Иран это страна: Краткая информация о стране для туриста: Иран

Содержание

Краткая информация о стране для туриста: Иран

Иран - одно из древнейших государств в мире. На протяжении веков эта страна играла ключевую роль на Востоке. Персидская империя при Дарии I простиралась от Греции и Ливии до реки Инд. В средние века Персия была сильным и влиятельным государством, но под конец XIX в. превратилась в полуколониальное государство. В 1935 году Персия изменила название страны на Иран. В 1979 году после Исламской революции Иран провозглашён исламской республикой. Иран – страна красивейших городов и уникальных памятников истории.

Официальное название: Исламская республика Иран

Политическая система: Исламская республика

Площадь: 1 648 000 кв. км

Столица: Тегеран

Население: в соответствии с переписью населения 2004 г. население Ирана составляло 69 млн. чел., из которых приблизительно одну треть составляли сельские жители и две трети – городские жители. Плотность населения – около 42 чел. на кв. км. В 2004 Иран принял приблизительно 2,1 млн. беженцев, из которых 1,85 млн. были из Афганистана и 220 000 из Ирака.

Язык: персидский и персидские диалекты (58%), тюркский и тюркские диалекты (26%), курдский, балочи, арабский, турецкий и др.

Религия: ислам - официальная религия Ирана. Мусульманин составляет приблизительно 98,5 процентов населения страны. Представлены также христиане, зороастрийцы и евреи.

Климат: Иран обладает разнообразным климатом, который представлен четырьмя сезонами со своими особенностями. Континентальный тип климата с резкими колебаниями температур и большим количеством осадков, чрезвычайно жарким летом на побережье Персидского залива, где часто бывает температура +50С. Во внутренних областях дневные максимумы также иногда превышают +50C, но температура резко снижается ночью. Зимы вообще холодные, за исключением побережья Каспийского моря и Персидского залива, с температурами, опускающимися ниже 0C на плато. В Тегеране средняя температура в январе +20C и в июле +30C.

Для поездок необходимо учитывать:

Зимой — декабрь, январь, февраль и даже март — хорошее время для горных лыж. В горах Эльбурс к северу от Тегерана на лыжах катаются до конца апреля. В Исфахане и Ширазе в самом холодном месяце года — январе — 15-20 градусов тепла. На острове Киш и всем побережье Персидского залива — до +25C. В январе весьма прохладно в Западном Азербайджане, горах Загросс и всем западном Иране, а также на побережье Каспийского моря. Центральный Иран — зона пустынь (район Шираза, Йезда, Керман) — остается теплым даже в самое холодное время года (около +20С).

Весна — с конца февраля по середину мая — замечательное время для познавательных поездок в Иран. Все цветет — и в горах и в пустыне, в Персидском заливе + 30-35 С, в средней части Ирана — от +20 до 30С. Слабые дожди бывают в конце февраля — начале марта в предгорьях Загросса и Эльбурса. Летом в центральном и южном Иране жарко (до +50С). Осень, как и весна, хорошее время для экскурсионных поездок и для горных походов. От севера до юга — около +20-25С, дождей и снега нет, не слишком жарко. В горах — золотая осень.

Время: UTC/GMT +3 ч. 30 мин. Летнее время: +1 час

Валюта: иранский риал

Города Ирана: Тегеран, Исфахан, Шираз, Йезд, Персеполь (Персеполис), Керман, Хамедан, Деревня Абьянэ.

Остров Киш (Персидский залив) – небольшой остров, единственный пляжный курорт, расположенный на юге страны.

Еда

Иран – страна со строгим сухим законом. Мясо — главное блюдо на иранском столе: шашлык из курицы и баранины, из рубленых кусков или фарша ("кубидэ"), а также кебаб или люля-кебаб. К мясу обязательно подается огромная тарелка рассыпчатого риса, немного маринованных овощей и зелень, популярны жареные помидоры. На столе всегда лаваш и оливки. Все продукты – свежие. Очень популярны (особенно в качестве закуски) различные бутерброды с субпродуктами — мозгами, желудками, легкими, печенкой. Самый известный иранский суп — "дизи", который подается в высоком глиняном горшочке. В Иране черный сладкий чай пьют из небольших стаканчиков или чашек. К чаю обычно подают не сахар, пластинки или кристаллы, напоминающие жженые леденцы. Важная составляющая чаепития — иранские сладости. Это всевозможная халва, печенья, тягучие конфеты.

Одежда

Одеваться необходимо по погоде, но в соответствии с местными правилами приличия: мужчины не ходят в шортах, в майках, но рубашках с коротким рукавом и футболках. Женщинам и девушкам на улице ношение платка или шарфика на голове – обязательно. Женщинам не принято одеваться в юбки короче щиколоток, шорты и короткие брюки, майки, обтягивающие футболки, полупрозрачные блузки, одежду с открытым декольте. Хорошо одеться в длинную рубашку навыпуск без выреза в сочетании с легкими брюками. Перед теми мечетями, где женщины должны особо строго соблюдать форму одежды, бесплатно выдают напрокат (и показывают, как надевать) накидку – «чадор».

Подарки и сувениры

Конечно же — знаменитые и лучшие в мире персидские ковры. Большой и маленький, ковер из Ирана будет лучшим сувениром, и не обязательно — очень дорогим. Как и везде на Востоке, в Иране изумительные и очень вкусные сладости - всевозможная халва, печенья, тягучие конфеты. Разновидность сладостей — прозрачные кристаллы сахара, приправленного шафраном, из них составляют красивые и необычные съедобные гирлянды. По огромным иранским базарам можно бродить часами, «разрываясь» между расписной восточной посудой и недорогими драгоценностями, восточной одеждой со сделанным вручную набивным рисунком и качественными специями.

Но действительно трудный выбор предстоит сделать среди изумительных по красоте и уникальными по качеству классических персидских (иранских) ковров ручной работы. Важно знать, что хороший ковер надо покупать у производителей, например, в Наине (недалеко от Исфахана), т.к. в туристических местах они стоят дороже в 2-3 раза. В районе Мешхеда (у гробницы Фердоусси) продаются каменные тарелки, шкатулки. В Персеполисе — копии барельефов с местных развалин. На исфаханском базаре можно также найти хорошую мозаику, плитку, керамику. Также много сувениров, созданных по мотивам персидских ковров: коврики, сумочки, кошельки, но лучше все это покупать именно на базарах. В Иране можно и нужно покупать золото и серебро. Золото — в виде украшений, как для мужчин, так и для женщин. Кольца, браслеты, ожерелья. В Иране не принято создавать изделия с драгоценными камнями, основа и главная часть всех украшений — только металл, ажурно перевитый, в технике "скань" (женские украшения), и весьма брутальные "куски" золота для мужчин. Покупать — на золотых базарах. Как правило, на любом крупном городском базаре есть участок, где торгуют исключительно золотом. Здесь не обманут, торгуют "для своих", не для иностранцев.

В Иране делают мало серебряных украшений, но хорошего качества - затейливые цветы из червленого серебра, вазы для фруктов и конфет, рамочки для фотографий, фужеры и увесистые кувшины все из серебра 925 пробы фактически по цене металла. Очень красивы жестяные изделия, изукрашенные эмалью: тарелки, кувшины. В основном, бело-голубые тона, ручная тонкая роспись. Женщины-туристки в Иране должны ходить в платке, которые здесь продаются повсеместно. 


Я живу в Иране и хочу развенчать популярные мифы об этой стране (И поделиться неожиданными фактами)

Привет! Меня зовут Кристина, мне 25 лет. 5 лет назад я встретила иранца, мы полюбили друг друга, и теперь я живу в одной из самых загадочных стран мира — в Иране. Жизнь этой страны окутана множеством страхов, мифов и предрассудков.

Я расскажу о том, как здесь все происходит на самом деле.

Специально для читателей AdMe.ru я попробовала развенчать самые популярные мифы об этой стране, а также поделиться несколькими фактами, которые откроют Иран с неожиданной стороны.

Миф 1: Иранские женщины кутаются в черное с головы до пят

После Исламской революции 1979 года в Иране действительно введен дресс-код для женщин: нельзя открывать голые ноги, рукав должен быть как минимум 3/4, нельзя носить обтягивающую одежду, показывать бюст. И самое важное: каждая женщина должна носить платок.

Я ни разу не видела в Иране женщин в парандже (это одеяние полностью закрывает тело, оставляя открытыми только глаза). Религиозных иранок, в основном старшего поколения, можно увидеть в чадоре — это черная одежда, которая скрывает тело, но оставляет лицо открытым.

Платок и дресс-код — это закон, в то время как далеко не вся молодежь Ирана столь религиозна. Джинсы, босоножки, каблуки и модные фасоны в пределах допустимых норм не запрещены, поэтому иранки выглядят очень стильно и модно. Платок чаще всего используется как модный аксессуар, и его скорее накидывают на голову, а не кутаются в него.

В Иране существует некая «полиция моды». Ребята стоят в местах скопления туристов и выцепляют нарушителей. Туристов отправляют «за платком / кардиганом», а вот местным могут и штраф выписать.

Не все иранки в восторге от дресс-кода в своей стране: как только самолет из Ирана набирает высоту, многие девушки переодеваются и за рубежом ходят без платка. Так что все дело не в религии, а в законах страны: их приходится соблюдать, но все-таки молодые женщины все равно одеваются красиво и современно.

Миф 2: У женщин в Иране нет никаких прав

Женщинам в Иране живется намного проще, чем в некоторых других мусульманских странах.
Иранская женщина имеет право быть кем угодно. Хочет — женой и домохозяйкой, а не хочет — политиком, таксистом, продавцом, да кем пожелает! Я уже видела иранок полицейских, переводчиц и даже журналисток. Иранки спокойно ходят по улицам одни, ездят на такси и за рулем, им можно сидеть за столом с мужчинами, и большинство сотрудниц во всевозможных учреждениях — женщины.

Более того, главой семьи чаще всего является женщина. Именно она распоряжается семейным бюджетом, в семьях часто работают домработницы, поэтому жене не приходится заниматься хозяйством 24/7. Также иранка имеет право подать на развод и уйти от мужа, водить автомобиль (в Саудовской Аравии разрешили только в этом году!), опять-таки устроиться на работу, поехать учиться за границу. Иранки очень общительные и открытые: спокойно заводят разговоры с незнакомыми мужчинами на базаре, очень любят туристов и с радостью соглашаются сфотографироваться.

Миф 3: Иран — это очень опасное место

Репутация Ирана подмочена по причине непростых отношений с США и санкций, наложенных на страну. Скажу сразу: здесь нет военных действий. Более того, есть такой показатель, как «Глобальный индекс терроризма», он учитывает количество терактов, пострадавших и прочее. Первые строчки занимают Ирак, Афганистан, Нигерия, Сирия. Россия находится на 33-м месте, США — на 32-м, Германия — на 38-м. Иран, согласно данному рейтингу, стоит на 53-м месте. Возможно, Ирана боятся, потому как эта страна похожа по звучанию на Ирак?

Из-за санкций в Иране нет большинства крупных брендов и фастфуда, не работает Facebook и некоторые другие соцсети, правда, жители все равно легко обходят блокировки.

Миф 4: Жених и невеста знакомятся только на свадьбе

Зависит от семьи. Да, в Иране есть семьи, живущие строго по Корану: там родители запрещают детям вступать в отношения до брака, сами выбирают им пару и молодожены практически не успевают узнать друг друга до свадьбы. Но это отдельная категория людей, их меньшинство.

Большинство молодых иранцев не прячутся — они ходят на свидания, держатся за руки. В то же время здесь не принято целоваться на людях по-французски и всячески демонстрировать свои чувства, но и за поцелуй в щечку вас не арестуют.

Чтобы начать жить вместе, пара оформляет временный никах: делается он быстро, а длительность его может быть прописана какой угодно. В Иране принято устраивать шикарные свадьбы, но не у всех есть на это деньги. Молодые люди живут вместе во временном никахе, копят на свадьбу, и никто не смотрит на них косо.

Пары в Иране часто заключают брачный контракт, и есть в нем одна любопытная составляющая — мехрие.

Это подарок невесте, который жених делает либо сразу, либо его размер прописывают в брачном договоре: таким образом жена не останется без финансового обеспечения в случае развода, а о выплате мехрие позаботится суд. В качестве мехрие могут быть золотые монеты, а также более креативные желания, например, 500 000 роз, переписанный рукой мужа сборник стихов и прочие.

С мифами разобрались. Хочу рассказать и о некоторых особенностях, которые меня удивили в этой стране.

1. Здесь очень популярна ринопластика

Пожалуй, по количеству сделанных операций на нос Иран смело может занять первое место. «Новый нос» здесь чуть ли не у каждой второй иранки: зашла в аптеку — фармацевт с пластырем на носу, гуляю по городу — одна, вторая, третья — через одну девочки с послеоперационными повязками на лице. Иранки не скрывают, что делали операции: наоборот, это своеобразный способ продемонстрировать, что в семье есть деньги, чтобы пойти к хирургу. Самое забавное, что некоторые девушки просто клеят пластырь на нос, чтобы сойти за обеспеченную девушку.

И не сказать, что иранские носы сильно горбатые — просто так получилось, что ринопластика стала модной. Большинство девушек идут к хирургу за «легкой курносостью». Мне кажется, что это выглядит как под копирку, ну а иранкам нравится, впрочем, это их дело.

2. В Иране есть своя уличная еда. И она очень оригинальная

В качестве стритфуда на улицах городов продают не только бургеры и хот-доги: в Иране также можно отведать тушеную свеклу, печеную картошку и жареную фасоль. Торговцы стоят прямо на улице и готовят еду в кипящих чанах.

В то же время иранцы любят и умеют вкусно готовить, а еще всегда очень радушно встречают гостей и накрывают огромные столы со множеством национальных блюд. Когда я только приехала в эту страну, мы чуть ли не каждый день ходили по гостям и знакомились с родственниками мужа: и в каждом доме для нас накрывали стол и дарили подарки. И еще здесь очень любят чай: кажется, его готовы пить все 24 часа в сутки!

3. Подъезды выглядят как холлы в отелях, а квартиры — как музей

Конечно, в Иране, как и во всем мире, есть абсолютно разное жилье: и попроще, и пошикарнее. Но что меня удивляет, так это то, как выглядят дома и квартиры среднего класса (родственники моего мужа относятся скорее к нему). Когда мы проезжаем мимо элитных районов, даже не верится, что это Иран: уж слишком там все шикарно.

К примеру, сестра моего мужа живет в новом спальном районе. Там отличная инфраструктура — сады, школы, магазины, 3 торговых центра, куча ресторанов, красивый парковый комплекс, в каждом из домов находится спортклуб.

Отдельного упоминания заслуживают подъезды. Все зависит от того, новый дом или старый.
В новых есть ресепшен, секьюрити и диваны. В некоторых домах идут еще дальше — там стоят телевизоры, аквариумы с рыбками. А еще в лифтах играет музыка. Заходишь в лифт, выбираешь нужный этаж, и тут включается цветная подсветка, а из динамиков играет «Одинокий пастух» из фильма «Убить Билла».

Если во дворах и подъездах такая красота, представьте теперь, что в квартирах. Иранский стиль — это, конечно же, роскошь: позолота, округлые формы, красный цвет. Для иранцев семья — главная ценность, поэтому они стремятся сделать дом максимально уютным и комфортным. В интерьере все продумывается до мелочей, в каждой квартире (даже небольшой) обязательно будет просторный зал с креслами, диванами и чайными столами. Иначе никак: гостей в иранском доме всегда много, да и размеры квартир обычно позволяют. Апартаменты площадью 100 кв. м — это не «вау», а «ладно, сойдет».

В домах всегда очень-очень чисто: да, многие иранки не работают, но 100 кв. м! Белые диваны, ковры, а вокруг маленькие дети с чипсами — как они вообще рядом сосуществуют? А свечи на столе — каким чудом они дожили до прихода гостей?

Я много раз наблюдала подготовку к приему гостей в доме мамы мужа. Там ковры так пылесосят, что иногда кажется, что ворс оторвется. В кухне моют даже плинтус за холодильником. Кстати, про ковры: иранцы их очень любят, а еще это показатель состоятельности семьи. Ковры ручной работы стоят огромных денег, но даже в самом скромном жилище обязательно будет ковер — правда, обычный, фабричный.

4. Повсюду много интересных архитектурных решений

Для меня было большим сюрпризом увидеть здесь столько необычных зданий. В Тегеране работает множество молодых архитекторов, и результаты их деятельности получаются очень классными. К примеру, 270-метровый пешеходный мост Табиат (первое фото) спроектировала девушка, которой было всего 26 лет.

Фасады из гранита, витражные окна с деревянными створками, цветочные горшки на заднем фасаде дома — все это можно увидеть здесь. Правда, безвкусица тоже иногда встречается, но все-таки красивых зданий становится все больше и больше.

И еще несколько наблюдений

  • В Иране люди постоянно цокают. Это не означает, что человека что-то бесит: цоканием люди говорят «нет». Вам цокнут иранские друзья, если захотят отказаться от предложенной шоколадки. Цокнет ребенок, который не хочет идти в школу. Цокнет старик на рынке, если на ваше предложение снизить цену ответ будет «нет». Это необычно, но быстро привыкаешь и однажды «ц» перестает казаться обидным.
  • Запросто можно встретить мужчин, целующихся при встрече в щеки или обсуждающих что-то в обнимку.
  • В Иране разрешены операции по смене пола. Правительство считает так — операции можно проводить, если они помогают человеку определить его настоящий пол. Более того, государство частично спонсирует операцию на сумму примерно $ 3 000 и осуществляет полный контроль за процессом, начиная от первой консультации у психотерапевта, заканчивая визитом к хирургу. По количеству операций по смене пола Исламская Республика уступает только Таиланду.

Стоит ли приезжать в Иран?

Туристы боятся приезжать в Иран, а все из-за плохого имиджа и скандала с США. К тому же, увы, некоторые приравнивают Иран к Ираку, но это совершенно разные страны. Здесь живут потрясающие, гостеприимные люди, здесь нет войны, здесь безопасно, тепло и интересно.

Кому же стоит приезжать в Иран? Любителям колорита. Здесь нет толп туристов и путешественник будто бы попадает в новый и удивительный мир. Можно привезти множество аутентичных подарков (ковров, посуды, специй, чая), посетить потрясающие мечети, увидеть розовое озеро Урмия, отведать местную кухню. Приезжайте, и вы все увидите своими глазами!

Расскажите, а что вы слышали раньше про Иран? Удивлены, как все обстоит на самом деле?

ВОЗ: в Иране борются с пандемией, укрепляя систему первичной медицинской помощи 

Еще до пандемии в стране началась реализация программы «Медпункт в каждом доме». На фоне распространения инфекции проект приобрел еще большую актуальность, на базе этой программы в Иране просвещают население, оказывают первую помощь и защищают самые уязвимые перед инфекцией группы. 

Первые два случая коронавирусной инфекции были выявлены в Иране еще 19 февраля 2020 года и оба оказались летальными. Пик первой волны пришелся на март, когда ежедневное число новых заражений держалось на уровне 3-3,5 тысяч. Это было трудное время как для властей, так и для населения. Особая нагрузка легла на плечи медиков, которые работали в несколько смен, многие изнемогали от физической и моральной усталости. Как и в других странах, иранские медицинские работники подвергались повышенному риску заражения COVID-19. 

Система здравоохранения Ирана не выдерживала нагрузки: не хватало специальных костюмов и других средств защиты, лабораторного оборудования. Более того, ситуацию в Иране усугубляют санкции и связанные с ними экономические проблемы. Система здравоохранения Ирана в своем роде уникальна. Она была основана после исламской революции 1979 года и включает в себя не только медицинское обслуживание населения, но и образование медработников. В Иране – более 60 медицинских университетов.

Борьбу с пандемией в стране решили строить на улучшении первичного медицинского обслуживания. Специалисты ВОЗ за короткое время помогли выявить пробелы в этой системе, а власти Ирана приняли меры по их устранению. Например, некоторые недочеты были связаны с обеспечением гигиены рук и улучшением эффективности управления. В качестве ответных мер правительство создало дополнительные станции по обеспечению населения средствами гигиены и санитарии, а также организовало курсы повышения квалификации для руководящего состава медработников.

Исследователь из Ирана д-р Мохаммад Бахтияри отмечает, что в чрезвычайных ситуациях люди чаще всего обращаются в больницы. Он считает, что дополнительные пункты первичного амбулаторного медицинского обслуживания позволяют населению быстрее получить консультацию врача и помогают разгрузить больницы. «Я очень рассчитываю на успех проекта «Медпункт в каждый дом», – говорит  он. – Я верю, что он позволит укрепить систему оказания первичной медицинской помощи и сыграет ключевую роль в борьбе с эпидемиями и вспышками различных заболеваний».

В рамках этой программы действуют цифровая платформа, с помощью которой каждый может самостоятельно оценить собственное состояние, всеобщая медицинская база данных и горячая линия. Когда совокупные ответы на вопросы свидетельствуют о том, что человек нуждается в помощи, он автоматически получает текстовое сообщение с приглашением посетить ближайший медицинский пункт и сдать мазок на COVID-19.

Медики продолжают и дальше «вести» таких пациентов, они регулярно звонят им, справляются о здоровье и обеспечивают дополнительной помощью в случае необходимости. На особом счету – представители уязвимых групп населения, люди в возрасте и страдающие хроническими заболеваниями. 
 

Выбор между престижем государства и честью мундира

Признание властями Ирана своей вины (а конкретно вины Корпуса стражей исламской революции) в гибели украинского пассажирского самолета произвело большой эффект – и в мире, и в самом Иране, и в России.

Российские наблюдатели с самого начала увидели в тегеранской трагедии слишком много параллелей с гибелью малазийского Boeing рейса Mh27 в Донбассе в 2014 г. и потому были удивлены внезапной готовностью иранских властей признать вину: в той логике, в которой существует современная Россия, подобное поведение власти невозможно. Впрочем, нельзя сбрасывать со счетов и упрощенное восприятие иранских реалий: многие отечественные наблюдатели считают Иран беспросветной диктатурой религиозных фанатиков.

Политический режим Ирана далек от европейских представлений о демократии и во многих своих проявлениях кровав, жесток и тираничен. Протесты граждан против власти регулярно и весьма жестоко подавляются, и очередной виток насилия происходит прямо сейчас, когда иранцы вышли протестовать против вскрывшейся попытки правительства соврать.

Тем не менее Иран имеет гораздо больше оснований считать себя республикой, чем некоторые соседние с ним страны. Несмотря на то что Корпус стражей исламской революции – это один из столпов режима, готовность иранских властей признать его вину в случившемся свидетельствует о том, что престиж государства для лидеров Исламской Республики все-таки более значим и существенен, чем престиж его охранителей. Иными словами, Исламская Республика считает себя чем-то гораздо более важным и ценным, чем корпус стражей, ее берегущих.

Исламская Республика – это прежде всего шиитская религиозная иерархия, осуществляющая контролирующие и направляющие функции в рамках иранского режима. Но кроме нее существует избираемая на относительно конкурентных выборах светская власть в лице меняющихся президентов и парламента. Это расширяет поле для маневра в том числе и для духовного лидера режима: президенты могут быть более консервативными или умеренно либеральными, выборы – относительно конкурентными и, сколь бы ни были важны для режима его вооруженные хранители, в критической ситуации вполне можно пожертвовать честью их мундиров ради сохранения имиджа всей Исламской Республики.

Поэтому важно понимать, что, несмотря на популярность прямых аналогий, современная Россия на Иран совершенно не похожа – и прежде всего потому, что верховная власть принадлежит не носителям какой-то массовой идеологии, которая и легитимизирует весь режим, а вполне себе случайным людям, которые 20 лет назад оказались на вершине власти и ни в коем случае не готовы с нее сойти. Все попытки выстроить вокруг этого хоть какую-то связную и внутренне непротиворечивую идеологию ни к чему не привели и не приведут, поэтому Владимир Путин никогда не сможет стать всероссийским рахбаром, т. е. авторитетом, стоящим выше президента, премьер-министра и всех прочих вертикалей светской власти. Нет в России для этого никакой исторической и идейной базы, нет скрепляющей страну идеологической вертикали – реальной, а не существующей в отчетах чиновников политического ведомства. Про религиозный фактор и вовсе смешно рассуждать: и в церковь в России ходит несопоставимо меньший процент населения, чем в Иране, и православие само по себе не так похоже на иранский шиизм, как многим энтузиастам хотелось бы думать.

Единственной и важнейшей опорой российского политического режима остаются силовики всех видов – от полицейских до сотрудников военной разведки, от военнослужащих до следователей. Поэтому российская власть не готова признавать ни провалы сотрудников спецслужб за рубежом, ни вопиющие случаи полицейского произвола и «неуставных отношений» внутри страны. Представить себе, что в момент величайшего напряжения отношений с США наши власти пошли бы на признание вины отечественных силовиков в катастрофе, подобной тегеранской, именно потому и невозможно, что в России они и есть настоящая власть и ради пресловутой чести мундира сами они готовы раз за разом ставить в глупое положение и конституционные органы власти, и всю Россию – потому что уже давно не они служат ей, а она служит им базой, полигоном, тылом, укрытием и источником личного обогащения.

Автор — публицист, Екатеринбург

«Для России в Иране лучше всего ситуация — ни мира, ни войны» - Общество - Новости Санкт-Петербурга

Фото: Zuma/Wire/ТАССПоделиться

В последний день осени Тегеран простился с физиком-ядерщиком Мохсеном Фахризаде. «Отец ядерной программы» Ирана был убит в результате атаки 27 ноября. По последним данным иранских СМИ, «стрелявшее в иранского физика-ядерщика автоматическое стрелковое оружие управлялось через спутник». 1 декабря парламент Ирана легализовал обогащение ядерного топлива до уровней, многократно превышающих параметры, которые были залогом переговоров с мировыми лидерами.

«Фонтанка» узнала у доцента центра исследования стран Персидского залива Катарского университета, старшего научного сотрудника ИМЭМО РАН, ираниста Николая Кожанова, что происходит в Исламской Республике сегодня и удерживает ли что-то ситуацию от новой войны.

— Коллеги в Тегеране говорят, что для власти в Иране нет сомнений, кто стоит за убийством — Израиль. Но доказательств нет, Израиль молчит. Кому выгодно на самом деле и почему?

— Здесь мы заходим в серую зону, где доказательств той или иной версии не будет ни у одной из сторон. Выгоды получаются сразу по нескольким направлениям абсолютно для разных игроков. Для израильтян это действительно важное замедление развития иранской ядерной программы. Уничтожая учёного такого уровня, фактически они подрывают самое важное — человеческий потенциал. Важно понимать, что в принципе любую экономическую инфраструктуру восстановить можно. Нужны время и деньги. Но тяжелее всего восстанавливается человеческий потенциал. Вообще уровень подготовки кадров в Иране очень высок. Как управленческих, так и научно-исследовательских. Люди, подобные Фахризаде, — основа страны, способной самостоятельно получать технологии. То есть это убийство на пользу той стране, которая на Ближнем Востоке больше всего опасается, что у Ирана может появиться ядерное оружие и средства его доставки. А это, конечно, Израиль. С другой стороны, здесь выгодоприобретателями в рамках региона являются те страны, которых беспокоит приход Байдена. Та же Саудовская Аравия. В регионе опасаются, что смена власти в Вашингтоне может привести к снятию напряжения между США и Ираном. Идёт понимание, что убийство видного иранского учёного и возможные ответные действия, если Иран их направит против Израиля, неминуемо скажутся на дальнейшем противостоянии Ирана и США, на затягивании противоречий. Я не уверен, что в самом Иране за закрытыми дверями говорят, что за подобной акцией могли стоять исключительно израильтяне. Это заявляется на публику, но не стоит сбрасывать со счетов недавние заявления, что уходящая администрация Трампа постарается закрепить существующий раскол на Ближнем Востоке, чтобы затруднить какие-либо попытки снятия напряжения в американо-иранских отношениях. Вопрос во многом открыт.

Фото: Николай Кожанов/из личного архиваПоделиться

— Почему все верят, что Байден — это новые отношения Вашингтона и Тегерана?

— С моей точки зрения, Байден не будет «новым Трампом», хотя бы потому, что Америка, выбирая Байдена, больше голосовала «против Трампа». Важно, что Байден не будет и новым Обамой. Байден выглядит президентом, более близким к традиционной американской ветви, мейнстриму. И если Иран не станет раскручивать ситуацию по направлению мести Израилю и другим союзникам США, то это означает, что новых санкций не будет, а текущие санкции будут сниматься очень медленно. За Ираном и его региональной активностью будут следить не менее пристально и отвечать, если она будет угрожать американским интересам. Есть убеждение, что приход Байдена означает немедленное возвращение к СВПД или его вариантам (Совместный всеобъемлющий план действий, или «ядерная сделка», — план действий, который снимает санкции с Ирана в обмен на отказ от военной ядерной программы. — Прим. ред.). С моей точки зрения, определённой девиацией традиционной американской политики на Ближнем Востоке был как Трамп с его транзакционным подходом, так и Барак Обама. Именно поэтому Байден будет, скорее всего, тяготеть к золотой середине. Давление на Тегеран продолжится. Завтра не снимут. Ближайшие 1–2 года послаблений заметных ждать не стоит. А если будет месть Тегерана, то станет только хуже. Если это будет реальная месть, а не имитация удара по американским базам в Ираке, как было после убийства генерала Касема Сулеймани, то будет ответ США. США будут защищать своего основного союзника в регионе (ещё в сентябре Дональд Трамп угрожал ударить по Ирану, если Тегеран предпримет «какое-либо нападение в любой форме на Соединенные Штаты». — Прим. ред.).


— Вы сказали, что совсем не обязательно за убийством Фахризаде стоит Израиль. Кто конкретно мог это быть ещё?

— Тот, кто отдавал непосредственный приказ о физическом устранении такого иранского учёного, прекрасно понимал, к чему это может привести. В принципе, возможное снятие напряжения США и Ирана даже в том ограниченном формате, в котором оно произойдёт при Байдене, Израилю не нужно. Но и среди арабских монархий Персидского залива есть понимание, что, разграничив сферы интересов, никто не будет защищать интересы стран залива. Существует определённое волнение. И в результате мы видим активные переговоры саудовцев с израильским руководством, где обсуждалась тема Ирана. Да, был вброс, что Саудовская Аравия отказалась вести агрессивную политику в отношении Ирана в русле израильских интересов, но всё-таки сохранение градуса напряжённости между США и Ираном остаётся в интересах арабских монархий.

— Иран может смолчать в ответ?

— Вполне. Думаю, что в Тегеране ожидают, какую политику выберет Байден, когда придёт в Белый дом. Ради этого они могут ждать. Ну, или сымитировать месть, как это уже было в случае с Сулеймани. Либо месть будет, но не Израилю. Обвиняя Израиль, обвиняют США. И в этом смысле отомстить Иран может через других партнёров Вашингтона в регионе. Поэтому те же Эмираты быстренько осудили убийство Фахризаде, чтобы отмежеваться, показать иранцам, что они не хотели бы быть объектом ответной атаки.

— Вы хотите сказать, что Тегеран настолько опасен для соседей, что его атак боятся?

— А кто подорвал Абкайк и Курайс в сентябре 2019 года? Вы думаете, что это на самом деле сделали хуситы (ответственность за атаку на себя взяли повстанцы из Йемена. — Прим. ред.)? Хуситы навели, выпустили, ударили? Ударили так, что было понятно, что это только цветочки. Что ударить могут так, что последствия будут намного более сильными для нефтяной инфраструктуры. Напомню, что на прошлой неделе была осуществлена успешная атака за 600 километров от йеменской границы по нефтехранилищам в Саудовской Аравии. Не самым важным, что стоит отметить. Кроме того, был подорван танкер близ саудовских берегов. Атака на нефтехранилище была осуществлена ракетами, которые, судя по всему, если не имеют иранского происхождения, то, как минимум, разработаны на основе иранских технологий. Хуситы вряд ли могут сделать это в одиночку.

Иран вполне в состоянии ответить. В странах залива это понимают прекрасно и очень этого боятся. Иран понимает, что прямой удар по Израилю, даже если такие возможности у Тегерана есть, в чём есть определённые сомнения, — это провокация агрессии США. А вот когда мы чужими руками по другим союзникам бьём, которые при встрече с американцами будут ныть, что они становятся жертвами вашей политики, почему бы и не ударить? Плюс это вносит капитальный раскол в стан этих союзников. Региону показывается, что те, кто с США, отнюдь не защищены американцами. В нынешних условиях удар по нефтяной экономической структуре той же Саудовской Аравии и Эмиратов вызовет существенные экономические трудности, которые и без того усугубят тяжёлое экономическое положение. И внутри этих стран поднимается на политическом уровне вопрос: зачем нам так бороться с Ираном, воспринимать Тегеран как экзистенциальную угрозу?

— Удары по нефтяным объектам провоцируют рост цен на углеводороды. Это может быть поводом бить по нефтехранилищам и танкерам в регионе?

— Вы уже не спровоцируете рост цен. Чтобы его спровоцировать, надо капитальнейшим образом уничтожить нефтедобывающую структуру Саудовской Аравии, что невозможно. Сделать это никто никому не позволит. Переизбыток нефти на рынке — это одна из особенностей нынешней экономики мира. Можно случайно потерять нефтедобычу размером с Ливию или Венесуэлу, и никто этого не заметит. Чем иранцы прекрасно пользуются, понимая, что малые атаки на второстепенные нефтяные объекты можно наносить спокойно, щекоча нервы тем же саудитам. Ведь внешнему миру на это глубоко наплевать.

— Власти Ирана неоднократно заявляли, что готовы вернуться за стол переговоров по СВПД. Насколько реальна перспектива возврата к переговорам?

— Идеальный исход для Ирана — снятие санкций. И дальнейшее развитие ядерной программы, официально позиционируемой как мирная. На самом деле, какие условия будут приемлемы для Ирана, станет понятно, когда переговоры возобновятся. Чтобы снять санкции, Ирану нужно доказать, что программа мирная и поставлена под контроль международного сообщества.

— Но пока Иран, наоборот, демонстрирует готовность развивать военную ядерную программу. 1 декабря парламент Ирана проголосовал за закон о повышении уровня обогащения урана. Вместо разрешённых СВПД 3,67% будут производить не менее 120 кг урана, обогащённого до 20%. Плюс решили восстановить разрушенный реактор в Араке — говорят, нужно два месяца.

— Они постоянно говорят, что готовы полностью отказаться от СВПД в случае необходимости. Но до сих пор на практике СВПД в том формате, который был до появления Трампа, иранцами в принципе соблюдался. Режим оговорённый выполнялся. Может быть, где-то иранцы пробовали границы дозволенного. Но слишком сильно за эти рамки не выходили. И здесь надо отдать должное иранцам. Они следовали взятым на себя обязательствам. Основными нарушителями сделки были американцы. Которые при Трампе решили выйти из сделки, но выйти так, чтобы остаться. Мол, соблюдать не будем, но возможные рычаги давления на Иран, которые даёт этот договор, мы себе оставим. Примерно так рассуждал Трамп.

— МИД Ирана выступил с критикой решений парламента 1 декабря. Говорят, что при сегодняшнем решении не учли позицию внешнеполитического ведомства. Мир добился своего? Консерваторы в парламенте вошли в конфронтацию с правительством Рухани?

— Я бы общество не делил на реформаторов и консерваторов в Иране. Это очень условные рамки. Да, частично это отражает борьбу между противниками и сторонниками Хасана Рухани (президент Ирана с 2013 года. — Прим. ред.), тех идей по налаживанию определённого диалога с Западом, международным сообществом по ядерной программе, сдержанности против провокаций, но и тех людей, которые, наоборот, хотят жёсткой конфронтации. Стандартно в парламенте существует так называемое «болото», которое активно идет за трендами. И сегодня в тренде критиковать Рухани. Это определённый популизм. Но решение парламента требует ещё дополнительного утверждения другими органами. Его проверят на целесообразность рамками Исламской Республики. Пока решение парламента идёт вразрез с весьма прагматичным подходом Ирана к его внешней политике. Полностью разрушать СВПД, увеличивать показатели обогащения — не в интересах Ирана. В интересах Ирана демонстрировать, что он может это сделать. Но делать этого не надо. Это определённая напряжённость не только с США и Европой, но и с нами.

— Консерваторы в парламенте это понимают?

— Выборы президента в Иране уже в 2021 году. Рухани и так не будет избираться. У него два срока отыграны. Шансов победить у кандидата, который будет ассоциироваться с Рухани и условными реформаторами, скорее всего, не будет. Высока вероятность победы консервативных сил. Вопрос только, какой окраски. Ультраконсервативных или умеренно консервативных.

— То есть если Западу на самом деле нужен сговорчивый Иран, то им уже сегодня надо бы идти на сделку, пока у власти Рухани?

— Стандартная история, которая повторяется не первый раз, когда в США приходит к власти президент, который, казалось бы, должен быть договороспособным, а тот, который был договороспособным в Иране, заканчивает свой срок. Физически не успеют. То есть Байдену надо будет экстренно заниматься внешней политикой после Нового года, что в условиях проблем самих США маловероятно. С другой стороны, какой бы сильный консерватор ни сел в кресло президента Ирана, в Тегеране есть понимание, что так или иначе с санкциями надо что-то делать. Приход консерваторов к власти не исключает переговоров, но переговоры будут жёсткие. Придирчивее с точки зрения юридической, чтобы не было повторения этого фокуса Трампа. Сама по себе перепалка внутри иранской элиты удивляет, конечно. Но если соотнести то неудовольствие вокруг Рухани среди населения, то это не столь удивительно.

— Смягчение позиции Вашингтона по отношению к Ирану выгодно Москве?

— В идеале Москве была бы выгодна ситуация, когда СВПД действует, но ряд ограничений остаётся. Когда в Иране можно работать российским компаниям, но западные всё ещё боятся туда приходить. Полное снятие санкций открывает Иран европейцам, Китаю. И в такой ситуации российским компаниям будет отведена исключительно нишевая роль. России более всего выгодно устранение опасности конфликта, устранение опасности получения Ираном ядерного оружия при возможности открытия Ирана для себя, но с полузакрытостью для других. Ситуация ни мира, ни войны.

— Но вот вроде как «Силовые машины» туда хотят. Собираются строить ТЭС «Сирик», несмотря на то что сами под санкциями. «Росатом» вроде как не чужие люди для Тегерана…

— Наши туда лет двадцать ездят. Те санкции, которые были применены Бушем-младшим, Обамой, Трампом, закрыли страну и для российских компаний. То есть российские компании могут гордиться только тем, что ушли из Ирана последними. Ну, может быть, где-то оставили офис там. Возможность работы для России появилась только после подписания СВПД в 2015 году. Ядерная сделка и была документом, который устанавливает наиболее желаемое для РФ положение дел, когда Запад облизывается, но не заходит, а Россия уже активно действует. Именно тогда были подписаны наиболее перспективные договорённости. Возможность возвращения в эту ситуацию не ясна абсолютно. Но если с приходом Байдена сначала откажутся от принятия новых санкций, начнут постепенно смягчать прежние, то мы к этой ситуации, выгодной РФ, постепенно придём. Но когда именно, с какой скоростью, покажет время.

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанки.ру»

Фото: Zuma/Wire/ТАССФото: Николай Кожанов/из личного архива

Посол Ирана в РФ: борьба с коронавирусом — это боль, подвиг и шанс на мир

Иран оказался в числе стран, наиболее пораженных эпидемией коронавируса. О том, как иранцы преодолевают беду в условиях, когда санкции ограничивают возможности страны в производстве и приобретении необходимых препаратов, рассказал в интервью ТАСС посол Ирана в России Казем Джалали. Дипломат пояснил, как национальные традиции Ирана помогают преодолевать панику, а также подчеркнул, что именно сейчас есть шанс на мир.

— Господин посол, большое спасибо за то, что согласились дать интервью в этот непростой для Ирана и всего мира момент. Можете ли вы рассказать, чем для Ирана стала эпидемия коронавируса?

— Вы знаете, коронавирус — это глобальная эпидемия. К сожалению, в Иране он очень быстро распространился и несет много негативных последствий для здоровья народа. Наши должностные лица принимают усилия для того, чтобы снизить последствия эпидемии...

— Можете ли вы назвать какие-то ключевые слова или термины, которые символизируют то, чем для Ирана стала борьба с этой бедой?

— Я, конечно, сейчас не в Иране и тоже слежу за ситуацией по новостям, но, конечно же, это очень больно. С другой стороны, мы видим сочувствие. Люди сочувствуют друг другу независимо от занимаемых должностей. И мы видим национальную консолидацию среди наших должностных лиц и народа для того, чтобы решить эту проблему.

— Господин посол, прошу прощения, если вторгаюсь в частную жизнь. Но в связи с тем, что в Иране зафиксирована одна из самых острых вспышек коронавируса в мире, делали ли вы сами тест на коронавирус, сдавали ли его сотрудники посольства?

На эту тему

— Я прибыл в Россию еще до начала эпидемии коронавируса, и мои коллеги тоже. Мы будем следовать российским правилам при необходимости. Коронавирус не имеет отношения к национальности, главное в том, где сейчас находится человек.

— В посольстве нет каких-либо признаков заболевания?

— Слава богу, до сих пор нет, нет никаких признаков. Мы с самого начала, когда этот вопрос встал перед нами, старались, чтобы и наши коллеги, и наши сотрудники соблюдали все правила гигиены, сделали для этого все необходимое.

— Россия и Иран, как известно, хорошие друзья и партнеры. Какую помощь уже оказала Россия Ирану для борьбы с коронавирусом? И какая помощь планируется в дальнейшем?

— Россия предоставила 500 тест-систем, то есть диагностических наборов, они отправлены в Иран. Ими можно провести диагностику коронавируса у 50 тысяч человек. Мы за это очень благодарны России. У нас есть контакты с российскими должностными лицами, и нам говорят, что прорабатывается вопрос об оказании большей помощи. Мы надеемся, что при том хорошем уровне, на котором находятся отношения между двумя странами, наш народ будет поддержан в этих трудных условиях правительством и народом Российской Федерации.

— Но какие-то конкретные планы по поставкам из России в Иран медоборудования и тестов есть на данный момент?

— Мы очень надеемся, что наши братья в Российской Федерации, понимая условия, в которых находится сегодня народ Ирана, окажут нам помощь. Список того, что нам необходимо, мы передали российским должностным лицам.

На эту тему

— На фоне эпидемии в Иране в западной прессе появились заявления, что Иран якобы скрывает истинный масштаб эпидемии и занижает количество жертв. Есть ли основания у подобных предположений?

— Нет никаких оснований для подобных заявлений, поскольку нет причин для того, чтобы Иран скрывал эти цифры. Эта эпидемия не знает никаких границ и поразила все страны. К нам этот вирус пришел раньше, и естественно, что скорость распространения была выше, поскольку у нас не было, как у различных стран сегодня, соответствующей подготовки. Но нет никаких причин для того, чтобы скрывать масштабы. То, что говорили насчет этого американцы, — это, конечно же, политические заявления. И американцы должны отвечать за них. Сегодня иранский народ находится под жесточайшими санкциями и борется с этой главной проблемой — эпидемией коронавируса.

Представители Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) во время визитов в Иран отметили, что наша страна в целом, правительство, медицинский персонал прикладывают максимальные усилия для борьбы с этим вирусом. У нас очень мощная система здравоохранения. Но американцы, вводя экономические санкции против нас, наносят удар по народу Ирана. И тот, кто на глобальном, международном уровне должен ответить перед народом Ирана, — это как раз США и их должностные лица.

— Вы упомянули ВОЗ — они имеют возможность наблюдать за борьбой с эпидемией в Иране, получать соответствующие материалы?

— Да, конечно. У нас была очень высокопоставленная делегация ВОЗ. Они посетили Иран и даже выпустили отчет, в котором полностью подтвердили, что система здравоохранения Ирана очень мощная и Иран хорошо справляется. Так что наши двери открыты для представителей ВОЗ.

— Еще один момент, на котором спекулируют западные СМИ, заключается в том, что среди заразившихся коронавирусом есть представители парламента, исполнительной власти и что сама эпидемия может спровоцировать рост общественного недовольства в Иране. Есть ли риск политического кризиса на фоне этой ситуации?

— Тот факт, что некоторые должностные лица заразились коронавирусом, не является чем-то неестественным, потому что в других странах такие случаи тоже есть. Коронавирус не обращает внимание на должность, на финансовое положение, на цвет кожи. Любой человек находится под угрозой и может пострадать. Когда народ Ирана столкнулся с этим явлением, наше национальное единство только возросло. Наша национальная иранская культура способствует тому, что при возникновении проблем мы становимся ближе друг к другу.

— То есть единение, а не политический кризис?

На эту тему

— Так и есть. Между народом и должностными лицами существует единение, они помогают друг другу. Даже в нашем посольстве, в нашем представительстве, мои друзья — все чувствуют ответственность, необходимость помочь своему народу и стране. Это чувство ответственности проявляют иранцы во всем мире, а также и внутри Ирана.

— Вы упомянули про американские санкции. Возможно, по дипломатическим или иным каналам были сигналы о возможности ослабления этих санкций на фоне эпидемии?

— Сигналы, которые мы каждый день получаем, как раз говорят об усилении санкций. Даже сейчас, за последние дни, некоторые иранские компании вновь подверглись санкциям. У американцев есть стратегия, которая заключается в том, что на словах проявляется мягкость, а в действиях — сила и жесткость. В публичном поле они говорят, что хотят помочь, что выражают сожаление в связи с тем, что происходит с народом Ирана. Так если вы выражаете сожаление, тогда почему не снимаете санкции? Никто уже не может отрицать, что эти санкции наносят вред иранскому народу. Это абсолютно неоспоримо, и все мировое сообщество, все человечество пришло к выводу, что как раз санкции наносят удар по Ирану.

Недавно МИД России выпустил очень мощное заявление о том, что эти санкции в нынешних условиях являются циничными и антигумаными. Тогда почему американцы не отменяют эти циничные и антигуманные санкции, которые направлены против людей, почему они не отказываются от них? У нас в различных странах есть много финансовых источников, наш народ тоже нуждается в медикаментах, лекарственных препаратах, но мы не можем снять эти деньги, чтобы купить медикаменты и отвезти их в страну. Что же это, если не угнетение?

— Почему, на ваш взгляд, американцы этого не делают, почему хотя бы временно не снимут санкции?

На эту тему

— У американских должностных лиц подход не гуманный, а политический. Одна страна, один народ в мире сказал, что хочет стоять на своих ногах и не хочет подчиняться американцам, что хочет противостоять любым навязанным извне сценариям, особенно тем, которые диктуются меркантильными соображениями. И Иран выстоял перед этими меркантильными сценариями. Возможно, США думают, что сегодня пришел день отомстить за это. Но я должен сказать, что они ошибаются и мы преодолеем эту беду. Но мир запомнит эти антигуманные действия и недобросовестное поведение американцев, мы запомним это навсегда и никогда не забудем.

— Пришлось ли иранскому народу столкнуться с нехваткой каких-либо продуктов, товаров первой необходимости во время эпидемии? Вы, наверное, видите, как и в России все ринулись покупать всевозможные продукты. Было ли что-то подобное в Иране и удалось ли это преодолеть?

— То, что мы видим в Иране, говорит о том, что наш народ очень цивилизованно отнесся к этому вопросу на основе исламской, иранской культуры. По информации, которую мы получаем из Ирана, на рынках, в торговых галереях, в магазинах необходимые товары есть в достаточном количестве. Каждый покупает по мере своей необходимости, и каких-либо проблем в этой области нет. Мы не видели ни одной фотографии, что в каком-то магазине в Иране народ кинулся покупать очень много товаров. Как раз в этом вопросе мы очень горды поведением иранского народа.

— А как обстоит дело с медикаментами, тестами на коронавирус, аппаратами для искусственной вентиляции легких, которые необходимы для лечения больных? Есть ли они в достаточном количестве и как сказываются санкции на их приобретении?

— Мы приложили огромные усилия к тому, чтобы эти товары были приобретены. Но я не могу сказать, что у нас нет нехватки. Сейчас мы с различными странами ведем консультации по этому вопросу, чтобы получить помощь — или на коммерческих условиях, или в виде гуманитарной помощи. 

— А можно уточнить, с какими странами идут такие консультации?

На эту тему

— Министр иностранных дел и президент Ирана сказали, что наш народ в нынешних условиях нуждается в некоторых медикаментах, некоторых гигиенических товарах. Мы, конечно, обращаемся к дружественным странам. Консультации в настоящее время ведутся.

— С Китаем, наверное?

— Да, с Китаем, Россией и некоторыми другими странами.

— За время эпидемии мы видели уже несколько случаев яркого проявления народного мужества, солидарности. Например, в Китае, в Италии, других странах люди на балконах на какой-то дистанции пели песни, национальные гимны. Вы знакомы с ситуацией в Иране лучше. Можете ли вы привести какие-то примеры такого же мужества иранского народа?

— Да, у народа Ирана это тоже есть. Это дух оказания помощи друг другу. В исламской культуре Ирана больше внимания обращают на семью, на окружающих. Наш народ очень отзывчивый, и эта отзывчивость очень сближает людей. Даже некоторые причины вспышки связаны с такой отзывчивостью, потому что люди не покидают друг друга. Это единение между различными членами семьи, между близкими людьми очень сильно проявляется в Иране. Поэтому, может быть, это было одной из причин большого распространения болезни. Сегодня мы как раз видим это чувство — чувство оказания помощи друг другу. Оно очень мощное. Конечно, у каждого народа есть свои символы, свои проявления, они своеобразно их демонстрируют. Но это, конечно же, происходит в соответствии с культурой.

— Может быть, какой-нибудь яркий случай во время борьбы с эпидемией в Иране вас особенно поразил?

— Я видел некоторые фотографии, особенно медицинских работников. Они очень самоотверженно служат своему народу. Иногда врачам, медсестрам из-за усталости приходится спать прямо во врачебных костюмах на стульях, на земле. Другие люди тоже прикладывают усилия, чтобы оказывать помощь пострадавшим, помимо медицинского персонала. Эти усилия, единодушие производят большое впечатление.

— Президент Ирана Хасан Роухани заявил, что пик эпидемии в Иране пройден. В то же время страны Европы и США только готовятся к этому пику. Что Иран мог бы им посоветовать? Есть ли у народа Ирана рецепт победы над болезнью?

— Рецепт победы единый. Он заключается в том, что все должны приложить усилия, чтобы снизить количество контактов и соблюдать правила гигиены. Нужно оставаться дома, организовать удаленную работу. Модель уже определена. Может быть, когда коронавирус только возник в Китае, кто-то думал, что это так — легкая болезнь. Но Иран и Италия стали странами, которые пострадали сильнее всего после Китая. Сейчас другие страны, к сожалению, могут получить наш печальный опыт.

Хотел бы подчеркнуть один момент. Борьба с коронавирусом должна быть консолидирована во всем мире, чтобы был единый подход к борьбе с этим заболеванием. Если этот вирус останется хоть в одной точке земного шара, он может нанести ущерб всему миру.

Послание, которое несет в себе это заболевание, заключается в том, что мировое сообщество должно консолидироваться перед этим заболеванием и создать единый фронт в борьбе с вирусом. Нельзя в этой борьбе разделять народы и смотреть на них отдельно. Поэтому мы говорим, что санкции американцев — это угнетение. Или мы все победим коронавирус, или никто не победит

Поэтому все сегодня должны оказать помощь друг другу, чтобы санкции были отменены и чтобы Иран был успешен в искоренении заболевания. Народ Ирана за последний 41 год ни одного дня не провел без санкций. Мы проявляем стойкость перед ними. Но эта болезнь оказывает влияние на все человечество. Сегодня лживость лозунгов должностных лиц США, заявлявших о том, что санкции не направлены на народ Ирана, стала очевидной. Сегодня жертва этих санкций — именно иранский народ. Надо проявить решительную волю на международном уровне, чтобы санкции были отменены и были созданы условия для преодоления этого глобального кризиса.

Беседовал Владимир Костырев

госфинансирование,раздутые бюджеты, проблемы с выплатами

Госфинансирование, раздутые бюджеты, проблемы с выплатами.

Вам это ничего не напоминает?

Корреспонденты издания взяли эксклюзивное интервью у заместителя главного редактора самого авторитетного в Иране спортивного издания varzesh4.com Бенхама Джафарзаде.

Тема интервью лежала на поверхности – скорое вступление Ирана в Евразийский союз, что сделает иранских футболистов более доступных для казахстанских клубов, ведь они перестанут считаться легионерами.

- Как в Иране восприняли новость о скором вступлении в ЕАЭС?

- Я думаю, многие в Иране пока даже не знают об этой новости, потому что я разговаривал со своими друзьями, и никто не слышал об этом. Но когда люди об этом узнают, проявляют заинтересованность.

- Эта тема в стране уже стала не только политической и экономической, но и спортивной, ведь теперь иранские атлеты не будут считаться легионерами в Казахстане, России, Армении, Беларуси и Кыргызстане?

- Как я уже сказал, эта информация пока не получила широкой огласки. Но теперь, полагаю, многие наши футболисты обрадуются, что у них появится возможность перейти в зарубежные чемпионаты без каких-либо проблем.

- Существует ли в чемпионате Ирана лимит на легионеров?

- В последние десятилетия нашей лиге было достаточно много иностранцев - бразильцев, европейцев. Правда, в этом сезоне их стало меньше из-за непростой финансовой ситуации в стране.

Вообще, разрешалось иметь по 4-5 легионеров, но один из них должен был быть обязательно из азиатской страны.

- Ваши футболисты готовы ехать в чемпионат Казахстана?

- Многие из них предпочитают переходить в арабские клубы, потому что они платят больше, чем в других странах. Но в последние годы отношение Ирана и ОАЭ разладились, и теперь многие наши игроки хотят переехать в Катар – опять-таки из-за выгодных финансовых условий.

Это зависит от денег, если у клуба есть деньги и они готовы платить хорошо, то нет никаких преград перейти в незнакомую лигу, некоторые наши игроки переходят в чемпионат Индии. Да, уровень вашего чемпионата не так высок, но если они готовы платить хорошие деньги, то для них не проблема перейти туда.

- Какова средняя зарплата в иранских клубах?

- Между 300-400 тысяч долларов в год. В общем-то, особой разницы в зарплатах с ОАЭ и Катаром нет, но у многих иранских клубов есть проблемы с финансами. Например, когда игрок подписывает контракт, оказывается так, что клуб не может оплатить полную сумму. А когда наши игроки едут в зарубежные страны, они знают, что могут получить все свои деньги по контракту.

- В Казахстане почти все профессиональные клубы финансируются государством. За счет чего живут иранские команды?

У нас такая же ситуация. Многие клубы финансируются из государственного бюджета. Не могу сказать, что все клубы подряд, но 90% из них - точно.

- Как бы вы оценили уровень иранского футбола и можно ли его сравнивать с казахстанским?

- Я думаю, после Японии и Южной Кореи, Иран третья страна в Азии.

О казахстанском футболе особо ничего не знаю. Но помню, как где-то двадцать лет назад клуб из Алматы играл с «Персеполисом» в азиатском турнире. Дома «Персеполис» выиграл 5:0, а в первом матче в Казахстане алматинский клуб выиграл 3:0 или 4:0. Было много слухов про тот матч, и даже Иранская федерация футбола говорила, что они сделали подарок судье, чтобы тот помог вашей команде. (На самом деле, иранский журналист немного напутал. В сезоне-2000/01 «Кайрат» в четвертьфинале Кубка обладателей кубков встречался с клубом «Эстегляль». В Алматы была зафиксирована ничья 0:0, а в ответной игре Тегеране хозяева добились крупной победы со счетом 3:0 – прим Prosports.kz).

- Кто сейчас главная звезда футбола в Иране?

- Сейчас это Мехди Тареми, он играет за «Порту» и, кстати, он забил вчера в ворота «Боавишты». Кроме этого, Тареми один из лучших бомбардиров в Португалии в этом сезоне.

- Чем сильны ваши игроки? И, наоборот, в чем заключаются их главные слабости?

- У нас очень много талантливых игроков с хорошей техникой и мощной физикой, но их главная проблема в том, что им нужно время для адаптации в новой среде, так как многие из них не знают иностранных языков. Поэтому им нужен человек, который будет помогать им в таких ситуациях.

rän´, rn´, официально Исламская Республика Иран, республика (оценка населения в 2005 г. 68 018 000), 636 290 квадратных миль (1 648 000 квадратных километров), юго-западная Азия. В 1935 году название страны было изменено с Персии на Иран. Иран граничит на севере с Арменией, Азербайджаном, Туркменистаном и Каспийским морем; на востоке Афганистаном и Пакистаном; на юге - Персидский и Оманский заливы; а на западе - Турцией и Ираком. Шатт-эль-Араб является частью ирано-иракской границы. Тегеран - столица, крупнейший город, политический, культурный, торговый и промышленный центр страны.

Земля

Физиографически Иран расположен в пределах альпийско-гималайской горной системы и состоит из обширного центрального плато, окруженного горными хребтами и ограниченными низменностями. Иран подвержен многочисленным и часто сильным землетрясениям и извержениям вулканов. Иранское плато (высота около 4000 футов / 1200 м), которое простирается за пределы низких хребтов Восточного Ирана в Афганистан, является регионом внутреннего дренажа. Он состоит из ряда засушливых бассейнов с солью и песком, таких как Даште-Кавир и Даште-Лут, и некоторых болот, таких как район вокруг Хамун-и-Гильменда вдоль границы с Афганистаном.Плато окружено высокими складчатыми и вулканическими горными цепями, включая горы Копет. на северо-западе горы Эльбурз. (высота 18 934 фута / 5771 м на горе Дамаванд, самой высокой точке Ирана) на севере, а комплекс Загрос Mts. на Западе. Озеро Урмия, крупнейший внутренний водоем страны, находится в Загросе на северо-западе Ирана. Узкие прибрежные равнины расположены вдоль берегов Персидского залива, Оманского залива и Каспийского моря; во главе Персидского залива находится иранская часть Месопотамской низменности.Из немногих многолетних рек в Иране только река Карун на западе пригодна для судоходства для больших судов; другие крупные реки - Кархех и Сефид Руд.

Климат Ирана континентальный, с жарким летом и холодной дождливой зимой; в горных районах севера и запада климат субтропический. Температура и осадки меняются с высотой, так как ветры приносят сильную влагу из Персидского залива. Ежегодно в Каспийском регионе выпадает более 40 дюймов (102 см) дождя. Осадки выпадают в основном зимой и уменьшаются с северо-запада на юго-восток; большая часть осадков в горах выпадает в виде снега.Талая вода жизненно важна для водоснабжения Ирана. Центральная часть плато и южная прибрежная равнина (Макран) получают менее 5 дюймов (12,7 см) дождя ежегодно.

Страна разделена на 30 провинций. Помимо Тегерана, важные города включают Исфахан, Мешхед, Тебриз, Рашт, Хамадан, Абадан, Шираз и Ахваз.

Люди

Центральное положение Ирана сделало его перекрестком миграции; население неоднородно, хотя имеет персидское ядро, которое включает более половины населения.Азербайджанцы составляют почти четверть населения. Этнические группы мигрантов из гор и высокогорья, включая курдов, лур, кашкай и бахтиари, имеют наименее смешанное происхождение по сравнению с коренными иранцами. В северных провинциях очевидно тюркское и татарское влияние; На юго-востоке преобладают арабские сорта. В Иране проживает большая часть сельского населения, проживающего в основном в аграрных деревнях, хотя по всей стране есть кочевые и полукочевые скотоводы.

Ислам вошел в страну в 7 веке.Нашей эры и теперь официальная религия; около 90% иранцев - мусульмане шиитской секты. Остальные, в основном курды и арабы, являются суннитами. Колонии зороастрийцев (см. Зороастризм) остаются в Йезде, Кермане и других крупных городах. Помимо армянских и ассирийских христианских сект, есть евреи, протестанты и католики. Были предприняты попытки подавить бабизм и его преемника бахаи, приверженцы которых составляют около 1% населения Ирана. Другие религиозные движения, такие как митраизм (см. Раздел «Митра») и манихейство, возникли в Иране.

Основной язык страны - персидский (фарси), который пишется арабскими буквами. Другие языки - тюркские диалекты, турецкий, курдский, армянский и арабский. Среди образованных классов говорят на английском и французском языках.

Экономика

Около 10% земли в Иране пахотные; На долю сельского хозяйства приходится чуть более 20% валового национального продукта, и в нем занято треть рабочей силы. Основные районы производства продуктов питания находятся в Каспийском регионе и в долинах северо-запада.Пшеница, самая важная культура, выращивается в основном на западе и северо-западе страны; рис - основная культура в Каспийском регионе. Также выращиваются ячмень, кукуруза, хлопок, сахарная свекла, чай, конопля, табак, фрукты (включая цитрусовые), орехи и финики, и разводится домашний скот. Незаконное выращивание опийного мака - довольно распространенное явление.

Основными препятствиями на пути сельскохозяйственного производства являются примитивные методы ведения сельского хозяйства, переутомленная и недостаточно удобренная почва, плохой посевной материал и нехватка воды. Около одной трети обрабатываемых земель орошается; строительство многоцелевых плотин и водохранилищ вдоль рек Загрос и Эльбурз.увеличил количество воды, доступной для орошения. Сельскохозяйственные программы модернизации, механизации и улучшения сельскохозяйственных культур и животноводства, а также программы перераспределения земель увеличивают сельскохозяйственное производство.

Северные склоны горы Эльбурз. густо заросли лесом, и продукция лесного хозяйства имеет экономическое значение; вырубка деревьев строго контролируется правительством, у которого также есть программа лесовосстановления. В реках, впадающих в Каспийское море, водятся лосось, карп, форель и щука; Осетровые водятся в Каспийском море.

Из множества природных ресурсов, обнаруженных в Иране, нефть (обнаруженная в 1908 году в провинции Хузестан) и природный газ являются наиболее важными. Основные месторождения нефти находятся в центральной и юго-западной частях горы Загрос. в Западном Иране. Нефть также находится на севере Ирана и в прибрежных водах Персидского залива. Отечественная нефть и газ, наряду с гидроэнергетическими объектами, обеспечивают страну электроэнергией.

Нефтяная промышленность является опорой экономики Ирана; на нефть приходится 80% экспортных доходов, а Иран является членом Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК).Основные нефтеперерабатывающие заводы расположены в Абадане (место первого нефтеперерабатывающего завода в стране, построенном в 1913 году), Керманшахе и Тегеране. По трубопроводам нефть транспортируется с месторождений на нефтеперерабатывающие заводы и в такие экспортные порты, как Абадан, Бандар-э Машур и остров Харк. В конце 1990-х годов государственная нефтегазовая промышленность Ирана заключила крупные соглашения о разведке и добыче с иностранными консорциумами.

Текстиль - второй по важности промышленный продукт; Тегеран и Исфахан - главные центры производства текстиля.Другими крупными отраслями промышленности являются переработка сахара, пищевая промышленность, производство нефтехимических продуктов, цемента и других строительных материалов, а также машинного оборудования. В Исфахане есть металлургический завод, а в Ширазе - завод по производству удобрений. Традиционные ремесла, такие как ковроткачество и производство керамики, шелка и ювелирных изделий, также важны для экономики.

Помимо сырой и очищенной нефти, основные статьи экспорта Ирана - ковры, фрукты, орехи, шкуры, а также железо и сталь; его основные статьи импорта - машины, металлы, военное снаряжение, продукты питания и химикаты.Основными торговыми партнерами Ирана являются Япония, Германия и Италия. Хоррамшахр на реке Шатт-эль-Араб является главным грузовым портом страны; Бандар-э-Анзали - главный порт Каспийского моря. Сеть дорог связывает деревни с крупными городами; большинство основных маршрутов имеют твердое покрытие. Трансиранская железная дорога связывает северный Иран с Персидским заливом.

Правительство

Иран - теократическая исламская республика, управляемая в соответствии с конституцией 1979 года, пересмотренной в 1989 году, когда президентские полномочия были расширены, а пост премьер-министра упразднен.Реальную власть в правительстве имеют не избранные, а назначаемые должности и органы. Верховный лидер, который фактически является главой государства, назначается на всю жизнь исламским религиозным консультативным советом (Ассамблеей экспертов). Верховный лидер наблюдает за военными и судебными органами и назначает членов Совета стражей и Совета по оценке целесообразности. Первые, некоторые из которых назначаются судебными органами и утверждаются парламентом, работают в тесном сотрудничестве с правительством и должны утверждать как кандидатов на политические должности, так и законы, принятые парламентом.Последний является органом, ответственным за разрешение споров между парламентом и Советом стражей по поводу законодательства. Президент, избираемый всенародно на четырехлетний срок, является главой правительства. Законодательная власть состоит из 290-местного исламского консультативного собрания или парламента, члены которого избираются всенародным голосованием на четырехлетний срок.

История

Ранняя история до династии Занд

Иран имеет долгую и богатую историю. Для подробного описания Персидской империи см. Персия.Некоторые из самых древних поселений в мире были раскопаны в Каспийском регионе и на Иранском плато; деревенская жизнь началась здесь около 4000 г. до н.э. Арийцы пришли примерно в 2000 г. до н.э. и разделились на две основные группы: мидян и персов. Персидская империя, основанная (около 550 г. до н.э.) Киром Великим, сменилась после периода греческого и парфянского владычества Сасанидами в начале 3-го века до н. Э. Н.э. Их контроль был ослаблен, когда арабские захватчики взяли (636) столицу Ктесифон; он закончился, когда арабы нанесли поражение армиям Сасанидов при Нахаванде в 641 году.С вторжением в Персию арабы принесли ислам. Турки начали вторжение в 10 веке. и вскоре основал несколько турецких государств. За турками последовали монголы во главе с Чингиз-ханом в 13 веке. и Тимур в конце 14 в.

Династия Сефевидов (1502–1736), основанная шахом Исмаилом, восстановила внутренний порядок в Иране и установила шиитскую секту ислама в качестве государственной религии; он достиг своего пика во время правления (1587–1629) шаха Аббаса I (Аббаса Великого).Он изгнал португальцев, которые основали колонии в Персидском заливе в начале 16 века. Шах Аббас также установил торговые отношения с Великобританией и реорганизовал армию. Религиозные разногласия приводили к частым войнам с турками-османами, чей интерес к Ирану сохранялся и в 20 веке.

Падение династии Сефевидов было вызвано афганцами, свергнувшими слабого шаха Хусейна в 1722 году. За этим последовал период афганского правления, пока Надир-шах не изгнал их и не основал (1736) династию Афшаров.Он вторгся в Индию в 1738 году и вернул баснословные богатства, в том числе легендарный Павлиний трон и алмаз Кохинур. Надир-шах, деспотический правитель, был убит в 1747 году. За династией Афшаров последовала династия Занд (1750–1794 гг.), Основанная Карим-ханом, который основал свою столицу в Ширазе и украсил этот город множеством прекрасных зданий. Его правление принесло период мира и нового процветания. Однако вскоре в стране снова начались беспорядки, которые продолжались до прихода Ага Мухаммад-хана.

Династия Каджаров

Ненавистный правитель (убит в 1797 г.) Ага Мухаммад-хан победил последнего правителя династии Занд и основал династию Каджаров (1794–1925). В течение этого длительного периода Иран неуклонно терял территорию в пользу соседних стран и падал под растущим давлением европейских стран, особенно царской России. При Фатх Али-шахе (1797–1834 гг.) Притязания персов на всей территории Кавказа были оспорены русскими в длительной борьбе, которая закончилась Гюлистанским миром (1813 г.) и Туркманчайским миром (1828 г.), по которым Иран был вынужден отказаться от кавказских земель.Герат, богатый город на Харируд, который был частью древней Персидской империи, был взят афганцами. Серия кампаний по его возвращению закончилась вмешательством британцев от имени Афганистана и привела к признанию независимости Афганистана Ираном в 1857 году.

Открытие нефти в начале 1900-х годов усилило соперничество Великобритании и России за власть над нацией. Внутри начало 20 в. увидел подъем конституционного движения, и конституция, учреждающая парламент, была принята шахом в 1906 году.Тем временем британско-российское соперничество продолжалось и в 1907 году привело к англо-российскому соглашению (аннулированному после Первой мировой войны), разделившему Иран на сферы влияния. Период, предшествующий Первой мировой войне, был периодом политических и финансовых трудностей. Во время войны Иран был оккупирован англичанами и русскими, но оставался нейтральным; после войны Иран был принят в Лигу Наций в качестве первоначального члена.

В 1919 году Иран заключил торговое соглашение с Великобританией, в котором Великобритания официально подтвердила независимость Ирана, но фактически попыталась установить над ним полный протекторат.После признания Ираном СССР в договоре 1921 года Советский Союз отказался от царской империалистической политики в отношении Ирана, аннулировал все долги и уступки и вывел оккупационные войска с территории Ирана. В 1921 году армейский офицер Реза Хан совершил переворот и установил военную диктатуру.

Династия Пахлеви

Реза Хан был впоследствии (1925 г.) избран потомственным шахом, положив конец династии Каджаров и основав новую династию Пахлеви. Реза Шах Пахлеви отменил британский договор, реорганизовал армию, провел множество реформ и стимулировал развитие промышленности и образования.В августе 1941 года, через два месяца после вторжения Германии в СССР, британские и советские войска оккупировали Иран. 16 сентября шах отрекся от престола в пользу своего сына Мухаммада Реза Шаха Пахлеви. Позже американские войска вошли в Иран, чтобы доставить в СССР военное снаряжение.

На Тегеранской конференции в 1943 г. Тегеранская декларация, подписанная США, Великобританией и СССР, гарантировала независимость и территориальную целостность Ирана. Однако СССР, недовольный отказом иранского правительства предоставить ему нефтяные концессии, спровоцировал восстание на севере, которое привело к установлению (дек., 1945) Азербайджанской Народной Республики и Курдской Народной Республики во главе с руководителями, контролируемыми Советским Союзом. Когда советские войска остались в Иране после истечения (январь 1946 г.) договора военного времени, который также разрешал присутствие американских и британских войск, Иран выразил протест Организации Объединенных Наций. Советы, наконец, ушли (май 1946 г.) после получения обещания нефтяных концессий от Ирана при условии одобрения парламентом. Созданные Советским Союзом правительства на севере, лишенные поддержки населения, были свергнуты иранскими войсками в конце 1946 года, и парламент впоследствии отклонил нефтяные уступки.

В 1951 году движение «Национальный фронт», возглавляемое премьер-министром Мусаддыком, воинствующим националистом, вынудило парламент национализировать нефтяную промышленность и сформировать Национальную иранскую нефтяную компанию (NIOC). Хотя британская блокада привела к фактическому коллапсу нефтяной промышленности и серьезным внутренним экономическим проблемам, Муссадык продолжал свою политику национализации. Выступавший открыто против шаха, Муссадык был свергнут в 1952 году, но быстро восстановил власть. Шах бежал из Ирана, но вернулся, когда в августе монархические элементы вынудили Муссадыка покинуть свой пост., 1953; Скрытая деятельность США во многом повлияла на изгнание Муссадыка.

В 1954 году Иран разрешил международному консорциуму британских, американских, французских и голландских нефтяных компаний управлять своими нефтяными объектами, при этом прибыль распределялась поровну между Ираном и консорциумом. После 1953 года череда премьер-министров восстановила порядок в Иране; в 1957 году военное положение было отменено после 16 лет действия. Иран установил более тесные отношения с Западом, присоединившись к Багдадскому пакту (позже названному Организацией Центрального договора) и получая большие объемы военной и экономической помощи от Соединенных Штатов до конца 1960-х годов.

Начиная с 1960-х и вплоть до 1970-х годов, иранское правительство по инициативе шаха приступило к осуществлению широкой программы, направленной на улучшение экономических и социальных условий. Земельная реформа была главным приоритетом. Стремясь преобразовать феодальную крестьянско-помещичью систему земледелия, правительство покупало поместья и продавало землю народу; он также распределял большие участки земли кроны. На референдуме в январе 1963 года избиратели подавляющим большинством одобрили обширный шахский план дальнейшего перераспределения земли, обязательного образования и системы распределения прибыли в промышленности; Программа финансировалась за счет продажи государственных предприятий частным инвесторам.В течение трех лет владельцами участков стали 1,5 миллиона бывших фермеров-арендаторов.

Шах держал в узде правительство как абсолютный монарх, но он двинулся в сторону определенных демократических реформ в Иране. Была создана новая поддерживаемая правительством политическая партия, партия Иран Новин, которая получила подавляющее большинство в парламенте на выборах 1963 года и на последующих выборах. Женщины получили право голоса на национальных выборах в 1963 году.

Реакция, репрессии и конфликты

Различные программы реформ шаха и сохраняющиеся плохие экономические условия привели к отчуждению некоторых основных религиозных и политических групп, и в середине 1963 года произошли беспорядки. .Общая политическая нестабильность отразилась в убийстве премьер-министра Хасана Али Мансура и неудачном покушении на жизнь шаха в январе 1965 года. Премьер-министром стал Амир Аббас Ховейда. В октябре 1971 года Иран отпраздновал 2500-летие Персидской империи Ахеменидов Кира Великого тщательно продуманным празднованием в пустыне Персеполис. Прозападная политика Ирана продолжалась до 1970-х годов; однако противодействие такой растущей вестернизации и секуляризации было решительно осуждено исламским духовенством во главе с аятоллой Рухоллой Хомейни, который был изгнан из Ирана в 1964 году.Внутренняя оппозиция внутри страны регулярно подвергалась чистке силами тайной полиции шаха (САВАК), созданной в 1957 году.

Улучшение отношений в 1970-х годах, особенно в экономической сфере, установилось с коммунистическими странами, включая СССР. Однако отношения с Ираком на протяжении большей части конца 1960-х - начала 1970-х годов были антагонистическими, во многом из-за конфликта из-за водного пути Шатт-эль-Араб. На всем протяжении границы произошел ряд вооруженных столкновений. В апр.В 1969 году Иран аннулировал соглашение 1937 года с Ираком о контроле над Шатт-эль-Арабом и потребовал пересмотреть договор, по которому Ирак фактически получил контроль над рекой.

В 1971 году Великобритания вывела свои вооруженные силы из Персидского залива. Обеспокоенный тем, что поддерживаемые Советским Союзом арабские страны могут попытаться заполнить вакуум силы, созданный уходом британцев, Иран увеличил свой оборонный бюджет почти на 50% и с помощью огромных оборонных программ США и Великобритании превратился в сильнейшую военную державу региона.Хотя Иран отказался от всех претензий на Бахрейн в 1970 году, он взял под свой контроль (ноябрь 1971 года) три небольших арабских острова в устье Персидского залива. Ирак выразил протест действиям Ирана, изгнав тысячи иранских граждан.

В марте 1973 г., незадолго до окончания 25-летнего соглашения 1954 г. с международным нефтедобывающим консорциумом, шах установил полный контроль NIOC над всеми аспектами нефтяной промышленности Ирана, и консорциум согласился (май 1973 г. ) действовать только в качестве консультанта в обмен на выгодные долгосрочные контракты на поставку нефти.После арабо-израильской войны в октябре 1973 года Иран, не желая использовать нефть в качестве политического оружия, не участвовал в нефтяном эмбарго против США, Европы, Японии и Израиля. Однако он использовал эту ситуацию, чтобы стать лидером в повышении цен на нефть, игнорируя Тегеранское соглашение 1971 года. Иран использовал доходы, полученные от повышения цен, для укрепления своих позиций за рубежом в качестве кредитора, для инициирования внутренних программ модернизации и экономического развития. развитие, и увеличить его военную мощь.

Исламская революция

Быстрый рост программ индустриализации и модернизации в Иране, сопровождаемый показным частным богатством, вызвал сильное недовольство у большей части населения, в основном в перенаселенных городских районах и среди сельской бедноты. Автократическое правление шаха и его широкое использование тайной полиции привели к массовым беспорядкам в 1978 году. Протесты на религиозной почве носили консервативный характер и были направлены против политики шаха.Хомейни, изгнанный из Ирака в феврале 1978 года, призвал к отречению шаха. В сентябре во всех крупных городах было объявлено военное положение. Поскольку правительственный контроль пошатнулся, шах бежал из Ирана 16 января 1979 года. Хомейни вернулся и привел религиозных революционеров к окончательному свержению правительства шаха 11 февраля.

Новое правительство стало серьезным сдвигом в сторону консерватизма. Он национализировал промышленность и банки и возродил исламские традиции. Западное влияние и музыка были запрещены, женщины были вынуждены вернуться к традиционной одежде с вуалью, а западные элиты покинули страну.Была написана новая конституция, допускающая президентскую систему, но Хомейни остался у руля исполнительной власти в качестве верховного лидера. Революционная гвардия была создана отдельно от вооруженных сил как идеологически обоснованный корпус, призванный защищать революцию. Столкновения между соперничающими религиозными фракциями происходили в течение всего 1979 года, когда цены на нефть упали. Неистовствовали аресты и казни.

4 ноября 1979 года иранские боевики захватили посольство США в Тегеране, взяв 52 американских заложника.Хомейни отклонил все призывы, и агитация в отношении Запада усилилась в связи с экономическим бойкотом администрации Картера, разрывом дипломатических отношений и безуспешной попыткой спасения (апрель 1980 г.). Кризис с заложниками длился 444 дня и был окончательно разрешен 20 января 1981 года, в день инаугурации Рональда Рейгана в качестве президента США. Были выполнены почти все иранские условия, включая размораживание иранских активов на сумму около 8 миллиардов долларов.

Война и ее последствия

Сентябрь.22, 1980, Ирак вторгся в Иран, начиная восемь лет войны в первую очередь из-за спорного Шатт аль-Араб водного пути (см ирано-иракской войны). Война быстро обострилась, что привело к нападениям Ирака и Ирана на нефтяные танкеры в Персидском заливе в 1984 году. Боевые действия нанесли ущерб обеим странам, разрушили военное снабжение Ирана и нефтяную промышленность и привели к потерям от 500 000 до 1 миллиона человек. Химическое оружие применялось обеими странами. Хомейни отверг дипломатические инициативы и призвал к свержению президента Ирака Саддама Хусейна.В ноябре 1986 года официальные лица правительства США тайно посетили Иран, чтобы торговать оружием с иранцами в надежде добиться освобождения американских заложников, удерживаемых в Ливане, поскольку Иран имел политические связи с шиитскими террористами в Ливане. 3 июля 1988 года военный корабль ВМС США по ошибке сбил иранский гражданский самолет, в результате чего погибли все находившиеся на его борту. В том же месяце Хомейни согласился на прекращение огня ООН с Ираком, положив конец войне.

Иран немедленно начал восстановление экономики страны, особенно ее нефтяной промышленности.Напряженность также снизилась в то время с соседним Афганистаном, когда советские войска начали вывод (завершенный в 1989 году) после почти 10-летнего присутствия. Во время советской оккупации Иран принял почти 3 миллиона афганских беженцев. Хомейни умер в 1989 году, и его сменил президент Ирана Саид Али Хаменеи. Вскоре пост президента занял Али Акбар Рафсанджани, который стремился к улучшению отношений и финансовой помощи с западными странами, в то же время несколько уменьшив влияние фундаменталистских и революционных фракций и приступив к наращиванию военной мощи.21 июня 1990 года на севере Ирана произошло сильное землетрясение, в результате которого погибло около 40 000 человек.

Когда Ирак вторгся в Кувейт в августе 1990 года, Иран присоединился к международным санкциям против Ирака. Однако Иран осудил использование сил коалиции под руководством США против Ирака во время войны в Персидском заливе (1991 г.) и позволил иракским самолетам, спасающимся от воздушных атак коалиции, приземлиться в стране. В результате войны и ее последствий более миллиона курдов пересекли иракскую границу в Иран в качестве беженцев.

Рафсанджани был переизбран президентом в 1993 году.Соединенные Штаты приостановили всю торговлю с Ираном в 1995 году, обвинив Иран в поддержке террористических групп и попытках разработки ядерного оружия. В 1997 году президентом был избран умеренно либеральный мусульманский священнослужитель Мохаммед Хатами, что многие расценили как реакцию на репрессивную социальную политику страны и отсутствие экономического прогресса. Также в 1997 году Иран совершил серию воздушных атак на Ирак, чтобы бомбить иранских повстанцев, действующих из Ирака. Некоторые страны Европейского Союза начали возобновлять экономические связи с Ираном в конце 1990-х годов; Соединенные Штаты, однако, продолжали блокировать более нормализованные отношения, утверждая, что страна была замешана в международном терроризме и развивает потенциал ядерного оружия.

В 1999 году, когда были введены новые ограничения для свободной прессы, в Тегеранском Univ вспыхнули демонстрации продемократических студентов. и другие городские городки. За этим последовала волна контрдемонстраций со стороны сторонников жесткой линии, связанных с аятоллой Хаменеи. Реформаторы одержали существенную победу на парламентских выборах в феврале 2000 года, захватив около двух третей мест, но консервативные элементы в правительстве вынудили закрыть реформистскую прессу. Попытки парламента отменить ограничительные законы о печати были запрещены Хаменеи.Несмотря на эти условия, президент Хатами был переизбран подавляющим большинством голосов в июне 2001 года. Напряженность между реформаторами в парламенте и консерваторами в судебной системе и в Совете стражей по поводу как социальных, так и экономических изменений усилилась после переизбрания Хатами. В августе 2002 года разочарованный Хатами призвал принять закон, ограничивающий полномочия Совета стражей и восстанавливающий президентские полномочия действовать в качестве главы государства и обеспечивать соблюдение конституции, а в июне 2003 года в Тегеране продолжались демонстрации студентов. пользу реформы.Однако в августе Совет стражей отклонил законопроект, направленный на ограничение его возможности не допускать кандидатов к выборам.

Напряженность в отношениях с Соединенными Штатами усилилась после англо-американского вторжения в Ирак в марте 2003 г., когда официальные лица США все чаще осуждали Иран за предполагаемую разработку ядерного оружия. Поддержка иранским правительством сильно консервативных шиитских ополченцев в Ираке также ухудшила американо-иранские отношения. Однако в октябре Иран согласился на переговорах с несколькими странами Западной Европы о более жестких международных инспекциях своих ядерных установок.Тем не менее беспокойство по поводу ядерной программы Ирана сохранялось, и в начале 2004 года Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) заявило, что страна не раскрыла все аспекты своей ядерной программы. Между тем, в результате землетрясения, произошедшего в Баме на юго-востоке Ирана, в декабре 2003 г. погибло более 26 000 человек.

В феврале 2004 г. консерваторы на выборах взяли под свой контроль парламент, получив около двух третей мест. Совет стражей запретил баллотироваться многим реформаторам, в том числе некоторым действующим членам парламента, и многие реформаторы осудили этот шаг как попытку исправить выборы и призвали к бойкоту выборов.Однако многие иранцы были недовольны неспособностью нынешнего парламента провести какие-либо существенные реформы или уменьшить влияние сторонников жесткой линии. Значительное количество жестких консервативных членов нового парламента было связано со Стражами исламской революции, которые усилили свое экономическое и политическое влияние, но они также столкнулись с оппозицией со стороны более традиционных консерваторов, таких как бывший президент Рафсанджани.

В середине 2004 года Иран начал возобновление переработки ядерного топлива в рамках своего плана по достижению самообеспеченности в производстве ядерной энергии, заявив, что переговоры со странами Европейского Союза не смогли обеспечить доступ к обещанным передовым ядерным технологиям.Соединенные Штаты осудили эту акцию как попытку дать Ирану возможность разрабатывать ядерное оружие. МАГАТЭ заявило, что, хотя Иран не проявлял полного сотрудничества, нет конкретных доказательств того, что Иран стремится разработать такое оружие; однако МАГАТЭ также призвало Иран отказаться от своих планов по производству обогащенного урана. В ноябре 2004 года Иран согласился приостановить обогащение урана, но также впоследствии указал, что это не будет приостановлено, если переговоры между странами ЕС потерпят неудачу.В феврале 2005 г. Иран подписал с Россией соглашение, в котором содержится призыв к России поставлять ему ядерное топливо, а Иран - возвращать отработавшее топливо в Россию; несмотря на очевидные гарантии в соглашении, оно было денонсировано Соединенными Штатами. В последующие месяцы ядерная энергетическая программа Ирана оставалась спорным международным вопросом.

На президентских выборах в июне 2005 года победил консервативный мэр Тегерана Махмуд Ахмадинежад, выступавший на популистской и антикоррупционной платформе.Совет стражей первоначально отклонил всех кандидатов-реформистов, включая одного из вице-президентов Ирана, но разрешил ему и еще одному реформисту баллотироваться после апелляции. Ахмадинежад и бывший президент Рафсанджани были лидерами после первого тура, но во втором туре популистская экономическая политика Ахмадинежада в сочетании с неспособностью Рафсанджани получить достаточную реформистскую поддержку обеспечила победу первого. Победа Ахмадинежада, омраченная некоторым вмешательством в голосование со стороны Стражей исламской революции, предоставила консерваторам контроль над всеми ветвями правительства Ирана.

После того, как Иран возобновил (август 2005 г.) преобразование сырого урана в газ, что является необходимым шагом для обогащения, МАГАТЭ приняло резолюцию, в которой Иран обвиняется в несоблюдении Договора о нераспространении ядерного оружия и содержится призыв к агентству сообщить Ирану Совет Безопасности ООН. Однако график отчетности не был определен.

Осенью 2005 года аятолла Хаменеи расширил обязанности Совета по вопросам целесообразности, делегировав ему некоторые из своих государственных надзорных функций.Этот шаг повысил авторитет и власть Рафсанджани, который стал главой совета в 1997 году, и рассматривался как попытка создать противовес новому президенту (который был избран при поддержке аятоллы) и более радикальным консервативным элементам. связанных с президентством Ахмадинежада. Тем временем Ахмадинежад выступил с резкими антиизраильскими и антихолокостовыми заявлениями и стремился установить более консервативный курс для Ирана. Страна также продолжала продвигать свою программу ядерных исследований.

В феврале 2006 года МАГАТЭ проголосовало за представление отчета об Иране Совету Безопасности ООН. В ответ Иран возобновил обогащение урана и прекратил внезапные инспекции МАГАТЭ и наблюдение за своими ядерными объектами. Совет Безопасности призвал (март) Иран приостановить свою программу ядерных исследований через 30 дней, но в заявлении неясно, что будет, если Иран откажется, будет ли какой-либо ответ. Со своей стороны, Иран оставался непокорным, и его медленная реакция на переговоры, проводимые под руководством Европейского Союза, и раскрытие дополнительной, ранее неизвестной программы обогащения, вызвали у участвующих стран (Китая, Франции, Германии, России, США и ЕС) вернуть вопрос на рассмотрение Совета Безопасности в июле 2006 г.Совет установил 31 августа крайний срок для Ирана, чтобы остановить обогащение, но Иран настаивал, что он продолжит свою программу, и проигнорировал крайний срок. Страны, обладающие правом вето в Совете, разделились по поводу последующего призыва США к санкциям, но в декабре 2006 года они договорились о санкциях, запрещающих продажу технологий и материалов, которые могут быть использованы в ядерной программе Ирана. а международные активы некоторых компаний, связанных с программой, были заморожены. После того, как новый крайний срок для остановки обогащения также прошел без действий Ирана, в марте были введены дополнительные санкции, но Иран продолжил свою деятельность по обогащению.

Также в декабре 2006 г. сторонники и союзники Ахмадинежада понесли потери на выборах в местные советы и Ассамблею экспертов; более умеренные консерваторы оказались в наибольшей победе, а реформисты преуспели достаточно хорошо, чтобы возродиться в качестве политической силы. Самым значительным победителем стал Рафсанджани, который был переизбран в Ассамблею экспертов и получил наибольшее количество голосов среди всех кандидатов в Тегеранскую Ассамблею.

Пятнадцать британских военно-морских сил были захвачены в марте 2007 года силами Стражей исламской революции в водах, которые, как утверждал Иран, находились в его водах.Британцы оспорили это заявление и потребовали их освобождения. После двух недель, отмеченных закулисными переговорами и иранскими передачами британского персонала о том, что они вторглись в иранские воды (которые, по словам сотрудников после освобождения, были принуждены), британцы были освобождены.

Иран: данные и статистика по стране

Исламская Республика
независимая с 1906 г.

Регион:

Южная Азия

Площадь:

1745 150 км²

Другие названия:

Persien

ن ال

Столица:

Тегеран


География

Иран - страна между Персидским заливом и Каспийским морем.Земля имеет общую площадь 1 745 150 км² (673 806 миль) и общую береговую линию 2440 км (1 516,1 мили). Эта земельная площадь составляет примерно 251% от площади Техаса. Таким образом, Иран является одной из крупнейших стран Азии и 18-м по величине в мире. Он расположен на высоте 1305 м над уровнем моря и поэтому является одной из самых высоких стран в мире.

В стране 45 островов в открытом море. Есть прямые национальные границы с 7 соседними странами: Афганистаном, Арменией, Азербайджаном, Ираком, Пакистаном, Турцией и Туркменистаном.Расстояние между Нью-Йорком и столицей Тегераном составляет около 9870 км (6133 миль).

Население

Ожидаемая продолжительность жизни женщин:

Ø 77,7 лет

Мужчины / женщины:

50,5%: 49,5%

Пирамида численности населения

Валюта в Иране - иранский риал (IRR).
1 риал делится на 100 динаров.
Статус: 10.04.2021

1 доллар США = 42 105 риалов
100 000 риалов = 2,38 доллара США

Климат в Иране

Климат в Иране субтропический. Так что здесь намного суше и теплее, чем в большей части США или Центральной Европы.Только в несколько влажных месяцев в году интенсивность дождя немного выше. В зависимости от сезона средняя дневная температура колеблется от 11 до 36 градусов. В некоторых частях страны температура поднимается до 48 ° C. В более холодные месяцы и в зависимости от региона температура опускается до -1 ° C в среднем за месяц.

Средние дневные и ночные температуры


Языки

Официальный язык:

Персидский



Религии

.3%
подробнее ...

Экономика


Согласно определению Международного валютного фонда (МВФ), Иран является одной из развивающихся стран из-за более низких экономических показателей. Иран включен США в список стран-изгоев.

Землепользование

Филиал Распределение
4% Городские районы: 69 243 км²
28% Сельскохозяйственные районы: 492 307 км²
7% Лес: 0188 014 482 км
116,390 км²
61% Прочие: 1,069,119 км²

подробнее ...

Транспорт

9018 Водные пути:
Автодороги: 223,485 км
850 км
Торговые гавани: 785
›Аэропорты: 319

Важнейшие города

9018 9018 Керман 9018 9018 Керман 9018 Керман 9018 Керман 9018 9 9018 9018 9018 Занджан Заньян 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 Сари 9018 9018 9018 9018
Город
Город Население / Капитал Тегеран 8,847,000
Мешхед Разави Хорасан 3,312,000
Карадж Альборз 1,973,000
Исфахан Исфахан 1,961,000
,000 Шираз 1,89 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 Коме Коме 1201000
Керманшаха Керманшаха 947000
Ахваз Хузестан 841000
Orumiyeh Azarbayjan-е Гарби 736000
Решт Гилан 680 000
Захедан Систан и Белуджистан 588 000
Хамадан Хамадан 554 000
Йезд 530,000
Ардебиль Ардебиль 529,000
Арак Маркази 521000
Казвин Казвин 403000
Бандарь Аббас Хормозган 352000
Горган Голестан 18 Мазандаран 310 000
Шахриар Тегеран 310 000
Боджнурд Хорасан-е Шомали 229 000
Birjand Khorasan-e Jonubi 204,000
Ilam Ilam 194,000
Semnan Semnan Мировые индикаторы "проект Всемирного банка)


Политическая стабильность:

Верховенство закона:

Эффективность:
81 Нормативное качество :

Голосовая подотчетность:

Смертная казнь: конституционно разрешена

Существующие торговые соглашения

Иран 900 - Иран является домом для одного из старейших в мире непрерывных мажор Цивилизации с историческими и городскими поселениями датируются 4000 годом до нашей эры, и иранская цивилизация предшествует египетской на 500 лет, индийской на 1000 лет, китайской на 2000 лет, греческой на 3000 лет и римской на 4000 лет.

Империя Ахеменидов (550–330 до н.э.), основанная Киром Великим, объединила все известные народы мира под властью крупнейшей империи того времени.
Персия, находящаяся в центре Ближнего Востока, была свидетельницей взлета и падения многих цивилизаций.
В 637 г. ислам был принесен в Персию. Население постепенно приняло религию, и к 11 веку большая часть нации исповедовала ислам. Хотя ислам нашел свой путь в Иран мечом, но удивительно, как иранцы приняли его послание наизусть.Несмотря на принятие религии завоевателей, персидская культура, стиль и искусство в значительной степени сохранились, но находились под влиянием и интегрировались с исламом, что привело к «Золотому веку ислама» - времени расцвета персидской литературы, философии, науки и искусства (750-1258 гг.). ).
В 1219 году вторжение монголов в Иран привело к разрушительной потере культуры из-за массовых убийств людей, сноса мечетей, библиотек, голода и насилия. С наступлением династии Сефевидов (1502-1736) Персия начала восстанавливать силу и память спустя долгое время, и было создано современное национальное государство Иран.

к началу 20 века Иран боролся с голодом, бедностью и некомпетентными правителями. Открытие нефти в 1908 году изменило веру Ирана. Это открытие также повысило интерес других стран, желающих заработать на этом драгоценном товаре. Иран претерпел множество смен в руководстве из-за вторжений и переворотов в 1940-х, 50-х и 60-х годах, что привело к Иранской исламской революции. США признали свою роль в организованном перевороте с целью отстранения премьер-министра Мосаддека, который национализировал нефтяную промышленность, принадлежащую Великобритании.В 1978 году Иранская революция (также известная как Исламская революция) во главе с аятоллой-Хомейни положила конец 2500-летней монархии и породила Исламскую республику. Иран пережил навязанную ирано-иракскую войну, которая длилась 8 лет с 1980 по 1988 год. Использование Ираком химического оружия в это время вызвало международное возмущение и привело к гибели многих иранцев. В 2014 году Иран достиг соглашения с шестью мировыми державами о своей ядерной программе.

Физико-географических фактов об Иране

Иран, официально известный как Исламская Республика Иран, - это страна, расположенная на Ближнем Востоке.Иран занимает 17-е место в мире по величине и второе место на Ближнем Востоке после Саудовской Аравии. Его площадь составляет 1 648 195 км 2 (636 372 квадратных миль).

Карта, показывающая расположение Ирана на Ближнем Востоке. Карта от Equal Earth, общественное достояние.

Иран граничит с семью разными странами:

Афганистан: 936 км (582 мили)
Армения: 35 км (22 мили)
Азербайджан (две отдельные границы): 432 км (268 миль)
Ирак: 1458 км (906 миль). миль)
Пакистан: 909 км (565 миль)
Турция: 499 км (310 миль)
Туркменистан: 992 км (616 миль)

Страна имеет самую протяженную границу с Ираком - 1458 километров.У него самая короткая граница с Арменией - всего 22 километра. Иран также граничит с тремя водоемами: Персидским заливом, Оманским заливом и Каспийским морем.

Рельеф Ирана очень гористый. Основная горная цепь - это горы Загрос вдоль ее западной стороны с вершинами на высоте более 3000 метров (9843 фута) над уровнем моря. Гора Дамаванд, часть гор Эльбурз на севере Ирана, является самой высокой вершиной страны и самым высоким вулканом Азии с высотой 5 609 над уровнем моря.2 метра (18 403 футов).

В центре Ирана находится Центральное плато с двумя большими солеными пустынями ( Дашт-э-Лут и Дашт-э-Кавир ) на его восточной части. В дельтах рек Руд-э-Газ и Руд-э-Хара находится важное водно-болотное угодье для зимующих водоплавающих птиц (участок № 75 Рамсарской конвенции).

Озеро Урмия, эндорейное соленое озеро, является крупнейшим водоемом в Иране, площадь которого когда-то составляла 5200 квадратных километров (2000 квадратных миль). Засуха и потребность озера в воде сократились на 80%.Осенью 2018 года и зимой 2019 года дожди помогли увеличить площадь озера до 3000 квадратных километров (1200 квадратных миль).

Спутниковые снимки NASA Terra MODIS показывают увеличение объема поверхности после дождей в регионе весной 2019 года, поднявшие глубину озера на 62 сантиметра (24 дюйма) по сравнению с 2018 годом.

Связанные

Доля:

Население, ВВП, инфляция , Бизнес, торговля, прямые иностранные инвестиции, коррупция

Скачать PDF
Краткая информация
  • Население:
  • ВВП (ППС):
    • 1 доллар.5 трлн
    • -7,6% рост
    • 0,3% Совокупный годовой рост за 5 лет
    • 12 912 долларов на душу населения
  • Безработица:
  • Инфляция (ИПЦ):
  • Приток ПИИ:

Оценка экономической свободы Ирана - 47.2, что делает его экономику на 168-м месте в рейтинге 2021 года. Его общая оценка снизилась на 2,0 балла, в первую очередь из-за снижения эффективности судебной системы. Иран занимает последнее место среди 14 стран в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, а его общий балл намного ниже средних региональных и мировых показателей.

Экономика Ирана остается в рядах репрессированных там, где она находилась почти четыре года с 1996 года, когда она была впервые включена в Индекс.Правительство и влиятельные группы интересов, которые доминируют в экономике и в основном связаны с службами безопасности и религиозными учреждениями, в значительной степени выступают против экономической либерализации и возобновления сотрудничества с международным бизнесом.

ВЛИЯНИЕ COVID-19: По состоянию на 1 декабря 2020 года пандемия в Иране привела к 48 628 смертельным случаям, и прогнозировалось, что экономика сократится на 5,0 процента за год.

Фон

Экономика Ирана, одна из самых развитых на Ближнем Востоке до 1979 года, с тех пор страдает от бесхозяйственности, международных санкций и повсеместного взяточничества при репрессивном исламском правительстве, в котором доминируют шиитские религиозные власти.Президент Хасан Рухани, переизбранный в 2017 году, как сообщается, пытался избрать более прагматичный путь, но верховный лидер аятолла Али Хаменеи продолжает продвигать радикальную политику. Иран обладает вторыми в мире по запасам природного газа и четвертым по величине запасами сырой нефти. Хотя ядерное соглашение 2015 года на короткое время позволило Тегерану расширить экспорт нефти, привлечь больше иностранных инвестиций и увеличить торговлю, санкции США, введенные после выхода Вашингтона из соглашения в мае 2018 года, сократили экспорт нефти Ирана и толкнули страну в углубляющуюся рецессию.

Верховенство закона Просмотр методологии

Права собственности признаны Гражданским кодексом Ирана, но кодекс также позволяет правительству конфисковать собственность этнических и религиозных меньшинств. Судебная система не является независимой от верховного лидера и обычно используется для того, чтобы заставить замолчать критиков и обвинять политических оппонентов в «экономических» преступлениях. Коррупция носит эндемический характер. Уголовные наказания за коррупцию существуют, но государство применяет их субъективно.

Методология просмотра государственных размеров

Максимальная ставка индивидуального подоходного налога составляет 35 процентов, а максимальная ставка корпоративного налога - 25 процентов. Другие налоги включают налоги на наследство и недвижимость. Общее налоговое бремя составляет 8,4 процента от общего внутреннего дохода. Государственные расходы составили 18,1 процента от общего объема производства (ВВП) за последние три года, а бюджетные дефициты в среднем составили 3,1 процента ВВП. Государственный долг эквивалентен 29,7 процента ВВП.

Методология просмотра нормативной эффективности

Государственная собственность и косвенный контроль компаний в Иране вытесняет частный сектор. Участие в рабочей силе низкое. В 2020 году, когда экономика оказалась под крайним давлением в результате возобновления санкций США и снижения цен на нефть, правительство было вынуждено значительно сократить программы субсидий.

Методология Open MarketsView

Иран имеет три действующих соглашения о преференциальной торговле.Средневзвешенная тарифная ставка составляет 15,4 процента. Иран не является членом Всемирной торговой организации. Настойчивое государство продолжает сдерживать экономическое развитие, подрывая торговые и инвестиционные потоки. Государственный контроль ограничивает доступ предприятий к финансированию. На государственные коммерческие банки и специализированные финансовые учреждения приходится большая часть активов банковского сектора.

Пора заключить мир с Ираном

Когда Советский Союз мертв и похоронен, Соединенные Штаты, вероятно, имеют худшие отношения с Ираном, чем с любой другой страной в мире.Мы ненавидим Северную Корею бесстрастно и на расстоянии. Наша ненависть к Кубе имеет оттенок жалости. Время от времени мы на самом деле забываем , чтобы ненавидеть Ливию. Что касается Ирака, то даже прямая война не вызвала ненависти, которую Соединенные Штаты и Иран, похоже, испытывают друг к другу. Мы ненавидим горстку иракцев - Саддама Хусейна и его сторонников, - но мы питаем стойкую неприязнь к всему, что иранскому, от унижения во время противостояния с заложниками и предполагаемой поддержки Ираном международного терроризма до вынесенного аятоллой смертного приговора Салману Рушди.

В Иране есть многое, что может вызвать тревогу, отвращение и глубокое недоверие. Страной управляют упрямые мужчины. И тем не менее, на мой взгляд, Иран имеет более реальный долгосрочный потенциал в качестве торгового партнера - и, в этом отношении, в качестве экономического и даже политического союзника, - чем Саудовская Аравия, Ирак, Сирия или Египет. Помимо Израиля, ни одна страна на Ближнем Востоке сегодня не представляет более многообещающих возможностей для бизнеса США, чем Исламская Республика Иран.

Конечно, чтобы реализовать этот потенциал и в полной мере воспользоваться преимуществами активных коммерческих контактов, отношения между нашими двумя странами должны действительно значительно улучшиться.Однако здесь я снова придерживаюсь неортодоксальной точки зрения. Я считаю, что возможность, а также ответственность за построение лучших отношений в большей степени зависят от Соединенных Штатов - и в меньшей степени от Ирана, - чем большинство американцев склонно полагать. Риторика Ирана была безжалостно воинственной, вне всякого сомнения, и его поддержка наиболее радикальных врагов как Соединенных Штатов, так и Израиля была последовательной, но действия Ирана в отличие от его слов продемонстрировали некоторую открытость к компромиссу и даже примирению.Более того, на геополитическом уровне отказ США наладить лучшие отношения с Ираном может иметь ужасные последствия.

Оценка пригодности Ирана как места для ведения бизнеса - это сугубо специфический вопрос компании, но позвольте мне начать с рассмотрения трех критических факторов: общей стабильности, экономического потенциала и перспектив совместимости США и Ирана.

Стабильность

Иранская революция окончена. Выражая десятилетия сдерживаемого гнева и разочарования, иранцы допускали ужасные эксцессы, но они свели счеты с теми, кого считали ответственными за прошлое.Более того, беспорядки достигли своей цели - свергнуть абсолютную монархию и положить конец иностранному господству. Еще более удачно то, что иранская революция, в отличие от многих других, не перешла от абсолютной монархии к военной диктатуре и, таким образом, открыла путь для нового кровопролития в будущем.

Короче говоря, Иран уладил свою внутреннюю борьбу и воссоединился с функциональными республиканскими институтами. У его соседей еще впереди эта работа. Будущее Саудовской Аравии ждет болезненная трансформация полностью феодального общества без конституции, без свободы религиозного вероисповедания, без избранного парламента, тотальной цензуры и вообще без формальной системы правосудия.Сирией правит небольшое безжалостное меньшинство - алавитская секта Хафеза Асада составляет менее 10% населения - и может рассчитывать на внутреннее возмездие в масштабах, превосходящих все, что можно было бы увидеть в Иране. Спустя сорок лет после революции Насера ​​Египет обладает многими атрибутами современной демократии, но из опасения за своих собственных исламских фундаменталистов он запретил открытую критику режима, восстановил цензуру в прессе и почти отменил свободные выборы. И за четыре десятилетия, прошедшие с тех пор, как он свергнул свою монархию, Ирак сумел добиться немногого, кроме серии жестоких диктатур, из которых сегодняшнее суннитское господство над шиитским большинством является лишь последней версией.

Иран уладил свою внутреннюю борьбу. У его соседей еще впереди эта работа.

У Ирана есть еще одно политическое преимущество перед своими соседями. Это национальное государство с несколькими тысячелетиями национальной самобытности и национальными границами, которые были четко определены на протяжении веков. Более 70% иранцев считают фарси своим первым языком, а 95% - мусульмане-шииты. Этнические меньшинства Ирана - турки, курды, туркмены, белуджи, арабы, армяне, евреи - составляют менее одной трети всего населения и, за неизбежным исключением курдов, десятилетиями и даже столетиями поддерживали хорошие отношения с персы.Шах выделил два места в меджлисах для армянских христиан, одно место для евреев и одно для зороастрийцев, и муллы никогда не забирали эти места, хотя они легко могли это сделать.

Иран также относительно безопасен в региональном плане. Советская угроза с севера в значительной степени исчезла. Иран превосходит всех своих арабских соседей по населению, национальной обороне и экономическому потенциалу. Хотя Ирак нанес серьезный ущерб в ходе восьмилетней войны, эта война велась при необычных обстоятельствах.За исключением Сирии, мир оказал Ираку поддержку, поддержку и оружие. Если мир снова не будет сотрудничать против Ирана, ни одна страна в регионе не станет угрозой его суверенитету.

Сегодняшний Иран более мирный сам с собой, чем Запад готов признать. Революция была популярной, и республика тоже. Хотя многие в Иране хотели бы, чтобы власть мулл уменьшилась, большинство из них не хотели бы возвращения шаха к светскому правлению. Фактически, пока пехлевиты не пришли к власти в 1920-х годах, шиитские священнослужители обладали большим влиянием в национальной политике на протяжении более двух столетий, и их продолжающаяся потеря власти в течение следующих 50 лет была отклонением, а не нормой.Недовольство в большей степени связано с экономическими лишениями, чем с отсутствием гражданских прав. В этом отношении, хотя абсолютная монархия и последовавший за ней террор не всегда легко уловить в западных новостях, постепенно уступили место системе, допускающей мирную политическую и экономическую борьбу. В результате сегодняшний Иран более сплочен и, следовательно, политически сильнее, чем он мог быть когда-либо при шахе.

Сегодняшний Иран более сплочен и политически сильнее, чем он мог быть при шахе.

В отличие от других стран региона, Иран имеет наследие и институты для возрождения подлинной демократии и верховенства закона. Иран принял свою первую конституцию и учредил свое представительное собрание, Меджлес, в 1906 году. Пехлеви ниспровергали и то, и другое, но стремление к конституционному правлению оставалось сильным; фактически, на протяжении более полувека конституция 1906 года имела для иранцев статус символа и политический вес, как Великая хартия вольностей для англичан.

Несмотря на недостатки, обширные природные ресурсы Ирана и огромные потребности в импорте делают его потенциальной золотой жилой.

Иранские институты и уважение прав человека могут не соответствовать западным идеалам, но они на годы опережают своих соседей. Хотя священнослужители выбрали конституцию, дающую непревзойденные полномочия верховному религиозному лидеру, они все же создали конституцию и тем самым подтвердили концепцию и большую часть практики гражданских и политических прав.Меджлис проводит настоящие дебаты и обеспечивает эффективный контроль президентских полномочий. Кандидаты в меджлисы должны получить одобрение канцелярского комитета, который объявляет их пригодными для работы, но после утверждения кандидаты проводят настоящие кампании против реальных оппонентов на свободных выборах. Хотя суды не всегда могут быть справедливыми, сторонники нынешнего режима не всегда добиваются своего, особенно когда дело касается коммерческого правосудия. (Армянские христиане недавно выиграли судебный процесс, разрешив им построить церковь на земле, заявленной муллами для строительства мечети.Хотя дресс-код для женщин может вызывать отвращение у многих, сегодня в Иране работает больше женщин, чем при шахе. Хотя закон не допускает критики ислама, аятоллы Хомейни или его преемника на посту религиозного лидера Ирана, по всем политическим и другим вопросам существует свобода вероисповедания, свобода слова и свобода печати.

Экономика

Население Ирана приближается к 60 миллионам, большинство из которых - молодые люди; страна обладает огромными запасами нефти и газа, помимо хромита, меди, бокситов, мрамора и других полезных ископаемых; квалифицированная рабочая сила многочисленна и дешева; и почти все остальное в дефиците.Природные ресурсы делают Иран естественным местом для размещения нефтехимических заводов мирового масштаба, а его расположение дает значительные преимущества для перевалки нефти и газа из некоторых бывших советских республик. Иран имеет огромные потребности в импорте и неисчислимый отложенный спрос как на потребительские, так и на капитальные товары, включая технологии добычи нефти и сложные инженерные возможности, в которых Соединенные Штаты являются ведущими.

Иран имеет огромные потребности в импорте и неизмеримый спрос как на потребительские, так и на капитальные товары.

Но после революции экономическое время остановилось в лучших отраслях и решительно отошло назад во всех остальных. Не было никакого технического обслуживания инфраструктуры, о небольшом количестве новых инвестиций и постепенном снижении ВНП на душу населения. Добыча нефти упала с шести миллионов баррелей в день при шахе до менее двух в 1980–1981 годах и выросла до менее четырех сегодня. После революции импорт сократился из-за нехватки иностранной валюты, платежный баланс текущего счета постоянно был дефицитным, а продажи U.Товары и услуги для Ирана упали примерно на 80%.

Фактически, иранская экономика за последние 14 лет понесла пять разрушительных ударов: сама революция, донкихотская экономическая политика, последовавшая за революцией, ирано-иракская война, сокращение добычи и экспорта нефти и продолжающиеся финансовые споры. с США.

Революция подорвала экономику как минимум на два года с ее забастовками и массовыми демонстрациями, массовым исходом менеджеров и общей неопределенностью в бизнесе.Еще хуже, однако, были долгосрочные последствия ряда экономических решений, принятых во имя революции. Хотя ислам очень восприимчив к бизнесу и выгоде, новые религиозные правители Ирана вряд ли были экономистами. Их политика отражала глубокую заботу о социальной справедливости, которая помогла бы им сохранить свою власть, и они очень старались устранить многие из проявлений несправедливости, столь заметных при шахе. Но их экономические средства были в лучшем случае наивными, а в худшем - пагубными.Новое исламское правительство ввело контроль над ценами и потребительские субсидии, приняло законы о труде, благоприятствующие рабочим в ущерб эффективности бизнеса, и защитило неконкурентоспособные области частного сектора от иностранной конкуренции. Он также национализировал около 40% частного промышленного сектора, создав огромные государственные фонды, которые пользовались особыми правами и привилегиями и подчинялись только верховному религиозному лидеру. Парламент не контролирует эти фонды, и они действуют без каких-либо мотивов и ограничений, которые обычно обеспечивает нормальная потребность в эффективности и прибыли.

Прихотливое принятие решений и общая неэффективность руководителей фондов уже начали снижать экономические показатели, когда в сентябре 1980 года разразилась ирано-иракская война. В течение следующих восьми лет военные расходы вытеснили практически все расходы на бизнес и промышленное развитие и Обслуживание. Практически прекратился импорт промышленных запчастей. Кроме того, иракская артиллерия и авианалеты нанесли ущерб на сумму более 150 миллиардов долларов иранской промышленности, сельскому хозяйству, дорогам, зданиям, железным дорогам, нефтяным месторождениям, электростанциям, нефтеперерабатывающим заводам и другим жизненно важным элементам экономической инфраструктуры страны.

К 1988 г. единственным светлым пятном на экономическом горизонте, помимо мира, было фактическое отсутствие внешнего долга. Правительство Ирана соблюдало такую ​​строгую финансовую дисциплину во время войны, что страна оплачивала свои военные счета по ходу дела, чему, конечно, способствовал отказ большей части мира продавать ей оружие и снаряжение. Отсутствие внешнего долга могло бы открыть дверь для быстрого восстановления и экономического роста после 1988 г., но стойко враждебные американо-иранские отношения и популярное восприятие Ирана как среды повышенного риска ограничили его доступ к прямым иностранным инвестициям, передовым технологиям и международные займы.Более того, Иран использовал большую часть тех немногих кредитов, которые он действительно получил, для финансирования потребления и поддержки неконкурентоспособных отраслей тяжелой промышленности, таких как сталелитейная промышленность.

В то же время нефть сместилась с доминирующего положения в в целом здоровой иранской экономики до положения, возможно, наименее уязвимого из многих искалеченных отраслей. Производство, как я упоминал ранее, упало с примерно 6 миллионов баррелей в день в конце 1970-х годов до примерно 3,6 миллиона сегодня, из которых примерно 70% идет на экспорт. Это плохая новость для способности Ирана зарабатывать иностранную валюту и реинвестировать в ухудшающуюся экономику.Но плохие новости не так плохи, как если бы Иран был так же полностью зависим от нефти, как его соседи. В 1991 году на промышленный сектор Ирана (который включает нефть) приходилось только 20% валового внутреннего продукта по сравнению с 55% в Саудовской Аравии и 50% в Ираке, хотя экспорт нефти составлял 87% экспорта по сравнению с 90% в Саудовской Аравии и примерно 95% в Ираке.

Чтобы компенсировать истощение запасов нефти с течением времени, зависимые от нефти страны должны откладывать очень большую часть текущего дохода на развитие ненефтяных источников производства.Проще говоря, страны с нефтяной зависимостью не могут позволить себе быть расточительными. Они должны сберегать и инвестировать значительную часть своих текущих доходов от нефти, чтобы обеспечить будущее экономическое процветание. В настоящий момент иранское правительство испытывает дефицит - оно «расходует» - с угрожающими последствиями для будущего.

В Иране в последнее время наблюдается постоянный бюджетный дефицит, хотя размер дефицита намного меньше (от 2% до 3% ВВП), чем в Саудовской Аравии (примерно 10%). Причина этой разницы в том, что в Иране действует структура подоходного налога, хотя и несовершенная.В то же время дефицит текущего счета Ирана привел к увеличению внешних заимствований. Хотя в 1988 году внешний долг был небольшим, с тех пор он быстро вырос с 7,5 миллиардов долларов в 1989–1990 годах до примерно 26 миллиардов долларов в 1992–1993 годах. За вычетом иностранных активов эта последняя цифра дает Ирану чистый внешний долг в размере около 14 миллиардов долларов - намного больше, чем в конце войны, но ни в коем случае не велик по отношению к ВВП или экспорту. Проблема в том, что Ирану мало что показать в отношении своего внешнего долга, и что политическая изоляция страны затрудняет получение дополнительного международного финансирования.Положение Ирана также улучшилось бы, если бы он мог продавать больше нефти - конечно, при условии, что он использовал доходы для экономических инвестиций. Но каждое увеличение добычи на один миллион баррелей в день обходится примерно в 10 миллиардов долларов, поэтому, чтобы производить больше нефти для продажи, Иран должен сначала увеличить свои возможности заимствования.

Улучшение долгосрочных экономических показателей Ирана потребует, прежде всего, жестких политических решений - сокращение субсидий, устранение всех правительственных мер контроля (контроль цен и удушение трудового законодательства), постепенное снижение тарифов, приватизация правительства и фондов. активы, и готовность Ирана подчиняться международному арбитражу финансовых споров.Подобные реформы со временем принесут стране большую пользу. Но поскольку большинство иранцев пострадают в краткосрочной перспективе, в основном из-за более высоких цен и более высокой безработицы, политические издержки выше, чем иранское правительство было готово заплатить в отсутствие внешнего финансирования. Тем не менее есть некоторые признаки того, что реформа еще может произойти.

В некоторых развивающихся странах Международный валютный фонд инициирует реформы, когда потребность становится достаточно острой. Участие МВФ снижает предполагаемый риск, а это, в свою очередь, стимулирует прямые иностранные инвестиции и коммерческое финансирование.Пример тому - Вьетнам. Иран, который является членом МВФ и Всемирного банка, сейчас быстро приближается к этому уровню экономического кризиса. В настоящее время он задерживает платежи по аккредитивам на десять месяцев и начинает ограничивать свой импорт, поэтому легитимность его правительства и доказанная способность взимать налоги могут привлечь МВФ и волей-неволей привести к реформе. И опять же, они не могут. Необходимым катализатором, возможно, должна стать полная реинтеграция Ирана в мировое финансовое сообщество. И здесь наносится последний удар.Продолжающаяся изоляция Ирана от мирового сообщества во многом объясняется его враждебными отношениями с Соединенными Штатами, и эти отношения продолжают быть ужасающими на всех очевидных уровнях.

Совместимость

Вот уже почти 50 лет Иран и Соединенные Штаты поддерживают отношения, которые можно назвать несочетаемыми интимными. На противоположных сторонах земли наши отношения друг с другом охватывают весь спектр от благодарности, уважения, любви и взаимной выгоды до эксплуатации, ненависти, оскорбления и полного возмущения.Ни одна страна третьего мира никогда не казалась более близким союзником. Немногие страны когда-либо подвергали Соединенным Штатам более болезненное унижение.

Ни одна страна третьего мира никогда не казалась более близким союзником, чем Иран. Немногие страны когда-либо подвергали США более болезненному унижению.

Я уже упоминал о важности конституции 1906 года в современной истории Ирана. Единственный другой фактор, который имеет такое же значение, - это американо-иранские отношения.

Во время Второй мировой войны союзные войска из США, Великобритании и Советского Союза вторглись в Иран и разделили его, чтобы воспрепятствовать ирано-германскому сотрудничеству и поддержать военные действия в России.Отец шаха, узурпировавший трон в 1920-х годах, согласился отправиться в изгнание в обмен на продолжение правления семьи в лице своего сына. После войны русские продолжали оккупировать иранскую провинцию Азербайджан, населенную тюркоязычными иранцами и составляющую примерно 15% населения и 5% территории Ирана, и именно давление США привело к окончательному уходу русских. Благодарность шаха и иранского народа была безмерной. Современные американо-иранские отношения построены на чем-то очень похожем на любовь.На этом прочном фундаменте, к сожалению, США помогли шаху построить полицейское государство, которое терроризировало иранцев, заставляя их поддерживать нашего нового клиента, Мохаммада Реза Пехлеви.

В 1951 году Мохаммад Мосадек, страстный националист, стал премьер-министром и приступил к национализации нефтяной промышленности Ирана. Под давлением Великобритании и ее англо-иранской нефтяной компании Соединенные Штаты присоединились к бойкоту иранской нефти в форме британской военно-морской блокады, и в иранской казне началось медленное кровоизлияние.В 1953 году Мосадек был окончательно отстранен от должности, но давление народа вернуло его к власти, и шах бежал. В считанные дни ЦРУ организовало изгнание Мосадека путем военного переворота, и шах вернулся с триумфом. С этого дня и правительственные чиновники, и простые иранцы называют Соединенные Штаты как Арбаб - сленг на фарси для босса.

Политические последствия этого вмешательства развивались медленно и в конечном итоге были разрушительными. Экономические последствия были более непосредственными и более благоприятными для почти всех участников, как иранцев, так и американцев.Нефтяные компании США приобрели 40% акций иранского нефтяного консорциума (оставшиеся 60% принадлежали Соединенному Королевству). Каждая американская нефтесервисная компания вела бизнес в Иране, как и виртуальный Who's Who из других деловых и финансовых кругов США, включая General Motors, Ford, Chrysler, Du Pont, Allied Chemical, Anaconda, Reynolds Metals, BF Goodrich и Chase Manhattan Bank. . К 1977 году годовой поток прямых инвестиций США в Иран составлял около 200 миллионов долларов, и Иран стал крупнейшим рынком для США.S. товары и услуги не только в Персидском заливе, но и во всей Северной Африке и на Ближнем Востоке. В 1977 году товарный экспорт США в Иран достиг 2,2 миллиарда долларов. Включая услуги и оружие, эта цифра составляла порядка 5 миллиардов долларов.

В обратном направлении, закупки США у Ирана в 1978 году составили 4,3 миллиарда долларов. Но деловые отношения выходили далеко за рамки торговли. Накануне революции в Иране работало около 60 000 американцев. В подтверждение того, что когда-то было, разлучение У.Южно-иранские отношения вызвали 872 крупных корпоративных иска США против Ирана.

Без преувеличения можно сказать, что бизнес США более прочно укоренился и более широко представлен в Иране, чем в любой другой развивающейся стране мира. Но по мере роста процветания Ирана росло и недовольство Ирана. Растущее господство Арбаба в иранском бизнесе и культурной жизни обеспокоило многих иранцев; Поддержка шаха Арбабом оттолкнула почти всех. После 1953 года наши возможности по обеспечению экономического развития Ирана неуклонно росли, но наш образ в сердцах и умах иранцев постепенно изменился.Мы были опорой Ирана против российской агрессии. Мы стали опорой шаха против иранского народа.

Революция дала иранцам шанс свести политические счеты, но она также положила конец долгому экономическому медовому месяцу. Американские компании начали вывод персонала в 1978 и 1979 годах. Несмотря на то, что в Иране в результате революции погибли лишь двое американцев, захват заложников радикальными студентами был оскорблением, которое Соединенные Штаты не могли ни забыть, ни простить.Это также привело к замораживанию иранских активов, а последовавший за этим кризис спровоцировал корпоративные претензии США к Ирану и массовый уход американских корпораций.

С подписанием Алжирского соглашения и освобождением американских заложников казалось, что со временем работоспособные американо-иранские отношения вполне могут быть восстановлены. Наследие экономических отношений казалось слишком огромным, чтобы от него отказываться. Даже в политическом плане наши две страны могли больше выиграть от возможного сближения, чем от конфронтации.Но прошла уже дюжина лет, а враждебная риторика все еще продолжается.

С точки зрения США, каждое действие Ирана остается сомнительным и потенциально воинственным. Иран просит купить Боинг-737, а Соединенные Штаты запрещают эту продажу как военную угрозу для региона. Иран покупает у России самолеты MIG и две дизельные подводные лодки, а Соединенные Штаты называют эту покупку огромным военным наращиванием, хотя мы продаем саудовцам гораздо более сложное оборудование в больших объемах.Иран решает разработать газовое месторождение под водами Ирана и Катара, и видные американцы обвиняют Иран в агрессии. Муллы жестоко обращаются с женщинами в Тегеране за то, что они не покрывают волосы, и Соединенные Штаты называют это серьезным нарушением прав человека, игнорируя тот факт, что угнетенные женщины Ирана - в отличие от женщин в нашем государстве, являющемся клиентом Саудовской Аравии, - могут по крайней мере, голосование, три места в меджлисе и возможность работать вместе с мужчинами в любой рабочей среде. Соединенные Штаты обвиняют китайский корабль в доставке опасных химикатов в Иран и осуждают намерения Ирана разработать химическое оружие.Фактически, Иран подписал Международный договор по химическим веществам, который несколько наших собственных государств-клиентов отказались подписать, и, в любом случае, обыск корабля ничего не дает.

Тем не менее, Соединенные Штаты используют все эти обвинения в своей попытке убедить мир изолировать Иран, политика, основанная на абсурдном представлении о том, что экономическая изоляция заставит иранцев изгнать мулл и заменить их более дружелюбным или более подчиненным режимом. к иностранному господству.

иранцев, в свою очередь, прибегают к своей собственной истерической риторике и враждебному поведению. Они маршируют по улицам Тегерана, крича «Смерть Америке!» Они оказывают помощь и утешение тем, кто совершает террористические акты против Соединенных Штатов и их союзников. Они выступают против мирного процесса на Ближнем Востоке, спонсируемого США. Соединенные Штаты - это «Великий сатана» и «враг ислама».

За всем этим взаимным обзыванием кроется субстанция. Соединенные Штаты не могут простить нарушение своего дипломатического достоинства и очень враждебно реагируют на акты насилия и угрозы насилия в отношении американцев, израильтян и других народов.Иран не может простить американскую поддержку жестокости шаха.

Соединенные Штаты не могут простить нарушение своего дипломатического достоинства. Иран не может простить США поддержку жестокости шаха.

Есть также некоторые финансовые вопросы, которые необходимо урегулировать - претензии к правительству США и Ирана, возникшие в результате революции. Многие из них были урегулированы либо Ираном-США. Претензионный трибунал в Гааге или в судах США. Иран заплатил У. около 2 миллиардов долларов.S. гражданами и корпорациями и собрали немногим менее 500 миллионов долларов от корпораций США. Основная область продолжающегося спора состоит из претензий иранского правительства к правительству США по поводу якобы непоставленной военной техники, за которую Иран настаивает, которую он оплатил до революции (так называемые зарубежные военные продажи или заявления FMS). Из примерно 2800 претензий ФМС только несколько были удовлетворены, и Соединенные Штаты выплатили Ирану около 485 миллионов долларов. Иран требует от 10 до 12 миллиардов долларов на оставшуюся часть.Достигнуты незначительные реальные успехи, решение Трибунала осталось через несколько лет, и перспективы мирового мирного урегулирования во внесудебном порядке действительно кажутся весьма отдаленными.

Вдобавок ко всему, Соединенные Штаты продолжают делать все возможное, чтобы наказать Иран за его прошлые и настоящие проступки. Никто не может ввозить иранские товары в Соединенные Штаты без специальной лицензии Министерства финансов США, которое не дает разрешения легко. Он предоставил несколько лицензий в конкретном случае с нефтью, но, поскольку 100% покупной цены должно быть помещено на условное депонирование для оплаты возможных претензий к иранскому правительству, сделок такого рода было проведено мало.

За исключением продуктов питания, сельскохозяйственной техники и некоторых других категорий товаров, экспорт из США с по Иран требует лицензии Министерства торговли, и США заявили, что никакие лицензии не будут выдаваться для определенных продуктов - компьютерных рабочих станций, например, и пассажирские самолеты - из-за их возможного двойного применения на военной арене.

Тем не менее, факт остается фактом: ограничения США не помешали росту американо-иранской торговли, по крайней мере, в одном направлении.В конце концов, эмбарго одностороннее. Несмотря на риторику, Иран не имеет ограничений в торговле с США.

Я считаю, что возобновление торговли также представляет собой подтверждение 40 лет тесных коммерческих контактов. Что еще более важно, я думаю, что это брешь в нашей взаимной враждебности. Товарный импорт Ирана из Соединенных Штатов увеличился со 140 миллионов долларов в 1980 году до 822 миллионов долларов в 1992 году, и он состоит в основном из оборудования для бурения нефтяных скважин и инженерного оборудования, химикатов, газовых турбин, медицинского оборудования и запасных частей к технике.У Coca-Cola есть франчайзинговый завод по розливу в Мешхеде мощностью десять миллионов ящиков в год и еще один завод, запланированный в Тегеране. Р. Дж. Рейнольдс получил лицензию на производство клона сигарет Winston под названием Bistoon. В 1992 году Иран был крупнейшим зарубежным рынком Caterpillar, объем продаж которого превысил 200 миллионов долларов. В 1991 году General Electric продала Ирану энергетического оборудования на несколько сотен миллионов долларов. В прошлом году, что удивительно, заключен субподряд на реконструкцию нефтяной платформы, разрушенной США.S. Navy был награжден McDermott International из Нового Орлеана.

Возобновление торговли между США и Ираном - это брешь в нашей взаимной враждебности.

Кроме того, Exxon была крупнейшим поставщиком иранской нефти в 1992 году, на ее долю приходилось около 20% всего экспорта нефти Ирана. Конечно, эта нефть не поступала в Соединенные Штаты, но продавалась или использовалась на зарубежных нефтеперерабатывающих заводах Exxon.

Какими бы впечатляющими ни были эти цифры в свете тяжелого заболевания U.Существующие ограничения сейчас фактически занижают истинный объем корпоративного экспорта США в Иран. Многие американские корпорации экспортируют в Иран через свои зарубежные дочерние компании, что разрешено законом, если в них не участвует американский контент. Остальные экспортируют в Дубай для реэкспорта в Иран. И многие другие не будут рассказывать о своих деловых отношениях с Ираном, опасаясь реакции клиентов и даже своих акционеров. Более точная оценка прямого и косвенного экспорта США в Иран была бы ближе к 1 доллару.5 миллиардов.

Но хотя Соединенные Штаты все еще могут получать значительную долю иранского рынка импорта товаров, они получают очень мало сервисных контрактов на восстановление иранской нефтегазовой и нефтехимической промышленности и инфраструктуры. Вместо этого львиная доля таких контрактов достается европейцам, японцам и корейцам. В 1990 году южнокорейская компания Daelim построила завод по производству этилена стоимостью 150 миллионов долларов в Иране. В 1991 году контракт на производство окиси этилена и гликоля на 270 миллионов долларов был заключен с итальянской компанией Technimont и немецкой компанией Salzgitter, а контракт на 295 миллионов долларов на завод по производству ПВХ был заключен с двумя немецкими компаниями: Kloeckner и Krupp Koppers.Контракт на ремонт нефтеналивных сооружений Харга на 400 миллионов долларов был заключен французской корпорацией в 1992 году. А в 1993 году иранцы передали контракт на 350 миллионов долларов на строительство бумажной фабрики совместному итальянско-британскому предприятию.

При желании политиков Иран мог бы предложить большие возможности для корпоративного участия США, в том числе размер рынка, годы экономических лишений и, в конечном итоге, даже восстановить доступ к внешнему финансированию.

Возьмите опыт одного U.S. Компания, с которой я работал, самая большая в своей области. В 1990 году корпоративная иерархия решила, что Иран может стать крупнейшим рынком на Ближнем Востоке. Они нашли время, чтобы найти человека с хорошими связями в иранской деловой среде, и наняли его в качестве консультанта. Они отправили команду в Иран. (Граждане США могут легко получить визы.) К своему приятному удивлению, руководители этих корпораций обнаружили, что иранские официальные лица приветствуют участие корпораций США. Фактически, иранцы просили их участвовать в торгах по очень крупным контрактам, превышающим 500 миллионов долларов.После дальнейшего изучения компания решила вместо этого заключить небольшой контракт - менее 10 миллионов долларов, - который, тем не менее, считался имеющим огромный потенциал в будущем.

Их нежелание заключать более крупный контракт было простым политическим и стратегическим расчетом. Учитывая состояние американо-иранских отношений, они не хотели размещать своих сотрудников в Иране, особенно американцев, и им было трудно найти финансирование для любого крупного иранского проекта в нынешней антииранской атмосфере.Тем не менее, они начали процесс позиционирования, чтобы действовать быстро и мощно, когда американо-иранские отношения улучшатся.

Сверка

Негативный образ Ирана в сердцах и умах обычных американцев мешает любой администрации США вести дела с Ираном до тех пор, пока Иран не сделает первый шаг к улучшению отношений. Хотя это может стать неожиданностью для многих американцев, иранцы считают, что они сделали несколько жестов примирения, и все они были отвергнуты.

Иранцы считают, что они сделали несколько жестов примирения - и что они были отвергнуты.

Например, в 1991 году, когда президент Буш заявил, что добрая воля Ирана породит добрую волю со стороны Соединенных Штатов, иранское правительство использовало свое влияние (и, предположительно, свой кошелек), чтобы добиться освобождения американских заложников в Ливане. Иранцы также быстро указывают на то, что позже, во время войны в Персидском заливе, они отклонили сделку, предложенную министром иностранных дел Ирака, о реэкспорте иракской нефти с большой прибылью; они сохраняли строгий технический нейтралитет даже перед лицом провокации; и они принимали кувейтских беженцев почти без ограничений, несмотря на недавние плохие отношения между двумя странами.В 1993 году министр обороны Ирана зашел так далеко, что объявил, что Иран не возражает против военного присутствия США в Персидском заливе. Соединенные Штаты не ответили взаимностью на эти жесты.

К сожалению, Соединенным Штатам может потребоваться негативное развитие событий, чтобы понять, что Иран может нуждаться в Иране даже больше, чем Ирану нужны Соединенные Штаты. Ближневосточный мирный процесс может развалиться. Внутренние проблемы Египта могут обостриться. Ирак может вновь стать угрозой миру. Дружественное правительство в Персидском заливе может пасть.Гражданские войны могут охватить бывшую советскую республику или саму Россию. В любом из этих случаев добрая воля и добрые услуги Ирана стали бы огромным активом в преследовании американских интересов на Ближнем Востоке.

Я также считаю, что продолжающаяся изоляция Ирана и Ирака может подтолкнуть этих бывших врагов к партнерству, основанному на общих экономических и политических интересах. Это не так надумано, как может показаться. По моему опыту и к моему небольшому удивлению, иранцы не ненавидят иракцев, которые, как и иранцы, в подавляющем большинстве являются шиитами.Они ненавидят только Саддама Хусейна и его партию Баас.

Продолжение враждебности со стороны Соединенных Штатов может заставить Ирак и Иран в объятия друг друга.

В тот момент, когда возобновится какой-то ближневосточный кризис или одно из его нестабильных правительств рухнет - а список вероятных кандидатов представляет собой виртуальный справочник стран Ближнего Востока - наша потребность в сотрудничестве с Ираном станет очевидной и неотложной. Затем мы предпримем шаги для развития рабочих отношений, преодолевая наши разногласия и пределы досягаемости каждой нации.Одним из наших первых шагов должно быть признание законных интересов Ирана, постоянства его революции и потенциала его институтов, отраслей и людей. Но факт в том, что сейчас мы могли бы пойти на такие шаги с большей выгодой.

Американо-иранские отношения будет нелегко восстановить, но вряд ли они непоправимы. Начнем с того, что ничто не вернет прошлое и не отменит того, что сделали иранцы. Центральным фактом послереволюционного Ирана является то, что никакая сила на земле не могла заставить иранцев снова подчиниться иностранному господству.Но возобновление отношений, восстановление доверия и восстановление взаимных коммерческих выгод может только помочь обеим странам. Мир политики и дипломатии полон внезапных перемен, таких как быстрое изменение нашего отношения к России, ООП и Вьетнаму.

На данный момент бизнес идет впереди, и, в конечном итоге, торговля и коммерция укрепят отношения, как они могли бы это сделать когда-то раньше. Но первые решительные шаги должны быть предприняты администрацией США, которая придерживается более прагматичного, чем популярного взгляда на наши национальные интересы на Ближнем Востоке.

Иран созрел для восстановления в мировом сообществе. Пройдя через наихудшие крайности народной революции - и отстранив на данный момент самых крайних из своих религиозных и националистических радикалов - Иран начинает реанимировать демократические институты, которые были созданы конституцией 1906 года и которыми так жестоко злоупотребляли пехлевидские шахи. . И снова нацией руководят прагматики. Это агрессивные люди, часто преследующие загадочные цели, но они не фанатики.Али Акбар Хашеми Рафсан-джани, например, политик в такой же степени, как и мулла, и в большей степени бизнесмен.

Более того, учитывая потенциальную нестабильность в Саудовской Аравии, Ираке, Сирии и Египте, Иран претендует на то, чтобы стать одной из очень немногих фиксированных точек на всем Ближнем Востоке. Продолжая настаивать на изоляции Ирана, мы потворствуем бессмысленной мстительности, ставим под угрозу наши геополитические интересы и растрачиваем возможности для бизнеса, такие же большие, как и любые другие в развивающемся мире.

Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за январь – февраль 1994 г.

ОПЕК: Иран

Исламская Республика Иран, простирающаяся от Турции и Ирака до Туркменистана и Пакистана, является 17 -й страной в мире по площади, составляющей около 1 648 тысяч квадратных километров. Это одна из старейших постоянных крупных цивилизаций в мире.

Население составляет около 83 миллионов человек. Столица Тегеран расположена у подножия гор Альборз, и в ней проживает около семи миллионов человек. Большинство иранцев говорят на фарси, в то время как другие языки включают азербайджанский, курдский и лури.

Помимо нефти, другие природные ресурсы страны включают природный газ, уголь, хром, медь, железную руду, свинец, марганец, цинк и серу. Национальная валюта - риал.

Президент Исламской Республики Иран - Его Превосходительство Хасан Рухани.Страна является членом-учредителем ОПЕК.

Знаете ли вы?

  • Горнолыжный курорт Дизин недалеко от Тегерана находится на высоте 3800 метров и имеет несколько спусков.
  • Масджид-и-Солайман, расположенный в провинции Хозестан на юго-западе Исламской Республики Иран, был первой нефтяной скважиной в стране. Она была пробурена в 1908 году. Это также первая нефтяная скважина на Ближнем Востоке.


Ниже приведены данные за 2019 год

Население (млн жителей) 83.27
Площадь земельного участка (1000 кв. Км) 1,648
ВВП на душу населения ($) 5 704 90 189
ВВП в рыночных ценах (млн долларов) 474 974 90 189
Стоимость экспорта (млн. Долларов) 69 331
Стоимость экспорта нефти (млн долларов) 19 233
Остаток текущего счета (млн. $) 1 907
Доказанные запасы сырой нефти (млн баррелей) 208 600
Доказанные запасы природного газа (млрд куб.м.) 33 988
Добыча сырой нефти (1000 баррелей в сутки) 2356,2
Товарная добыча природного газа (млн куб.м.) 253 773,1
Мощность НПЗ (1000 баррелей в сутки) 2 201,0
Производство нефтепродуктов (1000 барр. / Сут.) 1,705.4
Спрос на нефть (1000 баррелей в день) 1837,8
Экспорт сырой нефти (1000 баррелей в день) 651.1
Экспорт нефтепродуктов (1000 б / д) 284,6
Экспорт природного газа (млн куб.м.) 8 800,0
  • б / д (баррелей в сутки)
  • куб. м. (кубометры)
  • баррелей в сутки (баррелей в календарный день)

Источник: Annual Statistical Bulletin 2020

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2019 © Все права защищены. Карта сайта