Ирландцы происхождение народа: Наука: Наука и техника: Lenta.ru

Содержание

Наука: Наука и техника: Lenta.ru

Ученые выяснили происхождение ирландцев. Согласно полученным данным, этот кельтоязычный народ является потомком земледельцев из Средиземноморья, уничтоживших древнейшее население Изумрудного острова, а также скотоводов из Причерноморья. Об открытии сообщается в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences.

Генетические свидетельства ученые получили из останков женщины, захороненной около Белфаста примерно пять тысяч лет назад, и трех мужчин, живших три-четыре тысячи лет назад и погребенных на острове Ратлин (графство Антрим).

Полногеномный анализ останков показал, что предками современных ирландцев были земледельцы неолита, прибывшие с юга Европы и принесшие на остров навыки скотоводства, выращивания зерновых, изготовления керамики. За ними пришли скотоводы из причерноморских степей, способные добывать медь и изготавливать золотые изделия.

Материалы по теме

00:08 — 28 ноября 2015

Выходцы из Причерноморья принесли в Ирландию гены гемохроматоза (заболевания, связанного с отложением избыточного железа в тканях организма). Гемохроматоз встречается на острове настолько часто, что иногда его называют «кельтской болезнью». Переселенцы из причерноморских степей также дали островитянам гены, позволяющие усваивать лактозу (и пить молоко) и, вероятно, сам ирландский язык.

«По всей Европе бронзового века прошла мощная волна генетических сдвигов, и докатилось она от Причерноморья до самого западного острова», — заявил соавтор статьи генетик Дэн Брэдли (Dan Bradley).

Авторы исследования — ученые из Дублина и Белфаста — подчеркивают, что два величайших события древнейшей истории Европы (возникновение земледелия и металлургии) были связаны не с овладением новыми навыками, а с пришествием новых народов. Древние популяции охотников-собирателей были сметены волной этих переселенцев.

Кроме того, сходство геномов людей бронзового века и современных ирландцев, шотландцев и валлийцев говорит о том, что уже четыре тысячи лет назад сложились основные характеристики «островного» (отличного от галльского) генома кельтов — и, как допускают ученые, ирландского народа.

Ирландцы — это… Что такое Ирландцы?

Ирландцы



Бригитта Ирландская • Aidan of Lindisfarne • Бриан Бору • Daniel O’Connell • Парнелл, Чарльз Стюарт • Lady Morgan • Хайес, Кэтрин
Augusta, Lady Gregory • Шоу, Джордж Бернард • Уайльд, Оскар • Бойль, Роберт • Свифт, Джонатан • Джойс, Джеймс
Кин, Робби • Гелдоф, Боб • Рис-Майерс, Джонатан • Броснан, Пирс • Enya • Маккартни, Пол
Самоназвание

ирл. Éireannach, мн. ч. Éireannaigh; англ. Irish

Современный ареал расселения и численность

Всего: 8 500 000 чел.(учитывая по происхождению 80 000 000)
 Ирландия — 3 900 660 чел
 США — 36 278 332
 Великобритания — 14 млн чел
 Канада — 4 354 155 чел
 Австралия — 1,9 млн чел
 Аргентина — 500 тыс. чел
 Мексика — 300—600 тыс. чел
 Россия — 0,8 тыс. . чел (перепись 2010)

Язык

английский, ирландский

Религия

Католицизм

Родственные народы

гэлы, шотландцы, валлийцы, бретонцы

В этой статье не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 26 мая 2011.

Ирла́ндцы, народ Ирландии (ирл. Muintir na hÉireann, na hÉireannaigh, na Gaeil/Gaeilgi) — кельтский народ, коренное население Ирландии (3,6 млн чел.), проживают в Ирландской Республике и Северной Ирландии. Живут также в Великобритании (1,8 млн чел.), США (примерно 36 млн чел.), Канаде (4,3 млн чел.), Австралии (1,9 млн чел.) и других странах.

Национальный язык — ирландский, однако большая часть населения, кроме нескольких изолированных районов на западе страны (гэлтахтов), в качестве основного языка использует английский.

История

Начало заселения острова

Исследования историков утверждают, что первые люди поселились на острове Ирландия около 9000 лет назад. Самые первые поселенцы практически неизвестны. Они оставили после себя несколько уникальных мегалитических сооружений. Дольше всего доиндоевропейское население удерживалось на юго-западе острова. Ирландское название провинции Манстер — Мума не объясняется из кельтского языка и есть мнение, что в нем сохраняется этноним ранних жителей острова.

Античные авторы не оставили подробных сведений об Изумрудном острове. Понятно только, что к началу н. э. остров был полностью заселен кельтами. Ирландская средневековая литература, напротив, содержит огромное количество мифических и легендарных сведений о различных волнах мигрантов: фоморах, фир болгах, племенах дану и т. д. Согласно мифологии последняя волна пришельцев — милезианцы, прибыла под предводительством Миля с Иберийского полуострова. Косвенно это подтверждается современными генографическими проектами, действительно ирландцы и баски имеют наибольшее число представителей гаплогруппы R1b.

Ранняя история

В начальный период истории вся территория Ирландии была разделена на независимые туаты, области заселенные одним племенем. Туат приблизительно соответствует современному баронству (в Ирландии существует такое неофициальное административное деление, баронство — это часть графства, объединяющая несколько приходов. Как правило каждое графство включает 10-15 баронств). Вожди кланов были связанны друг с другом сложной системой вассальных взаимоотношений. В раннем средневековье туаты Ирландии объединялись в пять пятин во главе с верховным королем «ардриагом»: Лагин (совр. Ленстер с королевской династией МакМурроу/Мэрфи), Муман (совр. Манстер с королевской династией О’Брайенов), Улад (совр. Ольстер с королевской династией О’Нейлов), Мит (совр. графства Мит и Вестмит с прилегающими территориями, королевская династия МакЛафлинов) и Коннаут (королевская династия О’Конноров).

В 4-5 веках н. э. предки ирландцев предпринимали активные пиратские набеги. От них очень страдал Уэльс. В ходе экспансии ирландского королевства Далриада были покорены пикты и стратклайдские бритты, что положило начало переселения ирландского племени скоттиев в Шотландию и стало отправной точкой формирования шотландской нации. В результате одного из пиратских набегов в Ирландию попал Святой Патрик.

На протяжении 5-го века Ирландия приняла христианство. Этот процесс протекал достаточно мирно, видимо, в силу того, что жреческое сословие друидов после многочисленных поражений кельтов от римлян на континенте и в Британии во многом утратило авторитет. В результате такого ненасильственного процесса принятия христианства Ирландия оказалась одной из немногих культур, где языческое наследие не было отвергнуто, а бережно собиралось в христианских монастырях. Именно благодаря этому до нас дошли древние мифы и саги кельтов. Сама же Ирландия на несколько веков превратилась в центр учености.

Золотой век в культурной и экономической жизни Ирландии прервали массированные вторжения викингов в 9-11 веках. Викинги захватили прибрежные города. Владычество викингов удалось скинуть после битвы под Клонтарфом в 1014 году. Этой победы добился верховный король Брайен Бору, прародитель О’Брайенов, павший в этом знаменательном сражении.

В 1169 году началось норманнское завоевание Ирландии. Экспедиция графа Ричарда Стронгбоу, прибывшая по просьбе короля Ленстера Дермотта МакМурроу, изгнанного верховным королем Рори О’Коннором, высадилась около Уэксфорда. За несколько последующих веков норманны стали большими ирландцами, чем сами ирландцы. Усвоили ирландскую культуру и полностью слились с коренным населением острова.

Хотя формально Ирландия находилась в составе Английского Королевства со времен Генриха II, активная колонизация ирландских земель началась после завоевания Ирландии Оливером Кромвелем в 1649 году. В ходе английской колонизации владельцами почти всех земель на острове стали английские лендлорды (которые как правило даже не жили в Ирландии), а ирландцы-католики превратились в бесправных арендаторов. Ирландский язык преследовался, кельтская культура уничтожалась. Богатое культурное наследие народа сохранялось в основном бродячими поэтами-бардами.

«Великий голод»

Великий Голод имел решающее значение в исторической судьбе ирландского народа.

Неурожай картофеля, ставшего основным продуктом питания неимущих ирландцев, привел к гибели порядка 1 млн человек. Люди умирали от голода, а из поместий, принадлежащих англичанам, продолжали экспортировать продовольствие: мясо, зерно, молочные продукты.

Массы ирландцев-бедняков ринулись в США и заморские колонии Великобритании. Один иммигрант, худо-бедно обосновавшийся на новом месте, перетягивал за собой всю семью. Со времени Великого Голода население Ирландии постоянно сокращалось, этот процесс шел с разной интенсивностью вплоть до 70-х годов 20-го века. От голода наиболее пострадали гэльскоговорящие районы, заселенные ирландской беднотой. В результате повышенной смертности и массовой иммиграции ирландцев сфера применения гэльского языка значительно сузилась, большое число активных носителей языка переселилось за океан.

В то же время на восточном побережье США сложилась многочисленная ирландская диаспора. Например, в Нью-Йорке проживает больше потомков ирландских иммигрантов, чем ирландцев собственно в Ирландии.

Современное состояние

В 20-м веке территория исконного проживания ирландского этноса была политически разделена, большая часть острова вошла в состав Ирландской Республики, а часть Ольстера (за исключением графств Донегол, Ферманах и Монахан) была оставлена в составе Соединенного Королевства. В этой части Ольстера английская колонизация проводилась иначе, земельные наделы раздавались мелким фермерам английского и шотландского происхождения, что привело к тому, что в процентном отношении число колонистов-протестантов превысило число ирландцев-католиков. Ирландцы Ольстера вели длительную освободительную борьбу против английского правительства, не избегая террористических приемов. Накал противостояния в Ольстере стал спадать только к концу 20-го века.

Ирландская культура оказывает заметное влияние на массовую общемировую культуру. Этому, в частности, способствует американский кинематограф, охотно касающийся тем, так или иначе связанных с Ирландией. Во многих странах отмечают день Святого Патрика, жанр фэнтези впитал в себя многие пласты ирландской мифологии, танцевальная и музыкальная культура ирландцев широко известны. Среди людей, серьёзно увлекающихся ирландской культурой, появился даже термин кельтомания.

Что касается ирландского языка,то им свободно владеет только порядка 20 % жителей Ирландии. Доминирует английская речь. Родным ирландский язык является только для небольшого количества уроженцев Гэлтахтов (гэльскоговорящих районов на западных окраинах страны). Большинство носителей ирландского языка — горожане, освоившие его сознательно в зрелом возрасте. Гэлтахты не представляют собой единого массива, и в каждом из них употребляются весьма отличные друг от друга диалекты. Около 40 % ирландцев с материнским гэльским языком проживает в графстве Голуэй, 25 % в графстве Донегол, 15 % в графстве Мэйо, 10 % в графстве Кэрри.

Существует стандартизированный литературный язык «кайдон». Его словарный запас сформирован в основном на основе коннаутских диалектов. Однако у кайдона есть одна занимательная особенность: язык не имеет стандартной формы произношения. Поэтому носители литературного языка могут иметь манстерское, коннаутское или ольстерское произношение, в зависимости от того, на какой основе поставлено произношение конкретного носителя языка, одинаково написанный текст произносится по-разному.

Католическая вера является определяющей для ирландца. В течение долгого времени принадлежность к католической церкви была как бы одной из форм пассивного сопротивления английским захватчикам. Поэтому даже сегодня ирландец, исповедующий иную конфессию, кажется экзотичным.

Ирландцы на протяжении 2-й половины 20-го века имели самый высокий естественный прирост среди аборигенных наций Западной Европы, который во многом нивелировался не ослабляющейся эмиграцией.

Культура

Национальный костюм

Ирландский народный костюм — оранжевый килт до колен, длинный жакет, рубашка без ворота и берет. Костюм практически утрачен. Его носят лишь музыканты.

Кухня

Ирландские фамилии

Ирландская фамильная система сложна и хранит в себе следы бурных исторических событий. Абсолютное большинство ирландцев носят в качестве фамилий древние родовые имена, идущие от наименований гэльских кланов. Этим объясняется то, что под одной фамилией объединены десятки и даже сотни тысяч человек, потомки клана, заселявшего на ранних стадиях истории обособленную племенную территорию — туат.

Традиционно ирландскими считаются фамилии, начинающиеся с «О’» и «Мак». «О’» происходит от гэльского Ó «внук, потомок», а Mac переводится как «сын». При англоязычной записи гэльские префиксы зачастую опускаются. Например такие распространенные фамилии как Мерфи, Райан, Галлахер практически не встречаются в формах О’Мерфи, О’Райан или О’Галлахер. Напротив фамилии королевского достоинства почти всегда употребляются в своей исконной, полной форме: О’Брайен, О’Коннор, О’Нейл. Другие, менее знатные фамилии, одновременно существуют в разных записях: О’Салливан — Салливан, О’Рейли — Рейли, О’Фаррелл — Фаррелл. Утрата префикса Мак значительно менее распространена. Этот тип фамилий не принадлежит ирландцам монопольно и свойственен также горцам Шотландии. Фамилии на Мак доминируют в Ольстере и скромнее представлены в Манстере (хотя самая частая ирландская фамилия на Мак, МакКарти из Корка и Керри). Соответственно, фамилий на О’ больше в юго-западной части острова.

Огромное число кланов образовалось вокруг потомков норманнских завоевателей: Батлеры, Бэрки, Пауэры, Фицджеральды и т.  д. Патронимический префикс Фиц — считается признаком норманнских фамилий, но ФицПатрики, древние короли Оссори, — кельты, чье изначальное имя МакГилпатрик. Были и обратные случаи, когда норманнские роды принимали чисто кельтские наименования. Пример тому род Костелло (Mac Oisdealbhaigh) (от гэльского os — «молодой олень»,«олененок» и dealbha — «скульптура»).Так было переосмыслено норманнское имя Jocelyn de Angulo. Норманны, изначально говорившие на старофранцузском языке, привнесли в Ирландию выглядящие совсем по-французски фамилии: Lacy, Devereux, Laffan (от французског l’enfant «дитя»). Поскольку первые норманнские завоеватели явились в Ирландию с территории Уэльса, самая частая фамилия норманнского происхождения Уолш (валлиец).

В раннем средневековье все приморские городские центры Ирландии находились под властью викингов. Многие ирландские кланы несут в себе кровь северян: МакСуини (сын Свена), МакОлиффы (сын Олафа), Дойлы (потомок датчанина), О’Хиггинсы (потомок викинга).

Ольстер, который когда-то был самым враждебным и стойким в сопротивлении англичанам, подвергся массовым выселениям, и сюда Англия направила множество переселенцев-протестантов, большею частью из Юго-Западной Шотландии. Отсюда среди ирландцев фамилии Уилсон, Кэмпбелл, Джонстон и т. д.

И наконец множество ирландских фамилий подверглось англофикации добровольной либо принудительной: Смит (вместо МакГован), Хьюз (вместо МакХью) или Фокс (в изначальной форме O Sionnach — «потомок лисицы» исчезла вовсе).

Ирландская диаспора

Сегодня в мире проживает от 70 до 80 миллионов людей с ирландскими корнями. Большинство потомков переселенцев из Ирландии проживают в странах английского языка: США, Австралии, Великобритании. Несколько меньшее участие ирландцы приняли в формировании населения Канады и Новой Зеландии.

В США и Австралии ирландцы являются вторым по значимости этническим компонентом, в США после немецких иммигрантов, в Австралии после англосаксов. Предки американского президента Джона Фицджеральда Кеннеди из графства Уотерфорд, а австралийский «Робин Гуд» — Нед Келли — сын иммигранта из графства Типперэри. Знаменитый американский промышленник и изобретатель Генри Форд также родился в семье иммигрантов из Ирландии.

Меньше известен вклад ирландцев в историю Франции, Испании, Португалии и Латинской Америки. В отличие от США и Австралии, сюда переселялись не нищие ирландцы-бедняки, а представители кельтской родовой знати. Во Франции — генерал Патрис Мак-Магон, личный врач Наполеона О’Мира, семейство Хеннесси. В Испании — герцоги Тетуана — О’Доннели, в Португалии — виконты Санта-Моники — О’Нейлы. Знаменитый Че Гевара по бабушке со стороны отца — из ирландского рода Линчей, президент Мексики Альваро Обрегон — от корня манстерских О’Брайенов. Хорошо известны: мексиканский художник Хуан О’Горман, сподвижник Боливара — Даниэль О’Лири в Венесуэле, президент Чили — Бернардо О’Хиггинс.

Оставили свой след, пускай и небольшой, ирландцы в истории России. На протяжении нескольких поколений верно служили российскому престолу графы Брефне — О’Рурки, среди которых было несколько военачальников. Самый известный из них Корнелий О’Рурк. Ирландец Пётр Ласси с 1700 года на русской службе. В 1708 году командовал Сибирским пехотным полком, отличился в Полтавском сражении, член военной коллегии, рижский генерал-губернатор, генерал-фельдмаршал российской армии (1736). Мать известного поэта Вяземского была ирландка из рода О’Рейли.

Примечания

Литература

Ирландцы — это… Что такое Ирландцы?

        нация, коренное население Ирландии. Численность в Ирландской Республике свыше 2,9 млн. чел. (1971, оценка), в Великобритании (главным образом в Северной Ирландии) 1,3 млн. чел. Массовая эмиграция И., особенно с середины 19 в., привела к образованию значительных групп И. в США (около 2 млн. чел.), Канаде (свыше 160 тыс. чел.), Австралии и Океании (свыше 60 тыс. чел.). Большинство И. говорит на английском языке; на ирландском языке (См. Ирландский язык) — около 1/4 населения Ирландской Республики и часть И.-эмигрантов. По религии И. — преимущественно католики, влияние католической церкви очень велико. Основу ирландской народности (сложилась в 10—12 вв.) составили кельтоязычные племена гэлов (См. Гэлы), переселившихся на остров из Шотландии в 4 в. до н. э.; пережитки кланового строя гэлов сохранялись вплоть до 19 в. Ирландская нация складывалась (18—19 вв.) в тяжёлых, по существу колониальных условиях, испытывая экономический и национальный гнет англичан. Английские власти запрещали И. пользоваться ирландским (гэльским) языком, преследовали католическую церковь. Большинство И. было вынуждено перейти на английский язык, однако сохранило этническое самосознание. В 90-х гг. 19 в. развернулась борьба за восстановление ирландского языка и культуры. После создания в 1921 Ирландского Свободного государства ирландский язык был признан там официальным наряду с английским. И. Северной Ирландии, оставшейся в составе Великобритании, ведут борьбу против экономического гнёта, национальной и религиозной дискриминации. В материальной и духовной культуре И., живущих в Ирландии, сохраняются некоторые черты, сближающие их с другими народами кельтского происхождения (шотландцами, валлийцами). Об истории, хозяйстве и культуре И. см. ст. Ирландия.

         Лит.: Энгельс Ф., Древняя Ирландия, в кн. : Архив Маркса и Энгельса, т. Х, Л., 1948; Народы зарубежной Европы, т. 2, М., 1965 (библ.).

         В. И. Козлов.

Московские ирландцы о жителях столицы и любимых местах

В День Святого Патрика, который отмечается 17 марта, пиво льется рекой не только в Дублине, но и в других мировых столицах — Москва в этом плане не исключение. Переехавшие в столицу России ирландцы давно обосновались в городе и создали довольно большое сообщество. За годы московской жизни у них накопилась масса впечатлений. «Газета.Ru» поговорила с коренными ирландцами о казусных ситуациях, любимых местах в Москве и «особенностях национального общения».

Томас Глисон, 48 лет

Когда я впервые приехал в Москву (в 2014 году), то был в полном восторге от города. Все было намного больше, чем то, к чему я привык. Я вырос в Дублине, однако успел пожить в других крупных городах, таких как Лондон, Париж, Глазго и Барселона. Но ничто не сравнится с Москвой, c ее широкими улицами и внушительной архитектурой. Она пленила меня с первого дня. Так как я практически не знал кириллицы, первые несколько месяцев ориентация в метро была настоящим вызовом. Система московского метрополитена и индивидуальный дизайн станций — те особенности города, которые очень впечатлили меня.

У меня в Москве произошла смешная история. Однажды, когда я гулял по парку «Музеон», я услышал пару бездомных парней, трясущихся в приступе смеха.

Они читали статью о певце Хулио Иглесиасе и действительно не могли контролировать себя. Я не мог понять, что такого забавного в испанском певце — выяснилось это только несколько месяцев спустя. Теперь я понимаю, почему моя подруга по имени Кончита из Барселоны не хотела навещать меня.

Парк «Музеон» вообще мой любимый, с его красивыми дорожками и восхитительными скульптурами. Я долго жил недалеко от него и считал его своим задним садом. Это замечательное место для тихой прогулки, посиделок с книгой или отдыха на солнце в летние месяцы. Парк «Сокольники», ВДНХ и парк Горького — также в моем списке фаворитов. Однако, безусловно, «Музеон» мой любимый.

Честно говоря, я люблю ходить по всем центральным улицам Москвы, так как все они удобны для жителей. За последние четыре года городские власти сделали улицы намного более комфортными для пешеходов и велосипедистов. Поэтому я снимаю шляпу перед мэрией.

Мне нечего сказать плохого о Москве. Иногда люди могут быть немного недружелюбны, но не более, чем в любом другом большом городе. Я встречал здесь только доброту. Всякий раз, когда я нахожусь за границей, и у меня есть шанс прорекламировать Москву — я с огромным удовольствием делаю это.

Хью Мак Энани, 48 лет

Я приехал в Москву в середине 2006 года — спустя почти полгода после встречи с моей будущей женой Ольгой во время отпуска во Вьетнаме. Единственное, что я знал о России до приезда — так это то, что здесь красивые женщины и популярна водка. Я, честно говоря, никогда не слышал о балалайке или медведях в валенках, бродящих по улицам.

Первое, о чем я подумал, когда ехал в такси из Шереметьево в центр города, так это то, что все было огромным — дороги, здания, торговые центры, много автомобилей.

Люди казались мне довольно грубыми — особенно когда они общались с иностранцами в моем отеле. Они совершенно не понимали простую концепцию, что за любой вещью нужно отстоять очередь. Было очень сложно сказать хотя бы слово, не зная русского языка.

Должен признать, что уровень обслуживания и этикета в очередях несколько изменился к лучшему. Я предполагаю, что люди стали больше путешествовать, получать больше опыта из-за рубежа — это естественный процесс.

Как говорят многие, московский метрополитен — одна из лучших достопримечательностей столицы. Я нечасто трачу время на любование архитектурой, кроме тех случаев, когда заодно и наблюдаю за китайскими туристами, которые с трепетом восхищаются интерьерами подземки. Я уже успел поймать быстрый темп Москвы, которую мы все так хорошо знаем, поэтому постоянно нахожусь в спешке.

Я увидел много изменений с того момента приезда — начиная с отчищенных, вымытых улиц и заканчивая установкой оптимизированной уличной мебели, которая улучшила внешний облик центра Москвы. На мой взгляд, пешеходные улицы имеют большое значение — их нужно делать наиболее уютными и приятными для туристов и местных жителей, уменьшать количество машин на парковках.

Так как я вырос в такой маленькой, нейтральной стране, как Ирландия, меня всегда смущало и будет смущать огромное количество огнестрельного оружия — часто в руках молодых людей. Я боюсь, что они могут поддаться импульсу, сорваться и начать стрелять в кого-то, кто выглядит, по их мнению, неправильно. Однако этого, к счастью, не произошло.

Меня также огорчает, что полицейские постоянно беспорядочно останавливают людей азиатского происхождения и спрашивают у них документы, проверяют сумки. Не думаю, что подобное обращение к людям было бы приемлемо в других частях мира.

Я много путешествовал, жил в США, Японии, Австралии и, конечно же, в Ирландии. Мне нравится отдыхать, выпивать, знакомиться с новыми людьми и смеяться. У нас в Ирландии есть поговорка: «Нет ничего лучше незнакомца, которого вы еще не встретили».

Так однажды ночью я встретил парня рядом с моим домом на Ленинском проспекте — мы пошли выпить пива. Мы остановились в баре на Арбате. Хотя у него кончились деньги, он продолжал заказывать напитки за мой счет. После бара мы отправились в кофейню на Арбате, где он начал заказывать коньяк. В ответ на это я сказал ему: «успокойтесь и перестаньте заказывать напитки». Следующее, что я увидел, была его нога, направляющаяся к моему лицу.

Он напал меня, но, к счастью, менеджер и персонал вскочили и вовремя остановили его. Я был в шоке — приехали полицейские и спросили меня, хочу ли я писать на него заявление. На что я отказался и дал персоналу кофейни деньги за помощь. Полиция, в свою очередь, предупредила меня, что не стоит пить с незнакомцами. Я рад, что такое произошло со мной лишь однажды за 10 лет.

Я много раз встречался с подобными «персонажами». Дома мы их называем смешными, болтливыми людьми, которые хотят еще больше посмеяться, поболтать, а еще и выпить.

Я бы солгал, если бы сказал, что помню их всех поименно, однако отмечу, что одни из моих лучших учебных контрактов в Москве были подписаны и согласованы за кружкой или рюмкой.

Я живу на Мичуринском проспекте около четырех лет и очень люблю этот район. Моя жена любит кататься на лыжах в местном парке. Мне нравится кататься на велосипеде в теплый период на территории МГУ и рядом — по улице Косыгина и недалеко от Ленинского проспекта. Сейчас я не уезжаю далеко от своего дома, так как моя маленькая дочь Александра отнимает много времени, а ее матери также нужен отдых. Когда у меня появляется свободное для поездок время, то я бываю на даче у друзей во Владимирской области, а также в Переславле-Залесском.

Моя работа долго располагалась в центре города (Хью работает учителем и репетитором английского языка), поэтому я всегда любил район Никольской улицы и Кузнецкого моста. Что касается парков, то я не часто посещаю их, однако в летние месяцы предпочитаю парк Горького и ВДНХ.

Пол Энтони Бирн, 47 лет

Вспоминаю, как я был удивлен, когда впервые побывал в Москве на параде в честь дня Святого Патрика в 2005 году. Я никогда не мог предположить, что так много людей из России и Ирландии будут отмечать этот праздник. Даже полицейские пытались улыбаться.

С моего первого дня святого Патрика в Москве я сильно привязался к российской столице.

В Европе нет такого города, который так бы близко принимал ирландский народ к своему сердцу, как это делают в Москве. День Святого Патрика наполняет меня тоской по Ирландии, однако в этом городе я во многом чувствую себя как дома.

Мне нравится гулять по Старому и Новому Арбату, наслаждаться атмосферой русских поэтов, витающей в воздухе. В Москве, как и во многих других зарубежных городах, очень много ирландских баров, поэтому мы с легкостью можем найти подходящий поблизости, обосноваться там и сделать его «своим». Конечно же, у меня есть любимый паб — он всегда будет оставаться моим, когда я буду возвращаться в любимый город. Сейчас я нахожусь в Ирландии из-за проблем со здоровьем, которые требуют внимания, прежде чем я смогу вернуться в Москву.

За время пребывания в столице я познакомился с одними из лучших российских музыкантов, исполняющих ирландскую музыку. Наша национальная музыка также часто играет на концертах в ирландских пабах и даже по вечерам в ирландском посольстве. Кроме того, некоторые мои русские друзья из Москвы играют в клубе, расположенном в Дублине.

шотландские цыгане и цыганские ирландцы — Российская газета

Мы говорим в первую очередь о «пэйви», которых часто ошибочно называют ирландскими цыганами вследствие их кочевого образа жизни, очень напоминающего традиции цыганских таборов, гораздо более привычных для Европы. Вопросом о том, кем являются пэйви, долгое время мучил многих исследователей. Основных гипотез об их происхождении было четыре: достаточно сильно ассимилировавшиеся цыгане; потомки викингов, осевшие в Ирландии после своего номадического нашествия на остров; ирландский субэтнос и потомки доирландского населения Ирландии, о котором известно только то, что оно существовало, так как его язык предположительно послужил субстратом ирландского. По данным различных исследований, версию о цыганском происхождении пэйви можно достаточно смело отмести, так как в средневековых литературных памятниках упоминания о «странниках» на несколько столетий предшествуют появлению на острове цыган.

Между собой эти таинственные люди разговаривают на языке шелта (также именуемом в народе gammon и cant, хотя последнее не совсем точно), чей синтаксис и лексика повторяют структуру ирландского и шотландского (в различных пропорциях — в зависимости от региона), однако в последнее время в нем наблюдается все больше английских заимствований. Для шелта характерен феномен перестановки слогов для усложнения понимания смысла сказанного «внешними» (gorgie). То же самое наблюдается, например, во французском арго.

Естественно, отличающиеся от общепринятых привычки, обряды и даже надгробные памятники, своеобразная набожность, собственный кодекс чести, непонятный окружающим язык, а также опасливо-снисходительное отношение ко всем «внешним», не добавляют этой группе симпатий со стороны большинства жителей Ирландии, Великобритании, Австралии и США, хотя в последних двух, в силу размеров стран и пестроты пришлого населения, они испытывают меньший дискомфорт.

Ранее, когда рынок труда был менее монополизированным и испытывал нужду в умельцах-лудильщиках, жестянщиках, коннозаводчиках и продавцах выносливых пород охотничьих собак, у «странников» было свое место в обществе, а спрос на их услуги был достаточно высок, куда бы они ни приезжали. Но в настоящее время они все чаще воспринимаются как нежелательные соседи, подозрительные личности с криминальной репутацией, народец без роду и племени. Постоянные переезды и, как следствие, — неграмотность и серьезные проблемы со здоровьем также не делают общение с ними привлекательным в глазах большей части общества.

И в кино, как и в литературе (преимущественно ирландской) их образы неоднократно появлялись. Именно со странниками знакомится девушка Кэти из прогремевшей в 1966-м году на все Соединенное Королевство социальной драмы Кена Лоуча «Кэти, вернись домой» (Cathy Come Home). Виенн из экранизации «Шоколада» (Chocolat; 2000) режиссера Лассе Халльстрема действует также вопреки мнению окружающих и знакомится с Ру (Джонни Депп). Если принять во внимание, что автор книги — британская писательница Джоанн Харрис, то становится понятней, о какого рода «цыганах» могла идти речь.

Показанный на Фестивале ирландского кино короткометражный фильм Джеймса Доерти «Дыши» (Breathe) рассказывает о реалиях все тех же пэйви, живущих на природе, но в то же время — на всякий случай — не так далеко от благ цивилизации. В данной работе речь идет о семейном конфликте и поиске идентичности, в то время как, например, посещение «цыганами» местного паба, в отличие от реальности, не представляет никаких проблем. Их быт характеризуется все тем же разведением лошадей, охотой на диких зверей, а также — знаменитыми боями, к участию в которых сын главного героя, Фрэнки, как раз и не приспособлен, что вызывает дикий гнев со стороны отца, так как он болезненно расценивает ситуацию как удар по собственной репутации в общине.

Не обойдены пэйви и в других, менее известных работах — таких, как американский сериал «Богатые» (The Ri¢hes), британская продукция Channel 4 «Лучшая свадьба в таборе» (Big Fat Gypsy Weddings) криминальная драма «Славный парень Эдди» (Trojan Eddie), полудокументальная лента с говорящим названием Pavee Lackeen: The Traveller Girl («pavee lackeen» на языке шелта означает «девушка-пэйви») и другие.

Но и это не все. В Шотландии также имеются свои путешественники, использующие в общении между собой креольский язык, получивший название кант (термин, происходящий от шотландского гэльского или ирландского слова «caint» — «речь», «разговор»). Этот пиджин, в отличие от шелта, имеет германские корни, хотя процент лексических заимствований из шотландского гэльского может достигать 20%. Однако шотландские путешественники имели гораздо больше контактов с привычными европейцам цыганами рома, из-за чего до 50% лексики могут составлять слова цыганского происхождения.

Это, собственно, и объясняет некоторые из особенностей семьи Шелби из замечательных «Острых козырьков» (Peaky Blinders) Стивена Найта. С одной стороны, большая часть семейства худо-бедно интегрирована в британское общество и ничем очевидным (кроме репутации и семейного уклада, что замечательно показано на примере собраний и свадьбы одного из братьев) не отличается. А с другой — представители других преступных сообществ, формировавшихся по национальному признаку, причисляют их к «цыганам», да и сами Шелби имеют дальнюю родню, проживающую в вагончиках и выручающую из сложных ситуаций, когда Томми, Артуру и прочим необходимо замести следы.

Еще одну группу «белых цыган», но уже на континенте, представляют ениши, рассеянные преимущественно по обширной территории долины Рейна (Германия, Франция, Австрия, Швейцария), а также в Бельгии, о которых также снято немало фильмов (преимущественно документальных). Но это уже совсем другая история.

Ирландцы

Ирландцы

Ирландцы, эриннах (самоназвание на ирландском языке), айриш (самоназвание на английском языке), народ, основное население Ирландии (3,4 млн. человек). Живут также в Великобритании (2,5 млн. человек), США (1,6 млн. человек), Канаде (свыше 200 тыс. человек), Австралии (72 тыс. человек). Общая численность 7,8 млн. человек. Говорят на английском языке. Ирландский (гэльский) язык кельтской группы индоевропейской семьи бытует на западе и юге Ирландии. Письменность на латинской графической основе. Верующие — преимущественно католики.

Этническую основу ирландцев составили кельтские племена гэлов, переселившиеся с континента в IV веке до нашей эры. После принятия христианства (V век) и образования на острове отдельных государств сложилась ирландская этническая общность. В XII веке на остров высадились англичане. Особенно интенсивно протекала колонизация Ирландии с XVII века, после подавления антианглийского восстания ирландцев в 1641. Ирландские земли конфисковывались, множество ирландских кланов было переселено в бесплодные горные местности, особенно в Северной Ирландии. Колонизаторы подвергали гонению гэльский язык, кельтскую культуру, стремясь ассимилировать ирландцев. Однако ирландцы сумели отстоять культурную самостоятельность и сохранить национальное самосознание.

Ирландская нация складывалась (XVIII—XIX вв.) в тяжёлых, по существу колониальных условиях. Происходивший в стране в XIX веке аграрный переворот — переход к крупному пастбищному хозяйству сопровождался массовым сгоном мелких арендаторов с их участков. Резко сократились земельные площади под зерновыми культурами. Основной пищей ирландского крестьянина стал картофель. Неурожаи его в 1845—47 привели к сильному голоду, который явился толчком к развитию массовой эмиграции в Англию и за океан. С этих пор эмиграция характерна для Ирландии. В 1919—21 развернулась освободительная война ирландцев, в ходе которой был заключён компромиссный англо-ирландский договор 1921 о предоставлении Ирландии статуса доминиона (кроме Северной Ирландии — провинции Ольстер, которая осталась под управлением Великобритании). В 1949 Ирландия провозглашена республикой. В Ирландии принимают меры к сохранению ирландского языка: он считается официальным наряду с английским, введён в качестве обязательного предмета в школах. В Северной Ирландии (Ольстере) взаимоотношения католических и протестантских общин привели к межэтнической напряженности и террористической деятельности экстремистских сил. Ведётся поиск политического урегулирования конфликта.

Большинство ирландцев живёт в сельской местности, хотя городское население увеличивается. В сельском хозяйстве преобладает животноводство (крупный рогатый скот, овцы). Выращивают пшеницу, ячмень, овёс, картофель. Развито рыболовство.

В пище традиционно большое место занимают блюда из картофеля, молочные продукты, овсяная каша, рыба. Наиболее популярный напиток — чай.

Тип поселений хуторской, есть небольшие деревни кучевой планировки. На западе сохранились кельтские постройки — каменные дома с низкими стенами и покатыми тростниковыми или соломенными крышами. В других местах они давно вытеснены каменными или каркасными (со стенами из бетонных блоков) домами, с двух-, четырёхскатными шиферными или черепичными крышами. Стены штукатурят внутри и снаружи и красят в яркие цвета. Обычный тип городских поселений — небольшие города с центральной площадью.

Национальная одежда — одноцветная (чаще оранжевая) юбочка (кильт), длинная куртка, светлая рубашка без воротника, большой суконный берет — почти полностью утрачена. Только музыканты оркестров волынщиков носят стилизованный народный костюм. В праздничной одежде преобладает зелёный цвет, который считается национальным.

Прослеживаются следы старого кланового устройства: большинство фамилий имеют приставку «Мак» — сын или «О» — внук (например, О’Нейл — внук клана Нейл). В сельских семьях сохраняются патриархальные устои: глава семьи — собственник фермы, дети экономически зависят от отца. Наследующий ферму сын обычно женится только после смерти отца; крошечные участки земли не могут прокормить две семьи, поэтому в ирландской деревне преобладают поздние браки; характерно также большое число холостяков.

В календарном цикле народных обрядов и обычаев, общих с другими европейскими народами, отмечаются и древние кельтские праздники, например самхейн — начало года по кельтскому календарю (1 ноября). В ночь под 1 ноября принято разжигать костры на возвышенностях, вокруг которых поют и танцуют, по улицам проходят шествия ряженых. 1 августа, в праздник лугназад, отмечается начало жатвы и других уборочных работ. Праздники сопровождаются спортивными соревнованиями. Гэльские национальные виды спорта — харлинг (разновидность хоккея), гэльский футбол.

Богато и своеобразно устное творчество ирландцев как на гэльском, так и на английском языках (исторические песни, в которых отражена национально-освободительная борьба ирландцев, и др.). Традиционные музыкальные инструменты — арфа (считается национальной эмблемой ирландцев) и волынка.

И. Н. Гроздова

Народы и религии мира. Энциклопедия. М., 2000, с. 194-195.

 

 

Операция «Килкенни» – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

В XVI–XVII веках британская колонизация Ирландии постепенно привела к упадку гэльского порядка и языка. С 1560-х годов монархия сменила тактику «наставничества» в отношении жителей кельтской «периферии» на жёсткое подавление. На фоне утверждения превосходства англичан гэлы утрачивали земли, права и обычаи. К 1640-м годам гэльский язык на Изумрудном острове мог применяться лишь в быту. Однако полностью «приручить» Ирландию не получилось. О том, как Тюдоры и Стюарты пытались перевоспитать ирландскую элиту и что из этого вышло, IQ.HSE разобрался с помощью исследования историка из НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге Феликса Левина.

«Цивилизаторы» и «варвары»

«Ирландцы — грубый народ, живущий <…> как звери, — народ, который ещё не отошёл от примитивных привычек пастушеской жизни». «<…> Этот народ, презирающий земледельческий труд и мало жаждущий богатства городов, а также крайне противный гражданским институтам, ведёт ту же жизнь, что и их отцы в лесу и на открытых пастбищах, не желая отказываться от своих старых привычек и узнать что-нибудь новое».

Так в «Топографии Ирландии» (Topographia Hibernica) охарактеризовал население описываемой им страны Гиральд Камбрийский (около 1146 – около 1223). Этот красноречивый средневековый английский историк создал своеобразную энциклопедию Ирландии — и он же чётко обосновал колонизаторскую политику в отношении Изумрудного острова. В строках Гиральда звучит смесь презрения и сочувствия к «туземцам», которые и живут-то почти у «последнего предела» — Ultima Thule, вечно варятся в своем соку и потому воспроизводят «дикость».

«<…> Все их привычки варварские, — рассуждал историк. — Но привычки формируются при общении; и поскольку эти люди населяют страну, столь далёкую от остального мира и лежащую на самом дальнем краю, формируя, так сказать, другой мир, и, таким образом, исключены из цивилизованных наций, они ничему не учатся и не практикуют ничего, кроме варварства, в котором они рождаются и воспитываются, и это прилипает к ним как вторая натура».

На фоне восприятия гэлов как «варваров» англо-нормандская экспансия на Зелёном острове должна была восприниматься как логичная и «цивилизующая». Ей посвящен другой труд Гиральда Камбрийского — «Завоевание Ирландии».

 

 

Таким образом, колонизаторский подход к ирландцам был легитимирован в Англии ещё в XII–XIII веках. Вполне имперское обоснование английского культурного и политического превосходства над аборигенами ко временам «главных» Тюдоров — Генриха VIII (1491-1547) и его дочери Елизаветы I (1533-1603), а затем и первых Стюартов на английском троне (Якова I, 1566-1625) — насчитывало уже несколько столетий — и не подвергалось сомнению.

Английские плантаторы и «туземцы»

Plantations of Ireland — так называлась английская колонизация Изумрудного острова. Традиция её выковывалась при разных монархах: от Генриха VIII до Карла I. Потом курс на подавление местного населения продолжил вождь английской революции середины XVII века, Оливер Кромвель. В ходе колонизации ирландцев вытесняли с собственных территорий: не допускали к власти, конфисковывали земли и передавали их колонистам — planters.

Сценарии «приручения» местного населения различались по степени жёсткости. Иногда корона заигрывала с ирландской знатью, демонстрировала интерес к местной культуре. Но чаще действовала стратегия подавления. Монархия проводила политику централизации власти — и «интегрировала» кельтскую «периферию» вполне насильственно.

Государство на Британских островах было «лоскутным», многосоставным. Такая композитарная монархия нуждалась в унификации. Управляемые ею части должны были демонстрировать большее сходство. Но с чем? Конечно, с Англией, стоявшей во главе иерархии. Нужно было «имплантировать» английские политические модели и английский язык.

Забегая вперед, заметим, что Ирландия не смирилась с участью «покорённой». В этом году исполнилось сто лет её свободе. «1921 год — год независимости Ирландской республики, — поясняет исследователь. — Она оставалась доминионом во внешнеполитическом смысле, но уже была независима». А в 1949 году добилась полной независимости. Впрочем, Северная Ирландия (Ольстер) по-прежнему в составе Соединённого королевства.

Собирание земель, «воссоединение» языков

C начала завоевания Ирландии Генрихом II Плантагенетом в XII веке Англия не могла полностью подчинить себе Зелёный остров. Он оставался «отдельным» в разных смыслах — от политического до этнокультурного. Официально Ирландия управлялась английской короной из Дублина, но большие территории оставались де-факто неподвластны английским монархам.

Процесс подчинения острова обычно ассоциируется с двумя действиями ирландского парламента. Первое — признание Акта о супрематии (Act of Supremacy) в 1536 году, согласно которому Генрих VIII стал главой Ирландской церкви. Второе — присвоение английскому монарху титула короля Ирландии в 1541 году.

В тюдоро-стюартовскую эпоху на Британских островах шло активное государственное строительство, и корона всерьёз озаботилась распространением своей власти в регионах, находившихся под контролем гэльской знати. В композитарной монархии (в англоязычной литературе также встречается термин English Multiple Monarchy), как и в других подобных (Священной Римской империи, Речи Посполитой), простраивалась иерархия частей. На Британских островах («Поли-Альбионе» — Poly-Olbion, как назвал своё стихотворное топографическое описание Британии поэт елизаветинской эпохи Майкл Дрэйтон), несущей конструкцией были английские ценности. Историко-культурное значение остальных этносов признавалось, но их идентичности были на втором плане.

«Риторика британского государственного строительства рассматривала преодоление этнокультурных различий, — отмечает Феликс Левин. — По крайней мере, проект устройства Великой Британии в том виде, в каком он обсуждался при Якове I Стюарте, предполагал наряду с сохранением политической автономии трёх её основных композитов (Англии, Шотландии и Ирландии), их постепенное культурное объединение». И, соответственно, лингвистический плюрализм был очень относительным.

Подобное отношение к языковому многообразию и осознание этнокультурного неравенства основывались на средневековой этнографии, для которой было характерно двойственное восприятие инаковости. С одной стороны, акцентировалось сходство разных этносов. «Если средневековые и ранненововременные энциклопедисты не отрицали различия по языку, обычаям, законам, образу жизни, одежде, физическому облику, то, по крайней мере, стремились найти некие объединяющие народы константы», — пишет исследователь.

Речь идёт о представлении по поводу единства происхождения человеческого рода от Ноя (несмотря на то, что европейским и неевропейским народам приписывались различные генеалогии от Яфета, Хама и Сима). По мнению некоторых учёных, подобное представление о единстве подавляло развитие националистических дискурсов в домодерную эпоху.

Различие народов объяснялось различием языков, которое, в свою очередь, трактовалось с отсылкой к мифу о Вавилонской башне и воспринималось как наказание за грехи. Одновременно существовала и надежда на возвращение утраченного единства. Предполагалось, что общение на одном языке обеспечивает «более добрые» взаимоотношения.

В то же время, в «лоскутных» монархиях могли акцентироваться и различия составлявших их этносов. При таком подходе было особенно очевидно идущее с античных времён противопоставление политических и неполитических народов. Первые представляли «цивилизацию», вторые — «варварство». Проводилась чёткая связь между политическим устройством и культурным развитием. Дихотомическое деление должно было оправдывать господство завоевателей над завоеванными.

Язык как инструмент политики

Тесная связь языка и имперского владычества была реактуализирована в конце XV века. В раннее Новое время язык стал выступать не только как инструмент интеграции, но и как инструмент социального разграничения и субординации. Судя по всему, даже существовали представления о функциях различных языков.

Как показывают практики XVI–XVII веков, одни языки считались пригодными для политического управления и законодательства, а другие вытеснялись в сферу частной жизни и быта. Тем самым, этнокультурные различия конституировались в рамках властных отношений.

Одной из стратегий преодоления «варварства» было образование. В XVI веке стало особенно очевидно, что формирование человеческой личности — управляемый процесс, обучение и воспитание могут существенно изменить человека. Помимо этого, все популярнее оказывалась античная идея цикличности развития народов, подъём от «невежества» к расцвету. Подчеркивая неравномерность развития народов, интеллектуалы всё же выражали надежду, что менее развитые этносы пройдут позднее тем же путем, что и великие народы. Центральная власть при этом брала на себя роль благодетеля — цивилизатора «варваров».

В то же время, «варварство» могло интерпретироваться как «природная» черта подчиняемых народов. Тогда «перевоспитание» выглядело невозможным и заменялось подавлением.

Подчёркивая политическую неразвитость кельтской периферии, английские интеллектуалы раннего Нового времени артикулировали «необходимость цивилизаторской политики для полной инкорпорации туземных элит в состав Британской монархии», подчеркивает Феликс Левин.

Дегаэлизация колонистов

Верховенство английского языка в Ирландии к началу XVI века проявлялось ещё мало. Он использовался как язык документов в зонах английского влияния, но в качестве разговорного оставался языком меньшинства. Основным английский был лишь в Дублине и на юго-востоке Ирландии. Кроме того, в начале XVI века существовали две билингвальные зоны — с ирландским и английским одновременно — на северо-востоке Ирландии (от Пэйла до Антрима) и в южной части — от Лейнстера до Мунстера.

При этом, скорее всего, преобладал ирландский, поэтому периодически принимались меры по борьбе с ним. Они практиковались ещё при Плантагенетах и в тот период должны были остановить гаэлизацию быстро ассимилировавшихся колонистов — англо-нормандских родов, разграничить переселенцев и местное население.

Подобное разграничение зафиксировано в статутах Килкенни 1366 года, принятых под руководством принца Лайонела Антверпа, сына короля Эдуарда III (принц был наместником короля в Ирландии). Статуты были направлены на укрепление власти над Ирландией и запрещали англичанам использовать ирландский язык под угрозой отчуждения земли. Предполагалось сократить контакты между колонистами и «туземцами». Англичанам нельзя было соблюдать гэльские обычаи и дружить с ирландцами.

Статуты выявили беспокойство Англии по поводу проживавшей в Ирландии английской аристократии: как бы та не стала окончательно ирландской. Общение и межнациональные браки было сложно игнорировать.

Поскольку периодически статуты Килкенни воспроизводились, можно предположить, что подобные меры имели декларативный характер, считает Феликс Левин. С образованием королевства Ирландия (оно существовало с 1541 по 1800 год и занимало весь Изумрудный остров) такое разграничение, так же, как и языковое положение, уже не могли быть актуальными. «До этого колонисты и местное население обладали разным статусом, — поясняет Феликс Левин. — Только с 1541 года местное население оказалось подданными английского короля. Теперь английской монархии необходимо было иметь дело с гэльским населением на постоянной основе».

В соответствии с Актом короны (Crown of Ireland Act) Ирландия становилась королевством, а английский монарх Генрих VIII (до этого имевший титул сюзерена Ирландии), как уже говорилось выше, провозглашался и её королем. Сюзеренитет над Ирландией, отсчитывавший начало в 1171 году после завоевания Генрихом II, прекращал существование.

Так или иначе, одновременно формировалась и иерархия английского и ирландского языков, которая, как отмечают исследователи, отразилась ещё в «Акте об английском порядке, обычае и языке» 1537 года, то есть даже до образования королевства Ирландия. Однако на протяжении 1530–1640-х годов (иными словами, даже при Карле I Стюарте) «положение ирландского языка в строящемся королевстве Ирландия, как и степень толерантности к нему, зависели от реакции туземных элит на экспансию центральной власти», утверждает Левин.

Любопытно, что, по иронии судьбы, в ХХ веке одним из реформаторов английского языка и нарратива станет ирландец Джеймс Джойс, автор «Дублинцев», «Улисса» и «Поминок по Финнегану». «Я усыпил язык. Я дошеё до пределов английского», — признавался он. Правда, также обещал «отдать назад» английский: «<…>Я не собираюсь его навсегда разрушать».

Реформация по-ирландски

Первоочередным средством достижения единообразия в композитарной монархии стало распространение протестантизма, начавшееся в Ирландии с 1536 года. Но здесь у Изумрудного острова была своя специфика.

Обычно реформация проводилась на вернакулярных — местных — языках. Однако поскольку ирландский язык ассоциировался с «варварством», в ходе реформации использовался английский. Так, в «Акте об английском порядке» говорилось, что проповедники должны быть английского происхождения и вести службу на английском.

Однако «англиканизация» (она же англизация) оказалась недостаточно успешной — католицизм сохранял позиции, и корона вынужденно обратилась к использованию ирландского языка.

Так, в 1564 году барон Дэлвин Кристофер Нагент подарил Елизавете I ирландский букварь. В 1571 году Джон Кирни (Seaán Ó’Cearnaigh, или John Kearney) перевёл и напечатал первую книгу на ирландском языке, «Алфавит ирландского языка и катехизис» (Aibidil Gaoidheilge agus Caiticiosma). В 1602 году был завершён перевод на ирландский Нового завета, над которым, помимо Кирни, трудились епископы Николас Уолш, Ферганим О’Доннеллан и Уильям Дэниэл. Последний в 1608 году опубликовал ещё и перевод «Книги Общих молитв» (Leabhar na hUrnaí Coitinne).

«При этом ирландский язык для реформации Ирландии привлекался английской короной самым осторожным образом, — уточняет Феликс Левин. — Недоверие к туземным носителям ирландского языка проявлялось в том, что даже когда в 1570-х годах стало понятно, что протестантизм в Ирландии продвигается крайне медленно, Дублинская администрация оказывала предпочтение <…> проповедникам из Шотландии, владевшим ирландским языком». Кстати, недоверие к местному языку наблюдалось и при реформации в Корнуолле: корнский язык так и не был использован для перевода религиозных текстов.

Школа подчинения

В ходе «диалога» центра и региональной знати формировался особый язык управления, коим в ирландском случае считался английский. Тем не менее, стратегии установления подчинения различались. В 1530–1550-е применялись более мирные сценарии — в форме индивидуальных соглашений короны и отдельных представителей знатных родов по схеме «surrender and regrant» (лояльность в обмен на пожалования), предложенной лордом-наместником Энтони Сент-Леджером. Но с 1560-х возобладали уже другие сценарии, с явной дискриминацией гэлов.

Сначала о первом периоде. Одним из условий натурализации гэльских элит стал отказ от традиционных титулов в пользу английских. Было и обещание «придерживаться английских обычаев и манер, пользоваться английским языком <…>, воспитывать своих детей по-английски и учить их английском языку». Эта формула воплощалась в соглашениях короны с Брайаном МакГиллапатриком, Манусом О’Донеллом, Конном О’Нилом, Турло О’Тулом и другими главами кланов.

Достаточного количества кадров для контроля за исполнением этих обещаний у английской монархии не было. Поэтому, с учётом нестабильности на Изумрудном острове в XVI веке (мятежи против английской власти происходили весь век), отношение к инаковости было прагматичное, отмечает Левин: «Демонстративной лояльности, неучастия в мятежах порою было вполне достаточно, и в рамках подвластных регионов [местной элите] дозволялась определённая доля самостоятельности».

Характерен случай МакГиллапатриков, лояльных короне и получивших право казнить мятежников на подконтрольной им территории. При этом вплоть до 1603 года представители этого клана не особенно англизировались и продолжали использовать ирландский язык. Однако после подавления мятежа Хью О’Нила (главы сопротивления во время Девятилетней войны 1593–1603 годов, ставшей очень серьёзной угрозой английскому правительству в Ирландии) и Хью О’Донелла в 1603 году, а также формирования самовоспроизводящегося английского административного ресурса, потребность в услугах МакГиллапатриков отпала. При Якове I их владения были подвергнуты более жёсткой англизации. Там было окончательно внедрено общее право и прекращены поборы, которые взимали с подвластного населения МакГиллапатрики.

Таким образом, сначала Тюдоры хотели сформировать новую, надстроенную над локальной, «британскую» идентичность, которая содействовала бы продвижению английской власти в регионы. Эта идентичность должна была проявляться во взаимодействии с Дублинской администрацией и английской монархией как свидетельство подчинения.

Речь шла о воспитании «истинных подданных», и тут корона готова была ещё идти на уступки. Выстраиваемую идентичность можно назвать консентуальной, поскольку она допускала межкультурное переключение у разделявших её народов. Отчасти признавался билингвальный характер королевства — при лорде-наместнике в Дублине даже состоял переводчик.

В целом эта политика дала определенный результат: многие гэльские аристократы отправляли детей учиться в Англию и служить при дворе. Но эта англизация была всё же недостаточной. Беспокойная «периферия» не смирялась. В результате схема «surrender and regrant» постепенно начала сворачиваться — в связи с относительной неудачей реформации, слабым желанием гэльских династий присоединять свои земли к владениям английской короны и военным противодействием со стороны ирландской знати. А начиная с 1560-х проблему инаковости стали решать, опираясь на идею «цивилизаторской» миссии англичан.

Елизаветинский и яковитский прессинг

В царствование Доброй королевы Бесс формировался дискурс «повторного завоевания Ирландии», и английская монархия выбрала более жесткий курс — с использованием военного и юридического насилия и социальной сегрегации. На Изумрудном острове складывалась новая аристократия — уже из переселенцев. Католической ирландской знати постепенно закрыли доступ к властным структурам. Должности лорда-наместника в Ирландии, лорда-казначея и судей королевства получали либо люди, приехавшие с «большой земли» (из Англии), либо дети колонистов, «новых англичан».

Из-за недоверия к местной элите английская корона начала выстраивать самовоспроизводящийся протестантский политический класс. На него предполагалось опираться в Ирландии. Власть над Зелёным островом, по сути, оказалась в руках колониального меньшинства.

После Елизаветы, в раннестюартовский период (1600–1610 годы), английская власть окончательно внедрилась в одноязычные гэльские районы. В каждом графстве, независимо от его этнокультурного состава, теперь были шериф и протестантский епископ английского происхождения.

Ещё одно решение касалось собственности. Земля конфисковывалась у мятежников и передавалась новым колонистам. Как отмечает исследователь, «плантации намечали контуры принудительной ассимиляции», поскольку представители гэльского джентри оказывались арендаторами у полностью англоговорящих землевладельцев. На последних работало и гэльское крестьянство. Всё это привело к изменению этнолингвистического ландшафта Изумрудного острова, особенно заметному при Якове I. Преемник Елизаветы I унаследовал от неё проблемы государственного строительства и напряженные отношения с «мятежными» ирландцами.

Суд Якова

После того как в сентябре 1607 года произошло «бегство графов» — 99 ирландских аристократов, потомков ирландских королей и вождей кланов, сбежали с семьями на кораблях, были приняты французским королём, а затем нашли убежище в Риме благодаря Папе, — началось самое активное продвижение судов общего права. Эти суды воспринимались как главное условие «цивилизованного» Зелёного острова. Одновременно подавлялось брегонское (древнеирландское) право — социальная база ирландского языка.

Впрочем, даже ещё до «бегства графов», в 1605 году, был издан указ, согласно которому все жители Ирландии объявлялись подданными английского короля и обязывались подавать свои прошения в ассизный суд (суд присяжных) или лорду-наместнику. Так что документооборот шёл на английском. А с распространением судов общего права английский язык полностью закреплял свою роль как язык управления, администрирования и суда.

При этом ирландский язык лишался юридического статуса — и постепенно утрачивал социальный престиж. Интегрироваться в Британскую монархию без использования английского стало невозможно. «Создавались дискриминационные условия, ибо без знания английского языка нельзя было вступать в поземельные отношения, получать доступ к праву или к должностным позициям», — подчёркивает Феликс Левин.

В двух шагах от разрушения идентичности

Таким образом, тюдоро-стюартовский проект по отношению к гэльскому и гаэлизированному населению эволюционировал от прагматичного заигрывания до принудительных форм контроля. Целью политики было установление «разумного» социального порядка, предполагавшего выстраивание надстроечной «британской» идентичности.

Такая идентичность допускала сосуществование языков, но в рамках конкретной функциональной иерархии. В публичной сфере господствовал английский. Ирландский скромно «ютился» в быту. Одним из знаков послушания со стороны ирландской знати было использование «правильного» — то есть английского — языка.

Процессы, происходившие в Ирландии в XVI–XVII веках, можно назвать «дискурсивной аккультурацией», считает автор исследования. Она «не затрагивает глубинных идентитарных процессов, но устанавливает языковую иерархию, которая, в свою очередь, может повлиять на переосмысление идентичностей местного населения», поясняет Левин.

В итоге к концу XVII века английский язык проник в зоны, где его раньше не было, — в Ольстер и Коннахт. На юге и юго-западе Ирландии встречались зоны с доминированием английского, особенно в Лимерике, Корке, Килкенни, Уотерфорде. На севере Ирландии не было полностью англоговорящих зон, зато, помимо английского, присутствовали лалланс (шотландский) и шотландский гэльский. Добавим, что вокруг названных ареалов на юго-западе и юге и на северо-западе существовали билингвальные зоны. В то же самое время на востоке острова по-прежнему преобладал ирландский.

Кстати, репрессивную политику в отношении местного населения продолжило и революционное правительство в Англии в середине XVII века. Очередное завоевание Ирландии в конце 1640-х – начале 1650-х стало крайне жестоким. Оливера Кромвеля до сих пор ненавидят в Ирландии за те кровавые методы, которые он применял в Дроэде и других городах при подавлении восстаний.

К этому стоит добавить, что в 1652 году парламент утвердил конфискацию ирландских земель, и львиной доли своих угодий лишились даже те местные жители, которые не выступали против английского парламента. Ирландские землевладельцы подлежали депортации в область Коннахт (запад Изумрудного острова). Тысячи жителей были депортированы в английские колонии и оказались в рабстве.

В результате колонизаторской политики ареал доминирования ирландского резко сократился. Хотя единообразия языка и религии всё же не было, существовала «субординация» языков. Показательно, что её «не смог преодолеть даже ирландский национализм Нового времени, бывший преимущественно англоязычным», заключает исследователь.
IQ


Подпишись на IQ.HSE

Ирландский ДНК-атлас: выявление мелкомасштабной структуры населения и истории в Ирландии

Структура населения в Ирландии

Чтобы исследовать степень мелкомасштабной структуры населения в Ирландии, мы собрали объединенный набор данных генотипа SNP из 536 ирландцев (по которым отныне мы имеем в виду ирландцев из ирландского Атласа ДНК, Тринити или наборов данных PoBI), 101 шотландца, 131 валлийца, 96 оркадцев и 1239 англичан. Мы выполнили анализ fineStructure 24 на этом наборе данных, который идентифицировал окончательное предполагаемое состояние k = 48 кластеров.Затем мы исследовали иерархическую структуру кластеризации, от самого грубого ( k = 2) до самого тонкого ( k = 48) уровня. При k = 48 мы воспроизводим ранее сообщенную генетическую структуру по всей Великобритании 21 , но, кроме того, мы наблюдаем семь больших кластеров преимущественно ирландского происхождения (дополнительный рис.1), которые мы рассматриваем как предположительно «гэльские» ирландцы. Все семь из этих «гэльских» ирландских кластеров очевидны при k = 30, и все кластеры на этом уровне имеют минимальный размер 10 особей (дополнительная таблица 1).При k = 30 мы описываем более тонкую ирландскую структуру, а также повторно захватываем ранее описанную британскую структуру 21 . Подобно предыдущим отчетам, мы представляем информативные кластеры с> 10 индивидуумами 21,27 (см. Рис. 1), чтобы последующий анализ имел соответствующую мощность. Результаты анализа главных компонентов (PCA) матрицы наследственности fineStructure показаны в дополнительных данных 3 и дополнительном рисунке 2. Мы также отмечаем, что подход fineStructure превзошел по эффективности общегеномный комплексный анализ признаков (gcta64) (дополнительные данные 4 и Дополнительный рис.3), наблюдая, что fineStructure может разделять «гэльские» ирландские кластеры как на грубых (основные компоненты 1 и 2), так и на тонких (основные компоненты 7 и 8) уровнях лучше, чем gcta64.

Рисунок 1

Группирование людей с ирландским и британским происхождением, основанное исключительно на генетике. Показаны 30 кластеров, идентифицированных с помощью fineStructure от 2103 ирландцев и британцев. Дендрограмма (слева) показывает дерево кластеров, выведенное с помощью fineStructure, а карта (справа) показывает географическое происхождение 192 ирландцев из Атласа и 1611 британцев из когорты народов Британских островов (PoBI), помеченных в соответствии с принадлежностью к кластеру fineStructure. .Люди размещаются на средней широте и долготе их прародителей (Атлас) или прародителей (PoBI) места рождения. Великобритания разделена на Англию, Шотландию и Уэльс. Остров Ирландия разделен на четыре провинции; Ольстер, Коннахт, Ленстер и Мюнстер. Схема Британии была взята из Global Administrative Areas (2012). База данных GADM глобальных административных областей, версия 2.0. www.gadm.org. Схема Ирландии была взята из Open Street Map Ireland, авторское право OpenStreetMap Contributors, (https: // www.openstreetmap.ie/) — данные доступны по лицензии Open Database License. Рисунок был построен на языке статистического программного обеспечения R 46 , версия 3.4.1, с различными пакетами.

Большинство наших ирландцев помещены в группы, сгруппированные на одной ветви, которая сама сгруппирована с оркадской ветвью. Эта комбинированная ветвь образует выходящую группу для остальных кластеров тонкой структуры (рис. 1). Кластеры, обнаруженные в ирландском филиале, стратифицированы по географическому признаку, и мы присвоили ярлыки, чтобы отразить это.Чтобы избежать путаницы, кластер fineStructure выделяется курсивом (например, Ulster ), в отличие от географического региона (например, провинции Ольстер). Внутри «ирландской» ветви мы наблюдаем три широкие группы кластеров, которые обозначены цветом метки кластера на дендрограмме, показанной на рис. 1. Цвет названия кластера на рис. 1. Кластеры описывают; север Ирландии ( Ulster ), центр Ирландии ( Connacht , Dublin , C Ireland и Leinster ) и юг Ирландии ( N Munster и S Munster ) .Распределение этих ирландских кластеров следует как географическим, так и политическим границам в пределах Ирландии; особенно границы четырех ирландских провинций (см. рис. 1). Два кластера, N Munster и S Munster , следуют за границами Мюнстера. То же самое можно сказать о кластере Connacht для Коннахта и кластере Ulster для Ольстера. Центр ветви Ирландии преимущественно находится в границах современной ирландской провинции Ленстер, за исключением кластера C Ireland , который также находится на севере Мюнстера и юге Коннахта.В частности, Leinster находится в пределах провинции Leinster и исторического королевства 28 . Наконец, Дублин в основном сосредоточен в округе Дублин (с некоторыми членами на севере в Ольстере).

Ветвь fineStructure со второй по величине долей ирландцев — это ветвь Северной Ирландии, содержащая кластеры N Ireland I , II и III (рис. 1A). Эти группы состоят из ирландцев (преимущественно с севера Ирландии), шотландцев и англичан (преимущественно с севера Англии) в различных пропорциях. с.ш. Ирландия I (n = 33) состоит из 7 ирландцев и 26 англичан, с.ш. Ирландия II (n = 94) состоит из 53 ирландцев, 19 шотландцев и 22 англичан, и с.ш. = 38) состоит из 28 ирландцев, 1 шотландца и 9 англичан. Большинство ирландцев, помещенных в кластер Северной Ирландии, находятся в пределах Северная Ирландия II , и их недавнее генеалогическое происхождение происходит из Ольстера (рис. 1). Другие ирландцы в N Ireland I и III преимущественно обитают в Ольстере или Дублине, хотя есть один человек в N Ireland I , чья недавняя генеалогическая родословная происходит с юга Ирландии.Смешанное членство в этих кластерах предполагает, что эти люди имели общие ирландские и британские корни. Для дальнейшего изучения этой гипотезы мы использовали генеалогические данные из ирландского ДНК-атласа, сравнивая фамилии прадедов из разных кластеров. Сначала мы классифицировали фамилии по следующим категориям; Ирландский гэльский, английский (который включает английские или англо-нормандские фамилии), шотландский (который включает шотландские фамилии или фамилии Gallowglass) или другие. Затем мы сравнили, имели ли люди из Атласа в кластерах «гэльский» ирландский и северный ирландский существенно различающиеся количества фамилий ирландского или английского, ирландского или шотландского происхождения.Мы протестировали с помощью точного теста Фишера на языке вычислений R. Мы наблюдаем, что кластеры N Ireland имеют значительно большую долю английских фамилий ( p = 2,2e-16, OR: 6,34) и шотландских фамилий (). p = 2,2e-16, OR: 25,27), чем соседние «гэльские» ирландские скопления.

Для дальнейшего сравнения генетических расстояний между наблюдаемыми ирландскими и британскими кластерами мы выполнили анализ F st , вычислив значение F st между ирландскими и британскими кластерами точной структуры (см. Дополнительную таблицу 2).Как и ожидалось, и в соответствии с анализом FineStructure и предыдущими оценками 18,21 , генетическая дифференциация в Ирландии и Великобритании неуловима, с наибольшими генетическими дистанциями между оркадскими и неоркадскими кластерами (среднее значение F st = 0,0032). Ольстер , кажется, является выбросом по сравнению с другими «гэльскими» ирландскими кластерами, что согласуется с его положением в PCA (дополнительный рис. 2). Гэльские кластеры хорошо различаются между собой (в среднем F st = 0.00030; средний F st без исключения Ulster = 0,00024), что сопоставимо с дифференциацией, которую мы видим между английскими кластерами (средний F st = 0,00031; средний F st без исключения Cornwall I = 0,00024). Этот уровень дифференциации более тонкий, чем тот, который мы наблюдаем в Уэльсе (средний F st = 0,00138) или Шотландии (средний F st = 0,00250). Уровень дифференциации, который мы наблюдаем на острове Ирландия (F st = 0.0003), включая гэльские скопления и скопления Северной Ирландии, почти на порядок меньше, чем то, что мы наблюдаем в скоплениях, обнаруженных по всей Великобритании, за исключением Оркнейских островов (F st = 0,00135).

Хотя гаплотипическая связь между двумя опубликованными древними ирландскими геномами и современной европейской популяцией была описана 7 , нас интересовало, сможем ли мы обнаружить какое-либо гаплотипическое сродство этих древних ирландских геномов с группами, которые мы наблюдаем в современной Ирландии.Мы использовали процедуру, аналогичную первоначальным авторам, 7 , выполнили анализ ChromoPainter и сравнили гаплотипическое сродство наших современных ирландских и британских кластеров с ирландским неолитическим баллинахетти (3343–3020 гг. До н.э.) и ирландским бронзовым веком Ратлина1 (2026–1534 годы). cal BC) особи. Мы записали среднюю продолжительность гаплотипических пожертвований от каждого древнего ирландца на каждый k = 30 ирландских или британских кластеров (см. Дополнительные данные 5). Мы наблюдаем, что большинство кластеров в Ирландии и Великобритании имеют сходство с Баллинахэтти, без существенных различий между отдельными ирландскими кластерами (дополнительный рис.4а). Самые высокие гаплотипические пожертвования для Ратлина1 поступают в пользу современного «кельтоязычного» населения, то есть Ирландии, Уэльса и Шотландии. Хотя никакие пожертвования в «ирландские» кластеры не сильно отличаются друг от друга, и Connacht , и Dublin действительно показывают самое высокое сродство с Rathlin1 (дополнительный рис. 4b). Эти результаты предполагают гомогенный вклад этих двух древних геномов в современную генетическую структуру Ирландии.

Предполагаемые эффективные поверхности миграции

Чтобы выявить доказательства барьеров для потока генов в Ирландии и Великобритании, мы выполнили анализ EEMS 25 на наборах данных Атлас и PoBI.Мы не включали людей из набора данных Trinity, поскольку они не имеют геокодирования. Подробнее об анализе см. «Методы и дополнительные данные» 2.2. Мы наблюдаем ряд барьеров для потока генов в Ирландии и на Британских островах (рис. 2). Самый сильный барьер находится вокруг Уэльса между Ирландией и Англией, а отдельный барьер наблюдается между Шотландией и Оркнейскими островами. Эти барьеры отражают самые большие различия в наших анализах fineStructure и F st . Мы также наблюдаем несколько препятствий потоку генов в Англии.Первый находится на юго-западе и, кажется, отделяет Девон / Корнуолл от соседних английских графств и Уэльса. Второй — это регион на севере Англии, в Пеннинских холмах, который связан с распределением кластера fineStructure N England I , с третьей границей, следующей за англо-шотландской границей. В дополнение к общей области потока генов, идентифицированной в южной и центральной Англии, наблюдаются два заметных коридора потока генов; первый проходит вдоль валлийско-английской границы, которая представляет два кластера с.ш., Англия II и , марши I , а второй находится на севере Англии и представляет собой связь между двумя кластерами с.ш., Англия III и с.ш. Англия IV .Внутри Шотландии коридор потока генов соединяет два региона, в которых проводится выборка, и есть два региона потока генов в Уэльсе, которые соответствуют областям, откуда происходит большинство северных и южных образцов Уэльса. Западные острова и Высокогорье Шотландии представляют собой большой регион с низким потоком генов и могут отражать относительную изоляцию небольшого количества образцов из этого региона, которые принадлежат к кластеру W Scotland I .

В Ирландии мы наблюдаем общую тенденцию потока генов по всему острову с тремя областями низкой миграции.Первый находится к западу от острова, включая побережье Коннахта. Второй — это регион с относительно низкой генетической миграцией недалеко от границы Ленстер-Мюнстер. Последняя область низкой генетической миграции находится в Ольстере, простираясь до Шотландии, и, кажется, отражает генетическую дифференциацию «гэльской» Ирландии и Великобритании, особенно Шотландии. Этот образец изоляции Ирландии также прослеживается в барьере потока генов между Уэльсом и Ирландией. Интересно, что мы наблюдаем коридор относительно высокой генетической миграции между северо-востоком Ольстера и юго-западом Шотландии.Этот коридор, по-видимому, отражает связь между людьми общего ирландского и британского происхождения (т.е. с.ш. Ирландия I , II и III ), и действительно, авторы EEMS ожидают, что при некоторых обстоятельствах EEMS может представлять недавних генетических мигрантов. сюда 25 .

Профили предков

Для изучения происхождения ирландских генетических кластеров мы использовали ранее описанный метод 21 для моделирования наших ирландских и британских кластеров как смеси различных популяций в пределах Европы.Если разные кластеры в Ирландии испытали разную историю примесей в прошлом (по отношению к Европе), этот основанный на регрессии анализ примесей продемонстрирует это с различными профилями примесей.

В нашем анализе мы оценили профили предков каждого ирландского и британского кластеров в k = 30. Перед этим мы выполнили анализ FineStructure на 6021 человеке из Европы, чтобы описать структуру населения в европейской выборке, и вывели 134 кластера (см. «Методы»). ).Затем мы исследовали различные иерархические уровни европейской кластеризации, чтобы определить значение k кластеров, которое суммировало основную структуру населения и сохранило кластеры, которые достаточно велики, чтобы гарантировать точность и мощность метода профиля предков. Для того, чтобы наши результаты были сопоставимы с предыдущими применениями этого метода 21 , мы выбрали такое же количество референтных кластеров с использованием европейских индивидов. В конце концов, мы определили k = 56 как хорошее представление, т.е.е. кластеры представляют собой основные ветви дендрограммы, но сохраняют достаточно образцов для регрессионного анализа примесей. Мы дополнительно удалили всех индивидов из предположительно недавних смешанных кластеров, поскольку нас интересовало разнообразие наследственных гаплотипов в каждом регионе Европы. Более недавнее смешение эталонных европейских кластеров исказило бы нашу способность распознавать более древние вклады. Это оставило окончательное значение k из 51 кластера и 5 804 европейца для регрессионного анализа предков.Для получения более подробной информации о европейской кластеризации см. Дополнительную таблицу 4. Мы выполнили окраску гаплотипов ChromoPainter для ирландцев и британцев, используя 51 европейский кластер в качестве доноров, а также нарисовали европейских людей с 51 европейским кластером, дающим гаплотипы. Затем с помощью регрессии мы вычислили среднюю долю генома в каждом ирландском и британском кластерах, который по предкам наиболее близок к каждому из европейских кластеров.

Мы сообщаем об общих уровнях пропорций предков, лучше всего представленных каждой группой европейских кластеров, сгруппированных по членству в разных странах (рис.3a), а также пропорции предков 19 отдельных европейских кластеров, которые вносят по крайней мере 2,5% предков в любой ирландский или британский кластер (рис. 3b). Необработанные пропорции предков указаны в дополнительной таблице 5, а 95% доверительные интервалы — в дополнительной таблице 6. Для семи «гэльских» ирландских кластеров мы наблюдаем, что 80% родословных лучше всего объясняются кластерами французского, бельгийского, датского и французского языков. и норвежское членство, причем кластеры из шести других эталонных европейских популяций составляют оставшиеся ~ 20% (рис.3а). Французские кластеры лучше всего подходят примерно для половины предков в этих ирландских кластерах, что является самой высокой долей среди всех ирландских или британских кластеров. Эта французская пропорция обусловлена ​​главным образом европейским кластером FRA1, который сам по себе представляет в среднем 30% предков в «гэльских» ирландских кластерах (рис. 3b). Кластер FRA1 преимущественно (80,0%) состоит из людей из северо-западного региона Франции, области, генетически близкой к другим, британским, «кельтским» популяциям 23 .Этот образец французского происхождения продолжается в других ирландских и британских кластерах, связанных с кельтским происхождением; в частности, кластеры Северной Ирландии, Шотландии, Оркадского, Уэльского и Корнуоллского языков. «Гэльские» ирландские кластеры показывают самые низкие пропорции предков среди немецких кластеров, которые, в свою очередь, как полагают, отражают германско-саксонское влияние 21 . Оркнейские острова занимают второе место по количеству «германских», с наибольшим количеством английских кластеров. Мы также наблюдаем небольшое количество бельгийских предков в Ирландии по сравнению с группами внутри Британии, что дополнительно иллюстрирует относительную изоляцию Ирландии от материковой Европы.

Рисунок 2

Расчетная эффективная миграционная поверхность Ирландии и Великобритании от 1803 г. ирландцев и британцев. Показаны апостериорные средние скорости миграции шести независимых цепочек EEMS ( м — в масштабе log10). Схема Британии была взята из Global Administrative Areas (2012). База данных GADM глобальных административных областей, версия 2.0. www.gadm.org. Схема Ирландии была представлена ​​Open Street Map Ireland, Copyright OpenStreetMap Contributors, (https: // www.openstreetmap.ie/) — данные доступны по лицензии Open Database License. Рисунок был создан на языке статистического программного обеспечения R 46 , версия 3.4.1, с помощью пакета rEEMSplots.

Рисунок 3

Профили европейских предков 30 ирландских и британских групп. ( a ) Общий вклад предков, суммированный по большинству европейских стран происхождения для каждого из 30 ирландских и британских кластеров. ( b ) (слева) Предки 19 европейских кластеров, которые жертвуют как минимум 2.5% происхождение от одного ирландского или британского кластера. (справа) Географическое распределение 19 европейских кластеров, показанное как доля людей в каждом европейском регионе, принадлежащих к каждому из 19 европейских кластеров. Доля людей из каждого европейского региона, не входящего в 19 европейских кластеров, показана серым цветом. Общее количество людей из каждого региона показано белым текстом. Не все европейцы, включенные в анализ, были фенотипированы географически. Рисунок был создан на языке статистической программы R 46 , версия 3.4.1, используя различные пакеты. Карта Европы была получена из программного пакета R «mapdata» (https://CRAN.R-project.org/package=mapdata).

По сравнению с «гэльскими» ирландскими кластерами, кластеры Северной Ирландии демонстрируют пропорции предков, которые находятся между ирландскими и британскими пропорциями. А именно, по мере того, как доля немецких предков уменьшается, доля французских предков увеличивается (r 2 = 0,97, p = 0,08). Это согласуется с пропорциями людей с недавним ирландским или британским генеалогическим происхождением в каждом из кластеров Северной Ирландии (см. Результаты: Структура населения в Ирландии), где кластеры с наименьшим количеством ирландцев показывают наименьшую долю французского происхождения. .Следовательно, кластеры Северной Ирландии, по-видимому, возникли из разных пропорций ирландского и британского происхождения.

Поразительный результат нашего анализа примесей — удивительное количество норвежских предков в наших ирландских скоплениях. Мы также обнаружили высокий уровень норвежского происхождения в оркадских и шотландских кластерах и относительно низкий уровень норвежского происхождения в английских и валлийских кластерах. Норвежские кластеры, которые вносят значительный вклад в какие-либо ирландские или британские кластеры, преимущественно состоят из людей из графств на северном или западном побережье Норвегии (рис.3б). Эти области отмечены как регионы, где деятельность норвежских викингов началась с 8 . Хотя этот неожиданный норвежский сигнал в Ирландии, скорее всего, связан с примесью норвежцев в Ирландии, на самом деле это подтверждается рассказами об ирландской работорговле в эпоху викингов 29 и анализом Y-хромосомы (неопубликовано). Чтобы проверить эту гипотезу, мы провели дополнительный регрессионный анализ примесей, на этот раз смоделировав норвежские гаплотипы как смесь ирландских, британских или европейских гаплотипов (дополнительные данные 6).Мы наблюдаем значительную долю ирландских, шотландских и оркадских предков в современной Норвегии (6,82%, 2,29% и 2,13% соответственно), особенно в западной Норвегии. Это может служить доказательством того, что ирландцы вернулись в Норвегию, но также могут быть легко объяснены норвежскими гаплотипами, существующими в Ирландии, Шотландии и Оркнейских островах. Таким образом, мы можем дать верхнюю оценку примерно 20% норвежского происхождения в Ирландии, но не можем предоставить эмпирический нижний предел.

Примесь в Ирландии

Чтобы исследовать доказательства наличия примеси в Ирландии из европейских источников, мы выполнили анализ Globetrotter 26 на объединенном европейском, ирландском и британском наборах данных, используемых в регрессионном профилировании предков (см. Методы).Метод Globetrotter не требует спецификации a priori источников примесей, вместо этого моделирование исходных популяций как смеси «суррогатов», которые могут или не могут быть родственными предками фактическим исходным популяциям.

Мы проанализировали свидетельства явления примеси во всех отдельных «гэльских» ирландских кластерах, а также в комбинации всех «гэльских» ирландских кластеров вместе ( Ireland-Combined ). Мы использовали ранее описанный 51 европейский кластер в качестве суррогатных исходных популяций.Мы обнаружили существенное свидетельство примеси (p <0,01) в кластере Ireland-Combined , а также; C, Ирландия , Connacht , Leinster , N Munster и Ulster кластеров (дополнительная таблица 7). Мы наблюдаем даты примесей, которые в совокупности находятся в диапазоне от 38,72 до 29,92 поколений (788–1052 гг.), С участием двух источников. Основной источник преимущественно моделируется как смесь предков FRA2 и FRA1. Источник меньшинства предоставил диапазон 0.31–0.36 с последовательным французским и немецким происхождением, а также североевропейский компонент, представленный кластерами DEN1, SWE10, а также NOR1 и NOR10. В эти кластеры входят люди в основном из регионов, связанных с деятельностью викингов. Основной источник мы интерпретируем как исконно ирландский компонент, а второстепенный источник — как добавочный. Совместные кривые вероятности для анализов примесей представлены в дополнительных данных 7 и дополнительном рис. 7.1 и предполагают, что самый большой протестированный кластер, Ireland-Combined , имеет самый чистый сигнал для сравнения основных «ирландских» и «норвежских» компонентов.Наши результаты Globetrotter предполагают случай примеси в Ирландии с участием скандинавского компонента, который датируется примерно временами активности викингов в Ирландии.

Мы выдвинули гипотезу, что кластеры с ирландским и британским членством ( с.ш. Ирландия I , II и III ) представляют людей с общим ирландским и британским происхождением из-за событий смешения. Поэтому мы выполнили дополнительный анализ Globetrotter, используя другие 27 ирландских и британских кластеров в качестве суррогатных исходных популяций (см. Методы).Мы обнаружили значительные свидетельства примеси во всех трех кластерах Северной Ирландии (p <0,01) (см. Дополнительную таблицу 8) с датами в диапазоне от 17 -го -го до 18-го -го веков. Самый большой из этих скоплений, N Ireland II , по оценкам, имеет самую старую дату примеси — 10,66 (ДИ: ± 0,43) поколения назад. Мы оцениваем это событие смешения между двумя источниками, дающее 0,34 и 0,66 родословной. Источник 1 смоделирован как 0,52 коренного ирландского происхождения (из которых C Ирландия составляет 0.258 и Ольстер — 0,260), с 0,8 из источника 2 родословной, смоделированной как N England IV . События примеси, обнаруженные в двух других скоплениях, северной Ирландии I и северной Ирландии III , имеют более поздние даты (7,42 ДИ: ± 0,43 и 9,24 ДИ: ± 0,31, соответственно). N Ирландия I состоит из источника 1, вносящего 0,4, и источника 2, вносящего вклад в 0,6 предков смешанной популяции. Источник 1 в основном состоит из 0,298 Leinster , 0,189 C Ireland и 0.152 N Англия I предков, источник 2 в основном состоит из 0,646 Англия I предков. В отличие от N Ireland I и II , основным источником примеси N Ireland III является в основном ирландское происхождение. Основной источник 2 (0,7 общей родословной) состоит в основном из C Ирландия (0,412) и Ольстера (0,162) родословной. Второстепенный источник 1 (общее количество предков 0,3) смоделирован как состоящий в основном из англичан ( England I -0.332, N England IV — 0,322, N England I — 0,119 и N England II — 0,103). Совместные кривые вероятности большинства «ирландских» и основных «британских» компонентов (дополнительный рис. 7.2–4) показывают, что наибольшее скопление ( N Ireland II ) демонстрирует самый чистый сигнал. Подгонянные кривые относительно неглубокие по сравнению с другими сигналами примеси 21,26 , что свидетельствует об относительно постепенном процессе смешения.

Древние кости показывают, что ирландцы в конце концов не кельты

Случайное открытие древних костей под ирландским пабом в середине 2000-х годов поставило под сомнение то, что ирландцы вообще связаны с древними кельтами.

В 2006 году Берти Карри расчищал землю, чтобы проложить дорогу к бару МакКуэйга на острове Ратлин недалеко от Антрима, когда он заметил большой плоский камень, похороненный под поверхностью.

Карри обнаружил, что под камнем есть большая щель, и продолжил расследование.

«Я выстрелил в факел и увидел этого джентльмена, ну, его череп и кости», — сказал Карри газете Washington Post в марте 2016 года.

В конце концов он нашел останки трех человек и немедленно вызвал полицию.

Прибывшая на место происшествия полиция обнаружила, что это не место преступления, а древнее захоронение.

Оказалось, что это очень важное древнее захоронение, которое с помощью анализа ДНК могло полностью изменить представление о том, что ирландцы произошли от кельтов.

Ряд видных профессоров уважаемых университетов Ирландии и Великобритании проанализировали кости и заявили, что это открытие может переписать ирландскую историю и родословную.

Исследователи ДНК обнаружили, что три скелета, найденные под пабом Карри, являются предками современных ирландцев и примерно на 1000 лет предшествуют прибытию кельтов на ирландские берега.

По сути, ирландская ДНК существовала в Ирландии еще до того, как кельты ступили на остров.

Вместо этого, ирландские предки могли приехать в Ирландию из библейских земель на Ближнем Востоке. Они могли прибыть в Ирландию с Южного Средиземноморья и привезти с собой крупный рогатый скот, зерновые и керамику.

В Proceedings of the National Academy of Science (PNAS) в 2015 году говорилось, что кости поразительно напоминают кости современных ирландцев, шотландцев и валлийцев.

Профессор археологии на пенсии из широко известного Оксфордского университета сказал, что это открытие может полностью изменить представление об ирландском происхождении.

«Доказательства ДНК, основанные на этих костях, полностью меняют традиционную точку зрения», — сказал Барри Канлифф, заслуженный профессор археологии в Оксфорде.

Радиоуглеродное датирование в баре Currie’s McCuaig’s Bar показало, что древние кости датируются как минимум 2000 годом до нашей эры, что на сотни лет старше, чем самые старые известные кельтские артефакты в мире.

Дэн Брэдли, профессор генетики в Тринити-колледже, сказал в 2016 году, что это открытие может бросить вызов распространенному мнению о родстве ирландцев с кельтами.

«Геномы современных людей в Ирландии старше — намного старше — чем мы думали раньше», — сказал он.

* Первоначально опубликовано в марте 2016 г., последнее обновление — в декабре 2021 г.

ИрландияЦентральная история

Любите ирландскую историю? Поделитесь своими любимыми историями с другими любителями истории в группе IrishCentral History на Facebook.

Кем были черные ирландцы и какова их история?

Существует ряд различных утверждений относительно происхождения термина Black Irish, ни одно из которых невозможно полностью доказать или опровергнуть.

Термин «черный ирландец» был в обращении среди ирландских эмигрантов и их потомков на протяжении веков. Тем не менее, как предмет исторической дискуссии, он почти никогда не упоминается в Ирландии.

Существует ряд различных утверждений относительно происхождения термина, ни одно из которых невозможно полностью доказать или опровергнуть.

Этот термин обычно используется для описания людей ирландского происхождения с темными чертами лица, черными волосами, смуглой кожей и темными глазами.

Беглый обзор ирландской истории показывает, что остров подвергся ряду притоков иностранных культур. Кельты прибыли на остров около 500 г. до н. Э.

Было ли это фактическим вторжением или, скорее, более постепенной миграцией и ассимиляцией их культуры коренными ирландцами, остается открытым для предположений, но есть достаточно доказательств, чтобы предположить, что это последнее объяснение более вероятно.

Следующий большой приток пришел из Северной Европы, когда викинги совершили набеги уже в 795 году нашей эры. Поражение викингов в битве при Клонтарфе в 1014 году Брайаном Бору означало конец борьбы с захватчиками и последующее объединение. викингов в ирландское общество. Мигранты стали «гэльскими» и образовали септы (своего рода клан) по гэльскому образцу.

Нормандские вторжения 1170 и 1172 годов под предводительством Стронгбоу привели к тому, что в стране поселилась еще одна волна иммигрантов, многие из которых яростно сопротивлялись английскому господству на острове в последующие столетия.Плантация Ольстера в семнадцатом веке стала свидетелем прибытия английских и шотландских колонистов в Ольстер после бегства графов.

Каждая из этих иммигрантских групп имела свои собственные физические характеристики, и все, за исключением Ulster Planters, в некоторой степени ассимилировались в ирландском обществе, многие утверждали, что они «более ирландцы, чем сами ирландцы»

Викингов часто называли «темными захватчиками» или «черными иностранцами». Гэльское слово для иностранца — «желчный», а для черного (или темного) — «дубх».«

Многие семьи захватчиков взяли гэльские имена, в которых использовались эти два описательных слова. Имя Дойл происходит от ирландского «O’Dubhghaill», что буквально означает «темный иностранец», что раскрывает их наследие как силу вторжения с темными намерениями.

Подробнее: Черный ирландец — правда и мифы

Имя Галлахера — «О Галлхобхейр», что переводится как «иностранная помощь». Традиционный образ викингов — это бледнокожие и светловолосые захватчики, но их описание как «темных иностранцев» может привести нас к выводу, что их память в фольклоре не обязательно отражает их физическое описание.

Норманны были приглашены в Ирландию Дермотом Макмерроу и возглавлялись знаменитым Стронгбоу. Норманны возникли во Франции, где черноволосые люди не редкость. Как и викинги, они рассматривались как люди «темных намерений», которые в конечном итоге колонизировали большую часть восточной части страны и несколько крупных городов.

Многие семьи, однако, интегрировались в гэльское общество и изменили свое нормандское название на гэльское, а затем на англоязычные эквиваленты: Пауэрс, Фитцпатрик, Фитцджеральд, Деверо, Редмондс.

Возможно, что термин «черные ирландцы» мог относиться к некоторым из этих иммигрантских групп, чтобы отличить их от «гэлов», людей окончательно кельтского происхождения.

Другая теория происхождения термина «черный ирландец» заключается в том, что эти люди были потомками испанских торговцев, поселившихся в Ирландии, и даже потомками нескольких испанских моряков, которые были выброшены на западное побережье Ирландии после катастрофы испанцев. Армада 1588 г.

Утверждается, что испанцы вступили в брак с ирландским обществом и создали новый класс ирландцев, которых сразу можно было узнать по темным волосам и цвету лица.Существует мало доказательств, подтверждающих эту теорию, и маловероятно, что какое-либо значительное количество испанских солдат долго выжило бы в истерзанном войной месте, которым была Ирландия 16-го века.

Поразительно, однако, насколько эта история очень похожа на древнюю ирландскую легенду о милетцах, поселившихся в Ирландии после путешествия из Испании.

Теория о том, что «черные ирландцы» являются потомками какой-либо небольшой иностранной группы, которая интегрировалась с ирландцами и выжила, маловероятна.Более вероятно, что «черный ирландец» — это описательный термин, а не унаследованная характеристика, которая применялась к различным категориям ирландцев на протяжении веков.

Одним из таких примеров является случай сотен тысяч ирландских крестьян, эмигрировавших в Америку после Великого голода 1845–1849 годов. 1847 год был известен как «черный 47». Упадок картофеля, уничтоживший основной источник средств к существованию, превратил жизненно важную пищу в черный цвет. Возможно, что прибытие большого количества ирландцев после голода в Америку, Канаду, Австралию и за их пределы привело к тому, что их назвали «черными», поскольку они избежали этого нового вида черной смерти.

К группам иммигрантов на протяжении всей истории, как правило, плохо относились коренное население (или те, кто просто поселились первыми).

Уничижительные имена для групп иммигрантов многочисленны, и в случае с теми, кто покинул Ирландию, включают «Shanty Irish» и почти наверняка «Black Irish». Также возможно, что в различных ирландских культурах, утвердившихся в Америке, существовала иерархия, классовая система, при которой некоторых из их соотечественников называли «черными».«

Термин «черный ирландец» также применялся к потомкам ирландских эмигрантов, поселившихся в Вест-Индии. Он также использовался в Ирландии католиками в провинции Ольстер как уничижительный термин для описания протестантских плантаторов.

Хотя на разных стадиях он почти наверняка использовался как оскорбление, термин «черный ирландец» в последнее время появился как фактический знак чести среди потомков иммигрантов. Маловероятно, что точное происхождение этого термина когда-либо станет известно, и также вероятно, что он имел несколько различных итераций в зависимости от исторического контекста.Таким образом, он остается описательным термином, используемым для многих целей, а не ссылкой на реальный класс людей, которые, возможно, пережили века.

Посетите сайт «Информация об Ирландии», чтобы узнать больше об истории, культуре и наследии Ирландии.

ИрландияЦентральная история

Любите ирландскую историю? Поделитесь своими любимыми историями с другими любителями истории в группе IrishCentral History на Facebook.

* Первоначально опубликовано в 2013 г.

Где жили ирландские предки клиентов 23andMe и многое другое

В Америку

В результате ирландского картофельного голода в период 1845–1849 годов Ирландия испытала устойчивый исход людей — 90 343 человека, и на сегодняшний день население острова не восстановилось до уровня, существовавшего до голода, в количестве 90 344 человека.

Многие из этих иммигрантов оказались в Соединенных Штатах, но что интересно, наши данные показали образцы недавнего ирландского происхождения, которые имитировали исторические образцы миграции в Соединенные Штаты.

Итак, исследователи 23andMe копнули немного глубже. Мы сделали это, изучив данные клиентов с бабушками и дедушками из Ирландии. Конечно, мы наблюдали более высокую концентрацию людей недавнего ирландского происхождения на северо-востоке, особенно в Нью-Йорке, Массачусетсе и Коннектикуте.Сопоставив эти данные, мы более четко увидели, где в Соединенных Штатах оказались многие из этих иммигрантов. (См. Ниже.)

Данные также показали меньшее количество людей недавнего ирландского происхождения на Глубоком Юге и Юго-Западе. Важно отметить, что это не отображение генетической родословной. Скорее, он смотрит на концентрацию людей, которые сообщили, что у них есть бабушки и дедушки, родившиеся в Ирландии, в настоящее время.

Хотя эти данные не были самыми неожиданными для наших популяционных генетиков, интересно то, что сегментация в масштабе штата отражает U.S. Данные переписи населения ирландского происхождения. Это также согласуется с давно установившимися схемами того, где ирландские иммигранты поселились с момента первого прибытия в страну. По данным Бюро переписи населения США

, в некоторых общинах, например в округе Плимут к югу от Бостона, штат Массачусетс, в стране больше людей ирландского происхождения.
Исследования ирландского происхождения показывают неожиданные связи

В ряде недавних исследований (7, 8, 9) исследователи идентифицировали отдельные генетические кластеры на острове Ирландия.Хотя ирландцы, как правило, были генетически похожи друг на друга, было несколько региональных различий, которые исследованию удалось идентифицировать в ДНК.

Например, южная Ирландия была наиболее генетически отличной от остальной части острова, за ней следовали Северная Ирландия и центральная Ирландия (которые довольно неожиданно разделились на северную половину и южную половину).

Почему неожиданно?

Исторически сложилось так, что существовало четыре традиционных ирландских провинции: Ольстер на севере, Мюнстер на юге, Коннахт на западе и Ленстер на востоке.Согласно ДНК, кажется, что люди со временем мигрировали между Востоком и Западом в Центральной Ирландии, скрывая некоторые из этих традиционных границ.

Топ-5 сюрпризов ирландского происхождения, о которых должен знать весь ирландец


Если у вас ирландское происхождение, вы, вероятно, узнали это от своих родителей, которые узнали это от своих родителей, которые, в свою очередь, узнали это от своих родителей … Хорошо, вы поняли.

На самом деле быть ирландцем — это гораздо больше, чем вы думаете. Благодаря упорному труду ученых и тестированию ДНК мы можем больше узнать о генетическом ландшафте ирландцев, чем когда-либо прежде, в том числе о том, как исторические королевства повлияли на население острова.

Думаете, вы знаете, что значит быть ирландцем?

Взгляните на эти 5 главных сюрпризов ирландского происхождения, чтобы понять, какое место занимает у вас — вы можете быть шокированы, узнав историю своей семьи!

1. Англичане пощадили ирландцев и основали Королевство Ирландия

Король Генрих (Тюдор) VIII, король Англии

Английское завоевание с 1540 по 1690 год ознаменовало завоевание королем Генрихом VIII Ирландии, время, когда он вынудил ирландских лордов сдаться английской короне.Англичане пощадили ирландцев и, в свою очередь, основали Ирландское королевство. В то время ирландские католики были свергнуты и заменены протестантами. Британское самоуправление просуществовало до 18 -го века.

За это время произошло смешения ирландцев и англичан. Следовательно, Британские острова, скорее всего, станут результатом ДНК-предков для любого, кто претендует на ирландское происхождение. Это одно из самых недавних генетических смешений, и то, что большинство из нас, понимающих глобальную историю и модели миграции, ожидает в результате.

Однако то, что делает вас ирландцем, — это сочетание английского и следующих сюрпризов предков, каждый простирается дальше, чем предшествующая цивилизация.

2. Норманны Северной Франции вторгаются и захватывают ирландские земли


Норманны вторгаются в Ирландию в 1160 году н.э.

В 1160 году н.э. норманны, этнические корни которых уходят корнями в север Франции, вторглись на остров Ирландия. В этот период закончилось рабство и начался феодализм — социальная система землевладения и обязанностей.Вторжение норманнов привело к тому, что коренные ирландцы потеряли большую часть своей земли вплоть до 14 -го века, когда они начали отвоевывать ее.

Если вы ирландец, и результаты вашей ДНК показывают французское происхождение, то вполне вероятно, что ваши предки смешались с приезжими норманнами . Конечно, всегда есть исключения, но генетическое смешение ирландцев и норманнов с французскими корнями стало поворотным событием в истории Ирландии, когда французская ДНК нашла свое отражение в ирландском генофонде.

3. Викинги продают ирландских рабов в Дублине


Викинги впервые вторглись в Ирландию в 795 году н.э.

Рим пал, Ирландия обратилась в христианство, а викинги из Норвегии нацелились на Ирландию примерно в 800 году нашей эры. Слово «викинг» было в значительной степени искажено в новейшей истории; Викинги не носили рогатых шлемов, и они не совершали набегов и грабежей все время. Скорее, они были германским народом, поселившимся в Скандинавии в эпоху викингов.Они говорили на древнескандинавском языке и были фермерами, которые стали воинами по совместительству, возглавляемыми людьми знатного происхождения.

Во время агрессии викингов викинги продавали ирландских рабов в Дублине. Ирландцы боролись с этой угрозой, создавая королевства, тем самым сдерживая викингов.

Новый «ДНК-Атлас» Ирландии предлагает первое генетическое свидетельство того, что викингов смешались с древними ирландскими народами и потенциально могут быть обнаружены в тесте ДНК как норвежский или немецкий (поскольку викинги, поселившиеся в Норвегии, происходили из Германские племена).Исторические королевства сильно повлияли на население острова, и генетические следы норвежских викингов были обнаружены по всей Ирландии.

4. Римляне добавляют в смесь свои гены

Август Примапортский; Август был первым императором Римской империи.

Около 400 г. н.э. римляне настигли Британию, таким образом добавив свой генетический материал к местному населению. Это событие не было прямым завоеванием римлян над ирландцами, но, поскольку римляне завоевали англичан, а англичане завоевали Ирландию в 16 веках, об этом стоит упомянуть.

Когда мы говорим римский, мы имеем в виду генетический результат итальянский . Римляне жили в столице Италии, Риме, так что это связь между ними и современными итальянцами. Если вы ирландец и имеете итальянские корни, вероятно, ваши предки смешались с англичанами, которые в конечном итоге вторглись в Ирландию.

5. Гэлы / кельты коренным образом меняют генофонд Ирландии

Кельты прибыли около 500 г. до н.э.

Возможно, самый большой сдвиг в ДНК ирландцев произошел между 500 г. до н.э. и 400 г. н.э. с гэлами / кельтами.Эти народы имели германские корни, поэтому логично предположить, что современные ирландцы также имели немецкие корни.

Мы знаем, что гэлы / кельты принесли инструменты и металлургию и значительно изменили ДНК, но помимо этого мы не знаем слишком много, так как до 400 г. н.э. отсутствуют письменные записи. Вот еще несколько фактов, которые нам известны:

  • 2500 г. до н. Э. — 500 г. до н. Э .: культура «колокольных стаканов» свидетельствует о значительной миграции людей по всей Европе
  • 8000 г. до н. Э .: В конце ледникового периода ранние ирландцы распространились по острову
  • 12000 г. до н. Э .: Первые люди прибывают в Ирландию (ближе к концу последнего ледникового периода)

У ирландцев уникальное сочетание предков

Вторжения и культурные обмены привели к уникальной генетической смеси в Ирландии. Если вы ирландец , в вашей ДНК может быть любая из этих других групп:

  • Исследователи после ледникового периода
  • Культура народов колокола
  • гэлы / кельты (немецкий)
  • Роман (итальянский)
  • Викинги (норвежский / германский)
  • Французский
  • Английский

По данным переписи населения США 2016 года, 30 миллионов американцев заявили, что имеют ирландское происхождение, в то время как только 24 миллиона американцев заявили, что имеют английские корни. Исследование ирландского атласа ДНК помогает нам узнать больше об истории Ирландии и важнейших событиях, связанных с примесью.Наконец, что, возможно, наиболее важно, данные исследования позволяют нам сопоставить генетическую структуру и распространение в Ирландии и ее народах.

Вот инфографика, которая поможет вам представить генетическую дорожную карту Ирландии во времени:

Дорожная карта происхождения Ирландии очень сложна, как и ваша. С тестированием ДНК у вас, наконец, есть окно в свое прошлое. Это потому, что ваш уникальный код выходит за рамки океанических паломничеств ваших предков. ДНК выдерживает испытание временем.

Узнайте, откуда пришли ваши предки

ДНК предков может сказать вам, из каких регионов произошли ваши предки и какие черты характерны только для вас. Сравнивая образцы ДНК со всего мира, вы можете сосредоточиться на прошлом своей семьи, узнав , куда они мигрировали, из , , когда они переместились в места , а также , другие модели миграции .

Вы здесь сегодня, потому что ваши предки, мои предки, все наши предки — преодолели непреодолимые препятствия (буквально засуха, голод и ледниковый период могли уничтожить людей), чтобы они могли передать свои гены последующим поколениям … нас.

Чтобы получить дополнительную информацию о тестировании ДНК и о том, как выбрать лучшую форму тестирования для ваших нужд, нажмите ЗДЕСЬ.

Есть кладезь информации, ожидающей раскрытия .

Все, что вам нужно сделать, это протянуть руку и схватить его.

Ссылки

https://www.nature.com/articles/s41598-017-17124-4
https://www.nature.com/articles/s41598-017-17124-4#Fig3
https: // www.irishexaminer.com/news/arid-30817944.html
https://www.nationalgeographic.com/news/2017/12/irish-ancestry-dna-map-ireland-vikings-genetics-science/
https://www.nationalgeographic.com/news/2017/12/irish-ancestry-dna-map-ireland-vikings-genetics-science/
https: // www .sciencedirect.com / science / article / abs / pii / S0277379116300610
https://www.crigenetics.com/blog/curious-research-information-are-you-really-irish

тестов ДНК раскрывают истинное происхождение ирландцев

Приблизительно 10 миллионов человек, родившихся в Ирландии, эмигрировали со своей родины за последние 300 лет, что делает ирландскую диаспору одной из самых крупных среди всех наций.Похоже, что даже до того, как ирландцы начали очаровывать каждый уголок мира, у Ирландии была долгая и переплетенная история с остальной Европой.

Ученые Тринити-колледжа в Дублине на сегодняшний день самым тщательным образом изучили генетику ирландского населения. Оказывается, генетическая мозаика Изумрудного острова находится под гораздо большим влиянием викингов, англо-норманнов и британцев, чем мы думали ранее.

Люди населяли Ирландию более 10 000 лет.Используя метод анализа на основе гаплотипов, команда смогла увидеть, как введение определенных генов сочетается с историческими записями норвежских викингов из Скандинавии и норманнскими вторжениями из Франции.

«Долгая и сложная история динамики популяции в Ирландии оставила неизгладимый след в геномах современных жителей острова», — говорится в заявлении соавтора исследования Рассела Маклафлина. «Мы показали, что, используя только генетические данные, мы можем точно реконструировать элементы этого прошлого и продемонстрировать поразительную корреляцию между географическим происхождением и генетической близостью.”

Генетическая карта Великобритании и Ирландии. Росс Бирн и его коллеги

В своем исследовании, недавно опубликованном в журнале PLOS Genetics, исследователи изучили генетические вариации почти 1000 ирландских геномов и более 6000 геномов из остальной Европы.

Они обнаружили, что существует по крайней мере 23 различных ирландских генетических кластера, в которых значительные группы людей из одного района имеют определенное генетическое наследие. Это идет вразрез с предыдущими небольшими исследованиями, которые не выявили четких генетических групп среди ирландского населения.Генетические кластеры были наиболее ярко выражены на западе Ирландии. В наиболее восточных регионах большее количество волн исторических миграций, похоже, еще больше сгладило генетические различия.

Все это также означает, что генетический фон ирландского населения намного более разнообразен, чем считалось ранее.

Исследование — это не только интересное представление о миграциях через северную Европу, исследователи также надеются, что эта информация может быть использована для более глубокого понимания генетических медицинских проблем.

«Понимание этой мелкозернистой структуры населения критически важно для текущих и будущих исследований редких генетических вариаций здоровья и болезней», — сказал Маклафлин.

Росс П. Бирн, который также работал над исследованием, добавил: «Эта тонкая генетическая структура в такой маленькой стране имеет значение для исследований медицинских генетических ассоциаций. В настоящее время текущие поправки на структуру населения в планах исследований могут не учитывать эти различия внутри страны, что потенциально может привести к появлению ложноположительных результатов.«

сюрпризов ирландских предков, обнаруженных с помощью новой карты ДНК

Узнайте, как история вашей семьи связана с человеческим путешествием, с помощью набора Geno 2.0 от National Geographic для определения происхождения ДНК .

Новый «ДНК-атлас» Ирландии раскрывает некоторые из удивительных способов, которыми исторические королевства влияли на население острова, и предлагает первое генетическое свидетельство того, что викинги смешались с древними ирландскими народами.

Команда под руководством Джанпьеро Каваллери из Королевского колледжа хирургов в Дублине составила новую карту, используя генетику 536 ирландцев. Работа, опубликованная в Scientific Reports , основана на проекте People of the British Isles, который ранее рассматривал генетику в сельских районах Англии, Шотландии и Уэльса. Идея заключалась в том, что, создав отдельный и детально детализированный генетический ландшафт Ирландии, появятся региональные различия.

Вот что команда выяснила об ирландской генетике, восходящей к бронзовому веку, около 3500 лет назад.

Какие различия в ДНК они обнаружили в Ирландии?

Одним из важных открытий стало распределение людей, предрасположенных к сложным генетическим нарушениям. Например, как в Соединенном Королевстве, так и в Ирландии распространенность рассеянного склероза увеличивается по мере продвижения на север. По сравнению с остальной Европой, у ирландцев выше уровень муковисцидоза, целиакии и галактоземии — серьезного метаболического нарушения, которое предотвращает расщепление сахаров в молочных, бобовых и мясных субпродуктах.(Узнайте, как ДНК неандертальцев может влиять на ваше здоровье.)

Как они вообще могут все это сказать?

Ученые ищут вариации на смежных участках ДНК. Более длинные участки, которые похожи между группами, означают, что эти гены вошли в геном совсем недавно. Чем короче сегменты, тем они старше. Мигель Вилар из National Geographic, ведущий научный сотрудник Genographic Project, говорит, что это что-то вроде теста для торта, сделанного из какао-порошка, масла и яиц. Перемешайте — одно поколение — и вы все равно сможете увидеть отчетливые слои каждого ингредиента.Но 50 завихрений спустя, и все это слилось воедино, что потребовало более внимательного рассмотрения, чтобы отделить различия.

А как насчет региональных групп населения в Ирландии?

Исследователи ожидали увидеть различия с юга на север и с востока на запад, подобно тому, как родословные организованы в Европе и Великобритании в более широком смысле. Но в Ирландии генетические сигнатуры очень сильно сгруппированы с четырьмя древними королевствами Коннахт, Ленстер, Мюнстер и Ольстер. Генетическая подпись Ольстера отличается от таковой в остальной Ирландии.Вероятно, это результат поселений Ольстерской плантации 1600-х годов — времени, когда ирландские католики были изгнаны с земель английской монархией — и более частых поездок между Шотландией и Северной Ирландией с течением времени.

В Ирландии обнаруживают, что часть их истории быстро исчезает.

Да, и еще исследователи обнаружили по всей Ирландии генетические сигнатуры норвежских викингов.

Ух ты, викинги! Знали ли эксперты, что норвежцы пришли в Ирландию?

Множество подсказок уже показали, что викинги были в Ирландии, включая руины, артефакты и норвежские фамилии.Но эта карта предоставила самое первое свидетельство ДНК смешения ирландцев и норвежцев. Подписи, обнаруженные в Ирландии, больше всего похожи на подписи с северного и западного побережья Норвегии, где викинги были наиболее активны.

Отлично! Были ли другие известные предки, скрывающиеся в ирландских генах?

Команда действительно сравнила современную группу с двумя древними геномами из Ирландии. Один пришел от человека, который жил недалеко от Белфаста в эпоху неолита, около 5000 лет назад.Другой был от человека, жившего на острове Ратлин в конце бронзового века, с 2000 по 1500 год до нашей эры. Ученые надеялись, что они обнаружат генетическое родство или родство между геномом бронзового века и современными жителями региона, где были обнаружены эти кости. Никаких кубиков. Древние геномы в основном служили хорошим справочным материалом для выявления различий между современными группами.

Как будет использоваться эта новая карта?

Возможность связать генетическую информацию с географическим происхождением помогает исследователям-медикам разрабатывать исследования, которые рассматривают, как и почему человек или группа людей могут быть затронуты определенными генетическими заболеваниями.Недостаточно просто знать, что ты ирландец; Исследователю может быть полезно знать, что на вашу ДНК повлияла уникальная генетическая подгруппа из одной части Ольстера.

Что все это значит для людей, которые не живут в Ирландии?

Учитывая, что от 20 до 30 процентов североамериканцев могут претендовать на ирландское происхождение, новая работа затрагивает множество людей за пределами региона. А если вам нужен трансплантат органа или кожный трансплантат, это может повлиять на то, насколько хорошо ваше тело воспринимает ткань: чем больше вы генетически отличаетесь от донора, тем короче срок службы трансплантата — отторжения тем меньше, когда геном реципиента а у донора различий меньше.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.