Форма правления ирана: ИРАН — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Содержание

Иран — это… Что такое Иран?

Исламская Республика Иран
перс. جمهوری اسلامی ایران

Координаты: 32°29′46″ с. ш. 54°17′42″ в. д. / 32.496111° с. ш. 54.295° в. д. (G) (O)32.496111, 54.295

Девиз: «Независимость, Свобода, Исламская республика»
«اﺳﺘﻘﻼﻝ، ﺁﺯﺍﺩﻯ، جمهوری اسلامی»
«
Эстекля́ль, азади́, джомхури́йе эслами́»
Гимн: «سرود ملی اﻳﺭﺍﻥ»
«
Сору́де мелли́йе Ира́н»
Основано 1 апреля 1979
(Исламская революция)
Официальный язык персидский
Столица Тегеран
Крупнейшие города Тегеран, Мешхед, Кередж, Тебриз, Шираз, Исфахан, Ахваз
Форма правления Исламская республика
Высший руководитель
Президент
Первый Вице-президент
Али Хаменеи
Махмуд Ахмадинежад
Мохаммад Реза Рахими
Гос. религия ислам шиитского толка
Территория
• Всего
• % водной поверхн.
17-я в мире
1 648 000 км²
0,7
Население
• Оценка (2011)
• Плотность

77 891 220 чел. (17-е)
42 чел./км²
ВВП
  • Итого (2011)
  • На душу населения

930,2 млрд $ (17-й)
12570 $
Этнохороним иранец, иранка, иранцы
Валюта Иранский риал (IRR, код 364)
Телефонный код +98
Часовой пояс +3:30 (летом — UTC+4:30), IRST

Исла́мская Респу́блика Ира́н (перс. جمهوری اسلامی ایران‎ — Джомхури-́йе Эслɒми́-йе Ирɒ́н, также используются названия Ира́н (перс. ایران‎ [ʔiˈɾɒn]) или Пе́рсия) — государство на юго-западе Азии. Столица — город Тегеран.

На западе граничит с Ираком, на северо-западе — с Азербайджаном[1], Арменией[1], Турцией[1] и рассматриваемыми с 1993 года СБ ООН как оккупированные армянскими силами[2][3][4][5] территориями, включёнными непризнанной Нагорно-Карабахской Республикой[6][7] в т.  н. пояс безопасности, на севере — с Туркменистаном[1], на востоке — с Афганистаном[1] и Пакистаном[1]. С севера Иран омывается Каспийским морем, с юга — Персидским и Оманским заливами Индийского океана.

История Ирана по письменным источникам охватывает почти пять тысяч лет. Первое государство на его территории — Элам — возникло в Хузестане в III тысячелетии до н. э. Персидская империя при Дарии I Ахемениде простиралась уже от Греции и Киренаики до реки Инд. На протяжении многих веков господствующей религией был зороастризм. К XVI веку государственной религией Ирана становится ислам.

В 1979 году в Иране произошла Исламская революция под предводительством аятоллы Хомейни, в ходе которой была свергнута монархия и провозглашена исламская республика.

Иран обладает второй по размеру ВВП в Западной Азии и исламском мире экономикой после Турции[8] и является одним из наиболее технологически развитых государств региона. Иран располагается в стратегически важном регионе Евразии и располагает крупными запасами нефти и природного газа.

В 2012 году Иран становится лидером Движения неприсоединения, став в августе на 3 года страной-председателем этого движения, являющегося второй по величине после ООН международной структурой.

[9]

Этимология

Современное название Ирана (перс. ايراﻥ‎) через пехл. Erān восходит к авест. Airyāna, которое образовано от самоназвания древних индоиранцев — «arya» и является или прилагательным «Арийская страна», или генетивом «Страна ариев» в выражении типа авест. airyanam dahyunam — «страны ариев».[10]

В эпоху Ахеменидов (550—327 гг. до н. э.) древнеиранское понятие «Aryānam Dahyunam» трансформировалось в др.-перс. «Aryānam Xšaθram» — «Государство Ариев», которое впоследствии дало название государству Аршакидов (250 до н. э. — 224 н. э.) — Aryānšaθr / Aryānšahr. Как замечает Ричард Фрай «С экспансией парфян термин Aria, или Ariane греческих источников, распространился, по-видимому, так широко, что превратился в конечном счёте в „Большую Арию“, термин, эквивалентный наименованию „царство ариев“ — Eranshahr (Эраншахр), как называли свою обширную родину Сасаниды»

[11]. « Страбон под Арианой (Άριανή) подразумевал восточные провинции персидского царства: Гедрозию, Дрангиану, Арахозию, Паропамиз, Арию (то есть Areia, древнеперсид. Haraiva, ныне Герат), Парфию и Карманию[12].

Название государства Сасанидов (224—651 гг. н. э.) — пехл. Erānšahr () происходит от авест. «Airyānam Xšaθram», означающего «Царство ариев». Авестийский дифтонг «ai» трансформировался в среднеперсидский «е»[13]. Официальный титул Сасанидов был: царь царей Эрана и Анерана[12].

Самоназвание иранцев — ирани. Несмотря на то, что иранцы называют свою страну Ираном с древних времён, в остальном мире устаревшее именование «Персия» оставалось общепринятым до 1935 года, пока шах Реза не потребовал от прочих также называть его страну Ираном.

История

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 12 мая 2011.

История государственности в Иране — одна из древнейших в мире. На протяжении веков эта страна играла ключевую роль на Востоке. Персидская империя при Дарии I простиралась от Греции и Ливии до реки Инд. В средние века Персия была сильным и влиятельным государством в XVII и XVIII веках, но под конец XIX века Персия превратилась в полуколониальное государство. В 1935 году Персия изменила название страны на Иран. В 1979 году после Исламской революции Иран провозглашён исламской республикой.

Древний Иран

Заселение территории Ирана относится к глубокой древности (см. Зарзийская культура). Иранские народы становятся доминирующими на его территории к началу I тысячелетия до н. э. Часть племён (персы, мидийцы, бактрийцы, парфяне) осела в западной части плоскогорья; киммерийцы, сарматы, аланы, белуджи поселились на востоке и вдоль побережья Оманского залива.

Первым значительным иранским государством стало Мидийское царство, основанное в конце VIII-начале VII века до н. э., со столицей в Хамадане (Экбатана). Мидийцы быстро установили контроль над всем западным Ираном и частично над восточным. Совместно с вавилонянами мидийцы разгромили Ассирийскую империю, захватили северное Междуречье и Урарту, а позже — Армянское нагорье.

Ахемениды

В 553 году до н. э. молодой персидский царь Аншана и Парсы Кир из рода Ахеменидов выступил против мидийцев. Кир захватил Экбатаны и объявил себя царём Персии и Мидии. При этом мидийский царь Иштувегу был пленён, но позже освобождён и назначен наместником в одну из провинций. До своей смерти в 529 году до н. э. Кир II Великий подчинил империи Ахеменидов всю Западную Азию от Средиземноморья и Анатолии до Сырдарьи. Ранее, в 546 году до н. э., Кир основал в Фарсе столицу своего царства — Пасаргады, где и был похоронен. Сын Кира Камбиз II расширил владения империи отца до Египта и Эфиопии.

Империя Ахеменидов в период наивысшего расцвета

После смерти Камбиза и последовавшими за ней межусобицами в его ближайшем окружении и мятежами по всей стране к власти пришёл Дарий Гистасп. Дарий быстро и жёстко навел в империи порядок и начал новые завоевательные походы, в результате которых империя Ахеменидов расширилась до Балкан на западе и до Инда на востоке, став крупнейшим и мощнейшим государством, существовавшим когда-либо на тот момент. Дарий также провёл ряд внутренних реформ. Он разделил страну на несколько административных единиц — сатрапий, при этом впервые в истории был осуществлён принцип разделения властей: войска не подчинялись сатрапам и в то же время военачальники не имели административной власти. Кроме того, Дарий провёл денежную реформу и ввёл в обращение золотой дарик. В сочетании со строительством сети мощёных дорог это способствовало невиданному скачку в торговых отношениях.

Дарий покровительствовал зороастризму и считал жрецов стержнем персидской государственности. При нём эта первая монотеистическая религия стала в империи государственной. В то же время к покорённым народам и их верованиям и культуре персы относились терпимо.

Наследники Дария I стали нарушать принципы внутреннего устройства, введённые царем, в результате чего сатрапии стали более независимы. Поднялся мятеж в Египте, начались беспорядки в Греции и Македонии. В этих условиях македонский полководец Александр начал военный поход против персов, и к 330 году до н. э. разгромил империю Ахеменидов.

Парфия и Сасаниды

После смерти Александра Македонского в 323 году до н. э. его империя распалась на несколько отдельных государств. Большая часть территории современного Ирана отошла к Селевкии, однако парфянский царь Митридат I вскоре начал завоевательные походы против селевкидов и включил в состав своей державы Персию, а также Междуречье. В 92 году до н. э. между Парфией и Римом была проведена граница по руслу Евфрата, но римляне почти сразу вторглись в пределы западных парфянских сатрапий и потерпели поражение. В ответном походе парфяне захватили весь Левант и Анатолию, но были отброшены войсками Марка Антония обратно к Евфрату. Вскоре после этого в Парфии одна за другой вспыхивали гражданские войны, вызванные вмешательством Рима в борьбу между парфянской и греческой знатью.

В 224 году Ардашир Папакан, сын правителя небольшого городка Хейр в Парсе, разгромил армию парфян Артабана IV и основал вторую Персидскую империю — Ираншахр («Царство ариев») — со столицей в Фирузабаде, став основателем новой династии — Сасанидов. Усилилось влияние аристократии и зороастрийского духовенства, начались гонения на иноверцев. Проведена административная реформа. Сасаниды продолжили борьбу с римлянами и с кочевниками Центральной Азии.

При царе Хосрове I (531—579) началась активная экспансия: в 540 году была захвачена Антиохия, в 562 — Египет. Византийская империя попала в налоговую зависимость от персов. Были заняты прибрежные области Аравийского полуострова, в том числе Йемен. В это же время Хосров разгромил эфталитское государство на территории современного Таджикистана. Военные успехи Хосрова привели к расцвету торговли и культуры в Иране.

Внук Хосрова I, Хосров II (590—628) возобновил войну с Византией, но терпел поражение за поражением. Военные расходы покрывались за счёт непомерных налогов с торговцев и поборов с бедняков. В результате по всей стране начали вспыхивать восстания, Хосров был схвачен и казнён. Его внук, Йездигерд III (632—651) стал последним сасанидским царём. Несмотря на прекращение войны с Византией, распад империи продолжался. На юге персы столкнулись с новым противником — арабами.

Арабское и тюркские завоевания

Арабские набеги на Сасанидский Иран начались в 632 году. Наиболее сокрушительное поражение персидская армия потерпела в битве при Кадисии в 637 году. Арабское завоевание Персии продолжалось до 652 года, и она была включена в Халифат Омейядов. Арабы распространили в Иране ислам, который сильно изменил персидскую культуру. После исламизации Ирана бурно развивались в Халифате литература, философия, искусство, медицина. Персидская культура стала основой для начала золотого века ислама.

В 750 году персидский генерал Абу Муслим возглавил поход Аббасидов против Омейядов на Дамаск, а затем на столицу Халифата — Багдад. В благодарность новый халиф даровал персидским губернаторам определённую автономию, а также взял нескольких персов в качестве визирей. Тем не менее, в 822 году Тахир бен-Гусейн бен-Мусаб, губернатор Хорасана, провозгласил независимость провинции и объявил себя родоначальником новой персидской династии — Тахиридов. Уже к началу правления Саманидов Иран практически восстановил свою независимость от арабов.

Несмотря на принятие персидским обществом ислама, арабизация в Иране не имела успеха. Насаждение арабской культуры встретило сопротивление персов и стало толчком к борьбе за независимость от арабов. Важную роль в восстановлении национального самосознания персов сыграло возрождение персидского языка и литературы, пик которого пришёлся на IX—X века. В связи с этим получила известность эпопея Фирдоуси «Шахнаме», целиком написанная на фарси.

В 962 году тюркский полководец Алп-Тегин выступил против Саманидов и основал государство Газневидов со столицей в Газни (Афганистан). При Газневидах культурный расцвет Персии продолжился. Их последователи Сельджуки перенесли столицу в Исфахан.

В 1220 году северо-восток Ирана, находившегося в составе Хорезмского царства, подвергся вторжению войск Чингис-хана. Разорению подвергся весь Хорасан, а также территории восточных провинций современного Ирана. Около половины населения было убито монголами. В результате голода и войн к 1260 году население Ирана сократилось с 2,5 млн до 250 тысяч человек[источник не указан 317 дней]. Завершил завоевание Ирана внук Чингис-хана Хулагу. В основанном им государстве его потомки-ильханы правили до середины XIV века.

Тимур основал столицу своей империи в Самарканде. Он вывез из Ирана тысячи искусных мастеров, которые построили шедевры мировой архитектуры в Самарканде. Так, например, тебризскими мастерами был построен мавзолей Гур Эмир в Самарканде. При правлении младшего сына Тимура Шахруха происходит расцвет науки и культуры в Иране. Он продолжился в эпоху правления тимурида Султан Хусейна Байкары.

Централизация Иранского государства возобновилась с приходом к власти династии Сефевидов, положивших конец правлению потомков монгольских завоевателей.

Исламский Иран

Ислам шиитского толка был принят в Иране в качестве государственной религии при шахе Исмаиле I из династии Сефевидов в 1501 году. В 1503 году Исмаил разгромил Ак-Коюнлу и построил на её руинах новое государство со столицей в Тебризе. Наивысшего расцвета империя Сефевидов достигла при Аббасе I, разгромив Османскую империю и присоединив к себе территории современного Ирака, Афганистана, части Пакистана, территории Азербайджана, части Армении и Грузии, а также провинций Гилян и Мазендеран на берегу Каспийского моря. Таким образом, владения Ирана простирались уже от Тигра до Инда.

Столица была перенесена из Тебриза в Казвин, а затем в Исфахан. Завоёванные территории принесли Ирану богатство и процветание. Начался расцвет культуры. Иран стал централизованным государством, была проведена модернизация вооружённых сил. Однако после смерти Аббаса Великого империя пришла в упадок. Неумелое руководство привело к потере Кандагара и Багдада. В 1722 году афганцы-гильзаи совершили набег на Иран, с ходу взяв Исфахан, и возвели на престол Махмуд-хана. Тогда Надир-шах, полководец последнего правителя из Сефевидов, Тахмаспа II, убил его вместе с сыном и установил в Иране власть Афшаридов.

Первым делом Надир-шах сменил государственную религию на суннизм, а затем разгромил Афганистан и вернул Персии Кандагар. Отступающие афганские войска бежали в Индию. Надир-шах призвал индийского могола, Мохаммед-шаха, не принимать их, но тот не согласился, тогда шах вторгся в Индию. В 1739 году войска Надир-шаха вошли в Дели, однако вскоре там вспыхнуло восстание. Персы устроили в городе настоящую резню, а потом вернулись в Иран, полностью разграбив страну. В 1740 году Надир-шах совершил поход в Туркестан, в результате которого границы Ирана продвинулись до Амударьи. На Кавказе персы дошли до Дагестана. В 1747 году Надир-шах был убит.

Герб шахского Ирана на купюре 1938 года

В 1750 году власть перешла к династии Зендов во главе с Карим-ханом. Карим-хан стал первым за 700 лет персом, ставшим во главе государства. Он перенёс столицу в Шираз. Период его правления характеризуется практически отсутствием войн и культурным расцветом. Власть Зендов продолжалась лишь три поколения, и в 1781 году перешла к династии Каджаров. Основатель династии, скопец Ага-Мохаммед-хан, учинил расправу над Зендами и потомками Афшаридов. Укрепив власть Каджаров в Иране, Мохаммед-хан устраивает поход на Грузию, разгромив Тбилиси и уничтожив более 20 тысяч жителей города. Второй поход на Грузию в 1797 году не состоялся, так как шах был убит собственными слугами (грузином и курдом) в Карабахе. Незадолго до своей смерти Мохамммед-хан перенёс столицу Ирана в Тегеран.

В результате серии неудачных войн с Россией Персия при Каджарах лишилась почти половины своей территории. Процветала коррупция, терялся контроль над окраинами страны. После продолжительных акций протеста в 1906 году в стране произошла Конституционная революция, в результате чего Иран стал конституционной монархией. Летом 1918 года британские войска оккупируют весь Иран. 9 августа 1919 года было подписано англо-иранское соглашение, устанавливающее полный британский контроль над экономикой и армией страны. В 1920 г. в остане Гилян провозглашена Гилянская Советская Республика, которая просуществует до сентября 1921 года. 21 февраля 1921 года Реза-хан Пехлеви свергнул Ахмед-шаха и в 1925-м был объявлен новым шахом. 26 февраля 1921 года РСФСР подписала с Ираном новый договор, признав полную независимость Ирана.

Пехлеви ввёл в обращение термин «шахиншах» («царь царей»). При нём началась масштабная индустриализация Ирана, была полностью модернизирована инфраструктура. В ходе Второй мировой войны шахиншах отказал Великобритании и Советскому Союзу в их просьбе разместить свои войска в Иране. Тогда союзники вторглись в Иран (см. «Операция „Согласие“»), свергли шаха и установили контроль над железными дорогами и нефтяными месторождениями. В 1942 году суверенитет Ирана был восстановлен, власть перешла к сыну шаха — Мохаммеду. Тем не менее, Советский Союз, опасаясь возможной агрессии со стороны Турции, держал свои войска в северном Иране до мая 1946 года.

После войны Мохаммед Реза проводил политику активной вестернизации и деисламизации, что не всегда находило понимание в народе. Происходили многочисленные митинги и забастовки. В 1951 году председателем Правительства Ирана становится Мохаммед Мосаддык, который активно занимается реформаторством, добиваясь пересмотра договорённостей по распределению прибылей компании British Petroleum. Происходит национализация нефтяной промышленности Ирана. Однако в США немедленно и при активном участии британских спецслужб разрабатывается план переворота, осуществлённый в августе 1953 года внуком президента Теодора Рузвельта — Кэрмитом Рузвельтом. Мосаддык был смещен со своего поста и заключен в тюрьму. Через три года он был освобожден и посажен под домашний арест, где и находился до своей смерти в 1967 году.

В 1957 году основана тайная полиция САВАК.

В 1963 году из страны был выслан аятолла Хомейни в результате серии радикальных реформ («Белая революция»). Преобразования и деисламизация привели к активной антиправительственной пропаганде. В 1965 году участниками группы «Федаяне Ислам» был смертельно ранен премьер-министр Хассан Али Мансур. В 1973 году в ходе политики укрепления власти шаха были запрещены все политические партии и объединения. К концу 1970-х Иран охватили массовые протесты, вылившиеся в свержение режима Пехлеви и окончательном упразднении монархии. В 1979 году в стране произошла Исламская революция и была основана исламская республика.

Исламская республика

Исламская революция в Иране стала переходом от шахского монархического режима Пехлеви к исламской республике во главе с Аятоллой Хомейни — предводителем революции и основателем нового порядка. Началом революции принято считать массовые антишахские протесты в январе 1978 года, подавленные правительственными войсками. В январе 1979 года, после того как страну парализовали постоянные забастовки и митинги, Пехлеви с семьёй покинул Иран, и 1 февраля в Тегеран прибыл Хомейни, находившийся в изгнании во Франции. Аятолла был встречен миллионами ликующих иранцев. 1 апреля 1979 года после проведения всенародного референдума Иран был официально провозглашён исламской республикой. 3 декабря того же года была принята новая конституция.

Внутриполитические последствия революции проявились в установлении в стране теократического режима мусульманского духовенства, повышении роли ислама абсолютно во всех сферах жизни. Произошли кардинальные изменения и во внешней политике. Отношения Ирана с США стали крайне натянутыми. Дипломатические отношения были разорваны 4 ноября 1979 года, когда в Тегеране было захвачено посольство США, а дипломаты провели в заложниках 444 дня. Захватчики (студенты, среди которых, по некоторым данным, возможно, был нынешний президент Ирана, тогда — офицер спецподразделения КСИР и активист молодёжной организации «Учреждение сплочения единства» — Махмуд Ахмадинежад) утверждали, что преследовали агентов ЦРУ, планировавших свержение революционного правительства. Они также требовали выдачи бежавшего шаха. Лишь в 1981 году при посредничестве Алжира кризис был разрешён и заложники отпущены на родину.

Тем временем президент соседнего Ирака Саддам Хусейн решил воспользоваться внутренней нестабильностью в Иране и его натянутыми отношениями со странами Запада. Ирану были (не в первый раз) предъявлены территориальные претензии в отношении районов вдоль берега Персидского залива на восток от реки Шатт-эль-Араб. В частности Хусейн потребовал передачи Ираку западного Хузестана, где большинство населения составляли арабы и имелись огромные запасы нефти. Эти требования были оставлены Ираном без внимания, и Хусейн начал подготовку к крупномасштабной войне. 22 сентября 1980 года армия Ирака форсировала Шатт-эль-Араб и вторглась в Хузестан, что стало для иранского руководства полной неожиданностью.

Хотя в первые месяцы войны Саддаму Хусейну удалось добиться немалых успехов, наступление иракской армии было вскоре остановлено, иранские войска перешли в контрнаступление и к середине 1982 года выбили иракцев из страны. Хомейни решил не останавливать войну, планируя «экспортировать» революцию и в Ирак. Этот план опирался в первую очередь на шиитское большинство восточного Ирака. Однако после ещё 6 лет неудачных попыток наступления с обеих сторон было подписано мирное соглашение. Ирано-иракская граница осталась неизменной.

В течение войны Ирак пользовался политической, финансовой и военной поддержкой большинства арабских стран, Советского Союза, Китая, а также США и их союзников. Иран так или иначе поддерживали Китай, США, Израиль и некоторые другие страны. В ходе боевых действий иракская армия неоднократно применяла химическое оружие, в том числе против мирных иранцев. Более 100 000 человек в Иране погибли от действия отравляющих веществ. Общие потери Ирана в восьмилетней войне превышают 500 000 человек.

В 1997 году президентом Ирана был избран Мохаммед Хатами, провозгласивший начало проведения политики терпимого отношения к культуре и установления более тесных связей со странами Запада. В конце 90-х европейские государства начали восстанавливать прерванные революцией экономические связи с Ираном. Тем не менее США остались неизменны в своей позиции. Американское руководство предъявило Ирану обвинения в спонсировании терроризма и разработках оружия массового уничтожения. Позже президент США Джордж Буш закрепил за Ираном ярлык страны «Оси зла».

Государственное устройство

По конституции, принятой в 1979 году, Иран является исламской республикой. Иран на 2011 год одна из немногих реальных теократий в мире.

Главой государства является Высший руководитель. Он определяет общую политику страны. Рахбар — верховный главнокомандующий вооружёнными силами Ирана, руководитель военной разведки. Высший руководитель назначает людей на ключевые посты в государстве: председателей судов, руководителя полиции и командующих всеми родами войск, а также шестерых из двенадцати членов Совета стражей конституции. Высший руководитель избирается Советом экспертов и подотчётен ему.

Вторым по значимости должностным лицом в Иране является президент. Президент является гарантом конституции[14] и главой исполнительной власти. Решения по ключевым вопросам принимаются только после одобрения Высшего руководителя. Президент назначает членов Совета министров и координирует работу правительства. Десять вице-президентов и 21 министр правительства утверждаются на пост парламентом. Хотя президент назначает министров обороны и разведки, кандидатуры должны быть заранее одобрены Высшим руководителем. Президент избирается прямым всенародным голосованием на четырёхлетний срок. Кандидаты в президенты должны быть предварительно одобрены Советом стражей.

Законодательная власть представлена однопалатным парламентом — Меджлисом (перс. مجلس شورای اسلام‎— «Исламский консультативный совет»). Верхняя палата была расформирована после революции в 1979 г. Меджлис состоит из 290 членов, избираемых всенародным голосованием на четырёхлетний срок. В обязанности парламента входит разработка законопроектов, ратификация международных договоров и составление бюджета. Все кандидаты в депутаты Меджлиса также утверждаются Советом стражей.

Совет стражей конституции состоит из 12 членов, 6 из которых назначает Высший руководитель. Остальные 6 членов назначаются парламентом по представлению председателя Верховного суда. Совет стражей утверждает кандидатов на ключевые посты, в том числе кандидатов в президенты, члены правительства и парламента. Основная обязанность Совета — проверка законопроектов на соответствие исламскому праву. В случае если имеются разногласия с шариатом, законопроект отправляется на доработку. Кроме того, Совет имеет право наложить вето на любое решение Меджлиса.

Совет целесообразности разрешает спорные вопросы, возникающие между Меджлисом и Советом стражей. Совет целесообразности является также совещательным органом при Высшем руководителе. Председатель Совета — бывший президент Ирана Али Акбар Хашеми Рафсанджани — личный советник Рахбара.

Совет экспертов состоит из 86 представителей исламского духовенства и собирается на неделю каждый год. Совет экспертов избирает Высшего руководителя и имеет право сместить его с должности в любое время (хотя такого прецедента ещё не было: нынешний Высший руководитель, Али Хаменеи — всего второй в истории страны, тогда как первый, Хомейни, скончался, будучи ещё на посту). Заседания Совета носят закрытый характер. Члены Совета избираются всенародным голосованием на восьмилетний срок.

Органы местного самоуправления присутствуют во всех городах и деревнях Ирана и избираются всенародным голосованием на четырёхлетний срок. Городские (сельские) советы выбирают мэра, следят за работой чиновничьего аппарата, отвечают за развитие образования, медицины, жилищно-коммунального хозяйства и прочие бытовые вопросы. Впервые выборы в местные советы прошли в 1999 году. Так как деятельность советов носит исключительно административно-исполнительный характер, кандидаты в члены совета не нуждаются в утверждении Советом экспертов.

Судебная система состоит из Народного суда, занимающегося гражданскими и уголовными делами, и Революционного суда, в компетенцию которого входят особые преступления, в том числе против государства. Вердикт Революционного суда не подлежит апелляции. Кроме того, существует Особый духовный суд. Решения этого суда также не подлежат обжалованию, он действует отдельно от общей судебной системы. Высшей инстанцией Духовного суда является Рахбар. Он также назначает и председателей Народного и Революционного судов.

Права человека

Законы исламской республики основаны на исламском праве. Государственный аппарат тесно переплетён с исламским духовенством. В связи с этим присутствуют ограничения прав человека, связанные прежде всего с религией. В частности, в системе государственного устройства существует специальный орган — Совет стражей конституции, деятельность которого запрещает немусульманам занимать высшие государственные посты, а членам парламента — составлять законопроекты, противоречащие шариату.[15] Согласно Конституции (статья 13), помимо ислама признаются только три религии: христианство, иудаизм и зороастризм, верующие всех остальных религий (буддисты, бахаи и др.) считаются «незащищёнными неверными», они не могут быть представлены в парламенте и не обладают практически никакими юридическими правами.[16]

Ограничения в правах зачастую испытывают женщины. Наиболее яркий тому пример — особенности одежды. В частности, все женщины в Иране, в том числе приезжие, обязаны носить хиджаб, плащ или юбку не выше колен. В противном случае наступает административная или дисциплинарная ответственность. Сексуальные меньшинства также подвергаются преследованию. Гомосексуализм является уголовно наказуемым преступлением, предусматривающим смертную казнь. Нередки случаи казни несовершеннолетних: наиболее широкую огласку получило дело двух 16-летних подростков Махмуд Асгари и Айаз Мархони, которые были обвинены в изнасиловании несовершеннолетнего и публично повешены на городской площади в присутствии огромной толпы зевак (также им инкриминировалось распитие алкогольных напитков, нарушение общественного порядка и воровство на центральной площади в Мешхеде.)[17] Характерно, что казнь прошла спустя две недели после победы на президентских выборах крайне консервативного политика Ахмадинежада.

Один из лидеров оппозиции (Мехди Каруби) обвинил иранские власти в использовании пыток по отношению к политическим заключённым. В статье, помещённой на сайте его партии, упоминаются случаи жестокого изнасилования заключённых.[18]

Иран занимает второе место в мире (после Китая) по числу смертных казней. В 2006 году в стране были казнены не меньше 215 человек, в том числе семеро несовершеннолетних, что является нарушением международной конвенции о правах детей. Согласно статистике правозащитной группы Amnesty International, в 2007 году за тяжкие преступления в Иране казнены более 200 человек.

Присутствуют некоторые ограничения свободы печати: после прихода к власти консервативного крыла было закрыто большинство прореформистских газет. Запрещена трансляция западной музыки. Ограничения касаются не только печатных средств массовой информации и телевидения. Интернет также подвергается цензуре.[19] Деятельность провайдеров, в том числе коммерческих, контролируется министерством информации. Проверке подлежат все вновь зарегистрированные веб-сайты в домене .ir, существует автоматическая фильтрация электронной почты. Запрещены порнографические и антиисламские сайты. Сайты оппозиционных организаций в основном расположены на зарубежных серверах.

Преследованиям в Иране подвергаются и правозащитные организации. Например, широкий международный резонанс получил случай изъятия властями этой страны Нобелевской премии мира и Ордена Почетного Легиона у известной иранской правозащитницы Ширин Эбади,[20] а также закрытие её Центра защиты прав человека.[21]

Внешняя политика

Мечеть Хатам Аль-Анбия на территории резиденции посла Ирана в Москве

До 1979 года Иран был в целом прозападно ориентированным государством. Исламская революция 1979 года, свершившаяся на волне антиамериканизма, радикально изменила внешнюю политику страны. Победа Исламской революции ознаменовалась международным скандалом с захватом заложников в американском посольстве в Тегеране. Этот кризис повлёк за собой ухудшение отношений со всеми западными странами, а также послужил поводом к разрыву дипломатических отношений с США, которые не восстановлены до сих пор.

Революция совпала по времени и со вводом советских войск в Афганистан, что крайне негативно сказалось на отношениях с СССР. Иран поддерживал дипломатические отношения с Советским Союзом, однако предложения советского руководства о проведении двусторонней встречи игнорировались. Известно также, что в 1988 году Аятолла послал Горбачёву телеграмму, в которой предлагал ему строить исламскую республику в СССР.

Революция испортила отношения не только с Западом, но и с арабским миром. В 1980 году Ирак вторгся в богатый нефтью Хузестан, положив начало ирано-иракской войне. Выбив иракские войска из Ирана, руководство страны планировало с помощью контрнаступления «экспортировать» исламскую революцию в Ирак. Однако из-за скорого истощения войск и применения иракской армией химического оружия эти планы не увенчались успехом. Тем временем ирано-американские отношения осложнились ещё больше после того, как американский ракетный крейсер, находившийся в Персидском заливе, сбил иранский пассажирский самолет.

По окончании ирано-иракской войны и со смертью Хомейни отношения Ирана с Европой стали постепенно налаживаться, чему во многом способствовала прагматичная политика Рафсанджани. Были выстроены новые отношения с независимыми республиками распавшегося СССР. В частности, Иран осудил чеченский сепаратизм, оказав тем самым негласную поддержку России в этом вопросе. Сегодня Иран принимает участие в восстановлении экономики Чечни.[22] Во многом благодаря дипломатическим усилиям Ирана Россия получила возможность частично восстановить утерянное влияние на Ближнем Востоке и в Центральной Азии. Россия согласилась продолжать начатое ещё при Пехлеви строительство атомной электростанции в Бушере.

Тем не менее, отношения Ирана с Соединёнными Штатами по-прежнему остаются напряжёнными. Этому во многом способствовала победа на президентских выборах в Иране в 2005 году ультраконсерватора Махмуда Ахмадинежада. Его резкие заявления в отношении Израиля испортили отношения и с этим государством. США обвиняют Иран в спонсировании террористических организаций (в США, Израиле и ЕС Хезболла, в частности, считается террористической организацией) и разработке ядерного оружия. По неподтверждённым сведениям Соединенные Штаты готовят ракетный удар по ядерным объектам Ирана.[23]

Иран имеет дипломатические представительства в большинстве стран мира. В то же время, как и многие другие исламские государства, Иран не признаёт Израиль. В официальных заявлениях иранского МИДа Израиль именуется «Сионистским режимом». Нет дипломатических отношений и с США. Иран — член ООН (с 1945 года), ОИК, ОПЕК, SAARC, а также является наблюдателем при ШОС.

Чрезвычайный и Полномочный Посол Исламской Республики Иран в России с января 2009 года Реза Саджади, ведет блог об Иране на русском языке[24]

Территориальные споры

Существуют территориальные споры между Ираном и Объединёнными Арабскими Эмиратами в отношении трёх островов в Ормузском проливе, контролирующих вход в Персидский залив. В конце 1940-х островами попеременно владели шейхи эмиратов Абу-Даби и Дубая, находившихся под британским протекторатом. В 1971 году, после ухода Великобритании из региона, острова должны были достаться ОАЭ, в состав которых вошли оба этих эмирата, но их захватил шахский Иран. На островах по сей день содержится значительный военный контингент.

География

Гора Damavand

Иран расположен в юго-западной Азии. По площади (1648 тыс. км²) страна занимает семнадцатое место в мире. Иран граничит с Азербайджаном (протяжённость границы — 611 км (с Нахичеванской АР — 179 км)[25] и Арменией (35 км) на северо-западе, с Туркменией (992 км) на северо-востоке, с Пакистаном (909 км) и Афганистаном (936 км) на востоке, с Турцией (499 км) и Ираком (1458 км) на западе. На севере омывается Каспийским морем, на юге — Персидским и Оманским заливами Аравийского моря.

Большая часть территории Ирана расположена на Иранском плато, за исключением побережья Каспийского моря и Хузестана. Иран — в целом гористая страна. Десятки горных цепей и хребтов отделяют речные бассейны и плато друг от друга. Самая населённая западная часть страны является одновременно и самой гористой, где расположены Кавказские горы и Эльбурс. В цепи Эльбурс расположена самая высокая точка Ирана — пик Демавенд (5604 м). Восток Ирана в основном покрыт солончаковыми пустынями и полупустынями, в том числе крупнейшей — Деште-Кевир и Деште-Лут. Господство пустынь в этом регионе объясняется невозможностью проникновения из-за гор влажных воздушных масс с Аравийского и Средиземного морей. За исключением нескольких оазисов, эти пустыни практически не заселены. Крупные равнины встречаются только на севере Ирана вдоль побережья Каспийского моря, а также на юго-западе — у устья реки Шатт-эль-Араб вдоль берега Персидского залива. Более мелкие равнины встречаются вдоль юго-восточной части побережья Персидского залива, Ормузского пролива и Оманского залива.

Климат

Климат Ирана варьирует от аридного, характерного для преобладающей территории страны, до субтропического вдоль побережья Каспийского моря и в северных лесных районах. Там зимой температура редко опускается ниже 0°С, а летом редко превышает 29°С. Среднегодовое количество осадков составляет 1700 мм на западе прикаспийской области и 680 мм на ее востоке. На западе Ирана, в горах Загрос зимой температура практически всегда ниже 0°, характерны обильные снегопады и сильный ветер. В центральных и восточных районах страны климат засушливый со среднегодовым количеством осадков менее 200 мм и средними летними температурами выше 38°С. На равнинах вдоль берегов Персидского и Оманского заливов зима в основном мягкая, а лето — жаркое и влажное. Среднегодовое количество осадков составляет 135—355 мм.[26]

Основные города

67,5 % населения Ирана живёт в городах. К 2030 году это значение, предположительно, достигнет 80 %. Крупнейший город — Тегеран с населением 8,7 млн человек [1] (14 млн в агломерации). В Тегеране сосредоточено более половины промышленной мощи страны, в том числе — автомобильное, электронное, оружейное, химическое, пищевое производство. Второй по величине город — Мешхед, священный город шиитов.

Административное деление Ирана

Основной административной единицей Ирана являются останы (перс. استان‎ — ostān; мн.ч. — استانﻫﺎ — ostānhā), которые делятся на шахрестаны (перс. شهرستان‎), а те в свою очередь — на бахши (перс. بخش‎). Крупнейший город остана чаще всего является его столицей (перс. مرکز‎ — markaz). Каждый остан управляется губернатором (остандаром — استاندار). Иран делится на 31 остан:

До 1950 года Иран был разделён всего на 12 останов: Ардалян, Азербайджан, Белуджистан, Фарс, Гилян, Араки-Аджам, Хорасан, Хузестан, Керман, Ларестан, Лурестан и Мазендеран. В 1950-м их количество уменьшилось до 10, а затем в период с 1960 по 1981 год увеличилось до 28. В 2004 году Хорасан был разделён на 3 отдельных остана, а Тегеран в 2010 году на 2 отдельных остана.

Население

В 1950—1990-х годах страна переживала демографический взрыв. С 1979 года население удвоилось и в 2006 году достигло 70,495782 млн человек[27]. Однако в 1990-х рождаемость заметно снизилась и теперь опустилась ниже простого воспроизводства поколений. Суммарный коэффициент рождаемости — 1,87 (для воспроизводства поколений необходимо 2,15)[28]. Более 61 % населения не достигли 30 лет (май 2009). Уровень грамотности составляет 84 % , урбанизация — 71 %[29].

Число иранцев за границей превышает 4 миллиона человек. Большинство из них эмигрировали в Австралию, Северную Америку и Европу после Исламской революции 1979 года. Кроме того, по состоянию на 1996 год в самом Иране проживало более миллиона беженцев — в основном из Афганистана и Вазиристана[30].

Конституция Ирана гарантирует каждому гражданину вне зависимости от национальности и вероисповедания социальную защиту: пенсию, пособие по безработице, инвалидности, медицинскую страховку. Образование и медицинские услуги — бесплатные. Среднегодовой доход на душу населения — 2700 долларов США (2006). Около 18 % населения проживают за чертой бедности[31].

Иран — полиэтническое государство[32]. Официальные сведения об этническом составе населения отсутствуют. По оценке справочника ЦРУ «Всемирная книга фактов», в стране живут: персы (61 %), азербайджанцы (16 %), курды (10 %), луры (6 %), арабы (2 %), белуджи (2 %), туркмены и тюрки (2 %).[33]

Религия

Этно-религиозные группы Ирана

Большинство иранцев — мусульмане. 89 % населения — мусульмане-шииты (государственная религия). Наряду с Ираком, Азербайджаном и Бахрейном, Иран является одним из государств, где шииты составляют больше половины населения. В Иране расположены два священных города шиитов: Мешхед (мавзолей Имама Резы) и Кум. Кум является важнейшим религиозным центром шиизма со множеством шиитских семинарий и университетов.

Мусульмане-сунниты составляют около 9 % населения. К прочим 2 % принадлежат бахаи, мандеи, индусы, езиды, зороастрийцы, иудеи и христиане. Три последних признаны официально и защищены конституцией. Для представителей этих религий зарезервированы места в Меджлисе, тогда как даже сунниты не имеют подобной привилегии. В то же время, бахаи (самое крупное религиозное меньшинство) подвергаются преследованиям[34]. Государственный строй Ирана, основанный на религии, подразумевает усечение некоторых прав и свобод.

По итогам исследования международной благотворительной христианской организации «Open Doors» за 2012 год, Иран занимает 5 место в списке стран, где чаще всего притесняют права христиан[35].

Экономика

Преимущества: второе в мире место по добыче нефти среди стран ОПЕК; с 2000 года на мировом рынке растут цены на нефть. Потенциал для связанных с этим промышленных секторов и для увеличения производства традиционных экспортных товаров — ковров, фисташек и икры.

Слабые стороны: Санкции, наложенные на Иран с 1979 года, ограничивают контакты с Ираком и доступ к технологиям. Высокая безработица (12 %) и инфляция (в 2004 году — 11,3 %; в 2008 году — 28,2 %).

Отметим, что в 2009 году инфляция резко упала и на октябрь месяц составила 16,7 %. Инфляция в стране является одной из её крупнейших экономических проблем, в которой обвиняют, в том числе президента Махмуда Ахмадинежада, который вкладывает огромные деньги в развитие местной экономики, путем предоставления займов под грошовые проценты.

Иран является крупнейшей экономикой Среднего Востока, уступая в Азии по объёму ВВП только Китаю, Японии, Индии, Турции, Индонезии и Южной Корее.

Иран — индустриальная страна с развитой нефтяной промышленностью. Имеются нефтеперерабатывающие, нефтехимические предприятия. Добыча нефти, угля, газа, медных, железных, марганцевых и свинцово-цинковых руд. Широко представлено машиностроение и металлообработка, а также пищевая и текстильная промышленность. Развито кустарное производство ковров, метизов. Среди важнейших сельскохозяйственных культур: пшеница, ячмень, рис, бобовые, хлопчатник, сахарная свекла, сахарный тростник, табак, чай, орехи, фисташки. Животноводство основано на разведении овец, коз, верблюдов, крупного рогатого скота. Орошается 7,5 млн га земель.

45 % доходов бюджета поступает от экспорта нефти и газа, 31 % — от налогов и сборов. В 2007 ВВП составил 852 млрд долларов. Рост ВВП составил 5 %, в 2008 прогнозируется рост 7 %. Инфляция составляет 15,8 %.

Основные статьи экспорта: сырая нефть и продукты переработки нефти, руды металлов, фрукты и орехи, ковры.

Основные покупатели в 2008 году — Китай 15,3 %, Япония 14,3 %, Индия 10,4 %, Южная Корея 6,4 %, Турция 6,4 %, Италия 4,5 %.

Основные статьи импорта: продукция тяжёлого машиностроения и химической промышленности, автомобили, железо, сталь, минеральное сырьё, продовольствие, потребительские товары, текстиль, бумага.

Основные поставщики в 2008 году — ОАЭ 19,3 %, Китай 13 %, Германия 9,2 %, Южная Корея 7 %, Италия 5,1 %, Франция 4,3 %, Россия 4,2 %.

Иран является ключевым членом Организации экономического сотрудничества, в которую входят страны юго-западной Азии а также центрально-азиатские республики бывшего СССР. Иран активно развивает экономические связи со странами региона и ставит целью формирование зоны свободной торговли по типу ЕС. Развиваются свободные торгово-промышленные зоны в Чабахаре и на острове Киш.

По сообщению телеканала «Аль-Арабия», Исламская республика находится сейчас в самом глубоком кризисе со времен ее образования 32 года назад. Тегеран не в состоянии справится со стоящими перед страной экономическими задачами. Причиной этого стали провальная экономическая политика президента Ахмадинежада и экономические санкции, наложенные на Иран мировым сообществом[36].

Энергетика

Иран обладает 16 % мировых запасов природного газа. Основные месторождения расположены на шельфе Персидского залива и на северо-востоке страны.

К 2010 году планируется довести добычу газа в Иране до 290 млрд кубометров в год. В это же время должен быть начат полномасштабный экспорт газа. В 2005 году Иран поставлял ежегодно 7 млрд кубометров газа в Турцию. В настоящее время ведётся строительство газопровода от месторождения Южный Парс до завода по сжижению природного газа на острове Киш в Персидском заливе. Обсуждается строительство газопровода Иран — Пакистан — Индия. В 2005 году был открыт газопровод Иран — Армения.

Для расширения экспорта газа может быть предпринята попытка восстановить сеть газопроводов IGAT, в том числе IGAT-1 мощностью 9,6 млрд кубометров в год, построенный в 1970 для осуществления поставок газа в Армению и Азербайджан, и IGAT-2 мощностью 27 млрд кубометров в год, строительство которого не было завершено в связи с Исламской революцией в 1979 году. Оба газопровода требуют реконструкции. Их расконсервация может позволить Ирану поставлять газ через Украину в ЕС. В качестве альтернативы рассматривается расширение действующего газопровода из Ирана в Турцию до Греции.

В 2005 г. в Иране насчитывалось 132 млрд баррелей доказанных запасов нефти (около 10 % от мировых запасов). Иран добывает 4,2 млн баррелей в сутки, из них экпортируется около 2,7 млн баррелей. Иран являлся четвёртым экспортёром нефти в мире (вторым в ОПЕК), а также крупнейшим поставщиком нефти в Китай.

Согласно иранской конституции, запрещается продажа иностранным компаниям акций национальных нефтедобывающих предприятий или предоставление им концессий на добычу нефти. Разработку нефтяных месторождений ведёт государственная Иранская национальная нефтяная компания (ИННК). С конца 1990-х, однако, в нефтяную отрасль пришли иностранные инвесторы (французские Total и Elf Aquitaine, малайзийская Petronas, итальянская Eni, Китайская национальная нефтяная компания, а также белорусский «Белнефтехим»), которые по компенсационным контрактам получают часть добытой нефти, а по истечении срока контракта передают месторождения под контроль ИННК.

Несмотря на свои колоссальные запасы углеводородов Иран испытывает дефицит электроэнергии. Импорт электричества на 500 млн киловатт-часов превышает экспорт. Разработанная в этой связи национальная программа подразумевает достижение к 2010 году уровня в 53 тысячи мегаватт установленных мощностей. Программа предусматривает развитие гидроэлектроэнергетики и ядерной энергетики. Первая иранская атомная электростанция построена в Бушере при содействии России.

Туризм

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 12 мая 2011.
Интерьер мечети Шейха Лютфаллы

Туристическая индустрия Ирана серьёзно пострадала в результате ирано-иракской войны, однако в настоящее время возрождается. В 2003 было выдано 300 тысяч туристических виз, большинство — паломникам из соседних исламских государств, направлявшимся в Мешхед и Кум. В 2004 же Иран посетили уже 1,7 млн иностранных туристов. Если для мусульман, вероятно, основной интерес представляют священные места, то европейцев интересуют главным образом археологические раскопки и древние памятники. В 2004 доходы туриндустрии превысили 2 миллиарда долларов. Развитию туризма сильно препятствует несовершенство инфраструктуры.

По доходам бюджета от туризма Иран располагается на 68 месте. 1,8 % населения заняты в туристическом бизнесе. По прогнозам этот сектор экономики является одним из наиболее перспективных в стране; в ближайшие годы ожидается его прирост на 10 %.

Транспорт

В Иране действует правостороннее движение (руль слева). Иран имеет развитую транспортную инфраструктуру. Общая протяженность автомобильных дорог составляет 178 тыс. км, из них 2/3 — с твердым покрытием. На 1000 человек приходится 30 личных автомобилей. Протяженность железных дорог — 8400 км (2005). Железнодорожное сообщение имеется с Арменией (не действует), Азербайджаном, Пакистаном, Турцией и Туркменистаном. Ведется строительство ветки Хорремшехр — Басра (Ирак). Ширина колеи — 1435 мм. Крупнейший порт — Бендер-Аббас на берегу Персидского залива, на берегу Каспийского моря — Энзели. В Иране действует 321 аэропорт, 129 имеют взлетно-посадочные полосы с твердым покрытием. В шести крупнейших городах ведется строительство метро. Протяженность трубопроводов — 34 тыс. км; из них 17 тыс. — газопроводы, 16 тыс. — нефтепроводы, 1 тысяча — для перегонки сжиженного газа и газоконденсата.

Культура

Архитектура Ирана

Основная статья: Архитектура Ирана

Изобразительное искусство Ирана

Газеты и телерадиовещание

Газеты:

  • Кейхан
  • Эттелаат

Телерадиовещание:

Информагентства:

  • Национальное информационное агентство — «ISNA»
  • Национальное информационное агентство — «FARS»

Вооружённые силы Ирана состоят из двух основных частей: войска в подчинении Министерства обороны и Корпус стражей Исламской революции в непосредственном подчинении Высшего руководителя, где в общей сложности служат около 545 тысяч человек. Резерв составляет 350 тысяч. В Иране также действует паравоенная организация в рамках КСИР — Басидж, где проходят постоянную службу 90 тысяч добровольцев и 11 миллионов резервистов, в том числе женщин. Таким образом, общая численность вооруженных сил с учетом резерва в Иране превышает 12 миллионов человек.

Боевые возможности Ирана держатся в строгом секрете. В последние годы налажено производство баллистических ракет, в том числе Шахаб-3. И если раньше Иран тратил 3,3 % ВВП на военный бюджет, что было намного меньше по сравнению с другими странами Ближнего востока, особенно Израилем, то в последнее время затраты на вооружения в Иране сильно выросли, кроме этого, Иран имеет спутник в космосе.

Космические достижения

Запустив 2 февраля 2009 года спутник «Омид» («Надежда») с помощью собственной ракеты-носителя Сафир-2 с космодрома Семнан, Иран со второй попытки стал десятой по счёту космической державой. В начале февраля 2010 года иранские СМИ передали, что Тегеран на ракете-носителе собственного производства «Кавошгар-3» отправил в космос капсулу с живыми организмами. Также Иран 3 февраля 2012 года успешно вывел на орбиту новый спутник «Навид» («Радостная весть»)[37]. Одной из его задач является фотосъемка поверхности Земли.
У Ирана имеется собственное космическое агентство.

Интересные факты

Флаг Ирана содержит самое большое количество слов в мире. На флаге 22 раза повторяется надпись «Аллах акбар».[38]

См. также

Российско-иранские отношения
Эволюция американо-иранских отношений до окончания холодной войны

Примечания

Ссылки

Правительственные сайты
Прочее
  Страны и регионы со значительным присутствием иранских этносов
Современные государства
Страны и регионы со значительным
присутствием иранских этносов
Исторические государства
Источники и проценты

ИРАН: ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ СОБЫТИЯ — Словарь Кольера — Русский язык

К статье ИРАН

Общая характеристика. Исламская революция в Иране (1978-1979), которая привела к падению монархии, явилась результатом полуторавекового процесса социально-экономических преобразований. Этот процесс породил множество противоречий и внес разлад в иранское общество, прежде всего между светскими реформаторами и мусульманскими традиционалистами. Стимулом преобразований послужил ряд конфликтов с западными державами в начале 19 в., в результате которых за период с 1804 по 1828 Иран потерял все свои закавказские территории, отошедшие к России. В середине 19 в. Иран стал ареной борьбы за сферы влияния между Россией и Великобританией.

Откликом иранского общества на создавшееся положения стал анализ причин деградации страны и поиск путей преодоления кризиса. Этот поиск породил два течения: 1) светских реформаторов, считавших, что стагнация Ирана вызвана авторитарным, деспотическим правлением шаха; для возрождения Ирана, считали они, необходимы религиозные и политические реформы по западному образцу, переход к конституционной форме правления и власти закона; 2) мусульманских традиционалистов, считавших, что причиной отсталости Ирана стал отход от исламских ценностей и, как следствие, усиление иностранного влияния; рецептом выхода из кризиса объявлялось строгое следование законам шариата.

Раскол стал очевиден во время событий 1905-1907, когда светские реформаторы потребовали установления конституционной формы правления (хокоумат-е-машруте), а исламские традиционалисты выступили за его шариатскую форму (хокоумат-е-машруа). Принятая в 1906 Конституция страны стала выражением компромисса между двумя подходами. В ней был провозглашен суверенитет народа и основные его права. В то же время статья 5 Конституции 1906 предоставляла духовенству определенное число мест в парламенте с тем чтобы гарантировать соответствие законодательства страны исламским догматам. В дальнейшем, особенно при монархах династии Пехлеви (1925-1978), это положение Конституции не соблюдалось, и проводилась политика, направленная на секуляризацию иранского общества, системы образования и судоустройства. Против нововведений, грозивших разрушить основы власти духовенства, высказалось мусульманское духовенство. Одним из самых непримиримых оппонентов намечавшихся преобразований стал аятолла Рухолла Хомейни. В 1964 за организацию антишахских выступлений, в том числе направленных против проведения земельной реформы и участия женщин в выборах, Хомейни был выслан в Ирак.

Однако вместо соблюдения конституционных норм двор вернулся к традиционному авторитарному правлению, в результате от власти отвернулась самая образованная и политически активная часть населения, что привело к победе революции 1978-1979.

Исламская республика. Различные светские и религиозные слои, объединившиеся в схватке с Пехлеви, имели совершенно разные взгляды на политическую систему, призванную придти на смену прежней монархии. В итоге в течение первых двух лет после свержения шаха в иранском обществе шла борьба между группировками. В конечном счете верх одержали исламисты, и в марте 1979 жителям страны предложили выбор: высказаться за или против исламской республики. Иранцы проголосовали за введение исламской республики.

Конституция 1979. В основу всех сторон жизни страны были положены мусульманские принципы. Отсюда следовало, что управлять Ираном могли лица, сведущие в исламе — улемы. Верховный религиозный руководитель (факих) осуществляет опеку (велаят) над всей системой власти и страной в целом. Таким образом, реализуется концепция велаят-е-факих, являющаяся краеугольным камнем исламского государственного устройства.

Руководитель становится высшим арбитром по различным вопросам внутренней и внешней политики. Он назначает командующих вооруженными силами и Корпуса стражей исламской революции, а также членов Совета попечителей — органа, призванного гарантировать, что все законодательные акты соответствуют принципам ислама. Ему также предоставлено право объявлять войну и заключать мир. В соответствии с Конституцией 1979, Руководитель должен быть авторитетным лидером (марья-е-теклид).

По Конституции 1979, высшая исполнительная власть включает президента и премьер-министра. Законодательная власть принадлежит Национальному консультативному собранию (меджлис-е-шура-е-мелли). В него сроком на 4 года входили 270 человек. Функции меджлиса включали разработку, обсуждение и принятие законодательных актов, предложенных правительством.

Меджлис утверждал Совет министров по представлению президента и располагал правом делать запросы членам кабинета. При выражении недоверия правительство или отдельные министры должны были подавать в отставку.

Совет попечителей. Статья 91 Конституции 1979 (в Конституции 1906 была сходная статья 5) предусматривала создание Совета попечителей, в задачу которого входила проверка всех законодательных актов на соответствие исламским законам. Совет попечителей состоял из 6 «беспристрастных религиозных лидеров», назначаемых Руководителем, и 6 юристов, избираемых меджлисом и специализирующихся в различных областях права.

В соответствии с Конституцией 1979, была создана новая судебная система, включавшая три основных инстанции. Первым из них было Министерство юстиции, занимавшееся фактически только передачей жалоб и заявлений в различные судебные учреждения и поддержанием связи между исполнительной и законодательной ветвями власти. Министр юстиции назначался премьер-министром из списка кандидатов, предлагавшимся ему Высшим советом юстиции.

Согласно Конституции, главным судебным органом признавался Высший совет юстиции, в состав которого входили председатель Верховного суда, Генеральный прокурор (на эту должность, как и в члены Верховного суда, назначаются только священнослужители и богословы) и три высших муджтахита (богослова).

Глава 3 Конституции 1979 гарантировала права человека, трактуя их в соответствии с постулатами ислама. Еще одним важным органом исламской системы государственного устройства в Иране стал Совет целесообразности (шура-е-меслахат), который не был предусмотрен Конституцией и появился позднее. В его задачу входит решение всех идеологических разногласий, которые могут возникнуть в руководстве, с тем чтобы обеспечить сохранение интересов страны, даже если при этом и будут нарушены какие-либо религиозные нормы.

Пересмотр Конституции 1979. Политическая система, установленная Конституцией 1979, содержала противоречия. Часть из них проистекала из самой природы шиитских политических представлений и правовых принципов, а часть — из неопределенности в распределении полномочий между президентом и премьер-министром. По мере ухудшения состояния здоровья Хомейни стало ясно, что Конституция 1979 требует пересмотра. Своим письмом от 24 апреля 1989 Хомейни создал специальную группу в составе 20 членов, в задачи которой входил пересмотр ряда положений конституции.

Требования, предъявляемые к Руководителю. Самой трудной проблемой для 20 членов группы, получившей название Совет по переоценке Конституции Исламской Республики Иран, стало определение того, по каким критериям должен выбираться преемник Хомейни. По Конституции 1979, Руководитель должен быть авторитетным лидером. Однако в шиитской традиции отсутствуют какие-либо нормативные правила определения авторитетности. К моменту кончины Хомейни в июне 1989 все еще действовавшие заслуженные лидеры были слишком стары, чтобы занять пост Руководителя. При этом многие из них не одобряли института велаят-е-факих, не говоря уже о том, что выбор преемника Хомейни не был чисто религиозной проблемой.

В конечном счете, в результате компромиссов и споров была выработана формула, по которой функции «руководителя» (рехбариат) были отделены от функций «авторитетного лидера» (мерьяйят). В соответствии с достигнутым согласием, Руководитель не обязан быть авторитетным лидером, от него требуется лишь обладать достаточным опытом, чтобы им стать. Подобные интеллектуальные упражнения доказывают, что должность Руководителя несет в основном политическую, а не богословскую нагрузку.

Этот компромисс привел к тому, что на протяжении 1990-х годов многие деятели, как светские, так и религиозные, предлагали либо упразднить институт велаят-е-факих, либо выбирать и смещать Руководителя через процедуру всеобщего волеизъявления. В настоящее время его избирает Собрание экспертов, состав которого формируется по результатам всенародного голосования из кандидатов, одобренных Советом попечителей.

В результате пересмотра Конституции был отменен пост премьер-министра и созданы предпосылки для перехода к президентской республике. Пока же власть президента сильно ограничена полномочиями Руководителя и меджлиса.

При пересмотре Конституции было изменено и официальное наименование иранского парламента, из Национального консультативного собрания ставшего Собранием исламского совета.

Конституция 1979 создала коллективную судебную систему, которая оказалась громоздкой и неэффективной, в частности, из-за расхождений между членами Высшего совета юстиции по вопросам толкования исламских законов. Поправка к Статье 157 заменила Высший совет «беспристрастным и мудрым муджтахидом, хорошо знакомым с судебной системой». Срок полномочий верховного судьи — пять лет.

Пересмотренная Конституция предусматривает создание Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ). Статья 176 Конституции возлагает на ВСНБ определение государственной политики, определяемой Руководителем. Председательствует в ВСНБ президент. В заседаниях Совета в качестве его членов участвуют руководители трех ветвей власти, глава Совета верховного командования вооруженными силами, ответственный за государственный бюджет и планирование, два представителя Руководителя, министры внутренних дел и информации, министр правительства в зависимости от круга рассматриваемых вопросов и командующий Корпусом стражей исламской революции.

Региональные и местные органы власти. Страна разделена на 24 остана (провинции), во главе которых стоят генерал-губернаторы, назначаемые министром внутренних дел. Останы делятся на шахрестаны — местные административные единицы, включающие города и примыкающую сельскую округу. Управляются шахрестаны чиновниками, которые частично назначаются, а частично избираются. Наиболее влиятельным политическим лицом в шахрестане является имам-жоме, или главный пятничный священник, выполняющий роль местного представителя Руководителя.

Политические организации и движения. Исламская революция 1979 свершилась в результате соединения усилий различных светских и исламских сил, которых объединяло лишь стремление отстранить шаха от власти. Значительные расхождения во взглядах на будущее страны имелись даже в рядах самих исламистов.

Наиболее серьезный идеологический и политический вызов исламистам был брошен левоисламистской организацией Моджахедин-е-Халк («Организация борцов за святое дело иранского народа»), которая исповедовала идеологию, основанную на марксизме, и использовала для общения с «массами» язык, заимствовавший шиитские символы.

Моджахеды открыто выступили против исламского режима, подняв восстание в июне 1981, когда Иран вел тяжелую войну с Ираком. Восстание было подавлено, а лидеры организации, включая Масуда Раджави, бежали в Ирак, где выступили в поддержку его агрессии против Ирана. Представители этой организации, ныне называющие себя Движением национального сопротивления Ирана, сумели создать на иракской территории военную базу и небольшую армию, которая периодически осуществляет террористические акты в Иране. Движение ведет активную деятельность в США и Европе, где пытается избавиться от образа партизанской и марксистской организации.

Крупнейшей левой светской организацией страны длительный период была Народная партия Ирана (Туде), которая поддержала исламистов, полагая. что возглавленная ими революция станет первым шагом на пути к подлинно социалистической революции. Определенные круги внутри правящей верхушки также симпатизировали Туде. Однако, опасаясь возможного проникновения представителей этой партии в военный и государственный аппарат, власти в 1983 арестовали ее руководителей, а саму партию запретили. В настоящее время она действует нелегально, а после распада Советского Союза перестала быть сколько-нибудь значительной политической силой. Имеется ряд других левых партий, таких, как Фдаян-е-Халк («Организация федаев иранского народа») и «Пайкар», которые находятся на нелегальном положении.

На либеральном фланге находится Движение за свободу Ирана («Нехзет-е-Азедийе-Иран»), созданное Мехди Базарганом, последователем легендарного националистического лидера Ирана Мохаммада Мосаддыка. В настоящее время руководителем Движения является Ибрагим Язди. Первоначально Движение сотрудничало с Хомейни. Но уже вскоре проявились различия в подходах и взглядах между Базарганом, назначенным главой временного правительства, и революционными исламистами. Когда воинствующие студенты в ноябре 1979 захватили в качестве заложников сотрудников посольства США, Базарган ушел в отставку. С тех пор Движение за свободу Ирана и его ведущие деятели периодически подвергались нападкам.

Светские либеральные силы, например приверженцы Национального фронта Мосадыка, пользуются определенной поддержкой в Иране, но действуют из-за границы. Это же относится и к небольшим монархическим группировкам.

Политические партии и становление гражданского общества. Конституция 1979 умалчивает о деятельности политических партий. Не поднимался этот вопрос и при ее пересмотре в 1989. Основатель исламской республики аятолла Хомейни считал, что социально-экономическая и политическая организация Ирана может базироваться исключительно на принципах ислама и что все основные законы уже определены Кораном и шариатом.

Вслед за существовавшей в последние годы правления шаха однопартийной системой, когда на службе у правящей верхушки находилась Партия возрождения («Растахис»), в 1980-е годы новая политическая элита страны создала свою собственную организацию — Исламскую республиканскую партию («Хизб-е-Джомхурийе-Ислами»).

Однако борьба за власть внутри правящей верхушки парализовала деятельность партии, и в 1987 она была распущена. После этого было сформировано несколько более или менее прорежимных политических объединений, которые, однако, мало напоминают настоящие политические партии. Они представлены в основном клерикальными группировками типа Фонда Ресалат, Ассоциации борющихся духовников Тегерана, Общества борющегося духовенства Тегерана.

В 1990-х годах с подъемом политического сознания масс, их разочарованием в результатах правления исламистов и усилением противоречий внутри правящих кругов, в частности между так называемыми умеренными и сторонниками жесткой линии, начал дебатироваться вопрос о целесообразности создания партий, которые отражали бы новую социальную и политическую структуру общества.

И хотя данный вопрос все еще находится в стадии обсуждения, уже появилось несколько новых политических организаций, таких как объединение технократов Служители реконструкции и Исламский фронт участия Ирана, поддержавший президента Мохаммеда Хатами.

Вслед за постепенным становлением гражданского общества в Иране стали возникать профессиональные, женские и студенческие организации. Этот процесс уже проявил себя на иранской политической сцене, что способствовало избранию президентом страны Мохаммеда Хатами, который выступает твердым сторонником развития гражданского общества и его демократизации.

Вооруженные силы. Общая численность армии Ирана составляет ок. 540 тыс. человек, в том числе сухопутных частей — 350 тыс. человек, военно-морского флота — 20,6 тыс. человек, военно-воздушных сил — 50 тыс. человек, Корпуса стражей исламской революции — 125 тыс. человек. Кроме того, был сформирован 40-тысячный корпус по защите закона, занимающийся преимущественно охраной границы. Имеются также полувоенные подразделения «басидж» («Организация мобилизации обездоленных») численностью 40 тыс. человек.

Внешняя политика. В результате революции произошла полная смена внешнеполитического курса страны. Так, взаимоотношения Ирана и США из союзнических превратились во враждебные. Изменилась и региональная политика. Ввиду того, что Иран пытался заниматься экспортом революции, ухудшились его взаимоотношения с умеренными арабскими режимами, в частности в зоне Персидского залива. В то же время враждебный настрой в адрес США привел к сближению с такими радикальными арабскими государствами, как Сирия и Ливия.

Уже в 1984 внутри руководства Ирана проявились расхождения в подходах к внешней политике. Поражение в войне с Ираком и подписание в августе 1988 унизительного соглашения о прекращении огня вызвали суровую критику внешнеполитического курса. Однако сторонникам жесткой экстремистской линии удалось помешать кардинальным сдвигам в отношениях с западными странами, прежде всего с США, как и разрыву тесных контактов с экстремистскими исламистскими группировками, хотя связи со странами Персидского залива несколько улучшились.

В 1989 появилось еще одно препятствие на пути улучшения отношений с Западом — так называемое дело Рушди, но в их нормализации еще бльшие трудности создавали продолжавшаяся борьба в самом руководстве страны и действия сторонников жесткого курса против иранской оппозиции за рубежом. В частности, негативные внешнеполитические последствия имели убийство ряда ее лидеров, живших в изгнании в Европе, таких, как последний премьер-министр шахского правительства Шапур Бахтияр. Тем не менее движение в сторону прагматизма продолжилось, что выразилось в нейтральной позиции, которую занял Иран во время войны в Персидском заливе в 1991, и в соблюдении страной эмбарго, введенного ООН против Ирака.

Иран в постсоветский период. Распад Советского Союза изменил внешнеполитическую обстановку на Среднем Востоке и в мире в целом, которая ныне складывается значительно менее благоприятно для Ирана. Война в Персидском заливе продемонстрировала усиление позиций западных государств, особенно США. США стали придерживаться стратегии сдерживания Ирана. США также воспрепятствовали тому, чтобы экспорт нефти и газа из Средней Азии и Закавказья направлялся через иранскую территорию. В то же время появление нескольких новых государств в южной части бывшего Советского Союза предоставило Ирану шанс восстановить свои связи с регионом, с которым у него в прошлом были прочные исторические и культурные связи.

В контактах Ирана с Россией и новыми мусульманскими республиками возобладал реалистический подход, благодаря которому удалось сохранить многоплановые добрососедские связи с Россией и другими государствами, возникшими после распада СССР. Отношения с арабскими странами Ближнего Востока и Персидского залива продолжают быть напряженными, хотя и в меньшей степени, чем в 1980-е годы. Основной причиной трений оставалась негативная реакция Ирана на арабо-израильский мирный процесс и поддержка воинствующих мусульманских группировок среди арабов.

Попытки Ирана укрепить отношения с государствами Персидского залива были подорваны возобновившимся многолетним спором с Объединенными Арабскими Эмиратами из-за суверенитета над островами Абу-Муса, Большой и Малый Томб. В постсоветский период ухудшились условия диалога Ирана с его соседями, Турцией и Пакистаном, соперников за влияние на среднеазиатское пространство и Афганистан.

Избрание в мае 1997 президентом Мохаммеда Хатами открыло новую страницу во внешней политике страны. В декабре 1997 в качестве председателя Организации Исламская Конференция Иран проводил совещание на высшем уровне, в нем приняли участие ведущие арабские лидеры, в том числе саудовский принц Абдалла бен Абдель Азиз.

Смогут ли иранцы и талибы договориться? — Клуб «Валдай»

Тогдашний президент Ирана Мохаммад Хатами, придерживающийся умеренных и реформаторских взглядов, считал, что данный шаг позволит одновременно достичь и понимания в отношениях с США. Однако через несколько месяцев американский президент Буш-младший причислил Иран к «мировой оси зла», и на этом ирано-американское сотрудничество на афганском поле прекратилось.

В 2005 году в Иране президентом стал Махмуд Ахмадинежад. Он решил начать диалог с талибами, которые в принципе на тот момент утратили своё былое влияние, однако продолжали подпольную войну. Как пишут СМИ, Иран начал тогда серьёзно работать с талибами и в итоге смог добиться серьёзных результатов в виде лояльности двух авторитетных лидеров «Талибана» – Хайбатуллы Ахундзады и Ахтара Мансура. Они стали часто бывать в Иране и принимать от Тегерана всяческую помощь – от денег и вооружения до инструктажа. Впоследствии в СМИ появлялись сообщения о том, что Иран поддерживает контакты с «Талибаном», на что официальные лица Исламской Республики заявляли, что их отношения с талибами не означают оказания политической или военной поддержки этой группировке. Американцы начали обвинять Иран в снабжении «Талибана» оружием. В Вашингтоне представили документы, свидетельствующие об оказании Ираном военной помощи «Талибану» в виде поставок оружия и военной техники.

Возник вопрос, зачем всё это могло быть нужно Ирану? Во-первых, иранцы знают, откуда растут ноги у «Талибана», кто его финансирует и поддерживает. В первую очередь это Пакистан, который имеет свои виды на регион и мечтает нейтрализовать Иран, а также Саудовская Аравия и ОАЭ, которые не жалели огромных финансов на поддержку талибов, чтобы те в свою очередь не давали иранцам спокойно спать. Во-вторых, в Иране понимали, что ещё одну войну они просто не потянут. Да и зачем воевать там, где можно договориться? Соответственно, иранцы пошли по второму пути и получили от талибов обратную связь, что конечно же вызвало нервную реакцию у Исламабада. В итоге в 2016 году лидер талибов Ахтар Мансур погиб в результате атаки беспилотника в приграничном районе между Афганистаном и Пакистаном. Американские военные заявили, что в тот момент Мансур возвращался из Ирана, и в качестве доказательства предъявили СМИ его паспорт с иранской визой. Таким образом пакистанцы намекнули талибам, что их наметившаяся кооперация с Ираном чревата последствиями. Однако талибов это не остановило. Так, в январе 2019 года МИД Ирана официально объявил о состоявшейся встрече заместителя министра иностранных дел Аббаса Аракчи с делегацией талибов. Факт проведения этих переговоров с иранскими официальными лицами «Талибан» подтвердил.

Все последние годы Иран открыто проявлял недовольство долгосрочным пребыванием США в Афганистане и не оставлял попыток расширить своё влияние в регионе. Практически же политика Тегерана в отношении Афганистана, основу которой составляет экономическая кооперация, в целом воспринималась в соседней стране положительно и находила поддержку среди талибов. Однако не будем списывать со счетов и внутрииранские взгляды в отношении «Талибана», которые серьёзно разнятся. Единый подход в Тегеране до сих пор не выработан. Даже среди политиков самого высокого ранга в ближайшем окружении верховного лидера Исламской Республики Али Хаменеи существуют разные мнения относительно того, стоит ли сейчас признавать режим талибов в Кабуле законной властью в Афганистане. Некоторые аятоллы и вовсе призывают дождаться удобного момента, когда на этот пойдёт кто-либо из крупных игроков, например Китай, Евросоюз или Россия. Во всяком случае так считают ослабленные в Иране реформаторы. Правящие консерваторы во главе с президентом Ибрагимом Раиси придерживаются несколько иной позиции. Невзирая на свою консервативность, они смотрят на мир реально, понимают, что талибы правят соседней страной и что с большой долей вероятности пришли они надолго, следовательно, необходимо уже сейчас договариваться, чтобы «не опоздать». Неспроста президент Раиси после взятия Кабула талибами уже на следующий день заявил о пользе ухода США из Афганистана, фактически приняв сторону талибов.

В Иране афганские женщины вышли на акцию против талибов

https://ria.ru/20210816/zhenschiny-1745938989.html

В Иране афганские женщины вышли на акцию против талибов

В Иране афганские женщины вышли на акцию против талибов — РИА Новости, 16.08.2021

В Иране афганские женщины вышли на акцию против талибов

Афганские женщины, находящиеся в Иране, вышли на улицы города Кум на протестную акцию против «Талибана»*, передает агентство ISNA. РИА Новости, 16.08.2021

2021-08-16T15:28

2021-08-16T15:28

2021-08-16T15:28

захват власти в афганистане талибами

в мире

иран

талибан

кум

афганистан

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn25.img.ria.ru/images/150875/90/1508759053_0:149:3112:1900_1920x0_80_0_0_af21ae4855ef96aee58b47798c6d262b.jpg

МОСКВА, 16 авг – РИА Новости. Афганские женщины, находящиеся в Иране, вышли на улицы города Кум на протестную акцию против «Талибана»*, передает агентство ISNA.»Утром в понедельник, 16 августа, группа афганских женщин собралась на площади Астанэ в Куме, возле святыни Фатеме Масуме, чтобы выразить протест против захвата (талибами) городов (Афганистана)», — говорится в сообщении агентства.Ситуация в Афганистане особенно обострилась в последние недели, с наступлением талибов (движение признано террористическим и запрещено в РФ) на крупные города. В воскресенье СМИ и источники сообщили, что мятежники контролируют все погранпереходы. Позже в тот же день боевики заявили, что вошли в Кабул и взяли под контроль президентский дворец. Президент Афганистана Ашраф Гани заявил, что покинул страну, «чтобы предотвратить бойню». В ночь на понедельник официальный представитель политофиса «Талибана»* Мухаммед Наим заявил, что война в Афганистане окончена, а форма правления в государстве прояснится в ближайшее время.*Террористическая организация, запрещенная в России.

иран

кум

афганистан

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn22.img.ria.ru/images/150875/90/1508759053_191:0:2922:2048_1920x0_80_0_0_094803a406003918c3840565a82e2abc.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

в мире, иран, талибан, кум, афганистан

В Иране афганские женщины вышли на акцию против талибов

Принц Ирана готов вернуться в страну ради свержения режима :: Политика :: РБК

Находящийся в изгнании принц Ирана Реза Пехлеви дал эксклюзивное интервью издаваемой в Лондоне персоязычной газете «Кайхан». На фоне последних событий на Ближнем Востоке небезынтересной представляется позиция человека, который вполне в состоянии повлиять на ход событий в ключевом государстве региона.

Принц полагает, что власти, которые сегодня правят Ираном, переживают период, чем-то напоминающий то время, когда в Европе происходило переосмысление ценностей. В странах Западной Европы и других регионов была одержана победа над религиозными формами власти, и религия была отделена от государства. Это, по словам Резы Пехлевы, открыло путь к свободе, ведь «при демократической форме правления все законы определяются народом», тогда как «при религиозном правлении основой всему считается божественность, и для простых людей власть остается недоступной».

Своей задачей на нынешнем этапе принц видит необходимость показать общественности как в самом Иране, так и за его пределами, что изменить деспотическую сущность правящего иранского режима невозможно. На первом этапе, как показывает опыт других стран на протяжении последних двух десятилетий, движение оппозиции возглавляли представители интеллигенции. Постепенно движение охватывало все слои общества. С помощью гражданского неповиновения оно оказывало давление на правителей и вынуждало их получать у народа подтверждение законности своего пребывания у власти. Как считает Реза Пехлеви, «в Иране, половину населения которого составляют молодые люди в возрасте до 30 лет, хорошо понимают это».

Ранее, напомним, иранский принц уже заявлял открыто о необходимости отделения религии от государства. Правда, по его словам, официальная пропаганда старается представить отделение религии от государства как безбожие. Для того, чтобы противостоять этому обману со стороны духовных лидеров, Реза Пехлеви предлагает продолжать просветительскую деятельность. По его мнению, опыт, полученный за почти сто лет существования иранской конституции, особенно после прихода к власти лидеров Исламской республики, показывает, что религия по своей сути не имеет никакого отношения к политической системе. Проблема, по мнению принца, заключена в том, что определенная сила обрела политическую власть в Иране и втянула страну в темный период истории. «У нас нет проблем с религией, однако они есть с религиозной властью», — сказал принц.

Реза Пехлеви особо отметил тот факт, что лозунги, с которыми в настоящее время выступает иранская молодежь и вся оппозиция, совпадают с его заявлениями. Говоря о необходимости проведения референдума для решения проблемы религиозного правления, он вновь подчеркнул: религиозная власть должна уступить место демократической власти. Уже сейчас, по его словам, народ взял инициативу в свои руки, и если совсем недавно власти могли удержать народ от тех или иных действий, то сегодня уже народ удерживает власти. Правительство, по мнению принца, постепенно утрачивает инициативу, она переходит в руки народа.

Отвечая на вопрос о народных выступлениях, Реза Пехлеви выразил мнение, что они выльются в акты гражданского неповиновения, демонстрации, в особых случаях — в забастовки. Все это, как надеется принц, приведет к тому, что правительство лишится материальных ресурсов. Конечно, признал принц, нельзя ожидать от такого режима, как Исламская республика, что он легко отдаст власть в другие руки, тем не менее даже самые крайние меры не могут служить гарантией продолжения пребывания у власти. В качестве примера Реза Пехлеви назвал Румынию, Югославию, страны Латинской Америки, в которых режимы свергались в результате давления народа.

между историей и религией — Россия в глобальной политике

Внешняя политика Исламской Республики Иран вызывает бурные
дискуссии на международной арене. Многие оценки, звучащие в мире,
отражают непонимание сущности исламского государства и мотивов,
которыми руководствуется Тегеран, принимая те или иные
решения.
Изучая современное состояние иранского общества, необходимо в
равной степени учитывать два фактора – иранские традиции и
культуру, а также ислам. История иранской нации уходит корнями в
глубокую древность. Иран щедро использовал возможности своей
многотысячелетней культуры и государственности для распространения
и процветания ислама.

Религиозное начало и политика в исламе неразрывны. В силу того
что ислам, по сути, создает всеобъемлющие планы и программы
действий для личности и для общества в целом, он рассматривает
политику и власть как инструменты реализации этих планов и
программ. Таким образом, у мусульман выработалось особое,
коренящееся в учении Пророка, отношение к политике.

Движущей силой политики, как таковой, является стремление к
политической власти. Отсюда и политическое мировоззрение ислама: он
не только выражает свои идеалы, но и постоянно ищет средства их
претворения в жизнь. Вот почему пророк Мухаммед (а впоследствии
четыре халифа и другие династии) установил в обществе исламскую
форму правления.

Распространившись по миру, ислам оказал огромное влияние на
государства Азии, а также на некоторые регионы Европы и Африки.
Однако в XIV веке исламская цивилизация начала приходить в упадок.
С тех пор мусульмане погрязли в застое, разложении, культурной
деградации и отсталости. В результате некоторые из мусульманских
стран превратились в колонии западных держав.

В конце XIX – начале XX века в исламском мире появился ряд
великих мыслителей-реформаторов, преследовавших две важные цели:
во-первых, вырвать из рук чужаков ресурсы и богатства мусульманских
стран и в результате добиться политической и экономической
независимости и, во-вторых, примирить ислам с модернизмом.

Одновременно новые веяния и модернизация подтолкнули
мусульманских богословов – как суннитов, так и шиитов – к идее
создания исламской формы правления. Все чаще стали звучать призывы
к «объединению» и солидарности мусульман.

Такие мыслители, как Сейед Джемаль ад-Дин Ассадабади, Мухаммед
Абдо, Рашид Реза, Али Шариати и прежде всего имам Хомейни, считали
создание исламской формы правления и мусульманское объединение
единственно возможным выходом для спасения.
Пагубные последствия колониальной эпохи заставили мусульман искать
независимости. Исламская революция в Иране – одно из величайших
событий XX века – явилась протестом против главенства Запада над
Домом Ислама (дар-уль-ислам), попыткой создания такой формы
правления, которая с помощью новых приемов и методов опиралась бы
на все ценности и догматы ислама.

Основу иранской государственной системы составляет шиизм,
точнее, те его особенности, которые касаются всеобъемлющих планов
ислама по управлению обществом и распространению исламских
принципов. На протяжении всей своей истории шииты стремились
установить справедливое правление, считая, что законным
руководителем мусульманской общины может быть только непогрешимый
имам (прямой потомок четвертого халифа Али и дочери пророка –
Фатимы) или его преемник. Однако большинство мусульман не разделяли
такого взгляда на власть. Хотя на некоторых этапах истории шииты
испытывали сильное давление, они никогда не отказывались от своих
идей, выступая за создание праведного правления и распространение
учения ислама и связывая свои надежды с приходом скрытого имама.
(Разумеется, они нередко вступали в компромисс с существующими
правительствами, если шиитские богословы считали, что это поможет
сохранить жизни единоверцев.) Таким образом, неподчинение
большинству, вера в историческую легитимность и утопизм свойственны
шиитам издревле.
Краеугольным камнем нынешнего государственного устройства в Иране
является концепция исламского правления велаят-е-факих (опека
законоведа), разработанная аятоллой Рухоллой Хомейни. Суть
велаят-е-факих заключается в том, что в отсутствие имама только
праведные богословы имеют право руководить нацией. Вся полнота
власти должна быть сосредоточена исключительно в руках образцового
законоведа – факиха (при этом Конституция, парламент призваны
оформлять толкования положений шариата, а исполнительные органы –
следить за выполнением соответствующих предписаний. – Ред.).

Правитель мусульман должен отвечать следующим трем
фундаментальным требованиям: достаточное знание исламского учения
(самостоятельное суждение), справедливость и добродетель, а также
знание и понимание требований эпохи.
Концепция велаят-е-факих основана на трех принципах:

  • полное подчинение и приверженность светских государственных
    структур исламскому праву;
  • верховная власть факиха над всеми тремя ветвями светской власти
    в государстве;
  • обязанность каждого мусульманина прилагать все силы для
    установления исламского правления.

«Опека законоведа» является народной формой правления. Одна из
статей Конституции Исламской Республики Иран предусматривает роль
народа в выборах руководителя. В 1979 году, в период назначения
нового правительства Ирана, имам Хомейни настоял на том, чтобы в
названии страны содержались такие слова, как «исламская» и
«республика», характеризуя тем самым государственное устройство
страны.
В основе политического поведения Исламской Республики Иран –
взаимодействие между традиционными принципами шариата, с одной
стороны, и требованиями к государственному управлению в современную
эпоху – с другой. Таким образом, приверженность исламским ценностям
не привела к пренебрежению реалиями.

Соответственно внешняя политика Тегерана осуществляется под
постоянным координированным воздействием таких факторов, как
религиозная идеология, выраженная в концепциях имама Хомейни, и
практика международного сообщества. Своей приоритетной задачей,
отвечающей национальным интересам страны, Иран считает не
выстраивание сферы своего влияния в регионе, а возрождение ислама и
объединение мусульман всего мира. Такие принципы иранской внешней
политики, как упор на исламское единство вместо национализма,
акцент на экспорт исламской революции в течение первого
послереволюционного десятилетия, доктрина активных действий в
странах Третьего мира, градация и классификация форм правления и
оспаривание некоторых международных норм, имеют источником
исламское международное право.

Конечно, внешнеполитический курс Ирана во многом определяется
все теми же геополитическими, историческими и экономическими
факторами, что существовали в дореволюционную эпоху. Вместе с тем,
поскольку создание исламской формы правления было нацелено на
повышение благосостояния и качества жизни народа, Исламская
Республика Иран стремится добиваться своих целей с учетом
существующей международной обстановки и посредством применения
общепринятых норм.

Ориентация на международное право является конкретным отражением
приверженности Ирана исламским ценностям. Хотя внешняя политика
Тегерана – это результат долгосрочного внегосударственного действия
шариата, международное сообщество и международное право оказывают
влияние не только на нее, но и на формирование того, что исламская
форма правления предлагает миру. Иран поддерживает требование
международного сообщества пересмотреть некоторые действующие нормы,
а также устранить последствия, связанные с господством интересов и
предписаний великих держав.

Рассматривая политическую идеологию имама Хомейни в контексте
международного права, необходимо учитывать несколько
моментов.
Во-первых, преследуя свои цели, исламская революция в Иране во
многих случаях оказывалась под внешним давлением, однако имела
возможность использовать к своей выгоде трения между различными
международными игроками. Следовательно, необходимо проводить
различие между некоторыми идеями исламской революции, которые не
могут быть материализованы в силу господствующих международных
отношений (на самом деле сегодня, спустя много лет после победы
исламской революции, иранское правительство не заинтересовано в
том, чтобы вспоминать о подобного рода устремлениях, например об
установлении глобального исламского правления), и некоторыми
другими внутренними задачами Ирана в рамках закона. Такими, которые
были институциализированы и могут проводиться на международном
уровне с помощью действующих норм (например, первоочередное
внимание к исламскому миру).

Во-вторых, следует учитывать влияние революционного пыла и
внутренней борьбы за власть на ход исламской революции в ранние
годы и на разных ее этапах. Естественно, революционное возбуждение,
возникающее при любой смене общественного строя, ограничивается
постреволюционной эпохой. После этого периода, особенно в течение
второго десятилетия революции, мы были свидетелями того, что цели
преследовались в основном с соблюдением норм международного
сообщества и на основе прагматичного подхода. Кроме того, при
формировании политики национальным интересам уделялось должное
внимание и придавался должный вес. В течение этого периода
исламские законы и задачи исламской революции стали более
институционализированными.

В-третьих, исламскую революцию можно считать примером того, как
исламский мир или, шире говоря, страны Третьего мира требуют
пересмотра правил, норм и ценностей международного права.

Интересы этих акторов и связанные с ними исламские ценности
оказывают явное давление на существующие модели структур,
соглашений и договоренностей в рамках международной системы. Как
показал опыт французской и русской революций, некоторые новые
структуры в итоге находят новое постоянное место на международной
арене. Время покажет, останутся ли и на этот раз следы на песке,
когда от берега отхлынут волны послереволюционного шторма.

Требование исламской революции, настаивающей на том, чтобы
международные отношения строились на более глубоком понимании
различий в ценностях, созвучно концепции диалога цивилизаций,
подразумевающей, что международное сообщество учитывает
разнообразие ценностей, принципов и культур. В соответствии с
концепцией диалога (в отличие от теории столкновения цивилизаций
Самьюэла Хантингтона) общие принципы и фундаментальные основы
мировых цивилизаций настолько переплетены и взаимосвязаны, что
конфликт между ними невозможен. Источником же происходящих
столкновений или имеющихся разногласий являются доминирующий ныне
порядок и попытки добиться мирового господства со стороны некоторых
держав.

Таким образом, если разнообразные ценности и существующие полюса
влияния получат признание, не будет и повода для столкновения
цивилизаций. Если освободить человечество от оков группировок, если
повысить уровень знаний об исторических корнях и культурных
особенностях других наций и если добиться взаимопонимания, то почва
для большинства конфликтов просто исчезнет.

Иран, памятка туристу — вся информация по в Иране

СКАЧАТЬ ПАМЯТКУ

Иран  Памятка для туристов


ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ

Иран расположен на юго-западе Азии, на территории 1648 тыс. кв. км. На западе граничит с Ираком, на северо-западе — с Азербайджаном, Арменией и Турцией, на севере — с Туркменистаном, а на востоке — с Афганистаном и Пакистаном. С севера Иран омывается Каспийским морем, с юга — Персидским и Оманским заливами.
Форма правления — исламская республика шиитского толка. Столица — Тегеран (13 млн. человек). 

Население страны составляет 79 миллионов человек, из которых 61% — персы, 16% — азербайджанцы, 10% — курды.

ТРАНСПОРТ

Почти в каждом крупном городе Ирана есть аэропорт: в Тегеране, Исфахане, Ширазе и Мешхеде. Несколько национальных Иранских авиаперевозчиков — IranAir, Mahan Airlines, Aseman Airlines и Caspian Airlines — осуществляют как международные, так и внутренние перелеты. 

В стране очень развита система общественного наземного транспорта. Передвигаться можно на такси, автобусах и поездах. В городах и между населёнными пунктами ездят многочисленные маршрутки. Городское и пригородное автобусное сообщение осуществляет более 20 автобусных компаний. Такси недорогое, так как цены на бензин очень низки. Использовать такси стоит только официальные, а для женщин существуют специальные женские службы такси. Можно взять автомобиль в аренду, однако рекомендуем бронировать с водителем — иранское дорожное движение достаточно хаотично даже для российского туриста. Поэтому даже пешеходам следует быть очень внимательными и осторожными.

ДЕНЬГИ

Национальная валюта — иранский риал. 1 иранский риал = 100 динарам. В настоящее время большинство цен указывается также в туманах (1 туман = 10 риалам). 
Кредитные карты и дорожные чеки в Иране практически не принимаются.
Обменивать валюту лучше в банках и официальных обменных пунктах. Режим работы банков: с 08:00 до 16:00 (суббота-среда). Некоторые филиалы работают с 08:00 до 20:00. Выходные дни: четверг, пятница.

ВРЕМЯ

Иран: +1.30 минут вперед от московского, год – 1396 г. (летоисчисление по солнечной хиджре)

КЛИМАТ

Континентальный, с резкими перепадами температур. Средняя температура летом — от +27°С до +32°С (свыше +38°С на юге и в центральных районах). На большей части страны (за исключением северного и южного побережий) достаточно суровые зимы. Средние январские температуры колеблются от +2°С (в Тегеране) до -19°С (в Джаске) и -28°С (в Тебризе).

ЯЗЫК

Государственный язык — персидский (фарси), также распространены азербайджанский и арабский.

РЕЛИГИЯ

Государственная религия — ислам (шииты), который исповедуют 89%. Иран является одной из немногих теократических стран в мире.

Что надеть? В Иране этот вопрос наиболее актуален, как для местных жительниц, так и для туристок. Дело в том что Иран — исламская республика (после Исламской Революции 1979 года), а это значит, что в стране существует обязательный дресс-код для женщин, не зависимо от того гражданками какой страны они являются и какую религию исповедуют. Некоторые правила, которых нужно придерживаться в одежде:

  • Голова должна быть покрыта. Это может быть шарфик или платок, плотный или шифоновый, по вашему вкусу и погоде. Он может быть достаточно символическим, но присутствовать должен обязательно.
  • Обтягивающие вещи не приветствуются (прекрасный вариант свободная туника или рубашка на выпуск). Рубашка должна прикрывать тазобедренную часть! чем ближе к колену — тем лучше. 
  • Руки должны быть закрыты( в Тегеране их можно открыть до локтя), а ноги практически до щиколотки.
  • Вы можете позволить себе одежду любой расцветки, но если вы посещаете религиозные объекты, такие как мечеть, яркие расцветки одежды не приветствуются, лучше предпочесть темные или пастельные тона.
  • Ограничений по макияжу нет
  • Накрашенные ногти на руках и ногах — разрешены

Самое важное : Везти в Иран можно и доллары и евро. НО ТОЛЬКО НАЛИЧНЫМИ. Никакие взаиморасчеты карточками (дебетовыми/кредитными) НЕВОЗМОЖНЫ!!!!!!

Туристам выезжающим в Иран необходимо знать перечень позиций запрещенных к ввозу в страну:

  • Все виды алкогольных напитков
  • Видео и печатная продукция эротического содержания
  • Виды диких и редких животных, а также растения (семена, клубни, ростки)
  • Печатная продукция на иврите, сувениры из Израиля (например майки I love Jerusalem и другое)
  • Антиисламская и пропагандистская литература
  • Все виды наркотических веществ (в случае нарушения закона- лица ввозившие наркотики подвергнутся смертной казни)

К ВВОЗУ ДОПУСКАЕТСЯ:

Ввоз иностранной валюты не ограничен (декларация не требуется)

  • Лекарственные препараты должны ввозиться при наличии рецепта от врача или кассового чека из аптеки.
  • Сигареты к ввозу разрешены (в допустимых размерах для личного использования)
  • Мелкая техника
  • Крупногабаритная техника (например музыкальные инструменты для личного
  • пользования)ввозятся с обязательной отметкой в паспорте, для последующего беспрепятственного вывоза из страны.
    Разрешается вывозить личные вещи, персидские изделия ручной работы и товары, купленные в стране, в количестве не более одного большого ковра или двух маленьких ковриков ручной работы (общей площадью до 12 кв. м). Экспорт любого антиквариата (более 50 лет — драгоценные камни, монеты, рукописи и другие произведения искусства) запрещен.

Фотографировать государственные учреждения, военные объекты и сооружения строго запрещено

В аэропорту Тегерана — большие очереди на регистрацию и паспортный контроль — это нужно знать, чтоб не питать иллюзий о молниеносном прохождении. Досмотр делится на мужской и женский.

ЧАЕВЫЕ: В Иране их никто не требует, но как и всем людям их получить просто по-человечески приятно. 

Если туристы знакомятся с местным населением,  то должны знать Мужчины с женщинами не здороваются за руку. (руку жмут друг другу женщина-женщине, мужчина-мужчине)

НАПРЯЖЕНИЕ В СЕТИ:

Напряжение в электросети составляет 220 В, 50 Гц. Штепсели круглые двухконтактные.

СВЯЗЬ: Роуминг МТС, БиЛайн, Мегафон.

В целом уровень преступности в Иране относительно низкий. Однако не стоит пренебрегать стандартными правилами безопасности: не носить с собой большие суммы денег, особенно бдительно следить за сумками и кошельками на рынках и в местах большого скопления людей (а также при проезжающих мимо мотоциклистах), не оставлять свои вещи без присмотра, документы и ценности оставлять в гостиничных сейфах, носить с собой ксерокопии паспорта с визой и ваучера отеля.

КУХНЯ

Кухня Ирана достаточно разнообразна и знаменита большим количеством пряностей и специй. 
Один из главных ингредиентов — рис. Рекомендуем попробовать рис с овощами и мясом в ореховом соусе, плов поло-челе, плов из птицы морг-поло и чело кабабас (рис, приготовленный на углях с мясом). 
Не менее популярны и мясные блюда (из баранины, телятины, козлятины и птицы): знаменитый кебаб, мясные шарики кофте, абгашт (густой мясной бульон) и хореше бадинжан (бульон из баранины с баклажанами). 
Из напитков популярны: кисломолочный дуг с мятным вкусом, безалкогольное пиво с фруктовыми добавками, черный кофе с пряностями и крепкий черный чай с шафраном, который готовят в самоваре. 

Рестораны в Иране — явление достаточно редкое (зачастую только в отелях). Зато хорошо развита сеть общественного питания: кебабные можно встретить практически на каждом углу. Средняя стоимость обеда — от 15000 риалов. Как правило, иранцы обедают с 13:00 до 15:00, а ужинают только после 21:00.

МАГАЗИНЫ

Основная торговая жизнь Ирана сосредоточена на городских базарах, где можно найти шелка, изделия из кожи и дерева, украшения из золота и серебра, ковры, специи, антиквариат и т. п. Большая часть представленного ассортимента — ручной работы! Кстати, один их лучших сувенирных базаров расположен в г. Исфахане. И конечно же, не забывайте торговаться!
Рынки открываются рано утром и заканчивают работу к полудню.

ПРИ ВОЗНИКНОВЕНИИ ПРОБЛЕМ

Посольство России в Тегеране: ул. Нофль-ле-Шато, 39. Телефон: +(98 21) 66-70-11-61/63, факс: + (98 21) 66-70-16-52
Генконсульство в Исфагане: улица Телефонхане, Масджед-е Софретчи, б-р Чахарбаг. Телефон: (+98-311) 222-20-60, факс: (+98-311) 220-08-04
Скорая помощь: 115 или 2200771
Полиция: 129
Пожарная служба: 125 или 955-555
Дорожная полиция: 197 или 883-49-10

иранцев обеспокоены тем, что их новое правительство некомпетентно

Я ПОДХОДИТ , что Эбрагим Раиси, новый президент Ирана, провел первый рабочий день своего правительства, посещая кладбище, так как он помог организовать массовые расстрелы политических заключенных в 1980-е гг. Обстановка также соответствовала мрачному настроению страны. После победы Раиси на фальсифицированных выборах 18 июня число случаев заболевания COVID-19 в Иране резко возросло. Ежедневное количество погибших — одно из самых высоких в мире.

Послушайте эту историю

Ваш браузер не поддерживает элемент

Больше аудио и подкастов на iOS или Android.

Большинство иранцев винят в своей стране (неизбранный) клерикальный режим. В январе верховный лидер аятолла Али Хаменеи запретил импорт западных вакцин, потому что Америка «ненадежна». Позже он отступил, но развертывание было слишком медленным, чтобы помочь остановить вариант Delta.

Теперь г-ну Раиси (на фото) предстоит справиться с кризисом в области здравоохранения, а также с ухудшающейся экономикой.Его относительно умеренный предшественник Хасан Рухани боролся с жесткой оппозицией. Некоторые думают, что избрание Раиси, ставленника верховного лидера, по крайней мере, сделает правительство более последовательным.

Новый кабинет определенно более жесткий, чем кабинет г-на Рухани. В нем нет женщин, но много мужчин, находящихся под санкциями западных стран, включая самого президента. Семь из 19 мест достались людям, связанным с Корпусом стражей исламской революции ( IRGC ), сильнейшей военной силой Ирана, включая четырех бывших командиров.Пятеро членов кабинета являются выходцами из Астан-э-Кудс-э-Разави, крупнейшего конгломерата bonyad , или конгломерата конгломерата, которым когда-то руководил г-н Раиси. Еще шесть — представители судебной системы, еще один консервативный бастион, который ранее возглавлял Раиси.

Г-н Хаменеи будет иметь большую власть над этой администрацией. Он не только выбрал г-на Раиси, но и, вероятно, направил его к Мухаммаду Мохберу, новому старшему вице-президенту и управляющему одного из крупнейших экономических холдингов г-на Хаменеи. Г-н Мохбер — один из многих чиновников кабинета, работавших под руководством верховного лидера.Мохаммад Эсмаили возглавлял надзорный орган государственной телерадиовещательной компании Ирана, контролируемой г-ном Хаменеи. Теперь он министр культуры, критикуя «отклонение и секуляризм» иранского кино, театра и музыки.

Но новый шкаф не такой последовательный, как может показаться. В нее входят сторонники свободного рынка и социалисты, популисты, реалисты и идеологи. Поскольку г-н Хаменеи болен, г-н Раиси, возможно, пытается добиться расположения широкого круга тех, кто определит будущего верховного лидера. Однако иранцы опасаются, что министры будут сражаться за трофеи власти, награждая себя и своих союзников лучшими должностями и льготами.По словам критиков, они уже воспользовались скудными уколами Pfizer и AstraZeneca, оставив массовым массам отечественную (и непроверенную) вакцину.

ВВП на человека упал примерно на 15% с 2018 года. У правительства, похоже, нет убедительных ответов. «Они намекают, что у них есть план, но в этом нет никакого смысла», — говорит Санам Вакил из Chatham House, аналитического центра в Лондоне. «Консерваторы не едины по экономическим вопросам, поэтому вы получаете смесь популизма и неолиберализма». Раиси и его министры пообещали производить 1 млн домов по доступной цене в год.Как они будут за них платить — неясно. Ранее в этом году новый вице-президент по экономическим вопросам Мохсен Резаи предложил новый способ увеличения валютных резервов Ирана: захват западных солдат и требование выкупа.

Лучший способ помочь экономике — возобновить сделку, подписанную в 2015 году Ираном и шестью мировыми державами. Он потребовал от Ирана обуздать свою ядерную программу в обмен на снятие международных санкций. Дональд Трамп вытащил Америку из сделки в 2018 году и отрезал Иран от мировой экономики.Но президент Джо Байден хочет его продлить. Г-н Раиси, со своей стороны, говорит, что поддерживает возобновление непрямых переговоров между Америкой и Ираном.

Однако в любых новых переговорах г-н Раиси, скорее всего, будет полагаться на своего министра иностранных дел Хосейна Амирабдоллахяна, который близок к Хизбалле, ливанской партии и ополчению, и к КСИР , которые Америка считает террористическими группировками. . Новый министр внутренних дел г-на Раиси Ахмад Вахиди разыскивается Интерполом за его предполагаемую роль в бомбардировке еврейского культурного центра в Буэнос-Айресе в 1994 году.Эти встречи вряд ли сигнализируют о желании снова взаимодействовать с миром. ■

Эта статья появилась в разделе «Ближний Восток и Африка» печатного издания под заголовком «Не для руководства»

Санкции Министерства финансов Иранская разведывательная сеть, направленная против ирано-американского активиста в США

ВАШИНГТОН — Сегодня Министерство США Управления по контролю за иностранными активами (OFAC) министерства финансов назначает четырех оперативников иранской разведки, которые напали на U.Гражданин С. в США и иранские диссиденты в других странах в рамках широкомасштабной кампании, направленной на то, чтобы заставить замолчать критиков иранского правительства. Высокопоставленный сотрудник разведки Алиреза Шахвароги Фарахани возглавлял сеть, которая планировала похищение американского журналиста и правозащитника, неудавшийся заговор, который привел к обвинению членов сети в конце июля. В соответствии с хорошо задокументированной ролью Министерства разведки и безопасности (МОИС) во внутренних репрессиях, эта операция демонстрирует пагубную роль иранского разведывательного аппарата в нацеливании на иранцев за рубежом, включая наглые попытки вернуть диссидентов в Иран.

«Заговор иранского правительства по похищению людей является еще одним примером его непрекращающейся попытки заглушить критические голоса, где бы они ни были», — сказал директор Управления по контролю за иностранными активами Андреа М. Гацки. «Действия против диссидентов за границей демонстрируют, что репрессии правительства выходят далеко за пределы Ирана».

Соединенные Штаты будут продолжать привлекать к ответственности авторитарные правительства, прибегающие к транснациональным репрессиям, будь то преследования диссидентов, журналистов или лидеров оппозиции.Эти действия угрожают основанному на правилах международному порядку и подрывают коллективный мир и безопасность.

Сегодняшние меры принимаются в соответствии с Исполнительным приказом (E.O.) 13553. MOIS ранее было назначено в соответствии с E.O. 13553 в 2012 году за то, что он несет ответственность или соучастник в совершении серьезных нарушений прав человека в отношении иранского народа с 12 июня 2009 года. MOIS сыграло ключевую роль в жестоких нарушениях прав человека иранским правительством в отношении иранцев. Иранские репрессии, часто осуществляемые МОИС, также распространились за пределы Ирана, с чередой аналогичных заговоров в Европе и других странах.

Участок по похищению людей в США

Старший сотрудник разведки Ирана Алиреза Шахвароги Фарахани возглавляет сеть оперативников, в том числе Махмуда Хазейна, Кия Садеги и Омида Нури , которым поручено преследовать иранских диссидентов в Соединенных Штатах, Соединенном Королевстве, Канаде, и Объединенные Арабские Эмираты. Фарахани, Хазейн, Садеги и Нури спланировали похищение проживающего в Нью-Йорке ирано-американского активиста, воспользовавшись услугами частного детектива для наблюдения за жертвой и отмыв деньги из Ирана в Соединенные Штаты с целью платить за это наблюдение. Садеги выступал в качестве основного связующего звена сети с частным детективом в Соединенных Штатах и ​​исследовал варианты похищения жертвы на скоростных катерах военного типа из Нью-Йорка для транспортировки в Венесуэлу. Нури способствовал оплате следователю, а Khazein исследовал маршруты проезда от места жительства жертвы до потенциальных точек утечки. Фарахани, Хазейн, Садеги и Нури были обвинены в окружном суде США Южного округа Нью-Йорка по обвинению в сговоре, связанном с похищением людей, нарушениями санкций, банковским и банковским мошенничеством, а также отмыванием денег.

Алиреза Шахвароги Фарахани, Махмуд Хазейн, Кия Садеги и Омид Нури сегодня включены в перечень согласно постановлению Е. 13553 за то, что действовали или намеревались действовать в интересах или от имени, прямо или косвенно, MOIS.

Последствия санкций

Вся собственность и интересы в собственности указанных лиц, которые находятся в Соединенных Штатах или во владении или под контролем лиц США, должны быть заблокированы и сообщены в OFAC. Правила OFAC обычно запрещают любые операции U.S. лиц или находящихся на территории США (или транзитом), которые связаны с какой-либо собственностью или интересами в собственности заблокированных или обозначенных лиц.

Кроме того, указанию могут сами подвергаться лица, не являющиеся гражданами США, которые совершают определенные операции с указанными сегодня лицами. Кроме того, любое иностранное финансовое учреждение, которое сознательно проводит или способствует крупной транзакции для или от имени лиц, обозначенных сегодня, может быть подвергнуто санкциям в отношении корреспондентских или сквозных счетов США.

Просмотр идентификационной информации о физических и юридических лицах, указанных сегодня.

31 CFR § 560.512 — Представительства правительства Ирана в Соединенных Штатах. | CFR | Закон США

(a) Импорт товаров или услуг в Соединенные Штаты и предоставление товаров или услуг в Соединенных Штатах дипломатическим представительствам правительства Ирана при международных организациях в Соединенных Штатах и ​​Секции интересов Ирана. Посольства Пакистана (или любой другой охраняющей державы) в Соединенных Штатах уполномочены при условии, что:

(1) Товары или услуги предназначены для ведения официальных дел представительств или Секции интересов Ирана или для личного использования сотрудниками представительств или Секции интересов Ирана и не предназначены для перепродажи;

(2) Сделка не включает покупку, продажу, финансирование или рефинансирование недвижимого имущества;

(3) Сделка не запрещена законом; а также

(4) Транзакция проводится через счет в U.S. финансовое учреждение, имеющее специальную лицензию Управления по контролю за иностранными активами.

Финансовые учреждения США должны получить особые лицензии на ведение счетов или предоставление кредита дипломатическим представительствам правительства Ирана при международных организациях в США или Секции интересов Ирана посольства Пакистана (или любого его правопреемника). защитная сила) в Соединенных Штатах.

(b) Импорт товаров или услуг в Соединенные Штаты и предоставление товаров или услуг в Соединенных Штатах сотрудникам дипломатических представительств правительства Ирана при международных организациях в Соединенных Штатах, а также сотрудники Секции интересов Ирана Посольства Пакистана (или любой другой правопреемницы) в Соединенных Штатах имеют право, при условии, что:

(1) Товары или услуги предназначены для личного использования сотрудниками представительств или Секции интересов Ирана и не предназначены для перепродажи; а также

(2) Сделка не запрещена законом.

Переворот при содействии ЦРУ свергает правительство Ирана

Иранские военные при поддержке и финансовой помощи правительства Соединенных Штатов свергают правительство премьер-министра Мохаммада Мосаддека и восстанавливают шаха Ирана. Иран оставался твердым союзником Соединенных Штатов в холодной войне до тех пор, пока революция не положила конец правлению шаха в 1979 году.

Мосаддек приобрел известность в Иране в 1951 году, когда он был назначен премьер-министром. Ярый националист, Мосаддек немедленно начал нападения на британские нефтяные компании, работающие в его стране, с призывом к экспроприации и национализации нефтяных месторождений.Его действия привели его к конфликту с прозападной элитой Ирана и шахом Мохаммедом Резой Пахлеви. Действительно, шах уволил Мосадека в середине 1952 года, но массовые общественные беспорядки, осуждающие эту акцию, вынудили шаха восстановить Мосадек в должности через некоторое время. Официальные лица США наблюдали за событиями в Иране с растущим подозрением. Источники в британской разведке, работающие с Центральным разведывательным управлением США (ЦРУ), пришли к выводу, что Моссадек имел коммунистические наклонности и переместил бы Иран на советскую орбиту, если бы ему позволили остаться у власти.

Работая с Шахом, ЦРУ и британская разведка начали разрабатывать заговор с целью свержения Мосадека. Однако иранский премьер узнал об этом плане и призвал своих сторонников выйти на улицы в знак протеста. В этот момент шах покинул страну по «медицинским причинам». В то время как британская разведка избегала фиаско, ЦРУ продолжало тайные операции в Иране. Работая с прошахскими силами и, что наиболее важно, с иранскими военными, ЦРУ уговаривало, угрожало и подкупало себе путь к влиянию и помогало организовать еще одну попытку государственного переворота против Мосадека.19 августа 1953 года военные при поддержке уличных протестов, организованных и финансируемых ЦРУ, свергли Мосадека. Шах быстро вернулся к власти и в качестве благодарности за помощь США передал американским компаниям более 40 процентов нефтяных месторождений Ирана.

Моссадек был арестован, отсидел три года в тюрьме и умер под домашним арестом в 1967 году. Шах стал одним из самых надежных союзников Америки по холодной войне, а экономическая и военная помощь США хлынула Ирану в 1950-х, 1960-х и 1970-х годах.Однако в 1978 году в Иране вспыхнули антишахские и антиамериканские протесты, и в 1979 году шах был свергнут. Боевики захватили посольство США и держали в заложниках американских сотрудников до января 1981 года. самая серьезная угроза мощи США в Иране.

Будущее Ирана | Центр стратегических и международных исследований

13 июля 2021 г.

Джон Альтерман: Карим Саджадпур — старший научный сотрудник Фонда Карнеги за международный мир, специализирующийся на Иране и США.С. внешняя политика в отношении Ближнего Востока. Он регулярно пишет в Atlantic и во многих ведущих публикациях. Он часто появляется на радио и телевидении. Карим тоже многолетний друг. Карим добро пожаловать в Вавилон.

Карим Саджадпур: Спасибо, Джон. Приятно быть с тобой.

Джон Альтерман: В июне у вас была статья в Атлантике, где вы сказали, что переломные моменты в авторитарных режимах трудно предсказать. Есть ли основания полагать, что мы находимся на каком-то переломном этапе в U.Отношения С.-Ирана с избранием Ибрагима Раиси новым президентом?

Карим Саджадпур: Я думаю, что переломные моменты можно понять только задним числом. Мы оглядываемся назад и говорим: «Вы знаете, это был переломный момент». Но очень редко в истории можно ожидать чего-то переломного момента, и это на самом деле случается. Я часто привожу людям пример: если в декабре 2010 года аналитик предсказал, что Бен Али упадет в Тунисе, и это должно было создать эффект домино при падении Мубарака — падение Гадаффи и т. Д.- никто бы этого не предвидел, потому что этого не было. В Иране, на мой взгляд, наблюдается массовое недовольство существующим положением вещей, которое представляет собой сочетание экономического недуга, политических и социальных репрессий, но суть в том, что у вас есть единый режим, приверженный сохранению власти. , и стремятся убить множество людей, чтобы сохранить свою власть, и у вас есть общество со всем их недовольством. Они разобщены. Они не вооружены. Они не организованы. У них нет лидеров, и они не хотят массово умирать, чтобы выйти на улицы и изменить политическую реальность.Я считаю, что внутри Ирана мы еще не достигли переломного момента — Исламская Республика не находится на грани краха, и в ближайшем будущем в отношениях между США и Ираном не произойдет каких-либо преобразований, но эти вещи по своей сути невозможно изменить. предсказывать.

Джон Альтерман: Джавад Зариф, который, как мы оба знаем, играл замечательную роль в качестве собеседника Ирана с миром, похоже, оставит свой пост. Имеет ли это значение для отношения мира к Ирану? Имеет ли значение такой дипломат, как Зариф, или — поскольку все решения на самом деле принимает аятолла Хаменеи — в значительной степени это не имеет значения?

Карим Саджадпур: Я действительно думаю, что присутствие Зарифа имеет значение во внешних отношениях Ирана.Он не имеет никакого значения в политике Ирана, но это действительно имеет значение в том, как мир воспринимает Иран, потому что он настолько эффективен в принятии иранской политики, которая многим может показаться враждебной или антагонистической, и приводит аргументы западным собеседникам. что эта политика действительно имеет смысл и что она отражает национальные интересы Ирана, и что Иран действительно является жертвой, а не агрессором. Многие европейцы и люди левого толка в Соединенных Штатах будут утверждать, что Зариф и Рухани — естественные союзники, и что вместо того, чтобы оказывать давление на Иран с помощью санкций, мы должны привлечь их к себе и наделить их полномочиями.Это аргумент, которому Барак Обама симпатизировал во время переговоров по СВПД, поэтому с другой командой в Иране — если Ибрагим Раиси представит другую, более жесткую фигуру в качестве министра иностранных дел — я действительно думаю, что это изменит ситуацию в мире. воспринимает Иран. Аятолла Хаменеи и Стражи исламской революции были главными и останутся у власти. Никакая иранская политика на самом деле не изменится осмысленно, но я думаю, что мировоззрение о природе иранского режима изменится, если Зариф будет отстранен от должности министра иностранных дел.

Джон Альтерман: В этой статье в Атлантике вы предположили, что думаете, что, глядя вперед, более вероятно, что у Ирана будет лидер из Стражей исламской революции или разведывательных служб, а не бесконечная вереница престарелых священнослужителей. Если такая трансформация произойдет, что это означает для поведения, которое США так беспокоит со стороны Ирана? Означает ли это, что они легче, потому что за этим нет никакой идеологии, или это значит, что они сложнее, потому что у вас просто есть люди из службы безопасности, которые стремятся искать слабые места и стремиться к преимуществу?

Карим Саджадпур: Я обнаружил, что наиболее убедительной параллелью с системой Ирана является Советский Союз.По сравнению с Китаем 1970-х годов, когда Советский Союз оказался на развилке дорог и должен был решить, ставят ли они на первое место идеологию или экономику и национальные интересы, они не могли отказаться от своей идеологии. Точно так же Исламская Республика Иран, которой уже сорок второй год, действительно неспособна ставить национальные и экономические интересы Ирана выше революционной идеологии, поэтому я думаю, что их ждет та же участь, что и Советский Союз. Они неспособны к реформированию, поэтому в конечном итоге это превращается в систему, которая, скорее всего, взорвется изнутри.

Но Советский Союз просуществовал три поколения, а Исламская Республика только вступает во второе поколение руководства, так что нынешнее недомогание в Иране может быть поддержано репрессиями, возможно, даже для следующего поколения. Что касается того, что будет дальше в Иране, я действительно вижу параллели с постсоветской Россией. Страна не перешла от Советского Союза к демократической России, но, по сути, стала новой формой авторитаризма, которая взяла коммунизм и заменила его российским национализмом, вызванным обидой, возглавляемым кем-то из древнего режима и продуктом КГБ. Владимир Путин.Точно так же, если бы мне пришлось сделать прогноз в Иране, я думаю, что следующим выдающимся лидером с меньшей вероятностью будет стареющий священнослужитель — как аятолла Хаменеи или Ибрагим Раиси — и, скорее всего, будет кто-то, кто является продуктом либо революционеров. Охранники или спецслужбы Ирана. Вместо того, чтобы поддерживать шиитский национализм, они заменят его иранским национализмом или персидским национализмом. Они могут вызвать тот же движимый обидой национализм, который есть у Владимира Путина в России.

Как это изменит U.С.-Иранская динамика? В некотором смысле с путинской Россией — со всеми ее проблемами -, вероятно, легче справиться Соединенным Штатам, чем с Советским Союзом. Это по-прежнему страна, которая воспринимается как сильный конкурент, если не противник Соединенных Штатов, и я думаю, что то же самое в Иране, даже несмотря на то, что у вас есть много иранцев, которые действительно испытывают симпатию к Соединенным Штатам и не поддерживают этой культуры «смерть Америке» и не хотят, чтобы организационный принцип страны был противодействием Соединенным Штатам — вызвать недовольство страны, которой манипулировали хищные иностранные державы, нетрудно для иранского лидера.

Джон Альтерман: Могут ли связи со всеми шиитскими ополченцами и шиитскими общинами на Ближнем Востоке уменьшить ощущение иранских региональных амбиций, или Иран почувствует, что «мы должны бороться с ними там, поэтому мы не нужно сражаться с ними здесь? »

Карим Саджадпур: Если задуматься, если вы являетесь преимущественно персидско-шиитской нацией в регионе, который преимущественно является суннитско-арабским, и вы хотите быть региональной державой — региональным гегемоном — вы можете привлечь далеко больше последователей, размахивающих пропалестинским или антиизраильским флагом, чем вы можете размахивать персидским или шиитским флагом.Вы заставляете арабов-суннитов сочувствовать вашему делу, выбирая транснациональную проблему — антиизраильскую, антиамериканскую или пропалестинскую. Это хорошо служило Ирану в течение многих лет, но сила Ирана — его мягкая сила в регионе — начала рассеиваться, когда Башар Асад начал массово убивать арабов-суннитов, а Иран, являющийся его главным покровителем, рассматривался в совершенно ином свете в течение всего периода. Суннитский арабский мир. Это очень хороший вопрос, если то, что я сказал, осуществится в Иране: что Иран делает с «Хезболлой» и хуситами в Йемене и шиитскими ополченцами в Ираке? Я бы сказал, что поддержка Ираном этих региональных ополченцев на самом деле не служит экономическим и национальным интересам страны.Нет никакой экономической выгоды в поддержке этих групп. Вы, наверное, забыли, что сказали это однажды на встрече, которая проходила десять лет назад, но вы сказали, что Иран отказался от роли глобального игрока, чтобы быть региональным спойлером.

Вы посмотрите на такую ​​страну, как Турция, которая очень похожа на Иран с точки зрения населения и своей сильной национальной идентичности, и она во многих отношениях является глобальным игроком. Есть турецкие продукты, которые продаются по всему миру. По всему миру есть иностранные инвестиции в Турцию, в то время как Иран, помимо нефти, действительно не развил свои экспортные рынки.И во многом это связано с этим революционным духом, который присутствует как во внутренней, так и в региональной политике. Я не уверен, что поддержка этих региональных ополченцев действительно что-то сделала для экономических интересов Ирана. Они действительно оказали больше благотворительности и, вероятно, не повысили безопасность страны. Вероятно, это усилило его ненадежность, учитывая, что они сделали противниками всех соседей.

Джон Альтерман: Мне интересно, если бы не было религиозного слоя, могло бы восприятие Ирана как регионального гегемона ослабить и успокоить соседей и позволить более активное экономическое участие, чем было раньше.

Карим Саджадпур: Когда я разговариваю с официальными лицами — как из стран Персидского залива, так и из Леванта или Северной Африки — все они сетуют на состояние отношений с Ираном. Я не знаю ни одной страны, которая хотела бы постоянно враждовать с Ираном, и если вы поговорите с израильтянами, они скажут то же самое. Они помнят времена, когда между Ираном и Израилем были конструктивные отношения.

Джон Альтерман: Честно говоря, враждебность по отношению к Ирану — это единственная объединяющая проблема в очень, очень разнообразном наборе внутренней политики Израиля.Тот факт, что существует иранская угроза, которой необходимо агрессивно противодействовать, — одна из немногих вещей, которые объединяют израильтян.

Карим Саджадпур: Иран упрощает эту задачу, когда неподалеку есть национальное государство, чей официальный лозунг — «Смерть Израилю», и у него амбициозная ядерная программа, а его официальные лица отрицают Холокост. Любому израильскому политику несложно вспомнить иранского бугимэна. Кроме того, как мы видели за последние несколько лет, взаимные опасения и опасения по поводу Ирана помогли повитухам нормализовать отношения между Израилем и странами Персидского залива, но, на мой взгляд, все это историческое заблуждение.Это не норма, как должно быть на Ближнем Востоке. Когда вы слушаете тезисы лозунгов высшего руководства Ирана, очень редко можно услышать, как они говорят «зандибадский Иран», что означает «да здравствует Иран». Они желают смерти Америке, смерти — Израилю, и по этой причине в Иране один из самых высоких показателей утечки мозгов в мире. Он испытывает огромное социальное, политическое и экономическое недовольство. Вы можете поддерживать этот статус-кво с помощью репрессий и стабильного потока доходов от нефти, но в какой-то момент и то, и другое начинает иссякать.

Хаменеи — последний из революционеров первого поколения в Иране, и вы смотрите, как он читает проповеди, но на других видео или фотографиях его внуков видно, как они бегают в рубашках Izod и Tommy Hilfiger и синих джинсах. В Instagram есть канал Rich Kids of Tehran, и это дети революционной элиты, гуляющие на вечеринках в Дубае, Европе и других странах. Я думаю, что в конце концов этот огнедышащий революционный этос угаснет, но это может занять некоторое время.

Джон Альтерман: Вернемся к домашнему миру. Covid действительно сильно ударил по Ирану, и все же я не видел никакого политического воздействия от Covid. Это отражение Ирана? Является ли это отражением того, что Covid — это своего рода болезнь, которая не вызывает политической реакции, или это политическая реакция, которую мы просто не наблюдаем?

Карим Саджадпур: Иран не только был одной из стран, наиболее пострадавших от пандемии, но и очень медленно реагировал из-за своей идеологии, которая запрещала им импортировать западные вакцины.Тем не менее, как вы сказали, мы не видели большой популярной реакции на восстание людей. Я думаю, что на протяжении всей истории было доказано, что народные восстания, как правило, не происходят тогда, когда люди чувствуют себя наиболее обездоленными. На самом деле они имеют тенденцию происходить, когда качество жизни людей начинает улучшаться, и их ожидания начинают расти, но затем эти ожидания не оправдываются. На ваш вопрос о том, почему мы не наблюдаем какой-либо ответной реакции населения или политических волнений: в наши дни в Иране люди просто изо всех сил пытаются свести концы с концами.Существует полное разочарование по поводу состояния страны и руководства пандемией, но на данный момент кажется, что у людей нет экономической роскоши, чтобы пойти и провести политический протест. Пародийно, я думаю, что если и когда ядерная сделка с Ираном будет возобновлена ​​- а я ожидаю, что она будет возобновлена ​​где-то в 2021 году, даже, возможно, этим летом, — это не будет карта освобождения из тюрьмы. для Исламской Республики. Более вероятно, что жизнь людей начнет улучшаться после снятия санкций и возобновления экспорта нефти Ираном.Тогда у людей появятся повышенные ожидания относительно того, как ядерная сделка улучшит их экономическую жизнь, но, в конечном счете, Исламская Республика никогда не сможет оправдать ожидания иранцев. Я думаю, это вызовет обратную реакцию.

Джон Альтерман: Когда мы с вами впервые встретились в начале 2000-х, вы писали для Международной кризисной группы. Вы были главным аналитиком по Ирану и постоянно ездили в Иран. Прошло много лет с тех пор, как вы смогли вернуться в Иран.У нас с вами есть друзья, которые сидели в иранских тюрьмах. У нас с вами есть друзья, которые в настоящее время находятся в иранских тюрьмах. Как вы делаете свою работу, не имея возможности поехать в Иран? Что вам нужно делать — что вы можете сделать — чтобы держать руку на пульсе иранской публики, когда это место, куда вы не можете безопасно путешествовать самостоятельно?

Карим Саджадпур: Это фантастический вопрос, и я думаю о нем каждый день. Вы можете добавить к этому вопросу то, о чем вы упомянули, а именно: «Когда у вас есть друзья, которые заключены в тюрьму в Иране?» Мой 20-летний друг Сиамак Намази приближается к своему шестому году в качестве заложника в Иране.Как не объединить свои эмоции и анализ, когда вы видите и становитесь свидетелями подобных вещей? Это две реальные проблемы для любого, кто следует за Ираном, особенно если вы иранец по происхождению. Как вы держите руку на пульсе того, что происходит, когда вы не можете поехать в страну, в которой работаете, и как не объединить свои эмоции и надежды с анализом? Я бы просто сказал, что мне не кажется, что я держу руку на пульсе. Когда я жил в Иране, я постоянно брал интервью у людей и пытался путешествовать по стране, и даже тогда я ошибался и упускал из виду тенденции.

Например, я освещал выборы Махмуда Ахмадинежада в 2005 году. Я был на улице каждый день, разговаривая с людьми об этих выборах, и не ожидал такого исхода. В свою защиту могу сказать, что в 2016 году мало кто ожидал избрания Дональда Трампа, даже с учетом всех наших общенациональных опросов общественного мнения. Вы можете возразить, что никогда не держите руку на пульсе нации, но особенно когда вы далеко. В отношении Ирана я пришел к выводу, что я больше никогда не делаю прогнозов, потому что они всегда оказываются неверными.

Во-вторых, изучение сравнительной истории ценно, потому что вы понимаете, что в некотором смысле Иран в 2021 году уникален, но на протяжении всей истории были такие авторитарные режимы, которые приходили и уходили. Итак, какие тенденции можно увидеть? Я как аналитик думаю об этом, думая об этих макротенденциях, а не о микротрендах. Я не могу предсказать, что произойдет в следующие шесть месяцев, но я могу взглянуть на следующие 10-15 лет на основе сравнительного контекста и исторического контекста.

Но хочу подчеркнуть — все мы стреляем в темноте, и даже у тех, кто находится внутри Ирана, есть реальное ограничение. По второму пункту о том, как не смешивать свои надежды и эмоции с анализом: я помню это в 2009 году, когда в Иране происходили народные восстания — происходило движение зеленых. Это было черно-белое. Когда вы видите в подавляющем большинстве случаев молодой, мирный протест за самые элементарные права и эту стареющую, жестокую клерикальную элиту, стреляющую в невинных людей, очень легко выбрать сторону и раскрыть свои надежды.Вам просто нужно быть внимательным, чтобы не смешивать то, что вы хотите увидеть, с тем, что, по вашему мнению, произойдет.

Одна из вещей, которые я оценил за два десятилетия слежения за Ираном, — это то, что вы можете услышать, взять интервью или поговорить с 50 или 100 людьми, и каждый из них будет жаловаться на статус-кво. Но это не соответствует идее о неизбежных политических изменениях, и я думаю, что это одна из вещей, которую вы изучаете как аналитик. Один из сыновей очень известного иранского правительственного чиновника много лет назад сказал мне, что для такого режима, как Иран, важна не широта поддержки режима — то есть, какой процент населения его поддерживает, — а глубина его сторонников.Если у вас есть только 10 процентов населения, приверженных Исламской Республике и желающих пойти туда, убивать и умирать за Исламскую Республику, это сильнее, чем 80 процентов, которые останутся дома и будут жаловаться на это в Facebook. Это реальность, которую я вижу в Иране. В Исламской Республике по-прежнему есть Стражи революции и Басидж, которые по-прежнему привержены сохранению статус-кво и готовы использовать много насилия, чтобы продолжать сохранять статус-кво. Разговаривая с людьми об их недовольстве, вы, очевидно, улавливаете разные вещи, но я действительно обращаю гораздо больше внимания на любые признаки раскола в силах безопасности Ирана, чем на последние выражения народного недовольства.Откровенно говоря, крайне редко можно увидеть конкретные трещины в системе безопасности Ирана — или даже хоть какую-то даже умеренную критику Верховного лидера. Я могу сосчитать по пальцам, сколько раз за последние десять или два десятилетия старший командир Стражей исламской революции или командующий Басидж сказал что-то, даже слегка критическое, в адрес Верховного лидера.

Джон Альтерман: Я помню, как за последние пару лет я разговаривал с западным послом в Иране, который сказал, что на самом деле способ сказать, что система находится под давлением, заключается не в критике, потому что когда система действительно под давлением все собираются вместе и кружат по вагонам.Нормальная ситуация — это злословие, политиканство и все остальное. Когда режим действительно чувствует себя под угрозой, он объединяется, и это момент для поиска трещин. Это момент, когда нужно следить за тем, чтобы что-то действительно пошло наперекосяк.

Карим Саджадпур: Если вы сравните Исламскую Республику с режимом шаха в конце 1970-х, когда протесты начали расти, большая часть политической, экономической и военной элиты шаха жила за границей — у некоторых из них были заграничные паспорта. — и они говорили на иностранных языках.Они получили образование за границей. Они могли переделать свою жизнь в Лос-Анджелесе, Лондоне, на юге Франции и в Бетесде. Политическая и военная элита Исламской Республики не может. По сути, это режим, в котором практически нет друзей, за исключением Сирии Башара Асада, в которую вы не хотели бы уходить на пенсию. У них действительно нет надежных друзей нигде в мире. Большинство из них учились в семинариях Кума или, в случае Стражей исламской революции, их опыт формирования пришелся на ирано-иракскую войну.У них нет плана Б, как у многих других авторитарных элит есть план Б, если что-то пойдет не так, поэтому они показали, что готовы убить множество людей, а не отречься от власти. Дело в революционных авторитарных режимах — будь то Куба, Китай, Советский Союз или Исламская Республика — в том, что существует мощный организующий принцип. Это революционное дело, которого вы прививаете своим последователям стараться придерживаться. Это не просто «иди и убей за Хосни Мубарака» — или Бен Али или Гадафи — есть этот организационный принцип.Несмотря на то, что все меньше и меньше людей — особенно среди молодого поколения в Иране — верят в эту революционную идеологию, Исламской Республике не нужно, чтобы 80 процентов населения верили в эту идеологию, пока у них есть небольшое меньшинство в силах безопасности. которые продолжают верить в это и готовы пойти и убить за это. Это более устойчиво, чем мы думаем. У них есть репрессии вплоть до науки, и они очень способны уничтожить любые альтернативы им — будь то обезглавливание людей, способных к лидерству, или изгнание и заключение в тюрьму любых альтернатив.Это верно сейчас в Иране, несмотря на все недовольство существующим статус-кво. У людей действительно нет конкретной альтернативы, на которую можно было бы указать.

Джон Альтерман: Карим Саджадпур, спасибо, что присоединились к нам на Babel.

Карим Саджадпур: Спасибо, Джон, рад быть с тобой.

Высшая власть, иранская модель: Талибан, вероятно, объявит правительство сегодня | Мировые новости

Талибан, вероятно, объявит о новом правительстве после пятничной дневной молитвы по примеру иранского руководства с высшим духовным лидером группы Хайбатуллой Ахундзаде как высшим органом власти Афганистана, согласно сообщениям.Билал Карими, член комиссии по культуре группы, заявил в четверг, что талибы и другие афганские лидеры достигли «консенсуса» по формированию нового правительства и кабинета под руководством Ахундзаде.

«Консультации по формированию инклюзивного афганского правительства с лидерами Исламского Эмирата, с лидерами предыдущего правительства и другими влиятельными лидерами официально завершены», — цитирует Карими агентство Bloomberg. «Они достигли консенсуса.Мы собираемся объявить о функционировании кабинета и правительства через несколько дней, а не недель », — добавил он.

Все взоры прикованы к Талибану, сдержат ли новые правители Афганистана свое обещание о более« инклюзивном »правительстве и будут ли они более сговорчивыми. чем во время их первого пребывания у власти с 1996 по 2001 год, который был известен своим жестоким и насильственным толкованием шариата и обращением с женщинами. Женщинам не разрешали работать и запрещали свободу передвижения, а девочкам запрещали посещать школу.

Кто является верховным лидером Талибана?

Карими сказал, что Хайбатулла Ахундзада будет высшим лидером любого управляющего совета, а мулла Абдул Гани Барадар, один из трех заместителей Ахундзады и главное публичное лицо Талибана, вероятно, будет отвечать за повседневную деятельность правительства в Афганистан. Высокопоставленные лидеры Талибана заявили, что мулла Хайбатулла Ахундзада будет контролировать правительство из Кандагара, оплота движения.

Также читайте | Поскольку Талибан близок к формированию правительства, афганские женщины протестуют за свои права

Правительство Талибана будет следовать примеру иранского руководства, при котором верховный лидер является высшим политическим и религиозным авторитетом в стране, сообщает информационное агентство PTI.В Иране он стоит выше президента и назначает глав вооруженных сил, а также правительства и судебных органов. За верховным лидером Ирана остается последнее слово в политических, религиозных и военных делах страны.

Хайбатулла Ахундзада уже 15 лет служит в мечети в районе Качлаак провинции Белуджистан.

Также смотрите | Мулла Ахундзада возглавит правительство Талибана; Барадар отвечает за управление

Система управления, женщины в правительстве

Муфтий Инамулла Самангани, высокопоставленный чиновник комиссии по информации и культуре движения «Талибан», заявил в среду, что губернаторы будут контролировать провинции, а губернаторы районов будут отвечать за свои соответствующие районы.Талибан уже назначил губернаторов, начальников полиции и начальников полиции провинций и округов. Самангани сказал, что название новой системы управления, национального флага и государственного гимна еще предстоит доработать, сказал он.

Шер Мохаммад Аббас Станикзай, заместитель руководителя политического офиса Талибана в Дохе, сказал, что женщины и представители всех племен в Афганистане будут частью нового правительства. Станикзай также сказал BBC Pashto в интервью, что, хотя женщины могут продолжать работать, для них «может не быть» места в кабинете любого будущего правительства или на любом другом высокопоставленном посту.«Любой человек, который был частью какого-либо бывшего правительства Афганистана в течение последних 20 лет, не будет включен в новую администрацию Талибана», — сказал он.

Также читайте | Рейтинг одобрения Байдена находится на рекордно низком уровне после ухода из Афганистана, опрос показывает

Тем временем около 50 женщин вышли на улицы в западном городе Герат в четверг в редкой, вызывающей акции протеста, требуя права на работу и отсутствия их участие в новом правительстве. Басира Тахери, одна из организаторов протеста, сказала AFP, что она хочет, чтобы Талибан включил женщин в новый кабинет.«Мы хотим, чтобы талибы проводили с нами консультации. Мы не видим женщин на их собраниях и собраниях», — сказал Тахери.

Талибан хочет дружеских отношений с другими странами

Станикзай сказал, что Талибан хочет иметь дружеские отношения с Европейским союзом, США и Индией, и что члены политического офиса группы в Дохе поддерживают тесные контакты с разными странами .

В пятницу представитель Талибана написал в Твиттере, что министерство иностранных дел Китая пообещало оставить свое посольство в Афганистане открытым и «укрепить» отношения и гуманитарную помощь.Катар заявил, что работает над открытием аэропорта в Кабуле. Турция заявила, что также оценивает предложения талибов и других участников об участии в управлении аэропортом.

Министр иностранных дел Италии должен был с пятницы посетить Узбекистан, Таджикистан, Катар и Пакистан для оказания помощи афганским беженцам, а его британский коллега должен был отправиться в регион на следующей неделе.

Правительство Ирана призвали принять западные вакцины на фоне смертельной волны коронавируса | Иран

Новоизбранное правительство Ирана во главе с президентом Эбрагимом Раиси сталкивается с требованиями расширить свои источники вакцин, поскольку страну охватывает пятая и самая смертоносная волна Covid-19.

Сообщается, что запас вакцины близок к исчерпанию в Исфахане и Тебризе, а также в провинциях, включая Гилан, Хузестан и Мазандаран.

Бахрам Эйноллахи, предложенный министром здравоохранения в администрации Раиси, сказал, что не ожидает, что Иран будет полностью вакцинирован до февраля следующего года, что является более медленным графиком, чем когда-то предсказывал Раиси. Он сказал на слушаниях по подтверждению перед иранским парламентом, что для этого потребуется 120 миллионов доз вакцины.

Эйноллахи сказал, что общее количество доставленных вакцин, преимущественно китайских, достигло 23 миллионов человек, но лишь немногим более 6 миллионов были вакцинированы дважды.Население Ирана составляет более 85 миллионов человек, в результате чего доля вакцинированных иранцев намного ниже, чем в других странах региона, но Эйноллахи сказал, что 85% факторов, влияющих на здоровье, находятся вне контроля его министерства. Он призвал к локализации лечения болезни.

В настоящее время число погибших в Иране достигло 102 648 человек, а в понедельник было объявлено о 610 смертельных случаях, по сравнению с рекордным показателем в 684 человека в воскресенье.

Число новых заражений за предыдущие 24 часа снизилось с рекордных 50 228 17 августа до 38 657 в понедельник, но эта пятая волна, начавшаяся с конца июня, в три или четыре раза опаснее всего, что поражало страну раньше.Это отражает вирулентность варианта Дельта, истощение иранского народа и отсутствие вакцин. Ежедневное число погибших временами достигало уровня ирано-иракской войны 1980-х годов.

В своем докладе на этой неделе Хьюман Райтс Вотч обвинила Иран в серийных бесхозяйственности. «Иранцы выражают гнев по поводу некомпетентности властей и отсутствия прозрачности в борьбе с пандемией Covid-19, которая каждые несколько минут уносит иранскую жизнь», — сказала Тара Сепехри Фар, иранский исследователь Human Rights Watch.«Общественное доверие является решающим фактором в управлении кризисом в области общественного здравоохранения, однако послужной список неоднократных неудач иранских властей повторяется снова».

Попытка правозащитных групп в Иране подать в суд на правительство за неправильное урегулирование кризиса была заблокирована, а некоторые зачинщики арестованы.

Но в речи по случаю «Дня врача» в Иране Мохаммад Реза Зафарганди, глава иранской медицинской организации, неправительственного лицензирующего органа, раскритиковал медленный процесс вакцинации.«Мы не в хорошей форме. Нам было бы лучше сегодня, если бы мы вакцинировались раньше и шире », — сказал он.

Частично задержка была вызвана запретом Ирана на использование западных вакцин, таких как AstraZeneca, в результате чего Ирану пришлось ждать отечественной вакцины или поставок из России и Китая. К июню стало ясно, что поставки из России и Китая не прибывают вовремя.

В феврале тогдашний министр здравоохранения Саид Намаки хвастался, что в течение двух-трех месяцев Иран станет одним из важнейших центров производства вакцин в регионе, но обещание, которое далеко не выполнено.Также были общие утверждения о коррупции внутри министерства здравоохранения, в том числе о том, как были потрачены деньги, выделенные на отечественную вакцину — COVIran Barekat.

Хоссейн Салами, главнокомандующий Стражей исламской революции, продолжал отстаивать действия правительства в связи с кризисом, включая запрет на западные вакцины. «Мы им не доверяем… Пока они применяют биологическое оружие против нашего народа, а мы действуем, исходя из принципа независимости», — сказал он. Он также сказал, что экономические санкции затрудняют закупку лекарств.

Киануш Джаханпур, глава отдела по связям с общественностью министерства здравоохранения, был вынужден опровергнуть появившиеся в понедельник сообщения о том, что Иран собирался импортировать 40 миллионов доз вакцины по схеме Covax, управляемой ООН. Он сказал в Твиттере, что квота Ирана от механизма Covax приближается к 17 миллионам доз, добавив, что было доставлено только 2,2 миллиона доз.

Критики правительства, такие как Зафарганди, жаловались на отсутствие сдерживающих штрафов для тех, кто нарушает ограничения или карантин, но Иран, столкнувшись с жесткими санкциями США, утверждает, что он не в состоянии ограничить свою рабочую силу, которая в отчаянии для дохода.

Ссылаясь на оспариваемые опубликованные общие данные о смертях от коронавируса в Иране, Зафарганди сказал: «Пациенты, [которые] умирают, не пройдя тест, не включаются в статистику».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.