Марокко республика или монархия: GEO. Сообщение для автора сайта

Содержание

Марокко, карта Марокко - Prian.ru

Официальное название: Королевство Марокко

Местоположение:  государство на западе Северной Африки. На востоке и юго-востоке граничит с Алжиром, на юге - с Западной Сахарой. На севере омывается Средиземным морем, на западе - Атлантическим океаном. Гибралтарский пролив отделяет Марокко от материка Европы.

Площадь страны: 446 550 кв. км.

Население: 33 млн. человек. Этнический состав: в основном арабы (55%) и берберы (44%). Около 1% населения составляют европейцы.

Столица: Рабат

Города: Марракеш, Касабланка, Фес.

Климат: На средиземноморском побережье страны климат мягкий, субтропический, средняя температура летом около +24-28 С, зимой +10-12 С. На юге климат континентальный, с жарким (до +37 С) летом и прохладной (до + 5 С) зимой.

Политический строй: Конституционная монархия. Глава государства - король.
Марокко является членом ООН, ВОЗ. Не является членом ЕС.

Визы: Республика Марокко с 1 апреля 2007 года перешла на безвизовый режим для граждан РФ, прибывающих в страну.

Государственный язык: Арабский. Французский язык является вторым языком для большинства жителей Марокко.

Валюта: дирхам (MAD). Курс на август: 1 USD = 8.20 MAD, 10 MAD = 1.22 USD

Время: отстаёт от московского на 3 часа

Как добраться: рейсами "Air France" с пересадкой в Париже, откуда ежедневные рейсы этой же компании в Касабланку, Марракеш и Рабат.

Религия: Ислам является государственной религией Марокко  Мусульмане составляют 99% населения.

Праздники и нерабочие дни:
Декабрь-февраль - Рамадан
1 января - европейский Новый год.

11 января - День независимости.
23 февраля - Ид ас-Сагир, окончание Рамадана.
3 марта - годовщина восшествия на престол короля Хасана II.
30 апреля (дата меняется) - Ид ал-Кабир (Эйд аль-Адха), жертвоприношение Ибрагима
1 мая - Праздник труда.
16 мая - (дата меняется) первый день Мухаррама (мусульманский Новый год).
23 мая - Национальный праздник.
1 июня - (дата меняется) - Ашура, праздник бедняков и детей.
29 июля (дата меняется) - Маулид, день рождения Пророка Мухаммеда.
18 ноября - День независимости

 

Статья подготовлена по материалам сайта «Википедия»

Prian.Ru

Условия цитирования материалов Prian.ru

Король Марокко подтвердил приверженность режиму прекращению огня в Сахарском регионе - Международная панорама

РАБАТ, 17 ноября. /ТАСС/. Король Марокко Мухаммед VI в ходе состоявшегося в понедельник телефонного разговора с генеральным секретарем ООН Антониу Гутерришем подтвердил неизменную приверженность Рабата режиму прекращению огня в Сахарском регионе. Об этом говорится в коммюнике канцелярии королевского дворца.

Беседа коснулась ситуации на юго-западе Западной Сахары, где 13 ноября Королевские вооруженные силы (КВС) Марокко провели операцию по установке кордона безопасности для обеспечения перемещения потоков товаров и людей через дорогу, соединяющую Марокко и Мавританию, в районе буферной зоны близ населенного пункта Гергерат.

Рабат объяснил свои действия тем, что примерно 60 человек, руководимых вооруженными ополченцами Фронта Polisario (Народный фронт освобождения Сегиет-эль-Хамра и Рио-де-Оро, выступает за независимость Западной Сахары от Марокко), блокировали участок этой трассы и запретили проезд по ней.

Мухаммед VI, в частности, отметил, что Марокко "взяло на себя ответственность в рамках своего законного права, тем более что это не первый случай, когда ополченцы Polisario совершают неприемлемые действия". "Марокко исправило ситуацию, окончательно уладило проблему и восстановило движение транспорта, - подчеркнул монарх. - Марокко продолжит принимать необходимые меры для обеспечения порядка, гарантирования безопасного и плавного передвижения людей и товаров в этом районе на границе между королевством и Исламской Республикой Мавритания".

Мухаммед VI подтвердил Гутерришу "неизменную приверженность Марокко прекращению огня". "С такой же силой королевство по-прежнему твердо намерено реагировать самым жестким образом и в рамках самообороны на любую угрозу своей безопасности и спокойствию своих граждан".

Монарх заверил Гутерриша, что "Марокко и дальше будет поддерживать его усилия в рамках политического процесса". "Он должен возобновиться на основе четких параметров, с участием реальных сторон этого регионального конфликта, для того, чтобы найти реалистичное и реализуемое решение в рамках суверенитета королевства", - подытожил Мухаммед VI.

Операция в Гергерате

13 ноября генштаб КВС объявил, что КПП в Гергерате "полностью безопасен за счет создания кордона безопасности, обеспечивающего перемещение товаров и людей через переход между двумя пограничными постами". В ответ правительство Сахарской Арабской Демократической Республики (САДР, провозглашена 27 февраля 1976 года) обвинило власти Марокко в умышленном нарушении режима прекращения огня в Западной Сахаре, действующего с 1991 года.

Вслед за этим президент САДР, генеральный секретарь Фронта Polisario Брахим Гали издал указ об окончании обязательств по соблюдению режима прекращения огня с Марокко. В тексте также говорилось о "возобновлении вооруженной борьбы во имя защиты законных прав сахарского народа".

Начиная с пятницы армия САДР регулярно сообщает о серии ударов, нанесенных по позициям, военным базам и центрам снабжения КВС, расположенным вдоль марокканской защитной стены (система оборонительных сооружений, созданных правительством Марокко в сахарских провинциях в 1980-х годах, она отделяет территории, подконтрольные Рабату, от районов, где де-факто находятся отряды Фронта Polisario). В свою очередь КВС заявляют, что дают решительный отпор в ответ на обстрелы вооруженных ополченцев.

Многолетний конфликт

Западносахарский вопрос много десятилетий продолжает оставаться предметом длительного международного спора. Независимости Западной Сахары добивается созданный в середине 1970-х годов Фронт Polisario, который после ухода испанских колонизаторов провозгласил Сахарскую Арабскую Демократическую Республику и при поддержке Алжира развернул там вооруженную борьбу.

Боевые действия в зоне конфликта продолжались до 1991 года и были прекращены после того, как ООН направила туда Миссии ООН по проведению референдума в Западной Сахаре. Несмотря на многочисленные мирные инициативы международного сообщества, разрешить этот спор пока никак не удается, во многом из-за диаметрально противоположных позиций сторон.

Марокко считает Западную Сахару своей неотъемлемой частью и допускает лишь предоставление ей широкой автономии в составе королевства. С июня 2007 года Марокко и Фронт ПОЛИСАРИО провели четыре раунда переговоров, однако все они завершились безрезультатно.

монархия и ислам в условиях многопартийности – тема научной статьи по истории и археологии читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

противоборство адептов исламизма и сторонников секуляризации, кажется, закончилось либо победой последних, либо «вничью». В то же время судьбы политического ислама, темпы и границы его распространения (в рамках отдельно взятой страны или в «глобальном масштабе») продолжают оставаться объектом бурных научных дискуссий, темой многочисленных академических трудов и работ публицистического жанра.

В конце 1990-х годов западные политологи высказывали осторожные надежды на то, что этот мир перестает быть «заповедником деспотий» и что хотя бы в отдельных его странах могут быть созданы (на институциональном уровне) предпосылки демократического перехода благодаря более или менее свободным парламентским выборам, расширению прерогатив законодательной ветви власти, а также развитию системы общественных ассоциаций и, не в последнюю очередь, либерализации экономической сферы. Сегодня скепсис относительно хода демократизации проявляют и арабские политологи, которые еще в 1995 г. провели в Ливане конференцию, сборник материалов которой был опубликован под выразительным названием «Демократия без демократов». Тунисская журналистка С. Бельхасен, избранная в апреле 2007 г. председателем Международной федерации лиг за права человека, резюмировав негативные мнения по данному вопросу, писала, что волна демократизации, зримым символом которой стало падение Берлинской стены, «остановилась у порога арабского мира».

« Современная Африка: Метаморфозы политической власти», М., 2009, с. 9-16

В. Орлов,

кандидат исторических наук (Институт стран Азии и Африки) МАРОККО: МОНАРХИЯ И ИСЛАМ В УСЛОВИЯХ МНОГОПАРТИЙНОСТИ

Марокканская система взаимодействия исламских движений и власти в значительной мере сложилась в 1960-1980-е годы. В этой стране политический режим с завоеванием независимости не претерпел радикальных перемен. В марокканской концепции политической власти сочетаются внешне противостоящие друг другу общественные категории традиционных и современных ценностей.

Современность представлена в политической жизни королевства понятиями, вдохновленными европейским опытом, - национальным государством, конституционной монархией и сравнительно развитой для арабского мира системой политических партий, возникших еще в 1930-х годах. Традиционный же фундамент марокканской политики, заложенный султанами - Алауитами начиная с XVII в., основан на понятиях исламского законодательства и лояльности мусульманской общины королю, потомку Пророка. Частичное совпадение и перекрытие религиозного и политического полей в общественной жизни Марокко заложено и в традиционной политической культуре «махзена». Это слово (араб.

, букв.: хранилище) с Х11-Х111 вв. служило в странах Магриба общим наименованием для государства и его институтов. Но оно же обозначало и другое, более нюансированное понятие, применяемое и в современном политическом словаре, - искусство косвенного управления межплеменными и любыми другими конфликтами путем заключения союзов, третейского посредничества и сложной дипломатической игры. В политической традиции Марокко монарх и его двор всегда отстаивали свой приоритет в распоряжении исламом как средством политической мобилизации. По словам Хасана II, «он предназначен Аллахом для выполнения миссии, которой невозможно пренебречь, равно как и поставить ее под сомнение».

В том, что правление независимым Марокко должно быть конституционным и демократическим, были согласны как алауит-ская элита, так и политические партии страны - в первую очередь старейшая и наиболее авторитетная в Марокко Партия независимости (Хизб аль-Истикляль), созданная в 1943 г. Знаковым шагом на этом пути стал отказ Мухаммеда бен Юсуфа от освященного веками султанского статуса и принятие им титула короля с европейской схемой именования (Мухаммед V). Необходимость обновления и демократизации махзена была ясна всем действующим лицам марокканской политики. Для националистов, в первую очередь Ис-тикляль, достижение независимости виделось как начало своеобразного «отступления» трона от политической борьбы и возвращение монарха к привычной роли посредника или третейского судьи.

В развитии политической жизни независимого Марокко большую роль сыграли берберы, которые представляют собой большинство населения. Уровень их арабизации заметно выше на урбанизированном атлантическом фасаде и заметно снижается в

глубине Марокко - особенно в горных массивах Среднего и Высокого Атласа, а также в Рифе. Особую этническую группу составляют суси - жители долины реки Сус на юге, также составляющие часть городского населения на западе и северо-западе страны.

Южане, говорящие на наречиях ташельхит, более терпимо относятся к двуязычию и в значительной степени арабизированы. Берберские диалекты у горцев-берберов столь разнообразны, что носители одних не полностью понимают других. Французские колонизаторы делали существенную ставку на берберскую знать. Берберская среда дала ведущие кадры для Королевских вооруженных сил, которые были сформированы из Армии освобождения, развернувшей сопротивление французским и испанским колонизаторам в начале 1950-х годов, и марокканцев-офицеров французского военного контингента.

Мухаммед V в первые годы независимости во многом ориентировался на Истикляль. Но в конце 1950-х годов возник Национальный союз народных сил (НСНС), выделившаяся из Истикляль группа леворадикальных деятелей во главе с М. бен Баркой. НСНС, выступавшая за национализацию ключевых отраслей экономики, индустриализацию, введение основ плановой экономики и «справедливое распределение доходов», отразила взгляды и интересы средних слоев общества - мелкого и среднего предпринимательства. Королевский двор всемерно содействовал образованию конкурентных партий вне Истикляль: осенью 1957 г. организационно оформилась мощная этническая партия берберов - Народное движение (НД). Оно возникло под руководством бывших руководителей Армии освобождения - А. К. аль-Хатыба и капитана французской армии М. Ахардана. НД опиралось на крупных земельных собственников, зажиточных крестьян, племенную элиту и открыло доступ традиционному берберскому крестьянству в мир национальных политических отношений. Высокая корпоративность и развитая этническая мобилизация внутри НД всегда сочетались с эклектичностью идеологии: партия выступала за «социализм», верность трону, уважение свобод, культурных и этических ценностей берберской общины. Марокканская многопартийность оказалась с самого начала неоднозначным явлением. Однако фрагментация политических сил страны под эгидой монархии логично вписывалась в сложившуюся на протяжении веков культуру махзена. В этом плане монарх по-прежнему воспринимался как верховный символ и реальный посредник между политически противостоя-

щими сторонами. В подобной фрагментации нетрудно увидеть неотъемлемую функцию монархического государственного устройства в рамках многоукладного и социально дробного арабо-бербер-ского общества. Наметившийся в конце 1950-х годов поворот трона к преимущественной опоре на берберов в армии и государственном аппарате имел немало аналогов в XVII-XIX вв. В то же время множественность марокканских партий несла на себе отпечаток новации, ибо она выстраивалась королевским двором «сверху». Так, НД реально представляло интересы крупных землевладельцев, причем его лидеры не видели в этом никакого противоречия. Таким образом, многопартийность в Марокко была отчасти искусственно созданным продуктом политической воли дворца, обслуживающим его интересы. Рассеяние политической энергии марокканцев по множеству партийных и этнокультурных сообществ в течение второй половины XX в. служило залогом относительной стабильности политической системы Марокко, покоящейся на все той же патерналистской модели опеки общества со стороны монарха - носителя суверенитета и реального влияния.

Несколько попыток государственного переворота, предпринятые армией (1969, 1971, 1972), вынудили короля обратиться к более гибкой политике, предусматривавшей разграничение между «конструктивной оппозицией», действующей в пределах, отведенных дворцом, и «экстремистскими силами», которым ни под каким видом не позволялось действовать на территории королевства. В начале 1970-х годов, отступая от авторитарных порядков предыдущих лет, марокканские правящие круги обратились к реформированию политической системы страны. Оно началось почти одновременно с преобразованиями А. Садата в Египте, но несколько раньше, чем в Алжире и Тунисе, и привело к складыванию в королевстве обновленной формы государственности. 1970-е годы ознаменовались в Марокко, как и в других странах Северной Африки (СА), дозированной демократизацией, допущением полномасштабной деятельности партий и восстановлением парламентских механизмов. Значительную роль в объединении политического истеблишмента Марокко сыграли в эти годы светские факторы, в том числе умело обыгранный официальной пропагандой вопрос о принадлежности Западной Сахары (ЗС) Марокко и необходимости их «исторического воссоединения». Но примечательно, что двор, сплачивая оппозицию под своими лозунгами и внедряя нормы современной политической жизни, ориентировался на силы, верные

исламской традиции. В первую очередь речь идет о партии Истик-ляль, воплощавшей героику антиколониального сопротивления и представляющей себя как символ «подлинности» марокканской исторической традиции. Вожди Истикляль, особенно один из ее основателей, А. аль-Фаси, заявляли о своей приверженности сала-физму - движению, которое проповедовало возвращение к обычаям благочестивых предков и первоначальной чистоте ислама. Сам А. аль-Фаси в 1960-х годах занимал пост государственного министра по делам ислама, а в 1970-х годах выполнял миссии от имени Хасана II в ряде исламских государств. Отвергая «привнесенные идеологии» и «теоретическое заимствование», идеология Истик-ляль ставила во главу деятельности партии сохранение арабо-мусульманской специфики Марокко.

В отношении династии Алауитов лидеры Истикляль демонстрировали двойственность, колеблясь между умеренной оппозицией королевскому дворцу и равнением на него. Истикляль стремилась примирить современные проявления демократии (парламентаризм, соблюдение баланса сил во власти, реформы административного аппарата) с основными исламскими политическими принципами коллегиальности и согласия. Поддерживая взаимовыгодные отношения с традиционалистскими партиями, двор и правоохранительные органы королевства с вниманием отслеживали деятельность неправительственных ассоциаций и групп, выступавших под знаменем возрождения ислама. В начале 1980-х годов марокканские авторы указывали на существование в городах королевства самодеятельных фундаменталистских организаций: «Ассоциация исламской молодежи» (АИМ), «Братья-мусульмане», «Авангард ислама» и др., которых объединяло два обстоятельства: желание отмежеваться от официальных духовных инстанций и от институтов «народного ислама» - суфийских братств, а также тесные контакты с фундаменталистскими силами Арабского Востока (АВ). Это не могло не вызывать настороженность алауитских властей. В начале 70-х годов, в обстановке экономической нестабильности и нескольких попыток переворота, Хасан II надеялся использовать фундаменталистов в качестве управляемого противовеса левым силам - особенно маоистским группировкам, распространившим свое влияние в марокканских университетах. Марокканский король терпимо относился к сторонникам исламского радикализма, рассчитывая на присоединение последних к лагерю лояльной оппозиции. В эти годы государство сравнительно мягко

реагировало на выпады исламских радикалов. Идейно-политические игры дворца с исламскими радикалами продолжались до тех пор, пока исламисты не обратились к экстремистским методам самовыражения. После 1979 г. ряд марокканских группировок были вдохновлены успехом иранской революции 1979 г., выступив за активные методы борьбы с властью Алауитов и поставив своей целью установление в Марокко «исламской республики». Приверженность части марокканских исламистов взглядам Хомейни дала марокканским властям удобный повод для привязки исламистских выпадов к «подрывной деятельности Ирана». Антиправительственные выступления фундаменталистов вызвали жесткую ответную реакцию со стороны алауитской правящей элиты.

В 1980-е годы спецслужбы и органы юстиции Марокко развернули массовую репрессивную кампанию против исламоэкстре-мистских сил. Однако в ходе судебных разбирательств антиправительственные группы Марокко получили от дворца своеобразный посыл - радикализм приведет их к краху, но сотрудничество с властью даст легальные возможности существования. Эта дилемма встала перед самодеятельными исламскими движениями Марокко в середине 1980-х годов, когда правительство отменило государственные субсидии, поддерживавшие низкие цены на продовольствие. В ряде городов страны в январе 1984 г. произошли «хлебные бунты», спровоцированные и поддержанные религиозными экстремистами. Однако король выступил с заявлением о том, что январские выступления были результатом «хомейнистского заговора», нацеленного на срыв IV Конференции глав государств и правительств исламских стран в Касабланке. Спецслужбами была проведена облава и арестовано несколько десятков марокканских фундаменталистов. Королевские правоохранительные органы в полной мере использовали юридические и политические возможности, предоставленные им беспорядками, для подавления оппозиции. Параллельно с запретительными и карательными мерами марокканское государство всячески укрепляло позиции официальных духовных инстанций. В каждой провинции была создана сеть советов алимов, а в качестве верховной религиозно-юридической инстанции - Высший совет алимов во главе с королем, объединивший лучших богословов Марокко. Материальное положение духовных лиц было заметно улучшено, а для совершенствования их подготовки был создан Высший институт пропаганды веры. Обращение к исламу было заметно усилено как в работе правительства, так и в

официально провозглашенных идеологических установках. В них дворец и Высший совет алимов представляли себя как гарантов «подлинного ислама» перед лицом «мусульман, отклоняющихся от «истины», и «псевдоисламских деятелей». На протяжении 1980-х годов в Марокко заметно возростали объемы теле- и радиопередач на религиозные темы. С 1965 г. регулярно проводились ставшие традиционными Хасановские чтения в месяце Рамадан, посвященные толкованию Корана и хадисов, которые транслировались по радио- и телеканалам, а их материалы переводились на иностранные языки. Одновременно государство усилило контроль за исполнительской дисциплиной в официальном религиозном комплексе. Речь шла главным образом об ужесточении надзора за мечетями и недопущении политической деятельности в их стенах. В 1980-х годах началась перестройка деятельности Министерства хабусов (собственность религиозных организаций. - Ред.) и по делам ислама, считающегося одним из четырех «дворцовых» министерств, в которых министр назначается королем.

Многопрофильная и умелая деятельность Хасана II, его правительства и официальных религиозных инстанций крайне затрудняла попытки исламистов утвердиться на политической арене. Однако и сами силы политического ислама в Марокко были в эти годы еще плохо организованы и раздроблены. Выступая против независимых народных проповедников, суфийских братств и добровольных религиозных объединений, исламские радикалы чаще всего обвиняли их в использовании языческих предрассудков, скрытой проповеди многобожия, обмане, насаждении невежества и т. п.

Политические маневры махзена и исламских движений (1990-е годы). Последнее десятилетие XX в. составило особый период во взаимоотношениях королевского двора и исламских неправительственных организаций Марокко. В начале 1990-х годов прежняя стратегия - полномасштабное подавление движений политического ислама - потеряла свою привлекательность для Хаса-на II и его окружения. Решающую роль здесь сыграли драматические события в соседнем Алжире (противостояние Исламского фронта спасения и Фронта национального освобождения), приведшие страну к гражданской войне. Стремясь не допустить подобного развития событий, король взял курс на стабильное удержание исламских неправительственных организаций в русле «контролируемого развития». Для этого марокканские правящие круги вос-

пользовались двойной тактикой. Они обратились к более гибким методам взаимодействия с исламскими фундаменталистами в целом и заметно повысили уровень терпимости по отношению к их структурам. Кроме того, государство сделало ставку на дифференцированный подход к фундаменталистам, всемерно поощряя склонные к компромиссу умеренные силы и пресекая экстремистские тенденции в среде радикалов.

На протяжении последнего десятилетия XX в. изменилась и сама палитра исламских движений Марокко. На общественной сцене страны в 90-х годах были наиболее заметны две неправительственные исламские структуры. Первая из них - радикально настроенная организация «Справедливость и благодеяние», напоминающая по своим программным установкам алжирский Исламский фронт спасения или египетский «Аль-Джихад». Вторая - выделившееся из «Аль-Адль» движение умеренного толка «Реформа и обновление», пропагандирующее исламизацию общества посредством реформы образования и проведения общественных акций с созданием «подлинно исламского государства». По своим позициям оно родственно умеренной фракции «Братьев-мусульман» или алжирскому движению «Ан-Нахда». Отношение марокканского государства к первой из этих группировок возможно охарактеризовать как «стабильное неприятие». В январе 1990 г. все члены Общего руководящего совета «Аль-Адль» были арестованы и предстали перед судом, но власти предпочли не завершать разгром организации, а спровоцировать в ней раскол. Радикальные силы в «Аль-Адль», отрицавшие «исламский характер» алауитской государственности, были изолированы от общества, а умеренные, признававшие незыблемость монархических устоев, пользовались негласной поддержкой двора. Таким образом лидеры «Аль-Адль» заняли более компромиссную позицию по отношению к королевскому двору. Свою роль в смягчении взглядов вождей «Аль-Адль» сыграло и бурное развитие событий в соседнем Алжире. Оно заставило марокканских исламистов отмежеваться от Исламского фронта спасения и тем более от Вооруженных исламских групп. В политическом словаре «Аль-Адль» стало чаще появляться понятие «демократия». Судя по заявлениям оставшихся на свободе теоретиков «Аль-Адль», они представляли себе «завершение процесса демократизации» в виде легализации их полуподпольной группировки. В этом случае она, по их мнению, смогла бы привить неприятие насилия «коллегам» из конкурирующих исламских структур и

помочь Хасану II избежать сползания государства к гражданской войне. Существенно, что, подвергая критике парламент и правительство за неэффективность, лидеры «Аль-Адль» отвергали возможность своего включения в политическую жизнь страны. Неверие руководства «Аль-Адль» в парламентские методы борьбы не было поколеблено и после общенациональных референдумов 1992 и 1996 гг., на которых марокканцы одобрили конституционные реформы, направленные на демократизацию политической жизни королевства. Однако с этого момента государство начало нейтрализацию «Аль-Адль» по иному пути. В середине 1990-х годов давление спецслужб и правоохранительных органов на «Аль-Адль» было ослаблено. Некоторое потепление в отношениях между властями и «Аль-Адль» оказалось фоном для интенсивного развития отношений официального Рабата с наиболее умеренным крылом исламских движений страны. Государство терпимо отнеслось к выделившемуся из «Аль-Адль» в начале 1990-х годов движению «Реформа и обновление» во главе с А.И. Бенкираном, который предлагал «новое прочтение» взаимоотношений между властью и исламскими структурами и изыскивал возможности для коалиции со светскими политическими силами.

Поначалу умеренные фундаменталисты вступили в тесный контакт с Истикляль, однако быстро разочаровались в своих надеждах. Но гораздо более перспективным союзником оказалась малочисленная партия Народно-демократическое и конституционное движение (НДКД), возглавляемая ветераном освободительной борьбы и близким к престолу деятелем - доктором А. К. аль-Хатыбом. В 1997 г. первой пробой сил для умеренных исламских политиков стали выборы в местные органы власти (лето 1997 г.). На них представители «Ат-Таухид ва-ль-ислах» вышли главным образом в качестве независимых беспартийных кандидатов и победили, превзойдя по числу мест даже некоторые легальные партии. В представленной предвыборной программе НДКД вообще отсутствовали прямые ссылки на ислам. Там же, где они были необходимы, они преподносились в тщательно закамуфлированном виде. Фактическая (но не формальная) легализация умеренных исламистов на политической арене Марокко произошла 14 ноября 1997 г., когда они впервые в истории страны были допущены к выборам в нижнюю палату парламента (Палату представителей) в составе партийных списков НДКД. Им удалось завоевать 9 депутатских мандатов в 325-местной палате. Умеренным фундаменталистам на

выборах удалось собрать только 12 мандатов. С этого момента движение «Ат-Таухид ва-ль-ислах» активно использовало парламентскую трибуну для пропаганды своих идеалов.

А. И. Бенкиран, лидер умеренных исламистов, заявил, что в стране «существует реальная, пусть и не всеобщая, политическая открытость», и оценил итоги выборов как позитивные. Он также заявил, что «Ат-Таухид ва-ль-ислах» выступает за участие мусульман в политической жизни и видит во власти средство, тогда как движение А. С. Ясина несет в себе потенциал протеста и считает власть конечной целью.

В период после выборов движение «Ат-Таухид ва-ль-ислах» и НДКД строили свои отношения с властями на почти бесконфликтной основе. Умеренные фундаменталисты отвергли возможность своего участия в «правительстве альтернативы» А.Р. Юсуфи, сформированном в 1998 г. левой оппозицией и центристскими партиями. По заявлению одного из лидеров «Ат-Таухид ва-ль-ислах» -М. Рамида, движение предпочло оставаться в рядах «конструктивной оппозиции» правительству, что не помешало ему поддерживать «все его действия, которые пойдут на благо страны и будут позитивными с точки зрения ислама». А.И. Бенкиран предпочел пересмотреть свои прежние требования о необходимости исламского государства; он развил высказываемые им еще в конце 1980-х годов критические оценки трудов основателя египетской ассоциации «Братья-мусульмане» Х. аль-Банны, которые, по его мнению, были «крайне малодоступны для понимания современной молодежи». Все эти инициативы находили положительный отклик в королевской администрации, всегда опасавшейся вольных или недобросовестных толкований священных текстов.

(Окончание в следующем номере)

«Современная Африка: Метаморфозы политической власти». М., 2009 г., с. 93-119.

Король Марокко сыграл на опережение – Газета Коммерсантъ № 109 (4650) от 20.06.2011

Король Марокко Мухаммед VI обнародовал детали конституционной реформы, направленной на ограничение личной власти монарха и передачу части его полномочий премьеру. Столь масштабные изменения стали ответом на массовые выступления оппозиционно настроенной молодежи, которая с февраля устраивает массовые акции протеста. Впрочем, манифестантов, добивающихся перехода страны к полноценной парламентской монархии, уступки короля не удовлетворили.

Впервые о готовности внести в конституцию значительные изменения марокканский король Мухаммед VI заявил еще в марте, после того как по стране прокатились массовые акции протеста молодежи. Активисты так называемого "Движения 20 февраля" (день начала массовых манифестаций.— "Ъ") добивались либерализации режима и усиления борьбы с коррупцией. В отличие от других стран Северной Африки выступления марокканской оппозиции не выходили за рамки мирных демонстраций. Тем не менее, опасаясь дальнейшей дестабилизации, король Мухаммед VI издал указ о формировании комиссии по подготовке нового варианта основного закона страны.

"После того как три месяца назад мы инициировали обсуждение реформы, нам удалось разработать проект новой демократической конституции",— сообщил в пятницу в телеобращении к нации Мухаммед VI. Одним из самых значимых нововведений должна стать передача части властных полномочий монарха в руки премьера. Как ожидается, глава правительства сможет самостоятельно назначать губернаторов и министров, а также при необходимости распускать правительство. Среди долгожданных нововведений и наделение берберского языка статусом государственного. Им владеет около 30 млн из 36 млн граждан Марокко, однако до сих пор единственным государственным языком страны считался арабский.

В своей речи король пообещал строго соблюдать принцип разделения властей. В его планах — проведение масштабной реформы судебной системы, которая давно критикуется оппозицией за полную зависимость судей от властей. В целом, по словам Мухаммеда VI, новая конституция позволит ускорить проходящие в стране демократические реформы, провести модернизацию госинститутов и повысить роль оппозиции.

Впрочем, о переходе Марокко к парламентской монархии говорить пока не приходится. Согласно проекту новой конституции, за королем все-таки сохраняется последнее слово по тем вопросам, которые планируется передать в ведение премьеру. Кроме того, монарх по-прежнему будет нести ответственность за оборону, международную политику и религию. В частности, он сохранит за собой титул духовного лидера марокканских мусульман. Как пояснил представитель правительства Халед Насири, в этом нет ничего необычного, ведь "королева Британии одновременно является главой Англиканской церкви".

Речь монарха была неоднозначно встречена подданными. В пятницу на улицы городов страны вышли тысячи радостных марокканцев, которые размахивали национальными флагами и кричали о том, что в страну приходит демократия. Вместе с тем представители "Движения 20 февраля" заявили о том, что до победы еще очень далеко. "Новая конституция была создана комиссией, которая не была избрана народом",— заявил один из лидеров движения Монтассер Дрисси. По мнению оппозиционеров, тот факт, что всенародное голосование по проекту новой конституции состоится уже 1 июля, свидетельствует о том, что власти Марокко боятся давать им возможность развернуть агитационную кампанию против нового варианта закона. Сразу после речи монарха члены "Движения 20 февраля" заявили о том, что не намерены отменять запланированные ранее на воскресенье акции протеста. Они призвали граждан выйти на улицы и сказать "нет" очередной уловке со стороны представителя самой древней в арабском мире королевской династии.

Впрочем, как оказалось, большинство марокканцев эти призывы не поддержали — организовать нечто похожее по масштабам на массовые выступления в Тунисе и Египте у противников короля Мухаммеда VI и на сей раз не получилось.

Павел Тарасенко


Destination

Марокко - эта североафриканская страна словно повернула время вспять, объявив республику монархией и сохранив самобытный уклад, успешно комбинируя его с техническим прогрессом. Где как не в Марокко можно остановиться в комфортабельном отеле и одновременно оказаться в самом сердце древней арабо-берберской цивилизации.

Страна арабской экзотики расположена на северо-западе Африканского континента. На востоке и юго-востоке Королевство граничит с Алжиром, на юге – с территориями Западной Сахары. Марокко имеет морские границы с Испанией, а Гибралтарский пролив разделяет материки. На севере омывается водами Средиземного моря, а на западе – Атлантическим океаном. Столица Марокко – город Рабат, представляет собой колоссальную культурно-историческую ценность страны.

Географический ландшафт страны поражает разнообразием, здесь немало горных территорий, ровно как и пустынных или плодородных приатлантических равнин. Три крупные горные цепи, расположенные параллельно друг другу, словно изрезали всю страну с юго-запада на северо-восток. А южные и юго-восточные земли были засыпаны песками Сахары несколько тысячелетий назад.

Лучшим выбором для летнего отпуска станет курортный город Агадир, предлагающий туристу все прелести пляжного отдыха на берегу Атлантического океана и красоту горных пейзажей. Климат в Агадире субтропический, но очень сухой. Летом дневная температура в среднем составляет +27 °С, в ночное время температура опускается до +18 °С. Температура воды в океане колеблется от +18 до +23 °С. Агадир входит в закрытый клуб самых красивых заливов планеты. Туристы со всего мира едут сюда, чтобы наслаждаться солнцем (300 солнечных дней в году), плавать в океане, заниматься серфингом, играть в гольф и путешествовать в соседние исторические города Королевства.

Высокому уровню отельного сервиса марокканцы обязаны в первую очередь годам колониальной зависимости от европейских держав. Именно французы и испанцы принесли культуру обслуживания в эту страну. Сегодня туристы, выбирающие размещение в Агадире, непременно оценят предложения как французских и испанских сетей, так и отели «местного» происхождения. Марокко – исламское государство, поэтому здесь развито предложение отелей с безалкогольным концептом. Но не стоит огорчаться, если понравившийся отель окажется именно таким. Недорогие качественные вина и пиво можно приобрести на рынках и в магазинах, попробовать в ресторанах и кафе. Кстати, по вкусовым ощущениям напитки не уступают французским и испанским аналогам.

Национальная кухня Марокко заслуживает отдельного внимания, настолько она многогранна и уникальна. Марокканские кулинарные традиции оттачивались тысячелетиями. Многие культуры, включая арабскую, еврейскую и французскую оказывали влияние на становление национальной кухни Марокко. Соленые маслины, оливковое масло, кус-кус, блюда из рубленого мяса, рыбы и морепродуктов, а также всевозможные специи являются непременными атрибутами марокканской кухни. Гурманов порадует разнообразие и качество морепродуктов и рыбных блюд, многие считают марокканскую рыбу самой вкусной в арабском мире.

И напоследок, стоит упомянуть, что марокканцы никогда не торопятся. Здесь можно часами сидеть в кафе за чашечкой местного мятного чая или сваренного по-восточному кофе. Менталитет местных жителей отличается ненавязчивостью, открытостью и особой доброжелательностью к туристам.

Марокко – страна поэтов и оазис чувств, славится своими интересными природными пейзажами, роскошными пляжами, богатой историей и экскурсионной программой.

 

 

КУРОРТ СТРАНЫ

Агадир

Агадир больше похож на европейский курорт; местные жители достаточно современны, прекрасно говорят на французском и английском языках. В основном туристы приезжают в Агадир насладиться мягким климатом, который способствует избавлению от стресса и общей усталости. Преимуществами курорта можно смело назвать высокий уровень сервиса, развитую туристическую инфраструктуру, роскошные природные пейзажи и близость к аутентичным поселениям и историческим городам.

Полагают, что своим основанием Агадир обязан вовсе не берберам, населявшим эти земли еще в VIII веке до н.э., а финикийцам, образовавшим вдоль побережья несколько небольших деревушек. Поворотным моментом в истории поселения стал 1505 г., когда на побережье Атлантического океана высадились португальские мореплаватели, основавшие на его месте факторию. Город стал торговым центром, принимавшим португальские, французские и итальянские корабли. В 1541 г. порт захватили арабские завоеватели, на месте португальских укреплений была возведена марокканская крепость касба, а порт стал основным для экспорта товаров независимого государства.

Когда в конце XIX – начале XX века начался колониальный передел мира, и Марокко попало под протекторат Франции и Испании, Агадир, расположенный в южной части страны, вошел в состав Французского Марокко. Именно в это время европейские туристы обратили внимание на климатические преимущества местного побережья.

В конце 1955 года султан Мухаммед V провел успешные переговоры о восстановлении независимости Французского Марокко. Но знаменательная веха в истории страны была омрачена трагическими событиями в Агадире. Спустя четыре года разрушительное землетрясение унесло более 16 тыс. жизней. От старого города фактически ничего не осталось, и Агадир решено было отстроить заново. Место выбирал лично Король Мухаммед V. Строительство велось с использованием антисейсмических технологий и с учетом перспективы развития туристической инфраструктуры. В результате был создан город, совершенно не похожий на другие города Королевства.

Единственное уцелевшее место после землетрясения – это развалины старинной крепости касба, расположенные на отроге горной системы Высокого Атласа. Отсюда открывается панорамный вид на город, желтый песчаный пляж, порт и причалы с траулерами. Визитной карточкой Агадира является гигантская надпись, высеченная на горе арабской вязью: «Аллах Родина Король».

Отдельного внимания заслуживает пляж Агадира. Вдоль океана протянулись 10 км чистого золотистого песка, а легкий атлантический бриз, низкий прибой и гладкий вход в воду добавляют плюсов в его пользу. Пляж полностью лишен растительности, поэтому отели предоставляют зонты и шезлонги. От города пляж отделяет непрерывный каменный променад, предназначенный для долгих прогулок с видами на океан и городские красоты.

Северная часть набережной наиболее многолюдна, здесь сосредоточены кафе и рестораны, предлагающие изумительную местную кухню. Впечатляет огромный выбор марокканских сладостей, сухофруктов и выпечки. Мясо, птицу и рыбу готовят в таджинах, массивных керамических горшках, плотно закрытых конической крышкой. Скорее всего, именно в этой особой крышке и специях заключается секрет марокканских блюд. На юге прибрежной зоны можно найти почти пустынные пляжи и пляжи для серферов.

Особенности системы государственного управления Королевство Марокко

Ключевые слова: Королевство Марокко, Палата представителей, Палата советников, Премьер-министр, Конституция, Король, Правительство.

Государство на северо-западе Африки.

Марокко — унитарное государство. В административном отношении делится на 37 провинций и 2 префектуры городов Рабат и Касабланка. Действует Конституция 1972 г. в новой редакции 1996 г. [2, с. 414].

По форме правления Марокко — конституционная монархия. На практике Король сохраняет реальные властные полномочия, что позволяет говорить о существовании в стране дуалистической монархии. Тем не менее Марокко является политически одной из наиболее модернизированных и «либеральных» арабских монархий [2, с. 414].

Законодательный орган — двухпалатный Парламент в составе Палаты представителей (325 чел.) и Палаты советников (270 чел.). Палата представителей (нижняя палата) избирается сроком на 6 лет (2/3 всеобщими прямыми выборами, 1/3 — коллегиями выборщиков) [2, с. 414].

На основании ст. 71. Конституции, к сфере полномочий законодательной власти относится следующее:

-          фундаментальные права и свободы, предусмотренные преамбулой и другими статьями этой конституции;

-          семейный и гражданский статус;

-          принципы и правила системы здравоохранения;

-          порядок работы аудио- визуальных средств массовой информации и прессы во всех формах;

-          амнистия;

-          национальности и условий проживаний иностранцев;

-          определения правонарушений и мер их пресечения;

-          судебная структура и создание новых категорий юрисдикций;

-          гражданский и уголовный кодекс;

-          петиненциарный режим;

-          общий устав гражданской службы;

-          фундаментальные гарантии государственных и военных служащих;

-          статус служб и органов поддержки правопорядка;

-          порядок территориальных единиц и принципов уменьшения территориальных полномочий;

-          избирательная структура территориальных единиц и принцип раздела избирательных округов;

-          налоговая политика и режим налогообложения, назначения налогов и порядок сбора налогов;

-          юридический порядок выпуска валюты и статус центрального банка;

-          порядок работы таможни;

-          порядок гражданских и коммерческих обязательств, права компаний и кооперативов;

-          реальные права, права собственности на государственную, частную и коллективную недвижимость;

-          транспортная структура;

-          трудовой кодекс, социальная защита, травмы на работе и профессиональные заболевания;

-          порядок работы банков, страховых компаний и товариществ;

-          порядок информационных и коммуникационных технологий;

-          урбанистика и благоустройство территории;

-          правила касающиеся охраны окружающей среды, охраны природных ресурсов и постоянного развития;

-          порядок расположения водных, лесных и рыбных ресурсов;

-          определение направлений и общей организационной структуры системы образования, научных исследований и профессионального образования;

-          создание государственных организаций и других юридических лиц публичного права;

-          национализация предприятий и порядок приватизации;

-          парламент обязан утверждать законы рамки по поводу фундаментальных задач экономической, социальной, экологической и культурной деятельности государства [1].

Духовный и светский глава государства — Король, личность которого священна и неприкосновенна. Он является символом единства нации, верховным главнокомандующим, назначает Премьер-министра, формирует состав Правительства, вправе объявлять в стране чрезвычайное положение, назначать судей и т. д. Это личные полномочия Короля, не требующие контрасигнования [2, с. 415].

Согласно Конституции (ст.42), Король является руководителем государства, его высшим представителем, символом единства нации, гарантом постоянства и постоянного развития и главным арбитром при спорах между государственными организациями. Также король контролирует уважение конституции, надлежащую работу конституционных организаций, защиту демократического выбора, прав и свобод граждан, территориальных единиц и соблюдение международных обязательств королевства. Король выступает гарантом независимости и территориальной целостности королевства на основании аутентичных границ. Король выполняет свои обязанности посредством дахиров на основании полномочий, предоставленных ему данной конституцией [1].

Кроме этого, на основании ст. 43, Конституции Марокко, Корона Марокко и конституционные права передаются по наследству от отца сына по прямой мужской линии и порядке первородства ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА КОРОЛЯ МУХАММЕДА VI. Исключение составляют случаи когда король при жизни назначает своим преемником другого сына, а не старшего. В случае отсутствия потомков по прямой мужской линии трон передается мужчинам родственникам по боковой линии на тех же условиях [1].

Король считается несовершеннолетним до момента достижения им 18-ти лет. В период несовершеннолетия короля конституционные полномочия выполняются Регентским Советом. Исключение составляет право пересмотра конституции. Регентский Совет функционирует в качестве консультационного органа при короле до момента достижения им возраста двадцати лет, в соответствии ст. 44, Конституции Марокко [1].

Король имеет право отлагательного вето и право роспуска Парламента. Последним он пользовался неоднократно, и в течение многих лет в Марокко продолжалось беспарламентское правление. До настоящего времени Королю удается сохранять контроль над всей политической системой страны, играя на противоречиях между различными политическими партиями. В руках Короля концентрируется общее руководство аппаратом управления, вооруженными силами, полицией [2, с. 415].

Исполнительная власть осуществляется Правительством (Советом министров) во главе с Премьер-министром. Правительство несет ответственность перед Королем и Палатой представителей, которая может вынести ему вотум недоверия. При этом из 2 видов ответственности Правительства более весома ответственность перед монархом. После назначения Королем членов Правительства Премьер-министр излагает Палате представителей свою программу [2, с. 415].

В соответствии ст. 49 Конституции Марокко, Совет министров обсуждает и принимает решения по следующим вопросам:

-          стратегические направления государственной политики;

-          проекты пересмотра конституции;

-          проекты органических законов;

-          общие положения бюджета страны;

-          проекты кадрового закона, предусмотренные статьей 71 (2-ой абзац) этой конституции;

-          проект закона об амнистии;

-          проект текстов, касающихся военной сферы;

-          объявление чрезвычайного положения;

-          объявление войны;

-          проект декрета, предусмотренного статьей 104 этой конституции;

-          назначение на основании предложений руководителя правительства и министра соответствующего министерства на следующие государственные должности: руководитель банка Аль-Магриб, послов, вали, губернаторов, руководителей отделов внутренней безопасности, руководителей стратегических организаций и предприятий. В органическом законе указан список подобных организаций и предприятий стратегического назначения [1].

Основным источником права в Марокко являются законодательные и другие нормативные акты. Их иерархия включает Конституцию, органические законы, обычные законы парламента, декреты Короля (дахиры) и Премьер-министра, подзаконные акты других органов власти [2, с. 416].

Правовой системе Марокко известен институт срочного и делегированного законодательства. Правительство может в межсессионный период с согласия соответствующих комиссий парламента принимать декрет — законы, которые должны быть переданы на одобрение в Палату представителей во время следующей обычной сессии [2, с. 417].

Палата представителей может уполномочить Правительство издавать в течение ограниченного периода декреты по вопросам, которые обычно относятся к законодательной области. Декреты вступают в силу с момента их опубликования, но должны быть переданы на утверждение Палаты представителей [2, с. 417].

Литература:

1.      Конституция Марокко [Электронный ресурс]. URL: http://worldconstitutions.ru/archives/481 (Дата обращения: 20.12.2013).

2.      Королевство Марокко: Справочник. М., 1991.

3.      Правовые системы стран мира. Энциклопедический справочник / Батлер У. Э., Бойцова В. В., Бойцова Л. В., Додонов В. Н., и др.; Отв. ред.: Сухарев А. Я. — М.: Инфра-М-НОРМА, 2001. — С.414–419.

4.      Bendahou C. Morocco // International En-cyclopedia of Comparative Law. Vol. 1. 1973. P.M93–104.

5.      Salacuse J. W. North Africa // An Introduction to Law in French-speaking Africa. Vol. 2. Charlottesville, 1975. P.205–347.

Марокко | Горячие туры Шахты

Марокко – эта североафриканская страна словно повернула время вспять, объявив республику монархией и сохранив самобытный уклад, успешно комбинируя его с техническим прогрессом. Где как не в Марокко можно остановиться в комфортабельном отеле и одновременно оказаться в самом сердце древней арабо-берберской цивилизации.

Страна арабской экзотики расположена на северо-западе Африканского континента. На востоке и юго-востоке Королевство граничит с Алжиром, на юге – с территориями Западной Сахары. Марокко имеет морские границы с Испанией, а Гибралтарский пролив разделяет материки. На севере омывается водами Средиземного моря, а на западе – Атлантическим океаном. Столица Марокко – город Рабат, представляет собой колоссальную культурно-историческую ценность страны.

Географический ландшафт страны поражает разнообразием, здесь немало горных территорий, ровно как и пустынных или плодородных приатлантических равнин. Три крупные горные цепи, расположенные параллельно друг другу, словно изрезали всю страну с юго-запада на северо-восток. А южные и юго-восточные земли были засыпаны песками Сахары несколько тысячелетий назад.

Лучшим выбором для летнего отпуска станет курортный город Агадир, предлагающий туристу все прелести пляжного отдыха на берегу Атлантического океана и красоту горных пейзажей. Климат в Агадире субтропический, но очень сухой. Летом дневная температура в среднем составляет +27 °С, в ночное время температура опускается до +18 °С. Температура воды в океане колеблется от +18 до +23 °С. Агадир входит в закрытый клуб самых красивых заливов планеты. Туристы со всего мира едут сюда, чтобы наслаждаться солнцем (300 солнечных дней в году), плавать в океане, заниматься серфингом, играть в гольф и путешествовать в соседние исторические города Королевства.

Высокому уровню отельного сервиса марокканцы обязаны в первую очередь годам колониальной зависимости от европейских держав. Именно французы и испанцы принесли культуру обслуживания в эту страну. Сегодня туристы, выбирающие размещение в Агадире, непременно оценят предложения как французских и испанских сетей, так и отели «местного» происхождения. Марокко – исламское государство, поэтому здесь развито предложение отелей с безалкогольным концептом. Но не стоит огорчаться, если понравившийся отель окажется именно таким. Недорогие качественные вина и пиво можно приобрести на рынках и в магазинах, попробовать в ресторанах и кафе. Кстати, по вкусовым ощущениям напитки не уступают французским и испанским аналогам.

Национальная кухня Марокко заслуживает отдельного внимания, настолько она многогранна и уникальна. Марокканские кулинарные традиции оттачивались тысячелетиями. Многие культуры, включая арабскую, еврейскую и французскую оказывали влияние на становление национальной кухни Марокко. Соленые маслины, оливковое масло, кус-кус, блюда из рубленого мяса, рыбы и морепродуктов, а также всевозможные специи являются непременными атрибутами марокканской кухни. Гурманов порадует разнообразие и качество морепродуктов и рыбных блюд, многие считают марокканскую рыбу самой вкусной в арабском мире.

И напоследок, стоит упомянуть, что марокканцы никогда не торопятся. Здесь можно часами сидеть в кафе за чашечкой местного мятного чая или сваренного по-восточному кофе. Менталитет местных жителей отличается ненавязчивостью, открытостью и особой доброжелательностью к туристам.

Марокко – страна поэтов и оазис чувств, славится своими интересными природными пейзажами, роскошными пляжами, богатой историей и экскурсионной программой.

 

 

КУРОРТ СТРАНЫ

Агадир

Агадир больше похож на европейский курорт; местные жители достаточно современны, прекрасно говорят на французском и английском языках. В основном туристы приезжают в Агадир насладиться мягким климатом, который способствует избавлению от стресса и общей усталости. Преимуществами курорта можно смело назвать высокий уровень сервиса, развитую туристическую инфраструктуру, роскошные природные пейзажи и близость к аутентичным поселениям и историческим городам.

Полагают, что своим основанием Агадир обязан вовсе не берберам, населявшим эти земли еще в VIII веке до н.э., а финикийцам, образовавшим вдоль побережья несколько небольших деревушек. Поворотным моментом в истории поселения стал 1505 г., когда на побережье Атлантического океана высадились португальские мореплаватели, основавшие на его месте факторию. Город стал торговым центром, принимавшим португальские, французские и итальянские корабли. В 1541 г. порт захватили арабские завоеватели, на месте португальских укреплений была возведена марокканская крепость касба, а порт стал основным для экспорта товаров независимого государства.

Когда в конце XIX – начале XX века начался колониальный передел мира, и Марокко попало под протекторат Франции и Испании, Агадир, расположенный в южной части страны, вошел в состав Французского Марокко. Именно в это время европейские туристы обратили внимание на климатические преимущества местного побережья.

В конце 1955 года султан Мухаммед V провел успешные переговоры о восстановлении независимости Французского Марокко. Но знаменательная веха в истории страны была омрачена трагическими событиями в Агадире. Спустя четыре года разрушительное землетрясение унесло более 16 тыс. жизней. От старого города фактически ничего не осталось, и Агадир решено было отстроить заново. Место выбирал лично Король Мухаммед V. Строительство велось с использованием антисейсмических технологий и с учетом перспективы развития туристической инфраструктуры. В результате был создан город, совершенно не похожий на другие города Королевства.

Единственное уцелевшее место после землетрясения – это развалины старинной крепости касба, расположенные на отроге горной системы Высокого Атласа. Отсюда открывается панорамный вид на город, желтый песчаный пляж, порт и причалы с траулерами. Визитной карточкой Агадира является гигантская надпись, высеченная на горе арабской вязью: «Аллах Родина Король».

Отдельного внимания заслуживает пляж Агадира. Вдоль океана протянулись 10 км чистого золотистого песка, а легкий атлантический бриз, низкий прибой и гладкий вход в воду добавляют плюсов в его пользу. Пляж полностью лишен растительности, поэтому отели предоставляют зонты и шезлонги. От города пляж отделяет непрерывный каменный променад, предназначенный для долгих прогулок с видами на океан и городские красоты.

Северная часть набережной наиболее многолюдна, здесь сосредоточены кафе и рестораны, предлагающие изумительную местную кухню. Впечатляет огромный выбор марокканских сладостей, сухофруктов и выпечки. Мясо, птицу и рыбу готовят в таджинах, массивных керамических горшках, плотно закрытых конической крышкой. Скорее всего, именно в этой особой крышке и специях заключается секрет марокканских блюд. На юге прибрежной зоны можно найти почти пустынные пляжи и пляжи для серферов.

Управление и политика Марокко

С момента вступления на престол король Мохаммед VI подчеркивал, что верховенство закона является фундаментальной основой его концепции конституционной монархии.

Согласно статье 6 Конституции 2011 года, закон «является высшим выражением воли нации». Статья 4 предыдущей (1996 г.) Конституции говорила то же самое, что и все предыдущие Конституции (1992, 1972, 1970 и 1960), но верховенство закона во время правления его отца было крайне ограничено.

В силу своей истории Марокко имеет двойную правовую систему, согласно которой гражданское законодательство, основанное на системе французских кодексов, определяет договорное, коммерческое, административное и уголовное право и обеспечивает основы гражданского и уголовно-процессуального кодексов, в то время как исламское право обеспечивает базовую структуру, регулирующую личные, семейные и наследственные вопросы. Исламский закон также кодифицирован в Мудаване. Это может привести к созданию альтернативных правовых решений в определенных областях.

Есть три уровня юрисдикции.Базовый уровень включает суды первой инстанции, торговые суды, а также коммунальные и районные суды. Суды первой инстанции рассматривают гражданские дела, связанные с физическими лицами или наследством, а также по социальным и коммерческим законам. Судья taoutiq (который занимается нотариальными вопросами и вопросами, касающимися несовершеннолетних), которому помогают адул (религиозно подготовленные клерки), применяет личный закон в суде первой инстанции. Торговые суды рассматривают коммерческие и деловые споры со стоимостью ниже определенной суммы.Коммунальные и районные суды рассматривают имущественные иски против жителей своей юрисдикции, опять же, на определенную сумму. Они также рассматривают уголовные дела о мелких правонарушениях. Как и во французской системе, следственный судья расследует серьезные правонарушения и может отправить подозреваемого под стражу до суда. К юрисдикции второго уровня относятся апелляционные суды судов первой инстанции и уголовные дела о серьезных правонарушениях. Верховный суд рассматривает апелляции судов низшей инстанции и разрешает юрисдикционные споры.

Существуют также специализированные суды: система коммерческих судов, которая рассматривает коммерческие дела на крупные суммы, с собственной системой апелляций; административные суды, которые рассматривают первоначальные дела с участием государственных органов; независимые аудиторские суды, действующие на центральном и региональном уровнях; и отдельный Постоянный трибунал Королевских вооруженных сил. Конституционный суд призван обеспечить соответствие законов, принимаемых парламентом, Конституции.

Конституция (статья 80) гласит, что «судебная власть независима от законодательной и исполнительной власти» и что магистраты не могут быть смещены (статья 83). Однако, как указывается в «Страновых отчетах о практике соблюдения прав человека» Государственного департамента США по Марокко за 2011 год, суды часто не действуют независимо на практике и подвергаются коррупции и внесудебному влиянию. Точно так же, хотя обвиняемые считаются невиновными и имеют законное право на справедливое публичное судебное разбирательство с правом обжалования, на практике это не всегда так, особенно в политических делах с участием тех, кто протестует против включения Западной Сахары.

Общественное мнение
Общее мнение о судебной системе низкое, отчасти из-за высокого уровня неграмотности. Попытки Министерства юстиции организовать мультимедийную кампанию по информированию общественности об основных правах потерпели неудачу из-за отсутствия финансирования. В частности, женщины редко осведомлены о своих правах. Другие проблемы - это качество юридических кадров и трудности с доступом к судам.

Профессиональные навыки
Министерство юстиции признает, что уровень судебной компетенции в целом низкий, что является следствием плохой подготовки судей Национальным институтом судебных исследований, у которого не хватает персонала и ресурсов, а также из-за недостатков в стажировке в суде. .Судейский корпус также не является представителем марокканского общества. Лишь четверть слушателей судебных практик составляют женщины, 90 процентов - из городов, хотя только 55 процентов населения проживает в городах. Система в значительной степени зависит от академической успеваемости в университете: половина стажеров имеет высшее юридическое образование, а остальные - более высокую квалификацию, но 80 процентов не имели предыдущего профессионального опыта.

Доступ к суду
Нет никаких положений о правовой помощи по гражданским делам - хотя юридическое представительство обязательно в суде - за исключением случаев, связанных с алиментами.Большинство населения не может позволить себе оплату юридических услуг, поскольку средний гонорар адвоката эквивалентен минимальной заработной плате за две-четыре недели. В уголовных делах есть назначаемые судом защитники неимущих обвиняемых, которые действуют на общественных началах, но нет государственных защитников.

Правительство Марокко

Марокко, официально известное как Королевство Марокко, - государство, расположенное в районе Магриба в Северной Африке. В стране скалистые горы и большие участки пустыни.Он входит в тройку стран вместе с Францией и Испанией, у которых есть как Средиземное, так и Атлантическое побережье. Его арабское название - аль-Мамлаках аль-Магрибия , что означает «Западное королевство», и аль-Магриб , что означает «Запад». Столица страны - Рабат, официальный язык - арабский.

Мохаммед VI Марокко, Источник: Страна является конституционной монархией и имеет избираемый парламент. Страной правит король, наделенный множеством исполнительных и законодательных полномочий, особенно по религиозным вопросам, внешней политике и вооруженным силам.Исполнительная власть осуществляется правительством, в то время как законодательная власть осуществляется как правительством, так и двумя палатами парламента: Собранием советников и Собранием представителей. Король имеет право издавать указы, известные как дахиров . Эти указы имеют силу закона. Король также может распустить парламент после переговоров с премьер-министром и председателем Конституционного суда.

Правительство имеет три основных ветви: исполнительную, законодательную и судебную.Эти и другие факторы правительства Марокко, такие как административное деление, политические партии и выборы, будут кратко рассмотрены ниже. Также будет дано объяснение того, что такое конституционная монархия. Это поможет лучше понять правительство.

Конституционная монархия в Марокко

Как упоминалось ранее, Марокко - конституционная монархия. Это можно понимать как правительственную структуру, в которой монарх играет роль беспартийного политического главы государства в соответствии с конституцией, будь то письменной или неписаной.Полномочия такого монарха контролируются правительством, и это отличается от абсолютной монархии, которая обладает полной властью. Такой тип монарха не выбирает политических лидеров и не устанавливает государственную политику. Помимо того, что конституционная монархия является представителем национального единства, она также может иметь некоторые формальные полномочия, например, распускать парламент или давать королевское согласие на принятие законодательства. Важно отметить, что практика таких полномочий в основном является формальностью, а не возможностью для правителя реализовать свои собственные политические наклонности.

17 июня 2001 года король Мохаммед VI внес некоторые изменения в конституцию страны, превратив Марокко в конституционную монархию. Это было достигнуто посредством референдума о конституционных реформах, который был ответом на споры, возникшие в течение года с просьбой о демократических реформах. Некоторые из изменений, которые привели к тому, что страна стала конституционным монархом, включают:

  • Превращение берберского языка в официальный язык страны помимо арабского
  • Предоставление парламенту права объявить амнистию, что формально было сделано монархом
  • г.
  • Передача ряда прав от монарха премьер-министру, включая роспуск парламента
  • Ожидается, что король назначит премьер-министра от крупнейшей политической партии в парламенте

Кабинет министров Марокко

Принцесса Лалла Сальма, источник Это главный исполнительный орган страны.Обычно он состоит из 25 министров, от 5 до 10 государственных секретарей и делегатов-министров. Кабинет возглавляет премьер-министр, который назначается королем Марокко от партии, набравшей большое количество членов на парламентских выборах. Министры в Кабинете избираются премьер-министром после переговоров с другими партиями, составляющими коалиционное правительство. Затем министры утверждаются и назначаются королем.

Исполнительная власть

Исполнительная ветвь власти - это орган, который осуществляет власть и несет ответственность за управление государством.Эта ветвь также принимает и реализует закон.

Король, который является потомственным правителем и главой государства, и премьер-министр составляют исполнительную ветвь правительства. Конституция дает королю много полномочий. Он является мировым политическим лидером, а также «главнокомандующим правоверных» или Амиром аль-Му'минином , поскольку он считается прямым потомком пророка Мухаммеда, что дает ему положение религиозного лидера нации. Он также является главой вооруженных сил страны.Он отвечает за Совет министров и, как упоминалось ранее, назначает премьер-министра после выборов в законодательные органы и назначает членов правительства после получения рекомендаций от премьер-министра. Монарх также имеет право распускать парламент, увольнять министров, издавать указы и призывать к новым выборам.

Законодательная власть

Законодательная власть - это орган правительства, который имеет право принимать законы для страны.Это очень важная ветвь власти наряду с исполнительной и судебной.

После конституционных реформ 1996 года законодательный орган страны стал двухпалатным и состоит из двух парламентских палат. Первый - это собрание представителей или нижняя палата. На арабском языке он называется Majlis al-Nuwab / Assemblée des Répresentants . Он состоит из 325 членов, избираемых сроком на пять лет. Из них 295 избираются по многомандатным округам, а 30 избираются по национальным спискам, состоящим только из женщин.Второй - Ассамблея советников, известная на арабском языке как Меджлис аль-Мусташарин . Он состоит из 270 членов, избираемых сроком на девять лет. 162 места занимают местные советы, 91 место - профессиональные палаты, а 27 - наемные работники. Полномочия парламента ограничены, но были увеличены в соответствии с конституционными реформами 1992 и 1996 годов. В его полномочия входит опрос министров, утверждение законопроектов, решение бюджетных вопросов и формирование специальных органов для проведения наших расследований и расследования действий правительства.Собрание представителей может распустить правительство путем вотума недоверия.

Судебная власть

Здание законодательного собрания в Рабе, источник. Высший суд в судебной системе страны - Верховный суд. Его судьи назначаются Высшим судебным советом, возглавляемым королем. Эта ветвь независима от правительства Марокко и подчиняется только конституции страны. Верховный суд состоит из пяти палат.Это конституционные, гражданские, уголовные, социальные и административные. Конституционная палата занимается рассмотрением законодательных вопросов.

Помимо Верховного суда, к другим судебным судам относятся торговые суды, общинные и окружные суды, Высокий суд, административные трибуналы, Специальный суд, апелляционные суды, суды первой инстанции и Постоянный трибунал вооруженных сил.

Административные подразделения в Марокко

Республика Марокко разделена на 16 основных административных регионов.Затем эти регионы разбиваются на префектуры и провинции, и ими управляют губернаторы ( Валис, ), которые избираются Монархом. На этих губернаторов возложена ответственность за управление 16 регионами страны. Во всех провинциях есть местное правительство, состоящее из назначенного губернатора и собрания, которое избирается муниципальными советами. Правительства провинций берут на себя выполнение местных обязанностей и обязательств, возложенных на них центральным правительством, например, об инвестициях в сельские районы и ряде социальных услуг.В каждом муниципалитете есть мэр и избранный муниципальный совет. Они несут ответственность за такие важные услуги, как безопасность и здоровье населения. Есть также местные органы власти, но они не имеют автономии от центрального правительства. Центральное правительство несет ответственность за составление бюджета и налогообложение на всех этапах государственного управления.

Политические партии и выборы в Марокко

В Марокко многопартийная система. Это система, при которой многие политические партии участвуют в выборах в стране.Все партии имеют возможность получить контроль над государственными учреждениями самостоятельно или в коалиции. В стране действует более 20 политических партий, и все они принимают участие в выборах в стране. Существуют избирательные правила, которые регулируют избирательный процесс, и они гарантируют, что ни одна партия не получит более 20 процентов мест в парламенте.

Существуют регулярные и свободные выборы, основанные на всеобщем избирательном праве, например выборы в парламент. Местные жители голосуют в законодательный орган.Вот где нарисовано правительство. Таким образом, это означает, что граждане имеют косвенное право голоса при выборе ключевого сектора исполнительной власти правительства. Однако это не относится к монархиям, поскольку они не имеют права полностью менять правительство. Граждане несут ответственность за непосредственное избрание муниципальных и региональных советов через своих представителей.

Важно отметить, что конституция страны не может быть изменена без одобрения короля.В конституции предусмотрено, что ни монархическая структура, ни меры, связанные с религией ислама, не могут быть пересмотрены. Только король имеет право вносить предложения о пересмотре конституции на референдум на национальном уровне. Поправки могут быть предложены только королем или парламентом, и они должны быть приняты обеими палатами большинством в две трети голосов. После вынесения королевского вердикта поправка отправляется на всенародное голосование. Однако монарх имеет право отказаться от голосования на национальном уровне.

Марокко: дилемма короля

В своей книге 1968 года «Политический порядок в меняющихся обществах» Сэмюэл Хантингтон ввел термин «королевская дилемма». Он высветил ключевую проблему, с которой сталкиваются монархи: как провести либерализацию, не теряя контроля. Для Хантингтона выбор очевиден: монарх мог либо «попытаться сохранить свою власть, продолжая модернизацию, но усилив репрессии, необходимые для сохранения контроля», либо преобразовать свою монархию в конституционную монархию, где «король правит, но не правит.”

Через шесть лет после арабских восстаний король Марокко Мохаммед VI столкнулся со своей версией королевской дилеммы. Нынешний тупик в формировании правительства Марокко станет ключевым испытанием. Исламистская партия справедливости и развития (PJD) получила большинство голосов на парламентских выборах в октябре 2016 года, что позволило Абделилле Бенкирану сохранить свой пост главы правительства. Однако после более чем четырех месяцев неудачных коалиционных переговоров и препятствий со стороны сторонников дворца влияние Бенкирана ослабло.

Политический тупик указывает на то, что обещания о разделении власти и конституционной монархии после арабских восстаний 2011 года не были выполнены. Сегодняшний раскол не может быть более резким, поскольку государство продолжает функционировать без активного парламентского правительства, используя традиционный способ правления в Марокко: монархию и королевский кабинет. Как Марокко сюда попало и что дальше?

Марокканская весна?

Даже с учетом истории экономической и политической либерализации Марокко режим не смог избежать пылких арабских восстаний 2011 года.20 февраля 2011 года тысячи марокканцев вышли на улицы в десятках городов Шерифского королевства, требуя политических и социально-экономических изменений.

Более 40 ассоциаций и партий сформировали коалицию, известную как «Движение 20 февраля», которая первоначально объединила группы по всему политическому спектру, включая светские левые партии и более консервативные исламистские ассоциации. Этот союз вызвал быструю реакцию со стороны короля, поскольку призывы народа к реформам стали громче.

После нескольких недель массовых протестов король Мохаммед VI 9 марта выступил с телеобращением, в котором пообещал радикальные конституционные реформы, включая более мощный парламент и сокращение власти монархии. Он назначил комитет для разработки проекта новой конституции, кульминацией которого стал референдум 1 июля, на котором 98,5 процента избирателей одобрили конституцию Марокко 2011 года.

Главный из этих конституционных изменений, связанных с достижением лучшего разделения властей, продвижением независимой судебной системы и увеличением власти премьер-министра (который, благодаря этим изменениям, будет исходить от партии, получившей большинство голосов на парламентских выборах) .

Как и в других странах региона, после народных восстаний возникла основная исламистская партия (во главе с ее давним политическим лидером). В случае с Марокко это была PJD и Benkirane после парламентских выборов в ноябре 2011 года.

Хотя конституционные реформы и быстрота этого процесса получили широкую поддержку, большинство членов Движения 20 февраля посчитали, что изменения не зашли достаточно далеко. Они поставили под сомнение центральную роль монархии в формировании новой конституции, и они также чувствовали, что их требования не были должным образом выполнены.Движение 20 февраля раскололось и потеряло силу, когда начался процесс реформирования монархии. К концу 2011 года главный вопрос заключался в разделении власти между правительством Бенкирана, возглавляемым исламистами, с одной стороны, и королем и королевским кабинетом, с другой.

Протестующие принимают участие в митинге, организованном оппозиционным движением 20 февраля в Касабланке, 10 июля 2011 г. REUTERS / Макао.

Управление: не так просто, как кажется

Правительство Бенкиране пережило изрядную долю политических баталий с 2011 по 2016 год.Марокко имеет долгую историю, когда дворец кооптировал и контролировал многопартийную политическую систему. Хотя все основные партии, участвующие в выборах, должны оставаться рядом с дворцом, существуют различные степени близости, которые также образуют раскол с точки зрения коалиционных союзов. ПСД первоначально сформировала коалицию с могущественной партией Истикляль, Народным движением и Партией прогресса и социализма, когда пришла к власти в 2011 году.

В конце концов, Партия аутентичности и современности (PAM) стала известной благодаря лидерству в коалиции оппозиционных партий.Из-за своего основания королевским советником Фуадом Али эль-Химмой в 2008 году, PAM считался особенно близким к дворцу. Правящая коалиция сменилась в течение этого срока, и партия Истикляль вышла из нее, и ее заменил еще один главный дворцовый союзник - Национальное собрание независимых (RNI). По мере того как партийные коалиции перестраивались на протяжении всего срока Бенкирана, его полномочия становились все более ограниченными: о чем свидетельствует тот факт, что наиболее важные министерства (внутренних дел, иностранных дел, финансов и религии) возглавлялись политиками из партий или технократами, близкими к дворцу.

Несмотря на эти институциональные ограничения власти Бенкирана и PJD, их приоритеты экономической либерализации, уравновешивания бюджета и борьбы с коррупцией, казалось, снискали им народную поддержку в большинстве крупных городов во время местных выборов 2015 года. PAM заняла больше мест в сельской местности, в то время как PJD доминировала в городской среде.

После того, как местные выборы 2015 года обеспечили еще большее влияние PJD на местном уровне - несмотря на то, что PAM выступала в качестве противовеса в сельских регионах - возникла реальная обеспокоенность по поводу того, какая из этих двух партий победит на парламентских выборах 2016 года.Это завершилось популярным мандатом на роль PJD, особенно политической личности премьер-министра Бенкирана. Даже при непрерывном нападении на Бенкиран, PJD и ее правящая коалиция заняли 125 мест, а PAM - 102, что создает проблемы для любого неявного соглашения о разделении власти между дворцом, премьер-министром и другими политическими партиями.

2016: Le Blockage

В то время как власть PJD на местном и национальном уровне казалась достаточно надежной, чтобы обеспечить большее разделение власти в политической системе Марокко, переговоры о правительственной коалиции начались на неравной основе.Довольно неожиданно в RNI вернулся министр сельского хозяйства Азиз Аханнуш (один из самых богатых бизнесменов Марокко, а также близкий друг короля). Это стало сигналом для политических партий, а также для критически настроенных наблюдателей, что дворец будет играть активную роль в создании следующей правящей коалиции.

Теперь под руководством Аханноча RNI сформировала коалицию с Социалистическим союзом народных сил, Конституционным союзом и Народным движением. Они выдвинули различные условия на цели Бенкирана в отношении его коалиционного правительства, что привело к ряду препятствий и более четырех месяцев без правительства.Нынешний кризис, как метко выразился марокканский ученый Маати Монджиб, «представляет собой закулисную борьбу за власть между дворцом и PJD».

Дилемма короля: издание в Марокко

Что дальше? Как показывает история многопартийной системы Марокко, дворец контролирует и кооптирует систему изнутри. Сохранение дворцовых союзников в основных политических партиях, как в правящей, так и в оппозиционной коалиции, остается ключом к власти монархии над марокканской политикой.В нынешней ситуации Аханнуш - доверенное лицо и друг короля - находится в центре внимания, и весьма вероятно, что он войдет в правящую коалицию и повлияет на политику.

Эта ситуация отражает продолжение, если не усиление влияния дворца на политическую систему. Таким образом, обещания 2011 года о разделении власти в условиях конституционной монархии не были выполнены.

Если дворец решит провести новые выборы - и если попытки отодвинуть PJD на второй план продолжатся - это может запятнать имидж Марокко, а также нарратив монархии, который продвигает страну как демократизирующую историю успеха арабских восстаний.Более того, хотя отстранение PJD и парламента от должности может сработать в краткосрочной перспективе, эта стратегия может не сработать в долгосрочной перспективе, если PJD сможет сохранить свою динамику у урн для голосования на местных и национальных выборах. С другой стороны, если , а не подрезать крылья PJD, партия может стать еще более популярной и влиятельной. Отсюда большая дилемма короля.

Семь мифов о демократии в Марокко

Королевский дворец, Фес. Bumihills / Shutterstock.Все права защищены.

Судейство судя по сообщениям СМИ и отчетам аналитических центров, многие иностранные комментаторы неспособный - или не желающий - видеть дальше реформистского образа, который марокканский руководство стремится к зарубежным проектам.

Настоящая краткая статья, основанная на полгода исследований в стране стремится развенчать семь распространенных мифов о предполагаемом пути Марокко в один конец к все большей демократии.

Некоторые оговорки впереди: I не собираются критиковать Марокко, его правителей или народ.Нет иностранец мог критиковать Марокко так же остро, яростно и смешно, как Сами марокканцы делают. Кроме того, я не собираюсь читать марокканцам лекции по свобода и демократия. Я оставлю эту задачу западным дипломатам: французским которые проповедуют свободу слова за границей, взламывая вниз на критические голоса дома, американцы которые привозят людей в Марокко, чтобы их пытали там однажды и читать лекцию "арабскому миру" о прав человека и британцев, которые неустанно борются с коррупцией за рубежом при покрытии возбуждать дела о коррупции с участием собственной элиты.

При обсуждении семи мифов ниже, я прекрасно осознаю, что всего за шесть месяцев, проведенных в Марокко, мои понимание этой очень сложной и очень разнообразной страны остается очень ограниченное. Читателям предлагается добавлять свои мнения в разделе комментариев. внизу этой статьи.

Миф 1: Марокко конституционная монархия

Неправильно. Марокко не конституционная монархия. Это монархия с писаной конституцией.

Есть разделение роли, но без разделения властей: политическая, экономическая и религиозная власть сосредоточена в королевской власти. дворец, который принимает все основные решения и эффективно контролирует все: парламент, судебная власть и силы безопасности, а также многие средства массовой информации и неправительственные организации.

На периферии есть довольно зрелищный кукольный спектакль под названием правительство, а давняя комедия названный парламентом, с смесью капризных политических партий, порождающих бесконечное разнообразие забавных, но несущественных сюжетных линий.

Каждые несколько лет выборы, во время которых колода перетасовывается, и меняются несколько новых шутников лицом вверх, чтобы сохранить иллюзию перемен.

Миф 2: во дворце прошли демократические реформы

Неправильно.Правда, во дворце есть провела несколько очень важных реформ с тех пор, как король Мохамед VI вознесся на трон в 1999 г .: развитие инфраструктуры, село электрификация, большая свобода слова и меньше пыток в тюрьмах. Но ни одна из этих реформ сама по себе не является демократической.

В 2011 году, когда протестующие вдохновленный арабской весной вышел на улицы, дворец обещал демократичный реформы и представили новую конституцию, полную политических свобод, но тогда был Восток сталинской эпохи Конституция Германии.Бумага терпелива, как Немецкая пословица гласит: на нем можно написать что угодно, и он не будет жаловаться.

Дворец был многообещающая демократия еще до обретения независимости. Это обещает демократические реформы снова в будущем. Не о чем волноваться.

Миф 3: есть процесс демократизации

Неправильно. Как только араб Уличные протесты весенней эры потеряли импульс - отчасти из-за диких полицейские репрессии - демократизация была помещена в задний ход.

Демократизация в Марокко это улица с двусторонним движением, и сейчас страна движется вспять.Давать только один пример, конституция закрепляет доступ к информации как основной право всех граждан. Последний проект сопутствующего органического закона добавляет: Кафкианский поворот: граждане имеют право на доступ к информации, но если они затем опубликуйте эту информацию, они могут быть отправленным посадить за это в тюрьму.

Так танец продолжается: шаг вперед, шаг назад.

Миф 4: Марокканцы выбрали эволюцию революции

Неправильно. Марокканцы никогда не было разрешено выбирать между этими вариантами, и никто не знает, что большинство выбрало бы в том маловероятном случае, когда с людьми когда-либо консультировались вопрос.Кроме того, дворец предотвратил появление каких-либо заслуживающих доверия альтернатива себе, эволюционная, революционная или иная.

Только четверть взрослого Марокканцы позаботились об участии в последний избирательный шарада. Во всяком случае, марокканцы коллективно предпочел политическую апатию эволюции или революции.

Миф 5: создание рабочих мест главная задача сегодняшнего дня

Неправильно. Многие молодые марокканцы нетрудоспособны в условиях глобального капитализма свободной торговли, и что не скоро изменится.

Самая марокканская школа выпускники и выпускники крайне плохо подготовлены, чтобы занять верхнюю часть мировой рынок труда из-за мрачного государственное образование система; текущий ремонт дворца этой системы, в случае успеха, потребуется полный поколение, чтобы принести плоды.

В то же время марокканский полуквалифицированная и неквалифицированная рабочая сила неконкурентоспособна. К сожалению, пока национальный минимум заработная плата около одного евро в час не достаточно, чтобы семья могла прилично жить в большом марокканском городе, это непомерно дорого в глобализированном мире, в котором заводские рабочие где-то платят меньше пятидесяти Евро в месяц.

Сегодняшняя задача - не создать миллионы рабочих мест, что невозможно в краткосрочной перспективе. Реальный Задача состоит в том, чтобы удержать миллионы разгневанных молодых людей от коллективного высказывания их ярость против системы, которая сначала пренебрегла ими, а затем оставила их гнить в то время как дети богатых, получившие частное образование, загоняли в угол все желанные рабочие места.

Миф 6: Марокко остров стабильности

Неправильно. Марокко может быть меньше нестабильна, чем Алжир, Ливия, Египет или Мавритания, но это вряд ли стабильная страна.Марокко расколото множеством линий трещин: богатые-бедные, городско-сельский, арабско-берберский, традиционалистско-модернистский, с множеством сильных региональные особенности для загрузки. Эти ранее существовавшие подразделения могут быть легко углубляется и используется недобросовестными политическими деятелями, если есть возможность возникает.

Демонстрации, которые разразился по всей стране во время арабской весны, закончившейся полномасштабными беспорядками во многих городах. В ближайшем будущем и без того хрупкая социальная стабильность Марокко будет еще больше напрягаться из-за растущего числа безработных молодых людей (см. выше) и разрушительные последствия изменения климата.Согласно Всемирному банку, «[большая] доля нынешних ожидается, что маргинальные неорошаемые пахотные земли будут заброшены или преобразованы в пастбища; Между тем нынешние пастбища могут стать непригодными для любых сельскохозяйственная деятельность ».

Представьте следующее сценарий: сильная засуха ставит экономику в штопор, насильственный демонстрации вспыхивают по всей стране, и в этот момент терпит крушение королевский самолет. Какая же тогда стабильность?

Миф 7: все согласны больше демократии было бы лучше

Неправильно.Премьер министр неоднократно подтверждал, что роль его правительства заключается в выполнении королевских директив. Политические партии - это узкие пирамиды патронажа, которые даже не практикуют демократию. внутренне. Представляется, что руководители бизнеса вряд ли пойдут на большие политические риски на фоне длительного положительного экономического роста.

Большинство граждан не голосуют внутри системы; большинство из них не выступает против системы. Что Марокканцы хотят? Достоверных данных опроса нет, сказать невозможно.

Что касается Америки и Европы, зачем рисковать демократией в Марокко, если можно иметь дело напрямую с королем-реформистом Кто сдерживает импорт, исламистов и нелегальных иммигрантов из Европы?

Кому Резюмируем: несмотря на значительные реформы по многим направлениям, Марокко не движется к большей демократии, и вряд ли это произойдет в обозримом будущем. Стабильность, и без того незначительная, будет подвергаться дальнейшему напряжению из-за неизбежных массовая безработица и последствия изменения климата.

Только одно определенно: смотреть через телеологическую линзу «демократизации» не удастся помочь любому понять настоящее Марокко или предсказать его будущее.

Марокко | История, карта, флаг, столица и факты

Марокко , горная страна на западе Северной Африки, которая находится прямо через Гибралтарский пролив от Испании.

Британская викторина

Викторина по географии Африки

Где находится национальный парк Серенгети? Как называется Родезия сегодня? Узнайте, пройдя этот тест об Африке.

Традиционное владение коренных народов, теперь вместе известных как берберы (самоназвание Имазиген; в единственном числе, амазиг), Марокко подвергалось обширной миграции и долгое время было местом проживания городских общин, которые первоначально были заселены народами из-за пределов региона. С давних пор этот регион контролировался Карфагеном, а позже стал самой западной провинцией Римской империи. После арабского завоевания в конце 7-го века нашей эры более обширная территория Северной Африки стала известна как Магриб (по-арабски: «Запад»), и большинство ее жителей приняло ислам.Последующие марокканские королевства пользовались политическим влиянием, которое простиралось за пределы прибрежных регионов, и в 11 веке первая коренная династия амазигов в Северной Африке, Альморавиды, получила контроль над империей, простирающейся от Андалузской (южной) Испании до частей Африки к югу от Сахары. Попытки европейцев создать постоянные плацдармы в Марокко, начиная с конца 15 века, были в значительной степени отброшены, но позже страна стала предметом политики великих держав в 19 веке.Марокко стало французским протекторатом в 1912 году, но восстановило независимость в 1956 году. Сегодня это единственная монархия в Северной Африке.

Марокко Encyclopædia Britannica, Inc.

Несмотря на то, что страна стремительно модернизируется и уровень жизни растет, она сохраняет большую часть своей древней архитектуры и даже больше традиционных обычаев. Крупнейший город Марокко и главный порт Атлантического океана - Касабланка, промышленный и торговый центр. Столица, Рабат, находится недалеко к северу от побережья Атлантического океана.Другие портовые города включают Танжер в Гибралтарском проливе, Агадир в Атлантическом океане и Эль-Хосейма на Средиземном море. Говорят, что в городе Фес есть одни из лучших базаров или рынков под открытым небом во всей Северной Африке. Живописное и плодородное Марокко заслуживает похвалы сына туземца, средневекового путешественника Ибн Банутаха, который писал, что «это лучшая из стран, потому что в нем много фруктов, а проточная вода и питательная пища никогда не истощаются».

Касабланка, Марокко

Мечеть Хасана II возвышается над мединой или старым городом в Касабланке, Марокко.

© iStockphoto / Thinkstock

Земля

Марокко граничит с Алжиром на востоке и юго-востоке, Западной Сахарой ​​на юге, Атлантическим океаном на западе и Средиземным морем на севере. Это единственная африканская страна, выходящая на побережье как к Атлантическому океану, так и к Средиземному морю. Его площадь, за исключением территории Западной Сахары, контролируемой Марокко, немного больше штата Калифорния в США. Два небольших испанских анклава, Сеута и Мелилья, расположены на северном побережье страны.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишись сейчас

Сегодня в Марокко | Frommer's

Королевство в прямом смысле слова, Марокко и его подданные находятся под присмотром 18-го короля династии Алауитов, короля Мухаммеда VI.

Ухоженный с рождения, тогда 36-летний Мохаммед Бен аль-Хасан был быстро возведен на трон в качестве короля страны в 1999 году после смерти своего отца Хасана II. Прежняя репутация короля как «принца-плейбоя», который предпочитал водные мотоциклы джеллаба, предшествовала ему, и почти сразу же молодой монарх начал дистанцироваться от прошлого своего отца и модернизировать свое правление.Он пообещал бороться с бедностью и коррупцией, стимулировать экономику и улучшить положение с правами человека в Марокко.

В начале своего правления Мохаммед VI вместе со своими сестрами, принцессами Лаллой Мерьем, Лаллой Асмой и Лаллой Хасной, решительно выступал за права женщин. Ключевой реформой стало создание нового семейного кодекса, или мудаваны, который повысил минимальный возраст вступления в брак для женщин до того же возраста, что и для мужчин (18 лет), не поощряет полигамию и допускает свободу выбора как в браке, так и в браке. и, что еще более важно, развод - свобода, которую принцесса Лалла Мерьем осуществила в 1999 году. Однако некоторые марокканцы считают, что уровень личной свободы фактически снизился с момента восхождения на престол Мухаммеда VI. Некоторые считают, что новые законы о борьбе с терроризмом и кампания против исламских экстремистов после взрывов в Касабланке в 2003 и 2007 годах являются нарушением прав человека. Свобода СМИ регулярно ставится под сомнение, а журналистов подвергают цензуре и даже сажают в тюрьму за табуированные темы монархии, ислама, политической коррупции и Западной Сахары.

Широкая общественность также не застрахована от пристального внимания властей: два недавних и очень публичных примера отражают столкновение страны между традиционным консерватизмом и современной либеральностью.В 2008 году 29-летний местный блогер Мохаммед Эрраджи был арестован и заключен в тюрьму на 2 года всего через 3 дня после 10-минутного судебного слушания за то, что предположил в своем блоге, что король был слишком милосердным и побуждал марокканцев к просить. В том же году 26-летний Фуад Мортада был заключен в тюрьму на 3 года за создание фальшивого профиля в Facebook брата короля, принца Мулая Рашида. Оба мужчины могли рассматриваться как козлы отпущения, которых король использовал, чтобы напомнить марокканцам об их границах. Возможно, чтобы еще больше продемонстрировать свой контроль и человечность, король впоследствии помиловал Мортаду всего через 43 дня в тюрьме.Эрраджи также быстро освободили, его приговор был отменен апелляционным судом всего через 2 недели после заключения.

Международные неправительственные организации, такие как Amnesty International, недавно опубликовали информацию о случаях чрезмерных нарушений прав человека, в некоторых случаях приводящих к смертельному исходу, в отношении растущего числа выходцев из Африки, расположенных в основном к югу от Сахары, но также и марокканцев, задержанных при попытке незаконного пересечения границы между Марокко. и испанские анклавы Меллила и Сеута. Для марокканцев, желающих легально въехать в Европу, удручающе длинные очереди во французских и испанских консульствах представляют собой нарушение их свободы передвижения.

Несмотря на то, что экономика переживает и все еще переживает впечатляющую либерализацию, которая привлекает иностранные инвестиции - особенно в ранее заброшенном регионе Риф-Средиземноморья, - бедность, безработица и высокий уровень неграмотности - ежедневные проклятия многих марокканцев, которые все еще видят большинство политической и военной элиты как неприкасаемые и коррумпированные.

Некоторые марокканцы также видят чувство лицемерия в короле, который поддерживает политическую и гражданскую свободу, но при этом обладает почти абсолютной властью над своими подданными в качестве монарха и главнокомандующего правоверными.Хотя Мохаммед VI, кажется, медленно движется к конституционной монархии, хотя демократически избранный парламент эффективно управляется королем и его королевскими советниками, а премьер-министр страны и его ключевые министры по-прежнему напрямую назначаются королем. Хотя есть предположения, что марокканская монархия будет развиваться подобно испанской, сам Мохаммед VI отвечает, что должна существовать марокканская модель, характерная для Марокко, и что применение западной демократической системы было бы ошибкой.

В 2002 году Мохаммед VI женился на компьютерном инженере Сальме Беннани, и хотя супруга его отца (некоторые говорят, что супруги) никогда не появлялась на публике, брак Мохаммеда VI был очень публичным делом. Его жена получила титул принцессы, взяв на себя видную роль в защите прав женщин. Рождение сына в 2003 году и дочери в 2007 году вызвали настоящий праздник по всей стране.

Популярность Мохаммеда VI трудно измерить, поскольку любое негативное отношение к его правлению держится в основном за закрытыми дверями.Угроза исламистского экстремизма на данном этапе все еще в значительной степени ограничена основным районом трущоб страны в Касабланке, и именно отсюда наиболее заметна оппозиция его политике и власти.

Терроризм в Марокко - В последние годы волна взрывов и пресеченных попыток самоубийств вызвала опасения по поводу всплеска радикального исламистского насилия, ранее незамеченного в Марокко, когда один испанский антитеррористический судья назвал страну «худшим террористом». угроза для Европы.«

В 2003 году Марокко приговорило трех саудовцев к 10 годам тюремного заключения за попытку создать марокканское отделение «Аль-Каиды» и заговор с целью нападения на корабли НАТО в Гибралтарском проливе. В том же году в результате одновременных атак террористов-смертников на еврейские, испанские и бельгийские здания в Касабланке погибло более 40 человек, что стало первой такой скоординированной террористической атакой в ​​Марокко. Во время террористических актов в Мадриде в 2004 году большинство обвиняемых были гражданами Марокко. В 2007 году в Касабланке снова произошло три отдельных взрыва террористов-смертников в течение двух месяцев.

Атаки 2003 года были приписаны Марокканской исламской боевой группе (GICM), жесткой исламистской группировке, базирующейся в бедных трущобах в Касабланке, под названием Сиди Мумен, которая выступает за насилие против еврейских и американских интересов в Марокко. Власти Марокко отреагировали на взрывы в Касабланке быстро и предсказуемо жестко: в том же году перед судом предстали 87 обвиняемых, которым были вынесены приговоры от 10 месяцев тюремного заключения до смертной казни.

Два нападения 2007 года произошли в другом бедном районе Касабланки, Эль-Фида.Эти взрывы происходили параллельно с ухудшением условий в соседнем Алжире, и марокканские власти и гражданское население опасаются, что взрывы террористов-смертников являются делом рук алжирской салафитской группы проповеди и борьбы (GSPC), недавно переименованной в организацию Аль-Каида в исламском Магрибе. Члены группы якобы проходят подготовку в Ираке, Афганистане и Алжире, где они взяли на себя ответственность за ряд взрывов в столице Алжире, а некоторые, как утверждается, проникли на относительно непроницаемую границу между Алжиром и Марокко.Исторически основной целью группы было установление строгого исламского правления в Алжире, но теперь считается, что она преследует региональные и даже глобальные амбиции с тех пор, как стала франчайзи Аль-Каиды. Непосредственно перед инцидентами 2007 года марокканские власти арестовали в Касабланке восемь алжирцев, обвиненных в принадлежности к вооруженной группе, готовившей нападение. Дальнейшие аресты и осуждения были произведены в 2008 и 2009 годах, в том числе Абделькадер Беллирадж, обвиненный в том, что он является главным человеком Аль-Каиды в Марокко.Другие были заключены в тюрьму за открытую вербовку марокканцев для участия в боевых действиях в Ираке.

Марокко открыто заявляет о своем союзе с США и борьбе с терроризмом, и говорят, что присутствие ЦРУ в стране увеличилось. В 2004 году организация альянса признала Марокко «крупным союзником, не входящим в НАТО», а в 2009 году был подписан Тактический меморандум о взаимопонимании, в частности, проложивший путь для марокканского вклада - от обмена информацией до военно-морской и воздушной помощи. - в антитеррористическую миссию НАТО.

Король Мохаммед VI попал под международное наблюдение после того, как стало известно, что некоторые из арестованных или убитых в результате терактов 2007 года были заключены в тюрьму в связи с терактами в Касабланке в 2003 году, но впоследствии были помилованы королем в 2005 году. Мохаммед VI постоянно находит сам балансирует между своими обязанностями правящего монарха страны и верховного лидера ислама.

В целом, Марокко, по крайней мере, находится на одном уровне с экстремистами.Все взрывы 2007 года можно было рассматривать как «предотвращенные нападения», а последующие массовые аресты - при содействии антитеррористических законов, которые некоторые правозащитные организации называют чрезмерными - убили многих предполагаемых главарей, что в значительной степени стало возможным из-за изоляции преступников. экстремисты в Марокко, а точнее в Касабланке. Террористические ячейки укрепляются исключительно в трущобах Касабланки. По оценкам, там проживает треть населения города, большинство из которых - сельские рабочие, которые отправились в «большой дым» в поисках своего состояния только для того, чтобы оказаться без постоянной работы, без семейной или институциональной поддержки и в социальном отчуждении. В некоторых трущобах отсутствует, если не полностью, базовая инфраструктура, а некоторым исламские фундаменталисты предлагают выход из черной дыры.

Хотя некоторые марокканцы могут сочувствовать экстремистским взглядам на «войну Запада с исламом», большинство населения сожалеет о любых насильственных действиях, о чем свидетельствует марш «Нет терроризму» в 2003 году, когда десятки тысяч улицы в Касабланке через несколько дней после взрывов. Действительно, во время моих путешествий по исламскому миру один марокканец сообщил мне, что истинное значение джихада означает просто «стремление» и что его общепринятое толкование прямо запрещает убийство человека исключительно из-за его или ее религиозных предпочтений.

Текущая стратегия правительства использует эту ненасильственную эмоцию, побуждая марокканцев сообщать им обо всем или о чем-либо подозрительном, а агенты службы безопасности начинают наблюдать за вновь прибывшими в пригороде, учитывать случайных рабочих на строительных площадках и даже смешиваться с толпой. ожидание перед определенными консульствами. Впервые правительство также начало публично афишировать имена тех, кто находится под подозрением.

Заметное присутствие полиции по всему Марокко может немного сбить с толку посетителя по прибытии, но на самом деле оно создает более безопасную обстановку по всей стране.Полиция может быть чрезмерно назойливой и временами откровенно открытой для коррупции, но это не тот случай, когда речь идет о терроризме. Куда бы вы ни отправились в Марокко, местные жители будут стараться заверить вас в вашей безопасности и приветствовать ваше присутствие.

Западная Сахара - Глубокий юг Марокко - это в основном бесплодное, пустынное, ни на что не годное пространство, которое как раз оказывается ареной самого длительного территориального конфликта в Африке и одной из самых длительных и дорогостоящих миротворческих миссий Организации Объединенных Наций.В зависимости от карты вы посмотрите на этот регион называется Западная Сахара, спорную территорию Западной Сахары, или даже Сахарской Арабской Демократической Республики. Спор по поводу этого суверенитета между Марокко и коренными сахарцами продолжается с 1975 года, когда более 300 000 невооруженных марокканцев собрались в городе Тарфайя в так называемом Зеленом марше. Это мирное «вторжение» было организовано королем Хасаном II в ответ на отклонение территориальных претензий Марокко и Мавритании к региону Международным Судом, который признал право сахарцев на самоопределение в ожидании неминуемого ухода Испании после почти полного вывода войск. 100 лет колониального правления.

До решения суда десятки тысяч марокканцев уже пересекли границу с испанской Сахарой, чтобы поддержать утверждение своего правительства о том, что северная часть территории исторически принадлежала Марокко. После этого постановления король Хасан II послал свою армию для атаки позиций, занятых партизанской армией Сахрави (поддерживаемый Алжиром Фронт ПОЛИСАРИО, основанный в 1973 году для борьбы с испанским правлением), а неделю спустя последовал Зеленый марш. Это вынудило Испанию проигнорировать решение суда и вести переговоры по Мадридскому соглашению, согласно которому две трети территории были разделены между Марокко, а оставшаяся треть - Мавритании.В результате ПОЛИСАРИО начало вооруженную борьбу, которая через 3 года увенчалась успехом в Мавритании, отказавшейся от своих территориальных притязаний, но Марокко просто захватило оставшуюся часть и остается стойким по сей день.

Между 1981 и 1987 годами марокканские войска построили стену протяженностью 2700 км (1674 мили), чтобы отделить контролируемые ПОЛИСАРИО районы от остальной части марокканской Западной Сахары. Организация Объединенных Наций заключила перемирие в 1991 году и учредила миссию по обеспечению соблюдения прекращения огня и реализации мирного плана, который в конечном итоге позволил бы жителям Западной Сахары выбрать независимость или интеграцию с Марокко.Хотя обе стороны первоначально согласились с планом, референдум так и не состоялся в основном из-за разногласий по поводу «идентификации» избирателей - сахарцы хотели этого на основе переписи населения, проведенной Испанией в 1973 году, тем самым исключив тех марокканцев, которые поселились в Западной Сахаре. после Зеленого марша. Марокко, возможно, присматриваясь к огромным фосфатным и рыбным ресурсам на своей территории, в течение следующего десятилетия продолжало последовательно откладывать переговоры по разрешению проблемы. С 1997 по 2001 год спецпредставитель ООН бывший У.Государственный секретарь Джеймс Бейкер выступал посредником в переговорах между ПОЛИСАРИО и Марокко и в конечном итоге выступил с новым Рамочным соглашением. Это соглашение предлагало сахрави автономию под суверенитетом Марокко - включая марокканский контроль над внутренней безопасностью и судебной системой - в течение 4-летнего переходного периода, за которым последовал референдум, на котором марокканским поселенцам, проживающим на территории более одного года, было разрешено голосовать. Не давая возможности добиться независимости, сахарцы отвергли этот план и пригрозили вернуться к партизанской войне.

В 2001 и 2002 годах Мохаммед VI посетил свои южные провинции и подтвердил позицию своего покойного отца относительно исторических прав Марокко на эту территорию, заявив, что Марокко «не откажется ни на дюйм». Напряженность между Марокко и Испанией в это время обострилась, по-видимому, из-за отказа последней поддержать закулисную французскую инициативу, которая укрепила бы позицию Марокко в ООН. Именно в это время бывший Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан предложил раздел спорная территория между Марокко и сахарцами, которая была предсказуемо и решительно отвергнута обеими сторонами.

Политическая волна начала меняться в пользу сахарцев, когда Южная Африка, а затем ряд других высокопоставленных африканских стран призвали поддержать самоопределение и открыли дипломатические отношения с Сахарской Арабской Демократической Республикой, что является актом правительства Марокко. называется "разочаровывающим". В последние годы сахарцы стали более сообразительными в политическом плане. В 2005 году Фронт ПОЛИСАРИО освободил марокканских военнослужащих, которых они задерживали на юге Алжира почти 20 лет. 404 человека, считавшиеся военнопленными дольше всех находившихся в заключении в мире, были освобождены благодаря жесту, который, как надеялся Фронт ПОЛИСАРИО, проложит путь к миру с Марокко.

Деньги - безмолвный, но неизменно сильный фактор в борьбе за этот кусок пострадавшей от Сахары земли. Помимо залежей фосфатов и рыбных запасов Западной Сахары, сравнительно недавно была обнаружена нефть. Геологическая служба мировой энергетики США 2000 года оценила значительные запасы нефти и газа у берегов Западной Сахары, что является привлекательным фактором для Марокко, которое добывает менее 1000 баррелей нефти в день и активно импортирует свои потребности в энергии. Запасы Западной Сахары обеспечат прямой путь к нефтеперерабатывающим заводам Европы и восточного побережья США.S., и поскольку оба региона публично заявляют, что ищут источники, альтернативные Ближнему Востоку, ставки высоки.

Недавно между Марокко и сахарцами развернулась новая борьба за то, кто имеет право подписывать права на разведку, при этом обе страны предоставляют лицензии отдельным компаниям, занимающимся разведкой газа и нефти. Сильно ударив по Марокко, заместитель секретаря ООН по правовым вопросам постановил, что Марокко не имеет права присуждать контракты, поскольку «эксплуатация природных ресурсов на неавтономной территории» разрешена только «в том случае, если это приносит пользу местному населению. их имя или по согласованию с ними."Соглашение о свободной торговле между США и Марокко 2004 года, в некотором роде переворот для сахарцев, прямо исключило торговлю в пределах Западной Сахары, а Соглашение о партнерстве между ЕС и Марокко в области рыболовства 2006 года, открывающее западносахарское побережье для европейских рыболовных флотов, было встречено оппозицией. некоторыми странами-членами ЕС.

Сегодня политика Марокко в отношении Западной Сахары сместилась в сторону региональной автономии - но без референдума о независимости - в то время как требование Сахары о полном самоопределении стало более громким и публичным. Обе партии идут по дипломатическим улицам: США и Франция публично поддерживают своего давнего союзника Марокко, в то время как различные европейские страны, такие как Бельгия и Германия, принимали сторонников независимости Сахары и членов правительства. Основные африканские игроки Южная Африка и Нигерия также заявили о своем согласии с суверенитетом Сахары, что вызвало гнев как правительства Марокко, так и марокканцев в целом. Действующий генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун подтвердил намерение тела оставаться в Западной Сахаре до тех пор, пока не будет достигнуто соглашение между двумя странами, и в начале 2009 года назначил бывшего У.С. посол Алжира Кристофер Росс в качестве нового специального посланника ООН для решения спорной территории.

Примечание : Эта информация была точной на момент публикации, но может быть изменена без предварительного уведомления. Перед планированием поездки обязательно подтвердите все цены и детали непосредственно у соответствующих компаний.

Борьба за демократию в Марокко

Положение левых плачевное. Но надежда есть.

Это, прежде всего, крупная националистическая левоцентристская партия, Социалистический союз народных сил (USFP), которая участвовала в том, что мы можем назвать своего рода «демократическим переходом» - так это называлось - между 1998 и 2002. Но на самом деле это был скорее «династический переход», чем «переход к демократии». (Мохамед VI занял трон от Хасана II, умершего в 1999 году). В 2002 году мы оказались с авторитарным режимом без маски.

USFP участвовали в этом правительстве, которое провалилось, потому что не привело к демократии.Но партия была очень популярна - рядом с ней были профсоюзы, она организовывала демонстрации в поддержку Палестины с участием сотен тысяч людей - это была партия, которая была достаточно популярна, чтобы победить режим. Но с тех пор они участвовали во всех правительствах, вплоть до «арабской весны», включая правительства, не уважающие демократические методы. И они потеряли свою популярность, потому что не смогли применить свою программу.

Люди видели, что они отказались от своих принципов и применения своей программы.Они явно стали сотрудниками авторитарного режима. Итак, USFP, которая на самом деле была исторической левой и самой важной партией, потерпела поражение. Сейчас у них всего 20 из 395 депутатов в Палате представителей, и они участвуют в правительстве, возглавляемом исламистами, но в качестве защитников режима. Даже по сравнению с исламистами они намного ближе к режиму.

Если говорить о надеждах, существует небольшая левая партия, Объединенная социалистическая партия (ЕСП).Он находится в процессе замены исторических левых партий - Партии прогресса и социализма (ППС), которая происходит от Коммунистической партии, и USFP, которая происходит от националистического движения против колониализма. Например, в одиннадцати крупнейших городах Марокко эта партия, PSU, которая остается очень маленькой с парламентской точки зрения - у нее всего два депутата - получила больше голосов, чем PPS и USFP вместе взятые. Ее возглавляет Набила Муниб, единственная женщина, возглавляющая политическую партию в Марокко.

Эта партия занимает сильные продемократические позиции и выступает против авторитаризма режима. Он хочет плюралистической и светской демократии. Например, после сурового приговора Зефзафи и другим глава этой партии Набила Муниб призвала население направиться к тюрьме, чтобы освободить активистов «Рифа», которым грозит тюремное заключение. Ее не остановили, потому что за последние несколько лет она стала довольно популярной. Режим опасается, что ее арест вызовет еще более серьезную напряженность, чем те, которые были спровоцированы вынесением приговора активистам Рифа.

PSU также стремился сформировать альянс с другими левыми группами, такими как Социалистическая демократическая авангардная партия (PADS). Это дает надежду левым, продемократическим и светским частям общества.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *