Государства африка: Недопустимое название

Содержание

Страны Африки

Страны Африки. Список стран Африки и их столицы, занимаемая площадь, численность, население стран Африки в их странах с их плотностью на квадратный километр, какие есть географические части Африки с входящими в них странами приведены в ниже приведённой таблице. Как понятно из названия все страны расположены на Африканском материке и прилегающих островах. Численность стран Африки составляет 57 государств. Причём численность стран может меняться из-за постоянных межнациональных, межгосударственных конфликтов ведущих к разделению или объединению территорий стран участвующих в конфликтах. Страны Африканского континента входят в международную межправительственную организацию, называемую Африканским Союзом (АС), объединяющая 54 государства Африки. Африканский Союз основан 9 июля 2002 года. Предшественником Африканского Союза является Организация Африканского Единства (ОАЕ). Африканские страны делятся на независимые государства Африки и зависимые территории Африки, зависимые в основном от стран старого света. Из них 3 само провозглашённые и непризнанные. Государства Африки, или как их ещё называют, страны чёрного континента, большинство из них, долгое время были колониально зависимыми и находились под управлением европейских государств и начали обретать независимость только в 50—60-х годах XX века. До этого независимыми государствами были только Египет c 1922, Эфиопия со времён Средневековья, Либерия с 1847 года и ЮАР с 1910 года; в ЮАР и Южной Родезии (Зимбабве) вплоть до 80-90-х годов XX века сохранялся режим апартеида, дискриминационный к коренному (чёрному) населению. В настоящее время во многих государствах Африки правят режимы, дискриминационные по отношению к белому населению. Согласно данным исследовательской организации Freedom  House, в последние годы во многих африканских странах (например, в Нигерии, Мавритании, Сенегале, Конго (Киншаса) и Экваториальной Гвинее) наметилась тенденция отступления от демократических достижений в сторону авторитаризма.

Далее следует список государств Африки с кратким описанием независимых стран Африки и их столиц, а также зависимых территорий от иностранных государств.

Страны Африки.

Страны Африки. Столицы стран Африки. Независимые страны и зависимые территории.
Страны и территории Площадь (км²) Численность население стран Плотность населения (на км²) Столица
Страны Африки.
Северная Африка. Независимые государства.
Алжир (государство) 2 381 740 40 400 000 15,9 Алжир (город)
Египет 1 001 450 88 487 396 85 Каир
Ливия 1 759 540 5 613 380 3,2 Триполи
Марокко 446 550 33,848,242 70 Рабат
Судан 1 886 100 40 234 882 16,4 Хартум
Тунис (государство) 163 610 10 982 754 61,6 Тунис (город)
Испанские территории в Северной Африке: зависимые территории.
Канарские острова (Испания) 7 492, 360 2 118 344 284,5 Лас-Пальмас-де-Гран-Канария, Санта-Крус-де-Тенерифе
Малые Суверенные территории (Испания)
Мелилья (город, Испания) 12 85 584 6 382
Сеута (Испания) 18,5 84 263 4 555
Португальские территории в Северной Африке: зависимые территории.
Азорские острова (Португалия) 2 346 246 772 106,3 Понта-Делгада, Ангра-ду-Эроижму, Орта
Мадейра (автономный регион, Португалия) 828 267 785 341,13 Фуншал
Западная Африка.
Независимые страны и зависимые территории.
Бенин 112 620 10 741 458 79 Порто-Ново, Котону
Буркина Фасо 274,200 17 692 391 57,5 Уагадугу
Гамбия 10 380 1 878 999 156 Банжул
Гана 238 540 25 199 609 106 Аккра
Гвинея 245 857 11 176 026 39,4 Конакри
Гвинея-Бисау 36 120 1 647 000 44,1 Бисау
Кабо-Верде 4 033 523 568 129,8 Прая
Кот-д’Ивуар 322 460 23,740,424 65 Ямусукро
Либерия 111 370 4 294 000 38 Монровия
Мавритания 1 030 700 3 359 185 3 Нуакшот
Мали 1 240 000 15 968 882 11,71 Бамако
Нигер 1 267 000 23 470 530 11 Ниамей
Нигерия 923 768 186 053 386 197 Абуджа
Сенегал 196 722 13 300 410 51 Дакар
Сьерра-Леоне 71 740 5 363 669 76 Фритаун
Того 56 785 7 154 237 108 Ломе
Зависимые территории Великобритании в Западной Африки.
Остров Святой Елены (зависимая территория (Великобритания)) 413 5 231 12,45 Джеймстаун
Центральная Африка. Независимые страны.
Ангола 1 246 700 20 172 332 20,69 Луанда
Габон 267 667 1 738 541 6,77 Либревиль
Камерун 475 440 20 549 221 34 Яунде
Демократическая Республика Конго 2 345 410 77 433 744 28 Киншаса
Конго 342 000 4 233 063 12 Браззавиль
Сан-Томе и Принсипи 1001 163 000 169,1 Сан-Томе
ЦАР 622 984 5 057 000 6,1 Банги
Чад 1 284 000 11 193 452 8,72 Нджамена
Экваториальная Гвинея 28 051 740 743 20,41 Малабо
Восточная Африка.
Независимые страны и зависимые территории.
Бурунди 27 830 11 099 298 323 Бужумбура
Джибути 22 000 818 169 35,27 Джибути
Замбия 752 614 14 222 233 17,2 Лусака
Зимбабве 390 757 14 229 541 26 Хараре
Кения 582 650 44 037 656 65,1 Найроби
Коморы (Коморские Острова) 2 170 806 153 433 Морони
Маврикий 2040 1 295 789 635,19 Порт-Луи
Мадагаскар 587 041 24 235 390 41,3 Антананариву
Малави 118 480 16 777 547 118
Лилонгве
Мозамбик 783 000 28 829 476 36,7 Мапуту
Руанда 26 338 12 374 397 421 Кигали
Сейшельские Острова 451 90 024 193 Виктория
Сомали 637 657 10 251 568 13 Могадишо
Танзания 947 300 60 979 238 64,4 Додома
Уганда 236 040 34 758 809 119 Кампала
Эритрея 117 600 6 086 495 43,1 Асмэра
Эфиопия 1 104 300 90 076 012 82,58 Аддис-Абеба
Южный Судан 619 745 12 340 000 13,33 Джуба
Зависимые территории Великобритании в Восточной Африке.
Британская территория в Индийском океане (зависимая территория, Великобритания) 60 2 800 46,67 Диего-Гарсия
Зависимые территории Франции в Восточной Африке.
Майотта (зависимая территория, заморский регион Франции) 374 246 496 565,55 Мамудзу
Реюньон (зависимая территория, заморский регион Франции) 2512 844 994 329,85 Сен-Дени
Южные земли (французская заморская территория)
Южная Африка. Независимые страны.
Ботсвана 600 370 2 112 049 3,4 Габороне
Лесото 30 355 2 031 000 66,5 Масеру
Намибия 825 418 2 358 163 2,2 Виндхук
Свазиленд 17 363 1 185 000 68,2 Мбабане
Южно-Африканская Республика (ЮАР или Южная Африка) 1 219 912 48 601 098 41 Блумфонтейн, Кейптаун, Претория

География и экономика стран Африки.

География стран Африки, каждой в отдельности, так же, как и география Африки в целом уникальна и обладает своими уникальными географическими особенностями принадлежащих только как африканскому континенту целиком, так и каждой стране материка в индивидуально. Особенностью географического положения многих стран Африканского региона, является отсутствие выхода к морю. В то же время в странах, выходящих к океану, береговая линия изрезана слабо, что неблагоприятно для строительства крупных портов.

Экономика стран Африки в целом оставляет желать лучшего, но имеет большие перспективы на бурное развитие в недалёком будущем. Экономика стран Африки слабо развита и сильно отстаёт от многих стран мира в своём развитии. Одним из факторов слабой экономики стран Африки является то что на Африку всегда смотрели как на дешёвый сырьевой придаток с дешёвой практически бесплатной рабочей силой. И поэтому не кто и не когда не заботился о внутреннем экономическом развитии стран Африки.

Полезные ископаемые Африки исключительно богаты своим разнообразием. Важнейшие полезные ископаемые Африки имеют достаточно большие запасы. Особенно велики запасы минерального сырья — руд марганца, хромитов, бокситов и др. В понижениях и прибрежных районах имеется топливное сырье. Нефть и газ добываются в Северной и Западной Африке (Нигерия, Алжир, Египет, Ливия). Колоссальные запасы кобальтовых и медных руд сосредоточены в Замбии и ДРК. Марганцевые руды добываются в ЮАР и Зимбабве; платина, железные руды и золото — в ЮАР; добыча алмазов производится в таких странах как — в Конго, Ботсване, ЮАР, Намибии, Анголе, Гане, алмазы Африки имеют большое значение для этих стран; фосфориты добываются в Марокко, Тунисе; уран — в Нигере, Намибии. Полезные ископаемые стран Африки имеют колоссальное экономическое значение для стран Африканского континента.

Земельные ресурсы Африки довольно значительные, однако эрозия почв приняла катастрофический характер из-за неправильной её обработки. Водные ресурсы Африки распределены крайне неравномерно. Леса Африки занимают около 10 % территории, но в результате хищнического уничтожения площадь лесов Африки быстро сокращается.

Население Африки.

Население стран Африки имеет самые высокие темпы естественного прироста населения. Естественный прирост населения стран Африки во многих странах превышает 30 человек на 1000 жителей в год. Африканское население имеет высокую долю детских возрастов (50 %) и небольшую долю людей старшего поколения (около 5 %). Численность населения Африки по некоторым оценкам подходит к одному миллиарду человек. Плотность населения Африки по отношению к самой площади Африки значительно меньше, чем плотность населения Европы, плотность населения Азии и других регионов нашей планеты к их собственной площади. Крупнейшая по населению страна Африки, это страна в Западной Африке, Нигерия. Население Нигерии составляет примерно 152 миллиона человек, на 2011 год. Плотность населения Нигерии довольно большая, так как собственная площадь Нигерии сравнительно не большая и занимает всего лишь 14 место на Африканском континенте.

Страны Африки пока не могут изменить колониальный тип отраслевой и территориальной структуры экономики, хотя темпы экономического роста несколько ускорились. Колониальный тип отраслевой структуры хозяйства отличается преобладанием мало товарного, потребительского сельского хозяйства, слабым развитием обрабатывающей промышленности, отставанием развития транспорта. Наибольших успехов достигли страны Африки в горнодобывающей промышленности. По добыче многих полезных ископаемых Африке принадлежит лидирующее, а иногда монопольное место в мире (по добыче золота, алмазов, платиноидов и др.). Обрабатывающая промышленность представлена легкой и пищевой, другие отрасли отсутствуют, за исключением ряда районов вблизи наличия сырья и на побережье (Египет, Алжир, Марокко, Нигерия, Замбия, ДРК).

Вторая отрасль экономики, определяющая место Африки в мировом хозяйстве, — тропическое и субтропическое земледелие. Продукция земледелия составляет 60—80 % ВВП. Основными товарными культурами являются кофе, какао-бобы, арахис, финики, чай, натуральный каучук, сорго, пряности. В последнее время стали выращивать зерновые культуры: кукурузу, рис, пшеницу. Животноводство играет подчиненную роль, за исключением стран с засушливым климатом. Преобладает экстенсивное скотоводство, характеризующееся огромным поголовьем скота, но малой продуктивностью и низкой товарностью. Континент не обеспечивает себя сельскохозяйственной продукцией.

Транспорт также сохраняет колониальный тип: железные дороги идут от районов добычи сырья к порту, при этом регионы одного государства практически не связаны. Относительно развиты железнодорожный и морской виды транспорта. В последние годы получили развитие и другие виды транспорта — автомобильный (проложена дорога через Сахару), воздушный, трубопроводный.

Все страны, за исключением ЮАР, развивающиеся, большинство из них беднейшие в мире (70 % населения живёт за чертой бедности).

Проблемы и трудности африканских государств.

В большинстве государств Африки возник разбухший, непрофессиональный и неэффективный бюрократический аппарат. При аморфности социальных структур единственной организованной силой оставалась армия. Результат — бесконечные военные перевороты. Диктаторы, приходившие к власти, присваивали себе несметные богатства. Капитал Мобуту, президента Конго, к моменту его свержения составлял 7 млрд долл. Экономика функционировала плохо, и это дало простор для «деструктивной» экономики: производства и распространения наркотиков, нелегальной добычи золота и алмазов, даже торговли людьми. Доля Африки в мировом ВВП и её удельный вес в мировом экспорте снижались, выпуск продукции на душу населения сокращался.

Становление государственности крайне осложнялось абсолютной искусственностью государственных границ. Африка получила их в наследство от колониального прошлого. Они устанавливались при разделе континента на сферы влияния и имеют мало общего с границами этническими. Созданная в 1963 году Организация африканского единства, сознавая, что любая попытка исправить ту или иную границу может привести к непредсказуемым последствиям, призвала считать эти границы незыблемыми, сколь бы несправедливы они ни были. Но эти границы все же превратились в источник этнических конфликтов и перемещений миллионов беженцев.

Основной отраслью экономики большинства стран Тропической Африки является сельское хозяйство, призванное обеспечить продуктами питания население и служить сырьевой базой развития обрабатывающей промышленности. В нём занята преобладающая часть самодеятельного населения региона, создается основная часть совокупного национального дохода. Во многих государствах Тропической Африки сельское хозяйство занимает ведущее место в экспорте, обеспечивая поступление значительной части валютных доходов. В последнее десятилетие с темпами роста промышленного производства наблюдалась тревожная картина, позволяющая говорить о фактической де индустриализации региона. Если в 1965—1980 годах они (в среднем за год) составили 7,5 %, то за 80-е годы только 0,7 %, падение темпов роста имело место в 80-е годы как в добывающей, так и обрабатывающих отраслях. В силу ряда причин особая роль в обеспечении социально-экономического развития региона принадлежит горнодобывающей промышленности, но и это производство ежегодно сокращается на 2 %. Характерная особенность развития стран Тропической Африки — слабое развитие обрабатывающей промышленности. Лишь в очень небольшой группе стран (Замбия, Зимбабве, Сенегал) её доля в ВВП достигает или превышает 20 %.

Интеграционные процессы Африки.

Характерной чертой интеграционных процессов в Африке является высокая степень их институализации. В настоящее время на континенте около 200 экономических объединений различного уровня, масштабов и направленности. Но, с точки зрения исследования проблемы, становления субрегиональной идентичности и её соотношения с идентичностью национальной и этнической интерес представляют функционирование таких крупных организаций как Западноафриканское экономическое сообщество (ЭКОВАС). Сообщество развития Южной Африки (САДК). Экономическое сообщество Центральноафриканских государств (ЭККАС) и т. п.. Крайне низкая результативность их деятельности в предыдущие десятилетия и наступление эпохи глобализации потребовало резкого ускорения интеграционных процессов на качественно ином уровне. Экономическая кооперация развивается в новых — по сравнению с 70-ми годами — условиях противоречивого взаимодействия глобализации мировой экономики и усиливающейся маргинализации позиций африканских государств её рамках и, естественно, в другой системе координат. Интеграция уже не рассматривается как инструмент и основа для формирования самодостаточной и саморазвивающейся экономики при опоре на собственные силы и в противовес империалистическому Западу. Подход иной, который, как уже упоминалось выше, представляет интеграцию в качестве пути и способа включения африканских стран в глобализирующееся мировое хозяйство, а также как импульс и показатель экономического роста и развития в целом.

Ссылки для перехода в следующие разделы:

Северная Африка превращается в новый центр производства автомобилей

Крупнейшие производители автомобилей стремятся создать в Северной Африке новый кластер автомобилестроения, несмотря на редкие истории индустриального успеха в Африке. Volkswagen, Renault, Peugeot, Hyundai Motor, Toyota Motor инвестировали в последние годы миллиарды в Африку. Компании видят здесь перспективы роста, которых уже нет на традиционных рынках. Продажи новых автомобилей в США, Китае и Европе сокращаются после 10-летнего бума.

Новый кластер автомобилестроения, предназначенный для удовлетворения регионального спроса, может стать моделью для компаний, которые переосмысливают свои глобальные цепочки поставок по мере роста торговых барьеров в мире, в значительной степени стимулируемых политикой президента США Дональда Трампа.

Сейчас на дорогах Ближнего Востока и Африки 59 млн автомобилей. К 2040 г. эта цифра вырастет до 90 млн, прогнозирует ОПЕК.

В Марокко уже производится больше автомобилей, чем в Южной Африке, и вскоре, как ожидается, будет производиться в год больше, чем в Италии. Королевство уже стало крупным поставщиком комплектующих для европейских автозаводов, включая высокотехнологичный завод Ford Motor в Валенсии (Испания). Последний импортирует автокресла, интерьеры, электропроводку и другие компоненты из Марокко.

Инвестиции автопроизводителей в регионе растут отчасти и потому, что некоторые государства снижают импорт автомобилей для привлечения производственных мощностей в свои страны. В прошлом году Алжир потребовал, чтобы большая часть новых автомобилей производилась внутри страны. Такая норма убедила Volkswagen в необходимости построить в Релизане (Алжир) новый сборочный завод, который начал выпускать автомобили нескольких своих брендов, включая небольшой фургон Caddy, популярный у торговцев, и Polo compact. Испанская компания SEAT производит в Алжире седан Ibiza и спортивно-грузовой автомобиль Arona, а чешская Skoda – популярный седан Octavia на заводе в Релизане.

В Марокко Renault, которая занимает более 40% рынка в регионе, за последние пять лет построила два сборочных завода, производящих более 200 000 автомобилей в год. Peugeot, активно расширяющая присутствие в регионе, строит в Марокко завод, запуск которого состоится в конце года. Volkswagen является одним из самых активных инвесторов в развивающуюся автомобильную промышленность Африки. Компания открыла заводы в Кении и Руанде. Недавно она объявила о планах строительства сборочных заводов в Нигерии и Гане.

Местные органы власти стремятся привлечь иностранные инвестиции для погашения китайских инфраструктурных займов. Правительства африканских государств создают благоприятные для бизнеса условия: ослабление валютного контроля, создание зон свободной торговли и предоставление финансовых стимулов. В некоторых странах реализуются проекты по расширению и строительству автомобильных дорог, железнодорожных путей, глубоководных портов.

В мае Международный валютный фонд высоко оценил усилия государственных органов Северной Африки и Ближнего Востока по проведению рыночных реформ после «арабской весны», направленных на то, чтобы положить конец десятилетиям экономического застоя.

Но автопроизводители осознают финансовые риски ведения бизнеса в регионе. Массовая безработица среди молодежи в странах Магриба (северо-западная Африка) подпитывает эмиграцию, преступность и исламистский экстремизм. Эти проблемы могут быть решены в том числе и благодаря расширению экономической деятельности в странах региона. Европейские страны также рассматривают стабильность и процветание в Северной Африке как ключ к собственной безопасности. «Конечно, риски есть», – говорит Эрдем Кизильдере, топ-менеджер SEAT и директор алжирского завода компании, который, как ожидается, соберет 50 000 автомобилей в этом году. «Но мы видим потенциал региона. Это очень молодой рынок, который становится все более индустриальным», – добавляет он.

По данным Frost & Sullivan, прямые иностранные инвестиции в страны Северной Африки выросли с менее чем $5 млрд в 2011 г. до $12 млрд в 2016 г., в основном за счет инвестиций автопроизводителей.

«Ситуация на континенте стабилизируется», – сказал представитель Volkswagen Томас Шефер. В августе компания подписала соглашение с Ганой и Нигерией о строительстве сборочных заводов в этих странах в обмен на правительственные гарантии защиты инвестиций. «Устраняются последние барьеры, блокирующие развитие регионального автопрома. Это огромная возможность для нас», – сказал он.-

Перевела Полина Трифонова

Владимир Путин выступил на саммите Россия — Африка

Президент России Владимир Путин в четверг, 24 октября, выступил на саммите Россия — Африка, который проходит в Сочи. Он сообщил, что на мероприятии собрались представители всех 54 африканских государств и ведущих региональных организаций. 

«Это действительно первая встреча такого масштаба, что убедительно свидетельствует о взаимном стремлении развивать контакты на всех направлениях, укреплять многоплановое партнерство», — сказал Президент РФ.

По словам Владимира Путина, «развитие отношений со странами африканского континента и их региональными организациями является одним из приоритетов российской внешней политики».

Смотрите также

«Африканские государства уверенно набирают политический и экономический вес, утверждаются в качестве одной из важных опор многополярной системы мира, принимают все более активное участие в выработке решений международного сообщества по ключевым вопросам региональной и глобальной повестки дня», — заявил глава российского государства.

Владимир Путин также подчеркнул, что по многим вопросам «наши позиции близки или совпадают, что создает благоприятные предпосылки для конструктивного взаимодействия в ООН и других международных структурах».

Как заявила заместитель Председателя ГД Ольга Тимофеева Тимофеева
Ольга Викторовна Депутат Государственной Думы избран в составе федерального списка кандидатов, выдвинутого Всероссийской политической партией «ЕДИНАЯ РОССИЯ» , также принимающая участие в саммите, это «беспрецедентное мероприятие». «Мы услышали в выступлении Президента России Владимира Путина и видим по самому формату форума, что начинается совершенно новая страница в истории отношений России и Африки. Россия возвращается в Африку. Мы будем помогать друг другу развивать экономику, чтобы стать сильнее и чтобы улучшать качество жизни людей», — сказала она.  

Напомним, в июле в Москве состоялась парламентская конференция «Россия – Африка», которая прошла в рамках II Международного форума «Развитие парламентаризма». В работе форума принял участие Президент РФ Владимир Путин.

Делегацию стран Африки представили 300 парламентариев и 50 экспертов. Конференция прошла в преддверии саммита «Россия – Африка», инициированного главой государства.

Дополнительно

Как отмечал в своем выступлении на пленарном заседании конференции Председатель ГД Вячеслав Володин Володин
Вячеслав Викторович Председатель Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации седьмого созыва. Избран депутатом в составе федерального списка кандидатов, выдвинутого Всероссийской политической партией «ЕДИНАЯ РОССИЯ» , «наша задача, чтобы этот разговор заложил основы доверия и точки роста, которые завтра будут составлять фундамент наших отношений, придал импульс сближению отношений между нашими странами и решению вопросов».

По словам Председателя ГД, «Российская Федерация заинтересована во взаимовыгодном партнерстве с африканскими государствами на благо процветания наших народов — народов России и африканского континента».

Капризные царьки Кремля. Сколько у Путина союзников в Африке

Президент России Владимир Путин и его окружение в последние несколько лет обратили пристальное внимание на Африку. Очевидно, она интересна им как регион с богатейшими ресурсами, где рост влияния Москвы мог бы хоть частично компенсировать ей проблемы, связанные с нарастающим противостоянием с Западом. Но Африка все быстрее становится важной для России в этом контексте и как идеологическое поле этого "соревнования". На что Кремль может рассчитывать в Африке сегодня, как собирается действовать – и чем все это может закончиться?

С 2014 года Кремль заключил соглашения о военном сотрудничестве более чем с 20 государствами континента. В большинстве случаев речь идет об обучении и подготовке местных военнослужащих (с 2014 года в России военные вузы окончили более 3,5 тысячи африканских офицеров), поставках вооружений, обслуживании уже имеющейся там боевой техники. Также в африканских странах время от времени открываются новые официальные представительства Минобороны России.

Российские военные, чиновники и политтехнологи вовсю работают уже как минимум в 25 африканских странах, в первую очередь в ЦАР, Ливии, Северном и Южном Судане, на Мадагаскаре, в Анголе, Чаде, Камеруне, Гвинее, Зимбабве и Демократической Республике Конго. Например, последние новости об эскалации гражданской войны незадолго и сразу после президентских выборов в Центральноафриканской Республике вряд ли бы привлекли к себе столько мирового внимания, если бы в этой стране уже давно не находились военные из России, работающие там как официально, так и нет.

Накануне Нового года в ЦАР прибыли сотни российских военнослужащих и много единиц боевой техники, от вертолетов до систем залпового огня, и этот поток, хоть пока и не большой, не останавливается.

В конце 2019 года в Сочи с помпой прошел первый саммит "Россия – Африка", с участием лидеров примерно 50 африканских стран. Это континент, где западным странам, в первую очередь США, Кремль надеется регулярно демонстрировать успехи в деле возвращения "утраченного с распадом СССР геополитического величия". Российские эмиссары в Африке уже несколько лет довольно умело разжигают старые территориальные и межнациональные конфликты и подогревают антизападные, "антиколониальные" настроения в тамошних обществах. Пригожинские политтехнологи помогают местными лидерам, изъявившим готовность поддерживать интересы России и деловые интересы самого Евгения Пригожина, побеждать на выборах.

Российский "Газпром" все активнее работает в Алжире, несмотря на недавнюю смену власти в этой стране, а также в Ливии, хотя российская деятельность там заметно застопорилась после 2011 года и начала гражданской войны, где на стороне мятежного фельдмаршала Халифы Хафтара активно, хотя и негласно, воюют российские "военные специалисты". Крупнейший в мире производитель алмазов, российская группа "Алроса", продолжает свои разработки в Анголе. В 2019 году "Алроса" заявила, что также начнет добычу алмазов и полезных ископаемых в Зимбабве. Алюминиевый гигант, объединенная компания "РУСАЛ", ранее ставшая объектом международных санкций, вовсю добывает бокситы в Гвинее. Такие российские компании и холдинги, как "Норникель", "Северсталь" или золотодобывающая Nordgold, активно действуют в ЮАР, на Мадагаскаре, в Гвинее и Буркина-Фасо.

По крайней мере, так все выглядит в официальных отчетах и публикациях. Насколько реальны эти планы и статистика? Об интересах Кремля в Африке и их перспективах в интервью Радио Свобода рассуждает живущий в западноафриканском государстве Сенегал российский бизнес-консультант, африканист, офицер в отставке Сергей Елединов:

– Насколько за последние десятилетия сменился менталитет и политических элит, и вообще общества в странах континента, особенно "Черной Африки", когда речь заходит о вмешательстве иностранцев в их политические и военные дела, когда они начинают играть ключевую роль в экономике и так далее?

– Естественно, за последние годы произошли серьезные изменения, впрочем, как и во всем мире. Независимость поднялась в цене, термин "суверенитет" стал трендом. И политические элиты большинства африканских стран уже не могут себе позволить принимать спорные решения без опасений социального взрыва – то есть совсем вольно удовлетворить свои аппетиты за счет "продажи родины" им никто не даст. А излишнее лоббирование правительством чьих-то внешних интересов сразу даст повод для серьезной консолидации оппозиционных сил. На том самом саммите "Россия – Африка" президент Ганы Нана Акуфо-Аддо, парируя высказывание президента России, двусмысленно назвавшего Африку "континентом возможностей", охарактеризовал Африку как "континент развития".

Визит группы стратегических бомбардировщиков Ту-160 ВКС России в ЮАР. 23 октября 2019 года

Сейчас вмешательство какой-то внешней силы во внутренние дела почти любого африканского государства, которое однозначно ведет к развитию страны, экономики, созданию рабочих мест, прозрачности государственных институтов и процедур, сглаживанию межэтнических и межконфессиональных противоречий, в целом к созданию благоприятной среды для жизни, в общем скорее обществом будет воспринято положительно. Естественно, если это все будет происходить без кавычек и выйдет за рамки формальных деклараций. Например, присутствие иностранных военных, если на их штыках держится непопулярный правитель, – это сразу толчок к возникновению конфликта. Но присутствие иностранных военных, создающих современную армию для защиты национальных интересов и, что сейчас важно, для борьбы с экстремизмом и сепаратизмом, будет скорее воспринято на ура.

– А сохранилась ли еще некая память о Советском Союзе – России как о таком альтернативном США, Франции, Великобритании, Португалии и другим странам Запада "Большом брате", неважно, плохом или хорошем?

Историческая память в Африке очень короткая

– Историческая память в Африке очень короткая. Достаточно тяжелая текущая экономическая и социальная ситуация всегда заставляет африканцев жить сегодняшним днем, не увлекаясь какой-то мемуаристикой. Мало кто из простых африканцев сейчас знает и вспомнит о роли СССР в деколонизации Африки. Но в современной России, да, многие политики тут видят единственного в мире игрока, который не боится "коллективного Запада" и готов бросить ему вызов. Да, португальцев из Гвинеи-Бисау выгоняли советские, то есть для местных "русские", да, СССР боролся за независимость Анголы, и сейчас для африканского общества обобщенный "русский Путин" – это тот, кто может сказать "нет" Франции, США или Великобритании. Об этом тут говорят.

Владимир Путин с лидерами стран континента на саммите "Россия – Африка". Сочи, 24 октября 2019 года

– А Китай сегодня не пытается претендовать на такую же роль в Африке, которую играл ранее бывший Советский Союз?

– Претендует, естественно, и у него это получается, но только в экономической сфере. Потому что политически он все равно до такой роли недотягивает. СССР казался этаким добрым и сильным дядей, который готов был помогать всем на относительно безвозмездных, "братских" условиях. Но это ведь все касалось областей, которые выходят за рамки сухих коммерческих отношений. Китай же, скорее, ведет себя как богатый ростовщик, даже барыга, скупающий ресурсы и контракты, пользуясь отсутствием у Африки денег. Китайские товары и сервис уже напрямую ассоциируются здесь с какой-то дешевкой. Ну, и потом не нужно забывать, что очень многие из имеющих власть и влияние африканцев учились в России, женаты на русских, и это создает определенную близость. Китай этого уровня пока еще не достиг.

Китай ведет себя как богатый ростовщик, даже барыга

– Так что нужно сегодня Российской Федерации в Африке? Какова основная цель всех ее смелых инициатив, я бы даже сказал, иногда авантюрных эскапад, которые мы наблюдаем в последние годы?

– Здесь бы я ответил перефразированной цитатой из Остапа Бендера – "только любовь". В данном случае речь идет в первую очередь о поиске уважения и признания в качестве геополитического игрока. А вопросы какой-то материальной конвертации, или монетизации, этой "любви", они для Кремля второстепенны. Опять вспоминается речь Путина на упомянутом саммите, что "Африка – это континент возможностей". Для Москвы – это возможность утвердиться на международной арене на равных правах с ведущими мировыми лидерами.

– Но есть же, кроме государственных, еще и инициативы российского частного бизнеса в Африке. Можно ли вообще тогда говорить, что эти инициативы никак с Кремлем не связаны и россияне эти действуют сами по себе?

– Отчасти да. Но, исходя из известной ориентированности российского бизнеса на власть, говорить, что какие-то серьезные российские частные инициативы тут независимы, я бы не стал. Какого рода вообще эти проекты? Я не хочу поголовно всех обвинять в отмывании денег, так что назову это "диверсификацией деятельности". Условно говоря, у кого есть какой-то успешный бизнес в России – соответственно, возникают свободные средства, и человек будет куда-то пытаться их вкладывать. В Европе это сделать сегодня уже крайне сложно. Остается, в числе возможных направлений, Африка.

– Если вы полагаете, что вопросы материальной, и тем более частной, выгоды в Африке для Москвы занимают не первое место, то каков генеральный политический план Кремля или программа, если ее так можно называть, в отношении Африки?

– Здесь приходится только догадываться и домысливать, потому что такого документа не существует. Во всяком случае, я его нигде не нашел. Но общую концепцию можно проследить, исходя из нарративов прошедшего саммита. Основной акцент был сделан на теме партнерства (читай – российской помощи) в борьбе с терроризмом, экстремизмом, сепаратизмом, в борьбе за сохранение суверенитета, целостности в рамках признанных национальных границ. И, естественно, на военно-техническом сотрудничестве. И прозвучало практически открытое предложение: российская сторона упирала на то, что бремя военных расходов, особенно направленных на борьбу с терроризмом, крайне тяжело для африканских стран. То есть Россия явно намерена выступить в роли внешнего гаранта безопасности и суверенитета стран Африки, используя свой военный потенциал. Исходя из общей слабости российской экономики и видимого нежелания Москвы пока участвовать здесь в каких-то долгосрочных и объемных финансово-инвестиционных проектах, это, пожалуй, единственная версия.

– Когда любая иностранная держава, претендующая на геополитическую роль и на стратегическое видение целого континента, пытается на этом континенте действовать, как правило, задействуются специфические местные "решения". То есть то, что применимо, грубо говоря, для Ближнего Востока, неприменимо для Юго-Восточной Азии, а то, что применимо для Юго-Восточной Азии, неприменимо для Африки. Вообще существуют ли какие-то универсальные "африканские решения", когда речь идет о сценарном планировании? Я так спрашиваю, потому что это словосочетание встречалось и в речах российских дипломатов на саммите, и кое-где в российских специализированных изданиях.

– Африка – это огромное количество абсолютно разных стран, и географически, и по этническому составу, и конфессионально. Если что-то планировать, то нужен комплекс мероприятий, индивидуальных для каждой из этих стран. Это значит, что для Сенегала, условно, нужны "сенегальские решения", а для, допустим, Намибии – "намибийские". С точки зрения глубокого изучения исторических корней, этнических, и много еще чего. Какого-то универсального решения, я думаю, нет и не может быть.

– У Москвы тогда могут скоро возникнуть проблемы на континенте, в связи с тем, что для нее настоящая современная Африка – это в некотором роде "терра инкогнита"?

Основная проблема Москвы в этой связи – это ее поверхностный подход, небрежное отношение к африканским странам

– Основная проблема Москвы в этой связи – это ее поверхностный подход, небрежное отношение к африканским странам, в том числе к их новейшей истории и к их сегодняшним реалиям. Один из серьезных промахов в оценке Африки делается, когда на нее начинают смотреть лишь глазами ее формальных лидеров. Например, есть государство Гвинея, и ее в очередной раз недавно переизбранный президент Альфа Конде, приезжавший на саммит в Россию – и его взгляды радикально отличаются от взглядов непримиримого лидера оппозиции Мамаду Силла. Хотя они оба гвинейцы и оба хотят для своей страны лучшего. Что, если власть сменится? Кто-то в России собирался говорить с Силла? Понять весь спектр взглядов, встать над ситуацией, найти оптимальное решение? Этого не делается.

И вообще в Москве, видимо, не желают понимать, что многие страны Африки уже обладают гораздо более развитыми демократическими институтами, свободой слова и независимой судебной властью, чем сама Россия. Судят по привычке, что все в Африке можно купить и продать.

– То есть это, по сути, высокомерно-колонизаторский подход у большинства, как получается, российских дипломатов и чиновников, и бизнесменов, которые Африкой занимаются? Но давайте поговорим "о цифрах". На саммите, о котором мы все говорим, они назывались?

– Да, видеть в Африке российские реалии – это попытка идти по понятному, отработанному шаблону. Если говорить о цифрах – взаимного товарооборота, например – то они отражают реальность лишь отчасти. Там на самом деле все сводится к пресловутому "военно-техническому сотрудничеству", то есть поставкам российских вооружений, причем лишь в несколько конкретных стран, – подчеркивает Сергей Елединов.

В 2018 году (это последние данные. – РС) взаимный товарооборот африканских государств с Россией составил 20 миллиардов 400 миллионов долларов, из которых более 17 миллиардов пришлись на разный российский экспорт оружия. Больше всего его получили Египет (более чем на 7 миллиардов долларов) и Алжир (на 4 миллиарда 800 миллионов). Это очень маленькие цифры: к примеру, товарооборот России со странами Азии в том же 2018 году превысил 200 миллиардов долларов, то есть он был в 10 больше, продолжает Сергей Елединов:

– Я не знаю ни одного успешного российского проекта в Африке. А те, которые действуют, это амортизация существующего советского наследия. Как "РУСАЛ" в Гвинее, или, например, то, чем занимается там же и в Буркина-Фасо Nordgold, "дочка" "Северстали": просто скупка давно существующих иностранных активов, в основном британских и американских, причем даже с сохранением старого менеджмента.

– А есть ли примеры откровенных провалов?

– Более чем предостаточно. Об этом мы с вами можем сделать отдельное интервью. Достаточно упомянуть "Лукойл" с его какой-то постоянной чередой провальных инициатив, от Ганы до Египта. Для любителей цифр я приведу данные о стране, в которой живу: в Республике Сенегал за последние пять с небольшим лет российским частным бизнесом было инвестировано более 50 миллионов евро – с нулевым результатом, я бы даже сказал, с отрицательным. И естественно, эти отчеты и итоги не афишируются.

– Давайте перейдем к самым злободневным событиям, в первую очередь к военному вмешательству России в события в Центральноафриканской Республике. Как вы оцениваете ситуацию там? Какие возможные прогнозы?

– Я позволю себе начать ответ издалека и напомнить об участии России в ливийской войне, это началось еще раньше. Формально Москва поддерживает отношения с обеими сторонами конфликта, но неформально, конечно, она на стороне Халифы Хафтара. Если эта поддержка началась с внешне гуманитарных акций, вроде помощи в разминировании, то уже на пике вооруженного противостояния Россия негласно, с помощью всяких "бойцов ЧВК", стала обеспечивать боевую поддержку наиболее профессиональных и технически оснащенных, более боеспособных подразделений хафтаровской армии. И оценку этому можно дать двойственную. С одной стороны, это фактор, подтверждающий, что ливийский конфликт не имеет военного решения, а с другой стороны, этим Кремль и подогревает войну, на определенном градусе. И самое главное, что мир уже хорошо знает о прямом участии российских граждан в кровопролитии вдали от России.

А ситуация в ЦАР, к сожалению, вышла уже на еще более накаленный уровень. Там официально присутствуют действующие российские военнослужащие и военная техника, и не просто присутствуют, а участвуют в военных операциях. Мне, к моему глубокому сожалению, как офицеру в отставке, все это очень напоминает афганскую кампанию СССР. Те же самые шаги и этапы: сначала военные инструкторы, потом какая-то безоговорочная ставка на не самого популярного политического деятеля, ввод ограниченного контингента (как ответ на просьбу о помощи), а потом использование его в реальности не как миротворческой силы, а как силового рычага в руках ставшего нелюбимым правительства. Это вмешательство в чужой внутренний конфликт, который плавно перетекает в полноценную войну, с большим и неизбежным кровопролитием. И все это происходит на фоне абсолютного нежелания кремлевского руководства разобраться в истинных причинах происходящего и искать какое-то политическое решение в этой чужой войне. Увы, все очень похоже.

Все это очень напоминает Афганскую кампанию СССР

Если мы соберемся делать прогнозы, то афганский сценарий пока, к сожалению, наиболее близкий к реальности. А ведь можно было бы, например, просто уйти и оставить африканцев искать свои решения. Даже мы можем вообразить и положительный сценарий, когда этот российский военный контингент будет использоваться исключительно в миротворческих целях, и при активном параллельном поиске политических договоренностей и национального примирения. Я уверен, что в ЦАР существует возможность этого поиска компромиссов. Но здесь уже выбор за Россией – там будет или ее победа, или оглушительный проигрыш.

– То есть вы считаете, что ситуация в Центральноафриканской Республике зависит в первую очередь от выбора Кремля, что, так сказать, мяч на российской стороне?

– Отчасти. Все там происходит не в вакууме, скажем так, в разных вариантах развития ситуации в ЦАР есть и другие заинтересованные стороны. Та же Франция, бывшая метрополия, которая наверняка проделала работу над ошибками. США, которые незаметно, но поступательно и уверенно вновь стали усиливать свое влияние и присутствие. И, конечно, важны позиции соседних стран, у которых появились амбиции региональных лидеров, вроде Руанды и Чада. И разные международные организации, которые свои шаги точно никак не согласовывают с Москвой, никуда не делись. Результаты их активности могут минимизировать начинания России или даже противодействовать ее намерениям.

Делая ставку только на выбранных Москвой африканских лидеров, нельзя забывать: многие из них в своем роде капризные дети, местные царьки

В целом, подытоживая наш разговор, отмечу: вне сомнения, сами африканцы, которые очень реалистичны и прагматичны, у которых условный "холодильник" всегда побеждает условный "телевизор", не только не поддержат, а наоборот, будут противиться всему, что ухудшает их жизнь. Делая ставку только на выбранных в Москве для партнерства африканских лидеров, нельзя забывать: многие из них в своем роде капризные дети, местные царьки, которые привыкли к подаркам в виде различных форм помощи. И реакция у них будет как у детей: есть подарки – иностранный политик хороший, а подарки закончились – он сразу плохой. Сейчас втягивание в любой конфликт на континенте, и, к сожалению, каждая пролитая капля крови, которая так или иначе будет связана с "русскими", и без четкой "дорожной карты" политического решения, только усиливает необратимость эскалации каждого конфликта. Трагического для любой африканской страны, для той же ЦАР, и очень негативного для международного имиджа России.

проблемы и решения – Информационно-аналитическая система Росконгресс

В Африке сосредоточено 20% территории Земли, 16% населения, и при этом крохотный, всего 2,7% ВВП планеты — и еще меньше евробондов. Под ними я имею в виду любые инструменты заимствования, которые позволяли бы развивать экономику независимо от политических требований, которые предъявляются международными институтами развития. По нашим расчетам, в целом колоссальные природные запасы Африки стоят $4 трлн Если бы эти ресурсы использовались и накапливались и доход от них шел бы для населения Африки, то крупнейшими горнодобывающими компаниями мира, наряду с российскими, были бы африканские — Малофеев Константин, Председатель наблюдательного совета, Международное Агентство Суверенного Развития (IASD).

Африка — континент, обладающий большими богатствами и при этом, что парадоксально, крайне бедный. Сегодня мы говорим о создании новой семантики, новой грамматики, о выработке нового вокабуляра возрождения нашей экономики — Битйока Отто, Президент, Союз африканских общин Италии.

На основании исследований института Moody’s уровень дефолтов в Африке составляет всего 5 с лишним процентов — почти такой же, как в Западной Европе. Но из-за ограничений мы не видим этого в банковских процентах и в оффшорах — Зубайру Самайла, Президент, генеральный директор, Африканская финансовая корпорация (AFC).

Рейтинговые агентства оценивают страны с точки зрения последующих инвестиций в них, но фактически наши ресурсы намного больше, чем риски, с которыми нас обычно ассоциируют. Нельзя воспринимать наш континент фрагментировано. $1 трлн предполагается к инвестированию в инфраструктурные элементы, чтобы мы взаимодействовали внутри нашего договора о свободной торговле — Гомес Пауло, Соучредитель, New African Capital Partners; председатель, Paulo Gomes and Partners.

Рынок денежных переводов стран Африки. От мобильных платежей до тайников в автомобиле

Продолжаем освещать рынок розничных финансовых услуг Африки. В этот раз наш постоянный автор Сергей Шейхетов, руководитель направления качественных исследований по странам Sub Saharan Africa в компании Kantar, рассматривает специфику реализации в странах региона такого актуального направления, как денежные переводы.

На протяжении последних 15 лет экономика стран тропической Африки стабильно растет на 5–6% в год. В некоторых странах, например в Гане или Эфиопии, рост ВВП составляет более 10%. Фактически Африка на сегодняшний день – наиболее быстрорастущий регион мира. Конечно, экономический рост здесь происходит с очень низкой базы, однако его темпы впечатляют.

Экономика стран, расположенных к югу от Сахары, могла бы расти и быстрее, предпосылки для этого имеются, например необъятный и очень дешевый рынок рабочей силы. Однако слабое развитие инфраструктуры является серьезным препятствием.

Система денежных переводов – один из ключевых элементов финансовой инфраструктуры. Для Африки он имеет особое значение. Расстояния на Африканском континенте огромны, транспорт развит слабо, банков мало. А между тем потребность в денежных переводах чрезвычайно высока. Ежедневно сотни миллионов африканцев, недавно мигрировавших в города, посылают деньги своим семьям в деревню. Десятки миллионов эмигрантов, уехавших в Европу и Америку, отправляют денежные переводы своим родственникам в Африке. Наконец, африканские и международные компании также постоянно нуждаются в надежной и дешевой системе денежных переводов.

Размер африканского рынка денежных переводов никто не оценивал, это слишком сложная задача. Однако по отдельным сегментам можно представить, насколько он огромен. Например, годовой оборот сервиса мобильных денег M-Pesa в Кении составляет порядка 500 млрд долларов в год (а кроме M-Pesa в Кении существуют еще и конкурирующие сервисы мобильных платежей, а также традиционные банковские переводы, Western Union, неформальная система Hawala и т. д.).

Система денежных переводов в Африке развита крайне неравномерно, впрочем, как и экономика африканских стран.

  • В Кении, Уганде, Танзании, Замбии существует множество конкурирующих систем денежных переводов, причем многие из них очень инновационны.
  • В Эфиопии, Малави, Руанде, Демократической Республике Конго возможностей перевести деньги гораздо меньше, а стоимость этой услуги достаточно высока.
  • Наконец, в Южном Судане до сих пор сохранилась, по сути, средневековая система денежных переводов (неформальная система Hawala), которую африканские и индийские торговцы используют на протяжении многих веков.

Рассмотрим эти три типа стран более подробно.

Кения: M-Pesa пользуются даже международные корпорации

Кения является безусловным лидером в плане развития системы денежных переводов. Сервис мобильных денег M-Pesa, созданный в 2007 году телекоммуникационным гигантом Safaricom, очень быстро завоевал рынок. На сегодняшний день практически все взрослое население Кении пользуется M-Pesa, чтобы переводить деньги, оплачивать коммунальные услуги, расплачиваться в магазинах, кафе, ресторанах, на заправках и т. д.

Мобильные деньги удобны тем, что перевод осуществляется мгновенно, стоит относительно недорого и доступен каждому, у кого есть мобильный телефон. M-Pesa также стала великолепным решением для малого бизнеса. Любая компания может открыть бизнес-аккаунт и получать на него платежи от своих покупателей и контрагентов. Вывод наличных из системы также не является проблемой – при желании наличные деньги можно получить в течение нескольких минут у любого из 150 тыс. агентов M-Pesa по всей стране.

Традиционные банки заинтересовались сервисами мобильных платежей только тогда, когда M-Pesa уже стала абсолютным лидером на этом рынке. Некоторые банки пытались запрыгнуть в уходящий поезд и создавали свои собственные системы мобильных платежей (например, система Equitel от Equity Bank), но серьезно потеснить M-Pesa они не смогли.

В Танзании существуют 4 крупных сервиса (Vodacom, Tigo, Airtel and Halotel), которые отчаянно конкурируют друг с другом

Тогда банки пролоббировали закон, по которому максимальная сумма единоразового перевода в системе мобильных денег не может превышать 70 тыс. кенийских шиллингов (700 долларов США). А всего в течение дня разрешается переводить не более 150 тыс. шиллингов (1500 долларов). Этот закон позволил банкам в той или иной мере защитить свой традиционный сегмент бизнеса – обслуживание крупных компаний. Однако даже международные корпорации не брезгуют пользоваться в Кении мобильными деньгами для некоторых своих нужд.

Традиционные банки до сих пор доминируют на рынке международных денежных переводов. Однако и этому доминированию может вскоре прийти конец. В конце прошлого года компания Safaricom заключила договор с Western Union. Начиная с 2019 года пользователи M-Pesa могут посылать и получать деньги через отделения Western Union по всему миру. Пока что такая услуга доступна в Великобритании, Германии и Объединенных Арабских Эмиратах, но в течение года ее планируется распространить на все страны, где есть отделения Western Union.

Танзания и Уганда: многополярные рынки

Примеру Кении последовали и другие восточноафриканские страны. В Танзании и Уганде мобильными деньгами на сегодняшний день пользуется практически все взрослое население. В отличие от Кении, где компания Safaricom контролирует более 70% рынка, в соседних странах рынок мобильных денег оказался поделен примерно в равных долях между разными телекоммуникационными компаниями. Например, в Танзании существует 4 крупных сервиса (Vodacom, Tigo, Airtel and Halotel), которые отчаянно конкурируют друг с другом.

Замбия – переводы по модели Western Union

В каждой деревне в Замбии есть агент Zoona, который за несколько минут примет или выдаст денежный перевод

Интересная история произошла в Замбии. В этой стране телекоммуникационные компании в силу своей инертности либо каких-то других причин опоздали к началу мобильной революции. Их место заняла компания Zoona, которая копировала бизнес-модель Western Union. В каждой деревне в Замбии есть агент Zoona, который в  течение нескольких минут примет или выдаст денежный перевод.

В других африканских странах мобильные сервисы также развиваются, однако не так успешно, как в Кении, Танзании или Уганде. Посмотрим на примере Эфиопии, с какими проблемами им приходится сталкиваться.

Эфиопия – виртуальные «кубики соли»

Крупнейший в Африке рынок Меркато до сих пор работает преимущественно с наличными

Эфиопия – огромная страна, в ней проживают более 100 млн человек. На протяжении последних 15 лет она лидирует по темпам экономического роста. Несмотря на это, в Эфиопии до сих пор не существует современной финансовой инфраструктуры. Банкоматы появились только несколько лет назад, мобильные деньги – в 2018 году. Крупнейший в Африке рынок Меркато, оборот которого составляет десятки млн долларов в день, до сих пор работает преимущественно с наличными. Ежедневно тысячи торговцев отправляют и получают баулы с истрепанными банкнотами.

Развитию финансовой сферы вообще и денежных переводов в частности препятствует несколько факторов. Во-первых, правительство очень жестко контролирует финансовую сферу. Как когда-то в Советском Союзе, обменный курс национальной валюты был искусственно завышен, а незаконные обменные операции уголовно наказуемы. В результате любые денежные переводы в/из Эфиопии превращаются в проблему, так как банки конверсируют быры, например, в доллары США по заниженному курсу. Единственное исключение сделано для представителей эфиопской диаспоры. За границами Эфиопии проживают более 7 млн человек, и правительство всячески поощряет их вкладывать деньги в национальную экономику.

Помимо жесткого государственного контроля сказывается также то, что банковская система слаба и не развита. Банков мало, в отделениях огромные очереди. Для того чтобы совершить какую-нибудь банковскую операцию (например, перевести деньги с одного счета на другой), требуется заполнить очень много различных форм и бланков и потратить много времени. В последние годы появилась возможность переводить деньги, пользуясь для этого банкоматными сервисами, но доступна она только незначительному количеству состоятельных граждан.

Наконец, определенную роль играет и менталитет людей. Эфиопия – страна, в которой очень сильны традиции. Эфиопы гордятся своей уникальной культурой и двухтысячелетней историей и очень не любят менять свои привычки. На протяжении веков слово «деньги» означало только одно – наличные (монеты, банкноты, а вплоть до XX века – еще и кубики соли). Поэтому, когда в Эфиопии появились сервисы мобильных денег, люди с трудом привыкали к этому формату. Для того чтобы облегчить переход к виртуальным деньгам, новый сервис специально назвали «Амоле» (Amole) – именно так называлась традиционная эфиопская денежная система на основе кубиков соли.

Южный Судан – доллары под подвеской грузовика

Кроме стран второго эшелона, есть в Африке государства, где ситуация с денежными переводами еще более архаичная. К таким странам относится, например, Южный Судан. Самое молодое государство в мире, которые вскоре после провозглашения независимости в 2011 году погрузилось в гражданскую войну.

В ситуации, когда все воюют со всеми, единого государства практически не существует. В каждой отдельной местности царят порядки, которые устанавливает местный вождь. Естественно, что в таких условиях финансовая система (как и все другие социальные системы) возвращается к архаике.

В Южном Судане всего несколько банков, да и те находятся в столице – Джубе. Между тем коммерческая активность в стране все-таки не прекращается. Людей нужно кормить и одевать. Что делать торговцам в ситуации, когда связь между разными регионами страны крайне затруднена, а система денежных переводов практически отсутствует?

Кроме стран второго эшелона, есть в Африке государства, где ситуация с денежными переводами еще более архаичная

Как в Средние века или еще раньше, во времена египетских пирамид, торговцы в Южном Судане передвигаются по стране в караванах. Через каждые 20–30 километров на дорогах стоят блокпосты и вооруженные люди, которые требуют плату за проход по их территории. Для того чтобы заплатить за проход, торговцы всегда имеют небольшую сумму в суданских фунтах.

А вот более крупные суммы для оплаты коммерческих сделок приходится переводить в американские доллары и прятать в тайниках, оборудованных в подвеске грузовика или кузове автомобиля. Прятать крупные суммы в фунтах невозможно по той причине, что они занимали бы слишком много места. Самая крупная банкнота – 500 фунтов, что составляет чуть менее 4 долларов США.

Южному Судану жизненно необходим сервис мобильных платежей. Инфраструктура для него, в общем-то, есть, так как проникновение мобильной связи приближается к 20%. Однако крупные игроки на рынке мобильных денег, хоть и присматриваются к этому рынку, пока что не рискуют инвестировать в столь нестабильную страну.

P.S. Несмотря на бурный рост, африканский рынок денежных переводов еще очень далек от насыщения. Потребность в надежной и дешевой системе переводов намного выше, чем предложение. В настоящее время телеком-компании очень успешно конкурируют на этом рынке с традиционными банками. Как будет развиваться эта отрасль в будущем, покажет время.

РЕПОРТАЖ: Африканская континентальная зона свободной торговли

На континенте с высоким уровнем безработицы, где большинство из 705 миллионов человек экономически активного населения заняты в неформальном секторе, выдерживают ли проверку на прочность заявления о том, что соглашение об Африканской континентальной зоне свободной торговли (АКЗСТ) создаст достойные рабочие места?

Мы попросили профсоюзы континента поделиться своими взглядами.

«Мы еще далеки от идеалов панафриканизма. Соглашение об АКЗСТ не превратит наши мечты в реальность. Есть опасения, что многие крупные африканские экономики получат от него непропорционально большую выгоду, тогда как остальные окажутся не в состоянии спасти свои национальные отрасли промышленности от демпинга импортных товаров».

Риаз Чутто, Маврикий

На постколониальных просторах Африки процветают диктатура и безудержная коррупция. Страны экономически недоразвиты и тяжело обременены долгами. После обретения независимости экономики не трансформировались. Большинство экономик Африки остаются первичными производителями сельскохозяйственных товаров, нефти, газа и полезных ископаемых и создают лишь очень мало добавленной стоимости, а то и не создают ее вообще. Они сильно зависят от иностранной гуманитарной помощи. Безработица высока, особенно среди молодежи, и большинство людей зарабатывают на жизнь в неформальном секторе. Бедность остается распространенным явлением.

Соглашение об АКЗСТ является проектом Африканского Союза (АС), разработанным с целью содействия торговле внутри Африканского континента. Изначально он был запущен в 2012 году; его инструменты еще не полностью вступили в силу. Когда это произойдет, многие утверждают, что проект потенциально способен преобразить экономику континента.

Поддержка Соглашения об АКЗСТ африканскими странами после запуска проекта и особенно после начала переговоров в 2015 году является подавляющей – на данный момент его не подписала только Эритрея. Нигерия, крупнейшая экономика Африки, изначально испытывала сомнения, опасаясь, что страну наводнит дешевый импорт, однако в конечном итоге поставила под соглашением свою подпись.

«Долгожданная солидарность между африканскими странами наконец становится реальностью. Странам Африки пора заключать стратегические торговые соглашения, чтобы объединить ресурсы и рабочую силу, которыми богат континент, и добиться уверенного и устойчивого промышленного развития».

Роза Омамо, Кения

Африканские страны конкурируют между собой за одни и те же международные рынки и дублируют усилия друг друга вместо того, чтобы специализироваться, объединять опыт и торговать друг с другом. Однако профсоюзы озабочены тем, что увеличение торговли автоматически не принесет людям пользы, если права трудящихся не станут приоритетом.

Фабрика Ayka Addis, Аддис-Абеба, Эфиопия

Многие верят, что после своей полной реализации Соглашение об АКЗСТ станет критически важным прорывом для внутрирегиональной торговли, трансграничной торговли и экономической интеграции, создания рабочих мест и устойчивой индустриализации континента.

Хотя профсоюзы признают потенциал соглашения, они считают, что их необоснованно исключили из процесса консультаций, который привел к подписанию и ратификации соглашения. Профсоюзы, организации гражданского общества и общины, которых соглашение затронет напрямую, не получили возможности защитить свои интересы. Они утверждают, что эта маргинализация противоречит ориентированному на людей подходу и принципу прозрачности, закрепленному в Африканской хартии прав человека и народов, а также принципам честной торговли, которые поддерживают партнерства, основанные на диалоге, прозрачности и взаимном уважении.

Что такое соглашение об АКЗСТ?

Соглашение об АКЗСТ – это многоплановое соглашение, охватывающее торговлю товарами и услугами, инвестиции, права интеллектуальной собственности и политику в области конкуренции. Соглашение об АКЗСТ нацелено на «поддержку и достижение устойчивого и инклюзивного социально-экономического развития, гендерного равенства и преобразования подписавших его государств».

Более того, соглашение имеет намерение «содействовать промышленному развитию посредством диверсификации и развития региональной цепочки создания добавленной стоимости, развития сельского хозяйства и обеспечения продовольственной безопасности». По данным Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) в 2017 году на межафриканскую торговлю приходилось лишь 16 процентов общего объема экспорта. Самым крупным торговцем является ЮАР, которая импортирует продукты нефтепереработки и экспортирует кукурузу и другие товары. За ней следуют Нигерия и Египет, экспортирующие сырую нефть и попутный газ, а также одежду и текстиль, и импортирующие другие продукты.

В глобальном масштабе на африканскую торговлю приходится всего 2,6 процента, и торговля ведется в основном с Европой.

Также растет торговля с Индией и Китаем. Соглашение об АКЗСТ нацелено на достижение трансформации путем реализации различных континентальных инициатив, включая Промышленное развитие Африки, Программу инфраструктурного развития Африки, План действий по форсированию межафриканской торговли и Программу всестороннего развития африканского сельского хозяйства. Другие проекты включают Единый африканский рынок воздушного транспорта и свободное движение людей.

Алмазные копи Cullinan, ЮАР

При поддержке со стороны АС и Экономической комиссии ООН для Африки (ЭКА) АКЗСТ продвигается министрами и главами государств и правительств. Соглашение имеет свой секретариат, расположенный в Гане.

АКЗСТ создаст общий рынок товаров и услуг для 1,2 миллиарда человек с совокупным валовым внутренним продуктом в 3,4 триллиона долларов. Общий рынок обеспечит свободное движение людей, торговцев и инвестиций, ведущее к созданию единого таможенного союза. По данным ЭКА, АКЗСТ станет крупнейшей в мире зоной свободной торговли после создания Всемирной торговой организации (ВТО).

Став полностью функциональной, АКЗСТ планирует увеличить межафриканскую торговлю на 50 процентов путем развития и продвижения региональных и континентальных цепочек создания добавленной стоимости. Это соглашение является одним из элементов стратегии Программы АС по трансформации и развитию «Повестка дня 2063», которая приведет к достижению некоторых из целей в области устойчивого развития «Повестки дня 2030».

Преимущества Соглашения включают рост обрабатывающих отраслей и диверсификации в экономиках переходного периода, включая Эфиопию, Марокко и Руанду, которые осуществляют политику индустриализации и развития обрабатывающей промышленности. Это означает, что малые страны смогут пользоваться преимуществами экономики масштаба и того огромного рынка, которые обеспечит АКЗСТ.

Соглашение также содержит положения, которые позволили находящимся в тяжелом положении экономикам Джибути, Замбии, Зимбабве, Мадагаскара, Малави, Судана и Эфиопии пользоваться сниженными тарифами. По данным Глобального индекса конкурентоспособности обрабатывающей промышленности наибольшие объемы обрабатывающей промышленности на континенте сосредоточены в настоящее время в ЮАР, Египте и Нигерии.

АКЗСТ стремится усовершенствовать координацию и содействие торговле между всеми региональными экономическими блоками. Интеграция будет включать объединение региональных экономических сообществ: Союз арабских стран Магриба, Общий рынок Восточной и Южной Африки, Экономическое сообщество стран Западной Африки, Сообщество государств Сахеля и Сахары, Экономическое сообщество стран Центральной Африки, Межправительственный орган по вопросам развития и Сообщество развития юга Африки. Помимо прочего, АКЗСТ хочет покончить с конкуренцией между региональными экономическими сообществами и заменить ее сотрудничеством.

АКЗСТ дополняет другие элементы стратегии ЕС, включая Концепцию развития горнодобывающей промышленности в Африке. Концепция развития горнодобывающей промышленности в Африке выявляет устойчивые коридоры развития в качестве инструмента содействия торговле и инвестициям, оптимизируя использование инфраструктуры, поощряя создание добавочной стоимости и повышая конкурентоспособность африканских экономик.

Коридоры – это географические зоны, где ресурсы объединяются для достижения максимального результата.

«Программа пространственного развития Африки является средством содействия созданию интегрированных платформ экономического развития, основанных на проведении ключевых крупномасштабных якорных инвестиций (обычно в обогащение и переработку минералов) и сопутствующих инвестиций в добычу и переработку. Они также дают стратегию, катализирующую развитие устойчивых секторов (сельское хозяйство, туризм и переработка ресурсов), и, таким образом, служат инструментом внедрения пространственного фокуса в планирование развития инфраструктуры и экономики Африки».

Концепция развития горнодобывающей промышленности в Африке также содержит аргументы в пользу признания правительствами кустарной и мелкомасштабной добычи полезных ископаемых путем принятия соответствующей политики и осуществления регулирования, а также формализации этого сектора. В большинстве стран кустарные горнодобытчики считаются преступниками, и предпринимается очень мало (или не предпринимается вообще никаких) усилий по признанию и формализации их деятельности. Вопрос о том, как полезные ископаемые, добываемые кустарными артелями и мелкомасштабными предприятиями, могут стать частью цепочки создания добавленной стоимости в горнодобывающей промышленности, важен и для АКЗСТ.

Инструментами деятельности АКЗСТ являются правила установления происхождения товаров, онлайновый переговорный форум, отслеживание и устранение тарифных и нетарифных барьеров, цифровая платежная система и Африканская торговая обсерватория – платформа для политиков и частного сектора, позволяющая разрабатывать опирающиеся на данные и основанные на фактах политику и решения.

Будет ли это работать?

Прокладывает ли АКЗСТ новый путь?

Африка никогда не испытывала недостатка в экономических и политических документах. Ландшафт африканской торговой и инвестиционной политики завален провалившимися великими планами и амбициозными политическими устремлениями, которые так и не преуспели в налаживании столь необходимой торговли.

Организация африканского единства, которая стала Африканским Союзом (АС) в 2002 году, была образована в 1963 году в Аддис- Абебе (Эфиопия) с огромным упором на экономическое сотрудничество. Звучали заявления, что Африка должна не зависеть от помощи со стороны глобального Севера, а развиваться благодаря торговле и инвестициям. Отсюда возникли идеи о государствах развития. Несмотря на это, мало что изменилось на практике.

Соглашение об АКЗСТ признает действующие торговые соглашения, позволяя им скорее дополнять соглашение об АКЗСТ, чем конкурировать с ним. К ним относятся Закон о росте и возможностях для стран Африки, соглашения об экономическом партнерстве и соглашения с ВТО. Однако действующие элементы торговой политики не сумели дать толчок, необходимый для запуска процессов индустриализации и экономического развития Африки.

Более того, экономическая политика, спонсируемая Международным валютным фондом и Всемирным банком, не привела к устойчивому росту, а программы структурных корректировок дали наихудшие результаты. Либерализация торговли привела к коллапсу большинства национальных отраслей промышленности, поскольку их продукция не могла конкурировать с той, которая импортировалась из других стран. Приватизация государственных предприятий сделала государственный сектор товаров и услуг слишком дорогим для беднейшего населения континента.

Нам еще предстоит увидеть, сможет ли АКЗСТ трансформировать экономики стран континента, избавив их от зависимости от экспорта товаров сырьевой группы. По данным ЮНКТАД эта зависимость делает африканские экономики уязвимыми для колебаний цен на международных рынках. Например, низкие международные цены на нефть отрицательно сказались на экономике Нигерии, а низкие спот-цены на уран привели к консервации уранового рудника Langer Heinrich в Намибии, сопровождавшейся потерей сотен рабочих мест.

Что говорят профсоюзы?

Роза Омамо, генеральный секретарь Объединенного профсоюза металлистов Кении, членской организации Глобального союза IndustriALL, заметила:

Странам Африки пора заключать стратегические торговые соглашения, чтобы объединить ресурсы и рабочую силу, которыми богат континент, и добиться уверенного и устойчивого промышленного развития. АКЗСТ внушает большие надежды. Если условия будут этому способствовать, я верю, что передача навыков, классификация труда и компенсация африканским рабочим будут гарантированы. Однако я не уверена, что принята четкая политика для решения трудовых вопросов».

Она продолжила:

«Необходимо разработать политику для управления трудовой миграцией. Необходимо заниматься вопросом, кто и в какую страну инвестирует, чтобы направлять прямые зарубежные инвестиции.

Движение рабочей силы должно включать трансграничную социальную защиту.

В случае травмы на производстве компенсация должна четко оговариваться в рамках эффективно построенной политики в области охраны труда».

Риаз Чутто, президент Конфедерации работников государственного и частного сектора Маврикия, также входящей в IndustriALL, призвал к осторожному подходу:

«Создание АКЗСТ неизбежно подстегнет торговлю на Африканском континенте, но принесет с собой не только новые возможности, но и угрозы.

Мы не должны поддаваться всепоглощающему чувству, что расширение торговли повысит благосостояние огромного большинства африканцев во всех странах, подписавших Соглашение. Только капитал, товары и услуги смогут свободно передвигаться из одной страны в другую, но не люди.

Мы еще далеки от идеалов панафриканизма. Соглашение об АКЗСТ не превратит наши мечты в реальность.

Есть опасения, что многие крупные африканские экономики получат от него непропорционально большую выгоду, тогда как остальные окажутся не в состоянии спасти свои национальные отрасли промышленности от демпинга импортных товаров.

АКЗСТ не может существовать в абсолютном виде, чтобы устранить торговые барьеры. Главной причиной остается то, что страны не будут играть на поле, ровном для всех. Некоторые более крупные экономики имеют необходимую инфраструктуру и ресурсы для производства товаров хорошего качества по более низкой себестоимости, поскольку у них есть доступ к новейшим цифровых технологиям. К сожалению, у других стран нормальной внутренней инфраструктуры нет, нет даже для того, чтобы обеспечить экономическую соединенность всех районов внутри страны».

Джейн Рагу, tгенеральный секретарь профсоюза CTSP, отметила, что торговые соглашения должны удовлетворять социальные потребности:

«Следует нам закрывать наши границы или наоборот открывать их, следуя предложению и спросу, продиктованному рыночными силами? Нам нужно вести торговлю, которая ставит на первое место людей, а не алчность капиталистической системы. Торговля не может быть свободной без учета наших социальных, культурных контекстов и традиций.

Мы должны защищать и ценить наши традиционные и ремесленные продукты.

Экспорт продуктов питания и сельского хозяйства должен осуществляться только после того, как удовлетворен внутренний спрос на них, и цены должны быть посильными для всех.

Важно сосредоточиться на наземной соединенности африканских стран между собой, чтобы способствовать созданию более экологичной и дешевой системы для передвижения людей и товаров. Это будет означать, что мелкие и средние производители тоже выиграют от создания АКЗСТ. Более эффективная сопряженность африканских стран между собой повысит уровень легальной миграции. Кроме того, необходимо, чтобы АКЗСТ способствовала честной торговле, которая гарантирует мелким фермерам их справедливую долю средств к существованию путем распределения доходов в цепочке поставок».

Профсоюзы заявляют, что большинство подписанных на данный момент документов (Соглашение о создании АКЗСТ, Кигалийская декларация и Протокол о создании Африканского экономического сообщества, касающийся свободного движения лиц, права на проживание и права на обзаведение хозяйством) должны включать права трудящихся и право на достойный труд, закрепленные в конвенциях Международной организации труда (МОТ), особенно в Конвенции № 87 о свободе объединений и защите права объединяться в профсоюзы и Конвенции № 98 о праве на организацию и заключение коллективных договоров. Большинство африканских стран ратифицировали эти конвенции и перенесли их в свое национальное трудовое законодательство.

Для профсоюзов еще остается возможность добиться, чтобы их голос был услышан во время оперативной фазы создания АКЗСТ, которая была запущена 7 июля на Саммите Африканского Союза в Нигере, и во время переговоров по дальнейшим протоколам. В оперативную фазу, в ходе которой страны разрабатывают свои планы по реализации АКЗСТ, можно включить такие важные темы, как будущее труда и Индустрия 4.0.

Компания Oil Libya, Порт-Жантиль, Габон

План действий IndustriALL по торговле

На заседании Исполнительного комитета, прошедшем в Мехико в декабре 2018 года, IndustriALL утвердил план действий в сфере международной торговой и промышленной политики, чтобы содействовать более глубокой вовлеченности членских организаций в переговоры по заключению многосторонних
торговых соглашений и договоров.

Имеет ли значение Африка для Соединенных Штатов?

У большинства американцев обычно есть одно из двух представлений об Африке: примитивный дом голода, болезней и гражданской войны или идиллическая родина. Ни одно из изображений не является полностью правильным. Хотя Африка имеет более чем справедливую долю проблем и является родиной многих американцев, это разнообразный континент, на котором проживает более 50 наций и сотни этнических групп и языков; Африка также является самым молодым континентом в мире с множеством возможностей на будущее.Имеет ли это значение для народа Соединенных Штатов, кроме американцев африканского происхождения? Должно ли это иметь значение? Зачем вообще нужно задавать этот вопрос? Мы редко когда-либо видим статьи о том, важны ли Европа или Азия для Соединенных Штатов. По целому ряду причин ответ на эти вопросы положительный.

Связь Америки с Африкой началась еще до основания страны, и пришло время заменить неправильные представления американцев об Африке разнообразной и сложной реальностью.Хотя многие из проблем, с которыми в настоящее время сталкиваются африканские страны, вызваны ими самими, они также являются результатом вмешательства извне - от колонизации до конкуренции времен холодной войны. Насилие во многих странах, коренящееся в давнем соперничестве, часто усугубляется действиями посторонних.

Африка имеет значение с точки зрения размера, населения и темпов прироста населения. Этот континент в настоящее время больше всего страдает от изменения климата, но также является континентом, который может оказать разрушительное влияние на изменение климата во всем мире из-за важности тропических лесов бассейна Конго, которые являются вторым по величине поглотителем тепла после тропических лесов Амазонки.Разрушение этой важной экосистемы может еще больше ускорить глобальное потепление. Поскольку жители региона все чаще контактируют с животными тропических лесов, этот регион может стать источником следующей вирусной пандемии в мире. Насильственный экстремизм и терроризм усиливаются в Африке, и, хотя сейчас они в основном локализованы, опасность может распространиться за пределы континента. Кризисы - естественные и искусственные - вызывают массовые перемещения населения как на континенте, так и за границу, что может иметь негативные экономические, социальные и политические последствия.

Почему Африка имеет значение

Африканский континент - второй по величине в мире и второй по темпам роста после Азии. С 54 суверенными странами, четырьмя территориями и двумя де-факто независимыми государствами с небольшим международным признанием, на континенте в настоящее время проживает 1,3 миллиарда человек. К 2050 году население континента, по прогнозам, вырастет до 2,4 миллиарда человек. К 2100 году Нигерия, самая густонаселенная страна Африки, будет иметь население в один миллиард человек, и к тому времени половина прироста населения мира будет приходиться на Африку.

Население африканских стран также в подавляющем большинстве случаев молодое. Приблизительно 40% африканцев моложе 15 лет, а в некоторых странах более 50% - моложе 25 лет. К 2050 году двое из каждых пяти детей, рожденных в мире, будут в Африке, а население континента, как ожидается, утроится. Эти события могут иметь как положительные, так и отрицательные потенциальные последствия для Соединенных Штатов и остального мира. Молодые африканцы по большей части полностью отошли от аналоговой эры и перешли непосредственно к цифровым технологиям.Удобно владея технологиями, они образуют огромный потенциальный потребитель и рынок труда. Если, с другой стороны, страны Африки не смогут экономически развиваться и не создадут оплачиваемую работу для этого молодого населения, тогда существует риск того, что они станут огромным потенциальным источником рекрутов для экстремистских и террористических движений, которые в настоящее время нацелены на обездоленная и разочарованная молодежь.

Отсутствие экономических возможностей, рост урбанизации и вызванные климатом бедствия также будут способствовать перемещению людей в поисках лучшей жизни, что повлияет на экономику и безопасность не только на африканском континенте, но и на экономическую ситуацию и безопасность во всем мире.Страны, лишенные адекватной критически важной инфраструктуры, образования и возможностей трудоустройства, созрели для внутренних беспорядков и радикализации. В частности, неадекватные системы медицинского обслуживания в сочетании со стихийными бедствиями, такими как засухи или наводнения, ограничивающие производство продуктов питания, вызывают голод и массовые перемещения населения.

Вызовы политики США

До Второй мировой войны политика США в отношении Африки не была такой активной, как в отношении Европы, Азии или Латинской Америки.Во время холодной войны политика в отношении Африки рассматривалась в первую очередь с точки зрения конкуренции сверхдержав. Окончание холодной войны и рост международного терроризма сделали это важным компонентом политики США в отношении Африки наряду с конкуренцией с растущим Китаем и активизацией китайского участия в Африке.

Перед своей первой официальной поездкой в ​​Кению президент США Барак Обама сказал: «Африка стала скорее идеей, чем реальным местом. . . пользуясь преимуществом расстояния, мы избирательно взяли Африку в свои объятия.«Это, вероятно, удачное описание политики США в отношении африканских стран, несмотря на двухпартийный характер этой политики. Соединенные Штаты с множеством внутренних и международных проблем, с которыми им приходится справляться, не могут позволить себе и дальше игнорировать Африку. В будущем политика США должна включать трезвый взгляд на место Африки в приоритетах политики.

Новая администрация Байдена столкнется с рядом важных вопросов и проблем в процессе разработки своей политики в отношении Африки. Наиболее актуальные вопросы:

Изменение климата: Изменение климата - это экзистенциальная проблема, которая затрагивает весь земной шар, но Африка, вероятно, больше пострадала от последствий изменения климата, чем другие континенты, и проблема со временем будет только усугубляться.В статье, опубликованной в октябре 2020 года, Генеральный секретарь Всемирной метеорологической организации (ВМО) Петтери Таалас сказал:

Изменение климата оказывает все большее влияние на африканский континент, сильнее всего поражая наиболее уязвимых слоев населения и усугубляя отсутствие продовольственной безопасности, перемещение населения и нагрузку на водные ресурсы. В последние месяцы мы стали свидетелями опустошительных наводнений, нашествия пустынной саранчи и теперь сталкиваемся с надвигающейся угрозой засухи из-за события в Ла-Нине. Пандемия COVID-19 усугубила человеческие и экономические потери.

Изменение климата влияет на качество и доступность воды, и миллионы людей в Африке, вероятно, столкнутся с постоянным повышенным водным стрессом из-за этих воздействий. Например, многолетняя засуха в некоторых частях Южной Африки угрожала полному отсутствию водоснабжения в нескольких небольших городах и привела к финансовому разорению животноводов. Другой насущной проблемой изменения климата является необходимость защиты тропических лесов бассейна реки Конго. Этот тропический лес площадью 178 миллионов гектаров является вторым по величине в мире после Амазонки и в настоящее время находится под угрозой из-за сельскохозяйственной деятельности в Камеруне, Центральноафриканской Республике, Демократической Республике Конго, Республике Конго, Экваториальной Гвинее и Габоне.Страны бассейна Конго должны решить проблему сохранения, а также обеспечить устойчивую сельскохозяйственную деятельность для обеспечения продовольственной безопасности населения региона. Помимо воздействия на глобальный климат, вызванного уничтожением тропических лесов, такое уничтожение также приводит к более тесному контакту людей с животными региона, создавая риск будущей передачи от животных человеку новых и, возможно, более вирулентных вирусов, подобных COVID. -19, что окажет глобальное влияние.В январском отчете CNN от 2021 года доктор Жан-Жак Муембе Тамфум, который в качестве исследователя помог открыть вирус Эбола в 1976 году, предупредил о возможных новых патогенах, которые могут быть столь же заразными, как COVID-19, и столь же опасными, как Эбола.

Верховенство закона / смягчение последствий коррупции: Ключом к развитию Африки, учитывая растущую урбанизацию, рост населения и молодость населения континента, станет увеличение внутренних и международных инвестиций для создания отраслей, которые могут обеспечить значительную занятость и повышение уровня жизни.Для того, чтобы это было успешным, африканским странам необходимо будет решить проблемы верховенства закона и коррупции. Инвесторы не будут рисковать деньгами, если деловой климат сопряжен со слишком высоким уровнем политического риска. Руководители правительств по всей Африке должны принять законодательство, обеспечивающее приемлемый уровень безопасности для инвестиций, и принять меры для обуздания повальной коррупции, которая в настоящее время препятствует инвестициям. Коррупция в Африке варьируется от массовой политической коррупции в масштабе разграбления генералом Сани Абачи 3-5 миллиардов долларов государственных денег в течение его пяти лет в качестве военного правителя Нигерии до взяток, которые бизнесмены давали полиции и таможенникам.«Традиция» давать взятки или «подсластители» отталкивает внутренние инвестиции и отпугивает иностранные инвестиции, в результате чего многие страны живут в нищете.

Насильственный экстремизм и терроризм: В настоящее время в ряде африканских стран наблюдается рост экстремистских движений. Хотя это в первую очередь внутренняя проблема, массовое перемещение людей, спасающихся от насилия, и нарушение экономической деятельности могут негативно повлиять на остальной мир. Африканские страны нуждаются в региональных ответах, чтобы обуздать экстремистские и террористические организации, многие из которых поддерживаются международными террористическими организациями, такими как ИГИЛ и Аль-Каида.Кроме того, необходимо устранить основные условия, которые помогли создать эти движения. Террористические группы в Африке варьируются от относительно крупных и опасных групп, таких как «Боко Харам», группа в Нигерии, получившая поддержку со стороны «Аль-Каиды» и стремящаяся соблюдать законы шариата в стране; «Аль-Шабаб», филиал «Аль-Каиды», целью которого является свержение правительства в Сомали и наказание соседних стран за их поддержку сомалийского режима; и «Армия сопротивления Бога» Уганды, фундаменталистская христианская группа.Террористические группы в хрупком политическом климате Ливии также представляют угрозу для стран Африки к югу от Сахары.

Конкуренция великих держав: Будучи второй по величине экономикой мира и с его растущим участием в международной деятельности, Китай в обозримом будущем будет продолжать играть важную роль в Африке. Однако это больше проблема для стран Африки, чем для остального мира. Запад может лучше всех конкурировать, опережая Китай в сильных областях, предоставляя те товары и услуги, которые, несомненно, превосходят его, и позволяя правительствам африканских стран решать, как вести себя с Китаем и его зачастую хищнической практикой кредитования и тенденцией Китая импортировать китайских рабочих для своих целей. проекты и инвестиции, а не наем местных жителей.В то же время Россия, которая не отвернулась полностью от Африки в конце холодной войны, как иногда думают многие на Западе, по-прежнему должна считаться важным фактором на африканском ландшафте. Стремясь компенсировать западные санкции и противостоять влиянию США и Запада, Россия снова увеличивает свое присутствие на континенте. Российские наемники в обмен на права на добычу алмазов обучили вооруженные силы в Центральноафриканской Республике, что вызывает обеспокоенность по поводу нарушений прав человека.Особую озабоченность вызывает присутствие группы Вагнера, частной военной компании, связанной с Евгением Прогожиным, российским олигархом, тесно связанным с Владимиром Путиным, которому в США было предъявлено обвинение в попытке сорвать выборы в США в 2016 году. На сегодняшний день Россия, помимо права на размещение, подписала соглашения о военном сотрудничестве с 28 африканскими странами. Российская деятельность представляет собой сочетание военной и коммерческой деятельности, в центре которой находится Прогожин. С 2010 по 2018 год Россия почти утроила свой товарооборот со странами Африки.Хотя деятельность как России, так и Китая в Африке вызывает озабоченность и требует пристального наблюдения, ни одна из них не имеет критического значения для национальной безопасности США.

В связи с изменением климата, вспышками болезней, голодом, экстремизмом и межэтническим насилием в обозримом будущем Африка по-прежнему будет испытывать кризисы, с которыми большинство стран континента не в состоянии справиться. Изменение климата, вероятно, является главной причиной гуманитарных кризисов в Африке, но основные средства массовой информации за пределами континента либо не замечают, либо недооценивают их.Некоторые кризисы, такие как лихорадка Эбола или следующая вирусная инфекция, могут повлиять на весь остальной мир. Эти кризисы вызовут голод, массовое перемещение людей и усилят внутреннюю и региональную нестабильность. Африка имеет значение для Соединенных Штатов и остального мира. Его влияние можно ощутить далеко за пределами континента, но если подходить к нему как к партнеру, а не как к покровителю - с акцентом на помощь африканским странам в улучшении управления, создании критически важной инфраструктуры, стимулировании внутренней экономики и предоставлении основных услуг для всех - тогда Африка может внести позитивный вклад на мировой арене.

Взгляды, выраженные в этой статье, принадлежат только авторам и не обязательно отражают позицию Исследовательского института внешней политики, беспристрастной организации, которая стремится публиковать аргументированные, ориентированные на политику статьи об американской внешней политике и приоритеты национальной безопасности.

Колониальные названия африканских государств

После деколонизации государственные границы в Африке оставались на удивление стабильными, но колониальные названия африканских государств часто менялись.Изучите список нынешних африканских стран в соответствии с их бывшими колониальными названиями с объяснениями изменений границ и объединения территорий.

Почему после деколонизации границы были стабильными?

В 1963 году, в эпоху независимости, Организация Африканского союза согласилась на политику нерушимых границ, которая требовала соблюдения границ колониальной эпохи с одной оговоркой. Из-за французской политики управления своими колониями как большими федеративными территориями, несколько стран были созданы из каждой из бывших французских колоний, используя старые территориальные границы для новых границ страны.Были панафриканские попытки создать федеративные государства, такие как Федерация Мали, но все они потерпели неудачу.

Колониальные названия современных африканских государств

Африка, 1914 г.

Африка, 2015

Независимые Государства

Абиссиния

Эфиопия

Либерия

Либерия

Британские колонии

Англо-Египетский Судан

Судан, Республика Южный Судан

Басутоленд

Лесото

Бечуаналенд

Ботсвана

Британская Восточная Африка

Кения, Уганда

Британский Сомалиленд

Сомали *

Гамбия

Гамбия

Голд-Кост

Гана

Нигерия

Нигерия

Северная Родезия

Замбия

Ньясаленд

Малави

Сьерра-Леоне

Сьерра-Леоне

ЮАР

Южная Африка

Южная Родезия

Зимбабве

Свазиленд

Свазиленд

Французские колонии

Алжир

Алжир

Французская Экваториальная Африка

Чад, Габон, Республика Конго, Центральноафриканская Республика

Французская Западная Африка

Бенин, Гвинея, Мали, Кот-д'Ивуар, Мавритания, Нигер, Сенегал, Буркина-Фасо

Французский Сомалиленд

Джибути

Мадагаскар

Мадагаскар

Марокко

Марокко (см. Примечание)

Тунис

Тунис

Немецкие колонии

Камерун

Камерун

Германская Восточная Африка

Танзания, Руанда, Бурунди

Юго-Западная Африка

Намибия

Тоголенд

Того

Бельгийские колонии

Бельгийское Конго

Демократическая Республика Конго

Португальские колонии

Ангола

Ангола

Португальский Восточная Африка

Мозамбик

Португальская Гвинея

Гвинея-Бисау

Итальянские колонии

Эритрея

Эритрея

Ливия

Ливия

Сомали

Сомали (см. Примечание)

Испанские колонии

Рио-де-Оро

Западная Сахара (спорная территория, на которую претендует Марокко)

Испанское Марокко

Марокко (см. Примечание)

Испанская Гвинея

Экваториальная Гвинея

Немецкие колонии

После Первой мировой войны все африканские колонии Германии были отобраны и переданы под мандат Лиге Наций.Это означало, что они должны были быть «подготовлены» к независимости союзными державами, а именно Великобританией, Францией, Бельгией и Южной Африкой.

Германская Восточная Африка была разделена между Великобританией и Бельгией, Бельгия взяла под свой контроль Руанду и Бурунди, а Великобритания взяла под свой контроль то, что тогда называлось Танганьикой. После обретения независимости Танганьика объединилась с Занзибаром и стала Танзанией.

Германский Камерун также был больше, чем Камерун сегодня, простираясь на территории нынешних Нигерии, Чада и Центральноафриканской Республики.После Первой мировой войны большая часть немецкого Камеруна ушла во Францию, но Великобритания также контролировала часть, прилегающую к Нигерии. После обретения независимости северный британский Камерун решил присоединиться к Нигерии, а южный британский Камерун присоединился к Камеруну.

Немецкая Юго-Западная Африка контролировалась Южной Африкой до 1990 года.

Сомали

Страна Сомали состоит из того, что ранее было итальянским Сомалилендом и Британским Сомалилендом.

Марокко

Границы Марокко все еще обсуждаются.Страна состоит в основном из двух отдельных колоний, французского Марокко и испанского Марокко. Испанское Марокко расположено на северном побережье, недалеко от Гибралтарского пролива, но у Испании также были две отдельные территории (Рио-де-Оро и Сагия-эль-Хамра) к югу от Французского Марокко. Испания объединила эти две колонии в испанскую Сахару в 1920-х годах, а в 1957 году уступила большую часть того, что раньше было Сагия-эль-Хамра, Марокко. Марокко продолжало требовать и южную часть, а в 1975 году захватило контроль над территорией.Организация Объединенных Наций признает южную часть, часто называемую Западной Сахарой, несамоуправляющейся территорией. Африканский союз признает его как суверенное государство Сахарская Арабская Демократическая Республика (САДР), но САДР контролирует только часть территории, известную как Западная Сахара.

Возвращение к проблеме процветания Африки в сознании - Каирский обзор глобальной политики

С 1981 года каждая американская администрация придерживается африканской политики.Посредством «конструктивного взаимодействия» президент Рейган оказал сильное влияние на политическую сцену Юга Африки. Президент Джордж Х.В. Буш работал над прекращением гражданских войн на востоке и юге Африки. Инвестиционный механизм, подписанный президентом Клинтоном в соответствии с Законом о росте и возможностях Африки (AGOA), сосредоточен на торговле на рынке США. Его преемник, президент Джордж Буш, инициировал Чрезвычайный план президента по борьбе со СПИДом (ПЕПФАР), а корпорация «Вызовы тысячелетия» добилась успехов в улучшении инфраструктуры.Программы президента Барака Обамы Power Africa, Feed the Future и Инициатива молодых африканских лидеров (YALI) дополняют все эти прошлые инициативы. Хотя они сосредоточены на Африке, политика этой страны в отношении пятидесяти четырех африканских стран несет в себе нить последовательности и предсказуемости.

Стратегия бывшего президента Трампа «Америка прежде всего» не положила конец этим инициативам. Оно продолжало законно смотреть на африканский континент через американские интересы. Само по себе это не проблема, потому что это дает Африке возможность переосмыслить модель помощи в целях развития.Все основные экономики мира имеют африканскую стратегию. Каждый из них хочет ускориться в этой гонке, чтобы получить частичку африканских возможностей. Они пришли наедине со своими планами, обещая лучшее будущее африканцам.

Напротив, Африканская континентальная зона свободной торговли (AfCFTA) символизирует «Африка прежде всего»: мы хотим в первую очередь уделять приоритетное внимание нашим собратьям-африканцам, в то время как другие могут решить работать с нами после. Для континента реализация стратегии «Африка прежде всего» означает понимание нашей собственной траектории в меняющейся среде с участием многих заинтересованных сторон.«Африка прежде всего» обладает потенциалом к ​​процветанию за счет инноваций. Инновации дают нам возможность строить из того, что у нас есть. Это позволяет нам учиться у других, сохраняя при этом сущность того, кто мы есть. Но мы знаем, что континент должен пойти дальше, чем он сделал до настоящего времени.

СПИД и Эбола

PEPFAR, с момента его запуска в 2003 году, остается крупнейшим обязательством любой страны по борьбе с одним заболеванием. За счет использования государственных ресурсов организации частного сектора смогли использовать науку для повышения качества лечения, доступного для африканцев и других людей, нуждающихся в лечении, спасающем жизнь.За восемнадцать лет в глобальные меры в ответ на ВИЧ / СПИД было инвестировано более 85 миллиардов долларов. Тем не менее, спасенных жизней не обязательно достаточно для обеспечения процветания в Африке. Реальность такова, что другие проблемы со здоровьем подрывают успехи, полученные от вертикальных программ. Хотя системы здравоохранения являются частью изменений и помогут нам извлечь выгоду из нашего человеческого капитала, болезни и вирусы доминируют в способности систем реагировать на них на континенте. Таким образом, мы как африканцы обязаны четко понимать, как мы можем сохранить спасенные жизни для предстоящей работы.

Когда в 2014 году Эбола поразила Западную Африку, Соединенные Штаты Америки возглавили коалицию из пятидесяти стран, чтобы навсегда покончить с этой болезнью: и это сработало. Эта коалиция сосредоточила свое внимание на местном руководстве, региональных коалициях и усилиях под руководством континентов по укреплению систем здравоохранения, отдавая приоритет трем странам. Правительство США выделило 5,4 миллиарда долларов на борьбу с Эболой. Одним из крупнейших вкладов Африки было направление африканских медицинских работников в Гвинею, Либерию и Сьерра-Леоне, что ограничило экономическое воздействие на три страны, представляющие 0.68 процентов валового внутреннего продукта (ВВП) Африки.

Эти обязательства демонстрируют явный интерес США к вопросам здравоохранения в Африке. Но они также отражают силу инноваций и механизмов создания рынка, которые обеспечивают вклад фармацевтических компаний в ВВП. Хотя меры реагирования на чрезвычайные ситуации в области здравоохранения важны, они представляют собой слепую сторону программ сокращения масштабов нищеты. Болезни и вирусы поражают слабую инфраструктуру, оставляя людей неподготовленными и неспособными подняться на крутой холм выздоровления.

Итак, возвращение в Африку означает, что здоровье и экономика должны быть частью одной дискуссии. Во всяком случае, COVID-19 подтвердил эту точку зрения.

Континентальные требования

Пандемия COVID-19 представляет новую возможность для обеспечения процветания в Африке. Здоровье - это фундаментальное право человека, обеспечивающее продуктивность общества. Правительство США продолжает вкладывать значительные ресурсы в здравоохранение в Африке через двусторонние и многосторонние механизмы.Хотя это и важно, значительная часть этих средств идет на фармацевтические препараты и товары для здоровья, которые не производятся на африканском континенте. Таким образом, привлечение Африки к решению ее проблем со здоровьем предполагает значительное сокращение ежегодных расходов Африки на фармацевтику в размере 14 миллиардов долларов. Реальная возможность заключается в том, чтобы заставить молодую Африку работать, поскольку, по данным Экономической комиссии для Африки, эта отрасль может создать шестнадцать миллионов рабочих мест.

Создание рабочих мест на континенте требует гибкой системы образования. .Образование для моего поколения означало получение университетского диплома, чтобы получить доступ к определенной работе. Это ограничило ручные и творческие элементы, которые поддерживали другие части мира. Таким образом, система образования Африки получит тот же импульс, который получила экономика США, когда во время перехода от сельского хозяйства к обрабатывающей промышленности стало доступно «бесплатное» (т. Е. С уплатой налогов) государственное образование. Образование поддержало экономические преобразования, которые позволили добиться процветания в Америке: если эта тенденция сохранится, африканское образование должно поддерживать процветание Африки.Нашему образованию необходимо достичь совершеннолетия в эпоху экономических преобразований.

Поколение у власти должно решить проблемы, с которыми сталкивается африканская молодежь при контроле за здоровьем и образованием, чтобы в полной мере воспользоваться потенциалом, который представляет наше молодое население. И мы не можем подходить к этим секторам по отдельности. Они являются катализаторами потребности африканской молодежи в создании рыночной среды на континенте. AfCFTA, рынок с населением 1,3 миллиарда человек, нуждается в достойных рабочих местах для молодежи.Тем не менее, без здравоохранения и образования, молодежный резервуар Африки остается контрольной точкой в ​​области возможностей.

Инновации: пусть завтрашний день найдет нас дальше, чем сегодня


Африканский континент полон творчества молодежи, от неформального сектора до технически подкованных: все предприниматели в своих областях. Любая местная, региональная или глобальная политика, не учитывающая своих потребностей и устремлений, обречена на провал. В этом отношении есть четыре области, которые имеют значение для африканцев, чтобы Соединенные Штаты Америки вернули себе Африку.

Сельское хозяйство
Преобразование сельского хозяйства в Соединенных Штатах Америки ограничило воздействие хронического недоедания и голода и способствовало экономическому прогрессу в стране. Сельское хозяйство особенно полезно, поскольку оно способно предоставить рабочие места для рабочих с низким уровнем квалификации, которые тратят большую часть своего дохода на продукты питания. Мы знаем, что запланированные преобразования сельского хозяйства в Бразилии, Китае и Вьетнаме создали рабочие места, повысили доходы и создали условия для постепенного перехода рабочей силы к более прибыльной экономической деятельности.Китай преуспел в преобразовании сельского хозяйства и, таким образом, открыл путь к возможностям создания добавленной стоимости через 20 лет.

Первым приоритетом африканского сельского хозяйства будет внедрение современных инструментов и технологий. Это не проблема Соединенных Штатов Америки; скорее, африканские граждане должны ценить вклад сельских районов Африки в преобразование их городов. Мы знаем, что самый эффективный способ преобразовать страну или континент - это поддержать сельское хозяйство.И в нашем контексте, как и в других частях мира, нам необходимо перестроить экономику, чтобы современные методы ведения сельского хозяйства не просто адаптировались к изменению климата, но и зажигали пламя устойчивых преобразований.

Мы знаем, что рост от добычи и торговли сырьевыми товарами, например, не перераспределяет богатство и не способствует процветанию для большинства. Добавленная стоимость, которую он мог бы создать, экспортируется и усугубляет рентоориентированное поведение городской элиты. Таким образом, отношения между Соединенными Штатами Америки и Африкой выиграют от более высокой вовлеченности, когда африканцы трансформируют свое сельское хозяйство, не ограничивая свои возможности рамками AGOA.Например, сельское хозяйство в Африке должно начать отражать потребности ее населения, чтобы предотвратить воздействие болезней образа жизни, таких как диабет, на городское и сельское население. Тем не менее, согласно прогнозам, к 2025 году расходы на импорт продовольствия в Африку вырастут до 110 миллиардов долларов в год по сравнению с 35,4 миллиардами долларов в 2015 году; это означает, что африканские фермеры, особенно женщины, не продвигаются вверх по цепочке создания стоимости.

Производство
Один из способов ускорить этот процесс - продвинуться вверх по цепочке создания стоимости и вызвать у молодых людей больший интерес к участию с их творчеством.В Тунисе сельское хозяйство составляет около 11 процентов ВВП и 15 процентов занятости. В стране насчитывается девяносто две тысячи инженеров, из которых около десяти тысяч безработные. Посредством модернизации и решения проблемы изменения климата можно создать стимулы для молодежи в цепочке создания стоимости в сельском хозяйстве, которая неизбежно перерастет в легкую промышленность. Эта трансформация отразит расходы тех, кому нужно есть по низкой цене. В Нигерии, например, производство лапши гарантирует, что местные навыки и местный контекст удовлетворяют потребности тех, кто способствует росту некоторых секторов экономики: работников неформального сектора.

Скоординированные усилия африканских граждан по требованию улучшения условий для своих сограждан путем потребления и покупки местной продукции также имеют важное значение. Мы не можем и дальше желать лучшего местного содержания, если продолжаем импортировать большую часть наших товаров из-за пределов африканского континента. Это тоже местная прерогатива; конечно, Соединенные Штаты Америки не обязательно несут ответственность за наш индивидуальный выбор потребления, когда нас 1,3 миллиарда человек.

Инновации, создающие рынок, превращают сложные и дорогие продукты в простые и доступные по цене, делая их доступными для гораздо большего числа людей, которые исторически не могли себе их позволить.Инновации требуют, чтобы мы смотрели на наши ресурсы в рамках AfCFTA и инвестировали в то, что требуется для производства с использованием более зеленой энергии того, что нужно 54 африканским странам. Рычаг будет обеспечен инфраструктурой, необходимой для перемещения людей, товаров и услуг по континенту из Лесото в Кабо-Верде.

Индустриализация
Пандемия коронавируса продемонстрировала, что Африка не может полагаться на глобальные цепочки поставок для поглощения своего сырья. Индустриализация - это процесс: он требует ряда ингредиентов, в первую очередь энергии.В отсутствие энергии другим элементам сложно подключиться и добавить ценность. В этом контексте инициатива Power Africa Агентства США по международному развитию помогает зажечь больше света и изменить жизнь людей, впервые предоставив доступ к электричеству для 14,8 миллионов новых домов и предприятий. А поскольку Африка опоздала, наша индустриализация должна быть зеленой. В этом отношении возобновляемые источники энергии представляют собой реальную возможность для Африки создать рабочие места в сфере производства энергии и в цепочке поставок, необходимой для перемещения товаров по континенту.Как и в случае со СПИДом и лихорадкой Эбола, у энергии должна быть цель: и эта цель - индустриализация.

Торговля
Торговля - это люди, принимающие информированные решения относительно своих сравнительных преимуществ. Это важный, но недооцененный элемент будущего отношений между Соединенными Штатами Америки и Африкой. Модель развития, которую реализуют некоторые африканские лидеры, частично отражает их собственное взаимодействие с Западом, когда они были студентами или рабочими.Но с ростом влияния Китая на континенте настоящее и будущее Африки будут иметь восточный оттенок.

Модель AGOA не довела континент до такой степени, чтобы торговля изменила жизнь людей в больших масштабах. Фактически, последние данные показывают, что Китай является основным торговым партнером Африки. Это означает, что молодые люди могут все чаще работать в Китае, и что африканский неформальный сектор через торговлю импортными товарами и услугами смотрит на Восток.Возможности учиться определят характер отношений между Африкой и Китаем для следующего поколения лидеров; в отличие от моего поколения, число африканских студентов в Китае увеличилось в двадцать раз с 2005 года. Одним из ключевых последствий этого является то, что будущие африканские лица, принимающие решения, получат выгоду от воздействия крупномасштабного роста, сельскохозяйственных преобразований, производство и индустриализация: бесценный опыт, который также меняет характер отношения молодых африканцев к Соединенным Штатам Америки.

Частично привлекательность Китая проистекает из осознания африканцами того, что существуют альтернативы Соединенным Штатам Америки. Молодые африканцы видят, что Китай вырвался из ловушки бедности благодаря отечественным решениям, ориентированным на добавление стоимости и глобальные производственно-сбытовые цепочки с упором на внутренние преобразования. Они увидели, как «Сделано в Китае» трансформирует жизни миллионов людей - от сельского хозяйства до индустриализации. Наблюдая эту трансформацию, маловероятно, что молодые африканцы будут смотреть только к западу от Сахары.

Взаимодействие США с Африкой: путь вперед

Любое политическое участие, которое не рассматривает Африку в целом, будет иметь ограниченное воздействие. ПЕПФАР продемонстрировал влияние скоординированных ответных мер на борьбу со СПИДом в Африке. Новая администрация может извлечь уроки из ответных мер в области здравоохранения, чтобы использовать стратегию «Африка прежде всего», заложенную в AfCFTA. Работа в рамках AfCFTA начинается с сельского хозяйства, чтобы обеспечить вместе с нами процветание в первую очередь в сельских общинах. Таким образом, достижение процветания для всего общества требует, чтобы молодежь работала, создавала работу и становилась на подножку процветания.Кроме того, наша обязанность - стремиться к единству африканских отношений с зарубежными странами, где существует искушение принять пятьдесят четыре различных соглашения. Хотя кажется, что сделать это в одиночку легче, универсальные проблемы, такие как миграция молодежи, демонстрируют, что нам нужно делать это вместе, поскольку только единство заставит рынок с 1,3 миллиардами человек работать на Африку и ее партнеров.

Африканская молодежь лучше понимает, к чему она стремится для себя и для своего континента. Таким образом, городская и сельская молодежь должна сыграть свою роль в том, чтобы стать участниками развития континента на основе их собственного точного понимания континентальной политики.Многие понимают, что лучше обеспечить процветание, и это то, к чему призывает китайская мечта. Американская мечта останется, но перестанет быть любимым повествованием на африканском континенте.

Совершенно очевидно, что возобновление сотрудничества США с Африкой следует рассматривать и реализовывать через призму молодежи континента. Инициатива YALI дала молодым африканцам основу для взаимодействия, но ее реальная ценность заключалась в инвестировании в учебные заведения на континенте, чтобы молодые африканцы могли углубить свое собственное понимание того, кто они есть по отношению к своим сверстникам.

Политика последних сорока лет была направлена ​​на то, чтобы переместить курсор развития на полную мощность. Тем не менее, политические потрясения на континенте и меняющийся политический ландшафт США не смогли обеспечить то, что важно для молодежи: достойные рабочие места. Решая социально-политические проблемы континента, мы, возможно, не смогли в полной мере воспользоваться экономическими предложениями, которые были сделаны доступными.

На самом деле политический. По сути, финансовый.Но, в конце концов, он должен быть человечным. Реорганизация, ориентированная на человека, означает, что мы должны начать с того, что у нас уже есть в Африке: многочисленной молодежи, стремящейся к миру, встроенной в неформальную экономику, которая у нас есть сегодня. Мы можем: и будущее мира зависит от нашей способности поставить Африку на первое место.

Карл Манлан работает на стыке государственного, частного и гражданского общества в Ecobank Foundation в Ломе, Того. Он выпускник Гарвардской школы Кеннеди и автор многочисленных статей об экономических преобразованиях в Африке.В Твиттере: @CarlManlan.

Прочитайте больше

(PDF) Соединенные Штаты Африки

Соединенные Штаты Африки: фантазия или кровавая реальность

3

Африканцы, как коренные, так и зарубежные, для решения стоящих перед ними проблем. Историческая встреча

, организованная Сильвестром, была проведена в 1900 году и объединила всех африканских лидеров

со всех уголков мира.Кроме того, лондонская встреча

привлекла внимание во всем мире из-за ее предполагаемых последствий для международных дел. На форуме

обсуждались экономические, политические и социальные вопросы, затрагивающие африканцев. Конференция

потребовала проведения колониальных реформ, которые приведут к равенству и

соблюдению прав человека. Однако их амбиции не были услышаны европейскими державами

, которые доминировали в африканской экономике и политике.

Маркус Гарви с Ямайки также был одним из пионеров панафриканизма. В 1924 году

он основал Всемирную ассоциацию улучшения положения негров. За его вступлением в Соединенные Штаты в 1916 году последовала серия общенациональных кампаний

. Гарви опубликовал журнал

под названием Negro World, чтобы продвигать программу освобождения Африки. Он выступал за возвращение

всех афроамериканцев в Африку из штатов. В 1924 году защитник написал стихотворение под названием

«Слава! Соединенные Штаты Африки» (Wonacott, 2014).Маркус был избран президентом африканского

, и его мечта продолжалась еще долгое время.

Активисты неустанно продолжали свою программу освобождения Африки. В 1900 году конгресс

, W.E.B DuBois, указал, что проблемы 20-го века были связаны с цветом

(Hooker, 1974). Он сказал, что черные отстали в культурном прогрессе. Во время Первой мировой войны

Дюбуа выступал за решение африканских проблем в Версальском мирном договоре.

В 1919 году Дюбуа инициировал создание Панафриканского конгресса, который проводился в

Париже (Мэлони, 2019). Вместе с другими панафриканистами они потребовали разработки закона

, который защищал бы африканских аборигенов от иностранной эксплуатации.

Делегаты продолжали проводить различные конференции в разных местах, включая

Нью-Йорк в 1927 году. После Второй мировой войны борьба усилилась, и на Манчестерскую встречу 1945 года присутствовало более

руководителей партий африканских стран.По словам Хукера

Появление новых государств в Африке

Написано ведущими учеными, эта серия предоставляет основную информацию об Африке, включая различные модели колониальное правление; процессы экономической и социальной модернизации в период колониального период; появление национальных антиколониальных движений в Африке; в борьба с европейской культурой и кристаллизация режима узоры в Африке.

Том 1 : Введение в историю Африка ( Nehemia Levtzion , Yekutiel Гершони , 2003, 148 с., Кат. # 10206-1)

Том 2 : Колониализм и деколонизация в Африке ( Наоми Чазан , Нурит Хашимшони-Яффе , Элла Керен , 2002, 344 стр., Кат. # 10206-2)

Том 3 : Антиколониальный национализм: идеологическое измерение ( Беньямин Нойбергер , Элла Керен , 1997, 184 стр., Кот. # 10206-3)

Том 4 : Кения: от колонии к независимое государство ( Галия Сабар , Мордехай Тамаркин , 1997, 232 с., Кат. # 10206-4)

Том 5 : Французский колониализм, традиционный правительство и новый национализм в Тунисе, Марокко и Алжире ( Daniel Zisenwine , готовится к печати, кат. № 10206-5)

Том 6 : Эфиопия: Империя и революция в районе Африканского Рога ( Haggai Erlich , 1997, 216 с., Кот. # 10206-6)

Том 7 : Этническая проблема в Африке и войны Биафры и Катанги ( Беньямин Neuberger , Irit Назад , готовится к печати, кат. # 10206-7)

Том 8 : Военные в африканской политике ( Беньямин Нойбергер , 2003 г., 80 стр., Кот. # 10206-8)

Том 9 : Демократия, демократизация и Дедемократизация в Африке ( Беньямин Neuberger , 2003, 116 с., Кот. # 10206-9)

Разновидности государственного строительства в Африке: элиты, идеи и политика реформы государственного сектора

Разновидности государственного строительства в Африке: элиты, идеи и политика реформы государственного сектора

Рабочий документ 89

Скачать pdf

Пабло Янгуас
Почему некоторые африканские государства кажутся застрявшими в спирали коррупции и институциональной слабости? Почему другие каким-то образом создают эффективную бюрократию, способную и желающую решать проблемы развития? Государственный сектор остается неизбежным якорем развития, будь то хорошее или плохое, но наше понимание политики реформы государственного сектора по-прежнему сковано концепциями, которые не допускают вариаций или изменений с течением времени.В данной статье представлена ​​теоретическая основа для понимания вариаций в реформе государственного сектора (ПРГ): анализируя пересечение властных отношений и идей, в статье показано, как стабильность элитного поселения страны и согласованность ее идеологии развития взаимодействуют с реформой. идеи в области политики PSR. Эта основа исследуется посредством структурированного сопоставления опыта реформ в трех странах Африки к югу от Сахары с различными элитными поселениями: конкурентоспособная Гана; слабо доминирующая Уганда; и доминирующая Руанда.В Гане, где сменявшие друг друга режимы сосредотачивались на политическом контроле в партизанских целях, были быстрые реформы, совместимые с контролем сверху вниз, которые достигли политической поддержки. В Уганде были проведены заметные реформы для обеспечения донорского финансирования, если они не угрожали власти правящей коалиции. Наконец, в Руанде режим поощрял и защищал различные реформы государственного сектора, поскольку он рассматривал их как инструменты внутренней легитимации как составные элементы беспристрастного государства развития.Сочетание политической области, элитных временных горизонтов и идеологического соответствия позволяет нам выйти за рамки общих заявлений об изоморфной мимикрии или неопатримониализме и перейти к более тонкому пониманию разновидностей государственного строительства в Африке.

«Краткая история отношений США и Африки» в «Отношениях США и Африки в эпоху Обамы» на цифровой платформе Cornell University Press

Отношения между США и Африкой прошли по крайней мере три основных этапа: холод Война; переходный период с 1990 по 1998 год; и период после 1998 года.Консенсусная академическая позиция, в той мере, в какой может существовать общая академическая позиция, заключается в том, что отношения между США и Африкой в ​​период с 1950 по 1990 год вращались вокруг политики холодной войны, и что США ценили свои африканские отношения только потому, что Африка предоставляла регион для Соединенных Штатов. и Советский Союз, чтобы разыграть свою глобальную борьбу. Отношения США с Африкой не выходили за рамки взращивания, продвижения и поддержки антикоммунистических идей среди африканских элит в эпоху холодной войны. Соединенные штаты.подружился с любым правительством или повстанческой группировкой, которые поддерживали его в борьбе против Советского Союза. Ян Тейлор удачно уловил единодушное мнение, когда он отметил, что:

[M] Поддержание союзов с [африканскими] элитами, считающимися (или позиционирующими себя) антикоммунистическими, победило другие соображения. . . . » Все, что имело значение, - это то, был ли африканский лидер на нашей стороне, что объясняло продолжающуюся поддержку США таких людей, как Мобуту Сесе Секо, Самуэль Доу, Даниэль Арап Мои и т. Д., даже когда было ощутимо очевидно, что такие автократы были не более чем преступниками (Taylor, 2010, 25).

Период с 1990 по 1998 год можно охарактеризовать как переходный, поскольку США стремились четко сформулировать цели и стратегии африканской политики. Без явного врага, которого можно было бы атаковать, политикам США было трудно увязать африканские проблемы с интересами США. Положение стало еще более опасным, когда Джордж Х.В. Буш ввел расплывчатую тему нового международного порядка, чтобы закрепить U.С. внешняя политика в эпоху после холодной войны. В отсутствие четких политических целей отношения между США и Африкой колебались между полным пренебрежением и половинчатыми усилиями по продвижению демократии и экономических реформ через USAID и международные финансовые институты.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *