Количество государств в азии: Регионы Азии — урок. География, 7 класс.

Содержание

Экономическая и социальная комиссия для Западной Азии (ЭСКЗА)

Экономическая и социальная комиссия для Западной Азии (ЭСКЗА) была создана на основании резолюции 1818 (LV) Экономического и Социального Совета от 9 августа 1973 года как преемник Экономического и Социального Бюро Организации Объединенных Наций в Бейруте (ЮНЕСОБ). В 1985 году Комиссия была переименована в Экономическую и социальную комиссию для Западной Азии (ЭСКЗА) в соответствии с резолюцией Экономического и Социального Совета 1985/69 от 26 июля 1985 года, с тем чтобы полнее отразить социальный аспект деятельности Комиссии. Большая часть деятельности в рамках регулярной программы работы носит региональный характер. Есть, однако, ограниченное число видов деятельности, которая касается конкретных стран, но имеет региональное значение.

ЭСКЗА является частью Секретариата Организации Объединенных Наций и одновременно одной из пяти региональных комиссий, подотчетных Экономическому и Социальному Совету, основному органу Организации Объединенных Наций, который отвечает за координацию социально-экономической деятельности в системе Организации Объединенных Наций.

Другие региональные комиссии: Европейская экономическая комиссия (ЕЭК), Экономическая и социальная комиссия для Азии и Тихого океана (ЭСКАТО), Экономическая комиссия для Латинской Америки и Карибского бассейна (ЭКЛАК) и Экономическая комиссия для Африки (ЭКА). Свою деятельность ЭСКЗА осуществляет в регионе Западной Азии.

Экономическая и социальная комиссия для Западной Азии (ЭСКЗА) способствует согласованным действиям в области экономического и социального развития через региональное и субрегиональное сотрудничество и интеграцию, а также служит главным форумом в области общего социально-экономического развития в рамках системы Организации Объединенных Наций для региона ЭСКЗА. Она разрабатывает планы и содействует реализации мероприятий и проектов по оказанию помощи в целях развития, согласовываясь с потребностями и приоритетами региона, и действует как учреждение-исполнитель соответствующих оперативных проектов. ЭСКЗА координирует свои действия с основными департаментами/отделениями Центральных учреждений ООН и специализированных учреждений и такими межправительственными организациями, как Лига арабских государств, Совет сотрудничества стран Залива и Организация Исламская конференция, с тем чтобы избежать дублирования и обеспечить взаимодополняемость, взаимодействие и обмен информацией.

Финансирование

Административный бюджет ЭСКЗА формируется за счет финансовых источников Организации Объединенных Наций, основной составляющей частью которых являются взносы государств-членов. Детальная структура расходов по различным разделам определяется в соответствии с заранее намеченными целями.

Кроме того, ЭСКЗА получает дополнительные финансовые средства вне рамок регулярного бюджета, которые используются для осуществления конкретных проектов в соответствии с соглашениями, достигнутыми с правительственными и неправительственными донорами. Объем этих ресурсов варьируется во времени, в зависимости от многочисленных соображений и обстоятельств.

Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН)

https://ria.ru/20191031/1560345071.html

Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН)

Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) — РИА Новости, 31.10.2019

Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН)

Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (The Association of Southeast Asian Nations, АСЕАН) образована 8 августа 1967 года в Бангкоке (Таиланд). Первоначально… РИА Новости, 31.10.2019

2019-10-31T00:36

2019-10-31T00:36

2019-10-31T00:36

справки

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/143586/83/1435868320_0:158:3077:1889_1920x0_80_0_0_f8c31e110e17cd4fa569e0698372461a.jpg

Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (The Association of Southeast Asian Nations, АСЕАН) образована 8 августа 1967 года в Бангкоке (Таиланд). Первоначально в нее вошли Индонезия, Малайзия, Сингапур, Таиланд, Филиппины. Позднее присоединились Бруней-Даруссалам (1984), Вьетнам (1995), Лаос и Мьянма (1997), Камбоджа (1999). Статус специального наблюдателя имеют Папуа-Новая Гвинея и Восточный Тимор. В настоящее время АСЕАН с численностью населения в 649,5 миллиона человек, совокупным ВВП в 2,97 триллиона долларов, внешнеторговым оборотом в 2,783 триллиона долларов – одна из крупнейших региональных организаций.Целями и задачами объединения являются усиление экономического роста, социального и культурного развития региона, продвижение регионального мира и стабильности, расширение взаимовыгодного сотрудничества в торговой, экономической, образовательной, культурной сферах. Юридической базой взаимоотношений стран «десятки» служат три декларации согласия АСЕАН – 1976 года, 2003 года и 2011 года, а также Договор о дружбе и сотрудничестве в Юго-Восточной Азии (Балийский договор) 1976 года, допускающий с 1987 года возможность присоединения внерегиональных государств.На данный момент к нему присоединились 37 государств (Россия – в 2004 году) и Евросоюз. В декабре 2008 году вступил в силу Устав АСЕАН.Согласно Уставу АСЕАН, высшим органом объединения являются встречи глав государств и правительств (саммиты), которые проходят дважды в год (как правило, весной и осенью). Текущее руководство деятельностью Ассоциации осуществляет Координационный совет АСЕАН в составе министров иностранных дел. На регулярной основе созываются встречи профильных министров и старших должностных лиц по конкретным направлениям взаимодействия.В Джакарте действует Секретариат АСЕАН во главе с Генеральным секретарем. В 2018-2022 годах этот пост занимает Дато Лим Джок Хой, представляющий Бруней. В целях улучшения взаимодействия на базе Секретариата Ассоциации создан Комитет постоянных представителей при АСЕАН, в который каждое государство назначает своего постпреда в ранге посла.Смена председательства в АСЕАН происходит ежегодно. Переход председательства осуществляется на основе алфавитного порядка стран на английском языке. В 2014 году в качестве председателя выступала Мьянма, в 2015 года – Малайзия, в 2016 году – Лаос, в 2017 году – Филиппины, в 2018 году – Сингапур. В 2019 году саммит АСЕАН принимает Таиланд. В 2020 году пост председателя в АСЕАН займет Вьетнам. В 2002 году вступило в силу Соглашение о создании Зоны свободной торговли АСЕАН (АФТА). На 17-м саммите АСЕАН (Ханой, 2010) утвержден Генеральный план взаимосвязанности АСЕАН, направленный на углубление интеграции «десятки» за счет объединения ее транспортной, информационно-коммуникационной и социальной инфраструктуры.С 1 января 2016 года в соответствии с Декларацией о создании Сообщества АСЕАН (подписана в ноябре 2015 года на 27-м саммите Ассоциации в Куала-Лумпуре) запущено триединое Сообщество АСЕАН в политической, экономической и социокультурной сферах. В качестве высших координационных органов совместной работы «десятки» по этим направлениям функционируют Советы трех Сообществ АСЕАН в составе профильных министров.Программными документами дальнейшего развития Ассоциации считаются одобренные на 27-м саммите Декларация «АСЕАН-2025: вместе в будущее», а также концепция «Видение АСЕАН-2025». В 2016 году этот пакет был дополнен документом «Взаимосвязанность АСЕАН-2025» и новым Рабочим планом реализации Инициативы интеграции АСЕАН (принята в 2000 году).В ряду внешнеполитических приоритетов АСЕАН – создание в ЮВА зоны, свободной от ядерного оружия (соответствующий договор был подписан в 1995 году и вступил в силу в 1997 году).Другое ключевое направление – морская безопасность. С 2007 года действует Морской форум АСЕАН – механизм диалога между представителями государственных ведомств и академических кругов «десятки» по широкому спектру вопросов обеспечения свободы судоходства. С 2012 года проходит Расширенный морской форум АСЕАН с участием России, Австралии, Индии, Китая, Новой Зеландии, Республики Корея, США и Японии. Уделяется внимание проблематике прав человека: с 2009 года действует Межправительственная комиссия АСЕАН по правам человека; на 21-м саммите «десятки» (Пномпень, 2012) одобрена Декларация АСЕАН по правам человека.Вокруг «десятки» концентрируется ряд многосторонних региональных механизмов и структур, осуществляющих взаимодействие в сфере безопасности, экономического сотрудничества и либерализации торговых режимов в АТР. В его основе лежит зародившаяся в 1970-е годы система «диалогов» АСЕАН с ведущими государствами мира.Полноформатными диалоговыми партнерами Ассоциации являются Австралия, Индия, Канада, Китай, Новая Зеландия, Республика Корея, Россия, США, Япония, а также Евросоюз.»Секторальными» партнерами АСЕАН по диалогу являются Пакистан, Норвегия, Турция и Швейцария. Германия в 2016 году получила статус партнера АСЕАН по развитию. В 1999 году был сформирован механизм углубленного взаимодействия Ассоциации с Китаем, Японией и Южной Корее в формате «АСЕАН плюс 3».Многосторонний диалог в области политики и безопасности с 2005 года осуществляется в рамках организуемых в привязке к встречам лидеров АСЕАН Восточноазиатских саммитов (ВАС) с участием «десятки» и шести ее зарубежных партнеров: КНР, Японии, РК, Индии, Австралии и Новой Зеландии. На 5-м саммите в 2010 году было принято решение о присоединении к этому механизму России и США.На министерском уровне с 1994 года действует Региональный форум АСЕАН по безопасности (АРФ), охватывающий 27 стран, включая «десятку», ее диалоговых партнеров и ряд других государств АТР. Министерские сессии ВАС и АРФ проводятся ежегодно.В 2010 году по инициативе Вьетнама создан механизм Совещаний министров обороны стран-членов АСЕАН с восемью основными партнерами по диалогу, включая Россию («СМОА плюс»).Материал подготовлен на основе информации из открытых источников

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/143586/83/1435868320_174:0:2905:2048_1920x0_80_0_0_e6b7f5d3a3318f1b79cc3f2e01284934.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

справки

Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (The Association of Southeast Asian Nations, АСЕАН) образована 8 августа 1967 года в Бангкоке (Таиланд). Первоначально в нее вошли Индонезия, Малайзия, Сингапур, Таиланд, Филиппины. Позднее присоединились Бруней-Даруссалам (1984), Вьетнам (1995), Лаос и Мьянма (1997), Камбоджа (1999). Статус специального наблюдателя имеют Папуа-Новая Гвинея и Восточный Тимор. В настоящее время АСЕАН с численностью населения в 649,5 миллиона человек, совокупным ВВП в 2,97 триллиона долларов, внешнеторговым оборотом в 2,783 триллиона долларов – одна из крупнейших региональных организаций.

Целями и задачами объединения являются усиление экономического роста, социального и культурного развития региона, продвижение регионального мира и стабильности, расширение взаимовыгодного сотрудничества в торговой, экономической, образовательной, культурной сферах.

Юридической базой взаимоотношений стран «десятки» служат три декларации согласия АСЕАН – 1976 года, 2003 года и 2011 года, а также Договор о дружбе и сотрудничестве в Юго-Восточной Азии (Балийский договор) 1976 года, допускающий с 1987 года возможность присоединения внерегиональных государств.На данный момент к нему присоединились 37 государств (Россия – в 2004 году) и Евросоюз. В декабре 2008 году вступил в силу Устав АСЕАН.

Согласно Уставу АСЕАН, высшим органом объединения являются встречи глав государств и правительств (саммиты), которые проходят дважды в год (как правило, весной и осенью).

Текущее руководство деятельностью Ассоциации осуществляет Координационный совет АСЕАН в составе министров иностранных дел. На регулярной основе созываются встречи профильных министров и старших должностных лиц по конкретным направлениям взаимодействия.В Джакарте действует Секретариат АСЕАН во главе с Генеральным секретарем. В 2018-2022 годах этот пост занимает Дато Лим Джок Хой, представляющий Бруней.В целях улучшения взаимодействия на базе Секретариата Ассоциации создан Комитет постоянных представителей при АСЕАН, в который каждое государство назначает своего постпреда в ранге посла.Смена председательства в АСЕАН происходит ежегодно. Переход председательства осуществляется на основе алфавитного порядка стран на английском языке. В 2014 году в качестве председателя выступала Мьянма, в 2015 года – Малайзия, в 2016 году – Лаос, в 2017 году – Филиппины, в 2018 году – Сингапур. В 2019 году саммит АСЕАН принимает Таиланд. В 2020 году пост председателя в АСЕАН займет Вьетнам.

В 2002 году вступило в силу Соглашение о создании Зоны свободной торговли АСЕАН (АФТА). На 17-м саммите АСЕАН (Ханой, 2010) утвержден Генеральный план взаимосвязанности АСЕАН, направленный на углубление интеграции «десятки» за счет объединения ее транспортной, информационно-коммуникационной и социальной инфраструктуры.

С 1 января 2016 года в соответствии с Декларацией о создании Сообщества АСЕАН (подписана в ноябре 2015 года на 27-м саммите Ассоциации в Куала-Лумпуре) запущено триединое Сообщество АСЕАН в политической, экономической и социокультурной сферах. В качестве высших координационных органов совместной работы «десятки» по этим направлениям функционируют Советы трех Сообществ АСЕАН в составе профильных министров.

Программными документами дальнейшего развития Ассоциации считаются одобренные на 27-м саммите Декларация «АСЕАН-2025: вместе в будущее», а также концепция «Видение АСЕАН-2025».

В 2016 году этот пакет был дополнен документом «Взаимосвязанность АСЕАН-2025» и новым Рабочим планом реализации Инициативы интеграции АСЕАН (принята в 2000 году).

В ряду внешнеполитических приоритетов АСЕАН – создание в ЮВА зоны, свободной от ядерного оружия (соответствующий договор был подписан в 1995 году и вступил в силу в 1997 году).

Другое ключевое направление – морская безопасность. С 2007 года действует Морской форум АСЕАН – механизм диалога между представителями государственных ведомств и академических кругов «десятки» по широкому спектру вопросов обеспечения свободы судоходства. С 2012 года проходит Расширенный морской форум АСЕАН с участием России, Австралии, Индии, Китая, Новой Зеландии, Республики Корея, США и Японии.

Уделяется внимание проблематике прав человека: с 2009 года действует Межправительственная комиссия АСЕАН по правам человека; на 21-м саммите «десятки» (Пномпень, 2012) одобрена Декларация АСЕАН по правам человека.

Вокруг «десятки» концентрируется ряд многосторонних региональных механизмов и структур, осуществляющих взаимодействие в сфере безопасности, экономического сотрудничества и либерализации торговых режимов в АТР. В его основе лежит зародившаяся в 1970-е годы система «диалогов» АСЕАН с ведущими государствами мира.

Полноформатными диалоговыми партнерами Ассоциации являются Австралия, Индия, Канада, Китай, Новая Зеландия, Республика Корея, Россия, США, Япония, а также Евросоюз.

«Секторальными» партнерами АСЕАН по диалогу являются Пакистан, Норвегия, Турция и Швейцария. Германия в 2016 году получила статус партнера АСЕАН по развитию.

В 1999 году был сформирован механизм углубленного взаимодействия Ассоциации с Китаем, Японией и Южной Корее в формате «АСЕАН плюс 3».

Многосторонний диалог в области политики и безопасности с 2005 года осуществляется в рамках организуемых в привязке к встречам лидеров АСЕАН Восточноазиатских саммитов (ВАС) с участием «десятки» и шести ее зарубежных партнеров: КНР, Японии, РК, Индии, Австралии и Новой Зеландии. На 5-м саммите в 2010 году было принято решение о присоединении к этому механизму России и США.

На министерском уровне с 1994 года действует Региональный форум АСЕАН по безопасности (АРФ), охватывающий 27 стран, включая «десятку», ее диалоговых партнеров и ряд других государств АТР. Министерские сессии ВАС и АРФ проводятся ежегодно.

В 2010 году по инициативе Вьетнама создан механизм Совещаний министров обороны стран-членов АСЕАН с восемью основными партнерами по диалогу, включая Россию («СМОА плюс»).

Материал подготовлен на основе информации из открытых источников

Новый регионализм в Центральной Азии — Клуб «Валдай»

Центрально-Азиатский регион характеризуется тем, что в условиях кризиса национальных государств в других регионах мира здесь продолжается строительство государственности и укрепление суверенитета. По мнению ведущих зарубежных экспертов, государственное и общественное строительство в Центральной Азии имеет свои специфические особенности, которые следует рассмотреть более внимательно.

Становление совершенно новой системы взаимоотношений в Централь­ной Азии, по сути, ведёт к трансформации национальных интересов государств региона. Их практическая адаптация к новым реалиям и возможная консолидация подходов достижимы только на основе коллективных действий двух и более го­сударств при совместной координации действий.

Именно благодаря новому качеству двусто­ронних отношений Узбекистана с Казахстаном, Туркменией, Киргизией, Таджикистаном в регионе начинает фор­мироваться тесное региональное взаимодействие.

Принципы взаимного уважения и прагматизма между государствами Центральной Азии, превалирующие в последние годы в их отношениях, содействуют поиску конструктивных подходов к разрешению возникающих сложностей. Морально-этическая категория добрососедских отношений в регионе значительно выше и исторически более глубоко отражает уровень отношений между этими странами и народами, нежели академический термин «обеспечение доверия» (trust-building), популярный на Западе.

В качестве базовых составляющих роста в Центральной Азии усиливаются принципиально новые тенденции регионального развития. Новая обстановка позволила значительно активизировать торгово-экономические связи между странами Центральной Азии. Так, по итогам 2017 года товарооборот Узбекистана со странами региона увеличился на 20% и превысил три миллиарда долларов США.

Как отметил глава Узбекистана на состоявшемся в Астане саммите глав государств Центральной Азии, в ближайшие годы объём взаимной торговли достигнет пяти миллиардов долларов США.


Как следует из данных ежегодного доклада Государственного комитета Республики Узбекистан по статистике «Социально-экономическое положение Республики Узбекистан» за 2020 год, по сравнению с 2018–2019 годами основными нашими партнёрами по экспорту товаров и услуг во внешнеторговом обороте в январе – декабре 2020 года явились такие страны, как КНР (12,8 % от общего объёма экспорта), Российская Федерация (9,7 %), Турция (6,7 %), Казахстан (6,0 %), Афганистан (5,1 %), Киргизия (5,0 %) и Таджикистан (2,7 %). Их доля в общем объёме экспорта достигла 48 процентов. Эти цифры свидетельствуют об интенсивности экспортно-импортной деятельности республики со странами региона, где одна из ключевых позиций отведена Российской Федерации.

И это неудивительно. Россия традиционно играет важнейшую роль в торгово-экономических и инвестиционных проектах стран Центральной Азии. Центральноазиатские государства и Россия активно взаимодействуют в процессе сопряжение транзитных систем по направлениям Восток – Запад и Север – Юг. Железные дороги и автомагистрали, пролегающие через Центральную Азию и Россию, являются важнейшей частью международных транспортных коридоров. В частности, страны Центральной Азии играют всё более важную роль в транзите грузов по направлению Север – Юг, что существенно укрепляет взаимодействие в торгово-экономической сфере между всеми причастными странами. Товарооборот между странами Центральной Азии и России за последние четыре года увеличился на пять миллиардов долларов, составив более 28 миллиардов долларов в 2020 году. В регионе работают более 17 тысяч предприятий с российским капиталом. Только в Узбекистане за последние пять лет их количество выросло более чем в семь раз (с 312 до 2260). Накопленные российские инвестиции в Центральной Азии составляют более 20 миллиардов долларов. Всё это говорит о том, что в настоящее время центральноазиатский рынок становится ещё привлекательнее для российской стороны.

В период с сентября 2016 года по июль 2021 года по итогам договорённостей между главами соседних стран в ходе двусторонних рабочих встреч и бесед, проведённых в рамках международных организаций, переговоры по делимитации и демаркации государственных гра­ниц региона приняли интенсив­ный характер и стали непрерывными. Достигнуты компромиссы в определении линии границ, включая сложные и довольно спорные их участки. Сегодня Узбекистаном совместно с Казахстаном налажен выпуск автомобилей и сельхозтехники, а также текстильной, медицинской и агропродукции. С Таджикистаном реализованы проекты по производству бытовой техники и стройматериалов.

В целях финансовой поддержки совместных проектов Узбекистаном и Таджикистаном, а также Узбекистаном и Киргизией созданы инвестиционные фонды. В этом ключе стоит рассмотреть возможности налаживания сотрудничества между Узбекско-Кыргызским инвестиционным фондом и Российско-Кыргызским фондом развития в целях реализации проектов в горнодобывающей, металлургической сферах, а также в текстильной промышленности, АПК и других отраслях.

Немаловажными становятся совместные узбекско-киргизские соглашения о взаимной поставке электроэнергии мощностью 750 миллионов кВт/ч, а также соглашения с Таджикистаном о строительстве двух ГЭС мощностью 320 МВт на реке Зарафшан. Узбекистан выразил готовность принять участие в проектах строительства Камбаратинской и Рогунской ГЭС. При этом страны региона понимают необходимость поддержки перехода к «зелёной экономике» в условиях негативного воздействия глобального изменения климата. По мнению первого заместителя председателя Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан Содика Сафоева: «Это огромное общее достояние, это вклад всех стран. Мы можем смотреть с оптимизмом в будущее. Это главный и огромный позитивный результат внешней политики всех наших государств за последние годы. И наша общая задача – придать необратимый характер наметившимся тенденциям укрепления доверия между странами региона».

Новости — Правительство России

Тема дискуссии – «Россия – АСЕАН: развитие взаимосвязанности на Евразийском пространстве в условиях Четвёртой промышленной революции».

Выступление Дмитрия Медведева на сессии Делового инвестиционного саммита АСЕАН – 2019:

Выступление Дмитрия Медведева на Деловом инвестиционный саммите АСЕАН – 2019

Уважаемые дамы и господа!

Рад возможности выступить на Деловом инвестиционном саммите АСЕАН и представить тем, кто присутствует в этом зале, – бизнесменам, политикам, экспертам государств Азиатско-Тихоокеанского региона, как, на наш взгляд, будет развиваться экономика региона, мировая экономика в условиях четвёртой промышленной революции.

На наших глазах складывается абсолютно новый экономический уклад. Быстрыми темпами происходит цифровизация нашей жизни. И это цифровое будущее уже совсем рядом.

Россия, как и другие страны, ищет пути адаптации к новой экономической реальности. На карте цифрового мира Россия находится на седьмом месте по вовлечённости людей в цифровую экономику. А по числу пользователей смартфонов мы находимся на пятом месте. То есть, по сути, у нас пятое место по использованию различных гаджетов людьми.

Мы активно развиваем инфраструктуру связи. Свыше 85% населения нашей страны пользуются возможностями, связанными с мобильным интернетом. И приблизительно 70% взрослых россиян это делают каждый день. У нас весьма доступный безлимитный трафик среди развитых государств – по стоимости он в 9 раз ниже, чем в Японии, в 14 раз дешевле, чем в Соединённых Штатах Америки, и в 17 раз – чем в Республике Корея.

Главное для нас – создавать такие технологии, которые будут работать на благо людей, делать их жизнь комфортной, экономить их время. На это, собственно, и направлены наши усилия. Притом что в России, как известно, очень сильные школы математики, физики, информационных технологий. За российских специалистов бьются информационные гиганты, IT-гиганты, такие как Google, Apple, Huawei. И конечно, это тоже даёт определённые результаты. 

С другой стороны, нам, как и другим странам, есть над чем работать. Что мы и продолжаем делать в рамках национальной программы «Цифровая экономика», которая действует уже с 2017 года. К реализации этой программы привлечены наши деловые круги. Мы устраняем цифровое неравенство между частями страны. Вы знаете, Россия – страна огромная, самая большая по территории. И конечно, то, что называется цифровым разрывом, является проблемой. Формируем доступную информационную инфраструктуру. Готовим кадры. Российские технологии должны прийти и в государственное управление на основе «цифры». Отдельное внимание уделяем кибербезопасности.

Россия готова делиться со странами АСЕАН опытом, который приобрела, а также использовать успешные практики наших асеановских коллег. Тем более что перед нами стоят схожие задачи. По экспертным оценкам, к 2030 году цифровые технологии в регионе будут генерировать до 8% ВВП. А значит, нужно создавать условия для их внедрения.

Тема внедрения инноваций, «цифры» – одна из главных в работе наших совместных органов. На последней встрече министров экономики Россия – АСЕАН (она была в сентябре 2019 года здесь, в Бангкоке) были рассмотрены предложения по использованию российских решений для интеграции удалённых территорий, в том числе через развитие цифрового государственного управления, телемедицины, дистанционного образования.

Действует и российско-асеановская Рабочая группа по научно-технологическому сотрудничеству. Её очередное заседание запланировано в Москве на следующей неделе. Созданная в прошлом году Рабочая группа по образованию даёт хорошую возможность для подготовки совместных обучающих программ в области «цифры», которые предполагают среди прочего обмен студентами технических специальностей, повышение квалификации специалистов.

Стремимся наладить кооперацию и по теме так называемых умных городов. Уже сейчас Сингапур, у которого действительно очень хороший опыт управления транспортным комплексом, консультирует Санкт-Петербург. Профильные российские ведомства выступили с инициативой создать постоянную платформу взаимодействия с «десяткой» по этой теме. 

Совместные проекты, которые касаются цифровизации транспортной инфраструктуры и удалённых территорий, подготовки IT-специалистов и в целом внедрения передовых технологий, важны для взаимосвязанности на евразийском пространстве.

Выступление Дмитрия Медведева на Деловом инвестиционный саммите АСЕАН – 2019

Мы приветствуем интерес АСЕАН к опыту других интеграционных объединений, возможности сопряжения асеановского Генерального плана по взаимосвязанности с другими региональными инициативами. И вообще выступаем за формирование Большого евразийского партнёрства с участием государств – членов Евразийского экономического союза, АСЕАН, ШОС и других заинтересованных структур.

Такие идеи были обсуждены лидерами АСЕАН и поддержаны во время саммита Россия – АСЕАН в 2016 году в Сочи. В долгосрочном плане эта идея позволит состыковать крупные интеграционные и инфраструктурные проекты. При этом мы исходим из того, что такое партнёрство должно выстраиваться на принципах взаимного уважения, общей выгоды, быть открытым для присоединения всех заинтересованных государств.

Мы, кстати, уже сделали шаг в этом направлении – был подписан Меморандум о взаимопонимании между Евразийской экономической комиссией и АСЕАН в области экономического сотрудничества. Началась его практическая реализация – в октябре утверждена программа сотрудничества.

Мы стремимся создать на территории Евразийского экономического союза максимально благоприятную для бизнеса деловую среду. С чёткими, понятными правилами для бизнеса. Интерес к торговле с союзом растёт. Один из членов АСЕАН – Вьетнам – стал первой страной, с которой ЕАЭС подписал в 2015 году Соглашение о свободной торговле. Недавно аналогичный документ был подписан с Сингапуром. Ведётся работа по этой теме с другими партнёрами из ассоциации – Евразийская экономическая комиссия подписала документы о сотрудничестве с Камбоджей, Таиландом, буквально две недели назад – с Индонезией. Реализация этих договорённостей станет дополнительным стимулом и откроет новые возможности для совместной работы бизнес-сообществ наших стран.

Безусловно, новые технологические решения – это большие возможности для людей, и, наверное, в этом их самая главная ценность. Это возможности для бизнеса и государств. Но нам нужны совместные решения не только по тем возможностям, которые эти технологии открывают, но и по тем вызовам, с которыми сталкиваются наши страны и которые несёт четвёртая промышленная революция в мировом масштабе.

С приходом новых технологий более ощутим социально-экономический разрыв между странами, потому что всё находится в режиме, что называется, реального времени. Именно эти технологии во многом определяют уровень материального благосостояния государства. Все мы знаем, что среди крупнейших мировых технологических компаний есть лидеры, пять из них – из Соединённых Штатов Америки, две – из Китая. А государства, у которых нет собственных цифровых платформ, могут потерять если не суверенитет, то во всяком случае огромное количество возможностей и в принципе – право на будущее в условиях меняющегося мира. Когда нет собственных технологий, получается, что нет и собственного развития. И этого допустить нельзя.

Компании и целые страны всё больше зависят от оборудования, от программного обеспечения. Бóльшими возможностями здесь обладают, по сути, несколько корпораций, которые часто доминируют на рынке. Это мешает и здоровой конкуренции, и внедрению новых перспективных идей, не лучшим образом сказывается на информационной и сетевой безопасности. Поэтому Россия выступает за совместные усилия по демонополизации этой сферы, развитию конкуренции в этой сфере, созданию новых решений и в области программных продуктов, и в области технологий.

И конечно, совместные усилия нужны в сфере кибербезопасности. Мир в этом смысле становится всё более и более уязвимым. Каждые 14 секунд – вдумаемся в эту цифру – происходят кибератаки. Бороться с этим вызовом можно более эффективно, если сотрудничество будут осуществлять все заинтересованные страны и межгосударственные объединения.

Мы рассматриваем асеановскую «десятку» и Региональный форум АСЕАН как важные площадки по обеспечению международной информационной безопасности. Мы уже заложили фундамент для диалога по этому вопросу, приняв в прошлом году в Сингапуре, на саммите Россия – АСЕАН, совместное заявление по проблематике использования информационно-коммуникационных технологий. Пора переходить к практической работе, как можно скорее начать переговоры по этому направлению.

Нужно формировать и общую среду доверия в киберпространстве, которая будет работать в интересах всего международного сообщества. Среду, где персональные данные человека будут в максимальной безопасности. Для этого предстоит синхронизировать технологии и нормативное регулирование в области защиты и оборота персональных данных. Технологии, конечно, синхронизировать гораздо проще, чем нормативное регулирование, поскольку для этого требуются решения практически всех государств. Но надеюсь, что мы сможем договориться.

В заключение хочу сказать следующее: в нашем распоряжении, уважаемые дамы и господа, есть все инструменты для решения стоящих перед нами задач. Но самое главное – у нас есть желание координировать наши усилия, работать вместе в формате Азиатско-Тихоокеанского региона. Я уверен, что, если мы так будем делать, мы добьёмся успехов.

Хочу вас поблагодарить за внимание и пожелать всем участникам сегодняшнего форума интересных дискуссий и новых интересных проектов.

ФАС России | АТЭС

Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС, Asia-Pacific Economic Cooperation) — международная экономическая организация, созданная для развития интеграционных связей между странами бассейна Тихого океана. В настоящее время объединяет экономики 21 страны самого разного уровня развития (Австралия, Бруней, Вьетнам, Гонконг (специальный административный район КНР), Канада, Китайская народная республика (КНР), Индонезия, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Папуа-Новая Гвинея, Перу, Россия, Сингапур, США, Таиланд, Тайвань, Чили, Филиппины, Южная Корея, Япония).

История АТЭС

АТЭС основана в г. Канберра (Австралия) по инициативе премьер-министра Австралии Б. Хоука в 1989. Первоначально в нее вошли 12 стран — 6 развитых государств бассейна Тихого океана (Австралия, Канада, Новая Зеландия, США, Южная Корея, Япония) и 6 развивающихся государств Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (Бруней, Индонезия, Малайзия, Сингапур, Таиланд и Филиппины).
К 1997 в АТЭС входили уже почти все основные страны тихоокеанского региона: новыми членами стали Гонконг (1993), КНР (1993), Мексика (1994), Папуа-Новая Гвинея (1994), Тайвань (1993), Чили (1995). В 1998, одновременно с приемом в АТЭС трех новых членов — России, Вьетнама и Перу — введен 10-летний мораторий на дальнейшее расширение состава членов Форума. Заявления на вступление в АТЭС подали Индия и Монголия.

Созданию АТЭС предшествовало долгое развитие в 1960-1980-х в азиатско-тихоокеанском регионе более локальных экономических союзов — АСЕАН, Тихоокеанского экономического совета, Конференции по тихоокеанскому экономическому сотрудничеству, Южнотихоокеанского форума и т.д. Еще в 1965 японский экономист К. Кодзима предлагал создать Тихоокеанскую зону свободной торговли с участием промышленно развитых стран региона. Процесс взаимодействия активизировался в 1980-е, когда страны Дальнего Востока стали демонстрировать высокий и стабильный экономический рост.

Цели АТЭС

Цели деятельности Азиатско-Тихоокеанского Форума Экономического Сотрудничества были официально определены в 1991 в Сеульской декларации:

— поддержание экономического роста стран региона;

— укрепление взаимной торговли;

— ликвидация ограничений на передвижение между странами товаров, услуг и капиталов согласно нормам ГАТТ/ВТО.

 

С  13 по 15 октября  2015 года в г. Казани состоялся «2-ой региональный семинар в рамках Новой стратегии АТЭС по структурной реформе (ANSSR) по вопросам борьбы с антиконкурентной практикой в целях обеспечения функционирования открытых, транспарентных и конкурентных рынков». Мероприятие проводилось в целях реализации Комплексного плана действий Российской Федерации в форуме «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество» (АТЭС)  в 2013-2015 гг.

Отношения НАТО и Центральной Азии: введение

Реформа в сфере обороны и безопасности

Реформа в сфере обороны и безопасности по-прежнему остается областью, приобретающей все большую значимость в сотрудничестве НАТО с государствами-партнерами. НАТО и отдельные государства-члены накопили большие знания и навыки в данной сфере, которыми могут воспользоваться партнеры.

Одна из важнейших задач – повышение способности сил государств-партнеров осуществлять поддержку миротворческих операций и операций по кризисному регулированию под руководством НАТО. Двусторонние программы и многонациональные учения помогают развивать способность сил государств-партнеров взаимодействовать с войсками НАТО. Овладение общим языком и создание оперативной совместимости в плане стандартных процедур имеют принципиальное значение.

Еще одно приоритетное направление сотрудничества с государствами-партнерами в области реформы в сфере обороны и безопасности – это содействие эффективному и действенному управлению оборонными институтами, а также гражданский и демократический контроль над вооруженными силами.

В то время как в большинстве других государств-партнеров военная реформа и трансформация вооруженных сил сокращали или адаптировали существующие структуры безопасности, в Центральной Азии сложилась несколько иная ситуация.

Многие страны региона должны были создать новый класс офицеров, которых нужно было набрать и обучить. К тому же новые структуры министерств обороны представляют сложности для реформ, содействующих парламентскому и гражданскому контролю, прозрачному планированию и распределению ресурсов в оборонной сфере.

Важнейшим инструментом, помогающим государствам-партнерам с конкретными и техническими реформами является Процесс планирования и анализа ПРМ (ПАРП). Он помогает определять, развивать и оценивать силы и средства, которые могут быть выделены для операций по поддержанию мира, проводимых под руководством НАТО. ПАРП также обозначает параметры для строительства государствами-партнерами эффективных, экономически доступных и устойчивых вооруженных сил, а также поддерживает более обширные усилия по проведению военной реформы. В рамках ПАРП с каждым государством-участником согласовываются цели партнерства и прогресс ежегодно подробно анализируется. Несколько партнеров из Центральной Азии решили участвовать в ПАРП. Казахстан участвует в нем с 2002 г.; Узбекистан и Кыргызстан присоединились к этому процессу в 2002 г. и 2007 г. соответственно. Однако участие последних уже в течение нескольких лет приостановлено. Таджикистан также выразил первоначальную заинтересованность в ПАРП.

Усилия правительства Казахстана по повышению оперативной совместимости с силами НАТО привели к созданию казахстанского батальона (КАЗБАТ), а затем казахстанской бригады (КАЗБРИГ), которым оказывали содействие страны НАТО. С 2006 г. Казахстан совместно со странами НАТО и региональными партнерами проводит на своей территории ежегодные учения «Степной орел». Эти учения способствуют повышению оперативной совместимости КАЗБАТ и сил Североатлантического союза. Учения в 2012 и 2013 гг. были проведены Казахстаном в духе «Партнерства ради мира». Также Казахстан заявил о своей цели обеспечить полную оперативную совместимость отдельных подразделений с НАТО (например, КАЗБАТ). В соответствии с Концепцией оперативных потенциалов – объединение сил, НАТО предоставляет стандарты, подготовку, оценку и сертификацию подразделений. В результате государства-партнеры получают высокосовременные, развертываемые и оперативно совместимые силы, которые впоследствии могут быть использованы в операциях различных типов, включая миротворческие операции и операции по поддержанию мира ООН. Также можно рассмотреть возможность их развертывания в будущем совместно с НАТО в операциях кризисного реагирования и гуманитарных операциях.

В качестве члена сообщества учебно-образовательных центров партнерства (PTEC) Казахстан вносит свой вклад в создание потенциала государств-членов и государств-партнеров НАТО. КАЗЦЕНТ был официально признан в качестве PTEC в 2010 г.; он осуществляет обмен по обучению инструкторов для того, чтобы составлять учебный планы совместно с другими членами сети PTEC, такими как Международный центр сил обороны Финляндии и Международный учебный центр вооруженных сил Швеции.

Казахстан также делится своим опытом работы по ПАРП в регионе и, в частности, организовал региональную конференцию на эту тему. Помимо этого КАЗЦЕНТ предлагает для государств-членов и государств-партнеров ежегодные курсы английского языка по военной терминологии, а также по штабным процедурам НАТО и пятидневный ознакомительный курс по истории, экономике и культуре Центральной Азии и Афганистана.

Другим приоритетом для Североатлантического союза является оказание поддержки государствам-партнерам в осуществлении проектов по демилитаризации посредством механизма целевых фондов НАТО-ПРМ. Цель проектов – предоставить государствам-партнерам помощь в безопасном уничтожении запасов избыточных или устаревших мин, боеприпасов, стрелкового оружия и легкого вооружения, а также оказать поддержку в преодолении последствий военной реформы. Финансируемые за счет добровольных вкладов отдельных государств-членов и государств-партнеров, эти проекты обычно предполагают тесное сотрудничество с другими соответствующими организациями. В Таджикистане реализуется проект Целевого фонда НАТО-ПРМ, руководимый Великобританией и в котором в качестве основного вкладчика выступает Япония; в рамках этого проекта происходит уничтожение непригодных боеприпасов и проводится инспекция объектов хранения оружия и боеприпасов в пограничных районах.

Проект привел к успешным результатам когда в 2004 г. уничтожение оставшихся в стране 1200 противопехотных мин помогло Таджикистану выполнить обязательства, предусмотренные Оттавской конвенцией о запрещении применения, накопления запасов, производства и передачи противопехотных мин и их уничтожения.

В Кыргызстане в 2009 г. НАТО начала осуществление программы социальной адаптации и переподготовки уволенных в запас военнослужащих. С тех пор программа расширилась и осуществляется как в столице Бишкеке. так и во втором по величине городе страны – Оше. В ответ на запрос властей Кыргызстана была начата предварительная работа – под руководством Турции и с участием Швейцарии – по возможному новому проекту Целевого фонда НАТО-ПРМ по усовершенствованию объектов для безопасного хранения стрелкового оружия и легкого вооружения и боеприпасов.

Подготовленность к бедствиям и катастрофам и реагирование на них

Со стихийными бедствиями и техногенными катастрофами очень сложно справляться даже самым подготовленным странам. Последствия таких бедствий зачастую пересекают границы государств и могут поставить под угрозу безопасность и стабильность целых регионов. Следовательно сотрудничество в области эффективной готовности к бедствиям и реагирования на них (известного в НАТО как «гражданское чрезвычайное планирование») принципиально важно и является составной частью деятельности партнерства. Ряд государств-партнеров в Центральной Азии работают вместе с НАТО над совершенствованием своего потенциала готовности к бедствиям и реагирования на них. Многие мероприятия в этой области осуществляются в рамках Евроатлантического координационного центра реагирования на стихийные бедствия и катастрофы (ЕКЦРСБК).

ЕКЦРСБК был создан в 1998 г. для координации усилий среди стран СЕАП в случае стихийных бедствий. Например, он помогал координировать помощь южным районам Кыргызстана, когда правительство этой страны направило запрос о помощи после серьезных наводнений в 2005 г., а также после сильных снегопадов, приведших к крупномасштабным разрушениям в 2006 г.

Большинство государств-партнеров в Центральной Азии участвует в мероприятиях и учениях, которые организует ЕКЦРСБК, а Казахстан направил своего представителя в оперативный центр организации в штаб-квартире НАТО. Учения открывают ценную возможность для оценки сил и средств в действии и для определения направлений по расширению сотрудничества в будущем. В последние годы бóльшая часть мероприятий по линии ЕКЦРСБК, включая ряд учений, предлагались, организовывались и проводились в государствах-партнерах. Это свидетельствует о том, насколько высоко партнеры ценят сотрудничество в сфере гражданского чрезвычайного планирования, которое является самой крупной невоенной составляющей деятельности ПРМ.

Наука и окружающая среда

Ученые и исследователи из стран Центральной Азии уже более двух десятилетий участвуют в деятельности в рамках программы НАТО «Наука ради мира и безопасности» (НРМБ). Программа НРМБ способствует тесному сотрудничеству по вопросам, представляющим общий интерес для укрепления безопасности государств-членов и государств-партнеров НАТО. Способствуя международным усилиям, особенно в региональном контексте, программа стремится противостоять новым вызовам безопасности, оказывать поддержку операциям под руководством НАТО, а также развивать раннее предупреждение и прогнозирование для предотвращения бедствий и кризисных ситуаций.

Сотрудничество является традицией среди ученых и необходимостью для научного прогресса. Создаваемые сети также помогают осуществить политическую цель по достижению понимания и укреплению доверия между сообществами с различной культурой и традициями. Еще одна задача программы НРМБ – способствовать обмену и передаче технологий, чтобы помочь государствам-партнерам в выполнении приоритетных для них задач в рамках конкретной совместной деятельности. Это осуществляется посредством многолетних научно-исследовательских проектов, симпозиумов и учебных курсов.

Сегодня эксперты из стран Центральной Азии и стран НАТО работают вместе над решением широкого круга вопросов безопасности, в частности, в таких областях, как борьба с терроризмом, прогнозирование бедствий и предупреждение природных катастроф, а также экологическая безопасность. Например, в июне 2012 г. в Бишкеке (Кыргызстан) прошел курс повышения квалификации, в рамках которого военным и гражданским экспертам был предложен общий подход и методология по созданию национального потенциала борьбы с терроризмом. В мае 2013 г. на семинаре в Самарканде (Узбекистан) рассматривались вопросы предотвращения потенциальных кризисов и конфликтов посредством прогнозирования бедствий, моделирования и устойчивого развития. В заключение необходимо отметить многолетний научно-исследовательский проект по оценке и мониторингу трансграничного загрязнения воды (области, представляющей особое значение для социально-экономического благополучия населения региона), проводимый в настоящее время при участии экспертов из Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана.

Страны Центральной Азии традиционно показывали большой интерес к программе «Наука ради мира и безопасности» и некоторые из них высказали желание в дальнейшем углублении сотрудничества в области науки. В этом контексте программа «Наука ради мира и безопасности» регулярно организует «Информационные дни» в столицах стран Центральной Азии с целью информирования ученых и экспертов из стран-партнеров о самой программе и содействия в извлечении пользы от участия в ней.

Общественная дипломатия

Сотрудничество в области общественной дипломатии с партнерами в Центральной Азии направлено на повышение осведомленности о Североатлантическом союзе и пользе партнерства с НАТО, а также на вовлечение ключевых лиц, формирующих общественное мнение, и гражданского общества. В настоящее время осуществляется сотрудничество с заинтересованными государствами-партнерами для создания сетей с университетами, неправительственными организациями и СМИ. Местные учреждения или неправительственные организации при поддержке НАТО и во взаимодействии с государственными органами проводят различные мероприятия, такие как семинары, конференции и симпозиумы.

С 2007 г. в Алматы (Казахстан) действует Ресурсный и информационный центр НАТО, который улучшает доступ к необходимым публикациям и документации. Североатлантический союз расширяет сеть депозитарных библиотек НАТО и мультимедийных «уголков НАТО» в регионе, в том числе в начале 2014 г. в Университете мировой экономики и дипломатии в Ташкенте (Узбекистан). Научные сотрудники, государственные служащие и лица, формирующие общественное мнение, из этих стран регулярно получают приглашения в штаб-квартиру НАТО, где им предлагается ознакомиться с деятельностью Североатлантического союза.

Должностные лица НАТО также посещают регион, чтобы встретиться с представителями соответствующих государств и выступить на публичных мероприятиях. Сотрудник НАТО по связи и взаимодействию со странами Центральной Азии играет активную роль в общественной дипломатии, в частности, путем привлечения гражданского общества и СМИ, и участия в общественных мероприятиях.

Женщины – действующие главы государств и правительств. Досье — Биографии и справки

 

В настоящее время среди глав государств и правительств стран мира 22 женщины, в том числе две королевы, десять президентов, шесть премьер-министров и четыре генерал-губернатора. Больше всего женщин-лидеров в Европе — десять, меньше всего в Океании – две. Помимо королев, дольше всего на высшем государственном посту находится генерал-губернатор Сент-Люсии Перлетт Луиси (с 1997 г.).

Европа

Елизавета II — королева Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии с 1952 г.; глава Содружества (в объединение входят 53 государства, включая Британию). По продолжительности пребывания на троне занимает первое место среди всех британских монархов (64 года). По длительности нахождения у власти среди всех современных царствующих особ она – вторая после короля Таиланда Пумипона Адульядета (66 лет). Инициировала многочисленные реформы британской системы престолонаследия. Портрет Елизаветы II изображен на денежных знаках более 30 стран. Супруг — принц Филип, герцог Эдинбургский. В семье четверо детей: Чарльз, принц Уэльский; принцесса Анна; принц Эндрю, герцог Йоркский; принц Эдвард, граф Уэссекский. 

Тереза Мэй — премьер-министр Великобритании с 2016 г. Вторая женщина во главе британского правительства после Маргарет Тэтчер (занимала этот пост в 1979-1990 гг.). Также в 2010-2016 гг. была министром внутренних дел Великобритании (вторая женщина в истории страны на этой должности после Джеки Смит, возглавлявшей министерство в 2007-2009 гг.). По данным экспертов, Мэй находилась на этом посту дольше всех своих предшественников со времени окончания Второй мировой войны (в 1945-1951 гг. министерством руководил Джеймс Ид). Главное увлечение Мэй — кулинария, имеет коллекцию из более 100 поваренных книг. Супруг — Филип Джон Мэй, сотрудник американской трастовой компании Capital Group Companies. Детей нет.

Маргрете II — королева Дании с 1972 г. Стала второй женщиной на датском престоле (ее предшественница Маргрете I правила страной в раннем Средневековье). Занимается благотворительной деятельностью. Под ее патронатом действуют многие общества и фонды, включая Датское королевское научное общество, Королевский приют для сирот, национальные объединения по борьбе с туберкулезом и раком. В 1975 г. стала первым европейским монархом, посетившим СССР. Супруг – принц-консорт Хенрик Датский. В семье двое детей: кронпринц Фредерик и принц Йоаким.

Ангела Меркель — федеральный канцлер Германии с 2005 г., первая женщина на этом посту. Три раза подряд была избрана на пост главы германского правительства. В 2016 г. в 11-й раз возглавила ежегодный рейтинг самых влиятельных женщин по версии американского журнала «Форбс». Замужем за Йоахимом Зауэром. Своих детей у канцлера нет.

Даля Грибаускайте — президент Литвы с 2009 г. Является первой женщиной на этом посту в истории страны, а также первым президентом, переизбранным на второй срок. СМИ называли ее «железной леди» и сравнивали с Маргарет Тэтчер. Имеет черный пояс по каратэ. Не замужем.

Мария Луиза Колейро Прека — президент Мальты с 2014 г. Стала самым молодым президентом республики (54 года) и второй женщиной на этом посту. Замужем за Эдгаром Прекой, имеет дочь.

Эрна Сульберг — премьер-министр Норвегии с 2013 г. Вторая женщина на этом посту в истории страны и первый премьер-министр от консерваторов с 1990 г. Супруг — Синдре Финнес. В семье двое дочерей.

Беата Шидло — председатель Совета министров Польши с 2015 г. Третья женщина на этом посту в истории страны. Замужем за Эдвардом Шидло, двое сыновей. 

Колинда Грабар-Китарович — президент Хорватии с 2015 г. Стала самым молодым президентом (46 лет) и первой женщиной на этом посту в истории страны. Супруг — Яков Китарович. В семье двое детей — сын и дочь.

Керсти Кальюлайд — президент Эстонии с 2016 г. Первая женщина на этом посту в истории страны. Знает английский, французский, финский, а также русский языки. Замужем второй раз. Супруг — Георг-Рене Максимовский. В семье дочь и трое сыновей (дочь и старший сын — от первого брака).

Азия

Пак Кын Хе — президент Республики Корея с 2013 г., первая женщина на этом посту в истории страны. Дочь бывшего президента Пак Чжон Хи (1962-1979). За ее роль в успехах консервативной партии «Сэнури» на выборах различных уровней получила прозвище «Королева выборов». Замужем никогда не была, детей нет.

Бидхья Деви Бхандари – президент Непала с 2015 г. Она стала первой женщиной-президентом и верховным главнокомандующим государства. Вдова, мать двоих детей.

Шейх Хасина Вазед – вторая в истории Народной Республики Бангладеш женщина, возглавляющая правительство (1996-2001, 2009-н. в.). Дочь Муджибура Рахмана — первого премьер-министра (1972-1975) и президента (1975) государства. Пережила более 30-ти покушений, в результате одного из них (21 августа 2004 г.) погибли, по разным оценкам, от 19 до 24 человек. Вдова, мать двоих детей.

Африка

Эллен Джонсон-Серлиф – президент Либерии с 2006 г. Первая женщина-президент в истории Африки, самая пожилая женщина во главе государства или правительства (77 лет). Единственная среди действующих женщин-глав государств — лауреат Нобелевской премии мира (за вклад в ненасильственную борьбу за безопасность и защиту прав женщин и участие в миротворческой деятельности, 2011). В 2012 г. вошла в список ста наиболее влиятельных женщин мира по версии журнала Forbes. В разводе, имеет четверых детей.

Амина Гариб-Факим – президент Республики Маврикий с 2015 г. Первая женщина и первый профессор на этом посту. Доктор химических наук, специалист в области изучения флоры Маскаренских островов и ее использования в медицине и фармакологии. Автор и ответственный редактор более 20 монографий и около 100 научных статей. В браке с Анваром Факимом, имеет сына и дочь.

Сара Кугонгелва-Амадила – премьер-министр Намибии с 2015 г. Стала не только первой женщиной на этом посту, но и самым молодым главой правительства в истории государства (на момент вступления в должность ей было 47 лет).

Латинская Америка

Маргерит Пиндлинг – генерал-губернатор Содружества Багамских Островов с 2014 г. Была замужем за бывшим премьер-министром Линденом Пиндлингом (1967–1992 гг., умер в 2000 г.), во время правления которого Багамы стали независимым государством (1973). Мать четверых детей.

Сесиль Ла Гренад — генерал-губернатор Гренады с 2013 г. Первая женщина на этом посту. По специальности – технолог продовольственных продуктов.

Перлетт Луиси — генерал-губернатор Сент-Люсии с 1997 г. Первая женщина-глава государства в истории страны. Внесла большой вклад в развитие сферы образования в Сент-Люсии.

Мишель Бачелет – первая женщина-президент Чили (2006-2010, 2014-н.в.). Ранее была министром здравоохранения (2000-2002) и министром обороны Чили (2002-2004, первая женщина, занявшая эту должность в истории Чили и Латинской Америки). Разведена, трое детей.

Океания

Хильда Хайн – президент Маршалловых Островов с января 2016 г. Является первой женщиной на этом посту, а также первым и пока единственным гражданином Маршалловых Островов, имеющим докторскую степень. Ведет активную борьбу за права женщин в Океании. Основательница правозащитной группы «Объединение женщин Маршалловых Островов». Ее избрание стало важным событием для всей Океании, где участие женщин в политической жизни до сих пор ограничено. Замужем, четверо детей.

Пэтси Редди — генерал-губернатор Новой Зеландии с 2016 г. Юрист, специализируется на налоговом и корпоративном праве, а также праве в сфере кинематографа. Долгое время работала на руководящих позициях в ряде новозеландских частных и государственных компаний. Супруг – Дэвид Гаскойн, также юрист.

вех: 1866–1898 — Офис историка

В 1850-х годах китайские рабочие мигрировали в Соединенные Штаты. Штаты, сначала работающие на золотых приисках, но также и занятые в сельском хозяйстве, и фабричная работа, особенно в швейной промышленности. Китайские иммигранты были особенно полезен при строительстве железных дорог на западе Америки, а также Китайские рабочие добились успеха в Соединенных Штатах, некоторые из них стали предприниматели сами по себе.Поскольку число китайских рабочих увеличивалось, как и сила антикитайских настроений среди других рабочих в Американская экономика. В конечном итоге это привело к принятию законодательства, направленного на ограничение будущая иммиграция китайских рабочих в Соединенные Штаты и пригрозила плохие дипломатические отношения между США и Китаем.

Закон об исключении китайцев

Американские возражения против китайской иммиграции принимали множество форм и, как правило, подавлялись. от экономической и культурной напряженности, а также от этнической дискриминации.Самый Китайские рабочие, приехавшие в Соединенные Штаты, сделали это, чтобы отправить деньги. обратно в Китай, чтобы поддержать там свои семьи. В то же время у них также было для выплаты ссуд китайским купцам, оплатившим проезд в Америку. Эти финансовое давление не оставляло им иного выбора, кроме как работать за ту зарплату, которую они мог. Рабочим некитайского происхождения часто требовалась гораздо более высокая заработная плата, чтобы поддерживать свои жен и детей в Соединенных Штатах, а также в целом имели более сильные политическая позиция в переговорах о более высокой заработной плате.Поэтому многие из некитайские рабочие в Соединенных Штатах начали возмущаться китайскими рабочими, кто может вытеснить их с работы. Кроме того, как и большинство иммигрантов общины, многие китайцы поселились в своих кварталах, и рассказы распространяются китайских кварталов как места, куда собиралось большое количество китайских мужчин проститутки, курят опиум или играют в азартные игры. Некоторые сторонники антикитайского законодательства поэтому утверждал, что допуск китайцев в Соединенные Штаты снижает культурные и моральные стандарты американского общества.Другие использовали более явно расистский аргумент в пользу ограничения иммиграции из Восточной Азии и выразил озабоченность о целостности американского расового состава.

Для решения этой растущей социальной напряженности с 1850-х по 1870-е гг. Правительство штата Калифорния приняло ряд мер, направленных на китайцев. резидентов, требующих специальных лицензий для китайского бизнеса или работников к предотвращению натурализации.Потому что антикитайская дискриминация и попытки остановить китайскую иммиграцию нарушили Договор Бурлингейма-Сьюарда с Китаем федеральное правительство смогло чтобы свести на нет большую часть этого законодательства.

В 1879 г. сторонникам иммиграционных ограничений удалось ввести и принятие в Конгрессе закона об ограничении числа китайцев, прибывающих в пятнадцать на корабль или судно.Президент-республиканец Резерфорд Б. Хейс наложил вето на законопроект, поскольку он нарушал договорные соглашения США с Китаем. Тем не менее, это все еще было важным Победа сторонников исключения. Демократы, возглавляемые сторонниками на Западе, выступал за полное исключение китайских иммигрантов. Хотя республиканцы были сочувствуя западным озабоченностям, они были привержены платформе бесплатная иммиграция.Чтобы успокоить западные штаты, не обижая Китай, президент Хейс добивался пересмотра Договора Бурлингейма-Сьюарда в Китай согласился ограничить иммиграцию в США.

Президент Резерфорд Б. Хейс

В 1880 году администрация Хейса назначила американского дипломата Джеймса Б. Энджелл ведет переговоры о новом договоре с Китаем. В результате Энджелл Договор разрешал Соединенным Штатам ограничивать, но не запрещать полностью, Китайская иммиграция.В 1882 году Конгресс принял Закон об исключении китайцев, который, согласно условиям Энджеллского договора, иммиграция китайцев приостановлена. разнорабочие (квалифицированные или неквалифицированные) сроком на 10 лет. Закон также требовал каждый китаец, путешествующий в страну или из страны, должен иметь сертификат с указанием своего статуса рабочего, ученого, дипломата или торговца. В Закон 1882 г. был первым в американской истории, наложившим широкие ограничения на иммиграция.

Для американских президентов и конгрессменов, решающих вопрос о китайском исключения, проблема заключалась в том, чтобы сбалансировать внутренние отношения и политику, которые продиктовал антикитайскую политику, сохранив при этом хорошие дипломатические отношения с Китаем, где исключение будет рассматриваться как оскорбление и нарушение договорные обещания. Внутренние факторы в конечном итоге перевесили международные опасения. В 1888 году Конгресс пошел еще дальше и принял Закон Скотта, который сделали возвращение в Соединенные Штаты после визита в Китай невозможным даже для долгосрочные легальные резиденты.Правительство Китая сочло этот акт прямым оскорбление, но не смог предотвратить его прохождение. В 1892 году Конгресс проголосовал за продление исключение на десять лет в Законе Гири, а в 1902 году запрет был расширилась на Гавайи и Филиппины, несмотря на сильные возражения со стороны китайское правительство и народ. Позже Конгресс продлил действие Закона об исключении бесконечно.

В Китае торговцы отреагировали на унижение закона об исключении со стороны организация антиамериканского бойкота в 1905 году.Хотя движения не было санкционированный правительством Китая, он получил неофициальную поддержку в первые месяцы. Президент Теодор Рузвельт признал бойкот прямым ответ на несправедливое отношение Америки к китайским иммигрантам, но с американскими на кону престиж, он призвал китайское правительство подавить его. После за пять тяжелых месяцев китайские купцы потеряли толчок к движению, и бойкот закончился тихо.

Акты об исключении китайцев не отменялись до 1943 г., а затем только в интересы поддержания морального духа военного союзника во время Второй мировой войны. С участием отношения, уже осложненные Опиумными войнами и договорами Ванся и Тяньцзянь>, все более и более жесткие ограничения на иммиграцию из Китая в сочетании с ростом дискриминация китайцев, проживавших в США в 1870-х — начале 1900-е годы добавили дополнительного напряжения в дипломатические отношения между США и Китай.

Региональные группы государств-членов

африканских государств

Алжир Эсватини Намибия
Ангола Эфиопия Нигер
Бенин Габон Нигерия
Ботсвана Гамбия Руанда
Буркина-Фасо Гана Сан-Томе и Принсипи
Бурунди Гвинея Сенегал
Кабо-Верде Гвинея-Бисау Сейшельские острова
Камерун Кения Сьерра-Леоне
Центральноафриканская Республика Лесото Сомали
Чад Либерия Южная Африка
Коморские острова Ливия Южный Судан
Конго Мадагаскар Судан
Кот-д’Ивуар Малави Того
Демократическая Республика Конго Мали Тунис
Джибути Мавритания Уганда
Египет Маврикий Объединенная Республика Танзания
Экваториальная Гвинея Марокко Замбия
Эритрея Мозамбик Зимбабве

Страны Азиатско-Тихоокеанского региона

Афганистан Кыргызстан Самоа
Бахрейн Лаосская Народно-Демократическая Республика Саудовская Аравия
Бангладеш Ливан Сингапур
Бутан Малайзия Соломоновы Острова
Бруней-Даруссалам Мальдивы Шри-Ланка
Камбоджа Маршалловы Острова Сирийская Арабская Республика
Китай Микронезия (Федеративные Штаты) Таджикистан
Кипр Монголия Таиланд
Корейская Народно-Демократическая Республика Мьянма Восточный Тимор
Фиджи Науру Тонга
Индия Непал Турция *
Индонезия Оман Туркменистан
Иран (Исламская Республика) Пакистан Тувалу
Ирак Палау Объединенные Арабские Эмираты
Япония Папуа-Новая Гвинея Узбекистан
Иордания Филиппины Вануату
Казахстан Катар Вьетнам
Кирибати * Республика Корея Йемен
Кувейт

Восточноевропейские государства

Албания Эстония Республика Молдова
Армения Грузия Румыния
Азербайджан Венгрия Российская Федерация
Беларусь Латвия Сербия
Босния и Герцеговина Литва Словакия
Болгария Черногория Словения
Хорватия Северная Македония Украина
Чехия Польша

Государства Латинской Америки и Карибского бассейна

Антигуа и Барбуда Доминика Никарагуа
Аргентина Доминиканская Республика Панама
Багамы Эквадор Парагвай
Барбадос Сальвадор Перу
Белиз Гренада Сент-Китс и Невис
Боливия (Многонациональное Государство) Гватемала Сент-Люсия
Бразилия Гайана Сент-Винсент и Гренадины
Чили Гаити Суринам
Колумбия Гондурас Тринидад и Тобаго
Коста-Рика Ямайка Уругвай
Куба Мексика Венесуэла (Боливарианская Республика)

Западноевропейские и другие государства

Андорра Исландия Норвегия
Австралия Ирландия Португалия
Австрия Израиль * Сан-Марино
Бельгия Италия Испания
Канада Лихтенштейн Швеция
Дания Люксембург Швейцария
Финляндия Мальта Турция *
Франция Монако Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии
Германия Нидерланды Соединенные Штаты Америки *
Греция Новая Зеландия


* Особые случаи

Израиль

В мае 2000 года Израиль стал полноправным членом Группы западноевропейских и других государств на временной основе (с возможностью продления), что позволило ему выдвигать кандидатов для избрания в различные органы Генеральной Ассамблеи.В 2004 году Израиль получил постоянное обновление своего членского состава.

Кирибати

По состоянию на 2010 год Кирибати (географически в Океании) не является членом какой-либо региональной группы, несмотря на то, что другие страны Океании принадлежат к Группе государств Азиатско-Тихоокеанского региона.

Турция

Турция полностью участвует как в Группе западноевропейских и других государств, так и в Группе государств Азиатско-Тихоокеанского региона, но для целей проведения выборов считается членом только Группы западноевропейских и других государств.

Соединенные Штаты Америки

Соединенные Штаты Америки не являются членом какой-либо региональной группы, но присутствуют на заседаниях Группы западноевропейских и других государств в качестве наблюдателя и считаются членом этой группы в избирательных целях.

председателей региональных групп перечислены в Журнале Организации Объединенных Наций .

США и Азия

В Азиатско-Тихоокеанском регионе происходит сейсмический сдвиг, сдвиг в структуре и балансе политической и экономической власти.Эта трансформация имеет фундаментальные последствия для будущего положения Америки в регионе. На протяжении более четырех десятилетий участие США в Азии основывалось на двух столпах: приверженности времен холодной войны безопасности в Азии и исключительной экономической мощи Америки. Обе эти внешнеполитические предпосылки теперь утеряны: холодная война закончилась внезапно и драматично; Американская экономическая гегемония ослабевает медленнее, но с не меньшим драматизмом.

Если Америка попытается вести свои отношения с регионом, как в прошлом, ее способность к эффективному лидерству быстро уменьшится; основы стиля и типа лидерства, которые ранее использовала Америка, больше не существуют.По мере того, как политическое влияние военной мощи уменьшается, экономическая мощь будет иметь большее значение. Соединенные Штаты должны смириться с тем фактом, что их относительный экономический вес в регионе, который пережил беспрецедентную эпоху экономического прогресса, существенно снизился. Экономическая мощь Японии и многих других азиатских стран значительно возросла. Ни одно другое недавнее событие не продемонстрировало эту мысль более ярко, чем скандальная миссия президента Буша в Японию в январе 1992 года.

В то же время интересы безопасности США в Азии сегодня выглядят лучше, чем когда-либо за почти столетие.После трех крупных войн и длительного противостояния с Советским Союзом Азиатско-Тихоокеанский регион стабилен. Советский Тихоокеанский флот, казавшийся столь грозным всего несколько лет назад, теперь ржавеет у своих причалов во Владивостоке и бухте Камрань. Нет никакой серьезной угрозы региональной безопасности, за исключением, возможно, все еще нерешенного раздела Корейского полуострова, и впервые с тех пор, как до Перл-Харбора, вооруженные силы США в Тихом океане не имеют легко опознаваемого противника.

Таким образом, любое будущее американское военное присутствие в Азиатско-Тихоокеанском регионе приведет к гораздо меньшим с точки зрения политического влияния и лидерских качеств.Вашингтон настаивает на том, что он продолжит осуществлять лидерство в регионе, и большинство азиатских стран, похоже, надеются на это. Обе стороны признают свои интересы в здоровых транстихоокеанских отношениях; они опасаются неопределенности, которая будет сопровождать любое существенное ослабление регионального взаимодействия Америки. Но способность и готовность Америки поддерживать значительное военное присутствие в регионе все чаще ставится под сомнение.

Сильное общее американское присутствие в Азиатско-Тихоокеанском регионе потребует новых структур сотрудничества и свежих взглядов по обе стороны Тихого океана.Несмотря на растущие внутренние опасения и победу в холодной войне, Америка не может позволить себе иллюзий о том, что Азия теперь не важна для ее национальных интересов. Более четырех десятилетий Соединенные Штаты рассматривали свои интересы в Азии преимущественно с точки зрения холодной войны. Однако в важном смысле отношения США с Азией, особенно с Северо-Восточной Азией, выходят за рамки этой борьбы. Еще до холодной войны внешняя политика США основывалась на идее о том, что стабильность в Западной Европе и Северо-Восточной Азии имеет решающее значение для собственных интересов Америки.Именно это убеждение изначально вызывало политику сдерживания Америки, и этот объективный национальный интерес остается верным и сегодня.

II

Азиатско-Тихоокеанский регион в целом демонстрировал самые высокие темпы экономического роста в мире в 80-е годы. Некоторые страны, такие как Филиппины, все еще отстают, в регионе и некоторых странах сохраняется серьезная разница в доходах, но почти все азиатские страны добились впечатляющих успехов в сокращении бедности. Есть все основания полагать, что эти высокие экономические показатели сохранятся и в следующем столетии: уровень сбережений высок; преобладает рыночная политика; национальные экономики становятся все более открытыми; и торговля внутри региона стремительно растет.

Экономический прогресс сопровождался движением к более демократическим политическим системам. Китай, конечно, является главным исключением, и коммунистические режимы по-прежнему упорно держатся во Вьетнаме и Северной Корее, как и жестокая клика в Бирме. Также время от времени наблюдается регресс демократии, например, военный переворот в Таиланде в феврале 1991 года. Но в большей части Азии в 1980-х годах наблюдался растущий политический плюрализм, ослабление авторитарных систем, а также заметное повышение прозрачности и подотчетности властей. правительство.

Сами азиаты несут основную ответственность за свои экономические и политические успехи. Они пошли на краткосрочные жертвы, необходимые для мобилизации сбережений и повышения уровня инвестиций, а азиатские политические лидеры и граждане пошли на личный риск, необходимый для политической либерализации. Однако Соединенные Штаты также могут претендовать на значительную заслугу в экономических и политических достижениях Азии. На протяжении всей холодной войны Америка обеспечивала безопасность региона, что позволяло азиатским странам сосредоточиться на национальном развитии.Американский частный сектор предоставил азиатским экономикам капитал, технологии и управленческие навыки, а налогоплательщики США внесли миллиарды долларов в виде официальной помощи в целях развития — как на двусторонней основе, так и через многосторонние кредитные агентства. Более того, огромный американский рынок поглощает значительную долю товаров и промышленных товаров, экспортируемых новыми индустриальными странами Азии.

В то же время Соединенные Штаты были основным бенефициаром экономического и политического динамизма Азии.Транстихоокеанская торговля США сейчас почти на треть превышает торговлю с Европой. Экономика США также получила значительные выгоды от американских инвестиций в Азии. А излишки капитала в Азии, в основном в Японии, в последние годы помогли покрыть основные потребности США в инвестициях перед лицом огромного федерального дефицита и падающей нормы национальных сбережений.

Учитывая эту благоприятную оценку, возможно, понятно, что Азия находится далеко внизу в текущем списке американских интересов. Неопределенные перспективы политических и экономических преобразований в бывшем Советском Союзе, проблемы Восточной Европы и нестабильность на Ближнем Востоке, похоже, требуют большей части времени и энергии от высокопоставленных чиновников администрации Буша.Америка также сейчас больше озабочена своим внутренним положением, чем когда-либо с начала Второй мировой войны, и, борясь с накоплением внутренних проблем, у нее, похоже, остается скудная энергия для внешнеполитических интересов.

III

Хотя перспективы безопасности в регионе улучшились после окончания холодной войны, если смотреть из Азии, они в действительности несколько менее благоприятны, чем кажется на первый взгляд. Похоже, что непримиримый сталинский режим в Северной Корее нацелен на приобретение ядерных мощностей.Хрупкость процесса политического урегулирования в Камбодже чревата угрозой дальнейшего конфликта в Индокитае. Существует озабоченность как возможными последствиями внутренней политической борьбы Китая для поведения Пекина по отношению к своим соседям, так и долгосрочными последствиями для региональной стабильности растущей экономической мощи Китая. Несмотря на распад Советского Союза, Россия останется крупным присутствием в Северо-Восточной Азии. Его собственные внутренние беспорядки и неурегулированные территориальные споры с восточными соседями могут сделать его причиной отсутствия безопасности в регионе.

Среди азиатов есть также несфокусированная, но, тем не менее, реальная обеспокоенность тем, что Америка резко сократит свое региональное военное присутствие, что может спровоцировать региональную гонку за заполнение образовавшегося вакуума. Администрация Буша настаивает на том, чтобы Америка продолжала военное присутствие в западной части Тихого океана, но будущее развертывания войск США в этом регионе кажется неопределенным.

В настоящее время США насчитывают около 130 000 военнослужащих, дислоцированных в Азии, в основном в Японии, Южной Корее и на Филиппинах.Министр обороны Дик Чейни объявил в 1990 году, что к концу 1992 года эти силы будут сокращены на 12 процентов. В то время было общепризнано, что это сокращение, вероятно, предвещало более существенное, но постепенное сокращение американских войск. Но события, произошедшие после первоначального объявления Чейни, делают вероятным, что фактическое сокращение сил будет более существенным и более быстрым, чем предсказывалось еще год назад.

Ранее планирование Пентагона предполагало продолжение американского военного присутствия на Филиппинах, что было опровергнуто извержением вулкана Пинатубо и действиями филиппинского сената.Сейчас кажется вероятным, что к концу 1992 года, впервые с 1898 года (с коротким перерывом во время Второй мировой войны), Соединенные Штаты не будут иметь значительного военного присутствия на Филиппинах. Некоторые из этих сил могут быть переброшены в другие места в Азии, но многие из них, вероятно, будут отведены обратно на Гавайи или даже в континентальные Соединенные Штаты, как это было в 1990 году, когда эскадрильи истребителей были передислоцированы на Аляску с авиабазы ​​Кларк. Затраты на перебазирование сил и физических объектов на Гуам или другой U.Южно-тихоокеанские территории, вероятно, будут недоступны, особенно учитывая бюджетный климат, который, вероятно, будет преобладать в Вашингтоне в течение следующих нескольких лет.

Политические соображения в регионе также будут играть роль в определении будущих уровней развертывания войск США, особенно в Южной Корее и Японии. Например, чтобы сигнализировать об озабоченности США по поводу ядерной программы Северной Кореи, администрация Буша недавно объявила о переносе до 1992 года ранее ожидаемого вывода некоторых американских войск из Южной Кореи.Однако со временем политические соображения, скорее всего, будут действовать в противоположном направлении. Например, любой серьезный шаг к прекращению раздела Корейского полуострова, вероятно, приведет к значительному сокращению или даже полному выводу войск США из Южной Кореи.

Будущее крупного американского военного присутствия в Японии также зависит от политической неопределенности. Многие японцы и большинство азиатов продолжают считать эти американские силы важными для региональной безопасности и символом конструктивного сотрудничества между двумя странами.Но многие американцы спрашивают, почему с экономической мощью Японии и прекращением советской угрозы Соединенные Штаты должны продолжать обеспечивать безопасность Японии, особенно когда американские компании и рабочие сталкиваются с растущей конкуренцией со стороны японских производителей.

В краткосрочной перспективе политическое и бюджетное давление, несомненно, заставит Вашингтон добиваться от Японии большего вклада в покрытие расходов на размещение там американских военных. Но Япония уже оплачивает практически все местные расходы, связанные с U.Силы ЮАР и некоторые японцы уже спрашивают: если филиппинцы не согласятся на продолжение американского военного присутствия, когда Соединенные Штаты готовы заплатить им за это, почему японцы должны соглашаться на продолжение американского военного присутствия, за которое, как ожидается, будет платить Япония?

Даже если и Япония, и Соединенные Штаты видят свою заинтересованность в продолжении американского военного присутствия, это почти наверняка будет в меньших масштабах. Любое долгосрочное размещение американских вооруженных сил потребует пересмотра логики U.Южно-японский союз безопасности и политически приемлемое соглашение относительно целей этих сил. Что еще более важно, любое обновленное соглашение о безопасности должно быть частью прочных и хорошо управляемых американо-японских отношений, построение которых будет сложной задачей.

По мере сокращения передовых развертываний американских военно-воздушных и сухопутных сил в Азии Вашингтон будет больше полагаться на военно-морской флот, чтобы предоставить доказательства сохраняющегося интереса Америки к безопасности в западной части Тихого океана. Возможности военно-морского флота также могут значительно снизиться в следующие несколько лет.Хотя военно-морской флот может избежать полного воздействия сокращения расходов на оборону, его общее количество активных кораблей к середине 1990-х годов должно сократиться примерно до 350 с примерно 600 в настоящее время. Учитывая требования к американскому военно-морскому присутствию в других частях мира, почти наверняка произойдет сокращение военно-морского базирования в западной части Тихого океана.

В целом, это сочетание факторов в относительно ближайшем будущем приведет к значительному сокращению военного присутствия США в Азии. В результате двусторонние обязательства Америки в отношении безопасности с ключевыми азиатскими странами, которые обеспечили базовые рамки региональной безопасности, будут изменены, если не существенно, то хотя бы внешне.Таким образом, возникает вопрос, нужна ли какая-то новая многосторонняя структура безопасности в качестве важного политического дополнения к двусторонним договоренностям США.

География и история делают маловероятным, что азиатские страны смогут разработать многосторонние механизмы безопасности, подобные тем, которые могут возникнуть в Западной Европе. Тем не менее может быть уместным, чтобы Соединенные Штаты возглавили региональный форум по безопасности для решения таких вопросов, как территориальные споры и ограничение вооружений.Такой форум можно развивать только постепенно, и в него должны входить как Китай, так и Россия. Одна из его основных целей — снизить вероятность того, что Япония или любая другая региональная держава может почувствовать необходимость в развитии потенциала для проецирования военной мощи в регионе по мере сокращения военного присутствия США. Еще одно преимущество такого форума может заключаться в рассмотрении вопроса о распределении затрат в интересах региональной безопасности на многосторонней основе, а не на двусторонней основе, где это неизбежно становится более спорным вопросом.Таким образом, многосторонний подход может облегчить подавление внутриполитической оппозиции США любому продолжающемуся вкладу Америки в безопасность Азии.

IV

Будущая роль Америки в Азиатско-Тихоокеанском регионе должна также учитывать заметный сдвиг национального экономического веса, произошедший за последнее десятилетие. Этот изменившийся баланс экономических сил имеет последствия для лидерских качеств Америки, которые, возможно, более важны, чем в сфере безопасности.

В конце 1940-х годов на Соединенные Штаты приходилось почти 50 процентов мирового производства товаров и услуг. К 1990 году эта доля упала примерно до 24 процентов, примерно на том же уровне, что и в период непосредственно перед Второй мировой войной. Это не обязательно признак национальной неудачи. Послевоенное экономическое превосходство Америки было отклонением, вызванным тем фактом, что Соединенные Штаты были единственной промышленной державой, которая экономически не пострадала от войны. Более того, нынешняя доля Америки в мировом производстве составляет 24 процента от гораздо большего объема, чем раньше, а уровень жизни в Америке неизмеримо выше, чем полвека назад.

Еще более поразительным является рост относительного экономического веса Японии, который вырос примерно до 16 процентов мирового производства с практически нуля сразу после войны. Хотя Япония по-прежнему является доминирующей экономической державой в Азии, на которую приходится не менее двух третей регионального производства, большая часть остальной части Азии также быстро росла. Южная Корея, Тайвань, Гонконг и Сингапур — так называемые азиатские тигры — значительно расширились за более чем десятилетие. Таиланд, Малайзия и другие сейчас приближаются к статусу новых индустриальных стран.Китай также добился быстрого экономического роста за последнее десятилетие. В настоящее время регион в целом сравним в экономическом отношении как с Северной Америкой, так и с Западной Европой.

Американцы хорошо осведомлены о растущем глобальном экономическом весе Азии. Азиатские потребительские товары и капитальное оборудование завоевывают все большую долю рынка США, и американские компании оказываются в жесткой конкуренции с азиатскими производителями на международных рынках. Торговый дефицит США с рядом азиатских стран, особенно с Японией, обострил двусторонние отношения, особенно с учетом того, что в целом США.Торговый дефицит С. рос в 1980-х гг. Однако американцы менее понимают, насколько существенно баланс экономических сил в самом Азиатско-Тихоокеанском регионе сместился в сторону от Соединенных Штатов и как это неизбежно меняет распределение политического влияния в этом регионе. Действительно, экономические операции между странами региона сейчас более важны для многих азиатов, чем сделки с Соединенными Штатами.

Например, серьезный сдвиг в инвестиционной роли Соединенных Штатов и Японии в Ассоциации государств Юго-Восточной Азии: Индонезии, Малайзии, Сингапуре, Таиланде, Филиппинах и Брунее.АСЕАН уже давно является сферой интересов как японских, так и американских компаний. Прямые инвестиции американских компаний в страны АСЕАН в 1980 году составили около 5 миллиардов долларов, что не намного меньше примерно 7 миллиардов долларов, вложенных японскими фирмами. Даже совсем недавно, в 1986 году, прямые инвестиции США удвоились до 10 миллиардов долларов; Япония быстро выросла до чуть менее 15 миллиардов долларов. Но к 1989 году американские инвестиции застопорились на том же уровне, в то время как японские инвестиции выросли до 23 миллиардов долларов.

Самой важной причиной резкого роста японских инвестиций был рост стоимости иены, начавшийся в 1985 году.Японские компании отчаянно пытались выйти из-за растущей иены, поскольку валюта торговалась на уровне 125–130 за доллар по сравнению с предыдущими 260. Чтобы оставаться конкурентоспособными на рынках США и Европы, они приступили к массовому перемещению производственных мощностей из Японии в Таиланд, Малайзия, Индонезия и в меньшей степени Филиппины. Стратегия сработала, и в процессе японские фирмы также смогли удовлетворить растущий спрос на капитальное оборудование и потребительские товары на этих крупных рынках Юго-Восточной Азии.

Труднее понять, почему прямые американские инвестиции застопорились во второй половине 1980-х годов. Страны АСЕАН как группа составляют пятый по величине торговый партнер США. Хотя у американских фирм не было таких мощных стимулов для расширения своего присутствия в Юго-Восточной Азии, американские инвестиции там неуклонно росли после окончания войны во Вьетнаме. Действительно, частные инвестиции США в экономику стран АСЕАН в 1976-86 годах выросли более чем в три раза, с 3 миллиардов долларов до 10 миллиардов долларов.Падение стоимости доллара — другая сторона роста иены — будет составлять лишь часть вялых американских инвестиций; валюты большинства других азиатских стран оставались относительно стабильными по отношению к доллару, а долларовая стоимость инвестиций в этих странах была почти постоянной. Неспособность американских инвесторов идти в ногу как с показателями Японии, так и с высокими темпами экономического роста в Юго-Восточной Азии должна лежать в самой экономике США: рост бюджетного дефицита, снижение нормы национальных сбережений и, конечно, высокая стоимость инвестиционного капитала, особенно по сравнению с капитальные затраты, понесенные японцами во второй половине 1980-х годов.

Япония — не единственный азиатский источник нового инвестиционного капитала для Юго-Восточной Азии. Хотя данные неполные, ясно, что и Южная Корея, и Тайвань также стремительно инвестируют в страны АСЕАН, а также в Китай. Таким образом, развивающиеся страны Юго-Восточной Азии, нуждающиеся в инвестициях и технологиях для модернизации, теперь смотрят на север, а не на Тихий океан. Более того, торговля внутри Азии, особенно с Японией, начинает отражать эту новую модель инвестиционных потоков.Соединенные Штаты остаются жизненно важным рынком для азиатского экспорта, включая те, которые производятся на предприятиях в Юго-Восточной Азии, принадлежащих японцам, корейцам и тайваньцам. Но для всех азиатских стран экспорт в другие азиатские страны составляет растущую долю от общего объема продаж за рубежом. Азиатский экспорт в США сокращается в процентном отношении.

Корея — хороший тому пример. В 1986 году она продала 40 процентов от общего объема экспорта в США и только 25 процентов в остальные страны Азии. К 1990 году доля корейского экспорта в США упала до 30 процентов, а продажи в Азию выросли до 34 процентов.Даже Филиппины, страна, исторически связанная с США, переживают сдвиг в структуре своей внешней торговли. В 1986 году 24 процента импорта Филиппин приходилось на Соединенные Штаты. К 1989 году эта цифра снизилась до 19 процентов, а доля из других азиатских стран выросла до 46 процентов с 42 процентов.

Соответствующий сдвиг в течение некоторого времени также наблюдается в потоке официальной помощи в целях развития в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В первые пару десятилетий после Второй мировой войны Соединенные Штаты были вне всяких сомнений основным источником иностранной помощи развивающимся азиатским странам.В 1970-х годах Япония по праву начала брать на себя большую часть бремени помощи в области регионального развития, а иностранная помощь США была больше сосредоточена в других областях, включая Ближний Восток и Центральную Америку. А к 1980 году двусторонняя помощь Японии азиатским странам была немного выше, чем у Соединенных Штатов, 1,4 миллиарда долларов против 1,3 миллиарда долларов.

Общий объем помощи Японии на цели развития в настоящее время примерно равен помощи Соединенных Штатов — около 10 миллиардов долларов в год. К 1989 году двусторонняя помощь США Азии немного выросла до 1 доллара.8 миллиардов. Но потоки японской двусторонней помощи азиатским странам увеличились более чем в три раза — до 4,3 миллиарда долларов. Более того, можно ожидать, что доля американской помощи Азии снизится с выводом американских военных объектов с Филиппин и, вероятно, соответствующим сокращением американской помощи этой стране.

В

После некоторой нерешительности Соединенные Штаты поставили свой политический вес в поддержку нового Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, развивающейся организации, в которую входят как азиатские, так и неазиатские страны транстихоокеанского сообщества.АТЭС объявлен региональным учреждением, которое будет служить инструментом для консультаций по всему спектру экономических и других вопросов, не связанных с безопасностью, включая торговлю, инвестиции, макроэкономическую политику, окружающую среду и энергетику.

Хотя окончательная институциональная форма и содержание АТЭС все еще не определены, поддержка этой организации со стороны США показывает, что Америка начала осознавать, что по мере того, как экономическая мощь США в регионе падает, необходимо найти новые структуры для продвижения ее экономических интересов.Другие страны больше не будут автоматически следовать примеру Америки. Лидерство США теперь будет больше зависеть от достижения консенсуса в многосторонних институтах. Более того, ряд относительно новых международных проблем, таких как охрана окружающей среды, можно решать только на многосторонней основе.

Усилия по превращению АТЭС в крупный транстихоокеанский экономический институт стали связаны с последними событиями в международной торговле. Многие азиатские лидеры обеспокоены явной тенденцией к формированию региональных экономических блоков в качестве основных межправительственных рамок для торговли, возможно, за счет глобального торгового режима, кодифицированного в Генеральном соглашении по тарифам и торговле (ГАТТ).

Решение США расширить свое первоначальное двустороннее торговое соглашение с Канадой до Североамериканской зоны свободной торговли, в которую также входит Мексика, вызвало особое беспокойство у азиатов. Сочетание НАФТА, движения Европейского сообщества к единому рынку и затянувшегося тупика Уругвайского раунда ГАТТ поднимает серьезные вопросы о прочности многосторонней торговой системы, которая существует вскоре после Второй мировой войны. Азиату НАФТА подозрительно кажется американской попыткой построить систему соседской торговли в качестве альтернативы неспокойному глобальному режиму.Интеграция как НАФТА, так и ЕС кажется некоторым азиатам протекционистским ответом на их растущую конкуренцию на европейских и американских рынках.

Соединенные Штаты решительно утверждают, что НАФТА не предназначено быть региональным торговым блоком и что оно будет совместимо с ГАТТ и приведет к увеличению торговли внутри региона без ограничения доступа из-за рубежа. С чисто юридической точки зрения эти аргументы верны: НАФТА будет соответствовать правилам ГАТТ. Однако в долгосрочной перспективе опасения азиатов, вероятно, будут оправданы.Заводы в Мексике будут иметь значительное преимущество перед заводами в Азии в отношении доступа на рынки США. Таким образом, больше новых рабочих мест будет создано в Мексике и меньше — в Малайзии, Таиланде, на Филиппинах и в других развивающихся странах Азии.

Поочередно утверждают, что растущая сеть внутриазиатской торговли и инвестиций, в значительной степени сосредоточенная вокруг Японии, сама начала образовывать де-факто азиатский торговый блок. Тем не менее, Япония и другие азиатские страны являются глобальными торговцами и серьезно заинтересованы в сохранении первенства мировой торговой системы.Их растущая торговля друг с другом является результатом экономических императивов, а не правительственных соглашений. И все же неудивительно, что некоторые азиатские лидеры начали говорить о необходимости формальной азиатской группировки в качестве противовеса углубляющемуся ЕС и формирующемуся НАФТА.

Предложение Малайзии о создании Восточноазиатского экономического форума, в котором прямо исключены Соединенные Штаты, является наиболее очевидным проявлением азиатских озабоченностей. До сих пор азиаты старались публично отрицать любые намерения создать официальный региональный торговый блок.Тем не менее существует риск того, что ЕАЭС может стать именно такой реакцией на НАФТА и ЕК, особенно в случае провала Уругвайского раунда. Даже Япония, которая настороженно отнеслась к предложению Малайзии из-за озабоченности своими собственными глобальными торговыми интересами и противодействия со стороны США, проявила предварительный интерес к ЕАЭС.

Если Соединенные Штаты хотят помешать развитию восточноазиатского торгового блока, им нужно будет использовать нечто большее, чем просто риторику. Он должен попытаться, например, внести в АТЭС реальный контент, такой как крупная инициатива в области экологической политики.Соединенные Штаты могли бы также изучить способы, с помощью которых азиатские страны могли бы быть официально связаны с торговыми соглашениями западного полушария. Самое главное, необходимо удвоить усилия для успешного завершения Уругвайского раунда.

VI

Отношения между США и Японией имеют фундаментальное значение для будущего положения Америки в Азии. Учитывая большое и постоянно увеличивающееся экономическое присутствие Японии во всем регионе, Соединенные Штаты не могут надеяться на конструктивное лидерство без здоровых и гармоничных отношений с Японией.Мало что так тревожит других азиатов, как свидетельство дисфункции в американо-японских отношениях, и после недавней поездки президента Буша такие свидетельства стали слишком очевидными.

Текущие трудности между США и Китаем беспокоят и азиатов. Серьезная нестабильность в Китае поставит под угрозу благополучие соседей Китая. Это чувство беспокойства только усиливается острыми китайско-американскими разногласиями по поводу торговли, прав человека и передачи Китаем ядерных и ракетных технологий.Для американской политики проблема в отношении Китая состоит в том, чтобы управлять отношениями в краткосрочной перспективе, сохраняя при этом основу для разработки более широкого набора политических мер с возможным режимом-преемником. Это сложная задача.

Американцы склонны рассматривать проблемы с Китаем как гораздо менее опасные для их собственного благополучия, чем растущее напряжение в японских отношениях. Двусторонние отношения между США и Японией были одними из самых успешных в новейшей истории. Обязательства Америки в области безопасности, а также собственная мирная конституция Японии и добровольные ограничения на оборонные расходы в значительной степени защищали Японию от глобальной политики и позволяли японцам сосредоточиться на строительстве своей экономики.Они сделали это с большим успехом. Для Соединенных Штатов союз взаимной безопасности с Японией был самым важным азиатским звеном в их глобальном сдерживании Советского Союза. Вашингтон мог рассчитывать на поддержку Японии своим политическим и экономическим руководством, а также в сфере безопасности. Для остальной части Азии тесные американо-японские отношения обеспечили косвенную уверенность в том, что Япония снова не станет угрозой для региональной безопасности.

Отношения между США и Японией по-прежнему хорошо работают на одном уровне. Потоки товаров, людей, технологий и капитала между двумя странами огромны и продолжают расти.В настоящее время более 350 000 американцев работают в японских компаниях в Соединенных Штатах. Япония является крупнейшим зарубежным торговым партнером Америки и крупнейшим рынком для американской сельскохозяйственной продукции. Большинство американских финансовых институтов с глобальными устремлениями искали японских партнеров по акциям. И все больше и больше американских компаний, работающих на верхних ступенях технологической лестницы, включая относительно небольшие фирмы, ищут доступ к японскому капиталу и рынкам.

Несмотря на эту беспрецедентную взаимозависимость, отношения становятся все более проблемными.Бывший помощник госсекретаря по делам Восточной Азии Ричард Холбрук хорошо выразился: «Многие сторонние наблюдатели считают, что отношения в целом постепенно ухудшаются». Ослабление клея, которое когда-то обеспечивала общая угроза безопасности со стороны Советского Союза, является одной из очевидных причин текущих проблем; Стабилизирующее преимущество связей в области безопасности значительно уменьшилось. Но напряжение нарастало еще до того, как эта угроза уменьшилась, и проблемы в американо-японских отношениях выходят далеко за рамки потери общего противника.

Американская и японская экономические системы в чем-то схожи, но они уходят корнями в очень разные национальные культуры и наборы допущений. Отношения и практика в отношении основных вопросов, таких как отношения между правительством и частным сектором, связи между отдельными фирмами и между ними, а также корпоративное управление, существенно различаются. Несмотря на собственные усилия Японии по открытию своей экономики и неуклонный рост японских покупок американских товаров, постоянный торговый дисбаланс усиливает представление в Соединенных Штатах и ​​других странах о том, что Япония является закрытой системой и что японцы имеют гораздо больший доступ к Соединенным Штатам.С. экономики, чем американцы со своей. Такое восприятие ведет к дальнейшему давлению со стороны Америки на Японию, чтобы она изменилась, и к усилению негодования японцев. Японцы воспринимают американские требования как корыстные: почему японцы должны адаптировать свои собственные экономические методы, если, судя по текущим показателям, они кажутся такими же хорошими или даже лучше, чем в Соединенных Штатах?

Ситуация осложняется тем, что экономики двух стран находятся в разных фазах. В Соединенных Штатах наблюдается снижение реальной заработной платы и сокращение доходов семей среднего класса; В Японии наблюдается быстрый рост доходов на душу населения и повышение национального уровня жизни.Экономические показатели США вызывают растущее разочарование среди американцев и их склонность выступать в роли козлов отпущения. Японцы удобно доступны. В Японии, напротив, можно обнаружить почти ощутимое пренебрежение тем, что рассматривается как неспособность Соединенных Штатов решать свои собственные проблемы.

Большая часть напряженности между двумя странами до сих пор ограничивалась двусторонними отношениями. Япония долгое время была довольна тем, что играла подчиненную роль США по большинству региональных и глобальных проблем.Но есть новое внутреннее и внешнее давление на Японию, чтобы она начала играть более значительную роль на международной арене, роль, более соизмеримую с ее экономической мощью. Вашингтон призывает Японию взять на себя большую международную ответственность, но пока не наблюдается большого прогресса в разработке новых двусторонних и многосторонних структур, которые помогли бы Японии в этом. Эта неудача создает еще один потенциал для разногласий между Соединенными Штатами и Японией как по средствам, так и по целям. Двусторонние разногласия по поводу формы и размера вклада Японии в U.Коалиция, возглавляемая С. в войне в Персидском заливе, является лишь наиболее ярким примером.

Отчасти проблема кроется в разных взглядах на мир. Несмотря на свою относительную молодость как страны, Соединенные Штаты имеют устоявшиеся традиции участия и взаимодействия с международным сообществом. Более того, за последние 40 лет Америка привыкла лидировать, а Япония — следовать. Несмотря на свою долгую историю как национального государства, Японии не хватает прочных традиций конструктивного международного взаимодействия. Она привыкла обращаться с остальным миром как с чем-то «снаружи», а не как с более широким сообществом, в котором Япония играет естественную роль.

Американцы склонны полагать, что наследие недоверия и недовольства, оставленное японской агрессией в начале этого столетия, мешает Японии осуществлять лидерство в Азии независимо от Соединенных Штатов. До сих пор так было. Подозрение и недоверие к Японии и ее мотивам действительно существуют в Азии, и нет никаких сомнений в том, что и Япония, и ее соседи решительно предпочли бы, чтобы региональная позиция и влияние Японии развивались в тесном сотрудничестве с Соединенными Штатами. Однако также очевидно, что воспоминания о Второй мировой войне становятся все менее острыми среди новых поколений азиатских лидеров.По мере роста экономической мощи Японии азиатские страны все больше обращаются к Японии, а не к Соединенным Штатам в поисках поддержки в их собственных стремлениях к экономической модернизации. Японская экономическая мощь неизбежно перерастает в политическую.

Не существует простой формулы взаимоприемлемых отношений между США и Японией ни на двусторонней, ни на региональной основе. От обеих стран требуется откровенный диалог и дальновидное политическое руководство. До сих пор и то и другое происходило в недостаточном количестве, позволяя эмоциональности каждой нации развиваться.Последствия недавнего визита президента Буша в Японию могут быть особенно разрушительными в этом отношении. В прошлом Соединенные Штаты несли много неприятных сообщений Японии о том, что японцам следует или не следует делать в отношении торговой политики и других вопросов. Независимо от того, насколько безупречно эти послания могли быть доставлены, японцы обычно принимали их и действовали в соответствии с ними, потому что они были в своей основе правильными. На этот раз сообщение было неверным. Американская рецессия произошла не в Японии, и если американские производители захотят продавать больше автомобилей в Японии, этим компаниям придется проектировать, производить и продавать автомобили, которые японцы хотят покупать.Еще одним непреднамеренным, но вероятным следствием послания президента Буша станет снижение доверия в Японии к тем японцам, которые хотят и дальше уделять первоочередное внимание поддержанию хороших отношений с Соединенными Штатами.

Японии необходимо достичь внутреннего консенсуса, чтобы поддержать свое конструктивное участие в международной безопасности и экономических системах, от которых она извлекает такую ​​очевидную выгоду. Например, постепенная либерализация импорта риса — это не просто требование Америки к Японии; это необходимый вклад Японии в укрепление многостороннего торгового режима, в котором Япония имеет фундаментальную заинтересованность.Соединенным Штатам необходимо принять новый стиль лидерства, основанный на реальных консультациях и достижении консенсуса. Двум странам вместе необходимо найти новые области конкретного сотрудничества, чтобы компенсировать снижение значения их двусторонних связей в области безопасности как баланса их экономической конкуренции. Окружающая среда, исследования и разработки в области новых энергетических технологий и помощь при стихийных бедствиях — вот лишь несколько возможностей. Совместное выступление таких инициатив в АТЭС помогло бы придать этой организации осознание цели.

VII

Изменение веса США, Японии и других азиатских стран в региональной и глобальной экономике, устранение общей угрозы безопасности и натянутые американо-японские отношения, возникающие более или менее одновременно, в совокупности породили новое восприятие по обе стороны Тихого океана об отношениях Америки с регионом.

Однако есть последнее облако неуверенности, которое нависает над будущим положением Америки в Азии, которое труднее описать и практически невозможно задокументировать эмпирически.Тем не менее, это может быть наиболее важным фактором в определении роли США в регионе: моральный авторитет Америки. Соединенные Штаты рискуют потерять этот статус не столько из-за того, что они делают в Азии, сколько из-за того, что, по мнению азиатов, Америка делает с собой.

В Азии, как и в некоторых других регионах мира, моральный авторитет руководства США был основан на привлекательности американских идеалов и уникальных успехах американской политической и экономической системы. Поколения азиатов видели в Соединенных Штатах модель, к которой они должны стремиться в своих собственных усилиях по построению нации.Прочность и основополагающая справедливость общественного договора Америки, экономический динамизм страны и рост среднего класса, а также ее уверенность в принципах, на которых было основано ее правительство, когда-то вызывали всеобщее восхищение.

Но сегодня неспособность или нежелание Америки вызвать национальную решимость для решения серьезных социальных и экономических проблем подрывает ее способность осуществлять эффективное международное лидерство. Азиатские лидеры считают непонятным, что Соединенные Штаты не осознают неизбежных последствий для своей национальной мощи растущего долга, снижения нормы сбережений, развалившейся инфраструктуры, растущего неравенства в доходах и неадекватной системы образования.Это азиатское беспокойство по поводу внутренних проблем Америки получило значительный резонанс в Соединенных Штатах.

В настоящее время американцы склонны приписывать многие внутренние проблемы чрезмерным международным обязательствам. Такое рассуждение создает ложный и даже опасный выбор. Уже очевидное сокращение американских обязательств за границей, возможно, желаемое на собственных условиях, не является панацеей от внутренних проблем. Даже сокращение расходов США на оборону вдвое — событие, которое кажется все более вероятным в ближайшие несколько лет — освобождает не более трех процентов валового национального продукта Америки.Хотя это значительная экономия, Америка тратит более 12 процентов ВНП на здравоохранение, около 8-9 процентов на образование и 3,5 процента на обслуживание своего государственного долга. Размер и эффективность этих расходов также должны рассматриваться отдельно. Экономия средств на оборону не превращается непосредственно в лекарство от домашних недугов; сокращение расходов на оборону и иностранную помощь не следует принимать за стратегию решения внутренних проблем Америки.

Американцы все больше ощущают потребность в более узкой международной повестке дня.В отсутствие глобального противника национальная безопасность США больше не подвергается тому же риску, что и во времена холодной войны. Соответственно можно и нужно скорректировать национальные приоритеты. Неурегулированный список внутренних социальных и экономических проблем Америки все больше влияет на ее способность к эффективному международному лидерству. Если Соединенные Штаты намерены и дальше оказывать положительное влияние на будущие структуры экономики и безопасности в таком динамичном регионе, как Азиатско-Тихоокеанский регион, многое будет зависеть от их собственной экономической мощи, возобновления социальной сплоченности и дальновидности их политического руководства.

Между тем среди азиатов растет чувство, что Соединенные Штаты больше не имеют большого значения для их будущего. Но Америка — тихоокеанская нация, и она глубоко заинтересована в безопасности и экономическом благополучии Азиатско-Тихоокеанского региона. Несмотря на то, что все больше внимания уделяется внутренним проблемам, американцы должны помнить о том, что то, что происходит в Азии, имеет большое значение для Соединенных Штатов. Одни лишь узкие требования личных интересов говорят о том, что Соединенные Штаты не могут позволить себе быть отрезанными от динамизма азиатской экономики: регион обеспечивает быстрорастущий рынок для американских товаров; Азиатская конкуренция — мощная сила для повышения эффективности Америки; а дефицит федерального бюджета обязывает Америку использовать азиатские сбережения в обозримом будущем.Форма и характер приверженности Америки Азиатско-Тихоокеанскому региону должны адаптироваться к изменившимся внутренним и международным обстоятельствам, однако Америка не может позволить себе роскошь размежевания.

Загрузка …
Пожалуйста, включите JavaScript для правильной работы этого сайта.

детей в Южной Азии | ЮНИСЕФ Южная Азия

1 Положение детей в мире 2016, ЮНИСЕФ, https://www.unicef.org/sowc2016/

2 Организация Объединенных Наций, Департамент по экономическим и социальным вопросам, Отдел народонаселения (2015).Перспективы мирового населения: редакция 2015 г., DVD-издание.

3 Всемирный банк, база данных банка данных о бедности и справедливости по адресу: http://databank.worldbank.org/data/reports.aspx?source=poverty-and-equity-database

4 Использование урбанизации в Южной Азии, 2016 г. Всемирный банк. https://openknowledge.worldbank.org/bitstream/handle/10986/22549/9781464806629.pdf?sequence=17

5 Офис директора национальной разведки, Paradox of Progress — Отчет по Южной Азии за 2017 год по адресу: https: // www.dni.gov/index.php/the-next-five-years/south-asia (по состоянию на 5 апреля 2017 г.)

6 Хасман А., Благородный ди-джей. Иммунизация детей в Южной Азии — преодоление препятствий на пути к прогрессу. Перспективы общественного здравоохранения. 2016 сен; 136 (5): 273-7

7 Ozawa S., Clark S., Portnoy A., Grewal S., Brenzel L., Walker DG. Возврат инвестиций от иммунизации детей в странах с низким и средним уровнем доходов, 2011-20 гг., Health Affairs (Millwood). 2016 февраль; 35 (2): 199-207

8 ЮНИСЕФ, ВОЗ и Группа Всемирного банка (2016 г.). Уровни и тенденции детского недоедания. Совместные оценки детского недоедания . Основные выводы издания 2016 года.

9 ЮНИСЕФ, ВОЗ и Группа Всемирного банка (2016 г.). Уровни и тенденции детского недоедания. Совместные оценки детского недоедания . Основные выводы издания 2016 года.

10 Знать насилие в детстве (готовится к выпуску) Уберитесь с пути: покончим с насилием в детстве, Глобальный отчет за 2017 год .

11Индекс VIC включает телесные наказания, насилие со стороны сверстников, насилие в отношении девочек-подростков и насилие в отношении женщин.Из 170 стран в рейтинге стран Южной Азии находятся Афганистан (132), Бангладеш (170), Бутан (103), Индия (122), Мальдивы (64), Непал (107), Пакистан (133) и Шри-Ланка. (118)

12 https://data.unicef.org/topic/child-protection/birth-registration/ (по состоянию на 30 марта 2017 г.).

13 ЮНИСЕФ, Право каждого ребенка при рождении: неравенство и тенденции в регистрации рождений, ЮНИСЕФ, Нью-Йорк, 2013

14 ВОЗ / ЮНИСЕФ, Прогресс в области санитарии и питьевой воды, Совместная программа мониторинга обновленных данных по водоснабжению и санитарии с оценками за 2015 г., https: // www.wssinfo.org/ (по состоянию на 11 апреля 2017 г.)

15 ЮНЕСКО, 2017.

16 Декларация Катманду была одобрена всеми странами и штатами и гласит, что брак не должен заключаться до достижения 18-летнего возраста

17 ЮНИСЕФ, Состояние детей в мире, 2016 г.

18 Агуайо Виктор М, Paintal Kajali. Питание девочек-подростков в Южной Азии BMJ 2017; 357: j1309

19 Индекс уязвимых государств, 2016 г., http://fsi.fundforpeace.org/rankings-2016

20 На основе данных Стокгольмского международного института исследования проблем мира

21 Всемирный банк, http: // data.worldbank.org/indicator/GC.TAX.TOTL.GD.ZS (по состоянию на 25 января 2017 г.)

Следующая революция в Азии | The Economist

Экономика АЗИИ уже давно поражает мир своим динамизмом. Благодаря годам впечатляющего роста больше людей в современной Азии вырвались из крайней нищеты, чем когда-либо в истории. Но по мере того, как они становятся более богатыми, граждане региона хотят большего от своих правительств. По всему континенту растет давление, связанное с государственными пенсиями, государственным медицинским страхованием, пособиями по безработице и другими признаками социальной защиты.В результате наиболее динамично развивающиеся экономики мира переходят от простого накопления богатства к построению государства всеобщего благосостояния.

Скорость и масштаб этого перехода ошеломляют (см. Статью). В октябре прошлого года правительство Индонезии пообещало предоставить всем своим гражданам медицинское страхование к 2014 году. Оно строит крупнейшую в мире национальную систему здравоохранения с «единым плательщиком», в которой одна правительственная структура собирает взносы и оплачивает счета. Всего за два года Китай расширил пенсионное обеспечение еще на 240 миллионов сельских жителей, что намного больше, чем общее количество людей, охваченных социальной защитой, государственной пенсионной системой Америки.Несколько лет назад около 80% жителей сельских районов Китая не имели медицинской страховки. Теперь это делают практически все. В Индии около 40 миллионов домашних хозяйств пользуются государственной программой, обеспечивающей до 100 рабочих дней в году при минимальной заработной плате, а государство распространило медицинское страхование примерно на 110 миллионов бедных, что более чем вдвое превышает количество незастрахованных в Америке.

Если принять введение пенсий в Германии в 1880-х годах как начало, а создание в Великобритании Национальной службы здравоохранения в 1948 году как апогей, то создание государства всеобщего благосостояния в Европе заняло более полувека.Некоторые азиатские страны построят свои через десять лет. Если они сделают что-то не так, особенно из-за невыполнимых обещаний, они могут разрушить самые динамичные экономики мира. Но если они создадут доступные сети социальной защиты, они не только улучшат жизнь своих граждан, но и сами станут образцом для подражания. В то время как правительства богатых стран не могут перестроить государства, чтобы справиться со старением населения и огромным бюджетным дефицитом, это может быть еще одной областью, в которой Азия обгонит Запад.

За пределами Бисмарка и Бевериджа

История предлагает азиаты много уроков о том, чего следует избегать. Государства всеобщего благосостояния в Европе начинались как основные системы социальной защиты. Но со временем они превратились в подушки. Отчасти это произошло потому, что после войн и депрессии европейские общества сделали перераспределение своим приоритетом, но также и потому, что получатели социальных расходов стали влиятельными группами интересов. Конечным результатом слишком часто был экономический склероз с еще более обостряющимся состоянием.Америка сохранила свою систему социальной защиты менее щедрой, но допустила ошибки при создании своей системы льгот, в том числе давала непосильные пенсии и обещания в области здравоохранения и привязывала медицинское страхование людей к их занятости.

Рекорд в других частях развивающегося мира, особенно в Латинской Америке, еще хуже. Правительства, как правило, собирают недостаточные налоговые поступления для покрытия своих обещаний по расходам. Социальная защита часто усугубляла неравенство, потому что пенсии и медицинское обслуживание получали обеспеченные городские рабочие, но не действительно бедные.Как известно, в Бразилии уровень государственных расходов является первым в мире, но государственные услуги в третьем мире.

Правительства Азии остро осознают все это. У них мало желания заменять традиции упорного труда и бережливости вялой зависимостью от социального обеспечения. Гиганты региона могут черпать вдохновение не в Греции, а в крошечном Сингапуре, где государственные расходы составляют лишь пятую часть ВВП, а школы и больницы являются одними из лучших в мире. До сих пор системы социальной защиты в крупных азиатских странах в целом были минималистскими: базовое медицинское страхование и пенсии, которые заменяли небольшую часть прежнего дохода рабочих.Даже сейчас социальные расходы региона по отношению к размеру его экономики составляют лишь около 30% от среднего показателя для богатых стран и ниже, чем в любой части развивающегося мира, за исключением Африки к югу от Сахары.

Это оставляет много возможностей для расширения. Но Азия также сталкивается с рядом особенно сложных проблем. Один из них — демография. Хотя некоторые страны, в частности Индия, относительно молоды, в этом регионе проживают некоторые из наиболее быстро стареющих групп населения в мире. Сегодня в Китае на каждого пожилого человека приходится пять рабочих.К 2035 году соотношение упадет до двух. Напротив, в Америке поколение бэби-бума означало, что в 1960 году, через четверть века после ее введения, в системе социального обеспечения было по пять плательщиков на каждого получателя. На каждого пенсионера по-прежнему приходится по три человека.

Другая проблема — размер, который особенно затрудняет благосостояние. Три гиганта — Китай, Индия и Индонезия — представляют собой огромные страны с огромным региональным неравенством доходов в пределах их границ. Построение государства всеобщего благосостояния в любом из них немного похоже на создание единого государства всеобщего благосостояния во всем Европейском Союзе.Наконец, многие азиатские работники (в Индии это около 90%) работают в «неформальной» экономике, что затрудняет проверку их доходов или получение денежных переводов.

Симпатичные тигры, а не дряблые кошки

Как следует преодолевать эти проблемы? Не существует единого решения, применимого от Индии к Южной Корее. Разные страны будут и должны экспериментировать с разными моделями благосостояния. Но есть три общих принципа, о которых все азиатские правительства могут с пользой помнить.

Во-первых, еще больше обращать внимание на доступность с течением времени любых обещаний. Размер большинства пенсий в Азии может быть скромным, но люди получают их в раннем возрасте. В Китае, например, женщины выходят на пенсию в 55 лет; в Таиланде многие сотрудники вынуждены прекращать работу в 60 лет и могут забрать свои пенсионные фонды в 55 лет. Это явно неприемлемо. По всей Азии пенсионный возраст необходимо повышать, и его следует индексировать с учетом продолжительности жизни.

Во-вторых, азиатские правительства должны более тщательно планировать свои социальные расходы.Грубо говоря, социальное обеспечение должно быть направлено на защиту бедных больше, чем на субсидирование богатых. Особенно в быстро стареющих обществах раздача помощи пожилым не должна вытеснять инвестиции в молодежь. Слишком много азиатских правительств все еще тратят уйму государственных денег на регрессивные универсальные субсидии. Индонезия, например, в прошлом году потратила на субсидии на топливо в девять раз больше, чем на здравоохранение, и львиная доля этих субсидий направляется самым богатым слоям населения страны. Обещая более широкое государство всеобщего благосостояния, азиатские политики имеют политическую возможность и экономическую ответственность избавиться от такого рода расточительных расходов.

В-третьих, азиатские реформаторы должны сосредоточиться на гибкости и новаторстве. Не подавляйте рынки труда жесткими правилами выходного пособия или чрезмерно щедрой минимальной заработной платой. Убедитесь, что пенсии переносятся между работой и регионами. Не отождествляйте систему социальной защиты, финансируемую государством, с предоставлением услуг государством (единый государственный плательщик может быть самым дешевым способом оказания базовой медицинской помощи, но это не обязательно означает, что каждая медсестра должна быть государственным служащим). И используйте технологии, чтобы избежать неэффективности, которая мешает государственному сектору богатого мира.От повсеместного распространения электронных медицинских карт до организации трансфертных платежей через мобильные телефоны — страны Азии могут создавать новые и эффективные системы доставки с использованием современных технологий.

В конце концов, успех большого скачка в Азии к обеспечению благосостояния будет определяться политикой в ​​такой же степени, как и экономикой. Граждане континента должны будут продемонстрировать готовность планировать наперед, работать дольше и отказываться от подачек, основанных на накоплении долгов для будущих поколений: добродетелей, которые до сих пор ускользали от их коллег из богатого мира.Достижение этой политической зрелости потребует самого большого скачка.

Эта статья появилась в разделе «Лидеры» печатного издания под заголовком «Следующая революция в Азии»

Иммиграция в США, 1851-1900 | Расцвет индустриальной Америки, 1876-1900 гг. | Хронология основного источника истории США | Учебные материалы в Библиотеке Конгресса | Библиотека Конгресса

Группа иммигрантов Кабинет Америки

В конце 1800-х годов люди во многих частях света решили покинуть свои дома и иммигрировать в Соединенные Штаты.Спасаясь от неурожая, нехватки земли и рабочих мест, повышения налогов и голода, многие приехали в США, потому что они считались страной экономических возможностей. Другие пришли в поисках личной свободы или избавления от политических и религиозных преследований, и в период с 1870 по 1900 годы в Соединенные Штаты прибыло около 12 миллионов иммигрантов. В течение 1870-х и 1880-х годов подавляющее большинство этих людей были из Германии, Ирландии и Англии — основные источники иммиграции до гражданской войны. Несмотря на это, относительно большая группа китайцев иммигрировала в Соединенные Штаты в период между началом Калифорнийской золотой лихорадки в 1849 и 1882 годах, когда федеральный закон остановил их иммиграцию.

С наступлением тяжелых экономических времен в 1870-х годах европейские иммигранты и американцы начали соревноваться за рабочие места, традиционно предназначенные для китайцев. С экономической конкуренцией пришли неприязнь и даже расовые подозрения и ненависть. Такие чувства сопровождались антикитайскими бунтами и давлением, особенно в Калифорнии, с требованием исключить китайских иммигрантов из Соединенных Штатов. Результатом этого давления стал Закон об исключении китайцев, принятый Конгрессом в 1882 году. Этот закон фактически положил конец китайской иммиграции на почти столетие.

Иммигранта въехали в Соединенные Штаты через несколько портов. Те из Европы, как правило, прибывали через центры Восточного побережья, в то время как из Азии, как правило, поступали через центры Западного побережья. Однако более 70 процентов всех иммигрантов въехали через Нью-Йорк, который стал известен как «Золотая дверь». В конце 1800-х годов большинство иммигрантов, прибывающих в Нью-Йорк, въезжали в депо Касл-Гарден недалеко от оконечности Манхэттена. В 1892 году федеральное правительство открыло новый иммиграционный центр на острове Эллис в гавани Нью-Йорка.

Хотя иммигранты часто селились возле портов въезда, большое их количество все же нашло путь вглубь страны. Многие штаты, особенно малонаселенные, активно стремились привлечь иммигрантов, предлагая рабочие места или землю для ведения сельского хозяйства. Многие иммигранты хотели переехать в общины, основанные предыдущими поселенцами из их родных мест.

После поселения иммигранты искали работу. Рабочих мест никогда не хватало, и работодатели часто использовали иммигрантов. Мужчинам обычно платили меньше, чем другим рабочим, а женщинам — меньше, чем мужчинам.Социальная напряженность также была частью опыта иммигрантов. Многие иммигранты, которые часто подвергались стереотипам и дискриминации, подвергались словесным и физическим оскорблениям, потому что они были «другими». Хотя крупномасштабная иммиграция вызвала множество социальных напряжений, она также привела к новой жизнеспособности в городах и штатах, в которых поселились иммигранты. Новички помогли преобразовать американское общество и культуру, продемонстрировав, что разнообразие, а также единство являются источником национальной силы.

Чтобы найти другие документы в Loc.правительство, относящееся к этой теме, используйте такие ключевые слова, как иммиграция или иммигранты , или включите имена конкретных иммигрантов или этнических групп, например немецкий , ирландский , скандинавский , шведский , норвежский или китайский .

Документы

Последствия для текущих региональных проблем в JSTOR

Абстрактный

В этой статье исследуются стратегии и цели внешней политики США в Юго-Восточной Азии с начала нынешнего века.В нем утверждается, что региональная стратегия США до и после Второй мировой войны была основана на конкретном определении ее всеобъемлющих целей. Этими целями были стабильность, торговля и доступ. После Второй мировой войны эти цели были привязаны к общей политике безопасности противостоящих социалистических систем. В результате появилось множество стратегий, разработанных для удовлетворения требований времени, которые посеяли семена подозрительности и противоречивого отношения внутри стран Юго-Восточной Азии и между ними. Сегодня, в качестве доказательства, существует расхождение во взглядах между Соединенными Штатами и их ближайшим союзником в регионе — Филиппинами.В этой статье также делается попытка определить региональные стратегии и цели США в 1990-е годы. Наконец, он спрашивает: каковы реальные цели и стратегии Америки в Юго-Восточной Азии сегодня?

Информация о журнале

Современная Юго-Восточная Азия (CSEA) — одно из ведущих изданий ISEAS. Сейчас, за четвертое десятилетие своей публикации, CSEA удалось создать международную репутацию одного из ведущих академических журналов Юго-Восточной Азии. Целью рецензируемого журнала является предоставление актуального и глубокого анализа критических тенденций и событий в Юго-Восточной Азии и Азиатско-Тихоокеанском регионе в целом.Основное внимание уделяется вопросам, связанным с внутренней политикой стран Юго-Восточной Азии, региональной архитектурой и строительством сообществ, военными, стратегическими вопросами и вопросами безопасности, зонами конфликтов и отношениями между великими державами. CSEA публикует авторитетные, содержательные и оригинальные статьи ученых, аналитиков, журналистов и политиков со всего мира. Редакционный комитет руководствуется рекомендациями Международного консультативного комитета, в который входят выдающиеся ученые из Азии, США, Австралии и Европы.CSEA публикуется в апреле, августе и декабре.

Информация об издателе

ISEAS — Институт Юсофа Исхака — это региональный центр, занимающийся изучением социально-политических, экономических тенденций и тенденций в области безопасности и экономики в Юго-Восточной Азии и ее более широкой геостратегической и экономической среды. Исследовательскими программами института являются региональные экономические исследования (ВИЭ, включая АСЕАН и АТЭС), региональные стратегические и политические исследования (RSPS) и региональные социальные и культурные исследования (RSCS).ISEAS Publishing, авторитетная академическая пресса, выпустила более 2000 книг и журналов. Это крупнейший научный издатель исследований Юго-Восточной Азии в регионе. ISEAS Publishing работает со многими другими академическими и отраслевыми издателями и дистрибьюторами, чтобы распространять важные исследования и аналитические материалы из Юго-Восточной Азии и о них по всему миру.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.