Узбекистан вера исповедания: Страница не найдена — Странствия

Содержание

Доклад о свободе вероисповедания в странах мира за 2017 год: Узбекистан

Краткий обзор

Конституция предусматривает свободу религии и убеждений и отделение религии от государства.  Конституционные права не могут ущемлять законные интересы, права и свободы других граждан, государства или общества.  Закон допускает ограничения в отношении религиозной деятельности в случаях, когда это необходимо для обеспечения национальной безопасности, поддержания общественного порядка или морального состояния общества.  В соответствии с законом все религиозные группы подлежат регистрации в государственных органах, а религиозная деятельность незарегистрированных групп считается незаконной.  Законом запрещена деятельность целого ряда религиозных групп, считающихся «экстремистскими».  В соответствии с законом действуют ограничения в отношении публичных выступлений или прозелитизма, религиозная литература подвергается цензуре и ограничивается хранение религиозных материалов любых видов в своих домах.   Сотрудники правоохранительных органов проводят рейды в частных квартирах и домах, где собираются незарегистрированные религиозные группы, законные и незаконные обыски, конфискуют запрещенные религиозные материалы (в том числе мобильные телефоны и портативные компьютеры, согласно должностным лицам, содержащие религиозные материалы), а результатами таких рейдов являются штрафы, исправительные работы и тюремное заключение.  Второго февраля в Бухаре властями были задержаны 20 мужчин-шиитов по обвинению в нарушении общественного порядка.  Некоторые из них были освобождены из-под стражи сразу же после задержания, пятеро были подвергнуты административному аресту на 15 суток, из которых четверо были впоследствии оштрафованы, а один человек был осужден и приговорен к пятилетнему сроку тюремного заключения.  Сотрудники государственных органов подвергали пересекающих государственную границу пассажиров международных авиарейсов таможенному досмотру с целью обнаружения и конфискации запрещенных религиозных материалов.

  По сообщениям неправительственных организаций (НПО), сотрудники пенитенциарных учреждений допускали злоупотребления в отношении заключенных, обвиняя некоторых из них в организации экстремистской религиозной деятельности среди заключенных, результатом чего было продление сроков тюремного заключения.  Вместе с тем, как сообщили наблюдатели из числа представителей НПО, осенью администрация пенитенциарных учреждений отказалась от практики произвольного продления сроков тюремного заключения осужденных в связи с их религиозными убеждениями.  В мае Инициативная группа независимых правозащитников Узбекистана (ИГНПУ) сообщила о продлении сроков тюремного заключения трех братьев, подлежавших освобождению после отбытия длительных сроков тюремного заключения за «религиозный экстремизм».  Осужденные по обвинению в религиозном экстремизме заключенные были лишены возможности исповедовать свою религию.  Члены религиозных общин, чьи заявки на регистрацию были отклонены властями, в том числе 22 организаций, объявленных «экстремистскими», не имели возможности исповедовать свою религию, не рискуя при этом подвергнуться уголовному преследованию.
 Власти продолжали применять строгие наказания в отношении лиц, совершавших религиозные обряды вне разрешенных мест, а государственные органы не регистрировали группы мусульман, не являвшихся суннитами, и другие религиозные группы, а также их места богослужения.  За последние восемь лет государственными органами не было зарегистрировано ни одного нового не являющегося суннитским места богослужения.  Власти подвергали штрафам некоторые группы, в том числе Свидетелей Иеговы, безуспешно пытавшихся зарегистрироваться, за занятие религиозной деятельностью.  Несколько групп, на протяжении последних 11 лет ежегодно пытавшихся зарегистрировать свои места богослужения, так и не смогли это сделать.  Еврейская община не смогла зарегистрировать центральный офис, поскольку в соответствии с законодательством у нее должны быть синагоги не менее чем в восьми из 14 административно-территориальных образований (12 областях, автономной Республике Каракалпакстан и г. Ташкенте).  После состоявшегося в июне совещания с участием высшего мусульманского духовенства президент страны Мирзиёев объявил о новом государственном подходе к регулированию религиозной деятельности.
  Согласно поступавшим на протяжении лета и начала осени сообщениям СМИ и религиозных групп, власти впервые разрешили детям и подросткам в возрасте до 16 лет вместе с родителями участвовать в совершении религиозных обрядов в мечетях.  Группы гражданского общества сообщали о том, что полицейские в штатском стали менее активно наблюдать за мусульманским богослужением, и что их заменяют сотрудниками правоохранительных органов в форме.  Эти группы также сообщали о том, что власти исключили несколько тысяч имен из списка неблагонадежных лиц, подлежащих наблюдению в целях безопасности, увеличили число паломников, которым было разрешено совершить хадж, и разрешили открыто проводить ифтар (разговение) во время Рамадана.  В ознаменование Дня Конституции 7 декабря президент амнистировал 2 700 заключенных, в том числе 763 осужденных «по религиозным мотивам», — наибольшее в истории страны число единовременно освобожденных узников совести.  По оценкам одной из ведущих общественных организаций, наблюдающих за условиями содержания заключенных в местах лишения свободы, в заключении до сих пор находятся около 7 000 человек, осужденных по статьям, связанным с религиозной деятельностью.
  Лица, не относящиеся к традиционным этническо-религиозным группам и исповедующие нетрадиционные религии, сообщали о продолжавшихся преследованиях со стороны правоохранительных органов.  Согласно источникам в СМИ, НПО и религиозных общинах, правоохранительные органы тщательно наблюдали за собраниями незарегистрированных христианских групп, совершали рейды во время таких собраний и задерживали членов этих групп.  Правительство ограничивало доступ к религиозным публикациям, разрешая их доставку только на зарегистрированные юридические адреса.  Суды продолжали приговаривать членов религиозных групп и других лиц к административному задержанию и штрафам после проведения санкционированных судом обысков в домах, в результате которых обнаруживались материалы и литература религиозного содержания.  Члены шиитской общины, пятидесятники, евангельские баптисты, адвентисты седьмого дня и свидетели Иеговы сообщали о проводимых полицией рейдах на частные дома с целью разгона частных собраний или проведения обысков для обнаружения запрещенной литературы.
  В марте Свидетели Иеговы направили в Совет ООН по правам человека заявление, в котором власти обвинялись в неоднократном нарушении свободы вероисповедания.  Власти отменили организацию летнего лагеря для молодых католиков в Ферганской долине и осуществляли наблюдение за проведением католических месс.  На протяжении года ни одной из групп, представляющих религиозные меньшинства, не удалось зарегистрировать ни одного нового места богослужения.

НПО и частные лица продолжали сообщать о социальном давлении, которое оказывалось на людей, особенно на представителей мусульманского большинства населения, с тем чтобы воспрепятствовать их обращению в другую веру.  По имеющимся сообщениям, этнические узбеки, принявшие христианство, подвергались постоянному преследованию и дискриминации, в том числе давлению со стороны центральных и местных органов власти, которые таким образом пытаются заставить их и членов их семей отказаться от новой веры.  Члены религиозных групп, которые, как принято считать, стараются обращать людей в свою веру, в том числе члены евангелистской, баптистской и пятидесятнической церквей, продолжали сталкиваться с усиливающейся общественной критикой и дискриминацией.

  Целый ряд СМИ продолжали публиковать статьи и транслировать телепрограммы, содержащие критику прозелитизма и порочащие группы религиозных меньшинств, которых они считают «нетрадиционными».

Высокопоставленные должностные лица Государственного департамента встречались с представителями властей и рекомендовали реальные шаги, которые правительство могло бы предпринять для улучшения ситуации в плане свободы вероисповедания, в том числе ослабление ограничений в отношении вероисповедания и более терпимое отношение к религиозным меньшинствам.  Сотрудники посольства призывали власти освободить узников совести в рамках ежегодной амнистии, а также встречались с официальными лицами, чтобы обсудить ситуацию, связанную с отказом от регистрации религиозных общин, ограничениями в отношении религиозного самовыражения, а также в отношении публикации и распространения религиозной литературы.

Начиная с 2006 года, Узбекистан входит в список «стран, вызывающих особую обеспокоенность» (CPC), составляемый в соответствии с Законом США о свободе вероисповедания в странах мира от 1998 года, в связи с нарушениями или попустительством особо серьезным нарушениям свободы вероисповедания.

  Совсем недавно, 22 декабря Государственный секретарь вновь включил Узбекистан в список «стран, вызывающих особую обеспокоенность», но, руководствуясь важными национальными интересами США, объявил об освобождении от санкций, которыми сопровождается включение в данный список.

Раздел I.  Религиозный состав населения

По оценкам правительства США (на июль 2017 года), общая численность населения Узбекистана составляет приблизительно 32 миллиона человек.  Согласно официальным данным проведенной в 1989 году переписи населения – последней переписи, в ходе которой собирались данные о религиозных убеждениях или религиозной принадлежности, – приблизительно 93 процента населения являются мусульманами.  Большинство из них составляют сунниты ханафитской школы; шииты джафаритского толка составляют, согласно официальным данным, приблизительно 1 процент населения и проживают они в основном в Бухарской и Самаркандской областях.  Около 4 процентов населения относятся к Русской православной церкви, однако согласно сообщениям в СМИ и российской статистике по миграции, эта цифра продолжает сокращаться, поскольку этнические русские и другие представители славянских национальностей продолжают эмигрировать.

  По данным властей, остальные 3 процента населения составляют немногочисленные религиозные общины католиков, этнических корейских христиан, баптистов, лютеран, адвентистов седьмого дня, евангелистов, пятидесятников, свидетелей Иеговы, буддистов, последователей веры Бахаи, членов Международного общества сознания Кришны, а также атеисты.  По оценкам, еврейская община Узбекистана насчитывает примерно 6 000 ашкенази и менее 2 000 бухарских евреев, которые проживают, в основном, в Ташкенте, Бухаре, Самарканде и Ферганской долине.  Численность еврейского населения продолжает сокращаться по причине эмиграции.

Раздел II.  Соблюдение государством принципа свободы вероисповедания

Правовая основа

Конституция гарантирует свободу вероисповедания и убеждений, в том числе свободу «исповедовать любую религию или не исповедовать никакой», но предусматривает определенные ограничения.  Конституционные права не могут ущемлять законные интересы, права и свободы других граждан, государства или общества.

  Закон допускает ограничения в отношении религиозной деятельности в случаях, когда это необходимо для обеспечения национальной безопасности, поддержания общественного порядка или морального состояния общества.  Конституцией установлена светская основа, предусматривающая невмешательство государства в дела религиозных общин, отделение государства от религии и запрет политических партий, основанных на религиозных принципах.

Религиозная деятельность без соответствующей регистрации считается противозаконной; закон требует официального утверждения содержания религиозной литературы, получения разрешения на ее производство и распространение и запрещает прозелитизм и миссионерскую деятельность.

Административным и уголовным кодексами установлены меры ответственности за нарушение закона и других нормативных актов, регламентирующих религиозную деятельность.  Кодексом об административной ответственности предусмотрены меры наказания за незаконное производство, хранение и ввоз религиозных материалов.

  В нем также предусмотрены наказания за проведение несанкционированных религиозных собраний, уличных шествий или других религиозных церемоний и ответственность частных лиц за сдачу в аренду помещений или иной недвижимости для проведения собраний, митингов и уличных демонстраций религиозными группами без соответствующего разрешения государственных органов или за содействие проведению таких мероприятий.  Кодекс об административной ответственности предусматривает наказания за занятие религиозной деятельностью без соответствующего разрешения, за отсутствие у религиозной организации предусмотренной законом надлежащей регистрации, за содействие организации мероприятий с участием детей и подростков, а также за участие в профессионально-техническом обучении, изучении литературы и других учебных мероприятиях, связанных с богослужением.  За нарушение этих положений предусмотрены различные меры наказания – от штрафов в размере от 50 до 100 минимальных месячных окладов (размер минимального месячного оклада – 172 240 сумов, или 21 долл. США) или лишением свободы на срок до 15 суток, в то время другие предусмотренные законом правонарушения наказуемы только штрафами.

В уголовном кодексе установлено различие между «нелегальными» группами, то есть теми, которые не имеют надлежащей регистрации, и «запрещенными» группами, которые считаются «экстремистскими».  Членство в запрещенных организациях, считающихся террористическими группами, считается уголовным преступлением.  Организация незаконной религиозной группы или участие в ней является уголовным преступлением, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет или штрафа в размере от 4 до 8 миллионов сумов (от 500 до 1 000 долл. США).  Законодательство также предусматривает наказание в виде тюремного заключения сроком до 3 лет за склонение других к вступлению в нелегальную религиозную организацию.  Уголовным кодексом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 20 лет за организацию или участие в деятельности религиозных экстремистских, фундаменталистских, сепаратистских или прочих запрещенных организаций.   Помимо присоединения к экстремистской группе, обвинения в религиозном экстремизме могут включать обвинения в попытке свержения конституционного строя и терроризме.

Уголовным кодексом предусмотрено наказание за прозелитизм, т.е. попытку обратить человека, исповедующего определенную религию, в другую веру, в виде лишения свободы на срок до трех лет, за попытку привлечения в религиозные организации несовершеннолетних без согласия их родителей и запрещено ношение религиозной одежды в общественных местах любыми лицами, кроме священнослужителей и лиц, работающих на руководящих постах в официально признанных религиозных организациях.  Совершение любых религиозных обрядов незарегистрированной религиозной организацией является противозаконным.

В соответствии с законом все религиозные организации обязаны регистрироваться в Министерстве юстиции (Минюсте).  В частности, установлено требование, в соответствии с которым любая организация обязана представить в территориальное отделение Министерства юстиции список своих членов, включающий не менее 100 граждан в возрасте не младше 18 лет, и устав с указанием юридического и физического адресов.   В законе указано, что религиозная организация вправе осуществлять свою деятельность только после регистрации в Минюсте.  Религиозные учебные заведения обязаны получить от Минюста разрешение на осуществление своей деятельности и соответствующую лицензию.  Физические лица, преподающие религиозные предметы в религиозных учебных заведениях, обязаны иметь религиозное образование и получить разрешение на занятие преподавательской деятельностью у соответствующего государственного ведомства.  В соответствии с этими положениями исповедание любой религии или веры совместно с другими лицами без надлежащей регистрации в качестве юридического лица является противозаконным.

Законом установлены требования по регистрации, такие как постоянное присутствие в 8 из 14 территориальных образований для регистрации центрального органа и заявление от 100 членов для регистрации в конкретном месте.  Кроме того, для регистрации необходимо согласие Комитета по делам религий (КДР), который отчитывается перед Кабинетом министров, и махаллинского (местного) комитета.   Правительство заявляет, что не проверяет решения и деятельность махаллинских комитетов, однако продолжают поступать сообщения о том, что такие комитеты продолжают координировать свои решения с властями.

Закон также требует наличия нотариально заверенных документов, подтверждающих, что основные учредители учебного заведения имеют религиозное образование, необходимое для проповедования религии, что у группы есть источники дохода, и что КДР дал согласие на регистрацию.  Закон требует согласия местных властей на регистрацию групп в своих районах, предоставление «гарантийного письма» от местных органов власти, в котором должно быть подтверждено, что юридический и почтовый адреса организации соответствуют всем требованиям законодательства (в том числе отчеты главного архитектурного управления, санитарно-эпидемиологических и пожарных служб, и избранных на местном уровне махаллинских комитетов).  В соответствии с законом Минюст может рассмотреть заявление в срок от одного до трех месяцев.   Минюст может утвердить или отклонить заявление на регистрацию, или же приостановить его рассмотрение без принятия какого-либо решения.  Зарегистрированные религиозные группы могут действовать по всей территории страны и иметь соответствующие здания, организовывать религиозное обучение и обладать религиозной литературой.

Закон ограничивает деятельность зарегистрированной группы теми областями, где она зарегистрирована. Закон дает только зарегистрированным религиозным группам право создавать школы и обучать духовенство.

КДР осуществляет надзор за деятельностью зарегистрированных религиозных организаций. Совет по делам конфессий при КДР, в который входят официальные представители мусульманских, христианских и еврейских групп, обсуждает меры по обеспечению соблюдения закона, права и обязанности религиозных организаций и верующих, а также другие вопросы, связанные с религией.

В соответствии с законом государственные органы, в том числе махаллинские комитеты, а также негосударственные и некоммерческие общественные организации наделены широкими полномочиями по борьбе с потенциальной «антиобщественной деятельностью» в сотрудничестве с милицией.   В частности, они уполномочены принимать меры по предотвращению деятельности незарегистрированных религиозных организаций, обеспечению соблюдения прав граждан на свободу вероисповедания, запрету пропаганды религиозных взглядов, и рассматривать другие вопросы, имеющие отношение к соблюдению законодательства.

Законодательство обязывает религиозные группы получать лицензию на публикацию или распространение своих материалов.  Для распространения любых публикуемых материалов необходимо разрешение КДР.  Закон разрешает публикацию, импорт и распространение религиозной литературы исключительно зарегистрированными центральными органами управления религиозных организаций и только после утверждения КДР.  К числу таких материалов относятся книги, журналы, газеты, брошюры, листовки, аудиовизуальная продукция, компакт-диски, DVD-диски и материалы, размещенные в интернете и «описывающие происхождение, историю, идеологию, учения, комментарии и ритуалы различных религий мира».  Государство запрещает незаконным «экстремистским религиозным группам» распространять публикации любого рода.   Физические лица, распространяющие признанные экстремистскими листовки или литературу через социальные сети, подлежат уголовному преследованию и наказанию в виде лишения свободы на срок от 5 до 20 лет.  Летом государственные органы, занимающиеся религией, расширили список религиозной литературы, которую представители духовенства могут использовать во время богослужений.  Для того чтобы получить Библию, необходимо подать соответствующее заявление и получить разрешение на приобретение утвержденной версии Священного Писания.

Согласно закону, физические лица, владеющие литературой, авторов которой правительство считает экстремистами, или какой-либо литературой, незаконно ввезенной или изготовленной, подлежат аресту и судебному преследованию.  За «нелегальное производство, хранение, ввоз или распространение материалов религиозного содержания» Кодексом об административной ответственности предусматривается наложение на физических лиц штрафа в размере от 20 до 100 минимальных месячных окладов (размер минимального месячного оклада составляет 130 240 сумов, или 16 долл. США).  За совершение данного правонарушения государственными служащими налагается штраф в размере от 50 до 150 минимальных месячных окладов.  Кодекс об административной ответственности разрешает конфискацию материалов и «соответствующих средств их производства и распространения».  В соответствии с Уголовным кодексом налагается штраф в размере от 100 до 200 минимальных ежемесячных окладов или назначаются исправительные работы сроком до 3 лет за эти же правонарушения, которые были совершены после судебного решения, вынесенного в соответствии с Кодексом об административной ответственности.  На практике наказания за предусмотренные Уголовным кодексом нарушения, связанные с религиозной литературой, применяются редко, если вообще применяются.  Суды налагают штрафы в соответствии с Кодексом об административной ответственности.  В тех случаях, когда лицо не имеет возможности уплатить штраф, суд выносит распоряжение об удержании части заработной платы.

Закон разрешает готовить священнослужителей и заниматься религиозным обучением только религиозным группам, имеющим официально зарегистрированный центральный административный орган.   Девять медресе, в том числе одно для женщин, а также православная и протестантская семинарии официально зарегистрированы в качестве учреждений, обучающих священнослужителей и предоставляющих среднее образование.  Финансируемое государством Духовное управление мусульман Узбекистана планирует открыть полдюжины религиозных учебных заведений в 2018 году.  Кабинет министров считает дипломы, выданные медресе, эквивалентными другим дипломам, что дает выпускникам медресе возможность продолжить обучение в высших учебных заведениях.  Кроме того, Ташкентский исламский институт и Ташкентский исламский университет организуют обучение в рамках программ высшего религиозного образования.  Закон запрещает религиозное обучение в частном порядке без соответствующего разрешения государственных органов и предусматривает штрафы в случае нарушения этих положений.  В соответствии с законом религиозное обучение может осуществляться только в официально санкционированных религиозных учебных заведениях и только утвержденными государством преподавателями.   Закон запрещает преподавание религиозных дисциплин в государственных школах.

В соответствии с законом каждый имам обязан закончить официально признанное религиозное учебное заведение и зарегистрироваться для получения государственной лицензии.  Духовное управление мусульман Узбекистана назначает выпускников на работу в определенную мечеть в качестве заместителя имама, после чего они могут становиться имамами.

Закон разрешает проходить альтернативную гражданскую службу гражданам, которые в силу своих религиозных убеждений считают недопустимой для себя службу в армии.  Закон ограничивает деятельность религиозных НПО, к числу которых правительство относит религиозные конгрегации.  Он запрещает религиозную деятельность вне совершаемых официальным образом ритуалов поклонения, а также религиозные мероприятия, предназначенные для детей, не достигших 16 лет, без согласия родителей.

Страна является участником Международного пакта о гражданских и политических правах.

Действия правительства

Резюмирующий пункт: По информации, полученной от НПО, религиозные организации и наблюдатели из числа экспертов, такие как специальный докладчик ООН по вопросу о свободе религии и убеждений, правительство продолжало ограничивать права граждан свободно выражать, проявлять и исповедовать свою веру и убеждения в частной или публичной форме.  В своем докладе, содержащем предварительные выводы по итогам посещения Узбекистана, специальный докладчик также отметил: «Одним из основных способов нарушения свободы религии или убеждений является чрезмерно широкое толкование религиозного экстремизма».  Правительство продолжало запрещать исламские группы, объявленные им «экстремистскими», а за членство в таких группах, к числу которых отнесены 22 религиозные организации, предусмотрена уголовная ответственность.  Правительство заявляет, что его действия в отношении лиц или групп, подозреваемых в религиозном экстремизме, не являются вопросом свободы вероисповедания, а скорее направлены на предотвращение свержения светской власти и разжигания межрелигиозной нестабильности и ненависти.  Согласно сообщениям, полученным от НПО, администрации тюрем применяли физическое насилие в отношении заключенных и обвиняли некоторых из них в религиозном экстремизме, то являлось основанием для продления сроков их заключения.  Власти не разрешали заключенным, отбывающим наказание по обвинению в «религиозном экстремизме», исповедовать свою религию.

Власти продолжали запрещать собрания с целью богослужения в общинах, где не существовало зарегистрированного места богослужения, и установили строгие наказания за совершение религиозных обрядов вне официально санкционированных мест богослужения.

За последние восемь лет правительством не зарегистрировано ни одного места богослужения, кроме суннитских.  Еврейская община не смогла зарегистрировать центральный офис, поскольку в соответствии с законодательством у нее должны быть синагоги (либо другие места богослужения) не менее чем в восьми из 14 территориальных образований.  Власти подвергали штрафам некоторые группы, в том числе Свидетелей Иеговы, безуспешно пытавшихся зарегистрироваться, за занятие религиозной деятельностью.  Сотрудники правоохранительных органов совершали рейды во время собраний и других мероприятий незарегистрированных религиозных групп, на которых обсуждались вопросы религии, и задерживали участников таких собраний и мероприятий.  Предусмотрены строгие наказания за хранение религиозной литературы, не прошедшей цензуру КДР, которая оставалась запрещенной.  Должностные лица продолжали проводить обыски домов, офисов и помещений, принадлежащих членам групп религиозных меньшинств, иногда без надлежащих ордеров на обыск, а суды приговаривали членов таких групп к административному аресту или штрафам, в том числе за хранение Библии.  Власти продолжали ограничивать доступ к некоторым исламским религиозным публикациям, которые считались экстремистскими, и арестовывать лиц, пытающихся ввозить в страну или публиковать религиозную литературу без официального разрешения.  Они также продолжали арестовывать лиц, в распоряжении которых находилась литература, которую правительство считало «экстремистской».  Контролируемые государством СМИ обвиняли миссионеров и других участвующих в прозелитизме в том, что те представляют опасность для общества.

Правительство продолжало запрещать исламские группы, объявленные им «экстремистскими», а за членство в таких группах, к числу которых отнесены 22 религиозные организации, предусмотрена уголовная ответственность.  Группы, объявленные «экстремистскими», не имели возможности исповедовать свою религию, не рискуя при этом подвергнуться уголовному преследованию.  Правительство заявляет, что его действия в отношении лиц или групп, подозреваемых в религиозном экстремизме, не являются вопросом свободы вероисповедания, а скорее направлены на предотвращение свержения светской власти и разжигания межрелигиозной нестабильности и ненависти.  Согласно сообщениям, полученным от НПО, власти применяли физическое насилие в отношении лиц, задержанных и помещенных под стражу по подозрению в «религиозном экстремизме» или за участие в заключенных и обвиняли некоторых из них в религиозном экстремизме или за участие в подпольной исламской деятельности.

Как сообщил специальный докладчик ООН по вопросу о свободе религии и убеждений Ахмед Шахид, посетивший страну в сентябре, что было первым таким визитом с 2012 года, свобода религии и убеждений подлежит чрезмерному государственному регулированию, при котором безопасность ставится выше свободы.  Специальный докладчик отметил, что правительство продолжало ограничивать права граждан свободно выражать, проявлять и исповедовать свою веру и убеждения в частной или публичной форме, вопреки законам страны и международным обязательствам.  Он сообщил, что различные положения уголовного кодекса, имеющие отношение к экстремизму, распространяются на самые разные виды деятельности и потенциально способны ограничить те виды деятельности, которые подлежат защите в соответствии с нормами международного права.  Он также отметил, что власти продолжали применять строгие наказания в отношении лиц, совершавших религиозные обряды вне разрешенных мест, а государственные органы не регистрировали группы мусульман, не являвшихся суннитами, на протяжении последних восьми лет.

Представители групп религиозных меньшинств сообщали о том, что власти продолжали запрещать мирные собрания с совершением религиозных обрядов и другие религиозные мероприятия в общинах, где нет зарегистрированных мест богослужения.  В некоторых случаях христиане находились на расстоянии более 1 000 километров (620 миль) до ближайшего разрешенного места богослужения и собирались в частных «домашних церквях», подвергаясь риску преследования и злоупотреблениям со стороны правоохранительных органов, поскольку такие собрания оставались нелегальными.

Согласно информации, полученной на протяжении года от одной из ведущих правозащитных организаций, наблюдающей за реформой пенитенциарной системы, в местах лишения свободы находились приблизительно 7 000 заключенных, осужденных по делам, связанным с их религиозными убеждениями или вероисповеданием.  Как сообщил президент страны в своем выступлении 7 декабря, общее число заключенных в стране составляло 57 000 человек.

Группы религиозных меньшинств сообщили, что они продолжали испытывать трудности с регистрацией и ведением религиозной деятельности ввиду преследований со стороны местных властей.

Как сообщила 26 мая Инициативная группа независимых правозащитников Узбекистана (ИГНПУ), Ташкентский городской уголовный суд признал 11 глубоко верующих мусульман виновными в «религиозном экстремизме» и приговорил их различным срокам тюремного заключения продолжительностью от пяти до шести лет.  Согласно ИГНПУ, подсудимые сообщили о том, что во время следствия представители властей применяли к ним физическое насилие, подвергали их пыткам и оказывали давление на членов их семей. Судья и прокурор отвергли обвинения в применении пыток.

Администрации тюрем, согласно поступившим сведениям, продолжали обвинять заключенных, отбывающих наказание по обвинению в религиозном экстремизме, в организации экстремистских ячеек в тюрьмах или в совершении других правонарушений, что являлось основанием для продления сроков их заключения.  По продолжавшим поступать сообщениям независимых СМИ и правозащитников, администрации тюрем часто обвиняли заключенных, которые иначе имели бы право ходатайствовать о досрочном освобождении, в нарушении правил внутреннего распорядка тюрьмы, вследствие чего такие заключенные лишались этого права.

В мае ИГНПУ сообщила о том, что трое братьев, Абдукарим, Ахмадилло и Абдувохид Мирзаевы, отбывавшие сроки тюремного заключения за «религиозный экстремизм» и попытки свержения конституционного строя, получили дополнительные сроки до окончания сроков отбывания наказания в январе и апреле.  Суд приговорил Абдурахима Мирзаева к восьми годам лишения свободы в 2009 году, Ахмадилло Мирзаева к пяти годам в 2006 году, а затем еще к шести годам в 2009 году, а Абдувохида Мирзаева к 11 годам в 2006 году.  Как сообщили родственники осужденных, в заключении все трое подвергались пыткам и были лишены возможности исповедовать свою религию.

В сентябре в Ташкенте сотрудники правоохранительных органов пришли с обыском в дом мусульманки-суннитки, регулярно собиравшей у себя дома женский клуб для обсуждения религиозных вопросов и ислама со своими соседками.  Суд по административным делам Шайхонтохурского района признал организатора собраний виновной в преподавании религии без соответствующей лицензии и оштрафовал ее на 13,8 млн сумов (1 680 долл. США).

Согласно информации, полученной от представителей шиитской общины, 2 февраля в Бухаре сотрудники Службы национальной безопасности (СНБ) и полиции провели рейд в одном из местных ресторанов, где собрались 20 шиитов и задержали собравшихся, обвинив их в нарушении общественного порядка.  По информации, опубликованной на сайте «Центр 1», независимого новостного портала, основанного эмигрировавшей из страны и живущей в изгнании независимой журналисткой из Узбекистана, 15 из 20 задержанных были немедленно отпущены, а остальным – Джахангиру Кулиджанову, Шавкату Азимову, Алибеку Хусанову, Джамшиду Хасанову и Шарофу Шарапову – были предъявлены обвинения в приставании к посетительнице ресторана и неповиновении сотрудникам полиции.  Все задержанные получили по 15 суток ареста.  Как рассказали задержанные, находясь в заключении, они подвергались физическому насилию со стороны сотрудников полиции, были помещены в одиночные камеры и лишены возможности общаться с адвокатами.  Представители властей обыскали дома задержанных и обнаружили запрещенные религиозные публикации и материалы, в том числе видеозапись проповеди живущего в Москве имама Амина Рамина, читающего популярные лекции об истории шиизма и основных принципах этой религии на русском языке.  В мае власти обвинили Кулиджанова и Азимова в незаконном создании общественной или религиозной организации.  Затем, в том же месяце, власти обвинили Кулиджанова в хранении, изготовлении и распространении материалов, представляющих угрозу общественному порядку.  22 августа судья Бухарского районного суда распорядился оштрафовать Азимова и Кулиджанова на 8 190 000 сумов (1 000 долл. САШ) каждого за незаконное создание религиозной организации.  В ноябре бухарский суд признал Кулиджанова виновным в незаконном хранении религиозных материалов и нарушение закона о религиозных организациях и приговорил его к пяти годам лишения свободы.  Как сообщили активисты-правозащитники, обвинение представило то, что было названо доказательством агитации с целью разжигания религиозной вражды – преступления, которое было инкриминировано подсудимому, – хотя аналогичные отрывки текста можно обнаружить в официально разрешенной литературе, используемой для богослужения в мечетях.  Как отметили правозащитники, тексты были истолкованы неверно из-за того, что не было компетентного эксперта по исламу шиитского толка.

Президент страны Мирзиёев предпринял ряд шагов в направлении улучшения отношений с суннитским мусульманским большинством: власти исключили 16 000 человек из списка потенциальных религиозных экстремистов, представляющих угрозу для безопасности, назначили имамов для работы в местах лишения свободы для организации курсов реабилитации заключенных, отбывающих наказание за совершение преступлений, связанных с религией, и отменили ограничения, действовавшие в отношении повседневного совершения исламских обрядов, в том числе запрет на участие несовершеннолетних в богослужениях в мечетях.  В Ташкентском международном аэропорту была впервые открыта специальная молельная комната для мусульман с отдельным помещением для омовения; правительство также объявило о планах открыть молельные комнаты на вокзалах.  Недавно власти разрешили крупнейшим мечетям использовать громкоговорители для призыва к молитве, впервые за более чем десять лет.  В ноябре правительство разрешило открыть платные курсы по изучению арабского языка и Корана для всех желающих.  В ознаменование Дня Конституции 7 декабря президент амнистировал 2 700 заключенных, в том числе 763 осужденных «по религиозным мотивам», — наибольшее в истории страны число единовременно освобожденных узников совести.

Как сообщили представители религиозных и правозащитных организаций, вооруженные сотрудники правоохранительных органов продолжали совершать рейды во время собраний незарегистрированных групп и задерживать их участников.  Должностные лица продолжали проводить обыски домов, офисов и помещений, принадлежащих членам групп религиозных меньшинств, иногда без надлежащих ордеров на обыск, а суды приговаривали членов таких групп к административному аресту.

В марте представители расположенной в Осло НПО «Форум 18», ведущей хронику нарушения прав верующих в странах Центральной Азии, сообщили о том, что 28 февраля в Учтепинском районе г. Ташкент трое полицейских, в том числе сотрудник антитеррористического подразделения, пришли домой к Андрею и Турсуне Ли, семейной паре, исповедующей протестантскую религию, якобы для проверки паспортов.  Сотрудники правоохранительных органов конфисковали два экземпляра Библии на русском языке, два экземпляра Библии на узбекском языке и симфонию (алфавитный указатель слов и изречений) для Библии на русском языке.  Они также конфисковали два мобильных телефона и портативный компьютер.  Власти сообщили представителям «Форума 18», что конфискованные материалы проверяются экспертом в области религии, и по результатам проверки может быть принято решение о предъявлении обвинений.

Как сообщила организация «Форум 18», 11 марта ею была получена информация от Совета баптистских церквей, согласно которой двое сотрудников антитеррористического подразделения Яшнободского районного отдела полиции г. Ташкента явились домой к семейной паре баптистов, Константину и Сюзанне Бинковским.  Как сообщила семейная пара, сотрудники заявили, что пришли они с обычной проверкой в целях безопасности в преддверии праздника Новруз (персидского Нового года).  Однако, войдя в дом Бинковских, сотрудники начали задавать вопросы насчет наличия в доме религиозной литературы.  Они конфисковали семейную Библию и другие христианские книги, а также тетрадь с записями, причем обыск проводился без соответствующего ордера, а протокол не был составлен.  В тот же день сотрудники доставили Константина Бинковского в Яшнободский районный отдел полиции.  Как сообщила Сюзанна Бинковская, сотрудники полиции допросили их и приказали никому не рассказывать о произведенном обыске в их доме.  После того как баптистская община опубликовала в интернете информацию об обыске и конфискации литературы, те же самые полицейские вновь пришли домой к Бинковским и пригрозили им арестом.

По сообщениям организации «Форум 18», 6 апреля сотрудники правоохранительных органов пришли с обыском к Алле Добронравовой, прихожанке официально зарегистрированной баптистской церкви в г. Навои. В это время у Добронравовой гостили ее дочь и зять.  Полицейские конфисковали христианские религиозные материалы, в том числе пять книг, два сборника песен, два DVD-диска и две тетради с записями.  Они также заявили Добронравовой, что ей может быть предъявлено обвинение в незаконном изготовлении, хранении или ввозе в страну материалов религиозного содержания с целью их распространения или в распространении таких материалов.  За совершение этого правонарушения для физических лиц предусмотрен штраф в размере от приблизительно 3,4 млн сумов (420 долл. США) до 17,2 млн сумов (2 100 долл. США) с конфискацией материалов и любых предметов, использованных для их изготовления или распространения.

Двадцатого апреля уголовный суд г. Нукус приговорил четырех протестантов, которых зовут Марат, Джолдасбай, Атамурат и Саламат, и чьи фамилии не сообщаются, к 15 суткам ареста за совместное совершение религиозного обряда на дому.  Как сообщили представители организации «Форум 18», 5 мая все четверо были освобождены из-под стражи.  Согласно информации, опубликованной на сайте «Центр-1», пока они находились в заключении, сотрудники СНБ в качестве наказания лишали задержанных возможности принимать пищу.

В мае организация «Форум 18» сообщила о том, что в Хорезмской области властями были задержаны две приезжие протестантки из Туркменистана.  Сотрудники таможенной службы задержали женщин, когда они уже пересекали границу, возвращаясь обратно в Туркменистан, и обнаружили в их мобильных телефонах христианские религиозные материалы, в частности, проповеди, песни и Библию на узбекском языке.  Сотрудники конфисковали мобильные телефоны и паспорта женщин, с тем чтобы те не смогли покинуть территорию страны.  В последующие несколько дней сотрудники ежедневно допрашивали женщин, иногда по нескольку часов.  После этого женщины были оштрафованы на 172 240 сумов (21 долл. США) каждая и им было разрешено вернуться в Туркменистан.

Восемнадцатого июня сотрудники правоохранительных органов в г. Карши Кашкадарьинской области провели рейд во время собрания, организованного Советом баптистских церквей с целью богослужения с участием примерно 200 глухих прихожан.  После этого, 21 июля пятеро прихожан – Виктор Ташпулатов, Михаил Балыкбаев, Джахонгир Шадмонов, Светлана Андрейченко и Мунира Газиева – предстали перед судом по гражданским делам г. Карши по обвинению в организации несанкционированного богослужения.  Суд признал Ташпулатова и Балыкбаева виновными и приговорил их к пяти суткам ареста.  Трое остальных были оштрафованы на 449 325 сумов (56 долл. США) каждый.

По информации правозащитников, выступающих в защиту свободы вероисповедания, 23 июля в г. Ургенч Хорезмской области 25 сотрудников полиции провели несанкционированный рейд во время воскресного утреннего богослужения с участием 27 местных протестантов, проходившего в доме Ахмаджона и Елены Назаровых.  По словам очевидцев, некоторые сотрудники правоохранительных органов были вооружены автоматами и лишь шестеро были в полицейской форме.  Полицейские конфисковали Библию для детей, личные тетради с записями, листы с текстами христианских песен и три мобильных телефона.  Сотрудники полиции задержали всех присутствовавших на богослужении и доставили их в городское отделение полиции г. Ургенч, где, по словам пострадавших, угрожали им, в том числе подвергнув женщин личному досмотру с раздеванием.

По сообщениям организации «Форум 18» в августе сотрудники правоохранительных органов пришли с обыском в дом, где находились пастор Ахмаджон Назаров и его прихожане-протестанты.  Участники богослужения были доставлены в отделение полиции, где они были допрошены, а затем отпущены.  В октябре судья Бахтияр Торебаев распорядился оштрафовать некоторых из задержанных в августе прихожан, в том числе Назарова, а остальные получили предупреждения.

Десятого ноября в Андижане полицейские пришли с обыском на квартиру к Ирине Степановой, прихожанке местной зарегистрированной государством баптистской церкви.  Основанием для обыска полицейские назвали поступивший сигнал о том, что она «незаконно хранила в своей квартире огнестрельное оружие».  Сотрудники правоохранительных органов конфисковали три экземпляра Библии, один баптистский сборник песен, христианские журналы, брошюры, компакт-диски и DVD-диски, а также шесть тетрадей. Полиция Андижана возбудила дело в отношении Степановой, и в случае признания ее виновной ей грозило наказание в виде штрафа в размере от приблизительно 3,4 млн сумов (420 долл. США) до 25,8 млн сумов (3 150 долл. США).

Согласно информации, полученной от организации «Форум 18», 19 ноября в Ургенче 14 сотрудников правоохранительных органов пришли с обыском домой к Станиславу Киму, где в это время проходила утренняя служба.  Полицейские арестовали девятерых присутствовавших там взрослых, доставили их в отделение полиции, где на протяжении двух часов допрашивали их и угрожали им.  Сотрудники полиции конфисковали христианские книги, трое прихожан были оштрафованы, а еще двое получили по 15 суток.  Остальные четверо были освобождены из-под стражи.

По сообщениям в СМИ, власти внимательно следили за общественными мероприятиями, где обсуждались религиозные вопросы, особенно с участием мужчин, и произвели несколько арестов лиц, участвовавших в таких мероприятиях.  В одном случае в Нукусе полицейские ворвались в частный дом где более десятка баптистов собрались на вечернюю трапезу и молебен.  Полицейские не нашли никаких материалов религиозного содержания, но выписали штраф за незаконное совершение религиозного обряда вне официально зарегистрированного места богослужения.

По сообщениям представителей правозащитных организаций и религиозных общин, власти проверяли содержание проповедей имамов, а также объем и содержание исламских материалов, публикуемых Духовным управлением мусульман Узбекистана (Муфтиятом, или высшим религиозным органом мусульман-суннитов).  Правительство обеспечивало контроль над Муфтиятом через КДР, назначая священнослужителей и сотрудников ведомства.  Правительство не ограничивало законодательно количество призывов к молитве, хотя многими мечетями установлены подобные ограничения.

Правительство заявляло, что в большинстве тюрем заключенным продолжали выделять специальные места для молитвы, а в тюремных библиотеках имелись в наличии экземпляры Корана и Библии.  Родственники заключенных сообщали, что администрации тюрем не разрешали заключенным, осужденным за религиозный экстремизм, исповедовать свою религию, включая чтение Корана или совершение молитв, что было подтверждено специальным докладчиком ООН по вопросу о свободе религии и убеждений во время посещения тюрьмы строгого режима Жаслык.  Согласно специальному докладчику ООН, сообщалось также о таких ограничениях, как запрет заключенным молиться пять раз в день или отказ менять график работы и приема пищи во время поста в месяц Рамадан.

Власти продолжали подвергать штрафам членов зарегистрированных религиозных групп или членов групп, безуспешно пытавшихся зарегистрироваться, в том числе Свидетелей Иеговы, за проведение религиозных мероприятий вне официально зарегистрированных мест богослужения в Ташкентской области.  В октябре представители Свидетелей Иеговы сообщили о том, что сотрудники правоохранительных органов провели обыски в домах членов общины Байрамбая Бегжанова и Жанар Алекбаевой и конфисковали литературу религиозного содержания и мобильный телефон, содержавший религиозные материалы.  Третьего октября суд по административным делам г. Чирчик Ташкентской области признал их виновными в незаконном изготовлении, хранении и распространении материалов религиозного содержания и оштрафовал их на 1 497 750 сумов (190 долл. США) и 2 995 500 сумов (370 долл. США) соответственно.

Четвертого февраля в Ташкенте властями была арестована член религиозной общины Свидетели Иеговы Лидия Сысоева, которую обвинили в распространении информации о своем вероучении.  Сотрудники правоохранительных органов обыскали личные вещи Сысоевой и конфисковали мобильный телефон и планшетный компьютер, после чего она была оштрафована в соответствии с Кодексом об административных правонарушениях.  Четырнадцатого февраля полицейские арестовали двоих женщин-свидетелей Иеговы, Светлану Андрееву и Альфию Ганиеву, мирно проповедовавших свое вероучение с целью обращения людей в свою веру. Полицейские конфисковали два мобильных телефона и планшетный компьютер, после чего обе женщины были оштрафованы в соответствии с Кодексом об административных правонарушениях. Второго июля в Фергане полицейские арестовали двоих женщин-свидетелей Иеговы, Анастасию Березеву и Гульнару Исламкулову, проповедовавших свое вероучение с целью обращения людей в свою веру.  Обе женщины были оштрафованы в соответствии с Кодексом об административных правонарушениях.

На протяжении года представители Свидетелей Иеговы зарегистрировали 245 случаев «враждебных действий» в отношении членов этой религиозной общины – от задержания полицией и последующего применения полицейскими физического насилия, угроз физическим насилием в отношении родственников задержанных до обысков в домах, незаконных досмотров и конфискации личного имущества и дискриминации при приеме на работу, – это меньше, чем в 2016 году, когда было зарегистрировано 264 таких случая.  В марте международная организация Свидетели Иеговы подала петицию в Совет ООН по правам человека, в которой власти обвинялись в грубейших нарушениях прав членов этой организации на свободу вероисповедания в стране.

Представители многих религиозных групп сообщали о том, что у них не было возможности выполнить установленные властями требования по регистрации, согласно которым для регистрации центрального органа необходимо постоянное присутствие в 8 из 14 территориальных образований страны и заявление от 100 членов для регистрации в конкретном месте.  Не имея возможности зарегистрироваться, они подвергались уголовному преследованию за занятие «незаконной» религиозной деятельностью.

Как и в предыдущие годы, Минюст продолжал объяснять решения отказать в регистрации якобы неспособностью религиозных групп сообщить действительный юридический адрес или получить гарантийные письма и другие необходимые разрешения от всех местных властей.  Некоторые группы сообщали, что не имели таких адресов потому, что они не желали приобретать имущество, не будучи уверенными в том, что их заявка на регистрацию будет утверждена.  Другие группы сообщали, что местные чиновники произвольно отказывали в утверждении адресов, поскольку они выступают против существования христианских церквей, членами которых являются этнические узбеки.  Некоторые группы сообщали о том, что в ответ на такие действия властей они предоставляли списки членов общин с фамилиями, звучащими как русские.

Согласно поступавшим сообщениям, церкви, которые ранее пытались зарегистрироваться, так и не смогли сделать это и оставались незарегистрированными.  В их числе баптистская церковь «Вифания» в Мирзо-Улугбекском районе г. Ташкента; пятидесятническая церковь в г. Чирчик; церковь «Эммануил» и церковь «Мир» в г. Нукус, Каракалпакстан; церковь «Хушхабар» в Гулистане; пятидесятническая церковь в Андижане; а также Адвентистская церковь, христианская церковь «Великая благодать», Центральная протестантская церковь и протестантская церковь «Мирал» – все в Самарканде.  Римско-католические общины в Навои и Ангрене не смогли зарегистрировать свои церкви после неудачных попыток, предпринимавшихся на протяжении 11 лет.

Представители Свидетелей Иеговы сообщили, что, несмотря на неоднократные попытки взаимодействия с правительством, им так и не удалось зарегистрировать новые группы, несмотря на увеличение числа членов этой общины.  В настоящее время у них есть только одно место богослужения, на окраине Ташкента, однако оно в достаточной степени не отвечает их потребностям.

Согласно КДР, число зарегистрированных суннитских мечетей достигло 2 042 – самое большое количество с 1998 года.  По некоторым сведениям, продолжали функционировать небольшое число незарегистрированных «махаллинских мечетей», посещаемых в основном пожилыми людьми или людьми с ограниченными возможностями, которые не живут в непосредственной близости от крупных, зарегистрированных мечетей.  Махаллинские мечети оставались ограниченными в своих функциях и не имели своих зарегистрированных имамов.

Немусульманские и неортодоксальные христианские религиозные группы сообщали о том, что им по-прежнему особенно трудно заниматься религиозной деятельностью в Каракалпакстане, где ни у одной немусульманской или неортодоксальной христианской религиозной общины до сих пор нет правового статуса.

Еврейская община по-прежнему не могла зарегистрировать центральный офис, поскольку у нее не было синагог в не менее чем восьми из 14 административно-территориальных единицах страны, как того требует закон.  Несмотря на усилия общины, добивавшейся признания новых раввинов, Минюст предоставил аккредитацию только одному раввину, бухарскому, и произошло это в 2014 году, после чего не было зарегистрировано ни одного.  У еврейской общины ашкенази по прежнему не было своего раввина.  Как сообщили члены еврейской общины, нехватка раввинов ограничивает возможности для вероисповедания, интерес к религии и рост общины.  Евреи выражают обеспокоенность относительно будущего своих общин, когда нынешнее поколение либо эмигрирует, либо уйдет в мир иной.

Власти продолжали запрещать обучение шиитских имамов в стране и не признавали шиитское исламское образование, полученное за пределами страны.

Согласно сообщениям в СМИ, спецслужбы продолжали практику наблюдения за религиозными общинами посредством видеозаписи участников пятничной молитвы в местных мечетях.  Прихожане католической церкви сообщили о таком же наблюдении во время месс, а также о том, что власти запретили летний лагерь для детей в Ферганской долине, сославшись на соображения безопасности.  Другие общины, такие как лютеране и Свидетели Иеговы, сообщили о наблюдении за их объектами.

Правительство и местные имамы по-прежнему неодобрительно относились к публичным проявлениям религиозности, считая это иностранным влиянием.  Например, как сообщили СМИ, в Сурхандарье и Ферганской долине власти допрашивали женщин за ношение хиджаба, и призывали их либо снять его, либо носить в более традиционном стиле, когда платок завязывают за шеей.

Согласно информации, полученной от наблюдателей из общественных организаций, впервые за много лет мусульмане получили возможность открыто совершать обряд ифтар (разговение) во время священного месяца Рамадан.  Согласно НПО Freedom House, впервые за много лет правительство разрешило проводить всенощные молитвы во время Рамадана.

СМИ, контролируемые государством или находящиеся под влиянием государства, продолжали обвинять миссионеров в том, что те представляют опасность для общества и сеют вражду в обществе.  18 мая в Карши по областному государственному телеканалу был показан документальный фильм, в котором граждан призывали активно противодействовать свидетелям Иеговы, поскольку обращение в их веру потенциально может подрывать семейные ценности и единство общества.  Кроме того, власти области организовали «антимиссионерский марафон», разместив соответствующие плакаты на главной площади областного центра.

Махаллинские (общинные) комитеты и имамы продолжали выявлять из числа местных жителей тех, кто потенциально мог быть вовлечен в экстремистскую деятельность или группы, включая тех, кто молится ежедневно или иным образом активно демонстрирует набожность.  Как сообщили представители Муфтията, вместе с членами махаллинских комитетов они регулярно совершали обходы домов местных жителей, чтобы узнать о духовных потребностей семей.

Правительство продолжало оказывать логистическую поддержку, в том числе путем организации чартерных рейсов, ограниченному числу отобранных мусульман для участия в умре и хадже, хотя паломники сами оплачивали свои расходы.  Впервые с момента провозглашения независимости страны 26 лет назад правительство увеличило число паломников в хадж до 7 500 по сравнению с 5 200 в предыдущем году, хотя это лишь около одной трети квоты, предоставленной стране Саудовской Аравией.  В большинстве случаев религиозные власти по-прежнему разрешали совершать хадж только лицам старше 40 лет.  Согласно полученным сообщениям, местные махаллинские комитеты, районные администрации, СНБ и государственная комиссия по хаджу, подконтрольная КДР и Муфтияту, участвуют в отборе потенциальных паломников.  По сообщениям источников в правозащитном сообществе Ферганской долины и Республики Каракалпакстан, было чрезвычайно трудно пройти отбор на хадж, не пользуясь связями и не выплачивая взятки.

Правительство продолжало контролировать доступ к исламским публикациям и требовать, чтобы в каждом местном издании указывались источники публикации.  По словам покупателей, изредка удавалось приобретать редкие ввозимые в страну книги на арабском языке в книжных и букинистических магазинах, либо на «блошиных» рынках, однако литературу, не утвержденную КДР, найти было трудно.

Ряд государственных учреждений, включая Министерство внутренних дел (МВД), Службу национальной безопасности (СНБ), Таможенный комитет и правоохранительные органы на местах продолжали практику конфискации, а в некоторых случаях и уничтожения религиозной литературы и оборудования, используемого для ее изготовления.

КДР продолжал блокировать ввоз в страну как христианской, так и исламской литературы.

Как рассказывали верующие, власти продолжали изымать, а в некоторых случаях и уничтожать религиозную литературу на узбекском и русском языках, нелегально ввезенную или изготовленную в стране, а также предметы религиозного назначения, такие как четки или ладан.

Члены зарегистрированных групп религиозных меньшинств сообщали, что они продолжали сталкиваться с трудностями при въезде в страну и выезде из страны, так как власти изымали религиозную литературу за предполагаемые нарушения таможенных правил.  Как сообщили в январе представители организации «Форум 18», в Ташкентском аэропорту таможенники конфисковали у паломников, возвращавшихся из умры, экземпляры Корана и других мусульманских книг.

Правительство продолжало блокировать доступ к нескольким веб-сайтам религиозного содержания, в том числе христианским и исламским новостным сайтам, а также к веб-сайтам организации «Форум 18».

Первого июня переводчики государственного издания завершили продолжавшуюся 23 года работу над первым полным изданием Библии на узбекском языке.  Власти дали разрешение на публикацию 3 000 экземпляров, которых, как признает само же правительство, недостаточно для удовлетворения спроса на местах.  Религиозными группами, которым правительство разрешило публиковать, ввозить и распространять религиозную литературу, являются Библейское общество Узбекистана (БОУ), Духовное управление мусульман (Муфтият) Узбекистана, Ташкентский исламский университет, Ташкентский исламский институт, и представительства Русской православной церкви, Церкви Полного Евангелия, Баптистской и Римско-католической церквей.

Группы христиан заявляли о том, что для того, чтобы исповедовать свою религию, им недостаточно единственной официально разрешенной версии Библии на узбекском языке.  Как сообщили представители духовенства, другие важные религиозные материалы и тексты, необходимые для объяснения доктрин и основ своих религий на узбекском языке, по прежнему недоступны.

После состоявшегося в июне совещания с участием высшего мусульманского духовенства президент страны Мирзиёев объявил о новом государственном подходе к регулированию религиозной деятельности.  Согласно сообщениям СМИ и религиозных групп, начиная с лета, власти впервые разрешили детям и подросткам в возрасте до 16 лет вместе с родителями участвовать в совершении религиозных обрядов в мечетях.  Группы гражданского общества сообщали о том, что полицейские в штатском стали менее активно наблюдать за мусульманским богослужением, и что их заменяют сотрудниками правоохранительных органов в форме.

В ноябре мечеть Кукча в Ташкенте впервые с 2005 года транслировала призыв к молитве через громкоговорители.

Представители одной из зарегистрированных христианских групп и общины Бахаи сообщили о том, что дети имели возможность участвовать в организуемых общиной религиозных мероприятиях и службах, таких как воскресная школа, с разрешения родителей.  Очевидцы сообщали о присутствии большого количества детей в обоих местах богослужения.

В июне представители высшего духовенства торжественно открыли новую исламскую духовную академию в Бухаре для подготовки большего числа имамов для назначения на должности настоятелей мечетей, и совместно с Муфтиятом правительство открыло курсы онлайн-обучения религиозным предметам, таким как джихад и шариат.

По сообщениям в СМИ, начиная с нового года, власти обяжут гостиницы оснащать не менее 10 процентов гостиничных номеров исламскими молитвенными ковриками и религиозными книгами, такими как Коран, Библия, Тора, и в 30 процентах номеров должна быть изображена стрелка, указывающая в направлении Мекки.

Правительство продолжало финансировать Исламский университет и обеспечивать сохранность исламских исторических объектов.  Правительство запрещает финансирование каких-либо исламских религиозных учреждений из частных источников.  В июне правительство разрешило открыть отделение Ташкентского исламского университета на территории суфийской святыни Бурханиддин Накшбанд.  Как сообщили официальные лица, представителям суннитского духовенства, закончившим религиозные учебные заведения за рубежом, было разрешено проповедовать в зарегистрированных местах богослужения.

Раздел III.  Отношение общества к свободе вероисповедания

Активисты и правозащитники отмечали давление в обществе, особенно со стороны мусульманского большинства, выступающего против обращения людей в другие религии.  Поступали сообщения о том, что этнические узбеки, принявшие христианство, продолжили подвергаться преследованиям и дискриминации.  В частности, сообщалось о том, что социальная стигматизация тех, кто перешел из ислама в другую религию, заставляла этих людей сталкиваться с трудностями, связанными с погребением умерших, которых им приходилось хоронить на отдаленных кладбищах; в противном случае хоронить разрешалось только с соблюдением ритуалов другой религии.

Религиозные группы, о которых было известно, что они занимались прозелитизмом, например, баптистская и пятидесятническая христианские церкви, сообщали о том, что им приходилось испытывать на себе критическое отношение со стороны общества, а соседи вызывали милицию и сообщали ей о деятельности этих групп.

Тридцать первого января на прогосударственном веб-сайте Podrobno.uz, была опубликована редакционная статья с критикой Свидетелей Иеговы, где говорилось, что деятельность этой религиозной организации является «экстремистской и тоталитарной», и что она «запрещена во многих странах».

Раздел IV.  Политика и действия правительства США

Во время встреч с представителями властей страны высокопоставленные должностные лица Государственного департамента и другие представители правительства США поднимали вызывающие обеспокоенность вопросы свободы вероисповедания.  В частности, они обсуждали вопросы, касающиеся узников совести, регистрации религиозных групп и антитеррористического законодательства, с президентом, министром иностранных дел и КДР.  Сотрудники посольства встречались с несколькими государственными чиновниками, в том числе с представителями Национального центра по правам человека и КДР, поднимая вызывающие обеспокоенность вопросы, касающиеся лишения граждан свободы за их религиозные убеждения.  Представители правительства США продолжали настоятельно призывать власти внести изменения в Закон о свободе совести и религиозных организациях, позволить членам групп религиозных меньшинств свободно исповедовать свою религию вне зарегистрированных мест богослужения, сделать менее жесткими требования в отношении регистрации религиозных организаций, обеспечить защиту права на широкое обсуждение вопросов религии в обществе и отменить ограничения в отношении ввоза и использования литературы религиозного содержания, как в виде печатных изданий, так и в электронном виде.  Представители правительства США также настоятельно призывали власти принять обязательство по имплементации Резолюции 16/18 Совета по правам человека Организации Объединенных Наций о свободе вероисповедания (принятой в 2011 году), в том числе проводить семинары-практикумы на тему свободы вероисповедания и терпимости.  Они также обсудили трудности, с которыми сталкиваются религиозные группы и оказывающие внешнюю помощь религиозные организации в том, что касается регистрации и уничтожения их религиозной литературы.  Представители правительства США продолжали диалог с Министерством иностранных дел страны, с тем чтобы наметить конкретные шаги, которые можно было бы предпринять в порядке сотрудничества в решении стоящих вопросов и выполнении рекомендаций в отношении улучшения ситуации в плане свободы вероисповедания.

Сотрудники посольства также консультировали нескольких высокопоставленных должностных лиц учреждений Организации Объединенных Наций, занимающихся вопросами прав человека, в том числе специального докладчика ООН по вопросу о свободе религии и убеждений.  Они часто обсуждали со своими коллегами из дипломатических представительств других стран дела, связанные со свободой вероисповедания, с целью координации усилий по наблюдению за рассмотрением таких дел в суде и получению от должностных лиц информации о действиях правоохранительных органов в связи с этими делами.

Работая с общественностью, а также в ходе частных встреч сотрудники посольства привлекали внимание к беспокоящим христианскую общину вопросам, таким как неспособность регистрировать молитвенные дома, к проблемам христиан-евангелистов и свидетелей Иеговы, не имеющим возможности открыто и публично обсуждать свои религиозные убеждения, а также к вопросам, касающимся преследования нескольких шиитов, высказывавших религиозные убеждения, которые мусульмане-сунниты считали еретическими.  Сотрудники посольства и посещающие страну должностные лица правительства США встречались с представителями религиозных групп и гражданского общества, а также с родственниками заключенных, чтобы обсудить вопросы свободы совести и вероисповедания.  В частности, проводились встречи с руководителями баптистских и католических церквей для обсуждения вопросов, связанных с регистрацией общин, с членами общины Свидетели Иеговы, чтобы обсудить их обеспокоенность относительно увеличения количества проводимых полицией обысков домов их прихожан; проводились встречи с эмигрировавшими и до сих пор живущими в Бухаре бухарскими евреями, обеспокоенными дальнейшей судьбой их общины, а также работа с другими общинами, в ходе которой обсуждались принимаемые властями меры безопасности.

Начиная с 2006 года, Узбекистан входит в список «стран, вызывающих особую обеспокоенность» (CPC), составляемый в соответствии с Законом США о свободе вероисповедания в странах мира от 1998 года, в связи с нарушениями или попустительством особо серьезным нарушениям свободы вероисповедания.  Совсем недавно, 22 декабря Государственный секретарь вновь включил Узбекистан в список «стран, вызывающих особую обеспокоенность», но, руководствуясь важными национальными интересами США, объявил об освобождении от санкций, которыми сопровождается включение в данный список.

Автор Посольство США | Среда, 20 июня, 2018 | Категории: Exclude, Официальныесообщения, Права человека, Сообщения | Ключевые слова: Доклад о свободе вероисповедания в странах мира

Взаимоотношения государства и религии в современном Узбекистане Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

32

ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ГОСУДАРСТВА И РЕЛИГИИ В СОВРЕМЕННОМ УЗБЕКИСТАНЕ

© Раджапова М.З.*

Андижанский государственный университет,

Республика Узбекистан, г. Андижан

В данном статье раскрывается взаимоотношения государства и религии в современном Узбекистане на основе Конституции.

Ключевые слова государство, религия, межгосударства, межрелигиозный, межконфессиональный, светское государство, свободы совести.

Современная национальная политика в сфере, касающейся религиозной деятельности, нашла свое закрепление в Конституции и Законе Республики Узбекистан «О свободе совести и религиозных организациях» от 1 мая 1998 г. Он определяет понятие и порядок реализации свободы совести и вероисповедания, взаимодействие государства с религиозными организациями. Нормы, определяющие в законе понятия свободы совести соответствуют международным стандартам [1].

В Узбекистане государство в своих взаимоотношениях с религиозными группами придерживается следующих принципов:

- уважительное отношение к религиозным чувствам верующих;

- признание религиозных убеждений частным делом граждан или их объединений;

- гарантирование равных прав и недопустимость преследования граждан, как исповедующих религиозные взгляды, так и не исповедующих никаких;

- необходимость постоянного диалога с религиозными объединениями, между конфессиями для достижения общечеловеческих моральных ценностей [2, с. 30-31].

В республике духовность и набожность стали глубоко почитаемы. За счет государства отреставрированы многие мечети и медресе, ханаки, являющиеся памятниками архитектуры.

В Узбекистане постоянно уделяется большое внимание работе по достижения межрелигиозной толерантности и межнациональному согласию, определению места религии, в обществе. В конце 1990 годов сбылась вековая мечта среднеазиатского духовенства, многие десятилетия безуспешно добивавшегося создания собственной духовной школы. В Узбекистане функционируют институт и университет ислама, религиозные учебные заведения, издаются сотни исследований на религиозную тематику. В независи-

Старший преподаватель кафедры Истории Узбекистана.

Исторические науки

33

мом Узбекистане открыто высшее православное учебное заведение - Ташкентская духовная семинария, которая готовит для Епархии высокообразованных служителей [3, с. 4-5].

Политика государства в области развития этнических взаимоотношений позволяет любому человеку, проживающему в стране, чувствовать себя свободным и равноправным гражданином. В республике созданы более 120 культурных национальных центров. Здесь проживают представители более 130 национальностей, относящихся к 16 конфессиям, среди которых православная, католическая, лютеранская, баптистская, полного Евангелия, адвентист кая, армянская апостольская и другие христианские церкви, религиозные общины ашкенази бухарских евреев, бахай, кришнаитов, буддистов. Самую крупную конфессию составляет мусульманство [4].

Приоритетная задача возрождения духовности, исламской культуры потребовала определиться по самому принципиальному вопросу: светский ли путь развития страны или религиозный.

Конституционно - правовое и политическое кредо современного развития Узбекистана - светское государство.

Сущность светского государства закреплена в ряде статей конституции Узбекистана: «Никакая идеология не может быть установлена в качестве государственной», «Свобода совести гарантируется для всех. Каждый имеет право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой. Недопустимо принудительное насаждение религиозных взглядов», «Запрещается создание политических партий по национальному и религиозному признакам», «Религиозные организации и объединения отделены от государства и равны перед законом» [5, с. 18, 31, 57, 61].

В статье Закона Республики Узбекистан «О свободе совести и религиозных организациях» «Задачи закона» сказано: «Настоящий закон гарантирует права граждан на определение и выражение своего отношения к религии на соответствующие этому убеждения, на беспрепятственное исповедание религии и выполнение религиозных обрядов, а также социальную справедливость и равенство, защиту прав и интересов граждан, независимо от отношения к религии и регулирует отношения, связанные с деятельностью религиозных организаций» [1, с. 3].

Каждая статья закона полностью соответствует указанным выше принципам.

Светское государство не само цель, а социальный и правовой механизм взаимного гарантирования государственности и вероисповедания, свобод гражданина, человека и свобод верующего или неверующего.

Устанавливая гарантии прав и свобод, Конституция Узбекистана закрепляет равенство прав женщин и мужчин, что должно обеспечить, в частности, преодоление бытовых пережитков, причиной которых отнюдь не является религия.

34

ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Правы верующих гарантированы, как мы сказали выше конституцией Узбекистана. Благодаря независимости народу возвращены бесценные духовные богатства. В октябре 2005 г в Ташкенте состоялась первая в истории региона Центральной Азии христианско-мусульманская конференция под девизом «Совместно жить под одним небом». Этот международный форум представителей различных конфессий, в работе которого приняли участие священнослужители около десятках стран, в том числе делегации Всемирного совета церквей, Московского патриархата и ООН, свидетельствует о стремлении верующих жить в мире и согласии.

В 2009 г в Ташкенте состоялся международный межрелигиозный и политический диалог-форум под названием «Религия и демократия».

23 мая 2010 г в Ташкента в конференц-зале Национального центра Республики Узбекистан состоялся круглый стол по правом человека. Это была четвертая ежегодная встреча религиозных и государственных деятелей в рамках семинара «Межконфессиональный диалог - основа стабильности», а также проекта «Гражданский форум».

В сентябре 2010 г в Бухаре прошёл международный симпозиум ЮНЕСКО на тему «Суфизм и межрелигиозный диалог» с участием представителей около 30 стран.

В сентябре 2010 г в Ташкенте, Бухаре и Самарканде прошел симпозиум на тему «Мировые религии и мировая культура».

В начале июня 2009 г в Самарканде проходил международный научно теоретический симпозиум «Ислам и светское государство», организованной международными фондами «Имам аль-Бухари» и Фридриха Эберта, а также Исламским университетом.

В рамках симпозиума в Самарканде Национальным центром по правам человека Республики Узбекистан совместно с комитетом по делам религии был организован круглый стол на тему «Роль религии в обществе».

В 2009 году Ташкентский исламский университет совместно с Центром дипломатически и стратегически исследований Франции организовал научно-практическую конференцию на тему «Особенности проявления религиозной толерантности в Центральной Азии». Данная конференция явилась логическим продолжением научного форума «Религиозная толерантность в Узбекистане и Франции», который прошёл в Париже под эгидой ЮНЕСКО.

По мнению специалистов и экспертов, в 1993 г можно было наблюдать процесс безусловной политизации ислама в Узбекистане, так как самую крупную конфессию составляет мусульманство. Как и во многих других азиатских странах, политический экстремизм приобрел форму экстремизма религиозного.

«Религия сегодня способствует очищению от скверны, от лжи и лицемерия, возрождению высоких моральных устоев и внутренних качеств. Ислам - вера наших отцов - сознание, суть бытия, сама жизнь мусульман. Го-

Исторические науки

35

сударство будет оказывать необходимое содействие священному для каждого мусульманина хаджу в Мекку» - написал Президент Узбекистана И. Каримов в книге «Узбекистан: свой путь обновления и прогресса» [6, с. 32]. Он определяет такое сочетание светского в государственности и религиозного в духовности как один из путей реформирования на собственных основах. При этом реформируется отнюдь исламское вероучение и ритуалы, а социальная практика и менталитет, которая на рубеже XXI в. Вряд ли адекватна временам первых мусульманских общин.

Из упомянутого текста ясно, что «мусульманин» - не юридическое понятие, а духовно-психологическое, культурологическое самоопределение индивидуума.

Политика государства в отношении фундаментализма четко определена Президентом Республики Узбекистан в его выступлениях, где подчеркивается, что Узбекистан выступает против любых форм фундаментализма, будь он религиозный или коммунистический.

Фактор религиозного фундаментализма - экстремизм - является одной из главных угроз безопасности и устойчивого развития государства и общества.

Узбекистан предлагает активные усилия по привлечению внимания мировой общественности к опасным очагам напряженности, связанной с экспортом терроризма, наркобизнеса и религиозного радикализма, фундаментализма. Мировой общественности представлялись убедительные доказательства растущей угрозы ползучий экспансии и распространения международного терроризма [7, с. 646].

Ислам Каримов в ноябре 1999 г выступил на саммите ОБСЕ и выдвинул предложение о создании при ООН Международного центра по борьбе с терроризмом, который был бы призван активизировать усилия мирового сообщества. При содействии и поддержке международных организаций принимались и принимаются совместные меры по нейтрализации угроз религиозного экстремизма и международного терроризма. Узбекистан активно поддерживает деятельность межгосударственных, региональных и международных организаций, усилия которых направлены на борьбу с международным терроризмом. В политической философии Президента Узбекистана И. Каримова светский путь играет роль механизма по мобилизации всего потенциала населения. И такой подход соответствует социальной традиции Востока: от духовного к материальному.

Идеалами светского типа ислама являются приоритет национальногосударственного элемента, веротерпимость и личностную открытость.

Светский ислам служит балансом межгосударственной и межрелигиозной духовности в сочетании с узбекским национальным патриотизмом, и они уравновешивают друг друга.

Таким образом, можно сделать вывод, в системе гражданских прав и свобод Конституция Узбекистана уделяет важное место вопросу о свободе

36

ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

совести. Так, статьи 31 и 61 Основного [5, с. 12, 17] Закона Республики значительно расширили рамки прав верующих граждан страны. Свобода совести гарантирована для всех. Каждый имеет право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, в деятельность религиозных организаций государство не вмешивается.

Список литературы:

1. Закон Республики Узбекистан «О свободе совести и религиозных организациях». - Ташкент: Узбекистан, 1998.

2. Ислам Каримов Узбекистан на пороге XXI века: угрозы безопасности, условия и гарантии прогресса. - Ташкент: Узбекистон, 1997.

3. Рахматов А. Бдительность - священный долг. - Ташкент: Узбекистан, 2000.

4. Этноконфессиональная карта Узбекистана. - Ташкент: Узбекистан, 2005.

5. Конституция Республики Узбекистан. - Ташкент: Узбекистан, 2015.

6. Ислам Каримов Узбекистан: свой путь обновления и прогресса. -Ташкент: Узбекистон, 1992.

7. Салохутдинов УФ. Современная религиозная ситуация в Узбекистане: приоритет толерантного ислама, и нейтрализация угроз экстремизма // «Ислам в России и за её пределами: история, общество, культура». Сборник материалов межрегиональной научной конференции, посвященной 100-летию со дня кончины выдающегося религиозного деятеля шейха Батал-хаджи Белхароева. 22-23 октября 2011, Магас. - СПб., 2011.

ЗАЩИТА ИНТЕРЕСОВ ЖЕНЩИН В НЕЗАВИСИМОМ УЗБЕКИСТАНЕ

© Собирова Д.Т.*, Ганиева М.А.

Андижанский государственный университет, Республика Узбекистан, г. Андижан

В данной статье освещены вопросы защиты интересов женщин, которые в годы независимости Узбекистана решились на уровне государственной политики.

Также в статье приведены расширения об указах по участию женщин в общественном и государственно управлении и женских общественных объединениях.

Ключевые слова предпринимательство, консультация, тендер, общественные организации и объединения, семинар.

Доцент кафедры Истории Узбекистана.

ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ И ГАРАНТИИ СВОБОДЫ СОВЕСТИ, МЕЖРЕЛИГИОЗНОГО ДИАЛОГА В РЕСПУБЛИКЕ УЗБЕКИСТАН

Аннотация: Ушбу мақолада Ўзбекистон Республикасининг виждон эркинлиги ва диний эътиқод масаласидаги давлат сиёсати, мамлакат Конституция ва бошқа қонунларида виждон эркинлигининг кафолатлари, давлатнинг динлар ва конфессиялараро  мулоқотни олиб боришга яратиб берган шарт-шароитлари, Ўзбекистон қонунларида прозелитизм ва миссионерликка йўл қўйилмаслиги масалалари ёритиб берилган. Шунингдек, диний ташкилотлар ва фуқаролик жамияти бошқа институтларининг ўрни ва ролини аниқлашда давлатнинг вазифаларини аниқлаштириш лозимлиги таклифи берилган.

Калит сўзлар:  Виждон эркинлиги, диний ташкилот, конфессиялараро, диний бағрикенглик, прозелитизм, миссионерлик, эътиқод.

Аннотация: В данной статье рассматриваются государственная политика Республики Узбекистан в отношении свободы совести и вероисповедания, гарантии свободы совести в Конституции и других законах страны, условия, созданные государством для ведения межконфессионального и межконфессионального диалога, а также в законах Узбекистана, запрещающих прозелитизм и миссионерство. Предполагается также, что необходимо уточнить функции государства в определении роли и роли религиозных организаций и других институтов гражданского общества.

Ключевые слова: Свобода совести, религиозная организация, межконфессиональность, религиозная терпимость, прозелитизм, миссионерство, вера.

Annotation: This article discusses the state policy of the Republic of Uzbekistan on freedom of conscience and religious beliefs, the guarantee of freedom of conscience in the laws and the Constitution of the Republic, the conditions created by the state for interfaith and interfaith communications, the prohibition of proselytism and missionary work. And also measures have been proposed to educate young people: how to protect against fanaticism, extremism, proletism and missionary work; determining the role of the state in determining the role of civil society and religious organizations.

Keywords: freedom of conscience, religious organization, interfaith, religious tolerance, proselytism, missionary work, faith.

Провозглашая государственную независимость, Республика Узбекистан уже в Преамбуле Конституции заявила о приверженности идеям прав человека и суверенитета страны, а также, опираясь на исторический опыт развития узбекской государственности, признавая приоритет общепризнанных норм международного права, предусматривая задачу создания гуманного демократического правового государства,  поставила перед собой цель обеспечения гражданского мира и национального согласия.

Следуя этому принципу, за прошедший период в стране было принято много законов и подзаконных актов. Государство проводило политику, направленную на защиту прав и свобод граждан. Была проделана значительная работа по сохранению межрелигиозной и межконфессиональной гармонии, повышению правосознания и правовой культуры в обществе. Как итог в нашей стране царит мир и стабильность.

Тем не менее, государство, провозглашающее и закрепляющее в законе основы свободы слова и совести, должно учитывать возможность возникновения межнациональных и межконфессиональных конфликтов в результате злоупотреблений, нарушений установленных правил со стороны определенной части верующих – представителей различных религий и заблаговременно принимать  меры по их предупреждению. Духовное единство народа Узбекистана – это одно из необходимых условий политического, социального и экономического развития страны, укрепления независимости, объединения народа на пути к процветанию и прогрессу.

На протяжении всей истории человечество не только сформировало отношение к религии и религиозным организациям, но и создало своеобразный баланс межконфессионального диалога. В истории человечества накоплен образцовый опыт воспитания любви человека к своей семье, окружающим, своей Родине, трудолюбия, соблюдения норм закона, патриотизма, представителя религий и религиозных ценностей, развивающего культуру межнационального и межконфессионального диалога,  способного внести вклад в развитие нравственного и этического развития личности.

С развитием информационных и коммуникационных технологий в современном узбекском обществе, где улучшается инвестиционный климат, привлекающий инвесторов со всего мира, с расширением атмосферы межконфессионального диалога, также возникает ряд угроз. В этом процессе жизненно важной задачей становится осознание себя, сохранение межнационального согласия, обеспечение гармонии национальных и общечеловеческих ценностей, а также дальнейшая стабилизация атмосферы религиозной толерантности.

Действительно, в узбекском обществе, которое 28 лет назад избрало путь независимого развития, сегодня укрепляется значение национальных и религиозных ценностей, растет потребность в развитии межнационального равенства и диалоге толерантности, согласия. Наряду с условиями, создаваемыми правительством, особую актуальность представляет работа по всеобъемлещему и сбалансированному усвоению широким кругом населения, особенно молодежью, религиозных и светских наук, усилению навыков анализа процессов трансформации субкультур в национальную культуру.

В стране на сегодняшний день действует 2270 религиозных организаций, из которых 2091 – исламские, 179 – неисламские религиозные организации, 12 религиозных учебных заведений, 15 религиозных представительств и 2064 мечети. [1] (01.09.2019)

С правовой точки зрения, в республике реализуется конституционное право граждан на свободу вероисповедания. Это нашло свое отражено в конституции и законе следующим образом.

В статье 18 Конституции говорится, что: “Все граждане Республики Узбекистан имеют одинаковые права и свободы и равны перед законом без различия пола, расы, национальности, языка, религии, социального происхождения, убеждений, личного и общественного положения” [2]. Это мы можем увидеть в норме статьи 46 Конституции “Женщины и мужчины имеют равные права”[2], частях второй и третьей статьи 2 Закона
«О гражданстве Республики Узбекистан», нормах статьи 9 Кодекса Республики Узбекистан «Об административном судопроизводстве», статьи 8 «Гражданского процессуального кодекса», статей 2 и 3 «Семейного кодекса», части первой статьи 17 «Гражданского кодекса»[3], статьи 6 «Трудового кодекса», статьи 5 «Уголовного кодекса», статьи 3 «Кодекса об административной ответственности».

7 глава Конституции посвящена личным правам и свободам, в статье          31 признается гарантированность свободы совести для всех, право каждого исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, недопустимость принудительного насаждения религиозных взглядов.

Положения этой статьи Конституции были содержательно дополнены и развиты в новой редакции Закона Республики Узбекистан «О свободе совести и религиозных организациях» от 1 мая 1998 года.

В статье 3 Закона определяется, что: «Свобода совести — это гарантированное конституционное право граждан исповедовать любую религию или не исповедовать никакой».

Не допускается какое-либо принуждение при определении гражданином своего отношения к религии, к исповеданию или неисповеданию религии, к участию или неучастию в богослужениях, религиозных обрядах и церемониях, в получении религиозного образования.

Не допускается вовлечение несовершеннолетних в религиозные организации, а также обучение их религии вопреки их воле, воле родителей или лиц, их заменяющих.

Осуществление свободы исповедовать религию или иные убеждения подлежит лишь тем ограничениям, которые необходимы для обеспечения национальной безопасности и общественного порядка, жизни, здоровья, морали, прав и свобод других граждан.

Иностранные граждане и лица без гражданства пользуются правом на свободу совести и свободу вероисповедания наравне с гражданами Республики Узбекистан и несут установленную законом ответственность за нарушение законодательства о свободе совести и религиозных организациях» [4].

Действительно, право граждан исповедовать любую религию или не исповедовать никакой является правом граждан, гарантированным законом, вместе с тем, предоставление равных возможностей религиозным организациям, зарегистрированным в установленном законом порядке способствовать примирению и уважению между гражданами, исповедующим различные религии либо не исповедующим какой-либо религии, является признанием жизни, свободы, чести, достоинства и других неотъемлемых прав человека в качестве высшей ценности, как это определено Конституцией.

Принцип равенства в законах Республики Узбекистан служит предупреждению ограничения прав немногочисленных религиозных организаций и верующих в стране, а также обеспечению мира и согласия путем предотвращения случаев предоставления приоритета и привилегий религии, исповедуемой коренными народами на протяжении веков.

Проблема недопустимости прозелитизма и миссионерства сегодня также является одной из самых актуальных задач. Поскольку вопрос веры является гарантированным личным правом каждого человека, принуждать его или навязывать ему какую-либо религию является не только нарушением закона, но и противоречит национальным ценностям и обычаям. Согласно статистическим данным, выявлено осуществление миссионерских действий на территории Навоийской, Самаркандской, Ташкентской областей и Республики Каракалпакстан. Такие действия приводят к противоречиям среди граждан, разногласиям и конфликтам между жертвой миссионерских действий и его близкими, членами семьи.

В законодательстве определены меры наказания за прозелитизм и миссионерский действия.

В статье 5 Закона “О свободе совести и религиозных организациях» указывается, что: “Религия в Республике Узбекистан отделена от государства. Установление каких-либо преимуществ или ограничений одной религии или вероисповедания по отношению к другим не допускается.

Государство способствует установлению взаимной терпимости и уважения между гражданами, исповедующими различные религии и не исповедующими их, между религиозными организациями различных вероисповеданий, не допускает религиозного и иного фанатизма и экстремизма, действий, направленных на противопоставление и обострение отношений, разжигание вражды между различными конфессиями.

Государство поддерживает мир и согласие между религиозными конфессиями. Запрещаются действия, направленные на обращение верующих одних конфессий в другие (прозелитизм), а также любая другая миссионерская деятельность. Лица, виновные в нарушении этого правила, несут ответственность, установленную законодательством” [4].

В статье 145 Уголовного Кодекса Республики Узбекистан определяется: Воспрепятствование законной деятельности религиозных организаций или совершению религиозных обрядов, —

наказывается штрафом до пятидесяти минимальных размеров заработной платы или лишением определенного права до пяти лет либо обязательными общественными работами до трехсот часов или исправительными работами до двух лет.

Вовлечение несовершеннолетних в религиозные организации, а равно обучение их религии вопреки их воле, воле родителей или лиц, их заменяющих, — наказывается штрафом от пятидесяти до семидесяти пяти минимальных размеров заработной платы или обязательными общественными работами от трехсот до трехсот шестидесяти часов или исправительными работами от двух до трех лет либо ограничением свободы от одного года до трех лет или лишением свободы до трех лет” [5].

Кроме того, в Уголовном кодексе Республики Узбекистан за нарушение норм, связанных с религиозными свободами, гарантированными в Конституции и законах Республики Узбекистан, применяются следующие меры наказания:

В статье 2162 говорится, что нарушение законодательства о религиозных организациях, то есть, осуществление нелегальной религиозной деятельности, уклонение руководителей религиозных организаций от регистрации устава, организация и проведение служителями культа и членами религиозных организаций специальных детских и юношеских собраний, а также трудовых, литературных и иных кружков и групп, не имеющих отношения к отправлению культа, после применения административного взыскания за такие же деяния — наказывается штрафом от пятидесяти до ста минимальных размеров заработной платы или обязательными общественными работами до трехсот шестидесяти часов или ограничением свободы от одного года до трех лет либо лишением свободы до трех лет.

Обращение верующих одних конфессий в другие (прозелитизм) и другая миссионерская деятельность после применения административного взыскания за такие же действия — наказывается штрафом от пятидесяти до ста минимальных размеров заработной платы или обязательными общественными работами до трехсот шестидесяти часов или ограничением свободы от одного года до трех лет либо лишением свободы до трех лет [6].

Согласно статье 2441 “Изготовление или хранение с целью распространения материалов, содержащих идеи религиозного экстремизма, сепаратизма и фундаментализма, призывы к погромам или насильственному выселению граждан либо направленных на создание паники среди населения, а также изготовление, хранение с целью распространения либо демонстрации атрибутики или символики религиозно-экстремистских, террористических организаций, — наказывается штрафом от двухсот до четырехсот минимальных размеров заработной платы или исправительными работами до трех лет либо ограничением свободы от одного года до трех лет или лишением свободы до трех лет».

Распространение в любой форме сведений и материалов, содержащих идеи религиозного экстремизма, сепаратизма и фундаментализма, призывы к погромам или насильственному выселению граждан либо направленных на создание паники среди населения, а равно использование религии в целях нарушения гражданского согласия, распространения клеветнических, дестабилизирующих обстановку измышлений и совершения иных деяний, направленных против установленных правил поведения в обществе и общественной безопасности, а также распространение либо демонстрация атрибутики или символики религиозно-экстремистских, террористических организаций, — наказывается штрафом от трехсот до четырехсот минимальных размеров заработной платы или ограничением свободы от трех до пяти лет либо лишением свободы от трех до пяти лет”[6].

Действия, предусмотренные частью первой или второй статьи 2441, совершенные: по предварительному сговору или группой лиц; с использованием служебного положения; с использованием финансовой или иной материальной помощи, полученной от религиозных организаций, а также от иностранных государств, организаций и граждан; с использованием средств массовой информации либо сетей телекоммуникаций, а также всемирной информационной сети Интернет, — наказываются лишением свободы от пяти до восьми лет [6].

В статье 2442 определяется: создание, руководство, участие в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях — наказывается лишением свободы от пяти до пятнадцати лет, Те же действия: повлекшие тяжкие последствия; совершенные с вовлечением несовершеннолетнего, — наказываются лишением свободы от пятнадцати до двадцати лет [6].

Лицо освобождается от ответственности за преступление, если оно добровольно сообщило о существовании запрещенных организаций и способствовало раскрытию преступления.

В статье 2443 закреплено, что незаконное изготовление, хранение, ввоз на территорию Республики Узбекистан с целью распространения или распространение материалов религиозного содержания, совершенное после применения административного взыскания за такие же деяния, — наказывается штрафом от ста до двухсот минимальных размеров заработной платы или исправительными работами до трех лет [6].

Следовательно, человек должен осуществлять свободу совести на основе собственного желания и совести.

Еще один нормативный акт нашего государства, нацеленный на обеспечение свободы совести, межнационального согласия и религиозной толерантности – это принятая Указом Президента Республики Узбекистан от 7 февраля 2017 года Стратегия действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017 — 2021 годах, пятое приоритетное направление которого посвящено обеспечению безопасности, межнациональному согласию и религиозной толерантности, осуществлению взвешенной, взаимовыгодной и конструктивной внешней политики. В нем нашли свое отражение нормы касательно:

защиты конституционного строя, суверенитета, территориальной целостности Республики Узбекистан;

совершенствования системы обеспечения информационной безопасности и защиты информации, своевременного и адекватного противодействия угрозам в информационной сфере;

укрепления гражданского, межнационального, межконфессионального мира и согласия;

укрепления обороноспособности государства, повышение боевой мощи и боеспособности Вооруженных Сил Республики Узбекистан…[7].

Отражение в законодательстве подобных норм свидетельствует о том, что в Узбекистане действительно законотворчество основывается на принципе толерантности, базирующемся  на основе общепризнанных норм.

Государственное строительство в Республике Узбекистан основывается на принципах социальной сплоченности, политической стабильности, приоритета интересов многонационального народа, патриотизма и демократии.

Итак, государство и в дальнейшем, должно

во-первых, с учетом многовековых ценностей и традиций развивающегося узбекского общества на основе общепризнанных норм определять вопрос места и роли религиозных организаций и иных институтов гражданского общества в развитии институтов гражданского общества;

во-вторых, принять меры по дальнейшей активизации организации встреч и переговоров, позволяющих обмениваться конструктивными идеями для дальнейшего улучшения межрелигиозного и межконфессионального согласия и понимания;

в-третьих, широко использовать ценности священной исламской религии, которые на протяжении веков внесли огромный вклад в богатое культурное и духовное наследие нашего народа, письменных источников и потенциала религиозных деятелей в повышении культурного и религиозного уровня граждан;

в-четвертых, организовать задачи воспитания подрастающего молодого поколения в обстановке отсутствия влияния различных фундаменталистических, экстремистских идей и воззрений, прозелитизма и миссионерских движений.

 

References/Использованная литература:

  1. Информация Комитета по делам религий при Кабинете Министров Республики Узбекистан
  2. Конституция Республики Узбекистан.Lex.uz
  3. Гражданский кодекс Республики Узбекистан. Lex.uz
  4. Закон Республики Узбекистан “О свободе совести и религиозных организациях”.Lex.uz
  5. Кодекс Республики Узбекистан об административной ответственности Lex.uz
  6. Уголовный кодекс Республики Узбекистан.Lex.uz
  7. Стратегия действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017 — 2021 годах, приложение к Указу Президента Республики Узбекистан №УП-4947. Lex.uz

Фундаменталисты активизируются / СНГ / Независимая газета

ВТОРЖЕНИЕ узбекских исламистов в Сурхандарьинскую область Узбекистана и в южные горные районы Киргизии - событие вполне предсказуемое. И в Ташкенте и в Бишкеке мало кто сомневался, что "поход" исламских радикалов в Киргизию в августе прошлого года был лишь своеобразной пробой сил и при первой же возможности боевики вновь попытаются прорваться в Узбекистан.

Основания для таких опасений были. В августе 1999 г. киргизской и узбекской армиям так и не удалось разгромить исламистов, и они практически без потерь отступили на свои базы в Горный Таджикистан. Ходили упорные слухи, что в горной Киргизии построено около 30 теплых каменных домов, ставших перевалочными базами для исламистов. Там накапливались запасы продовольствия и оружия, туда стекались "воины джихада", которым предстояло проникать дальше в Узбекистан.

Более того, не только российские, узбекские и киргизские политики, которых можно обвинить в пристрастности, но и некоторые зарубежные лидеры заявляли, что среднеазиатские исламисты поддерживаются талибами. Как считает афганский генерал Ахмад Шах Масуд, руководитель движения "Талибан" Мохаммад Омар вместе с лидером узбекских исламистов Тахиром Юлдашевым разрабатывают план создания Исламского эмирата Фергана.

Попытаемся разобраться, что же за люди противостоят узбекским властям и насколько угроза насильственного захвата ими власти может повлиять на политическую обстановку во всей Средней Азии. "Боевики - это нормальные верующие люди, которые вынуждены были взять в руки оружие, чтобы в дальнейшем отомстить узбекскому правительству за преследования политических и религиозных деятелей, начавшиеся в 1992 г. и особенно усилившиеся в последнее время, - утверждал в августе 1999 г. проводивший переговоры с боевиками киргизский правозащитник Турсунбек Акунов. - Эти люди хотят установить в Узбекистане настоящий исламский порядок... Как Аллах нам прикажет, говорят они, так и будет".

Весьма откровенно высказывается о своих планах и сам лидер узбекских исламистов Тахир Юлдашев, заявивший на днях радио "Свобода": "Мы знаем свою цель, эта цель - свергнуть существующий в Узбекистане строй, освободить из застенков около ста тысяч наших братьев и сестер - верующих мусульман Узбекистана - и создать в Узбекистане такой режим, при котором люди могли бы свободно исповедать свою веру". Юлдашев также считает, что ни о каких переговорах с Исламом Каримовым не может идти и речи.

Нынешний конфликт узбекских властей и фундаменталистов имеет достаточно давнюю историю. В 1991 г. в одном из областных центров Ферганской долины - Намангане неожиданно возникло движение "Адолат" ("Справедливость"), в рамках которого была создана структура, подобная иранскому "Корпусу стражей исламской революции". Молодые люди с зелеными повязками появлялись в самых неожиданных местах города и по своему усмотрению расправлялись с теми, кто, по их мнению, нарушал закон. Наказывали пойманных воров и проституток с точки зрения западной юриспруденции достаточно экзотичными способами: их сажали на осла задом наперед и возили по городу, привязывали к столбу на площади, а прохожие плевали им в лицо, провинившихся также били плетьми в мечетях. Безусловным лидером этой "исламской милиции" стал 24-летний Тахир Юлдашев.

Поначалу Ислам Каримов относился к "Адолату" благосклонно, однако довольно скоро он начал понимать, что не является больше хозяином в Намангане. Развязка наступила во время его приезда в город, когда узбекского президента встретила враждебно настроенная большая толпа людей, возглавляемая Тахиром Юлдашевым.

Такого унижения узбекский президент простить не мог, и через несколько недель после отъезда Каримова активисты "Адолата" были арестованы, а затем приговорены судом к многолетнему тюремному заключению. Однако Тахиру Юлдашеву и нескольким его сторонникам удалось бежать за пределы республики. Юлдашев сначала уехал в Афганистан, а затем нелегально перебрался в Таджикистан.

Постепенно, спасаясь от преследований, из Узбекистана в Горный Таджикистан стали перебираться и другие исламисты. Особенно же массовый исход начался после терактов в Ташкенте в феврале 1999 г., когда напуганные узбекские власти приступили к повальным арестам религиозных инакомыслящих, причем многие из них в реальности не имели никаких связей с вооруженным подпольем. Сейчас на территории Таджикистана находится около тысячи беженцев из Узбекистана. При этом эмиграция из Узбекистана в Горный Таджикистан объясняется не только политическими, но экономическими причинами.

Главный центр "неформального" ислама в Узбекистане - Ферганская долина. Это особый регион Узбекистана: плотность населения здесь одна из наиболее высоких в мире и самая высокая в Средней Азии. Зарплату в колхозах не выплачивают годами, личные же приусадебные участки настолько малы, что вырастить на них достаточный урожай, чтобы прокормить свою семью - просто нереально. Положение резко обострилось после повальных арестов весной и летом 1999 г. Многие семьи тогда оказались лишены своих кормильцев. В этой ситуации у многих оставался только один способ прокормить свою семью: уйти в лагеря оппозиции в Горный Таджикистан.

Узбекские исламисты, судя по всему, не испытывают недостатка в финансовых средствах. Причем денежная помощь поступает к ним не только из Афганистана. Так, например, подданный Саудовской Аравии, уйгур по национальности, Мухаммадамин Туркистони вручил одному из лидеров узбекских исламских радикалов Тахиру Юлдашеву 260 тыс. долл. для закупки оружия. Половина его в соответствии с требованиями Туркистони была передана уйгурским сепаратистам КНР.

Анклав узбекских оппозиционеров на территории Таджикистана, несомненно, не способствует упрочению дружеских связей между двумя государствами. Но в Душанбе, судя по всему, отнюдь не собираются выгонять со своей территории противников Ислама Каримова. Подобное поведение таджикских властей легко объяснимо. На территории Узбекистана по-прежнему скрывается вместе со своими боевиками мятежный таджикский полковник Махмуд Худойбердыев. Если бы последнему удалось закрепиться в Ленинабадской области, то Узбекистан бы отделяла от неспокойного Таджикистана своеобразная буферная зона, контролируемая управляемыми Ташкентом людьми. Ранее Ташкент уже пытался воплотить ту же схему в Афганистане: приграничные с Узбекистаном районы этого исламского государства контролировали войска поддерживаемого Ташкентом генерала Дустума.

Вполне естественно, что подобная тактика Ташкента не устраивает Душанбе, и неудивительно, что таджикские власти не торопятся ссориться с осевшими в горных районах республики противниками узбекского президента. Примечательно, что после мятежа Худойбердыева в Душанбе произошла встреча председателя Объединенной таджикской оппозиции Саида Абдулло Нури с одним из лидеров узбекских исламистов Джумой Намангани, а вскоре начались бои в южной Киргизии.

Казалось бы, вторжение узбекских боевиков в Киргизию должно способствовать усилению влияния Ташкента в этой республике. Действительно, до вторжения Аскар Акаев не разделял опасений Каримова по поводу угрозы со стороны фундаменталистов. В беседе с автором этих строк в июне 1999 г. Акаев заявил, что спокойно относится к ваххабитам и является принципиальным противником репрессий против этой части узбекского общества. "Опасность ваххабизма для нашей республики сильно преувеличена, - сказал он. - Я не думаю, что в нашей республике возможны внутри- или межконфессиональные конфликты, для Киргизстана характерна веротерпимость".

Однако после вторжения узбекских исламистов на территорию республики Аскар Акаев кардинальным образом изменил свои взгляды по этому вопросу. Как заявил киргизский президент, прорыв на территорию его страны вооруженных отрядов узбекских фундаменталистов и война в Дагестане являются звеньями одной цепи, и боевики в обоих регионах финансируются бен Ладеном и другими исламскими экстремистами. По сообщениям киргизских СМИ, штаб-квартира террористов располагалась в Бишкеке, и "ученики Хаттаба" именно в киргизской столице ожидали сигнала для организации взрывов в Ташкенте.

Ташкент и Бишкек заключили соглашение о совместной борьбе с религиозным экстремизмом, что и позволило узбекским спецслужбам начать широкомасштабные операции против так называемых ваххабитов на территории соседнего государства. Напуганный неожиданным развитием событий, Аскар Акаев решил не препятствовать активности Ташкента в Киргизии.

Однако, судя по всему, репрессивные меры не помогли. С недавних пор и в Узбекистане, и в заселенных узбеками районах Киргизии все активнее стала проявлять себя новая сила - радикальная исламская партия "Хизб ут-Тахрир" (ее штаб-квартира находится в Иордании на нелегальном положении). На узбекских и киргизских базарах начали появляться листовки следующего содержания: "Бешеная атака еврейского кафира Ислама Каримова и организаций его государства против призывающей к исламу партии "Хизб ут-Тахрир" не ослабевает. Мусульмане, не падайте духом!"

"Хизб ут-Тахрир" запрещена практически во всех мусульманских странах. Партия намерена добиваться объединения мусульман всего мира в единый халифат. С точки зрения лидеров партии на сегодняшний день в мире нет ни одного истинно исламского государства. Партия считает западную демократию неприемлемой для мусульман, по мнению ее теоретиков, жизнь последних должна регламентироваться законами шариата. Долгие годы подпольного существования приучили сторонников партии к строгой дисциплине: члены организации разбиты на пятерки, и люди из разных групп нередко не знают друг друга. В партии действует жесткая централизованная система. Например, узбекское отделение "Хизб ут-Тахрир" по Интернету согласовывает все свои действия (в том числе содержание текстов прокламаций) со штабом в Иордании.

Дополнительной сложностью для Киргизии является то обстоятельство, что эту республику облюбовали уйгурские сепаратисты из соседнего Китая. Спасаясь от преследований китайских властей, многие уйгурские исламисты перенесли свою деятельность на просторы бывшего СССР. Зафиксированы случаи, когда уйгуры воевали в Чечне. Особенно же активны уйгурские исламисты на территории Киргизии, где в 1998 г. они совершили ряд громких терактов.

Несмотря на угрозу со стороны исламских радикалов, среднеазиатские лидеры никак не могут договориться друг с другом. Наиболее серьезной проблемой остаются территориальные споры между Ташкентом и Бишкеком. На сегодняшний день остается 130 (!) несогласованных участков киргизско-узбекской границы. Ташкент не утруждает себя переговорами с Бишкеком и сдвигает границу в выгодном для себя направлении. Частично узбеки просто минируют границу. Поборы же узбекских пограничников вызывают резкое недовольство местных жителей, которые вынуждены перемещаться по Узбекистану (дорога между двумя крупнейшими городами юга республики - Ошем и Джалал-Абадом частично проходит по территории соседнего государства). Около месяца назад разъяренная толпа местных жителей разгромила один из погранпостов Узбекистана.

Позиция узбекских властей по пограничному вопросу вызывает резкое недовольство Бишкека. В этом смысле весьма примечательно, как на апрельской встрече с представителями российских СМИ Аскар Акаев прокомментировал политику Ташкента по отношению к территориальным спорам с Киргизией: "Каримов похож на мифического китайского дракона, который появляется, когда ему выгодно, а как только ситуация меняется, также внезапно исчезает".

Достаточно серьезны территориальные разногласия Ташкента и Астаны. Еще в советское время в аренду Узбекистану были переданы казахстанские земли. Сегодня Казахстан настаивает на возвращении этих территорий. Недовольство Астаны привело к тому, что под предлогом борьбы с терроризмом и контрабандой наркотиков в октябре прошлого года была практически перекрыта казахстанско-узбекская граница. Особенно обострилось положение в начале этого года, когда, по свидетельству очевидцев, на границе даже вспыхивали перестрелки. По-видимому, именно территориальные проблемы обусловили тот факт, что когда начались сурхандарьинские события, Астана не выразила сочувствия Ташкенту, а лишь заявила, что граница находится под надежным контролем.

Ташкент-Ош

РоссиЯ готова оказать помощь

ПРЕЗИДЕНТ Киргизии Аскар Акаев встретился с главой Совета коллективной безопасности СНГ Валерием Николаенко, и тот подтвердил, что Киргизия может рассчитывать на помощь партнеров по договору. Днем раньше о готовности России оказать военную помощь в уничтожении бандитов в Центральной Азии высказал заместитель начальника российского Генштаба генерал-полковник Валерий Манилов.

Представители оборонных структур и спецслужб Узбекистана, Таджикистана и Киргизии в Баткентском районе 11-14 августа организовали и провели спецоперацию, в ходе которой проникшие на территорию Киргизии банды были рассеяны. Террористы разбились на мелкие группы по 15 человек и пытаются скрыться в горной местности. Как заявляют в МБ Киргизии, перед войсками "ставится задача блокирования и полного уничтожения боевиков". В настоящий момент на юг республики перебрасываются дополнительная военная техника и личный состав правительственных войск. По некоторым данным, узбекские ВВС совершают авиационное сопровождение операции.

Между тем в самом Узбекистане операция в Сурхандарьинской области по уничтожению бандитов близится к завершению. Окруженные в горном ущелье на высоте 4 тыс. метров в Сараасийском и Узунском районах Сурхандарьинской области несколько групп незаконных вооруженных формирований укрылись в пещерах. Но путь им на равнинную часть республики, по заверению узбекских военных, отрезан. Достоверные источники в Ташкенте заявляют, что в составе бандформирований есть лица, которые принимали участие в нападении на Баткенский район Киргизии весной-летом прошлого года. Нынешние бои на юге Киргизии и в Узбекистане четко скоординированы и осуществляются по единому плану.

Развернута работа силовых структур и в Таджикистане. Как сообщили в Комитете по охране государственной границы при правительстве РТ, в республике погранподразделениями и милицией перекрыты все автотрассы и горные тропы, идущие из Узбекистана. Также временно закрыты пункты организованного пропуска на пограничных КПП. Параллельно таджикские пограничники дополнительно "прикрыли" участки таджикско-узбекской границы на севере республики, прежде всего на пенджикентском, науском и староматчинском направлениях, где, по таджикским оперативным данным, отмечены передвижения вооруженных групп численностью от 30 до 50 каждая.

Между тем вопрос, откуда пришли боевики в Узбекистан, остается открытым. Как заявил на днях министр иностранных дел Узбекистана Абдулазиз Камилов, бандитские группы, прошедшие подготовку в Афганистане, просочились в Сурхандарьинскую область через территорию Таджикистана. Эту информацию сразу же опровергли несколько силовых структур в Душанбе. "Для этого нет ни фактов, ни доказательств", - заявил на днях ИТАР-ТАСС командир 5-й бригады Таджикского комитета по охране границы полковник Саидобид Саидов. О невозможности прорыва незамеченными из Афганистана большой группы людей заявили корреспонденту "НГ" и в пресс-службе Пограничной группы ФПС РФ в Таджикистане. Подполковник Петр Гордиенко сослался при этом на слова генерал-майора Сергея Жилкина, который в настоящий момент руководит действиями российских пограничников в республике. "Наши посты наблюдения и наряды не могли не зафиксировать передвижение или следы временного пребывания в пограничной зоне нескольких десятков человек", - заявил генерал. При этом Петр Гордиенко высказал предположение, что боевики могли проникнуть из Афганистана в Сурхандарьинскую область, минуя заставы Термезского погранотряда ПВ РУ или прийти по горным тропам с Севера.

Между тем о том, что в Баткенский район Киргизии боевики проникли с территории Таджикистана, заявил и официальный Бишкек. Сам факт присутствия в Таджикистане баз ИДУ не вызывает сомнения. В то же время не вызывает уже сомнения тот факт, что глубоко законспирированные базы ИДУ есть и в самом Узбекистане, и не исключено, что бандиты проникли и в Южный Казахстан. Источники в правительственных структурах Узбекистана не исключают возможности активизации боевиков в Чимкентской области Казахстана.

В связи с этим вопрос о консолидации усилий стран СНГ в отпоре бандитам приобретает первостепенное значение. Для этого у России есть силы (201-я МСД, а также отдельная авиационная эскадрилья, которые дислоцируются в Таджикистане) и желание (что подтверждается официальными заявлениями представителя МО РФ). Официальный Ташкент от просьбы о помощи пока воздерживается. Хотя по прогнозам российского Генштаба, обстановка в Центральной Азии и дальше будет ухудшаться. Об этом свидетельствуют события не только в южных странах СНГ, но и в Афганистане.

Как заявил генерал-майор Сергей Жилкин, по имеющейся у пограничников информации, движение "Талибан" захватило стратегический город Ишкамыш в провинции Тахар. По мнению российского генерала, есть угроза, что и Талукан - административный центр северной афганской провинции Тахар будет взят. Не исключено, что на Кундузском направлении также будет развернуто наступление талибов, что позволит им выйти непосредственно к границе с Таджикистаном.

Не надо во всем винить талибов!

ПРОСОЧИВШИЕСЯ из Таджикистана в Узбекистан исламские боевики, как небезосновательно утверждает Ташкент, прошли подготовку в Афганистане. Подобные заявления сегодня чуть ли не автоматически служат подтверждением "агрессивных устремлений" талибов. Между тем это не совсем так.

Как известно, узбекские исламисты обосновались в Таджикистане во времена гражданской войны. Национальное примирение между светскими и религиозно-политическими силами в республике и желание Душанбе наладить отношения с Ташкентом сделали их пребывание там весьма нежелательным. Более того, ранее гостеприимный Афганистан также закрыл перед ними свои двери. Выступавший некогда союзником исламской оппозиции в Таджикистане Ахмад Шах Масуд, нуждаясь в поддержке Москвы и Душанбе, давно изменил свою позицию на 180 градусов. Талибы же, будучи до сих пор не в состоянии справиться с Ахмад Шахом Масудом, явно не хотят подвергать себя угрозе прямых ответных ударов со стороны Москвы и Ташкента. Оказавшись между нескольких огней, узбекские исламисты, видимо, и попытались на свой страх и риск (причем уже не в первый раз) найти плацдарм за пределами и Таджикистана, и Афганистана.

Комментарии для элемента не найдены.

народ, история, традиции, культура, религия, язык

Факты

Численность в РФ - 289862 человека

Основной регион - Московская область

Родной язык - узбекский

Владение родным языком - .

Истоки - Средняя Азия

УЗБЕКИ, узбек (самоназвание), сарты (устаревшее русское название), народ в Узбекистане.

По данным Переписи населения 2002 года в России живет 123 тысячи узбеков. По данным Переписи 2010 года - 289862. Живут также в Таджикистане, Казахстане, Киргизии, Туркмении, Афганистане, в Китае.

Язык узбекский тюркской группы алтайской семьи.

Мусульмане-сунниты.

Традиционными занятиями Узбеков в оазисах были многоотраслевое ирригационное земледелие, ремёсла и торговля. Возделывали главным образом зерновые (пшеница, ячмень, рис, сорго, кукуруза, просо), зернобобовые (маш, лобия, горох, чечевица), овощные (морковь, редька, репа, свёкла, редис, лук, перец красный, кориандр и др.), бахчевые (дыня, арбуз, тыква пищевая и посудная), масличные (кунжут, лён, сафлор), садовые (абрикос, персик, инжир, айва, груша, яблоня, гранат, виноград, тут, грецкий орех и др.), кормовые (люцерна), технические (хлопчатник). Абрикос, виноград, тут, дыня наряду с зерновыми и зернобобовыми имели большое значение в питании населения.

Товарной отраслью было и шелководство, которым занимались в основном женщины. Земледельческие работы выполняли преимущественно мужчины. Женщины участвовали в сборе хлопка, сборе и переработке фруктов, винограда и тутовых ягод, а также дынь. В предгорьях и степях на землях нерегулярного орошения и неполивных возделывали пшеницу, ячмень, просо, кунжут, лён, бахчевые, а также люцерну. Богарная пшеница, славившаяся своими вкусовыми качествами, находила широкий сбыт в городах.

Источник:

Народы и религии мира: Энциклопедия / Гл. ред. В.А. Тишков. Редкол.: О.Ю.Артемова, С.А.Арутюнов, А.Н.Кожановский, В.М.Макаревич (зам. гл. ред.), В.А.Попов, П.И.Пучков (зам. гл. ред.), Г.Ю.Ситнянский. — М.: Большая Российская энциклопедия, 1998, — 928 с.: ил. — ISBN 5-85270-155-6

Светский путь в духе исламской культуры. Глава 4.

 Монография: Саидов А.Х., УманскийЯ.С., Арапов А.В.
"Светский путь в духе исламской культуры: размышления. - Ташкент, 1995.
                                 
Глава 4. КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОСНОВЫ  СВЕТСКОГО ПУТИ РАЗВИТИЯ        
НЕЗАВИСИМОЙ РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН
 
Правда и справедливость спасут от любой беды.
Амир Темур
 
   Узбекистан  имеет  самое  древнее  исповедание  ислама  в регионе,  общепризнанные в мусульманском мире  традиции учёности  и память о своей роли в продвижении веры в  Великую Степь, Кашгарию, Индостан.   Конституционно-правовое и политическое кредо современного  развития Узбекистана - светское государство.  Президенту  Узбекистана Исламу Каримову принадлежит  ключевая    роль  в  поисках альтернативы религиозному экстремизму,  политизации  религии.  Американский журнал "Time"  (1994 г.,  25 июля),   публикуя  подборку его высказываний  по  актуальным проблемам, предпослал ей  цитату: "Мы создадим  демократические  институты, но  с  учётом  наших специфических обстоятельств".

      Приоритетная задача  возрождения духовности,  исходя  из истоков восточной  философии, исламской  культуры,  потребовала определиться по самому принципиальному вопросу. Светский  путь развития страны  или религиозное  по своим  конституционным  и правовым основам государство.  Что в этой  связи записано  в Конституции Узбекистана 1992 года?

      Термина "светское    государство" в  ней  нет. Но его сущность закреплена  в  ряде   статей. "Никакая  идеология  не может быть установлена в  качестве  государственной" (ст.12).  "Все  граждане Республики Узбекистан имеют одинаковые права  и свободы,  равны перед законом без   различия ... религии,  ... убеждений"  (ст.18). "Свобода совести гарантируется  для всех.  Каждый  имеет  право исповедовать любую религию  или не исповедовать никакой. Недопустимо принудительное насаждение религиозных взглядов" (ст.  31).  "Граждане  обязаны оберегать   историческое,  духовное и  культурное  наследие  народа   Узбекистана"   (ст.49). "Запрещается создание и  деятельность   политических    партий,    а равно других общественных объединений,  имеющих  целью  ...  национальную, расовую и религиозную  вражду,  ... а  также политических партий   по национальному    и   религиозному    признакам" (ст.57). "Религиозные  организации и  объединения отделены  от государства и равны перед законом. Государство не  вмешивается в деятельность религиозных объединений" (ст.61).

       Какие выводы можно сделать из данных конституционных норм?

       Первое. Деидеологизация  государственной системы равно  как от политических, так и от
                       конфессиональных идеологий,  которые являются принадлежностью иной системы - общества.
       Второе. Религия, убеждения - личное дело гражданина.       
       Третье. Религия не совместима с принуждением и политической деятельностью.

      Это - в сфере конституционного права. Сказанное не исключает многостороннего культурологического взаимовлияния. Состоялась историческая по своему значению синтезация  политико-правового  мировоззрения. Приведём тому несколько  примеров.

     Понятие "демократия"  закреплено  в  Конституции  Республики  Узбекистан  через  её  определение в качестве демократической (статья 1). В преамбуле  подтверждена верность идеалам демократии - это современная общечеловеческая норма. В конституционном  понимании демократии интегрирован  в современном правовом смысле шариатский консультативный принцип "шура" и принцип согласного решения  иджма, понятие "уммы"  (в широком смысле - большой общины, общества).

      Идеалы социальной справедливости, записанные в  Конституции, где  имеется  раздел  "Экономические  и  социальные  права",   соответствует кораническим ценностям (адль - сура 16, аят  90; сура 5, аят  9; сура  4, аят  135 Корана).   Вместе  с тем,  в статье 41  заложен  светский  подход  в  отношении  того,  что школьное дело находится под надзором государства.

    Личное осуществление  гражданами своих политических  прав (статья 32 Конституции) сочетается с принципом их представительства через депутатов,  т.е. людей, обладающих знаниями. Это понятие приближено к исламским   подходам (термину аль-халь валь-акд, закреплённым в Сунне - поучении пророка Мухаммада).

        Конституционные основы  светской  государственности имеют  глубокие  корни  в  собственной и общечеловеческой  правовой культуре.  Они  отвечают  самым  требовательным  международным стандартам. Они создают устойчивый паритет между социумом  и внутренним духовным миром индивидуума. Они соответствуют потребностям самого населения Узбекистана, которое никогда не пойдёт на риск  потворствовать появлению сколько-нибудь влиятельного слоя религиозных экстремистов.

      Не об этом ли говорит тот  перелом, который произошёл  в отношении масс  к  вооружённому сопротивлению  большевикам  в конце 20-х годов. Тогда это движение ( в советской литературе и политической лексике  известное  под  унизительной  кличкой "басмачества")  утеряло идейные ориентации,  ограничилось фанатизмом и  взяло курс на  "джихад" (священную  войну)  до победы. Отказ  населения от  поддержки военного  сопротивления трансформировался во  внутреннее духовное  сопротивление.  Тем самым стимулировал религиозный компонент исламизма.   С достижением Узбекистаном государственной независимости в  1991 году  светский  компонент исламизма  получает  всё большее признание в обществе. 

        В Основном Законе  в главе П установлено, что "Народ является  единственным   источником государственной власти" (ст.7). В главе Ш закреплено главенство Конституции и Закона. Система государственной власти в  стране строится на  принципе разделения властей на законодательную,  исполнительную   и судебную (ст.11). Эти ключевые нормы воплощают светское конституционное право.

       Соответствующая норма Конституции Узбекистана (статья 31) конкретизирована в  Законе "О  свободе совести  и  религиозных организациях". В статье 1. Задачи закона - сказано: "Настоящий закон гарантирует  права  граждан на  определение  и  выражение своего отношения  к религии, на соответствующие этому убеждения,  на   беспрепятственное исповедание религии и выполнение религиозных обрядов, а также социальную справедливость и равенство, защиту прав  и интересов  граждан независимо от  отношения  к религии, и регулирует  отношения, связанные с деятельностью религиозных организаций".

     О  целостности норм закона позволяет судить даже  простое перечисление его основных разделов и статей, которые полностью соответствуют указанным выше  принципам. Статья. 5.  Отделение религий и религиозных организаций от государства. Статья 6. Отделение школы от религии  и религиозных организаций.  Статья 7. Религиозные организации. Статья 8. Религиозные общества. Статья 9. Религиозные управления, центры и объединения. Статья 10. Духовные учебные заведения. Статья  12. Религиозные организации - юридические лица. Глава Ш. Имущественное положение религиозных организаций. Глава IY. Права религиозных организаций и граждан, связанные со свободой вероисповедания.

    Рекомендуем любознательному  читателю самому убедиться  по тексту этого  закона в гарантировании  прав  верующих.  Особо выделим, что нет  малейшего намёка  на предусмотрение  законом преимуществ какой-либо религии в Узбекистане. Приоритет ислама в религиозной жизни не является фактом государственного права. Это -  культурологический факт, вызванный  ориентациями абсолютного большинства  населения  -  узбеков,  каракалпаков, казахов, таджиков, кыргызов, туркмен, татар.

       Светским принципам конституционного строя не  противоречат самостоятельные  по  значению духовно-нравственные  ориентиры. "Религия сегодня способствует  очищению от скверны,  от лжи  и лицемерия, возрождению высоких  моральных устоев и  внутренних качеств. Ислам -  вера наших  отцов - сознание,  суть бытия,  сама жизнь мусульман. Государство будет  оказывать необходимое содействие священному  для   каждого мусульманина   Хаджу  в   Мекку", - написал  Президент   Узбекистана  И.Каримов в программной публицистическо-философской работе "Узбекистан: свой путь обновления  и  прогресса"  (Т.,1992.-С.19).  Он определяет такое сочетание светского в государственности  и религиозного в духовности как один из путей реформирования на собственных основах.  При  этом -  реформируются  отнюдь  не исламское вероучение и ритуалы, а социальная практика, которая на рубеже  ХХI века  вряд ли   адекватна   временам первых мусульманских  общин.

       Кстати, из упомянутого текста ясно, что "мусульманин" - понятие не юридическое,    а духовно-психологическое, культурологическое самоопределение индивидуума. Представляется, что светское в узбекистанском пути -  не альтернатива  исламскому,  но его рациональное  проявление, отвечающее традиции консенсуса (аль-Иджма: единодушное решение в шариате). Светское  - не  самоцель, а социальный и  правовой механизм взаимного гарантирования   государственности  и вероисповедания,  свобод   гражданина,  человека и свобод верующего или неверующего. Фундаменталистский тип исламизма, напротив,  воздействует на нацию и общество  так,  чтобы приспособить их к религиозно-священным  и  неизменным  схемам бытия. К таким  подходам неизменности  склонны последователи  ханбалитского мазхаба (религиозно-правового направления) суннитов.

       И.Каримов  всегда подчёркивает достижения  узбекского этноса, достигнутые в исламской (нередко применяется термин  - "восточной")   цивилизации,   но    выделяет   их    коренной, национальный характер. Для фундаменталистского исламизма - это вообще несущественно, как второстепенность национального, будь то национальное государство или национальная культура.

   Светский  потенциал общественного  бытия в  Узбекистане  обозначает  способность к паритетному,  взаимоприемлемому взаимодействию. Прежде  всего -  с государством как  гарантом стабильности и главным реформатором. Обществом как ассоциацией индивидуумов со своими самостоятельными и  достаточно независимыми  социальными интересами. Немусульманами. Внешним миром. И, что не менее важно,  усиливает индивидуальный потенциал людей, преданных исламской  культуре. Ибо не отгораживает  их от восприятия   всего полезного в остальном мире,  помогает  освоить новую культуру - гражданственности и рыночной экономики солидарного типа.

      Баланс  общественных   сил,  как  приоритетное условие стабильности, является  устойчивой  традицией  многих  обществ мусульманской  культуры.  И он отражён  в   законодательстве Республики  Узбекистан  о  выборах.  Предусмотрено  (см.: ст.20 Закон "О выборах в Олий  Мажлис Республики Узбекистан")  право выдвижения кандидатов в депутаты парламента на  многопартийных выборах  не только от   политических   партий,  но   и   от представительных  органов  власти  на  местах,   возглавляемых хокимами - представителями Президента страны. В ходе избирательной кампании по  выборам (25 декабря  1994 г.)  Олий Мажлиса и советов народных депутатов на местах первого  созыва подтвердилось предположение  политологов.  Вперёд выдвинулись личные достоинства  кандидата  в депутаты,  его  патриотизм  и приверженность  государственной   независимости,  реформам, а партийная  принадлежность их подкрепила. Восходит такая политическая  культура  опять-таки  к  исламским понятиям  об общности  главных  целей  мусульман,  их  "единении  в  партии Аллаха".

      Общество исламской культуры в любых  вариациях  представляет собой систему  достаточно строгой социальной  и моральной  дисциплины, в  центре которой находится религиозная община или этническая  община,   или лидер. В  рассматриваемом нами  варианте  Узбекистана   -  национальное     государство. Советский вариант псевдосоциализма в период его  наибольшей устойчивости также обеспечивал жёсткую социальную дисциплину и подчинение верхушке компартии.

       Конституция независимого Узбекистана  устанавливает  и гарантирует не только права, но  и обязанности граждан (глава ХI). Традициям  исламской,  восточной  культуры  соответствует включение в Основной  Закон главы  ХIY. Семья.  Вряд ли  такую главу из четырёх статей можно найти в конституции какой-либо западноевропейской страны.  Здесь обобщены общепризнанные  в мире  и  близкие  менталитету   нашего  народа  социальные и моральные  нормы.  При этом  учитывается  шариатский  принцип "согласия в браке" ("свободное согласие и равноправие сторон" - ст. 63), откуда вытекает (в отличии от правовой культуры брака в средневековой  истории  католицизма)  расторжимость   брака правовым путём.

      Доисламские,  особенно тюркские  традиции,  а  затем  и исламская концепция  государственности    фиксировали  право  мусульманской   общины,   народа      на   замену   правителя, неспособного обеспечить  благоденствие,  защиту   и  веру.  На духовных лиц,  учёных  возлагалась  обязанность предостерегать  правителей  от  несправедливости.

    Такой опыт цивилизации  Мавераннахра получил  современное отражение в  Конституции  Республики  Узбекистан  -  главе  П. “Народовластие” и разделе пятом "Организация  государственной власти". Справедливость, как основополагающий коранический  и шариатский принцип  социального регулирования,  в его светской понятийно-правовой   переработке включена в Преамбулу Конституции и статью 14.

       Устанавливая  гарантии  прав и  свобод,   Конституция Узбекистана в  статье 46  закрепляет равенство  прав женщин  и мужчин,  что  должно  обеспечить,  в  частности,   преодоление бытовых  пережитков,  причиной  которых  отнюдь  не   является религия. Первые  мужчина и  женщина,  судя по тексту Корана, родились равными "из единой души". Иудеи и христиане  полагают иным образом:  сотворение женщины произошло "из ребра  Адама". Коран благосклонно  относится  к Царице    Савской.  При  всех моральных строгостях Корана и шариата  притеснение женщин  не имеет оснований в исламе.

     В   установлении  баланса   "власть-население"  многое зависит от соседской самоуправляющейся общины - махалли.  Роль махалли сохранилась  и в  современной общественной  системе  и закреплена  Законом  Республики  Узбекистан  "Об  общественном самоуправлении  граждан".  Сходам граждан, которые представляют  одну  или   несколько  традиционно   сложившихся махаллей, предоставлено право выдвигать кандидатов в  депутаты районных, городских  советов народных  депутатов. В  соседскую общину люди входят не по признаку общности вероисповедания , а все  жители  махалли.  Она является частью формирующегося правового гражданского общества и  демократического государства.

   Мусульманское  право  достаточно  серьёзно  контролирует социально-экономические  взаимоотношения,    взять хотя бы проблему  "рибы"   - ссудного  процента или сверхбогатства.  И шариат,  и  общественное   мнение  требуют   фиксированных пожертвований в  пользу тех в общине, кто не может  содержать себя.  Советская система неэквивалентной труду  заработной платы и общественных фондов  потребления исходила из уравнительных подходов. Но она лишала человека самостоятельных источников доходов от своего  труда,  а шариатские подходы обязывают гарантировать такие источники. Модель рыночных отношений в   средневековье сложилась в городах Центральной Азии по Великому шёлковому пути, где самаркандцы,  бухарцы, ташкентцы, кокандцы, маргиланцы и другие   не   только посредничали, но широко  участвовали  торговлей своими продуктами. Знали  отечественные  и интернациональные компании и банки  купцов. Роль   базара в  жизни городов Узбекистана  в советский  период   иллюстрирует  неизживаемость   собственных традиций рыночных отношений.

      Правовой культуре коммерции  и  хозяйствования  предшествующих   эпох  в  истории страны отвечает в Конституции глава ХП. Экономические основы общества. Закрепляя право собственности и механизмы его реализации, Конституция указывает    на "приоритетные  права   потребителя"  (ст.53),   недопустимость нанесения ущерба "экологической  среде" (ст.54)  и т.п.  Таким образом, явно  обнаруживается требование  шариата -  поставить коммерцию в моральные рамки. Разве не этим озабочено также  всё западное общество?

        Действенным  рычагом  социализации, раскрепощения инициативы людей стали меры государства по поддержке   мелкого и среднего   предпринимательства,  кустарных промыслов, самодеятельного строительства жилья,  содержания  домашнего скота. На очень льготных условиях состоялась приватизация жилья, мелких предприятий   торговли.   Разгосударствление колхозов - при их сохранении как ассоциаций и выделение земли, техники фермерам - при их экономической поддержке сочетаются с покровительственной ценовой политикой. Госцены по закупке ограничены  зерном и хлопком. Словом, поэтапно страна входит в социальные рыночные отношения.

      Однако не отвергаются гуманные моральные традиции. Статьи 37,  38,  39,  40,  41, 42 Конституции  содержат комплекс социальных прав  граждан в  сферах права  на труд,  защиту  от безработицы,  оплачиваемый  отдых  для  работающих  по  найму, социальное обеспечение по старости, в случае утраты  кормильца и многие другие.

     Включение   значительной  части   людей   в   ситуации    поддерживаемой  государством экономической свободы  востребует их внутреннюю энергию. Тем  самым, отводит исламизму именно то пространство,  которое  паритетно  складывающейся   социальной рыночной экономике.

     Сущность  социально-политической системы  заключается  не столько в   ее  механизмах,  сколько - в целеполагании. Светский исламизм как этно-государственная политика направлен на подъём  через  традиционные   национально-конфессиональные  духовные ценности  экономики  и  создание правового государства  демократического    типа.  Тогда  будут сформированы  наилучшие предпосылки для  благоденствия  семьи, а значит для  раскрытия потенциала индивидуума.  Тогда   можно ожидать нового   ренессанса,  который подразумевается  под  формулой  И.Каримова:  "Узбекистан  -  государство  с  великим будущим".

     Светскому  исламизму  принадлежит ответственная  роль  в постепенном, но  коренном изменении  экономической  психологии масс. Солидаризм не имеет ничего  общего с иждивенчеством.  Недаром позором покрывают себя те люди,  которые пытаются не  по праву  воспользоваться  милосердными  даяниями  ("садака").  В Узбекистане  активно  используются  такие  по  сути   светские установки исламского  права как  принцип "энфака"  -  разумных производственных  и  потребительских   затрат.  Этот   принцип поддерживает  предприимчивость  и  бережливость.   Отвергается заблуждение  о  том, что   ислам  -   за  ограничение   частной собственности.  Скорее,  шариат  ограничивает  злоупотребление собственностью.

    Главное -  светский исламизм разводит религию, веру  (т.е. идеологию) и экономику. Следовательно, учитываются особенности азиатского - общинного     способа производства и псевдоуравнительной психологии  родоплеменного и  светского бытия. Гибко использует светский   исламизм регулирующие возможности социальной взаимопомощи  и стабильности в большой, многопоколенной семье и махалле (общине), традиции умеренности в питании  как предпосылки,  смягчающие трудности  переходного периода.

     Светское содержание в традиционной духовности проявляется как  результат  сознательного  интеллектуального  действия - политического, социального,    научного. Оно предполагает определённую  исламскую просвещённость. Чётко  разделяет  дела религии  и    государства,  обязательства    веры  и  нормы гражданского права.  Долг перед  государством осмысливается  как долг перед Аллахом,  хотя в прямом  смысле такой  нормы нет  в Коране.

    В политической  философии И.Каримова светский путь выполняет  роль механизма мобилизации  всего потенциала  населения. И такой  подход  соответствует социальной   традиции Востока: от духовного к материальному.

      В  связи  с  современными  поисками   светского   пути   в  Узбекистане,  уместно  вспомнить  взгляды  видного   теоретика политического  арабизма   Саты  аль-Хусари   (1880-1968).   Он призывал арабов, в среде  которых первоначально возник  ислам, совместить  религиозную   веру с "национальной  верой".  В Узбекистане  она  обозначается  понятием  "узбекчилик",  т.е. приверженность  к  своим   этническим,  культурным,   духовным основам, родной земле и семейному очагу. При этом И.Каримов  в официальных выступлениях  неоднократно подчёркивал  открытость "узбекчилика"  всему  полезному  и  прогрессивному  у   других народов.  Существует несовместимость  этого  понятия с национализмом  и шовинизмом.
 
     Каковы те ориентации светского исламизма, которые мобилизованы в складывающуюся   идеологию
     национальной независимости и процветания Узбекистана?
 

 Первое,   формирование   высокого уровня  самооценки, благодаря  принадлежности  к   мировой  религии  и исламской цивилизации.

  Второе,  укрепление надежды на  успех развития страны  и народа, благодаря их богоизбранности, подтверждением чего, например, преподносится богатство   природных  недр. 

  Третье,  преданность "кисмату"   (судьбе)  мусульманина, упорство и терпение   как его добродетели  в выполнении своего   долга,  которые  воплощаются  в расцвете  родной   земли.    

  Четвёртое,   упор    на   миролюбивое  отношение   ислама  к представителям иных   конфессий   единобожия. 

 Пятое, согласительный   характер исламской общинной этики, ее ориентированность на  стабильность.

  Шестое,  светский  тип  исламизации включает в свое содержание также приоритет национально-государственного элемента, благожелательную веротерпимость и личностную открытость.

       Национализация  (просим   не путать  с национализмом!) общества, государства,  культуры,  духовности  постепенно  восстанавливает должное   соотношение   между   корневым  и  заимствованным.  Отсюда: укрепляется духовно-нравственная  база

общественно-политической  стабильности  и  действенные  противовесы  теократическому  типу  исламизации. В целом негативное восприятие общественным мнением  внутри Узбекистана и в международных кругах   эксперимента  таджикских  исламских фундаменталистов  не  осталось  не  замеченным    религиозными авторитетами.

      В рамках заботы  об  истинных традициях  и  культуре, очищении    дела  веры  от  неблаговидных  попыток   некоторых бюрократов государственное руководство страны предприняло  ряд гласных шагов. Президент  Республики И.Каримов,  выступая 13 апреля  1993 г.  на внеочередной  сессии  Сурхандарьинского областного совета народных депутатов, сказал следующее: "Не  считайте меня  подвергающим  сомнению веру,  но  порой поневоле начинаешь задумываться:  неужели великие предки  Амир Темур, Мирзо Улугбек, Мирза Бабур, Навои, Хусейн Байкара  были менее мусульманами,  чем наши  теперешние хокимы?  Медресе и мечети и  тогда строились своим  чередом,  средства  для  них выделялись из казны салтаната. Но наши предки в то же время не скупились расходовать свои  силы и  средства на  строительство дорог,    караван-сараев,    библиотек, бань,  лечебниц, обсерваторий! С  каких же  это пор  участие в  делах,  которые призваны служить  народу, его  каждодневным нуждам,  перестало быть богоугодным благодеянием?  ..."(Народное Слово. 1993,  16 апреля).

    В официальной лексике  Президента Узбекистана  существуют выверенные   приоритеты духовной   тематики. Она призвана возвышать духовно  и морально  народ,  его судьбы  и  будущее, вселять уверенность. В Узбекистане не принято  демонстративное выпячивание религиозных     убеждений     государственными руководителями.

     И если  на первых  порах "европейское"  население  несколько недоумевало,  затем  оно  поняло  важное  значение именно  такого подхода.  Он   выступает   одной  из основ для   строительства многонационального государства,  открытого также для немусульман. С другой  стороны,   само их конституционное  включение  в   состав  народа  Узбекистана укрепляет светские ориентации государства и общества. То,  что записано в статье 8 Конституции: "Народ Узбекистана составляют граждане Республики Узбекистан независимо от их национальности", поистине становится реальностью.

    Светский   исламизм  служит  балансом   в    сочетании  с  узбекским национальным  патриотизмом,  и  они  уравновешивают  друг друга.  Первое - нейтрализует  региональный фактор, сплачивает   узбекскую  нацию. Объединяет вокруг неё  в  государстве этносы  исламской культуры -  казахов,  таджиков, кыргызов,   туркмен,   каракалпаков,  татар,  башкир и    т.д. Светский характер государства и общества также интегрирует   и приобщает к общей цивилизации национальные меньшинства, группы немусульманского  происхождения.  Второе - ориентирует   на собственную  почву; оно глубже исламизма.

     Обоснован  обобщающий  вывод. Светские  ориентиры  имеют оригинальное культурологическое  происхождение, свои,  подчас, неповторимые социальные  и культурные  основания  современного узбекского общества. Они являются обязательными  предпосылками его реформирования и демократизации. Они же служат "мостом"  с двусторонним  движением для представителей  всех наций, являющихся гражданами Узбекистана. Светский путь  одновременно выполняет  функцию  интеграции   гражданского  общества,  его правовой  легитимности,  так  как  он  дуалистичен  по   своим составляющим.

    Само содержание  светского критерия  развития страны  не может  быть   застывшим,  оно   подвержено  влиянию   реальных изменений прежде всего в самом  Узбекистане. Успех перехода  к социальной рыночной экономике  безусловно станет решающим  для необратимости  светского  пути  развития. Также  важно   не противопоставлять  базисные  компоненты  образа  жизни, т.е. светское  -  исламскому.  И  здесь  ведущая  роль  принадлежит согласию (консенсусу) государства и общества, цивилистического права и исламской духовности, общечеловеческих и  национальных культурных ценностей.

    Светский  критерий  может  рассматриваться как правовой -  в  сферах, предусмотренных по смыслу Конституции, и общественный, гражданский -  исходя из   реального самосознания  общества,  в целом, и влиятельных его слоёв, в частности. Явление светского пути на основе исламской культуры - показатель демократизма и плюрализма в независимом Узбекистане.

     Правомерен  и   более обобщающий,  мир-системный  прогноз. Возрождение многих государств исламской культуры взаимосвязано со светским путём развития.

Проблема религиозной свободы в Узбекистане

Вот уже почти три года, как Узбекистан является ключевым союзником Соединенных Шатов в войне против терроризма. Между тем, независимые правозащитные организации и религиозные диссиденты утверждают, что правительство Узбекистана под флагом антитеррористической кампании принимает жесткие меры против мусульман, которые в своей религиозной практике выходят за установленные властями рамки.

На пятничное богослужение в большую столичную мечеть, контролируемую властями, приходят тысячи верующих. Здесь царит мирная атмосфера, звучат молитвы, песнопения и слова о братстве мусульман.

В последнее время, однако, правозащитники и религиозные диссиденты обвиняют правительство Ислама Каримова в незаконном преследовании мусульман, которые исповедуют свою веру мирно, но - за пределами контролируемых властями институтов.

Правительство упорно отрицает обвинения в использовании глобальной войны с терроризмом в качестве предлога для репрессий против мусульман. В то же время, оно отклоняло неоднократные просьбы «Голоса Америки» об интервью.

Молодой мусульманин, с которым мы побеседовали после пятничных молитв, говорит, что в сегодняшнем Узбекистане быть верующим мусульманином не представляет никаких проблем. Тем не менее, он попросил не называть его имени:

«Очень многие люди молятся открыто и свободно. У нас с этим нет проблем, - продолжал он. - Трудности возникают в том случае, если вы не согласны с правительством. Оппозиция здесь отсутствует. Это все политика. Но что касается религии, то никаких ограничений нет. Мы можем молиться где угодно».

Старший научный сотрудник правозащитной организации «Хьюман райтс уотч» Алисон Гилл утверждает, что в Узбекистане есть религиозная свобода, но только для тех, кто исповедует свою веру в установленных государством рамках. «Правительство контролирует мечети, оно контролирует проповеди имамов, - поясняет Гилл. - Прежде чем произнести проповедь, имам должен представить ее текст государственному Комитету по делам религии. Под плотным государственным контролем находится религиозное образование и религиозная литература. Уголовный кодекс предусматривает уголовное наказание за нарушение статей закона, дающих определение мирного участия в религиозной деятельности».

По словам Алисон Гилл, наказанию подлежат люди, которые читают несанкционированную религиозную литературу, получают частное религиозное образование или посещают незарегистрированную мечеть.

А это значит, что мусульмане, которые исповедуют свою веру вне государственных институтов, подвергаются поощряемым властями религиозным преследованиям. «То, что правительство называет борьбой с терроризмом, - говорит Алисон Гилл, - по существу является кампанией борьбы с любыми формами инакомыслия».

Однако ведущий независимый узбекский богослов, шейх Мохаммад Содик Мохаммад Юсуф, не согласен с такой оценкой. По его словам, правительство произвело небольшие, но, в то же время, существенные изменения в области прав человека, касающихся религиозной свободы.

Шейх Юсуф, который поддерживает тесные контакты с правительством, говорит, что власти вступили в диалог с теми, кто был арестован после терактов в Узбекистане в 99 и 2004 годах, а также с различными независимыми агентствами и организациями. В результате в этом году было освобождено около тысячи людей, арестованных по политическим или религиозным мотивам. «Все им, - добавляет шейх Юсуф, - была объявлена амнистия».

Между тем, Алисон Гилл считает процесс амнистии глубоко порочным: «Эта амнистия напоминает вращающуюся дверь: людей выпускают, но потом многих из них сажают снова. После терактов в марте многие амнистированные вновь оказались за решеткой, были посажены также и новые люди». По мнению Гилл, правительство Узбекистана может многое сделать, чтобы стимулировать свободу вероисповедания в стране: «Оно могло бы возобновить пересмотр уголовного кодекса. Для начала следовало бы декриминализировать мирное исповедание религиозной веры, декриминализировать прозелитизм и частное религиозное образование».

Шейх Юсуф тоже заинтересован в переменах, но - совершенно иного свойства. По его мнению, Узбекистан нуждается больше всего, как он выразился, «в правильном исламском образовании». Каждый изучает ислам на свой страх и риск, по своему разумению, а иногда получает веру в интерпретации других людей. «В результате, - продолжает шейх Юсуф, - ислам искажается, в него проникают идеи экстремизма и терроризма».

По его словам, рост исламского экстремизма в Узбекистане, о котором говорит правительство, объясняется отсутствием единой государственной политики в области религии. Шейх Юсуф считает, что введение четкой правительственной религиозной программы могло бы избавить страну от экстремизма и терроризма и обеспечить процветание истинного ислама.

Религия в Узбекистане

Религии в Узбекистане

Узбекистан - светское государство, в котором вместе проживают представители разных религий и конфессий. По официальным данным, сегодня в стране зарегистрировано 2225 религиозных организаций, 16 различных религиозных конфессий. Этот разнообразный этнический образ Узбекистана свидетельствует о высокой терпимости к вопросу религии в стране. Конституция Узбекистана защищает свободу вероисповедания. Каждый имеет право исповедовать или не исповедовать любую религию.(Статья 31)

Ислам суннитского толка является доминирующей религией в Узбекистане, который составляет 93% населения страны, за исключением 1% мусульман-шиитов, в основном проживающих на территории Бухары и Самарканда.

Христианство - другая религия, у которой большинство последователей имеют оба течения: православие (4%) и католицизм (% 3).

В 2011 году Русская Православная Церковь отметила свое 140-летие в Средней Азии, которое состоялось в Узбекистане.Православное христианство пришло на эти земли в 1871 году после присоединения к Российской империи по указу российского императора Александра II, указавшего решение святого Синода о создании независимой Ташкентской и Туркестанской епархии. В том же году при Ташкентской больнице была основана церковь. Сегодня он превратился в прекрасный Свято-Успенский собор - главный храм Ташкентской епархии. Большинство верующих посещают это святое место, хотя в Ташкенте мало других церквей (д.г., церковь Александра Невского на Боткинском кладбище, церковь Патриарха Ермогена, церковь Великого князя Владимира). Есть много старинных церквей и в других городах Узбекистана. В Самарканде есть собор Святого Алексея, в Коканде - церковь Казанской иконы Божией Матери и другие.

Также в Ташкенте открыт Свято-Николаевский женский монастырь, первый в Средней Азии, и Ташкентская духовная семинария.

По статистике в первом полугодии 2014 года в Узбекистане насчитывалось 38 православных церквей и более 600 тысяч православных христиан.

Католическая конфессия в Узбекистане не так уж и многочисленна, хотя католическая церковь (Костел) Пресвятого Сердца Иисуса Христа существует уже почти столетие и является одной из главных достопримечательностей столицы.

церквей других значительных конфессий включают Армянскую апостольскую церковь и еврейские синагоги. Говоря о синагогах, стоит отметить бухарских евреев - группу евреев, проживающих на территории Средней Азии, в основном в Бухаре.Отсюда и название. Еврейская община Бухары упоминается в писаниях 13 века. Они жили в отдельных кварталах и занимались ткачеством, крашением и мелкой торговлей. Позже бухарские евреи начали селиться диаспорами в Самарканде, Коканде и Андижане. За последние несколько веков им удалось сохранить свой язык, веру и традиции.

Религия - Полезные ссылки:

Суфизм
Религиозные туры в Узбекистан

Основные религиозные памятники Ташкента:

Узбекистан: мусульманских диссидентов заключают в тюрьмы и пытают

Правительство Узбекистана арестовало и подвергло пыткам тысячи ненасильственных мусульманских диссидентов, исповедующих свою веру вне контролируемой государством религии, говорится сегодня в отчете Хьюман Райтс Вотч об этой кампании религиозных преследований.

В 319-страничном отчете «Созидание врагов государства: религиозные преследования в Узбекистане» подробно описываются аресты и пытки задержанных в ходе продолжающейся кампании, в результате которой были заключены в тюрьмы около 7000 мусульманских диссидентов. Целью правительства являются независимые мусульмане, исповедующие свою веру за пределами государственных мечетей и медресе или вне строгого контроля, установленного государственными законами о религии.

«Узбекское правительство ведет беспощадную кампанию против мирных мусульманских диссидентов», - сказала Рэйчел Денбер, исполняющая обязанности исполнительного директора Отделения Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии.«Масштаб и жестокость операций против независимых мусульман ясно показывают, что они являются частью согласованной и жестко организованной кампании религиозных преследований».

Буквально в прошлом месяце 62-летняя Фатима Мухадирова была осуждена по обвинению в религиозном экстремизме после того, как она рассказала о пытках и смерти своего сына, находящегося под стражей. Ее сын, заключенный в тюрьму за «религиозный экстремизм», умер в тюрьме в августе 2002 года после того, как его, по всей видимости, погрузили в кипящую воду.Мухадирова была освобождена после возмущения международной общественности. Но полицейские рейды и аресты продолжаются, и с января по меньшей мере 26 независимых мусульман были осуждены.

14 марта 44-летний независимый мусульманский заключенный Абдурахман Нарзуллаев скончался в заключении при подозрительных обстоятельствах после участия в голодовке.

Отчет основан на пятилетнем исследовании, проведенном Хьюман Райтс Вотч по всему Узбекистану, включая интервью примерно с 200 независимыми жертвами-мусульманами и их родственниками, а также с другими очевидцами, правозащитниками и государственными чиновниками.Для исследования отчета Хьюман Райтс Вотч также посетила десятки судебных процессов, собрала полицейские и судебные документы по делам более 800 человек и рассмотрела сотни подтверждающих документов, включая медицинские записи, свидетельства о смерти, письма потерпевших и ответы правительства. агентства.

Узбекское правительство заклеймило независимых мусульман как «экстремистов» или «ваххабитов» - уничижительный термин, используемый узбекским правительством для обозначения людей «фундаменталистами», а не как отсылка к действительным сторонникам ваххабизма, практикуемого в Саудовской Аравии.Их сажают в тюрьму по обвинениям в «подрывной деятельности», «посягательстве на конституционный строй» или «антигосударственной деятельности». Их арестовывают, судят в рамках крайне несправедливого судебного разбирательства и приговаривают к лишению свободы сроком до двадцати лет. В числе арестованных есть люди, которых государство считает «слишком набожными», в том числе те, кто молится дома или носит бороду, что является признаком благочестия.

Отчет опровергает частые утверждения узбекского правительства о том, что арест ненасильственных мусульманских диссидентов необходим для борьбы с терроризмом.В 1999 и 2000 годах группировка боевиков, известная как Исламское движение Узбекистана, вела вооруженные операции в регионе. Правительство Узбекистана обвинило ИДУ в серии взрывов бомб, произошедших в Ташкенте в феврале 1999 года. Тем не менее, людям, чьи дела описаны в этом отчете, - как и тысячам других, ставших жертвами правительственных репрессий - не было предъявлено обвинений те взрывы или обвинения в членстве в ИДУ, но вместо этого были заключены в тюрьму за свои мирные религиозные убеждения и обычаи.

«Узбекистан - близкий союзник США и других могущественных западных государств, но он не может прикрываться глобальной войной с терроризмом, чтобы оправдать религиозные репрессии», - сказал Денбер.

Пытки широко распространены в Узбекистане, но полиция применяет особенно суровые меры к заключенным по религиозным мотивам, чтобы добиться признания или других свидетельских показаний. В отчете Хьюман Райтс Вотч зафиксировано 10 смертей от пыток за пятилетний период. В отчете подробно описаны случаи, когда многие другие подвергались пыткам с помощью таких методов, как избиение, электрошок, удушение, подвешивание на запястьях или лодыжках, изнасилование и прижигание сигаретами или зажженной газетой.

Жестокое обращение продолжается, религиозные заключенные отбывают наказание в ужасных тюремных условиях. Тюремные охранники избивают и насилуют их и помещают в одиночные камеры в качестве наказания за молитву или другие религиозные обряды.

В массовых публичных разоблачениях, напоминающих сталинскую эпоху, правительственные чиновники выставляют напоказ независимых мусульман или их родственников перед собравшимися членами их общины и очерняют их как «предателей» или «врагов государства». Полиция арестовывает и пытает родственников так называемых экстремистов, иногда удерживая их в заложниках, пока подозреваемый не сдастся властям.

Более половины мишеней правительства были членами ненасильственной исламской группировки «Хизб ут-Тахрир» (Партия освобождения). Эта группа, одновременно религиозная и политическая организация, выступает за создание халифата - формы исламского государства - в Узбекистане и других традиционно мусульманских странах.

Некоторые страны, в том числе Россия и Германия, запретили «Хизб ут-Тахрир». Немецкий запрет сослался на антисемитское содержание литературы группы. Правительство Узбекистана рассматривает инакомыслие группы как угрожающее и подрывное.Члены «Хизб ут-Тахрир», участники учебных кружков группы и те, кто распространяет или даже владеет литературой группы, приговариваются к длительным срокам тюремного заключения.

Хьюман Райтс Вотч призвала союзников Узбекистана, таких как США и страны ЕС, осудить преследование Узбекистаном независимых мусульман и потребовать прекращения массовых арестов и пыток.

«Это позор, что международное сообщество поддержало эту кампанию и позволило ей продолжиться, - сказал Денбер. - Если союзники Узбекистана хотят, чтобы мир поверил, что они против преследования мусульманских диссидентов, им придется принять некоторые меры. действие, чтобы показать, где они стоят.«

Ожидается, что в апреле администрация Буша примет решение, подтверждать или нет, что Узбекистан добился «существенного и постоянного прогресса» в области прав человека, необходимого для предоставления помощи в размере около 50 миллионов долларов, включая военную помощь, этой среднеазиатской стране. Положение узбекского правительства в области прав человека подлежит тщательному изучению также Европейским банком реконструкции и развития, который должен принять решение об уровне своего взаимодействия с Узбекистаном в ближайшие дни.Члены Комиссии ООН по правам человека, которая в настоящее время заседает в Женеве, также определят, какие действия предпринять перед лицом продолжающегося игнорирования узбекским правительством международного права. Хьюман Райтс Вотч призывает всех членов международного сообщества использовать любую возможность, чтобы выразить свое недовольство положением узбекского правительства в области прав человека.

Три случая ниже иллюстрируют жестокость кампании против независимых мусульман и препятствия, с которыми сталкиваются жертвы в поисках справедливости:

Маруф Махкамов был задержан 30 октября по обвинению в «ваххабизме».«25-летнего мужчину продержали два месяца в подвальной камере Ташкентского УВД, где сотрудники избивали его каждый день, пока он не потерял сознание. Полиция арестовала брата Махкамова и сказала, что он будет освобожден только тогда, когда Маруф признается в том, что «экстремистский». Офицеры угрожали арестовать и жену Махкамова и изнасиловать ее на глазах у него. Он подписал признание и 23 февраля предстал перед судом с шестью совершенно незнакомыми людьми в составе тайной «экстремистской» группировки. Судья принял в качестве доказательства вынужденное признание Махкамова, проигнорировал его показания о пытках, которым он подвергался, и приговорил его к семи годам лишения свободы.В письме из тюрьмы 1 марта Маруф Махкамов умолял о помощи в обретении свободы и о том, чтобы правозащитные группы рассказали его историю внешнему миру.

В январе 2000 года сотрудники правоохранительных органов арестовали Гайрата Сабирова по обвинению в том, что он «ваххабит». Они продержали его без связи с внешним миром в подвальной камере пять месяцев. В первые дни задержания сотрудники СНБ (бывшего КГБ) держали Сабирова в «сауне» или мокрой комнате, сжигали его тело зажженными сигаретами, а затем изнасиловали.На суде судья проигнорировал жалобы Сабирова на пытки и приговорил его к 14 годам лишения свободы. Прокуратура обвинила его и еще 16 человек в «экстремистской группе» и утверждала, что их частное религиозное исследование показало, что они были частью организованной группы, распространяющей литературу, содержащую «фундаменталистские» и «экстремистские» идеи. Они даже охарактеризовали участие мужчин в полурегулярном футбольном матче на стадионе в центре города как часть их «подготовки к построению исламского государства».«Сабиров и другие остаются в тюрьме и сегодня.

Член «Хизб ут-Тахрир» Нахмиддин Джувашев сдался офицерам СНБ в 1999 году после того, как услышал обещания правительства о прощении тех, кто признал, что следовал «неправильным» религиозным путем. Вместо этого его арестовали и пытали. Жалобы Джувашева местным властям на пытки привели только к дальнейшим злоупотреблениям: агенты раздели его до нижнего белья, надели наручники и подвесили к турнику, а затем избили его до тех пор, пока он не согласился подписать заявление о том, что его никогда не пытали.Джувашев был осужден, освобожден условно-досрочно, а затем повторно арестован полицией в августе 2000 года. Его снова пытали, судили и осудили за «религиозный экстремизм». Джувашев в настоящее время отбывает 14-летний срок заключения.

туркменских и узбекских религиозных групп по-прежнему находятся под давлением

Состояние религиозных свобод как в Туркменистане, так и в Узбекистане остается таким же плохим, как и прежде, при этом оба правительства с подозрением относятся как к мусульманским, так и к немусульманским религиозным группам.

На заседании в Белом доме 14 июля, посвященном десятой годовщине принятия в США Закона о международной религиозной свободе, президент Джордж Буш отметил позитивные шаги, предпринятые туркменскими властями в этом отношении, в частности, освободив бывшего главного мусульманского священнослужителя страны, Насрулла ибн Ибадулла.Президент Гурбангулы Бердымухаммедов приказал освободить Ибадуллаха в прошлом году.

Президент Буш заявил, что Узбекистан вызывает особую озабоченность, когда речь идет о правах верующих.

Официальное законодательство как в Туркменистане, так и в Узбекистане гарантирует свободу вероисповедания, но на практике это право ограничено ограничительными положениями.

Ислам является официальной религией в Узбекистане и Туркменистане, в то время как русское православное христианство - еще одна распространенная конфессия.

В Туркменистане члены небольших религиозных групп - в основном протестантские группы и община бахаи - действуют на грани законности или подполья и подвергаются преследованиям со стороны службы безопасности. Свидетели Иеговы также подвергаются аресту и лишению свободы в Туркменистане за отказ от военной службы.

Религиозным общинам трудно добиться юридического признания, зарегистрировавшись в органах власти. По закону у них должно быть не менее 500 членов в любом месте - и, как пояснил комментатор в туркменской столице Ашхабаде, незарегистрированным группам запрещено проводить публичные собрания.

«Представители различных конфессий испытывают сильное психологическое напряжение, вызванное постоянной угрозой репрессий», - сказал он.

С 2006 года применяются более жесткие правила, и религиозные группы должны получать разрешение от местного совета, а также от министерства юстиции, чтобы действовать. Немусульманские группы также должны передавать пятую часть поступающих пожертвований в местный совет и Государственный комитет по делам религий.

В соседнем Узбекистане власти также преследуют верующих, в основном сосредоточивая внимание на мусульманах, которых они считают экстремистами или участниками антигосударственных заговоров, которые могут быть подвергнуты пыткам и приговорены к длительным срокам тюремного заключения.По оценкам некоторых местных правозащитников, около 8000 человек отбывают тюремное заключение за свою веру.

Преступление, связанное с ввозом, хранением или распространением религиозной литературы, наказывается лишением свободы на срок до трех лет.

Помимо мусульман, преследованиями в Узбекистане подвергаются и другие религиозные группы. В апреле группа адвентистов седьмого дня Сырдарьинской области была осуждена и оштрафована, а годом ранее протестантский пастор Дмитрий Шестаков был приговорен к четырем годам лишения свободы.

«Религиозные меньшинства не могут чувствовать себя в Узбекистане в безопасности», - сказала Умида Ниязова, эксперт по правам человека.

Согласно информационному бюллетеню одной группы, Гражданское общество в Узбекистане, несколько иностранных групп были закрыты с 2005 года по обвинению в прозелитизме. В их число входят три американских и две корейских НПО, евангелическая группа и протестантская церковь. Четырнадцать сотрудников американской группы «Партнерство в учебе и развитии» были высланы из страны за миссионерскую работу.

Политолог Ташпулат Юлдашев отмечает тенденцию к преследованию священнослужителей. По его словам, за последние восемь месяцев около 30 имамов или молитвенных руководителей мечетей были приговорены к тюремному заключению.

«Правительство считает, что все религиозные проповеди равносильны завуалированной критике властей», - сказал Юлдашев. «Любой, кто активно проповедует консервативные, традиционные ценности, попадет в тюрьму».

(NBCentralAsia - это финансируемый IWPR проект по созданию многоязычной службы анализа новостей и комментариев для Центральной Азии, основанный на опыте широкого круга политических обозревателей по всему региону.Проект проходил с августа 2006 года по сентябрь 2007 года, охватив все пять региональных штатов. При новом финансировании услуга возобновляется, на данный момент охватывая только Узбекистан и Туркменистан.)

Узбекистан - Религия

На протяжении многих лет на территории Средней Азии в гармонии и процветании существовали различные религии. Религия, независимо от национальности или расы, служила культурной основой, связывающей страны и континенты.

Конституция Республики Узбекистан, принятая в 1992 году, гласит: «Свобода совести гарантируется каждому. Каждый имеет право исповедовать любую религию по своему выбору или не иметь религиозной веры. Религиозные убеждения не навязываются. кто-либо против его или ее воли ". Религия отделена от государства, и ко всем религиозным организациям относятся одинаково. Государство не имеет права вмешиваться в деятельность религиозных организаций.

С момента обретения Узбекистаном независимости отношение к религии в целом сильно изменилось. В рамках закона религиозным организациям разрешена свободная и открытая деятельность в обществе.

Узбекистан - светское государство, религиозный образ жизни и мышление гармонично сочетаются со светским в стране. Закон Республики Узбекистан «О свободе вероисповедания и религиозных организациях» 1998 года закрепляет право общественности исповедовать любую религию индивидуально или в составе группы, соблюдать религиозные обычаи и обряды, совершать паломничество к святым местам.Большинство населения Узбекистана исповедует суннитский ислам. Кроме того, в стране проживают представители более 15 религиозных конфессий. Это католики, протестанты, евреи и другие. Все они действуют во имя процветания Родины, укрепления национальной независимости, а также содействия политической и социальной стабильности.

В 1991 году Священный Коран был впервые переведен на узбекский язык и издан в Узбекистане. Переиздан в 2001 году.В том же году был издан сборник хадисов (изречения, дела, приказы Пророка Мухаммеда) Имама аль-Бухари в четырех томах.

В 2002 году около 4 000 человек совершили Хадж и еще около 4 000 - Умра процедур. Религиозный совет мусульман Узбекистана. Он управляет двумя религиозными школами: Мир Араб в Бухаре (оц.1945) и Институт ислама (основан в 1971 г.) в Ташкенте и около 2000 мечетей. Впервые «Священный Коран» в переводе Алоуддина Мансура был опубликован в 1991 году в Издательстве. Позже в 2001 году священная книга была издана Исламским университетом в переводе Абдулазиза Мансура. Кроме того, с 1991 по 1996 год в стране издавался четырехтомник Имома аль-Бухари.

Совет также издает еженедельные и ежемесячные публикации; (журнал) и (газета).В целях глубокого изучения богатого исламского наследия и работ мусульманских ученых в 1995 году в Ташкенте был создан Международный центр исламских исследований. Также в 1999 году в стране был открыт Ташкентский университет ислама.

В Узбекистане в гармонии жили представители разных религий. Для поддержки взаимопонимания между разными конфессиями организуются различные мероприятия. Например, в 1995 году в Ташкенте прошла мусульманско-христианская конференция «Жить в гармонии».

В 1996 году Русская Православная Церковь отметила 125-летие своей епархии в Средней Азии. В том же году последователи евангелическо-лютеранской конфессии отметили столетие лютеранской церкви в Узбекистане.

В 1999 году католическая церковь открыла свой собор в Самарканде. За годы независимости в Узбекистане был проведен ряд международных симпозиумов по случаю знаменательных юбилеев известных мусульманских ученых.

Религия в Азербайджане, Грузии и Армении

Реформирование католического вероисповедания

«Простое протестантское» заявление веры в ознаменование 500-летия Реформации

РЕФОРМИРУЮЩАЯ КАТОЛИЧЕСКАЯ КОНФЕССИЯ


О ЧЕМ МЫ, ПРОТЕСТАНЫ РАЗЛИЧНЫХ ЦЕРКВЕЙ И БОГОСЛОВНЫХ ТРАДИЦИЙ, ГОВОРЯЕМ ВМЕСТЕ
«Мы верим…»

Триединый Бог

Что есть один Бог, бесконечно великий и добрый, создатель и хранитель всего видимого и невидимого, единственный истинный источник света и жизни, который имеет жизнь в себе и живет вечно в славном свете и суверенной любви в трех лицах - Отец, Сын и Святой Дух (Мф.28:19; 2 Кор. 13:14) - равны по природе, величию и славе. Все, что Бог делает для создания, поддержания, осуждения и искупления мира, отражает то, кем является Бог, чьи совершенства, включая любовь, святость, знание, мудрость, силу и праведность, были открыты в истории спасения. Еще до основания мира Бог добровольно определил избрать и сформировать народ, который станет его драгоценным достоянием (Втор. 7: 6) во славу Своей славы (Еф. 1: 3-14).

Священное Писание

Бог говорил и продолжает говорить в Писании и через него, единственное безошибочное и достаточно ясное правило и авторитет христианской веры, мысли и жизни (sola scriptura).Священное Писание - это вдохновленное и просветляющее Слово Бога в словах Его слуг (Псалтырь 118: 105), пророков и апостолов, милостивое самовыражение собственного света и жизни Бога, средство благодати для возрастания в познании и святости. Библию нужно верить всему, чему она учит, подчиняться всему, что она заповедует, доверять всему, что она обещает, и уважать все, что она открывает (2 Тим. 3:16).

Человеческие существа

Что Бог передает Свою благость всем созданиям, но в особенности людям, которых Он создал по своему образу и подобию, мужчинами и женщинами (Быт.1: 26-27), и, соответственно, всем мужчинам, женщинам и детям милостиво даровано врожденное достоинство (права) и творческое призвание (обязанности).

Падение

Что изначальная благость творения и человеческое существо были испорчены грехом, а именно обреченным на поражение выбором первых людей отвергнуть Создателя и созданный порядок, идя своим собственным путем, нарушив Божий закон для жизни (Рим. 3:23). Из-за непослушания законодателю Адам и Ева вместо порядка навлекли на себя беспорядок (Рим.8: 20-21), божественное осуждение вместо одобрения и смерть вместо жизни для них самих и их потомков (Пс. 51: 5; Рим. 5: 12-20).

Иисус Христос

Что Иисус Христос - вечный Сын Божий, ставший человеком для нас и нашего спасения (Иоанна 3:17), единственный Посредник (solus Christus) между Богом и человечеством (1 Тим. 2: 5), рожденный от Девы Марии, Сын Давида и слуга дома Израилева (Рим. 1: 3; 15: 8), одно лицо с двумя естествами, истинно Бог и истинно человек. Он прожил полностью человеческую жизнь, войдя в беспорядок и разбитость падшего существования, но без греха, и в его словах, делах, отношении и страданиях воплощено свободное и любящее общение собственного света (истины) и жизни (спасения) Бога. ).

Искупительное дело Христа

Бог, богатый милосердием к недостойным, милостиво позаботился о человеческих проступках, порче и вине, временно и типологически через Храм Израиля и жертвы за грех, а затем окончательно и славно даром Иисуса, раз и навсегда достаточным. и совершенная жертвенная смерть на кресте (Рим. 6:10; 1 Пет. 3:18) в храме Его человеческой плоти (Евр. 10: 11-12). Своей смертью вместо нас он явил Божью любовь и поддержал Божью справедливость, устранив нашу вину, победив силы, державшие нас в плену, и примирил нас с Богом (Ис.53: 4-6; 2 Кор. 5:21; Кол. 2: 14-15). Мы были прощены исключительно по милости (sola gratia), а не по нашим собственным делам или заслугам; мы были очищены исключительно кровью Иисуса, а не нашим потом и слезами.

Евангелие

Что Евангелие - это благая весть о том, что триединый Бог излил Свою благодать в жизни, смерти, воскресении и вознесении Господа Иисуса Христа, чтобы через Его работу мы могли иметь мир с Богом (Рим. 5: 1) ). Иисус жил в совершенном послушании, но терпел все, чего заслуживали грешники, чтобы грешникам не приходилось стремиться к своей собственной праведности, полагаясь на свои собственные дела, а через доверие к Нему, поскольку исполнение Божьих обещаний могло быть оправдано только верой (sola fide), чтобы стать с ним сонаследниками.Христос умер вместо грешников, поглотив возмездие за грех (Рим. 6:23), так что те, кто вверяют себя Ему, также умирают вместе с Ним для власти, наказания и (в конечном итоге) греха. Христос был воскрешен как первенец обновленного и восстановленного творения, так что те, кого Дух объединяет с Ним в вере, воскресли и создали в Нем новое человечество (Еф. 2:15). Обновленные по образу и подобию Бога, они тем самым получают возможность жить в них Его жизнью. Единственные со Христом и ожившие в Нем, Кто является единственным основанием для спасения, грешники примиряются с Богом - оправдываются, усыновлены, освящены и, в конечном итоге, прославлены детьми обетования.

Личность и работа Святого Духа

Что Святой Дух - третье лицо Троицы, невидимое, но активное личное присутствие Бога в мире, которое объединяет верующих во Христа, возрождая и делая их новыми творениями (Тит. 3: 5) с сердцами, ориентированными на свет. и жизнь Царства Божьего, и к миру и справедливости на земле. Дух пребывает в тех, кого Он оживляет со Христом, через веру включает их в тело Христа и сообразует их с образом Христа, чтобы они могли прославлять Его, возрастая в познании, мудрости и любви в зрелую святость, мера роста полноты Христа (Еф.4:13). Дух - это свет истины и огонь любви, который продолжает освящать народ Божий, побуждая его к покаянию и вере, разнообразя их дары, направляя их свидетельство и усиливая их ученичество.

Церковь

Что единая святая, католическая и апостольская Церковь - это новое общество Бога, первый плод нового творения, все общество искупленных на протяжении веков, Господь и глава которых Христос. Истина о том, что Иисус есть Христос, Сын Бога живого, является прочным основанием церкви (Матф.16: 16-18; 1 Кор. 3:11). Поместная церковь - это и посольство, и притча о Царстве Небесном, земном месте, где исполняется его воля, и он теперь присутствует, видимым образом присутствуя повсюду, двое или трое собираются во имя его, чтобы провозглашать и распространять Евангелие в словах и делах любви. и повинуясь повелению Господа крестить учеников (Матф. 28:19) и праздновать Вечерю Господню (Луки 22:19).

Крещение и Вечеря Господня

Что эти два таинства, крещение и Вечеря Господня, которые некоторые из нас называют «таинствами», связаны со Словом Духом как видимые слова, провозглашающие обетование Евангелия, и таким образом становятся местами, где получатели снова сталкиваются со Словом.Крещение и Вечеря Господня сообщают верующим жизнь во Христе, подтверждая их уверенность в том, что Христос, дар Божий для народа Божьего, действительно «для нас и нашего спасения», и питая их в вере. Крещение и Вечеря Господня являются физическими фокусами ключевых идей Реформации: даров Бога (sola gratia) и веры, которая выполняет свои обещания (sola fide). Они являются осязаемыми выражениями Евангелия, поскольку они ярко изображают нашу смерть, воскресение и включение в тело Иисуса («один хлеб… одно тело» - 1 Кор.10: 16-17), воистину представляя Христа и примирение, которого он достиг на кресте. Крещение и Вечеря Господня укрепляют верных, зримо напоминая, провозглашая и запечатывая милостивое обещание прощения грехов и общения с Богом и друг с другом через миротворческую кровь Христа (1 Кор. 11:26; Кол. 1: 20).

Святая жизнь

Что через участие в крещении и Вечере Господней, а также в молитве, служении Слова и других формах совместного поклонения мы превращаемся в нашу новую реальность как народ Божий, святой народ (1 Пет.2: 9, 10), призванный облечься во Христа через Его пребывающего Духа. Именно благодаря оживляющей силе Духа мы живем в подражании Христу как Его ученики, индивидуально и коллективно, царственное священство, которое провозглашает Его прекрасные дела и предлагает наши тела в качестве духовных жертв в правильном поклонении Богу и жертвенном служении миру через дела. любви, сострадания к бедным и справедливости к угнетенным, всегда, везде и ко всем, несущим мудрое свидетельство пути, истины и жизни Иисуса Христа.

Последние дела

Что в собственное время и путь Бога телесно воскресший и вознесшийся Христос явным образом вернется, чтобы исполнить замысел Бога для всего космоса через Его победу над смертью и дьяволом (1 Кор. 15:26). Он будет судить мир, обрекая любого, кто упорствует в неверии, на вечную судьбу отдельно от него, где больше нет его жизни и света. Тем не менее, он приготовит свой народ как невеста к брачной вечере Агнца (Откр.19: 7-9), дав покой беспокойным сердцам и жизнь прославленным телам (1 Кор.15: 42-44; Фил. 3:21), когда они ликуют в радостном общении со своим Господом и наслаждаются новым небом и новой землей (Откр. 21: 1-2). Там они будут царствовать с Ним (2 Тим. 2:12; Откр. 22: 5) и увидят Его лицом к лицу (1 Кор. 13:12; Отк. 22: 4), вечно пребывая в изумлении, любви и хвале. .

Soli Deo Gloria!

Часть II - Объяснение >>

Исповедание веры - Меннонитская церковь, Канада


По своему формату это исповедание следует некоторым традиционным образцам, но также вводит новые элементы в соответствии с нашим анабаптистским наследием.Как и раньше, признание оформлено в виде серии статей. Статьи представлены в четырех наборах. Первые восемь статей (1-8) посвящены темам, общим для веры христианской церкви в целом. Второй набор (статьи 9–16) касается церкви и ее практик, а третий набор (статьи 17–23) - ученичества. Последняя статья (24) посвящена правлению Бога. Каждая статья вносит важный вклад в это исповедание веры, независимо от того, в каком порядке она здесь находится. В этом признании каждая статья начинается с краткого абзаца и сопровождается комментарием.Кроме того, темы большинства статей находятся в бывших признаниях. Но есть несколько новых названий, например «Христианская духовность». Наконец, как и в прежних конфессиях, статьи основаны на библейских текстах. Ссылки на Священные Писания относятся к Новой пересмотренной стандартной версии (NRSV).

«Исповедание веры с точки зрения меннонитов» было принято на заседаниях делегатов Генеральной конференции меннонитской церкви и меннонитской церкви, собравшихся в Уичито, штат Канзас, 25-30 июля 1995 года.Двадцать четыре статьи и краткое изложение были приняты обеими группами как заявление их веры для обучения и воспитания в жизни церкви. Разделы комментариев были одобрены как полезные разъяснения и иллюстративное применение статей признания. Сопровождающие унисон чтения для использования в богослужении являются примерами того, как это исповедание может широко использоваться в церкви.

Это исповедание направляет веру и жизнь меннонитской церкви и меннонитской церкви Генеральной Конференции.Кроме того, исповедание веры с точки зрения меннонитов рекомендуется всем христианским церквям и тем, кто исповедует другую или не верю, чтобы они могли серьезно рассмотреть утверждения Евангелия Иисуса Христа с этой точки зрения. Пусть эти символы веры ободряют нас твердо держаться исповедания нашей надежды, не колеблясь, ибо Тот, Кто обещал, верен (Евреям 10:23). Слава Богу нашему!

Во что мы верим - Церковь меннонитов Британская Колумбия

  • Мы верим, что Бог существует и доволен всеми, кто приближается верой.Мы вечно поклоняемся единому святому и любящему Богу, Отцу, Сыну и Святому Духу. Бог создал все видимое и невидимое, принес спасение и новую жизнь человечеству через Иисуса Христа и продолжает поддерживать церковь и все сущее до конца века.

  • Мы верим в Иисуса Христа, Слово Божье, ставшее плотью. Он Спаситель мира, который избавил нас от власти греха и примирил нас с Богом своей смертью на кресте.Он был провозглашен Сыном Божьим по воскресении из мертвых. Он - глава церкви, возвышенный Господь, Агнец, закланный, снова придет царствовать с Богом во славе.

  • Мы верим в Святого Духа, вечного Духа Божьего, Который обитал в Иисусе Христе, который дает силу церкви, который является источником нашей жизни во Христе и который изливается на тех, кто верит, как гарантия искупления.

  • Мы верим, что все Писание вдохновлено Богом через Святого Духа для наставления в спасении и обучения праведности.Мы принимаем Священное Писание как Слово Божье и как полностью надежный и заслуживающий доверия стандарт христианской веры и жизни. Руководимые Святым Духом в церкви, мы интерпретируем Писание в согласии с Иисусом Христом.

  • Мы верим, что Бог создал небеса, землю и все, что в них, и что Бог сохраняет и обновляет то, что было создано. Все творение имеет источник вне себя и принадлежит Создателю. Мир был создан хорошим, потому что Бог добр и дает все необходимое для жизни.

  • Мы верим, что Бог создал людей по божественному образу. Бог сотворил их из праха земного и дал им особое достоинство среди всех творений творения. Люди созданы для отношений с Богом, чтобы жить в мире друг с другом и заботиться обо всем остальном творении.

  • Мы исповедуем, что, начиная с Адама и Евы, человечество ослушалось Бога, уступило дорогу искусителю и избрало грех.Все они не достигли цели Создателя, испортили образ Бога, в котором они были созданы, нарушили порядок в мире и ограничили свою любовь к другим. Из-за греха человечество было отдано порабощающим силам зла и смерти.

  • Мы верим, что через Иисуса Христа Бог предлагает спасение от греха и новый образ жизни. Мы получаем спасение от Бога, когда каемся и принимаем Иисуса Христа как Спасителя и Господа. Во Христе мы примиряемся с Богом и попадаем в примиряющую общину.Мы верим в Бога, что той же силой, которая воскресила Христа из мертвых, мы можем быть спасены от греха, чтобы следовать за Христом и познать полноту спасения.

  • Мы верим, что церковь - это собрание тех, кто принял Божье предложение спасения через веру в Иисуса Христа. Это новое сообщество учеников, посланных в мир, чтобы провозгласить правление Бога и дать предвкушение славной надежды церкви. Это новое общество, основанное и поддерживаемое Святым Духом.

  • Мы верим, что миссия церкви - провозглашать и быть знаком Царства Божьего. Христос поручил церкви подготавливать учеников ко всем народам, крестя их и уча их соблюдать все, что Он заповедал.

  • Мы верим, что крещение верующих водой является знаком их очищения от греха. Крещение также является залогом перед церковью их завета с Богом, чтобы идти путем Иисуса Христа через силу Святого Духа.Верующие крестятся во Христа и Его тело Духом, водой и кровью.

  • Мы верим, что Вечеря Господня - это знак, благодаря которому церковь с благодарностью вспоминает новый завет, заключенный Иисусом своей смертью. На этой трапезе причастия церковь возобновляет свой завет с Богом и друг с другом и участвует в жизни и смерти Иисуса Христа, пока Он не придет.

  • Мы верим, что, омывая ноги Своим ученикам, Иисус призывает нас служить друг другу с любовью, как он.Таким образом, мы признаем нашу частую потребность в очищении, возобновляем нашу готовность отпустить гордость и мирскую власть и жертвуем свою жизнь в смиренном служении и жертвенной любви.

  • Мы практикуем дисциплину в церкви как знак Божьего предложения преобразующей благодати. Дисциплина предназначена для освобождения заблудших братьев и сестер от греха и восстановления их правильных отношений с Богом и общения в церкви. Практика дисциплины придает целостность свидетельству церкви в мире.

  • Мы верим, что служение является продолжением работы Христа, Который дает дары через Святого Духа всем верующим и дает им силы для служения в церкви и в мире. Мы также верим, что Бог призывает определенных людей в церкви к определенным руководящим служениям и офисам. Все служители несут ответственность перед Богом и обществом веры.

  • Мы верим, что церковь Иисуса Христа - это одно тело с множеством членов, организованное таким образом, чтобы посредством одного Духа верующие могли быть вместе духовно построены вместе в жилище для Бога.

  • Мы верим, что Иисус Христос призывает нас к ученичеству, взять свой крест и следовать за Ним. Благодаря дару Божьей спасительной благодати мы наделены силой быть учениками Иисуса, наполненными Его Духом, следуя его учениям и его пути через страдания к новой жизни. Верные Его пути, мы уподобляемся Христу и отделяемся от зла ​​в мире.

  • Мы верим, что быть учеником Иисуса - значит познать жизнь в Духе.По мере того, как жизнь, смерть и воскресение Иисуса Христа обретают форму в нас, мы возрастаем по образу Христа и в наших отношениях с Богом. Святой Дух действует как в индивидуальном, так и в коллективном поклонении, ведя нас глубже к переживанию Бога.

  • Мы верим, что Бог хочет, чтобы человеческая жизнь начиналась в семьях и чтобы через семьи получали благословения. Более того, Бог желает, чтобы все люди стали частью церкви, Божьей семьи. Когда одинокие и состоящие в браке члены церковной семьи дают и получают заботу и исцеление, семьи могут расти к целостности, к которой стремится Бог.Мы призваны к целомудрию и верности в браке.

  • Мы обязуемся говорить правду, давать простые ответы «да» или «нет» и избегать клятв.

  • Мы верим, что все принадлежит Богу, Который призывает церковь жить в верном управлении всем, что Бог доверил нам, и участвовать сейчас в покое и справедливости, которые обещал Бог.

  • Мы верим, что мир - это воля Бога.Бог сотворил мир в мире, и мир Бога наиболее полно раскрывается в Иисусе Христе, Который есть наш мир и мир всего мира. Ведомые Святым Духом, мы следуем за Христом путем мира, совершая справедливость, принося примирение и практикуя непротивление даже перед лицом насилия и войны.

  • Мы верим, что церковь - это святой народ Бога, призванный полностью подчиниться Христу своим главой и свидетельствовать каждому народу, правительству и обществу о спасающей любви Бога.

  • Мы возлагаем нашу надежду на царствование Бога и его исполнение в тот день, когда Христос снова придет во славе, чтобы судить живых и мертвых. Он соберет свою церковь, которая уже живет под властью Бога. Мы ожидаем окончательной победы Бога, конца нынешнего века борьбы, воскресения мертвых, нового неба и новой земли. Там народ Божий будет царствовать со Христом в справедливости, праведности и мире во веки веков.

  • .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *