный объем поставок приходится также на средства, предназначенные для борьбы с терроризмом и организованной преступностью, проведения миротворческих операций. Для этих задач активно закупаются стрелковое оружие, средства ближнего боя и специальные технические средства.

4. Продолжается ли сотрудничество с Анголой в области поставок легкой бронетанковой техники, истребительной авиации, вертолётов, артиллерийских систем, средств ПВО? Отразилась ли ситуация на рынке нефти и падение цен на покупательную способность Анголы и других африканских нефтедобывающих стран (Республика Конго, Нигерия, Габон) на рынке ВиВТ?

— «Рособоронэкспорт» продолжает реализовывать заключенные с Анголой контракты на поставку современных авиационных комплексов – самолетов Су-30К, а также вертолетов Ми-171Ш и Ми-24П. Конечно, ситуация на мировом рынке нефти оказывает определенное негативное влияние на возможности нефтедобывающих африканских стран финансировать закупки вооружения. Более того, мы уже имеем конкретные примеры, когда некоторым импортерам пришлось корректировать свои потребности, учитывая конъюнктуру рынка углеводородов. Однако мы нашли взаимоприемлемые схемы расчетов и оптимальные решения по предлагаемой номенклатуре продукции, снизив, таким образом, нагрузку на бюджеты наших партнеров.

В целом же колебания нефтяного рынка не оказывают радикального влияния на ситуацию с экспортом российского вооружения в нефтедобывающие страны Африки. Их потребности обусловлены, прежде всего, имеющимися серьезными угрозами и вызовами, а не ценой на углеводороды.

5. Какая из стран региона Африки южнее Сахары является приоритетным партнёром для «Рособоронэкспорта»?

— На подобные вопросы мы традиционно отвечаем, что у нас нет привилегированных или приоритетных партнеров. Каждый партнер для нас важен и по-своему уникален. Эксперты оценивают рост ВВП африканских стран в предстоящее десятилетие в пределах 3 – 6 процентов. Поэтому Африка, как динамично развивающийся континент, сама по себе является для нас одним из приоритетных и перспективных рынков.

Весьма объемным представляется рынок оружия Южно-Африканской Республики. Мы много лет активно работаем с нашими южноафриканскими партнерами с целью поиска конкретных взаимовыгодных проектов сотрудничества в самых различных областях. «Рособоронэкспорт» примет активное участие в Семинаре представителей оборонной промышленности России и ЮАР, который приурочен к Международной выставке вооружений для всех видов вооруженных сил «АФРИКА АЭРОСПЕЙС ЭНД ДИФЕНС -2016» и пройдет в Йоханнесбурге 12 сентября 2016 года. В ходе семинара планируется обсудить целый ряд тем и проектов, представляющих взаимный интерес, в том числе в сфере высоких технологий.

6. Ведется ли сотрудничество по поставкам тяжёлой бронетанковой техники в Нигерию?

— Поставки бронетанковой, в том числе тяжелой техники в Нигерию не осуществляются и, в настоящий момент ее закупка не входит в число приоритетов. Тем не менее, мы готовы к сотрудничеству и в этой области, принимая во внимание потребность страны противостоять террористической группировке «Боко Харам». Российские производители предлагают целую линейку бронированной, в том числе специальной техники, предназначенной для таких целей.

7. Пользуется ли спросом бывшее в применении и отремонтированное/модернизированное вооружение в странах Африки? Каково соотношение поставок новой техники и поставок техники из наличия?

— Многие страны Африканского континента, действительно, предпочитают покупать недорогие, в большинстве своем бывшие в эксплуатации, вооружение и военную технику. К примеру, мы поставляем в регион вертолеты типа Ми-8 и Ми-24, прошедшие капитально-восстановительный ремонт. Кроме того, мы предлагаем нашим африканским партнерам услуги по ремонту, восстановлению и модернизации ранее поставленного советского и российского вооружения и военной техники. Но в основное массе предпочтение отдается все-таки закупкам новой продукции.

8. Продолжается ли сотрудничество с ЮАР в космической сфере?

— По линии «Рособоронэкспорта» сотрудничество в космической сфере с ЮАР ранее не осуществлялось и в настоящее время проекты в данной области также отсутствуют.

9. Возникает ли интерес стран Африки к новейшим российским разработкам, в первую очередь, тяжелым ББМ класса MRAP?

— Конечно, многие африканские партнеры проявляют интерес к новейшим российским разработкам, в том числе, к тяжелым бронированным машинам. Это особенно почувствовалось после проведения Парада Победы в Москве в мае 2015 года, когда Россия показала всему миру новейшие разработки бронетехники – танки Т-14 на платформе «Армата» и боевые машины пехоты на платформе «Курганец». Однако когда эти новейшие российские машины пойдут на экспорт – неизвестно, да и в принципе реальные возможности для закупки подобной техники есть не у всех стран. Поэтому предпочтение здесь все же отдается легкой технике, которая привлекает не только ценой, но и более низкими расходами на ее эксплуатацию и обслуживание, возможностью мобильного применения, как в условиях мегаполиса, так и в труднопроходимой местности.

10. Положение российской вертолетной техники на африканском рынке — можно ли констатировать его улучшение за последний год?

— Вертолеты остаются одним из самых востребованных видов военной техники на Африканском континенте. В 2014 – 2016 годах российские военные вертолеты типа Ми-8/Ми-17, Ми-24/Ми-35 поставлялись в такие страны, как Ангола, Уганда, Руанда, Судан. В 2016 – 2017 годах планируется продолжить поставку этих вертолетов в Анголу, Мали Судан, Нигерию. Наши позиции на рынке вертолетов в Африке прочны, и потому мы с оптимизмом оцениваем перспективы его дальнейшего освоения.

Все в Чад. Африканский диктатор правил 30 лет и погиб в бою. Как его смерть изменит отношения России, Китая и Франции?: Политика: Мир: Lenta.ru

20 апреля в бою с повстанцами погиб президент Чада Идрис Деби Итно. Больше 30 лет он удерживал власть в стране, заработав репутацию жестокого диктатора. Но французский президент Эммануэль Макрон считал Деби настоящим воином и героем: руками африканского правителя Франция успешно «зачищала» Африку от боевиков и повстанцев, зарабатывая статус миротворца. Но правитель Чада был важным союзником не только для Парижа: фактически Деби был ключом ко всей центральной Африке. Именно он мог обеспечить безопасность всем, кто пытался строить бизнес в регионе, и в первую очередь Китаю. Если Пекин завладеет этим ключом, у него будет доступ к мощной чадской армии — она способна не только убивать повстанцев, но и обеспечивать безопасность китайским компаниям, которые уже зарабатывают в Африке сотни миллиардов долларов. Таким ключом мечтает завладеть и Россия, у которой есть свои интересы в этом регионе. Однако тут возможны проблемы: если Россия начнет громить боевиков по примеру Франции, это может не понравиться ее африканским союзникам. Как смерть одного диктатора может изменить ситуацию в регионе и у кого больше шансов получить ключ от Африки — в материале «Ленты.ру».

«Ты жил, как воин, и умер, как воин, с оружием в руках… Ты отдал свою жизнь ради того, чтобы защитить жителей своей страны», — такую речь произнес Макрон на похоронах Идриса Деби 23 апреля. Президент также пообещал заботиться о безопасности Чада, сохранении стабильности и территориальной целостности страны — главного помощника Парижа в его контртеррористических операциях в регионе.

С Францией была связана и жизнь самого Деби: сын пастуха смог выучиться, а затем получить диплом десантника и квалификацию пилота в республике. После учебы он в 1978-м вернулся в Чад, где шла гражданская война, чтобы воевать против тогдашнего правительства. Группировка, на стороне которой воевал Деби — «Военные силы Севера», вскоре одержала победу, и он занял пост командующего вооруженными силами.

Затем Деби стал советником президента Хиссена Хабре по вопросам безопасности и обороны, но бежал в Судан из-за обвинений в попытке госпереворота. Он окончательно вернулся в страну лишь после того, как объединил оппозиционные силы и создал Патриотическое движение спасения, отряды которого вошли в Чад в 1990-м. После этого Хабре был вынужден покинуть столицу, а Деби сам стал президентом. Выпустив поправки к конституции, которые отменили ограничение числа сроков, он занимал этот пост снова и снова. Он также смог устоять против сил повстанцев в 2006-м и 2008 годах.

Идрис Деби во время заседания стран G5 региона Сахель

Фото: Ludovic Marin / Reuters

Страна без гроша

В день последних для Деби президентских выборов — 11 апреля 2021 года — боевики «Фронта за перемены и согласие в Чаде» (FACT) начали наступление на столицу страны из района Эль-Джуфра в центральной части Ливии. Правительственные войска встретили повстанцев в 300 километрах от столицы Чада Нджамены и разгромили их.

Однако оставшимся боевикам все равно удалось дотянуться до Идриса Деби: он лично приехал на фронт, где 20 апреля был смертельно ранен. Если бы этого не произошло, политик мог бы сохранять за собой должность вплоть до 2033 года — так гласят последние поправки в конституцию от 2018-го.

Африканист Алексей Целунов считает, что президент Чада не стал бы задерживаться на посту надолго. Скорее всего, он бы определился с форматом передачи власти и уступил кому-либо из потенциальных преемников. Этот вариант был тем более вероятен, что на деле политик постепенно отходил от дел еще с конца 2000-х годов, когда серьезная угроза повстанческих восстаний сошла на нет.

В последние годы главным врагом Деби оставались даже не террористы, а экономика. Целунов указывает: несмотря на падение доходов от нефти, Нджамена постоянно участвовала в тяжелых, затяжных военных кампаниях против террористов, в том числе за границей — в Мали или бассейне озера Чад. При этом население, которому практически не на что жить, регулярно выходит на забастовки. «Больницы не работают, потому что врачам ничего не платят. Школы парализованы, потому что учителя тоже сидят без денег и устраивают забастовки. Скорее всего, ситуация с экономикой только ухудшалась бы даже при Деби», — рассказал африканист «Ленте.ру».

66процентов

населения Чада живет в крайней нищете

Эта проблема вкупе с террористической угрозой достанется преемнику Деби, кем бы он ни был. Впрочем, на ближайшие полтора года он известен: сразу после известий о смерти президента армия Чада создала временный военный совет. Во главе — сын покойного, генерал Махамат Идрис Деби (Кака). Совет уже закрыл границы, ввел комендантский час с 18:00 до 5:00 по всей стране и распустил парламент и правительство.

«Чад — это не монархия»

Возможным наследником Деби считают не только Махамата: им также может стать его сводный брат Закария, дипломат с большими связями в Объединенных Арабских Эмиратах. Еще один потенциальный преемник — начальник генерального штаба и один из самых влиятельных управленцев страны Абакар Абделькарим Дауд. Однако наиболее вероятным претендентом в данный момент все же остается Махамат, а его полуторагодовой срок скорее всего продлят.

Махамат действительно был правой рукой отца и руководил разными военными операциями, в частности, очередным наступлением на повстанцев в районе горы Тибести на севере Чада в 2018-м. В назначении есть и доля символизма: сейчас ему 37 лет — столько же было его отцу в 1990 году.

Махамат Идрис Деби

Фото: Cheick Diouara / Reuters

Однако на пути к власти Махамат может столкнуться с множеством проблем. Дело в том, что предыдущие 30 лет личность Идриса Деби значила гораздо больше, нежели созданные им институты. Он сам занимался переговорами с представителями разных общин, сам налаживал связи с Францией, сам ездил на фронт и старательно пресекал любые разговоры о транзите власти. «Искусство Идриса было не только в том, что он хороший военачальник, он был и хорошим переговорщиком: продержался у власти 30 лет, выдержал штурм столицы повстанцами в 2008 году, так или иначе консолидировал контроль над страной. Махамат же все время держался в тени», — рассказал Целунов.

Другая проблема сына Деби — это, собственно, то, как он получил власть. По словам Целунова, фактически сын умершего лидера совершил государственный переворот.

Согласно конституции, исполняющим обязанности президента должен был стать спикер Национальной ассамблеи Харун Кабади. Вместо этого военный переходный совет захватил власть, распустил Нацассамблею и уже после этого получил ее признание

Такой транзит уже отвергло гражданское общество, оппозиция, профсоюзы, вооруженные ополченцы и даже часть генералитета. Представители повстанческого FACT также сразу заявили, что в ближайшее время планируют захватить страну, потому что «Чад — это не монархия». Вооруженную оппозицию при этом поддерживает еще один потенциальный кандидат в президенты — племянник убитого лидера Тиман Эрдими, который сейчас находится в Катаре.

Однако больше всего происходящим, пожалуй, обеспокоены простые жители страны — люди, которые и так страдают от экономического кризиса и нападений боевиков. Многие признают: им жаль убитого, но они уже давно хотели, чтобы он передал власть.

Мы не хотели, чтобы он умер вот так, но он заставлял нас страдать… Это огромный шок, но нам нужно было сменить власть. И сменить не на какого-нибудь военного и не на сына Деби

собеседники BBC News

С момента объявления Махамата исполняющим обязанности президента жители Чада все время выходят на митинги, выступая против власти военных. Надежд на то, что их услышат, катастрофически мало.

Чудо Чада

Последствия политического кризиса коснутся не только Чада и его ближайших соседей, которым он помогал в борьбе с террористами. Под угрозой и военные операции Франции в Сахеле. Этот тропический африканский регион называют Афганистаном для Макрона — по аналогии с контртеррористической операцией международной коалиции под эгидой США в этой южноазиатской стране.

Материалы по теме:

Некоторые аналитики считают, что президент Франции с ужасом наблюдал за решением Соединенных Штатов вывести все войска из Афганистана. Связано это с тем, что, если Париж поступит по примеру Вашингтона и выведет все войска из Сахеля, это будет означать тотальное внешне- и внутриполитическое поражение Макрона. А он, вероятно, поучаствует в президентских выборах 2022-го — и военные успехи могут принести ему голоса избирателей.

Борьба с боевиками в Сахеле много лет вызывала практически безоговорочную поддержку граждан Франции независимо от их убеждений. Каждый год с начала военной операции в Мали в 2013-м исследования показывали: более половины опрошенных французов поддерживают действия правительства. Исключением стал 2021-й: в январе большинство — 51 процент — все же высказалось за вывод войск из Африки.

Французские солдаты за рулем джипа в Мали

Фото: Joe Penney / Reuters

Так или иначе, успехи Франции во многом обеспечивали именно ее друзья из Чада, выполнявшие всю грязную работу на месте. По словам Целунова, обычно Париж не воспринимает подобных африканских партнеров как ровню, а его политика на континенте до сих пор колониальна. Идрис Деби в этом плане был исключением. Даже несмотря на то, что он активно пользовался французскими военными инструкторами, вооружением и поддержкой на выборах, он все равно оставался равным и очень ценным союзником, а не колониальным ставленником. И помощь Парижу всегда была следствием его решений, а не французского давления.

При этом в Елисейском дворце внимания не обращают не только на характер военных операций, но и на происходящее в самом Чаде, подчеркивает африканист. Макрон благополучно игнорирует и политические убийства, и похищения, и казни без суда и следствия, которые происходят в стране-союзнике.

Французы действуют из достаточно иррациональных побуждений: им просто нужен «главный по Чаду», человек, чьи войска могли бы выполнять всю грязную работу. Здесь возникают проблемы: мало того что Париж ведет просто-напросто колониальную политику, ему совсем не важно, кто сидит у власти — пускай даже какой-нибудь диктатор-людоед… Дело еще и в том, что войска из Чада совсем ничего не слышали ни о правах человека вообще, ни о праве собственности в частности. Они позволяют себе грабить, убивать людей просто так

Алексей Целуновафриканист

Франция не обращает внимания и на глобальные проблемы, связанные с ее присутствием в Африке. Та же кампания в Мали длится уже восемь лет, а мир в регионе все не наступает. Целунов убежден: региону нужно не военное решение, а дипломатическое.

Новость о смерти Деби на первой полосе французской газеты

Фото: Christophe Petit Tesson / AP

Это понимают и в Елисейском дворце: еще в 2016 году, накануне очередных президентских выборов в Чаде, издание Mediapart опубликовало секретный отчет французских властей. Те признавали, что совершенно не знают, что делать с Идрисом Деби, которого вот-вот изберут на пятый срок. В Париже подчеркивали: несмотря на многочисленные преступления диктатора, отказаться от его поддержки они не могут.

Пожалуй, единственный выход — сократить помощь Чада или отказаться от нее вовсе. Если Франция начнет договариваться с боевиками, а не убивать их чужими руками, это принесет гораздо больше политических очков — не говоря о том, что страна элементарно сэкономит на войнах.

1.1миллиарда долларов

Франция потратила на операцию «Бархан» против исламистских террористических группировок в Сахеле только в 2020 году. Борьба с ними ведется уже восемь лет

Кроме того, это облегчит экономическое положение африканских стран: если боевики не будут оккупировать каждую дорогу и перевалочный пункт, в регионе быстрее наладят сообщение между разными частями континента. Тогда будут налажены и цепи поставок, рыночные цены не будут постоянно завышаться из-за дефицита, и африканцы перестанут умирать от голода, настаивает Целунов.

Трупы врагов Китая

Проблемы, вызванные смертью Идриса Деби, могут коснуться и других игроков в Африке — США и Китая. Вероятно, в основном они будут связаны все с той же террористической угрозой: Сахель уже давно превратился в узел противоречий, где запутаны интересы частных военных кампаний (ЧВК), бизнесменов, разных стран и множества вооруженных группировок. Любой неверный ход в такой ситуации может привести к очередному обострению, которое коснется даже обычных американских или китайских компаний. Ведь работа в таком регионе — дело далеко не самое безопасное.

Грузовое судно в порту Циндао, Китай

Фото: Reuters

Впрочем, у США и Китая «подушка безопасности» значительно больше, чем у той же Франции. Потерь будет меньше, поскольку для них Африка интересна скорее экономически, а не политически. При этом «выхлоп» от вложений, которые регулярно поступают из американских и китайских компаний, все равно будет расти и расти — не зря же они постепенно увеличивают объем инвестиций в африканские страны.

Материалы по теме:

Пока что один из главных рычагов влияния Вашингтона на регион — это Закон об экономическом росте и торговых возможностях Африки (AGOA). Он был подписан еще 42-м президентом страны Биллом Клинтоном в 2001 году. Благодаря закону американская сторона может получить около двух тысяч видов товаров с африканского континента, и при этом ни один из них не облагается импортными пошлинами.

С другой стороны, Вашингтон выбирает союзников комплементарно Парижу, что тоже выглядит странно на фоне приверженности нынешней администрации демократическим ценностям. Как и Елисейский дворец, Белый дом не осудил незаконный приход Махамата к власти, а просто выразил соболезнования в связи со смертью его отца.

Целунов считает, что это вызвано политикой Соединенных Штатов в отношении Чада: подобно Франции, там нацелены на стабильность страны, а не на создание независимых институтов власти. Но пока самый главный партнер африканских стран — это вовсе не Франция и не США, а Китай.

Уже в 2018 году торговый оборот между Африкой и КНР превысил 200 миллиардов долларов. При этом число китайских компаний, работающих на континенте, уже превышает 10 тысяч.

Пекин активно занимается внедрением технологий в африканские страны: с 2006-го по 2019 год одна только Эфиопия получила больше 3,5 миллиарда долларов на развитие информационно-коммуникационной сети. Сейчас Пекин — фактически главный помощник в строительстве африканской инфраструктуры.

План инвестиций Китая в постройку железных дорог в Африке. Красными линиями отмечена уже построенная или находящаяся в процессе строительства инфраструктура

Изображение: телеграм-канал «Китайская угроза»

В 2019 году многие возмущались тому, что Россия простила странам Африки долгов на 20 миллиардов долларов. Между тем к тому моменту Китай выдал безвозмездной помощи на 75 миллиардов — и вряд ли просто так забудет об этом.

При этом сейчас Китай со своей мягкой силой будто бы просто сидит на берегу реки и ждет, когда мимо «проплывут трупы его врагов», пока другие союзники Африки ругаются из-за ЧВК, вкладываются в военные кампании и возмущаются колоссальными тратами на строительство инфраструктуры.

Витязь на распутье

Пока Франция вела войны за Сахель, а Китай налаживал сеть влияния на местную экономику и правительства, Россия проявляла минимальный интерес непосредственно к Чаду. Ее заинтересованность в регионе сосредоточена скорее на вопросах обороны: от наемников из ЧВК Вагнера до поставок оружия и военной техники. При этом 80 процентов контрактов и вовсе приходилось на Алжир — число сделок со странами южнее Сахары, безусловно, растет, но весьма и весьма медленно.

В то же время именно Чад может стать дорогой России в страны Сахеля, и сделать это не так и сложно. Москва уже дружна с Суданом, который считается добрым другом Нджамены: минимальное соприкосновение можно начать именно таким путем. С другой стороны, ошибиться тоже легко: у властей Чада есть связи и с повстанческой коалицией Центральноафриканской Республики (ЦАР), которая воюет против союзников России из местного правительства.

Такие альянсы могут открыть и благоприятные возможности, и не очень. В любой момент может возникнуть осечка — непонятно, что, где и когда взлетит

Алексей Целунов африканист

Впрочем, к сотрудничеству с африканскими странами в принципе нужно подходить крайне осторожно. Просто броситься в военные кампании было бы самоубийственно — участие в них потребует гораздо больше ресурсов, чем в той же Сирии. А продолжать упирать на оборонное сотрудничество — тоже оказаться в тупике, особенно на фоне китайских инвестиций, которые исчисляются сотнями миллиардов.

Пускай начать конструктивное сотрудничество и открыть дорогу на юг континента еще не поздно, России все равно придется столкнуться как с внешним сопротивлением — скорее всего усиление соперника не понравится США, — так и с внутренним. Африка, в отличие от Ближнего Востока, кажется как минимум «не нашей», если уж не совсем бесполезной. Она далеко, денег требует много, а на реальные выгоды в краткосрочной перспективе надеяться не приходится.

Между тем континент создает самую крупную зону свободной торговли в мире: если наладить инфраструктуру, это может повысить качество жизни и платежеспособность населения — грех не вложиться в такую перспективу. Однако пока велики и другие соблазны: устроить кровавую бойню с террористами ради голосов избирателей по примеру Макрона или осторожно инвестировать в самые «безопасные» отрасли по примеру США. И, кажется, Россия этим соблазнам все еще поддается.

Поддержка и возможности оператора сотовой связи для iPhone в Африке

Выберите страну или регион, чтобы ознакомиться со списком доступных операторов сотовой связи.

Алжир1

 

ATM Mobilis

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Djezzy

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Ooredoo

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Ангола1

 

Movicel

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Unitel

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3

 

Бенин1

 

MTN

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Ботсвана1

 

Mascom

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3

 

Orange

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3

 

Буркина-Фасо1

 

Orange

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Камерун1

 

MTN

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3

 

Orange

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Центрально-Африканская Республика1

 

Orange4

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема

 

Чад1

 

Airtel

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Tigo

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

  

Республика Конго1

 

Airtel

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

MTN

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Демократическая Республика Конго1

 

Airtel

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3
     

Orange

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

   

Vodacom

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Египет5

 

Etisalat

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3

 

Orange

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3

 

Vodafone

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3

 

Габон1

 

Airtel

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3
  • LTE

 

Гана1

 

Airtel

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Globacom

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

MTN

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Tigo

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Гвинея1

 

Orange4

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Гвинея-Бисау1

 

Orange

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

  

Кот-д’Ивуар1

 

MTN

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Orange4

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3
  • LTE  

 

Кения1

 

Airtel

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Safaricom

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3

 

Telekom

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Либерия1

 

Orange

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Ливия1

 

Al Madar

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Мадагаскар1

 

Airtel

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Orange

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Малави1

 

Airtel

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Мали1

 

Orange

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

  

Маврикий1

 

Emtel

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3

  

Orange

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3

 

Марокко1

 

inwi

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3

 

Maroc Telecom

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3

 

Orange

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3

 

Мозамбик1

 

MCel

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Vodacom

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Намибия1

 

MTC

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3

  

Telecom Namibia

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3

 

Нигер1

 

Airtel

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Orange

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема

 

Нигерия1

 

9mobile

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3
  • LTE
  • Визуальный автоответчик

 

Airtel

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Globacom

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3

 

MTN

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3

 

Остров Реюньон1

 

Free Mobile

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3

 

Orange

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3
  • Снятие блокировки3

 

SFR4

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3
  • Визуальный автоответчик   

 

Руанда1

 

Airtel

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

MTN

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Tigo

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Сенегал1

 

Orange

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3

 

Tigo

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Сейшельские острова1

 

Airtel

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3

 

Cable & Wireless

  • 5G
  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3

 

Сьерра-Леоне1

 

Airtel

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

ЮАР

 

CellC

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3
  • Вызовы по Wi-Fi

 

MTN

  • 5G
  • Карта eSIM
  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3
  • VoLTE

 

Telkom

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

  

Vodacom

  • 5G
  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3
  • Визуальный автоответчик
  • VoLTE
  • Вызовы по Wi-Fi

 

Танзания1

 

Airtel

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Tigo

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Vodacom

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3

 

Zantel

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Тунис1

 

Orange

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3

 

Ooredoo

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3

   

Tunisie Telecom

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3

   

Уганда1

 

Airtel

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

MTN

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3

 

Замбия1

 

Airtel

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

MTN

  • FaceTime по сотовой сети2
  • Режим модема3

 

Зимбабве1

 

Econet

  • FaceTime по сотовой сети2
  • LTE
  • Режим модема3

 

  1. Оператор, а не компания Apple предоставляет техническую поддержку для iPhone в этой стране или регионе.
  2. Для использования функции «FaceTime по сотовой сети» требуется ОС iOS 6 или более поздней версии. При использовании функции «FaceTime по сотовой сети» в сетях 2G может наблюдаться снижение производительности у некоторых операторов.
  3. Может взиматься дополнительная плата или применяться дополнительные условия. Обратитесь к оператору для получения подробной информации.
  4. Оператор не поддерживает MMS.
  5. Служба FaceTime может быть недоступна, если устройство было приобретено в Египте и разблокировано или используется в другой стране или регионе.

 

Функция FaceTime доступна не во всех странах и регионах.

Информация о продуктах, произведенных не компанией Apple, или о независимых веб-сайтах, неподконтрольных и не тестируемых компанией Apple, не носит рекомендательного или одобрительного характера. Компания Apple не несет никакой ответственности за выбор, функциональность и использование веб-сайтов или продукции сторонних производителей. Компания Apple также не несет ответственности за точность или достоверность данных, размещенных на веб-сайтах сторонних производителей. Обратитесь к поставщику за дополнительной информацией.

Дата публикации: 

Полезные ссылки

Разделы сайтов Всемирной организации здравоохранения, посвященные гриппу птиц:

Глобальная сеть эпидемиологического надзора за гриппом Всемирной организации здравоохранения была создана в 1952 году. Сеть включает в себя 6 сотрудничающих центра ВОЗ, 4 контрольные лаборатории и 152 института в 113 странах мира, которые признаются ВОЗ как Национальные центры ВОЗ по гриппу и 13 H5 референс-лабораторий. Национальные центры ВОЗ по гриппу занимаются сбором образцов в своих странах, проводят выделение вируса из образцов и предварительный антигенный анализ. Они передают выделенные штаммы вируса гриппа в СЦ ВОЗ для проведения антигенного и генетического анализа на более высоком уровне. Результаты этого анализа являются основой для ежегодных рекомендаций ВОЗ по составу гриппозных вакцин для Северного и Южного полушария.

Глобальная сеть эпидемиологического надзора за гриппом Всемирной организации здравоохранения является также глобальным механизмом для предупреждения появления вирусов гриппа с пандемическим потенциалом.

Сотрудничающие центры ВОЗ по гриппу

  • Kanta Subbarao
    WHO Collaborating Centre for Reference and Research on Influenza
    Victorian Infectious Diseases Reference Laboratory
    The Peter Doherty Institute for Infection & Immunity
    792 Elizabeth Street
    Melbourne VIC 3000
    Australia
    Fax: +613-9342 9329
    Email: [email protected]
    http://www.influenzacentre.org/
  • Dayan Wang a.i.
    WHO Collaborating Centre for Reference and Research on Influenza
    Chinese National Influenza Center (CNIC)
    National Institute for Viral Disease Control and Prevention
    Chinese Center for Disease Control and Prevention (CDCD)
    155 Changbai Road, Changping District
    Beijing, 102206
    China
    Fax: +86 10 5890 0851
    Email: [email protected]
    http://www.cnic.org.cn
  • Takato Odagiri
    WHO Collaborating Centre for Reference and Research on Influenza
    National Institute of Infectious Diseases (NIID)
    Influenza Virus Research Center
    4-7-1 Gakuen
    Musashi-Murayama-shi
    Tokyo 208-0011
    Japan
    Fax: +81 42 561 6149 or +81 42 565 2498
    Email: [email protected]
    http://idsc.nih.go.jp/index.html
  • John McCauley
    WHO Collaborating Centre for Reference and Research on Influenza
    Crick Worldwide Influenza Centre
    The Francis Crick Institute
    1, Midland Road
    London NW1 1AT
    United Kingdom
    Email: [email protected]
    https://www.crick.ac.uk/research/worldwide-influen…
  • Jacqueline Katz
    WHO Collaborating Centre for the Surveillance, Epidemiology and Control of Influenza
    Centers for Disease Control and Prevention (CDC)
    National Center for Immunization and Other Respiratory Diseases
    Influenza Division
    1600 Clifton Road, A-20
    Atlanta, Georgia 30329
    United States of America
    Fax: +1 404 639 0080
    Email: [email protected]
    http://www.cdc.gov/flu/
  • Richard Webby
    WHO Collaborating Center for Studies on the Ecology of Influenza in Animals
    Virology Division
    Department of Infectious Disease
    St. Jude Children’s Research Hospital
    332 North Lauderdale Street
    Memphis TN 38105-2794
    United States of America
    Fax: +1 901 523 2622
    Email: [email protected]
    http://www.stjude.org

Контрольные лаборатории

  • Mandvi Bharadwaj
    Therapeutic Goods Administration (TGA)
    Immunobiology, Laboratories Branch, Medical Devices and Product Quality Division
    P.O. Box 100
    Woden ACT
    2606 Australia
    Fax: +61 2 6232 8564
    Email: [email protected]
    http://www.tga.gov.au
  • Takato Odagiri
    WHO Collaborating Centre for Reference and Research on Influenza
    National Institute of Infectious Diseases (NIID)
    Laboratory of Influenza Virus Surveillance
    Influenza Virus Research Center
    4-7-1 Gakuen
    Musashi-Murayama-shi
    Tokyo 208-0011
    Japan
    Fax: +81 42 561 6156
    Email: [email protected]
    http://idsc.nih.go.jp/index.html
  • Othmar Engelhardt
    Division of Virology
    National Institute for Biological Standards and Control (NIBSC)
    a centre of the Medicines and Healthcare products Regulatory Agency (MHRA)
    Blanche Lane, South Mimms, Potters Bar
    Hertfordshire EN6 3QG
    United Kingdom
    Fax: +44 1 707 641 050
    Email: [email protected] or [email protected]
    http://www.nibsc.org/science_and_research/virology…
  • Jerry Weir
    Division of Viral Products
    Centre for Biologics Evaluation and Research (CBER)
    Food and Drug Administration (FDA)
    10903 New Hampshire Avenue
    Silver Spring
    Maryland
    United States of America
    Fax: +1 301 480 9748
    https://www.fda.gov/aboutfda/centersoffices/office…

УВКПЧ | Домашняя страница Африканского региона

Центральная Африка (Яунде, Камерун)
Восточная Африка (Аддис-Абеба, Эфиопия)
Южная Африка (Претория, Южная Африка)
Западная Африка (Дакар, Сенегал)

Центр ООН по правам человека и демократии в Центральной Африке), также Региональное отделение УВКПЧ для Центральной Африки (CARO), расположенное в Яунде, Камерун, было создано по просьбе государств-членов Экономического сообщества центральноафриканских государств (ЭСЦАГ) и в соответствии с резолюциями 53/78 A Генеральной Ассамблеи и 54/55 А.

CARO поддерживает продвижение и защиту прав человека и демократии посредством мониторинга ситуации с правами человека, информирования о тенденциях, содействия профилактике, наращивания потенциала, защиты и консультативных услуг национальным властям, национальным правозащитным учреждениям, гражданскому обществу и международным организациям. Он охватывает 10 стран Экономического сообщества государств Центральной Африки (ЭСЦАГ), в частности Бурунди, Камерун, Центральноафриканскую Республику, Чад, Экваториальную Гвинею, Демократическую Республику Конго (ДРК), Габон, Республику Конго, Руанду и Сан-Томе и Principe.Он активно участвует в заседаниях Постоянного консультативного комитета ООН по вопросам мира и безопасности в Центральной Африке. Подробнее об УВКПЧ в Центральной Африке.

Региональное отделение УВКПЧ в Восточной Африке (EARO) поддерживает Африканский союз в укреплении его институционального потенциала для реализации правозащитного аспекта его работы. Региональное бюро также следит за развитием прав человека в Джибути, Эфиопии и Танзании и поддерживает правительства, гражданское общество, страновые группы ООН и другие заинтересованные стороны в укреплении систем защиты прав человека и интеграции прав человека в программы.Оказывая поддержку странам субрегиона, Региональное бюро предоставляет консультации по правам женщин и гендерному равенству, а также по обязательствам договорных органов по правам человека. Подробнее об УВКПЧ в Восточной Африке.

Региональное бюро для юга Африки (ROSA) предоставляет техническую помощь по поощрению и защите прав человека 14 странам юга Африки. Офис охватывает Анголу, Ботсвану, Коморские Острова, Эсватини, Лесото, Мадагаскар, Малави, Маврикий, Мозамбик, Намибию, Сейшельские острова, Южную Африку, Замбию и Зимбабве.У УВКПЧ есть сотрудники, работающие на национальном уровне в Мадагаскаре, Малави, Мозамбике и Зимбабве, а сотрудники регионального отделения работают в ЮАР и регионе из Претории, уделяя особое внимание защите гражданского пространства, раннему предупреждению и предотвращению, борьбе с гендерным насилием. и дискриминация, интеграция прав человека в процесс развития, укрепление национальных систем защиты и отчетность по правам человека и выполнение рекомендаций. Подробнее об УВКПЧ на юге Африки.

Западноафриканское региональное отделение Верховного комиссара ООН по правам человека, расположенное в Дакаре, Сенегал (УВКПЧ-WARO), является основным учреждением ООН, отвечающим за защиту и продвижение прав человека в Западной Африке с особым упором на Сенегал и другие страны Западной Африки, в которых УВКПЧ не представлено, например, Бенин, Кабо-Верде, Кот-д’Ивуар, Гамбия, Гана и Того.Подробнее об УВКПЧ в Западной Африке.


Пока вариант Omicron кружит по всему миру, африканские страны обвиняют и запрещают пандемия коронавируса и усугубление проблем, с которыми сталкиваются плохо вакцинированные страны.

Новый вариант коронавируса под названием «Омикрон», впервые обнаруженный в Ботсване, поставил правительства в тупик после того, как Южная Африка объявила о всплеске случаев заболевания на этой неделе, погрузив страны в самый неопределенный момент пандемии, так как этой весной возник очень заразный вариант Дельта.

Как и в первые дни существования Delta, политическая тревога быстро распространилась по всему миру, и официальные лица возложили вину на то, как неудачи глобальных усилий по вакцинации привели к мутации вируса, даже несмотря на то, что исследователи предупреждали, что настоящая угроза нового варианта еще не было ясно.

Обладая тревожным количеством мутаций, которые, как опасаются исследователи, могут вызвать легкое распространение, Омикрон был замечен в субботу у пациентов в Великобритании, Германии и Италии, оставив после себя, по оценкам ученых, тысячи случаев в южной части Африки и десятки или сотни случаев. более глобально.Одна нация за другой закрывала свои двери в южную часть Африки, даже несмотря на то, что они отвергали меры общественного здравоохранения, которые, по словам ученых, были гораздо более остро необходимы для принятия нового варианта.

Австралия, Таиланд и Шри-Ланка были одними из последних стран, которые в субботу присоединились к Соединенным Штатам, Великобритании и Европейскому Союзу в запрете путешественников из Южной Африки и соседних стран.

Израиль объявил о самом строжайшем на сегодняшний день запрете в мире, закрыв свои границы для всех иностранцев на 14 дней после того, как в стране был подтвержден один случай заболевания.

«Главное здесь — осторожность и минимальные риски, пока мы не узнаем больше», — заявил премьер-министр Израиля Нафтали Беннет на пресс-конференции сразу после полуночи по местному времени в воскресенье.

В субботу представители здравоохранения Нидерландов объявили, что у 61 пассажира на двух рейсах из Южной Африки был положительный результат на вирус, что является последним показателем того, насколько сложно будет предотвратить пересечение границы этим вариантом.

Каскад запретов на поездки вызвал волну негодования среди африканцев, которые считали, что континент снова несет на себе бремя панической политики западных стран, которые не смогли доставить вакцины и ресурсы, необходимые для их применения.

Более богатые страны, уже накопившие вакцины на протяжении большей части 2021 года, теперь наказывают те части мира, которые изначально лишились прививок, говорят ученые.

«Так и говорил», — сказал Франсуа Вентер, исследователь из Университета Витватерсранда в Йоханнесбурге, имея в виду предупреждения африканских исследователей о том, что отсрочка вакцинации там рискует появлением новых вариантов. «Такое ощущение, что эти богатые страны абсолютно ничему не научились в плане поддержки.

Чувство возмущения было наиболее явным в Южной Африке, где руководители бизнеса предсказывали тяжелые экономические потери, особенно в сфере туризма. В залах прилета Йоханнесбургского офиса O.R. Рональд Масива, туроператор международного аэропорта Тамбо, с ужасом наблюдал, как информационное табло стало красным, показывая уведомления об отмене. Трое клиентов уже отменили ночные поездки, и он опасался, что за ними последуют еще многие.

Некоторые представители здравоохранения заявили, что запреты на поездки могут выиграть время, чтобы понять, как поступить с новым вариантом.Но так же, как закрытие границ год назад мало что помогло остановить распространение более раннего варианта коронавируса из Великобритании, по словам ученых, последнее закрытие поездок, вероятно, произошло слишком поздно.

Ученые опасались, что ограничения будут препятствовать другим странам сообщать о различных случаях из-за страха столкнуться с запретами на поездки. Закрытие границ вызывало дискуссии во время череды кризисов в области общественного здравоохранения, включая вспышку Эболы в 2014 году, когда официальные лица мирового здравоохранения предупреждали, что такие запреты могут прервать поток медикаментов и нанести экономический ущерб, из-за чего страны неохотно сообщают об угрозах для здоровья.

В результате хаотичного введения закрытий в Амстердаме в пятницу около 600 пассажиров двух рейсов из Южной Африки оказались втиснуты в самолеты, а затем в непроветриваемые помещения примерно на 30 часов. Те, кто избежал карантина в отелях, получив отрицательный результат, отправились в другие места после получения результатов около 3 часов ночи в субботу.

«Вы закрываете границу с Африкой, затем вы закрываете границу с Бельгией, затем вы закрываете границу с другим местом», — сказал Алессандро Веспиньяни, профессор Северо-Восточного университета, который изучал ограничения на поездки с начала 2020 года и консультировал государственные учреждения по вопросам последние дни по отзывам на последний вариант.«Но каждый раз, когда вы закрываете его, уже немного поздно».

Остается неясным, будет ли вариант Omicron передавать так же легко, как опасаются представители глобального здравоохранения. Этот вариант мог просто оказаться в нужном месте во время волны новых инфекций в Южной Африке, из-за чего он выглядел более заразным, чем он есть на самом деле.

Но эксперты заявили, что закрытие границы нанесет серьезный ущерб африканским странам, которые рассчитывали на повторное открытие.В Южной Африке декабрь — традиционно высокий сезон для туризма, одной из крупнейших отраслей экономики страны, и операторы рассчитывали на рост числа посетителей из Великобритании, которая только в прошлом месяце исключила Южную Африку из своего «красного списка».

«Это ужасно, — сказал Дэвид Фрост, главный исполнительный директор Ассоциации туристических услуг Южной Африки. «Многие компании держатся за ногти, и это их уничтожит. Это будет ужасно для сохранения природы и будет ужасно для людей в сельской местности, где туризм является единственным источником экономики.

Ежедневное число инфекций в Южной Африке — 2 828 в пятницу — составляло небольшую часть от числа случаев в странах с аналогичным размером населения, таких как Германия и Великобритания, не говоря уже о Соединенных Штатах. Для мистера Фроста поспешные меры были знаком вопиющего двойного стандарта.

Чуть более 10 процентов людей в Африке получили одну дозу вакцины по сравнению с 64 процентами в Северной Америке и 62 процентами в Европе.

Для стран, вводящих запреты на поездки, по словам ученых, гораздо более важным, чем задержка с доставкой новых ящиков Omicron, был вопрос о том, что они будут делать с тем временем, которое у них есть для ответа.

У себя дома, по словам ученых, эти страны должны активизировать тестирование и вакцинацию и помочь инфицированным людям изолироваться, особенно с учетом тех трудностей, с которыми они уже столкнулись с вариантом Delta. Ученые обратились к странам с просьбой согласовать эти усилия на глобальном уровне, в том числе с помощью южной части Африки для их систем здравоохранения, а также усилий по вакцинации и отслеживанию вариантов.

«Если все, что мы делаем, — это запрет на поездки, и мы не увеличиваем количество тестов в аэропортах и ​​не предоставляем людям ресурсы для изоляции, если у них действительно положительный результат теста, чтобы они могли оправдать пропущенную работу — все это должно происходить, чтобы сократить передача инфекции в сообществе », — сказал Джозеф Фовер, доцент, изучающий геномный надзор в Медицинском центре Университета Небраски.

Пандемия коронавируса: что нужно знать


Карточка 1 из 4

Зимний план Байдена по Covid. Когда Omicron прибыл в США, президент Байден объявил о новой стратегии пандемии, которая включает сотни ориентированных на семью центров вакцинации, ревакцинацию для всех взрослых, новые требования к тестированию для международных путешественников и возмещение страховых расходов за тесты на дому.

После десятилетий скептицизма по поводу закрытия границ среди официальных лиц мирового здравоохранения, Covid-19 заставил экспертов пересмотреть свои взгляды, сказала Александра Фелан, профессор, изучающая глобальную политику здравоохранения в Джорджтаунском университете.«Мы получили небольшой нюанс и поняли, что ограничения на поездки могут сыграть потенциальную роль в замедлении распространения нового респираторного заболевания, даже если оно не останавливает его», — сказала она.

Тем не менее, д-р Веспиньяни и его коллеги показали, что даже самые строгие ограничения на поездки лишь незначительно задерживают распространение вируса без других усилий по предотвращению передачи. И хотя в начале 2020 года у стран была некоторая надежда на отслеживание контактов пациентов из-за границы, определение последовательности вируса занимает слишком много времени, чтобы чиновники здравоохранения могли выбирать людей, инфицированных вариантом Омикрона, для принятия специальных мер сдерживания.

«Они рассеиваются в море тысяч и тысяч инфекций», — сказал доктор Веспиньяни о любых новых случаях варианта Омикрон. «Это очень, очень, очень сложная ситуация».

Последний вариант уже показал признаки локального распространения за пределы южной Африки. По словам официальных лиц, у пациента из Бельгии, например, не было никаких связей с южной Африкой, поскольку он недавно побывал в Египте.

Несколько ученых заявили, что подозревают, что этот вариант распространялся незамеченным в странах с неэффективными усилиями по секвенированию, прежде чем он обнаружился в Ботсване и Южной Африке, что дало ему больше времени для глобального распространения.Тем не менее, европейские страны не нашли этот вариант до тех пор, пока Южная Африка не предупредила их об этом, продемонстрировав пробелы в их собственных усилиях по наблюдению.

У этого варианта было много возможностей для распространения: в ноябре было запланировано 334 рейса из южной части Африки в Европу с вместимостью почти 100 000 мест. А в этом месяце было запланировано три десятка рейсов из Йоханнесбурга в США.

Учитывая неодинаковые глобальные усилия по установлению последовательности, Дженнифер Нуццо, эпидемиолог из Университета Джона Хопкинса, сказала, что было трудно нацелить отдельные страны на закрытие границ.Она предупредила, что запреты на поездки создают ложное чувство безопасности, прикрывая избранных лидеров, которые хотят избежать более трудного выбора.

«Идея иметь глобальную карту, где есть варианты, а где их нет, — просто фантастика», — сказала она. «Я не думаю, что запреты на поездки действительно имеют большое влияние, кроме как ответить на политическое давление, которое неизбежно возникает при появлении нового варианта».

Шабир Мадхи, вирусолог из Университета Витватерсранда в Йоханнесбурге, предупредил, что вариант Омикрона может исчезнуть, как и другие, казалось бы, вызывающие беспокойство версии вируса.Он сказал, что это отражение отсутствия политической и экономической власти в том, что южная часть Африки была так быстро отрезана от богатых стран, несмотря на неуверенные доказательства.

В связи с тем, что вакцинирована примерно треть южноафриканцев, официальные лица обвиняют ряд факторов, в том числе нерешительность в отношении вакцинации, вызванную безудержной дезинформацией в Интернете. Некоторые критики обвиняют правительство в неудачной реакции. На данный момент в Южной Африке гораздо больше доз вакцины, чем она может распределить вовремя, что вынуждает высокопоставленных чиновников здравоохранения отложить некоторые запланированные поставки.

Другие африканские страны, где дефицит сократился, также сообщают о трудностях с доставкой вакцин людям. Многим не хватает необходимых морозильников и других складских помещений. В прошлом месяце Уганда предупредила, что две трети из 9 миллионов полученных ею вакцин могут истечь к концу года.

В Соединенных Штатах чиновники здравоохранения говорят, что они лучше оснащены для отслеживания вариантов, чем раньше, во время пандемии. Ученые могут идентифицировать Омикрон с помощью стандартного мазка из носа, что дает им возможность отслеживать распространение этого варианта.

Но Соединенные Штаты ежедневно страдают от стольких инфекций, что многие пробы остаются незамеченными. И есть районы страны, где расследуется относительно небольшое количество дел. Например, за последние 90 дней в Массачусетсе была секвенирована пятая часть всех случаев коронавируса в штате, согласно онлайн-базе данных секвенирования. С другой стороны, Техас и Флорида сделали это только в четырех процентах случаев.

«Я определенно более уверен в нашей способности отслеживать и обнаруживать вирус», — сказал доктор.- сказал Фовер. «Я не уверен в нашей способности контролировать передачу».

Репортаж подготовили Джейсон Горовиц, Линси Чутел, Стефани Нолен, Суи-Ли Ви, Золан Канно-Янгс, Шерил Гей Столберг, Нирадж Чокши и Клэр Мозес.

Этническая принадлежность: африканское затруднение

История лишила африканцев права строить свои нации на основе собственных коренных ценностей, институтов и наследия. Современное африканское государство — продукт Европы, а не Африки.Попытка в столь поздний срок вернуться к исконной идентичности и ресурсам в качестве основы для построения современной африканской нации может привести к краху многих стран. В то же время игнорировать этнические реалии означало бы строить на рыхлом песке, что также сопряжено с высоким риском. Возможно ли консолидировать структуру современного африканского государства, при этом признавая и обеспечивая максимальную пользу составным элементам этносов, культур и стремлений к самоопределению?

Вызов этнической принадлежности в Африке

Этническая принадлежность — это больше, чем цвет кожи или физические характеристики, больше, чем язык, песни и танцы.Это воплощение ценностей, институтов и моделей поведения, составное целое, представляющее исторический опыт, чаяния и мировоззрение народа. Лишите людей их этнической принадлежности, их культуры, и вы лишите их чувства направления или цели.

Традиционно африканские общества и даже государства функционировали через сложную систему, основанную на семье, происхождении, клане, племени и, в конечном счете, на конфедерации групп с общими этническими, культурными и языковыми характеристиками.Это были единицы социальных, экономических и политических организаций и межобщинных отношений.

В процессе формирования колониального государства группы были разделены или собраны вместе, практически не обращая внимания на их общие характеристики или отличительные признаки. Они были помещены в новую административную структуру, управляемую новыми ценностями, новыми институтами и новыми принципами и методами работы. На смену автономному местному мировоззрению старого порядка пришли механизмы контроля государства, в котором высшей властью был посторонний, иностранец.Этот механизм функционировал за счет централизации власти, которая в конечном итоге опиралась на полицию и военную силу, инструменты авторитарного правления. Однако эта грубая сила была смягчена использованием традиционных лидеров в качестве расширенных рычагов государственного контроля над племенами или местными общинами, придавая этой навязанной извне системе видимость легитимности для масс. Добавлением к этой видимости легитимности было введение системы социального обеспечения, с помощью которой государство предоставляло скудные социальные услуги и ограниченные возможности развития для привилегированных секторов.В противном случае национальные ресурсы добывались и экспортировались в качестве сырья для питания столичной промышленности колониальных хозяев.

Эта новая система подорвала систему коренных народов, которая давала им средства для достижения своих скромных, но устойчивых жизненных целей, и заменила ее централизованно контролируемыми ресурсами, которых не хватало и которые требовали жесткой конкуренции. Развитие задумывалось как средство получения основных услуг от государства, а не как процесс роста и коллективного накопления богатства, которое, в свою очередь, можно было инвестировать в дальнейший рост.Локализованная, широкомасштабная, низкорисковая и самодостаточная деятельность по обеспечению существования уступила место высокорисковой, стратифицирующей конкуренции за государственную власть и скудные ресурсы, конфликту идентичностей с нулевой суммой, основанному на трайбализме или этнической принадлежности. Независимость устранила общего врага, колониального угнетателя, но фактически обострила конфликт из-за централизованной власти и контроля над национальными ресурсами.

Сегодня практически каждый африканский конфликт имеет этно-региональное измерение. Даже те конфликты, которые могут показаться свободными от этнических проблем, включают фракции и союзы, построенные на этнической лояльности.Аналитики склонны придерживаться одного из двух взглядов на роль этнической принадлежности в этих конфликтах. Некоторые видят этническую принадлежность как источник конфликта; другие видят в этом инструмент, используемый политическими предпринимателями для продвижения своих амбиций. На самом деле и то, и другое. Этническая принадлежность, особенно в сочетании с территориальной идентичностью, — это реальность, существующая независимо от политических маневров. Утверждать, что этнические группы являются невольными инструментами политического манипулирования, — значит недооценивать фундаментальную социальную реальность. С другой стороны, этническая принадлежность явно является ресурсом для политических манипуляций и предпринимательства.

Ответ Африки на вызов

После обретения независимости африканцы стремились отречься от трайбализма как вызывающего разногласия. Постулирование единства предполагало мифическую однородность среди разнообразия. Кваме Нкрума из Ганы объявил вне закона партии, организованные на племенной или этнической основе. Уфуэ-Буаньи из Кот-д’Ивуара сотрудничал с этническими группами посредством грамотного распределения министерских постов, должностей на государственной службе, социальных услуг и проектов развития. Джулиус Ньерере, потомок племенного вождя, искоренил трайбализм, взращивая националистическую гордость в Танганьике, а затем и в Танзании, рожденном в результате союза с Занзибаром.Джоммо Кеньятта из Кении создал хрупкий союз этнических групп за доминированием своей партии Кенийский Африканский национальный союз. В Южной Африке апартеид признал и расслоил расы и этнические группы до неприемлемой степени. Однако после апартеида Южная Африка по-прежнему балансирует между слепой в расовом, этническом и племенном отношении демократической системой и гордым этническим самоутверждением, которое представляют и эксплуатируют зулусские националисты во главе с эмоциональным руководством вождя Бутелези.

По всей Африке цель сохранения единства внутри колониального государства позволила сохранить стабильность колониальных границ, одновременно порождая межэтническую напряженность и насилие внутри этих границ. Судан представляет собой крайний пример. Доминирующий Север, гибрид арабских и африканских расовых, культурных и религиозных элементов, пытается разрешить кризис своей идентичности, будучи более арабским и исламским, чем его прототипы. Хуже того, это искаженное самовосприятие, усиленное политическими элитами, проектируется как основа для объединения и интеграции страны, порождая разрушительный конфликт с нулевой суммой между арабско-мусульманским Севером и исконно африканским Югом, чье современное руководство преимущественно христианин.

Решение отцов-основателей Организации африканского единства уважать колониальные границы установило нормативный принцип, которому удалось с большим успехом следовать. Движения за отделение встретили сильное сопротивление со стороны ОАЕ. Катанга пыталась оторваться от Конго (которое стало Заиром, а теперь вернулась в Демократическую Республику Конго), но безуспешно. Сецессионистская биафранская война в Нигерии также потерпела неудачу. Попытка Сомали отобрать Огаден у Эфиопии была решительно пресечена.Южный Судан в течение 17 лет боролся за отделение от Севера и в конце концов согласился на автономию в 1972 году. Когда боевые действия возобновились в 1983 году, заявленной целью было и остается создание нового Судана, который был бы свободен от какой-либо дискриминации на основе раса, этническая принадлежность, культура или религия.

Отрыв Эритреи от Эфиопии рассматривается не как нарушение колониальных границ, а как их отстаивание, поскольку Эритрея была колонией под властью Италии. Точно так же фактический откол северного Сомали рассматривается как восстановление колониальных границ, поскольку север отдельно управлялся британцами.Даже в Судане, который часто называют хорошим кандидатом на раздел, если страна будет разделена, разделение можно было бы рационализировать как продолжение британской колониальной политики, которая управляла Суданом как двумя отдельными образованиями, одно арабско-исламское, а другое коренной африканец с зачатками христианского западного влияния.

В большинстве африканских стран решимость сохранить национальное единство после обретения независимости послужила мотивацией для однопартийного правления, чрезмерной централизации власти, репрессивных авторитарных режимов и систематического нарушения прав человека и основных свобод.Это, в свою очередь, вызвало реакцию, выражающуюся в повышенном напряжении и требовании второго освобождения. Управление этническим разнообразием в пределах единства колониальных границ — это вызов, с которым африканские государства не хотят сталкиваться, но не могут отказаться от него.

Эфиопия, после отделения Эритреи, может претендовать на звание единственной африканской страны, которая пытается лицом к лицу противостоять трайбализму или этнической принадлежности, признавая территориально расположенные этнические группы, предоставляя им не только значительную автономию, но и конституционные права. самоопределения, вплоть до отделения.Лидеры Эфиопии решительно заявляют, что они привержены праву на самоопределение, куда бы оно ни привело. Менее идеалистично можно утверждать, что предоставление людям права определять свою судьбу приводит их к вере в то, что их интересы будут соблюдены, хотя бы для того, чтобы дать им повод сделать выбор в пользу единства.

Единственное устойчивое единство — это то, что основано на взаимопонимании и согласии. К сожалению, нормативные рамки национального единства в современной Африке не являются результатом консенсуса.За исключением Южной Африки после апартеида, африканцы завоевали свою независимость, не заключив внутреннего общественного договора, который обеспечил бы и поддержал национальный консенсус. Конституции независимости были наполнены идеалистическими принципами, разработанными за пределами континента. Режимам, построенным на них, не хватало легитимности, и в большинстве случаев они были вскоре свергнуты без угрызений совести и сожалений со стороны общественности. Но эти потрясения включали только смену элит-единомышленников или, что еще хуже, военных диктаторов, намеревающихся занять место власти, освобожденное колониальными хозяевами.Такие лидеры вскоре стали имиджами их колониальных хозяев.

В настоящий момент для подавляющего большинства африканских стран стремление к единству подчеркивает интенсивность разобщенности. Пока африканцы избегают столкновения с проблемой этнической принадлежности и не могут разработать нормы и средства для управления разнообразием в рамках единства, мир и стабильность будут и дальше ускользать от плюралистического государства.

Образцы этнической конфигурации

Правительства африканских стран отреагировали на этот вызов по-разному, от прагматичного управления до слепого пренебрежения и катастрофического бесхозяйственности.Конкретная форма, которую принимает этническая политика страны, может в значительной степени определяться характеристиками конфигурации ее идентичности.

Несколько государств в Африке обладают высокой степенью однородности или, по крайней мере, относительно несущественным разнообразием. Ботсвана, например, является образцом сплоченности, демократии, стабильности и устойчивого роста.

Большинство африканских стран, особенно в Западной Африке (возможно, за исключением Нигерии), Кении и странах юга Африки (за исключением Южной Африки), попадают во вторую категорию.Эти страны сталкиваются со значительным этническим плюрализмом, который, тем не менее, сдерживается эффективной системой распределения, которая поддерживает целостность и легитимность государства. То, как нации в этой группе воспринимают себя, созвучно самовосприятию составляющих их групп.

Третья группа стран, включая Зимбабве, Намибию и современную Южную Африку, страдает от расовых, этнических, религиозных или культурных разделений, достаточно серьезных, чтобы требовать особых договоренностей для взаимного согласования в амбивалентной форме единства в разнообразии.Бурунди и Руанда, а также Судан являются кандидатами в эту категорию, хотя все они также имеют аспекты четвертой и последней категории.

Четвертая категория, конфликтная ситуация с нулевой суммой, состоит из государств, втянутых в острый кризис, без коллективного чувства идентичности, без общих ценностей и общего видения нации. Структура национального государства воспринимается как навязанная колониальными захватчиками, теперь закрепленная доминирующей группой, идентичность которой определяет национальный характер.Такое определение могло бы быть явным, как в Южной Африке апартеида, где раса и этническая принадлежность были факторами при распределении или отказе в правах гражданства, или в Судане, где идентификация страны как арабской и исламской влечет за собой неотъемлемое расслоение и дискриминацию по расовому признаку, по национальному и религиозному признаку. С этими конфликтами труднее всего справиться в рамках единства; в зависимости от конкретных обстоятельств дела они могут потребовать фундаментальной реструктуризации и, возможно, раздела.

Последствия политики для национального строительства

В настоящее время большинство африканских стран решают проблемы расовой и этнической идентичности с помощью умиротворяющей системы распределения и распределения — формы специального прагматического управления, а не стратегического подхода. Что делает проблему идентичности особенно острой для континента, так это то, что она затрагивает не только политику, но также экономику и организационные возможности для самогенерируемого и устойчивого развития изнутри.

Существует четыре варианта политики для управления плюралистической идентичностью. Один из них — создать национальные рамки, в которых все могут идентифицировать себя без каких-либо различий по признаку расы, этнической принадлежности, племени или религии. Этот вариант, конечно, больше всего подходит тем странам, которые очень однородны. Второй вариант — создать плюралистическую структуру, чтобы учесть нации, которые разнообразны в расовом, этническом, культурном или религиозном отношении. Согласно этому варианту, вероятно, федеральному, группы будут приспосабливаться друг к другу на основе принципа «живи и давай жить другим», но с более объединяющей приверженностью общей цели национальной идентификации.В третьем случае, для более серьезно разделенных стран, ответом может быть некоторая форма разделения власти в сочетании с децентрализацией с географическим определением идентичности. В конфликтных ситуациях с нулевой суммой федерализм перерастет в конфедерализм, парадоксальным образом пытаясь совместить единство с разделением. Если даже такая степень приспособления неосуществима и если позволяет территориальная конфигурация, следует принять разделение.

Роль международного сообщества

Как реализовать эти возможности? Решение о том, какой вариант выбрать, — это, конечно, в первую очередь часть суверенного права народа страны.Но региональные и международные субъекты также несут ответственность, от которой нельзя отказаться во имя национального суверенитета. По самой своей природе суверенитет подразумевает противоречие между требованием внутренних решений и потребностью в корректирующих средствах извне. Другими словами, ответственность за суверенитет требует как внутренней, так и внешней подотчетности, которые по своей сути противоречат друг другу, особенно с учетом того, что потребность во внешнем вмешательстве соизмерима с провалом внутренних систем.Учитывая двойственное отношение международной системы к вмешательству, эта ответственность должна в первую очередь принадлежать субрегиональным и региональным участникам, а международное сообщество через Организацию Объединенных Наций в качестве последнего средства.

Взаимосвязанность конфликтов в соседних странах означает, что предотвращение, регулирование или разрешение конфликтов становится предметом интереса и заботы не только для непосредственно вовлеченных стран, но и для региона в целом.Региональное пробуждение к общей угрозе внутреннего конфликта все еще зарождается, но важность общей угрозы все больше осознается, особенно с учетом тенденции к изоляционизму в Европе и Соединенных Штатах, единственных державах, все еще способных эффективно вмешиваться в гуманитарных целях. причин или ради мира, безопасности и стабильности в других частях мира.

Согласование двух конфликтующих путей

Окончательная ответственность за суверенитет в конечном итоге должна лежать на международном сообществе, а точнее на Организации Объединенных Наций.Вмешательство международных финансовых институтов в дела суверенных стран для обеспечения более эффективного управления их экономикой теперь стало трюизмом. Международный интерес к вопросам управления, таким как демократия и уважение основных прав человека, также получил широкое признание, несмотря на сохраняющееся сопротивление уязвимых режимов. Помимо проблемы защиты меньшинств, давно признанной законной проблемой для международного сообщества, политика и конфликты идентичности и их влияние на перспективы мира, стабильности, развития и национального строительства также должны быть признаны критически важными вопросами в повестка ответственного и подотчетного суверенитета.

Поскольку современное африканское государство является созданием европейского завоевания, реструктуризация континента, привязка его к международной системе, а также переосмысление и реконструкция государства потребуют сотрудничества глобальных партнеров Африки. Сторонние субъекты могут предложить объективную и беспристрастную точку зрения, которая может иметь решающее значение для уравновешивания опасений внутренних субъектов. Кроме того, международная легитимность любых новых договоренностей, которая необходима для получения поддержки из внешних источников, лучше всего может быть обеспечена путем привлечения международных партнеров к поиску эффективных решений этих внутренних кризисов.

Постколониальная Африка стоит между открытием заново своих корней — своих коренных ценностей, институтов и опыта — и следствием логики колониального государства в контексте универсализации современности, в первую очередь основанной на западном опыте. Возникающую в результате напряженность нелегко разрешить. Но эклектичный процесс создания системы, в которой этнические группы могут играть конструктивную роль в современном африканском государстве, мог бы значительно снизить напряженность, способствовать сотрудничеству и облегчить процесс построения нации.

Твиттер Джека Дорси потерпел неудачу в африканских странах

В ноябре 2019 года генеральный директор Twitter Джек Патрик Дорси написал в Твиттере из аэропорта в Аддис-Абебе, Эфиопия, что в 2020 году он переедет в «Африку» на срок до шести месяцев. тур по континенту, где он побывал в Нигерии, Гане, ЮАР и Эфиопии, подошел к концу, и миллиардеру стало грустно. «Африка определит будущее (особенно биткойн!)», — написал он. Ковид помешал бы своему путешествию, хотя в 2020 году он все-таки тусовался с Jay-Z в Хэмптоне, на Гавайях и на яхте, а в январе 2021 года он, как сообщается, размышлял, запретить ли Дональду Трампу доступ к Twitter во время отпуска во Французской Полинезии. .Затем, через два года и два дня после того, как он объявил о своем втором мессианском приезде в Африку, Дорси ушел с поста генерального директора. Мы так и не узнали, где в «Африке» он мог иметь в виду. Мы действительно знаем, что его высокомерие и неудачи в трех из четырех стран, которые он первоначально посетил, окажут значительное влияние на его наследие на континенте.

На Западе Твиттер во время правления Дорси с 2015 по 2021 год часто выглядел как ядовитый, разжигаемый ненавистью бушующий пожар из мусорного контейнера. Но западные жители получили платиновую версию Twitter.Это версия, которую делают люди, серьезно относящиеся к своим гражданским проблемам, потому что они тоже их проблемы. Дезинформация, разжигание ненависти и манипуляции на платформе намного хуже в моем уголке мира, а наследие Дорси в Африке даже более пренебрежительно и лицемерно, чем его наследие в западном мире.

В апреле 2021 года, примерно через 15 лет после того, как Twitter появился на континенте, компания объявила, что откроет свое первое физическое присутствие в Африке, региональную штаб-квартиру в Аккре, Гана.«Твиттер теперь присутствует на континенте», — написал Дорси в Твиттере рядом с смайликом с изображением флага Ганы. И все же его присутствие ненадежно. Вакансии Twitter, указанные в Аккре, в подавляющем большинстве были связаны с рекламой, разработкой и коммуникациями. Остается неясным, сколько людей из групп Trust and Safety или целостности платформы Twitter планирует отправить. Фактически, группа управления политикой Twitter для стран Африки к югу от Сахары находится в Европе. Как и Google и Facebook до них, быстро стало ясно, что эта новая разработка едва ли будет включать в себя помощь африканцам в защите свободы слова или противодействии авторитарным правительствам.Штаб-квартира Twitter в Африке не об африканцах. По сути, это колониальный форпост, возведенный для того, чтобы обеспечить поддержку данных и денег, которые Twitter извлекал с континента. И ограничения этого офиса будут проверяться снова и снова позже в этом году, поскольку Twitter использовался для посеяния недовольства в нескольких африканских странах.

Дорси рассматривал Нигерию, в частности, как дружественные отношения. В 2020 году многие нигерийцы аплодировали его твитам, призывающим пожертвовать усилия, чтобы положить конец государственному режиму жестокости полиции (#EndSARS).Но его отстаивание этого было непоследовательным, поскольку в то же время Твиттер, казалось, игнорировал неоднократные призывы нигерийских журналистов, исследователей и активистов пометить или запретить многие мошенничества и вводящие в заблуждение заявления о #EndSARS и других злоупотреблениях, которые свирепствовали на платформе. Затем, всего через два месяца после открытия офиса Twitter в Африке, президент Нигерии Мухаммаду Бухари запретил Twitter в стране на четыре месяца. Это произошло после того, как платформа удалила один из твитов Бухари за нарушение политики платформы в отношении оскорбительного поведения, но представитель президента поспешил отметить, что запрет касался гораздо большего, чем твит.«В Нигерии существует целый ряд проблем с платформой социальных сетей, где дезинформация и фейковые новости, распространяемые через нее, привели к насильственным последствиям в реальном мире», — написал представитель Bloomberg по электронной почте. «Все это время компания избегала ответственности». Неловко соглашаться с представителем авторитарного режима, но он был прав.

Возможно, нигде в Африке Твиттер Дорси не провалился больше, чем в Эфиопии. Как и в Нигерии, платформа находится в сложной ситуации с авторитарным правительством, которое регулярно нарушает работу Интернета в условиях эскалации гражданской войны.В прошлом месяце платформа объявила, что отключает свою трендовую функцию по всей Эфиопии якобы для подавления угроз причинения вреда. «Подстрекательство к насилию или унижение человека — это нарушение наших правил», — пояснила компания в своем твите. «Мы надеемся, что эта мера снизит риск координации, которая может спровоцировать насилие или причинить вред». Это странное, обратное рассуждение. Не заблуждайтесь: хотя Дорси никогда бы не признал этого прямо, удаление раздела , имеющего тенденцию, было признанием вины.Twitter понял, что не может управлять скоростью, с которой он разжигает ненависть. Но вместо того, чтобы признать, что он разработал алгоритм Trends, чтобы его можно было легко использовать в качестве оружия и сделать разжигание ненависти очень распространенным, или отметить, что он будет предпринимать целенаправленные усилия для улучшения функции, он фактически обвинил эфиопов (в использовании функции в соответствии с задумкой). Твиттер и здесь позаимствовал у колонизаторов сценарий: винить африканцев за вред, который колонизаторы причинили африканцам.

Проблема тенденций Твиттера имеет тенденцию; это также вредит кенийцам. В моем собственном исследовании, проведенном совместно с Mozilla Foundation, я изучал, как алгоритм тенденций Twitter помог процветать индустрии дезинформации по найму в Кении, а кенийским журналистам — волна за волной атак. Когда Pandora Papers обвиняли президента Кении в хранении миллионов долларов на офшорных счетах, пропагандисты использовали Twitter, чтобы рассеять общественный резонанс. Когда я сообщил о своих выводах в Твиттер, лучшее, что сделала платформа, — это типичный подход «взломать крота», приостановив или удалив небольшую часть подозрительных учетных записей, выявленных мной и моими коллегами-исследователями, но при этом не прояснив, что и что , это поможет предотвратить дальнейшее распространение пропаганды.

Восточноафриканский региональный | Агентство США по международному развитию

Экономический рост Восточной Африки является одним из самых высоких в мире, и ее страны становятся все более интегрированными и взаимозависимыми. USAID поддерживает региональные институты, включая Восточноафриканское сообщество (EAC), Общий рынок Восточной и Южной Африки (COMESA), Межправительственный орган по вопросам развития (IGAD) и их государства-члены в решении вопросов, требующих сотрудничества между странами.

СОДЕЙСТВИЕ РЕГИОНАЛЬНОЙ ТОРГОВЛЕ: USAID снижает барьеры для торговли с Восточной Африкой и внутри нее путем повышения эффективности и прозрачности трансграничных транзакций, гармонизации стандартов безопасности и качества и сокращения времени и затрат на ведение бизнеса в регионе.

ПОВЫШЕНИЕ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И УСТОЙЧИВОСТИ : Укрепляя способность организаций выполнять свои задачи, USAID помогает безопасным и качественным продуктам питания быстро и свободно перемещаться по всему региону.

ПРИНЯТЬ ЭНЕРГИЮ В АФРИКУ: USAID работает с национальными правительствами и региональными организациями над развитием и улучшением энергетической инфраструктуры, а также над созданием политики и нормативно-правовой базы, необходимой для полного использования значительных ресурсов возобновляемой энергии в регионе.

ПОВЫШЕНИЕ ЗДОРОВЬЯ: USAID помогает маргинализированным и подверженным риску сообществам, живущим и работающим в приграничных районах и транзитных коридорах, получить доступ к качественным медицинским услугам, уделяя особое внимание профилактике и лечению ВИЧ, полиомиелита и туберкулеза.

УМЕНЬШЕНИЕ КОНФЛИКТОВ И ПОДДЕРЖКА МИРА: Частые и зачастую смертельные конфликты между общинами, живущими через границы, особенно между Эфиопией, Кенией, Сомали, Южным Суданом и Угандой, способствуют нестабильности в регионе. Чтобы конфликты не перерастали в насилие, USAID поддерживает региональную систему раннего предупреждения, связанную с общественными группами и правительствами всех сторон конфликта, в стремлении возглавить скорейшее, эффективное и единое реагирование.

СОХРАНЕНИЕ И ЗАЩИТА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ: USAID способствует сотрудничеству между странами в управлении общими природными ресурсами, которые поддерживают средства к существованию миллионов людей во всем регионе.

ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ ГУМАНИТАРНОЙ ПОМОЩИ: USAID отвечает на гуманитарные потребности региона путем распределения товаров для оказания чрезвычайной помощи; меры по расширению доступа к важнейшим услугам в области здравоохранения, питания и воды, санитарии и гигиены.

СОЗДАНИЕ ВОЗМОЖНОСТЕЙ ДЛЯ МОЛОДЫХ АФРИКАНСКИХ ЛИДЕРОВ: USAID поддерживает региональный центр, который предоставляет молодежи из 14 стран Восточной и Центральной Африки обучение бизнесу и предпринимательству, гражданскому лидерству и государственному управлению.

Укрепление национальных систем медицинских исследований в Африканском регионе ВОЗ — прогресс на пути к всеобщему охвату услугами здравоохранения | Глобализация и здоровье

Государства-члены ВОЗ AFR добились значительного прогресса в укреплении своих национальных служб здравоохранения со времени базовой оценки 2014 года. Некоторые индикаторы (4 из 14) либо достигли, либо превысили целевые показатели 2025 года. Средний балл Регионального барометра улучшился с 43% в 2014 году до 61% в 2018 году. Это указывает на то, что эффективность НСПБ Африканского региона улучшилась с ниже среднего в 2014 году до выше среднего в 2018 году.Практически все показатели барометра улучшились по всем подфункциям NHRS. Эффективность можно частично объяснить руководством, предоставленным стратегией исследований ВОЗ в области здравоохранения AFR, принятой в 2014 г. Региональным комитетом. Наименьший прогресс наблюдается в области финансирования научных исследований в области здравоохранения при стагнации по всем показателям, кроме одного.

Выявленные препятствия на пути укрепления НСПЧ включают слабые механизмы координации исследований и слабые связи между государственными учреждениями, которые участвуют в создании потенциала, проведении и координации исследований.Низкое государственное финансирование здравоохранения и зависимость от доноров подрывают усилия по созданию устойчивого потенциала для исследований в области здравоохранения. Эффективность НСПЧ различалась внутри стран с одинаковым уровнем экономического развития и между разными экономическими категориями. Значительное число стран в категории с низким уровнем дохода имели более высокие баллы барометра, чем страны с высоким и средним уровнем доходов.

Управление исследованиями

Национальные правительства в качестве руководителей исследовательской программы страны должны определять стратегическое видение в политике и стратегических планах, разрабатывать и обеспечивать соблюдение законов и правил для исследований и защищать объекты исследований с помощью этических процессов.Они служат для обеспечения того, чтобы все ресурсы и мероприятия соответствовали потребностям страны, устранялись пробелы в местных свидетельствах, а данные исследований поддерживали правительственную повестку дня в области развития, а также стремление к всеобщему здравоохранению. В этой области был достигнут значительный прогресс в отношении разработки политики и стратегий исследований в области здравоохранения. Но мы также отмечаем разные этапы, на которых эти стратегические документы находятся в разных странах. Хотя в некоторых случаях они руководят внедрением, в других они просрочены, но все еще используются или застряли в затяжных процессах разработки.Мы не оценивали степень реализации политики и стратегии, но упомянутая инфраструктура, человеческие и финансовые ограничения действительно влияют на реализацию. Законы об исследованиях и законодательные акты были в наличии только в 56% стран, но даже тогда слабое правоприменение является давней проблемой. Umeakafor et al. (2016) [9] называют политическое влияние, взяточничество и коррупцию среди препятствий на пути к соблюдению законодательства. Несмотря на это, статус этих законов был разным, в то время как в некоторых странах они были самостоятельными законами, в других случаях они были включены в другие общие законы, например, в закон о здравоохранении, или использовались несколько взаимосвязанных инструментов, влияющих на о правоприменении, учитывая тот факт, что полномочия по обеспечению их соблюдения находятся в разных министерствах / учреждениях или принципы сформулированы в программных документах, что ослабляет их правовой статус.

Хотя национальные научно-исследовательские институты здравоохранения существуют во многих странах, вопрос о том, что они принадлежат, возник в связи с тем, что, если они не принадлежат государству, они не сосредотачиваются на приоритетной программе исследований правительства. Однако мы утверждаем, что владение такими учреждениями не является более серьезной проблемой, и вместо этого мы должны сосредоточиться на усилении управления исследованиями, чтобы способствовать сотрудничеству, при котором учреждения проводят исследования по вопросам, определенным правительством.Возможно, это отражает слабое применение законов там, где они существуют, или их отсутствие в некоторых странах, которые еще не разработали их. Кроме того, в 20 из 39 стран, участвовавших в опросе 2018 года, не было исследовательских стратегий и приоритетных исследовательских программ, и в таких случаях нет основы для согласования деятельности исследовательских институтов. Кроме того, респонденты указали на отсутствие функциональных механизмов координации между правительственными министерствами и исследовательскими учреждениями, и этот потенциал необходимо наращивать.Предыдущие усилия в основном были сосредоточены на правительстве, координирующем деятельность доноров и инвестиции, без уделения особого внимания координации между государственными учреждениями. Однако мы извлекаем уроки из некоторых стран (Эфиопия, Мали и Сенегал), которые разработали Меморандум о взаимопонимании между Министерством здравоохранения и научно-исследовательскими учреждениями здравоохранения для руководства взаимодействием [10].

Значительный прогресс был достигнут в усилении этики исследований. За последнее десятилетие были вложены значительные средства в укрепление этического и регулирующего потенциала в Африке.Это способствовало улучшению NHRS благодаря работе различных инициатив, таких как Партнерство по клиническим испытаниям в Европе и развивающихся странах (EDCTP), NIH Fogarty, Инициатива по гармонизации лекарственных средств в Африке, Форум регуляторов вакцин в Африке (AVAREF) и другие [11]. Продолжительный процесс проверки, этическая проверка в чрезвычайных ситуациях и соблюдение законов о защите данных — это нерешенные проблемы. Многие исследования в области здравоохранения, как правило, требуют строгого соблюдения этических требований и защиты данных; важно, чтобы правительства, исследовательские институты и университеты обучили ключевой персонал управлению данными и их защите, а также оптимизировали задействованные процессы, при этом должным образом защищая пациентов и участников исследований.Есть положительные уроки из Руанды, где подписание меморандума о взаимопонимании для обеспечения конфиденциальности, интеллектуальной собственности и владения данными является обязательным требованием до начала любого исследования.

Создание и поддержание ресурсов

Потребность в местных решениях для достижения ВОУЗ подразумевает создание контекстуально релевантных данных. В этом отношении создание местного потенциала для проведения исследований, управления и координации исследовательских процессов имеет первостепенное значение. Наши результаты показывают положительную тенденцию в отношении обучения исследователей и наращивания потенциала для проведения исследований.Мы смотрим на эти результаты двояко: при наращивании мощностей необходимо обеспечить функциональность, которую мы не оценивали в этом исследовании. Однако, когда мы смотрим на финансирование исследований, наша озабоченность по поводу функциональности может быть оправдана, учитывая очень низкий уровень финансирования. Только 2 страны инвестируют 2% своего национального бюджета здравоохранения в исследования. Низкое финансирование исследований может подорвать инвестиции в наращивание потенциала, поскольку исследователи ищут другие возможности из-за отсутствия средств для проведения исследований.Действительно, в нашем опросе респонденты указали, что демотивация, оттеснение и отсутствие карьерного роста сдерживают укрепление NHRS. Sitthi-amorn et al. (2000) отмечают, что нехватка человеческих ресурсов привела к ограниченному потенциалу развивающихся стран по проведению исследований и использованию их результатов в разработке политики, а также к участию в политических и глобальных дебатах о здоровье [12].

Доступ к исследовательским фондам, особенно на международной платформе, очень конкурентный, и местным ученым необходимо развивать навыки, чтобы писать хорошие проектные предложения.Hyder et al. (2003) в своем исследовании докторантуры в Пакистане обнаружили, что только 2% обладателей докторской степени получили более двух грантов после обучения, несмотря на завершение обучения 15 годами ранее [13]. Еще одна проблема, которую необходимо решить, — это конфликт интересов между проведением исследований и преподаванием. Trostle et al. (1992) подчеркнули необходимость создания защищенного времени для исследователей в учебных заведениях для проведения исследований [14]. В ответ на этот призыв к инновациям можно было бы подумать об увеличении численности персонала, но ограниченность человеческих ресурсов в африканских странах является препятствием, которое необходимо преодолеть.Это влияет на качество исследований и, возможно, частично объясняет низкий объем публикаций африканских исследователей.

Всеобщий охват услугами здравоохранения требует многомерных вмешательств и многосекторальных действий, и в этом отношении наличие мультидисциплинарных исследовательских групп, как подчеркнули респонденты, является полезным. Однако потеря компетентных исследователей из-за выхода на пенсию и увольнения, а также отсутствие исследовательской инфраструктуры и оборудования создают проблемы.Респонденты отмечают роль партнерства в решении этих проблем. Партнерство может быть выгодным, а может и нет, в зависимости от того, как они обсуждаются и реализуются. Чу и др. (2014) предупреждает нас об эксплуатации в этих партнерствах, ссылаясь на разные цели, дисбаланс сил и сосредоточение внимания на публикации, а не на передаче навыков [15]. Другой проблемой является непродолжительность таких партнерских отношений, что не дает достаточно времени для построения доверия и передачи навыков [15]. Укрепление партнерства в исследованиях необходимо решать на двух уровнях: координация на национальном уровне для обеспечения соответствия национальным приоритетам и на институциональном уровне для обеспечения взаимной выгоды и передачи навыков.Недостатки на институциональном уровне назывались дисбалансом сил и неспособностью африканских институтов сказать «нет», поскольку такое партнерство с западными организациями рассматривается как престижный и потенциальный источник дохода [16].

Мы отмечаем возрастающую роль НПО в проведении исследований, что заслуживает похвалы, но необходимо наращивать их потенциал, чтобы максимально увеличить их вклад в сбор и использование доказательств. НПО вносят свой вклад в исследовательские процессы и поддерживают использование фактических данных в политике и принятии решений, но их разнообразный потенциал участия в политике, ограниченные возможности проводить исследования за рамками их программ, слабые связи с исследователями и зависимость от доноров вызывают серьезную озабоченность [17].

Проведение и использование исследований

Улучшился процесс координации исследовательского процесса (включая уделение внимания многосекторальным подходам), использование фактических данных при разработке политики и принятии решений, а также увеличение количества публикаций африканских ученых в рецензируемых журналах. Все больше стран внедрили платформы для трансляции знаний, которые сыграли важную роль в разработке политики лечения, основанной на фактических данных [18], руководств, а также политики [19]. Однако мы подчеркиваем, что включение фактических данных в политику требует большего, чем просто наличие платформ, дополнительные факторы, способствующие развитию, связаны с качеством и своевременностью доказательств, их эффективным распространением и осуществимостью рекомендаций исследования [20].Оценка статей, опубликованных африканскими исследователями в рецензируемых журналах, не оценивалась в опросе 2018 г., но в 2014 г. имела очень низкий показатель барометра. Напротив, Hofman et al. (2009) в своем исследовании по отображению тенденции биомедицинских публикаций в MEDLINE африканскими авторами показали тенденцию к увеличению объема публикаций, хотя в них преобладали авторы из Южной Африки, Нигерии и Кении [21]. Uthman et al. (2015) показали аналогичную тенденцию роста публикаций африканских исследований на 251% в период с 2000 по 2014 год, хотя в доле от общемировых результатов исследований это увеличение привело к росту с 0.От 7 до 1,3% от общего числа мировых публикаций за тот же период [22].

Финансирование исследований

Ответственность за создание исследовательского потенциала в первую очередь лежит на национальных правительствах, и это должно отражаться в адекватных инвестициях. Удивительно, но в нашем опросе респонденты поставили правительство на третье место как источник финансирования медицинских исследований. Возможно, это связано с нынешним низким уровнем государственного финансирования исследований в области здравоохранения. Наши результаты показывают, что статьи бюджета были созданы, но за этим не последовало выделение ресурсов, поскольку только 2 страны инвестируют 2% своего национального бюджета здравоохранения в исследования.Отражает ли это низкие вложения в здоровье в целом? Возможно, это так, потому что, глядя на Декларацию Абуджи [23], которая обязывает африканские страны выделять не менее 15% своего национального бюджета на здравоохранение, мы видим аналогичную тенденцию. Несмотря на то, что эта декларация вступила в силу в 2001 г., к 2014 г. только 4 страны выполнили поставленную задачу [23]. Низкое финансирование может быть отражением отсутствия политической воли вкладывать средства в исследования. С другой стороны, низкое финансирование можно объяснить низким ВВП и, как таковым, ограниченным фискальным пространством.Затем это требует инновационных способов сбора ресурсов для финансирования исследований в области здравоохранения. В этом отношении есть примеры, которые страны могут брать взаймы, например, из введения налога на табак (Того и Карбо Верде) и налога на алкоголь и инвестируют доходы в услуги здравоохранения, часть может быть инвестирована в исследования.

Эффективное использование донорских средств — еще один вариант, основная проблема, вызываемая этим источником финансирования исследований, — это неспособность удовлетворить исследовательские приоритеты страны [24].Однако при надлежащем управлении, обеспечении соблюдения законодательства и разработке приоритетных программ исследований донорские средства можно использовать более эффективно. В нашем обзоре НПО и частный сектор выделены как потенциальные источники финансирования исследований, и, возможно, эти варианты требуют дальнейшего изучения. Есть положительный опыт, но в основном из развитых стран [13]. Низкое финансирование исследований подорвет инвестиции в создание потенциала и усиление управления исследованиями.Wolffers et al. (1998) действительно указали зависимость африканских исследовательских институтов от донорского финансирования среди факторов, подрывающих устойчивое наращивание потенциала для исследований [25].

Показатели по странам

Обращаясь к показателям отдельных стран, мы наблюдали многочисленные вариации, и неясно, что объясняет эффективность NHRS. Показатели барометра производительности в категории высокого дохода варьировались от 89% в Южной Африке до 13% в Экваториальной Гвинее.В категории с низким доходом производительность варьировалась от 83% в Руанде до 26% в Сьерра-Леоне. Мы также отметили, что большинство стран с низким уровнем дохода показали лучшие результаты, чем страны с высоким уровнем дохода. Это противоречит предыдущим исследованиям, которые показали положительную корреляцию между ВВП, расходами на R4H и индексом человеческого развития с публикациями медицинских исследований [22, 26, 27]. Среди правдоподобных объяснений — доступность исследовательских институтов (например, в Южной Африке, Уганде, Кении и Гане) и финансирование медицинских исследований, как в случае Камеруна, который выделил 2% своего бюджета здравоохранения на исследования (с показателем барометра). 85%) и Южной Африке, создавшей фонд медицинских исследований.Долгосрочное наращивание потенциала предлагает другое объяснение, подобное случаю с 17 странами, поддерживающими EDCTP, которые извлекли выгоду из наращивания потенциала в области этики в исследованиях и инфраструктуры и навыков для проведения клинических испытаний в течение определенного периода времени. В этой категории стран 14 из 17 стран зарегистрировали улучшение своих показателей барометра NHRS между двумя опросами, и все, за исключением 2, имели показатели барометра выше среднего. Руанда — еще одна страна, которая систематически наращивала исследовательский потенциал в течение определенного периода времени благодаря хорошо согласованным партнерским отношениям с западными университетами.

Значение для политики и исследований

Национальная служба здравоохранения (NHRS) выявила сильные и слабые стороны Национальной службы здравоохранения стран-членов ВОЗ. Для реализации функциональной НСЗ необходимо усилить все четыре цели Региональной стратегии исследований в области здравоохранения, а именно: управление исследованиями в интересах здоровья, развитие и поддержание ресурсов для R4H, производство и использование R4H и финансирование R4H. Результаты этой оценки предоставляют доказательства для разработки политики и стратегического плана исследований в области здравоохранения для устранения выявленных пробелов, а также для консолидации достижений.В этих стратегических документах должны быть сформулированы видение и цель исследований в области здравоохранения в стране, приоритетные вмешательства, механизмы реализации, роли и обязанности заинтересованных сторон, а также структура мониторинга. Они должны определять решения по мобилизации и распределению ресурсов. Законы и законодательные акты необходимо разработать там, где их нет, и обеспечить их соблюдение.

Страны должны стремиться к созданию системы медицинских исследований с учетом различных компонентов систем. К ним относятся мобилизация ресурсов (человеческие, финансовые, институты, инфраструктура, инструменты и руководящие документы), выполнение процессов (реализация вмешательств, наращивание потенциала), получение результатов (использование ресурсов для реализации процессов, e.грамм. обученные исследователи), результаты (наращивание потенциала, своевременное получение доказательств, публикация в рецензируемых журналах) и влияние (усиление NHRS). Необходимо вмешаться во все компоненты системы, чтобы реализовать усиленную НСПЧ. Это должно подкрепляться строгим мониторингом для оценки прогресса.

Ограничения исследования

Методология барометра NHRS, которую мы использовали, больше фокусируется на наличии или отсутствии таковых различных подфункций в рамках различных целей регионального исследования стратегии здравоохранения.Чтобы укрепить НСПЧ, требуется нечто большее, чем наличие политики и стратегий, наличие исследовательских институтов, механизмов координации исследований и т. Д. Они должны быть реализованы, законы должны применяться, а механизмы функционировать. Методологию барометра NHRS необходимо усовершенствовать, чтобы включить в нее функциональный компонент.

Региональный обзор по ВИЧ и СПИДу в Восточной и Южной Африке

КЛЮЧЕВЫЕ МОМЕНТЫ
  • Восточная и Южная Африка — это регион мира, наиболее затронутый ВИЧ, и здесь проживает наибольшее количество людей, живущих с ВИЧ.
  • Эпидемия ВИЧ в этом регионе носит генерализованный характер, но молодые женщины, мужчины, практикующие секс с мужчинами, трансгендеры, секс-работники, заключенные и люди, употребляющие инъекционные наркотики, более уязвимы к инфекции.
  • Повышение доступности услуг по тестированию на ВИЧ означает, что менее двух из десяти человек, живущих с ВИЧ, не знают о своем статусе.
  • Число людей, живущих с ВИЧ, в Восточной и Южной Африке продолжает расти, но также увеличивается доступ к антиретровирусному лечению.
  • Хотя законы и культурные традиции в странах Восточной и Южной Африки различаются, существует ряд укоренившихся культурных, структурных и правовых барьеров на пути к профилактике ВИЧ.

Изучите эту страницу, чтобы узнать больше о группах населения, наиболее затронутых ВИЧ, программах тестирования и консультирования, программах профилактики, антиретровирусном лечении, роли гражданского общества, ВИЧ и ТБ, препятствиях на пути к профилактике ВИЧ, финансировании и будущем ВИЧ и СПИДа в Восточная и Южная Африка.

Восток и юг Африки — регион, наиболее пострадавший от ВИЧ. Здесь проживает около 6,2% населения мира, но более половины (54%) от общего числа людей, живущих с ВИЧ в мире (20,6 миллиона человек). В 2018 году было зарегистрировано 800000 новых случаев инфицирования ВИЧ, что составляет чуть менее половины от общемирового показателя.

На Южную Африку приходилось более четверти (240 000) новых случаев инфицирования в регионе в 2018 году. На семь других стран приходилось более 50% новых инфекций: Мозамбик (150 000), Танзания (72 000), Уганда (53 000), Замбия ( 48 000), Кения (46 000), Малави (38 000) и Зимбабве (38 000).В целом с 2010 года количество новых случаев инфицирования в регионе снизилось на 28%. В 2018 году в регионе умерло от заболеваний, связанных со СПИДом, около 310 000 человек, хотя с 2010 года количество смертей снизилось на 44%, несмотря на сохраняющуюся серьезность эпидемии. были достигнуты огромные успехи в достижении целей ЮНЭЙДС 90-90-90. В 2018 году 85% людей, живущих с ВИЧ, знали о своем статусе, 79% из них получали лечение (что эквивалентно 67% всех людей, живущих с ВИЧ в регионе), а 87% тех, кто проходил лечение, достигли вирусной супрессии. (что эквивалентно 58% всех людей, живущих с ВИЧ в регионе).

Три страны (Ботсвана, Эсватини и Намибия) в настоящее время достигли уровня охвата 90% или выше по трем ключевым направлениям каскада помощи при ВИЧ, и Руанда близка к этому. Но в других странах прогресс оставляет желать лучшего. Например, на Мадагаскаре, Маврикии и Южном Судане менее 25% людей, живущих с ВИЧ, знают о своем статусе, а восемь стран региона до сих пор не предоставляют данных о подавлении вируса.

В период с 2010 по 2018 год число новых случаев инфицирования ВИЧ среди детей (0-14 лет) снизилось с 1.От 1 миллиона до 84 000. Число новых случаев инфицирования взрослых снизилось с 930 000 до 710 000 за тот же период, хотя между странами существуют значительные различия. Сильное снижение наблюдалось на Коморских Островах, Руанде, ЮАР и Уганде. Но в Анголе, Мадагаскаре и Южном Судане ежегодное число новых инфекций увеличивалось.

Из 19,6 миллиона взрослых, живущих с ВИЧ в регионе в 2018 году, 12 миллионов — женщины и 7,6 миллиона — мужчины. На молодых женщин (в возрасте 15–24 лет) пришлось 26% новых случаев инфицирования ВИЧ в 2018 году, хотя их доля составляла около 10%. населения.

Хотя эпидемия ВИЧ в Восточной и Южной Африке вызвана половым путем и носит генерализованный характер, то есть затрагивает население в целом, определенные группы, такие как работники секс-бизнеса и мужчины, практикующие секс с мужчинами, имеют значительно более высокие показатели распространенности ВИЧ. Например, в 2018 году Лесото сообщило о распространенности ВИЧ среди населения в целом на уровне 23,6%, что является одним из самых высоких показателей в мире. Последнее зарегистрированное в 2014 году исследование показывает, что распространенность среди секс-работников еще выше — 72%, а среди мужчин, практикующих секс с мужчинами, — 33%.В 2018 году 25% новых случаев инфицирования ВИЧ в Восточной и Южной Африке приходилось на ключевые затронутые группы населения и их сексуальных партнеров, несмотря на то, что эти группы составляли небольшую часть от общей численности населения. Тем не менее, программы для ключевых групп населения остаются недостаточными, и многие люди из этих групп сталкиваются со стигмой, дискриминацией и правовыми барьерами, которые не позволяют им получить доступ к услугам в связи с ВИЧ.

Молодые женщины

В 2018 году распространенность ВИЧ среди молодых женщин (15-24 лет) в регионе более чем вдвое превышала показатель распространенности ВИЧ среди молодых мужчин (1.6 миллионов молодых женщин, живущих с ВИЧ, по сравнению с 660 000 молодых мужчин), а в некоторых странах гендерное неравенство еще больше.

Причины этого многочисленны и сложны. Например, наличие большого количества коммерческих половых контактов и несопоставимых по возрасту сексуальных отношений во многих странах повышает уязвимость молодых женщин к ВИЧ. Исследования, проведенные в Зимбабве и Уганде, где модели брака сопоставимы со многими другими частями региона, показали, что молодые замужние женщины с партнерами на 16 и более лет старше их подвергаются в три раза большему риску заражения ВИЧ, чем те, у которых партнеры менее 15 лет. старше себя.

Оценка ЮНЭЙДС демографических и медицинских обследований, проведенных в регионе в 2014 году, свидетельствует о том, что молодые женщины сталкиваются с более высоким уровнем физического или сексуального насилия со стороны супруга, чем женщины из других возрастных групп. Опять же, это повышает риск заражения ВИЧ — например, исследование, проведенное в Южной Африке вероятность заражения ВИЧ у молодых женщин, подвергшихся насилию со стороны интимного партнера, на 50% выше, чем у молодых женщин, которые не подвергались насилию.

Хотя уровень знаний среди молодежи улучшается, он остается низким в ряде стран, где молодые женщины менее осведомлены, чем молодые мужчины.Например, в Кении, где знания о профилактике ВИЧ среди молодежи относительно высоки, 64% молодых мужчин обладают адекватными знаниями по сравнению с 57% молодых женщин. На Маврикии уровень знаний о профилактике ВИЧ низкий, и только треть (32%) молодых людей знают, как предотвратить ВИЧ. В разбивке по полу это составляет всего 4% молодых женщин по сравнению с 30% молодых мужчин.

Данные, представленные ЮНЭЙДС, показывают, что 80% сексуально активных мальчиков-подростков и молодых мужчин (и 30% их сверстников-женщин) имели половые контакты с не состоящими в браке и не сожительствующими партнерами в прошлом году.В большинстве стран слишком мало молодых людей сообщили об использовании презервативов во время этих половых контактов, при этом молодые женщины реже, чем молодые мужчины, сообщают об использовании презервативов. возрастные ограничения на покупку презервативов.

Детский

В 2018 году 1,1 миллиона детей (0-14 лет) жили с ВИЧ в Восточной и Южной Африке. Основной путь передачи ВИЧ среди детей — при рождении (см. Следующий раздел о профилактике передачи от матери ребенку).Однако в регионе также наблюдается высокий уровень несовершеннолетних, детских и принудительных браков.

В 2017 году 9% женщин в возрасте 20-24 лет были замужем или состояли в браке к 15 годам, в то время как 35% женщин в этой возрастной группе были замужем или состояли в браке к 18 годам. около 7 миллионов детей-невест. Как всегда, есть региональные различия. Например, в Эфиопии 14% женщин выходят замуж до 15 лет и 40% выходят замуж до 18 лет. В Эсватини 1% выходят замуж до 15 лет и 5% до 18 лет.

Девочки, которые выходят замуж в детстве, чаще подвергаются избиениям или угрозам со стороны мужей, чем девочки, которые выходят замуж позже. Они также более склонны описывать свой первый сексуальный опыт как принудительный. Несовершеннолетние невесты редко могут отстаивать свои пожелания, например, практиковать ли более безопасный секс. Все эти факторы увеличивают риск заражения ВИЧ.

В регионе растет политическая воля к ограничению детских браков. В 2015 году в Малави был увеличен брачный возраст до 18 лет, а в 2016 году в Зимбабве детские браки были объявлены вне закона.. В 2015 году Эфиопия разработала национальную стратегию по борьбе с детскими браками и калечащими операциями на женских половых органах, и за последнее десятилетие распространенность ранних браков снизилась на треть.

Секс-работники

По оценкам, более половины (55%) всех секс-работников в регионе живут с ВИЧ. Хотя секс-работники непропорционально сильно страдают от ВИЧ во всех странах Восточной и Южной Африки, распространенность ВИЧ среди этой группы населения сильно различается между странами, начиная от 5.От 5% на Мадагаскаре до более 70% в Лесото и Уганде. В Ботсване, Малави, Руанде и Зимбабве более 40% женщин-секс-работников живут с ВИЧ.

Хотя количество новых случаев инфицирования ВИЧ среди секс-работников в 2018 году было ниже, чем среди мужчин, практикующих секс с мужчинами в регионе, значительное (но не подтвержденное документами) количество клиентов секс-работников, подвергающихся риску заражения ВИЧ, означает наличие ВИЧ среди этой ключевой группы населения. группа оказывает наибольшее влияние на эпидемию в регионе в целом.

По оценкам, не менее 90% секс-работников в регионе — женщины, хотя продажа секса также распространена среди мужчин, практикующих секс с мужчинами, и трансгендеров.Большинство стран региона указывают секс-работников в своих национальных стратегиях по борьбе с ВИЧ. Несмотря на это, трудно определить, сколько секс-работников охвачено профилактикой и лечением из-за отсутствия отчетных данных.

Использование презервативов секс-работниками и их клиентами сильно различается. В некоторых случаях секс-работники не имеют доступа к презервативам, им трудно договариваться об их использовании с клиентами или они не осознают их важность. В других случаях полиция активно конфискует или уничтожает презервативы секс-работников.Исследование 2012 года, проведенное в Кении, Южной Африке и Зимбабве, выявило доказательства физического и сексуального насилия и домогательств в отношении секс-работников, которые носят презервативы. Полиция также использовала угрозу ареста за хранение презервативов для вымогательства и эксплуатации секс-работников.

Расчетные данные по Кении показывают, что снижение примерно на 25% случаев заражения ВИЧ среди секс-работников может быть достигнуто за счет уменьшения физического или сексуального насилия.

Мужчины, практикующие секс с мужчинами (МСМ)

Хотя данные о мужчинах, практикующих секс с мужчинами (иногда называемых МСМ), в Восточной и Южной Африке ограничены, тогда как зарегистрированный уровень распространенности ВИЧ колеблется от 2% в Анголе до 31% в Зимбабве.В целом, по оценкам, примерно каждый пятый (20%) мужчин, практикующих секс с мужчинами в регионе, живет с ВИЧ.

На передачу ВИЧ между мужчинами, практикующими секс с мужчинами, приходилось 4% новых случаев инфицирования в регионе в 2018 году. Однако данные свидетельствуют о том, что большинство мужчин в регионе, практикующих секс с мужчинами, также практикуют гетеросексуальный секс, часто с женами или другими длительными сексуальными отношениями. срочные партнерши. Таким образом, эпидемия ВИЧ среди мужчин, практикующих секс с мужчинами, переплетается с эпидемией среди более широких слоев населения.

Несмотря на ограниченность, представленные данные свидетельствуют о том, что использование презервативов мужчинами, практикующими секс с мужчинами, превышает 70% в Южной Африке, Кении и Руанде и превышает 50% в Анголе, Коморских Островах, Эсватини, Мадагаскаре и Маврикии. Лесото, Малави и Танзания сообщили об уровнях ниже 50%, 46%, 44% и 14% соответственно. За исключением Ботсваны, Коморских Островов и Эфиопии, во всех национальных планах или стратегиях по СПИДу в регионе мужчины, практикующие секс с мужчинами, являются ключевыми. численность населения. Однако конкретные программы для этой группы крайне ограничены и сдерживаются широко распространенной гомофобией и, в некоторых странах, криминализацией однополых практик.

Люди, употребляющие инъекционные наркотики (ЛУИН)

Кения, Мадагаскар, Маврикий, Мозамбик, Южная Африка, Танзания и Уганда являются домом для значительных групп потребителей инъекционных наркотиков (иногда называемых ЛУИН). Хотя данные по регионам ограничены, страновые обследования людей, употребляющих инъекционные наркотики, свидетельствуют о высокой распространенности ВИЧ. В целом, по оценкам, чуть менее трети (30%) людей, употребляющих инъекционные наркотики в регионе, живут с ВИЧ. По оценкам, на эту группу населения приходилось 8% новых случаев инфицирования ВИЧ в регионе в 2018 году.

В Кении распространенность ВИЧ среди людей, употребляющих инъекционные наркотики, составляла 18% в 2011 году по сравнению с 5,6% среди населения в целом. По оценкам, в Танзании 15,5% людей, употребляющих инъекционные наркотики, живут с ВИЧ, причем показатель распространенности ВИЧ среди женщин, употребляющих инъекционные наркотики, считается выше, чем среди их сверстников-мужчин.

По оценкам, в 2018 году 21,8% людей, употребляющих инъекционные наркотики в Южной Африке, жили с ВИЧ. Исследование, проведенное в 2015 году в пяти городах Южной Африки, показало, что 32% мужчин и 26% женщин, употребляющих инъекционные наркотики, регулярно делились шприцами и другим инъекционным инструментарием, а почти половина использовала повторно иглы.

Данные из Кении, Маврикия, Сейшельских Островов и Танзании свидетельствуют о том, что многие люди, употребляющие инъекционные наркотики, заражаются ВИЧ в возрасте до 25 лет.

Заключенные и ВИЧ в Восточной и Южной Африке

Хотя данные ограничены, считается, что в Восточной и Южной Африке одни из самых высоких показателей распространенности ВИЧ среди заключенных в мире — чуть менее 30%. Это отражает высокую распространенность ВИЧ среди населения в целом и продолжающуюся криминализацию ключевых групп населения.Это также связано с тем, что тюрьмы представляют собой среду с высоким риском передачи ВИЧ из-за переполненности, ограниченного доступа к медицинскому обслуживанию, употребления наркотиков, небезопасной практики инъекций, сексуального насилия, незащищенного секса и нанесения татуировок.

Трансгендеры

Единственной страной в регионе, представившей национальные данные о трансгендерных лицах, является Маврикий, где, по оценкам, 28,4% этой группы населения живут с ВИЧ. В других странах распространенность ВИЧ среди трансгендеров считается чрезвычайно высокой.Улучшение данных — и отделение данных о трансгендерах от данных, касающихся мужчин, имеющих половые контакты с мужчинами, — имеет решающее значение для улучшения результатов в отношении здоровья этой группы.

В последние годы в ряде стран региона, таких как Ботсвана, Кения, Уганда, Малави и Руанда, были проведены национальные кампании по поощрению использования тестирования и консультирования на ВИЧ (HTC). В 2018 году 85% людей, живущих с ВИЧ, знали о своем статусе — это значительное улучшение по сравнению с 77% в 2015 году и выше, чем глобальный процент в 2018 году (79%).

Доступ к HTC был серьезным препятствием для тестирования, и для решения этой проблемы был использован ряд стратегий. Тестирование по инициативе провайдера остается основным подходом в регионе, но тестирование на уровне сообществ становится все более популярным, поскольку было доказано, что оно эффективно для охвата большого числа тестировщиков, впервые проводящих тестирование, диагностики людей, живущих с ВИЧ на ранних стадиях инфекции, и установления связи между теми, кто положительный результат на уход. Также растет число проверок на рабочем месте и от двери до двери с использованием экспресс-тестов.

Расширение самотестирования на ВИЧ в Восточной и Южной Африке

Стигма, связанная с ВИЧ, остается огромным препятствием для тестирования, и наборы для самотестирования могут помочь в этом. В 2015 году Кения объявила о планах по внедрению наборов для самотестирования. В том же году самотестирование началось в Малави, Замбии и Зимбабве в рамках четырехлетней инициативы Unitaid STAR (Self-Testing Africa Research); самая большая оценка самотестирования.

Вторая фаза программы

STAR расширила доступ к самотестированию на Эсватини, Лесото и Южную Африку.К ноябрю 2018 года Инициатива распространила в этих странах 2,3 миллиона наборов для самопроверки на ВИЧ. Это значительно увеличило охват тестированием на ВИЧ, особенно среди мужчин, молодых людей и тех, кто впервые тестировался. Также было показано, что STAR улучшает долю ключевых групп населения, у которых в дальнейшем есть доступ к лечению.

Я решил пройти тестирование, чтобы узнать о своем ВИЧ-статусе. У меня большие мечты, которые я хотел бы осуществить в жизни, как и все остальные, и я хочу оставаться здоровым и не допустить заражения ВИЧ.Я также призываю своих друзей и молодых людей регулярно проходить тестирование на ВИЧ и контролировать свою жизнь.

— Кейша Элдред Муши, участник HTC, Дар-эс-Салам, Танзания

В 2018 году около 800000 человек в Восточной и Южной Африке были впервые инфицированы ВИЧ. В ряде стран региона были проведены широкомасштабные профилактические программы, направленные на сдерживание и сокращение эпидемии ВИЧ. В 2015 году Эфиопия, Малави, Эсватини и Зимбабве начали активизировать свои национальные программы профилактики.В том же году Кения, Зимбабве и Южная Африка начали разработку региональной дорожной карты для ускорения расширения масштабов комбинированных услуг по профилактике ВИЧ на местном уровне и увеличения инвестиций для комбинированной профилактики ВИЧ. Теперь это воплощено в ряде национальных дорожных карт.

Часто новые инфекции и распространенность ВИЧ обнаруживаются среди определенных мест и групп населения. В результате ряд стран региона разрабатывают субнациональные оценки ВИЧ, чтобы применить подход к профилактике ВИЧ с учетом местоположения и населения.Например, в Кении 65% новых случаев инфицирования ВИЧ приходится на 9 из 47 округов. Новая дорожная карта страны по профилактике ВИЧ отражает это, нацеливая вмешательства на конкретные географические районы и, в некоторой степени, на группы населения.

Несмотря на это полезное событие и тот факт, что во всех национальных стратегических планах в регионе упоминаются ключевые группы населения, людям, наиболее затронутым ВИЧ, по-прежнему уделяется недостаточное внимание. Например, считается, что почти 1 миллион секс-работников во всем регионе нуждается в услугах по профилактике ВИЧ.Охват программой колеблется от 38% в Южном Судане до 74% в Кении.

Программы для девушек

В 2013 году министры здравоохранения и образования стран региона обязались реализовать целый ряд программ по устранению препятствий, мешающих девочкам и молодым женщинам получить доступ к услугам. Основными направлениями деятельности являются удержание девочек в школе, всестороннее половое просвещение, дружественные к девочкам услуги в области сексуального и репродуктивного здоровья (СРЗ), искоренение гендерного насилия и калечащих операций на женских половых органах, а также расширение экономических и политических прав и возможностей.

МЕЧТЫ

Программа

DREAMS направлена ​​на сокращение числа случаев инфицирования ВИЧ среди девочек-подростков и молодых женщин на 40% в Кении, Лесото, Малави, Мозамбике, Южной Африке, Эсватини, Танзании, Уганде, Замбии и Зимбабве в период с 2015 по 2017/18 гг .. Программа была сосредоточена на социальная изоляция, экономическое положение, дискриминационные культурные нормы, сиротство, гендерное насилие и образование.

В 2016 году правительство ЮАР создало «She Conquers», национальную кампанию по реализации программы DREAMS за пределами уже поддерживаемых округов.Также в 2016 году Эсватини вступил в партнерские отношения с Глобальным фондом и Национальным советом по реагированию на чрезвычайные ситуации в связи с ВИЧ / СПИДом, в результате чего охват профилактикой ВИЧ девочек-подростков и молодых женщин был близок к общенациональному.

Данные о влиянии DREAM от одного из основных доноров программы, Чрезвычайного плана президента США по борьбе со СПИДом (PEPFAR), свидетельствуют о том, что сообщества или районы, участвующие в программе DREAMS, которые имели самое высокое бремя ВИЧ на момент начала программы, увидели новые диагнозы ВИЧ среди молодых женщин. снижение на 25-40% по состоянию на 2017 год.Дополнительная оценка непосредственного и долгосрочного воздействия DREAM продолжается.

Профилактика ВИЧ среди подростков в Восточной и Южной Африке

Программа ЮНЭЙДС и ЮНИСЕФ «Все, чтобы положить конец подростковому СПИДу» (All In) также работает над сокращением числа новых случаев инфицирования ВИЧ среди молодых женщин. All In направлен на то, чтобы побудить правительства и партнеров к сотрудничеству в различных секторах с целью ускорения мер в ответ на ВИЧ среди подростков (10-19 лет). Он также ставит во главу угла значимое участие подростков в противодействии ВИЧ, позволяя подросткам и молодым людям руководить, разрабатывать и оценивать программы.

All In началось в 2015 году в 25 приоритетных странах, 14 из которых находятся в регионе. К 2018 году это привело к более целевым профилактическим программам для подростков, более точным данным, большему финансированию, а также к тому, что подростки играют ключевую роль в противодействии ВИЧ на субнациональном уровне.

Это было откровением. Нам нужно смотреть на подростков отдельно и соответственно нацеливать наши программы.

— Кетлантшанг Моньядива, районный координатор по СПИДу, Ботсвана.

Наличие и использование презервативов

Наличие презервативов сильно различается в зависимости от страны, и только пять стран достигли регионального контрольного показателя Фонда Организации Объединенных Наций в области народонаселения (ЮНФПА): 30 мужских презервативов на мужчину в год в период с 2011 по 2014 год.В целом в 2015 году в Африке к югу от Сахары (данные по регионам недоступны) предполагаемая потребность в презервативах составляла шесть миллиардов мужских презервативов, но было распространено лишь около 2,7 миллиарда презервативов.

Использование презервативов при последнем половом акте среди взрослых, имевших более одного сексуального партнера за последние 12 месяцев, является низким, по оценкам, на уровне 23% среди мужчин и 33% среди женщин в 2015 году. Однако использование презервативов существенно различается между странами. В 2018 году он колебался от 13% среди мужчин на Мадагаскаре до 85% среди мужчин в Зимбабве. Среди женщин он колеблется от 5% на Мадагаскаре до 76% в Лесото.Мужчины, которые платят за секс, чаще используют презервативы — около 60%.

Просвещение по вопросам ВИЧ и подход к половому воспитанию

В 2013 году 20 стран региона взяли на себя обязательство улучшить половое и репродуктивное образование молодежи. В 2016 году правительства подтвердили это обязательство и согласовали дорожную карту, которая позволит 95% подростков и молодых людей (10-24 лет) иметь всесторонние знания по профилактике ВИЧ к 2020 году.

По состоянию на июль 2019 года 14 стран достигли одного из ключевых показателей — обеспечения всестороннего сексуального образования (CSE) и жизненных навыков не менее чем в 40% начальных и средних школ.Все они внедряли учебные программы по КСО для учителей. Однако в некоторых контекстах возникают вопросы, касающиеся качества информации, преподавания и обучения.

Ряд информационных кампаний по профилактике ВИЧ, нацеленных на взрослых, также оказался успешным, в том числе многострановая кампания «Одна любовь» и кампания «Любовь-жизнь» в Южной Африке.

Профилактика передачи от матери ребенку (ППМР)

Значительный прогресс был достигнут в профилактике передачи ВИЧ от матери ребенку (ППМР) в Восточной и Южной Африке.

В период с 2010 по 2018 год количество новых случаев инфицирования ВИЧ среди детей (0-14 лет) снизилось со 170 000 до 84 000.

Общее снижение числа инфекций связано с быстрым ростом услуг по ППМР. В 2018 году 92% ВИЧ-инфицированных беременных женщин получали АРТ для защиты своего здоровья и предотвращения передачи ВИЧ их младенцам. В 2010 году лишь половина (49%) беременных женщин в регионе получали услуги по ППМР.

Как всегда, есть разброс по странам. В 2018 году Ботсвана, Малави, Маврикий, Мозамбик, Намибия, Руанда и Замбия позволили более 95% беременных женщин, живущих с ВИЧ, получить доступ к эффективной АРТ.Близкими к этой цели с охватом выше 90% оказались Эфиопия, Кения, Уганда, Танзания и Зимбабве. На другом конце шкалы, на Мадагаскаре 25% беременных женщин получали АРТ, а в Анголе — 38%.

Прогресс в области ППМР может быть улучшен за счет улучшения доступа к тестированию на ВИЧ для младенцев («ранняя диагностика младенцев»), которым в 2018 году охвачено 68% младенцев из группы риска.

Добровольное медицинское мужское обрезание (VMMC)

В 2007 году Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) и ЮНЭЙДС рекомендовали добровольное медицинское мужское обрезание (VMMC) в качестве ключевого компонента профилактики ВИЧ в странах с генерализованной эпидемией после открытия, что мужское обрезание может снизить риск передачи ВИЧ половым путем. от женщин к мужчинам на 60%.

В ответ VMMC быстро росла в регионе в период с 2008 по 2014 год, достигнув 3,2 миллиона обрезаний в год. В 2015 и 2016 годах этот показатель снизился примерно до 2,6 миллиона случаев обрезания, а в 2018 году снова вырос до 4,1 миллиона. Тенденции различаются в зависимости от провинции и страны. Например, более 70% взрослых мужчин проходят обрезание в Танзании, регионе Гамбела в Эфиопии, Лесото и провинции Ньянза в Кении. В Зимбабве обрезанию подвергаются менее одного из четырех взрослых мужчин.

Снижение вреда

Вмешательства по снижению вреда, которые помогают предотвратить передачу ВИЧ, такие как программы обмена игл и шприцев (ПОШ), обучение методам безопасного инъекционного употребления и опиоидной заместительной терапии (ОЗТ), существуют в регионе в относительно небольших масштабах, но их масштабы растут.Кения, Маврикий, Южная Африка и Танзания, хотя и в ограниченном объеме, предлагают услуги ПОШ и ОЗТ. Уганда и Мозамбик пилотируют ПОШ, а на Сейшельских островах есть один пункт ОЗТ.

Кения и Южная Африка лидируют в расширении масштабов программ снижения вреда.] Например, Кения ввела ПОШ и ОЗТ в 2012 году. По состоянию на 2017 год в стране действовало 19 пунктов ПОШ. Хотя эти услуги не охватывают всех, кто в них нуждается, на одного человека, употребляющего инъекционные наркотики, выдается примерно 135 игл в год, что значительно больше, чем в 2015 году.

Доконтактная профилактика (PrEP)

В 2015 году Южная Африка стала первой страной в регионе, которая полностью одобрила доконтактную профилактику (PrEP), использование антиретровирусных препаратов для защиты ВИЧ-отрицательных людей от ВИЧ до потенциального контакта с вирусом. Месяц спустя Кения последовала этому примеру, особенно с молодыми женщинами и девушками в районах с высокой заболеваемостью. С тех пор Зимбабве, Замбия, Уганда, Намибия, Мозамбик, Маврикий, Лесото и Ботсвана начали внедрять ДКП, в основном посредством испытаний или демонстрационных проектов.

По оценкам, около 84000 человек в регионе хотя бы раз принимали ПрЭП в 2018 году. Самый высокий уровень использования ПрЭП наблюдается в Кении — более 31 000 человек, за ней следуют Южная Африка (около 8000), Уганда и Лесото (около 7000 в каждой).

По мере того, как растет количество доказательств, свидетельствующих об эффективности и приемлемости PrEP, особенно для ключевых групп населения и тех, кто не может договориться об использовании презервативов, распространение вакцины ускоряется.

ПОМОГИТЕ НАМ ПОМОГИТЕ ДРУГИМ

Avert.org помогает предотвратить распространение ВИЧ и улучшить сексуальное здоровье, предоставляя людям достоверную и актуальную информацию.

Мы предоставляем все это БЕСПЛАТНО, но для того, чтобы Avert.org продолжал работать, нужны время и деньги.

Можете ли вы поддержать нас и защитить наше будущее?

Помогает каждый вклад, даже самый маленький.

Программы антиретровирусного лечения (АРТ) резко расширились в Восточной и Южной Африке за последнее десятилетие.

По оценкам, в 2018 году в регионе АРТ получали 13,8 миллиона человек. Это более чем трехкратное увеличение по сравнению с показателями 2010 года и составляет 67% всех людей, живущих с ВИЧ, в Восточной и Южной Африке.

Больше женщин, чем мужчин, проходят лечение, поскольку мужчины с меньшей вероятностью сдадут тест на ВИЧ и с большей вероятностью прервут лечение или прекратят его. В 2018 году 72% всех взрослых женщин, живущих с ВИЧ, получали лечение по сравнению с 59% ВИЧ-положительных мужчин. Следовательно, мужчины в регионе чаще, чем женщины, умирают от причин, связанных со СПИДом, несмотря на то, что они реже, чем женщины, заражаются ВИЧ.

Это неравенство отчасти объясняется вредными гендерными нормами, которые не позволяют мужчинам обращаться за помощью, принимать уход или признаваться в том, что они страдают сильно стигматизируемым заболеванием, таким как ВИЧ.

В 2018 году доля детей, живущих с ВИЧ, получающих лечение, увеличилась до 62% с 22% в 2010 году. В том же году 60% или более детей, живущих с ВИЧ, получали АРТ в Эсватини, Кения, Лесото, Малави, Мозамбик. , Намибия, Руанда, Южная Африка, Уганда, Танзания, Зимбабве и Замбия. На другом конце шкалы только 5% ВИЧ-положительных детей на Мадагаскаре, 9% в Южном Судане и 13% в Анголе получали лечение.

Все страны региона, по крайней мере, внедряют руководящие принципы ВОЗ по лечению от 2013 г., которые расширили право на АРТ для людей с числом CD4 500 или меньше.Кения, Малави, Намибия, Уганда, Лесото, Ботсвана, Южная Африка, Замбия, Южный Судан, Эсватини и Эфиопия приняли руководящие принципы ВОЗ 2015 года, чтобы немедленно предлагать лечение людям с диагнозом ВИЧ, известное как «тестируй и лечи» или «лечи всех». ‘.

Исследование, оценивающее изменение доли людей, начавших лечение в течение 30 дней после включения в программу лечения ВИЧ после того, как шесть стран приняли политику тестирования и лечения, показало, что темпы начала АРТ резко возросли в Малави, Уганде и Замбии, замедлились в Кении и не изменилось в Руанде и Бурунди.

Хотя в Южной Африке самое большое число людей (4,8 миллиона) с ВИЧ, получающих АРТ, она охватывает лишь 62% тех, кто нуждается в лечении, что ниже среднего регионального показателя. В 2018 году охват лечением был самым высоким в Ботсване (83%), Эсватини (86%), Намибии (92%), Руанде (87%) и Зимбабве (88%).

Слабые системы здравоохранения и сообщества продолжают подрывать эффективное расширение масштабов тестирования и лечения. Дальнейшие перебои в предоставлении лечения вызваны чрезвычайными гуманитарными ситуациями и отсутствием продовольственной безопасности в некоторых местах.В результате в 2018 г. 58% всех людей, живущих с ВИЧ в Восточной и Южной Африке, достигли подавления вируса, необходимого для предотвращения дальнейшей передачи ВИЧ. Тем не менее, Ботсвана, Эсватини, Руанда и Намибия достигли целевого показателя подавления вируса на 73% к 2020 г. (установлено ЮНЭЙДС). Данные, представленные ЮНЭЙДС из 12 стран региона, показали, что около 44% людей, получающих АРТ в Восточной и Южной Африке, прошли плановое тестирование на вирусную нагрузку в 2016 году, что является ключевым фактором для мониторинга эффективности АРТ.

В первом качественном исследовании по мониторингу и подавлению вирусной нагрузки в африканских сельских районах исследование, проведенное в Мозамбике, показало, что мониторинг вирусной нагрузки высоко ценится людьми, живущими с ВИЧ, и их медицинскими работниками.Тем не менее, он обнаружил доказательства дезинформации и проблем с общением о том, что результаты означают для здоровья людей. Также было обнаружено, что ограниченные ресурсы системы здравоохранения приводили к задержкам с получением людьми результатов анализов, что затрудняло клиническое лечение вирусной недостаточности, в то же время ослабляя и разочаровывая как пациентов, так и медицинских работников.

Многие организации гражданского общества (ОГО) были созданы в ответ на эпидемию ВИЧ и сегодня продолжают играть решающую роль в ответных мерах в регионе.

Значительную часть ОГО возглавляют сообщества, которые они обслуживают, и в результате они могут лучше охватить людей, живущих с ВИЧ, и ключевые группы населения. Многие из них занимаются предоставлением услуг в области СРЗ и адвокацией.

Финансирование гражданского общества, особенно групп, возглавляемых сообществами, как правило, поступало от международных доноров, и оно сокращается после глобального экономического спада 2008 года. Повторное введение Соединенными Штатами Америки в 2017 году политики Мехико, также известной как « правило глобального затыкания », которое блокирует финансирование США любой зарубежной организации, занимающейся консультациями по прерыванию беременности и оказанием помощи, также привело к дальнейшему сокращению финансирования для многих работающих ОГО. по ВИЧ и сексуальному и репродуктивному здоровью в регионе.Репрессивные законы против употребления наркотиков, секс-бизнеса и однополых отношений также ограничивают действия многих ОГО, озабоченных правами и здоровьем ключевых групп населения.

Обнадеживает то, что национальная и региональная поддержка гражданского общества в последние годы росла, при этом ЮНЭЙДС сообщила о росте интереса со стороны нескольких правительств к пониманию уникального вклада общественных групп в решение проблемы ВИЧ.

В 2016 г. десять стран региона (Ангола, Эфиопия, Кения, Лесото, Мозамбик, Намибия, Южная Африка, Танзания, Замбия и Зимбабве) были отнесены ВОЗ к 30 странам с самым высоким бременем туберкулеза (ТБ).

ТБ — основная причина смерти людей, живущих с ВИЧ. В целом в 2018 году от смертей, связанных с туберкулезом, умерло 180 000 человек с ВИЧ. Хотя это число неуклонно сокращается, на этот регион приходится более половины общего числа смертей от туберкулеза среди людей, живущих с ВИЧ, в мире (300 000).

Основная причина снижения числа смертей, связанных с ВИЧ / ТБ, в Восточной и Южной Африке, связана с расширением АРТ и интеграцией услуг по ВИЧ / ТБ. В целом по состоянию на 2017 г. 85% людей с сочетанной инфекцией ТБ / ВИЧ получали АРТ в Эсватини, Кении, Малави, Мозамбике, Намибии, Уганде и Танзании.Напротив, в Анголе и Ботсване эта доля составляет менее половины.

Южная Африка добилась успехов в обеспечении людей, живущих с ВИЧ, профилактической терапией изониазидом (ПТИ), которая предотвращает развитие активной формы ТБ. Более половины (53%) людей с диагнозом ВИЧ в Южной Африке теперь имеют к нему доступ. Эфиопия и Эритрея также увеличивают охват IPT, на 46% и 38% соответственно, но IPT недостаточно доступна в остальной части региона.

Стигма и дискриминация

Стигма и дискриминация в связи с ВИЧ остается серьезным препятствием на пути к борьбе с ВИЧ в Восточной и Южной Африке.Культурные представления о ВИЧ и СПИДе, связанные с заражением, сексуальностью и религией сыграли решающую роль в развитии дискриминации, связанной с ВИЧ. Например, в Эфиопии более половины опрошенных заявили, что не будут покупать овощи у людей, живущих с ВИЧ, а 42% заявили, что детям, живущим с ВИЧ, нельзя разрешать ходить в школу с другими детьми. В других странах стигматизирующее отношение, выражаемое участниками опроса, колеблется от 6% до 31%

Более того, исследования показали, что стигма, связанная с ВИЧ, по-прежнему широко распространена в сфере здравоохранения, при этом негативные и дискриминационные взгляды медицинских работников на ВИЧ-позитивных людей находятся под влиянием взглядов населения в целом и часто схожи с ними.На Маврикии каждому третьему человеку, живущему с ВИЧ, было отказано в медицинских услугах из-за того, что он ВИЧ-положительный. В Уганде опрос людей, употребляющих инъекционные наркотики, показал, что почти две трети (64%) избегают медицинских услуг из-за страха дискриминации или сообщения в правоохранительные органы.

Регион остается во многом враждебной средой для мужчин, практикующих секс с мужчинами, секс-работников, трансгендеров и людей, употребляющих наркотики. В результате люди из основных затронутых групп населения часто сталкиваются с повышенным уровнем стигмы и дискриминации.Это часто мешает людям получить доступ к услугам в связи с ВИЧ. Например, многие секс-работники не хотят раскрывать свою профессию медицинским работникам и считают стигму и дискриминацию серьезным препятствием для тестирования на ВИЧ.

Статус женщин

Женщины и девушки в регионе часто сталкиваются с дискриминацией в плане доступа к образованию, занятости и здравоохранению. Мужчины часто доминируют в гетеросексуальных отношениях, а уровень гендерного насилия высок, особенно в отношении молодых женщин.Около 30% женщин в Южной Африке, Уганде и Танзании; По оценкам, 25% в Анголе, Кении и Замбии и 20% в Эфиопии, Малави, Намибии, Руанде и Зимбабве подвергались физическому и / или сексуальному насилию со стороны интимного партнера за последние 12 месяцев.

Юридические барьеры

Чрезмерно широкая криминализация контакта с ВИЧ, неразглашения и передачи ВИЧ в регионе продолжает стигматизировать людей, живущих с ВИЧ, что подрывает инициативы общественного здравоохранения и в конечном итоге наносит ущерб профилактике ВИЧ.Криминализация секс-бизнеса, употребления наркотиков и однополых отношений, а также отсутствие юридического признания гендерной идентичности усугубляют неспособность основных затронутых групп населения получить доступ к услугам в связи с ВИЧ. Среди стран региона 13 криминализируют некоторые аспекты секс-работы, 12 криминализируют однополые отношения, 15 криминализируют заражение, неразглашение и передачу ВИЧ, а 3 конкретно криминализируют трансгендеров.

Тем не менее, был достигнут определенный прогресс в том, что Сейшельские Острова и Мозамбик отменили в 2016 году положения, криминализирующие секс между мужчинами.В 2019 году Ботсвана также декриминализовала однополые отношения. Однако в Кении в том же году была отклонена длительная судебная тяжба за признание законов, используемых для криминализации ЛГБТ, неконституционными. Human Rights Watch (24 мая 2019 г.) «Кения: Суд поддерживает устаревшие законы против гомосексуализма» (по состоянию на июль 2019 г.) )

Структурные и ресурсные барьеры

В ряде районов с высоким уровнем распространения ВИЧ, особенно в сельской местности, не хватает медицинских работников. Это связано с нехваткой финансирования здравоохранения в сочетании с постоянной «утечкой мозгов» медицинского персонала из региона в страны с высоким уровнем доходов и внутренней «утечкой мозгов» из сельских в городские районы и из государственных в частные. сектор.Чтобы преодолеть нехватку квалифицированной рабочей силы, многие страны внедрили программы перераспределения обязанностей и возложили на общинных работников здравоохранения все большую ответственность.

Проблемы с данными

Несмотря на то, что ключевые группы населения в регионе непропорционально сильно затронуты ВИЧ, данные об этих группах по-прежнему отсутствуют. Это чрезвычайно затрудняет нацеливание вмешательств, направленных на удовлетворение потребностей ключевых групп населения, или определение успеха таких программ.

Сбор данных и мониторинг людей, живущих с ВИЧ, важны для повышения согласованности получаемой помощи, что в конечном итоге помогает людям соблюдать режим лечения.Однако во многих странах региона такие системы отсутствуют из-за отсутствия технического потенциала, наличия человеческих ресурсов и координации. Например, восемь человек не сообщают данные о подавлении вируса. Отсутствие исчерпывающих данных затрудняет отслеживание людей в службах профилактики и лечения и может привести к неточностям в отчетных данных.

Однако ряд стран начинают решать эту проблему, включая Ботсвану, Эсватини, Танзанию и Намибию.

Кроме того, анализ имеющихся данных за период с 2000 по 2017 год выявил широко распространенные различия в распространенности ВИЧ между странами и внутри стран.Исследование выявило существенные различия как в направлении, так и в скорости изменения распространенности ВИЧ, подчеркнув степень, в которой важные местные различия маскируются при изучении тенденций на уровне страны.

В период с 2010 по 2018 год внутренние и международные ресурсы для противодействия ВИЧ в регионе выросли на 34% и 31% соответственно. Однако с 2017 по 2018 год общий объем доступных ресурсов упал на 7% (с поправкой на инфляцию). Это результат сокращения внутренних средств на 9%, двустороннего финансирования в США на 2%, денежных средств Глобального фонда на 29% и финансирования из всех других международных каналов на 10%.

Южная Африка в настоящее время финансирует большую часть своих мер в ответ на ВИЧ внутри страны, покрывая 78% всех затрат. Замбия, Зимбабве, Кения и Малави также значительно увеличивают свои внутренние инвестиции. Однако, если исключить Южную Африку, только 20% мер в ответ на ВИЧ в регионе финансируется из внутренних источников. К 2020 году странам потребуется мобилизовать почти 800 миллионов долларов США дополнительных ресурсов для полного финансирования эффективных мер в ответ на ВИЧ.

Борьба с эпидемией ВИЧ в Восточной и Южной Африке — это долгосрочная задача, требующая постоянных усилий и планирования как со стороны национальных правительств, так и международного сообщества.

Для достижения целей ЮНЭЙДС на 2020 год в период с 2019 по 2020 год регион должен диагностировать 1,1 миллиона людей, живущих с ВИЧ, которые ранее не знали о своем ВИЧ-статусе, начать АРТ еще 3 миллиона человек и обеспечить еще 3 миллиона человек, живущих с ВИЧ. с ВИЧ добиться подавления вируса.

Девочки и молодые женщины должны быть в центре внимания, если в регионе мы хотим резко снизить уровень распространения ВИЧ. Это означает серьезную борьбу с гендерным неравенством и неравенством, борьбу с вредной традиционной практикой, такой как детские браки, и расширение возможностей для получения образования.

Недостаток финансовых ресурсов в сочетании с отсутствием стратегической информации привел к тому, что многие высокоэффективные программы профилактики ВИЧ не были реализованы в необходимом масштабе или масштабе в регионе. Эти системы необходимо укрепить, чтобы меры в ответ на ВИЧ в регионе были основаны на фактах и, в конечном итоге, были более эффективными.

Страны востока и юга Африки должны будут оценить, как распределять ограниченные в настоящее время ресурсы. Например, было показано, что усиление связи между услугами в области сексуального и репродуктивного здоровья (СРЗ) и ВИЧ увеличивает доступ к услугам как в области СРЗ, так и в связи с ВИЧ и их использование.Использование навыков организаций гражданского общества и способности сообществ, наиболее затронутых ВИЧ, по оказанию услуг будет иметь решающее значение для достижения эффективных результатов при ограниченных ресурсах.

Основные препятствия на пути к лечению, в частности стигма и дискриминация в связи с ВИЧ, а также уголовное законодательство в отношении ВИЧ, также должны быть преодолены. Устранение таких препятствий побудит больше людей пройти тестирование и обратиться за лечением, что снизит бремя ВИЧ во всем регионе. Растущее влияние миграции также необходимо уделять первоочередному вниманию, поскольку люди перемещаются между странами и внутри стран, создавая изменяющиеся модели потребностей в здравоохранении.

Серьезные проблемы остаются с точки зрения основных затронутых групп населения, включая криминализацию однополых сексуальных отношений, употребления наркотиков и секс-бизнеса, недостаточное осуществление программ снижения вреда и недостаточную защиту людей от дискриминации, домогательств, насилия и жестокого обращения, возникающих в результате сексуальная ориентация или гендерная идентичность. Во многих странах приоритизация ключевых групп населения в национальных планах и стратегиях по СПИДу не привела к выделению достаточных финансовых средств и реализации программ для удовлетворения их потребностей.Однако в некоторых странах возникают ключевые затронутые сообщества сообщества, и в настоящее время существуют региональные сети для женщин-секс-работников и мужчин, практикующих секс с мужчинами. Эти сети необходимы для усиления ответных мер в отношении основных затронутых групп населения.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.