Население центральной азии: Население Центральной Азии вырастет более чем на миллион в 2020 году

Содержание

перспективы здоровой, активной и обеспеченной старости в Европе и Центральной Азии

Загрузить текст доклада: Golden Aging: Prospects for Healthy, Active and Prosperous Aging in Europe and Central Asia

Краткий обзор

Европа и Центральная Азия относится к числу регионов с самым старым населением в мире. В частности, Европа приближается к окончанию демографического перехода к стабилизации населения. В свою очередь, пока еще относительно молодое население Центральной Азии быстро следует за Европой.

Процесс старения населения в Европе и Центральной Азии отличается от старения в Западной Европе и Восточной Азии в том отношении, что население стареет, а люди при этом не обязательно живут дольше.  Увеличение среднего возраста в странах Европы и Центральной Азии в основном обусловлено снижением рождаемости, а не ростом долголетия. В 2015 году средняя ожидаемая продолжительность жизни при рождении составляет 73 года – на три года меньше, чем в Восточной Азии и на целых десять лет меньше, чем в Западной Европе.

Во многих странах Европы и Центральной Азии старение общества также ускорилось в связи с эмиграцией молодежи.

Старение населения, как правило, является источником беспокойства в обществе – с учетом потенциального роста затрат на здравоохранение и пенсионное обеспечение, увеличения числа иждивенцев, замедления экономического роста, неустойчивости дефицита государственного бюджета, а также усиления напряженности в межпоколенческих взаимоотношениях. Демографические тенденции зачастую рассматриваются как непреодолимые, или же как неизбежная причина роста экономических издержек. Однако и само население, и компании, меняют свое поведение в ответ на меняющиеся условия, а действующая государственная политика может этому способствовать или же, наоборот, затруднять процессы адаптации общества к демографическим сдвигам.

Стареющее общество вовсе не обречено на стагнацию или снижение уровня жизни. Однако поведенческие изменения, которые могут способствовать снижению уровня социального иждивенчества и поддержанию продуктивности, не обязательно происходят автоматически.

Для облегчения этого перехода необходимы благоприятные условия, в том числе, создание правильных стимулов и проведение надлежащей политики.

В регионе Европы и Центральной Азии для поддержания активного долголетия и здорового продуктивного старения необходимы адаптивные меры по многим направлениям государственной политики. Сюда включаются не только реформы систем межпоколенческих трансфертов и пенсионного обеспечения. Такие меры, среди прочего, должны охватывать: перенесение акцента в системах здравоохранения на профилактическую помощь, первичное звено медицинской помощи и расширение диагностики; реформирование систем образования для развития когнитивных навыков, необходимых для обеспечения продуктивной занятости в течение более продолжительной трудовой жизни; а также реформирование институтов рынка труда с тем, чтобы женщины имели возможность сочетать семью и карьеру, а люди старших возрастов могли работать по гибкому графику.

В докладе ставится задача лучше понять процесс старения и его связь с экономикой и в итоге определить ориентиры для принятия стратегических решений.   Самый большой риск несет с собой не старение как таковое, а нежелание или неспособность адаптироваться к этому.   Лица, ответственные за формирование политики, могут ответить на существующий вызов и воспользоваться возможностями, предлагаемыми старением общества, за счет облегчения поведенческой адаптации. При таком развитии событий регион Европы и Центральной Азии однажды сможет вступить в «золотой век старения», когда все люди будут жить долгой, здоровой, активной и обеспеченной жизнью. 

Кризис на Украине: реакция стран Центральной Азии

  • Анора Саркорова
  • Русская служба Би-би-си, Душанбе

Автор фото, AP

Подпись к фото,

На саммите стран СНГ в Минске в октябре 2013 года Украину еще представлял Виктор Янукович

События последних месяцев на Украине — «Евромайдан», смещение с поста президента Виктора Януковича и его бегство, аннексия Крыма, вооруженный конфликт на юго-востоке страны — активно обсуждаются в соцсетях и независимых СМИ стран Центральной Азии.

В отличие от рядовых граждан, которых украинский кризис буквально расколол на два разных лагеря, власти пяти государств Центральной Азии предпочитают давать очень осторожные, сдержанные комментарии.

Астана, Ташкент, Ашхабад, Бишкек и Душанбе не сделали ни одного заявления, в котором однозначно осудили бы одну из сторон конфликта.

В меньшей степени зависимы от российского фактора Казахстан, Узбекистан и Туркменистан, в большей Киргизия и Таджикистан, но тем не менее все пять стран так или иначе испытывают его влияние.

«Есть понимание ситуации, но у политических элит региона не хватает решимости открыто сказать, что идет самое настоящее нарушение основополагающих международных норм и правил со стороны России. Сказать об этом открыто не могут, но и поддерживать это вероломство открыто никто не может при всей лояльности этих стран и при всем влиянии России на эти республики», — отметил казахстанский политолог Расул Жумалы.

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

Лидеры стран Центральной Азии без особого удовольствия восприняли антиправительственные протесты в Киеве

Кроме того, украинский сценарий явно пугает лидеров Центральной Азии, большинство которых правят своими странами десятки лет и не собираются пока покидать свои посты.

Казахстан

Россия является одним из главных стратегических и экономических партнеров Казахстана. Кроме того, два государства входят в общие интеграционные объединения, в частности, в Таможенный союз. Наблюдатели считают, что отсутствие однозначной позиции по Украине связано с желанием Астаны не обидеть одного из самых важных своих союзников.

«Помимо сдержанного отношения в ряде случаев были сделаны достаточно лояльные по отношению к России заявления. В частности, МИД Казахстана выступил с заявлением, в котором говорилось, что в Казахстане восприняли прошедший в Крыму референдум как свободное волеизъявление населения. Все остальные заявления носили общий характер. Ни осуждения, ни поддержки. Позиция осторожная и максимально удаленная», — считает казахстанский политолог Расул Жумалы.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Страны Центральной Азии в основном восприняли референдум в Крыму как волеизъявление населения полуострова

В Центральной Азии, а в Казахстане в особенности, опасаются, что крымский сценарий может повториться и здесь. Эти опасения подогреваются постоянными высказываниями российских политиков, в частности, лидера ЛДПР Владимира Жириновского, который, рассуждая о будущем региона, в качестве одного из вариантов предложил создать центральноазиатский округ в составе России. Однако и в этом случае официально страны не высказали свое недовольство.

«Это не первое и единственное заявление Жириновского. Он озвучивает то, что вполне может быть в головах российских политиков, которые сами боятся открыто это высказать. Эту миссию они предоставили Жириновскому. Похожие заявления из уст лидера крупной российской партии звучат с начала 90-х годов, но до сих пор ни президент России, ни Дума, ни МИД страны не осудили подобные заявления. Это одно из доказательств того, что такая позиция поддерживается значительной частью российских политиков», — уверен политолог Расул Жумалы.

Узбекистан

Официальный Ташкент выразил свою позицию по Украине в двух заявлениях своего МИДа, призвав стороны «воздержаться от решения проблем насильственным путем», а также относиться «с уважением к территориальной целостности и суверенитету страны в рамках международного права и стандартов ООН».

Заявление внешнеполитического ведомства Узбекистана, как отмечает узбекский политолог Камолиддин Раббимов, носило сдержанный характер, в нем не было даже упоминания России.

Но, как утверждает эксперт, в заявлении МИД четко прослеживалось, что «власти Узбекистана выразили свой протест против аннексии Крыма и начала гражданской войны на территории Украины».

Подпись к фото,

Камолиддин Раббимов напоминает, что Ташкент не признал независимость Косово, Абхазии и Южной Осетии

С момента появления первых и пока единственных официальных комментариев Ташкента прошло несколько месяцев. Конфликт на Украине расширился, однако узбекские власти до сих пор хранят молчание.

«Ташкент не спешит поддержать Москву. Узбекистан предпочитает держать дистанцию от Москвы до появления особой необходимости в озвучивании своей позиции. На постсоветском пространстве, в рамках СНГ и ШОС, Узбекистан известен своим постоянным «особым мнением», что означает «нет» или «дайте еще подумать», — отмечает узбекский политолог Камолиддин Раббимов.

Эксперты полагают, что Россия при желании может мобилизовать все ресурсы для изменения политической власти в Узбекистан.

«Это и пугает Ташкент, и заставляет быть более осторожным и дипломатичным. Ташкент решил наблюдать так, как это делают остальные страны СНГ. Другим серьезным фактором являются мигранты, — говорит Камолиддин Раббимов. — В России трудятся миллионы граждан Узбекистана. Россия вряд ли будет использовать свои рычаги воздействия до тех пор, пока взаимоотношения сторон не достигнут точки кипения. Кроме того, у Москвы нет гарантий, что массовая депортация узбекских граждан сделает Ташкент более уступчивым».

Ранее Ташкент не признал независимость Косово, Абхазии, Южной Осетии.

Киргизия

Официальный Бишкек одним из первых в Центральной Азии прокомментировал события на Украине. Но если первоначально в общих, сдержанных заявлениях киргизских властей усматривалась поддержка Киева, то последние комментарии стали носить пророссийский характер.

МИД Киргизии 11 марта дал довольно резкую оценку Виктору Януковичу: «Не может быть легитимным президент, полностью потерявший доверие своего народа».

Подпись к фото,

Еркин Абдыразаков говорит, что многие в Киргизии поддерживают новые власти в Киеве и осуждают Москву

Однако тон меняется, когда речь идет о референдуме в Крыму: «Результаты референдума в Крыму. .. представляют собой волеизъявление абсолютного большинства населения Автономной Республики. И это тоже объективная реальность, какие бы полярные оценки не давались этому референдуму». Это выдержка из заявления МИД Киргизии от 20 марта текущего года.

Политолог из Киргизии Еркин Абдыразаков говорит, что не все в Киргизии придерживаются официальной точки зрения: «Украина всегда была близка Киргизии. В 30-годы прошлого столетия во время процесса раскулачивания в Киргизии многие киргизы нашли убежище на Украине. В самой Киргизии до сих пор проживает большая община украинцев. И поэтому многие в Киргизии поддерживают действия Киева и осуждают Москву».

«Все понимают, что мы вместе в одной стране прожили 70 лет. И без Москвы не решается ни один вопрос. Но ситуация сейчас меняется. Нынешняя киргизская молодежь больше ориентируется на Запад, чем на Москву», — добавляет он.

Но на заработки киргизской молодежи приходится ехать в основном не на Запад. Более 700 тысяч киргизов стали трудовыми мигрантами в России и Казахстане. Это самая трудоспособная часть населения. Кроме того, около 400 тысяч киргизов получили российское гражданство.

«Речь не идет о двойном гражданстве. Эти люди больше не вернутся в Киргизию из-за сложной экономической ситуации. Происходит отток трудоспособного населения. Россия заинтересована в дешевой рабочей силе, у которой нет никаких прав», — считает политолог Еркин Абдыразаков.

Таджикистан

С начала конфликта на Украине таджикские власти предпочитают не высказываться конкретно.

Подпись к фото,

Парвиз Муллоджонов говорит, что Душанбе получает много грантов от Запада, поэтому не может открыто поддерживать Москву

Эта тема фактически замалчивается в государственных СМИ и во время официальных встреч российских и таджикских политиков.

«У чиновников и проправительственных журналистов в основном пророссийские настроения. Сдержанность объясняется очень сложным положением, в котором находится Таджикистан. В экономическом плане он зависит как от России, так и от Запада. Властям страны очень важно не испортить отношения ни с той, ни с другой стороной, поэтому она открыто не поддерживает ни одну из сторон», — подчеркнул независимый эксперт из Таджикистана Парвиз Муллоджонов.

Россия имеет все виды рычагов давления на Таджикистан. Речь идет и о проблемах, связанных с таджикской оппозицией и исламскими радикалами.

Президент Рахмон находится у власти более 20 лет. Все эти годы он пользовался неизменной поддержкой Москвы, которая фактически и привела нынешнего главу государства к власти. И в этом смысле российские власти, с их особым отношением к демократии, намного ближе главам центральноазиатских государств, чем, к примеру, лидеры в Киеве и Тбилиси.

Однако самым действенным рычагом давления Москвы на Душанбе являются полтора миллиона таджикских трудовых мигрантов в России. Всякий раз, когда портятся двусторонние отношения, начинаются массовые депортации гастарбайтеров.

Таким образом, лидеры Центральной Азии, пытаются по-восточному, тихо и без резких движений, выстраивать отношения с соседями, главным из которых по-прежнему является Россия.

«В понимании нынешнего Кремля все постсоветское пространство является естественным ареалом господства России, поэтому разыгрывание русской карты и якобы защиты русских граждан, проживающих в других государствах — это лишь повод для осуществления своих стратегических и геополитических планов, главная цель которых — воссоздание и реанимация некоего подобия Советского Союза, по которому сейчас ностальгирует политический истеблишмент России», — считает казахстанский политолог Расул Жумалы.

Три фактора угрожают безопасности стран Центральной Азии

Бахром Хамроев отметил, что в регионе есть опасности посерьезнее, чем боевики-радикалы.

Тема региональной безопасности на постсоветском пространстве никогда не теряла актуальности. Если говорить о Восточной Европе, то там проблема безопасности тесно упирается в политику — решающий фактор связан именно с НАТО.

Совсем другое дело — страны Центральной Азии. Десятки лет проблема региональной безопасности в этом регионе ассоциируется с религиозными радикалами, экстремистами, нестабильной ситуацией в Афганистане.  Действительно ли все ограничивается только боевиками с не совсем понятными целями? Способна ли Турция поддерживать безопасность в регионе или преследует там совсем иные цели? Редакция CentralAsia.news обратилась за комментарием к эксперту по центральноазиатским странам Бахрому Хамроеву. 

«Строгий режим»

Собеседник начал вовсе не с традиционных фраз о международных террористах, радикализации в обществе или ситуации в Афганистане. Хамроев указал на опасность авторитарных режимов в некоторых государствах Центральной Азии, куда включил Киргизию. Он считает, что авторитарность напрямую связана с критическими проблемами внутри страны, которые переплетаются потом с общей ситуацией регионе.

— Я не случайно отметил в этом ряду Киргизию. Еще недавно ее бы вообще не включил в этот список. Однако в результате последних изменений в политической системе республики режим правления в этом государстве стал президентским. К сожалению, именно такой режим в регионе стал синонимом авторитаризма, поэтому на будущее этой страны я смотрю с обеспокоенностью, — констатировал Хамроев.

Если в Казахстане за счет природных ресурсов еще обеспечивается относительно приемлемый уровень жизни населения, то в условиях ограничений на передвижение трудовых мигрантов и ситуации с коронавирусом Таджикистан, Узбекистан залатывают дыры в бюджете за счет безудержного набирания иностранных кредитов, которые, естественно, ложатся бременем на плечи населения.

— При этом, никаких структурных реформ (за исключением некоторых косметических мер, направленных на укрепление рейтинга президента Узбекистана) ни в одной из стран не проводится. Я не ожидаю никаких позитивных изменений в этих государствах. Напротив, социальное напряжение нарастает, расслоение в обществе усиливается, что создает взрывоопасную среду, — пояснил собеседник.

Хамроев констатировал, что в этих условиях происходят локальные конфликты наподобие приграничных кыргызско-таджикских столкновений. Естественно, власти обеих республик их используют для «разогрева» патриотических настроений, ослабевших на фоне кризиса, и успешно создают образ врага, отвлекающий население от насущных проблем. Эксперт обратил внимание, что  масштабы кризиса настолько серьезны, что такие мероприятия не могут надолго отвлечь внимание народа, и проблемы лишь продолжают усугубляться.

Ширма в виде угрозы терроризма

Муссируемые темы религиозного экстремизма, международного терроризма, афганской угрозы служат факторами, отвлекающими внимание от характера захвативших власть в регионе элит, и порожденных их правлением социальных, экономических и политических проблем. Хамроев напомнил, что эти же темы используют и иностранные игроки из числа великих держав для оправдания вмешательства во внутренние дела стран Центральной Азии, влияния на политическую, социальную и культурную повестку. За постоянными рассуждениями о региональной безопасности фактически игнорируются системные нарушения прав человека в регионе, реальная несменяемость элит и коррупция, наносящие куда больший ущерб, чем любые теракты, которых  практически нет.

Игры Турции

Регион Центральной, помимо Закавказья и Ближнего Востока также входит в зону интересов Турции. Хамроев подчеркнул, что отношение Анкары к центральноазиатским республикам не отличается от подхода великих держав. Они не расценивают страны региона как полностью состоявшиеся, независимые. 

— Для них это — лишь поле влияния и «большой игры», а не субъект международной политики. Соответственно, никто не заинтересован в развитии подлинно независимых интеграционных процессов и создании большого среднеазиатского пространства, исторически объединенного географией, культурой и религией. Более того, такое пространство воспринималось бы как нежелательный вызов для существующей системы. Хотя, как я уже отметил, республики имеют все предпосылки для интеграции. Вместо этого, как особенно рельефно показали последние события на кыргызско-таджикской границе, мы видим не центростремительные, а центробежные тенденции, — выразил мнение эксперт.

Хамроев прямо заявил, что Турция с ее политикой пантюркизма, вновь взятой на вооружение с уходом премьер-министра Ахмета Давутоглу, продвигавшего концепцию неоосманизма, фактически играет на раскол среднеазиатского пространства, вбивая клин между тюркским и многочисленным таджикским, а также русским населением региона. 

Он указал, что Турция активно действует в гуманитарной сфере, продвигает пантюркистские проекты (надо понимать, что религия используется именно в этих целях). Турецкий бизнес очень активно работает в регионе. Однако у Анкары нет реальных возможностей обеспечить стабильность и полноценное экономическое и политическое развитие в регионе.  

— При этом, пантюркистский сантимент дезориентирует население, и вместо интеграционных процессов порождает напряжение и раскол. Надо понимать, что Турция является страной НАТО, причем, со второй по своей мощи армией. Естественно, такое положение нервирует как Россию, так и Китай, воспринимающих подобную ситуацию в качестве угрозы, заставляя проводить более активную, подчас силовую политику в регионе, что также не способствует стабильности, — дал оценку эксперт.

Собеседник добавил, что активность Анкары приводит лишь к дополнительной напряженности в регионе.

Средняя Азия: Бывший СССР: Lenta.ru

По какому пути движутся государства Центральной Азии? Грозит ли им вторжение боевиков-исламистов из Афганистана и ползучая экспансия Китая? Какую политику проводит тут Россия? Об этом шла речь на состоявшемся в Центре теоретической и прикладной политологии РАНХиГС научном семинаре. С докладом «Центральная Азия — регион амбициозных и уязвимых режимов» выступил политолог Аркадий Дубнов. «Лента.ру» записала основные тезисы его выступления.

За четверть века после распада СССР большая часть стран Центральной Азии вернулась к тем порядкам, которые господствовали там до советской власти. Регион постепенно скатывается к архаике, к полуфеодальной системе отношений. Прежде всего это касается Туркменистана и Таджикистана. И в каждой стране при выработке пути развития решающую роль сыграла личность главы государства.

Например, покойный туркменский президент Сапармурат Ниязов с первых лет независимости в лучших традициях средневекового эмирата сделал ставку на старейшин местных племен и сакрализацию своей абсолютной власти. В Таджикистане Эмомали Рахмон сначала опирался на кулябский клан, затем — на выходцев из родного ему города Дангара, а потом и вовсе только на свою семью. В то же время президент Казахстана Нурсултан Назарбаев решился провести модернизацию страны, предоставив населению некоторую экономическую свободу. В Киргизии 15 лет относительно демократического (особенно на фоне соседей) правления Аскара Акаева заложили серьезный фундамент, позволяющий сейчас худо-бедно решать многочисленные внутренние проблемы.

В России и на Западе принято рассматривать страны Центральной Азии как нечто целостное и одинаковое, без особых различий. Так зачастую воспринимают регион и в Евросоюзе, и в США, и в Японии. Скажем, в ЕС привыкли видеть его только в качестве источника трудовых и сырьевых ресурсов, а также рынка сбыта товаров. Но, к сожалению, Центральная Азия так и не состоялась как единый регион.

К этому выводу, в частности, приходят такие известные киргизские аналитики, как экс-глава МИД Киргизии Муратбек Иманалиев и политолог Валентин Богатырев. Они рассматривают три главных проекта, которые потенциально могли бы обеспечить Центральной Азии некоторую целостность, но ни один из них пока не достиг этой цели.

Первый из проектов — это Евразийский экономический союз (ЕАЭС), на деле преимущественно политический, созданный в январе 2015 года по инициативе России и Казахстана. Большинством элит центральноазиатских государств он воспринимается в качестве опосредованной попытки Москвы воссоздать некое подобие Советского Союза, что в конечном итоге, как им представляется, угрожает их нынешним политическим и финансовым преимуществам. Другая проблема ЕАЭС — его искусственность в сочетании с отсутствием долговременной и продуманной экономической стратегии.

Вторую концепцию — «Экономический пояс Шелкового пути», проект Китая — в столицах стран Центральной Азии расценивают как опасное стремление Пекина к ползучей экспансии в регион. Растущее китайское влияние там воспринимается как серьезная угроза даже на уровне менталитета.

Наконец, третий проект — это исламский фундаментализм в самом общем виде, активно распространяющийся в Центральной Азии в широких слоях населения. Главная тому причина — понятность и доступность для массового сознания исламистских идей, апеллирующих к простым и ясным понятиям о справедливости.

Сессия Совета коллективной безопасности Организации Договора о коллективной безопасности и заседание Высшего Евразийского экономического совета на высшем уровне

Фото: Дмитрий Духанин / «Коммерсантъ»

Что касается Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) как военно-политического «зонтика» над ЕАЭС, то на сегодняшний день эта структура не может быть востребована для решения конфликтов, подобных украинскому, войне в Сирии, клинчу в отношениях России и Турции, а теперь и обострению в Нагорном Карабахе.

Например, недавно озвученная позиция Белоруссии по поводу эскалации карабахского конфликта, где Минск фактически встал на сторону Баку, привела к дипломатическому скандалу с Арменией. Казахстан и Киргизия дистанцировались от этого, а Россия в очередной раз попыталась выступить в роли посредника между враждующими сторонами. Если международным посредникам удастся договориться о вводе в зону конфликта миротворческого контингента, то вряд ли ОДКБ будет иметь к нему отношение.

Надо понимать, что правящие режимы Центральной Азии не разделяют социально-политическую стабильность как условие развития своих стран и стабильность как гарантию собственной устойчивости. Лидеры некоторых государств склонны рассматривать коллективные силы оперативного реагирования ОДКБ как последний ресурс в случае угрозы своей власти. Особенно эта тенденция усилилась теперь, на фоне постоянных разговоров об угрозе массового проникновения в регион боевиков-исламистов из Афганистана. Хотя есть серьезные сомнения, что даже сконцентрированные в северных афганских провинциях вооруженные формирования моджахедов стремятся перейти Пяндж.

Авторитет евразийских структур был сильно подорван событиями двухлетней давности в Крыму и Донбассе. Раздававшаяся из Москвы риторика о защите интересов русскоязычного населения за пределами России сильно встревожила Казахстан. Астане тогда пришлось постоянно лавировать между стремлением сохранить добрососедские отношения с Москвой и отражением политических атак казахских национал-радикалов.

В результате, выступая недавно в вашингтонском Центре Карнеги, президент Назарбаев недвусмысленно дал понять, что Россия — лишь один из векторов внешней политики Казахстана, наряду с Евросоюзом, Китаем и странами Юго-Восточной Азии. Нынешняя казахстанская элита рассматривает ЕАЭС исключительно в качестве среднесрочного (если не краткосрочного) тренда развития страны.

Скорее всего, в недалеком будущем в ЕАЭС вступит Таджикистан. В Душанбе видят, как успешно пользуется членством в союзе соседняя Киргизия, чьи граждане могут работать в России в качестве трудовых мигрантов на льготных условиях — без оформления патентов и с упрощенным порядком регистрации. Для Таджикистана, где суммарный размер денежных переводов от граждан, работающих за границей, вполне сопоставим с государственным бюджетом, это очень сильный аргумент.

Кандидат в президенты Кыргызстана Алмазбек Атамбаев встречается с избирателями, октябрь 2011 года

Фото: Владимир Воронин / AP

Для России в свое время было очень важным вступление Киргизии в ЕАЭС, поскольку это наглядно демонстрировало незыблемость позиций Москвы в регионе. На сегодняшний день Киргизия — наш самый надежный и лояльный союзник в Центральной Азии. Нынешний президент страны Алмазбек Атамбаев, помня об ошибках своего предшественника Курманбека Бакиева, постоянно обманывавшего Москву и в конечном итоге за это поплатившегося, старается проводить разумную и взвешенную политику, выстраивая отношения с Россией.

Но в диалоге с российским руководством он умело отстаивает интересы Киргизии — например, в ЕАЭС страна вступила, выторговав достаточно выгодные для себя условия. Атамбаев искусно балансирует между Россией и Китаем, влияние которого в Киргизии постоянно растет. Достаточно сказать, что экономика страны, по его словам, уже сейчас на 30 процентов зависит от китайских кредитов, и киргизский президент не стремится увеличить эту долю, предпочитая рассчитывать на заимствования из других источников, в частности — из российских.

Москва практически ежегодно поддерживает бюджет Киргизии беспроцентными кредитами. Недавно на поддержку киргизского бюджета был направлен очередной грант в 30 миллионов долларов. Но это не мешает Бишкеку демонстративно высказывать недовольство, когда Россия срывает выполнение своих обязательств.

В январе этого года парламент Киргизии денонсировал соглашения о строительстве Россией Камбар-Атинской ГЭС и Верхне-Нарынского каскада ГЭС, своевременно не профинансированные Москвой. С другой стороны, на днях «Газпром» согласился снизить для Киргизии цену на газ на 10 процентов: со 165 долларов за тысячу кубометров до 150 долларов.

Бишкек в диалоге с Москвой старается также избегать ловушек исторических обид, способных омрачить отношения двух стран. Летом этого года будет отмечаться столетие Туркестанского восстания 1916 года против колониальной политики Российской империи. В Киргизии его жестокое подавление царскими войсками привело к тяжелым моральным, экономическим и демографическим последствиям для местного населения.

Современные киргизские радикалы-националисты уже сейчас готовятся встретить этот печальный юбилей под антироссийскими лозунгами, что очень беспокоит власти страны. Траурные мероприятия в Киргизии намечены на август 2016 года, и в Бишкеке, очевидно, надеются, что в них примет участие и российское руководство. Если это произойдет, то такой шаг окажется, без преувеличения, мудрым решением, способным смягчить остроту восприятия весьма деликатной темы.

Что касается возможности влияния России на регион с помощью «мягкой силы», то здесь в последнее время приходится только недоумевать. Потенциал использования таких механизмов в Центральной Азии до сих пор очень высок, поскольку основная масса населения мало что получила за годы независимости и с ностальгией вспоминает советские времена. Но у нас почему-то к этому относятся очень небрежно.

Например, находящийся в Душанбе Российско-таджикский (славянский) университет с конца 2015 года не получает финансирование из России. В результате в вузе, способном стать идеальным инструментом применения нашей «мягкой силы», весь образовательный процесс сейчас на грани срыва. Если мы не будем обучать таджикских студентов у них на родине, то довольно-таки быстро найдутся другие желающие — и еще неизвестно, какие науки они станут там преподавать.

Роза Отунбаева во время посещения войсковой части № 52806

Фото: Дмитрий Мотинов / ТАСС

Другой пример: в Киргизии — почти поголовно русскоязычном и наиболее дружественном нам государстве Центральной Азии — в последнее время наблюдается острейший дефицит литературы на русском языке. Бывший президент страны Роза Отунбаева, которую многие в Москве почему-то считают прозападным политиком, сейчас возглавляет Международный общественный фонд «Инициатива Розы Отунбаевой» и занимается образовательными программами. По ее словам, в стране катастрофически не хватает учебно-методической литературы, необходимы также курсы повышения квалификации учителей русского языка.

В то же время сейчас в Киргизии очень ощутима «мягкая сила» Китая (например, Института Конфуция). В стране также работают представители американского «Корпуса мира» и Британского совета, японские и корейские волонтеры.

Тем не менее, как уже говорилось, подавляющее большинство населения Центральной Азии по-прежнему тяготеет к России, поэтому потребность в нашей «мягкой силе» в регионе пока остается высокой. Но как сложится ситуация для нас через несколько лет, когда окончательно уйдет старшее поколение, в какую сторону будет смотреть нынешняя молодежь, пока неясно.

Какими быть городам Центральной Азии? – Газета.uz

В государствах Центральной Азии нарастает процесс урбанизации. Плюсы и минусы, которые он несет с собой, были обсуждены 9 октября на международном семинаре «Урбанизация в странах Центральной Азии: текущее состояние, проблемы, перспективы».

Семинар был организован в рамках проекта, реализуемого Центром экономических исследований (ЦЭИ, Узбекистан) при техническом содействии ЭСКАТО (Экономическая и социальная комиссия ООН для Азии и Тихого океана), а также представительства Программы развития ООН в Узбекистане.

В обсуждении приняли участие координаторы и национальные консультанты проекта из стран Центральной Азии, специалисты государственных органов, исследовательских центров, институтов гражданского общества, международных организаций, эксперты.

Урбанизация является одним из проблемных вопросов стран Центральной Азии в силу опережающего демографического роста, миграционных процессов и растущей доли городского населения, отмечалось на мероприятии.

По оценкам ООН население Центральной Азии к 2050 году увеличится в 1,3 раза и достигнет 82 миллионов человек, 55,2% из которых будут жить в городах.

В настоящее время у городов стран региона есть такие общие проблемы, как уровень и качество городской инфраструктуры. По мнению участников семинара, требуют улучшения и механизмы управления и планирования городским развитием.

Экономики стран Центральной Азии переживают трансформационные процессы, при которых миграция сельского населения в города и соответственно нагрузка на последние будет увеличиваться. В этих условиях важным становится вопрос, насколько готовы города региона в наплыву жителей в средне- и долгосрочной перспективе, какой при этом должна быть политика урбанизации и какие институты и инструменты нужны для ее реализации.

«Сегодня каждая страна региона занимается проблемами, связанными с урбанизацией, не выходя за свои рамки. Данный семинар является попыткой регионального диалога по данной проблеме, — отметил в интервью координатор исследований ЦЭИ Бахтиёр Эргашев. — Надеемся, это обсуждение станет основой для формирования общей платформы обсуждения проблем урбанизации в странах Центральной Азии».

«Буквально с первых минут дискуссии стало ясно, что есть проблемы, характерные для всех стран региона, и в то же время у каждой из них есть особенности, — продолжил он.

 — Поэтому задача семинара — увидеть общее, понять различия, постараться найти совместную платформу для дальнейшего диалога: что мы можем делать вместе, какие направления представляют интерес общерегиональный. Семинар может стать началом постоянного обмена информацией, опытом и на его основе поиска каких-то общих решений. Проблемы, связанные с урбанизацией, нужно обсуждать и искать решения вместе».

Международный семинар стал второй фазой совместного проекта ЦЭИ, ЭСКАТО и ПРООН. В прошлом году в Ташкенте состоялся круглый стол по вопросам состояния городской инфраструктуры в Узбекистане, демографических и миграционных вопросов в контексте урбанизации. Исследование процесса в центральноазиатском ракурсе является логическим продолжением данных исследований.

«Актуальность поднятых на рабочей встрече вопросов понятна — города региона растут. Это, с одной стороны, экономическая возможность, потому что плотность населения, процесс урбанизации часто сопровождают развитие индустриализации, — отметил в интервью международный эксперт проекта, специалист Российской дипломатической академии Иван Сафранчук.

 — С другой стороны, есть примеры, когда перемещение сельских жителей в города становится социальной и даже политической проблемой, мешающей городскому развитию. Поэтому проект нацелен на анализ опыта урбанизации в странах Центральной Азии, разработку рекомендаций для перспектив на будущее с учетом международного опыта, прежде всего, азиатского».

«Если в Европе урбанизация носила больше эволюционный характер, то в Азии во второй половине 20 века урбанизация была больше плановой на основе каких-то разработанных моделей. И этот опыт говорит о том, что урбанизацию можно и нужно тщательно планировать», — подчеркнул эксперт.

ИНТЕРВЬЮ-Центральная Азия должна приспособиться к низким ценам на нефть — Всемирный банк

Олжас Ауезов, Рейтер

(Рейтер) — Странам богатой энергоресурсами Центральной Азии предстоит еще многое сделать, чтобы приспособиться к более низким ценам на нефть, в том числе провести масштабные реформы, чтобы вновь стать конкурентоспособными, сказал в интервью Рейтер главный экономист Всемирного банка.

Рабочие готовят оборудование для добычи нефти на месторождении компании Разведка Добыча Казмунайгаз в Кызылординской области Казахстана 21 января 2016 года. REUTERS/Shamil Zhumatov

Если государства этого не сделают, это может подорвать власть правящих элит и спровоцировать серьезные политические риски, сказал Ганс Тиммер, главный экономист регионального управления Всемирного банка по Европе и Центральной Азии.

“Беспокойство среди населения… надо воспринимать всерьез. Помните “Арабскую весну”? Или популизм в Европе и США? Нечто подобное может произойти и в Центральной Азии, если не будут внесены изменения”, — сказал он.

Хотя экспортерами энергоресурсов являются лишь Казахстан, Туркмения и Узбекистан, два других государства — Киргизия и Таджикистан — также косвенно получают доход от продажи сырья, преимущественно за счет денежных переводов сотен тысяч своих граждан, работающих в России.

После падения цен на нефть валюты этих пяти стран резко снизились к доллару, в то время как рост их экономик существенно замедлился.

“Главная задача (центральноазиатских стран) — изменение баланса их экономик, чтобы приспособиться к новой экономической реальности более низких цен на нефть, наблюдающихся с 2014 года”, — сказал Тиммер.

Другие важные проблемы, с которыми сталкивается 70-миллионное население Центральной Азии — изменения в экономике Китая и глобальные технологические перемены, сказал он.

Тиммер сравнил нынешнюю ситуацию с началом 1990-х годов, когда республики бывшего СССР погрузились в нищету и хаос и были вынуждены быстро и под давлением осуществлять реформы.

“Я думаю, что этот риск (повторения событий начала 1990-х) присутствует и что все должны извлечь уроки из этого опыта, — сказал он. — Отсутствие трансформации — огромный риск”.

UBER ДЛЯ ТРАКТОРОВ

Экономики региона утратили конкурентоспособность во время бума, подогретого высокими ценами на нефть, когда значительные средства вкладывались в сектора, производящие товары для внутреннего рынка, в частности строительство и недвижимость, сказал Тиммер.

Сегодня серьезные опасения связаны с государственными финансами — страны Центральной Азии берут займы для финансирования своих расходов — и с финансовым сектором, обремененным плохими кредитами.

Однако суть реформ должна касаться улучшения делового климата.

“В конечном счете целью должно быть формирование среды, в которой будут создаваться новые рабочие места”, — сказал Тиммер.

Регион должен использовать все возможности, к примеру, развивать растениеводство в Узбекистане, где аграриям нужен доступ к кредитам, равные условия и помощь во внедрении новых технологий, сказал Тиммер.

Узбекистану, по его словам, может быть выгодна система аренды тракторов и другой сельхозтехники “наподобие Uber”.

Превращение Китая в экспортера прямых иностранных инвестиций и инициатива “Один пояс — один путь” — еще одна возможность для региона, который, после девальвации местных нацвалют, может предложить более дешевую рабочую силу, чем сама КНР.

ГИБКОСТЬ

Китай также может послужить хорошим примером политической гибкости для региона, где господствуют автократические правительства и где личные интересы порой препятствуют переменам, сказал Тиммер.

В ответ на вопрос о возможности проведения глубоких структурных экономических реформ без политических он сказал: “Все зависит от того, насколько существующие политические силы видят неотложность и необходимость реформ”.

Ссылаясь на свой опыт работы с китайским правительством над программой развития страны до 2030 года, Тиммер сказал, что был удивлен тому, “насколько они хотели изменить свою политику, иногда и на все 180 градусов”.

“Вам нужно такое же отношение”, — сказал он.

Он подчеркнул, что важно избегать таких шагов, как спасение за счет государства компаний, принадлежащих элите, и необходимо обеспечить возможность принятия решений на низовом уровне.

“Во всех странах в регионе, за исключением, пожалуй, Киргизии, сложилась традиция регулирования экономики “сверху вниз”. Но наилучшим решением будет хотя бы частично исходить из подхода “снизу вверх”, — добавил он.

Перевели Марина Боброва и Вера Сосенкова

Население и этнографические особенности Азии

До сих пор идет дискуссия о том, в каком регионе происходило превращение человекообразных обезьян в людей. В Азии найдены костные останки третичных человекообразных обезьян-антропоидов (10-19 млн. лет).

По последним данным предки древнейших людей представленных в Азии питекантропами Явы и синантропами Китая, а также близкими к ним гоминидами Лаоса и Китая, пришли на эти территории около 1 млн. лет назад. Останки неандертальцев (400-200 тыс. лет) найдены почти во всех странах Азии. В Юго-западной Азии найдены останки так называемых «прогрессивных неандертальцев» отличавшихся достаточно высоким уровнем хозяйственно-культурной деятельности. Интересно, что у палестинских неандертальцев уже имеются признаки позднейших австралоидов, негроидов, европеоидов, а может быть и монголоидов.

Так или иначе, но в эпоху позднего палеолита (40-16 тыс. лет до Н.Э.) и мезолита (15-8 тыс. лет до Н.Э.) на территории Азии уже были представлены почти все основные расы, существующие до настоящего времени.

Вообще современный антропологический состав народов Азии очень сложен и разнообразен. В этническом плане население Азии относится к 9 языковым группам и говорят почти на 600 языках. К крупнейшим народам мира относятся:

Китайцы – 1200 млн. – 1600 млн.
Хиндустанцы – 250 млн. (Индия)
Бенгальцы – 200 млн. (Индия, Бангладеш)
Японцы – 150 млн.
Пенджабцы – 100 млн. (Индия, Пакистан)
Бихарцы – 100 млн. (Индия).

Основные черты современной религиозной ситуации в странах Азии сложились достаточно давно, еще в период Средневековья.

Ислам в форме шиизма является господствующей религией в Ираке и южных районах Ирака. Зейдизм – в Йемене. В форме суннизма ислам преобладает почти во всех остальных странах Юго-западной Азии (кроме Израиля, Ливана и Кипра). Ислам исповедуют также большинство населения Афганистана, Пакистана, Бангладеш, Индонезии и Малайзии. Много мусульман в Индии (особенно в штате Кашмир) и в Китае.

Индуизм распространен почти исключительно в Индии, Непале, Бангладеш и Шри-Ланке (у тамилов), немного в Пакистане. Из индуизма в древности выделился джайнизм (6 век до Н.Э.) и сикхизм (16 век), обе эти религии остались индийскими, а вот буддизм (500 год до Н. Э.) стал мировой религией. В настоящее время он распространен в форме ламаизма в Непале, Бутане, Монголии, КНР. Различные секты северного буддизма – махаяны распространены в КНР, Корее, Японии и Вьетнаме. Буддизм в южной форме хинаяны, или тхеравады стал господствующей религией в Шри-Ланке, Бирме, Таиланде, Камбодже, Лаосе. Как ни парадоксально в самой Индии буддизм почти не исповедуется.

Христианство господствующей религией является лишь на Филиппинах (внедрено испанцами). Сравнительно много христиан в Ливане, в Южной Индии и некоторых районах Индонезии.

В Израиле государственной религией является иудаизм (с 1 тысячелетия до Н.Э.).

В Китае в 1-2 веках Н.Э. оформились в качестве религий даосизм и конфуцианство. Конфуцианство до 1911 года было государственной религией Китая. Получило распространение также в Японии и Вьетнаме.

В Японии на базе местных анимистических верований и шаманских культов сформировался в раннефеодальном периоде синтоизм, ставший национальной религией японцев.

Как уже отмечалось, по численности населения Азия далеко опережает остальные части света. Естественный прирост населения Зарубежной Азии дает примерно 60% прироста народонаселения мира. Большая часть населения региона живет в 4 крупнейших странах:

  • Китае,
  • Индии,
  • Индонезии,
  • Японии.

В динамике роста населения Азии за последние столетия происходили большие колебания. До начала 19 века население Азии росло быстрее, чем во всем остальном мире и составляло в 1800 году примерно 600 млн. человек (65,6% населения Земли). В 19 веке в связи с колониальными захватами, войнами и болезнями несмотря на биологически предельную рождаемость прирост был небольшим. В результате к 1920 году удельный вес Азии в населении мира снизился до 53,3%.

Лишь с 30/х годов 20 века естественный прирост населения за счет сокращения смертности стал самым высоким в мире. После 1950 года темпы естественного прироста в ряде стран возросли до 3% в год. Это явление и получило название «демографического взрыва». С 60/х годов 20 века в Индии, Пакистане, Шри-Ланке, позже в Китае и других странах стала осуществляется «политика планирования семьи» направленная на сокращение рождаемости. Программы планирования семьи в настоящее время формально охватывают 80% населения Зарубежной Азии.

Характерной особенностью стран зарубежной Азии является то, что мужчины имеют большую среднюю продолжительность жизни, чем женщины (во всем остальном мире наоборот). Поэтому в половом составе преобладают мужчины. Так в Индии на 1000 мужчин приходится 940 женщин, в Шри-Ланке — 897. Наиболее велик разрыв между численностью мужчин и женщин в крупных городах, что связано с преобладанием миграции мужчин в город.

Механическое движение населения не играет значения в динамике населения. В настоящее время вне Азии живет лишь около 10-15 млн. выходцев из нее.

Однако всегда были развиты межгосударственные миграции (особенно крупные из Пакистана в Индию – 10 млн., из Индии в Пакистан – 8 млн. человек).

Средняя плотность населения – свыше 130 чел. /км2. Размещено население по территории крайне неравномерно. Наиболее густо заселены удобные для интенсивного поливного земледелия долины рек и прибрежные равнины.

К числу наиболее плотно заселенных районов с древней культурой рисосеяния относятся приморские районы и долины крупнейших рек Южного и Центрального Китая, низменности на юге Японии, долины рек Ганга и Брахмапутры и восточное побережье Индостана, долина реки Меконг в Индокитае, южная часть Кореи, остров Ява и некоторые другие районы Индонезии. В перечисленных районах сосредоточенно до 75% населения Зарубежной Азии. Некоторые из этих районов имеют чрезвычайно высокую плотность сельского населения – до 1,5 – 2 тыс. чел./км2. Такая большая плотность населения обусловлена трудоемкой культурой риса, дающего 2 — 3 урожая в год.

Вместе с тем Центральная Азия и часть Юго-Западной Азии заселены крайне редко, главным образом кочевниками – скотоводами. Обширные территории, занятые пустынями, полупустынями и горными хребтами вообще не имеют постоянного населения: пустыни Руб-эль-Хали в Саудовской Аравии, Деште-Кевир в Иране, Такла-Макан и Гоби в Центральной Азии, высокогорные области Тибета, Гиндукуша, Гималаев. Наименьшую плотность населения среди стран региона имеет Монголия (чуть более 1 чел. км2), самую большую Бангладеш (почти 800 чел. км2).

Хотя нынешний уровень урбанизации в Зарубежной Азии значительно ниже, чем в других частях света, темпы роста городского населения постоянно возрастают. Особенности урбанизации в Азии – опережающие темпы роста городского населения в развивающихся странах по сравнению с темпами роста промышленности, строительства и инфраструктуры. Происходит так называемая «ложная урбанизация», при которой рост городов сопровождается увеличением разрыва между ростом численности городских жителей и подлинным приобщением людей к городскому образу жизни по характеру занятости, уровню образования, культуры и т.д.

Специфической чертой урбанизации в странах Азии является сосредоточение основной части городских жителей в крупных городах. Доля горожан, проживающих в городах с числом жителей более 100 тыс. человек составляет здесь около 60% (в мире в целом – 40%). Около 120 городов Азии имеют население свыше миллиона человек. Больше всего городов – миллионеров в Китае, Индии, Индонезии, Пакистане и Бангладеш.

Население Центральной Азии (2021 г.)

Страны Центральной Азии
Страна Население (2020 г.)
Узбекистан 33,469,203
Казахстан 18,776,707
Казахстан 18,776,707
9,537,645
Кыргызстан 6,524,195
Туркменистан 6,031,200
  • Текущее население Центральной Азии составляет 75,810,208 по состоянию на вторник, 26 октября 2021 г., по последним данным США. Оценки Наций.
  • Население Центральной Азии составляет 0,95% от общей численности населения мира.
  • Центральная Азия занимает место 5 в Азии среди субрегионов, ранжированных по численности населения.
  • Плотность населения в Центральной Азии составляет 19 человек на км 2 (49 человек на милю 2 ).
  • Общая площадь земли составляет 3 926 790 км2 (1516 141 кв. Миль)
  • 48% населения составляет городских (35 681 394 человека в 2019 году).
  • Средний возраст человек в Центральной Азии составляет человек 27 лет.6лет .

Население Центральной Азии (2019 г. и исторические данные)

P / Km²) . 66% 900 % 19% 06%
Год Население Годовое%
Изменение
Годовое
Изменение
Мигранты (нетто) Средний возраст Плотность Городское население
Население%
Городское население Центральная Азия
Доля в
Населении мира
Население мира Центральная Азия
Место в пределах
Азия
2020 74 338 950 1,171,788 -55,900 27,6 2,75 19 48% 35,681,394 1,0% 7,794,798,739 5
2020 74,338 1,126,850 -55,863 26,6 2,76 19 48,0% 35,681,394 1,0% 7,794,798,739 5
2019 73,212,100 900,1004962% -55863 26,6 2,76 18 48,1% 34,625,723 0,9% 7 631 091 040 5
2017 70 867 472 1.71% 1,194,543 -55,863 26,6 2,76 18 48,1% 34,105,688 0,9% 7,547,858,925 5
% 2016 69,672,929 1,40 1,192,920 -55,863 26,6 2,76 18 48,2% 33,586,961 0,9% 7,464,022,049 5
2015 68,480,009 75% 1,134,984 -37,400 26,3 2,76 17 48,3% 33,056,520 1,0% 7,379,797,139 5
2010% 62,80165,088 1,40 871,036 -92,100 25,0 2,67 16 48,3% 30,303,556 1,0% 6,956,823,603 5
2005 58,449,910 1% 620,810 -128,300 23,9 2,53 15 47% 27,488,774 1,0% 6,541,907,027 5
% 55,31645,860 0,89 435 345 -366 700 22,6 2,89 14 45,8% 25,366,414 1,0% 6,143,493,823 5
1995 53,169,136 1 609,247 -445,400 21,7 3,58 14 45,5% 24,174,511 1,0% 5,744,212,979 5
% 1990 50,122,901
1. 0095
924 222 -245 700 21,6 4,00 13 45,4% 22,756,131 1,0% 5,327,231,061 5
1985 45,501,790 882,727 -139,200 21,3 4,14 12 45,6% 20,749,768 1,0% 4,870,921,740 5
% 1980 41,088,155 900 2,0 794,614 -78,300 20,5 4,51 10 45,4% 18,659,188 1,0% 4,458,003,514 5
1975 37,115,087 25% 780,700 -3,200 19,6 5,03 9 44,5% 16,520,248 1,0% 4,079,480,606 5
% 1970 33,211,589 2,949 860,554 163,500 19,2 5,16 8 43% 14,274,089 1,0% 3,700,437,046 5
1965 28,908,817 52% 917,511 207,800 20,5 5,57 7 25,3% 7,302,939 1,0% 3,339,583,597 5
% 1960 24,321,264 3,49 809,659 230,300 22,6 5,32 6 39,1% 9,501,070 0,9% 3,034,949,748 5
1955 20,272,967 3. 04% 564,684 153,600 23,5 4,86 ​​ 5 36% 7,302,939 0,8% 2,773,019,936 5

Прогноз численности населения Центральной Азии

Год Население Ежегодно%
Изменение Ежегодное
Изменение Мигранты (нетто) Средний возраст Коэффициент фертильности Плотность (P / км²) Городское население
% Городское население Центральной Азии 992 Доля населения мира
Население мира Центральная Азия
Место в
Азии 2020 74,338,950 1.66% 1,171,788 -55,900 27,6 2,75 19 48% 35,681,394 1,0% 7,794,798,739 5 2025 79,416,023 9003 1,3 1,015,415 -42,900 28,8 2,77 20 48,4% 38,431,900 1,0% 8,184,437,460 5 2030 83,843,305 1 09% 885,456 -42,900 29,5 2,76 21 49,4% 41,413,683 1,0% 8,548,487,400 5 2035 88,162,015 900 863,742 -42,900 29,9 2,75 22 50,8% 44,820,321 1,0% 8,887,524,213 5 2040 92,540,330 97% 875,663 -42,900 30,7 2,76 24 52,6% 48,722,481 1,0% 9,198,847,240 5 2045 96,680,165 900 0,89 827 967 -42 900 31,9 2,79 25 54,8% 52,952012 1,1% 9,481,803,274 5 2050 100,250,169 73% 714 001 -42 900 33,2 2,81 26 56,9% 57,086,385 1,1% 9,735,033,990 5

Примечания

Население Центральной Азии ) Счетчик показывает постоянно обновляемую оценку текущего населения Центральной Азии, полученную с помощью алгоритма RTS Worldometer, который обрабатывает данные, полученные от Отдела народонаселения ООН.

График Население Центральной Азии (1950 — 2019) показывает общую численность населения на 1 июля каждого года с 1950 по 2019 год.

Годовой темп роста населения График отображает годовые процентные изменения зарегистрированного населения 1 июля каждого года с 1951 по 2019 год. Это значение может отличаться от % изменения за год , показанного в исторической таблице, которая показывает эквивалентное процентное изменение за последний год, предполагая однородное изменение за предыдущий пятилетний период.

Определения

Год : по состоянию на 1 июля указанного года.

Население : Общая общая численность населения (обоих полов и всех возрастов) в субрегионе по состоянию на 1 июля года, указанная по оценке Департамента народонаселения Департамента по экономическим и социальным вопросам Организации Объединенных Наций. Перспективы народонаселения мира: редакция 2019 г. Для прогнозируемых лет используется вариант средней рождаемости ООН.

Годовое изменение в% : На 2019 год: процентное изменение общей численности населения за последний год (с 1 июля 2018 года по 30 июня 2019 года).Для всех остальных лет: эквивалент годового процентного изменения за последний год, предполагающий однородное изменение за предыдущий пятилетний период, рассчитанный путем обратного сложения.

Годовое изменение : На 2019 год: абсолютное изменение общей численности населения (увеличение или уменьшение количества людей) за последний год (с 1 июля 2018 года по 30 июня 2019 года). Для всех остальных лет: среднегодовое численное изменение за предыдущий пятилетний период.

Мигрантов (нетто) : Среднее годовое количество иммигрантов за вычетом количества эмигрантов за предыдущий пятилетний период (с 1 июля по 30 июня начального и последнего года) или последующий пятилетний период (за 2016 год). данные).Отрицательное число означает, что эмигрантов больше, чем иммигрантов.

Средний возраст : возраст, при котором население делится на две численно равные группы: половина людей старше указанного среднего возраста, а половина моложе. Этот параметр указывает возрастное распределение.

Коэффициент фертильности : (Общий коэффициент фертильности или СКР) выражается в количестве детей на женщину. Он рассчитывается как среднее количество детей, которые средняя женщина будет иметь в репродуктивном периоде (от 15 до 49 лет), на основе текущих показателей фертильности для каждой возрастной группы в странах Центральной Азии и при условии, что она не подвержена смертности. .

Плотность (P / км²) : (Плотность населения) Население на квадратный километр (км²).

Городское население% : Городское население как процент от общей численности населения.

Городское население : Население, проживающее в районах, классифицируемых как городские в соответствии с критериями, используемыми каждой страной.

Доля Центральной Азии в мировом населении : Общая численность населения в процентах от общей численности населения мира на 1 июля указанного года.

Население мира : Общее население мира на 1 июля указанного года.

Место в Азии : Позиция, которую занимает Центральная Азия в списке всех регионов Азии, ранжированных по численности населения (от самой высокой до самой низкой) по состоянию на 1 июля указанного года.

См. Также

Рост населения Центральной Азии — The Diplomat

Реклама

Для большей части бывшего советского пространства любой демографический анализ фокусируется на значительном прогнозируемом сокращении населения региона. Освещение надвигающегося краха России часто является самой популярной региональной темой, настолько, что эта реальность даже вызвала (ошибочно) сопротивление.

Новый раунд прогнозов Организации Объединенных Наций подтверждает эту реальность, но показывает, как Центральная Азия противостоит этой региональной тенденции. В то время как Россия, Кавказ и Прибалтика, вероятно, будут кровоточить среди жителей в ближайшие десятилетия, в каждом центральноазиатском государстве почти наверняка будет увеличиваться численность населения в течение 2100 года. круто, по прогнозам ООН, ныряние в другом месте будут. В России, по данным ООН, к 2100 году ожидается 18-процентный спад, с 143 457 000 нынешних граждан до 117 445 000 за 85 лет.Беларусь и Армения, партнеры Казахстана по Евразийскому союзу, увидят спад на 27 процентов и 41 процент соответственно. Даже в Азербайджане, несмотря на схожий этнокультурный состав со своими соседями по Каспию, к 2100 году население несколько сократится.

Центральная Азия, однако, противостоит этой тенденции на постсоветском пространстве. Лидирует Таджикистан: ООН прогнозирует ошеломляющий рост на 119 процентов в период с 2015 по 2100 год, в результате чего население увеличится с 8 482 000 до 18 559 000 человек.Хотя и не такими темпами, Кыргызстан по-прежнему может похвастаться впечатляющими 52-процентными прогнозируемыми темпами роста. И Казахстан, несмотря на стареющее славянское население, имеет удивительный прогноз роста в 40 процентов — по-видимому, почти полностью за счет тюркского населения (а). Между тем, в Узбекистане и Туркменистане рост будет выражаться однозначными цифрами — умеренно, но тем не менее. С точки зрения чистой численности, порядок региона, по-видимому, останется таким же, как и в настоящее время: в Узбекистане останется самое большое население региона, за ним следуют Казахстан, Таджикистан, Кыргызстан и Туркменистан.

Однако, хотя этим государствам, по-видимому, удастся избежать надвигающихся проблем, с которыми сталкиваются страны с сокращающимся населением, прогнозируемый рост в Центральной Азии — особенно в Кыргызстане и Таджикистане — только усугубит текущие структурные недостатки. Ограниченные возможности трудоустройства, реалии изменения климата, споры по поводу использования воды и границы — все это будет только возрастать по мере роста населения. Внешняя миграция, хотя на данный момент задерживается, скорее всего, ослабит предстоящее давление.И не только в России: например, в Китае прогнозируется спад на 27% к 2100 году. (Индия, с другой стороны, ООН прогнозирует рост населения на 27% на человек).

Наслаждайтесь этой статьей ? Нажмите здесь, чтобы подписаться на полный доступ. Всего 5 долларов в месяц.

Но до этих сдвигов осталось много лет. На данный момент ООН может помочь составить более точную картину будущего Центральной Азии на десятилетия вперед, но именно местные органы власти должны будут предоставить средства для подготовки к проблемам, которые вырисовываются в будущем.

Население Средней Азии 2100

2100

Численность населения: 114 922 970

НаселениеPyramid.net

Центральная Азия — 2100
Население: 114 922 970

Новое: обновлено номерами 2019 года

Посмотрите другие наши визуализации

Другие индикаторы, отображаемые на картах:

(Пока только на английском языке)
  • Коэффициент подростковой фертильности (рождений на 1000 женщин в возрасте 15-19 лет)
  • Возраст вступления в первый брак, женщины
  • Возраст вступления в первый брак, мужчин
  • Возрастная зависимость (% от трудоспособного населения)
  • оценочных смертей от СПИДа (оценки ЮНЭЙДС)
  • Охват антиретровирусной терапией для ППМР (% беременных, живущих с ВИЧ)
  • Охват антиретровирусной терапией (% людей, живущих с ВИЧ)
  • Необработанная рождаемость (на 1000 человек)
  • Роды в присутствии квалифицированного медицинского персонала (% от общего числа)
  • Дети (0-14), живущие с ВИЧ
  • Дети с лихорадкой, получающие противомалярийные препараты (% детей в возрасте до 5 лет с лихорадкой)
  • Полнота регистрации рождений (%)
  • Полнота регистрации смерти с указанием причин смерти (%)
  • Распространенность диабета (% населения в возрасте от 20 до 79 лет)
  • Лечение диареи (% детей до 5 лет, получающих пероральную регидратацию и продолжающих кормить)
  • Общий коэффициент фертильности (рождений на одну женщину)
  • ВНД на душу населения, метод Атласа (текущие долл. США)
  • Расходы на здравоохранение на душу населения (в тек. Долл. США)
  • Расходы на здравоохранение на душу населения, ППС
  • Частные расходы на здравоохранение (% ВВП)
  • Государственные расходы на здравоохранение (% ВВП)
  • Расходы на здравоохранение, всего (% ВВП)
  • коек (на 1000 человек)
  • Иммунизация, БЦЖ (% от годовалых детей) — Турберкулез
  • Иммунизация, АКДС (% детей в возрасте от 12 до 23 месяцев) — дифтерия, коклюш (коклюш) и столбняк
  • Иммунизация, HepB3 (% от годовалых детей) — Гепатит B
  • Иммунизация, Hib3 (% детей в возрасте от 12 до 23 месяцев) — менингит, пневмония и эпиглоттит
  • Иммунизация от кори (% детей в возрасте 12-23 месяцев)
  • Иммунизация от полиомиелита (% от годовалых детей)
  • Заболеваемость ВИЧ (% от неинфицированного населения в возрасте 15-49 лет)
  • Заболеваемость малярией (на 1000 человек в группе риска)
  • Заболеваемость туберкулезом (на 100 000 человек)
  • Рабочая сила, женщины (% от общей рабочей силы)
  • Рабочая сила, всего
  • Ожидаемая продолжительность жизни при рождении, женщины (лет)
  • Ожидаемая продолжительность жизни при рождении, мужчин (лет)
  • Ожидаемая продолжительность жизни при рождении, всего (лет)
  • Уровень грамотности среди взрослых женщин (% женщин в возрасте 15 лет и старше)
  • Уровень грамотности, всего взрослого населения (% людей в возрасте 15 лет и старше)
  • Уровень грамотности, молодежь, мужчины (% мужчин в возрасте 15-24 лет)
  • Зарегистрировано
  • случаев малярии
  • Смертность, до 5 лет (на 1 000)
  • Люди, практикующие открытую дефекацию, городские (% городского населения)
  • Врачей (на 1000 человек)
  • Население в возрасте 65 лет и старше (% от общего числа)
  • Прирост населения (% в год)
  • Население, мужчин (% от общего количества)
  • Охват послеродовой помощью (% матерей)
  • Распространенность ВИЧ среди женщин (% в возрасте 15-24 лет)
  • Распространенность ВИЧ среди мужчин (% в возрасте 15-24 лет)
  • Распространенность ВИЧ, всего (% населения в возрасте 15-49 лет)
  • Распространенность избыточной массы тела среди женщин (% взрослых женщин)
  • Распространенность избыточной массы тела среди мужчин (% взрослых мужчин)
  • Распространенность избыточной массы тела (% детей до 5 лет)
  • Распространенность сифилиса (% женщин, обращающихся за дородовой помощью)
  • Государственные расходы на образование, всего (% ВВП)
  • Риск обнищания расходов на хирургическую помощь (% людей из группы риска)
  • Прирост сельского населения (% в год)
  • Зачисление в среднюю школу (% брутто)
  • Зачисление в среднюю школу мужского пола (% нетто)
  • Соотношение полов при рождении (рождений мальчиков на одного ребенка)
  • Распространенность курения, женщины (% взрослого населения)
  • Распространенность курения, мужчины (% взрослого населения)
  • Уровень самоубийственной смертности (на 100 000 населения)
  • Смертность от туберкулеза (на 100 000 человек)
  • Общая безработица (% от общей численности рабочей силы)
  • Прирост городского населения (% в год)

Центральная Азия — Centralasiengrupperna

Центральная Азия является центральным регионом азиатского континента и простирается от Каспийского моря на западе до Китая на востоке и от Афганистана на юге до России на севере. В его состав входят пять государств: Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан. Центральная Азия всегда была населена кочевыми народами, состояла из многочисленных племен и издревле служила перекрестком между разными цивилизациями. Шелковый путь соединил кочевые культуры Центральной Азии с народами Европы, Индии и Китая. На протяжении веков в Центральной Азии доминировали иранцы, тюрки, а с середины XIX века — царская Россия и Советский Союз.Таким образом, он стал свидетелем огромного количества исторических событий, и все основные религии прошли через Центральную Азию, включая буддизм, ислам, зороастризм. Все пять государств Центральной Азии получили независимость после распада Советского Союза в 1991 году и в качестве независимых государств продолжили до сих пор неизвестные процессы национального строительства и самоопределения на международной арене.

Новые независимые государства столкнулись с огромными проблемами во время обретения независимости. Широко распространено мнение, что центральноазиатские лидеры были непреднамеренными отцами-основателями. Тем не менее, лидеры осознавали крайне уязвимое положение своих стран как преждевременных состояний. Экономика стран Центральной Азии серьезно пострадала от распада СССР: отсутствие централизованного управления помешало немедленному восстановлению общих региональных систем, таких как водоснабжение и электроснабжение.

Помимо исчезновения центральных структур, государства Центральной Азии перестали получать субсидии из Москвы, которые долгое время помогали прокормить растущее население Центральной Азии.Страны оказались в затруднительном положении перед выбором: освободить свою экономику, за которой последовали экономические потрясения и серьезное обнищание их населения или выбор, как это сделали некоторые государства Центральной Азии, в значительной степени полагаться на природные ресурсы и встать на путь постепенного перехода от плановая экономика к открытой рыночной экономике.

Почти у каждого штата есть неурегулированные пограничные проблемы друг с другом, которые усиливают враждебные тенденции в регионе. Раннее советское правление гарантировало, что ни одна советская республика не будет легко унаследована от союза, и проводил границы без учета этнической принадлежности, создавая тем самым большие меньшинства в каждой стране.Ферганская долина, которую разделяют три страны — Киргизстан, Таджикистан и Узбекистан, закончилась самым сложным и деликатным делением границ. Ферганская долина — плодородный и самый густонаселенный регион в Центральной Азии, где четверть населения региона составляет более десяти миллионов человек.

Центральная Азия все чаще оказывается в ситуации, похожей на «Большую игру» 19 века между Великобританией и Российской Империей. Новая великая игра 21 века началась после событий 11 сентября, и Центральная Азия оказалась между Россией, США, Китаем, Турцией и, в некоторой степени, Ираном.Для Соединенных Штатов и их союзников этот регион стал ценным центром снабжения для ведения войны в Афганистане до 2014 года. Для России это арена, на которой она может проявить свою традиционную сферу влияния. Для Китая это источник энергии и важный партнер для стабилизации и развития беспокойной провинции Синьцзян на западе страны.

Кейс Центральной Азии — ERI

Согласно отчету ООН о мировых демографических перспективах, опубликованному 17 июня 2019 года, ожидается, что население мира увеличится на 2 миллиарда человек в течение следующих 30 лет с нынешних 7.От 7 миллиардов до 9,7 миллиардов в 2050 году. К концу 21 и века численность мирового населения, вероятно, достигнет своего пика и составит около 11 миллиардов человек. Прогнозы показывают, что наряду с ростом общей численности населения происходят очень динамичные процессы, которые вносят важные изменения в его структуру.

[/ one] Согласно докладу ООН о мировых демографических перспективах, опубликованному 17 июня 2019 года, ожидается, что население мира увеличится на 2 миллиарда человек в течение следующих 30 лет с нынешних 7.От 7 миллиардов до 9,7 миллиардов в 2050 году. К концу 21 и века численность мирового населения, вероятно, достигнет своего пика и составит около 11 миллиардов человек. Прогнозы показывают, что наряду с ростом общей численности населения происходят очень динамичные процессы, которые вносят важные изменения в его структуру.

Одним из наиболее очевидных и важных процессов является общее старение населения мира. 2018 год стал важным ориентиром, когда численность населения в возрасте 65 лет и старше превышала численность детей в возрасте до пяти лет.С увеличением продолжительности жизни и снижением рождаемости население во всем мире стареет, и в большем числе развитых стран происходит сокращение населения. С 1990 года средняя ожидаемая продолжительность жизни при рождении в мире значительно увеличилась с 64,2 года в 1990 году до нынешних 72,6 года, а к 2050 году, вероятно, достигнет 77,1 года. Доля населения в возрасте старше 65 лет увеличится с нынешних 9% до 16% к 2050 году. Эти цифры сильно различаются от страны к стране, а оценки для некоторых частей мира еще более драматичны.К 2050 году в самых богатых частях мира, таких как Северная Америка, Европа, Япония и Южная Корея, ожидается, что более четверти населения будет в возрасте 65 лет и старше. В глобальном масштабе, согласно прогнозам, к 2050 году население в возрасте 80 лет и старше увеличится втрое, увеличившись с нынешних 143 миллионов до 426 миллионов.

В то же время наблюдается четкая тенденция к снижению показателей рождаемости во всем мире. С 1990 года произошло значительное снижение коэффициента фертильности с 3,2 рождений на женщину в 1990 году до нынешних 2.5. Ожидается, что к 2050 году этот показатель снизится до 2,2, что немного выше скорости, с которой обеспечивается воспроизводство населения. Таким образом, низкие коэффициенты рождаемости уже привели к потере населения на 1% или более с 2010 года как минимум в 27 странах.

Однако одним из важных факторов, определяющих глобальную демографию, является разрыв во многих показателях, который сохраняется между большинством развитых стран и развивающимся миром. Хотя ожидается, что темпы миграции увеличатся во всем мире, ожидается, что естественный прирост или убыль населения будет доминирующим фактором, определяющим глобальное распределение населения. Таким образом, согласно прогнозу ООН, девять стран будут отвечать за более чем половину прогнозируемого роста мирового населения с 2019 по 2050 год. Это Индия, Нигерия, Пакистан, Демократическая Республика Конго (ДРК), Эфиопия, Танзания, Индонезия, Египет и США. Одним из наиболее интересных показателей в этом отношении является то, что Индия, как ожидается, станет самой густонаселенной страной, обогнав Китай к 2027 году. Таким образом, к 2050 году в первую десятку стран по численности населения войдут Индия (1639 миллионов человек), Китай ( 1402 миллиона), Нигерия (401 миллион), США (379 миллионов), Пакистан (338 миллионов), Индонезия (331 миллион), Бразилия (229 миллионов), Эфиопия (205 миллионов), ДРК (194 миллиона) и Бангладеш. (193 миллиона).

Что касается Центральной Азии, то по многим демографическим параметрам этот регион либо близок к середине глобального рейтинга, либо немного ближе к более развитым частям мира. В период с 1990 по 2019 год общая численность населения Центральной Азии выросла на 46,1% с 50,1 миллиона человек до 73,2 миллиона, что почти соответствует относительному приросту населения в мире. Ожидается, что к 2050 году население Центральной Азии вырастет на 36,9%, что выше среднего мирового показателя в 26 человек.2%, что превышает планку в 100 миллионов человек. Самым густонаселенным государством региона с 42,9 миллионами человек останется Узбекистан, за ним следуют Казахстан (24,0 миллиона), Таджикистан (16,2 миллиона), Кыргызстан (9,1 миллиона) и Туркменистан (7,9 миллиона).

Демографические прогнозы ООН очень важны с точки зрения прогнозирования социально-экономического развития страны, и одним из наиболее ценных параметров является средний возраст населения, который является границей, разделяющей население на две численно равные группы.По сути, более низкий средний возраст подразумевает большую долю населения более молодого трудоспособного возраста и, следовательно, более благоприятен для экономического роста. Следовательно, чем выше он становится, тем труднее становится стимулировать экономический рост. Как видно из рисунка 1, прогнозируемый средний возраст для Казахстана на 2020-2050 годы составляет от 31 до 34 лет, что можно считать благоприятным для экономики в целом. Хотя это выше, чем прогнозируемый средний возраст для всей Центральной Азии, он ниже, чем в других странах со средним уровнем дохода и среднемировом уровне, и намного ниже, чем в странах с высоким уровнем дохода.Интересно отметить, что в течение 2030-2040 годов ожидается небольшое снижение среднего возраста в Казахстане, вероятно, из-за ожидаемого увеличения числа рождений.

Еще одним ключевым демографическим параметром для прогнозирования экономического развития является процентная доля населения трудоспособного возраста, которая представляет собой процентную долю населения в возрастной группе от 15 до 65 лет от общей численности населения. Совершенно очевидно, что высокие темпы экономического роста более достижимы в странах с большей долей населения трудоспособного возраста.Как видно из Рисунка 2, ожидается, что доля работающего населения в Казахстане, а также в Центральной Азии в целом увеличится в период с 2025 по 2035 год, что сильно отличается от общемировых тенденций. Однако после 2035 года ожидается постепенное снижение этого показателя.

Еще один показатель, который используется для прогнозирования экономической устойчивости и напрямую связан с предыдущими, — это коэффициент зависимости, который является мерой количества иждивенцев в возрасте от 15 до 65 лет по сравнению с общей численностью населения трудоспособного возраста в возрасте от 15 лет. и 65.Следовательно, более высокий коэффициент зависимости делает экономику менее восприимчивой к стимулирующим мерам. Из рисунка 3 видно, что, согласно прогнозам ООН, в течение 2020-2025 годов коэффициенты зависимости для Казахстана и Центральной Азии выше, чем для остального мира, включая даже страны с высоким уровнем доходов. Однако после 2025 года этот показатель, как ожидается, значительно упадет и останется ниже среднемирового уровня примерно на том же уровне, что и в других странах со средним уровнем дохода.

По данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики Казахстана, в 2018 году ВВП страны вырос в 4 раза.1%, достигнув 172,9 млрд долларов. Согласно последнему прогнозу мировой экономики МВФ, ожидается, что мировой ВВП вырастет на 3,6% в 2020 году. Основываясь на демографических прогнозах ООН и предполагая, что мировой ВВП будет расти на 3,6% ежегодно до 2050 года, мы можем получить минимальный реальный ВВП. рост необходим Казахстану для поддержания того же ВВП на душу населения, что и в настоящее время. Оценки, представленные на Рисунке 4, показывают, что согласно демографическим прогнозам ООН Казахстану потребуется поддерживать годовой рост реального ВВП в пределах 4.3% и 4,7% в течение 2020-2050 годов, чтобы сохранить текущий уровень благосостояния по сравнению с остальным миром. Другими словами, эти темпы роста позволят Казахстану расти на 3,6% в год в абсолютном выражении, и в то же время он останется на том же уровне с точки зрения ВВП на душу населения по сравнению с остальным миром. Постепенное снижение необходимых темпов роста связано с тем, что рост населения Казахстана будет постепенно замедляться с нынешних 1,2–1,3% до примерно 0. 8% к середине 21 -го века.

Доклад ООН «Перспективы народонаселения в мире за 2019 год» показывает, что демографическая картина мира в 21, и годах будет определяться текущими демографическими тенденциями, такими как снижение рождаемости, увеличение продолжительности жизни, демографический переход, миграция и другие. В результате можно ожидать кардинальных изменений в возрастной структуре и пространственном распределении населения мира. Ясно, что эти и другие процессы создадут серьезные экономические проблемы для большинства стран.Ожидается, что Центральная Азия будет иметь более высокий относительный прирост населения (36,9%) по сравнению со средним мировым показателем (26,2%) к середине 21 века. Анализ некоторых показателей, которые очень важны для экономических показателей страны, показывает, что Казахстан, как и весь регион Центральной Азии, имеет демографический профиль, который очень благоприятен для экономического роста в течение следующих трех десятилетий. Такие факторы, как относительно более быстрый рост населения, более молодой средний возраст, большая доля населения трудоспособного возраста и снижение коэффициента иждивенцев, предоставят государствам Центральной Азии значительные возможности для экономического роста.С другой стороны, демографический рост темпами, превышающими среднемировые, потребует более быстрого экономического роста. Простые оценки, основанные на новых демографических данных, показывают, что Казахстану необходимо поддерживать 4,3-4,7% годового роста реального ВВП, чтобы сохранить свое текущее экономическое положение по отношению к остальному миру.


Артикул:

Комитет по статистике Министерства национальной экономики Казахстана (2019). Интегрированные счета. Получено с http://old.stat.gov.kz/faces/wcnav_externalId/homeNationalAccountIntegrated?_afrLoop=12667865384117604#%40%3F_afrLoop%3D12667865384117604%26_adf.ctrl-gystate90%3 Дата обращения 23.06.2019.

Комитет по статистике Министерства национальной экономики Казахстана (2019). Население. Получено с http://old.stat.gov.kz/faces/wcnav_externalId/homeNumbersPopulation?_afrLoop=12667999701153268#%40%3F_afrLoop%3D12667999701153268%26_adf.ctrl-state%3D7_gylf.Дата обращения 23.06.2019.

Организация Объединенных Наций (2019 г.). World Population Prospects. Получено с https://population.un.org/wpp/Publications/Files/WPP2019_Highlights.pdf. Дата обращения 20.06.2019.

Международный валютный фонд (2019). «Перспективы развития мировой экономики». Получено с https://www.imf.org/en/Publications/WEO/Issues/2019/01/11/weo-update-january-2019. Дата обращения 23.06.2019.


Примечание. Взгляды, выраженные в этом блоге, принадлежат автору и не обязательно отражают редакционную политику Института.

37

Демография России и Центральной Азии — видео и стенограмма урока

Демография России

Население России составляет около 146 миллионов человек — это самая густонаселенная страна в Центральной Азии. Если говорить о цифрах, Россия не особенно разнообразна в этническом отношении: по данным переписи 2010 года, 81% считают себя этническими русскими. Но, тем не менее, на такой большой территории неудивительно, что этнических групп по-прежнему много: всего около 190.Вторую по численности группу после русских составили татары (4%).

Итак, как насчет языков? Языки и национальности связаны, но не всегда одинаковы. Итак, стоит взглянуть. Хотя в России говорят на 100 языках, 99% населения говорят на русском, а 80% говорящих на иностранных языках говорят на английском. Многие из малых языков считаются исчезающими.

Когда дело доходит до религии, это в значительной степени Россия по сравнению со всеми другими странами. Россия единственная в своем большинстве христианская.Около 47% россиян исповедуют христианство, большинство из них — православные. Далее следуют люди, которые являются «духовными, но не религиозными» — 25%, а атеисты или «нерелигиозные» люди — 13%. Мусульмане составляют всего 6,5%, что немало. Не потому, что это особенно удивительно, а потому, что это отличается от других стран, о которых мы будем говорить.

Демография Казахстана

В Казахстане проживает 17 миллионов человек, немного по сравнению с Россией, но не незначительное число.Казахстан более смешан в этническом отношении: 63% казахов, 24% русских и смесь других национальностей по состоянию на 2009 год. Жители Казахстана в основном говорят на казахском и русском языках. Учитывая, что Россия и Казахстан — соседи, это, наверное, не слишком удивительно.

Все так называемые станы — это преимущественно мусульманские страны. Но Казахстан, безусловно, самый разнообразный в религиозном отношении, только 70% составляют мусульмане. Остальные в основном русские православные — опять русское влияние!

Демография всех остальных

Узбекистан — самая густонаселенная страна в Центральной Азии с населением 29 миллионов человек.Для сравнения: в Таджикистане, Туркменистане и Кыргызстане меньше десяти миллионов.

Узбекистан в основном этнически узбеки — 80%, с небольшими процентами — представители различных других групп. Туркменистан — это в основном туркмены, с некоторыми узбеками и русскими. Таджикистан — это в основном таджики, причем 14% идентифицируют себя как узбеки. А Кыргызстан в основном состоит из кыргызов — 73% по состоянию на 2014 год, а большинство остальных составляют узбеки и русские. Общая идея заключается в том, что узбеки и русские разбросаны по всей территории, но в каждой стране их основная этническая группа находится в верхней части списка.

Как насчет языков? Что ж, жители Узбекистана говорят в основном на узбекском и русском языках. Жители Кыргызстана говорят в основном на кыргызском, узбекском и русском языках. Жители Туркменистана говорят в основном на туркменском, узбекском и русском языках. А жители Таджикистана говорят в основном на таджикском, узбекском и русском языках. Вы замечаете закономерность?

Во всей Центральной Азии русский язык является особенно распространенным в правительстве из-за его важности для международных отношений и торговли, и он является официальным языком в нескольких странах.

Не считая Казахстана, ни в одной из стран Центральной Азии нет большого религиозного разнообразия. В Узбекистане, Таджикистане и Туркменистане мусульмане составляют около 90%, а Кыргызстан почти на 75%.

Резюме урока

Демографические данные — это числа, которые рассказывают вам о людях в районе и о том, как они разбиваются на группы. Средняя Азия включает пять стран: Таджикистан, Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан и Туркменистан. По состоянию на 2014 год в этом районе проживает около 211 миллионов человек, большая часть из которых — Россия (146 миллионов).

Россия не особенно разнообразна в этническом отношении: по данным переписи 2010 года, 81% считают себя этническими русскими. Но всего существует 190 этносов. Казахстан более смешанный, с 63% казахов, 24% русских и смесью других этнических групп по состоянию на 2009 год. Узбекистан в основном состоит из узбеков (80%) с небольшим процентом других групп. Остальные страны имеют в основном свои этнические группы, с небольшими примерами узбеков и русских.

С языками похожая история.Большинство людей в Казахстане говорят на казахском языке. Большинство людей в Туркменистане говорят на туркменском языке и так далее. Но на узбекском и русском говорят по всей Средней Азии.

Когда дело доходит до религии, Россия и все другие страны совсем другие. Только Россия — 47% христиан, большинство из которых — русские православные. Все так называемые станы — это преимущественно мусульманские страны. В Узбекистане, Таджикистане и Туркменистане мусульмане составляют около 90%, Кыргызстан — на 75%, а Казахстан на 70% — мусульмане.Христианство стоит на втором месте во всех этих странах, и в основном оно русское или, по-другому, православное. Но, тем не менее, в этом районе явно мало религиозного разнообразия.

Ключевые термины

  • Демографические данные: цифры, которые говорят вам о людях в районе и о том, как они разбиваются на группы
  • Центральная Азия: часть мира, в которую входят Таджикистан, Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан и Туркменистан
Центральная Азия состоит из Таджикистана, Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана и Туркменистана.

Результаты обучения

Изучив этот урок, вы можете воспользоваться возможностью:

  • Понять, что подразумевается под демографией
  • Обозначьте демографические характеристики России и Центральной Азии: Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан и Кыргызстан

Перспективы для множественных обществ в Центральной Азии

Центральная Азия, не имеющая выхода к морю и лежащая в самом сердце евразийского континента, когда-то служила важным сухопутным узлом на «Шелковом пути», связывающем Восток и Запад на протяжении более 200 лет.Это был перекресток для движения целых народов, культур и религий. Новые завоеватели заменят старых, но вскоре каждый вобрал в себя культуру региона и слился с уже существующими группами. В то время как каждая этническая группа в Центральной Азии действительно может претендовать на некоторые периоды славной истории, ни одна из них не имеет абсолютных коренных претензий на этот регион: все их истории начинаются с перемещения или присоединения какой-либо предшествующей группы, уже занимающей эту землю. Таким образом, опыт жизни в плюралистических обществах — это не недавнее нарушение старого образа жизни, а сам исторический уклад жизни в Центральной Азии.

ОБЩЕСТВА В СТАРОЙ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Узбеки были последними из кочевых завоевателей, установивших контроль над Средней Азией в XVI веке, что привело к созданию трех региональных ханств: Бухарского (Зарафшан и верхние притоки реки Амударь), Хивы (слияние нижних рек). Аму и Аральское море) и Коканд (верховья реки Сыр с центром в Ферганской долине). Отдаленные районы степей, пустынь и высоких гор, особенно населенные кочевыми народами, были в значительной степени независимы или слабо связаны с этими центрами.Население центральноазиатских ханств состояло из народов, чье происхождение и идентичность отражали сложную историю региона. Большинство из них были мусульманами-суннитами и тюркоязычными с сильным персоязычным меньшинством. За этими общими чертами лежит огромное разнообразие.

Ядро населения и продуктивности ханств лежало в долинах орошаемых рек и в городах, где большинство людей не имело четкой этнической принадлежности. Обозначенные в общем как «сарты» (термин, который приобрел уничижительный оттенок при русском правлении), они представляли собой слияние более древнего оседлого иранского населения с недавно оседающими турками.В основном двуязычные на узбекском и персидском языках, часто состоявшие в смешанных браках, они разделяли общую культуру.

В холмистой местности над долинами рек и оазисами лежали полукочевые узбеки, организованные вокруг генеалогических кланов. Говорящие на персидском языке таджики населяли еще более высокие альпийские горные долины в самодостаточных деревнях. Казахские скотоводы-кочевники контролировали огромные степи на севере, туркмены — пустыни на юго-западе, а киргизы — высокогорные пастбища Памира. В дополнение к этим основным группам было много меньших меньшинств, которые заявляли о своем праве быть признанными отдельными: арабы и татары, религиозные линии, которые заявляли о своем происхождении от Пророка или местных святых, давно сложившиеся еврейские общины в Самарканде и Бухаре, а также мусульмане-исмаилиты в Высокий Памир, говорящий на древнеиранских языках, исчез в других местах. И все же эти основные глоссы служили только для того, чтобы очертить базовую структуру региона, поскольку в повседневной жизни и региональной политике люди организовывались вокруг гораздо меньших и сплоченных групп в зависимости от местоположения деревни, городского района, религиозной принадлежности или родственных групп.

Политические и экономические отношения были важнее этнической принадлежности, и ни одно из старых ханств не было основано на этнолингвистической основе. Турецкие кочевники-завоеватели из степей не могли бы эффективно править без сотрудничества со своей персидско-говорящей бюрократией, которая знала, как управлять территорией и получать доходы от ее жителей.Каждая из них состояла из пересекающихся этнических групп, чьи отношения были настолько переплетены и часто настолько симбиотичны, что, говоря словами старой среднеазиатской пословицы, «турок без таджика подобен голове без шляпы». Только кочевники, жившие в периферийных регионах, неподконтрольных оседлым государствам, такие как туркмены, казахи и киргизы, сохраняли сильное чувство племенной идентичности.

Ко времени завоевания Средней Азии Россией в XIX веке Средняя Азия превратилась в евразийскую захолустье.Сухопутные торговые сети, которые когда-то поддерживали жизненно важную художественную и интеллектуальную жизнь, пришли в упадок на грани исчезновения. После того, как русские войска победили казахов и присоединили их территорию, между 1830 и 1864 годами поселенцы в поисках сельскохозяйственных угодий в северной казахской степи прибыли в большом количестве. Последовало завоевание Бухары (1868 г.), Хивы (1873 г.) и Коканда (1876 г.). После разрушения туркменской крепости Мерв в 1888 году российские границы примыкали к Афганистану и Ирану. Царский режим тогда поддерживал Хиву и Бухару как государства-клиенты с их собственными правительствами, в то время как остальная часть области управлялась из колониальной столицы Ташкента.Хотя железные дороги, коммерческое производство хлопка и новые идеи проникли в ханства, и узбекские эмиры, и российские колониальные власти стремились сохранить политический и социальный статус-кво. Немногие русские селились в старых узбекских ханствах, да и то, как правило, исключительно в новых городах, вдали от местного населения.

ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ ПРИ СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ

Великие перемены, но новый период международной изоляции начался только после 1920 года, когда Центральная Азия была присоединена к Советскому Союзу.Контакты с соседними государствами постепенно прекращались, а экономика и политика региона сосредоточивались исключительно на Москве. Советы расчленили старые ханства в 1920–30-х годах и заменили их «автономными республиками» по этническому признаку. Эта политика была основана на убеждении, что наиболее естественные административные единицы состоят из народов, разделяющих один язык и расовую принадлежность. Однако в Средней Азии этой формы этнолингвистического национализма практически не существовало. Это была общая региональная культура (ислам, турецкий и иранский языки, арабская графика и т. Д.).), который дал людям их отличную идентичность.

Возникающие голоса местных жителей, обращающиеся к этим корням с призывами к «Большому Туркестану», который объединил бы весь регион в единое государство, или возвращению к исламу как способу определения сообщества, безжалостно подавлялись. Вместо этого новые этнические государства разделили жителей региона на конкурирующие группы, теоретически, на однородные группы с разными языками и историей.

На практике это оказалось непросто. Было относительно просто приписать идентичность народам, сохранившим форму племенной организации и кочевой образ жизни, таким как туркмены, киргизы и казахи.Присвоить этническую принадлежность гораздо более многочисленным оседлым популяциям старых ханств было гораздо более проблематично. Был ли сарт таджиком или узбеком? А как насчет множества более мелких групп, таких как каракалпаки, арабы, уйгуры и татары? В конце концов, сарты по умолчанию стали узбеками, если только они не решили объявить себя таджиками. Многие более мелкие группы просто объединены в более крупные для удобства администрирования. Члены одних и тех же семей часто заявляли о разной национальности, основываясь на потенциальных преимуществах, а не на каких-либо объективных критериях.

По необходимости границы этих новых этнических республик были произвольными. Независимо от того, как вы определяли этнические группы, в большинстве мест вы никогда не сможете провести четкую границу, потому что население было очень смешанным. Даже там, где вы могли бы, как среди скотоводческих кочевых туркменов и киргизов, такая чистая граница оставила бы территорию без жизнеспособной сельскохозяйственной базы. В результате люди и места с интимными связями были разделены, а места, где ранее не было ссылок, были объединены.Наиболее продуктивная часть Хивы в низовьях реки Аму была поделена между Туркменистаном, Узбекистаном и Казахстаном. Соседние села с тесными экономическими и социальными связями внезапно оказались в разных республиках, в каждой из которых была своя столица, удаленная от региона. Центры персидской культуры, Самарканд и Бухара, попали в состав Узбекистана, а Таджикистан и Кыргызстан унаследовали горные районы без существующих городских центров. Советские политики разорвали яркий человеческий гобелен на куски, а затем попытались отсортировать получившиеся нити по их основным цветам.

НОВЫЕ ОБЩЕСТВА В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Распад Советского Союза вновь представил Центральную Азию миру, но в форме, очень отличной от того, что исторически существовало в регионе. В отличие от многих других частей бывшего Советского Союза, Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан и Туркменистан не стремились к независимости. Им навязали независимость. По умолчанию лидеры старых советских времен оказались лидерами новых наций. Когда их государства были составными частями Советского Союза, произвольные границы между ними, их слабые исторические и экономические основы и неразрешенные споры по поводу земли и ресурсов были приглушены.Люди свободно перемещались взад и вперед, и, поскольку политика была определена в Москве, региональные лидеры не несли ответственности за оправдание экономического планирования или использования ресурсов перед своим собственным народом. Но с обретением независимости новым правительствам внезапно потребовалось утвердить свою легитимность и жизнеспособность как национальных государств в радикально изменившемся мире. Границы республики теперь охранялись как международные границы со всем, что подразумевалось для торговли и передвижения людей. Внутри страны титульная национальность в каждой республике оказалась в неожиданном положении реального политического доминирования, задавая повестку дня в таких областях, как национальный язык, политическое покровительство и требования гражданства.Именно в этот момент новые нации стали наиболее остро ощущать последствия своего происхождения, поскольку любые решения, которые они принимали, должны были иметь экономические и политические последствия, которые затрагивали их соседей, и не всегда благоприятно. И хотя внешнему миру все эти центральноазиатские «-станы» могут показаться одинаковыми, на самом деле они столкнулись с совершенно разными проблемами и перспективами на будущее.

Казахстан — самая большая страна в Центральной Азии по площади и вторая по численности населения страна с 16 странами.5 миллионов человек, хотя большая часть его территории малонаселена. Нефтяные и газовые месторождения, промышленная база и обширные сельскохозяйственные угодья дают Казахстану самую разнообразную экономику в регионе. Это единственная страна в Центральной Азии, где титульный этнос составляет меньшинство (40-42%). Украинцы и русские, составляющие 44% населения, преобладают в районах выращивания пшеницы в северном Казахстане и в городских промышленных районах. Поскольку северная казахстанская степь граничит с Россией, вопрос о границах страны является болезненным.Если казахи будут настаивать на использовании своей политической власти для дискриминации славянского населения, например, посредством языковой политики, это может спровоцировать ирредентистское движение, требующее возврата территории в состав России. Русские националисты особенно критически относились к тому, что такое большое русское население оставалось под контролем центральноазиатского режима. Казахстан не может выжить в своих нынешних границах без многонациональной модели, но из всех центральноазиатских государств он сталкивается с самой большой проблемой в создании казахстанской идентичности для Казахстана без отчуждения славянского большинства.

Узбекистан — самая густонаселенная страна Центральной Азии с населением 20 миллионов человек. Он унаследовал большинство ключевых сельскохозяйственных территорий бывшего Бухарского, Хивинского и Кокандского ханств. В советский период его экономика стала почти полностью зависеть от орошаемого коммерческого выращивания хлопка, что нанесло ущерб земле и привело к ряду финансовых скандалов в советский период. Несмотря на то, что в нем находятся крупнейшие города региона — Ташкент, Кухара и Самарканд, у него очень ограниченная промышленная база, укомплектованная в основном русскими.Узбеки составляют подавляющее большинство населения (71%), хотя, по оценкам, за этой цифрой скрывается гораздо более многочисленное таджикское население. Из всех новых наций Узбекистан наиболее агрессивно продвинулся в реализации законов, требующих использования узбекского языка, на котором большинство россиян не говорят. Хотя они и другие европейские группы составляют лишь небольшой процент населения, они покидают Узбекистан высокими темпами не из-за открытой враждебности, а потому, что они не видят там будущего. Другие меньшинства, такие как кавказские турки и крымские татары, принудительно вывезенные в Узбекистан при Сталине, также покидают регион в свои старые дома. Узбекистан часто рассматривается как самое могущественное государство в регионе, а узбеки время от времени выступают за объединение Туркестанского государства, которое, как опасаются соседи, является уловкой для «Большого Узбекистана».

В отличие от Казахстана и Узбекистана, остальные три страны Центральной Азии имеют небольшое население и, за исключением Туркменистана, очень слабую экономическую основу.Кыргызстан расположен в горном регионе. Киргизы составляют лишь незначительное большинство из его 4,3 миллиона жителей. В городах проживает значительное русское население, а основные сельскохозяйственные угодья контролируются узеками, которые составляют 13% населения. В то время как киргизы и узбеки спорили из-за прав на землю, в целом киргизское правительство наиболее заботливо относилось к поддержанию смешанного населения, потому что каждая группа обеспечивает свой набор навыков, необходимых нации. Единственными текущими ресурсами Кыргызстана являются гидроэлектроэнергия и контроль над одним из главных водоразделов региона, но он активно обращается к международному сообществу за инвестициями для создания более прочной экономической базы.В Туркменистане самое малочисленное и однородное население в регионе (3,5 миллиона человек, 72% туркмены). У туркмен, вероятно, самое сильное чувство идентичности, наследие своего племенного кочевого прошлого. Одним из первых независимых действий правительства было обращение к туркменам в других странах и заказ национальной генеалогии. Хотя Туркменистан считался самой экономически отсталой республикой в ​​бывшем Советском Союзе, Туркменистан расположен на огромных месторождениях нефти и газа, и туркмены предполагают, что это в конечном итоге сделает их богатыми, — Кувейт в Центральной Азии.Напротив, Таджикистан с населением в 5 миллионов человек является корзиной Центральной Азии. Созданный путем объединения горных таджикских глубин Бухары и Коканда в единый район, он был глубинкой без центра. Его столица, Душанбе, названная в честь дня недели (понедельник), не заменяла Самарканд и Бухару, сердце таджикской городской культуры. В результате его отношения с соседним Узбекистаном всегда были нарушены дебатами о законности границ и статусе этнических аналогов в каждом государстве.Таджикистан никогда не был экономически жизнеспособным, и после обретения независимости он раскололся и погрузился в гражданскую войну. Хотя сторонние наблюдатели описывали враждующие группировки в идеологических терминах старых коммунистов и исламских фундаменталистов, на самом деле эти фракции довольно близко совпадали с более старыми региональными разделениями между Кокандом и Бухарой, которые расходились задолго до советского периода. Только российская армия в настоящее время держит Таджикистан в целости и сохранности.

ЭТНИЧЕСКИЙ КОНФЛИКТ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Из всех трудностей, с которыми сталкивается Центральная Азия, на первый взгляд ни одна не может показаться более сложной, чем споры между этническими группами. Кажется, что каждый спор имеет этническую составляющую, и критики указывали на ряд инцидентов как на предзнаменование новых неприятностей: русские и украинцы против казахов из-за земельных прав и рабочих мест в Казахстане, узбеки против таджиков из-за статуса Самарканда и Бухары, конфликт между Киргизы и узбеки в Кыргызстане и беспорядки между кавказскими турками и узбеками в Ферганской долине Узбекистана. В более широком смысле попытки каждой нации заменить русский язык своим собственным языком в правительстве и образовании были противоречивыми.Но поскольку Советский Союз создавал эти государства по этническому принципу, слишком легко предположить, что все подобные проблемы имеют этнические корни. Однако более пристальный взгляд показывает, что концепция функционирующего плюралистического общества более прочно укоренилась в Центральной Азии, чем где-либо еще в бывшем Советском Союзе. В отличие от стран Балтии, центральноазиатские страны предоставили гражданство всем жителям, не задумываясь. Хотя россияне больше не сохраняют привилегированные должности, призывов к репатриации не было, потому что россияне обладают ценными навыками, которые не удастся быстро или легко заменить.

Такое принятие разнообразия следует старому центральноазиатскому образцу: этнические группы по-прежнему занимают разные экономические места. Невозможно избавиться от другой группы, не потеряв жизненно важный ресурс. Возникшие этнические беспорядки свидетельствуют не о ненависти к другим группам как таковой, а о конкурирующих претензиях на ресурсы и власть, подавленных в советский период. Например, наихудший конфликт в Центральной Азии до сих пор произошел в Таджикистане, где вспыхнуло насилие между конкурирующими региональными таджикскими группировками и привело к массовым убийствам таджиков другими таджиками.В других местах этнические споры и беспорядки, по-видимому, чаще всего происходили между местными жителями, стремящимися вернуть утраченные земли и другие ресурсы у недавних иммигрантов, групп, которые часто были насильственно заселены в Среднюю Азию Сталиным. Однако такие споры обычно ограничиваются относительно небольшими территориями, и, в отличие от Азербайджана и Армении, статус этнических меньшинств в соседних странах не спровоцировал никаких национальных конфликтов.

Настоящая суть предстоящих споров — не этническая, а скорее продукт искусственного разделения между центрами и внутренними районами Центральной Азии.В Узбекистане есть большинство городов и орошаемые сельскохозяйственные угодья, но он зависит от водных ресурсов, которые находятся в руках слабых небольших государств, таких как Кыргызстан и Таджикистан. Точно так же унаследованные Туркменистаном огромные нефтяные и газовые богатства делают его привлекательной мишенью для более могущественных соседей, которые зависят от этих ресурсов для своего экономического выживания. В таких ситуациях не потребуется никакого этнического катализатора, чтобы спровоцировать конфликт; простой нужды или жадности было бы более чем достаточно.

Однако перспективы плюрализма не могут быть полностью сосредоточены на вопросах этнической идентичности. Центральная Азия также ищет новые модели политической, экономической и социальной идентичности, которые обеспечат структуры для будущего. Исторически регион сразу перешел из тисков узбекских эмиров в тиски Советского Союза. В то время споры о самобытности и роли Центральной Азии в современном мире едва зародились, прежде чем они были задушены. Поэтому неудивительно, что многие проблемы в Центральной Азии сегодня напоминают эпоху после Первой мировой войны на Ближнем Востоке: национализм, самоопределение, национальный язык и алфавиты, роль религии, национальные модели развития. , и отношения со старыми колониальными державами.Некоторые лидеры смотрят на Турцию как на пример сильного светского правительства, демократии и национализма, основанного на турецкой идентичности. Другие, особенно обращая внимание на Иран и Афганистан, стремятся заново открыть для себя свои исламские корни, и, в частности, таджики ищут новые связи с персоязычным миром в большей степени. Третьи стремятся сохранить старую авторитарную советскую систему с центральноазиатским лицом, с возвращением коррумпированных эмиров новой модели, одетых в костюмы, как подобает лидерам прогрессивных государств.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *